Неприязненное отношение: неприязненное отношение — это… Что такое неприязненное отношение?

Разное

Содержание

неприязненное отношение — это… Что такое неприязненное отношение?

неприязненное отношение
неприязненное отношение

сущ., кол-во синонимов: 9

Словарь синонимов ASIS.
В.Н. Тришин.
2013.

.

Синонимы:

  • неприязненно настроенный
  • копивший деньги

Полезное

Смотреть что такое «неприязненное отношение» в других словарях:

  • недоброжелательное отношение — сущ., кол во синонимов: 9 • антипатия (19) • неблагосклонность (15) • …   Словарь синонимов

  • Русофобия — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм · Сексизм …   Википедия

  • Шлёцер, Татьяна Фёдоровна — Татьяна Шлёцер …   Википедия

  • одиозный — ая, ое; зен, зна, зно. [от лат. odiosus ненавистный, противный] Книжн. Вызывающий крайне отрицательное отношение к себе, крайне неприятный. О ая личность. Это слово стало одиозным. ◁ Одиозность, и; ж. О. суждений. О. сюжета. * * * одиозный (от… …   Энциклопедический словарь

  • ХАНТИНГТОН —         (Huntington) Сэмюэл Филипс (р. 1927) амер. политолог, исследователь аналитик, директор Ин та стратегич. исследований при Гарвард, унте. Учился в Йельском, Чикаг., Гарвард, ун тах. В 1970 основал журн. “Внешняя политика”, до 1977 был его… …   Энциклопедия культурологии

  • Абрикосов, Алексей Алексеевич — Алексей Алексеевич Абрикосов Абрикосов на лекции Дата рождения …   Википедия

  • Русофоб — Коллективная фотография военнослужащих Вермахта. На школьной доске написано мелом: «Русский должен умереть, чтобы мы жили» (нем. Der Russe muβ sterben, damit wir leben). Брянская область, 2 октября 1941 года. Часть серии статей о дискриминации …   Википедия

  • Русофобия в Финляндии — Коллективная фотография военнослужащих Вермахта. На школьной доске написано мелом: «Русский должен умереть, чтобы мы жили» (нем. Der Russe muβ sterben, damit wir leben). Брянская область, 2 октября 1941 года. Часть серии статей о дискриминации …   Википедия

  • Руссофобия — Коллективная фотография военнослужащих Вермахта. На школьной доске написано мелом: «Русский должен умереть, чтобы мы жили» (нем. Der Russe muβ sterben, damit wir leben). Брянская область, 2 октября 1941 года. Часть серии статей о дискриминации …   Википедия

  • Гомофобия — Портал ЛГБТ ЛГБТ …   Википедия

Артисты разных поколений отреагировали на конфликт Долиной и Карнавал

Певица Лариса Долина жестко раскритиковала 19-летнюю блогершу Валю Карнавал за отсутствие образования и неумение петь. Девушка заявила, что не видит необходимости в образовании, и посоветовала артистке относиться к начинающим музыкантам менее предвзято. Певец Лев Лещенко, музыкальный критик Артемий Троицкий и актер и музыкант Глеб Калюжный высказали «Газете. Ru» свои мнения об этом конфликте.

Народная артистка России Лариса Долина обвинила TikTok-блогера Валю Карнавал в неумении петь и раскритиковала ее за отсутствие музыкального образования. В разговоре с «Газетой.Ru» певец Лев Лещенко разделил точку зрения своей коллеги. Он заявил, что современное общество становится все более безграмотным, а «интернет — это не образование» .

«Я взрослый человек, я 50 лет на сцене. Почему я должен говорить о какой-то Карнавал и делать какие-то оценки? — сказал Лещенко. — Образование давно уже всем необходимо. У нас общество превратилось в неграмотных и полуграмотных людей. И все больше скатывается».

Музыкальный критик Артемий Троицкий признался, что впервые слышит о Карнавал с 14 млн подписчиков в TikTok. Он отметил, что в поп-музыке профильное образование не имеет никакого значения.

«Пусть поют, но лучше бы не пели», — сказал критик «Газете.Ru» и намекнул на творчество Ольги Бузовой.

По мнению молодого актера и музыканта Глеба Калюжного, артистам необходимы образование или самообразование. Он объяснил, что под последним имеет в виду опыт, постоянное развитие и желание становиться лучше в своем деле.

«На самом деле, большинство артистов и вылезают только благодаря хорошей пиар-кампании. Как отношусь к тенденции блогеров-миллионников становиться певцами? Любое творчество поощрительно, но я не уважаю погоню исключительно за славой», — подчеркнул Калюжный в разговоре с «Газетой.Ru».

Он добавил, что не знает подробностей скандала Долиной и Карнавал, но раскритиковал неприязненное отношение опытных артистов к представителям молодого поколения.

«Предвзятое отношение — это плохо и ненормально. Я считаю, что опытные профессионалы в своей стезе должны быть снисходительнее к новичкам», — сказал Калюжный.

Конфликт «отцов и детей» произошел на YouTube-шоу Максима Галкина «Музыкалити». В каждом эпизоде этой передачи встречаются два музыканта из разных поколений. Вместе они слушают популярные песни и ставят им оценки от 1 до 10. Героями шоу уже были Алла Пугачева и Баста, Николай Басков и Моргенштерн, Валерий Меладзе и Jony и другие. Гостями последнего выпуска «Музыкалити» стали 65-летняя Долина и 19-летняя Карнавал, известная в сети песнями «Психушка» и «Не сплю ночами». Обычно противостояние поколений в шоу носит шуточный характер, но в этот раз все пошло не по плану. Долина изначально была скептически настроена на общение с девушкой.

Первой на суд участников была представлена песня Карнавал «Не сплю ночами» — Долина поставила ей оценку 5 из 10. Певица оценила мелодию композиции и посоветовала Вале получить музыкальное образование. Девушка ответила, что не хочет тратить на это время и будет петь, как ей нравится, потому что «имеет право». Это заявление возмутило Долину. Как заведующая кафедрой эстрадно-джазового пения факультета музыкального искусства МГИК артистка провела для Карнавал распевку. У Вали не получилось повторить несколько нот, что спровоцировало жесткую критику Долиной. Артистку также возмутило незнание тиктокершей многих знаменитых музыкантов.

«Разговоры с девушкой, которая ничего не знает о музыке, говорит, что она уже звезда, не зная ни одной ноты, и еще спорит и доказывает. Я не хочу, чтобы ты меня понимала, я хочу, чтобы ты приняла то, что я говорю. Что образование важно, поверь мне. Здесь одна правда: либо ты хорошо поешь, либо ты не поешь вовсе», — сказала Долина.

Во время шоу артистка несколько раз хотела встать и уйти, потому что ее не устраивала позиция оппонентки. Но каждый раз Галкин сглаживал углы, и Долина оставалась в студии. Тиктокерша, в свою очередь, попросила знаменитость терпимее относиться к начинающим артистам и не так резко реагировать на их творчество. В комментариях большинство пользователей поддержали девушку и отметили «токсичность» Долиной. Некоторые комментаторы поддержали мнение певицы о необходимости музыкального образования.

Действия осужденных, совершенные из-за личных неприязненных отношений, ответственность за которые предусмотрена ст. 111 УК РФ, необоснованно квалифицированы как хулиганство (Извлечение) — Верховный Суд Российской Федерации





         5. Действия осужденных, совершенные из-за личных
       неприязненных отношений, ответственность за которые
     предусмотрена ст.  111 УК РФ, необоснованно квалифицированы
                          как хулиганство

                       (И з в л е ч е н и е)


     Волжским городским судом Волгоградской области 23 июня 1999 г.
Гендель осужден по  п. "а" ч. 2 ст. 213, п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ,
Козырев В.Е.  -    по    ч. 3   ст. 213, п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ,
Козырев В.В. - по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ.
     Они признаны виновными в совершении преступлений при следующих
обстоятельствах.
     6 декабря 1998 г.  примерно в 17 час. в   районе    гаражей  в
г. Волжский  Гендель,    Козырев В.Е.   и  Козырев В.В. совместно с
неустановленными лицами избили ранее незнакомых им Горячковского  и
Кудинова.  При этом Гендель ударил Кудинова,  а затем Горячковского
кулаком по лицу,  после чего он совместно с неустановленными лицами
продолжал избивать Горячковского,  нанося ему удары руками и ногами
по различным частям тела.  Козыревы  совместно  с  неустановленными
лицами  в  это  время руками и ногами избивали Кудинова и причинили
ему   побои.   Затем   не  установленное  следствием  лицо  передало
Козыреву В.Е.  газобаллонный   пистолет   "Корнет",  принадлежавший
Горячковскому. Рукояткой пистолета Козырев В.Е. нанес не менее семи
ударов по голове Горячковскому, отчего тот потерял сознание. Своими
действиями  Гендель,  Козыревы  и  неустановленные  лица  причинили
Кудинову побои, а Горячковскому - тяжкий вред здоровью.
     Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного
суда  приговор  в  отношении  Генделя и Козырева В.Е.  оставила без
изменения.
     Заместитель Председателя   Верховного   Суда   РФ  в  протесте
поставил вопрос  об  отмене  судебных  решений  в  части  осуждения
Генделя по п.  "а" ч. 2   ст. 213 УК РФ и   Козырева В.Е. - по ч. 3
ст. 213 УК РФ и прекращении в этой части дела производством.
     Президиум Волгоградского  областного  суда  11  марта  2000 г.
протест удовлетворил по следующим основаниям.
     В соответствии  со   ст.  213  УК  РФ  хулиганство - это грубое
нарушение общественного  порядка,  выражающее  явное  неуважение  к
обществу,  сопровождающееся  применением  насилия  к гражданам либо
угрозой его  применения,  а  равно  уничтожением  или  повреждением
чужого имущества.
     Нанесение оскорблений,  побоев,  причинение легких  или  менее
тяжких телесных повреждений и другие подобные действия, совершенные
в семье,  квартире, в отношении родственников, знакомых и вызванные
личными   неприязненными   отношениями,   неправильными  действиями
потерпевших  и  т. п., должны  квалифицироваться  по  статьям   УК,
предусматривающим ответственность за преступления против личности.
     Как видно  из  материалов  дела,  в  том  числе  из  показаний
осужденных  и  потерпевших,  накануне  (5  декабря  1998  г.) между
Козыревым В.В. и впоследствии потерпевшими Кудиновым и Горячковским
произошел конфликт, во время которого пропала шапка потерпевшего, а
Козыреву был   поврежден   автомобиль.   На  следующий  день,  т. е.
6   декабря   1998 г.,  при  встрече Гендель, Козыревы (осужденные)
и Кудинов,  Горячковский (потерпевшие) стали выяснять,  кто  сломал
ручку дверцы автомашины и куда пропала шапка, после чего между ними
возникла драка.
     Следовательно, конфликт   между   потерпевшими  и  осужденными
возник в связи с личными неприязненными  отношениями  в  отсутствии
кого-либо  из  посторонних  граждан,  при этом общественный порядок
нарушен не был.
     Вывод суда  в  приговоре  о  том,  что конфликт вышел за рамки
личных отношений и перерос в нарушение  общественного  порядка,  не
основан на материалах дела и является предположением суда.
     Поскольку в   ходе   конфликта,   возникшего   из-за    личных
неприязненных отношений, Гендель и Козырев В.Е. совместно причинили
потерпевшему  Горячковскому  тяжкие  телесные  повреждения  и   эти
действия образуют состав преступления,  предусмотренный п.  "а" ч. 3
ст. 111  УК РФ, по которой они осуждены, осуждение их по ст. 213 УК
РФ  необоснованно и дело  в   этой   части  подлежит прекращению по
п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.
     Подлежат изменению   и   судебные    решения  в      отношении
Козырева В.В.  В   связи   с   тем  что он избил Кудинова, причинив
ему  побои  из неприязни,  эти действия осужденного образуют состав
преступления, предусмотренный ст. 116 УК РФ.


                           _____________

В Санкт-Петербурге арестовали державшую на цепи детей женщину — РБК

Фото: Олег Яковлев / РБК

В Санкт-Петербурге задержали и арестовали женщину, которая избивала и держала на цепи своих двух детей, сообщает Главное следственное управление СК по городу.

По данным следствия, женщина 1990 года рождения проживала в доме на проспекте Энергетиков и «систематически применяла насилие к своим малолетним сыну и дочери 2013 и 2015 годов рождения: <…> наносила множественные удары руками и деревянной палкой по телу, ограничивала их в приеме пищи, удерживала последних на цепи в коридоре вышеуказанной квартиры».

В Астраханской области при столкновении судна с лодкой пострадали дети

Подозреваемая задержана, заключена под стражу, в ближайшее время ей будет предъявлено обвинение. Уголовное дело возбуждено по статье об истязании малолетних детей (пункты «а», «г» ч. 2 ст. 117 УК).

Причиной поведения женщины следствие считает неприязненное отношение к детям и «ложно понимаемые методы воспитания».

«Фонтанка» сообщает, что у задержанной женщины трое детей, а квартира, где они проживали, захламлена и в пребывает в антисанитарном состоянии. По данным издания, младшей девочке сейчас полтора года, и ее отец в апреле был осужден за избиение гостя. О том, что происходит в семье, старший мальчик рассказал школьному педагогу, после чего в квартиру пришли с проверкой инспекторы отдела по делам несовершеннолетних Красногвардейского района города.

Бастрыкин просит отдать ему бывшего главу суда, который манипулировал ГАС «Правосудие»

Коллаж: Legal.Report

Председатель СКР Александр Бастрыкин обратился в ВККС за согласием на возбуждение уголовного дела в отношении председателя Туруханского районного суда Красноярского края в отставке 42-летнего Андрея Лаппо. Следственные органы намерены инкриминировать судье мошенничество и злоупотребление должностными полномочиями (ч. 3 ст. 159; ч. 2 ст. 285 УК РФ).

Обстоятельства, установленные следствием, пока неизвестны. Однако, как следует из решения краевой ККС, в январе этого года комиссия Красноярского краевого суда проверила деятельность председателя Туруханского суда. Проверка была инициирована краевым судом в связи с обращением туруханского судьи в отставке Людмилы Зверевой и жалобой от одного из жителей Туруханска. Согласно материалам, Лаппо допускал волокиту по находящимся в его производстве делам, несправедливо распределял дела между судьями и не осуществлял должный контроль за деятельностью работников аппарата суда.

Так, например, было установлено, что в декабре 2019 года председатель суда, вручную изменив настройки модуля автоматического распределения дел ПС ГАС «Правосудие», перераспределил себе 23 исковых заявления прокурора в интересах работников муниципального предприятия о взыскании заработной платы. Эти иски должен был рассматривать другой судья. Дела по этим простым искам впоследствии были прекращены, так как ответчик погасил долги.

Также выяснилось, что в 2020 году Лаппо, рассматривая уголовное дело о краже, удовлетворил заявление подсудимого об отводе судьи. При этом председатель сослался на то, что неоднократные отказы в удовлетворении подобных заявлений приводят к затягиванию процесса и вызывают у подсудимого неприязненное отношение к судье. Приняв свой отвод, Лаппо дело в производство другого судьи не передал, а принял апелляционные жалобы на постановление суда об избрании в отношении подсудимого меры пресечения в виде заключения под стражу. Причем направил жалобы для рассмотрения в краевой суд с нарушением срока и приложил к ним уголовное дело целиком, а не материалы. Позднее судом апелляционной инстанции в адрес Лаппо было вынесено частное постановление.

Кроме того, проверка установила, что в апреле 2020 года Лаппо, не будучи в отпуске, вылетал регулярным авиарейсом в Красноярск, чтобы повидаться с семьей. А возвратился в Туруханск конвойным авиарейсом красноярского главка полиции, воспользовавшись для этого своим служебным положением.

