Брак мусульманина и православной: Брак с мусульманином — Азбука супружества

Разное

Содержание

Мусульманам России велели жениться только на мусульманках. Это вызвало бурные споры

Автор фото, Valery Sharifulin/Tass

Подпись к фото,

Муфтии и мусульманские организации России по-разному относятся к межконфессиональным бракам

Совет улемов Духовного управления мусульман России (ДУМ) опубликовал богословское заключение (фетву), в котором браки мусульман с женщинами, исповедующими другие религии, названы недопустимыми. Согласно документу, такие союзы возможны лишь в исключительных случаях по решению муфтия.

Под запрет подпадают в том числе браки с так называемыми «представительницами людей Писания» (христианками или иудейками).

В заключении отмечается, что в большинстве межконфессиональных браков возникают сложности с воспитанием детей в духе исламского вероучения или с привитием им исламского мировоззрения.

“Ведь в основном именно супруга, хранительница домашнего очага, мать и воспитательница детей, оказывает решающее влияние на свое чадо, прививая ему свои принципы и взгляды. Да, быть может, ребенок именем и внешностью будет походить на отца, но сутью и действиями — скорее на мать. Будущие поколения таковых вряд ли станут приверженцами религии своих отцов, что и приводит к исчезновению, вымиранию мусульманских корней”, — отмечает совет улемов ДУМ.

Как отмечается в богословском заключении, именно схожесть супругов в вопросах религии и духовности “является наиважнейшим условием их совместной счастливой жизни”.

Согласно выводам совета улемов, девушка имеет право выйти замуж за мусульманина, только если она “признает существование Одного Единого Бога, принимает Иисуса и Мухаммада, как Божьих посланников и выражает готовность следовать предписаниям Священного Корана”.

Тем не менее межконфессиональные браки все же возможны в “определенных единичных случаях”, каждый из которых должен рассмотреть местный муфтий, отмечается в документе.

О каких именно исключительных случаях идет речь, совет улемов не уточняет.

Позднее во вторник глава пресс-службы ДУМ Диляра Ахметова пояснила ТАСС, что фетва о недопустимости межконфессиональных браков на территории России была принята еще в 2019 году.

«Сама фетва принята, чтобы подчеркнуть, что в современных условиях именно Российской Федерации мы это не поощряем и не одобряем. Если вы поедете в Сирию, Египет и так далее, — там среди мужчин-мусульман это не такое массовое явление, но и не какая-то редкость музейная», — сказала она.

Критика и солидарность

Другая мусульманская организация — Духовное собрание мусульман России (ДСМР) – с выводами ДУМ не согласилась.

«Мы с уважением относимся к заключению наших братьев в совете улемов ДУМ РФ, но больше, чем сказано в Коране, добавить не можем. Всевышний разрешает браки с людьми Писания», — сказал агентству РИА Новости глава организации, муфтий Альбир Крганов.

При этом в ДСМР уточняют, что исламское право исключает брак женщины-мусульманки с мужчиной-немусульманином, поскольку «мужчина – главенствующий в семье, отвечает за семью перед Творцом и должен быть верующим».

Секретарь Совета улемов ДУМ Татарстана Рустам Нургалеев также отметил, что взгляды Духовного управления мусульман России не всегда отражают интересы всех мусульман страны.

«Мусульмане Республики Татарстан не ассоциируют себя с муфтиятом ДУМ РФ, и это решение точно не касается тех регионов, которые имеют свои духовные управления и других муфтиев… Мы, согласно ханафитской богословской традиции, позволяем заключать межконфессиональные браки, то есть мусульманин может заключить брак с иудейкой, христианкой, запрета на это нет», — сказал Нургалеев Интерфаксу.

Критика в отношении инициативы ДУМ прозвучала и со стороны российского парламента. Зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина в интервью радиостанции “Говорит Москва” отметила, что такое заключение разъединяет народы России.

“Непродуманные действия способны расколоть российское общество, посеять раздор и никому не нужные религиозные противоречия”, — считает она.

В иудейской общине к заключению ДУМ отнеслись с пониманием. Раввин московской синагоги на Малой Бронной Исаак Коган в беседе с изданием Daily Storm отметил, что «в иудейском законе тоже есть предписание, чтобы евреи женились на еврейках или тех, кто перешел в нашу веру».

Православный протодиакон и богослов Андрей Кураев, которому в апреле запретили проводить службы, в беседе с “Национальной службой новостей” сказал, что православные тоже должны относиться с осторожностью к межконфессиональным бракам.

“В современном обществе для молодых людей важны другие идентичности, а не национально-религозные. И когда русская девочка знакомится с парнем из Татарстана или Чечни, они в университетской тусовке, для них важнее, что они вместе в университете учатся. Но проходит лет 20, начинается кризис среднего возраста, появляются мысли — кто я такой, какая у меня идентичность, кроме профессиональной. Другими становятся отношения с родителями. И эта русская женщина себя вдруг обнаруживает совсем в другой культурной ситуации”, — пояснил он.

Вечером во вторник первый зампред ДУМ Дамир Мухетдинов пояснил, что, так как Россия является светским государством, то постановления Совета улемов носят внутриобщинный характер и обращены, прежде всего, к мусульманам, стремящимся соблюдать религиозные постулаты.

«Они не имеют юридической силы в прямом смысле этого слова, поскольку (в отличие от некоторых мусульманских стран с действующим правом на основе шариата), не предполагают какой-либо ответственности и наказания за их неисполнение. Богословские заключения Совета улемов апеллируют исключительно к ответственности человека перед Богом и никак иначе», — говорится в заявлении Мухетдинова, опубликованном на сайте ДУМ.

Духовное управление мусульман России запретило межконфессиональные браки

Межконфессиональные браки мусульманам запрещены. Такое постановление вынесло Духовное управление мусульман России. В ДУМ считают, что счастливая семья может быть построена только на схожем мнении супругов относительно религии и духовности. Эксперты, в свою очередь, отмечают, что такой запрет распространяется не на всех российских мусульман, а в РПЦ выразили мнение, что стоит подобную практику применить и в православии.

Духовное управление мусульман России запретило мусульманам заключать браки с представителями других религий. Документ опубликован на сайте управления.

«Совет улемов постановил: межконфессиональные браки, в частности, с представительницами людей Писания, на территории России недопустимы», — отмечается в заключении.

В ДУМ отметили, что в Коране есть аят, согласно которому мусульмане могут жениться на женщинах людей Писания. Но такая потенциальная супруга должна быть религиозной и признающей Бога, пророков, а также жизнь после смерти.

Некоторые мусульманские ученые считают, что многие современные христиане зачастую ничего о Христианстве не знают и его не практикуют. В связи с этим ДУМ рассматривает вопрос о недопустимости заключения брака с женщинами людей Писания в современных реалиях.

В документе уточняется, что возможны и исключения.

Но в каждом подобном случае должен разбираться муфтий. Если девушка признает существование Бога, принимает Иисуса и Мухаммада, как Божьих посланников и готова следовать предписаниям Корана, то она может вступить в брак с мусульманином.

«Следует отметить, что подавляющее большинство авторитетных ученых Ислама, среди которых богословы всех четырех мазхабов, высказали мнение о нежелательности бракосочетания мусульманина с женщиной из людей Писания», — сказано в тексте. Важным условием совместной счастливой жизни супругов, по мнению представителей ДУМ России, является их схожесть в вопросах религии и духовности.

В то же время председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла Аширов сказал в комментарии «Газете.Ru», что для российского общества «нет ничего обязательного», так как этот запрет распространяется только на последователей этого Духовного управления.

«Духовных управлений у нас не один десяток. Это постановление лишь одного. У других управлений могут быть совершенно другие воззрения», — заверил он.

Аширов добавил, что такая постановка вопроса есть и в нормах РПЦ. «Там декларируется, что православная христианка не должна выходить за иноверца. Во многих правовых школах ислама тоже такой принцип есть. Это все не касается светской жизни. Религиозная жизнь устанавливает свои принципы, светская жизнь — свои. Поэтому тотального запрета просто быть не может», — считает он.

В качестве наглядного примера муфтий привел употребление алкоголя: «Если люди руководствуются религией, они будут этого придерживаться, как и в отношении к алкоголю, к примеру».

В свою очередь, богослов Александр Дворкин считает такое решение «странным». «С одной стороны, любая религиозная традиция приветствует браки с членами своей же традиции. Но запрещать [межконфессиональные браки — «Газета.Ru»] достаточно странно — мы живем в светском государстве. Понятно, скажем, когда православный женится на мусульманке, к примеру, то в храме его не будут венчать. Но тем не менее этот брак будет считаться вполне законным», — сказал эксперт в разговоре с «Газетой.Ru».

Дворкин выразил мнение, что такой запрет является «провокацией, которая направлена на обострение межрелигиозных отношений». «Одно дело, если речь идет о благословлении браков в мечети — они вполне имеют право какие-то браки благословлять, какие-то нет. Но запрещать такие браки они не имеют права, на мой взгляд», — добавил он.

Богослов подчеркнул, что этот запрет распространяется только на тех, кто входит в структуры Духовного управления мусульман России. Он предположил, что таким образом оно хочет «перетянуть к себе мусульман, которые относятся к другим Духовным управлениям».

Российский религиовед, социолог религии Роман Лункин считает, что «Духовное управление мусульман вполне имеет право на такого рода решение по поводу браков, поскольку это религиозная организация со своими собственными установлениями».

«Согласно религиозным правилам, вполне может быть такая ситуация, когда брак с иноверцами запрещен. Помимо того, что есть такое право у Духовного управления мусульман, нужно сказать, что в большинстве религиозных организаций, в том числе и исторически укорененных религий, которые существуют в России, есть такое правило о том, что желательны браки именно с людьми своей веры. Хотя нет такого строгого запрета на браки с иноверцами», — обратил внимание Лункин в разговоре с «Газетой.Ru».

Он также напомнил, что в сообщении ДУМ допускаются исключительные случаи, когда «все зависит от того, как относится к исламу супруг, который не является мусульманином, важно его уважительное отношение к исламу».

«И надо различать. Я думаю, что большинство подумало, что все браки людей мусульманской традиции будут пересматриваться или, если человек, считающий себя мусульманином, будет жениться на христианке, то тогда это будет осуждаться. Я думаю, что дело совсем не в этом, а в том, что здесь речь идет о тех браках, которые благословляются в мечети. Тогда получается, что это совершенно закономерный подход», — заключил он.

В то же время протоиерей Андрей Ткачев считает, что подобный запрет на межконфессиональные браки можно было бы применить и в православии.

«Если человек религиозен, то самое идеальное — это заключение брака между людьми одной религии. Тут двух мнений быть не может. Мусульмане поступили по-простому, в духе своего верования. У нас раньше такая строгость тоже была. Православный человек должен был заключать брак только с православным. Сейчас мы стали мягковатыми, как растаявшее мороженое. Есть ситуации — их тысячи, когда нужно быть толерантными к другим. Но есть и такие ситуации, когда нужно быть тверже и принципиальнее», — сказал он в комментарии «Газете.Ru».

«Возможно, нам тоже с брачным вопросом следует так же поступить, вернуться к строгости и твердости. Почему бы нет? По крайней мере, над этим стоит подумать», — добавил он.

Возможен ли брак с мусульманином по большой любви? – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 2 мин.

Вопрос читателя: Здравствуйте, батюшка! В моей жизни возник очень сложный и пока не разрешимый вопрос. Мне 28 лет, не замужем и детей тоже нет. Недавно я встретила мужчину, с которым мне очень хорошо  во всех сферах. Я такого человека искала всю свою сознательную жизнь. Но на днях, говоря о браке, он сказал , что принял ислам 6 лет назад. Он стал мусульманином… Я — православная, хожу в церковь, причащаюсь  и верю в Бога. Знаю, что недостаточно набожна и не так часто посещаю храм , как следует. Но мужчина мне сказал, что поженившись,  мне нужно принять будет когда-либо ислам, носить хиджаб  и соблюдать Писание… Я себе в страшном сне не могла  представить, чтобы стать мусульманкой и ходить в хиджабе… Помогите, батюшка, разрешить вопрос веры и бракосочетания и как поступить в данной ситуации. Слышала,что заключаются браки между православными и мусульманами, но не всегда вставал вопрос о смене веры и ношении мусульманской одежды…

Анна

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов: 

Уважаемая Анна, браки между христианами и мусульманами Церковью не благословляются.  Без единства в вере — т.е. в самом главном в жизни человека, не может быть настоящего единства между супругами: «Общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья может стать «домашней Церковью» (Рим. 16. 5; Флм. 1. 2), в которой муж и жена совместно с детьми возрастают в духовном совершенствовании и познании Бога. Отсутствие единомыслия представляет серьезную угрозу целостности супружеского союза. Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак «только в Господе» (1 Кор. 7. 39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения, » — так поясняется позиция Церкви в документе «Основы социальнй концепции Русской Православной Церкви».

Особенно серьезно следует задуматься о том, как вы будете воспитывать детей вере Христовой, если их отец (мать) будет другой веры.

При этом, если кто-либо  или до крещения или до воцерковления по незнанию вступил в брак с мусульманином, то такой брак признается, но не освящается венчанием: «В соответствии с древними каноническими предписаниями, Церковь и сегодня не освящает венчанием браки, заключенные между православными и нехристианами, одновременно признавая таковые в качестве законных и не считая пребывающих в них находящимися в блудном сожительстве» («Основы социальной концепции. ..»).

О смене веры и говорить нет нужды — это предательство Бога и совершенно недопустимо для христианской совести. Так что, к сожалению, приходится констатировать, что во взаимоотношениях с Вашим другом приходится ставить точку.

В довершение к вышесказанному могу порекомендовать Вам почитать книгу о.Даниила Сысоева «Брак с мусульманином», в ней раскрыты те проблемы, которые возникают в случае, когда заключается брак между христианкой и мусульманином.

Храни Вас Господь!

Читайте также:

Может ли христианин жениться на мусульманке?

 

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте. 

Брак с мусульманином | Православие и мир

Источник: http://mission-center.com

— Батюшка, у меня проблема.

— В чём же дело?

— Понимаете, я очень люблю одного человека, просто жить без него не могу.

— Ну, в чём вопрос? Расписывайтесь, венчайтесь и живите долго и счастливо!

— Ну, понимаете, мой возлюбленный – мусульманин. Он не фанатик. Ест свинину, не совершает намазы, но по происхождению он мусульманин и поэтому не хочет отрекаться от веры предков. Он верит в Бога, и мы считаем, что Бог один, а раз так, то не будет греха в нашей свадьбе. А как считает Церковь? Ведь я православная, поэтому мне надо получить благословение на брак.

Такой разговор очень часто происходит сейчас в наших храмах. И это не удивительно. После советского времени произошло смешение народов. И ситуация, когда в брак хотят вступить верующие двух религий, стала очень частой. Но как оценивает это дело Бог? Как вести себя, если происходит такое бракосочетание? Как правильно вести себя православному супругу приверженца ислама? На эти вопросы мы и ответим в этой работе.

КАК ЦЕРКОВЬ ОТНОСИТСЯ К БРАКУ С ИНОВЕРЦАМИ?

Вопреки мнению многих, и слово Бога, и постановления Церкви однозначно осуждают браки между христианами и иноверцами. Если посмотрим на священное Писание, то увидим, что практически на протяжении всей священной истории Бог предостерегает от смешения верных Ему людей с теми, кто не исполняет Его волю. Уже на заре мира произошла величайшая катастрофа Всемирного Потопа, вызванная тем, что «сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. И сказал Господь Бог: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими; потому что они плоть» (Быт. 6, 2-3). Традиционное толкование говорит, что сыны Божие — это потомки Сифа, верные Господу, а дочери человеческие — каинитки, и смешение этих двух родов привело к гибели древний мир. Помня об этом страшном событии, св. Авраам заставил своего слугу поклясться Богом, что он не возьмет Исааку жену из дочерей Ханаанских (Быт. 24, 3). Точно также и одной из причин отвержения Исава было то, что он взял себе в жены хеттеянок. «И было это в тягость Исааку и Ревеке» (Быт. 26, 35), так что последняя сказала, что она «жизни не рада из-за дочерей Хеттейских» (Быт. 27, 46).

Закон Божий зафиксировал письменно эту норму: «Не бери из дочерей их жен сынам своим и дочерей своих не давай в замужество, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих» (Исх. 34, 16). И «тогда воспламенится на вас гнев Господа, и Он скоро истребит тебя» (Втор. 7, 4).

И, действительно, эта угроза настигала тех, кто нарушал завет Господа. Начиная со страшного поражения в Ваал-Фегоре, когда погибло 24000 человек, только удар копья Финееса прекратил наказание. (Числ. 25) В продолжение правления судий Самсон погибает из-за филистимлянки Далиды (Суд. 16), и до страшного грехопадения мудрейшего царя Соломона, чьё сердце развратили жены. (3 Цар. 11, 3). Бог незамедлительно карал тех, кто нарушал Его повеление.

Причем, заповедь эта никоим образом не была связана с представлением о чистоте крови. Раав – блудница, Сепфора – жена Моисея, Руфь – моавитянка, отказавшиеся от своих лжебогов, вошли в народ Божий. Особенно важной эта заповедь стала для святых Ездры и Неемии, боровшихся со смешением избранного народа с иноплеменниками (1 Ездр. 9-10; Неем.13, 23-29).

Слово Божие называет смешанные браки «великим злом, грехом перед Богом» (Неем. 13, 27), «беззаконием, превышающим голову, и виной, выросшей до небес» (1 Езд. 9, 6). Прор. Малахия провозглашает: «вероломно поступает Иуда, и мерзость совершается в Израиле и в Иерусалиме; ибо унизил Иуда святыню Господню, которую любил, и женился на дочери чужого бога». «У того, кто делает это, истребит Господь из шатров Иаковлевых бдящего на страже и отвечающего и приносящего жертву Господу Саваофу» (Мал. 2, 11-12). Не во исполнение ли этого проклятия Божия дети у таких преступников и преступниц становятся безбожниками, а часто и погибают?

Когда наступил Новой Завет, закон Моисея был превзойден благодатью Евангелия: тем не менее, это повеление Господа осталось в силе. Апостольский Собор в Иерусалиме заповедал обращённым из язычников воздерживаться от блуда (Деян. 15, 29), из чего толкователи выводят действенность всех брачных запретов Ветхого Завета и для христиан. Далее апостол Павел, разрешая жене выходить второй раз замуж, добавляет «только в Господе» (1 Кор. 7, 39).

Для христиан всегда была очевидной невозможность вступать в брак с неверными, и это исполнялось неукоснительно, несмотря на то, что общины христиан были очень малы. Так свмч. Игнатий Богоносец пишет: «Скажите моим сестрам, чтобы они любили Господа и были довольны своими мужьями по плоти и по духу. Так же предпишите и моим братьям во имя Иисуса Христа «любить своих жен как Господь Иисус Христос любит Церковь»… Хорошо мужчинам и женщинам, вступающим в брак, делать это с благословения епископа, так чтобы брак был по Господу, а не по похоти». Также думали и прочие святые отцы. Например, свят. Амвросий Медиоланский говорит: «если самый брак должен быть освящаем покровом и благословением священническим: то, как может быть брак там, где нет согласия веры».

Данное учение прямо высказано Православной Церковью устами Вселенских Соборов. 14 правило IV Вселенского Собора накладывает епитимью на тех чтецов и певцов, которые вступают в брак с иноверными или отдают своих детей в такой брак. В согласии с толкованием еп. Никодима (Милаша) наказание это – низложение. Еще более ярко и без возможности каких-либо перетолкований изложено отношение Церкви к данному вопросу в 72 правиле VI Вселенского Собора. Оно гласит: «Недостоит мужу православному с женою еретическою браком совокуплятися, ни православной жене с мужем еретиком сочетаватися. Аще же усмотрено будет нечто таковое, соделанное кем-либо: брак почитать нетвердым, и незаконное сожитие расторгать. Ибо не подобает смешивать несмешаемое, ниже совокупляти с овцой волка, и с частью Христовою жребий грешников. Аще же кто постановленное нами преступит: да будет отлучен. Но аще некоторые, будучи еще в неверии, и не быв причтены к стаду православных, сочеталися между собою законным браком: потом един из них, избрав благое, прибегнул ко свету истины, а другой остался во узах заблуждения, не желая воззрети на божественные лучи, и аще притом неверной жене угодно сожительствовати с мужем верным, или напротив мужу неверному с женою верною: то да не разлучаются, по божественному апостолу: святится бо муж неверен о жене, и святится жена неверна о муже верне (1 Кор. 7, 14)».

Такая же норма действовала и России до революции 1917 года. По Российскому закону, «русским подданным православного исповедания брак с нехристианами вовсе запрещается», а такое брачное сопряжение не признавалось «законным и действительным». Дети, рожденные в таком союзе, признавались незаконнорожденными, не имели прав на наследство и титул, а сама связь признавалась прелюбодейной. Христианину, в неё вступившему, даже в то время полагалось 4 года отлучения от Причастия.

В том же случае, когда один из иноверных супругов обращался в христианство, с того, кто остался вне Церкви, тотчас бралась подписка в том, что дети, которые родятся у них после этого, будут крещены в Православной Церкви. Иноверец не будет никаким образом приводить к своей вере, а его верная половина не будет лишаться единобрачного сожительства во всё время её жизни, и не будет принуждать её к возврату в прежнее заблуждение. Если неверный супруг давал такую подписку и следовал ей, то брак признавался законным; если же следовал отказ или нарушение этих обязательств, тогда брак тотчас расторгался, и новообращенный имел право на новый брак с православным. Великие догматисты XIX века – например, митр. Макарий (Булгаков) – также считали невозможным брак верного с иноверцем.

Так что и Бог и Его Церковь категорически запрещают вступать христианам в союз с нехристианами. И это не удивительно. Ведь в браке двое становятся одной плотью, а как он может быть счастливым, если один из супругов верит в Триединого Бога любви, а другой страшится далекого одинокого властителя, который не даёт с собой встретиться? Как смогут мирно ужиться те, кто носит Крест на груди, и тот, кто считает, будто Христа не распинали? О какой крепости семьи можно говорить тогда, когда муж имеет право на основании своей веры заводить себе любовниц, которых он будет называть новыми женами или наложницами?

ЧТО ПРОИЗОЙДЁТ С ТОЙ, КОТОРАЯ ВЫЙДЕТ ЗАМУЖ ЗА МУСУЛЬМАНИНА.

Но все эти аргументы, к несчастью, часто не действуют на тех, кто влюблён. Они говорят: «Я всё равно только с ним буду счастлива, и потому мне всё равно, что говорит Бог и Церковь». Говорящая так не может, конечно, считаться православной христианкой. Но и ей нам есть что сказать. Ведь по Крещению она всё же принадлежит Церкви, и до самой смерти тайные связи соединяют её с Телом Христовым. Это и честь, и ответственность. Тот, кто уже вступил в Завет с Богом, пусть и в детстве, никогда не сможет стать таким, как те, кто изначально чужд Создателю. Блудный сын – все же сын. Бог говорит: «Да не будет между вами такого человека, который, услышав слова проклятия сего, похвалялся бы в сердце своем, говоря: «я буду счастлив, несмотря на то, что буду ходить по произволу сердца моего»… Не простит Господь такому, но тотчас возгорится гнев Господа и ярость Его на такого человека, и падет на него все проклятие завета сего, и изгладит Господь имя его из поднебесной; и отделит его Господь на погибель» (Втор. 29, 20-21).

Но и с точки зрения практической, такой брак для человека, воспитанного в христианской традиции, обязательно будет несчастным. Ведь отношения к женщине в исламе невыносимо для тех, кто воспитан на представлениях о любви между мужем и женой как норме супружеской жизни. Для тех, кто не верит, стóит привести исламские нормы отношения к жене, которые придётся исполнять той несчастной в случае, если она пожелает нарушить слово Бога. Итак, с точки зрения ислама, «женщина обязана внимать своему супругу и оказывать ему полное послушание, за исключением тех случаев, когда он требует запрещённое исламом». Женщина приходит в семью мужа. Без его разрешения она не может отлучаться из дома, а также заниматься профессиональной деятельностью.

Супруга имеет право посещать своих родителей и близких родственников, хотя муж может ей запретить встречаться с её детьми от прошлого брака. В некоторых мусульманских странах муж может сократить встречи жены с родителями до одной в неделю. Жена имеет право отказаться от супружеских отношений с мужем только в том случае, если он не внёс обговорённой в брачном договоре доли приданого, или в период поста. Необоснованный отказ жены приведет к ее «отстранению», т.е. разводу. Этим же закончится для нее и использование противозачаточных средств. Священная книга мусульман Коран призывает мужей наказывать жён в случае их неповиновения, несогласия или просто в целях улучшения характера. В Коране сказано, что «Бог возвысил мужчин по их существу над женщинами, а кроме того мужья выплачивают брачное приданое…. Браните их, запугивайте, когда не слушаются… — бейте их. Если же жены послушны, то будьте к ним снисходительны» (Коран 4,38; 4, 34). Мусульманский богослов аль-Газали называет брак «разновидностью рабства для женщины. Её жизнь становится полным послушанием мужу во всём, если он не преступает законы ислама». Воспитание детей – исключительное право мужа. Даже в том случае, если жена принадлежит к одной из «религий откровения», то есть если она иудейка или христианка. Воспитание детей в иноверии запрещено мусульманским правом».

Добавим еще нечто об отношении к женщинам в исламе. «Согласно распространённому хадису – изречению «пророка» – большинство женщин окажутся в аду. Если верить Ибн-Умару, «пророк сказал: О собрание женщин! Подавайте милостыню, побольше просите о прощении, ибо я видел, что большинство из обитателей огня – это вы. И одна женщина из их числа спросила: Почему большинство обитателей огня – это мы? Он сказал: Вы много проклинаете и неблагодарны к мужьям. Я не видел, чтобы у кого-то из обладающих разумом было бы больше недостатков в вере и уме, чем у вас» (Муслим, 1879). Согласно другому хадису, «пророк сказал: я не оставил после себя искушения более вредоносного для мужчин, чем женщины» (Аль-Бухари и Муслим)

Согласно шариату, «свидетельство двух женщин в суде приравнивается к свидетельству одного мужчины. Женщинам также запрещено следовать за похоронной процессией. Мужчина-мусульманин имеет право жениться на иноверке, но мусульманка выйти замуж за иноверца не может».

Но тут еще стоить заметить, что, выйдя замуж за мусульманина, жена ни в коем случае не должна ждать от него супружеской верности. Ведь он имеет право иметь до четырех жен, а также заключать т.н. «временные браки» сроком от 1 часа до года (так часто оправдывается проституция). Если государственные законы России и запрещают полигамию, то на практике она существовала и существует.

Так что, дорогие дамы, вступая в исламский брак, вы должны быть готовы и к тому, что к вам будут относиться как к животным, и к изменам, которые даже не считаются таковыми, и к избиениям со стороны мужа, санкционированным Кораном. (А для мусульман-мужей даже в Европе исламские богословы выпускают специальные книги о правильных способах избиения жен так, чтобы не слишком сильно изувечить ваше тело, чтобы им можно было и дальше пользоваться и при этом не попасть под светский суд). Если вам нравится все это – пожалуйста! Только не говорите, что мой возлюбленный так никогда не сделает, потому что он хороший. Кроме вашего сожителя (мужем назвать его мне не позволяет слово Божие), есть ещё его семья, которой он сам обязан повиноваться, хочет он того или нет. Чуть позже мы приведём свидетельства того, что ждёт в реальности женщину, если она попадает в современную исламскую семью. Но сперва скажем ещё и о том, что вам не надо рассчитывать на долгую и счастливую жизнь в крепкой семье. Ведь по правилам ислама муж может легко развестись с женой. Это может быть и правильный развод (мюборот) по желанию мужа с объяснением причин, или совместному решению мужа и жены, а может быть и просто развод по желанию мужа без объяснения причин в упрощённой форме (талак), после произнесения им одной из установленных фраз: «ты отлучена» или «соединись с родом».

