Деревенские городские: «Деревенские» на «городских» — Ведомости

Разное

Содержание

«Деревенские» на «городских» — Ведомости

Пришло лето, россияне поехали на дачи. Не только на выходные, но и в отпуск: раздумывая об отдыхе, каждый пятый россиянин выбирает дачу. Дача – второе по популярности место отдыха после собственной квартиры или дома: по данным ВЦИОМ, в 2009 г. дома отдыхали 59% опрошенных, на даче – 22%, остальные варианты набирали меньше 10%. В этом году ситуация схожая: дома планировали отдохнуть 55%, на даче – 19%.

Не только отдохнуть, но и поработать: приусадебные участки остаются существенным средством производства сельхозпродукции: по данным Росстата, хозяйства населения производят примерно половину ее в стране. В 2009 г. – 46,4%, сельхозорганизации произвели 45,9%, фермерские хозяйства – 7,7%.

Дача – от слова «дать» – это дарованная феодалом или царем земля. Культура дачной жизни и сами дачи много раз менялись на протяжении столетий, превратившись к концу советского периода истории в способ подкормить народ внебюджетными средствами. Рабочие и служащие получали небольшие участки в коллективных садоводствах для выращивания продовольствия, которого не хватало. Как часть советской потребительской мечты наша дача отличалась, скажем, от американской (собственный дом) как раз возможностью личного сельскохозяйственного производства. Эта возможность, к слову, была очень востребована в переходный период после распада СССР. Востребована она и сейчас, поскольку переходный период продолжается.

Российские дачи – это, безусловно, элемент нашей культуры. Но, оказывается, это еще и свидетельство незавершенной социальной модернизации. Мы писали («От редакции: месть и закон», «Ведомости» от 15.06.2010) о том, какую роль в социальной модернизации играет переход общества от неписаных правил к писаным, т. е. к соблюдению законов. Урбанизация населения – еще один важный показатель.

В России 73% населения живет в городах, причем последние 20 лет доля не менялась (данные доклада «Социальное и демографическое развитие России», подготовленного по инициативе ЮНФПА в 2010 г. ). Казалось бы, мы можем благополучно отнести себя к урбанизированным странам. Впрочем, у нас к городскому населению относятся и жители поселков городского типа, а 15% российских городов не соответствуют законодательному критерию минимальной численности в 10 000 человек.

Авторы доклада «Готово ли российское общество к модернизации?», подготовленного Институтом социологии РАН в сотрудничестве с фондом имени Фридриха Эберта, отмечают и важные качественные характеристики российского городского населения. Оказывается, что в массе своей горожане прошли первичную социализацию в более мелких населенных пунктах, чем те, где они живут сейчас: 37% совершеннолетних россиян прошли первичную социализацию в селах и лишь четверть – в крупных городах. 10% жителей крупных городов – выходцы из деревни.

Мировоззрение коренных жителей мегаполисов и горожан в первом поколении сильно различается. Выходцы из деревни в качестве приоритетов модернизации гораздо чаще видят социальную справедливость, потомственные горожане – борьбу с коррупцией, у первых сильнее патерналистские, традиционалистские и коллективистские установки, у вторых – инициативность, предприимчивость, готовность к переменам, индивидуализм. «Деревенские» в отличие от «городских» гораздо чаще поддерживают соседские сети общения, но гораздо реже планируют свою жизнь. «Городские» больше учатся и более включены в информационные технологии и т. д.

Получается, что значительная часть горожан не являются носителями городской культуры, функционально важной для классической модернизации. Более того, эта ситуация стабильна – во многом благодаря дачам. Землю в собственности имеет 45% населения страны, а в деревне живет только 27%. Почти четверть горожан занимаются подсобным хозяйством для получения дополнительного натурального или денежного дохода.

В то же время 45% сельских жителей не имеют своей земли, а половина тех, кто имеет, не обрабатывают ее. Это значит, что в условиях низкой мобильности и низкой доступности культурных и образовательных услуг сельская культура деградирует. Типичные «модернистские» качества в деревне характерны как раз для тех, кто обеспечивает себя продуктами питания.

Городские деревенские

Питер мне нравится своей архитектурой, хоть и красота эта заканчивается в центре. Тот район, где я живу, ничем не отличается от любого другого города. Нравится, что город исторический, что здесь жило много личностей. Также, тут больше творчества и развития. Нравится, что вообще можно даже бесплатно попасть на крутые выставки картин и фотографий. В культурном плане здесь лучше. У нас все скромненько и скромненькая жизнь, стороны медали всегда две. Всю жизнь нужно выбирать, что тебе соответствует. Если бы была возможность ездить домой чаще, хотя бы раз в два месяца, может быть я бы не расстраивался.

 

Привычки у меня в деревне были медитирующие, духовные. Я любил выходить в пять утра во двор, наблюдать, как поднимается солнце. Или сидел у окна и смотрел – окна у меня в поле выходили. Смотришь, и будто туман крадется, птицы поют. Здесь стараюсь делать также, но когда убираю штору у окна, взгляд упирается в точно такое же окно у соседей. 

 

Вижу своих сверстников, даже ребят помладше, которые ходят с алкоголем по городу. Я сильно удивился, когда приехал – не потому что я не пил в Беларуси, в моем городе каждый третий выпивает, и даже каждый третий, наверное, из неблагополучной семьи. У нас выпивают, но чтобы так в открытую «я пью, и мне ничего не сделают»? Либо стыдно, что люди увидят, либо страх, что милиция заберет. А милиция не пройдет мимо – даже в гражданском! – обязательно выпишут штраф или увезут. А здесь я даже видел, как идут люди с алкоголем, а полиция ничего не делает. Просто патрулируют – никто не дерется, не стреляют друг в друга, и хорошо. Это странно. Не хочется на это смотреть, не знаю, как объяснить. Тебя же не трогают! Просто некрасиво. Если бы я сам так выпивал, может было бы по-другому. 

 

Выпивают везде, может, это стремление к свободе – жизнь моя, делаю, что хочу. Но, если будет вседозволенность, то возникнет хаос. Нужно стремиться к свободе мыслей, чтобы жить и радоваться настоящему, а не тому, что ты посидел в компании, напился, и считаешь это своей свободой.

 

Я дружил с выпивающими компаниями, потому что нас объединяли детские воспоминания – футбол, костры. Когда детки выросли, начались дискотеки, алкоголь. Я с ними был еще по инерции, а потом в 18 лет понял, что мы разные люди. Последней каплей стало то, что на мой день рождения меня заставили выпить. Потом было плохо, да еще и стыдно перед мамой, хотя она меня не ругала. Подумал, что это не те радости, которые я хочу в жизни. Отсюда пошла разрозненность с друзьями: либо ты с ними, и делаешь то же, что они, либо тебя считают лохом.

 

Я ездил домой летом и собирался уезжать, но потом познакомился с девушкой. Она хочет жить в городе, и я готов пойти на компромисс: жить в городе, но бывать на природе. На такой природе, где хотя бы в километре никого нет. Вот сейчас будут выходные, хорошая погода, солнце, ни ветра, ни дождя. Думаешь – поедем на Финский, насладимся классным закатом. Да, место общественное – будут люди, и это нормально. Но вот ты приезжаешь, а вся дорожка полностью забита людьми; идешь, плечами задевая друг друга – там мест нет, там тоже нет, прошел уже весь берег, ушел за мост, село это солнце, и тебе нужно возвращаться домой.

 

Здесь очень долго куда-то добираться, и нет возможности доехать без пересадок. От меня до прошлой работы было 10 км, то есть дома на электричке это несколько минут езды, но здесь у меня выходило час пятьдесят. Приходишь домой, и нет сил. Странные развязки сделаны больше для машин, а не для людей. До светофора нужно идти пол-километра туда и обратно столько же по другой стороне. Много тратится времени – метро, пересадки, вечные очереди. Ты понимаешь, что время уходит совсем не на то.

 

На клумбах валяются пачки от сигарет, и я думаю: «Где цветочки, я даже их не вижу!» Девушка ругается: «Почему ты так себя ведешь, я тебе тут красоту показываю, а ты делаешь вид, что не замечаешь!» Я правда не замечаю. 

 

Жизнь проходит, а ты живешь в городе на съемной квартире, считая, что это очень здорово: «Я живу в Питере». Сначала у меня тоже был такой образ – перед знакомыми, перед семьей: я переехал в Питер, высоко звучит, я смог. И не рассказывал эту сторону жизни. А когда начинаешь задумываться, делаешь другие выводы.

 

Текст Деонизия Балде / Фото Данила Перевозчиков

Марьяна Романова — Страшные истории. Городские и деревенские (сборник) читать онлайн бесплатно

Марьяна Романова

Страшные истории. Городские и деревенские (сборник)

Жила в одной деревне женщина, Варварой ее звали, которую все считали дурочкой блаженной. Нелюдимой и некрасивой она была, и никто даже не знал, сколько ей лет, — кожа вроде бы без морщин, гладкая, а вот взгляд такой, словно все на свете уже давно бабе опостылело. Впрочем, Варвара редко фокусировала его на чьем-нибудь лице — она была слишком замкнутой, чтобы общаться даже глазами. Самым странным оказалось то, что никто не помнил, как она в деревне появилась.

После войны перепуталось всё, многие уехали, чужаки, наоборот, приходили, некоторые оставались насовсем. Наверное, и эта женщина была из числа таких странников в поисках лучшей участи. Она заняла самый крайний из пустовавших домов, у леса, совсем ветхий и маленький, и за десяток-другой лет довела его до состояния полного запустения. Иногда сердобольный сосед чинил ей крышу, а потом бубнил в прокуренные усы: никакой, мол, благодарности, у нее дождевая вода с потолка в подставленный таз барабанила, я все сделал, стало сухо, а эта Варвара мало того, что «спасибо» не сказала, так даже и не глянула в лицо.

Никто не знал, на что она живет, чем питается. Она всегда ходила в одном и том же платье из дерюжки, подол которого отяжелел от засохшей грязи. В одном и том же — но пахло от нее не густым мускусом человеческих выделений, которые не смывают с кожи, а подполом и плесенью.

И вот однажды, в начале шестидесятых, один из местных парней, перебрав водки, вломился к ней в дом — то ли его подначил кто-то, то ли желание абстрактной женственности было таким сильным, что объект уже не имел значения. Майская ночь тогда стояла тихая, ясная, полнолунная, с густыми ароматами распустившихся трав и проснувшимися сверчками — а до того всем селом отмечали Победу, играл гармонист, пахло пирогами, пили-ели-гуляли. Парня звали Федором, и шел ему двадцать пятый год.

Вломился он в дом Варвары, и уже сразу, в сенях, как-то не по себе ему стало. В доме был странный запах — пустоты и тлена. Даже у деревенского алкоголика дяди Сережи в жилище пахло совсем не так, хоть и пропил он душу еще в те времена, когда Федор младенцем был. У дяди Сережи пахло теплой печью, крепким потом, немытыми ногами, скисшим молоком, сгнившей половой тряпкой — это было отвратительно, и все же в какофонии зловонных ароматов чувствовалась пусть почти деградировавшая в существование, но все-таки еще жизнь. А у Варвары пахло так, словно в дом ее не заходили десятилетиями, — сырым подвалом, пыльными занавесками и плесенью. Федору вдруг захотелось развернуться и броситься наутек, но как-то он себя уговорил, что это «не по-мужски». И двинулся вперед — на ощупь, потому что в доме мрак царил — окна были занавешены от лунного света каким-то тряпьем.

Ткнулся выставленными вперед руками в какую-то дверь — та поддалась и с тихим скрипом отворилась. Федор осторожно ступил внутрь, несильно ударившись головой о перекладину, — Варвара была ростом невелика, и двери в доме — ей под стать. Из-за темноты Федор быстро потерял ориентацию в пространстве, но вдруг кто-то осторожно зашевелился в углу, и животный ужас, какой на большинство людей наводит тьма в сочетании с незнакомым местом, вдруг разбудил в парне воина и варвара. С коротким криком Федор бросился вперед.

— Уходи, — раздался голос Варвары, тихий и глухой, и Федор мог поклясться, что слышит его впервые.

Многие вообще были уверены, что чудачка из крайнего дома онемела еще в военные годы, да так и не пришла в себя.

Она протянула руку к окну, отдернула занавесь, и Федор наконец увидел ее — в синеватом свете луны ее спокойное уродливое лицо казалось мертвым.

— Вот еще! — Он старался, чтобы голос звучал бодро, но из-за волнения, что называется, «дал петуха», и, сам на себя за это раздосадовав, излил злобу на Варвару, ткнув кулаком в ее безжизненное лицо. — Давай, давай… я быстро.

Она не сопротивлялась, и это спокойствие придало ему сил. «Наверное, сама об этом мечтает, рада до смерти и не верит счастью своему, — подумал он.  — Мужика-то, поди, уже лет двадцать у нее не было, если не больше».

Варвара вся была окутана каким-то тряпьем, точно саваном. Федор вроде бы расстегнул верхнюю кофту, шерстяную, но под ней оказалась какая-то хламида, а еще глубже — что-то, похоже, нейлоновое, скользкое и прохладное на ощупь. В конце концов, разозлившись, он рванул тряпки, и те треснули и едва не рассыпались в прах в его ладонях. Варвара же лежала все так же молча, вытянув руки по швам, как покойница, которую готовили к омовению. Глаза ее были открыты, и краешком сознания Федор вдруг отметил, что они не блестят. Матовые глаза, как у куклы.

Но в крови уже кипела вулканическая лава, желающая излиться, освободив его от огня, и ему было почти все равно, кто отопрет жерло — теплая ли женщина, послюнявленный ли кулак или эта серая кукла.

Грудь Варвары была похожа на пустые холщовые мешочки, в которых мать Федора хранила орехи, собранные им в лесу. Не было в ее груди ни полноты, ни молочной мягкости, а соски напоминали древесные грибы, шероховатые и темные, прикасаться к ним не хотелось.

В тот момент сознание Федора словно раздвоилось: одна часть не понимала, как можно желать это увядшее восковое тело — страшно же, противно же, а другая, как будто околдованная, лишь подчинялась слепой воле, порыву и страсти. Коленом он раздвинул Варварины бедра — такие же прохладные и сероватые, будто восковые, и одним рывком вошел в нее — и той части сознания Федора, которой было страшно и противно, показалось, что плоть его входит не в женщину, а в крынку с холодной ряженкой. Внутри у Варвары было рыхло, холодно и влажно.

И вот, излив в нее семя, Федор ушел, по пути запутавшись в штанах. Он чувствовал себя так, словно весь день пахал на вырубке леса, но списал эту слабость и головокружение на водку. Прибрел домой и, не раздеваясь, завалился спать.

Всю ночь его мучили кошмары. Снилось, что он идет по деревенскому кладбищу, между могилок, а со всех сторон к нему тянутся перепачканные землей руки. Пытаются за штанину ухватить, и пальцы у них ледяные и твердые. В ушах у него стоял гул — лишенные сока жизни голоса умоляли: «И ко мне… И ко мне… Пожалуйста… И ко мне…»

Вот на дорожке пред ним появилась девушка — она стояла, повернувшись спиной, хрупкая, невысокая, длинные пшеничные волосы раскиданы по плечам. На ней было свадебное платье. Федор устремился к ней как к богине-спасительнице, но вот она медленно обернулась, и стало ясно — тоже мертва. Бледное лицо зеленоватыми пятнами пошло, некогда пухлая верхняя губа наполовину отгнила, обнажив зубы, в глазах не было блеска.

Читать дальше

Деревенские и городские.: tito0107 — LiveJournal

tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

Categories: Вчера, будучи у родителей, видел фрагмент какого-то отечественного сериала. Показывают деревенскую женщину — в простом платье, с простой прической (длинные волосы), с минимум макияжа. Давно заметил, что в наших сериалах деревенских женщин показывают именно так. А на самом деле среднестатистическая российская деревенская женщина любого возраста отличается от среднестатистической городской своей ровесницы разве что чуть большей вульгарностью и дурновкусием. Обтянуто все, что не нужно обтягивать, открыто все, что не нужно открывать, и цвета и их сочетания — более дикие, чем у городских. И еще, деревенские, как правило, на каблуках. В среднем, повторюсь. Но в общем женщину из сельской местности от горожанки отличить можно не всегда. А в длинных платьях/юбках, со скромной прической и минимумом косметики — представительницы интеллигенции, в основном, точнее, части интеллигенции. (Наличие диплома о высшем образовании — почти необходимое, но отнюдь не достаточное условие для принадлежности к интеллигенции).
И еще одно наблюдение. С двадцатых до примерно 70-х годов короткая стрижка у нас была, скорее, атрибутом молодой женщины,* а длинные волосы, чаще собранные в пучок и/или спрятанные под платок, носили пожилые. Где-то в 90-е все поменялось. Теперь немолодые женщины носят короткие стрижки, а молодые, по большей части — длинные волосы. Ну и где-то от 30 до 50 лет — переходный период. Причем, это характерно для всех слоев общества, как в имущественном, так и в образовательном плане.
* за исключением «ретроградного» периода в конце 30-х — нач. 50-х годов, когда большинство женщин носили длинные волосы, но все же далеко не все.

  • О наказаниях в английском флоте 18 в.

    «Не так давно по рассылке пришла статья Джеймисона «Тирания плети: наказания в Роял Неви в период войны за Независимость». Очень интересные данные.…

  • Ещё индийского «арчимбольдизма»

    Бурак. Хайдарабадская миниатюра. Ок. 1770-1775

  • «Мы вырвем столбы, мы отменим границы…»

    Порой забываем, насколько же удобной стала наша жизнь. Вот как найти нужное место в бумажной книге: поисковика-то нет), даже предметные и именные…

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

Дмитрий Медведев поставит фильтр для «деревенских дурачков» и «городских сумасшедших»

Кандидаты в главы субъектов федерации, перед тем как идти на выборы, должны будут заручиться поддержкой части депутатов муниципальных образований. Соответствующее предложение, поступившее от представителей регионов, одобрил президент Дмитрий Медведев.

На встрече с президентом представители регионов, среди которых были как губернаторы, так и депутаты парламентов субъектов федерации, была представлена модель так называемого президентского фильтра для кандидатов в главы регионов. Напомним, что о возвращении прямых выборов заявил в декабре 2011 года Владимир Путин, а потом об этом сказал в своем последнем послании Федеральному собранию и Дмитрий Медведев. Тогда же было оговорено, что процедура выдвижения кандидатов в губернаторы будет несколько затруднена, однако в законопроекте, который прошел первое чтение в Госдуме, об этом не было ни слова.

Но 5 апреля выяснилось, что роль фильтра для кандидатов станут выполнять не чиновники президентской администрации, а депутаты муниципальных собраний региона.

«Смысл идеи заключается в том, чтобы кандидаты в губернаторы получили дополнительную легитимность, пообщались с населением практически во всех муниципальных округах и заручились доверием или поддержкой со стороны муниципальных депутатов и глав муниципальных округов в определенной пропорции»,— сказал Дмитрий Медведев. Он считает, что процент необходимой поддержки, которую кандидат в губернаторы должен получить от муниципалов, может определяться каждым субъектом самостоятельно. «Человек, который избирается, должен своими ногами пройти практически все поселения, заручиться поддержкой»,— полагает президент.

Пользу от нововведения президент видит и в том, что по итогам упрощения регистрации партий, которое также было им инициировано, «добрая половина этих партий хлынет в регионы, чтобы избираться в губернаторы, есть опасность, что в территории будут приезжать люди абсолютно неподготовленные, проходимцы, либо городские сумасшедшие и деревенские дурачки».

Прозвучал и призыв к осторожности: «Если депутаты будут раздавать свои поручительства, то они должны это делать только за одного кандидата и один раз, иначе это будет торговля».

«Пусть люди сами избирают губернаторов, они должны знать цену своей ошибки, они должны ценить свой голос, понимать, за кого они голосуют»,— убежден он. «Но нашим людям нужно помочь»,— добавил господин Медведев.

Похожая схема используется и при выборах президента Франции: чтобы стать кандидатом, необходимо собрать подписи 500 глав муниципалитетов. Президент признает, что аналоги предложенной сегодня схемы существуют в мире,— его администрации предстоит изучить соответствующий опыт.

На самом деле введение предлагаемой меры откроет дорогу на губернаторские выборы либо представителям уже представленных в Госдуме и законодательных собраниях партий — «Единой России», КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России», либо самовыдвиженцам, которые смогут заручиться административным ресурсом.

Кроме того, на совещании с представителями регионов президент Дмитрий Медведев поддержал предложение о введении однократного единого дня голосования в сентябре.

«Месяц хороший, достаточно теплый, настроение хорошее, хочется ходить на выборы»,— сказал президент. Переходя на более серьезный тон, господин Медведев признал, что «руководители региональных и местных органов власти так или иначе всегда задействованы в избирательной кампании — и это получается постоянный процесс, нон-стоп». Напомним, что в России в настоящее время проходят два дня голосования, один в марте, другой в октябре. Кроме того, по словам президента, сентябрь хорош тем, что «урожай уже собран, а деньги в бюджетах еще не все расписаны, есть возможность позаниматься бюджетными решениями». Президент имеет в виду то, что победители на выборах получат возможность верстать бюджеты на следующий год.

Единый день голосования на выборах регионального и местного уровня был введен в России в 2004 году по инициативе председателя ЦИКа Александра Вешнякова. Выборы должны были назначаться на первое или второе воскресенье марта. При этом в некоторых случаях допускается назначение выборов на первое или второе воскресенье октября либо синхронно с выборами в Госдуму, а в исключительных случаях (например, при назначении выборов по суду) — на любой день.

Иван Синергиев

Что происходит в Мьянме: как городские зумеры противостоят деревенским военным

  • Олег Антоненко
  • Русская служба Би-би-си

Автор фото, Getty Images

После военного переворота 1 февраля и ареста фактического лидера Мьянмы Аун Сан Су Чжи в стране более двух месяцев продолжаются протесты и акции гражданского неповиновения. Военные и силы безопасности их жестоко подавляют. Убиты более полутысячи человек, среди них — более сорока несовершеннолетних.

Чем объясняется жестокость военных, кто им противостоит, какая стратегия у главного регионального игрока Китая и почему Аун Сан Су Чжи — уже вчерашний день для многих в оппозиции?

Мы поговорили об этом с российским журналистом, предпринимателем и автором книги «Наш человек в Мьянме» Петром Козьмой. Он более 12 лет живет в крупнейшем городе и торговой столице Мьянмы — Янгоне.

По его словам, жестокость военных можно объяснить несколькими причинами. Одна из них — участие армии в подавлении сепаратистских движений в приграничных штатах и провинциях страны. Население Мьянмы состоит на две трети из этнических бирманцев и примерно на треть — из нацменьшинств.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к аудио,

Подкаст «Что это было». Почему так много убитых в Мьянме и чем закончатся протесты?

После обретения независимости в 1948 году в Мьянме (тогда она называлась Бирма) началась гражданская война. Многочисленные этнические группировки (в стране проживают более 130 народностей) были ее активными участниками. Война — то затухая, то разгораясь — продолжалась более 60 лет. Именно она объясняет силу и влияние военных в стране, которые правили ею на протяжении десятилетий.

После формального окончания гражданской войны в 2012 году многие этнические группировки в приграничных районах не распустили свои отряды. Не сделали они этого и после подписания в 2015 году соглашения о прекращении огня. Некоторые отряды сепаратистов контролируют производство и сбыт опиума, особенно в приграничных с Таиландом и Китаем районах — часть знаменитого «золотого треугольника» контрабанды наркотиков в Юго-Восточной Азии.

Мьянманская армия контролирует дороги и крупные города на окраинах страны, но не может установить полный контроль, и уж тем более разгромить хорошо вооруженные отряды сепаратистов и партизан.

Несколько крупных вооруженных этнических группировок — шанов, чинов, качинов, каренов и Армия Аракана, действующая в штате Ракхайн, — осудили переворот и пообещали защиту оппонентам хунты на контролируемых ими территориях.

Правительство в изгнании, состоящее из депутатов распущенного парламента Мьянмы, находится хотя и на территории своей страны, но в области, которую контролирует крупнейшая вооруженная этническая группировка — Каренская народно-освободительная армия.

Армия Мьянмы наносит авиаудары по этим территориям, вынуждая тысячи каренов бежать в соседний Таиланд.

Язык приказов

В самом начале независимой истории страны сепаратизм подпитывало обещание независимости и автономии для нацменьшинств, которое британцы дали перед своим уходом из Бирмы (хунта сменила название на Мьянму в 1989 году).

А сейчас партизаны получают поддержку соседних стран, например, Китая и Таиланда. Другие соседи Мьянмы также взаимодействуют с этническими группировками.

Им и противостоят военные Мьянмы. Молодые солдаты и офицеры с первых лет службы попадают во враждебное окружение, начиная службу в провинциях, где сильны сепаратистские настроения, говорит Петр Козьма.

С участниками акций протестов они говорят на привычном для себя языке военного времени.

«У них сразу идет коммуникация с мирным населением на уровне приказов и распоряжений, без всякой обратной связи», — рассказывает российский журналист.

Армия Мьянмы пытается выстроить отношения в обществе по казарменному принципу, полагает он.

Автор фото, Getty Images

Генерал Мин Аунг Хлаин, возглавивший страну после переворота, недавно проиллюстрировал этот принцип красноречивым примером своих взаимоотношений с подчиненными:

«Как верховный главнокомандующий, я отдаю приказы и одновременно выполняю задачи общественного совета, который должен следить за социальными вопросами военнослужащих. Но, к сожалению, никто не осмеливается мне жаловаться на что-либо. У нас есть еще такая организация по работе с членами семей военнослужащих. Его возглавляет моя жена. И точно так же к жене генерала мало кто обращается с жалобами или просьбами», — сказал генерал в интервью российской газете «Московский комсомолец».

По мнению журналиста Петра Козьмы, методы военных в отношении протестующих объясняются еще и социальным неравенством. Большинство солдат — выходцы из бедных деревень. Попав в торговую столицу и богатый по мьянманским меркам Янгон, они испытывают к его жителям враждебность и стремятся отомстить «зажравшимся» горожанам.

«Бульдозер, который разобрал баррикады, едет по переулку, где уже нет никаких баррикад, и специально задевает припаркованные на обочине машины, потому что водитель бульдозера — тот же солдат из деревни, который прекрасно знает, что у него никогда таких машин не будет», — говорит Петр Козьма.

Неудивительно, что военные не пользуются популярностью и проигрывают на выборах, «потому что они могут только приказывать и угрожать».

Последняя из этих неудач и привела к перевороту 1 февраля. Так армия отреагировала на поражение на ноябрьских парламентских выборах. Поддерживаемая военными «Партия солидарности и развития Союза» получила незначительное представительство — 26 и семь мест в нижней и верхней палате парламента соответственно.

А абсолютное большинство в обеих палатах у «Национальной лиги за демократию» (НЛД), которую создала в 1988 году и бессменно возглавляет арестованная во время переворота Аун Сан Су Чжи.

Военные говорят, что выборы были сфальсифицированы путем регистрации миллионов мертвых душ — несуществующих избирателей. Они обещают провести новые выборы. Когда именно и на каких условиях, не говорят.

Поколение зумеров

Действия военных во главе с генералом Мин Аун Хлаином привели к самым массовым за последние годы акциям гражданского неповиновения и всеобщей забастовке. В ней участвуют также и сотрудники министерств, работники нацбанка и другие госслужащие. Она сопровождается уличными столкновениями.

Не прошло и двух недель после начала протестов, как военные стали применять боевые патроны. В протестующих стреляют на поражение не только на баррикадах, но и на автобусных остановках, и и даже в собственных домах. 28 марта силы безопасности открыли огонь на похоронах 20-летнего юноши убитого в ходе протестов днем ранее.

Среди погибших в Мьянме очень много молодых людей и даже детей, поскольку на улице военным и полиции противостоит в основном молодежь.

«Я, конечно, лично знаю многих из них. Я ходил на импровизированные баррикады. Я с ними разговаривал. Это поколение Z в основном, люди, которым едва за 20, у них достаточно простое представление о жизни, — вспоминает Петр Козьма. — Они не знают предыдущей военной диктатуры, но для них военная диктатура — это годы нищеты, беспросветное будущее, а они (участники акций протеста — прим. ред.) — все-таки люди, нацеленные на будущее».

В ходе общения с участниками акций протеста у российского журналиста сложилось впечатление, что многие молодые люди выходят на улицу в поисках «драйва», который пересиливает страх смерти.

Автор фото, Getty Images

«На мой взгляд, многие из них до конца не верят, что их могут убить. Хотя, конечно, рядом с ними кого-то могут убить и ранить, но это компьютерное поколение, они думают, что у них есть запасная жизнь», — убежден Петр Козьма.

Конституция как проблема

Продолжавшийся последние пять лет эксперимент по строительству демократии в Мьянме (в 2015 году впервые за 25 лет прошли всеобщие выборы, на которых с огромным преимуществом победила «Национальная лига за демократию» Аун Сан Су Чжи) закончили сами военные, которые, несмотря на уступки оппозиции, не теряли ключевую роль в стране.

Им это гарантирует конституция 2008 года. Она закрепляет за военными привилегированное положение в системе власти и позволяет ввести чрезвычайное положение с согласия президента страны.

По конституции, военные получают четверть мест в обеих палатах парламента еще до голосования. Они выдвигают одного из трех кандидатов на посты президента и двух вице-президентов. Конституция гарантирует высшему военному руководству неприкосновенность.

Кроме того, одна из целей конституции 2008 года — не позволить занять высшие государственные должности лидеру «Национальной лиги за демократию» Аун Сан Су Чжи. По закону, такие должности не могут занимать политики, родственники которых имеют гражданство других стран, а дети Аун Сан Су Чжи от мужа-британца имеют иностранное гражданство.

Но даже все это не помешало Аун Сан Су Чжи стать фактическим лидером страны, занимая пост государственного советника.

Конституция устраивала не только военных, но и саму Аун Сан Су Чжи. В 2018 году она назвала генералов в правительстве «довольно любезными людьми».

Многие мьянманские оппозиционеры считают саму Аун Сан Су Чжи препятствием на пути к переходу демократии.

Один из известных политзаключенных Мьянмы Кин Зо Вин больше десяти лет провел в тюрьмах Мьянмы во времена правления военных. Но сейчас он критикует не только их, но и Аун Сан Су Чжи.

В интервью Би-би-си Кин Зо Вин замечает, что оппозиция разделена. И проблема не только в конституции 2008 года, но и в национализме Аун Сан Су Чжи, ее отношении к этническим меньшинствам.

«Нимб иконы демократии (Аун Сан Су Чжи) довольно сильно потускнел, пришло время передать бразды правления молодым лидерам, — считает Кин Зо Вин. — Ее поддержка действий военных против народности рохинджа показывает ошибочность ее стратегии».

В 2016 году после нападения на армейские блокпосты боевиков в штате Ракхайн, военные развернули кампанию против мусульман народа рохинджа. Массовые убийства и изнасилования стали частью этой кампании. 700 тысяч мусульман бежали в соседний Бангладеш. На Западе действия военных Мьянмы называют геноцидом.

Аун Сан Су Чжи с этой оценкой категорически не согласна. На слушаниях в Международном суде ООН в конце 2019 года она оправдывала действия армии Мьянмы необходимостью защиты от вооруженных мятежников. По ее словам, обвинения в геноциде «вводят в заблуждение и не отражают полноты картины происходящего».

Автор фото, Getty Images

После этого Нобелевского лауреата премии мира из Мьямы на Западе уже не ставят в один ряд с Махатмой Ганди, Мартином Лютером Кингом и Нельсоном Манделой.

Но на родине ее национализм был принят «на ура» этническим большинством бирманцев-буддистов, которые опасаются исламской экспансии.

«Чем больше ее критикуют на Западе, тем больше у нее здесь растет популярность, потому что мьянманцы не любят, когда их критикуют и указывают им», — говорит Петр Козьма.

По его словам, в Мьянме «нет ни одного прокитайского или антикитайского, прозападного или антизападного политика», политики в Мьянме не ориентируются на другие государства. И это объясняет популярность национализма Аун Сан Су Чжи.

Но сейчас, когда многие участники выходят на акции протеста с плакатами «она — наша единственная надежда» и требованием отпустить Аун Сан Су Чжи, далеко не все хотят ее видеть снова на первых ролях, замечает Кин Зо Вин. И не только в районах компактного проживания меньшинств.

Для молодежи на баррикадах Аун Сан Су Чжи — «из эпохи динозавров», соглашается Петр Козьма.

«Они могут кричать: свободу Аун Сан Су Чжи, но на самом деле совсем не хотят, чтобы она вернулась и начала ими командовать», — добавляет российский журналист.

Игра Китая

А вот главного регионального игрока — Китай — вполне устроило бы возвращение Аун Сан Су Чжи. Когда Запад начал оказывать на нее давление после событий в штате Ракхайн, Аун Сан Су Чжи повернулась к Китаю, говорит Петр Козьма, и военные Мьянмы ее критиковали за слишком тесные связи с Пекином.

Китай активно приглашал в гости активистов «Национальной лиги за демократию». Бизнесмены, которые финансово поддерживали НЛД, в свою очередь получали от китайцев выгодные подряды в рамках многочисленных китайских проектов.

Связи НЛД и Аун Сан Су Чжи с китайскими властями начались еще в 1990 году, когда тогдашний китайский посол поздравил НЛД с успехом на выборах, говорит Петр Козьма.

Для Китая НЛД и Аун Сан Су Чжи более понятные и предсказуемые партнеры, чем военные, считает российский журналист. А вот у военных Мьянмы к Китаю много претензий. Они обвиняли Китай в поставках оружия сепаратистским группировкам, которые действуют вдоль границы с Китаем.

«Видимо, для Китая идеальным было бы, если бы все вернулось, как было, и, насколько я знаю, китайцы неоднократно высказывали такую идею. Больше того, они могли и готовы были стать гарантом, чтобы мьянманские военные избежали преследования», — говорит Петр Козьма.

Но Китай известен своей гибкостью и прагматизмом. Он готов работать с тем правительством, которое будет дружественно относиться к Китаю, удовлетворяя его экономические интересы в этой стране, напоминает журналист.

В последние годы экономические связи между Китаем и Мьянмой расширяются. В 2017 году заработал нефтепровод из Мьянмы в Китай протяженностью почти полторы тысячи километров. Газопровод был введен в строй на несколько лет раньше запланированного срока.

В рамках инициативы «Один пояс, один путь» (BRI) Китай инвестирует в глубоководный порт в штате Рахкайн и намерен протянуть железную дорогу оттуда в Китай. Все это Пекину необходимо для дальнейшей экспансии на рынки Европы, Азии и Африки.

Пекин заявил, что происходящее в Мьянме — внутреннее дело этой страны. И вместе с Москвой блокирует любые решения по Мьянме в Совете Безопасности ООН. Что вызывает антикитайские настроения у протестующих.

«Когда стало ясно, что санкции ООН против генералов введены не будут, начались наступления на позиции китайского бизнеса, поджог фабрик. И в социальных сетях высказывались призывы к тому, чтобы поджечь или взорвать китайский нефтегазопровод, который идет через территорию Мьянмы и объявить это внутренним делом Мьянмы, как Китай объявил внутренним делом Мьянмы происходящее в этой стране», — говорит Петр Козьма.

Он считает, что подобная участь могла бы ожидать и российский бизнес в Мьянме из-за позиции Москвы в Совбезе ООН. Но российское присутствие в стране незаметно. Экономические связи двух стран ограничиваются военным сотрудничеством.

Россия поставляла в Мьянму истребители МиГ-29 и учебно-боевые Як-130, вертолеты Ми-24, системы ПВО, радиолокационные станции, бронетехнику. В 2018 году страны заключили контракт на поставку российских истребителей Су-30.

А в начале 2021 года, еще до переворота, контракты на поставку в Мьянму российских зенитных комплексов, разведывательных беспилотников и радиолокационных станций были заключены во время визита в Мьянму министра обороны России Сергея Шойгу.

Петр Козьма считает, что военные Мьянмы просто так власть не отдадут:

«По сути дела, военные — это не только армия, это такое маленькое социальное государство в нищей стране. И военнослужащие имеют социальные гарантии, члены их семей имеют гарантированное трудоустройство в корпорациях, поэтому раскола в рядах военных ждать не стоит. Военные будут дожимать ситуацию, а теперь уже понятно.

Русская служба Би-би-си имеет право на распространение этого документального фильма исключительно на территории России, Украины, Армении, Азербайджана, Беларуси, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана.

Подписывайтесь на YouTube-канал Русской службы Би-би-си.

Городская vs. Деревенская культура — Дорога возникает под шагами идущего — LiveJournal

Сейчас  в нашем мире идет сильное столкновение цивилизаций. Не стран и религий, а столкновение типов мышления.  Цивилизация нового интеллектуально-глобализированого мира сталкивается с  цивилизацией старого промышленно-земледельного мира. Цивилизация города и цивилизация деревни. Это два совершенно разных типов мышления. Городское население (будем понимать под городом — мегаполисы) давно уже глобализированно, оно более технологически развито, у них совершенно другая культура, другое понимание мира.

Во всех городах мира, вне зависимости от страны, люди живут по очень схожим понятиям. Благодаря интернету и глобализации, коего больше у городского населения, у людей нет границ. Никонов А. в «Апргрейд обезьяны» описал  примерно такую мысль, что городскому человеку более важен комфорт в жизни, чем «патриотизм». Ему все равно, где сшита его одежда, лишь бы было стильно и комфортно. Ему все равно, что мясо из Аргентины, а масло из Новой Зеландии. Ему все равно, что его собеседник в скайпе афроамереканец гомосексуалист из США, если у них бизнесовые дела, то это не препядствие. Меньше предрассудков, меньше морали. И я с этой мыслью согласен.  В какой бы стране не был городской человек,  в  любом городе он будет чувствовать себя комфортно и даже привычно. Так как макдональдс и старбакс есть везде, и они везде одинаковые.

В деревни же все по старинке — куча старых никому не нужных традиций, куча верований и предрассудков, в каждой деревни свои определенные правила. Вот и происходит столкновение, когда те или иные представители попадают на чужую территорию. Городские в деревне любят смотреть на деревенских свысока, немного надменно. Деревенские же в городе пытаются навязать обществу свои правила показывая всем видом что-то типа: «Да я такой, и мне похер,  что у вас так не принято, у нас в деревне принято именно так!». 

Когда говорят о проблемах кавказских жителей в Москве, то это не проблема национальности. А проблема того, что культура у этих людей деревенская, и ведут они себя соответствующе своей деревни. Как в прочем и наши любители национализма, которые  не смотря на то, что и выросли в городе, но сохранили в головах деревенское мышление. А самое жесткое противостояние бывает как раз не вида город-деревня, а вида деревня — другая деревня, тут уж не на жизнь, а насмерть

Таким образом, житель Парижа, Москвы, Нью-Йорка и Лондона более схожи между собой по культуре и мышлению, чем житель деревни и города одной страны. И наверное так было во все времена. Города развивались быстрее чем деревни, и  горожане быстрее выходили на другой уровень мышления. Просто сейчас технический прогресс двигается с огромнейшей скоростью, и разрыв между деревней и городом становится все очевиднее.

Силиконовая долина должна помочь решить проблему технологического разрыва между сельскими и городскими районами США.

МНЕНИЕ И КОММЕНТАРИИ

Редакционные статьи и другой контент, посвященный мнению, предлагает точку зрения на важные для нашего сообщества вопросы и не зависит от работы наших репортеров.

Ро Кханна из Калифорнии представляет интересы Big Tech в Конгрессе.У него есть рецепт по сокращению цифрового разрыва.

Фейсбук/Респ. Ро Кханна

Дитя дезинформации и разрушенной интернет-экономики — это метастазирующая гражданская война, хотя и балканизированный конфликт — сейчас холодный, но согревающий, с цифровым разрывом, связанным с потребляемым контентом и поворотами состояний, а не линиями фронта, нарисованными Мэйсоном и Диксоном.

Это сосед к соседу. Брат к сестре. И, конечно же, из деревни в город.

Большие технологии с радостью уничтожают сельскую экономику и экономику меньшинств и радикализируют то, что правители Долины считают остатками людей — или, точнее, меня и моих соседей в сельской Айове.

В варку входит Ро Кханна, конгрессмен из Силиконовой долины, который пишет в только что вышедшей книге «Достоинство в эпоху цифровых технологий: заставить технологии работать на всех нас» с замечательным акцентом на сельскую местность. не единственное оставшееся решение для уменьшения разногласий и медленных дислокаций.Вся Америка должна участвовать в цифровой экономике, если Америка хочет остаться Америкой. Продлите техническую революцию или приготовьтесь к гражданской войне.

«Как мы можем ожидать, что рабочий класс примет технологическую индустрию, когда молодая техническая элита часто рассматривает рабочие места как дополнение к основным столпам новой экономики?» Ханна пишет.

Пока мы в сельской Америке смотрели на собственную смертность в условиях пандемии, 6 января 2021 года Ханна увидел, как его жизнь вспыхнула перед ним. бросились в Капитолий, подстрекаемые онлайн-теориями заговора, продвигаемыми президентом Трампом и законодателями-республиканцами», — пишет Ханна. «Даже среди бедлама, когда я ждал его запертым в своем офисе, я думал о том, как социальные сети спровоцировали дневное насилие».

Вот вопрос: Полные 72% роста занятости с 2008 года произошли в городах с населением более 1 миллиона человек. Сельская Америка представляет 15% рабочей силы страны (20% ее населения), но на ее долю приходится лишь 5% цифровых профессий.

Экономика, основанная на технологиях, ставит миллионы американцев в затруднительное положение. Болото онлайн-лихорадки лжи и заговоров — слишком привлекательное убежище для тех, кого экономика 2022 года оставит за собой.

Богатство и безопасность — и достоинство жизни — порожденные вычерпыванием кусков экономики размером с каньон в Силиконовую долину, Сиэтл, Остин, Бостон и другие процветающие технологические бадьи, должны перетекать в остальную часть страны, утверждает Ханна. в книге, которую он выпустил, обладая инсайдерским знанием своего района и репортерским взглядом на маленькие городки Среднего Запада и Юга, в которых он был частым гостем.

Компании из списка Fortune 500 могут поощрять переезд сотрудников в сельские районы.В муниципальных колледжах и четырехлетних школах должны размещаться колледжи с «цифровыми грантами», аналогичные программам грантов на землю. Технологические компании должны платить за обучение в центрах или филиалах компаний в таких местах, как Джефферсон, штат Айова, и Пейнтсвилл, штат Кентукки, — местах, где Кханна принимает непосредственное участие в такого рода сотрудничестве.

Интернет-Билль о правах Ханны требует от технологических компаний, чтобы их пользователи давали утвердительное согласие или соглашались на сбор и обмен информацией.

Еще одна идея Кханны: разрешить перенос данных и информации, что позволит нам делиться всеми этими фотографиями, друзьями и сообщениями в Facebook на других платформах, чтобы создать больше конкуренции, разрушить мощь онлайн-империи.

Большая цель Ханны, и у него есть для этого политическая и политическая сила, состоит в том, чтобы убедить своих избирателей в Силиконовой долине, что их захват богатства во Второй позолоченный век разрушает нацию. Рабочие места, рост — надежда — должны появиться в сельских общинах и общинах меньшинств.

Ро Кханна должен добиться успеха, или альтернатива, которая уже набирает обороты, представляет собой гражданскую войну с раздробленными мотивами и миссиями, развязанную онлайн, в местах, известных всем и темных для большинства из нас, абсурдными, пугающими и откровенными безумие, и все это ведет нас к одной и той же цели: угасанию нашей демократии.

Дуглас Бернс — журналист из Айовы в четвертом поколении и совладелец Carroll Times Herald. Он является членом нескольких советов по экономическому развитию сельской Айовы.

Эта статья была первоначально опубликована 16 февраля 2022 г., 5:00.

Определение сельского населения | Официальный веб-сайт Управления ресурсов и услуг здравоохранения США

.

Имею ли я право на финансирование сельского здравоохранения?

Право на участие в наших программах имеют лица, проживающие в районах, которые мы определяем как сельские. Используйте анализатор приемлемости субсидий на здравоохранение в сельской местности.

Как вы определяете сельскую местность?

Бюро переписи населения США (перепись) и Управление управления и бюджета (OMB) определяют сельские районы. Мы используем эти определения и коды сельско-городских пригородных зон (RUCA) для создания собственного определения.

Как перепись определяет понятие «сельский»?

Перепись не дает определения «сельский». Они считают, что «сельские» включают всех людей, жилье и территорию, которые не находятся в пределах городской территории.Любая территория, не являющаяся городской, является сельской.

Перепись определяет город как:

  • Городские районы (UA) с населением 50 000 и более человек
  • Городские кластеры (ГЦ) от 2 500 до 49 999 человек

После переписи 2010 г. они отнесли к сельским 19,3% населения (59,5 млн человек) и 97% земельной площади.

Как OMB определяет сельскую местность?

OMB решает, какие округа являются столичными (метро), микрополитами (микро) или ни тем, ни другим.

Район или округ Сельская или несельская местность
Агломерация (городской центр с населением 50 000 и более человек) Не сельский
Микрорайон (городское ядро ​​10 000-49 9999 человек) Сельская местность
Округа за пределами метро или микрорайонов Сельская местность

После переписи 2010 года округов, не входящих в метрополию, насчитывалось 46.2 миллиона человек, около 15% населения и занимали 72% территории страны.

Какие проблемы представляют два определения?

Определения Census и OMB представляют собой проблемы измерения.

Перепись завышает численность населения в сельской местности, а ОМБ занижает.

  1. Определение переписи населения:
    • Не соответствует границам города или округа, что затрудняет определение того, является ли район городским или сельским
    • Классифицирует многие пригородные районы как сельские
  2. В состав OMB входят некоторые сельские районы столичных округов.
    Пример: Гранд-Каньон находится в городском округе.

Как решить эти проблемы?

Мы используем коды городских и сельских районов (RUCA). Служба экономических исследований (ERS) Министерства сельского хозяйства США (USDA) создает эти коды, используя данные переписи населения США.

Сколько переписных участков в США?

В США более 70 000 участков

Можно ли идентифицировать сельские массивы в городских округах?

Мы можем идентифицировать сельские переписные участки в городских округах.Каждый переписной участок соответствует присвоенным кодам RUCA.

Мы рассматриваем участки внутри городских округов с кодами 4-10 как сельские.

Работают ли коды RUCA для больших участков?

На больших участках нельзя использовать только коды RUCA. Коды не учитывают расстояние до услуг и небольшое количество людей.

В ответ мы классифицировали 132 больших района переписи с кодами RUCA 2 или 3 как сельские. Эти участки имеют площадь не менее 400 квадратных миль с не более 35 человек на квадратную милю.

Где я могу найти полный список сельских районов?

Загрузите наши файлы данных для списков сельских районов по округам, переписным районам и почтовым индексам.

Как мы определяем сельскую местность?

Мы определяем следующие районы как сельские:

  • Все округа за пределами метро
  • Все переписные участки метро с кодами RUCA 4-10 и
  • Крупномасштабные городские переписные участки площадью не менее 400 кв. миль с плотностью населения 35 или менее на кв. милю с кодами RUCA 2-3.
  • Начиная с 2022 финансового года Сельские медицинские гранты, мы считаем все отдаленные городские округа без UA сельскими.

Для получения более подробной информации о добавлении отдаленных городских округов см. Уведомление Федерального реестра, пересмотренное географическое право на получение грантов Федерального управления сельского здравоохранения. Это изменение вступит в силу в 2022 финансовом году.

По данным переписи 2010 года, 19,7% населения (60,8 млн человек) и 86% территории страны считаются сельскими.

Что изменилось?

Мы изменили определение сельской местности. Мы обновили список территорий, имеющих право на финансирование сельского здравоохранения.

Вы удалили какие-либо области?

Нет, мы не удаляли никакие области. Мы расширились. Начиная с 2022 финансового года, мы будем считать все отдаленные округа без UA сельскими.

Как это влияет на меня?

Это может позволить вашему географическому району подать заявку или получить услуги от наших грантов на здравоохранение в сельской местности.

Связи между сельскими и городскими районами — ОЭСР

80% СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ПРОЖИВАЕТ БЛИЖЕ ГОРОДА

  • Городские и сельские районы обладают разными и часто взаимодополняющими активами, и более тесная интеграция между этими районами важна для социально-экономических показателей.
  • Потенциальные связи включают демографические, трудовые, общественные услуги и экологические аспекты.
  • В одиночку органы местного самоуправления не могут управлять этими взаимодействиями в развитии как городского, так и сельского населения.
  • ОЭСР изучает, как может развиваться управление, чтобы помочь управлять этой интеграцией и влиять на процветание мест и людей.
  • Партнерство между сельскими и городскими районами может улучшить отношения между сельскими и городскими районами и лучше управлять ими
  • Партнерство между сельскими и городскими районами является эффективным способом удовлетворения потребности в регулировании этих взаимодействий и содействия экономическому развитию и благосостоянию.

 

ПОЧЕМУ ПАРТНЕРСТВО?

  • Городские и сельские территории связаны между собой различными типами связей, которые часто выходят за традиционные административные границы.
  • Эффективное партнерство между сельскими и городскими районами может помочь в достижении целей экономического развития для обеих сторон.
  • Более прочные связи облегчают доступ к рабочим местам, удобствам и различным видам услуг.
  • Партнерства между сельскими и городскими районами помогают регионам: расширять производство общественных благ; добиться экономии за счет масштаба в предоставлении государственных услуг и может помочь в развитии новых экономических возможностей.

 

ЧТО ТАКОЕ ПРОБЛЕМЫ?

  • Привлечение частного сектора, который играет решающую роль в укреплении связи с региональной экономикой, остается сложной задачей.
  • Сотрудничество может быть затруднено, когда существует большая разница в размерах, ресурсах и возможностях между городскими и сельскими районами.
  • Другие факторы, препятствующие эффективному партнерству, включают регулятивные и политические препятствия, отсутствие доверия и фрагментацию политики.

 

A НАЦИОНАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ ПОВЕСТКА

  • Правительства могут поощрять интеграцию городской и сельской политики, работая над общей национальной повесткой дня.
  • Национальное правительство должно поощрять лучшую интеграцию между секторами политики, например, между сельскохозяйственной политикой и политикой регионального развития.
   

ВМЕСТЕ К НОВОЙ ГОРОДСКОЙ ПОВЕСТКЕ  

 

КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД К ЭКОНОМИЧЕСКОМУ РАЗВИТИЮ

‌‌

Этот отчет обеспечивает основу для понимания изменяющихся отношений между городскими и сельскими районами.

ПОВЫШЕНИЕ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ С ПОМОЩЬЮ «ГОРОДСКОГО» ПАРТНЕРСТВА

‌‌

Более тесные связи между городскими и сельскими районами облегчают доступ к рабочим местам, удобствам и различным видам услуг.

СВЯЗИ С РОСТОМ НАСЕЛЕНИЯ

‌‌

Документ о том, как на рост населения в сельских регионах влияют отношения с близлежащими городскими центрами

СТРАТЕГИИ СЕЛЬСКОГО И ГОРОДСКОГО ПАРТНЕРСТВА

‌‌

Слайд-презентация о создании партнерских отношений между сельскими и городскими районами.

 

Глобальный проект картографирования сельских и городских районов (GRUMP), v1

Введение

Урбанизация создает как проблемы, так и возможности для устойчивого развития и управления окружающей средой. Более совершенные данные о характере населенных пунктов и тенденциях в области народонаселения могут помочь исследователям и политикам лучше понять различия между городскими и сельскими районами с точки зрения их воздействия на окружающую среду и уязвимости к изменчивости и изменениям окружающей среды. Сбор данных проекта Global Rural-Urban Mapping Project, Version 1 (GRUMPv1) является ценным ресурсом как для исследователей, изучающих взаимодействие человека и окружающей среды, так и для прикладных пользователей, работающих над решением важнейших экологических и социальных проблем.

GRUMPv1 состоит из десяти глобальных наборов данных: сетка подсчета населения, сетка плотности населения, точки городских поселений, сетка городских экстентов, сетка земельных/географических единиц, полигоны городских экстентов, национальные границы, сетка национальных идентификаторов и береговые линии.Все данные в координатной сетке представлены с разрешением 30 угловых секунд (~ 1 км), а оценки населения нормализованы к 2000, 1995 и 1990 годам. Все десять наборов данных доступны для загрузки в виде глобальных продуктов, а первые пять данных наборы также доступны как континентальные, региональные и национальные подмножества.

Сетки плотности населения и подсчета населения основаны на наборах данных SEDAC Gridded Population of the World, Version 3 (GPWv3), в которых не проводится различие между городскими и сельскими районами. GRUMPv1 идентифицирует городские районы, частично основываясь на наблюдениях за огнями в ночное время, собранных рядом метеорологических спутников Министерства обороны за несколько десятилетий. Данные о ночном свете были обработаны Национальным центром геофизических данных США (NGDC) в Боулдере, штат Колорадо. Затем SEDAC использовал эти и другие дополнительные данные для разработки «маски» городских и сельских районов или сетки городских экстентов, которая идентифицирует те области поверхности земли, которые кажутся урбанизированными. GRUMPv1 также включает базу данных городских поселений с населением более 5000 человек с географической привязкой, которую можно загрузить как в табличном, так и в шейп-файле.

Доступ к данным — Схема классификации городских и сельских районов для округов

Системы данных Национального центра статистики здравоохранения (NCHS) часто используются для изучения связи между уровнем урбанизации проживания и здоровьем, а также для мониторинга состояния здоровья городских и сельских жителей. NCHS разработала шестиуровневую схему классификации городских и сельских районов США для округов и приравненных к ним образований. Самая городская категория состоит из «центральных» округов крупных городских агломераций, а самая сельская категория состоит из неметропольных «непрофильных» округов.Доступны три версии схемы NCHS:

  1. Схема классификации городских и сельских районов NCHS 2013 г. для округов, основанная на определении Административно-бюджетным управлением (OMB) от февраля 2013 г. городских статистических районов (MSA) и микрополитических статистических районов (получено в соответствии со стандартами OMB 2010 г. для определения этих районов) ) и постпереписные оценки постоянного населения США за 2012 год;
  2. Схема классификации городских и сельских районов NCHS 2006 г. для округов, которая основана на разграничении OMB от декабря 2005 г. MSA и микрополитических статистических районов (MISA) (получено в соответствии со стандартами OMB 2000 г. для определения этих областей) и постпереписные оценки жителей U за 2004 г. .С. населения), и
  3. Схема классификации городских и сельских районов NCHS 1990 года, основанная на переписи населения округов, которая основана на разграничении MSA, проведенном OMB в июне 1993 года (полученном в соответствии со стандартами OMB 1990 года для определения этих областей) и данных переписи 1990 года.

Уровни схемы NCHS были выбраны из-за их полезности при изучении различий в состоянии здоровья между городом и деревней. Схема NCHS имеет больше столичных уровней (четыре), чем внегородских уровней (два), потому что большой U.Столичное население С. (в 2010 г. около 85% населения США) может поддерживать больше уровней для анализа здоровья, чем относительно небольшое население за пределами мегаполиса.

Базовая структура трех схем одинакова. Однако, хотя правила классификации, используемые для отнесения округов к шести категориям городских и сельских районов, одинаковы для схем НЦСЗ 2013 и 2006 гг., они несколько отличаются от тех, которые использовались для схемы, основанной на переписи 1990 г.

Ключевой особенностью городской и сельской схемы NCHS, которая делает ее особенно подходящей для анализа состояния здоровья, является то, что она разделяет округа в пределах крупных городских агломераций (с населением 1 миллион и более) на две категории: большие «центральные» города (аналог во внутренние города) и большое «окраинное» метро (похожее на пригороды).Это важная особенность городской и сельской схемы NCHS, потому что по ряду показателей здоровья жители крупных окраинных городских районов живут значительно лучше, чем жители других уровней урбанизации. Для этих мер жители внутренних городов и пригородов крупных мегаполисов должны быть дифференцированы, чтобы получить точную характеристику различий в состоянии здоровья по всему спектру городских и сельских районов.

Отчет 2013 г. Схема классификации городских и сельских районов NCHS для округов pdf icon[PDF – 2.5 МБ] подробно описывается разработка схемы NCHS 2013 г. и приводятся некоторые примеры применения схемы к данным о смертности и показателям здоровья из Национального опроса о состоянии здоровья. В отчете также сравниваются схемы NCHS 2013 и 2006 годов.

В отчете NCHS «Схема классификации городских и сельских районов для округов» pdf icon[PDF — 1,3 МБ] подробно описывается разработка схемы NCHS 2006 г. и приводятся некоторые примеры применения схемы к данным о смертности и показателям здоровья из Национального опроса о состоянии здоровья.В отчете также описывается схема НЦСЗ, основанная на переписи населения 1990 года.

 

2013 Схема классификации городских и сельских районов для округов

 

Округа с пригородами: крупные центральные округа с пригородами в MSA с населением 1 миллион человек, которые: 1) содержат все население крупнейшего главного города MSA, или 2) полностью находятся в пределах крупнейшего главного города MSA, или 3) содержат не менее 250 000 жителей любого крупного города MSA.
Крупные окраинные агломерации в MSA с населением 1 миллион и более, которые не квалифицируются как крупные центральные средние агломерации в MSA с населением 250 000–999 999 человек.
Малые округа с пригородами — это округа в MSA с населением менее 250 000 человек.
Неметропольные округа: микрополитические округа в микрополитической статистической зоне; Веб-сайт доступа к данным неосновных округов, не входящих в микрополитические статистические районы.

 

2006 Схема классификации городских и сельских районов для округов

 

Столичные округа: Крупные центральные городские округа — это округа в столичных статистических районах (MSA) с населением 1 миллион или более человек, которые 1) содержат все население крупнейшего главного города MSA или 2) полностью входят в крупнейший главный город. MSA, или 3) содержат не менее 250 000 жителей любого главного города MSA.Крупные окраинные округа с пригородами — это округа в MSA с населением 1 миллион или более человек, которые не квалифицируются как крупные центральные. Средние городские округа — это округа в MSA с населением от 250 000 до 999 999 человек. Небольшие городские округа — это округа в MSA с населением менее 250 000 человек.
округа, не входящие в состав метрополии: округа микрополита — это округа в статистических районах микрополита. Неосновные округа — это округа, не входящие в состав мегаполисов, которые не входят в микрополитическую статистическую зону.

 

Использование классификации городов и сельских районов с файлами рождаемости и смертности

Схема классификации городских и сельских районов NCHS для округов должна использоваться только с файлами данных, в которых указаны все округа.Например, до 2005 г. стандартные общедоступные файлы данных о смертности и рождаемости не идентифицировали округа с населением менее 100 000 человек. За 2005 г. и по настоящее время общедоступные файлы смертности не содержат географических подробностей. В частности, в этих файлах не указаны коды округов FIPS для округов с населением менее 100 000 человек; вместо этого всем этим округам присваивается один и тот же географический код для «баланса штата». Поскольку есть округа с населением менее 100 000 человек во всех категориях городских и сельских районов, за исключением категории крупных центральных городских агломераций, невозможно рассчитать коэффициенты рождаемости и смертности по уровню урбанизации с использованием стандартных общедоступных файлов рождаемости и смертности. Доступ к файлам смертности и рождаемости со всеми указанными округами в настоящее время требует одобрения проекта NAPHSIS и NCHS и подписания соглашения об использовании данных.

 

Файлы данных и документация

 

Контакт

Национальный центр статистики здравоохранения
Управление анализа и эпидемиологии
3311 Toledo Road
Hyattsville, MD 20782
Электронная почта: [email protected]

Городской или сельский статус — Административная компания Universal Service

Определение «сельский» и способ, которым школы и библиотеки определяют свой городской или сельский статус, изменились в 2015 финансовом году.Отдельная школа или библиотека определяется как «городская», если она расположена в «урбанизированной зоне» или «городском кластере» с населением 25 000 или более человек, как определено Бюро переписи населения США.

Любая школа или библиотека, не обозначенная как «городская», будет обозначена как «сельская».

Примечание : Кандидаты могут использовать новый инструмент поиска организаций на веб-сайте открытых данных USAC, чтобы найти информацию о своем городском или сельском статусе. Посмотрите пошаговое видео, чтобы узнать, как его использовать.

Городской/сельский статус для отдельной школы или библиотеки

USAC сравнит зарегистрированный адрес школы или библиотеки с U.S. Данные переписи, чтобы определить, находится ли школа или библиотека в районе, который считается городским или сельским. Затем база данных USAC будет обновлена, чтобы отразить соответствующий статус, как показано ниже:

.

  • «U», если школа или библиотека считаются городскими
  • «R», если школа или библиотека считаются сельскими
  • «?» если статус не может быть определен – например, если школы или библиотеки нет в нашей базе данных или информация об адресе школы или библиотеки неверна или неполна

Скидка для городских/сельских районов школьного округа или библиотечной системы

Если более 50 процентов школ в школьном округе или библиотек в библиотечной системе считаются сельскими, школьный округ или библиотечная система имеют право на скидку для сельской местности. Если 50 или менее процентов объектов считаются сельскими, школьный округ или библиотечная система имеют право на скидку для города.

Индивидуальные школы

  • Отдельная школа, входящая в состав школьного округа, должна использовать скидку, рассчитанную для своего школьного округа, даже если отдельная школа самостоятельно подает заявку на финансирование программы «Школы и библиотеки» (E-rate). Например, даже если отдельная школа считается сельской, она должна использовать городскую скидку, рассчитанную для ее школьного округа, если этот школьный округ имеет право на городскую скидку.
  • Однако независимая школа – школа, не связанная финансово или операционно со школьным округом – использует только количество учащихся для определения уровня бедности и городского или сельского статуса своего физического местоположения для расчета скидки.

Школьные округа

  • Неучебные помещения (NIFs), включая NIFs с классными комнатами, не имеют городского или сельского статуса и не учитываются при определении городского или сельского школьного округа.
  • Если есть чартерные школы, которые являются частью школьного округа, чартерные школы учитываются при определении городского или сельского школьного округа.
  • Если у школы есть несколько мест, расположенных не в одном и том же кампусе, и, следовательно, несколько разных номеров юридических лиц, но государство считает ее единой школой, при определении школьного округа в городском или сельском районе учитывается только основное местонахождение.
  • Если школа считается школой государством, но она не служит домашней школой ни для кого из учащихся (например, профессионально-техническое училище), она засчитывается в определение городского или сельского школьного округа.
  • Группа школ, выступающих в качестве школьного округа — например, епархиальные школы, которые имеют общее правление и не несут индивидуальной ответственности за финансы и управление, — могут подать заявление в качестве школьного округа и определить право «школьного округа», как описано выше, для городская или сельская скидка.

Отдельные филиалы (отделения) библиотеки

  • Отдельный библиотечный филиал, являющийся частью библиотечной системы, должен использовать скидку, рассчитанную для его библиотечной системы, даже если отдельный библиотечный филиал подает заявку на финансирование самостоятельно.Например, даже если отдельный библиотечный филиал считается сельским, он должен использовать городскую скидку, рассчитанную для его библиотечной системы, если библиотечная система имеет право на городскую скидку.
  • Однако независимая библиотека — например, библиотека, которая не имеет общего правления с другими библиотеками и несет индивидуальную ответственность за свои финансы и управление — использует только уровень бедности из школьного округа, в котором она физически расположена, и городской или сельский статус его физического местоположения для расчета скидки.

Библиотечные системы

  • НИФ не имеют городского или сельского статуса и не учитываются при определении городского или сельского статуса для библиотечной системы.
  • Книжные тележки и киоски могут считаться филиалами библиотеки и учитываются при определении городской или сельской местности для библиотечной системы. USAC будет использовать адрес в своей базе данных для книжного мобильного телефона или киоска, чтобы определить его городской или сельский статус.

Консорциумы и приложения по всему штату

  • Консорциумы и заявители по всему штату не имеют городского или сельского статуса.

«Разделение между городом и деревней» способствует распространению мифов о расе и бедности, скрывая эффективные политические решения

За несколько недель после того, как Джо Байден был объявлен победителем на президентских выборах 2020 года, у знакомой истории американской политики было достаточно времени, чтобы загноиться: нарратив о «двух Америках», политически и экономически разделенных на «процветающие» городские районы, которые пошли за Байденом и «нанесли ущерб» сельским районам, которые пошли за Дональдом Трампом, обреченным по географии на мрачное будущее поляризации и недовольства.

В этом повествовании представлены два общества, столь фундаментально противоположные, что они едва ли принадлежат к одному и тому же миру, изображая городскую Америку как разнообразную, образованную и экономически продуктивную, а сельскую Америку как белую, зависящую от умирающих отраслей промышленности и характеризующуюся застоем, упадком и отчаянием. Хотя эта формулировка проистекает из реальных экономико-политических тенденций (включая анализ наших коллег, показывающий, что округа, голосующие за Байдена, составляют 70% национального ВВП), ученые мужи, журналисты и политики экстраполировали эти тенденции, чтобы подпитывать нарратив о городской и сельской местности. это не только неверно, но и вредно для коллективного политического и экономического будущего нашей страны.

Как мы демонстрируем здесь и расширяем в новой серии исследований, разделение нашей нации на такую ​​бинарность имеет немедленные, живые последствия для людей, живущих во всех уголках Америки. Бинарное повествование не только неточно, но и может причинить реальный вред четырьмя разными способами. Во-первых, он отдает приоритет политическим интересам воображаемого белого сельского монолита и стирает потребности цветных сельских жителей во время пандемии, которая непропорционально опустошает сельские общины чернокожих, латиноамериканцев или латиноамериканцев, а также коренных американцев.Во-вторых, это способствует распространению ошибочных представлений о сельской экономике, которые обесценивают роль сельской местности в американском (и городском) процветании. В-третьих, он пропагандирует миф о местной бедности, который стирает людей, живущих в различных географических регионах с высоким уровнем бедности, оправдывая упрощенную политику борьбы с бедностью. И, наконец, бинарный нарратив скрывает эффективные политические и практические решения для экономического развития сельских районов, учитывающие взаимозависимость экономического будущего сельских и городских районов.

Сельская Америка не вся белая, и распространение этой лжи способствует превосходству белых

Как сказал наш коллега Андре М. Недавно Перри написал, что призывы «излечить» разрыв между городом и деревней скрывают реальный разрыв американского расизма, действуют так, как будто в маленьких городках не живут чернокожие и темнокожие из рабочего класса, и продвигают «негласное предположение о том, что страна не может излечиться, если белые американцы не будут размещены в первую очередь». Как Перри и другие указывали после выборов 2016 года, смешение «сельского» с «белым» пропагандирует неполную историю сельской Америки, в которой сосредоточены политические тревоги белых. Эта незавершенная история поддерживает мифы о расе и бедности в Америке, которые угождают превосходству белых, и чем дольше оно остается доминирующим, тем более серьезные последствия оно порождает для людей по всей Америке.

На политическом уровне приписывание близких выборов разделению между городскими и сельскими районами запутывает реальные модели голосования. Размещение базы Трампа в сельской местности скрывает тот факт, что большинство белых американцев проголосовало за Дональда Трампа независимо от их географии или дохода, и фактически скрывает политическую власть цветных избирателей из сельской местности, которые помогли Байдену провести выборы.

На человеческом уровне изображение сельской Америки как белого монолита стирает 21% сельских жителей, которые являются цветными людьми и имеют решающее значение для экономического будущего сельских и малых городов и для здоровья нации в целом.Это происходит во время беспрецедентного кризиса, когда сельские общины чернокожих, латиноамериканцев или латиноамериканцев, а также коренных американцев несоразмерно опустошены пандемией COVID-19 и нуждаются в скоординированной финансовой помощи, чтобы выжить. Как мы показываем в ходе нашего исследования, если нация хочет сосредоточиться на бедственном положении сельских жителей Америки, она должна стремиться к улучшению здоровья, возможностей и справедливости для сообществ, на которые повлиял всплеск COVID-19 в сельской местности, а не потакать недовольству воображаемой белый сельский монолит.

Сельские районы важны, но недооценены в американской экономике

Сельские общины являются неотъемлемой частью американского процветания, однако они постоянно недооцениваются в господствующей риторике.

При измерении ВВП городские районы кажутся двигателями американской экономики в основном потому, что там объединились финансовая экономика и экономика знаний, а также большая часть населения США. Но эти тенденции не означают, что сельские районы не имеют отношения к здоровью нашей экономики или общества, и в мире растет понимание того, что помимо ВВП есть и другие способы измерения экономической стоимости.Сельские районы предоставляют ценные экосистемные услуги нашей стране и всему миру, такие как производство продуктов питания, связывание углерода и управление биоразнообразием и ресурсами среды обитания. И, как отмечают наши коллеги из Брукингса и Центр американского прогресса, сельские районы питают, кормят и вербуют для защиты Америки, обеспечивая при этом природные ресурсы, промышленные инновации и рабочую силу, от которых зависит нация в целом.

Если массовые разрушения, вызванные COVID-19, нас чему-то научили, так это тому, что настоящая безопасность обеспечивается наличием свежих продуктов питания, производственных мощностей для средств индивидуальной защиты и открытого пространства в пределах наших границ. И наша политика, и наша риторика помогут лучше оценить эти сельские активы.

Демократическая партия также может лучше оценивать сельские районы. На прошлых выборах сельские районы с экономикой, основанной на отдыхе, развлечениях и услугах, с большей вероятностью были карманами демократов в других красных штатах. Это подтвердилось и на выборах 2020 года, когда зависимые от туристов сельские экономики в таких местах, как Колорадо, выбрали Байдена, что является еще одним свидетельством того, что не одну «сельскую Америку» нельзя винить в непреходящей популярности Трампа.

Постоянная бедность – это не только «сельская» проблема

Повествование о разделении между сельскими и городскими районами пропагандирует неправильные представления о природе постоянной бедности в Америке с гнусными последствиями. Несмотря на то внимание, которое уделяется экономическим проблемам сельской Америки, постоянная бедность не является сельским явлением, и ее измерение на этом бинарном уровне не даст решений, которые работают для городских кварталов с аналогичной статистикой.

Постоянная нищета носит повсеместный характер.Согласно определению Министерства сельского хозяйства, на сельские округа приходится 84% мест, борющихся с хронической бедностью. Однако если классифицировать места с устойчивой бедностью по данным переписных участков, то большинство из них приходится на городские районы (рис. 1). То, как мы измеряем постоянную бедность, имеет значение для того, как мы понимаем 90 559, чья 90 560 проблема это. На уровне округов в 30 штатах есть по крайней мере одно место, где существует хроническая бедность. Но на уровне переписных участков постоянная бедность затрагивает все штаты и Вашингтон, округ Колумбия.С.

Это не просто методологическая дискуссия — это политическая. Нам нужно понять, где находится постоянная нищета, чтобы создать политическую подотчетность и разработать решения для ее смягчения. «Две Америки» — это не город и сельская местность — это районы и сообщества в каждом регионе, которые разделены множеством других проблем местного уровня, которые формируют возможности.

Чему городская и сельская Америка могут научиться друг у друга

Разделение между городскими и сельскими районами упускает из виду точки соприкосновения между ними и рисует картину сельских местностей, которые требуют «исправления» со стороны городской Америки — или от которых следует вообще отказаться.

В действительности сельская экономика устроена так же, как и городская экономика, при этом на сектор услуг приходится наибольшая доля занятости как в городских, так и в других районах (рис. 2). Более того, существуют эффективные стратегии развития сельской экономики и общин, и на протяжении десятилетий сельские лидеры реализуют их и добиваются реальных успехов в содействии развитию рекреационной, культурно-развлекательной экономики и экономики услуг, которые поддерживают сельские возможности.

Наши коллеги продемонстрировали роль федерального правительства в поддержке процветающих сельских местностей.Наше исследование погружается в гиперлокальную роль, фокусируясь на действиях, предпринимаемых местными лидерами для повышения устойчивости сельских районов, включая поддержку кластеров местных малых предприятий, которые создают благосостояние сообщества, внедряя искусственную среду и улучшая качество жизни для уязвимых жителей, укрепляя социальные сети. сплоченность между соседями и создание новых структур под руководством сообщества для наращивания потенциала и продвижения приоритетов сообщества. В рамках нашего исследования включены стратегии, из которых могут извлечь уроки как сельские, так и городские лидеры, — уроки, отражающие общие реалии сельских и городских местностей и важность усилий, адаптированных к местным условиям, для оценки и развития местных активов.

Далекие от мрачного изображения отчаянных сельских местностей, местные лидеры вводят новшества, чтобы в долгосрочной перспективе способствовать развитию инклюзивных, ярких и взаимосвязанных сельских местностей. Эти места являются жизненно важной частью общего будущего нации, и мы должны ценить их, взаимодействовать с ними и инвестировать в них.

Инвестиции в местные стратегии повышения устойчивости сельских районов

Поскольку пандемия COVID-19 проверяет устойчивость сельской экономики в режиме реального времени, ставки для принятия мер в соответствии с этими выводами высоки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Учредительное собрание 1917: УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ • Большая российская энциклопедия

УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ • Большая российская энциклопедияАгитационные плакаты предвыборной кампании в Учредительное собрание 1917.УЧРЕДИ́ТЕЛЬНОЕ СОБРА́НИЕ (Все­рос­сий­ское уч­ре­ди­тель­ное со­б­ра­ние), пред­ста­ви­тель­ный ор­ган, из­бран­ный в но­яб. 1917 для оп­ре­де­ле­ния

Разное

Учение плотина: Учение Плотина. История философии. Древняя Греция и Древний Рим. Том II [litres]

Плотин

Плотин
Школа Плотина значительно отличалась от ранее существовавших философских школ. Если Аристотель готовил своих учеников для ведения научного поиска, а Пиррон, Эпикур и Зенон желали сообщить

Разное

Что означает митрополит: МИТРОПОЛИТ | это… Что такое МИТРОПОЛИТ?

Что означает митрополит и как им становятся?«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм  Господи,

Разное

Чудо родители: Чудо-родители – Главная

4.5. «Волшебные родители». Как жить, чтобы жить, или Основы экзистенциального нейропрограммирования
4.5. «Волшебные родители»
Счастье — это воображаемое состояние, которое… обычно приписывается взрослыми детям, а детьми — взрослым.
Т. Шени
Это —