Краевая квалифколлегия поддержала выводы комиссии краевого суда. Сам Лаппо попросил не лишать его мантии и дать возможность уйти в добровольную отставку. ККС удовлетворила заявление об отставке, а также наложила на судью дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

ПЕРВЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ЧЕЛЛЕНДЖ ДЛЯ ПАЦИЕНТОВ С ПСОРИАЗОМ “СВОБОДНЫЙ ВХОД” ПРОЙДЕТ В МОСКВЕ 27 ОКТЯБРЯ





Организаторы мероприятия — межрегиональная благотворительная организация “Кожные Аллергические болезни”, при поддержке бренда “Скин-кап” компании Инвар, этим мероприятием ставят собой цель вселить уверенность в сотни тысяч москвичей подверженных данному заболеванию, что это не приговор и с ним можно жить полной жизнью.

Псориаз — хроническое неинфекционное заболевание, дерматоз, поражающий в основном кожу, которое носит аутоиммунный характер.

В России псориазом болеют более 3-х миллионов человек, из них 500 тысяч — москвичи. И все эти люди постоянно сталкиваются с бытовыми неудобствами, такими как неприязненное отношение со стороны общественности. Одной из самых распространенных проблем у больных псориазом является свободный вход в бассейн. Несмотря на то, что заболевание не является инфекционным больные с псориазом сталкиваются с отказом во входе.

С целью прекращения подобной практики в Москве будут проходить мероприятия, приуроченные ко Всемирному дню псориаза: семидневный информационный марафон «Неделя знаний о псориазе» в социальных сетях https://vk.com/skinallergicru и акция- социальный эксперимент “Свободный вход”. 27-го октября в международный день борьбы с псориазом в Аквапарке “Мореон” соберутся семьи, члены которых страдают этим заболеванием. 

Перед собравшимися выступит дерматолог Михаил Витальевич Мошнин, который имеет опыт в лечении псориаза более 20 лет — врач-дерматолог, биофизик, кандидат биологических наук ответит на все вопросы присутствующих о заболевании. 

После чего собравшиеся проследуют в водную зону аквапарка и примут участие в водных активностях.

Цель данного мероприятия — привлечь внимание к людям больным псориазом, их проблемам. А также через средства массовой информации донести максимально-возможному количеству людей, что псориаз заболевание, не передается путем контакта.

Организаторы мероприятия — межрегиональная благотворительная организация “Кожные Аллергические болезни”, при поддержке бренда “Скин-кап”, этим мероприятием ставят собой цель вселить уверенность в сотни тысяч москвичей подверженных данному заболеванию, что это не приговор и с ним можно жить полной жизнью.

Организатор первого в России социального челленджа призывает поддержать инициативу “Свободный вход” по всей стране, и присылать свои видео “Свободного входа”:

“Мы хотим, чтобы с этой проблемы, свободного входа больных псориазом в бассейн было снято многолетнее табу. Мы вместе и мы не боимся войти” — заявляют организаторы.

Мероприятие состоится 27 октября в 14.00 по адресу: Москва, ул. Голубинская, д. 16.

Телефон для желающих принять участие в мероприятии: 8-915-399-45-70 Анна.

Отношение студентов АмГУ к терроризму и экстремизму: результаты опроса


В марте сотрудники центра социологических исследований нашего университета провели опрос студентов, выявив их отношение к терроризму и экстремизму, а также уровень толерантности. Это исследование проводится в АмГУ уже второй раз (впервые в 2017 году). Всего опрошено 258 студентов на всех факультетах и курсах. Респондентам предлагалось заполнить анкету.


Терроризм в сознании большинства студентов связывается с отрицательными феноменами и реальной угрозой российскому государству и обществу, что определяет в целом негативное эмоциональное отношение к данному явлению. В сознании опрошенных потенциально существует социальный страх терроризма (чаще у девушек), но он не выражен в форме истерических настроений. Четверть опрошенных не чувствует себя в безопасности (чаще девушки). Указанные тенденции сохранились с 2017 года.


Чаще всего экстремизм студенты связывают с ростом уровня преступности среди молодежи. По мнению респондентов, в целом для России проблема экстремизма весьма актуальна, для нашего же региона актуальна в гораздо меньшей степени, а для Благовещенска – наименее актуальна. Подавляющее большинство студентов осуждают действия экстремистских организаций. Указанные тенденции сохранились с 2017 года.


Уровень этнорелигиозной толерантности среди студентов АмГУ колеблется на уровне 75–85%. Это достаточно высокий показатель.Уровень социальной терпимости (толерантности в отношении социальных организаций и групп) значительно ниже, но в подавляющем большинстве случаев неприязненное отношение к различным социальным группам выражается в форме игнорирования, избегания контактов и общения с ними. Указанные тенденции сохранились с 2017 года.


На основе проведенного исследования разработаны методические рекомендации по профилактике и противодействию терроризму и идеологии экстремизма, а также по оптимизации правого и патриотического воспитания в университете. Они включают просветительскую работу со студентами, организационно-педагогическую и организационно-культурную деятельность, а также формирование системы социальной адаптации иностранных студентов в АмГУ.


 


Аркадий Леонов, доцент кафедры философии и социологии, кандидат социологических наук


Выражаем благодарность студентам групп 763об и 663об за помощь в сборе и обработке данных.

9 ключей к борьбе с враждебными и конфронтационными людьми

Источник: Shutterstock

«Некоторые люди пытаются быть высокими, отрубая другим головы».

— Парамханса Йогананда

Большинство из нас в определенные моменты своей жизни сталкивается с конфронтационными и враждебными людьми. Эти люди могут существовать в нашей личной или профессиональной среде. На первый взгляд они могут показаться властными, требовательными или даже оскорбительными.Однако с помощью проницательного подхода и напористого общения вы можете превратить агрессию в сотрудничество, а принуждение — в уважение.

Причин неоправданного конфронтационного и враждебного поведения много, и они часто сложны. Причины могут включать в себя, помимо прочего, патологический гнев, гиперагрессию, патологическое издевательство, нарциссическую ярость, посттравматическое стрессовое расстройство, травму мозга, злоупотребление психоактивными веществами и жизненный кризис. В некоторых случаях просто у нормального человека плохой день. В других случаях вы можете иметь дело с социопатом или психопатом.

Независимо от причины важно активно и активно реагировать, когда на карту поставлены ваши права, интересы и безопасность. Ниже приведены девять ключей к борьбе с конфронтационными и враждебными людьми со ссылками из моих книг (щелкните названия): «Как успешно справляться с агрессивными, запугивающими и контролирующими людьми» и «Как эффективно общаться и справляться с трудными людьми». Не все из этих идей применимы к вашей конкретной ситуации. Просто используйте то, что работает, а остальное оставьте.

1. Сохраняйте безопасность

Самым важным приоритетом перед лицом конфронтационной и враждебной личности является защита себя. Если вы не чувствуете себя комфортно в ситуации, уходите. При необходимости обратитесь за помощью и поддержкой. При необходимости обратитесь в правоохранительные органы. Если вы решили разобраться с агрессором, рассмотрите следующие навыки и стратегии.

2. Соблюдайте дистанцию ​​и открывайте возможности для выбора

Не все конфронтационные и враждебные личности достойны того, чтобы их украшать.Ваше время ценно, а ваше счастье и благополучие важны. Если на кону не стоит что-то важное, не тратьте силы, пытаясь бороться с человеком, который глубоко укоренился. Если вы имеете дело с разгневанным водителем, напористым родственником или властным начальником, держитесь на безопасном расстоянии и избегайте столкновений, если в этом нет крайней необходимости.

Бывают моменты, когда вам может казаться, что вы «застряли» с очень трудным человеком, и «выхода нет». В таких ситуациях мыслите нестандартно.Посоветуйтесь с верными друзьями и советниками о различных направлениях действий, при этом ваше личное благополучие является приоритетом номер один. Мы никогда не застрянем, если у нас нет шор. Держите ваши варианты открытыми.

3. Сохраняйте спокойствие и избегайте эскалации

Одной из наиболее распространенных характеристик конфронтационных и враждебных личностей является то, что они проецируют свою агрессию, чтобы нажимать на ваши кнопки и выводить вас из равновесия. Поступая так, они создают преимущество, позволяющее использовать ваши слабости.

Если вам нужно иметь дело с трудным человеком, одно из самых важных практических правил — сохранять хладнокровие. Чем меньше вы реагируете на провокации, тем лучше вы сумеете справиться с ситуацией.

Когда вы расстроены или чувствуете, что кто-то бросает вызов, прежде чем сказать или сделать что-то, о чем позже можете пожалеть, сделайте глубокий вдох и медленно сосчитайте до десяти. Во многих случаях к десяти годам вы бы успокоились и нашли лучший ответ на проблему, чтобы уменьшить, а не усугубить проблему.Если после счета до десяти вы все еще расстроены, возьмите тайм-аут и вернитесь к вопросу после того, как успокоитесь. При необходимости используйте такие фразы, как «сейчас не лучшее время для разговора…» или «давайте разберемся с этим, когда мы остынем…», чтобы выиграть время. Сохраняя самоконтроль, вы используете больше возможностей для управления ситуацией.

4. Деперсонализация и переход от реактивного к проактивному

«Не принимайте ничего на свой счет… То, что другие говорят и делают, является проекцией их собственной реальности… Когда вы неуязвимы для мнений и действий других, вы не станете жертвой ненужных страданий.

— Мигель Анхель Руис

Осознание природы конфронтационных и враждебных людей может помочь нам де-персонализировать ситуацию и перейти от реагирования к упреждающему.
Один из эффективных способов деперсонализации — поставить себя на место другого человека, хотя бы на мгновение. Например, рассмотрите преступника, с которым вы имеете дело, и завершите предложение: «Это должно быть непросто…»

«Мой друг такой агрессивный. Должно быть непросто выйти из среды, где все были вынуждены соревноваться… »

«Мой менеджер действительно властный.Должно быть непросто решать его многочисленные проблемы на работе и в личной жизни… »

«Этот представитель клиента такой грубый. Должно быть непросто поддерживать отрицательную энергию в течение всего дня… »

Безусловно, чуткие высказывания не оправдывают агрессивного поведения. Дело в том, чтобы напомнить себе, что большинство хронически конфронтационных и враждебных людей страдают внутри, и осознание их борьбы может помочь вам справиться с ними с большей отстраненностью и невозмутимостью.

5. Знайте свои основные права человека

Важная идея, о которой следует помнить, когда вы имеете дело с трудным человеком, — это знать свои права и распознавать, когда они нарушаются.

До тех пор, пока вы не причиняете вреда другим, вы имеете право постоять за себя и отстаивать свои права. С другой стороны, если вы причинили вред другим, вы можете потерять эти права. Ниже приведены некоторые из наших основных прав человека:

Вы имеете право на уважительное отношение.

У вас есть право выражать свои чувства, мнения и желания.

Вы имеете право устанавливать свои собственные приоритеты.

У вас есть право сказать «нет», не чувствуя себя виноватым.

У вас есть право получить то, за что вы заплатили.

У вас есть право на мнение, отличное от других.

Вы имеете право заботиться о себе и защищать себя от угроз физического, психологического или эмоционального характера.

У вас есть право на создание счастливой и здоровой жизни.

Основные права человека основаны на Всеобщей декларации прав человека Организации Объединенных Наций, законах многих демократических стран о защите от злоупотреблений, эксплуатации и мошенничества, а также, если вы находитесь в Соединенных Штатах, в Конституции и Билле о правах США.

Эти основные права человека обозначают ваши границы.

Конечно, в нашем обществе полно людей, которые не уважают эти права. В частности, конфронтационные и враждебные личности хотят лишить вас ваших прав, чтобы они могли контролировать вас и использовать в своих интересах.Но у вас есть сила и моральный авторитет, чтобы заявить, что это вы, а не преступник, отвечаете за свою жизнь. Сосредоточьтесь на этих правах и позвольте им отстаивать ваше дело справедливым и сильным.

6. Используйте напористую и эффективную коммуникацию

Как упоминалось выше, избегайте взаимодействия с агрессорами, если в этом нет крайней необходимости. Когда вам необходимо иметь дело с одним, укрепите свое положение, используя навыки уверенного общения. В моей книге (щелкните заголовок): «Как успешно справляться с агрессивными, запугивающими и контролирующими людьми» вы узнаете восемь способов сказать «нет» дипломатично, но твердо, шестнадцать советов по снижению или устранению агрессивного поведения и десять ключей. успешно вести переговоры с очень непростыми людьми.

7. Рассмотрите возможность вмешательства в близкие отношения

Часто человек, который ведет хроническую конфронтацию и враждебно, просто не является собой. Как указывалось ранее, любое количество причин, включая жизненный кризис, травму головного мозга (в результате автокатастрофы, травмы головы, спортивной травмы, побочные эффекты отпускаемых по рецепту лекарств и т. Д.), Посттравматическое стрессовое расстройство, злоупотребление психоактивными веществами и другие факторы могут существенно повлиять на свое настроение и поведение. Может потребоваться медицинская поддержка и / или поддержка психического здоровья, чтобы удержать человека от разрушения отношений и самоуничтожения. Если этот человек близок и важен для вас, спросите, готов ли он или она получить профессиональную помощь. Если вы столкнетесь с сопротивлением, подумайте о том, чтобы попросить кого-нибудь, кого агрессор высоко ценит, помочь вам во вмешательстве.

8. Противостоять хулиганам (безопасно)

Самое важное, что нужно помнить об обидчиках, — это то, что они выбирают тех, кого считают более слабыми, поэтому, пока вы остаетесь пассивным и уступчивым, вы становитесь мишенью.Многие хулиганы тоже трусы внутри. Когда их жертвы начинают проявлять стойкость и отстаивать свои права, хулиган часто отступает. Это верно как для школьных дворов, так и для дома и офиса.

Что касается сочувствия, исследования показывают, что многие хулиганы сами становятся жертвами насилия. Это никоим образом не оправдывает агрессивное поведение, но может помочь вам взглянуть на хулигана в более беспристрастном свете.

«Когда люди себя не очень любят, они должны это компенсировать. Классический хулиган на самом деле сначала был жертвой ».

— Том Хиддлстон

«Я понял, что издевательства не имеют к тебе никакого отношения. Неуверен в себе хулиган ».

— Шей Митчелл

Противостоя хулиганам (в ситуациях, когда на карту поставлено что-то важное), убедитесь, что заняли положение, в котором вы можете быть в безопасности, будь то стояние в одиночестве, присутствие других людей, которые будут свидетелями и поддержкой, или поддержание бумажный след неподобающего поведения хулигана.В случае физического, словесного или эмоционального оскорбления проконсультируйтесь с консультантами, юристами, правоохранительными или административными специалистами по этому вопросу. Очень важно противостоять хулиганам, и вам не обязательно делать это в одиночку.

9. Установить последствия для принуждения к уважению и сотрудничеству

Когда конфронтационный и враждебный человек настаивает на нарушении ваших границ и не принимает «нет» в качестве ответа, используйте последствия.

Способность определять и утверждать последствия — один из самых важных навыков, который вы можете использовать, чтобы «бросить вызов» трудному человеку.Эффективно сформулированное последствие дает паузу для обидчика и заставляет его или ее перейти от нарушения к уважению. В моей книге (щелкните заголовок) «Как успешно справляться с агрессивными, запугивающими и контролирующими людьми» последствия представлены в виде семи различных типов силы, которые вы можете использовать, чтобы повлиять на позитивные изменения.

В заключение: уметь справляться с конфронтационными и враждебными людьми — значит по-настоящему овладеть искусством общения. По мере использования этих навыков вы можете испытывать меньше печали, большую уверенность, лучшие отношения и более высокое коммуникативное мастерство.Вы на пути к лидерскому успеху!

Источник: niprestondotcom

© 2015 Престон С. Ни. Все права защищены по всему миру. Нарушение авторских прав может стать причиной судебного преследования нарушителя.