В случае развода муж должен выделить жене необходимое имущество «согласно обычаю». Разведенная женщина в течение трех месяцев остаётся в доме бывшего мужа, чтобы определить, не является ли она беременной. В случае рождения ребенка он должен быть оставлен в доме отца. Жена же может требовать развода только через суд, ссылаясь лишь на строго очерченные основания: если муж имеет физические недостатки, не выполняет супружеских обязанностей, жестоко обращается с женой или не выделяет средств на её содержание.

При этом, если супруги вдруг захотят вновь воссоединиться, то в исламе существует чудовищное постановление, что для этого жене необходимо прежде выйти за другого мужчину, развестись с ним, и только после этого вернуться к прежнему: «Если же он дал развод ей, то не разрешается она ему после, пока не выйдет она за другого мужа, а если тот дал ей развод, то нет греха над ними, что они вернутся» (Коран 2. 230).

ХРИСТИАНКА В ИСЛАМЕ. ОПИСАНИЕ РЕАЛЬНОСТИ.

Но теперь стоит привести примеры того, как на практике реализуются эти нормы в историях наших современниц. Для начала приведём выдержку из исследования этнографов, изучавших положение дел в Средней Азии в 1980-1990 годах.

«Женщины-европейки, которые живут в браке с представителями коренных национальностей, в подавляющем большинстве своём не местные уроженки. История их появления в Средней Азии почти всегда одинакова: молодой парень был в армии или на учёбе, на работе, познакомился с девушкой, женился, привёз с собой. Несколько раз я встречала в роли супруги мусульманина женщину из местного русского села. Но исключений из правила не случалось: всегда оказывалось, что она не из старожилов, а приехала в республику незадолго до замужества. В основном, это были те, кого эвакуировали из центральной России в годы войны.

Чаще всего русские женщины соглашаются на брак с мусульманином, имея очень смутное и далекое от действительности представление о том, что их ждёт. Многие едут в Среднюю Азию из соображений материального благополучия и жестоко раскаиваются уже на месте. («Там-то, в России, он, жених то есть, по-европейски одет, говорит, что у него здесь три дома. А сюда приезжают – что ей в глиняном доме делать?»). Нередко молодую невестку родственники мужа не принимают, а жить отдельно от них не позволяют обстоятельства. Иногда молодых пытаются развести, поскольку без согласия жениха ему уже приглядели невесту из местных. Между свекровью и по-русски «свободолюбивой» невесткой начинаются ссоры. Поэтому многие браки распадаются в самом начале совместной жизни. Большинство жен в таких случаях уезжает обратно.

Некоторые из молодых супруг выдерживают описанные испытания, и дальше происходит, как правило, следующее. Женщины постепенно смиряются со своей ролью невестки в патриархальной семье, усваивают нормы поведения, принятые у местных жителей, выучивают язык и, в конечном счёте, как говорили информаторы, совсем «обузбечиваются» или «отаджичиваются». Чтобы, идя таким путем, сохранить брак, русской жене необходимо огромное терпение. Тогда ее начинают считать своей и хорошо к ней относиться – правда, только при условии, что она примет ислам и будет соблюдать обычаи.

С женщинами в таких случаях происходят разительные перемены. Их поведение, одежда, разговор, образ жизни становятся иногда неотличимыми от местных жительниц. Бывает, что женщина почти не помнит родной язык. Вот несколько коротких, но характерных историй: «Одну девушку из России таджик привез после армии. Первое время, как здесь жила, плакала, приходила жаловаться, а сейчас – не отличишь от таджички: по языку, по одежде (шаровары их носит), пять детей родила и внешне стала похожа»; «Была замужем за узбеком, обузбечилась, муж ее поколачивал по голове…»; «Одну привезли из Владимира, совсем молоденькую. Прижилась. По-русски почти совсем не говорит. Я ее по-узбекски спрашиваю: – Почему такой стала? – Не знаю…».

А теперь приведём воспоминание возвратившейся из Ислама, описывающей изнутри все «прелести» исламской семьи для тех, кто ушел от Христа к Магомету:

«С пятнадцати лет я живу с родителями в Германии. Мне было девятнадцать лет, когда я познакомилась с Фатихом. Он оказался единственным молодым человеком, который действительно разделял мои взгляды на этот мир, на Бога. Я была православной. Он мусульманином. Когда мы познакомились, моя вера была в охлаждении. Я видела только лицемерие и ханжество в храмах. Не слышала Бога в своей душе. Такому человеку, как мне, без этого было невозможно. Когда я не чувствую Бога в моей жизни, у меня появляется чувство, что я не живу, а постепенно умираю, что жизнь не имеет смысла. Фатих был просто хорошим другом. Ему было шестнадцать лет, но выглядел он старше, и по его поведению и мышлению я бы дала ему не меньше двадцати. Он обманул меня, сказав, что ему 17. Когда я заметила, что у него постепенно стали появляться ко мне какие-то чувства, я сказала, что нам не стоит больше встречаться, так как отношения между нами невозможны. Полгода мы не виделись. Мое отпадение от церкви продолжалось…

О Фатихе я вспоминала всё это время, и мне не хватало его. Один раз через полгода мы случайно встретились на улице, но не поздоровались. А потом всё-таки созвонились и решили встретиться. Встретившись с ним, я поняла, что более родного человека (не считая мамы, конечно) никогда не встречала на этой земле. Я узнала, что он был очень болен, так, что его с трудом спасли врачи. Я с ужасом представила, что этого человека, который мне кажется совершенно родным, я могла больше не увидеть. Я не хотела с ним никаких близких отношений, так как не воспринимала его плотски (даже наоборот, мне было странно представить, что между нами что-то такое может быть). Но он сказал, что не сможет относиться ко мне адекватно, и я согласилась встречаться с ним. А на следующий день он попал в больницу, так как возобновилась та болезнь, и две недели я приходила к нему каждый день, вследствие чего познакомилась со всей его роднёй. Это было с его стороны, наверное, не запланировано, так как он не знал, как отнесётся его семья к такому явлению, как иностранная и иноверная подружка. В целом, я им понравилась, так как была стеснительной и не знала, что говорить, а поэтому всё больше молчала в их присутствии. Когда у нас на приходе узнали о наших отношениях, поднялась тихая паника. Православный наш народ пытался помочь мне, но всё более толкал меня к исламу…

В христианстве я не могу ничего добиться, не слышу Бога, не могу до него достучаться. А Фатих гарантирует мне, что ислам – тоже правильная религия (в этом я почти не сомневалась). На улице я постоянно видела мусульманок, и их лица мне казались такими чистыми (внутренне), и хиджаб (мусульманская одежда) мне тоже очень нравился, я очень хотела одеваться так же.

Я много читала об исламе и решила, что стоит попробовать достучаться до Бога через другое оконце. Я задвинула представление о Христе как о Боге в далёкий угол сердца и произнесла Шахаду, после чего совершила полное омовение и начала совершать заранее выученный наизусть намаз. Я также сразу надела платок и поменяла имя…

Вскоре мы женились по мусульманскому обряду. Ислам не дал мне ожидаемого. Я не чувствовала ничего. Я пыталась достучаться до Бога, но Он не отвечал мне никак, ни даже каким-то знаком. Только в Библии, иногда открыв ее на случайном месте, я вдруг читала ответы на свои вопросы. Совершать намаз было очень тяжело. Пять раз в день повторять одни и те же суры из Корана на арабском языке, – какой в этом смысл? Разве это молитва? Не виделось в этом никакого смысла. Это не имело ничего общего с христианской молитвой, где можно молиться и мысленно, и всем сердцем, по словам уже написанных молитв или своими словами. В исламе есть только Дуа – молитвы, которые можно произносить на родном языке. В них я часто просила Бога указать мне истинный путь. Какой смысл поститься в Рамадан, если вечером ты наедаешься так, что тебя тошнит, а днём ты настолько слаб, что ничего не можешь делать? А от женщин требуется еще и то, чтобы они готовили пищу для разговения.

Для меня был мучителен и тот факт, что без общины ты никто, и отрываться от общины – огромный грех. А как я могла влиться в общество, в котором все говорили исключительно на турецком? Дело не только в этом, просто я с детства привыкла к самостоятельности. Семья Фатиха не была сильно верующей. Эта семья вообще очень проблемная. Отец игрок, мать психически больна, так что все семейные проблемы всегда приходилась глотать. Ведь выносить сор из избы – это тоже грех. (Если тебя бьёт муж или свекровь, ты как мусульманка не должна рассказывать об этом никому). А ей пришлось очень тяжело в семье своего мужа, так как родители мужа ее не любили, да и муж побивал. Да что побивал, бил по-настоящему. За 15 лет жизни в Германии она так и не научилась говорить по-немецки. У неё образование 7 классов. Многие европейские женщины удивляются: почему турчанки не уходят от мужей, которые их бьют. В силу того, что строй общества общинный, они просто не умеют жить без своей семьи. Лучше пусть плохенькая, но семья. Их индивидуальность почти на нулевом уровне. Они все зависят от общества, от мнения этого общества и от его решения. Последнее было для меня невыносимо. Если все собирались ехать на природу, а ты не хочешь – ты должна ехать. Иначе тебя просто не уважают. Если все сидят и едят, а ты нет – ты изгой. У Фатиха еще один старший брат (Мехмет), младший (Илкер) и младшая сестра (Нергиз). Старший брат – любимчик, Фатих уже менее любим, так как не первенец, Илкер был с ранней юности болезненно толстым, Нергиз очень стеснительная, толстая и горбатая девочка, которая зачем-то уже в 12 лет тоже стала носить платок. Этим она как бы ещё больше оторвала себя от мира, а через это и от нормального развития индивидуальности. У неё нет подруг, после школы она сидит в гостиной и смотрит турецкое телевидение.

Меня раздражала столь непривычная для меня иерархия: когда я приходила в гости, (это было еще до перехода в ислам, потому что после я уже была «своя» со всеми обязанностями), Фатих спрашивал, хочу ли я минералки. Если я отвечала «да» он говорил это Илкеру, Илкер же посылал Нергиз. Так же и родители. Если они просят что-то сделать Фатиха, он просил Илкера, а тот просил Нергиз (скорее приказывал, а не просил, так как у них в лексиконе не было слова «пожалуйста»). В результате парни росли лентяями. Когда появилась я, то многоe пришлось делать мне, так как у меня язык не поворачивался передать просьбу бедняжке Нергиз. Должна заметить, что в целом наши отношения с Фатихом не были такими уж гладкими.

После того, как я перешла в ислам, я стала часто впадать в истерики, при этом царапая свое лицо и руки, пытаясь душевную боль заглушить физической. Откуда была боль? Наверное, от той пропасти, которая образовалась между мной и Богом. Фатих пытался полностью меня контролировать просто из страха, что со мной что-то случится, из страха потерять меня. Он заставлял меня делать вещи, которые в его глазах соответствовали моему новому статусу. Я должна была несколько раз в неделю приезжать к ним домой и помогать его маме, с которой у нас не было общего языка. Она говорила только на турецком. Я должна была ходить в медресе, где мне было невыносимо скучно, так как женщины там занимались только хозяйством, потея в платках и кофтах с длинными рукавами. Посторонних мужчин не было, но так приучил всех глава семьи. Они даже спали в платках.

Я должна была как можно больше времени проводить в кругу семьи. При этом Фатих беседовал с ними на турецком, а я сидела как пенёчек, ничего не понимая и скучая, так как не привыкла не занимать свои мозги чем-нибудь полезным, хотя бы книгой. Читать он мне не разрешал почти ничего, кроме книг Саида Нурси (основоположника этого направления ислама) и разве что Корана, но только на арабском. А ведь я с детства привыкла читать много, и очень редко это были вредные для души книги. Я не читала детективов и романов, но Фатих запретил мне и психологию, и общепознавательную литературу, и классику. Я не имела права куда-либо пойти без его ведома. Само по себе это и не так страшно, если бы он хоть иногда что-то разрешал. Почти всё, о чём я его спрашивала, он мне запрещал. То есть, я уже начала делать вещи тайком, просто потому, что запреты преобладали. Так, я тайком занималась русским языком, читала классику. Турецкий давался мне не очень плохо, но из-за жуткого душевного неравновесия и постоянных страхов перед гневом Фатиха, я просто не находила сил заниматься турецким систематично. В его семье я всё равно оставалась чужой, так как я не знала языка и не могла понять саму культуру. Как можно так часто и много сидеть и трепать языком, ничего не делая?

Меня поражала неразвитость индивидуального мышления и вообще мышления как такового. Как правило, мужская компания отделялись от женской, и тогда у меня даже не было возможности спросить Фатиха, о чём разговор. Фатих страшно боялся моих истерик и порой просто не знал, что со мной делать. Как потом выяснилось, он, бедный тоже постоянно жил в страхе, что выведет меня из себя. А ещё он, обладая хорошей интуицией, чувствовал, что я не совсем искренна с ним и не очень ему доверяю. Ему часто снились кошмары, что я снимаю платок и живу распутно. И так наши отношения были полны страха и обид. Перед обручением (имам никях), всё тоже было очень мучительно, так как нам необходимо было узнать, на что мы идём и больше узнать о наших правах и обязанностях в браке. Вот тогда всё и началось. Он пытался убедить меня в том, что я, как женщина, обязана быть ведомой мужчиной (особенно в духовном аспекте), что нельзя никак иначе, что я не имею права сама принимать решения. Он говорил, что мужчина и женщина не равны, при этом постоянно говорил, что женщина не хуже мужчины. Я же отвечала, что он обращается со мной как с малым ребенком. Я ни одного решения не могу принять. Все за меня решается. Я утверждала, что для моего духовного развития мне необходимо самой пытаться ходить и набивать шишки.

Мы взяли книгу о мусульманском браке и выяснились интересные вещи. Оказывается, он имеет право меня слегка бить в случае неповиновения. Права на развод у меня тоже не было, за некоторыми исключениями (его половое бессилие, отпадение от веры или если он возьмёт себе вторую жену). В то время Христос стоял при дверях и СТУЧАЛ В МОЕ СЕРДЦЕ, которое, чувствуя это, начинало разрываться. Открывать Христу или оставить дверь закрытой, чтобы Фатих не убежал? И вот в день нашего обручения я, вся в каких-то сомнениях, достала у мамы с полки брошюру «Женщина-христианка». Прочитав ее, я исполнилась такого счастья, что я женщина! Женщина-Христианка, какое высокое звание, какая высокая роль у неё! Ведь Христос воплотился в Деве Марии. Через женщину пришло Спасение в мир! Ах, вот как это на самом деле. Я увидела подчинение главе семьи совсем в ином свете. Потому что в христианстве есть понятие о смирении… Прочтение этой книжки дало мне смелость все-таки вступить в брак с Фатихом. Обручение было скромным. Моих родителей не было. Кстати, о них. Мама терпеливо переносила всё это время мои страдания, а папа потерял во мне дочь. Лишь когда я снова вернулась ко Христу, он сказал, что ощущение такое, будто меня не было тут несколько лет, а потом я вернулась. Он очень сильно переживал. После обручения ничего не изменилось. Мы не стали жить вместе, даже не знаю почему. Так уж получилось. Однако я начала опять читать христианские книги, в том числе этот сайт («Православие и ислам»). Я начала что-то переосмысливать.

Потом я предложила Фатиху переехать ко мне. Мы прожили около месяца вместе. Это время было очень тяжелым. Я сидела у мамы, (она живет рядом) и боялась прихода Фатиха домой, так как он хотел, чтобы я сидела дома. Фатих, в свою очередь, боялся прийти домой в эту атмосферу страха и беспокойства. Я поговорила со священником. Он посоветовал начать постепенно доносить до Фатиха, что я не могу быть мусульманкой. Я начала издалека. Вскоре Фатих уехал в Турцию на 2 месяца. Пока его не было, я хлебнула свободы и поняла, что так дальше не могу. Мы общались по Интернету, и я все прямее говорила, что, может быть, ислам не мой путь. Он уговорил меня приехать в Турцию. Там мы часто ссорились, и я все больше и больше понимала, что так дальше идти не может. Фатих обвинял меня во многих недостатках, и я с ним соглашалась. Я и правда видела всю свою порочность и греховность, эгоизм и самолюбие, и многое другое. Но как я могла это исправить? Ведь в исламе не было ответов на это! В исламе говорится, как ты должен поступать, но не сказано, что делать, если не получается. А Христос пришел на землю и взял на Себя все наши грехи. И если только мы обратимся к Нему и будем Ему молиться об искоренении грехов, и причащаться Его Святой Крови и Пречистого Тела, то постепенно совершится преображение.

Что мне толку, если мне говорят «делай» или «не делай». Я же немощна. И вот, после очередной ссоры, я сказала Фатиху, что я не вижу другого выхода, как стать христианкой. Я не могу измениться в лучшую сторону в исламе, а ведь он хочет, чтобы я изменилась в лучшую сторону. С тех пор мы не перестаём расставаться. Сначала он дал мне срок на размышление, действительно ли это тó, чего я хочу. Я полетела в Германию, через несколько дней прилетел и он. Приехал он не ко мне, а к родителям, и стал пока жить у них. А я тем временем поставила икону в квартире и принесла пару православных книг. Когда он приехал ко мне, он спросил, что я решила. Ответ он увидел в виде иконы. Он тут же уехал. Сказал, что вещи заберёт позже. Через несколько дней я пошла в церковь, на праздник Крестовоздвижения. Он позвонил мне на мобильный и сказал, чтобы я сейчас же была дома, так как он хочет забрать вещи. Я сказала, что не могу, так как сегодня большой праздник. Тогда он просто приехал в церковь. В таком раздражении я никогда его ещё не видела, он заставил меня поехать с ним. Он говорил мне примерно следующее: «я поузнавал у сведущих людей, оказывается, я не имею права быть на тебе женатым, если ты христианка, по шариату это запрещено (имелось в виду мое вероотступничество). Становись мусульманкой, или мы навсегда расстанемся. А сейчас твоя жизнь ничего не значит, каждому мусульманину позволено убить тебя».

В тот вечер и еще несколько раз я поддалась на уговоры. Я пыталась убедить Фатиха, что я не христианка и не мусульманка, так как не знаю уже, во что верить. Я как бы оказалась между двух религий. Конечно, всё это было лишь продолжением предательства по отношению к Христу. Фатих не мог со мной расстаться навсегда, и мы то ссорились, то мирились. Он обвинял меня во всём, он ругал меня за то, что я принесла ему в жертву невозможное (свою веру). Каждый раз он расставался со мной навсегда и каждый раз возвращался. А я, тем временем, всё больше воцерковлялась, исповедовалась и причащалась. Насчёт того, что по шариату он не имеет права быть на мне женатым, он сказал, что это оказалось недостоверной информацией, и он и дальше смотрел на меня, как на свою жену. Я же к тому времени успокоилась полностью. Истерики прекратились сразу же после того, как я решила покинуть ислам, хотя ситуации были очень располагающими к душевному неравновесию. Наши отношения вели в тупик, и мы об этом знали. Но не находили в себе сил расстаться. Мы отпраздновали третью годовщину наших отношений и вскоре узнали, что брак наш недействителен, так как он автоматически аннулируется при отпадении от веры одного из супругов. И вот уже в который раз мы расставались. Раньше это был только Фатих, а теперь и я решила ему помочь, так как я вдруг поняла, что это эгоистично – держать его при себе, раз наши отношения для него – грех. И я попыталась с ним расстаться. Но не получилось. Всё это очень тяжело, он чувствует во мне что-то, от чего не может меня забыть. Даже если мы не видимся неделю, для него это невыносимо.

И сколько раз мне Господь отвечал на мои молитвы о нём словами Евангелия: «И если чего попросите у Отца во имя Моё, то сделаю, да прославится Отец в Сыне» (Ин. 14:13) и «всё, чего ни попросите в молитве с верою, получите» (Мф. 21:22). Я знаю, что Господь и его любит, а если любит, то, конечно, желает ему спасения. С тех пор, как я стала за него молиться, он страдает, кажется, ещё больше. У него постоянно крадут дорогие вещи или он теряет их (в том числе, мобильный и мотоцикл), он просит меня за него молиться. И я молюсь и верю в милосердие Божие, а также в Фатихову интуицию. Рано или поздно он должен почувствовать, а потом и понять, где истина, а где ложь. Где милосердие Божие и благодать, а где холод шариатских законов и чёрно-белое видение мира.

И все ещё нету человека роднее его, мы понимаем друг друга без слов, несмотря на всё. Теперь, когда я воцерковилась, насколько могла, когда я познала вновь любовь Христа, даже до смерти, ко мне, последней предательнице, я многое поняла и в исламе. Я теперь знаю, что в видимой чистоте лиц правоверных мусульманок пустота. Как-то раз, читая книжку Саида Нурси «чудеса Мухаммеда», я обратила внимание на какую-то бездуховность этих чудес. Вспоминается, например, как пророку надо было сходить в туалет и ради этого природа таким образом выстроилась, что как бы загородила его от людей. А тот факт, что многие из чудес были сотворены во время войны против неверных, потряс меня. Разве только чудеса важны? Пророк делал какие-то чудеса и при этом убивал неверного за неверным, не щадя жизнь людей, которая свята! А при первой проповеди апостола Петра обратилось около 3000 человек, без всякого насилия, одним только оружием – словом, исполненным Духом Святым. Если христиане-мученики свидетельствовали о вере своей смертью, то мусульмане – убивая других. Здесь ли Дух Божий, здесь ли благодать? Если в Коране написано: «И прелюбодейку и прелюбодея – каждого из них секите сотней плетей. Пусть не охватывает вас жалость к ним во имя веры Аллаха, если вы веруете в Аллаха и в Судный день. А при наказании их пусть свидетелями будут некоторое число верующих» (24:2), то в Евангелии совершенно тому противоположное: когда «привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии… Он… сказал им: кто из вас без греха, пусть первый бросит в нее камень… И когда, будучи обличаемы совестью, все разошлись, он сказал: Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин. 8, 3-11). Много такого можно найти, если почитать Коран и Евангелие. Слава Богу за Его милосердие к грешникам. Вот и я из них, а чувствую любовь Его ко мне каждый день. Дай Бог всем Вам радость совершенную!»

почему ДУМ РФ «запретило» мусульманам смешанные браки?

В Татарстане посыл Равиля Гайнутдина отвергли, призвав сохранять межконфессиональный мир

Совет улемов ДУМ РФ опубликовал богословское заключение, согласно которому мусульманам не следует жениться на представительницах других религий, в том числе вступать в брак «с людьми Писания». Исключения возможны только в «единичных случаях». В ДУМ Татарстана дали понять, что такая трактовка противоречит прямому толкованию аятов Корана. Эксперты «БИЗНЕС Online» считают, что желание что-то противопоставить бурной ассимиляции понятно, но все равно победит любовь.


В ДУМ РФ также подчеркивают, что недопустим брак мусульманки с тем, кто не относит себя к мусульманскому сообществу, вне зависимости от того, каких взглядов и убеждений он придерживается
Фото: Егор Алеев / ТАСС

«Лучше рабыня, но верующая»

Богословское заключение совета улемов ДУМ РФ, датированное еще 19 ноября прошлого года, было опубликовано на этой неделе на сайте управления, наделав много шума в федеральных СМИ. Согласно документу, мусульманам не следует жениться на представительницах других религий.

«В современном мире, в условиях межнациональных переплетений и ассимиляции, у многих возникает вопрос: каковы рамки дозволенности? Какие из смешанных браков разрешены, а какие запрещены? — задаются вопросом авторы заключения и дают разъяснения. — Коранический аят накладывает неоспоримый запрет на замужество или женитьбу с язычниками и всеми теми, кто подпадает под эту категорию: „Не женитесь на язычницах, пока они не уверуют. Лучше рабыня, но верующая, чем [свободная] язычница, пусть даже очень привлекательная и вызывающая у вас симпатию. И не выдавайте замуж [мусульманок] за язычников, пока те не уверуют. Лучше [в вопросе замужества] раб, но верующий, чем [свободный] язычник, пусть даже приглянувшийся вам“».

При этом по поводу рабынь и рабов дается разъясняющая сноска: «Следует учесть, что эти строки имеют историю более 14 веков, а в некоторых современных цивилизованных странах законное рабство исчезло лишь на протяжении последних двух столетий».

В ДУМ РФ также подчеркивают, что недопустим брак мусульманки с тем, кто не относит себя к мусульманскому сообществу, вне зависимости от того, каких взглядов и убеждений он придерживается. Немалая часть заключения посвящена браку с представителями людей Писания (последователями иудаизма и христианства). «Одним из нежелательных последствий смешанных браков является и то, что союз мусульман-мужчин с представительницами людей Писания в определенной степени уменьшает шансы мусульманок найти супруга-единоверца, вынуждая их выходить замуж за немусульман, что канонически запрещено», — утверждают в духовном управлении.

Авторы заявления отмечают, что для двух столь близких людей, как муж и жена, для прочности их союза важно наличие общих жизненных ценностей. «Единство, схожесть супругов в вопросах религии и духовности является наиважнейшим условием их совместной счастливой жизни», — подчеркивается в сообщении.


Дамир Мухетдинов подчеркнул, что «в светском государстве постановления совета улемов носят внутриобщинный характер» и «апеллируют исключительно к ответственности человека перед Богом и никак иначе»
Фото: «БИЗНЕС Online»

В итоге совет улемов постановил, что межконфессиональные браки, «в частности с представительницами людей Писания, на территории РФ недопустимы и возможны лишь в определенных единичных случаях по решению местного муфтия, который рассматривает и принимает во внимание все обстоятельства данного конкретного случая». Но есть и исключение — если девушка «признает существование одного единого бога, принимает Иисуса и Мухаммеда как божьих посланников и выражает готовность следовать предписаниям священного Корана, то она вправе вступить в брак с мусульманином». Любопытно, что авторы разъяснений преимущественно обращаются к мужчинам, нежели к женщинам.

После волны публикаций в СМИ с заявлением по поводу фетвы выступил Дамир Мухетдинов, первый зам муфтия Равиля Гайнутдина. Он подчеркнул, что «в светском государстве постановления совета улемов носят внутриобщинный характер» и «апеллируют исключительно к ответственности человека перед Богом и никак иначе». По его словам, совет улемов необязательно выражает позицию ДУМ РФ, т. к. «является органом самостоятельным и свободно формулирующим позицию входящих в него богословов». Да и среди них нет единства: часть улемов спорное богословское заключение отвергли. Сам Мухетдинов, однако, фетву всецело поддерживает, утверждая, что и у других религий, включая православие, требования к чистоте браков не менее жесткие.

И в качестве финального аргумента приводится цитата из книги Гайнутдина: «Обряд бракосочетания не может быть совершен между кровными родственниками. Кроме того, нельзя читать никах мусульманке, выходящей замуж за представителя иной религии, так как это связано с воспитанием детей и опасениями утраты всеми ими ислама. Что же касается положения, когда мусульманин женится на представительнице другой религии, то здесь также существуют ограничения — например, нельзя жениться на многобожницах или атеистках. А вот создание семьи с христианками или иудейками разрешается. Но при этом родителям жениха следует обращать внимание на религиозные убеждения своего сына, и если он в этом отношении слаб и есть опасность, что он или его дети выйдут из лона ислама, то такой брак допускать нельзя».


Позиция ДУМ РТ по вопросу заключения межконфессиональных браков основывается на прямом толковании аятов священного Корана и мазхабических традициях и была выражена руководством ДУМ РТ ранее
Фото: «БИЗНЕС Online»

«это заявление ДУМ РФ противоречит тому, что принято в исламе»

ДУМ Татарстана, куда «БИЗНЕС Online» обратился за комментарием, вчера вечером отмежевалось от федеральных коллег. «Совет улемов духовного управления мусульман Республики Татарстан в ответ на запрос СМИ о богословском заключении ДУМ РФ №5/19, посвященном межконфессиональным бракам, сообщает о своем несогласии с указанным заключением, — говорится в заявлении. — Позиция ДУМ РТ по вопросу заключения межконфессиональных браков основывается на прямом толковании аятов священного Корана и мазхабических традициях и была выражена руководством ДУМ РТ ранее.

Согласно положениям ханафитской правовой школы, являющейся самой распространенной на территории Российской Федерации, мусульманину дозволено вступать в брак с представительницами людей Писания, к которым относятся христиане и иудеи. Это правило действовало до появления мазхабов, на заре эры ислама, и сохраняет свою силу до настоящего времени. Кроме того, считаем, что в вопросах издания богословских заключений крайне важно стараться сохранять межконфессиональный мир и согласие в Российской Федерации».

По словам известного публициста, бывшего заместителя председателя ДУМ РТ Рустама Батрова, в ДУМ РФ ничего нового с точки зрения исламского богословия не сказали, но сам факт появления такого богословского заключения неслучаен.

«Это фетва отчаяния. Ассимиляционные процессы идут семимильными шагами, — говорит наш собеседник. — И, как часто говорил на уроках Рамиль хазрат Гайнутдин, „жена всегда побеждает“. Потому что дети всегда с нею. И действительно, по опыту, по практике, по крайней мере для Центральной России, смешанные браки приводят и к этнической ассимиляции, и к утрате религиозной идентичности. И если где-то в глухом горном ауле русская девушка, выйдя замуж, как правило, подстраивается под окружающую культурную среду, то в мегаполисах все как раз наоборот. И эта фетва совета муфтиев ДУМ РФ — крик отчаяния, призыв к тому, чтобы мусульмане сохраняли свою нацию, религию».

Батров уверен, что победит любовь. «Межконфессиональный брак — это символ торжества любви, признак того, что любовь не знает никаких границ — ни национальных, ни религиозных. Если люди построили отношения, то вряд ли они будут менять свои решения. Но те, кто на пути в своем жизненном выборе, к этому заключению еще могут прислушаться», — заключил он.


Рафик Мухамметшин: «Очень много смешанных браков у мусульман, до 40 процентов доходит, мусульмане теряют свою национальную и конфессиональную идентичность. Озабоченность ДУМ РФ понятна, она лежит в основе фетвы»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«Очень много смешанных браков у мусульман, до 40 процентов доходит, мусульмане теряют свою национальную и конфессиональную идентичность, — сетует ректор РИУ Рафик Мухамметшин. — Озабоченность ДУМ РФ понятна, она лежит в основе фетвы — даже в условиях религиозного возрождения количество смешанных браков в городах не так уж и уменьшилось. Но что касается традиций нашего ханафитского масхаба в Татарстане, в Центральной России, то ханафитский масхаб допускает возможности проведения никахов с „людьми Писания“. С этой точки зрения данное заявление ДУМ РФ немножко противоречит тому, что принято в исламе в целом и в нашем ханафитском масхабе».

Заявление может сыграть определенную роль, полагает Мухаметшин. «Те, кто относит себя к мусульманам, могут обратиться в мечеть и спросить там: могу ли я взять в жены немусульманку? А им там ответят, что есть такая фетва и этого делать нельзя. И вот от подобного какие-то последствия, возможно, будут. Но насколько они станут широко распространенными в выполнении, трудно сказать», — заметил он.

«Данная фетва совета улемов ДУМ РФ правильно толкует запрет брака для мусульманки в отношении иноверцев, но допускает отступление от традиции в плане запрета мусульманину жениться на представительницах людей Писания, то есть христианках и иудейках», — трактует заключение исламовед, востоковед, ведущий научный сотрудник ИЯЛИ им. Ибрагимова АН РТ Азат Ахунов. Собеседник издания также напомнил, что в Российской Федерации мусульмане в подавляющем большинстве следуют ханафитской школе. В отличие от распространенного на Кавказе шафиитского мазхаба, где ставится ряд условий, практически невыполнимых в современных условиях. «То есть де-факто это запрет на подобные браки, — говорит он. — Совет улемов, да и любой муфтий, может выносить самостоятельные решения, согласно своей компетенции. В этом отношении решение ДУМ РФ является вполне законным, но лишь для входящих в его состав мусульманских религиозных организаций. Но любой мусульманин-ханафит может принимать или нет данное решение на свое усмотрение, поскольку в исламе нет системы административного подчинения. Мусульманин сам отвечает за все свои поступки перед Аллахом. Другое дело, что он обязан соблюдать светские законы того государства, гражданином которого является».


Ицхак Горелик: «Это не новая вещь, у евреев то же самое, есть такой закон. Отмечу, что тут речь идет не о национальностях, а об образе жизни: что мы кушаем, что нет, когда у нас святые дни, что и как носим»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«Семьям, которые живут по законам религиозным, почти нереально воспитать детей в соответствии с религиозными традициями, если мама и папа относятся к разным религиям, потому что ни одна, ни другая религии не будут в таком доме изучаться полноценно, — полагает главный раввин Казани и РТ Ицхак Горелик. — Могу понять данный закон так: когда человек соблюдает какие-то правила, легче и правильнее будет выбирать партнера той религии, в которой он живет. Это не новая вещь, у евреев то же самое, есть такой закон. Отмечу, что тут речь идет не о национальностях, а об образе жизни: что мы кушаем, что нет, когда у нас святые дни, что и как носим. Я не знаю точно, что там за закон, но если в целом, я считаю, что к такому закону нужно относиться с пониманием. Семья — это не просто жить с кем-то, а воспитывать другое поколение. Мы отличаемся друг от друга, нам и так непросто „держать“ семью. Чем больше вещей станет объединять нас, тем крепче будет семья».

Брак (никах) между мусульманином и христианкой

Рубрика: Другие религии, Церковный этикет

Узнайте все самое интересное и полезное о браке между мусульманином и христианкой, прочитав статью или посмотрев видео в конце текста

Что такое межрелигиозный брак

Межрелигиозным называется брачный союз между представителями разных конфессий. В наше время можно наблюдать стремительное сближение различных культур и цивилизаций. Довольно распространённой является ситуация, когда адепты разных религий хотят вступить в брак. Особенно это актуально для многонациональных и многоконфессиональных стран, к которым относится и Россия. Поэтому часто возникают вопросы, можно ли мусульманину жениться на христианке. И, соответственно, разрешено ли христианке выходить замуж за мусульманина. Итак, что такое брак (никах) между мусульманином и христианкой?

Православие и ислам (православный крест и мусульманские четки)

Никах между мусульманином и христианкой — позиция ислама

В исламе брак называют словом «никах». Никах между мусульманкой и иноверцем запрещён. Мусульманин же может вступить в брак с иноверкой, если она является иудейкой или христианкой (то есть представительницей “религии Книги”). Однако такой союз в исламе нежелателен, и мусульманину стоит прежде всего искать невесту своей веры.  

Вступить в брак может лишь совершеннолетний мусульманин. В правовых школах ислама возраст совершеннолетия варьируется от 15 до 18 лет. При том важном условии, что невеста не является его близкой родственницей. По информации сайта “Islam-Today” рекомендуется, чтобы у супругов не было значительной разницы в возрасте и общественном положении. Согласие невесты на брак требуется, однако его озвучивает отец или опекун девушки. В исламе запрещено сожительство с женщиной без заключения брака.

Женщина в исламе не может иметь нескольких мужей. Но у мусульманина может быть до четырёх жён (Коран, 4:3). Многожёнство практикуется в большинстве исламских стран, но законодательно запрещено в Алжире, Тунисе, Турции. В светских странах, среди которых и Россия, многожёнство также запрещено. Пятый брак возможен лишь при разводе с одной из прежних жён.

Брак мусульманина и христианки — позиция Православия

В Ветхозаветные времена существовал строгий запрет на брак с иноверцами (Исх. 34, 16). Нарушение этого запрета влекло за собой гнев и наказание Бога (Втор. 7, 4). Например, Всемирный потоп был следствием смешения верных Богу людей с неверными (Быт. 6, 2-3). Также из-за связи с филистимянкой Далилой погибает ветхозаветный герой Самсон (Суд. 16). Пострадал от этого грехопадения и царь Соломон (3 Цар. 11, 3).

Бытует ошибочное мнение, что Новый Завет полностью отменил запрет на брак с иноверцами. Однако Церковь всегда продолжала благословлять браки только с единоверцами. В Новом Завете можно найти лишь указание на то, что уже существующий брак не должен распадаться из-за разной религиозной принадлежности супругов (1 Кор. 7: 10-14).

В апостольские времена язычники массово становились христианами. Поэтому была распространённой ситуация, когда один из супругов крестился во Христа, а другой оставался язычником. Апостол Павел говорит, что такие супруги должны оставаться вместе, и выражает надежду на то, что неверный тоже обратится ко Христу, видя плоды христианской жизни своей второй половинки. Христиане же в те времена вступали в брак лишь с христианами. Такая норма сохранялась в России вплоть до революции 1917 года. Союз с иноверцем, например, брак между мусульманином и православной, считался незаконным.

Сегодня же в «Основах социальной концепции РПЦ» указано, что благословляется брак только с единоверцем. Но межконфессиональный союз признаётся законным, хоть и без благословения и освящения Церковью. В документе отмечается, что

«общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья может стать “домашней Церковью”».

В подкрепление этого тезиса можно привести слова святого Амвросия Медиоланского:

«Если самый брак должен быть освящаем покровом и благословением священническим: то, как может быть брак там, где нет согласия веры».

Межрелигиозный брак – быть или не быть?

Итак, в наше время брак (никах) между мусульманином и христианкой не запрещается напрямую ни в исламе, ни в Православии. Однако он является нежелательным и проблематичным. Православная Церковь, хоть и не будет считать такой брак блудным сожительством, но не сможет его благословить и освятить. Протоиерей Андрей Ефанов, отвечая на вопрос о смешанных браках, говорит, что без единства в самом главном – вере – не может быть настоящего единства между супругами. Также он указывает на то, что у принадлежащих к разным конфессиям супругов могут возникнуть проблемы в совместном воспитании детей.

Что может значить никах для русской девушки? Нередко это покорное и бесправное существование с другими «наложницами» супруга и зависимость от его родни. Не стоит исключать и угрозу давления со стороны мусульманского мужа и его родственников с целью обратить русскую девушку в ислам.

В Коране есть прямое указание на превосходство мужа над женой и разрешение на применение физической силы по отношению к супруге (Коран 4,38; 4, 34). Также по правилам ислама муж может легко развестись с любой из своих жён. Женщине, которая вышла замуж за мусульманина, намного сложнее добиться развода.   Оставаться христианкой в некоторых исламских странах и вовсе опасно для жизни. Согласно исследованиям 2016 года международной благотворительной правозащитной организации «World Watch List», в 9 из 10 наиболее опасных для христиан стран мира ислам является главенствующей религией.

Протоиерей Владислав Свешников высказывает мысль, что межрелигиозный брак двух истинно верующих людей маловероятен. Если же конфессиональная принадлежность у супругов изначально лишь номинальная, то нет смысла называть такой брак межрелигиозным.

Батюшка, я мусульманина люблю!

Миграция, глобализация, уход от традиционных представлений о создании семьи, когда пару себе искали только в определенных, дозволенных культурой и обществом кругах, давно сделали межконфессиональные и межрасовые браки распространенным явлением. В СССР и постсоветской России такие союзы тоже не редкость. Но если тогда мир пожинал плоды сексуальной революции и отказывался от следования религиозным догмам, то сегодня в тренде – возвращение к истокам и традициям. Религиозным – прежде всего. И если вы придерживаетесь православия, но влюбились в человека другого вероисповедания, стоит задуматься, готовы ли вы следовать жестким чужим правилам.

Целью этой статьи не является разжигание национальной или религиозной розни. Мы считаем, что семья должна быть источником любви и взаимопонимания, а не площадкой для теологических споров. Число разводов увеличивается, все больше детей остаются без полноценной семьи, и чтобы предостеречь молодых людей от скоропалительных решений, хотелось бы предупредить заранее о возможных разногласиях. Тогда, возможно, разбитых сердец и сломанных судеб, унизительных разводов и споров за детей в нашей стране станет меньше.

Чаще всего приходится сталкиваться с ситуацией, когда христианка влюбляется в мусульманина. Вопрос о «совместимости» православия и ислама в супружестве стал настолько популярным, что для него некоторые религиозные сайты выделили отдельный тэг или раздел на форуме.

Со стороны разница между верующими женщинами разных конфессий выглядит не такой уж значительной. И те, и другие носят одежду, скрывающую конечности, должны беспрекословно подчиняться мужу и воспитывать детей, которых чем больше, тем лучше. А на сходство головных уборов исламских и христианских женщин указывал даже бывший посол Ирана в России Реза Саджади в одном из своих выступлений. Дескать, почему так косо смотрят в России на носительниц хиджаба? Ведь у нас так много общего, и ваши православные девушки тоже носили раньше платки. Появиться на улице простоволосой, особенно замужней женщине, было дико и оправдывалось только какими-то чрезвычайными обстоятельствами. Только русские эту часть своей культуры утратили, а мусульмане нет.

Постараемся разобраться более детально, но не слишком углубляясь в густые дебри каждого из учений.

Итак, вы православная девушка и полюбили мусульманина. Ваш возлюбленный настроен серьезно и зовет под венец… хотя, постойте, венец в данном случае неуместен. Да, никаких препятствий к заключению гражданского брака в загсе нет, а вот в храме получить благословение на такой союз не получится. Венчаться может только пара единой веры.

А что насчет мусульманского «венца»? По законам шариата, женщина не может выйти замуж за иноверца. Мужчине же разрешено жениться как на последовательницах ислама, так и на иудейках и христианках. Как вы думаете, почему? Если на ум ничего не приходит, вернемся к этому чуть позже, а пока – о никахе. Никах – это заключение брака по-мусульмански, то есть по исламским обычаям. В отличие от православного венчания, процесс этот не имеет сакрального и символического смысла и относится к правовой сфере, хоть и проходит обычно в мечети и совершается муллой. Грубо говоря, это заключение «брачного договора» перед священнослужителем, родственниками и свидетелями, когда стороны не произносят священные обеты, но вполне серьезно обязуются соблюдать ряд правил шариата. Кроме того, в отличие от венчания, где все происходит по вековому установленному обряду, на никахе должны быть высказаны условия и требования супругов, уточняющие их положение в семье. Например, женщина должна обязательно сказать, если она собирается работать где-либо и выходить из дома в любое время без сопровождения.

Некоторые муллы придерживаются мнения, что жениться на христианках правоверным все-таки нельзя. Они идут на уловку, предлагая невесте произнести определенную формулу, так называемую шахаду. Это свидетельство веры в Аллаха и пророка Мухаммада, после которой произнесшего, в принципе, можно считать мусульманином.

Вопрос, который интересует всех потенциальных невест, – многоженство. Плохие новости: в исламе вполне законно иметь до четырех жен, и это не считая наложниц. Последними в стародавние времена считались живые военные «трофеи» и рабыни. Казалось бы, не очень актуально в XXI веке, но тем, кто уподобляется всяким Варварам Карауловым и мечтает уехать к «романтичным и благородным» исламским революционерам, нужно быть готовыми к тому, что любимой женой никто не назначит. А быть военным «трофеем» все же не очень приятно, хотя определенные обязательства по отношению к наложницам у мусульман тоже есть. Например, и женам, и наложницам мусульманин обязан уделять время для исполнения супружеского долга. В случае максимальной «укомплектованности штата» жен, спальню каждой из них муж должен посетить хотя бы раз в месяц.

Но, допустим, других жен у вашего избранника нет, к ИГ он тоже не причастен. Простой мусульманский парень, который чтит Коран и посещает мечеть. Вас ведь он туда не потянет. Нет. Но в счастливом браке, скорее всего, появятся дети. И здесь мы подходим к ответу на вопрос, который задавали выше. Дети мусульманина, независимо от конфессиональной принадлежности второй половины, должны быть мусульманами и никак иначе. Именно поэтому мусульманка не может выйти замуж за иноверца – рожать детей она будет уже вне ислама. А православная в исламской семье по умолчанию приумножает число «воинов Аллаха». И будьте уверены, все члены этой семьи будут стремиться воспитать ребенка в духе своей веры, особенно если это мальчик. Молитвы, причастия и православные посты исключены. Только намаз, мечеть и рамадан.

Как сложатся отношения с родственниками мужа, предположить нельзя, здесь все зависит от ряда условий и факторов – например, переезжает ли христианка в дом к мужу или они живут вместе на «нейтральной» территории. В первом случае у всех старших родственников вы будете находиться в подчинении. Строгая иерархия большинства мусульман России и стран СНГ разделяет быт мужчин и женщин, им в основном не принято даже находиться в одном помещении или сидеть за одним столом. Как и выходить из дома без сопровождения. Одинокая молодая женщина на улице в глазах многих наших бывших соотечественников по СССР, не говоря уж о странах Ближнего Востока и Средней Азии, считается особой легкого поведения, и относятся к ней соответственно. 

Вот основные моменты, которые нужно учесть православной девушке, которой сделал предложение мусульманин. Стоит также помнить, что никах и участие в любых других исламских обрядах расценивается Церковью как грех, и в нем необходимо каяться, как в отпадении от веры. Если же ваш избранник принадлежит к исламу лишь номинально, в силу рождения и воспитания, а семейные отношения выстраивает исключительно в русле гражданского права (представим, что такое возможно), то брак с ним Церковь ничем не отличает от любого другого гражданского сожительства, формально закрепленного в загсе.

Егор Алеев/TASS/Фото ТАСС

Как христиане и мусульмане могут жениться — официальный справочник | Независимые

христианских пасторов и мусульманских имамов собрались вместе, чтобы составить руководящие принципы, в которых подробно излагаются советы о том, как вести себя в межконфессиональных браках.

Хотя брак между представителями разных вероисповеданий полностью легален в Великобритании, пары часто сталкиваются с сопротивлением и враждебностью как со стороны членов семьи, так и со стороны религиозных лидеров. Иногда и мусульмане, и христиане чувствуют давление, чтобы они обратились в другую веру, чтобы избежать негативных последствий и остракизма.

Новые правила христианско-мусульманского форума подчеркивают необходимость для религиозных лидеров принимать межконфессиональные браки и предупреждают, что никто никогда не должен чувствовать себя принужденным к обращению. Публикация документа, который сегодня будет широко представлен в Вестминстерском аббатстве, имеет большое значение, потому что среди тех, кто поддерживает его, есть имамы из более ортодоксальных исламских школ мысли и христиане-евангелисты.

Среди тех, кто подписался под документом, были шейх Ибрагим Могра, видный имам из Лестера из консервативной школы Деобанди, правый преподобный Пол Хендрикс, младший епископ католической архиепископии Саутварк, и Амра Боун, одна из немногих женщин. в стране заседать в шариатском суде.

Оценить количество людей в смешанных браках сложно. По данным переписи 2001 года, 21 000 человек, но демографы считают, что эта цифра значительно выше.

Документ, названный «Когда встречаются две веры», является результатом месяцев кропотливых переговоров между христианскими и мусульманскими лидерами и подчеркивает необходимость терпимости и принятия смешанных браков.

Среди рекомендаций — выступление против принудительного обращения в другую веру, признание законности межконфессиональных браков в соответствии с британским законодательством, непредвзятое пастырское попечение и полный отказ от любого насилия.

«Может показаться, что мы констатируем очевидное, но об этом нужно сказать», — сказал шейх Ибрагим The Independent. «В действительности христианские и мусульманские пары часто сталкиваются с очень сложными ситуациями, когда недостаточно терпимости или правильного пастырского ухода, и это может привести к очень разрушительным и негативным переживаниям для них».

Имам из Лестера сказал, что священнослужители были заинтересованы в разработке руководящих принципов, потому что с годами они наблюдали рост числа межконфессиональных браков.

«Очевидно, что это уже проблема, и она будет становиться все более и более распространенной», — сказал он. «Пасторам и имамам имеет смысл быть готовыми к таким ситуациям, а не оставаться без рекомендаций, когда к ним обращаются пары, ищущие их совета».

Люди, имеющие опыт межконфессиональных браков, говорят, что пары часто сталкиваются с самыми разными трудностями. В исламе мужчинам разрешено жениться на «людях книги», христианах и евреях. Но мусульманским женщинам не разрешается выходить замуж за пределами их веры.Между тем, многие из наиболее консервативных или евангельских христианских конфессий настаивают на том, чтобы супруги обращались в христианство или обещают вырастить своих детей христианами.

Хизер аль-Юсеф, консультант Relate, вышедшая замуж за мусульманина-шиита, была одной из тех, кого Христианско-мусульманский форум попросил дать совет по поводу руководящих принципов.

«Есть, конечно, целый ряд мусульман и христиан. Некоторые группы либерально относятся к смешанным бракам, другие — гораздо более собственнически. Хорошая новость заключается в том, что христиане и мусульмане все больше осознают необходимость говорить об этих вещах.Сам факт, что у нас так много людей говорят, уже сам по себе успех ».

« Мы были шокированы тем, насколько нас «сурово осудили и отругали». мужчина католик, а жена мусульманка) изо всех сил пытались найти поддержку

Хотя мы были разных вероисповеданий, мы подошли к ним одинаково. Хотя мне было за 30 и я была хорошо образована, со мной обращались как с глупой маленькой девочкой которая попала в безответственную ситуацию, которую можно было разрешить только обращением моего жениха.

Также предполагалось, что, хотя мой жених был католиком, его религия была менее важной и что он, вероятно, не верил в нее в той же степени, в какой мусульмане верили в свою религию. Нас не спрашивали, что нас сближало, как мы встречались, как справлялись с разногласиями. Вместо этого нас жестко осудили и отчитали. Мы обсуждали вариант обращения одного из нас, но решили, что это не для нас.

Мы были шокированы тем, насколько разногласными и закулисными были некоторые мусульманские священнослужители. В конце концов, мы нашли мусульманского священнослужителя, который видел все так же, как и мы. Совет, который он дал нам, был превосходным, поскольку мы сосредоточились на том, что делало нас похожими.

Экуменические и межконфессиональные браки — для вашего брака

До последних десятилетий идея женитьбы католика вне веры была практически неслыханной, если не табу. Такие свадьбы проходили на частных церемониях в приходском доме настоятеля, а не в церковном святилище перед сотнями друзей и родственников.

В наши дни многие люди женятся по религиозному признаку. Количество экуменических браков (католик выходит замуж за крещеного некатолика) и межконфессиональных браков (католик выходит замуж за некрещеного нехристианина) варьируется в зависимости от региона.В районах США с пропорционально меньшим количеством католиков до 40% состоящих в браке католиков могут состоять в экуменических или межконфессиональных браках.

Из-за проблем, которые возникают, когда католик вступает в брак с представителем другой религии, церковь не поощряет эту практику, но пытается поддержать экуменические и межконфессиональные пары и помочь им подготовиться к решению этих проблем в духе святости. Богослов Роберт Хатер, автор книги 2006 года «Когда католик женится на некатолике», пишет: «Отрицательное отношение к смешанным религиозным бракам оказывает им медвежью услугу.Это святые заветы, и к ним нужно относиться соответствующим образом ».

Брак можно рассматривать на двух уровнях: является ли он действительным в глазах Церкви и является ли это таинством. И то, и другое частично зависит от того, является ли некатолический супруг крещеным христианином или некрещеным человеком, например евреем, мусульманином или атеистом.

Если некатолик является крещеным христианином (не обязательно католиком), брак действителен до тех пор, пока католическая сторона получит официальное разрешение епархии на вступление в брак и соблюдает все условия католической свадьбы.

Брак между католиком и другим христианином также считается таинством. Фактически, церковь считает все браки между крещеными христианами сакраментальными до тех пор, пока для них нет препятствий.

«Их брак основан на христианской вере через крещение», — объясняет Хатер.

В случаях, когда католик женится на не крещеном христианине — это известно как брак с несоответствием культу — «церковь проявляет большую осторожность», — говорит Хейтер.Для того, чтобы брак был действительным, требуется «разрешение от несоответствия культу», которое является более строгой формой разрешения, данного местным епископом.

Союз католика и некрещеного супруга не считается сакраментальным. Однако Хатер добавляет: «Хотя они не участвуют в благодати таинства брака, оба партнера получают пользу от Божьей любви и помощи [благодати] через свою хорошую жизнь и веру».

Подготовка к браку

Качественная подготовка к браку важна для того, чтобы помочь парам справиться с вопросами и проблемами, которые возникнут после того, как они узами узами брака.

Вопросы, которые следует рассмотреть помолвленной паре, включают в себя, в какое религиозное сообщество (или сообщества) будет вовлечена пара, как пара будет обращаться с расширенной семьей, у которой могут быть вопросы или опасения по поводу религиозной традиции одного из супругов, и как пара будет развивать дух единства, несмотря на религиозные различия

Из всех проблем, с которыми столкнется экуменическая или межконфессиональная пара, наиболее острой, вероятно, будет вопрос о том, как они воспитывают своих детей.

«Церковь ясно дает понять… что их браки будут более сложными с точки зрения веры», — пишет Хатер. «… Особые проблемы существуют также, когда дело доходит до воспитания детей в католической вере».

Из-за этих проблем церковь требует, чтобы католическая сторона была верна своей вере и «дала искреннее обещание сделать все, что в его или ее силах», чтобы их дети крестились и воспитывались в католической вере. Это положение Кодекса канонического права 1983 года является изменением по сравнению с версией 1917 года, которая требовала абсолютного обещания воспитывать детей католиками.

Аналогичным образом, от супруга-некатолика больше не требуется обещать принимать активное участие в воспитании детей в католической вере, а вместо этого «быть проинформированным в надлежащее время об этих обещаниях, которые должна дать католическая сторона, так что что очевидно, что другая сторона действительно осознает обещание и обязательства католической партии », — говорится в кодексе. (Полный текст см. В Кодексе канонического права 1983 года [текущий] , каноны 1124–1129 о «смешанных браках».)

Но предположим, что некатолическая партия настаивает на том, что дети не будут воспитаны католиками? Епархия все еще может дать разрешение на брак при условии, что католическая партия обещает сделать все, что в ее силах, для выполнения этого обещания, пишет Хатер.Он отмечает, что брак может быть законным, но разумно ли это? Это вопросы, которые, возможно, также необходимо изучить при подготовке к браку.

Если дети воспитываются в другой вере, отмечает он, «родители-католики должны показывать детям хороший пример, подтверждать основные убеждения религиозных традиций обоих родителей, знакомить их с католическими верованиями и обычаями и поддерживать детей в веру, которую они исповедуют ».

Свадебная церемония

Поскольку католики считают брак священным событием, церковь предпочитает, чтобы экуменические межконфессиональные пары заключали брак в католической церкви, предпочтительно в приходской церкви католической партии. Если они хотят заключить брак в другом месте, они должны получить разрешение от местного епископа. Он может разрешить им вступить в брак в месте поклонения супруга-некатолика или в другом подходящем месте с министром, раввином или гражданским судьей — если у них есть веская причина, согласно Конференции католических епископов США. Это разрешение называется «отказом от канонической формы». Без него свадьба, проведенная не в католической церкви, не считается действительной.

Для экуменической или межконфессиональной пары популярно и приемлемо приглашать священника некатолического супруга на свадьбу.Но важно отметить, что, согласно каноническому праву, только священник может совершать католическую свадьбу. Министр может сказать несколько слов, но не может исполнять обязанности или председательствовать на совместной церемонии.

Обычно рекомендуется, чтобы экуменические или межконфессиональные свадьбы не включали причастие. Таким образом, большинство экуменических или межконфессиональных свадеб происходит вне мессы: есть разные службы для католика, заключающего брак с крещеным христианином, и католика, заключающего брак с некрещеным человеком или катехуменом (человеком, готовящимся к крещению).

«Принятие Причастия — знак единства с церковным сообществом», — поясняет он. «В день свадьбы тот факт, что половина конгрегации не принадлежит к католической общине [и, следовательно, не принимает причастие], не может быть признаком приветствия или единства в день свадьбы пары». «Это можно сравнить с приглашением гостей на праздник и запретом им есть», — добавляет он.

Если экуменическая пара хочет отпраздновать свою свадьбу в мессе, они должны получить разрешение епископа, говорит Хейтер.«Кроме того, только с его разрешения человек, кроме католика, может причащаться в церкви во время такой свадьбы».

Католико-еврейские свадьбы

евреев и христиан разделяют взгляды на брак как на священный союз и символ связи Бога со своим народом.

Более строгие ветви иудаизма, такие как ортодоксальный и консервативный, запрещают или категорически отговаривают евреев вступать в брак с неевреями и запрещают своим раввинам участвовать в межрелигиозных брачных церемониях.

«Консервативный иудаизм рассматривает только брак двух евреев как… священное событие», — сообщил Комитет по экуменическим и межрелигиозным вопросам при USCCB, который обсуждал католико-еврейские браки на конференции в ноябре 2004 года. Реформистская ветвь иудаизма категорически не поощряет межконфессиональные браки , но нет никаких юридических запретов на это, как в более строгих отраслях.

Часто католико-еврейская свадьба проводится в нейтральном месте — с разрешения епископа — так что ни одна семья не будет чувствовать себя неловко.В таких случаях, скорее всего, будет исполнять обязанности раввина. Пара должна иметь разрешение от канонической формы, чтобы такая свадьба была действительной в католической церкви.

«Ваш пастор может участвовать в свадьбе, давая благословение, но на католико-еврейских свадьбах, как правило, исполняет обязанности раввина», — пишет отец Дэниел Джордан, судебный викарий Трибунала епархии Берлингтона, штат Вашингтон

Что касается детей от католико-еврейского брака, религиозные лидеры соглашаются с тем, что «гораздо предпочтительнее, чтобы потомки смешанных браков воспитывались исключительно в одной или другой традиции, сохраняя при этом отношение уважения к религиозным традициям народа. «другая» сторона семьи », — говорится в отчете конференции.

Традиционно евреи считают евреем любого ребенка еврейской женщины. Вопрос о том, в какой вере, чтобы растить детей, должен быть постоянной темой диалога между парой и во время подготовки к браку. «Попытка воспитать ребенка одновременно и евреем, и католиком… может привести только к нарушению целостности обеих религиозных традиций», — говорится в отчете.

Католико-мусульманские браки

Браки между католиками и мусульманами представляют собой особые проблемы.

Исламские мужчины могут вступать в брак вне своей веры, только если их супруга христианин или еврей. Фактически, у пророка Мухаммеда была жена-христианка и жена-еврейка. Жена-немусульманка не обязана принимать какие-либо мусульманские законы, и ее муж не может удерживать ее от посещения церкви или синагоги. Однако исламским женщинам запрещено выходить замуж за немусульманских мужчин, если их супруга не согласится принять ислам.

Для католиков и мусульман одним из самых сложных аспектов брака является религия детей.Обе религии настаивают на том, чтобы дети от таких браков были частью их собственной религиозной веры.

Такие проблемы будут оставаться проблемой для католиков, вступающих в брак вне веры, в этом все более разнообразном мире, пишет Хатер. Но при позитивном подходе к подготовке и служению и в духе гостеприимства для обеих сторон многие экуменические и межконфессиональные браки могут быть близкими, святыми отражениями Божьей любви.

«Отношение к смешанным бракам с надеждой не сводит к минимуму проблем, которые они представляют, — говорит он, — но признает благословения, которые они могут позволить супругам, детям и религиозному сообществу.”

РЕСУРСЫ:

Для дальнейшего чтения:

Когда мусульмане вступают в брак — Межконфессиональный наблюдатель

Дети, рожденные от такого союза, будут черпать вдохновение и направление из ценностей и принципов своих родителей, практики их двух религий и, прежде всего, из их отношений друг с другом и как они справляются со своими различиями. Прекрасное руководство по воспитанию детей в межконфессиональном браке с духовной точки зрения, которое уважает и уважает религии обоих родителей, можно найти в книге Сьюзан Кац Миллер « Быть обоими: объединить две религии в одной межконфессиональной семье» (2013).

Неизбирательное соблюдение того, что может быть воспринято как религиозные правила в чьей-либо религиозной традиции, может стать источником разделения в межрелигиозных отношениях. Если соблюдение человеком религиозных правил существенно меняется в ходе межконфессионального брака, это может иметь серьезные последствия для его или его партнера, особенно если требования сильно отличаются от практики, принятой в вере партнера. В исламе существует множество религиозных правил, которые влияют на большинство сфер жизни, от молитвенных ритуалов до диетических требований, от дресс-кодов до правил получения займов и ссуд.Не всем правилам придается одинаковое значение, и многие практики, которые, как считается, основаны на религиозных законах, проистекают лишь из социокультурных традиций.

Подлинная религиозная практика предполагает осознание смысла, цели и источника предполагаемых религиозных требований вместо того, чтобы безоговорочно принимать их. Изучая значение предполагаемых религиозных правил, вы не только повышаете уровень своего духовного осознания, но и учитесь различать, что является важным и несущественным в практике вашей веры.Способность находить общий смысл и цель объединяет. В межрелигиозном браке понимание смысла религиозных обрядов вашего супруга может углубить вашу связь с партнером, особенно когда аналогичный смысл можно найти в религиозных требованиях или обычаях вашей собственной веры. Например, Рамадан в исламе и Великий пост в христианстве отражают принцип жертвоприношения и поста с целью внутреннего очищения.

Межконфессиональные пары сталкиваются с проблемой уравновешивания различных религиозных обрядов.Важнее всего то, чтобы обе стороны уважали то, что действительно важно для их партнера и для них самих, и искали компромисс в отношении правил и практик, которые для них менее важны. Для этого иногда требуется, чтобы одна сторона отдавала немного больше, чем другая.

Межконфессиональный брак может быть очень полезным и повысить духовное осознание, открывая новые взгляды на божественное и других людей и открывая им новый опыт. Хотя религиозные различия могут иметь большое влияние на брак, в конечном итоге другие аспекты отношений могут иметь большее значение для успеха или неудачи брака.Эмоциональная стабильность и зрелость сторон, их уровень духовного осознания и совместимость в паре во многом определят, как они будут справляться со своими религиозными различиями. Когда обе стороны уверены в том, кто они есть, в том числе в своей религиозной идентичности, и их отношения определяются взаимной любовью и доверием, уважением к различиям друг друга и сосредоточением внимания на Боге, религиозные различия становятся второстепенными в отношениях.

Перспективы обращения смешанных браков в православные приходы в Питтсбурге, штат Пенсильвания, на JSTOR

Абстрактный

Эта статья, основанная на этнографическом исследовании, проведенном в Питтсбурге, исследует опыт межамериканских браков, перешедших в восточное православие. Восточное православие, долгое время характеризующееся как разновидность христианства, в основном этническая по своей ориентации и замкнутая в отношениях с американскими религиозными и культурными мейнстримами, за последние тридцать лет привлекало все большее число новообращенных американцев. В то время как мотивы и перспективы более откровенно богословских обращений привлекают внимание, переходы между смешанными браками часто игнорируются как естественные результаты вступления в брак и семейной жизни. Примечательно, что новообращенные между смешанными браками часто подчеркивают, что их решения вступить в православную церковь принимаются автономно, независимо от внешних влияний.Оценивая способы изображения новообращенных между смешанными браками в приходской жизни, а также мотивы и точки зрения, которые они сами выражают в интервью, я утверждаю, что язык и предположения американского духовного рынка глубоко влияют на сегодняшнее понимание православными христианами семьи и религии. Личный выбор и индивидуализм, а не ожидания от традиционно приписываемых идентичностей стали высоко оцененными и ценными средствами подсчета православной идентичности в Соединенных Штатах. Тем не менее, преобладание рыночных ценностей не уменьшает эмоционального и социального воздействия семьи и общества на новообращенных в смешанные браки. Скорее, я наблюдал общее повышение важности обоих и частое обоснование их роли как носителей общих ценностей среди этих людей. Таким образом, эта статья представляет собой тематическое исследование того, как личность и семья заботятся о дальнейшем принятии религиозного выбора.

Информация о журнале

«Религия и американская культура» посвящен продолжающемуся научному обсуждению природы, терминов и динамики религии в Америке.Это полугодовое издание, охватывающее разнообразие методологических подходов и теоретических взглядов, исследует взаимодействие между религией и другими сферами американской культуры. Хотя статьи сосредоточены на конкретных темах, они освещают более широкие закономерности, значения и контексты американской жизни.

Информация об издателе

Основанное в 1893 году Отделение печати, журналов и цифровых публикаций Калифорнийского университета занимается распространением научных знаний, имеющих непреходящую ценность. Одна из крупнейших, наиболее выдающихся и новаторских университетских типографий сегодня, ее коллекция печатных и онлайн-журналов охватывает темы в области гуманитарных и социальных наук, с акцентом на социологию, музыковедение, историю, религию, культурологию и региональные исследования, орнитологию и т. Д. право и литература. Помимо публикации собственных журналов, подразделение также предоставляет услуги традиционных и цифровых публикаций многим клиентским научным обществам и ассоциациям.

Дочь выходит замуж вне веры

«Когда дело доходит до моих убеждений о Боге и религии, Омар мне ближе, чем любой, кто ходит в эту церковь.«Именно эта фраза, — говорит Мона Адель *, окончательно убедила одну знаменитую священницу — особенно почитаемую среди горожан-коптов из высшего и среднего класса — предоставить ей документ« об отсутствии препятствий для брака ».

Адель, чуть за 30, выросла в семье коптов-христиан, принадлежащих к верхнему среднему классу, в Каире. Ее мать, по ее словам, изначально подтолкнула ее к встрече со священником, надеясь, что с его ораторским мастерством он отговорит ее выйти замуж за Омара Нура, мусульманина, с которым она познакомилась благодаря совместной деятельности в 2011 году.

«Я несколько месяцев гнался за своим семейным священником, чтобы предоставить мне документ« об отсутствии препятствий для вступления в брак », — говорит Адель. «Он отказался отдать его мне, если я не уверил его в обращении Омара в христианство, что должно было быть сделано тайно. Но мы оба отказались сделать это по принципу отказа от вмешательства религиозных властей в наш брак ».

Исхак Ибрагим, исследователь религиозных свобод в Египетской инициативе по личным правам (EIPR), объясняет, что «документ об отсутствии препятствий для вступления в брак является обязательным для гражданской регистрации любого брака с участием христианской стороны, даже если он к нехристианину.Его можно получить только через епархию, к которой принадлежит христианская партия ». Он говорит, что это действует как заявление Коптской церкви о том, что человек соответствует критериям для брака, установленным Коптской церковью в ее кодексе личных отношений.

По опыту Адель и Нур, христианке, планирующей выйти замуж за мусульманина, получить этот документ крайне сложно. «Только одна пара, которую мы знаем, смогла раздобыть его, — говорит Адель, — и это произошло благодаря личным связям семьи женщины в церкви.”

«Брак в Египте по своей сути религиозен», — говорит Ибрагим. «На практике это означает возможность для мужчины и женщины-мусульманина, принадлежащих к любой из авраамических конфессий, вступить в брак и зарегистрировать свой союз с государством. С другой стороны, мусульманка не может выйти замуж за мужчину-немусульманина, даже если у нее есть другой паспорт, поскольку это противоречит исламскому шариату, и поэтому такая пара не может вступить в брак в Египте или вступить в брак. получить признание брака государством.”

«Моим родителям было нелегко принять мое решение выйти замуж за Омара», — вспоминает Адель. «Для них обоих это было предательством. Для моего отца речь шла не о религиозных убеждениях как таковых, а о религиозной идентичности и его опыте отчуждения как копта. Во время своей военной службы в 1973 году он вспоминает несколько случаев, когда сослуживцы часто падали на пол в случае победы египетской армии над израильским врагом с криками «Аллах Акбар». Его товарищи приписывали успех страны Богу и часто шептались между собой о том, что он копт.«Это отчуждение, — говорит Адель, со временем нарастало, поскольку он отдалился от нескольких близких друзей, которые разделяли его левые взгляды и впоследствии приняли радикальный исламизм.

Адель в конце концов вышла замуж, и, хотя ее отец не одобрил ее выбор, он присутствовал на их свадьбе. Однако ее мать отказалась приехать.

Ограниченный выбор

«Остается значительная часть христианского общества, которая воспринимает такие браки как источник стыда для семьи женщины», — говорит исследователь Ибрагим. «Обращение в ислам еще больше усугубляет позор, связанный с таким браком».

Уильям Бекхит *, юрист и коптский активист, который помогает семьям в Александрии находить своих «пропавших без вести» дочерей, проверяя списки обращенных в Аль-Азхар, заявляет, что в большинстве случаев межрелигиозных браков, в которых он участвовал, женщина законно была сменила религию. Бекхит добавляет, что такие браки плохо отражаются на социальном положении семьи в местной христианской общине. «Дочь, выходящая замуж вне веры, воспринимается как моральная неспособность родителей благочестиво воспитывать своих дочерей и, следовательно, может повлиять на других братьев и сестер, особенно на шансы сестер на замужество.”

Ибрагим считает, что семьи часто говорят, что их дочери были похищены или обмануты, чтобы избежать остракизма, представляя себя или своих дочерей жертвами, вместо того чтобы нести позор и вину за то, что они не смогли вырастить своих дочерей. «По моему опыту, христианку редко похищают физически, а затем принуждают к браку». Однако многие христиане искренне верят, что христианок похищают и принуждают к обращению.

Бекхит, размышляя о своем опыте работы в основном с семьями из бедных слоев среднего класса и рабочего класса в Александрии, видит, что браки часто дают женщинам шанс улучшить свой жизненный уровень и классовое положение или скрыть стыд, связанный с этим. участие в добрачных отношениях с представителем другой религии. «Многие женщины вступают в такие браки добровольно, но в социальной среде, где свобода действий оговаривается в рамках притеснений из-за бедности, а также гендерной и религиозной принадлежности.”

Для Халы Булес неспособность добиться развода, что очень трудно для христиан-коптов, была ее первым шагом на пути к браку с мусульманином.

«Я несколько раз говорила со своим духовным священником о том, что хочу развестись с мужем. Я сказал ему, что мой сосед-мусульманин сказал мне, что, если я обращусь в ислам, я смогу развестись, и что я был в таком отчаянии, что обдумывал это. Он сказал мне, что это твоя жизнь, делай, что хочешь, — говорит Булз.

Боулз, ей чуть за тридцать, она родом из рабочего городского квартала.Она жила со своей матерью почти год из-за непримиримых разногласий со своим тогдашним мужем, который также является ее двоюродным братом.

«Я вернулся домой обезумевший после разговора со священником. Я не ожидал, что он мне это скажет. Мой сосед снова предложил мне помочь с процессом конвертации. Она сказала мне, что кроме меня никто мне не поможет, — продолжает Булз. Она привыкла проводить время со своим соседом Мадихой Ахмедом * и сыном Ахмеда Тахой Хамедом *, которые вызвались отвезти ее в дом своего отца в другом мухафазе и помочь с оформлением документов о конверсии.

Хамед взял Буля к семье своего отца, а они почти каждый день ездили в Каир, чтобы оформить документы. «После того, как я завершила оформление документов, которые позволят мне развестись с моим первым мужем, я попросила вернуться в дом моей матери. Таха сказал, что моя семья никогда не заберет меня после того, что я сделал. Он сказал мне, что я их пристыдил, а вместо этого предложил выйти за меня замуж и остаться с ним в доме его семьи », — говорит Булз. После того, как она связалась со своим братом по телефону, но встретила словесные угрозы, она решила выйти замуж за Хамеда и попытаться забыть о своей прежней жизни.

Насилие

«Слухи о связях мусульманских женщин с мужчинами-христианами часто становятся причиной конфликтов и насилия, поскольку такие отношения можно назвать источником стыда для семьи женской партии», — говорит Ибрагим. Следовательно, он заявляет, что часто семья мужчины, расширенная семья и даже несемейные соседи-христиане подвергаются насилию в качестве коллективного наказания за одного члена группы предполагаемого проступка.

Двумя наиболее распространенными причинами межрелигиозного насилия являются слухи о межрелигиозных романах и христианах, которые строят церкви или используют свои дома для молитв.

В мае 2016 года в деревне Карм в Минье семь христианских домов были разграблены и сожжены на волне слухов о том, что мужчина-христианин имел романтические отношения с мусульманкой, но это был вид избитой пожилой женщины — матери мужчины. раздели и протащили по улице, в результате чего инцидент попал в заголовки национальных и международных газет.

По словам Ибрагима, в этих ситуациях государство вкладывается в поддержание имиджа социальной стабильности, поэтому обычно вмешательство направлено на успокоение большинства, которое в Египте является преимущественно мусульманским, за счет христианского меньшинства.Обычно дела не доходят до суда, и происходят собрания по примирению, на которых принято решение о переселении семьи христианина.

Некоторые мусульманские священнослужители обвиняют коптов в заговоре с целью похищения христианок, принявших ислам, с целью заставить их вернуться в христианство. На эти утверждения ссылались в нападках на коптскую жизнь, собственность и церкви. Они были повторены в видеоролике, опубликованном Исламским государством в Ливии, на котором показаны убийства 21 похищенного копта. Видео, выпущенное «Исламским государством» в феврале 2015 года и с тех пор широко распространенное в социальных сетях, имеет подпись в конце, в которой говорится, что кровопролитие было «местью Камелии и ее сестер», а заложники называются «людьми из народа». крест, последователи враждебной египетской церкви.”

В июле 2010 года Камелия Шехата, коптская женщина, вышедшая замуж за священника, исчезла из своего дома, а через пару недель ее вернули семье сотрудники госбезопасности. Салафитский проповедник Абу Яхья, который утверждает, что лично участвовал в помощи Шехате в обращении в ислам, утверждает, что она собиралась принять ислам по собственному убеждению, прежде чем государственная безопасность вмешалась, чтобы вернуть ее в церковь. Официальная версия, которую также поддерживает церковь, гласит, что она жила со своими родственниками из-за проблем в браке, пока Служба безопасности не нашла ее и не вернула мужу.В мае 2011 года она появилась на христианском спутниковом канале «Аль-Хаят» со своим мужем и сыном, где заявила, что покинула свой дом из-за семейного спора. Она отвергла утверждения о том, что она приняла ислам или что церковь удерживала ее против ее воли.

«Дела Константина Вафаа и Камелии Шехата были особенно чувствительными, поскольку оба дела касались жен священников», — говорит Ибрагим, поэтому церковь стала непосредственным участником спора. Что касается Константина, то она пропала без вести из своего дома в конце 2004 года, после чего государственная служба безопасности уведомила церковь о том, что она хотела бы обратиться в христианство.По словам Ибрагима, церковь оказала давление на государство, чтобы разрешить им доступ к Константину для проведения собраний, и впоследствии Константин заявил генеральному прокурору о своем желании оставаться христианином и был возвращен церкви. С тех пор она не появлялась на публике.

Работа с семьей

«Через несколько недель после моего замужества мой тесть предложил забрать меня обратно в семью за спиной своего сына», — говорит Булз. «Он сказал, что моя мать просила меня, и что она была готова на все в обмен на мое возвращение.Сначала мне было страшно, я просто хотел, чтобы прошлое осталось в прошлом. Но он все время говорил мне, просто поговори с ней, она в первую очередь мать ». Затем ее тесть организовал ее возвращение в семью в обмен на деньги. Ее семья была так рада, что она вернулась, что простила ее. Ее муж, с другой стороны, предупредил местных шейхов, чтобы те принудили его отца вернуть ее, на что отец в ответ арестовал его за уклонение от военной службы.

Адель рассталась со своей матерью через пару лет после замужества.Их отношения начали налаживаться после того, как она родила первенца. Она рассказывает о том, как они с мужем согласились крестить ее детей, хотя их юридические документы должны соответствовать религии их отца. «Для нас это знак солидарности с верой моих родителей». Родители ее мужа, которые иным образом не возражали против их брака, отказались присутствовать на церемонии крещения.

«Я планировала устроить вечеринку-сюрприз на день рождения моей матери. Я пригласил всех ее друзей, в том числе из церкви, только для того, чтобы один из ее близких друзей позвонил мне и немедленно отменил приглашение », — вспоминает Адель.«Оказывается, — говорит она, — она ​​рассказала о моем браке только одному близкому другу и не хотела, чтобы другие ее церковные друзья знали, что я замужем за мусульманином».

«Наш старый дом был обращен к мечети, если бы кто-нибудь из соседей узнал обо мне, они забрали бы меня от моей семьи, и я больше никогда их не увижу», — говорит Булес. После ее возвращения вся семья была вынуждена переехать, опасаясь за свою безопасность. Ее муж отказывается развестись с ней и устроил бандитам избиение ее брата.Она ждет, когда будут завершены ее документы по хулу, в надежде выйти из своего тождественного забвения (на бумаге она все еще мусульманин, замужем за мусульманином) и продолжить свою жизнь. Она говорит, что в настоящее время она обручена с мужчиной-христианином, несмотря на свой предыдущий опыт. «Конечно, я хочу снова выйти замуж, у меня ничего нет, мой отец умер, а моя мать старая и больная. Мой брат женат, а сестра замужем. У меня никого нет. Никто никого не возит. Каждый несет свой груз.И вы можете увидеть, на что похож мир, в котором мы живем. Если я не могу искать защиты у мужчины, если нет человека, который мог бы защитить меня, нести меня и мириться со мной, никто не будет ».

Адель и ее муж сейчас живут в квартире в районе Каира, где живут представители среднего класса, вместе со своими двумя детьми. Она считает, что пространство, открывшееся в 2011 году, не только как физическое пространство для встреч с ее мужем, но и как пространство, открывшее возможности для представления другого будущего, в котором, возможно, христианско-мусульманские отношения будут отличаться от тех, которые были до 2011 года. .«Революция сыграла значительную роль в том, что некоторые мечты стали для меня более осязаемыми. Если бы не это, я, может быть, не решилась бы выйти замуж за Омара. Не то чтобы я сожалел о своем решении выйти замуж, но трудно себе представить, что я рискую таким же образом оттолкнуть членов моей семьи, если бы у меня не было такого твердого убеждения, что все может быть по-другому ».

* Имена в этой статье были изменены для защиты личности.

За кого бы вам разрешили выйти замуж в Израиле сегодня? — Еврейский мир — Гаарец | Новости Израиля, данные о вакцинах против COVID, Ближний Восток и еврейский мир

На веб-сайте некоммерческой организации Hiddush, пропагандирующей религиозную свободу и равенство в Израиле, есть карта мира, на которой показаны страны, ограничивающие свободу брака. Страны, которые вводят «строгие ограничения», включают большинство государств между Марокко на западе и Пакистаном на востоке. И Израиль не исключение.

Статьи по теме

Брак в еврейском государстве — сложный вопрос, почти полностью находящийся в ведении религиозных властей.

Нет гражданского брака. Евреи могут заключать брак только на религиозной церемонии, от ортодоксального раввина под руководством главного раввината, высшего религиозного авторитета евреев в Израиле. Это означает, что между евреями и неевреями нет межконфессиональных браков, поскольку ортодоксальный иудаизм не допускает смешанных союзов. Израильтяне, принадлежащие к другим течениям иудаизма, таким как реформистский или консервативный, все равно должны связывать себя узами брака перед ортодоксальным раввином на традиционной церемонии, если они хотят, чтобы их брак был признан государством.

Щелкните здесь, чтобы узнать больше о смешанных браках в Израиле: специальный проект Haaretz для Шавуот 2014.

Другие религиозные авторитеты, признанные Израилем, в том числе мусульман и христианских конфессий, также не заключают межконфессиональных браков, поэтому еврей не может жениться на мусульманине или христианине, если один из членов пары не перейдет в веру своего партнера.(Исламский закон технически позволяет мужчине-мусульманину жениться на христианке или еврейке, если их дети воспитываются мусульманами, но мусульманские священнослужители и ученые не одобряют эту практику. )

Эта религиозная монополия, которой нет равных среди других западных демократий, ставит людей, чей религиозный статус зарегистрирован как «другие», в особенно шаткое положение.В основном это касается иммигрантов из бывшего Советского Союза, получивших израильское гражданство, потому что у них был хотя бы один еврейский родитель или дедушка или бабушка, но которые не считаются евреями по религиозному закону, который требует, чтобы мать человека была еврейкой.

В 2010 году, пытаясь решить эту проблему, Кнессет принял закон, признающий гражданские союзы, но только в том случае, если оба партнера зарегистрированы как не принадлежащие ни к какой религии.Группы за гражданские права критиковали закон за то, что он слишком ограничительный и стигматизирующий, потому что на практике он заставляет этих иммигрантов вступать в брак только между собой.

По словам Хиддуша, который подал запрос о свободе информации в Министерство внутренних дел, только в среднем 18 пар в год воспользовались новым законом.

Некоторые из этих иммигрантов и других неевреев, проживающих в Израиле, пытаются решить проблему путем официального обращения в иудаизм, но только православное обращение считается действительным, а процесс длительный и сложный и требует от кандидатов, большинство из которых являются светскими людьми, обещают высокую степень соблюдения еврейских правил.

С 1960-х годов, после знаменательного решения Верховного суда, многие межконфессиональные пары смогли обойти закон, заключив брак за границей (Кипр является ближайшим и одним из самых популярных направлений), а затем признали союз Министерством внутренних дел Израиля.

Будьте в курсе: подпишитесь на нашу рассылку новостей
Спасибо за регистрацию.

У нас есть и другие информационные бюллетени, которые, на наш взгляд, будут для вас интересными.

кликните сюда

Ой. Что-то пошло не так.

Повторите попытку позже.

Попробуй снова

Спасибо,

Указанный вами адрес электронной почты уже зарегистрирован.

Закрывать

Этот процесс также может быть утомительным и навязчивым, особенно когда один из членов пары не является израильтянином, что заставляет чиновников министерства требовать доказательств того, что брак был подлинным и заключен не с целью получения гражданства.Пары подвергаются подробному допросу и просят представить фотографии, письма и другие доказательства характера их отношений.

Раввин Ури Регев, президент и главный исполнительный директор Hiddush, отметил, что даже израильская пара, в которой оба партнера, несомненно, являются евреями согласно православным религиозным законам, все чаще отказываются от брака в пользу сожительства из-за власти ортодоксального истеблишмента над институтом. По его словам, некоторые светские израильтяне возражают, в частности, против того, что они считают неэгалитарным характером православной церемонии.

Они также не хотят подпадать под юрисдикцию раввинских судов в случае, если они решат развестись.Согласно еврейскому закону, для развода супружеской пары муж должен дать жене разрешение на развод. Это условие может превратить женщину в «агуну», жену, которая не может повторно выйти замуж и «прикована» к своему мужу до тех пор, пока он не согласится дать развод.

Однополые пары также не могут вступать в брак.Партии «Еш Атид», «Лейборист» и «Хатнуах» представили в Кнессет несколько предложений по закону, вводящему гражданский брак в Израиле, и их обсуждение запланировано на летнюю сессию парламента.

Ультраортодоксальных женихов объявили ливанским мусульманином после бруклинской свадьбы

Еврейские общины по всей Америке были потрясены на этой неделе после того, как выяснилось, что ливанскому мусульманину, живущему как ультраортодоксальный еврей, удалось обмануть женщину-харедим, чтобы она вышла за него замуж в Нью-Йорке. район Бруклина.

Этот человек был известен под псевдонимом Элия Халива и свободно говорил на иврите, что помогло ему ассимилироваться в еврейской общине Техаса, где он прожил семь лет.

По словам родителей невесты, их дочь открыла тайну мужа примерно через месяц после свадьбы, когда она нашла ливанский паспорт среди его вещей. Она рассказала своей семье о своем открытии и скрылась.

По словам главы Хабадского дома в Техасском университете A&M раввина Джозефа Лазарова, присутствовавшего на свадьбе, студент, представившийся как Элия Халива, впервые начал посещать Хабад и другие еврейские учреждения в 2018 году, где он иногда посещал субботние трапезы. и примите участие в молитвах и уроках Торы.

По словам Лазарова, пара познакомилась на сайте знакомств. Невеста, происходящая из сирийской еврейской семьи, просто думала, что ее будущий муж был евреем ливанского происхождения.

Лазаров говорит, что он предупредил семью невесты перед свадьбой, что поведение мужчины «не отражает поведение полностью соблюдающего еврея», и что он сказал раввину, проводившему церемонию, что он сам не может подтвердить еврейский статус жениха.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного