Митрополит крутицкий петр: священномученик Петр (Полянский)

Разное

священномученик Петр (Полянский)

В миру — Пётр Фёдорович Полянский, родился в благочестивой семье священника села Сторожевое, Воронежской епархии. В 1885 году он закончил по I разряду Воронежскую духовную семинарию, а в 1892 году Московскую духовную академию и был оставлен при ней помощником инспектора.

После занятия ряда ответственных должностей в Жировицком духовном училище, Пётр Фёдорович был переведён в Петербург, в штат Синодального Учебного Комитета, членом которого он стал. Будучи высокопоставленным синодальным чиновником, Пётр Фёдорович отличался бессребреничеством и строгостью. Он объездил с ревизиями едва ли не всю Россию, обследуя состояние духовных школ. При всей своей занятости он находил время для научных занятий и в 1897 году защитил магистерскую диссертацию на тему: «Первое послание святого Апостола Павла к Тимофею. Опыт историко-экзегетического исследования».

Пётр Фёдорович принимал участие в Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917-1918 годов. После революции Пётр Фёдорович до 1920 года служил управляющим Московской фабрикой «Богатырь».

Во время начавшихся гонений на святую Церковь, в 1920 году Святейший Патриарх Тихон предложил ему принять постриг, священство и стать его помощником в делах церковного управления. Рассказывая об этом предложении брату, он сказал: «Я не могу отказаться. Если я откажусь, то буду предателем Церкви, но, когда соглашусь, я знаю, я подпишу сам себе смертный приговор».

Сразу после архиерейской хиротонии в 1920 году во епископа Подольского, Владыка Пётр был сослан в Великий Устюг, но после освобождения из-под ареста Святейшего Патриарха Тихона — вернулся в Москву, став ближайшим помощником Российского Первосвятителя. Вскоре он был возведён в сан архиепископа (1923 год), затем стал митрополитом Крутицким (1924 год) и был включён в состав Временного Патриаршего Синода.

В последние месяцы жизни Патриарха Тихона митрополит Пётр был его верным помощником во всех делах управления Церковью. В начале 1925 года Святейший назначил его кандидатом в Местоблюстители Патриаршего Престола после священномучеников митрополита Казанского Кирилла и митрополита Ярославского Агафангела. После кончины Патриарха обязанности Патриаршего Местоблюстителя были возложены на митрополита Петра, поскольку митрополиты Кирилл и Агафангел находились в ссылке. В этой должности Владыка Пётр был утверждён и Архиерейским Собором 1925 года.

В своём управлении Церковью митрополит Пётр шёл по пути Патриарха Тихона — это был путь твёрдого стояния за Православие и бескомпромиссного противодействия обновленческому расколу.

Предвидя свой скорый арест, Владыка составил завещание о своих Заместителях и передал настоятелю Даниловского монастыря деньги, для пересылки ссыльным священнослужителям. Агенты Г. П. У. предлагали ему пойти на уступки, общая какие-то блага для Церкви, но Владыка им отвечал: лжёте; ничего не дадите, а только обещаете…».

В ноябре 1925 года митрополит Пётр был арестован — для него началась пора мучительных допросов и нравственных истязаний. После заключения в Суздальском политизоляторе, Владыку привезли на Лубянку, где ему предлагали отказаться от первосвятительского служения в обмен на свободу, но он ответил, что ни при каких обстоятельствах не оставит своего служения.

В 1926 году Владыка был отправлен этапом в ссылку на три года в Тобольскую область (село Абалацкое на берегу реки Иртыш), а затем на Крайний Север, в тундру, в зимовье Хэ, расположенное в 200 километрах от Обдорска. Ссылка вскоре была продлена на два года. Святителю удалось снять внаймы у местной старушки-самоедки домик из двух комнат. Сначала, отдохнув от Тобольской тюрьмы, святитель чувствовал облегчение от свежего воздуха, но вскоре с ним случился первый тяжёлый припадок удушья, астмы, и с тех пор он, лишённый медицинской помощи, не покидал постели. Он знал, что на его имя поступают посылки, но не получал их, пароход в Хэ приходил лишь раз в год. Но в той же ссылке Владыка вновь был арестован в 1930 году и заключён в Екатеринбургскую тюрьму на пять лет в одиночную камеру. Затем он был переведён в Верхнеуральский политизолятор. Ему предложили отказаться от Местоблюстительства, взамен обещая свободу, но Святитель категорически отказался от этого предложения.