Пассивно-агрессивное поведение: какие красные флажки?

Пассивно-агрессивное поведение — это модель косвенного выражения негативных чувств вместо того, чтобы открыто обращаться к ним. Существует несоответствие между тем, что говорит человек, который демонстрирует пассивно-агрессивное поведение, и тем, что он или она делает.

Например, может показаться, что кто-то, кто ведет пассивно-агрессивное поведение, согласен — возможно, даже с энтузиазмом — с просьбой другого человека. Однако вместо того, чтобы выполнить просьбу, он или она могут выразить гнев или возмущение из-за невыполнения или пропуска сроков.

К специфическим признакам пассивно-агрессивного поведения относятся:

  • Негодование и неприятие требований других, особенно требований людей, наделенных властью
  • Сопротивление сотрудничеству, промедлению и преднамеренным ошибкам в ответ на требования других
  • Циничное, угрюмое или враждебное отношение
  • Частые жалобы на то, что чувствуют себя недооцененными или обманутыми

Хотя пассивно-агрессивное поведение может быть признаком различных психических заболеваний, оно не считается отдельным психическим заболеванием. Однако пассивно-агрессивное поведение может мешать отношениям и вызывать трудности на работе. Если вы боретесь с пассивно-агрессивным поведением или думаете, что это делает любимый человек, подумайте о том, чтобы проконсультироваться с терапевтом.

Получите самую свежую информацию о здоровье от экспертов клиники Мэйо.

Зарегистрируйтесь бесплатно и будьте в курсе достижений в области исследований, советов по здоровью и актуальных тем, касающихся здоровья, таких как COVID-19, а также опыта в области управления здоровьем.

Узнайте больше об использовании данных Mayo Clinic.

Чтобы предоставить вам наиболее актуальную и полезную информацию и понять, какие
информация полезна, мы можем объединить вашу электронную почту и информацию об использовании веб-сайта с
другая имеющаяся у нас информация о вас. Если вы пациент клиники Мэйо, это может
включать защищенную медицинскую информацию.Если мы объединим эту информацию с вашими защищенными
информация о здоровье, мы будем рассматривать всю эту информацию как защищенную
информацию и будет использовать или раскрывать эту информацию только в соответствии с нашим уведомлением о
политика конфиденциальности. Вы можете отказаться от рассылки по электронной почте в любое время, нажав на
ссылку для отказа от подписки в электронном письме.

Подписаться!

Спасибо за подписку

Наш электронный информационный бюллетень Housecall будет держать вас в курсе самой последней информации о здоровье.

Извините, что-то пошло не так с вашей подпиской

Повторите попытку через пару минут

Повторить

  • Ногтевые гребни
  • Защищают тонкую кожу

Дек.15, 2021

Показать ссылки

  1. Skodol A, et al. Подходы к терапевтическим отношениям у пациентов с расстройствами личности. https://www.uptodate.com/contents/search. Проверено 11 ноября 2021 г.
  2. Roberts LW, et al. Патология личности и расстройства личности. В: Издательский учебник психиатрии Американской психиатрической ассоциации; 7-е изд. Американское Психиатрическое Издательство; 2019. https://psychiatryonline.org. Проверено 11 ноября 2021 г.
  3. Laverdiere O, et al. Межличностные проблемы, связанные с пассивно-агрессивным расстройством личности. Журнал нервных и психических заболеваний. 2019; DOI: 10.1097 / NMD.0000000000001044.
  4. Sadock BJ, et al., Eds. Расстройства личности. В: Комплексный учебник психиатрии Каплана и Садока. 10-е изд. Вольтерс Клувер; 2017. https://ovidsp.ovid.com. Проверено 11 ноября 2021 г.

Посмотреть больше ответов экспертов

.

Враждебное отношение и попытки совладать с собой в молодом возрасте предсказывают познание через 25 лет


Цель:

Мы изучали связь когнитивных функций в раннем возрасте (средний возраст 25 лет) и в среднем возрасте (средний возраст 50 лет) с ранними показателями враждебного отношения и попыток совладания с трудностями.


Методы:

У 3126 чернокожих и белых мужчин и женщин (родившихся в 1955-1968 гг. ) Из исследования развития риска коронарных артерий у молодых взрослых (CARDIA) мы использовали линейную регрессию, чтобы изучить связь враждебного отношения (опросник Кука-Медли) и оцененных усилий по преодолению трудностей. исходно (1985-1986) — когнитивным способностям, измеренным в 1987 году, и составному когнитивному Z-баллу тестов вербальной памяти, психомоторной скорости и исполнительной функции, установленным в среднем возрасте (2010-2011).


Результаты:

Исходная враждебность и попытки справиться с трудностями были проспективно связаны с более низкой когнитивной функцией 25 лет спустя, с учетом возраста, пола, расы, образования, длительного воздействия депрессии, дискриминации, негативных жизненных событий и исходных когнитивных способностей. По сравнению с самым низким квартилем, те, кто находится в самом высоком квартиле враждебности, показали на 0,21 стандартное отклонение меньше (95% доверительный интервал [ДИ] -0. 39, -0,02). Те, кто находится в наивысшем квартиле с трудностями совладания, показали на 0,30 SD единицы меньше (95% ДИ -0,48, -0,12) по сравнению с теми, кто находится в самом низком квартиле. Дальнейшая корректировка совокупного воздействия факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний ослабила связь с когнитивным композитным Z-баллом для враждебности.


Выводы:

Ухудшение познавательной способности в среднем возрасте было независимо связано с двумя психологическими характеристиками, измеренными в молодом зрелом возрасте.Это говорит о том, что вмешательства, способствующие позитивному социальному взаимодействию, могут играть роль в снижении риска когнитивных нарушений в позднем возрасте.

Дискриминация в сфере занятости | FAQ | Что такое враждебная рабочая среда

Помощь в отношении дискриминации при найме на работу

Что такое враждебная рабочая среда?

Враждебная рабочая среда — категория, которая не имеет прямого определения, но включает юридический и фактический анализ в каждом конкретном случае. В законе говорится следующее: «Чтобы предъявить иск о враждебной рабочей среде в соответствии с федеральным законодательством и законодательством штата Нью-Йорк, истец должен показать, что ее рабочее место было пронизано дискриминационным запугиванием, насмешками и оскорблениями, которые были достаточно суровыми или повсеместными, чтобы изменить условия. ее занятости и создать оскорбительную рабочую среду. Суды должны рассматривать совокупность обстоятельств, чтобы определить, является ли среда «враждебной» или «оскорбительной», и должны учитывать следующий неисключительный список факторов: (1) частота дискриминационного поведения; (2) его серьезность; (3) является ли это физически угрожающим или унизительным, или просто оскорбительным высказыванием; и (4) является ли это необоснованным вмешательством в работу сотрудника.Доказательства истца, если таковые имеются, должны показать, что рассматриваемое поведение создало среду, которая является как объективно, так и субъективно враждебной. Истец должен продемонстрировать не только то, что она считала окружающую среду оскорбительной, но и то, что разумный человек также нашел бы среду враждебной или оскорбительной ». Бермудес против города Нью-Йорк, 783 F. Supp. 2d 560, 578 (S.D.N.Y.2011).

Суд должен рассмотреть совокупность обстоятельств, чтобы определить, является ли среда враждебной или оскорбительной.

Например, может возникнуть враждебная рабочая среда, когда к работнику относятся враждебно; или быть выделенным и отчужденным своими коллегами из-за практики руководителя или компании; или когда сотрудник подвергается насмешкам, ненормативной лексике или оскорбительным физическим прикосновениям. Враждебная среда, «возникает, когда поведение работодателя» имеет целью или следствием необоснованное вмешательство в работу человека или создание устрашающей, враждебной или оскорбительной рабочей среды.»Бермудес против города Нью-Йорка, 783 F. Supp. 2d 560, 579 (S.D.N.Y. 2011).

Невозможно перечислить все возможные действия, которые могут составлять враждебную среду. Чтобы выразить эту форму преследования в неправовых терминах, нужно показать, что он / она находится в среде, которая изменяет нормальные условия труда и влияет на сотрудника.

Адвокат в Нью-Йорке

Преследование на рабочем месте в Нью-Йорке Адвокат Алена Шауцова работает в Нью-Йорке, Манхэттене, Квинсе, Бронксе и прилегающих районах.

Адрес: 2908A Emmons Ave, Brooklyn, NY, 11235. Телефон: 917-885-2261.

Расположение нашего адвокатского бюро на карте »

Frontiers | Доброжелательный и враждебный сексизм в социальных сферах: влияние родителей, школы и романтических отношений на сексистские установки бельгийских подростков

Введение

В последние годы гендерное равенство не только привлекает все большее внимание общественности, но также стало важной темой политики в западных обществах. Однако, несмотря на настойчивые усилия, гендерное равенство еще не полностью установлено с точки зрения уровня занятости, положения на рынке труда, оплаты труда, участия в руководящих должностях, совместной работы в домашнем хозяйстве и ухода за детьми (Всемирный банк, 2011; Европейский союз, 2017). ).Хотя за этим устойчивым гендерным неравенством стоит несколько причин, нельзя отрицать, что традиционные гендерные убеждения и стереотипы (например, гендерные предрассудки) играют ключевую роль. В самом начале жизни мальчиков и девочек учат, как себя вести, какие занятия любить или делать, а также какие игрушки или одежду отдавать предпочтение (Eccles et al., 2000). В возрасте от 4 до 5 лет у детей проявляются гендерные стереотипные предпочтения: например, девочки предпочитают романтические истории, а мальчики — более смелые (Durkin, Nugent, 1998).Эти гендерные стереотипы несут культурные значения, практики и (ролевые) ожидания, которые организуют жизнь, часто (тонко) влияя и направляя убеждения, чувства, отношения и поведение людей (Eckes and Trautner, 2000; Ridgeway and Correll, 2004). В детстве эти гендерные стереотипы приводят к тому, что мальчики и девочки в основном проводят время со сверстниками своего пола и игриво избегают друг друга (Powlishta, 2003; Martin and Ruble, 2004). В подростковом возрасте эта игра избегания исчезает из-за появления сексуального влечения и интереса к близости (Maccoby, 1998; Rudman and Glick, 2008).Эти меняющиеся межгрупповые отношения делают изучение сексистских установок подростков очень интересным. Сексистские установки и убеждения ограничивают и влияют на траектории будущей жизни, (часто тонко) влияя на убеждения, чувства и поведение (Eckes and Trautner, 2000; Ridgeway and Correll, 2004). Они предписывают гендерное поведение и роли, которые мешают молодым людям различать различные эмоциональные, социальные и образовательные возможности и варианты, которые можно себе представить (Rainey and Rust, 1999; Paul Halpern and Perry-Jenkins, 2016).В конечном итоге это подрывает (политические) усилия, направленные на достижение гендерного равенства (Glick et al., 2001).

Тогда в каком социальном контексте проявляются сексистские установки? Исследования еще не полностью изучили возможные социальные вариации сексистских установок среди подростков. Несмотря на огромную добавленную стоимость в понимании сексистских взглядов, большинство исследований по этой теме в основном проводилось психологами, которые часто работают с относительно небольшими и однородными выборками. Таким образом, статистически было трудно изучить социальную изменчивость сексистских установок.Предыдущие исследования среди (молодых) взрослых уже показали, что социально-экономические факторы, такие как доход, статус работы и уровень образования, влияют на социально-политические установки людей (Crompton and Lyonette, 2005; Davis and Greenstein, 2009; Marks et al., 2009). . Исходя из этого, мы ожидаем, что социальное происхождение людей имеет значение при изучении сексистских взглядов. Таким образом, данное исследование направлено на изучение того, как социально-экономические и культурные аспекты соотносятся как с доброжелательными, так и с враждебными сексистскими установками среди подростков с социологической точки зрения.Мы делаем это, следуя проведенному Гликом и Фиске (1996) различию между враждебными и доброжелательными сексистскими установками. Чтобы понять социально-экономический и культурный фон подростков, мы проводим различие между приписанными и достигнутыми социальными характеристиками.

В этой статье используются данные о 755 диадах родитель-ребенок, собранные во Фландрии (голландскоязычная часть Бельгии) в 2013 г. Фламандской молодежной исследовательской платформой. Возраст подростков составлял от 12 до 18 лет. Исследования уже показали важные гендерные различия в поддержке обоих вариантов сексизма (Glick et al., 2001; Vandenbossche et al., 2017). Поэтому мы отдельно изучали доброжелательное и враждебное сексистское отношение мальчиков ( N = 342) и девочек ( N = 413).

Двойственное сексистское отношение

Гендерные установки, такие как сексистские установки, часто основаны на стереотипных представлениях о гендере и могут восприниматься как форма предрассудков (Rudman and Glick, 2008). В обществах, которые позиционируют себя как толерантные, сексистские установки принимают амбивалентную форму (Glick and Fiske, 1996, 2011a). Помимо менее приемлемого в обществе враждебного способа выражения сексистских взглядов, появился доброжелательный вариант. Таким образом, Глик и Фиске (1996) подчеркивают двойственность сексизма, поскольку враждебный и доброжелательный сексизм сосуществуют и теоретически являются взаимодополняющими и взаимоусиливающими идеологиями (Hammond et al., 2017; Cross and General, 2018). Обе формы сексизма направлены на подчинение женщин, хотя это выражается по-разному (Glick and Hilt, 2001).

Враждебный сексизм направлен на сохранение господства мужчин над женщинами путем подчеркивания власти мужчин.Это выражается в вопиющей и обиженной форме по отношению к женщинам, нарушающим традиционные роли. Женщины, не соблюдающие эти традиционные (гендерные) роли, воспринимаются как угроза доминирующему положению мужчин. Враждебный сексизм явно удерживает женщин в подчиненном положении и даже является предвестником сексуальных домогательств и насилия по отношению к женщинам (Begany and Milburn, 2002).

Доброжелательный сексизм — это более тонкая форма сексизма, которая выражается в, казалось бы, положительном смысле. Это выражается в подчеркивании роли мужчин в защите и обеспечении женщин и в рыцарском возведении их на пьедестал.Эта защита и любовь даются в обмен на соблюдение женщинами традиционных гендерных ролей. Эта форма сексизма вызвана отцовскими и традиционными убеждениями, согласно которым женщины считаются красивыми и чистыми, но при этом хрупкими и драгоценными, и поэтому нуждаются в защите со стороны мужчин (Connelly and Heesacker, 2012; Hayes and Swim, 2013; Cuddy et al. , 2015; Vandenbossche et al., 2017; Cross and General, 2018). Именно этот, казалось бы, положительный характер и настойчивое требование взаимодополняемости мужчин и женщин делают доброжелательный сексизм социально более приемлемой формой сексизма.Следовательно, это также незаметный механизм, который увековечивает гендерное неравенство (Glick and Fiske, 2001b; Connelly and Heesacker, 2012). Было показано, что доброжелательный сексизм побуждает женщин отдавать предпочтение отношениям (семье, детям и т. Д.), А не достижению образовательных или профессиональных целей (см. Chen et al., 2009; Montañés et al., 2013) и подрывает восприятие женщинами своих компетенций и выступления (см. Dardenne et al., 2007).

Поскольку доброжелательный сексизм является социально более приемлемой формой сексизма по сравнению с враждебным сексизмом, он поддерживается обоими полами.Неоднократно демонстрировалось, что и мужчины, и женщины набирают выше среднего по шкале доброжелательного сексизма в нескольких странах (de Lemus et al., 2010 и см. Межстрановые оценки Glick and Fiske, 2001b по BS и HS). Мужчины и мальчики неизменно получают более высокие оценки по враждебному сексизму, чем женщины и девочки (Glick et al., 2001; Becker, 2010; Becker, Wright, 2011; Vandenbossche et al., 2017). В более общем плане обширная литература продемонстрировала, что сочетание доброжелательного и враждебного сексизма связано с идеологиями системного оправдания (Jost and Kay, 2005), которые служат укрепляющими иерархию и легитимирующими мифами, усиливающими групповое неравенство (Sibley et al. , 2007). Это показывает, что сексизм не возникает в социальном вакууме, где статус и власть не актуальны, и что изучение сексистских установок с социологической точки зрения имеет смысл.

Изучение сексистских установок с социологической точки зрения

Чтобы изучить распределение сексистских установок с социологической точки зрения, мы проводим различие между характеристиками, исходящими от родителей ( приписывают социальные характеристики, ) и собственными социальными достижениями молодых людей ( достигли социальных характеристик, ), чтобы изучить доброжелательные и враждебные сексистские установки молодых людей.

Приписываемые социальные характеристики: родители

Предыдущие исследования показывают, что дети демонстрируют гендерные стереотипы в поведении и предпочтениях в возрасте от 4 до 5 лет (см. Durkin, Nugent, 1998; Halim et al., 2013; Coyne et al., 2016). Это говорит о том, что родители являются одними из первых и жизненно важных социализаторов гендерных концепций. В литературе существуют две основные интерпретации этого процесса социализации. Первый рассматривает передачу от поколения к поколению как процесс прямой социализации.Например, теория моделирования Бандуры (1977) утверждает, что родители служат образцом для подражания для детей. Сходство между обеими сторонами является результатом обучения с наблюдением и моделирования родительского поведения и копирующих установок (Bandura, 1977).

Вторая интерпретация социализации выдвигает более косвенные пути передачи. Косвенная социализация следует из общих социальных условий родителя и ребенка, которые влияют на их убеждения, отношения и поведение (Vollebergh et al., 2001; Bengtson et al., 2002; Roest et al., 2010). Прямые и косвенные пути социализации не исключают друг друга (Mustillo et al., 2004). В этой статье мы считаем их одинаково важными и изучаем оба метода передачи вируса от поколения к поколению в качестве всеобъемлющей концепции общего социального климата, в котором подростки растут и могут сохраняться сексистские установки.

(Подробнее) Прямые пути социализации: моральные и традиционные гендерные убеждения родителей

Прямая социализация происходит посредством (вербального) взаимодействия и моделирования поведения родителей, демонстрируя детям, что значит быть мужчиной или женщиной (Cunningham, 2001; Davis and Greenstein, 2009).Например, некоторые родители отговаривают детей играть с игрушками, «не подходящими для секса» (Kollmayer et al., 2018), и по-разному взаимодействуют со своими детьми, будучи несколько грубее со своими сыновьями и мягче с их дочерьми (Eckes and Trautner, 2000; Rudman and Глик, 2008). Мы оцениваем более прямые способы социального влияния родителей через их традиционные и моральные гендерные убеждения. Мы считаем, что эти убеждения пропитаны стереотипными и традиционными ценностями, которые создают благоприятный климат для сексистских взглядов детей.Континуум Инглхарта (1997, 2000) показывает, как моральные убеждения связаны с традиционными верованиями. Его континуум состоит из традиционной стороны по сравнению со стороной секулярно-рациональных ценностей. Лица, которые считают сохранение семьи в ее традиционной структуре важным, придают большое значение традиционным гендерным ролям (например, женщины не должны зарабатывать больше денег, чем их мужья) и убеждениям (например, уважение к родителям безоговорочно) — все это находится на традиционной стороне континуума Инглхарта.Это наряду с людьми, которые утверждают, что аборт и развод неоправданны. В этой статье мы концептуализируем последние два как моральные убеждения родителей, в том числе считаем гомосексуальность и внебрачный секс неоправданными. Рассмотрение этих четырех тем как необоснованных проистекает из идеи, что они представляют собой угрозу для традиционной структуры семьи, состоящей из мужчины, женщины и пары детей.

Наряду с моральными убеждениями, традиционные представления родителей о гендерных ролях также имеют решающее значение, поскольку они стереотипно характеризуют мужчин как ориентированных на выполнение задач, напористых и амбициозных, в то время как женщин ассоциируются с ориентированными на привязанность характеристиками, такими как доброта, сострадание и забота ( Лин и Биллингем, 2014). Ожидания по гендерным ролям в соответствии с этими (стереотипными) характеристиками могут восприниматься как традиционные и даже сексистские, когда сильно подчеркиваются различия в гендерных ролях. Как правило, основная роль женщин заключается в заботе о домашнем хозяйстве и детях, в то время как мужчины обеспечивают финансы. Родители с традиционными представлениями о гендерных ролях будут считать, что определенные виды деятельности более подходят для одного пола, чем для другого, и с меньшей вероятностью будут поощрять своих сыновей и дочерей к участию в одних и тех же мероприятиях (Dumais, 2002).Эти представления о конкретных гендерных ролях могут способствовать формированию сексистских взглядов среди детей. Таким образом, мы ожидаем, что традиционные убеждения родителей будут иметь прямую связь с сексистскими установками детей. В частности, мы ожидаем, что наличие родителей, придерживающихся более традиционных взглядов на моральные и гендерные роли, в большей степени способствует поддержке доброжелательных и враждебных сексистских взглядов, чем наличие более прогрессивно ориентированных родителей.

Косвенные пути социализации: социально-экономическое и культурное положение родителей

Исследования показывают, что сексистские отношения связаны с социально-экономическими факторами.Более низкий доход (Marks et al., 2009) и ручной труд (Crompton and Lyonette, 2005) связаны с более традиционными гендерными ожиданиями. Поскольку социально-экономическое и культурное происхождение родителей определяет среду, в которой растут дети, мы ожидаем, что на гендерные убеждения детей напрямую влияют (т. Е. Независимо от отношения родителей) характеристики социального положения их родителей (Hello et al. ., 2004). На основании предыдущих исследований (Crompton and Lyonette, 2005; Marks et al., 2009), мы утверждаем, что более низкое социально-экономическое положение родителей (статус работы, доход и т. Д.) И условия жизни, связанные с этим положением, связаны с более сильной приверженностью традиционным гендерным убеждениям и создают климат, в котором детские сексистские взгляды (социально) укоренились.

Помимо чисто социально-экономического положения родителей, их культурное положение (капитал) и, в частности, их уровень образования сильно и отрицательно связаны с традиционными гендерными установками (Davis and Greenstein, 2009).Мы отличаем культурную позицию от социально-экономической, поскольку такие авторы, как Хаутман (2000), утверждают, что материальные (социально-экономические) и культурные позиции не должны объединяться в более широкую концепцию «социального положения», поскольку оба могут иметь разные эффекты. Его можно понять в более широких рамках возникновения общества, в котором убеждения и поведение людей больше не определяются их экономическими или материальными условиями, но где культурные факторы становятся все более важными предикторами поведения (Elchardus, 2009; de Lange et al. ., 2015).

Таким образом, мы ожидаем обнаружить отрицательную взаимосвязь между социально-экономическим и культурным положением родителей и доброжелательным и враждебным сексистским отношением детей. Кроме того, мы ожидаем, что культурный статус родителей в большей степени связан с доброжелательным и враждебным сексистским отношением детей, чем социально-экономический статус родителей.

Полученный статус: образовательный курс

Молодые люди также проводят значительную часть своего времени в школе, что создает важный контекст социализации.Школа функционирует не только как социализирующий агент, но и как институт, который прилагает усилия для повышения (гендерного) равенства, знакомит учеников с эгалитарными идеями и потенциально противостоит гендерным стереотипам (Davis and Greenstein, 2009). Более того, образовательная траектория молодых людей, в том числе их положение на пути к успеху, может рассматриваться как первый и жизненно важный шаг в построении собственного статуса молодого человека. Во Фландрии (голландскоязычная часть Бельгии) среднее образование состоит из четырех образовательных направлений: общее, искусство, техническое и профессиональное образование. Общая трасса считается самой сложной и престижной трассой в отличие от технической трассы, но особенно это касается профессиональной трассы. Последние два имеют негативные стереотипы в западных обществах (Stevens, Vermeersch, 2010; Boone and Van Houtte, 2013). С 14 лет и старше, когда ученики должны выбрать один из этих четырех образовательных направлений, их будущая образовательная карьера уже сильно предрасположена. В то время как академические бакалавры в основном выбирают ученики общего профиля, профессиональные бакалавры чаще всего выбирают ученики технических специальностей.Лишь небольшое количество учащихся из профессиональных учебных заведений продолжают свою образовательную карьеру после получения среднего образования (Declercq and Verboven, 2018). Исследования также показали, что учащиеся технических и профессиональных учебных заведений чаще сообщают о том, что окружающие смотрят на них свысока; чувство, которое вызывает высшее чувство тщетности (Spruyt et al., 2015). Было показано, что преодоление этого чувства стигматизации связано с различиями во вкусах, поведении и отношениях между учениками разного профиля (Elchardus et al. , 2013; Ван Хаутт, 2017; Ван Хаутт и Бун, 2017). Более того, сильная гендерная сегрегация наблюдается в профессионально-техническом секторе с такими специализациями, как социальная помощь и здравоохранение для девочек, а также транспорт и технологии для мальчиков (Lappalainen et al., 2013). Что касается гендерных убеждений и установок, исследования неоднократно демонстрировали сильные различия между образовательными путями с более традиционными гендерными убеждениями и более сильное проявление сексистских взглядов среди учеников профессионального обучения по сравнению с общим курсом (Elchardus, 1999; Fernández et al., 2006; де Валк, 2008; Эльчардус и др., 2013; Vandenbossche et al., 2017). Эти более сильные традиционные гендерные убеждения, вероятно, будут применяться позже, когда они начнут работать в разных сферах, где мужчины будут стереотипно работать, например, строителями, а женщины — парикмахерами или специалистами по красоте.

В целом, мы ожидаем большей поддержки доброжелательного и враждебного сексистского отношения среди подростков, обучающихся на профессионально-технических курсах, по сравнению с подростками, обучающимися на общих и художественных курсах.

Гендерные отношения, несмотря на предрассудки

Мы также стремимся рассмотреть, как романтика и отношения связаны с сексистскими взглядами подростков. Предрассудки проявляются во многих формах, но особенность гендерных предрассудков — это структура межгрупповых отношений. Доминирующие (мужчины) и подчиненные (женщины) группы основаны на взаимозависимости гетеросексуального воспроизводства и романтических отношений (Rudman and Glick, 2008). Более того, гендерные предрассудки пересекаются с социальными, этническими и религиозными предрассудками, что свидетельствует о стойкости и важности гендерных предрассудков.

Концепция доброжелательного сексизма возникла из идеи о том, что доброжелательная форма необходима для оправдания негатива, выражаемого через враждебный сексизм, но также в результате общего неодобрения откровенно выраженных враждебных сексистских взглядов (Glick et al., 2001; Viki et al. др., 2003; Хаммонд и др., 2017; Cross and General, 2018). В детстве эта взаимозависимость еще не важна для межгрупповых отношений. Напротив, подростковый возраст сопровождается ростом сексуального влечения и романтического интереса к потенциальным партнерам (Rudman and Glick, 2008).Гендерные ролевые ожидания в близких (гетеросексуальных) романтических отношениях и свиданиях, как правило, отчетливо традиционны и стереотипны (Viki et al., 2003). Куртуазное и рыцарское (но сексистское) мужское поведение высоко ценится женщинами, в то время как пассивное и деликатное поведение с женской стороны (поведение «принцессы») ожидается от мужчин (Glick and Fiske, 2001b; Serewicz and Gale, 2008; Bohner. и др., 2010). Доброжелательный сексизм подчеркивает представление и романтическую идею о том, что мужчины и женщины — две части единого целого (Glick and Fiske, 2001b).Предыдущие исследования показали, что опыт романтических отношений в большей степени связан с поддержкой доброжелательных сексистских взглядов (de Lemus et al., 2010; Lee et al., 2010; Hammond et al., 2016). Опасность этих «романтических», но сексистских убеждений состоит в том, что они поощряют взаимозависимость и взаимодополняемость. Неявно, женщины постоянно подчиняются, и гендерное равенство не поощряется, убеждая женщин, что защита и любовь будут предоставлены им (мужчинами), если они будут соблюдать эти традиционные и сексистские убеждения.В противном случае мужчинам придется отреагировать враждебным сексистским отношением, чтобы сохранить статус-кво (de Lemus et al., 2010).

В целом, мы ожидаем, что подростки с романтическим партнером будут поддерживать доброжелательные сексистские установки в большей степени, чем подростки без романтического партнера. Судя по литературе, мы не ожидаем такой ассоциации для враждебных сексистских установок. Но поскольку доброжелательный и враждебный сексизм связаны друг с другом, мы изучаем, связаны ли романтические отношения с большей поддержкой враждебных сексистских взглядов.

Обзор гипотез

— Наличие родителей, придерживающихся более традиционных гендерных и моральных убеждений, связано с большей поддержкой доброжелательного и враждебного сексизма.

— Наличие родителей с более низким социально-экономическим и особенно более низким культурным положением связано с большей поддержкой доброжелательного и враждебного сексизма.

— Зачисление на профессионально-технические курсы означает большую поддержку доброжелательного и враждебного сексизма.

— Наличие романтического партнера означает большую поддержку обеих форм сексизма, но особенно доброжелательного сексизма.

Материалы и методы

Для нашего анализа мы опирались на данные «школьного монитора», собранные в 2013 году Фламандской молодежной исследовательской платформой (JOP: http://www.jeugdonderzoeksplatform.be/en/) среди учеников 98 фламандских средних школ. В выборке были представлены все образовательные треки и оценки (Bradt et al., 2014). В целом респонденты были в возрасте от 12 до 18 лет, средний возраст — 15 лет.8 ( SD = 1,62). Доля ответов на уровне школы и ученика составила 44,7 и 88% соответственно.

Это исследование не обращалось за советом по этике по нескольким причинам. Во-первых, наше исследование не включало в себя какое-либо лечение, а национальные правила Бельгии и Брюссельский университет требуют этического одобрения дизайна исследования. Более того, в 2013 г. во Vrije Universiteit Brussel не существовало этической комиссии по гуманитарным наукам, что делало невозможным запрос этического совета для сбора данных этого исследования во Vrije Universiteit Brussel.Тем не менее, в 2018 году новому изданию этого опроса SMEC (Социально-маатшаппелийкский этнишеский комитет Католического университета Левена) был дан положительный этический совет. Последние следовали точно таким же принципам и практике, что и данные, которые были собраны в 2013 году (данные, использованные в этой статье). Прежде чем респондентов спросили, готовы ли они заполнить анкету, им объяснили, что участие в исследовании было добровольным и анонимным. Они могли прекратить свое участие в любой момент без объяснения причин и не должны были отвечать на вопросы, на которые они не хотели отвечать. Родители, которые не хотели, чтобы их ребенок участвовал в исследовании, имели возможность подписать форму, в которой указывалось, что их ребенок не будет принимать участие в исследовании. Эти заметки были распространены примерно за 2 недели до проведения опроса.

Ученики также получили анкету, которую они могли забрать домой, чтобы один из родителей заполнил. В нашем исследовании были отобраны только те респонденты, из которых родители также заполнили анкету, и мы использовали исключительно учеников с бельгийскими отцом, матерью и бабушкой (бельгийские коренные подростки).Мы сделали это, потому что анализ неполучения ответов показал определенную избирательность в отношении социального происхождения (ученики должны были указать уровень образования родителей) и этнического происхождения. Ответ был низким и, следовательно, очень избирательным среди последних, поэтому мы решили сосредоточиться на диадах родитель-ребенок бельгийского происхождения. После удаления случаев, в которых отсутствовали значения одной из переменных, включенных в анализ, мы получили окончательную выборку из 755 диад родитель-ребенок (подростки: n = 342 и n = 413; родители: n = 173 и n = 582). Предыдущие исследования показали, что доброжелательный и враждебный сексизм по-разному работает в отношении мальчиков и девочек (Vandenbossche et al., 2017). Поэтому анализы проводились отдельно для мальчиков и девочек. Поскольку коэффициент внутриклассной корреляции показал слабую изменчивость на уровне школ, мы провели одноуровневый регрессионный анализ.

Зависимые переменные: доброжелательный и враждебный сексизм

Зависимыми переменными были доброжелательный сексизм (BS) и враждебный сексизм (HS) по отношению к женщинам.Пункты обеих шкал были взяты из «Опросника амбивалентного сексизма» Глика и Фиске (1996). Первоначально инвентарь состоял из 22 предметов, отражающих враждебный и доброжелательный сексизм (по 11 предметов). Поскольку наши данные были собраны посредством (школьного) опроса, состоящего из различных вопросов и предметов, мы работали по сокращенной шкале. Теоретически шкала доброжелательного сексизма состоит из трех подшкал: гетеросексуальная близость a (4 пункта), защитный патернализм b (4 пункта) и дополнительная гендерная дифференциация c (3 пункта). Мы выбрали пункты, предварительное тестирование которых из небольшой удобной выборки показало, что они имеют наиболее ясное значение для молодых подростков. Мы добавили: «По сравнению с мужчинами женщины более честны», чтобы включить стереотипный гендерный признак. Честность и искренность связаны с типичными женскими стереотипами и сексистскими убеждениями (Dolan, 2014; Etchezahar and Ungaretti, 2014). Респонденты оценили четыре пункта для каждой формы сексизма по шкале Лайкерта от одного (совершенно не согласен) до пяти (полностью согласен).Однако внутренняя согласованность шкалы доброжелательного сексизма была относительно низкой (α Кронбаха = 0,625). Анализ главных компонентов (PCA) по четырем пунктам выявил два компонента с собственным значением выше единицы (1,887 и 1,278). Хотя нагрузки компонентов одномерного решения были приемлемыми (нагрузки> 0,654), последующий анализ надежности показал, что построение двух коррелированных шкал, состоящих из двух пунктов каждая, лучше соответствовало нашим данным. Первая подшкала состоит из пунктов, относящихся к защитному патернализму и гетеросексуальной близости.Эту подшкалу можно описать как доброжелательный сексизм через гендерную взаимозависимость (α Кронбаха = 0,720). Второй компонент состоит из «По сравнению с мужчинами женщины более честны» и «Женщины обладают качеством чистоты, которым обладают немногие мужчины». Эта подшкала подчеркивает различия между обоими полами и лучше всего может быть описана как доброжелательный сексизм через гендерный эссенциализм (α Кронбаха = 0,750). В качестве концепции гендерный эссенциализм касается внутренних качеств, которые предлагаются как естественные и фиксированные.Можно утверждать, что идея гендерного эссенциализма оправдывает (романтическую) взаимозависимость. Таким образом, вместе две подшкалы хорошо улавливают идею доброжелательного сексизма. Мы выполнили наш анализ по составному критерию доброжелательного сексизма и по двум отдельным субшкалам. Враждебный сексизм состоял из одного фактора и был внутренне непротиворечивым (α Кронбаха = 0,740; собственное значение = 2,248).

Независимые переменные

Социально-экономическое и культурное положение

Социально-экономическое положение родителей было операционализировано посредством анализа категориальных основных компонентов (CATPCA) и основывалось на нескольких характеристиках: депривация доходов в зависимости от ребенка, статус занятости матери / отца в соответствии с ребенком (полная занятость, частичная занятость). время и т. д.), аренда или владение домом, опыт родителей с безработицей, должность родителя (рабочий, служащий,…) и статус занятости (α Кронбаха = 0,618; собственное значение = 2,128). Уровень образования родителей определялся путем различения детей, у которых оба родителя получили степень магистра или бакалавра (n = 479), и детей, из которых только один из родителей имел степень высшего образования (n = 276), причем последняя была контрольной группой. .

Традиционные гендерные и моральные убеждения

Традиционные представления родителей о гендерных ролях измерялись следующими пятью пунктами (оценка по 5-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от категорически не согласен — полностью согласен) (α Кронбаха = 0. 804): «Лучше, когда женщина занимается домашним хозяйством, а мужчина — кормильцем», «Женщина должна перестать работать и оставаться дома, когда у нее есть маленькие дети», «Вы можете растить мальчиков более свободно, чем девочек», «Женщина лучше подходит для воспитания маленьких детей, чем мужчина» и «Для девочки менее важно получить хорошее образование, чем для мальчика». Эти предметы взяты из «Onderzoek naar Waardeopvoeding 1996/1997» [Исследование ценностного образования 1996/1997] (Elchardus, 1999). Баллы за задания суммировались и масштабировались до континуума от 0 до 100.

Моральные убеждения родителей также были построены с использованием суммарной шкалы (0–100), которая идет от абсолютно неприемлемого к полностью приемлемому. Четыре использованных пункта были адаптированы из World Value Survey, оценены по шкале Лайкерта (1–5) и касались принятия развода, внебрачного секса, гомосексуализма и абортов (α Кронбаха = 0,686; см. Таблицу 3).

Образовательный курс (и класс / возраст)

Образовательный трек измерялся путем разделения учеников, получающих общее или среднее образование по искусству, и учеников, получающих техническое или среднее профессиональное образование (0: профессионально-техническое образование, n = 409; 1: общее и искусство, n = 346). Мы приняли во внимание класс, в который были зачислены ученики, как непрерывную контрольную переменную (переход от 1-го к 6-му классу; M = 4,18, SD = 1,08). Мы ожидали, что отношение учеников будет более схожим в одном и том же классе, а не в одном и том же возрасте, потому что ученики одного и того же класса сталкиваются с аналогичным опытом обучения и другими событиями (например, выпускной бал в старших классах).

Романтический партнер

Поскольку опрос не содержал прямого вопроса о том, есть ли у подростков романтический партнер или нет, мы использовали альтернативный вопрос, где их просили указать, к кому они могут обратиться в случае необходимости.Одним из вариантов здесь был партнер / девушка или парень. Также была доступна опция «неприменимо». Это позволило отфильтровать подростков, у которых нет романтического партнера (0: нет партнера, n = 304; 1: партнер, n = 372).

Результаты

В таблице 1 для мальчиков и девочек представлены частоты и средние баллы по отдельным пунктам шкал доброжелательного и враждебного сексизма. Односторонние тесты ANOVA показали значительные различия между девочками и мальчиками в отношении враждебного сексизма F (1,753) = 70.23, p = 0,00) доброжелательный сексизм F (1753) = 5,51, p = 0,02), доброжелательный сексизм через гендерную взаимозависимость F (1742) = 8,45, p = 0,01), но не за доброжелательный сексизм через гендерный эссенциализм F (1,751) = 0,63, p = 0,43. Девочки получили более высокие баллы по пунктам, касающимся доброжелательного сексизма, чем мальчики, в то время как противоположное было обнаружено по враждебному сексизму, когда средние баллы по пунктам были выше у мальчиков. Для первого пункта доброжелательного сексизма («У каждого мужчины должна быть женщина, которую он обожает») средняя разница между мальчиками и девочками не была значительной. F (1,752) = 1.47, р = 0,23. В таблице 2 представлены средние баллы по шкалам BS и HS отдельно для мальчиков и девочек. Девочки набрали лишь немного больше баллов по шкале составленного доброжелательного сексизма, чем мальчики. Девочки также получили более высокие баллы за доброжелательный сексизм через гендерную взаимозависимость, чем мальчики, и за доброжелательный сексизм через гендерный эссенциализм, чем мальчики. С другой стороны, мальчики явно имели более высокие баллы по враждебному сексизму, чем девочки.

Таблица 1 . Частоты и средства для предметов, раскрывающих доброжелательный и враждебный сексизм для мальчиков и девочек отдельно.

Таблица 2 . Средства для подшкал и шкал доброжелательного и враждебного сексизма для мальчиков и девочек отдельно.

Таблица 3 . Частоты и средства для вопросов, затрагивающих традиционные гендерные и моральные убеждения родителей (N = 755).

В таблице 4 представлены результаты пошагового (принудительного входа) многомерного регрессионного анализа со стандартизованными бета-коэффициентами для доброжелательного сексизма (строка a), доброжелательного сексизма через подшкалу гендерной взаимозависимости (строка b) и доброжелательного сексизма через подшкалу гендерного эссенциализма (строка c ) для мальчиков и девочек отдельно. В первую модель мы включили социально-экономическое положение родителей и степень образования родителей, во вторую модель мы добавили традиционный пол родителей и прогрессивные моральные убеждения. Затем мы добавили возраст (класс) подростков и образовательный трек, а в окончательной модели мы представили, был ли у кого-то романтический партнер или нет.

Таблица 4 . Многомерный регрессионный анализ доброжелательного сексизма и подшкалы для мальчиков (N = 342) и девочек (N = 413).

Для мальчиков результаты показали явное и значительное влияние на прогрессивные моральные убеждения родителей в поддержку доброжелательного сексизма через гендерный эссенциализм и доброжелательный сексизм.Кроме того, результаты показали, что поддержка гендерного эссенциализма положительно связана с возрастом мальчиков. Однако этот эффект исчез, добавив, был ли у мальчиков романтический партнер или нет в окончательной модели. Хотя эффект был относительно слабым и погранично значимым, результаты показали, что мальчики с романтическим партнером поддерживали гендерный эссенциализм в большей степени, чем мальчики без романтического партнера. Поддержка гендерной взаимозависимости оказалась негативно связанной с уровнем образования родителей в первой и второй моделях.Этот эффект исчез благодаря добавлению образовательного трека подростков в третью и финальную модели. Таким образом, мальчики, обучающиеся на технических и профессиональных курсах, в большей степени поддерживают гендерную взаимозависимость, чем мальчики, обучающиеся на общих и художественных курсах.

Для девочек первая модель показала, что степень образования родителей отрицательно связана с доброжелательным сексизмом и подшкалой гендерной взаимозависимости. Сила эффекта уменьшилась в модели 2, когда были введены прогрессивные моральные убеждения родителей.Однако в окончательной модели оставался явный и значительный эффект для подшкалы гендерной взаимозависимости. Более того, результаты показали, что в последней модели прогрессивные моральные убеждения родителей связаны с доброжелательным сексистским отношением девочек и их отношением к гендерной взаимозависимости. Кроме того, результаты показали, что поддержка девочками доброжелательного сексизма с возрастом уменьшалась. В то время как в модели 3 результаты показали значительный эффект традиционных гендерных убеждений родителей в объяснении вариативности доброжелательного сексистского отношения к девочкам, это уже не имело место в последней модели, когда мы контролировали наличие романтического партнера.Однако традиционные гендерные убеждения родителей по-прежнему связаны с отношением девочек к гендерному эссенциализму в окончательной модели. Наконец, результаты показали, что для девочек; наличие романтического партнера в большей степени, чем у мальчиков, связано с поддержкой доброжелательных сексистских взглядов, гендерной взаимозависимости и гендерного эссенциализма. Для мальчиков это было только в случае доброжелательного сексизма через гендерный эссенциализм. В более общем плане следует отметить, что для доброжелательного сексизма и доброжелательного сексизма через взаимозависимость объяснительная сила всех переменных, включенных в окончательную модель, выше для девочек (Скорректированный R 2 = 0. 09, F (7,375) = 6,39, p <0,001 и скорректированный R 2 = 0,10, F (7,372) = 6,69, p <0,001 соответственно), чем для мальчиков (скорректированный R 2 = 0,01, F (7284) = 1,86, p <0,05 и скорректированный R 2 = 0,02, F (7285) = 1,94, p <0,05).

В таблице 5 представлены результаты того же анализа враждебного сексизма. Результаты были неясными для девочек, за исключением первой и второй модели, где уровень образования родителей был отрицательно связан с враждебным сексистским отношением.Однако этот эффект исчезает в третьей и последней модели. В окончательной модели для девочек не было обнаружено значительных эффектов. Для мальчиков (как и девочек) первая модель продемонстрировала, что уровень образования родителей, а не их социально-экономическое положение, связано с враждебными сексистскими взглядами. При добавлении традиционного пола родителей и прогрессивных моральных убеждений ко второй модели (для мальчиков) эффект от уровня образования родителей, казалось, исчез. Это указывает на то, что влияние уровня образования родителей было направлено их моральными убеждениями.Кроме того, модель 3 и особенно последняя модель ясно показали, что для мальчиков образовательный курс, на который они были зачислены, объясняет значительную долю дисперсии враждебных сексистских установок. Результаты показали, что враждебное сексистское отношение было выше среди мальчиков, обучающихся на технических и профессиональных курсах, по сравнению с мальчиками, обучающимися на общеобразовательных и художественных курсах. Прогностическая сила окончательной модели была выше среди мальчиков ( скорректированный рэнд 2 = 0.06, F (7,285) = 3,72, p <0,001) по сравнению с девочками ( Скорректированный R 2 = 0,03, F (7,375) = 2,74, p <0,01 ). Гендерные различия в этом вопросе были более скромными по сравнению с доброжелательным сексизмом, но картина совершенно противоположная.

Таблица 5 . Многомерный регрессионный анализ враждебного сексизма для мальчиков ( N = 342) и девочек ( N = 413).

В целом, результаты показывают, что доброжелательные сексистские установки можно объяснить их социальными характеристиками для девочек, но в гораздо меньшей степени для мальчиков. Напротив, враждебные сексистские установки можно объяснить социальными характеристиками мальчиков, но не столько девочек.

Обсуждение

В этой статье мы изучили (социальные) различия в поддержке враждебного и доброжелательного сексизма на основе 755 диад родитель-ребенок. На основе различных пунктов по доброжелательному сексизму были определены две субшкалы, т.е.д., доброжелательный сексизм через гендерную взаимозависимость и гендерный эссенциализм. В этом разделе мы обсуждаем значение наших результатов и предлагаем направления для дальнейших исследований.

Значение результатов

Наши данные не позволили сделать никаких заявлений относительно причинности ассоциаций, поэтому мы сосредоточились на том, как они соотносятся друг с другом. Во-первых, наши результаты показали, что уровень образования родителей (культурный статус) в большей степени связан с сексистскими установками, чем их социально-экономический статус.Это соответствует идее о том, что культурные факторы становятся все более важными предикторами отношения в современных обществах (Elchardus, 2009; de Lange et al., 2015). Это также первый признак того, что сексистские взгляды лучше интерпретируются с социокультурной основы, чем с чисто социально-экономической. Продолжая говорить о важности родителей для понимания сексистских взглядов детей, наши результаты показали, что для девочек традиционные гендерные убеждения родителей связаны с их поддержкой гендерного эссенциализма.Традиционные гендерные убеждения родителей состоят из представлений о гендерных ролях, основанных на гендерном эссенциализме. Возможно, этот акцент на гендерных ролях больше затрагивает девочек, потому что он больше направлен на них. В целом, за исключением гендерной взаимозависимости для мальчиков и гендерного эссенциализма для девочек, моральные убеждения родителей в большей степени связаны с доброжелательными и враждебными сексистскими установками детей, чем с их традиционными гендерными убеждениями. Согласно Инглхарту (1997, 2000), моральные убеждения в значительной степени наделены культурными и традиционными значениями и ценностями в отношении близких отношений, в то время как, как отмечалось ранее, традиционные гендерные убеждения больше связаны с ролевыми ожиданиями по отношению к мужчинам и женщинам.Моральные убеждения состоят из сильных убеждений в отношении нормативных ценностей и правил и содержат меньше двусмысленности по сравнению с убеждениями о традиционных гендерных ролях. Возможно, это объясняет, почему традиционные гендерные убеждения родителей в меньшей степени передаются подросткам, в то время как моральные убеждения по таким темам, как развод, внебрачный секс, гомосексуальность и аборты, более ощутимы (Meeusen and Boonen, 2017).

Во-вторых, хотя приписываемое социальное положение подростков, похоже, не связано напрямую с их сексистскими установками (хотя установки родителей сильно связаны с их социальным положением), их собственное временно достигнутое положение (т. д., их образовательная позиция) действительно предсказывает сексистские установки, а точнее враждебные сексистские установки мальчиков и поддержку гендерной взаимозависимости. Предыдущие исследования показали различия в сексистских установках среди подростков с разными образовательными направлениями (см. Vandenbossche et al., 2017). Эту ассоциацию можно интерпретировать как самоусиливающийся механизм. Подростки, которые учатся в школе по профессионально-техническим специальностям, часто имеют схожее социальное происхождение в том, что касается образовательных степеней родителей.Как среди родителей, так и среди детей более низкий уровень образования ассоциируется с более традиционными гендерными убеждениями. Можно утверждать, что подростки, обучающиеся в школе по профессионально-техническим специальностям, априори поддерживают сексистские установки в большей степени, чем подростки в целом и по художественным направлениям. Общение с другими подростками с аналогичным происхождением и убеждениями может укрепить эти убеждения. Более того, профессионально-технические направления во Фландрии характеризуются сильной гендерной сегрегацией в отношении предлагаемых курсов с учетом гендерной специфики (Van Houtte, 2004).Однако это нельзя объяснить только этими аспектами. На фоне обществ знаний социальное положение и стигма, сопровождаемые техническими и особенно профессиональными направлениями во Фландрии, вызывают чувство того, что на них смотрят свысока (см. Spruyt et al., 2015). Возможно, они пытаются компенсировать свое менее выгодное социальное положение, которое может усилить их мотивацию к получению социального статуса через гендерные отношения. Следовательно, возможно, что эти ученики отреагируют на эту стигматизацию, приняв враждебные сексистские установки, поскольку они входят в число подходов, противоположных тем, которые продвигаются в школах.Кроме того, мальчики сталкиваются с негативными стереотипами и испытывают стигму чаще, чем девочки (Spruyt et al., 2015).

Наконец, наши результаты показывают, что, особенно для девочек, наличие романтических отношений в большей степени связано с поддержкой доброжелательных сексистских взглядов по сравнению с девушками, которые не состоят в романтических отношениях. Это говорит о том, что для девочек доброжелательный сексизм действительно связан с романтической и рыцарской составляющей (вся концепция «Прекрасного принца»). Поскольку мы работали с перекрестными данными, мы не смогли проверить, связано ли это с эффектами социализации или отбора, хотя совершенно очевидно, что наличие отношений сильно влияет на доброжелательное сексистское отношение девочек.С одной стороны, если играет роль эффект социализации, это будет означать, что доброжелательное сексистское отношение девочек усиливается, когда они находятся в романтических отношениях. Hammond et al. (2016) лонгитюдное исследование действительно показало, что доброжелательные сексистские установки женщин менялись пропорционально в ходе взаимоотношений с доброжелательными сексистскими установками их партнеров. Из всех взаимоотношений романтические отношения являются наиболее идеальными обстоятельствами, в которых может преобладать доброжелательный сексизм и, следовательно, их нельзя рассматривать как сексизм (Barreto and Ellemers, 2005). Более того, что касается романтики и отношений, широко распространены культурные идеалы о том, как мужчины и женщины «должны» взаимодействовать друг с другом (Viki et al., 2003; Serewicz and Gale, 2008).

Ограничения и дополнительные указания

Одним из важных ограничений этого исследования является то, что при изучении роли родителей в передаче отношения пол родителей может иметь значение. Однако данные, с которыми мы работали, не позволили нам сообщить о достоверных результатах из-за относительно небольших (под) выборок и асимметричного распределения пола родителей, заполнивших анкету (преимущественно матери).В литературе существуют разные гипотезы в отношении пола родителей и влияния на отношение их детей, что также обычно называют сходством между родителями и детьми (Meeusen and Boonen, 2017). Одна из них — это гипотеза «доминирования матери», которая утверждает, что сходство ребенка и матери в отношении установок будет более выраженным, чем сходство ребенка и отца. Считается, что матери имеют большее влияние на формирование отношения детей, потому что они больше вовлечены в их воспитание (Jaspers et al., 2008; Дегнер и Далеге, 2013). Другая гипотеза — это гипотеза гендерного соответствия, которая предполагает, что дочери будут больше походить на своих матерей, чем их отец, а сыновья будут больше походить на своих отцов, чем на своих матерей (Nieuwbeerta and Wittebrood, 1995). Таким образом, в будущих исследованиях передачи гендерных (и сексистских) взглядов от поколения к поколению следует принимать во внимание обоих родителей, чтобы сравнить влияние пола родителей. Мы не смогли провести такой анализ из-за отсутствия информации об обоих родителях.

Второе ограничение, связанное с нашими данными, — это косвенный способ, с помощью которого мы реализовали романтические отношения. Анкета не содержала прямого вопроса об относительном статусе подростков. Таким образом, в нашем анализе мы могли различать только подростков, которые считали своего партнера тем, к кому они могли обратиться в случае необходимости, и тех, кто этого не делал. Возможно, что наш показатель нахождения в романтических отношениях несколько смещен в сторону подростков, у которых были более «серьезные» отношения.Исследователи должны воспринимать романтические отношения (и как таковой весь мир свиданий) как важный контекст исследования, в котором сексизм может проявить себя небрежно. Дальнейшие исследования должны учитывать различные виды отношений, в которых задействованы более или менее традиционные гендерные концепции (см. Lee et al., 2010; Hammond, General, 2015), а также то, как это соотносится с другими аспектами, такими как социальное и культурное положение. Пары следует изучать в долгосрочном плане, принимая во внимание, как сексистские установки меняются в ходе отношений и насколько схожими являются (или становятся) пары в своих отношениях.de Lemus et al. (2010) исследование показало, что подростки с большим опытом романтических отношений склонны поддерживать более высокую степень сексизма. Они обнаружили более высокую степень враждебного сексизма среди мальчиков. Эта статья дополняет литературу, показывая, что для девочек доброжелательный сексизм связан с романтическими отношениями. Это также может указывать на то, что развитие сексистских взглядов достигает пика при вступлении в романтические отношения, хотя для мальчиков и девочек это происходит по-разному. С другой стороны, вполне возможно, что здесь играют роль эффекты выбора.Девочки-подростки, которые были социализированы в доброжелательных сексистских взглядах, могут легче выбирать отношения, стремясь к своему «Прекрасному принцу», и в то же время могут быть более привлекательными для мальчиков (de Lemus et al., 2010). В свою очередь, Bohner et al. (2010) показали, что у женщин самые высокие оценки симпатии к мужчинам, которые продемонстрировали доброжелательное сексистское отношение. Кажется, что доброжелательный сексизм или, по крайней мере, его рыцарская сторона привлекают молодых девушек. Обратной стороной доброжелательного сексизма, однако, является то, что он основан на традиционных и неравноправных гендерных стереотипах, которые неявно блокируют гендерное равенство. Женщин следует научить бросать вызов этим стереотипам и воспринимать романтику как нечто такое, что не должно мешать достижению других (образовательных, карьерных и т. Д.) Целей (см. Hammond and General, 2015).

Заключение

В этой статье сексистские установки подростков изучаются с социологической точки зрения. Результаты показали, что существуют различия в одобрении сексистских установок в отношении социальных характеристик мальчиков и девочек-подростков. В целом, похоже, что поддержка доброжелательных сексистских взглядов была менее вероятна для девочек, которые не были вовлечены в романтические отношения, чем для девочек, которые были.Девочки также поддерживали доброжелательные сексистские взгляды реже, чем старше они становились. Моральные убеждения родителей связаны с доброжелательным сексистским отношением как к мальчикам, так и к девочкам. Наличие родителя, который считает развод, внебрачный секс, гомосексуальность и аборты оправданными, создает атмосферу, в которой доброжелательные сексистские взгляды поддерживаются в меньшей степени. То же самое относится и к мальчикам в отношении враждебного сексистского отношения. На образовательный курс зачисляются подростки, что связано с враждебными и доброжелательными сексистскими установками мальчиков (гендерная взаимозависимость).Что касается враждебного сексистского отношения девочек, четких результатов не обнаружено. Основываясь на результатах этого исследования, мы можем сделать вывод, что социальные характеристики особенно важны для объяснения различий в доброжелательных сексистских установках среди девочек и враждебных сексистских установках среди мальчиков.

Авторские взносы

LM, BS и JS написали эту статью, провели статистический анализ и вместе обсудили результаты.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Баррето, М. , и Эллемерс, Н. (2005). Бремя доброжелательного сексизма. Как это способствует сохранению гендерного неравенства. Eur. J. Social Psychol. 35, 633–642. DOI: 10.1002 / ejsp.270

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беккер, Дж. К. (2010). Почему женщины поддерживают враждебный и доброжелательный сексизм. роль ярких женских подтипов и интернализация сексистского содержания. Половые роли 62, 453–467.DOI: 10.1007 / s11199-009-9707-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беккер, Дж. К., и Райт, С. К. (2011). Еще одна темная сторона рыцарства. доброжелательный сексизм подрывает, а враждебный сексизм мотивирует коллективные действия для социальных изменений. J. Personal. Social Psychol. 101, 62–77. DOI: 10.1037 / a0022615

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бегани, Дж. Дж., И Милберн, М. А. (2002). Психологические предикторы сексуальных домогательств.авторитаризм, враждебный сексизм и мифы об изнасиловании. Psychol. Мужчины Masculi. 3, 119–126. DOI: 10.1037 / 1524-9220.3.2.119

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бенгтсон, В. Л., Библарц, Т. Дж., И Робертс, Р. Е. Л. (2002). Как все еще имеют значение семьи: лонгитюдное исследование молодежи двух поколений . Кембридж: Издательство университета.

Google Scholar

Бонер Г., Альборн К. и Штайнер Р. (2010). Насколько сексуальны мужчины-сексисты? восприятие женщинами профилей мужских ответов в инвентаре амбивалентного сексизма. Половые роли 62, 568–582. DOI: 10.1007 / s11199-009-9665-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бун, С., и Ван Хаут, М. (2013). Почему рекомендации учителя при переходе от начального к среднему образованию социально необъективны? смешанные методы исследования. Br. J. Sociol. Эду. 34, 20–38. DOI: 10.1080 / 01425692.2012.704720

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брэдт, Л., Плейзер, С., Пут, Дж., Сионгерс, Дж. , И Спруит, Б.(2014). Jongeren in Cijfers en Letters: Bevindingen Uit de JOP-Monitor 3 En de JOP-Schoolmonitor 2013 . Лёвен: Акко.

Google Scholar

Коннелли, К., Хисакер, М. (2012). Чем привлекателен доброжелательный сексизм? ассоциации с системным обоснованием и удовлетворением жизнью. Psychol. Женщины Q. 36, 432–43. DOI: 10.1177 / 0361684312456369

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Койн, С. М., Линдер, Дж. Р., Расмуссен, Э. Э., Нельсон, Д.А., и Биркбек, В. (2016). Симпатичная как принцесса: продольное влияние взаимодействия с принцессами Диснея на гендерные стереотипы, уважение к телу и просоциальное поведение у детей. Child Dev. 87, 1909–1925. DOI: 10.1111 / cdev.12569

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кромптон Р. и Лионетт К. (2005). Новый гендерный эссенциализм. домашний и семейный «выбор» и их отношение к отношениям. Br. J. Sociol. 56, 601–620.DOI: 10.1111 / j. 1468-4446.2005.00085.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э. и В целом, Н. К. (2018). Влечение женщин к доброжелательному сексизму: потребность в безопасности отношений предсказывает большее влечение к мужчинам, которые поддерживают доброжелательный сексизм. Eur. J. Social Psychol. 48, 336–347. DOI: 10.1002 / ejsp.2334

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кадди, А. Дж., Вольф, Э. Б., Глик, П., Кротти, С., Чонг, Дж., И Нортон, М.И. (2015). Мужчины как культурные идеалы: культурные ценности смягчают содержание гендерных стереотипов. J. Personal. Social Psychol. 109, 622–635. DOI: 10.1037 / pspi0000027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каннингем М. (2001). Влияние родителей на гендерное разделение домашней работы. Am. Социол. Ред. 60, 184–203. DOI: 10.2307 / 2657414

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарденн, Б., Дюмон, М. , Болье, Т.(2007). Коварные опасности доброжелательного сексизма: последствия для производительности женщин. J. Personal. Социальная психология . 93, 764–779. DOI: 10.1037 / 0022-3514.93.5.764

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэвис, С. Н., Гринштейн, Т. Н. (2009). Гендерная идеология: компоненты, предикторы и последствия. Annu. Rev. Sociol. 35, 87–105. DOI: 10.1146 / annurev-soc-070308-115920

CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Ланге, М., Толсма, Дж., И Вольберс, М. Х. Дж. (2015). Opleiding Als Sociale Scheidslijn in de Samenleving . Антверпен: Гарант.

Google Scholar

де Лемус, С., Моя, М., и Глик, П. (2010). Когда контакт коррелирует с предубеждениями: опыт романтических отношений подростков предсказывает больший доброжелательный сексизм у мальчиков и враждебный сексизм у девочек. Половые роли 63, 214–225. DOI: 10.1007 / s11199-010-9786-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Валк, Х. (2008). Влияние родителей на работу и семейные планы подростков разного этнического происхождения в Нидерландах. Половые роли 59, 738–751. DOI: 10.1007 / s11199-008-9464-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Declercq, K., and Verboven, F. (2018). «Uitdagingen voor het hoger onderwijs», в De (her) Vormende School , ред. К. Де Витте и Й. Хиндрикс (Брюссель: Itinera), 207–247

Google Scholar

Дегнер Дж. И Далеге Дж.(2013). Яблоко недалеко от дерева падает, или нет? Метаанализ сходства родителей и детей в межгрупповых отношениях. Psychol. Бык. 139, 1270–1304. DOI: 10.1037 / a0031436

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Долан, К. (2014). Гендерные стереотипы, оценки кандидатов и голосование за кандидатов-женщин. что действительно важно? Politi. Res. Q. 67, 96–107. DOI: 10.1177 / 1065

3487949

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дюмэ, С.А. (2002). Культурный капитал, пол и успехи в школе: роль габитуса. Sociol. Эду. 75, 44–68. DOI: 10.2307 / 30

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дуркин К., Ньюджент Б. (1998). Гендерно-ролевые ожидания детей в детском саду от телеактеров. Половые роли 38, 387–402. DOI: 10.1023 / A: 1018705805012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экклс, Дж. С., Фридман-Доан, К., Фром, П., Джейкобс, Дж., И Юн, К.С. (2000). «Гендерно-ролевая социализация в семье: лонгитюдный подход», в Социальная психология развития пола , ред. Т. Эккес и Х. М. Траутнер (Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 333–360

Google Scholar

Экес Т. и Траутнер Х. М. (2000). «Социальная психология развития пола: интегративная структура», в Социальная психология развития пола , ред. Т. Эккес и Х. М. Траутнер (Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 3–32.

Google Scholar

Эльчардус, М. (1999). Zonder Maskers. Ен Актюэль Портрет Ван Йонгерен ан Хун Лерарен . Гент: Глобус.

Google Scholar

Эльчардус, М., Херботс, С., Б., и Спруит (2013). Идти по плану и разрастаться: эмпирический анализ роли образования и СМИ в формировании отношения. Поэтика , 41, 524–544. DOI: 10.1016 / j.poetic.2013.07.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Etchezahar, E., и Унгаретти, Дж. (2014). Женские стереотипы и амбивалентный сексизм на выборке подростков из Буэнос-Айреса. J. Behav. Социальные проблемы здравоохранения. 6, 87–94. DOI: 10.22201 / fesi.20070780.2014.6.2.48595

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Европейский Союз (2017). Отчет о равенстве женщин и мужчин в ЕС. Бюро публикаций Европейского Союза .

Google Scholar

Фернандес, М. Л., Кастро, Ю. Р., Отеро, М. К., Фольц, М.Л. и Лоренцо М. Г. (2006). Сексизм, профессиональные цели и мотивация как предикторы выбора карьеры мужчинами и женщинами. Половые роли 55, 267–272. DOI: 10.1007 / s11199-006-9079-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Глик П., Фиске С. (1996). Инвентарь амбивалентного сексизма: различение враждебного и доброжелательного сексизма. J. Personal. Social Psychol. 70, 491–512. DOI: 10.1037 / 0022-3514.70.3.491

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Глик П., и Фиск, С. Т. (2001b). Двойственный союз: враждебный и доброжелательный сексизм как дополнительные оправдания гендерного неравенства. Am. Psychol. 56, 109–118. DOI: 10.1037 / 0003-066X.56.2.109

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Глик П., Фиске С. Т., Младинич А., Сайз Дж. Л., Абрамс Д., Массер Б. и др. (2001). За пределами предрассудков как простой антипатии: враждебный и доброжелательный сексизм в разных культурах. J. Personal. Social Psychol. 79, 763–775. DOI: 10.1037 / 0022-3514.79.5.763

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Глик П. и Хилт Л. (2001). «Боевые дети к амбивалентным взрослым: развитие гендерных предрассудков», в «Психология развития гендера », ред. Т. Эккес и М. Траутнер (Mahwah: Erlbaum), 243–272.

Google Scholar

Халим, М. Л., Рубль, Д. Н., Тамис-Лемонда, К. С. (2013). Представления четырехлетних детей о том, как другие относятся к мужчинам и женщинам. Br. J. Dev. Psychol. 31, 128–135. DOI: 10.1111 / j.2044-835X.2012.02084.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаммонд, М. Д., Милоев, П., Хуанг, Ю., Сибли, К. Г. (2017). Благожелательный сексизм и враждебный сексизм на протяжении веков. Social Psychol. Личное. Sci. 5, 1–12. DOI: 10.1177 / 1948550617727588

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаммонд, М. Д., и В целом, Н. С. (2015). Доброжелательный сексизм и поддержка целей романтического партнера: подрыв женской компетентности при удовлетворении потребностей мужчин в интимной близости. чел. Soc. Psychol. Бык. 41, 1180–1194. DOI: 10.1177 / 0146167215593492

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаммонд, М. Д., В целом, Н. К., Кросс, Э. Дж. (2016). Интернализация сексизма в близких отношениях: предполагаемый сексизм партнеров поддерживает одобрение женщинами доброжелательного сексизма. J. Personal. Social Psychol. 110, 214–238. DOI: 10.1037 / pspi0000043

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейс, Э.-Р., И Плавь, Дж. К. (2013). Ответы африканцев, азиатских, латинских и европейских американцев на популярные меры сексистских убеждений: некоторые предостережения. Psychol. Женщины Q. 37, 155–166. DOI: 10.1177 / 0361684313480044

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hello, E., Scheepers, P., Vermulst, A., and Gerris, J. R. M. (2004). Связь между уровнем образования и этнической дистанцией у молодых людей: социализация школ или родителей? Acta Sociol. 47, 253–275. DOI: 10.1177 / 0001699304046222

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаутман Д. (2000). Класс и политика в современных социальных науках. «Марксизм Lite» и его слепое пятно для культуры . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Альдин де Грюйтер.

Google Scholar

Инглхарт Р. (1997). Модернизация и постмодернизация: культурные, экономические и политические изменения в 43 обществах . Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press

Google Scholar

Инглхарт, Р.(2000). «Культура и демократия», в Вопросы культуры. Человеческие ценности определяют прогресс человечества , ред. Л. Э. Харрисон и С. П. Хантингтон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Basic Books), 80–97.

Google Scholar

Ясперс, Э., Любберс, М., и де Фрис, Дж. (2008). Родители, дети и расстояние между ними: долгосрочные эффекты социализации в Нидерландах. J. Compar. Семейный Стад. 39, 39–58.

Google Scholar

Йост, Дж. Т., и Кей, А. С. (2005).Подверженность доброжелательному сексизму и дополнительным гендерным стереотипам. последствия для конкретных и разрозненных форм системного обоснования. J. Personal. Social Psychol. 88, 498–509. DOI: 10.1037 / 0022-3514.88.3.498

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коллмайер, М., Шультес, М.Т., Шобер, Б., Ходози, Т., и Спил, К. (2018). Суждения родителей о желательности игрушек для их детей: ассоциации с гендерно-ролевыми установками, гендерным типом игрушек и демографическими данными. Половые роли 79, 329–341. DOI: 10.1007 / s11199-017-0882-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лаппалайнен, С., Митола, Р., Лахелма, Э. (2013). Гендерные подразделения на классных маршрутах получения профессионального образования, Gender Edu. 25, 189–205. DOI: 10.1080 / 09540253.2012.740445

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Т. Л., Фиск, С. Т., Глик, П., и Чен, З. (2010). Двойственный сексизм в близких отношениях.(Враждебная) сила и (доброжелательный) роман формируют идеалы отношений. Половые роли 62, 583–601. DOI: 10.1007 / s11199-010-9770-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лин, Ю.С., и Биллингем, Р.Э. (2014). Взаимосвязь стилей воспитания и гендерной ролевой идентичности у студентов колледжа. Relationships Commun. 114, 250–271. DOI: 10.2466 / 21.09.PR0.114k13w4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккоби, Э.Э. (1998). Два пола: растем отдельно, вместе . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Мартин, К. Л., и Рубль, Д. (2004). Детский поиск гендерных сигналов: когнитивные перспективы гендерного развития. Curr. Прямой. Psychol. Sci. 13, 67–70. DOI: 10.1111 / j.0963-7214.2004.00276.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мееузен, К., Боонен, Дж. (8 июня 2017 г. ). Что работает в семье, а чего нет? Сравнение роли семьи в формировании широкого набора социальных и политических взглядов .Презентация в Dag van de Sociologie, Брюссель.

Google Scholar

Монтаньес, П., Лемус, С., де Мойя, М., Бонер, Г., и Мегиас, Дж. Л. (2013). Насколько привлекательны сексистские интимные отношения для подростков? влияние сексистских убеждений и опыта взаимоотношений. Psychol. Женщины Q. 37, 494–506. DOI: 10.1177 / 0361684313475998

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мустилло С., Уилсон Дж. И Линч С. М. (2004). Наследственное волонтерство: проверка двух теорий передачи вируса от поколения к поколению. J. Брачная семья 66, 530–541. DOI: 10.1111 / j.1741-3737.2004.00036.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nieuwbeerta, P., and Wittebrood, K. (1995). Передача от поколения к поколению предпочтений политических партий в Нидерландах. Социальные науки. Res. 24, 243–261. DOI: 10. 1006 / ssre.1995.1009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пол Халперн, Х., Перри-Дженкинс, М. (2016). Гендерная идеология и гендерное поведение родителей как предикторы гендерно-ролевых установок детей: лонгитюдное исследование. Половые роли 74, 527–542. DOI: 10.1007 / s11199-015-0539-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Повлишта, К. К. (2003). «Гендер как социальная категория: межгрупповые процессы и развитие гендерных ролей», в The Development of the Social Self , ред. М. Беннетт и Ф. Сани (Лондон: Психология), 103–133.

Google Scholar

Рейни, А. Б., Руст, Дж. О. (1999). Снижение гендерных стереотипов у детсадовцев. Early Child Dev. Уход 150, 33–42. DOI: 10.1080 / 0300443991500103

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Риджуэй, К. Л., и Коррелл, С. Дж. (2004). Распаковка гендерной системы: теоретический взгляд на гендерные убеждения и социальные отношения. Gender Soci. 18, 510–31. DOI: 10.1177 / 08

204265269

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Руст, А.М.С., Дубас, Дж. С., и Геррис, Дж. Р. М. (2010) Передача ценностей между родителями и детьми: фаза гендерного развития как приводные ремни. J. Подростковый возраст 33, 21–31. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2009.05.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рудман, Л. А., и Глик, П. (2008). Тексты по социальной психологии. Социальная психология пола: как власть и близость формируют гендерные отношения . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Serewicz, M.C.M, and Gale, E. (2008). Сценарии первого свидания: гендерные роли, контекст и отношения. Половые роли 58, 149–164. DOI: 10.1007 / s11199-007-9283-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сибли К.Г., Уилсон М.С. и Дакитт Дж. (2007). Антецеденты мужского враждебного и доброжелательного сексизма: двойная роль ориентации на социальное доминирование и правого авторитаризма. Личный. Social Psychol. Бык. 33, 160–172. DOI: 10.1177 / 0146167206294745

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Спрейт, Б., Кавадиас Д., Ван Дроогенбрук Ф. (2015). Воспитательный трекинг и чувство тщетности. Вопрос стигматизации сознания? Oxford Rev. Edu. 41, 747–765. DOI: 10.1080 / 03054985.2015.1117971

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стивенс П. А., Вермеерш Х. (2010). Стриминг в фламандских средних школах: изучение восприятия учителями учащихся и их адаптации к учащимся в разных направлениях. Oxford Rev. Edu. 36, 267–284. DOI: 10.1080 / 03054981003629862

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Всемирный банк (2011). Доклад о мировом развитии 2012: гендерное равенство и развитие . Всемирный банк.

Google Scholar

Ван Хаутт, М. (2004). Гендерный контекст школы и учебной культуры, или как присутствие девочек влияет на успеваемость мальчиков. Edu. Stud. 30, 409–423. DOI: 10.1080 / 030556

00310336

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Хаутт, М. (2017). Гендерные различия в контексте: влияние позиции трека на участие в учебе во фламандском среднем образовании. Sociol. Эду. 90, 275–295. DOI: 10.1177 / 0038040717731604

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Хаутт, М., и Бун, С. (2017). Отслеживание. Dictionnaire de L’éducation . Париж: Квадридж.

Google Scholar

Vandenbossche, L., Spruyt, B., and Keppens, G. (2017). Молодые, невинные и сексистские? Социальные различия в доброжелательном и враждебном сексистском отношении к женщинам среди фламандских подростков. Янг 26, 1–19.DOI: 10.1177 / 1103308817697240

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вики, Г. Т., Абрамс, Д., и Хатчисон, П. (2003). «Настоящий» романтик: доброжелательный сексизм и патерналистское рыцарство. Половые роли 49, 533–537. DOI: 10. 1023 / A: 1025888824749

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Воллеберг, В. А. М., Иедема, Дж., И Раайджмейкерс, К. А. У. (2001). Передача из поколения в поколение и формирование культурных ориентаций в подростковом и юношеском возрасте. J. Брачная семья 63, 1185–1198. DOI: 10.1111 / j.1741-3737.2001.01185.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чьи СМИ враждебны? Влияние межличностных дискуссий на предвзятое отношение к СМИ

Ссылки

Арсено, К., Джонсон, М., и Мерфи, К. (2012). Поляризованная политическая коммуникация, враждебность оппозиционных СМИ и избирательное воздействие. The Journal of Politics, 74 (1), 174–186. Поиск в Google Scholar

Arpan, L.М. и Рэйни А.А. (2003). Экспериментальное исследование источника новостей и враждебного воздействия СМИ. Journalism & Mass Communication Quarterly, 80 (2), 265–281. Поиск в Google Scholar

Arlt, D., Dalmus, C., & Metag, J. (2019). Прямое и косвенное влияние участия на враждебное восприятие СМИ в контексте кризиса беженцев в Германии и Швейцарии. Mass Communication and Society, 22 (2), 171–195. Поиск в Google Scholar

Bachl, M.(2016). Избирательное разоблачение и враждебное отношение СМИ во время избирательных кампаний. Международный журнал исследований общественного мнения , edw014. Поиск в Google Scholar

Барбера П., Йост, Дж. Т., Наглер, Дж., Такер, Дж. А., и Бонно, Р. (2015). Твиттер слева направо: политическая коммуникация в Интернете — это больше, чем эхо-камера? Psychological Science, 26 (10), 1531–1542. Поиск в Google Scholar

Barnidge, M., & Rojas, H. (2014). Враждебное восприятие СМИ, предполагаемое влияние СМИ и политические разговоры: расширение гипотезы корректирующих действий. International Journal of Public Opinion Research, 26 (2), 135–156. Поиск в Google Scholar

Бора П., Торсон К. и Хванг Х. (2015). Причины и последствия избирательного воздействия среди читателей политического блога: роль враждебного восприятия СМИ в мотивированном использовании СМИ и выразительном участии. Journal of Information Technology & Politics, 12 (2), 186–199. Поиск в Google Scholar

Castro-Herrero, L., Nir, L., & Skovsgaard, M. (2018).Устранение пробелов в освещении сквозных СМИ: роль общественного вещания. Политическая коммуникация, 35 (4), 542–565. Поиск в Google Scholar

Чаффи, С. Х. (1982). Средства массовой информации и межличностные каналы: конкурентные, конвергентные или взаимодополняющие. Inter / media: межличностное общение в медиа-мире , 57–77. Поиск в Google Scholar

Чаффи, С. Х. и Мутц, Д. К. (1988). Сравнение данных опосредованного и межличностного общения.В: Р. П. Хокинс, Дж. Виман и С. Пингри (редакторы), «Развитие коммуникационной науки: объединение массовых и межличностных процессов» (стр. 19–43). Sage.Search in Google Scholar

Coe, K., Tewksbury, D., Bond, B.J., Drogos, K. L., Porter, R. W., Yahn, A., & Zhang, Y. ( 2008 г.). Враждебные новости: использование партизанами и восприятие программ кабельных новостей. Journal of Communication, 58 (2), 201–219. Поиск в Google Scholar

Dalton, R.J., Beck, P.A., & Huckfeldt, R.(1998). Партизанские реплики и СМИ: информационные потоки на президентских выборах 1992 года. Обзор американской политической науки, 92 (01), 111–126. Поиск в Google Scholar

Де Вриз, К. Х., & Бумгаарден, Х. Г. (2006). Потоки сообщений СМИ и межличностное общение: условный характер воздействия на общественное мнение. Communication Research, 33 (1), 19–37. Поиск в Google Scholar

Дракман, Дж. Н., Левендуски, М. С., и Маклейн, А. (2018). Не нужно смотреть: как влияние партизанских СМИ может распространяться через межличностные обсуждения. Американский журнал политических наук , 62 (1), 99–112. Поиск в Google Scholar

Eveland, W. P. (2004). Влияние политической дискуссии на формирование информированных граждан: роль информации, мотивации и разработки. Политическая коммуникация, 21 (2), 177–193. Поиск в Google Scholar

Eveland, W. P., & Hively, M. H. (2009). Частота политических дискуссий, размер сети и «неоднородность» обсуждения как предикторы политического знания и участия. Journal of Communication, 59 (2), 205–224. Поиск в Google Scholar

Eveland, W. P., & Shah, D. V. (2003). Влияние индивидуальных и межличностных факторов на воспринимаемую предвзятость СМИ. Политическая психология, 24 (1), 101–117. Поиск в Google Scholar

Feldman, L. (2011). Партизанские различия в самоуверенном восприятии новостей: проверка враждебного воздействия СМИ. Политическое поведение, 33 (3), 407–432. Искать в Google Scholar

Фланагин А.Дж. И Мецгер М. Дж. (2000). Восприятие достоверности информации в Интернете. Journalism & Mass Communication Quarterly, 77 (3), 515–540. Поиск в Google Scholar

Флаксман, С., Гоэль, С., и Рао, Дж. М. (2016). Пузырьки фильтров, эхо-камеры и потребление новостей в Интернете. Public Opinion Quarterly, 80 (S1), 298–320. Поиск в Google Scholar

Гаррет, Р. К. (2009). Политически мотивированный поиск подкрепления: переосмысление дискуссии о выборочном воздействии. Journal of Communication, 59 (4), 676–699. Поиск в Google Scholar

Gentzkow, M., & Shapiro, J. M. (2011). Приложение к модели: идеологическая сегрегация онлайн и офлайн . Поиск в Google Scholar

Giner-Sorolla, R., & Chaiken, S. (1994). Причины враждебных суждений СМИ. Journal of Experimental Social Psychology, 30 (2), 165–180. Поиск в Google Scholar

Goldman, S. K., & Mutz, D. C. (2011). Феномен дружественных СМИ: международный анализ сквозного воздействия. Политическая коммуникация, 28 (1), 42–66. Поиск в Google Scholar

Грановеттер, М. С. (1973). Сила слабых связей. Американский журнал социологии , 78 (6), 1360–1380. Поиск в Google Scholar

Guess, A., & Coppock, A. (2018). Вызывает ли обратная информация негативную реакцию? Результаты трех крупных обзорных экспериментов. Британский журнал политических наук , 1–19. Поиск в Google Scholar

Гюнтер А. К. (1992).Предвзятая пресса или необъективная публика? Отношение к освещению в СМИ социальных групп. Public Opinion Quarterly, 56 (2), 147–167. Поиск в Google Scholar

Gunther, A. C., & Christen, C. T. (2002). Проекция или навязчивая пресса? Противоречие влиянию личного мнения и воспринимаемого освещения новостей на оценки общественного мнения. Journal of Communication, 52 (1), 177–195. Поиск в Google Scholar

Gunther, A. C., Christen, C. T., Liebhart, J. L., & Chia, C.-Y. С. (2001). Приветливая публика, противоположная пресса и предвзятые оценки климата общественного мнения. Public Opinion Quarterly, 65 (3), 295–320. Поиск в Google Scholar

Gunther, A. C., & Liebhart, J. L. (2006). Широкий охват или необъективный источник? Разложение враждебного медиа-эффекта. Journal of Communication, 56 (3), 449–466. Поиск в Google Scholar

Gunther, A. C., & Schmitt, K. (2004). Отображение границ враждебного медиа-эффекта. Journal of Communication, 54 (1), 55–70.Искать в Google Scholar

Gunther, A. C., & Storey, J. D. (2003). Влияние предполагаемого влияния. Journal of Communication, 53 (2), 199–215. Поиск в Google Scholar

Hansen, G. J., & Kim, H. (2011). СМИ предвзято относятся ко мне? Метаанализ исследования влияния враждебных СМИ. Communication Research Reports, 28 (2), 169–179. Поиск в Google Scholar

Харди, Б. В., и Шойфеле, Д. А. (2005). Изучение дифференциальной выгоды от использования Интернета: сравнение модерирующей роли разговоров и онлайн-взаимодействий. Journal of Communication, 55 (1), 71–84. Поиск в Google Scholar

Hart, P. S., Feldman, L., Leiserowitz, A., & Maibach, E. (2015). Расширение воздействия враждебного восприятия СМИ: влияние на дискуссию и поляризацию мнений в контексте изменения климата. Science Communication, 37 (4), 506–532. Поиск в Google Scholar

Hartmann, T., & Tanis, M. (2013). Изучение враждебного медиа-эффекта как межгруппового феномена: роль внутригрупповой идентификации и статуса. Journal of Communication, 63 (3), 535–555. Поиск в Google Scholar

Huckfeldt, R. (2001). Социальная коммуникация политической экспертизы. Американский журнал политических наук , 425–438. Поиск в Google Scholar

Huckfeldt, R. (2009). Сети информации, убеждения и политической коммуникации. В R. J. Dalton & H.-D. Клингеманн (ред.), Оксфордский справочник политического поведения (стр. 100–122). Oxford University Press, поиск в Google Scholar

Huckfeldt, R., Джонсон П. Э. и Спраг Дж. (2004). Политические разногласия: сохранение различных мнений в сетях связи . New York University Press, поиск в Google Scholar

Huge, M., & Glynn, C.J. (2010). Враждебные СМИ и след предвыборной кампании: предполагаемая предвзятость СМИ в гонке за губернатором. Journal of Communication, 60 (1), 165–181. Поиск в Google Scholar

Hwang, H., Pan, Z., & Sun, Y. (2008). Влияние враждебного восприятия СМИ на готовность участвовать в дискурсивной деятельности: исследование посреднической роли возмущения СМИ. Media Psychology, 11 (1), 76–97. Поиск в Google Scholar

Йост, Дж. Т., Глейзер, Дж., Круглански, А. В., и Саллоуэй, Ф. Дж. (2003). Политический консерватизм как мотивированное социальное познание. Psychological Bulletin, 129 (3), 339. Искать в Google Scholar

Kim, M. (2016). Роль сторонних источников и участие аудитории в предвзятом восприятии спорных новостей. Media Psychology, 19 (2), 203–223. Поиск в Google Scholar

Klofstad, C.А., Макклерг, С. Д., & Рольфе, М. (2009). Измерение политических дискуссионных сетей. Public Opinion Quarterly , 73 (3), 462–483. Поиск в Google Scholar

Lee, T.-T. (2005). Возвращение к мифу о либеральных СМИ: исследование факторов, влияющих на восприятие предвзятости СМИ. Journal of Broadcasting & Electronic Media, 49 (1), 43–64. Поиск в Google Scholar

Matthes, J. (2013). Аффективные основы враждебного восприятия СМИ: изучение различных эффектов аффективного и когнитивного участия. Communication Research, 40 (3), 360–387. Поиск в Google Scholar

Mutz, D. C. (2002). Последствия сквозных сетей для политического участия. Американский журнал политических наук , 838–855. Поиск в Google Scholar

Mutz, D. C., & Martin P. S. (2001). Облегчение коммуникации через политические разногласия: роль средств массовой информации. Американская ассоциация политических наук, 95 (1), 97–114. Поиск в Google Scholar

Mutz, D.К. и Мондак Дж. Дж. (2006). Рабочее место как контекст межсекторального политического дискурса. Journal of Politics, 68 (1), 140–155. Поиск в Google Scholar

Nir, L. (2012). Межнациональные различия в политической дискуссии: могут ли политические системы сократить разрыв в дискуссии? Journal of Communication, 62 (3), 553–570. Поиск в Google Scholar

Oh, H. J., Park, J., & Wanta, W. (2011). Изучение факторов враждебного восприятия СМИ: пристрастие, участие в выборах и модели использования СМИ. Journalism & Mass Communication Quarterly, 88 (1), 40–54. Поиск в Google Scholar

Perloff, R.M. (2015). Ретроспектива трех десятилетий враждебного воздействия СМИ. Mass Communication and Society, 18 (6), 701–729. Поиск в Google Scholar

Price, V., Cappella, J. N., & Nir, L. (2002). Способствует ли разногласие более взвешенному мнению? Политическая коммуникация, 19 (1), 95–112. Искать в Google Scholar

Прайор, М.(2013). СМИ и политическая поляризация. Annual Review of Polit Science, 16 , 101–127. Поиск в Google Scholar

Rattinger, H., Roßteutscher, S., Schmitt-Beck, R., Weßels, B., Wolf, C., & Partheymüller, J. (2014). Скользящее поперечное исследование кампании с панельной волной после выборов (GLES 2013). ZA5703 data file version, 2 (0). Искать в Google Scholar

Reinemann, C., Stanyer, J., & Scherr, S. (2016). Жесткие и мягкие новости. В C. de Vreese, F.Эссер и Д. Н. Хопманн (ред.), Сравнение политической журналистики (стр. 131–168). Лондон: RoutledgeSearch in Google Scholar

Reid, S.A. (2012). Самокатегоризация объяснения враждебного медиа-эффекта. Journal of Communication, 62 (3), 381–399. Поиск в Google Scholar

Робинсон, М. Дж. (1976). Телевидение по связям с общественностью и рост политического недуга: Дело о «продаже Пентагона». Обзор американской политической науки , 70 (2), 409–432.Ищите в Google Scholar

Rojas, H. (2010). «Корректирующие» действия в публичной сфере: как восприятие СМИ и медиа-эффектов формируют политическое поведение. International Journal of Public Opinion Research, 22 (3), 343–363. Поиск в Google Scholar

Рохас, Х., Барнидж, М., и Абрил, Э. П. (2016). Эгоцентрическая публика и корректирующие действия. Коммуникация и общественность, 1 (1), 27–38. Поиск в Google Scholar

Росс, Л., Грин, Д., и Хаус, П.(1977). «Эффект ложного консенсуса»: эгоцентрическая предвзятость в социальном восприятии и процессах атрибуции. Journal of Experimental Social Psychology, 13 (3), 279–301. Поиск в Google Scholar

Savage, J. (2004). Действительно ли просмотр жестоких СМИ вызывает преступное насилие? Методологический обзор. Агрессия и агрессивное поведение, 10 (1), 99–128. Поиск в Google Scholar

Шмитт, К. М., Гюнтер, А. К., и Либхарт, Дж. Л. (2004). Почему партизаны считают СМИ необъективными. Communication Research, 31 (6), 623–641. Поиск в Google Scholar

Schmitt-Beck, R., & Lup, O. (2013). В поисках души демократии: обзор недавних исследований политической разговорной культуры граждан. Swiss Polit Science Review, 19 (4), 513–538. Поиск в Google Scholar

Schönbach, K., Ridder, J., & Lauf, E. (2001). Политики в новостях по телевидению: Привлечение внимания в ходе избирательных кампаний в Нидерландах и Германии. Европейский журнал политических исследований, 39 (4), 519–531.Искать в Google Scholar

Schönbach, K., & Semetko, H.A. (2000). «Gnadenlos professionalell»: Journalisten und die aktuelle Medienberichterstattung в Bundestagswahlkämpfen 1976–1998 [«Безжалостно профессионально»: журналисты и освещение в СМИ во время национальных выборов 1976–1998 гг.]. In Wahlen und Politikvermittlung durch Massenmedien (стр. 69–78). Springer, поиск в Google Scholar

Sidanius, J. (1985). Когнитивное функционирование и социально-политическая идеология. Политическая психология , 637–661. Поиск в Google Scholar

Стрёмбек, Дж., И Димитрова, Д. В. (2006). Политические и медийные системы имеют значение: сравнение освещения новостей о выборах в Швеции и США. Гарвардский международный журнал прессы / политики, 11 (4), 131–147. Поиск в Google Scholar

Табер К. С. и Лодж М. (2006). Мотивированный скептицизм в оценке политических убеждений. Американский журнал политических наук, 50 (3), 755–769.Искать в Google Scholar

Theocharis, Y., Barberá, P., Fazekas, Z., Popa, S.A., & Parnet, O. (2016). Плохой работник винит свои твиты: «Последствия нецивилизованного использования Твиттера гражданами при взаимодействии с партийными кандидатами». Journal of Communication, 66 (6), 1007–1031. Поиск в Google Scholar

Tsfati, Y. (2007). Враждебное восприятие СМИ, предполагаемое влияние СМИ и отчуждение меньшинств: случай арабов в Израиле. Journal of Communication, 57 (4), 632–651.Искать в Google Scholar

Tsfati, Y., & Cohen, J. (2005). Влияние предполагаемого влияния СМИ на демократическую легитимность: случай поселенцев Газы. Communication Research, 32 (6), 794–821. Поиск в Google Scholar

Валлоне, Р. П., Росс, Л., и Леппер, М. Р. (1985). Феномен враждебных СМИ: предвзятое восприятие и восприятие предвзятости СМИ при освещении резни в Бейруте. Journal of Personality and Social Psychology, 49 (3), 577. Поиск в Google Scholar

Watts, M.Д., Домке Д., Шах Д. В. и Фан Д. П. (1999). Элитные реплики и предвзятость СМИ в президентских кампаниях: объяснение общественного восприятия либеральной прессы. Communication Research, 26 (2), 144–175. Поиск в Google Scholar

Weeks, B. E., Kim, D. H., Hahn, L. B., Diehl, T. H., & Kwak , Н. (2019). Враждебное восприятие СМИ в эпоху социальных сетей: следование политикам, эмоциям и восприятию предвзятости СМИ. Журнал радиовещания и электронных СМИ, 63 (3), 374–392.Искать в Google Scholar

Wessler, H., & Rinke, E.M. (2014). Дискуссионное исполнение телевизионных новостей в трех типах демократии: Взгляд из США, Германии и России: Дискуссионное представление новостей. Journal of Communication, 64 (5), 827–851. https://doi.org/10.1111/jcom.12115Поиск в Google Scholar

Wojcieszak, M. (2017). Враждебный общественный эффект: статус меньшинства, мобилизующий политическое участие. Международный журнал исследований общественного мнения, 29 (1), 46–69.Искать в Google Scholar

Яир, О., и Сулитцеану-Кенан, Р. (2015). Предвзятое суждение о политической предвзятости: воспринимаемая идеологическая дистанция увеличивает восприятие политической предвзятости. Политическое поведение, 37 (2), 487–507. Поиск в Google Scholar

Заллер, Дж. Р. (1992). Природа и истоки массового мнения . Cambridge University Press, поиск в Google Scholar

Враждебно настроенные молодые люди могут испытывать проблемы с мышлением и памятью в среднем возрасте

Враждебно настроенные молодые люди могут испытывать проблемы с мышлением и памятью в среднем возрасте
Молодые люди с враждебным отношением или те, кто не справляется со стрессом, могут подвергаться повышенному риску возникновения проблем с памятью и мышлением спустя десятилетия, согласно опубликованному исследованию в онлайн-выпуске Neurology от 2 марта 2016 г., медицинского журнала Американской академии неврологии.

«Мы можем не думать о наших личностных качествах как о влияющих на то, насколько хорошо мы думаем или запоминаем вещи, но мы обнаружили, что влияние враждебного отношения и плохих навыков совладания с мышлением было похоже на эффект более чем одного «десятилетие старения», — говорит автор исследования Ленор Дж. Лаунер, доктор философии из Национального института здоровья в Бетесде, штат Мэриленд, и член Американской академии неврологии.

В рамках исследования 3 126 людям были заданы вопросы, которые позволили измерить их личность и отношение, способность справляться со стрессом, а также память и мыслительные способности в начале исследования, когда им было в среднем 25 лет.Когнитивные способности были снова измерены, когда им было в среднем 50 лет.

Для измерения враждебности вопросы о личности оценивали агрессивное поведение, недоверие к другим и негативные чувства, связанные с социальными отношениями. Другой вопрос касался преодоления трудностей, которое определялось как активные попытки уменьшить стресс, несмотря на повторяющиеся препятствия на пути к успеху. Для анализа участники были разделены на четыре группы в зависимости от их уровня враждебности и попыток справиться с трудностями.

Исследование показало, что по обеим чертам личности люди с наивысшим уровнем этих черт показали значительно худшие результаты в тестах мышления и памяти на 25 лет позже, чем люди с самым низким уровнем черт. Например, в тесте, в котором людям предлагается вспомнить список из 15 слов, люди с наибольшей враждебностью в молодом возрасте запоминали на 0,16 слов меньше в среднем возрасте, чем люди с наименьшей враждебностью. Те, у кого был самый высокий уровень преодоления трудностей, запомнили до 0.На 30 слов меньше, чем в словах с наименьшим уровнем усилий.

Результаты были такими же, когда исследователи скорректировали такие факторы, как депрессия, негативные жизненные события и дискриминация. Когда исследователи скорректировали факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний, такие как диабет и высокое кровяное давление, результаты остались такими же для характеристики совладания, но связь между враждебностью и навыками мышления уменьшилась.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного