Истории про апокалипсис: Wattpad — Where stories live

Разное

Читать онлайн «Апокалипсис в мировой истории. Календарь майя и судьба России», Игорь Шумейко – ЛитРес

Вообще-то индейцам майя было за что мстить. То, что сейчас называют величайшим в мировой истории геноцидом (уничтожение индейцев), первые 40 послеколумбовых лет не дотягивало до просто «геноцида», даже до «бесчеловечных убийств», так как испанцы не признавали новооткрытых существ собственно людьми, «потомками Адама». Хотя наличие у индейцев души было в 1537 году признано папой Павлом III (как следствие: разрешено было их крестить), даже и после этого на известном Вальядолидском диспуте Хуан де Сепульведа все же настаивал на отсутствии у индейцев разума, а предъявляемые оппонентами, как доказательства, города ацтеков и майя считал построенными по инстинкту, буквально как у пчел, муравьев и термитов.

Но самое главное, сегодня самое часто запрашиваемое в Интернете, интеллектуальное достижение майя еще предстояло открыть. Предстояло найти, прочитать их календарь и… понятное дело, сильно обеспокоиться. Сработала подложенная майя бомба с часовым… точнее – с календарным механизмом. Собственно сам «календарный механизм» и стал бомбой: фактом своего бескомпромиссного окончания 21 декабря 2012 года, он поверг в ужас цивилизацию бывших победителей, наследников Кортеса.

Если точно, сей акт мести свершился в 1960 году, когда во время прокладки автомагистрали на юге Мексики, рабочие обнаружили каменную таблицу с частично стертым текстом. Расшифрованные надписи и оказались календарем майя, заканчивавшемся в 2012 году не без участия майянского бога – Болона Октэ, ответственного за войны и смены миров…

По мере приближения смертельной даты мировая паника нарастает. Сегодня на сайте (одном из сотен, обращенных к теме «Конец света») 2012god.ru для общего удобства запущен уже «обратный отсчет». 687 дней 16 часов 47 минут 03 секунды до гибели мира оставалось в момент, когда я глянул на мрачную, коричнево-багровую заглавную страницу этого сайта. Понятно, само считывание, осознание строки цифр «счетчика», на который поставлена наша Вселенная, убавило остающийся запас еще на несколько секунд, а списывание, вставление в этот текст – еще почти минуту…

Сегодня каждый метеорит, комета, астероид из Каталога, каждый градус глобального потепления… каждое заявление Ахмадинежада, Ким Чен Ира рассматривается «нашей цивилизацией» сквозь призму всеобщего конца. Но… собственные откровения Старого Света: Апокалипсис, Старшая Эдда, Книги Сивилл, Ванга, даже бестселлерный Нострадамус – от простановки точной конечной даты уклонились. Майя же…

Варианты в красках

Эсхатология, учение о конце света, есть в каждой религии. У зороастрийцев бог-творец Ахурамазда отвел существованию Вселенной всего 12 000 лет. И отмашка «время пошло» была уж давно!! Первые 3000 лет создавался духовный мир. Еще 3000 лет – «материалы»: небо, вода, земля и наконец, человек. Нам остается, собственно 3000 лет, считая от первой проповеди Заратуштры… и, считая строго, к моменту, когда Ницше написал, а Гитлер вложил в каждый солдатский ранец «Так говорил Заратуштра», флажок на часах уже должен был упасть.

В зороастрийском конце света, как в пятизвездочных отелях – «все включено»: тотальная зима, мир под властью дракона Ажи-Дахака, потом очищение в огне – взойдут сразу несколько светил, с неба прольется расплавленной бронза. Потом возрождение и ашу – порядок уже незыблемый.

А неторопливые индусы дают жизни Вселенной (сутки Брахмы) = 8 640 000 000 лет, делящихся на 2000 махаюг (великих юг, периодов). Которые, в свою очередь, разбиваются на четыре юги: 1) сатьяюга – Золотой век, 1 728 000 земных лет; 2) третаюга – Серебряный век, 1 296 000 лет; 3) двапараюга – Медный век, 864 000 лет и 4) калиюга – Железный век, 432 000 лет… Сейчас – Железный век, до конца света – 400 000 лет. А приметы его… ну такое вы не пропустите:

…языки пламени скроют солнце… небо запылает… поднимется великий ветер, огонь утихнет… Безликое, лишенное запаха; вкуса, касанья, весь мир наполняя гулом, звучное пребудет пространство

При всей причудливости образа (жизнь Вселенной = сон Брахмы, потом его глаз откроется, и конец…), однако Сутки Брахмы, 8,64 млрд. лет – единственная из религиозных моделей, как-то, хотя бы по порядку величин совпадающая с сегодняшней научной моделью расширяющейся Вселенной, родившейся в Большом Взрыве 13,7 млрд. лет тому назад.

Древнескандинавский конец света, Рагнарек, описан в «Старшей Эдде»: мировой пожар, потом холод, три зимы без лета, мрак и потоп. Причина его: наступление времени Волка Фенрира, глотающего солнце. Бог Один будет биться с Волком. Ледяная река Эливагар отодвинется южнее, холод и мрак расширят бездну Тиннуап (мировой водоворот). После конца – мир возродится… Тут видны следы вечной борьбы северян-скандинавов с холодом, а река Эливагар дает простор сопоставлений с Гольфстримом, холодным Лабрадорским течением.

У индейцев Киче бог страха Хуракан наводит потоп и льет с неба горящую смолу, потом мрак, днем и ночью сильные дожди.

С тем, что миру грозит огненная гибель, согласны и буддисты, по представлениям которых конец света наступит после пришествия спасителя Майтреи. Средневековый ученый-энциклопедист Бируни в трактате «Индия» так передает их легенды: «У буддистов – огонь, семь солнц восходят одно за другим. Потом огонь покидает мир, сильный ветер, который вызывает дождь. Потоп. Из пены образуются ракушки, с ними соединятся души, и после спада воды – новые люди».

Три «авраамические» религии, Христианство, Ислам, Иудаизм, самые близкие друг другу на уровне письменных источников, и самые конфликтующие на уровне адептов, в эсхатологии сходятся в главном: конец света – кульминация истории. Точный его срок не познаваем человеком в принципе. Христиане чтут: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Евангелие от Матфея 24, 36). Комментарий мусульман: «Многие люди спрашивали своих Пророков (Мир Им) когда наступит Судный день – об этом сказано в Коране, но… «Тебя спрашивают, но истинное время знаю только Д а ты должен постоянно напоминать людям об этом»». Тора – аналогично. Талмуд (условно говоря, комментарий к Торе) в трактате «Санедрин» вроде и допускает цифры: «6000 лет будет существовать мир, 1000 лет продлится разрушение…», но и там: «Да сгниют кости тех, кто подсчитает конец». Сами цифры тут, 6000 и 1000 – суть просто помноженная на тысячу главная иудейская пропорция 6:1, выводящая к шаббаду, субботе… Хотя получающаяся сумма членов этой пропорции, 7000 лет – в определенный момент навела немало страха на христиан, о чем еще будет сказано.

Точными датами занимаются… дружно и согласно осуждаемые всеми тремя авраамическими религиями – звездочеты, астрологи. При общей слабости – от королей до крестьян – к гороскопам и прочему «колдовству», христианство, например, всегда строго осуждало, а иногда и поднимало волну жесточайших репрессий против «гадателей, чревовещателей и т. д.».

У «правильных» христиан, мусульман, иудаистов (то есть мы исключим самые одиозные секты, отпочковывающиеся от этих трех мировых религий) есть только признаки… причем почти все они, так сказать, «социально ориентированы»: казни, скорби, война Гога и Магога, воскрешение Псы (Иисуса), увеличение числа богатых (некому подать исламскую милостыню Закъят), увеличение относительного к мужчинам числа женщин… Т.  е. для этих религий важны социальные, политические движения людей, а не галактик, комет, планет (вне игры даже сегодняшняя примадонна – концесветная планета Нибиру).

И снова к майя. В основе комбинации, толкающей нас в зловещую дату 21 декабря 2012 года, когда закончится «наша» эпоха пятого Солнца, лежат системы счета майя: «цолкин» или «тоиаламатль» с основанием 20 и 13. Насчет появления 20 ученые соглашаются, что это – сумма пальцев рук и ног (проверьте!). А далее, восхождение мысли похожее на наше, «авраамическое»: от недели человеческой – к божественной, где день = 20 х 20 = 400 лет.

13 богов правят по 400 дней, потом придет бог разрушения Болон Окте и наше пятое Солнце закончится. И хотя сама суть нашей «авраамичности» – строжайшее единобожие, сам изначальный импульс совпадает с индейским. Желание как-то соразмерить, масштабировать человека и Бога, ведет от осязаемого человеческого цикла – недели, через замену человеческого дня на… год, на 400, 1000 лет – к Божественному Году, к вселенским эпохам. Разница только в исходной базе сравнения, неделе: у нас семидневка, у майя – 13-дневка.

К главному их козырю – точности расчета, превосходящей наши календари, следует добавить и важнейшую идею, скачок в развитии абстрактной мысли – цифру 0, обозначавшуюся у майя пустой раковиной устрицы или улитки. Европа при всех пифагорейцах и прочих – нуля не знала. Еще один философический финт майя: их ноль обозначал также и бесконечность.

И главное. Связь календаря с религией – наверно одна из самых изначальных, вошедшая в саму психическую ткань человеческих обществ. Потому-то радикалы времен Французской революции и обрушили «григорианское» изделие – годовой календарь, а наши, во времена «пятилетки безбожия» отказались даже от семидневной недели – ввели пятидневки.

Потому сегодня Интернет изнемогает под потоком запросов и скачивания «откровений», вроде этого: «Закончится тринадцатое четырехсотлетие в день 4 Ахав 3 числа месяца К’анк’ин, случится…и нисхождение Болон Окте в……» (о 21 декабря 2012).

Пытаются вникнуть, собрать портреты тех 13 богов майя, понять: отчего ты, Болон Окте, такой злой и противный… когда это просто – костяшки на счетах. Вот, кстати и образ: сколько там в старых магазинных счетах спиц по девять костяшек каждая? 8, кажется, значит, и здесь есть свой предел: 99 999 999. «Конец арифметики».

 

«Апокалипсисы, Армагеддоны» и прикладная математика

Ученые, изучающие механизмы человеческих коммуникаций водят понятие: «самосбывающиеся прогнозы». Простейший пример: скажет некто авторитетный, что Банк X скоро рухнет – вкладчики услышат, побегут снимать деньги, и Банк X действительно зашатается, может, и рухнет.

Вспоминая свою когдатошнюю прикладную математику, приведу определения: 1) «Система с положительной обратной связью», неустойчивая, в которой внешний импульс вызывает действие того же направления, и 2) «Система с отрицательной обратной связью» действие вызывается противоположное внешнему толчку, стремящееся не усилить, а наоборот – скомпенсировать его. Так что кибернетика, как раздел прикладной математики говорит вполне определенно, в нашем случае: «Слухи слухами, угрозы угрозами, но главное, – какого рода Система – Общество, на которую они устремлены».

Особенности российских «Апокалипсисов»

Когда в России «календарь кончался» прошлый раз, тоже ходили настроения, побудившие некоторых не засевать с осени 1491 года поля, что местами привело и к голоду: вот вам уже и один из четырех всадников Апокалипсиса, тот, который «всадник на коне черном» – аллегория голода!

Календарь тогда вела только Церковь, и наступавший 1492-й по принятому исчислению от сотворения мира был 7000 годом. Дело не только в юбилее, сам календарь, Пасхалия и отсчитываемые от нее недели: «Страстная», «Фомина»… были рассчитаны только до 7000 года, плюс по многим рукописям гуляла приписка: «Сие лето на конце явися, в оньже чаем всемирное торжество пришествие Твое». Ничьей вины не было, расчет Пасхалии – обычная человеческая работа: цепь арифметических вычислений и их запись на тогдашний «носитель» – пергамент. Вот и записали их – по 1492-й, а ту приписку в конце можно извинить («человеческое, слишком человеческое»).

Потом уже, намучившись с 1492-м, по решению Московского Собора, Пасхалию, календарь, продлили сразу аж до 2492-го! Вроде как: «Ну… теперь уж с большим, запредельным запасом», отодвинули проблему за горизонт, аж в Космос – ан глядь: вот уже и больше половины этого отмеренного с запасом срока прошло.

Потом, после 1492 (7000) года, наши соотечественники пугались еще и: 7007, 7070, 7077 годов. Опричнину в частности с ними увязывали. Интересный получается феномен: цифры, столь любимые в автомобильных номерах («крутые», «блатные» номера), получаемые в ГИБДД за совсем отдельные деньги, в календарях – пугали.

Сам 1492 год причастен к своеобразной игре слов: вместо конца этого света, был открыт – другой, Новый Свет, Христофором Колумбом (в его ФИО и «Свет Христа», и, кажется, «Голубь»)… Правда, у «открытых»-то индейских аборигенов начался и вполне реальный конец света: тот самый геноцид.

По-своему красив и российский пример: в 1492-м совершенно бешеными темпами, с весны по зиму, по приказу Ивана Третьего, напротив Ливонской твердыни Нарвы, был выстроен Ивангород. (В этом замечательном городе мне доводилось выступать, рассказывать свои истории – в уникальном месте: через реку в 100 метрах высятся Нарвский замок и Ивангородская крепость). Так вот, выстроен Ивангород был в тот самый 1492 год – безупречно, «на века». Перефразируя Рональда Рейгана: «Есть вещи пострашнее конца света».

Заканчивая сию немного вольную апокалиптическую увертюру, я еще раз заглянул на сайт 2012god.ru. «Обратный отсчет»: нам осталось 684 дня, 22 часа, 38 минут, 15 секунд…

М-да… Где-то через 190 дней, можно было б запустить и программу реформ Явлинского. Помните, «500 дней»? Меня так всегда интересовало: «А что? А если б запустить?» Вот и случай проверить: теперь-то… летом 2011-го, когда останется «500–510 дней ДО…» – кто будет особо возражать?

Не утаю и краткий рассказ о своем личном опыте столкновения с концом календаря. В детстве я гостил в деревне у деда Симы… Всем книгам, журналам, газетам он предпочитал отрывные календари. Знаете, наверно, эти ежегодные собрания человеческой мудрости с Полезными Советами на каждый день, Интересными Фактами, Рецептами окрошки, стихами (особенно любим составителями был Аполлон Майков). Аккуратные такие томики серой бумаги на широкой железной скобке. Читая их по своему вольному графику, не совпадавшему с официальным течением дней, дед Максим не использовал качество, анонсированное в их названии: «отрывные…». Сохранял, помню и закладки из конфетных фантиков. Но при всем почтении, относился он к тем «энциклопедиям» вполне рационально, и… перечитав их несколько раз, относил в дощатый туалет на краю огорода. Вбитый гвоздь без шляпки, наверно и был под них приспособлен: столь удобно натыкался под железную скобку очередной томик…

И вот, в один из дней, перед выходом из сего заведения, я и узрел: настоящий конец календаря. Под вороненой скобкой – лишь миллиметровые полоски, корешки. Ни «дня»-листка не осталось…

Воспоминание о той давней драме позволяет мне более снисходительно отнестись и к концу календаря майя…

Но если серьезно, то важным интеллектуальным импульсом к созданию этой книги стал мой журналистский багаж, беседы с учеными, ведущими специалистами в тех сферах, откуда и ожидают ударов – «исполнения приговора» индейцев майя и многих других «пророков», о чем и будет идти в книге речь.

Примерный эскиз этой книги я опубликовал в форме развернутой статьи в «Московском комсомольце» (2 марта 2011 года) и уже через несколько дней редактор Айдер Муждабаев сообщил, что ему звонили, что меня разыскивает управление кадров МВД. Оказалось, они просили прочесть лекцию на тему статьи – в видах повышения психологической устойчивости и получения информации для ответов подчиненным по поводу «конца света». В какой-то день в связи с реформой и переаттестацией там собралось достаточное количество работников, начальников из регионов, и я опробовал свои идеи и доводы уже в рамках устного общения. Интерес к эсхатологии, вопросы аудитории, наших мили– поли– цейских (в самые-самые дни их метаморфозы) – дали мне хороший запас впечатлений…

В этой книге вестниками настоящего Знания, среди множества (всего лишь) Мнений, я надеюсь, станут две сквозные рубрики: 1) «Эксперты и духовидцы» и 2) «Рутений. Штрихи к коду».

1) Удивительное разнообразие «апокалиптических» сюжетов, от индейцев майя до шальных астероидов и масонских заговоров, потребует привлечения самых различных персон – носителей научного знания или метафизического опыта. Ученые, выдающиеся администраторы, церковные иерархи, писатели… люди, которых, на первый взгляд, невозможно объединить в какой-либо «ареопаг», в какую-либо организацию, касту. Единственное, что их сближает меж собой и выделяет из множества коллег, – то, что в определенные моменты они являлись авторами важных, сбывшихся прогнозов. С кем-то мне довелось общаться лично, с кем-то – изучая их труды. Одни из них довольно известны, другие – заслуживают гораздо большей известности.

Однажды, для журнала, где некоторое время главредствовал, я придумал рубрику «Духовная экспертиза», предшественницу, как легко догадаться, спецрубрики этой книги, и открыл ее беседой с архиепископом Орехово-Зуевским Алексием, викарием Московской епархии (ныне он – архиепископ Костромской и Галичский). И значительная часть откликов, «обратной связи» журнала пришлась именно на рубрику «Духовная экспертиза». Этот опыт, наряду с собравшимся довольно солидным «файлом» бесед с ведущими учеными нескольких отраслей науки, дает надежду на интерес читателя и этой книги.

Среди «экспертов» – такие ученые, как многолетний вице-президент РАН академик Георгий Сергеевич Голицын, профессор Сергей Петрович Капица, замдиректора Института океанологии РАН Леопольд Исаевич Лобковский. Среди «духовидцев» – лица, дающие предсказания на основе мистического знания или интуиции.

С одним из лучших администраторов России и градоначальников Москвы (конец XIX – начало XX века) князем Владимиром Михайловичем Голицыным я беседовать, разумеется, не мог. Но его праправнук, профессор Михаил Владимирович, передал мне одну из реликвий рода Голицыных, тайно сберегавшуюся 70 лет. Это «Предсказание судьбы СССР», записанное в 1932 году князем Владимиром Михайловичем и сбывшееся через многие годы с потрясающей точностью. Я имел честь первым опубликовать это «Предсказание…», в журнале «Моя Москва», «Литературной…» и «Независимой газете» и еще во многих СМИ, и включил его в книгу «Голицыны и вся Россия» (2008 г.). В данном случае князь Владимир Михайлович – «эксперт», использующий свой административный, научный опыт, но еще и/или «духовидец», точность его предсказания говорит и неком тайнозрении. Правда, сегодня термин «духовидец» часто толкуется, а иногда и переводится в значении, близком к «спириту», приверженцу спиритизма, но это издержки эпохи, которая, опять же, если верить «спиритам», скоро закончится, так что: «2012-й – все спишет!»

2) «Рутений. Штрихи к коду». Название этой рубрики я перенес из 2007 года. Так называлась моя тогдашняя, впрочем, недолго терпимая редакцией, авторская колонка в «Литературной газете». Мини-эссе – примеры Россиепознания в неожиданных фактах или сопоставлениях. Заглавие составилось из:

– штрихи к коду (игра словосочетаний: штрихи к портрету и штрих-код)

– рутений – элемент таблицы Менделеева, главный памятник России (Ruthenia – лат. Россия) в мире элементов мироздания.

Имена очень немногих стран увековечены в таблице: есть полоний – Польша (стараниями Марии Склодовской-Кюри), америций – Америка (заслуга Гленна Сиборга, Чикагский университет). И очень хорош для иллюстрации многих наших тенденций этот рутений (Россия), открытый русским химиком Карлом Клаусом в 1844 году.

Итак, структуру этой книги можно свести к трем частям:

1) Картина сегодняшней «апокалиптической» ситуации, эсхатологический компот из всех отраслей науки и всех сортов шарлатанства. (Сатирическая увертюра; Глава 1. Наука манипулирования наукой; Глава 2. Настоящий месяц-катастрофа).

2) Реальные сегодняшние угрозы и настоящие ученых, их изучающие. (Глава 3. От всемирной «ядерной зимы» до глобального потепления; Глава 4. Lebensraum и Великая (Энергетическая) хартия вольностей; Глава 5. Расходящиеся по миру волны цунами; Глава 6. Эсхатология в лицах).

3) Русские и советские «Апокалипсисы», от конца света 1492 года до исчезновения СССР. (Глава 7. Русский, хорошо обжитой Апокалипсис; Глава 8. От мировых катастроф – к мировым заговорам и революциям; Глава 9. Апокалипсис – «персонально для СССР»; Глава 10. Гонка Потребления; Глава 11. Пиарщику врат зари.)

Наиболее полно будет описан крах СССР. В общественно-политической картине этого «Апокалипсиса» впервые будут выявлены следующие факторы: уравнение страха («Уравнение с неизвестным числом неизвестных») и гонка потребления, ранее не рассматривавшиеся в перечнях причин смерти страны.

И в дополнение к общеполитическим тенденциям будет приложен взгляд современника-очевидца («Пиарщик у врат зари»), внешторговца («Где-то в Финляндии»), и поэта («Геополитический джаз»).

Каким был худший год в истории человечества

Истории

Кризис, который мы переживаем в связи с пандемией коронавируса, — цветочки по сравнению с историческими катаклизмами прошлого. Недавно историки назвали худший год в истории человечества, и то, что происходило тогда, — настоящий Апокалипсис! Тем не менее человечество выжило даже в тех условиях. Что же нашим далеким предкам пришлось пережить?

Итак, шел 536 год. На юге Европы наблюдался расцвет Византийской империи, на севере скакал по британским землям легендарный король Артур (или какой-то его прототип). Китай все еще пытался оправиться после падения империи Хань, там царили междоусобицы. В Индии заканчивался местный Золотой век и разваливалось государство Гуптов. В Южной Америке достигла пика развития цивилизация майя. В общем-то у всех всё было не так уж и плохо, несмотря на мелкие текущие проблемы. И вдруг…

Тьма

Только сейчас археологи смогли объяснить причины этого события. Во множестве исторических хроник оно значится как сошествие небывалой тьмы, которая уничтожала всё живое.

Недавно, анализируя состав высокогорных ледников в Альпах, археологи установили, что в тот год произошло мощное извержение супервулкана в Исландии. Гигантское облако пепла поднялось в атмосферу Земли. Особенно его влияние ощущалось в Европе.

Однако вулканы проснулись не только в Исландии. В то же время наблюдалось извержение вулкана Сан-Сальвадор на Багамских островах, шалил Кракатау в Индонезии. В общем, человечество было атаковано со всех сторон.

Последствия были просто катастрофические. Естественно, никто не представлял себе, что такое вулканы и облака пепла в атмосфере. Максимум, что люди еще кое-как понимали, — это солнечное затмение: полчаса немого ужаса и тьмы, после которого солнце возвращается обратно. А тут оно просто не вернулось!

«Тьма египетская». Гравюра Гюстава Доре

Возможно, именно этот год популяризовал легенду о Тьме египетской из Библии, а также само выражение «конец света». В Скандинавии 536 год воплотился в очередную итерацию легенды о Рагнарёке — Сумерках богов, когда в финальной битве были уничтожены все боги и люди остались без защиты и в полной темноте.

Было совершенно непонятно, когда наваждение кончится и кончится ли вообще. Но тьма — только малая часть бед, которые ожидали человечество в тот год.

Голод

Отсутствие солнечного света, а также изменения нормальных атмосферных процессов повлекли за собой небывалые наводнения в Южной Америке, а в Европе — страшную засуху. Естественно, последовал катастрофический неурожай.

О голоде того времени есть упоминания в летописях разных стран. Но если на севере к скудному плодородию земель как-то привыкли, для избалованного юга Европы с огромным количеством населения неурожайный год стал началом краха целых государств.

Конечно, впоследствии пыль все-таки рассеялась. Но одним из главных последствий «темного» года стало общее похолодание и изменение климата Земли на несколько градусов, что привело к гибели урожаев и на последовавший за ним год, и на послеследующий… Запасы кончались, и человечество столкнулось с небывалым гуманитарным кризисом.

Чума

Не уверены, что такие совпадения бывают, и, возможно, чума началась все-таки позже, на фоне голода, однако летописец Михаил Сирийский сообщает о начале великой эпидемии именно в злополучный 536 год.

Это была классическая чума во всем ее ужасе. Никто не мог ее избежать. Болезнь начала пожирать бедные кварталы, потом перекинулась на купцов, потом на знать и дошла до самого дворца. Дома стояли с открытыми дверями, так как все внутри умерли. В одной из хроник пишут, что «заходили внутрь воры, чтобы забрать чужие сокровища, и тут же падали замертво у входа».

Из Константинополя болезнь перекинулась на соседние города. В Египте некоторые летописи упоминают о городах, вымерших целиком. По всей Византийской империи чума унесла около половины населения.

Вероятно, это была первая пандемия бубонной чумы в истории Европы, после которой люди стали бояться чумы больше всего на свете. Ведь в ходе других болезней был хоть какой-то процент выздоравливающих. Зараженные чумой в те времена умирали через несколько дней и наверняка.

Снег летом

До Азии чума в тот момент не дошла. Впрочем, там были свои причины проклинать 536 год. Именно на территории Китая пепел, носившийся в атмосфере после многочисленных извержений, стал выпадать на землю, что полностью погубило и без того ослабленный «темным» летом урожай.

На следующий год в июле и августе выпал снег, и все немногочисленные посевы, которые удалось сделать из скудных запасов, снова убило под корень — на этот раз морозами.

Как свидетельствует летописец Нан Ши, за этим последовал такой голод, которого Поднебесная не видела в своей истории. В результате умерло около 70–80% населения государства.

В Скандинавии тем временем происходило нечто, что легенда впоследствии назовет трехлетней зимой: помимо ужасного холода, стояла бесконечная засуха, так что начались лесные пожары. Многие города и поселения сгорели дотла и были оставлены. Немудрено, что в скандинавских легендах этот период описывают как конец света, в котором выжило всего два человека — Лив и Ливтрасир, и они заново начали человеческий род. Знакомо, не правда ли?

Крах империй

Итогом самого жуткого года в истории человечества, как считают историки, стал крах сразу нескольких цивилизаций.

Римская империя, которая переродилась в Византийскую и при императоре Юстиниане (как раз незадолго до злополучного года) начала возвращать себе былое могущество, сильно пострадала от голода и чумы. Дальше ее ждало лишь постепенное ослабление под натиском обезумевших от трехлетней зимы народов севера и племен востока.

Значительно сократились поселения в Альпах, Скандинавия была чуть ли не заброшена.

В Южной Америке катастрофические наводнения уничтожили цивилизацию моче в Перу. У майя в тот момент также наблюдается период продолжительной стагнации после расцвета. Скелеты из захоронений майя того времени показывают, что люди много болели, а их рацион был скудным.

Использованы материалы: Maximonline.ru

Катя Чекушина


Теги

  • история

50 величайших романов об Апокалипсисе ‹ Literary Hub

Конец света никогда не бывает концом света — по крайней мере, в художественной литературе. В конце концов, кто-то должен выжить, чтобы рассказать историю. И какие это сказки. Люди размышляли о конце существования с тех пор, как знали об этом (вероятно, я имею в виду, что меня там не было), и в результате у нас есть богатая коллекция апокалипсисной и постапокалиптической литературы для чтения. во время старения нашей планеты.

Я сделал все возможное, чтобы ограничить этот список книгами, в которых есть или был какой-то буквальный апокалипсис, исключая антиутопии (например, Рассказ служанки ) или просто мрачные видения будущего. Мы могли бы весь день спорить о том, что на самом деле представляет собой «апокалипсис» — 2020 год ставит галочки во многих пунктах, как вы, возможно, заметили — так что по большей части я следовал своей интуиции.

Конечно, есть еще много замечательных романов об апокалипсисе и постапокалипсисе, которые не вошли в этот список, и я не читал достаточно книг в переводе в этом жанре, поэтому, как обычно, добавляйте свои любимые в комментарии.

(И будь там в безопасности.)

Джон Уиндхэм, День триффидов (1951)

Сейчас это кажется слегка нелепым — или, может быть, просто легким, — но апокалипсис Уиндема, вызывающий слепоту, вызывающий метеоритный удар, — это классика по причине: это потрясающе весело. Даже Артур Кларк назвал это «бессмертной историей». И он не так известен, но позвольте мне включить сюда его роман 1955 года « Хризалиды », как би-сайд.

Ричард Мэтисон, I Am Legend (1954)

На данный момент роман Мэтисона о пандемии/вампирах/зомби более известен как исходный материал, чем как фактический материал, вероятно, потому, что он переполнен идеями. Иногда это круто, а иногда скучно; еще не принято решение о том, действительно ли он работает как роман, но он абсолютно точно получает баллы за влияние. И воодушевление.

Эмили Сент-Джон Мандел, Станция Одиннадцать (2014)

Ваш любимый роман, в котором пандемия гриппа стирает цивилизацию за считанные недели (угу) и группа артистов бродит по опустошенной земле, ставить пьесы Шекспира для выживших. Это примерно так же хорошо, как и истории об апокалипсисе.

Уилсон Такер, Долгая громкая тишина (1952)

Все к востоку от Миссисипи разрушено ядерной атакой; немногочисленные выжившие получили дозу биологического оружия, которое заразило их чумой (я полагаю, просто на всякий случай). Вдоль реки установлена ​​военная граница, чтобы болезнь не распространилась на запад, но Гэри полон решимости пересечь эту границу. Особенно странное и печальное чтение для страны, находящейся в карантине, и доказательство того, что его нарушение может привести к катастрофическим последствиям.

Линг Ма, Severance (2018)

Чума, покончившая с миром в превосходном дебюте Ма, особенно страшна, потому что мы все на полпути: когда вы подхватываете лихорадку Шен, вы продолжаете заниматься своими делами. , выполняя свои механические задачи, не намного больше зомби, чем вы были в жизни, пока, в конце концов, вы не сгниете. Действительно ли Shen Fever просто оружие ностальгии? Или комфорт? Что бы это ни было, Кэндис — одна из немногих, кто обладает иммунитетом и документирует Нью-Йорк, когда он рушится вокруг нее, пока даже она не вынуждена бежать.

Дэвид Митчелл, Облачный атлас (2004)

Конечно, Облачный атлас не совсем роман о конце света, и на самом деле из его шести сюжетных линий только одну можно считать пост- апокалиптический (другой — откровенно антиутопический). Но, учитывая настойчивость романа во взаимосвязи времени и пространства (и людей) и центральную роль постапокалипсиса, который он пробуждает (находящийся на вершине уникальной структуры романа), я думаю, будет справедливо подсчитать это здесь.

Невил Шут, На пляже (1957)

В 1963 году ядерная война опустошила большую часть планеты. В Мельбурне, относительно нетронутом, горстка выживших ждет, пока ветер принесет радиацию на их берег, занимаясь более или менее полезно, если можно сказать, что такая вещь имеет какой-либо смысл на краю света, как исследуют другие. какое может быть сообщение от выжившего в Сиэтле. Трогательная, хотя и не особенно научно обоснованная, классика.

Уолтер М. Миллер-младший, Песнь для Лейбовица (1960)

После того, как цивилизация была в основном уничтожена ядерной войной, немногие выжившие становятся преданными луддитами, очищаясь от всех знаний и уничтожая любой, кто поделится или распространит его. Единственными людьми, которым доверена наука, являются монахи Альбертианского ордена Лейбовица, которые обязались защищать ее до тех пор, пока человечество снова не будет к ней готово. Роман охватывает несколько тысяч лет, и мораль такова: мы всегда будем уничтожать землю, какие бы меры предосторожности ни принимали наши предки. Ну что ж.

Татьяна Толстая, тр. Джейми Гэмбрелл, The Slynx (2000)

Прошло двести лет после «Взрыва», а в Москве всегда идет снег. Бенедикт просто рад, что у него нет серьезных мутаций, а есть работа, заключающаяся в расшифровке «речей» вождя пустоши, которые на самом деле являются плагиатом из старых книг, ни одной из которых Бенедикт никогда не читал. До тех пор, пока он не встретит Олденеров, секретные библиотеки которых изменят для него все.

Ннеди Окорафор, Кто боится смерти (2010)

Поистине фантастический роман (если эти жанровые различия имеют значение, а они не имеют значения), но действие происходит в постапокалиптическом Судане, в котором родился Оньесонву. , дитя изнасилования и геноцида, и оттачивает свои магические силы, пока не сможет нанести ответный удар своему отцу. Яркий, грандиозный роман, который должен прочитать каждый.

Ханна Джеймсон, Последние (2019)

Мы часто думаем об апокалипсисе как о чем-то, что происходит со всеми одновременно, но как насчет тех, кто в отдаленных местах остается нетронутым в начале? В этом романе наступает конец света, когда Джон находится в швейцарском отеле, вдали от всех, кого он знает и любит. Так что он делает? Займитесь решением более насущной проблемы: труп в помещении. Конечно.

Колсон Уайтхед, Zone One (2011)

Выдающийся современный литературный роман о зомби, в котором все, кто остался на Манхэттене, либо зомби, либо дикие скелеты, либо угрюмые отставшие, либо люди, страдающие ПАСР (post -апокалиптическое стрессовое расстройство), а наш посредственный герой — один из банды, посланной на уничтожение отставших. Роман о зомби для тех, кто не читает романы о зомби, и литературный роман для тех, кто не читает литературных романов.

Дж. Г. Баллард, Затонувший мир (1962)

Мой любимый Баллард. Триасовый пейзаж, который ужасает, а также завораживает выживших, которых преследуют сны и странные порывы.

Margaret Atwood, Oryx and Crake (2003)

Вы можете утверждать, что «Рассказ служанки» — это такой же роман об апокалипсисе, как и Орикс и Крейк , и в чем-то я с вами соглашусь — апокалипсис разума и морали, а не тела и планеты. Но ты и я оба знаем, что мы здесь делаем. Кроме того, Oryx и Crake , хотя и несколько менее знамениты, не менее хороши, пугающе правдоподобный мир, разрушенный нашей неустанной погоней за счастьем в бутылке. О, и доверяющие корпорации. Конечно.

Rumaan Alam, Оставить мир позади (2020)

У недавнего блокбастера Алама, слэш-литературной любимицы, возможно, самый тихий апокалипсис в этом списке, по крайней мере, с нашей точки зрения. Мы почти ничего не видим, получаем только намеки на разрушение, которое обрушивается на мир, и вместо этого сосредотачиваемся на растущем беспокойстве двух семей, случайно столкнувшихся вместе, пытающихся разобраться в происходящем. Который . . . вероятно, так большинство из нас испытает апокалипсис, когда он придет. Знание этого факта делает роман еще более пугающим.

Стивен Кинг, Стенд (1978)

Классический и, вероятно, лучший роман Кинга (не приходите за мной) — бегемот (навеянный «Властелином колец» ) с множество тем и персонажей, действие которых происходит в мире, опустошенном пандемией, вызванной вооруженным штаммом гриппа, который смертелен для 99,4% тех, кто с ним сталкивается. Так что вы можете не захотеть читать это прямо сейчас!

Дэвид Марксон, Любовница Витгенштейна (1988)

Это обычно не обсуждается как постапокалиптический роман, и действительно, это зависит от того, как вы его читаете, но позвольте мне представить мой случай: если верить рассказчику на слово, она последняя женщина живущая на земле, печатающая, чтобы занять себя, без надежды когда-либо снова встретить другую душу. Итак, что-то должно было произойти. Проблема в следующем: можно ли поверить рассказчику на слово? В любом случае, роман поднимает те же темы, что и многие другие в этом списке, хотя и в своей экспериментальной, литературной манере: что остается, когда ничего не остается? Как жить выжившим? Что означало наше искусство, наша наука или цивилизация? Это вообще что-то значило?

Кормак Маккарти, Дорога (2006)

Самый первый роман, о котором вы (вероятно) думаете, когда кто-то говорит «постапокалипсис», в котором мужчина и его сын путешествуют по разрушенному взрывом страна, которая когда-либо получает объяснение. Причудливо пунктуированный, незабываемый и что-то вроде отхода от Маккарти — за исключением своей непоколебимой мрачности.

Октавия Батлер, Притча о сеятеле (1993)

Лучшее и худшее в этом романе то, насколько близко он кажется возможным (действие происходит через четыре года). Неконтролируемое изменение климата, имущественное неравенство и коррумпированное руководство разрушили общество для большинства людей, которые теперь живут в охраняемых поселениях или бродячими бандами, а новый горячий наркотик, превращающий вас в поджигателя, — это просто дополнительная забавная деталь. Конечно, наш рассказчик страдает от худшего, что может быть в таком сценарии, а также от того, что может всех спасти: гиперэмпатии, то есть она чувствует боль других. Литературный переворачиватель высочайшего уровня.

Хосе Сарамаго, тр. Джованни Понтьеро, Слепота (1995; английское издание 1997)

Чтобы уничтожить цивилизацию, не нужен метеорит или ядерная ракета; все, что вам нужно, это внезапная эпидемия слепоты, и мужчины и женщины уничтожат ее сами. Несмотря на убедительную экспериментальную прозу, некоторые части этой книги напоминают роман ужасов, но, в отличие от большинства книг в этом списке, она заканчивается на ноте надежды, что делает ее особенно полезной для чтения прямо сейчас.

Н. К. Джемисин, Пятый сезон (2015)

Это еще одна книга не совсем постапокалиптического жанра — здесь есть элементы фэнтези и научной фантастики, хотя, как мы все знаем, эти границы пористые. Однако несомненно то, что события книги происходят после апокалипсиса. На самом деле, они происходят после нескольких апокалипсисов, каждый из которых представляет собой разрушительный поворот погоды, уничтожающий здоровую часть цивилизации. Конечно, персонажи этой книги и ее сиквелов пытаются выжить в постапокалипсисе, но они также пытаются предотвратить неизбежный следующий.

Мэри Шелли, Последний человек (1826)

Ранний роман Шелли о мире 21-го века, почти полностью вычищенном бубонной чумой, был представлен так, как если бы это был просто сборник пророческих писаний, которые она нашла и скомпилировала. в роман. Ее современники ненавидели это. «Это как если бы критики пытались уничтожить своей риторикой саму возможность написания романа на эту тему», — писал Мортон Д. Пейли. «Пол автора, конечно, не пощадили». Его описывали как «отвратительное повторение ужасов» и «порождение больного воображения и самого оскверненного вкуса». . . что должно взволновать любого современного читателя, чтобы поднять его. Хорошо, что время идет (пока).

Сандра Ньюман, Звезда страны мороженого (2014)

В постпандемическом Массачусетсе клики детей одичали — дети остались единственными людьми, так как теперь все умирают от болезни под названием « букеты» к 20 годам. Если, конечно, наша юная героиня Мороженое не сможет отыскать лекарство. Это большой, сложный и амбициозный роман, написанный выдуманным апокалиптическим языком — может быть, не для всех, но для меня он закрепляет статус Ньюмана как недооцененного гения.

Макс Брукс, Мировая война Z (2006)

Всеми любимый метавымышленный роман о зомби-апокалипсисе, написанный сыном Мела Брукса. руководство по выживанию, интервьюирование выживших — придайте этому полифонический резонанс. Не судите об этом по фильму, который допускает серьезные вольности и не очень хорош.

Рассел Хобан, Риддли Уокер (1980)

Действие этого классического произведения, оказавшего большое влияние благодаря использованию придуманного диалекта, происходит в Англии, примерно через две тысячи лет после заката цивилизации, какой мы ее знаем, когда то, что осталось от общества, неудобно зависит от «Punch & Пути». Многослойный джойсовский шедевр, в котором рассказывается о силе истории и мифа, а также о конце света и всем последующем.

Хаяо Миядзаки, Навсикая из Долины Ветров (1994)

Хорошо, технически это манга, но она у меня в виде бокс-сета, и я ее считаю. Мне нравится постапокалиптический мир Миядзаки — большая часть мира покрыта ядовитым лесом, известным как Море Порчи, которое само наводнено гигантскими насекомыми-мутантами и вторгается — и его героиня, любопытная принцесса, ставшая боевым капитаном. с глубоким уважением к миру природы, каким бы агрессивным он ни был.

Рис Ваубгешиг, Луна покрытого коркой снега (2018)

Скоро зима, и в резервации небольшой общины Анишинаабе на севере Онтарио отключилось электричество. Не только электричество, но и телефоны и интернет, что приводит к полной изоляции. И холодно. Затем начинают появляться посторонние. Страх и хаос царят, когда Эван Уайтски, отец двоих детей, обращается к прошлому, к традициям, чтобы попытаться восстановить будущее своего сообщества. Охлаждение более чем одним способом.

Эдана Лепуцкого, California (2014)

Дебют Лепуцки, вероятно, наиболее известен как книга, которую прославил Стивен Колберт, но это также увлекательный роман о любви на краю света, хотя мы так никогда и не узнаем, во что именно превратилось наше настоящее. это разделенное на фракции и покрытое мочой будущее. Может быть что угодно, я думаю.

Джастин Кронин, Прохождение (2010)

Один из лучших и самых больших современных романов о вампирах также является одним из лучших и самых больших романов об апокалипсисе. Все начинается в лаборатории, где вирус, предназначенный для создания суперсолдат, на самом деле создает чуму монстров — 9.Спустя 3 года люди сбились в колонии, прячась от охотников за стенами. Но можно ли в конце концов спасти мир?

Анна Норт, Америка Тихоокеанский регион (2011)

Через 70 лет Северная Америка замерзнет. Выжившие во время последнего ледникового периода сгруппированы на острове в Тихом океане; только старшие помнят жизнь на материке. Но когда ее мать пропадает без вести, Дарси должна раскрыть секреты старого мира, чтобы разобраться в разрушениях нового.

Пьер Буль, тр. Ксан Филдинг, Планета обезьян (1963)

Вы не узнаете, что Планета обезьян это постапокалиптический роман, а не просто фантастический роман о другом мире, до конца книга. (Извините, что не предупредил вас об этом спойлере, но посмотрите, у вас было почти 60 лет.) Что было причиной? О, лень, правда…

Меган Хантер, Конец, с которого мы начинаем (2017)

Родительство — это что-то вроде апокалипсиса, да, но… как и подводный Лондон. Без еды, без электричества, без интернета; общество начинает распадаться, но даже это едва ли может отвлечь молодую мать от волшебства ее ребенка. В скудном романе Хантера задается вопрос, что делать с первым годом жизни (и первым годом материнства) на краю света.

Сэмюэл Р. Делани, Далгрен (1975)

Действительно ли это постапокалипсис, через который дрейфует наш босоногий главный герой? Или мы имеем дело с совершенно другой реальностью? В любом случае, это ощущение земли, опустошенной, с разбомбленными, разъединенными городами, огромными красными солнцами, необъяснимыми, бесконечными пожарами. И в любом случае, это одна из странных великих, широко влиятельная и трудная — даже непроницаемая — культовая классика.

Урсула К. Ле Гуин, Всегда возвращаюсь домой (1985)

«Люди, описанные в этой книге, возможно, жили очень-очень давно в Северной Калифорнии», — так звучит эта книга. начинается в скользкой манере Ле Гуина. Апокалипсис в Всегда Возвращаясь Домой случился так давно, что никто из Кеш не помнит его — даже их песни не знают, что его вызвало. В основном остается пенопласт. Это не прямое повествование, а реалистичное антропологическое исследование вымышленного народа Кеш, составленное и аннотированное исследователем по имени Пандора. В некотором смысле это второстепенная работа в творчестве Ле Гуин, но увлекательная.

Дэвид Брин, Почтальон (1985)

Действие книги начинается через шестнадцать лет после апокалипсиса («Больше уже не имело значения, что его вызвало — гигантский метеорит, огромный вулкан или ядерная война. Температура и давление вышли из равновесия, и дули сильные ветры». Многое изменилось для выживших, но одно осталось неизменным: власть, которую дает униформа. По крайней мере, так обнаруживает Гордон Кранц (он же Кевин Костнер, если вы один из 8 человек, видевших экранизацию), странник и бывший студент драмы, который надевает униформу и почтовый мешок, найденный в заброшенном грузовике Почтовой службы, и начинает играть роль офицера «Восстановленных Соединенных Штатов Америки». ” принося надежду населению, пытающемуся оторваться от пропасти9.0003

Кстати, у Дэвида Брина было что сказать о недавних атаках Дональда Трампа на USPS. «Сейчас мы находимся в середине попытки олигархов во всем мире восстановить феодализм, безнадежно провальную модель управления, которая доминировала в 99 процентах обществ на шести континентах в течение 6000 лет», — сказал он EW . « Почтальон » и в фильме, и в книге рассказывается о том, как важно для нас помнить то, что связывает нас вместе. В маленьком городке Америка особенно осознает, что на самом деле почта является центром города, но поймут ли они это вовремя, чтобы что-то изменить? Я не думаю, что Трампа больше волнует, если Республиканская партия будет сожжена в ноябре. я думаю хаос — это цель».

Питер Хеллер, The Dog Stars (2012)

В этом удивительно воодушевляющем постапокалиптическом романе заразная болезнь под названием «Кровь» уничтожила большую часть цивилизации и оставила тех, кто остается в отчаянии и территориале. (не говоря уже о шести футах друг от друга). «Те, кто остался, в большинстве своем нехорошие, — говорит Хиг, наш нежный герой. Хиг живет в старом авиационном ангаре со своей собакой и ворчливым другом Бэнгли, который охраняет периметр, но, услышав странное сообщение по радио, он в конце концов отправляется на поиски других выживших, последний шанс на лучшую жизнь.

Лидия Юкнавич, Книга Жанны (2017)

В 2049 году мир был разрушен глобальным потеплением и войной, и то, что люди остались на орбите своего бывшего дома в колонии под названием CIEL , во главе с тираническим Жаном де Меном, вытягивающим из скалы все, что они могут, с помощью «невидимой технологической пуповины». Одна женщина из CIEL, которой скоро исполнится 50 и поэтому будет признана ненужной и подвергнутой эвтаназии, рассказывает историю Жанны д’Грязь (поскольку это рифф на историю Жанны д’Арк), которая пытается спасти мир.

Лорен Бьюкс, Afterland (2020)

В пятом романе Бьюкес на дворе 2023 год, и пандемия оставила в живых менее 1% мужского населения мира. Один из них — 12-летний сын Коула, Майлз, которого Коул должен защитить любой ценой — учитывая, что гнусные умы, такие как у ее сестры, могут сделать с мальчиком, невосприимчивым к вирусу, — и поэтому они отправляются в бегство, Майлз. собирается как Мила, надеясь вернуться домой в Йоханнесбург. Как и все романы Бьюкеса, он веселый, умный и немного отвратительный.

Анджела Картер, Герои и злодеи (1969)

Годы после ядерной войны, мир зарос своими ранами, животные бегают на свободе, а человечество разделилось на фракции, если не на вариации: Профессора , солдаты, варвары и чужие люди. Марианна — одна из профессоров, и она живет в буквальном смысле в башне из слоновой кости со своим отцом, пока не ускользает оттуда, чтобы испытать жизнь варвара. Как и следовало ожидать от Картера, это краткий, мифический, извращенный взгляд на конец света.

Джордж Р. Стюарт, Earth Abides (1949)

Один из классиков жанра, в котором студент Иш выходит из периода изоляции и болезни — его укусил больной гремучая змея — и делает шаг назад в мир, чтобы обнаружить, что в нем почти никого не осталось в живых. Но люди, как и любой инвазивный вид, найдут способ, и поэтому Иш встречает Эма, и они строят сообщество выживших, новых и старых, но вместо того, чтобы восстанавливать мир, который они знали, они должны наблюдать, как молодое поколение адаптируется и начинает. построить новое общество на основе того мира, который остался.

Дженнифер Мари Бриссет, Элизиум (2014)

В этом сюрреалистическом романе два персонажа в конце разрушенного мира меняют пол, роли и отношения друг к другу, поскольку их жизни неоднократно перезагружаются таинственная и испорченная атмосферная компьютерная программа, которая ищет (возможно) спасителя.

Пэн Пастух, Книга М (2018)

В этом романе рассказывается об одной из самых странных эпидемий апокалипсиса: Забвении, которое опустошило мир, отделив страждущих от их теней — и их воспоминания, что заставляет их вести себя беспорядочно, даже агрессивно. По мере того как общество распадается, Ори и Макс (один без тени, другой нет) пытаются найти ответы и друг друга.

Ник Харкауэй, The Gone-Away World (2008)

— четверти населения Земли мертвы, или, точнее, «ушли», то есть все еще там, но лишены информации, — до тех пор, пока она не войдет в контакт с разумом выжившего, то есть. Наш герой — кунг-фу дальнобойщик по имени Гонзо, и, конечно же, он должен спасти то, что осталось от мира.

Мишель Фабер, Книга странных нововведений (2014)

В этом романе пастор отправляется на другую планету, чтобы распространять христианство, оставив свою жену дома; результатом, среди прочего, является то, что апокалипсис в этом романе телеграфируется главному герою на расстоянии через все более тревожные и невероятные послания, даже когда он обнаруживает, что все дальше отдаляется от жизни, которую он знал, и от женщины, которую он использовал. любить.

Дэниел Х. Уилсон, Робопокалипсис (2011)

Чтобы немного отдохнуть от ядерной войны и пандемии, войдите в робопокалипсис, который, кстати, именно так и звучит. Начинается она, конечно же, с гениального ученого и разумной компьютерной программы Archos, которая убивает своего создателя и решает, что цель ее существования — спасти планету от человечества. Archos распространяется на машины по всему миру, которые убивают или порабощают людей, пока некоторые из них не начинают сопротивляться. Еще один глоток свежего воздуха: этот роман рассказывается с другой стороны апокалипсиса, напоминание о том, что эти вещи можно обратить вспять, по крайней мере, иногда.

Пэт Франк, Увы, Вавилон (1959)

В этом классическом романе о ядерном холокосте, когда большая часть Соединенных Штатов разрушена Советским Союзом, один небольшой городок во Флориде выживает, приспосабливаясь к новым условиям. живет в радиоактивной пустоши.

М. Р. Кэри, Девушка со всеми дарами (2014)

Когда начинается этот роман, прошло примерно десять лет после зомби-апокалипсиса, в Британии осталось лишь горстка незараженных людей — остальные мертвы. или зараженные, «пустые дома, в которых раньше жили люди», известные как «голодные». Однако прошло уже достаточно времени, чтобы появилось второе поколение голодающих: дети, которые сверхъестественно умны, абсурдно сильны и способны (возможно) к человеческому сочувствию. Если только они не чуют человека, то есть. Потом хотят есть. Оставшиеся учёные-люди разрываются: попытаться взломать мозг одноименной Мелани, чтобы понять, как он работает? Или относиться к ней как к ребенку и надеяться, что таким образом она сможет вернуть мир к человечеству?

Роберт Р. Маккаммон, Лебединая песня (1987)

Роман ужасов и роман об апокалипсисе в одном флаконе. Алый Глаз, он же Дойл, бегает вокруг. Типичный.

Сара Пинскер, Песня для нового дня (2019)

О, странно, роман, в котором череда терактов, массовых расстрелов, взрывов, а затем и пандемии привела к широкомасштабным страх, консолидация корпоративной власти и конец всем публичным собраниям. Так нереально, амирите? Однако вместо Zoom Люси и ее товарищам по группе приходится бороться со StageHolo, по сути, голографическим платным просмотром концертов, и их разведчиком талантов Розмари, которая никогда по-настоящему не знала мир раньше. Как и вся лучшая апокалиптическая фантастика, это на самом деле книга о человеческих отношениях — тот факт, что это еще и крутой, странный рок-н-ролльный роман, — это просто бонус.

К.А. Флетчер, Мальчик и его собака на краю света (2019)

Именно то, что написано на банке. Мальчик (Гриз) и пес (Джип) среди выживших после «мягкого апокалипсиса», известного как Мерин, который кастрировал большую часть мира. Когда другую собаку Гриза (Джесс) украли, Гриз и Джип должны совершить спасательную операцию через руины Шотландии.

Истории Апокалипсиса — Wattpad

#1

Perfect Storm || Дэрил Диксон, Люси

Простая охота за источником воды в центре Атланты быстро оборачивается для Эрин неудачей, когда она сталкивается лицом к лицу с разъяренным безруким Мерлом Диксоном.
Один в т…

  • врагитолюбы
  • токсичные
  • зомби

+10 еще

#2

Четыре бариста Апокалипсиса… Джефф Блэквелл

Когда инопланетяне вторгаются, четыре бариста вынуждены стать спасителями мира. Хватай свою двойную порцию java и пристегивайся — это будет ухабистая поездка!

Завершено

  • апокалипсис
  • супергерои
  • сверхспособности

+22 еще

#3

Finding Humanity by Nina Marks

Выбравшись из остановившегося лифта в зомби-апокалипсис, Эмили должна снова научиться доверять людям, иначе она рискует потерять все в этом ужасающем мире.

Завершено

  • история любви
  • надежда
  • романтика

+22 еще

#4

[BL] Doomsday Prosperityот damedevil0903

Это роман в переводе Google (машинный перевод)!!!
Я разместил это только для чтения в автономном режиме
эта история НЕ МОЯ!!!!
В конце света, Фань Хаотинь. ..

  • сила
  • бл
  • научная фантастика

+7 еще

#5

Возрождение хаотического пространства соленой рыбы

Автор: Ци Ши Сунь Цюань
Категория: BL додзин
Цундэрэ действительно может убивать людей. Возрожденный Сяо Цзыцин принес космос и золотые пальцы, купил всевозможные материалы и…

  • возрождение
  • бл
  • апокалипсис

+2 еще

#6

Сначала купи мне ужин [Дин Винчест… by StraightAsAParabola

~ЗАВЕРШЕНО~
Как охотница с ярким прошлым, (т/и) отчаянно пытается выследить и нейтрализовать монстра, который разрушил ее детство, сохраняя при этом свою неуловимость…

Завершено

  • Сэм
  • Динвинчестер
  • Люцифер

+22 еще

#7

Возрождение: Месть королевы! Лукас

Луна любила свою приемную семью. Не подозревая об их настоящих мотивах, она делала для них все. И все же она была ими предана. Открыв глаза, она снова оказалась…

  • космос
  • сладкая романтика
  • апокалипсис

+14 еще

#8

Я атаковал, потому что боялся…

Чи Синь боялась смерти, но ее соседка по комнате убедила ее посмотреть недавно выпущенный фильм о судном дне. На первый взгляд, ее привлек красивый, спокойный и решительный…

  • романтическийподсюжет
  • сильный-сильный
  • протагонист

+12 еще

#9

Цех завода по производству соленой рыбы, но… by cnmtl

Чжуан Цзю умер накануне победы.
Снова открыв глаза, она вернулась в доапокалиптический мир, а в ее голове была книга. Только тогда она поняла…

Завершено

  • ái
  • способности
  • женщина-протагонист

+7 еще

#10

Властный Обжора Фута. .. by ally

#food
Мо Чу переродился. Она открыла глаза и оказалась в мире, где прошла тысяча лет. Послушные животные и растения стали очень агрессивными, а элем…

  • кулинария
  • апокалипсис
  • меха

+2 еще

#11

Take The House With Me [MTL] by 003minseo

Название: 随身带着房子混异世
Добавить Автора
https://m.subaow.net/253/253788/
Ю Сюэ полностью купила дом в выпускном классе. Она поделилась радостным событием со своей лучшей подругой, но она…

Завершено

  • апокалипсис
  • мтл
  • возрождение

+5 еще

#12

[Космос] Возрождение в конце…от Finex……..yaoi

————-ЗАВЕРШЕНО—— ——
Чжо Юань не хотел, злился и раскаивался из-за того, что он и его лучший друг несчастно умерли от шлюхи в его прошлой жизни!
Бог сказал ему д. ..

Завершено

  • ruthlessmc
  • возрождение
  • питомцы

+11 еще

#13

Злодей последних дней получает… by Aurora

Лин Ан, апокалиптический молодой человек со сверхъестественными способностями, переродился перед тем, как вернуться в апокалипсис. Он встретил зрелого и стабильного дядю Гонга и познакомился друг с другом…

  • bl
  • возрождение
  • boyxboy

+4 еще

#14

Каменный игрок божественного уровня от Xixien

ВНИМАНИЕ!!! ЭТО НЕ МОЯ ИСТОРИЯ
ДЛЯ ЧТЕНИЯ В АВТОНОМНОМ РЕЖИМЕ — MTL
В постапокалиптическом мире Бай Цзин пробудил свою самую бесполезную способность — Чувство Восприятие:…

Завершено

  • Азартные игры
  • главный герой
  • умный

+6 еще

#15

Имейте достаточно места, чтобы поесть и попить. .. by saltedfish

Автор: Xiaobaiou
Категория: BL додзин
Последнее: Глава 103 Великий человек в
Во время рыбалки в море я случайно поймал место, которое можно использовать для хранения и…

Завершено

  • апокалипсис
  • mlt
  • boyxboy

+4 еще

#16

Су-Хёк x читатель| Все мы d…by Weirdo

Будучи его хорошими друзьями с начала года, Т/И и Су Хёк много чего делают вместе, и, конечно же, он начинает ей нравиться.
Но однажды зараза…

  • netflix
  • инфекция
  • кровь

+16 еще

#17

Rich Kids and Zombies [On Hold]от ˗ˏˋ Nicki ˎˊ˗

«Если вам нравятся зомби, но вы устали от клише постапокалиптического мира, эта история для вас!» — Читатель
Когда на Америку внезапно обрушивается таинственный.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts

Разное

Читать священное писание онлайн: Священное Писание — Православная электронная библиотека читать скачать бесплатно

Рубрика «Священное Писание (Библия)» — Пять ступеней веры5 ступеней веры

Как читать Библию

Ветхий Завет

Новый Завет

Текст Библии, цитаты и толкования

Священное Писание представляет собой совокупность священных Книг,

Разное

Метро бабушкинская церковь: Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

5 мест и ещё 6 неподалёку

храмы, соборы, церкви — все заведения в городе Москве;
мы