Ни продление срока ссылки, ни переводы во всё более отдалённые от центра места, ни ужесточение условий заключения не смогли сломить волю Святителя, хотя и сокрушили могучее здоровье Владыки. Все годы тяжёлого одиночного заключения он даже словом не проявил ни к кому неприязни или нерасположения. В то время он писал: «…как Предстоятель Церкви я не должен искать своей линии. В противном случае получилось бы то, что на языке Церковном называется лукавством». На предложение властей принять на себя роль осведомителя в Церкви, Патриарший Местоблюститель резко ответил: «подобного рода занятия несовместимы с моим званием и к тому же несходны моей натуре». И хотя Первосвятитель был лишён возможности управлять Церковью, он оставался в глазах многих мучеников и исповедников, возносивших его имя за Богослужением, надёжным островком твёрдости и верности в годы отступлений и уступок богоборческой власти.

Условия заключения Святителя были очень тяжелы. Владыка страдал от того, что, чувствуя себя в ответе перед Богом за церковную жизнь, он был лишён всякой связи с внешним миром, не знал церковных новостей, не получал писем. Когда же до него дошли сведения о выходе «Декларации» митрополита Сергия (Страгородского), являвшегося его заместителем, Владыка был потрясён. Он был уверен в митрополите Сергии, в том, что тот осознаёт себя лишь «охранителем текущего порядка», «без каких-либо учредительных прав», что Святитель ему и указал в письме 1929 года, где мягко укорил митрополита Сергия за превышение им своих полномочий. В том же письме Владыка просил митрополита Сергия «исправить допущенную ошибку, поставившую Церковь в унизительное положение, вызвавшее в Ней раздоры и разделения…».

В начале 1928 года с Владыкой имел возможность встретиться и беседовать участник одной научной экспедиции, профессор Н. Ему Владыка так сказал о своей оценке деятельности митрополита Сергия: «Для Первоиерарха подобное воззвание недопустимо. К тому же я не понимаю, зачем собран Синод, как я вижу из подписей под Воззванием, из ненадёжных лиц. В этом воззвании набрасывается на Патриарха и меня тень, будто бы мы вели сношения с заграницей политические, между тем, кроме церковных, никаких отношений не было. Я не принадлежу к числу непримиримых, мною допущено всё, что можно допустить, и мне предлагалось в более приличных выражениях подписать Воззвание, но я не согласился, за это и выслан. Я доверял м. Сергию и вижу, что ошибся».

В 1929 году священномученику Дамаскину, епископу Стародубскому, удалось наладить через связного общение с митрополитом Петром. Через этого связного Святитель устно передал следующее:

«1. Вы, епископы, должны сами сместить митрополита Сергия.

2. Поминать митрополита Сергия за Богослужением не благословляю».

В 1930 году из зимовья Хэ Святитель написал ещё одно, последнее, письмо к митрополиту Сергию, где выразил огорчение, что тот, как лицо ему подчинённое, не посвятил его в свои намерения относительно легализации Церкви путём недопустимых компромиссов: «Раз поступают письма от других, то, несомненно, дошло бы и Ваше». Выражая своё отрицательное отношение к компромиссу с коммунистами и к уступкам им, допущенным митрополитом Сергием, Владыка прямо требовал от последнего: «если Вы не в силах защищать Церковь, уйдите в сторону и уступите место более сильному».

Таким образом, Святитель считал, что русские архиереи должны сами наложить прещение на митрополита Сергия за его антиканонические деяния. Возможно, для этого и было подготовлено в 1934 году Послание священномученика архиепископа Серафима (Самойловича) о запрещении митрополита Сергия в священно-служении.

В 1931 году Владыку частично парализовало. Случилось это после визита Тучкова, предложившего Святителю стать осведомителем Г. П. У. Ещё ранее у него началась цинга. В 1933 году больного астмой престарелого Святителя лишили прогулок в общем тюремном дворе, заменив их выходом в отдельный двор-колодец, где воздух был насыщен тюремными испарениями. На первой «прогулке» Владыка потерял сознание. Когда его перевели с ужесточением режима в Верхнеуральскую тюрьму особого назначения, то поместили снова в одиночной камере, а вместо имени дали № 114. Это был режим строгой изоляции.

Есть свидетельства о том, что митрополит Сергий (Страгородский), ожидая освобождения законного Местоблюстителя, направил советскому правительству письмо, что в случае выхода из заключения митрополита Петра, вся Церковная политика уступок изменится в прямо противоположную сторону. Власти отреагировали должным образом, и Владыка Пётр, дождавшись дня освобождения — 23 июля 1936 года — в Верхнеуральской тюрьме, вместо свободы получил новый срок заключения ещё на три года. К этому моменту ему было уже семьдесят четыре года и власти решили объявить Святителя умершим, о чём и сообщили митрополиту Сергию, которому в декабре был усвоен Патриаршего Местоблюстителя — ещё при живом митрополите Местоблюстителе Петре. Так прошёл ещё год тяжкого заключения для больного старца-первосвятителя.

В июле 1937 года по распоряжению Сталина был разработан оперативный приказ о расстреле в течении четырёх месяцев всех находящихся в тюрьмах и лагерях исповедников. В соответствии с этим приказом администрация Верхнеуральской тюрьмы составила против Святителя обвинение: «. ..проявляет себя непримиримым врагом советского государства…, обвиняя в гонении на Церковь ее деятелей. Клеветнически обвиняет органы Н. К. В. Д. в пристрастном к нему отношении, в результате чего якобы явилось его заключение, так как он не принял к исполнению требование Н. К. В. Д. отказаться от сана Местоблюстителя».

27 сентября (10 октября н. ст.) 1937 года в 4 часа дня священномученик митрополит Пётр был расстрелян в Магнитогорской тюрьме, и тем самым увенчал свой исповеднический подвиг пролитием мученической крови за Христа. Место погребения священномученика Петра остается неизвестным.

Канонизован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 1997 году.

 

Священномученик Петр (Полянский): недипломатичный архиерей

10 октября Русская Православная Церковь чтит память святителя Петра (Полянского). С 1925 года до ложного сообщения о его смерти в 1936 году он был местоблюстителем патриаршего престола. Несмотря на длительное заключение в одиночной камере, митрополит Петр отказался снять с себя должность местоблюстителя и не пожелал стать осведомителем НКВД даже в обмен на жизнь и свободу. 75 лет назад, 10 октября 1937 года он был расстрелян в Челябинской области.

«Сговорчивый и уступчивый»

Святитель Петр (Полянский) — уникальная фигура для Церкви советского периода. Священный сан он принял уже немолодым человеком, в возрасте 58 лет. На дворе был 1920 год, разгар большевистских гонений на верующих. Потоки христианской крови разливались по стране, с особой жестокостью представители новой власти убивали монахов и епископат. Зверски убиты были митрополит Киевский Владимир, архиепископ Пермский Андроник, епископ Тобольский Гермоген, архиепископ Черниговский Василий, и с ними многие священнослужители и миряне. Петр Федорович Полянский прекрасно понимал, на что идет, однако от предложения патриарха Тихона послужить Церкви не мог отказаться.

Петр Полянский, 1890-е годы

Он был выходцем из священнической семьи. Его отец служил священником в Воронежской губернии, брат был клириком московского храма. Сам Петр Федорович также имел духовное образование — закончил Московскую духовную академию, стал магистром богословия. До революции он много участвовал в жизни Церкви — преподавал в духовных школах, был сотрудником синодального Учебного комитета, участвовал он и в историческом Поместном соборе 1917/18 годов. В качестве ревизора духовных учебных заведений много ездил по России, имел много знакомых архиереев и священников. И все же, большую часть жизни он считал себя человеком светским.

По воспоминаниям А.Левитина (в 30-е годы — «диакон» в обновленческой «Живой Церкви», позже возвратился в Московский Патриархат) это был человек «настоящей русской складки, жизнерадостный и веселый, … позерство и аффектация ему были совершенно чужды». Высокого роста, широкоплечий, дородного телосложения, он излучал благополучие и оптимизм. Внешне он напоминал скорее провинциального купца или крестьянина-кулака, но никак не монаха и не столичного священника-интеллигента.

Человек отменного здоровья, от природы общительный и дружелюбный, — Петр Федорович всем нравился и во всех епархиях Русской Церкви имел друзей и приятелей. И все же, несмотря на всеобщее доброе отношение к Петру Федоровичу, возможно, никто из его знакомых не ожидал, на что он в действительности способен. Характеристика, данная ему А. Левитиным, в точности отображает суть личности святителя Петра: «Он был сговорчивый и уступчивый, отнюдь не фанатик, но оказался самым непоколебимым и стойким из всех иерархов, которых имела Русская Церковь со времени патриарха Гермогена».

Петр Федорович всю жизнь был одинок, наклонностей к семейной жизни не имел. Однако и для монашеской жизни долгое время считал себя неготовым. По-видимому, будучи человеком честным, он не прельстился возможностями церковной карьеры, открывавшимися в те годы монашеству, и не стал добиваться пострига. Очевидно, что если бы он поступил иначе, епископом он стал бы задолго до революции. Однако и на светском поприще он добился достаточно высокого положения — к 17-му году он был уже статским советником, что равнозначно генеральскому чину.

Помощник патриарха Тихона

В 1920 году патриарх Тихон, с которым Петр Федорович познакомился еще до революции, в бытность его архиепископом Литовским, предложил ему принять монашество, священство, епископство и стать его помощником по управлению Православной Церковью. Неожиданный призыв Патриарха словно рассек жизнь Петра Федоровича на две половины — до и после…

Митрополит Петр и патриарх Тихон

Очевидно, что, отказав Патриарху, Петр Федорович, возможно, сохранил бы себе жизнь и свободу. С 1919 года он работал на вполне «нецерковной» работе — был заведующим приютом для, как тогда писали, «дефективных детей». Однако «Петр Федорович принял предложение Патриарха как волю Божию, как прозвучавший через Патриарха Божий призыв — послужить Богу и Церкви», — пишет автор жития святителя Петра, игумен Дамаскин (Орловский).

Иеромонах Дамаскин приводит слова, сказанные Петром Федоровичем, когда тот пришел к себе домой (он жил тогда в Москве, в Армянском переулке, у брата, священника Василия) после сделанного ему Патриархом предложения: «Я не могу отказаться. Если я откажусь, то буду предателем Церкви, но если соглашусь… то я знаю, что подпишу себе смертный приговор». «Сговорчивый» и «уступчивый» Петр Федорович не мог отказать. И надо сказать, с того самого момента «сговорчивость» и «уступчивость» покинули его навсегда…

Слова, сказанные Петром Федоровичем в знаменательный день встречи с патриархом Тихоном, и сбылись в точности. Вскоре после того, как Патриарх рукоположил его во епископа Подольского, викария Московской епархии, он был арестован и сослан. Вплоть до 1923 года он прожил в ссылке в Великом Устюге. Как оказалось потом, это был едва ли не самый легкий период жизни епископа Петра. Сначала он жил в доме у знакомого священника, а потом в сторожке при соборе. Власти в ссылке не стесняли его, и он часто служил вместе с великоустюжским духовенством.

Митрополит Петр (Полянский)

Вернувшись из ссылки в 1923 году, он был возведен Патриархом в сан архиепископа, а через год — митрополита и назначен митрополитом Крутицким, викарием Московской епархии. В последние месяцы жизни патриарха Тихона митрополит Петр, как того и хотел Святейший, стал его ближайшим помощником в делах управления Церковью. Он постоянно навещал Патриарха в его келье в Донском монастыре, а позже — в больнице Бакуниных на Остоженке, приносил ему на подпись бумаги, докладывал о событиях церковной жизни.

По-видимому, именно с митрополитом Петром патриарх Тихон обсуждал очередной вариант «Послания», подписать которое его принуждал «серый кардинал» тогдашней советской России, легендарный чекист Тучков. Не исключено, что именно рукой митрополита Петра по указанию Патриарха были вычеркнуты из «Послания» неприемлемые для Церкви положения (подробнее см. Святой патриарх Тихон: без лукавства и святошества).

В апреле 1925 года, на Благовещение, скончался патриарх Тихон. Незадолго до своей кончины, 7 января 1925 года. Патриарх составил завещание: «В случае нашей кончины, наши Патриаршие права и обязанности, до законного выбора нового Патриарха, представляем временно Высокопреосвященнейшему Митрополиту Кириллу. В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам вступить в отправление означенных прав и обязанностей, таковые переходят к Высокопреосвященнейшему Митрополиту Агафангелу. Если же и сему Митрополиту не представится возможности осуществить это, то наши Патриаршие права и обязанности переходят к Высокопреосвященнейшему Петру, Митрополиту Крутицкому».

В день похорон Патриарха Тихона, 12 апреля 1925 года, года собрался архиерейский собор из сорока пяти архиереев Российской Православной Церкви, которые, ознакомившись с завещанием Патриарха, признали Патриаршим Местоблюстителем митрополита Петра (поскольку митрополиты Кирилл (Смирнов) и Агафангел (Преображенский) на тот момент были в заключении и не могли приступить к руководству Церковью).

Недипломатичный

Оказавшись во главе Церкви в столь сложный период, митрополит Петр вынужден был принимать важные церковно-политические решения, выстраивать отношения Церкви с новой политической реальностью в стране. Однако, как пишет игумен Дамаскин (Орловский) в житии святителя, «митрополит Петр не был политиком, не был и дипломатом, единственная ясная цель виделась им — это быть со Христом и народом Божиим». Поэтому с самого начала митрополит Петр отверг всякое сотрудничество с ОГПУ и отказался идти на какие-либо компромиссы с Тучковым.

Вместо этого, митрополит Петр энергично занялся организацией помощи сосланному и заключенному духовенству. Иногда владыка, получив после службы деньги, сразу же отдавал их на помощь томящимся в тюрьмах и ссылках. Он самолично отправлял деньги митрополиту Кириллу (Смирнову), архиепископу Никандру (Феноменову), секретарю Патриарха Тихона Петру Гурьеву и другим. По предложению благочинных московских церквей он благословил причты храмов жертвовать в пользу заключенных.

Параллельно митрополит Петр пытался преодолеть обновленческий раскол в Церкви. 28 июля 1925 года он обратился с посланием к архипастырям, пастырям и всем чадам Православной Российской Церкви, где резко осуждал обновленчество. Как явствует из записок обновленческих иерархов, на местах послание митрополита Петра имело огромное воздействие и обновленцы стали терять паству.

Власти были заинтересованы в том, чтобы поддерживать Церковь в состоянии раскола, поэтому «несговорчивый» митрополит Петр вскоре стал им неугоден. В ответ на публикацию послания Местоблюстителя, советские газеты начали печатать статьи, обвиняющие его в контрреволюционной деятельности. На обновленческом соборе священник Александр Введенский прочел фальшивый документ, в котором Местоблюститель обвинялся в связях с белогвардейским зарубежьем.

9 декабря 1925 года состоялось заседание комиссии по проведению декрета об отделении церкви от государства при ЦК ВКП(б). Прослушали информацию ОГПУ о внутрицерковных группах: как расколоть Церковь, кому помогать, кого уничтожать. В тот же день по решению комиссии митрополит Петр был арестован.

Крестный путь митрополита Петра

Незадолго до ареста митрополит Петр записал свои мысли о предстоящем ему пути и об острых проблемах современной ему Церкви: «Меня ожидают труды, суд людской, скорый, но не всегда милостивый. Не боюсь труда — его я любил и люблю, не страшусь и суда человеческого — неблагосклонность его испытали не в пример лучшие и достойнейшие меня личности. Опасаюсь одного: ошибок, опущений и невольных несправедливостей, — вот что пугает меня. Ответственность своего долга глубоко сознаю. Это потребно в каждом деле, но в нашем — пастырском — особенно. Не будет ни энергии, ни евангельской любви, ни терпения в служении, если у пастырей не будет сознания долга».

Формально владыку арестовали за то, что он не лишил сана митрополита Киевского Антония (Храповицкого): поскольку митрополит Антоний уже был «изобличен» властями как контрреволюционер, то значит, контрреволюционером должен был быть и митрополит Петр.

Митрополита Петра почти год содержали в одиночной камере, сначала во внутренней тюрьме на Лубянке, затем в Суздальском политизоляторе. Тучков требовал от митрополита Петра отказа от местоблюстительства и санкции на учреждение подконтрольного советской власти ВВЦУ (просоветски настроенный Всероссийский Высший Церковный совет во главе с епископом Григорием (Яцковским) — так называемый григорианский раскол, участники которого ратовали за упразднение патриаршества и установление «коллегиального управления» Церковью). Митрополит Петр отвечал решительным отказом.

На допросе 18 декабря 1925 года он заявил, что сотрудничать с революционерами не будет ни при каких условиях: «Социальная революция строится на крови и братоубийстве, чего Церковь признать не может. Лишь война ещё может быть благословлена Церковью, поскольку в ней защищается отечество от иноплеменников и православная вера».

После очередных переговоров с Тучковым, митрополит Петр тяжело заболел и с тех пор здоровье его стремительно ухудшалось. Цветущий мужчина быстро превращался в немощного старца, но не сдавался врагам Церкви.

5 ноября 1926 года Патриарший Местоблюститель был приговорен к трем годам ссылки за контрреволюционные взгляды. В декабре митрополита этапом отправили через пересыльные тюрьмы в Тобольск. В феврале его переместили в город Абалак, где он должен был проживать в подконтрольном обновленцам Абалакском монастыре.

На этом мытарства владыки не закончились. В начале апреля 1926 года он был вновь арестован и доставлен в Тобольскую тюрьму. По постановлению ВЦИК он был выслан за Полярный круг, на берег Обской губы в поселок Хэ. Далее, когда митрополит уже находился на Севере, 11 мая 1928 года постановлением Особого совещания ОГПУ срок ссылки был продлён на 2 года.

Митрополит Петр в ссылке в поселке Хэ

17 августа 1930 года последовал новый арест. Владыку поместили в Тобольскую тюрьму, затем в Екатеринбургскую и требовали отказаться от местоблюстительства. Он находился в одиночном заключении без права передач и свиданий. В ноябре 1930 года против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в том, что, находясь в ссылке, он «вёл среди окружающего населения пораженческую агитацию, говоря о близкой войне и падении сов.власти и необходимости борьбы с последней, а также пытался использовать Церковь для постановки борьбы с сов. властью».

Митрополит Петр в очередной раз виновным себя не признал. После очередной беседы с Тучковым, предлагавшим ему сотрудничество с ОГПУ в обмен на свободу, владыка был частично парализован, заболел цингой и астмой.

23 июля 1931 года Особое совещание ОГПУ приговорило его к пяти годам лагерей, однако приговор, по правилу «революционной законности», не был приведен в исполнение — владыку оставили в тюрьме, во внутреннем изоляторе. Все это время верующие, остававшиеся на свободе, из-за ложных сообщений со стороны осведомителей ОГПУ, полагали, что митрополит Петр проживает в заполярной ссылке.

Заключение в одиночной камере, без контактов с людьми и без свежего воздуха, было для него невыносимо. Митрополит Петр писал властям с просьбой послать его хотя бы в лагеря: «Я постоянно стою перед угрозой более страшной, чем смерть. Меня особенно убивает лишение свежего воздуха, мне ещё ни разу не приходилось быть на прогулке днём; не видя третий год солнца, я потерял ощущение его. … Болезни все сильнее и сильнее углубляются и приближают к могиле. Откровенно говоря, смерти я не страшусь, только не хотелось бы умирать в тюрьме, где не могу принять последнего напутствия и где свидетелями смерти будут одни стены»

Власти ответили на просьбу владыки ужесточением его содержания: в июле 1933 года ему были запрещены прогулки в общем дворе (даже ночью) — они были заменены на прогулки в маленьком сыром дворике, где воздух был наполнен испарениями отхожих мест. Несмотря на это, митрополит Петр был непреклонен и продолжал отказываться от сотрудничества с «органами» и от сложения своих полномочий.

Владыка пытался объяснить властям, что отказаться от местоблюстительства не может и по канонам Церкви:

«В сущности местоблюстительство лично для меня не представляет интереса, наоборот, оно все время держит меня в оковах гнета… Но я должен считаться с тем обстоятельством, что решение данного вопроса не зависит от моей инициативы и не может быть актом моей единоличной воли. Своим званием я неразрывно связан с духовными интересами и волей всей Поместной Церкви. Таким образом, вопрос о распоряжении местоблюстительством, как не являющийся личным вопросом, не подлежит и личному усмотрению, в противном случае я оказался бы изменником Святой Церкви.

Между прочим и в акте о моем вступлении имеется напоминание, что я обязан не уклоняться от исполнения воли Патриарха Тихона, а следовательно и воли подписавшихся к акту архиереев… равно как и воли клира и верующих, девятый год состоящих со мной в молитвенном общении».

Воззвания владыки не имели ответа — соответствие церковным канонам меньше всего волновало чекистов… В июле 1936 года срок заключения владыки истек, однако из тюрьмы его не выпустили. Решением Особого совещания при НКВД СССР заключение было в очередной раз продлено на 3 года. 1 сентября 1936 года Патриаршему Местоблюстителю объявили о продлении срока. Митрополиту Петру было уже семьдесят четыре года, и срок этот можно было считать пожизненным.

Источник: kotlovka.ru

В качестве «секретного узника» (вместо имени он фигурировал под номером 114) митрополит Петр был переведён в Верхнеуральскую тюрьму. В конце 1936 года в Патриархию были отправлены ложные сведения о смерти патриаршего местоблюстителя, вследствие чего 27 декабря 1936 года митрополит Сергий (Страгородский)принял на себя титул патриаршего местоблюстителя. По митрополиту Петру была отслужена панихида…

В июле 1937 года по распоряжению Сталина был разработан оперативный приказ о расстреле в течение четырех месяцев всех находящихся в тюрьмах и лагерях «церковников». Во Верхнеуральской тюрьме против митрополита Петра было стремительно сфабриковано новое уголовное дело. «Отбывая заключение в Верхнеуральской тюрьме, — гласило обвинение в адрес митрополита Петра, — проявляет себя непримиримым врагом Советского государства, клевещет на существующий государственный строй…, обвиняя в „гонении на Церковь“, „ее деятелей“. Клеветнически обвиняет органы НКВД в пристрастном к нему отношении, в результате чего якобы явилось его заключение, так как он не принял к исполнению требование НКВД отказаться от сана Местоблюстителя Патриаршего престола»

2 октября 1937 года тройкой НКВД по Челябинской области святитель Петр был приговорен к расстрелу. 10 октября в 4 часа дня он был расстрелян. Место казни точно неизвестно — по разным версиям, это могло быть в тюрьме НКВД в Магнитогорске или на станции Куйбас. Место погребения остаётся неизвестным.

Освящение креста в память о митрополите Петре (Полянском) рядом с Вознесенским храмом Челябинской области

В 1997 году Архиерейским собором Русской Православной Церкви митрополит Петр (Полянский) причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских. В 2003 году в городе Магнитогорске Челябинской области на дороге к Вознесенскому храму в его память был воздвигнут крест.

См. житие священномученика Петра (Полянского), составленное игуменом Дамаскином (Орловским) 

Читайте также:

Святой патриарх Тихон: Без лукавства и святошества

Священномученик Павел Березин: Упадок нравственности есть результат упадка веры

Жизнь и смерть священномученика Горазда

Поскольку вы здесь. ..

У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.

Сейчас ваша помощь нужна как никогда.

Священномученику и митрополиту Московскому и Крутицкому Петру Полянскому

Тропарь и кондак

Священномученик Петр, митрополит Крутицкий, прославлен Русской Православной Церковью на Архиерейском Синоде Русской Православной Церкви 23 февраля 1997 года.

Святитель Петр родился в Воронежской области, учился в Московской Духовной Академии, получив высшее образование в 1892 году, где он затем продолжал работать инспектором. После непродолжительного пребывания в семинарии Жировица в Белоруссии в качестве инспектора он был назначен секретарем Синодальной Учебной комиссии, став фактическим инспектором всех духовных школ Русской Православной Церкви.

В отличие от многих своих современников, окончивших духовную академию, Петр Полянский не стремился к рукоположению и долгое время оставался мирянином. В качестве секретаря Синодальной Учебной Комиссии он много путешествовал, посещая бесчисленные духовные учреждения, встречаясь и зная многих людей. Обладая незаурядным интеллектом, твердым характером и общительной натурой, он был широко известен и имел много друзей. Он оказал благотворное влияние на религиозное воспитание будущих священников.

В 1917-18 годах Петр Полянский принимал участие в работе Поместного Собора Русской Православной Церкви, когда Святитель Тихон (память 7 апреля) был избран Патриархом. Последний сделал Петра Полянского одним из ближайших своих помощников и убедил его стать епископом; Патриарх хотел укрепить руководство Церковью в то время, которое быстро становилось самым мрачным для Церкви за многие века. В 1920 г. Петр Полянский был рукоположен в монахи и епископы-помощники Московской епархии; в считанные месяцы он был назначен митрополитом Крутицким, одним из самых высокопоставленных архиереев Русской Православной Церкви.

Патриарх Тихон скончался 7 апреля 1925 года, в день Благовещения (25 марта). Предвидя возрастающие бедствия и неуверенность для Церкви, думая, что правительство не позволит собрать церковный собор и избрать следующего патриарха, святитель Тихон принял административное решение, направленное на обеспечение беспрепятственной преемственности после его кончины. Он назначил трех епископов в порядке приоритета местоблюстителем; третьим был митрополит Петр Полянский. Когда первые два избранных оказались в тюрьме и, таким образом, не могли взять на себя руководство Церковью, эта тяжелая задача легла на плечи митрополита Петра.

Гонения на Церковь свирепствовали, правительство поддержало отколовшуюся группу «Живая Церковь» в попытке дискредитировать и уничтожить официальную Православную Церковь. Многие епископы были заключены в тюрьмы или сосланы в отдаленные районы страны и не могли иметь ясного представления о сложившейся ситуации. Вся страна была в смятении; так называемая Живая Церковь энергично пыталась заменить истинную Церковь.

В отсутствие патриарха люди не знали, кому верить и кому подчиняться. Затем митрополит Петр издал бескомпромиссно-твердое «Послание к Русской Церкви», где описал позицию Церкви по отношению к властям и по отношению к «Живой Церкви». Он ни с кем не шел на компромиссы и твердо стоял в истине Христовой. Это письмо помогло Церкви укрепиться, но привело к аресту митрополита.

История нескольких месяцев, в течение которых нарком по делам религий Тучков затевал кампанию с целью скомпрометировать и ослабить святого Петра, показывает, насколько правительство было решительно настроено победить главу церкви, но это не помогло сломать его. 10 декабря 1925 года святителя Петра посадили под домашний арест, а через два дня отправили в Лубянскую тюрьму; в мае 1926 года его перевели в Суздальскую крепость, затем обратно на Лубянку и, наконец, в декабре отправили в Сибирь, сначала в Тобольск, затем в село Абалак на берегу Иртыша, до которого он добрался в 1927. Подобная участь постигла и многих других архиереев, епархии остались без своих пастырей.

В августе 1927 года митрополита Петра увезли в другое место за Полярным кругом, в место под названием Хе в устье Оби, в промерзлую тундру. Некоторое время он жил там мирно, оправляясь от тяжелого путешествия. Однако 29 августа, в день Усекновения главы святого Иоанна Крестителя, у него случился первый приступ стенокардии, и ему пришлось остаться в постели. Два фельдшера, прибывшие издалека по реке на лодке с туземцем, посоветовали ему обратиться к врачу и перевести его в больницу. Митрополит писал начальству в ГПУ, но так и не получил ни ответа, ни денег, ни провизии, хотя знал, что в Тобольск прибыло несколько посылок на его имя.

Влажный и холодный климат этого северного региона был крайне вреден для него в его состоянии. В конце концов, ближе к концу сентября его увезли обратно в Тобольск. Неожиданно он встретился с Тучковым, который предложил ему свободу, если он откажется от своего титула местоблюстителя, но он остался твердым и отказался идти на компромисс. Затем его отправили обратно в Кхе еще на три года ссылки, но так и не дали свободы. В Москве в 1936 году, через десять лет после его первого заключения, верующие ждали его возвращения, рассчитывая на окончание его десятилетнего срока ссылки. Больше они его никогда не видели. Возможно, его в последний раз перевели в монастырь ближе к центральной России, где он был немного менее связан, но не имел свободы писать или общаться с миром. Расстрелян по решению советских властей после многолетнего заключения и ссылки.

В Сент-Луисе отслужена память священномученика Петра, митрополита Крутицкого, Местоблюстителя Патриаршего Престола | Чикагская и Средне-Американская епархия

Церковный календарь на любой день дает нам список имен святых, память которых празднуется в этот день. Количество ежедневно поминаемых святых может варьироваться от нескольких до более чем дюжины. Первая половина ХХ века оказалась очень щедрой на пополнение святца сотнями новых имен – Новомучеников и Исповедников Русской Церкви. По причинам хронологии новоявленные святые упоминаются ближе к концу дневного списка святых; и Церковь литургически чествует обычно тех святых, чьи имена стоят вверху списка: ветхозаветных патриархов и пророков, апостолов, мучеников, святителей, преподобных отцов и матерей и праведников, — тех, кого народ Божий чтил через многие веков. Чтобы сделать исключение из этого правила, нужно иметь уважительную причину.

Воскресенье, 10 октября, Церковный календарь, наряду с перечислением нескольких почитаемых в веках святых, включает имя священномученика Петра, митрополита Крутицкого († 1937). Священномученика Петра можно причислить к числу важнейших иерархов Русской Церкви послереволюционных лет. Патриарх Тихон в своем последнем завещании, которое было зачитано при его погребении, предложил всей полноте Церкви, чтобы митрополит Петр был его местоблюстителем, то есть временным первоиерархом Церкви до избрания нового патриарха в церковный совет.

Святитель проявил себя достойным учеником Патриарха Тихона, продолжив дело последнего по попыткам обрести правовой статус Церкви и по защите ее от нападок так называемой «Живой Церкви» — большевика -выдвинутая раскольническая группа, действия которой были отмечены секуляризацией церковной жизни и приведение ее в соответствие с коммунистической идеологией. Священномученик Петр вступил в должность местоблюстителя в апреле 1925 года, но в декабре того же года был арестован и больше никогда не увидел свободы. Многочисленные унижения и лишения претерпел святой страдалец за долгие годы заточения и ссылки. При чтении его жизнеописания складывается впечатление, что безбожное начальство с каким-то садистским удовольствием пыталось сделать каждый день жизни и без того немощного старика еще невыносимее. Но среди этой жестокости митрополит Петр остается стойким, как истинный иерарх Христов.

До известия о его мученической кончине заточенный святитель поминовался на каждом Богослужении в качестве местоблюстителя Патриаршего как в России, так и в рассеянии – везде, где верные чада Русской Церкви оказывались рассеянными по лицу Земли.

В субботу вечером, 9 октября, в Русской Православной Церкви Василия Великого в Сент-Луисе, штат Миссури, был отслужен полиелейный молебен священномученику Петру, митрополиту Крутицкому, а в воскресенье утром, по окончании Божественной литургии, краткий молебен Новомученику была отслужена молитва перед иконой святителя. По окончании Божественной литургии были возглашены и пропеты «Многолетие» и «Спаси его, Христе Боже» нашему правящему иерарху Высокопреосвященнейшему Петру, архиепископу Чикагскому и Средне-Американскому, наречённому в монашестве в честь Нового Священномученик Петр Крутицкий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts

Разное

Читать священное писание онлайн: Священное Писание — Православная электронная библиотека читать скачать бесплатно

Рубрика «Священное Писание (Библия)» — Пять ступеней веры5 ступеней веры

Как читать Библию

Ветхий Завет

Новый Завет

Текст Библии, цитаты и толкования

Священное Писание представляет собой совокупность священных Книг,

Разное

Метро бабушкинская церковь: Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

5 мест и ещё 6 неподалёку

храмы, соборы, церкви — все заведения в городе Москве;
мы