Открытие второго фронта кратко: Открытие второго фронта в Европе в 1944 году

Разное

Содержание

Открытие второго фронта в Европе в 1944 году

Побережье Северной Франции, Бельгии и Нидерландов обороняли войска немецкой группы армий «Б» под командованием генерала-фельдмаршала Эвина Роммеля в составе 528 тысяч человек, двух тысяч танков, 6,7 тысячи орудий и минометов при поддержке авиации в составе 160 самолетов. Их позиции были слабо подготовлены в инженерном отношении.

Экспедиционные силы союзников под командованием генерала Дуайта Эйзенхауэра состояли из свыше 2,8 миллиона человек, около 10,9 тысячи боевых и 2,3 тысячи транспортных самолетов, около 7 тысяч кораблей и судов.

Эти войска превосходили противостоявшую им группировку немецких войск в личном составе сухопутных войск и танках в три раза, артиллерии — в 2,2 раза, самолетах — более чем в 60 раз, боевых кораблях — в 2,1 раза.

Планом Нормандской десантной операции предусматривалось высадить морские и воздушные десанты на побережье Сенской бухты и захватить плацдарм глубиной 15-20 километров, а на 20-й день операции выйти на рубеж Авранш, Донфрон, Фалез.

С конца апреля 1944 года союзная авиация совершала систематические налеты на важные объекты противника во Франции и в течение мая — июня вывела из строя большое количество оборонительных сооружений, пунктов управления, аэродромов, железнодорожных станций и мостов. Стратегическая авиация в этот период наносила массированные удары по военно-промышленным объектам Германии, что резко снизило боеспособность немецких войск.

В ночь на 6 июня одновременно с переходом морских десантов союзная авиация нанесла удары по артиллерии, узлам сопротивления, пунктам управления, а также районам сосредоточения и тылам противника. Ночью были высажены северо-западнее Карантана две американские и северо-восточнее Кана одна английская воздушно-десантные дивизии, которые быстро сломили слабое сопротивление противника и оказали существенную помощь морскому десанту в высадке и захвате плацдармов. Переход десантных отрядов через пролив Ла-Манш в штормовую погоду оказался неожиданным для немецкого командования, которое только при подходе их к берегу стало приводить свои войска в боевую готовность.

В 6 часов 30 минут 6 июня вслед за массированными ударами авиации и огневой подготовкой корабельной артиллерии началась высадка союзных войск на нормандское побережье. Обороняющие его немецкие войска, понесшие значительные потери от авиации и огня корабельной артиллерии, оказывали незначительное сопротивление. К исходу дня союзные войска захватили пять плацдармов глубиной от двух до девяти километров. На побережье Нормандии высадились основные силы пяти пехотных и трех воздушно-десантных дивизий в составе свыше 156 тысяч человек, 900 танков и бронемашин, 600 орудий. Немецкое командование очень медленно реагировало на высадку союзных войск и не выдвинуло из глубины оперативные резервы для ее срыва.

Сосредоточив за трое суток на захваченных плацдармах до 12 дивизий, союзные войска 9 июня возобновили наступление для создания единого плацдарма. К исходу 12 июня они заняли побережье протяженностью 80 километров по фронту и 13-18 километров в глубину и увеличили группировку войск до 16 дивизий и нескольких бронетанковых частей (эквивалентных трем бронетанковым дивизиям). К этому времени немецкое командование подтянуло к плацдарму три танковые и моторизированные дивизии, доведя группировку своих войск в Нормандии до 12 дивизий. Оно предприняло неудачную попытку рассечь группировку союзных войск между pеками Орн и Вир. Не имея должного прикрытия с воздуха, немецкие дивизии несли большие потери от союзной авиации и утрачивали боеспособность.

12 июня соединения американской первой армии начали наступление из района западнее Сент-Мер-Эглиза в западном направлении и 17 июня вышли на западное побережье полуострова Котантен, овладели Картере, 27 июня — Шербуром, 1 июля полностью очистили полуостров от фашистских войск.

Наступление англо-канадских войск, предпринятое 25-26 июня для захвата Кана, не достигло цели. Несмотря на мощную огневую поддержку авиации и артиллерии, они не сумели преодолеть сопротивление фашистов и лишь незначительно продвинулись к западу от города Кан.

К 30 июня плацдарм союзников достигал 100 километров по фронту и 20-40 километров в глубину с находившимися на нем англо-американскими войсками, были оборудованы 23 аэродрома для базирования тактической авиации. Им противостояли 18 немецких дивизий, понесших в предыдущих боях большие потери. Постоянные удары авиации союзников и французских партизан по их коммуникациям ограничивали возможности немецкого командования по переброске войск из других районов Франции.

Главной причиной, не позволившей усилить войска вермахта на западе, явилось наступление советских войск в Белоруссии.

В течение июля войска американской армии, продолжая расширять плацдарм, продвинулись в южном направлении на 10-15 километров и заняли город Сен-Ло. Англичане основные усилия направляли на захват города Кан, которым их войска овладели 21 июля.

К исходу 24 июля союзники вышли на рубеж Лессе южнее Сен-Ло, Комона, Кана, создав плацдарм около 100 километров по фронту и до 50 километров в глубину.

В результате операции союзные экспедиционные силы, имея абсолютное господство в воздухе и на море, захватили стратегических плацдарм и сосредоточили на нем большое количество сил и средств для последующего наступления в Северо-Западной Франции.

Потери немецко-фашистских войск составили 113 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными, 2117 танков и штурмовых орудий, семь подводных лодок, 57 надводных кораблей и боевых катеров, 913 самолетов.

Союзные войска потеряли 122 тысячи человек, 2395 танков, 65 надводных кораблей и судов, 1508 самолетов. Около 800 судов при высадке десанта во время шторма были выброшены на берег и повреждены.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат, Москва. В 8 томах, 2004).

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Диктант Победы — ОТКРЫТ ВТОРОЙ ФРОНТ. 6 ИЮНЯ 1944 г.

ВТОРОЙ ФРОНТ

 

Фронт вооруженной борьбы США и Великобритании, а также войск ряда союзных им государств, против нацистской Германии в 1944-1945 гг. в Западной Европе был открыт 6 июня 1944 г. высадкой англо-американских экспедиционных сил на территории Северной Франции (Нормандская десантная операция).

 

Фото: Сдача в плен немецких солдат. Нормандия. Источник: waralbum.ru

 

С самого начала Великой Отечественной войны советское руководство ставило перед США и Великобритании вопрос о скорейшем открытии англо-американскими войсками второго фронта в Западной Европе. Высадка союзников во Франции вела к уменьшению потерь Красной Армии и гражданского населения, быстрейшему изгнанию противника с оккупированных областей. На некоторых этапах боевых действий в 1941 — 1943 гг. проблема второго фронта имела для Советского Союза критическое значение. В то же время, своевременное открытие боевых действий на Западе могло значительно ускорить разгром фашистского блока, сократить продолжительность всей Второй мировой войны. Однако для западных лидеров вопрос о втором фронте был в большой степени вопросом претворения в жизнь их стратегии.

В ходе переговоров наркома иностранных дел В.М. Молотова с премьер министром Великобритании У. Черчиллем и президентом США Ф. Рузвельтом в мае-июне 1942 г. была достигнута договоренность о создании второго фронта в Западной Европе в 1942 г. Однако вскоре после переговоров западные лидеры приняли решение пересмотреть свои прежние обязательства и перенести открытие второго фронта

Лишь в ходе Тегеранской конференции в ноябре-декабре 1943 г. вопрос о сроках открытия второго фронта был решен. Союзники согласились высадить свои войска во Франции в мае 1944 г. Со своей стороны, Сталин сделал заявление, что примерно в то же время он начнет на советско-германском фронте мощное наступление.

Общее руководство боевыми операциями союзников в Европе было возложено на командующего экспедиционными силами генерала Д. Эйзенхауэра. Во главе английской группы войск стоял фельдмаршал Б. Монтгомери. Открытие второго фронта искренне приветствовали в Москве. Но за двухлетний период откладывания союзниками высадки в Северной Франции — с мая 1942 до июня 1944 гг. только безвозвратные потери советских вооруженных сил (убитыми, пленными и пропавшими без вести) составили более 5 млн человек.

Мягков М.Ю. Второй фронт. // Великая Отечественная война. Энциклопедия. /Отв. ред. Ак. А.О. Чубарьян. М., 2010

 

Фото: Британский премьер-министр Уистон Черчилль на борту эсминца «Келвин». Источник: waralbum.ru

 

 

ПЕРЕПИСКА У.ЧЕРЧИЛЛЯ И И.СТАЛИНА В ПЕРИОД ВЫСАДКИ СИЛ СОЮЗНИКОВ В НОРМАНДИИ, 6-9 июня 1944 г.

 

А) ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ, 6 июня 1944 года.

Все началось хорошо. Мины, препятствия и береговые батареи в значительной степени преодолены. Воздушные десанты были весьма успешными и были предприняты в крупном масштабе. Высадка пехоты развертывается быстро, и большое количество танков и самоходных орудий уже на берегу.

Виды на погоду сносные, с тенденцией на улучшение.

Б) СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ, 6 июня 1944 года.

Ваше сообщение об успехе начала операций «Оверлорд» получил. Оно радует всех нас и обнадеживает относительно дальнейших успехов.

Летнее наступление советских войск, организованное согласно уговору на Тегеранской конференции, начнется к середине июня на одном из важных участков фронта. Общее наступление советских войск будет развертываться этапами путем последовательного ввода армий в наступательные операции. В конце июня и в течение июля наступательные операции превратятся в общее наступление советских войск.

 

Фото: Уничтоженный танк «Тигр» в Вилле-Бокаж, Нормандия. Источник: waralbum.ru

 

Обязуюсь своевременно информировать Вас о ходе наступательных операций.

В) ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ, 7 июня 1944 года.

1. Благодарю Вас за Ваше послание и поздравление по поводу Рима. В отношении «Оверлорда» я вполне удовлетворен положением, как оно развивалось до полудня сегодня, 7 июня. Только в одном прибрежном районе, где высаживались американцы, были серьезные трудности, причем теперь они ликвидированы. В тылу противника на его флангах благополучно приземлились двадцать тысяч авиадесантных войск, в каждом случае они установили контакт с американскими и британскими войсками, высаженными с моря. Мы переправились с небольшими потерями. Мы рассчитывали потерять около 10 тысяч человек. Мы надеемся иметь сегодня к вечеру на берегу большую часть четверти миллиона людей, включая значительное количество бронетанковых сил (танков), выгруженных на берег со специальных судов или дошедших до берега своим ходом, вплавь. В этом последнем типе танков были довольно значительные потери, особенно на американском фронте, вследствие того, что волны опрокидывали эти плавающие танки. Мы должны теперь ожидать сильных контратак, но мы рассчитываем на превосходство в бронетанковых силах и, конечно, на подавляющее превосходство в воздухе всякий раз, когда небо будет свободно от облаков.

2. Вчера поздно вечером в районе Кана имело место танковое сражение наших только что выгруженных на берег бронетанковых сил с пятьюдесятью танками противника из 21-й бронетанковой гренадерской дивизии, в результате которого противник оставил поле боя. Сейчас вступает в действие 7-я британская бронетанковая дивизия, и она должна нам дать превосходство в течение нескольких дней. Речь идет о том, какое количество сил они могут бросить против нас в ближайшую неделю. Погода в районе Канала, по-видимому, не будет как-либо препятствовать продолжению нашей высадки. В самом деле, погода кажется более обещающей, чем прежде. Все командующие удовлетворены тем, что в действительности в процессе высадки десанта дела шли лучше, чем мы ожидали.

3. Особо секретно. Мы предполагаем очень скоро устроить два больших сборных порта на берегах широкого залива в устье Сены. Ничего похожего на эти порты не было видано когда-либо раньше. Большие океанские лайнеры будут иметь возможность разгружаться и через многочисленные причалы доставлять снабжение сражающимся войскам. Это должно быть совершенно неожиданным для противника, и это позволит производить накопление в весьма значительной степени независимо от условий погоды. Мы надеемся в скором времени в ходе операций захватить Шербур.

4. С другой стороны, противник будет быстро и интенсивно концентрировать свои силы, и бои будут ожесточенными, и их масштабы увеличатся. Мы по-прежнему надеемся, что к дате D-30 мы развернем около 25 дивизий со всеми их вспомогательными войсками, причем оба фланга фронта будут упираться в море и фронт будет располагать по крайней мере тремя хорошими портами: Шербуром и двумя сборными портами. Этот фронт будет непрерывно снабжаться и расширяться, причем позднее мы надеемся включить Брестский полуостров. Но все это зависит от случайностей войны, которые Вам, Маршал Сталин, так хорошо известны.

5. Мы надеемся, что эта успешная высадка и победа под Римом, плоды которой еще нужно собрать с отрезанных дивизий гуннов, обрадуют Ваших доблестных солдат после всего бремени, которое им пришлось нести и которое никто за пределами Вашей страны не ощущал более остро, чем я.

6. После того как я продиктовал вышеизложенное, я получил Ваше послание, касающееся успешного начала «Оверлорда», в котором Вы говорите о летнем наступлении советских войск. Я сердечно благодарю Вас за это. Я надеюсь, что Вы обратите внимание на то, что мы никогда не задавали Вам ни одного вопроса ввиду нашего полного доверия к Вам, Вашему народу и Вашим войскам.

Г) СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ, 9 июня 1944 года.

Ваше послание от 7 июня с сообщением об успешном развертывании операции «Оверлорд» получил. Мы все приветствуем Вас и мужественные британские и американские войска и горячо желаем дальнейших успехов. Подготовка летнего наступления советских войск заканчивается. Завтра, 10 июня, открывается первый тур нашего летнего наступления на Ленинградском фронте.

Д) СТРОГО СЕКРЕТНО ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ, 9 июня 1944 г.

Я был очень рад получить Ваше послание, которое я сообщил генералу Эйзенхауэру. Весь мир может видеть воплощение тегеранских планов в наших согласованных атаках против нашего общего врага. Пусть же всяческие удачи и счастье сопутствуют советским армиям.

Переписка Председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945. Т.1. М., 1986

 

 

Фото: Командование армии США в районе высадки войск в Нормандии. В кадре амфибия DUKW. Источник: waralbum.ru

 

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Д. ЭЙЗЕНХАУЭРА

 

Период от дня «Д» до нашего решительного прорыва вражеской обороны 25 июля составил определенную фазу в операциях союзных войск и получил название «Сражение за плацдарм». Эта фаза включала в себя ряд непрерывных и тяжелых боев, в ходе которых, если не считать захвата Шербура, нам не удалось далеко продвинуться. Однако именно в это время были подготовлены условия для последующих действий по освобождению Франции и Бельгии…

Со дня, как мы высадились на берег, боевые действия нигде не приобретали позиционного характера времен Первой мировой войны, за исключением боев у отдельных изолированных пунктов. Однако такая возможность существовала, и все мы, а особенно наши английские друзья, это все это помнили…

 

Фото: Маршал Жуков вручает генералу Эйзенхауэру орден «Победа». 1945 г. Источник: waralbum.ru

 

Ко 2 июля 1944 года мы высадили в Нормандии около миллиона человек, в том числе 13 американских, 11 английских и 1 канадскую дивизии. В этот же период мы выгрузили на берег 566 648 тонн грузов и 171 532 автошины. Это была очень тяжелая и изматывающая работа, но она окупилась сторицей, когда мы, наконец, подготовились к нанесению удара по противнику всей мощью. За эти первые три недели мы захватили 41 тыс. пленных. Наши потери составили 60 771 человек, из них 8975 убитыми.

Эйзенхауэр Д. Во главе союзных войск. // Вторая мировая война в воспоминаниях У. Черчилля, Ш. де Голля, К. Хэлла, У. Леги, Д. Эйзенхауэра. М., 1990

 
Источник: портал «История РФ»

 

Второй фронт и роль Красной армии в его открытии



В преддверии 75-летия высадки англо-американских войск в Нормандии (Франция) в МИА «Россия Сегодня» состоялся круглый стол, участники которого не раз подчеркивали, что открытие Второго фронта безусловно сыграло важную роль в общей победе стран антигитлеровской коалиции над фашистской Германией и её сателлитами, но всё же решающий вклад внесли советские войска.


Открыли бы союзники Второй фронт без успешного наступления советских войск весной 1944 года на советско-германском направлении? Почему сегодня на Западе подвиг советских солдат, освободивших страны Европы, стараются забыть, особо выделяя вклад США, Британии и Франции в победу? Эти и другие вопросы стали темой дискуссии, в которой приняли участие член Президиума Российского исторического общества, исполнительный директор фонда «История Отечества» Константин Могилевский, заместитель директора Музея Победы по экспозиционно-выставочной работе Эльдар Янибеков, старший научный сотрудник НИИ (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ Наталья Шепова, ведущий научный сотрудник НИИ (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ Виталий Богданов, главный специалист научного отдела Российского военно-исторического общества Денис Шполянский и внучка Главы военной миссии СССР в Великобритании, официального наблюдателя от СССР за высадкой союзных войск в Нормандии в июне 1944 года адмирала Николая Харламова Екатерина Бурлакова.


Российское историческое общество опубликует подборку документов, переданных Центральным архивом Министерства обороны Российской Федерации и посвящённых 75-летию освобождения Восточной Европы от нацизма. Эта работа будет проводиться в соответствии с поручением Председателя Российского исторического общества Сергея Нарышкина. Об этом сообщил член Президиума РИО, исполнительный директор фонда «История Отечества» Константин Могилевский. Он также добавил, что параллельно с размещением этих документов будет проходить подготовка ряда тематических просветительских мероприятий, в частности, большой выставки в Музее современной истории России. Кроме того, запланирован цикл выставок в тех странах, которые 75 лет назад были освобождены советскими войсками. «Нам кажется очень важным показать местным жителям, которые интересуются историей и хотят знать историческую правду, что тогда происходило и с какой миссией Красная армия пришла в Восточную Европу. Важно показать это хотя бы коротко, на основании небольшого, удобного для восприятия количества документов показать», – полагает Константин Могилевский. Он подчеркнул: «Недопустимо и неприемлемо перекладывать на советского солдата, освобождавшего страны Восточной Европы от оккупации, ответственность за те события, которые в дальнейшем по решению как местных политиков, так и мировых лидеров происходили на территории Восточной Европы».


Роль и участие СССР в достижении Великой Победы в информационном пространстве западных стран сегодня замалчивается. На это обратила внимание старший научный сотрудник НИИ (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ Наталья Шепова. Она отметила, что «во многих учебниках, например, в США и Великобритании, сейчас даже не упоминается, что во Второй мировой войне наши страны были союзниками». «Вся заслуга победы во Второй мировой войне приписывается всем другим странам, кроме СССР. В этой связи и операция, которая началась 6 июня 1944 года, оценивается и сейчас, и тогда как решающий вклад в победу над гитлеровской Германией в Европе. Значение высадки нельзя преуменьшать, но также нельзя говорить, что только благодаря этой операции была достигнута победа над гитлеровской Германией в Европе. Решающий вклад в победу был сделан Красной армией», – резюмировала Наталья Шепова.



Мнением о том, почему союзники затягивали открытие Второго фронта, поделился ведущий научный сотрудник НИИ (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ Виталий Богданов. Он напомнил, что согласно переписке трёх глав союзных держав «Иосиф Сталин ещё в 1941 году начал ставить вопрос об открытии Второго фронта». Однако, по словам эксперта, главнокомандующий понимал, что в то время открыть Второй фронт было практически невозможно, ведь антигитлеровская коалиция сформировалась позже, в 1942 году. «Иосиф Сталин на протяжении 1942–1943 годов ставил перед Черчиллем и Рузвельтом вопрос о Втором фронте, и порой казалось, что он достигнет успеха. Но эти ожидания остались напрасными», – сказал Виталий Богданов, добавив, что подготовка к открытию Второго фронта была затянута. При этом «геостратегическая обстановка на Восточном фронте ясно говорила, что может быть не так быстро, не в 1945 году, но СССР точно способен победить Германию в одиночку».


«Сейчас наравне с информационной войной идёт когнитивная война, когда из сознания людей пытаются стереть историческую память, а без исторической памяти общество теряет свои корни и перспективы на будущее», – заключил Виталий Богданов.


В Музее Победы открывается выставка, рассказывающая о вкладе союзников в Победу. Об экспозиции рассказал заместитель директора Музея Победы по экспозиционно-выставочной работе Эльдар Янибеков: «Большая часть выставки посвящена высадке союзников, но, тем не менее, мы хотели бы показать взаимоотношения между СССР и союзниками по антигитлеровской коалиции во всё время – когда они между собой взаимодействовали не только в военном формате, но и политически, экономически». Одним из центральных персонажей экспозиции станет адмирал Николай Харламов.


Внучка Главы военной миссии СССР в Великобритании, официального наблюдателя от СССР за высадкой союзных войск в Нормандии в июне 1944 года адмирала Николая Харламова Екатерина Бурлакова напомнила, что он был единственным русским, который принимал участие в открытии Второго фронта. Говоря о роли союзников в победе над Гитлером, она привела слова адмирала: «Увы, слишком поздно пришло это известие [об открытии Второго фронта]. И все же вторжение союзных воск поможет нам быстрее завершить разгром фашистских агрессоров».


Несмотря на то, что Николай Харламов был единственным русским, кто принимал участие в высадке в Нормандии, «мы помогали, как могли». Об этом напомнил главный специалист научного отдела Российского военно-исторического общества Денис Шполянский. Он обратил внимание на то, что, в частности, СССР оказывал содействие в дезинформационной войне: накануне высадки английской и американской разведкой проводились операции информационного прикрытия, самая известная из которых – операция Bodyguard. И по указанию Иосифа Сталина советская разведка оказывала максимальное содействие этой дезинформационной войне.


Он также добавил, что, несмотря на то, что высадка в Нормандии стала крупнейшей десантной операцией в истории, сравнить её по масштабам с тем «штормом», который устроили четыре советских фронта в Белоруссии, нельзя.


«Не отрицаем значения высадки в Нормандии, но решающий вклад в победу внесли советские войска», – сказал в заключение Денис Шполянский.

4 июня 2019 года — круглый стол «Второй фронт и роль Красной армии в его открытии»

4 июня 2019 года — круглый стол «Второй фронт и роль Красной армии в его открытии»

Текст: Вера Марунова

Фото: Александр Шалгин

как открывался Второй фронт в Нормандии в 1944 году — РТ на русском

75 лет назад началась высадка войск западных союзников по Антигитлеровской коалиции в Нормандии. Им удалось застать немцев врасплох, так как нацисты ожидали десанта в другом месте — в районе пролива Па-де-Кале. По мнению историков, власти США и Великобритании решились на открытие второго фронта, только когда поняли, что Красная армия способна без их помощи разбить Германию и освободить всю Европу. Тем не менее, по словам экспертов, наступление союзников со стороны Атлантического побережья ускорило разгром германских войск и ограничило возможности нацистов по переброске резервов против Красной армии.

Переговоры о возможности открытия второго фронта в Западной Европе между руководством СССР, США и Великобритании начались вскоре после нападения Германии на Советский Союз. В 1941 году было подписано советско-английское соглашение о совместных действиях против Третьего рейха и Атлантическая хартия между Москвой, Вашингтоном, Лондоном и правительствами ряда оккупированных Германией государств.

Однако сотрудничество развивалось крайне медленно. Власти США и Великобритании долго не могли определиться, стоит ли поддерживать Советский Союз, рассчитывая на то, что СССР и Германия обескровят друг друга. Призывы Иосифа Сталина перебросить англо-американский контингент на советско-германский фронт, а также высадить войска на Балканах или во Франции Лондон и Вашингтон всерьёз не рассматривали.

Двойная игра

«Только опасения относительно возможности начала сепаратных переговоров между СССР и Германией заставили власти США и Великобритании в 1942 году пообещать наркому иностранных дел СССР Вячеславу Молотову открыть второй фронт во Франции. Однако премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль поддерживал данную идею только на словах. На самом деле он считал целесообразным для Лондона ведение боевых действий в Северной Африке и склонял к этому американцев», — рассказал в интервью RT методист Музея Победы кандидат исторических наук Дмитрий Суржик.

Также по теме


«Попытка избежать советизации Европы»: как Квебекская конференция повлияла на ход Второй мировой войны

17 августа 1943 года в Канаде началась Квебекская конференция — встреча лидеров США и Великобритании, на которой обсуждалась стратегия. ..

По словам эксперта, начиная с лета 1942 года политические элиты США и Великобритании стали пытаться подменить понятие «второй фронт» действиями на второстепенных театрах, оставив Советский Союз один на один с главными силами «оси» на Восточном фронте.

«В западной историографии существует версия, что действия союзников на Сицилии помогли Красной армии в Курской битве, но объективно это не так. Наоборот, то, что лучшие силы Германии были задействованы на Курской дуге, позволило союзникам успешно действовать в Италии», — подчеркнул Дмитрий Суржик.

Весной 1943 года отношения между членами Антигитлеровской коалиции стали напряжёнными. Постоянный перенос сроков открытия второго фронта заставил официальную Москву перейти к более жёсткой риторике. В советских заявлениях откровенно говорилось о том, что позиция западных союзников производит на руководство СССР тяжёлое впечатление.

«Только успехи советских войск летом 1943 года кардинально изменили настроение союзников. Рузвельт прямо заговорил о том, что «если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то возможно, что будущей весной второй фронт и не понадобится»», — рассказал Дмитрий Суржик.

  • Тегеранская конференция 1943 года
  • AFP
  • © STF

Поэтому на Квебекской конференции в августе 1943 года лидеры США и Великобритании решили, что открывать второй фронт во Франции им всё-таки придётся, добавил эксперт. Уинстон Черчилль всё ещё рассматривал возможность замены высадки во Франции активными действиями в Италии и на Балканах, но Франклин Рузвельт уже решил готовиться к десантной операции в Западной Европе. Точка в дискуссии была поставлена на Тегеранской конференции «Большой тройки» в ноябре — декабре 1943 года, когда Сталин с Рузвельтом смогли убедить Черчилля в необходимости скорейшей высадки войск союзников во Франции.

«Атлантический вал»

В 1942 году в оккупированных странах гитлеровцы начали строительство мощной системы укреплений вдоль атлантического побережья. Она протянулась от Скандинавии до испанской границы и получила наименование «Атлантический вал».

Также по теме


Безоговорочная капитуляция: почему Запад не может простить Красной армии взятие Берлина

16 апреля 1945 года советские войска начали наступление на столицу нацистской Германии. Красная армия проводила операцию без участия…

«Степень готовности немецких укреплений в 1944 году была высокой лишь в районе пролива Па-де-Кале и на некоторых других участках побережья. В Нормандии её можно было оценить максимум на уровне 40—50%», — рассказал в беседе с RT военный историк Юрий Кнутов.

По его словам, это стало одним из факторов, склонивших командование союзников в пользу Нормандии при выборе места высадки в Западной Европе. Также в Лондоне и Вашингтоне приняли во внимание то, что Нормандия находится достаточно близко от британских портов, а её обширные песчаные пляжи идеально подходили для высадки морских десантов.

«При выборе конкретного времени высадки учитывались потенциальные метеоусловия, высота прилива и температура воды», — добавил историк.

«Союзники провели талантливую кампанию по дезинформации противника. Путём распространения слухов, передачи информации через двойных агентов, строительства макетов военной техники они убедили нацистов в том, что собираются высаживаться в районе Па-де-Кале. Им это удалось настолько хорошо, что даже после начала высадки в Нормандии германское командование некоторое время считало, что имеет дело всего лишь с отвлекающим манёвром», — подчеркнул Кнутов.

Операция «Оверлорд»

Операция союзников получила кодовое название «Оверлорд» (в переводе с английского — «повелитель»). Изначально высадка была запланирована на май 1944 года, однако из-за задержки с разработкой планов её перенесли на начало июня.

  • Эйзенхауэр отдает приказ парашютистам о наступлении
  • AFP

Общее командование операцией осуществлял верховный главнокомандующий силами союзников Дуайт Эйзенхауэр. Сухопутными войсками руководил командующий 21-й группой армий Бернард Монтгомери. Под его началом находились контингенты США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии. Кроме того, к силам союзников присоединились отряды из стран, находившихся под нацистской оккупацией: Франции, Нидерландов, Польши, Бельгии, Чехословакии и Греции.

«Во Франции в июне 1944 года находились от 800 тыс. до 1 млн гитлеровцев, однако всего несколько дивизий были действительно боеспособными. Основную массу нацистского контингента составляли либо солдаты, негодные к службе в мирное время и мобилизованные за неимением лучших, либо коллаборационистский сброд. Боеспособность немецких войск во Франции была на крайне низком уровне. Лучшие силы находились на Восточном фронте», — рассказал Юрий Кнутов.

Также по теме


Историк: Германия была бы разбита и без вмешательства союзников

На роль главной битвы Второй мировой войны претендуют многие события, однако в Европе не сомневаются, что ей стала Нормандская…

Наиболее сильную группировку гитлеровское командование держало в районе Па-де-Кале. В Нормандии были сосредоточены, согласно данным различных источников, 10 000—24 000 нацистских военнослужащих. Союзники же только в первый эшелон включили около 156 тыс. военных и порядка 10 тыс. единиц техники.

Побережье Нормандии было поделено англо-американским командованием на пять секторов, получивших кодовые наименования «Юта», «Омаха», «Голд», «Джуно» и «Сорд».

Ночью 6 июня 1944 года силами двух американских и одной британской дивизии в Нормандии был высажен парашютный десант. Десантники захватили мост через реку Орн и заняли город Сент-Мер-Эглиз, ставший первым освобождённым населённым пунктом на территории Франции.

Вскоре после рассвета началась массированная высадка союзных войск со стороны моря. «Проявления героизма у американских и британских солдат имели место, но того эпического супергероизма, который мы сегодня видим в кино, там не было. Ввиду бездарной подготовки наступления самой сложной ситуация оказалась на пляже «Омаха»: из-за тумана авиация отбомбилась в другом месте, а корабельная артиллерия промахнулась. В итоге пехота наступала на укреплённое побережье под огнём невредимых гитлеровцев», — рассказал Юрий Кнутов. 

  • Высадка союзников в Нормандии
  • AFP

6 июня при создании плацдарма в секторе «Омаха» войска союзников потеряли 1700 человек убитыми и пропавшими без вести и порядка 3000 ранеными.

Нацисты в тисках

В конце июня союзникам удалось создать на побережье Нормандии плацдарм с протяжённостью по фронту до 100 км и до 40 км в глубину. Они также овладели глубоководным портом Шербур, что существенно облегчило выгрузку техники и войск. В июле численность контингента союзников в Нормандии достигла почти 1,5 млн военнослужащих.

Благодаря полному превосходству в воздухе силам союзников удалось 25 июля прорвать фронт в районе Авранша и устремиться вглубь Франции. Попытки немецких войск ликвидировать прорыв оказались безуспешными. В середине августа в ходе Фалезской операции крупные силы нацистов попали в котёл, из которого вырвались со значительными потерями.

  • Освобождённый Париж, 1944 год
  • globallookpress.com

19 августа на фоне слухов о приближении войск союзников в Париже подняли восстание бойцы Сопротивления. Несколько дней в городе с переменным успехом шли уличные бои. 25 августа силами союзников столица Франции была освобождена. 30-го числа последние немецкие части отступили за Сену. Нацистская система обороны в Западной Европе рухнула. Фронт временно стабилизировался осенью 1944 года уже в районе германской границы.  

Всего в операции «Оверлорд» были задействованы свыше 3 млн военнослужащих союзников. Их потери составили около 56 тыс. убитыми и пропавшими без вести. Более 150 тыс. получили ранения или попали в плен. Общие потери гитлеровцев достигли примерно 450 тыс. человек.

«Ввиду низкого уровня боеспособности многие гитлеровцы сдавались в плен без сопротивления», — отметил Юрий Кнутов.

«Высадка союзников в Нормандии означала полноценное открытие второго фронта. Политическое значение данного события оказалось даже больше военного — был снят вопрос, вызывавший острые противоречия внутри Антигитлеровской коалиции», — заявил RT руководитель Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимир Батюк.

Как отмечает Дмитрий Суржик, по итогам операции «Оверлорд» гитлеровские войска в Европе оказались в тисках между Красной армией и силами союзников, что лишило нацистов свободы манёвра.

«Открытие второго фронта приблизило разгром гитлеровской Германии и сберегло жизни значительному количеству советских солдат, а нацисты лишились свободных резервов для переброски на Восточный фронт. Об этом, конечно, нужно помнить. Но не нужно забывать и о некоторых других моментах. Например, о том, что движение союзников на Париж оказалось возможным благодаря активным действиям Красной армии на Востоке. И самое главное — о том, что союзники схватились за голову и решили высаживаться в Нормандии, только когда поняли, что советские войска могут освободить всю Европу от нацистов самостоятельно», — подытожил Юрий Кнутов.

чего стоило открытие второго фронта 75 лет назад — Российская газета

Ровно 75 лет назад союзные войска смогли прорвать оборону немцев и провести успешную десантную операцию в Нормандии, на севере Франции. Так началась операция «Оверлорд», ознаменовавшая открытие второго фронта в Европе против фашистской Германии.

Об этом событии написаны и сняты сотни книг и фильмов, но чтобы понять его масштаб, достаточно взглянуть на ключевые цифры. Наиболее яркие из них в своем материале собрал портал Business Insider:

— Приблизительно 7 миллионов тонн грузов, включая 450 000 тонн боеприпасов, были доставлены в Великобританию из США в рамках подготовки к вторжению.

— Около 17 миллионов карт создали специалисты по планированию операции, чтобы помочь войскам ориентироваться на местности.

— 749 американских солдат были убиты немецкими силами быстрого реагирования во время учений при подготовке к операции в конце апреля 1944 года.

— 11 590 самолетов союзников совершили 14 674 вылетов только в первый день операции. Высадке морского десанта предшествовали массированная бомбардировка и заброс в тыл немцев парашютистов.

— 15 500 американских и 7 900 британских десантников благодаря этому оказались на территории Франции, прежде чем союзные войска штурмовали побережье.

— 6 939 кораблей, в том числе 1 213 боевых, 4 126 десантных, 736 вспомогательных судов и 864 торговых судна, укомплектованных 195 700 моряками, приняли участие в штурме пляжной зоны Нормандии.

— 132 715 военнослужащих, среди которых было 57 500 американцев и 75 215 британцев и канадцев, высадились в пяти основных секторах вторжения. Они получили кодовые названия «Юта», «Омаха», «Голд», «Джуно» и «Сорд».

— Число жертв в день высадки 6 июня для армии США составило 2 499 убитых, 3 184 раненых, 1 928 пропавших без вести и 26 захваченных в плен. Британские войска потеряли около 2 700 человек, канадские части — 946.

— Примерно 425 000 человек составили общие потери союзников и немецких войск в битве за Нормандию (6 — 25 июня 1944 года).

Открытие Второго фронта в Европе

6 июня 1944 г. войска Великобритании, США и Канады начали высаживаться на побережье Франции (в Нормандии) — стартовала операция «Оверлорд» — крупнейшая десантная операция Второй мировой войны. В ней приняло участие около 2,8 млн человек, 11 тыс. боевых самолётов, 12 тыс. боевых и 41 тыс. транспортных судов. В течение месяца союз­ные войска под командованием американского гене­рала Дуайта Эйзенхауэра создали плацдарм для на­ступления шириной в 100 километров.

В поддержку союзников 23 июня 1944 г. СССР начал операцию «Багратион», в ходе которой были освобождены Бе­лоруссия и часть Польши. Двухмесячная битва за Нормандию закончилась освобождением от немец­ких войск Парижа (25 августа 1944 г.) и ликвидацией коллаборационистского режима Виши. Во главе но­вого Временного французского правительства встал генерал де Голль.

Высадка союзных войск в Нормандии. Июнь 1944 г.

В сентябре 1944 г. началось наступление союзников через террито­рию Бельгии. Немцы попытались перехватить инициативу у союзни­ков, застав их врасплох. С этой целью в декабре 1944 г. они предприня­ли контрнаступление. СССР на неделю ранее намеченного срока раз­вернул наступление в Польше и Восточной Пруссии, сорвав немецкие планы на Западном фронте. Хотя немецкое наступление и не достигло поставленных целей, оно оказало существенное воздействие на ход войны, задержав начало решающей битвы на Рейне на шесть недель.




Д. Эйзенхауэр

После победы союзников на Рейне военные действия с февраля 1945 г. были перенесены на территорию Западной Германии, одно­временно советские войска в ходе Висло-Одерской операции с тя­жёлыми боями продвигались по Восточной Германии в направле­нии Берлина. Материал с сайта http://doklad-referat.ru

Неспешно развивалось наступление англо-американских войск в Центральной Италии. 1 октября 1943 г. союзники овладели Не­аполем, но лишь девять месяцев спустя (4 июня 1944 г. ) войска коа­лиции вошли в Рим.

Карта военных действий на Западном фронте (июнь 1944 — май 1945 г.)


На этой странице материал по темам:

  • Презентация открытие второго фронта в европе

  • Відкриття другого фронту в європі презентація

Вопросы по этому материалу:

  • Почему высадка союзников в Нормандии, а не на Сицилии считается открытием Второго фронта?



Том 2. От Отечественной войны до положения второй мировой державы. Сталин и Хрущев. 1941 — 1964 гг.

Проблема второго фронта

Все же наиболее крупной причиной антагонизма между СССР и его великими западными союзниками были разногласия из-за стратегии. Уже в первом своем послании Черчиллю в июле 1941 г. Сталин потребовал, чтобы англичане открыли в Европе второй фронт, высадившись во Франции и Норвегии. Черчилль ответил, что у него нет достаточных сил для такого предприятия[23]. С этого момента проблема второго фронта, то есть наступления с тыла на Германию, которое заставило бы ее перебросить из СССР несколько десятков дивизий и воевать одновременно на двух оконечностях Европейского континента, стала предметом постоянного спора внутри коалиции. В первых числах сентября 1941 г., когда ход войны на Восточном фронте, казалось, вот-вот приведет к трагическому исходу, Сталин, чтобы убедить своих собеседников, прибег даже к остродраматическим тонам. Советский Союз, заявил он, поставлен «перед смертельной угрозой» и без помощи Англии и США «либо потерпит поражение, либо будет ослаблен до того, что потеряет надолго способность оказывать помощь своим союзникам». Впоследствии между советскими историками возник спор насчет того, действительно ли Сталин считал положение настолько безнадежным или же он нарочито сгущал краски с целью оказать нажим на Лондон[24]. Сведения, которыми мы располагаем, не дают возможности вынести окончательное суждение по этому вопросу. Мы знаем, что в тот момент Сталин и впрямь опасался худшего, но не можем полностью исключить и второго предположения. Но если оно соответствует истине, то результат получился совсем не тот, на который рассчитывали, потому что у западных партнеров возникло подозрение, что Москва уже ведет поиски сепаратного мира: это сделало их еще более осторожными и недоверчивыми[25].


Более сдержанные, но столь же драматические выражения были употреблены Молотовым в ходе его поездки весной 1942 г. в Лондон и Вашингтон[26]. Результат был на этот раз, видимо, лучшим, потому /140/ что советскому представителю удалось вырвать сначала у Рузвельта, а потом у англичан полуобещание высадки на западной оконечности Европы в течение года. «Между обеими сторонами, — говорилось в совместном официальном коммюнике, — была достигнута полная договоренность в отношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 г.». Эта фраза, которой суждено было многие годы служить предметом политических и исторических споров, была истолкована в Москве как обязательство, союзники же позже заявили, что понимали ее иначе[27]. В самом деле, немного спустя они по настоянию Черчилля объявили, что нацеливают свои усилия на Африку, и действительно высадились на относительно не защищенное побережье французских владений в северной части континента. В середине августа, в разгар Сталинградской битвы, Черчилль лично отправился в Москву в сопровождении американца Гарримана, чтобы сообщить Сталину «неприятное известие» и попытаться тем не менее оставить открытой возможность дальнейшего диалога с ним. Сталин жестко реагировал на сообщение, он даже намекнул на то, что английская армия просто трусит; но потом, поняв, как он сам открыто признался, что не в его власти изменить решение партнеров, сделал все для того, чтобы эта первая встреча двух государственных деятелей завершилась в конструктивном духе[28].

Противоречия обострились год спустя. Во время своего пребывания в Москве Черчилль обещал — и на этот раз самым недвусмысленным образом, — что высадка в Европе будет произведена в 1943 г. Сталин без устали настаивал на необходимости открытия второго фронта. 6 ноября 1942 г. он указал на его отсутствие как на главную причину поражений, понесенных в тот год советскими войсками. Даже отзываясь с похвалой об африканской экспедиции союзников, он напомнил, что полем решающего сражения должна стать Европа[29]. Послы СССР в Вашингтоне и Лондоне, Литвинов и Майский, не только продолжали постоянно напоминать об этом соответствующим правительствам, но и, не слишком считаясь с дипломатическими традициями, взялись непосредственно за организацию кампаний в пользу открытия второго фронта среди общественности двух стран. Как в Америке, так и в Англии эти кампании встречали благожелательный отклик, становились все более популярными среди масс, которые понимали, как сказал Рузвельт, что «русские армии убивают больше солдат держав “оси” и уничтожают больше их боевой техники, чем все остальные 26 объединенных наций, вместе взятые»[30]. Однако тем временем стратегия периферийных операций, начатия англичанами и американцами высадкой в Африке, диктовала свою логику. Наступление на Францию вновь было отложено из-за необходимости развивать успех в Средиземноморье, на этот раз в Италии. Повторные напоминания Сталина остались втуне. Когда его информировали о новой отсрочке, он написал Рузвельту и Черчиллю письма, полные резких и открытых упреков: это решение, писал он, «предоставляет /141/ советскую Армию… своим собственным силам, почти в единоборстве с еще очень сильным и опасным врагом»[31]. Таким образом, в середине 1943 г., когда все это происходило, трехсторонняя коалиция пережила свой самый острый кризис за время войны.

Сегодня нам известны все доводы, которые приводились руководителями двух западных держав в оправдание своих решений. Черчилль подчеркивал, что численность английских войск ограниченна и они разбросаны по другим театрам войны, что английская авиация и так уже подвергает германские тылы интенсивным бомбардировкам, что, наконец, англичане и американцы сражаются также в Тихом океане и тем не менее посылают военные материалы Советскому Союзу. Мы знаем также, что на протяжении всех этих месяцев между английскими и американскими политическими и военными руководителями шел спор. Первые выступали в пользу средиземноморского варианта, более созвучного их имперской политике; вторые выражали убеждение, что бросок во Францию непосредственно к сердцу Европы и Германии ускорит поражение Гитлера, но в конце концов соглашались с доводами англичан. Здесь нет смысла анализировать мотивы «священного эгоизма», которыми обосновывались решения союзников, и их политические концепции. Нет смысла здесь разбирать и доводы стратегического характера, приводившиеся в их объяснение, отметим лишь, что эти доводы неизменно опровергаются советскими военными историками[32]. Однако исследователь, занимающийся историей СССР, должен учитывать, какое глубокое воздействие эти решения оказали на образ мыслей советских людей и в конечном счете на сами результаты войны.

Конечно, когда Сталин и его пресса называли отсутствие второго фронта главной причиной нового отступления советских войск в 1942 г. , то это было явное упрощение. Тем не менее в том ужасающем положении, в котором находился тогда Советский Союз, подобное пропагандистское преувеличение было вполне объяснимо. В тогдашних условиях оно было вполне оправданно. В течение трех лет Советский Союз в одиночку выдерживал натиск подавляющей части вооруженных сил Германии и ее европейских сателлитов. За эту прискорбную «привилегию» СССР расплачивался не только чудовищным истощением своих материальных ресурсов, но и миллионами человеческих жизней, по сравнению с которыми потери союзников выглядели ничтожно малыми. Для самих немцев понятие «война» ассоциировалось прежде всего с теми военными операциями, которые они вели на Восточном фронте[33]. Вынужденные жертвовать всем ради сопротивления и победы, советские люди невольно приходили к мысли, что союзники хотят вести войну с Германией их руками. Отсюда рождалось и другое подозрение: что две западные державы, в сущности, были бы не против того, чтобы СССР и Германия взаимно обескровили друг друга — тем легче было бы потом диктовать им свою волю. Поведение союзников усиливало подобные /142/ подозрения, тем более что в начале войны замыслы такого рода действительно получили известное распространение в правящих кругах обеих держав (их, в частности, выложил без обиняков один американский сенатор, которому была уготована в будущем большая известность, — Гарри Трумэн[34]).

Открыто это обвинение было сформулировано в советских документах после войны. Но, вероятно, эта мысль никогда не покидала Сталина. И не его одного (иначе все ограничилось бы полемикой в верхах: ведь Черчилль в свою очередь обвинял Сталина в том, что тот хотел проделать то же самое с англичанами в 1939 г.[35]). Между тем эту мысль разделяло куда большее число людей. Утверждение о том, что истощение СССР входило в стратегические расчеты западных держав (даже если они в том и не признавались вслух), до сего дня было повторено с убеждением всеми советскими историками независимо от их разногласий по многим другим вопросам[36]. Мысль эта присутствовала уже в дипломатических депешах, которые во время войны посылали в Москву советские представители за рубежом; по-разному выраженная, но равно настойчиво она проводится в многочисленных мемуарах, написанных после войны советскими генералами[37]. Это свидетельствует о том, что указанное убеждение за время войны укоренилось во всем руководящем слое советского общества. Его корни вместе с тем шли и много глубже. Иностранные корреспонденты рассказывают, что аналогичные вопросы и упреки им адресовали простые граждане и солдаты, на фронте и в осажденном Ленинграде, в набитых ранеными московских госпиталях и даже дети в школах. Один из них написал, что в 1943 г. советское правительство относилось к союзникам более благожелательно, чем народ[38]. Посол США Стэндли также сообщал в 1942 г. в Вашингтон: если второй фронт не будет открыт «в скором времени и широких масштабах, эти люди настолько разуверятся в искренности наших намерений… что делу объединенных наций будет нанесен неизмеримый ущерб»[39].


Имеется, наконец, еще одно красноречивое свидетельство. Указанный мотив неизменно воспроизводится советскими писателями в их произведениях о войне. Их отношение к нему выражают в обобщенном виде слова Эренбурга:

«Конечно, я понимаю, почему союзники начали военные операции летом 1944 года, а не 1942-го. Уилки, а позднее Иден говорили мне, что к десанту они не были достаточно подготовлены и не хотели “лишних жертв”. Армия Гитлера, по их мнению, должна была сноситься на нашем фронте. “Лишние жертвы” достались нам. Понять подобный расчет можно — не такие уж это сложные выкладки, а вот забыть о происшедшем трудно — почти у каждого из нас оно связано с личным горем»[40].

Из всего этого неверно было бы заключить — как это сделал кое-кто из советских авторов в пылу послевоенной полемики, — что стратегия двух великих западных держав сводилась попросту к бездействию. Коалиция была необходима всем ее участникам для /143/ достижения окончательного результата: победы в войне. То, что советский народ имел на своей стороне столь могущественных союзников, было для него источником утешения даже в самые суровые военные годы, и Сталин (а с ним и вся советская пропаганда) не раз подчеркивал большую ценность этого фактора, в том числе и в моменты острейших разногласий внутри коалиции. Действия англичан и американцев ослабляли Гитлера и отводили от СССР японскую угрозу. О потоке военно-экономической помощи в Советский Союз мы уже говорили. Правда, и в этой области не обходилось без трений, особенно летом 1942 г., когда конвои транспортных судов союзников, следовавших арктическими широтами, на время прекратили движение (перерыв повторился и год спустя). В обоснование такого решения союзники сослались на тяжелые потери, понесенные конвоем РQ-17. Командовавший им английский адмирал из страха перед массированным нападением немецких кораблей в открытом море внезапно приказал военному сопровождению покинуть транспорты. Грузовым судам был дан приказ рассредоточиться и продолжать движение поодиночке, на свой страх и риск. Беззащитные суда стали легкой добычей вражеских самолетов и подводных лодок[41]. Последовавший за этим перерыв в отправке конвоев и притом как раз в то время, когда шло сражение в Сталинграде, — оставил у советских руководителей новый осадок горечи.

В 1941 г., когда судьбы войны поворачивались, казалось, к худшему, Сталин даже предложил было, чтобы на русский фронт были направлены английские и американские войска, которые бы оставались при этом под своим национальным командованием[42] (позже подобные идеи никогда не приходили ему в голову). Из этого предложения, натолкнувшегося и на технические, и на психологические препятствия, так ничего и не вышло. Единственный союзнический контингент, довольно внушительный по численности, который мог бы сражаться на Восточном фронте плечом к плечу с советскими войсками, был представлен поляками. В соглашениях, заключенных в августе 1941 г. с Бенешем и Сикорским, СССР взял на себя обязательство сформировать на своей территории чешские и польские автономные военные части. Более крупными должны были быть именно польские соединения (в соглашении даже говорилось о «польской армии»), ибо на советской территории были интернированы или, во всяком случае, находились многочисленные граждане Польши[43]. В отношениях с ними, однако, психологические трудности были неимоверно более значительными, чем технические, хотя и эти последние были отнюдь не малы.

Офицеры и солдаты рождающихся польских частей перед тем провели почти два года в концентрационных лагерях, и у них свежо было воспоминание о 1939 г. , когда советские войска вошли в их страну вместе с германскими. Понятно, что многие из этих людей затаили обиду на русских. Между Советским правительством и эмигрантским правительством Польши к тому же не было никакой договоренности /144/ относительно критериев вербовки в новую армию. Поляки продолжали считать своими согражданами тех западных украинцев и белорусов, которых Москва, напротив, рассматривала как советских граждан. Наконец, нехватка продовольствия и снаряжения, беспорядок, трагические обстоятельства зимы 1941/42 г. — все это делало весьма тягостным положение формирующихся польских частей (впрочем, советским частям приходилось не лучше). Начиная с декабря 1941 г. Сикорский и назначенный командующим польской армией в СССР генерал Андерс просили у Сталина перевести армию в Иран, под эгиду англичан[44]. Несмотря на возражения московского правительства, поляки в конце концов добились удовлетворения своей просьбы: первый контингент отбыл весной 1942 г., а остальные — в августе, то есть в самый разгар Сталинградской битвы. Всего, то есть вместе с вспомогательными службами, в польской армии насчитывалось 100 тыс. человек. Их отбытие напоминало бегство с тонущего корабля. Польские лидеры полагали, что поступают очень дальновидно: после ожидаемого поражения СССР у них останутся нетронутыми их вооруженные силы, которые, сражаясь вместе с англичанами, победоносно вернутся в Польшу и образуют там ядро самой могущественной армии Восточной Европы. На самом же деле они упустили последнюю возможность оказаться на родной земле в момент ее освобождения[45].

Памятка Иосифа Сталина об открытии Второго фронта в годы Великой Отечественной войны, 13 августа 1942 г.

Предоставлено Библиотекой Конгресса, Сталин, Джозеф, «Меморандум на русском языке от Иосифа Сталина об открытии второго фронта в Европе во время Второй мировой войны, с его английским переводом», 13 августа 1942 г.

Описание

В августе 1942 года Рузвельт назначил У. Аверелла Гарримана представителем Соединенных Штатов на конференции с премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем и лидером Советского Союза Иосифом Сталиным. Московская конференция стремилась к общему пониманию советских и англо-американских военных планов и была на тот момент встречей на высшем уровне трех союзников. На конференции Черчилль сообщил неприятные новости. Он сказал Сталину, что западные военные планировщики пришли к выводу, что англо-американское вторжение в Европу в том году было «военной глупостью». Однако Советы хотели создать «второй фронт», чтобы ослабить давление нацистов. В ответ Черчиллю Сталин передал Гарриману эту записку, в которой осуждал решение премьер-министра и утверждал, что британские и американские войска способны вторгнуться в Европу в 1942 году.

Стенограмма докладной записки Иосифа Сталина

Вопросы, зависящие от источника

  • Как Иосиф Сталин описал значение второго фронта в конфликте в Европе как для России, так и для ее союзников?
  • Как бы вы оценили силу союза между Советским Союзом и его европейскими и американскими союзниками? Используйте доказательства из источника.
  • Что сказало изменение планов и влияние этого изменения на цели Соединенных Штатов в Европе? Как его бездействие в этом вопросе согласуется с его мотивами?
  • Исходя из географического положения Советского Союза, почему U.С. не хочет, чтобы СССР присоединился к борьбе с Японией?

Информация о цитировании 

Сталин, Иосиф, «Меморандум на русском языке от Иосифа Сталина об открытии второго фронта в Европе во время Второй мировой войны, с его английским переводом», 13 августа 1942 г. Предоставлено Библиотекой Конгресса

вех: 1937–1945 — Офис историка

Тегеранская конференция — встреча президента США Франклина
Делано Рузвельт, премьер-министр Великобритании Уинстон
Черчилль и премьер-министр СССР Иосиф Сталин.
в Тегеране, Иран, с 28 ноября по 1 декабря 1943 г.

Сталин, Рузвельт и Черчилль на Тегеранской конференции

Во время конференции три лидера согласовали свою военную стратегию.
против Германии и Японии и принял ряд важных решений, касающихся
эпоха после Второй мировой войны. Наиболее заметные достижения конференции
сосредоточены на следующих этапах войны против держав Оси в Европе и
Азия.Рузвельт, Черчилль и Сталин обсуждали
условия, на которых британцы и американцы, наконец, взяли на себя обязательство запустить
Операция «Оверлорд» — вторжение в северную Францию, которая должна быть завершена к маю
1944. Советы, которые давно подталкивали союзников к открытию второго фронта,
согласился начать еще одно крупное наступление на Восточном фронте, которое отвлекло бы
Немецкие войска в стороне от кампании союзников на севере Франции.Сталин также
в принципе согласился, что Советский Союз объявит войну Японии
после победы союзников над Германией. В обмен на советскую декларацию
войны против Японии Рузвельт уступил требованиям Сталина относительно Курильских
островов и южной половины Сахалина, а также доступ к незамерзающим портам
Дайрен (Далянь) и Порт-Артур (порт Люшунь), расположенные на Ляодунском полуострове.
в северном Китае.Точные детали этой сделки не уточнялись.
однако до Ялтинской конференции 1945 г.

В Тегеране лидеры трех союзников также обсудили важные вопросы, касающиеся
судьба Восточной Европы и Германии в послевоенный период. Сталин настаивал на
пересмотр восточной границы Польши с Советским Союзом в соответствии с линией
установлен министром иностранных дел Великобритании лордом Керзоном в 1920 году.Чтобы компенсировать
Польше в связи с потерей территории, три лидера договорились о переносе
Немецко-польская граница по рекам Одер и Нейсе. Это решение не было
официально ратифицированы, однако, до Потсдамской конференции 1945 г. Во время этих
переговоров Рузвельт также заручился от Сталина его заверениями в том, что республики
Литва, Латвия и Эстония были вновь включены в состав Советского Союза.
только после того, как граждане каждой республики проголосовали по этому вопросу на референдуме.Сталин подчеркивал, однако, что этот вопрос должен решаться «в
соответствии с советской конституцией», и что он не согласится ни на
международный контроль над выборами. Рузвельт, Черчилль и Сталин тоже
поднял вопрос о возможном послевоенном разделе Германии на союзные
зоны оккупации и согласились, чтобы Европейская консультативная комиссия
«внимательно изучить вопрос о расчленении», прежде чем будет принято какое-либо окончательное решение.
взятый.

Более широкое международное сотрудничество также стало центральной темой
переговоры в Тегеране. Рузвельт и Сталин наедине обсудили состав
Организации Объединенных Наций. На Московском совещании министров иностранных дел в г.
Октябрь и ноябрь 1943 года, США, Великобритания, Китай и СССР
Союз подписал декларацию четырех держав, четвертый пункт которой призывал к
создание «всеобщей международной организации», призванной содействовать
«Международный мир и безопасность. В Тегеране Рузвельт изложил Сталину свою
видение предлагаемой организации, в которой будущая Организация Объединенных Наций будет
доминируют «четыре полицейских» (США, Великобритания, Китай и Советский Союз).
Союза), которые «были бы наделены властью немедленно реагировать на любую угрозу
мир и любые внезапные чрезвычайные ситуации, требующие действий».

Наконец, три лидера издали «Декларацию трех держав относительно
Иран.В нем они поблагодарили правительство Ирана за помощь в
войны против Германии и обещал оказывать ей экономическую помощь как
во время и после войны. Самое главное, США, Британия и Советский Союз
Правительства заявили, что все они разделяют «стремление к сохранению
независимость, суверенитет и территориальная целостность Ирана».

Рузвельт добился многих своих целей во время конференции. Советский Союз
обязались присоединиться к войне против Японии и выразили поддержку
Планы Рузвельта относительно Организации Объединенных Наций. Самое главное, как считал Рузвельт
что он завоевал доверие Сталина, доказав, что Соединенные Штаты
готовность вести переговоры с Советским Союзом напрямую и, что самое главное, путем
гарантируя открытие второго фронта во Франции к весне 1944 года.
Однако Сталин также добился предварительных уступок по Восточной Европе, которые
быть подтверждены на более поздних конференциях военного времени.

Музей Рузвельта: Второй фронт

Второй фронт

С 1942 по 1944 год в стратегических дебатах союзников доминировала одна тема — создание Второго фронта в Европе. В эти годы Советский Союз в одиночку сопротивлялся массированному немецкому вторжению. Сталин потребовал от своих союзников нанести удар в самое сердце гитлеровской империи на северо-западе Европы, создав «второй фронт».

Военные советники Рузвельта выступали за скорейшее наступление на северо-запад Европы.Но Черчилль утверждал, что для обеспечения успеха необходимо большое наращивание сил в Великобритании. Вместо этого он настаивал на стратегии атак на окраинах империи Оси, начиная с Северной Африки и Италии, пока велась подготовка к большому вторжению в северо-западную Европу.

Стремясь сосредоточить внимание американцев на войне с Германией, Рузвельт согласился. Чтобы убедить Сталина в англо-американской решимости, Рузвельт объявил на конференции в Касабланке 1943 года, что союзники примут только «безоговорочную капитуляцию» от держав Оси.Он и Черчилль также инициировали совместную бомбардировку Германии.

В течение 1942, 1943 и 1944 годов американские войска также неуклонно продвигались в Тихом океане, превзойдя первоначальные ожидания, что они могли только поддерживать «удержание» до поражения Германии.

День Д: 6 июня 1944 г.

«Всемогущий Бог: наши сыновья, гордость нашей нации, в этот день предприняли великие усилия, борьбу, чтобы сохранить нашу Республику, нашу религию и нашу цивилизацию и освободить страдающее человечество. »

     — Франклин Рузвельт, Молитва в день «Д», радиообращение, 6 июня 1944 г. в Ла-Манше Шло долгожданное вторжение в северо-западную Европу

На организацию вторжения ушли годы Сотни тысяч человек и миллионы тонн техники были перевезены в Великобританию В состав сил вторжения входили американцы, британцы и канадцы с дополнительными войсками из Франции и других союзных стран.

Операция стала кульминацией Большой стратегии Рузвельта, особенно его решения нанести поражение «Германии прежде всего» и его настойчивого требования — вопреки сопротивлению Черчилля — провести вторжение весной 1944 года. Она создала прочный «Второй фронт» в Европе, оставив Гитлеровские армии зажаты в тисках, сражаясь с Советами на Востоке и силами союзников на Западе.

Чтобы узнать больше о глобусе Рузвельта, показанном выше, посетите нашу коллекцию цифровых артефактов.

Эволюция внешней политики Сталина во время Второй мировой войны

Еще до начала Второй мировой войны в 1939 году основные цели внешней политики Сталина были ясны, он последовательно проводил геополитическую политику, которая стремилась утолить свое неустанное стремление к безопасности путем расширения советских границ вовне, сделав Россию доминирующей державой на Евразийский массив суши с буферными государствами к западу от нее. Эта цель преследовалась перед войной и на протяжении всей войны и была обусловлена ​​сочетанием прагматизма, идеологии и сталинской паранойи, что делало безопасность его главной заботой. Сталинская «цель безопасности» не изменилась в ответ на политику Запада, однако изменились его методы ее достижения. До войны и до 1941 года этого добивались в контексте союза с нацистской Германией, которая использовала Сталина для достижения своих целей в Польше и Франции. После Барбароссы цель Сталина осталась прежней, но методы ее достижения должны были измениться.Когда стало очевидно, что союзники настроены враждебно по отношению к России, сохранившей послевоенные границы 1941 года, Сталин принял Стратегию национального фронта, в которой упор делался на демократию и умеренность для достижения своих целей без противодействия Западу. Когда это явно пошатнулось и когда Сталин осознал важность России для союзников, особенно после Ялты, он стал менее склонен к примирению и не боялся лишний раз чинить препятствия и применять силу для достижения своей цели. Сталин также хотел экономической помощи и второго фронта с Запада, чтобы уменьшить давление на Красную Армию.Как и вопрос о границах, эти цели оставались неизменными на протяжении всей войны, хотя его методы их достижения менялись в ответ на политику союзников. Самое примечательное, что Сталин прибегал к «шантажу»[1] союзников, намекая на сепаратный мир с немцами, чтобы заставить их действовать.

Сталин был одержим границами, потому что считал, что без их расширения Россия уязвима; в конце концов, в период с 1914 по 1941 год она трижды подвергалась вторжению. Важным фактором, который нельзя недооценивать, говоря о том, чего Сталин хотел от западных держав, является его личность и его паранойя.Это стояло за всем, что делал Сталин. Как убедительно демонстрирует Раймонд Бирт, «клиническое описание параноика почти идеально описывает личность Сталина»; Сталин не мог доверять даже самым близким ему людям, не говоря уже о таких людях, как Черчилль, однажды цитировавший слова о том, что большевистское дитя должно быть задушено в кроватке[2]. На протяжении всей войны Сталин регулярно обвинял союзников в стремлении к сепаратному миру с Германией, вот почему он так отчаянно нуждался во втором фронте, чтобы получить согласие союзников.События усугубили паранойю Сталина. Он был особенно обеспокоен после «Дела Гесса» в 1941 году и «Бернских переговоров» в 1945 году. После Барбароссы Сталин опасался, что британская политика будет сидеть сложа руки и смотреть, как Германия и Россия истекают кровью друг друга. В телеграмме Ивану Майскому (послу России в Великобритании) 19 октября 1941 года Сталин писал: «Черчилль стремится к разгрому СССР, чтобы договориться с Германией… без этого предположения трудно объяснить Поведение Черчилля на втором фронте и количество поставок в СССР»[3].Сталин считал, что «Черчилль — это такой человек, который за копейку залезет в ваш карман, если вы не будете его смотреть»[4]. Подозрение Сталина не могло развеяться даже после «Оверлорда», о чем свидетельствуют его послания Рузвельту в апреле 1945 года, где паранойя по поводу встреч с немцами в Берне заставила его заявить: «Вы подтвердили, что никаких переговоров не велось». Видимо вы не полностью информированы»[5]. Паранойя Сталина также является основной причиной того, почему безопасность была так важна для него и почему он настойчиво проводил территориальную дипломатию, стремясь найти буферные государства на своем западе и вернуть себе стратегические порты и острова у Китая и Японии на востоке.Эти цели и достижения советской «сферы влияния» оставались важными для Сталина даже после того, как Россия стала союзником единственных оставшихся «великих держав» после поражения Оси, и после того, как была создана структура (Организация Объединенных Наций) для решения с межгосударственным конфликтом.

Цели безопасности Сталина оставались неизменными на протяжении всей войны. Вплоть до 1941 года Сталин искал безопасности в верности нацистской Германии, полагая, что это лучший способ достичь баланса сил в Европе и предотвратить немецкое нападение, которое ожидалось когда-то, пока еще неизвестно, в будущем.Сталин подписал нацистско-советский пакт, потому что он с подозрением относился к британским и французским мотивам, опасаясь, что они вступят в союз с Германией, а также из-за того факта, что Великобритания (в отличие от Германии) не позволит России аннексировать Финляндию и страны Балтии. В то время как Гитлер вызывал ужас в Москве Антикоминтерновским пактом 1936 года и гражданской войной в Испании, игнорирование Великобританией советской политики в 1938 году, отдававшее предпочтение самоопределению судетских немцев, а не территориальной целостности Чехословакии, заставило Сталина поверить в то, что сохранение мира в краткосрочной перспективе договор с Германией был предпочтительнее.Сталин надеялся сохранить мир и организовать ряд буферных государств на границах России, удерживая Гитлера поблизости.

Стратегия уклонения от войны для достижения своих интересов безопасности в Европе была обусловлена ​​слабостью Красной Армии и опасением Сталина, что в войне капиталисты объединятся, чтобы свергнуть коммунистический режим. Таким образом, пакт имел идеологическую подоплеку, и подозрения Сталина в данном случае понятны: Британия нагло носила свой антибольшевизм, а Германия разработала антикоминтерновский пакт.Позже Сталин сказал Черчиллю, что считает переговоры с Францией и Великобританией «неискренними и преследующими цель запугать Гитлера, с которым [союзники] позже придут к соглашению»[6]. Нацистско-советский пакт разделил капиталистов пополам и позволил Сталину захватить часть Восточной Европы.

Значение Пакта для будущего курса и эволюции советской внешней политики «невозможно переоценить»[7], так как он определял содержание соглашения о сферах влияния, то есть исключительную свободу политического и дипломатического маневра в выделенной области. , которого Сталин добивался на протяжении всей войны.Пакт был, несомненно, успешным для Сталина, так как, хотя он и был недолгим, он получил то, что хотел от держав на его западе: буферную зону от агрессии и внутрикапиталистический конфликт. Сталин надеялся, что сможет использовать это в своих интересах, укрепив позиции России по отношению к обеим сторонам. Вслед за Барбароссой цели Сталина, очевидно, должны были измениться. В основном он хотел уничтожения Германии и помощи в этом. Однако он по-прежнему желал советской сферы влияния в Восточной Европе, ценность которой была продемонстрирована расширением наступления Германии в 1941 году. За восстановление границ 1941 года боролась Россия.

Несмотря на то, что вермахтская операция «Тайфун» к 5 декабря 1941 года передвинула фронт к воротам Москвы, примечательно, что, когда Идеи прибыл в город 16 декабря, Сталин попросил британского министра иностранных дел не только об экономической помощи для решения насущной дилеммы, но и за соглашение о том, где должны быть советские границы, когда война будет выиграна, Сталин настаивал, чтобы они вернулись туда, где они были в 1941 году. Иден был несколько удивлен, и когда он сообщил, что не имеет полномочий соглашаться На такой широкий спектр предложений Сталин ответил отказом подписать союз.Даже в ходе войны требования Сталина о границах 1941 года оставались неизменными, в Ялте в 1944 году, когда войска Зухова находились в 40 милях от Берлина, Сталин все еще чувствовал необходимость объяснить, что «на протяжении всей истории Польша всегда была коридором, через который пришел враг. напасть на Россию… [это] потому, что Польша была слаба»[8].

Тем не менее, когда положение на фронте стало более отчаянным, приоритеты Сталина изменились. В мае 1942 года в Лондоне Молотов примечательным образом отказался от своих требований о соглашении о послевоенных границах и подписал, к удивлению Идена, только договор о союзе с Великобританией на двадцать лет.Было высказано предположение, что этот разворот был вызван тем, что Россия более остро нуждалась во втором фронте, и в ответ на политику союзников не говорить о границах до мира они изменили свои цели[9]. Молотов, как утверждает аргумент, отказался от пограничных требований, чтобы создать чувство долга со стороны Рузвельта. Из их переписки Сталин полагал, что Рузвельт был готов предпринять шаги по открытию второго фронта, чтобы ослабить давление на Советы. Он писал Сталину, что «имеет в виду очень важное военное предложение, предусматривающее использование наших вооруженных сил для разгрузки вашего критически важного западного фронта».Эта цель имеет для меня большое значение… время имеет существенное значение, если мы хотим оказать важную помощь»[10]. Этому способствовало то, что 24 мая -го года американский посол в Великобритании Джон Гилберт Винант сказал Молотову, что второй фронт имеет большее значение для Рузвельта, заключающего пограничные договоры. Таким образом, Москва была побуждена воздержаться от проталкивания вопроса о границах в Лондоне «обещанием Рузвельтом второго фронта в том же году»[11]. Дерек Уотсон утверждает, что «при ухудшении военной ситуации… пришлось отказаться от более широких целей ради второго фронта, чтобы ослабить давление на СССР и обеспечить его выживание»[12].

На самом деле американская позиция не имела ничего общего с тем, что Молотов принял предложение Идена — еще до того, как Молотов сообщил Кремлю, что он должен встретиться с Винантом, Сталин телеграфировал ему, что документ Идена «был важным документом». В нем отсутствует вопрос о границах, но, возможно, это неплохо, поскольку дает нам полную свободу действий. Вопрос безопасности… будет решаться силой»[13]. Эдуард Маркс считает, что «неизбежным выводом» было то, что союз был на самом деле важной целью для Сталина[14]. Политика Сталина менялась, и он начинал придавать все большее значение послевоенному продолжению «большой тройки». Сами Советы признали союз «важной исторической вехой», учитывая враждебность, очевидную с 1917 года[15]. Джеффри Робертс утверждает, что встреча в Лондоне стала началом медленно развивающейся, но, тем не менее, «фундаментальной переориентации советской внешней политики»[16]. Сталин начал брать на себя обязательство обеспечить безопасность путем сохранения союза в условиях мира.Это, однако, не означало, что его проект безопасности через сферы влияния был заброшен, он переосмысливался в виде разделения мира на три союзные сферы влияния, которые должны были стать основой советско-западного союза. Об этом свидетельствует энтузиазм по поводу послевоенных планов Рузвельта, переданный Молотову 29 мая. В телеграмме Молотову от 1 июня 1942 года Сталин писал: «Заявления Рузвельта о сохранении мира после войны абсолютно правильны.Можно не сомневаться, что без создания объединения вооруженных сил Англии, США и СССР для предупреждения агрессии не удастся сохранить мир в будущем». По сути, ту же точку зрения высказал Сталин в ноябре 1944 г., заявив, что Великий союз «появился не из случайных или преходящих мотивов, а из жизненно важных и долгосрочных интересов»[17].

Сталин приспосабливал свою политику безопасности к такой, которая сочетала величие с сотрудничеством. Для Сталина они были не отдельными, а переплетенными: составными частями единой политики.Сталин начал видеть в коалиции не препятствие для своих желаний, а центральное место в достижении его экспансионистских целей и целей безопасности. Есть две очевидные причины высокого значения, которое Сталин теперь начал придавать союзникам: во-первых, для восстановления советской экономики ей потребуется значительная экономическая помощь Запада, а во-вторых, в конце войны Россия окажется в беспомощном положении. для пробы сил. Были и другие, более тонкие причины, важные для Сталина. В основном это было оборонительное соображение, западные вооруженные силы были впечатляющими, но союз усложнил бы их капиталистическую убежденность работать против России. Сталин также хотел участия в оккупации Японии, опеки над Северной Африкой, пересмотра договора Монтрё и, самое главное, репараций от Германии и права голоса в ее послевоенном управлении. Этого можно было достичь только в контексте единства союзников.

Поэтому Сталину пришлось изменить свой восточноевропейский подход. Хотя его цель распространения советского влияния осталась прежней, для сохранения Великого союза Сталин не мог открыто навязывать революцию посредством убийств и депортаций, как он это делал раньше.Рузвельт продал войну американскому народу как крестовый поход за либерально-демократические ценности, выраженные в Атлантической хартии, и убедил союзников поддержать эту программу. Если бы Сталин щеголял этим, Рузвельт мог бы не выжить, и Великий Альянс ушел бы вместе с ним. Чтобы сохранить союз и для распространения советского влияния, Сталину пришлось изменить свою тактику и приказал Коминтерну не настаивать на революции, а подчеркивать общую угрозу фашизма. Создавая проблемы нацистам, не стремясь к революции, европейские коммунисты продемонстрировали Западу свой патриотизм и приверженность демократии, а также заложили основу для будущего политического влияния, против чего союзники не могли возражать и за что могли бы быть им благодарны.Сам Сталин пренебрежительно относился к мировой революции в Тегеране, говоря: «Мы не будем об этом беспокоиться. Нам оказалось не так просто создать коммунистическое общество»[18].

Стратегия Национального фронта была реализована по всей Европе, чтобы привлечь массы к коммунизму, не противодействуя Западу. Это заключалось в акценте на национализме (а не на классе), подчеркивании «национальных путей к социализму»[19], призывах к умеренным и нереволюционным социально-экономическим реформам, таким как земельная реформа и смешанная экономика (популярные в Европе идеи, которые не откровенно радикальные, но также сломили бы власть крупной буржуазии и стали бы шагом к социализму), уважение к «буржуазной демократии» с ее парламентами и партиями и, наконец, обещание эффективного управления: коммунисты должны быть ответственной партией в любой парламент с практическими ответами на насущные проблемы. Цель этих инструкций также была разъяснена; Сталин подчеркивал солидарность союзников и необходимость сохранения союза.

Эта стратегия была ответом на демократическую и либеральную политику западных держав, которые отказывались говорить о границах до мира. Это был способ добиться господства Советского Союза в Восточной Европе без осуждения со стороны Запада, что могло нанести ущерб Большому Альянсу. Некоторые историки утверждали, что это было не так и что сталинская внешняя политика была ситуативной, реактивной и оппортунистической.Войтех Мастный утверждает, что «нигде за пределами того, что Москва считала советскими границами, ее политика не предусматривала установления коммунистических режимов»[20]. Однако данные, полученные со времени написания Мастным, показывают, что, хотя у нас до сих пор нет полной картины, у Сталина была четкая стратегия в отношении Восточной Европы. Редакция нового сборника документов Российского института всеобщей истории считает, что «очевидно, что деятельность Коминтерна, проводившаяся до мая 1943 г. , после этого не только не прервалась, но и расширилась»[21]; письма и телеграммы, отправленные коммунистическим партиям Европы, ясно показывают это.4 апреля 1943 г. Польская ПНР получила сообщение, в котором говорилось, что «политические структуры в Польше должны быть определены в соответствии с решениями партийной платформы, то есть как демократический, а не советский порядок», а в феврале 1944 г. было указано, что самое главное не должно «создавать ложного впечатления, что ПНР осуществляет источник советизации в Польше, что при нынешнем состоянии внешних дел может только поощрить всякого рода провокаторов и всякого врага польского люди’.Преемник Коминтерна, OMI, , был более откровенным, говоря PRR, что радикализм «сделает Польшу яблоком раздора между державами Тегерана», вместо этого они должны стремиться создать «ситуацию, благоприятную для наших долгосрочных планов» (18). июль 1944 г.)[22]. Подобные сообщения были разосланы коммунистическим партиям по всей Европе как на Востоке, так и на Западе.

Однако, несмотря на это, следует также помнить, что на протяжении всей войны были случаи, когда Сталин очень мешал Западу поверить в то, что он действительно намеревался сохранить Альянс.В то время как Сталин инструктировал европейских коммунистов не быть враждебными, сам Сталин делал именно это. Например, разорвав отношения с польским правительством в изгнании в 1943 году, он вряд ли продемонстрировал свою приверженность Альянсу. Кроме того, на протяжении всей войны он проводил политику, которая часто была совершенно неприемлемой для союзников, что важно, оставив Польскую Армию Крайовой на растерзание немцам в Варшаве в июле-октябре 1944 года, несмотря на то, что Красная Армия находилась всего в десяти километрах от него.Гланц утверждал, что Красная Армия не была в состоянии взять Варшаву в то время[23], однако, даже если бы это было так, отказ позволить самолетам союзников действовать на советской территории для помощи полякам был непростительным. Это привело к потере веры союзников в Советы. Посол США Гарриман писал Корделлу Халлу, что отказ в помощи Варшаве был «основан не на оперативных трудностях, а на безжалостных политических соображениях»[24]. Однако Сталин не видел в таких действиях препятствия для послевоенного мира.Вместо этого он считал это уместным, и его паранойя убедила его в том, что Армия Крайовой была «преступниками, жаждущими власти… подставляющими безоружных людей под немецкое оружие… гитлеровцами, [которые] жестоко истребляют гражданское население», говоря Черчиллю, что «советские войска делают все возможное»[25]. Для Сталина поляки были врагами. Кроме того, вполне вероятно, что он недооценил опасения союзников по поводу Варшавы. В конце концов, сотни советских городов были разорены нацистами, а миллионы погибли без такой заботы союзников.Для Сталина тревога союзников по поводу Варшавы казалась примечательной.

К концу войны Стратегия Национального фронта явно не достигла своих целей. Нигде в Европе коммунистам не удалось завоевать критическую массу поддержки, и они не могли удержаться у власти, не прибегая к диктаторским методам и грубой силе Красной Армии, что было враждебно Западному альянсу. Кроме того, непоследовательное поведение Сталина, например, в отношении Варшавы в 1944 году, его постоянное требование границ 1941 года и его ощущение, что с Россией плохо обращались, вызывали у союзников чувство угрозы и беспокойства.Хотя в конечном итоге стратегия Национального фронта не сработала, ее принятие в 1943 году было явным ответом на политику союзников, с которыми Советы понимали, что им нужно работать, чтобы победить фашизм. Несмотря на то, что в Восточной Европе в конце концов возникла жестокость, она не должна была быть таковой — репрессии действительно были результатом провала Стратегии Национального фронта, попытки добиться советизации за пределами России и остаться членом «Большой тройки». .

В конечном итоге Сталин предпочел советизацию Восточной Европы продолжению союза с Западом.Это потому, что в идеологически извращенном сознании Сталина безопасность скорее могла быть достигнута за счет создания сферы влияния, чем за счет сохранения дружеских отношений с другими мировыми державами — Сталин всегда подозревал, что капиталисты когда-нибудь объединятся против России. в будущем, поэтому продолжение союза всегда было временным. Всегда нужно быть осторожным, чтобы не судить об этом решении задним числом, тем не менее, многим на Западе, которые надеялись на продолжение отношений с Россией в будущем, таким как Иден, решение Сталина казалось заблуждением смысла.В конце концов, как сказал Сталин в 1942 году, Восточную Европу «решила сила». Сталину удалось принести социализм в Восточную Европу, но не теми методами, которые он предпочел бы, ценой, которую он надеялся не платить.

После Ялты, чтобы удовлетворить свои параноидальные опасения по поводу безопасности, Сталин опустил над Польшей «железную завесу»[26], к большому неудовольствию британцев. Польша была ключом к советской безопасности, и для создания сильной и дружественной Польши, которую хотел Сталин, правительство, состоящее из лондонских поляков, было неприемлемо, поскольку они не желали играть роль государства-клиента.Хотя это было анафемой для британцев, Сталин чувствовал, что ему нужна его польская буферная зона, и в конечном итоге не остановился ни перед чем, чтобы добиться этого.

Более непосредственными задачами Сталина в начале войны было заручиться соглашением об экономической помощи и открыть второй фронт во Франции. В своих самых первых переписках с Черчиллем Сталин писал: «Мне кажется, что военное положение Советского Союза… значительно улучшилось бы, если бы на Западе был открыт фронт против Гитлера»[27].По мере того, как положение становилось все более отчаянным, Сталин умолял: «Как нам выйти из этой более чем неприятной ситуации?», прежде чем ответить на свой вопрос: «Я думаю, что единственный выход — это создать в этом же году второй фронт на Балканах. или Франция, способная оттянуть от 30 до 40 немецких дивизий с Восточного фронта»[28]. Эта цель оставалась неизменной, несмотря на неоднократные изменения в политике союзников: Сталин по-прежнему хотел иметь второй фронт даже после того, как Красная Армия выглядела так, как будто она может выиграть войну в одиночку после поражений вермахта под Сталинградом и Курском.Однако Сталин изменил свою тактику для достижения этой цели и не боялся жесткой игры, чтобы добиться своего; начиная с 1942 года и далее, как ни странно, учитывая стратегию Национального фронта, сталинские уловки по созданию второго фронта становились все более агрессивными, пока операция не была согласована[29]. Это в какой-то степени отражало разочарование Сталина в связи с тем, что после стольких надежд не удалось открыть второй фронт, а также тяжелое военное положение и огромные жертвы, которые приносила Россия.

Решимость Сталина укрепить второй фронт в ответ на то, что он считал невыполненными обещаниями союзников, и их преследование империалистических целей в Средиземноморье за ​​счет советских войск, сражающихся с немцами.В апреле 1942 г. Рузвельт писал Сталину, намекая на возможный второй фронт, а в мае 1942 г. в Вашингтоне Молотов настаивал на этом, подчеркивая шаткое положение России и утверждая, что, если в этом году с Восточного фронта будет отведено сорок дивизий, последующий прорыв русских мог закончить войну до 1943 года. Однако Молотов не знал, что Черчилль уже отверг «Кувалду» (вторжение в Европу в 1942 году) и трусливо возложил ответственность за информирование Молотова на плечи Рузвельта или позволил ему самостоятельно направить ресурсы на второй фронт. в 1942 году.

Однако Рузвельт сказал Молотову, что у него есть надежда на второй фронт в 1942 году и что это было бы более практичным, если бы Советы сократили свои потребности в припасах с 8 миллионов тонн до 2 миллионов, тем самым освободив корабли для перевозки людей в Великобританию. . Рузвельт сказал Молотову, что «Соединенные Штаты стремились и надеялись создать второй фронт в 1942 году», и сокращение их потребности в материалах повысит шансы[30]. Однако вслед за этим Рузвельт заявил, что необходимо посоветоваться с англичанами, так как именно им придется нести основное бремя, — поэтому он умело возложил решение твердо на плечи Черчилля.Рузвельт был искренне обеспокоен ситуацией на Востоке. Он написал Черчиллю после визита Молотова, в котором говорилось: «Молотов очень ясно дал понять, что очень серьезно беспокоится о следующих 4-5 месяцах… У меня очень сильное ощущение, что положение России неустойчиво и может неуклонно ухудшаться в ближайшие недели… важно то, что мы можем столкнуться и, вероятно, столкнемся с настоящей бедой на русском фронте и должны строить планы ее решения»[31]. Однако Черчилль считал, что средиземноморская стратегия дает самые высокие шансы на успех.

Сталин, отвечая на то, что Рузвельт сказал Молотову, действительно согласился сократить свой спрос на поставки, поэтому он жертвовал одной из своих целей, чтобы попытаться обеспечить другую. Однако это было не то, что имели в виду британцы, и на заключительных переговорах в Лондоне Черчилль предложил самое большее небольшой рейд, ясно дав понять Молотову в памятной записке, в которой говорилось, что британское правительство не связано никакими обязательствами. определенные обязательства на втором фронте. Это, а также визит Черчилля в Москву в августе 1942 года, где он повторил, что второго фронта не будет, привели к изменению тактики Сталина.Сталин отказался от примирительного подхода «услуга за услугу», который он использовал, жертвуя припасами для второго фронта, и теперь оказывал давление на союзников, ставя под сомнение их решимость и позволяя своему гневу и подозрениям выйти на поверхность. Когда Черчилль в Москве сказал Сталину, что второго фронта в 1942 году быть не может, Сталин отреагировал резко, заявив, что «нельзя победить, не рискуя» и «не надо бояться немцев»[32]. Гнев Сталина легко понять: на этом этапе войны союзники не одержали крупных побед (Аламейн должен был прийти), в то время как русские оттеснили немцев от Москвы и с большой ценой удерживали осаду Ленинграда.

После этой встречи и до тех пор, пока Оверлорд не был согласован в Тегеране, тон советской дипломатии становился все более враждебным. В декабре 1942 года в отчете УСС была отмечена статья в советской газете, в которой смело говорилось: «Если русским оставить побеждать в одиночку, они проигнорируют англосаксов при установлении мира». Общие усилия в войне обеспечили бы взаимопонимание и прочное сотрудничество во имя мира». Подобные статьи встревожили Запад и, следовательно, поступили именно так, как намеревалось советское правительство.Адмирал США Эрнест Э. Кинг предупредил других объединенных начальников штабов 16 января 1943 г. , что «если Запад не предпримет каких-либо решительных шагов к разгрому Германии, Россия будет доминировать за мирным столом»[33]. Эти непростые отношения продолжались до первой половины 1943 года, особенно после конференции в Касабланке, на которой Рузвельт и Черчилль договорились во второй раз отложить вторжение через Ла-Манш, чтобы атаковать через Сицилию.

В 1943 году беспокойство Сталина по поводу намерений Запада в отношении второго фронта достигло точки, когда Запад считал, что союзнические и советские отношения находятся в кризисе.11 июня 1943 года Сталин сообщил Рузвельту, что «ваше решение… может серьезно повлиять на дальнейший ход войны»[34], и отказался от запланированной встречи один на один с Рузвельтом, чтобы выразить свое неудовольствие. Сталин также возмущался тем, что такие решения, как капитуляция Италии 2 мая 1943 года, принимались без него. Это последовало за разрывом отношений между Москвой и польским правительством в изгнании в апреле 1943 года после открытия немцами Катыни. Что еще хуже, с марта 1943 года Черчилль приостановил конвои в Россию после некоторых тяжелых потерь.Сталин считал конвои обязательным обязательством перед Советским Союзом, Черчилль, конечно, оспаривал это.

Однако надо иметь в виду и то, что именно в этот период Сталин начинает задумываться о необходимости продолжения послевоенного союза. Хотя краткосрочной и самой ближайшей целью Сталина была помощь и второй фронт, он понимал, что в долгосрочной перспективе для достижения его желаний безопасности продолжение дружбы с союзниками отвечало интересам России.Таким образом, в этот момент возник конфликт между тем, что Сталин хотел от союзников в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Чтобы примирить эти две цели, Сталин согласился на саммит «большой тройки» 8 августа (до заключения Курска), заявив, что это «желательно при первой же возможности»[35], но только в том случае, если может состояться встреча «ответственных представителей заранее подготовить почву. Причина этого в том, что это дало Сталину больше шансов на достижение своих краткосрочных целей, чтобы он мог сосредоточиться на своих амбициях в области безопасности на встрече «большой тройки», когда она состоится. Таким образом, советская повестка дня на Московском совещании министров иностранных дел 19 октября 1943 г. содержала только один пункт: «Меры по сокращению войны». Вдобавок к этому Сталин приказал предпринять ряд инициатив, чтобы компенсировать любые плохие отношения, которые он мог вызвать своей непримиримостью на втором фронте. Самым важным шагом было упразднение Коминтерна 15 мая 1943 года, рассчитанное на то, чтобы вызвать благоприятную реакцию и стать своевременной мерой для облегчения отношений между союзниками. Корделл Халл воскликнул, что «устранение организации из международной жизни… несомненно, будет способствовать повышению степени доверия»[36].В 1943 году Сталин также сделал значительные уступки русской церкви. Это было в первую очередь мотивировано внутренней причиной использования церкви для повышения патриотизма и морального духа. Однако Сталин разрешил церкви избрать нового Патриарха только 8 сентября, после того как ситуация в Курской области изменилась. Несомненно, что Сталин, принимая это решение, учитывал и международную реакцию: в правление Британского фонда помощи России входили и госпожа Черчилль, и декан Кентерберийского университета Хьюлетт Джонсон, а Сталин был бы признателен, что это тоже прошло бы хорошо. в Америке.

Сталин следил за тем, чтобы его союзники оставались в стороне, поскольку он все еще хотел послевоенного урегулирования, отвечающего его потребностям, а также предупреждал их о возможных последствиях отказа от открытия второго фронта и напоминал им об огромных жертвах, которые Советы принесли в сравнение с союзниками. В Тегеране Сталин твердо придерживался своих целей и снова не изменил их в ответ на политику Запада. Действительно, тактика Сталина в Тегеране заключалась в жесткой игре. После побед России в 1943 году Сталин почувствовал себя достаточно уверенно, чтобы по-бычьи спросить Черчилля, «верят ли британцы в «Оверлорда» или они просто говорят об этом, чтобы успокоить русских?»[37].Разочарование Сталина привело его к тонкому шантажу, чтобы добиться приверженности «Оверлорду»: намекая, что, если «Оверлорд» не будет проведен, ему, возможно, придется рассмотреть возможность заключения сепаратного мира. Это не ускользнуло от внимания Черчилля или Рузвельта. Это привело к тому, что союзники согласились на дату и командира для Overlord.

На протяжении всей войны Сталин больше всего хотел от западных держав их приверженности второму фронту, экономической помощи и их согласия на восстановление границ России 1941 года. Эти цели не изменились.Однако его тактика их достижения помогла. Соглашение Сталина с Рузвельтом в 1942 году о сокращении поставок для второго фронта показывает, что он изначально был готов пойти на компромисс с союзниками. Когда этого не последовало, он становился все более и более настойчивым, пока в 1944 году не был запущен «Оверлорд». Что касается ключевого вопроса о границах, Сталин осознал, что это может стать камнем преткновения на пути к долгосрочному союзу, что привело к реализации стратегии Национального фронта. Однако, поскольку это явно не удалось, Сталин прибег к обструкции и силе, чтобы добиться своего в Восточной Европе и своей буферной зоне.Сталин хотел продолжения сотрудничества, но на своих условиях, и в конечном итоге он предпочел советизацию Восточной Европы продолжению союза. Он не желал идти на компромисс в отношении правительств, которые могли быть недружественными по отношению к России, а это означало, что их должен был выбрать сам Сталин. То, что Сталин хотел от Запада, осталось прежним, даже если его методы достижения этого не изменились.


[1] Кейт Сейнсбери: Поворотный момент: Рузвельт, Сталин, Черчилль и Чан Кай-Ши, 1943 г. – Москва, Каир и Тегеранская конференция (Оксфорд, 1985 г.) Глава VIII: «Тегеранский саммит: Сталин определяет стратегию союзников ».

[2] Рэймонд Бирт, «Личность и внешняя политика: дело Сталина». Политическая психология , Том 14 (декабрь 1993 г.). стр. 607-625. На стр. 621.

[3] Джонатан Хаслем, «Цели советской войны», глава 2 в Взлет и падение Великого Альянса, 1941-45 , ред. Энн Лейн и Говард Темперли: (Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1995). стр. 37.

[4] Там же, Сталин — Миловану Джиласу. Из воспоминаний Джиласа. стр. 37.

[5] МИД СССР, Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании в годы Великой Отечественной войны 1941-1945′ , Том II: ‘Переписка с Франклином Д. Рузвельтом и Гарри С. Трумэном. (1958). 3 апреля 1945 г., № 286. С. 205-206.

[6] Джонатан Хаслем, « Советские военные цели» в Лейне и Темперли, (ред.): Взлет и падение Великого Альянса . Стр. 24.

[7] Джеффри Робертс, «Идеология, расчет и импровизация: сферы влияния и советская внешняя политика 1939–1945», Review of International Studies 25 (1999). стр. 655-673.

[8] Джонатан Хаслем, « Советские военные цели» в Лейн и Темперли, (ред.): Взлет и падение Великого Альянса . Стр. 27.

[9] Лидия В. Поздеева: «Советский Союз: территориальная дипломатия» , Глава 14 в Союзники в войне: советский, американский и британский опыт, 1939-1945, Дэвид Рейнольдс, Уоррен Ф. Кимбалл и А.О. Чубарян (ред. . ), (Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1994).

[10] Министерство иностранных дел СССР, Переписка , Том II: «Переписка с Франклином Д. Рузвельтом и Гарри С. Трумэном». (1958). 12 апреля 1942 г., № 17. С. 22.

.

[11] Майкл Бальфур, Противники: Америка, Россия и открытый мир 1941-62 . Глава 1: «1941-45» . (Лондон, 1981 г.).

[12] Дерек Уотсон, «Создание Великого Альянса и Второго фронта, 1939–1942». Europe-Asia Studies, Vol 5 (январь 2002 г.), стр. 51-85. На стр78.

[13] У Саймона Себага Монтифиоре, Сталин: Двор Красного Царя (Лондон: Вайденфельд и Николсон, 2003), Глава 36, «Молотов в Лондоне, Мехлис в Крыму, Хрущев в крахе» .

[14] Эдуард Марк, «Революция по ступеням: сталинская стратегия национального фронта для Европы, 1941–1977», Рабочий документ CWIHP № 31 (2001).

[15] Отчет Майского. У Поздеевой: «Советский Союз: территориальная дипломатия» . Союзники в состоянии войны, Рейнольдс, Кимбалл и Чубарян (ред.) .

[16] Робертс: «Идеология, расчет и импровизация», стр. 655-673.

[17] В Марке, «Революция по степеням».

[19] Георгий Димитров. В Робертс, «Идеология, расчет и импровизация.стр. 655-673.

[20] Vojtech Mastny, Холодная война и отсутствие безопасности в Советском Союзе: сталинские годы (Оксфорд: Oxford University Press, 1996). Стр. 21.

[21] Институт всеобщей истории Российской академии наук, « Коминтерн и Вторая мировая война после 22 июня 1941 г. » (1998), обсуждаемый в Марке, «Революция по степеням».

[23] Дэвид М. Гланц и Джонатан М. Хаус, Когда столкнулись титаны: как Красная армия победила Гитлера. (Университетское издательство Канзаса, 1998 г.).стр. 214.

[24] В Гланце и Хаусе, , когда столкнулись титаны. стр. 215.

[25] Министерство иностранных дел СССР, « Переписка», Том I: «Переписка с Уинстоном С. Черчиллем и Клементом Р. Атли». 22 августа 1944 г., № 323. С. 255.

[26] Уинстон Черчилль — Гарри С. Трумэну, 12 мая 1945 г. У Уинстона С. Черчилля, Вторая мировая война , (Лондон, 1954) Vol. 6. С. 498.

.

[27] Министерство иностранных дел СССР, « Переписка», Том I: «Переписка с Уинстоном С. Черчиллем и Клементом Р. Атли». 18 июля 1941 г., № 3. С. 13.

[28] Там же. 3 сентября 1941 г., № 10. С. 20.

.

[29] Дмитрий Волкогонов, Сталин: Триумф и трагедия (Лондон: Вайденфельд и Николсон, 1991), Глава 44: «Сталин и его враги» .

[30] Дерек Уотсон, «Создание Великого Альянса». стр. 72.

[31] Уоррен Ф. Кимбалл (редактор), Черчилль и Рузвельт: Полная переписка. Часть 1: «Формирование Альянса: октябрь 1933 г. — ноябрь 1942 г.» . 31 мая 1942 г. , Р-152. стр. 503-504.

[32] У Саймона Себага Монтифиоре, Сталин: Двор Красного Царя , Глава 36.

[33] Марк А. Столер, «Второй фронт» и американский страх перед советской экспансией, 1941-43 гг., стр. 136-137 Военные дела, Том. 39 (октябрь 1975 г.). стр. 136-141.

[34] Министерство иностранных дел СССР, Переписка, Том II : « Переписка с Франклином Д. Рузвельтом и Гарри С. Трумэном» . 11 июня 1943 г. , № 92. стр. 70.

[35] Там же . 8 августа 1943 г., № 101. С. 78.

[36] Пресс-конференция Корделла Халла, 16 мая 1943 г. В Поздеевой: «Советский Союз: территориальная дипломатия». Глава 14 , Рейнольдс, Кимбалл и Чубарян (ред.) Союзники в войне.

[37] Сейнсбери, Поворотный момент, Глава VIII.

  Автор: Фредерик Страчан
Написано в: Кембриджский университет
Написано для: профессора Дэвида Рейнольдса
Дата написания: май 2011 г.  

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Даты и временная шкала Второй мировой войны: 20 важных вех

Какие страны участвовали? Вторая мировая война охватила почти все части мира.Но ключевыми игроками были державы Оси, с одной стороны (Германия, Италия и Япония), а с другой — союзники (Франция, Великобритания, США, Советский Союз и, в меньшей степени, Китай)

Сколько людей погибло? Подсчитано, что во время Второй мировой войны погибло 50 миллионов солдат и мирных жителей.

Почему началась Вторая мировая война? Теперь мы можем безоговорочно сказать, что это была война Гитлера, говорят историки-эксперты, включая профессора Ричарда Эванса, сэра Яна Кершоу и Лоуренса Риса | Узнайте больше о том, почему произошла Вторая мировая война

Прочитайте хронологию списка наиболее важных дат и вех Второй мировой войны с экспертным анализом профессора Джереми Блэка и покойного историка Терри Чармана

Начало полномасштабной войны с Китаем, продолжавшееся до 1945 года, началось с малоизвестного столкновения японского подразделения на ночных маневрах у моста Марко Поло к юго-западу от Пекина в ночь с 7 на 8 июля 1937 года.Японцы почувствовали, что чести нации нанесен вызов, и направили в регион свежие силы. Сторонники жесткой линии в японской армии использовали этот инцидент, чтобы настаивать на урегулировании конфликта с Китаем на своих условиях, в то время как лидер китайских националистов Цзян Цзеши не желал присваивать себе Японию. В результате началась упорная борьба, сильно ослабившая обе стороны. К концу июля разгорелся крупномасштабный конфликт, и 29 июля Пекин был оккупирован.

2

Немецкое вторжение в Польшу, 1 сентября 1939 г.

Вторая мировая война началась на рассвете в пятницу 1 сентября 1939 года, когда Адольф Гитлер начал вторжение в Польшу.Поляки храбро сражались, но сильно уступали в численности как в людях, так и в технике, особенно в воздухе. Великобритания и Франция объявили войну Германии 3 сентября 1939 г., но реальной помощи Польше не оказали. Две недели спустя Сталин вторгся в восточную Польшу, а 27 сентября Варшава сдалась. Организованное польское сопротивление прекратилось после еще одной недели боев. Польша была поделена между Гитлером и Сталиным.

В Польше нацисты развязали террор, который в итоге унес шесть миллионов жертв, половина из которых были польскими евреями, убитыми в лагерях смерти.Советский режим был не менее суровым. В марте и апреле 1940 года Сталин приказал убить более 20 000 польских офицеров и других лиц, взятых в плен в сентябре 1939 года. Десятки тысяч поляков также были насильственно депортированы в Сибирь. К маю 1945 года, несмотря на свои обещания Черчиллю и Рузвельту, Сталин установил в Польше подчиненный коммунистический режим. Еще в 1939 году тогдашний лидер Польши маршал Эдуард Смиглы-Рыдз предупреждал: «С немцами мы рискуем потерять свободу, но с русскими мы теряем душу.

Терри Чарман


3

Немцы начинают наступление на Западе, 10 мая 1940 г.

Нежелание Германии ограничить свою войну завоеванием Польши и начать серьезные мирные переговоры означало, что Вторая мировая война расширилась. Гитлер стремился извлечь выгоду из того, что поражение Польши дало Германии возможность сражаться только на одном фронте, и утверждал, что Германия получила окно возможностей благодаря тому, что была более подготовлена ​​к войне, чем Великобритания или Франция.

Плохая погода суровой зимой 1939–1940 годов, осторожность со стороны немецкого верховного командования и необходимость подготовки отложили наступление до мая 1940 года. 10 мая немцы напали на Бельгию и Нидерланды, которые до сих пор были нейтральными. и вторглись во Францию. Они успешно захватили и использовали инициативу, в то время как французы и англичане не смогли подготовиться к гибкой глубокоэшелонированной обороне.

Успех Германии в ее последующей семинедельной кампании изменил стратегическую ситуацию в Европе.Победа привела Гитлера к убеждению в неизбежности своего собственного успеха и успеха вермахта под его руководством. Благодаря этой победе немцы явно смогут продолжать сражаться, и любой успешный вызов им теперь должен будет преодолеть немецкое господство в Западной Европе.

Профессор Джереми Блэк


4

Битва за Британию, 25 июля 1940 г.

После капитуляции Франции в июне 1940 года Черчилль сказал британскому народу: «Гитлер знает, что ему придется разбить нас на этом острове или проиграть войну».Чтобы организовать успешное вторжение, немцам нужно было завоевать превосходство в воздухе. Первая фаза битвы началась 10 июля с атак люфтваффе на судоходство в Ла-Манше.

Битва за Британию: бомбардировщик Heinkel He 111 пролетает над Собачьим островом в лондонском Ист-Энде в начале вечернего налета люфтваффе 7 сентября 1940 года. (Фото фотографа ВВС Германии/IWM через Getty Images)

В следующем месяце аэродромы и авиазаводы Королевских ВВС подверглись атаке.Под динамичным руководством лорда Бивербрука производство истребителей «Спитфайр» и «Харрикейн» увеличилось, и, несмотря на потери пилотов и самолетов, Королевские ВВС никогда не были так серьезно ослаблены, как предполагали немцы.

Терри Чарман


Послушайте: Джеймс Холланд описывает, как Люфтваффе и Королевские ВВС боролись за контроль над Великобританией в 1940 году, в этом выпуске подкаста HistoryExtra :


Британцы также имели то преимущество, что битва велась на родной земле; пилоты, пережившие сбитие своих самолетов, вскоре вернулись в строй, а немецкие экипажи попали в «мешки» как военнопленные.

Битва продолжалась до конца октября, но по существу она была выиграна в начале сентября, когда немцы отвлекли свои силы на ночные бомбардировки. Радар, наземные экипажи, рабочие авиазавода — все внесли свой вклад в победу, но именно о молодых пилотах из Британии, стран Содружества и оккупированной нацистами Европы Черчилль говорил, когда сказал: «Никогда в области человеческих конфликтов не было так много должны столь многие столь немногим».

Терри Чарман


5

Блиц, 29 декабря 1940 г.

Блиц — сокращение от слова Блицкриг (молниеносная война) — так назывались немецкие воздушные атаки на Великобританию в период с 7 сентября 1940 года по 16 мая 1941 года.Лондон подвергся случайной бомбардировке в ночь на 24 августа 1940 года, а на следующую ночь Черчилль приказал атаковать Берлин.

Это побудило немцев сместить свои основные усилия с атак на аэродромы RAF на бомбардировки британских городов и поселков. 7 сентября 1940 года, в «черную субботу», начались первые крупные атаки на Лондон. Столицу бомбили 57 ночей подряд, когда люфтваффе сбросили более 13 650 тонн фугасных и 12 586 зажигательных канистр.

Начиная с Ковентри 14 ноября 1940 года, немцы также начали бомбить другие города, продолжая при этом атаки на Лондон. Во время Блица было убито более 43 000 гражданских лиц, был нанесен большой материальный ущерб, но моральный дух британцев оставался непоколебимым, а способность Британии вести войну не пострадала. По словам Уинстона Черчилля, Гитлер безуспешно пытался «сломить нашу знаменитую островную расу путем беспорядочной бойни и разрушения».

Терри Чарман


6

Операция «Барбаросса»: немецкое вторжение в Россию, июнь 1941 г.

С 1920-х годов Гитлер рассматривал Россию с ее огромными природными ресурсами как главную цель для завоевания и экспансии.Он считал, что это обеспечит необходимое «Lebensraum», или жизненное пространство, для немецкого народа. А завоевав Россию, Гитлер уничтожил бы и «еврейское пагубное кредо большевизма». Свой пакт о ненападении со Сталиным в августе 1939 года он считал лишь временной уловкой.

Всего через месяц после падения Франции и в то время, когда шла битва за Британию, Гитлер начал планировать блицкриг против России, который начался 22 июня 1941 года. Несмотря на неоднократные предупреждения, Сталин был застигнут врасплох, и для Первые несколько месяцев немцы добились впечатляющих побед, захватив огромные участки земли и сотни тысяч пленных.Но взять Москву или Ленинград до наступления зимы не удалось.

5/6 декабря Красная Армия перешла в контрнаступление, устранившее непосредственную угрозу советской столице. Это также поставило немецкое высшее командование на грань катастрофического военного кризиса. Гитлер вмешался и принял личное командование. Его вмешательство было решающим, и позже он хвастался: «То, что мы преодолели эту зиму и сегодня снова в состоянии идти победоносно… можно приписать исключительно храбрости солдат на фронте и моей твердой воле выстоять…»

Терри Чарман


7

Перл-Харбор, 7 декабря 1941 г.

После оккупации Японией Французского Индокитая в июле 1941 года президент США Франклин Д. Рузвельт, а затем Великобритания и Нидерланды приказали заморозить японские активы.Многие японцы теперь считали, что нет альтернативы между экономическим крахом и войной с Соединенными Штатами и европейскими колониальными державами. В октябре 1941 года к власти пришло жесткое правительство во главе с генералом Хидэки Тодзио, и велись приготовления к нанесению сокрушительного удара по американцам.

Американский эсминец USS Shaw взорвался во время утренней воздушной атаки на Перл-Харбор на острове Оаху, недалеко от Гонолулу. (Фото Time Life Pictures/US Navy/The LIFE Picture Collection/Getty Images)

7 декабря 1941 года, «дата, которая будет жить в позоре», японская палубная авиация атаковала Тихоокеанский флот США на его базе в Перл-Харборе на Гавайских островах.Несмотря на предупреждения, американцы были застигнуты врасплох. Восемь линкоров были выведены из строя, еще семь боевых кораблей повреждены или потеряны. Погибло более 2500 американцев, а японцы потеряли всего 29 самолетов. Важно отметить, что американские авианосцы находились в море и спаслись, а сама база не была выведена из строя. На следующий день Конгресс объявил войну Японии, которая также напала на британские и голландские колониальные владения.

11 декабря Гитлер объявил войну Соединенным Штатам, и война стала поистине глобальным конфликтом.Японцы поначалу везде побеждали, но адмирал Исороку Ямамото предупредил: «Мы можем одичать полгода или год, но после этого у меня совершенно нет уверенности».

Терри Чарман


8

Падение Сингапура,

15 февраля 1942 г.

Японцы начали вторжение в Малайю 8 декабря 1941 года, и очень скоро британцы и защитники империи полностью отступили. Ранее было сказано, что японцы не могут сравниться с европейскими войсками, и боевой дух обороняющихся сил резко упал, когда силы генерала Томоюки Ямаситы быстро двинулись на юг, в сторону Сингапура.

Потопление японской авиацией британских крупных кораблей HMS Prince of Wales и Repulse также способствовало падению боевого духа, среди гражданского населения и боевых частей началась паника. Британский командующий генерал-лейтенант Артур Персиваль надеялся закрепиться в Джохоре, но был вынужден отступить на остров Сингапур. Японцы высадились там 8/9 февраля, и вскоре оборона рухнула. Чтобы избежать дальнейшего кровопролития и когда у него кончились запасы воды, Персиваль сдался 15 февраля.

Черчилль назвал капитуляцию «самой страшной катастрофой… в британской военной истории». Более 130 000 британских и имперских солдат сдались гораздо меньшим японским силам, которые за 70-дневную кампанию потеряли всего 9 824 военных. Сингапур стал не только унизительным военным поражением, но и сильнейшим ударом по престижу «белого человека» во всей Азии.

Терри Чарман


9

Мидуэй,

4 июня 1942 г.

В течение шести месяцев после Перл-Харбора, как и предсказывал адмирал Ямамото, японские войска одержали победу, захватив Гонконг, Малайю, Филиппины и Голландскую Ост-Индию. В мае 1942 года, пытаясь закрепить свои новые завоевания, японцы стремились уничтожить Соединенные Штаты как стратегическую тихоокеанскую державу.

Дымящийся корпус японского тяжелого крейсера «Микума», уничтоженного во время битвы за Мидуэй. (Фото Time Life Pictures/US Navy/The LIFE Picture Collection через Getty Images)

Это будет сделано путем заманивания в ловушку военно-морских авианосцев США, сбежавших из Перл-Харбора, в то же время японцы займут атолл Мидуэй, готовясь к дальнейшим атакам.Японцы надеялись, что потеря авианосцев заставит американцев сесть за стол переговоров. В итоге именно американцы нанесли японцам сокрушительное поражение. Их дешифровщики смогли определить место и дату японской атаки. Это позволило адмиралу США Честеру Нимицу устроить собственную ловушку.

В ходе последовавшего боя японцы потеряли четыре авианосца, один тяжелый крейсер и 248 самолетов, а американские потери составили один авианосец, один эсминец и 98 самолетов. Победой у Мидуэя, переломным моментом войны на Тихом океане, американцы смогли перехватить стратегическую инициативу у японцев, понесших невосполнимые потери. Адмирал Нимиц охарактеризовал успех сражения как «по сути победу разведки», а президент Рузвельт назвал это «нашей самой важной победой в 1942 году… там мы остановили японское наступление».

Терри Чарман


10

Аламейн,

25 октября 1942 г.

Кампания в Северной Африке началась в сентябре 1940 года, и в течение следующих двух лет боевые действия были отмечены чередой наступлений и отступлений союзников и стран Оси.Летом 1942 года силы Оси под командованием фельдмаршала «Лиса пустыни» Эрвина Роммеля, казалось, были готовы взять Каир и продвинуться к Суэцкому каналу.

Командующий британскими войсками на Ближнем Востоке генерал Клод Окинлек принял личное командование обороняющейся 8-й армией и остановил отступление на сильном рубеже обороны у Эль-Аламейна. Но Черчилль, недовольный Окинлеком, в августе заменил его генералом Гарольдом Александером, а командование 8-й армией принял генерал-лейтенант Бернар Монтгомери.

Монтгомери немедленно начал наращивать огромное превосходство в людях и технике, наконец, начав наступление на Аламейн 23 октября 1942 года. К началу ноября силы Оси полностью отступили, хотя окончательная победа в Северной Африке была достигнута только после Май 1943 г.

Хотя Монтгомери критиковали за то, что он слишком осторожно использовал свой успех при Аламейне, это сделало его имя нарицательным, и он стал самым популярным британским генералом войны.Черчилль приветствовал Аламейн как «славную и решительную победу… яркий блеск осветил каски наших солдат, согрел и развеселил все наши сердца».

Терри Чарман


11

Сталинград,

Февраль 1943 г.

Битва за Сталинград началась в конце августа 1942 года, и к 12 сентября немецкие войска 6-й и 4-й танковых армий вышли к окраинам города. Нося имя вождя России, Сталинград имел не только стратегическое значение, но и символическое.

Войска Красной Армии среди руин охваченного войной Сталинграда во время Второй мировой войны. (Фото Георгия Зельмы/Slava Katamidze Collection/Getty Images)

Весь сентябрь и октябрь защитники города под командованием генерала Василия Чуйкова боролись за каждый аршин разрушенного города. Упорная оборона Красной Армии дала генералу Георгию Жукову время подготовить контратаку, начатую 19 ноября 1942 года и вскоре захватившую Шестую армию под командованием генерала Фридриха Паулюса.

Гитлер, ошибочно заверенный Герингом, что Люфтваффе может снабжать Сталинград по воздуху, приказал Паулюсу держаться. Он также приказал фельдмаршалу Эриху Манштейну прорваться и освободить осажденную 6-ю армию. Манштейн потерпел неудачу, и 31 января 1943 года Паулюс капитулировал. Из 91 000 немецких солдат, попавших в плен, домой после войны вернулись менее 6 000 человек. Сталинград стал одним из величайших поражений Германии и фактически положил конец гитлеровским мечтам об империи на востоке.

Терри Чарман


12

Немцы начинают Курскую битву,

Последнее крупное немецкое наступление на Восточном фронте было направлено на использование возможностей, предоставляемых крупным немецким выступом. Они стремились прорвать фланги выступа и добиться триумфа окружения, чтобы соответствовать советскому успеху под Сталинградом предыдущей зимой.

Все еще занимаясь стратегическим принятием желаемого за действительное, Гитлер рассматривал это как битву на уничтожение, в которой победит высшая воля.Он надеялся, что победа подорвет коалицию союзников, уменьшив уверенность Запада в вероятности победы Советского Союза и увеличив требования Советского Союза об открытии второго фронта во Франции.

Немцы уступали по численности советским войскам, которые подготовили систему обороны, которая помешала немецкому танковому наступлению. После тяжелых потерь и лишь скромных успехов Гитлер отменил операцию, стоившую ему больших сил. Остановив немцев, Советы теперь были в состоянии контратаковать.Теперь немцев предстояло отбросить почти непрерывным процессом.

Профессор Джереми Блэк


13

День «Д», операция «Оверлорд»,

6 июня 1944 г.

Операция «Оверлорд» — вторжение и освобождение северо-западной Европы — началась в день «Д», 6 июня 1944 года. В этот день под общим командованием генерала США Дуайта Эйзенхауэра британские, канадские и американские войска при поддержке военно-морских сил союзников и ВВС высадились на побережье Нормандии.К концу дня высадилось 158 тысяч человек, включая воздушно-десантные войска. Первоначально, за исключением американского пляжа Омахи, сопротивление немцев было неожиданно слабым. Но вскоре он застыл, и прорыв союзников с плацдарма был мучительно медленным.

Войска 48-го полка Королевской морской пехоты в Сен-Обен-сюр-Мер на пляже Джуно, Нормандия, Франция, во время высадки в день «Д», 6 июня 1944 года. (Фото Hulton Archive/Getty Images)

Об ожесточенности боев можно судить по тому факту, что в Нормандии британские пехотные батальоны несли такой же процент потерь, как и на Западном фронте в 1914–1918 гг.В конце концов прорыв был достигнут, и 25 августа Париж был освобожден. Брюссель последовал за ним 3 сентября. Надежды на победу в войне в 1944 году были разбиты неудачей союзников в Арнеме и неожиданным наступлением Германии в Арденнах в декабре. Только 4 мая 1945 года немецкие войска на северо-западе Европы сдались Монтгомери в его штабе на Люнебургской пустоши.

Терри Чарман

Узнайте больше о событиях и влиянии дня «Д»:

14

23–26 октября 1944 г .: Битва при заливе Лейте

Американцы использовали свое военно-морское и воздушное превосходство, уже сильное и быстро растущее, чтобы отвоевать Филиппины с октября 1944 года.Эта операция помогла обеспечить морское сражение: сражение в заливе Лейте 23–26 октября, крупнейшее морское сражение войны и одно (или, скорее, ряд сражений), обеспечившее американское морское превосходство в западной части Тихого океана.

Наличие нефти помогло определить расположение японских военно-морских сил, и, поскольку авианосные соединения базировались в домашних водах, а боевые силы базировались к югу от Сингапура, любое движение американцев против Филиппин представляло для Японии очень серьезную проблему.В Японии рос пессимизм, и достойное поражение стало целью по крайней мере для некоторых японских военно-морских лидеров. 18 октября 1944 года начальник отдела военно-морских операций попросил предоставить флоту «подходящее место для смерти» и «возможность расцвести, как цветы смерти».

С помощью операции «Сё-Го» («Победная операция») японцы попытались вмешаться, выманив американский авианосный флот, используя свои авианосцы в качестве приманки, а затем используя две морские ударные силы (под командованием вице-адмиралов Куриты и Киёхидэ соответственно) для атаки на уязвимый американский десантный флот.Эта чрезмерно сложная схема создала серьезные проблемы для способности американских адмиралов читать ход боя и контролировать темп боя, а также, как и на Мидуэе, для их японских коллег в следовании плану.

В критической ситуации для американской операции одна из ударных группировок смогла подойти к району высадки и превосходила американские боевые корабли. Однако вместо того, чтобы упорствовать, ударная группа отступила; его измученный командир Курита, не знающий местной обстановки, не в последнюю очередь из-за трудностей идентификации надводных кораблей противника.Итогом битвы стала потеря четырех японских авианосцев, трех линкоров, включая «Мусаси», 10 крейсеров, других военных кораблей и многих самолетов.

Профессор Джереми Блэк


15

Ялта: Большая тройка,

Февраль 1945

В период с июня 1940 по июнь 1941 года Великобритания в одиночку противостояла Гитлеру. Но затем, после немецкого вторжения в Россию и японского нападения на Перл-Харбор, она обрела двух могущественных союзников.В течение следующих четырех лет Черчилль делал все возможное для создания «Великого альянса» против нацистов. Он даже заслужил невольное восхищение руководителя нацистской пропаганды доктора Геббельса, который сказал: «…Я могу испытывать только уважение к этому человеку, для которого нет слишком низкого унижения и нет слишком больших проблем, когда на карту поставлена ​​​​победа союзников».

Первоначальная «большая тройка» в Ливадийском дворце в Ялте: Черчилль, Рузвельт и Сталин. Ни один из них не ушел с вершины со всем, на что надеялся.(Фото PhotoQuest/Getty Images)

Черчилль совещался и с Рузвельтом, и со Сталиным, чтобы выработать стратегию и обсудить послевоенные договоренности. Трое мужчин впервые собрались в Тегеране в ноябре 1943 года. Там и снова на их последней встрече в Ялте Черчилль осознавал тот факт, что Великобритания, измученная своими военными усилиями, теперь была в значительной степени младшим партнером двух стран. возникающие сверхдержавы.

В Ялте было согласовано послевоенное разделение Германии и решение о привлечении к суду военных преступников.Обсуждалась будущая конституция Организации Объединенных Наций, и Сталин обязался вступить в войну против Японии после поражения Германии. Но камнем преткновения оставалось будущее Восточной Европы. Когда Красная Армия находилась в оккупации, советский диктатор не был склонен прислушиваться к мнению двух своих союзников.

Терри Чарман


16

Бомбардировка Дрездена,

13/14 февраля 1945 г.

Дрезден под обстрелом зажигательной бомбой

В Ялте обсуждался план союзников по бомбардировке доселе нетронутого города Дрездена.Причиной нападения на город было главным образом его стратегическое значение как узла связи в тылу немецкого отступления, последовавшего за советским зимним наступлением в январе 1945 года. Также считалось, что Дрезден может использоваться в качестве альтернативы Берлину в качестве Столица рейха.

Атака была частью плана под кодовым названием «Удар грома», призванного убедить немцев в том, что война проиграна. Он был составлен в январе 1945 года, когда наступление Гитлера в Арденнах, ракетные обстрелы Великобритании «Фау-2» и развертывание подводных лодок с трубками ясно продемонстрировали, что Германия все еще способна оказывать упорное сопротивление.Стратегические бомбардировки ранее не смогли сломить Германию, хотя они оказались ценными в снижении ее способности вести войну.

Итак, в ночь с 13 на 14 февраля 1945 года Дрезден подвергся нападению 800 бомбардировщиков Королевских ВВС, за которыми последовали 400 бомбардировщиков ВВС США. Бомбардировка вызвала огненную бурю, уничтожившую 1600 акров Дрездена. Даже сегодня все еще неясно, сколько погибло, и оценки колеблются от 25 000 до 135 000 человек. Большинство властей сейчас оценивают число погибших примерно в 35 000 человек.Масштабы разрушений, огромное число погибших и время их проведения на таком позднем этапе войны привели к тому, что бомбардировка Дрездена до сих пор остается весьма спорной.

Терри Чарман

Послушайте: Синклер Маккей исследует бомбардировку Дрездена, одну из самых противоречивых операций союзников во Второй мировой войне, в этом эпизоде  подкаста HistoryExtra :


17

Освобождение Берген-Бельзена,

17 апреля 1945 г.

Тела узников недавно освобожденного концлагеря Бельзен

Концлагерь Берген-Бельзен был освобожден британской армией 15 апреля 1945 года. Фотографии, кинохроника и трогательная трансляция Ричарда Димблби на BBC из лагеря вызвали в Британии ударную волну ужаса и отвращения. Истории о концлагерях, преследовании и уничтожении евреев нацистами циркулировали с 1933 года, но это был первый раз, когда британская общественность столкнулась с реальностью гитлеровского окончательного решения еврейского вопроса — Холокоста.

Даже сегодня достоверно неизвестно, когда был отдан приказ о планомерном уничтожении европейского еврейства.Но к декабрю 1941 года первый лагерь смерти в Хелмно в оккупированной немцами Польше начал действовать, а в июне начались массовые расстрелы советских евреев.

20 января 1942 года в Ванзее, недалеко от Берлина, состоялась встреча нацистских бюрократов для обсуждения технических деталей «Окончательного решения». По оценкам, нацисты и их пособники убили почти шесть миллионов евреев, более 1,1 миллиона — в газовых камерах Освенцима, крупнейшего лагеря смерти в оккупированной немцами Польше.Во время Второй мировой войны расовая политика Гитлера также унесла многие миллионы жертв нееврейского происхождения, в том числе советских военнопленных, лиц с умственными и физическими недостатками, цыган (рома и синти), гомосексуалистов и Свидетелей Иеговы. Будущий архиепископ Кентерберийский Роберт Ранси увидел Бельзен сразу после его освобождения. Спустя годы он сказал: «Война, которая закрыла Бельзен, была войной, в которой стоило сражаться».

Терри Чарман

Узнайте больше об ужасах Холокоста и виновных:

18

День Победы,

8 мая 1945 г.

Во второй половине дня 8 мая 1945 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль сделал по радио объявление, которого мир давно ждал.«Вчера утром, — заявил он, — в 2 часа 41 минуту в штабе генерала Эйзенхауэра генерал Йодль, представитель германского верховного командования, и гросс-адмирал Дёниц, назначенный глава германского государства, подписали акт о безоговорочной капитуляции всех Сухопутные, морские и воздушные силы Германии в Европе». Спустя почти шесть лет война в Европе наконец закончилась.

Но хотя День Победы ознаменовал окончание Второй мировой войны в Европе, боевые действия на Дальнем Востоке продолжались еще три с половиной месяца. Как следствие, празднование Дня Победы всегда имело слегка торжественный подтекст. Япония не была окончательно побеждена до атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 года…

Терри Чарман


19

Нагасаки,

9 августа 1945 г.

2 августа 1939 года Альберт Эйнштейн написал письмо президенту Рузвельту, предупреждая его о военном потенциале расщепления атома. Опасения, что немецкие ученые могут работать над атомной бомбой, побудили американцев и британцев создать Манхэттенский проект для разработки собственного атомного оружия.Он был успешно испытан в пустыне недалеко от Аламогордо в Нью-Мексико 16 июля 1945 года, и новость об этом дошла до преемника Рузвельта Гарри Трумэна, который встречался с Черчиллем и Сталиным в Потсдаме. Хотя бомба была задумана с Германией в качестве цели, теперь она рассматривалась как способ быстрого прекращения войны с Японией и как рычаг для оказания политического давления на русских.

Густой столб дыма поднимается в воздух над японским промышленным портом Нагасаки, результат атомной бомбы.(Любезно предоставлено Национальным архивом/Ньюсмейкерами через Getty Images)

Хотя японцев предупредили, что если они продолжат борьбу, их родине грозит «полное опустошение», они продолжали сопротивляться с присущим им фанатизмом. Так, 6 августа 1945 года на Хиросиму была сброшена первая атомная бомба военного назначения под кодовым названием «Малыш».

Приблизительно 78 000 человек погибли и 90 000 получили серьезные ранения. Три дня спустя на Нагасаки была сброшена вторая бомба «Толстяк», что привело к таким же человеческим жертвам.

Терри Чарман


20

Япония капитулирует,

2 сентября 1945 г.

Сброс атомных бомб привел к быстрому принятию условий союзников, и Япония капитулировала 14 августа 1945 года. Япония публично объявила о своей капитуляции 15 августа 1945 года. С тех пор этот день отмечается как День Победы над Японией или «VJ». .

Но официальные документы о капитуляции не были подписаны до 2 сентября, который в США считается Днем виджея.Формальная капитуляция состоялась на USS Missouri в Токийском заливе 2 сентября 1945 года, через шесть лет и один день после того, как немцы вторглись в Польшу. Вторая мировая война официально закончилась.

Терри Чарман

Джереми Блэк — профессор истории Эксетерского университета, специализирующийся на истории Великобритании и континентальной Европы. Его публикации включают The Age of Total War, 1860–1945 (Praeger Publishers Inc, 2006) и Вторая мировая война: военная история (Routledge, 2003)

Покойный Терри Чарман был старшим историком Имперского военного музея в Лондоне и автором книги «Вспышка 1939 года: мир идет к войне» (Virgin, 2009)

Эти даты впервые появились в Коллекционное издание журнала BBC History Magazine «История Второй мировой войны»

Фазы войны

   
 

Обычно считается, что Вторая мировая война началась с
немецкое вторжение в Польшу 3 сентября 1939 г. , хотя можно
проследить последовательность событий вплоть до немецкого вторжения в
Чехословакия 15 марта 1939 г. и обещание Великобритании и Франции
поддержать Польшу 29 марта.Война распространилась на Тихий океан с
нападение японцев на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года.

Война в Европе закончилась 8 мая 1945 года (День Победы), когда немцы
подписал официальную капитуляцию, которая была предложена предыдущим
день. Война на Тихом океане закончилась решением 14 августа
1945 г. и заявление императора Японии в радиопередаче
его народ 15 августа 1945 года (день ПО), что Япония примет
Ультиматум союзников о капитуляции. Формальная капитуляция генералу
Дуглас Макартур в Токийском заливе последовал 2 сентября (VJ
День).


 

Фальшивая война
Сентябрь 1939 г. – май 1940 г.

Названная Черчиллем «Сумеречной войной», это была
фаза войны после распада Польши и ее капитуляции
27 сентября, в течение которого, за некоторыми исключениями, ни один военный
операции происходили в континентальной Европе. Единственный военный
противостояния на протяжении многих месяцев были стычки вдоль французских
границе и на море, особенно с точки зрения потерь, взимаемых
Немецкие подводные лодки и советское вторжение в Финляндию в ноябре 1939 г.
что привело к капитуляции Финляндии в марте 1940 г.Хотя
Немцы вторглись в Данию и Норвегию 9 апреля.
обычно считалось, что закончилось немецким вторжением в
Бельгия, Нидерланды, Люксембург и Франция, 10 мая. На
В тот же день Невилл Чемберлен подал в отставку с поста премьер-министра Великобритании.
и Уинстон Черчилль стал главой новой коалиции
правительство.


 

Падение Франции и битва при
Великобритания
Май 1940 г. — октябрь 1940 г.

Во время этой фазы военная ситуация для союзников быстро
ухудшилось в континентальной Европе с капитуляцией
Нидерланды и Бельгия до конца мая, а Великобритания
эвакуация из Франции в Дюнкерке с 27 мая по 4 июня. То
Немецкая армия вошла в Париж 14 июня, и Франция подписала перемирие.
22 июня, а Италия объявила войну союзникам 10 июня.
С 10 июля 1940 г. по середину октября 1940 г. немцы произвели серию
бомбардировок Британии во время так называемой битвы
Великобритании. Гитлер объявил блокаду Великобритании и к началу
Сентябрь строил планы вторжения в Британию, но эти
планы были приостановлены к середине октября. Тем не менее немецкая авиация
рейды продолжались после октября, в то время как союзники также начали
бомбардировки Германии, включая Берлин (первые бомбардировки в августе
1940).


 

Война на несколько фронтов и наступление на
Советский Союз — ноябрь 1940 г. — август 1941 г.

В марте 1941 года война с итальянскими войсками в Северной Африке, которая
началось до конца 1940 года, было расширено за счет
начало участия Германии в войне в пустыне под командованием
генерала Роммеля. Немцы вторглись в Югославию и Грецию в
в следующем месяце, когда обе страны сдались менее чем за три
недель, а затем оккупировали Крит в мае после крупнейшего
десантного вторжения за всю войну.В мае британский корабль
Hood был потоплен Bismarck , который, в свою очередь, был
потоплен британским флотом. 22 июня Гитлер начал вторжение.
Советского Союза, и к середине августа немецкая армия шла
на Ленинград.


 

Продолжающаяся война в Советском Союзе и
усиление напряженности, ведущее к войне на Тихом океане
Август-декабрь 1941 г.

К началу октября немцы начали наступление на Москву.
в то время как британский авианосец Ark Royal был потоплен
Гибралтар.Однако к концу ноября ситуация изменилась.
Россия и поход на Москву был прекращен в начале декабря с
6 декабря Советский Союз начал крупное контрнаступление.

В Тихом океане потоплен австралийский крейсер Сидней
немцами в ноябре. 7 декабря японцы запустили
их нападение на американский флот в Перл-Харборе на Гавайях:
Соединенные Штаты и Великобритания объявили войну Японии на
на следующий день, и Германия объявила войну США 11
Декабрь.


 

Японский марш на юг и сражения
Кораллового моря и Мидуэя — с декабря 1941 г. по июнь 1942 г.

8 декабря японцы вторглись в Малайю, Таиланд.
Филиппины; 10 декабря они потопили Prince of Wales
и Repulse у малайского побережья; и 11 декабря
Бирма была захвачена. Манила пала, а Гонконг сдался перед
конце месяца, за которым следует Малайя в январе и Сингапур в
следующий месяц.Вскоре после этого Голландская Ост-Индия была захвачена. На
19 февраля японцы также совершили свой первый бомбардировочный налет.
на Дарвине, а американские войска под командованием Макартура покинули Филиппины на
22 февраля. В Бирме сначала был Рангун, а затем Мандалай.
взят в плен, последний в начале мая за пять дней до
битва в Коралловом море. Эта битва, а затем более значимая
Битва за Мидуэй в июне гарантировала, что японский флот
играл мало активной роли до конца войны.

В Европе немецкие воздушные налеты на Британию усилились, но были
сопровождались британскими и американскими бомбардировками Германии с
налет первой тысячи бомбардировщиков на Кёльн в конце мая.


 

поражения Германии в Советском Союзе и Сев.
Африка и переломный момент в Тихом океане
Июль 1942 г. — февраль 1943 г.

Во второй половине 1942 года продолжалась война с немецкими
успехов как в Северной Африке, так и в Советском Союзе до
Начало Сталинградской битвы в сентябре.В ноябре
Советы начали контрнаступление под Сталинградом и на р.
начало февраля 1943 года капитуляция немцев под Сталинградом
представляло собой самое крупное поражение, нанесенное немецкому
армии. Тем временем в октябре 1942 года Монтгомери запустил свой счетчик
атака на Эль-Аламейн и 4 ноября немцы потерпели поражение
и другие города Северной Африки были отбиты в течение следующих недель.
и месяцев. На конференции в Касабланке в январе 1943 г.
заявил, что европейская война может закончиться только
безоговорочная капитуляция немцев.

В Папуа к середине сентября японцы были в поле зрения Порт
Морсби, но после этого их неуклонно оттесняли назад по
Путь Кокода (Тропа) и, в конце концов, к февралю 1943 г., из Папуа.
с большими потерями: это фактически положило конец перспективе
Японское вторжение в Австралию. В феврале 1943 года американец
отвоевал Гуадалканал на Соломоновых островах.


 

Подготовка к открытию второго фронта
в Европе

Февраль 1943 г. — июнь 1944 г.

К середине 1943 года немцы в основном были вытеснены из
Северная Африка, а в июле союзники вторглись на Сицилию. В октябре 1943 г.
Италия вновь вступила в войну на стороне союзников, хотя Муссолини
бежал и создал альтернативное фашистское правительство. После долгого
кампании союзники вошли в Рим в июне 1944 года. Месяцем ранее в
В мае 1944 года немцы окончательно сдались Советскому Союзу в
Крым.

На протяжении 1943 года американские войска постепенно достигли
захват остальной части Новой Гвинеи.


 

Высадка в Нормандии перед финалом
Крах нацистской Германии — июнь 1944 г. — май 1945 г.

С тех пор, как союзники высадились на пляжах в Нормандии таким образом
Для открытия второго фронта на Западе потребовалось одиннадцать месяцев.
Союзные войска, наступавшие с запада, и советские войска с
на восток, чтобы добиться капитуляции Германии, освобождения Франции и
низкие Страны.Русские достигли Берлина, и Гитлер совершил
самоубийство в конце апреля примерно за неделю до финала
сдаваться. Во время своего наступления советские войска выбили немцев из
ряд восточноевропейских стран, которые впоследствии вошли в состав
коммунистического блока в течение нескольких десятилетий.

На Тихом океане австралийские войска играли лишь ограниченную роль в
путешествие по островам в сторону Токио. 20 октября 1944 г.
Генерал Макартур вернулся на Филиппины, и Манила была
взят в плен 28 февраля 1945 г.Мандалай перешел к британцам и индийцам.
войска 20 марта и Рангун 3 мая, в то время как американские войска
приземлился на Окинаве 1 апреля.


 

Сброс атомных бомб и
Капитуляция Японии — июль-август 1945 г.

6 августа на Хиросиму была сброшена первая атомная бомба.
второй в Нагасаки 9 августа. Японцы сдались 15
августа, а документы о капитуляции были подписаны 2 сентября.


 

Второй фронт | The Economist

Неспособность правительства и партизан FARC уложиться в установленный ими срок 23 марта для подписания окончательного мирного соглашения была встречена колумбийцами со смесью цинизма и разочарования. Через неделю пришли новости получше: после более чем двух лет судорожных предварительных переговоров вторая группа повстанцев, АНО, должна начать официальные мирные переговоры. Это дает надежду на то, что в этом году, наконец, будет положен конец политическому насилию в Колумбии.

Официальные лица не хотели, чтобы требования ELN, насчитывающей около 1500 боевиков, осложнили переговоры с FARC, у которых их в пять раз больше. Но существовал риск того, что, если бы НОА все еще находились в полевых условиях, они могли бы завербовать непокорных членов ФАРК и нарушить решающие первые месяцы мира. Чтобы дать о себе знать, в последние месяцы НОА устраивала нападения на силы безопасности и нефтепроводы, похищала и убивала мирных жителей. В прошлом месяце она освободила двух заложников, что президент Хуан Мануэль Сантос поставил в качестве условия для начала официальных переговоров.

Хотя и FARC, и ELN выдают себя за марксистские повстанческие движения, они очень разные. FARC начинались как крестьянское движение, стремившееся захватить власть. ELN, уходящая корнями в кубинскую революцию и теологию освобождения, считает себя частью массового движения «сопротивления». В то время как FARC — это дисциплинированная сталинская сила, ELN состоит из семи автономных «фронтов». Это отражено в структуре переговоров: в то время как переговоры с FARC проходят в Гаване, переговоры с ELN могут перемещаться между пятью странами.Их повестка дня представляет собой исследование расплывчатости, включающее «демократию ради мира» и «преобразования ради мира».

Мирный процесс в Колумбии в диаграммах

В то время как переговоры с FARC затянулись на три с половиной года, переговоры с ELN теоретически могут быть краткими. Г-н Сантос ясно дал понять, что обе группы должны будут принять специальный трибунал по военным преступлениям, согласованный с FARC. То же самое касается механизмов сдачи оружия и демобилизации, которые должны быть согласованы с FARC в ближайшие несколько месяцев.ELN может захотеть выдвинуть собственные политические требования, которые рискуют замедлить ход событий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts