Принять ислам что значит: Принять ислам и полюбить | openDemocracy

Разное

Содержание

Принять ислам и полюбить | openDemocracy

Мусульманки возле рынка «Беркат» в Грозном, Чечня, 2012. (c) Рамиль Ситдиков / РИА Новости. Все права защищены.

Русская девушка встретила сильного, уверенного в себе, целеустремленного и брутального кавказца, приняла ислам и вышла за него замуж. И жили они счастливо, но недолго, потому что он улетел и не обещал вернуться. Грустная и уже немного обыденная история.

Статистики, показавшей бы, сколько женщин в России за минувший год приняли ислам, нет. К сожалению, нет и данных о разводах мужчин-мусульман и принявшими ислам женщинами. oDR решил выяснить, как живут такие пары, и находят ли они свое счастье.

Будь моей женой, еще одной

С Миланой (имя изменено по просьбе девушки) мы беседуем в уютной, современной московской квартире. Здесь моя собеседница живет и принимает клиенток – она стилист-парикмахер. Красота для нее – это образ жизни: длинные волосы Миланы идеально уложены, недавно сделан маникюр. Ее кожа невероятно ровная, наращенные ресницы не отличить от настоящих. В гардеробе много одежды, призванной подчеркнуть достоинства точеной фигуры. Обувь очень разная – есть и кроссовки, и туфли на высоком каблуке.

Недавно прошло десять лет с того момента, как эта девушка модельной внешности сменила всю одежду на черное платье, хиджаб и ботинки на плоской подошве. Тогда Милана приняла ислам и начала одеваться по строго по требованиям религии. До этого она, девочка из Оренбургской области, любила тусовки, успешно строила в Москве карьеру стилиста, работала со звездами. А потом познакомилась в «Одноклассниках» с будущим мужем. Тогда ей было 18 лет.

«Моя страница была пуста – ни информации, ни фото. Как-то раз мне написал сообщение человек, у которого тоже была совсем пустая страница. Он задал вопрос – «Ты мусульманка?» Не знаю, почему, я ответила «Да». Он ответил – «Ты джяхилька?» Я не знала, что это, а когда он пояснил, что это мусульманка, не соблюдающая требования веры, мне стало очень обидно. Он начал писать мне, что истинная мусульманка должна совершать намаз, ходить с покрытой головой.

Через несколько дней он написал снова, у нас завязался разговор. Он рассказывал мне об исламе, спрашивал, почему я не совершаю намаз. Я спросила, что для этого нужно, и он начал присылать мне молитвы.

Накануне мы с подружками тусовались в клубе, а на следующий день я уже читала хадисы (описания жизни, мыслей и действий пророка Мухаммада о религиозно-правовой жизни, которые вместе составляют Сунну), не выходя из дома. Еще через день я начала искать человека, который бы научил меня делать намаз. Нашла девушку в хиджабе, жившую по соседству, пригласила в гости, слушала и смотрела на нее, как завороженная. Тогда я поняла, что не могу выйти в магазин без платка. Вот так я закрылась».

За неделю Милана полностью сменила одежду. В длинном платье и хиджабе она пришла на свою работу. «Там были шокированы. Они решили, что какой-то кавказец меня «вербует». Родные были, мягко говоря, не в восторге – у тети началась истерика, мама и папа паниковали, но мне было все равно. Я удалила все номера подруг, которые не поняли меня. Честно говоря, я удалила всех». Через месяц все московские друзья Миланы пропали.

«Со временем клиентов в салоне, где я работала, у меня стало меньше. А через пару месяцев управляющая сказала, что в моих услугах они больше не нуждаются. На скопленные деньги я не могла долго жить. От квартиры в центре пришлось отказаться, я начала искать другое жилье, но никто меня не впускал. Прямо говорили, что закрытым не сдают. Я не могла устроиться работать даже в простую районную парикмахерскую. Как только меня видели, я сразу получала отказ.

Я распродавала свою дорогую одежду и обувь – благо, у меня скопилось почти три чемодана. Оставила только два платья – зимнее и весеннее, и одну пару обуви. Через некоторое время устроилась в крошечную парикмахерскую и начала немного зарабатывать. Туда ходили таджики и узбеки, мой вид их устраивал.

Я многого насмотрелась за это время в Москве. Люди крестились напротив меня в трамвае, материли, обсуждали, кричали гадости, назвали ваххабиткой. Но меня волновало только отношение родственников, которые все еще думали, что меня вербуют. Даже ставили условие – либо ислам, либо мы».

Анонимный друг продолжал писать девушке, а через полгода, так и не увидев даже фотографию, предложил стать его женой. Когда Милана согласилась, он написал, что есть одно «но». «Я поняла, что мне придется стать второй женой. До этого он присылал мне много хадисов, где рассказывалось о роли второй жены, что это нормально, это не любовница. Так что я была готова к этому и не испытывала сомнений или ревности».

Салам, Дагестан

Вскоре Милана уехала в Махачкалу – выходить замуж. «Перед свадьбой он позвонил и сказал, что нужен махрам – мой отец или брат, кто бы выдал меня замуж. Он сказал, что, так как мой папа христианин, его можно заменить на его друга-мусульманина. К тому же родители все равно не одобрили мой брак. Я просто поставила их перед фактом, что уезжаю в Дагестан.

Его братья и сестра знали о браке, а вот от жены и матери он это скрыл. Как он это сделал, я не знаю, но меня это нисколько не тревожило – я была абсолютно счастлива. За пять лет мы ни разу не поссорились».

Муж Миланы тщательно скрывал, что он обеспеченный человек – год девушка жила в крошечной съемной квартире на окраине Махачкалы. «Конечно, он не был со мной все время – просто приходил иногда ночевать. Как-то в канун уразы (в конце священного месяца Рамадана) он приехал и сказал, что хочет сделать мне сюрприз. Посадил меня в машину и привез к красивому большому дому, сказав – этот дом твой».

Потихоньку в жизнь Миланы начали возвращаться ее московские подруги, которые отвернулись от нее в начале. Муж покупал им билеты, и они прилетали навестить ее в Махачкалу, не забывая сказать, что та «не прогадала» и ей «грех жаловаться». «Я вернулась в индустрию красоты, у меня появилось много новых подруг, не только закрытых. Все они знали историю принятия мной ислама, все мной восхищались.

Но была и обратная сторона. Дагестанские женщины говорили иногда, мол, тащатся сюда всякие русские, закрываются и уводят наших мужиков. Это говорили мусульманки, взрослые. Таких случаев было много. Одной из таких женщин оказалась его мать».

Мечеть в Гимрах, Дагестан. Фото СС: Варвара Пахоменко / Международная Кризисная Группа / Flickr. Некоторые права защищены.

Через четыре года мать начала активные попытки отправить Милану обратно в Москву. «К нам в салон приходили подозрительные женщины, интересовались мной, спрашивали, как я живу, интересовались мужем. Я понимала, что их подсылала она.

Однажды он приехал домой очень напуганный. Позже оказалось, что мать дала ему неделю на то, чтобы убрать меня из его жизни, иначе меня похоронят. Ей показали мои фотографии до ислама, где я была в клубах, на пляже в купальнике, и так далее. И она сказала, что не даст «какой-то русской модели развести сына». Он поддался ее давлению».

Муж отправил Милану в Москву «на время», но девушка приняла решение больше не возвращаться в Махачкалу. «По возвращению я ходила закрытой около полугода. Это были сложные времена, тогда очень часто происходили теракты. Я понимала, что на работу в такой одежде не устроюсь, а жить на попечительстве или в общежитии я не могу. Тогда я сменила хиджаб и платье на косынку и юбку до колена. Потом нашла хорошую работу, где управляющая убедила меня снять и косынку».

Ингушетия в Москве

С Лейлой (имя изменено по просьбе девушки) мы встретились в московском сетевом кафе. Она взяла с собой младшую дочь – малышке скучно без мамы. Дома Лейлу ждут еще двое сыновей, старшему скоро будет 14.

Лейла – русская, приняла ислам в начале 2000-х, когда ей было 19 лет. «Я родилась в Питере, а школу заканчивала уже в Москве. Когда поступила в институт, уже занималась поиском смысла жизни. Родители не ставили мне никаких рамок, и мой приход в ислам был чем-то вроде попытки всех удивить. Это мне удалось».

Приняв ислам, Лейла очень быстро поменяла образ жизни, перестала общаться с противоположным полом. «В институте я разговаривала только с девочками, садилась там, где нет ребят. Все подруги были в шоке, пытались меня «спасать». Я полностью сменила одежду, хотела говорить только о религии. В итоге круг общения полностью сменился».

Через полгода Лейла уже вышла замуж. С избранником ее познакомили новые друзья-мусульмане, а через две недели они уже заключили религиозный брак — никях. Ингуш, на 10 лет старше, разведенный, жил в Москве вместе с родителями, сразу сказал, что ищет жену. Брак узаконили не только перед богом, но и перед государством – расписались в загсе. Лейла сразу родила ребенка и бросила институт.

Новая соборная мечеть в Москве. CC-by-NC-ND-2.0: Хусен Рустамов / Flickr. Некоторые права защищены.

Лейла ни разу не была на родине мужа, однако это не помешало ей познать все «радости» жизни ингушской снохи. Мама мужа была русской, но легче от этого не становилось. «Она прошла через жизнь в высокогорном ингушском селе – варила супы в котле и мыла коров под надзором восьми сестер мужа. Систему устройства ингушской семьи она знала хорошо и сразу сказала мне, что замуж выходят, чтобы работать в доме. Его родители были уже пожилыми, и вся домашняя работа легла на мои плечи. Коров я не доила и дворы не мела. Как говорил муж, делала обычную женскую работу».

Женской работы было немало. Когда приезжали родственники, а это происходило часто, приготовить на всех еду, убрать за всеми, мыть всем обувь было обязанностью Лейлы. «Двоюродные братья мужа бросали в ванне рубашки и носки, и утром все должно было быть чистым. Я старалась, как могла, но все равно постоянно ощущала чувство долга.

Муж не был закмнут на традициях, и для него не составляло труда помыть посуду. Но тут в дело вступала мама, которая всегда отпускала замечания в мой адрес. Ингушские традиции вспоминались всегда, когда было нужно оказать давление. Через некоторое время начинаешь чувствовать себя ничтожеством. А из-за того, что это происходило в Москве, возникал постоянный диссонанс. Ты ни там, ни здесь. Непонятно, кто ты вообще».

Ислам не становится достаточным связующим фактором для укрепления семьи, убедилась Лейла. «Если хочешь стать ее частью, от своей национальности придется отказаться. Нужно стать ингушкой. Когда я просила у мужа разрешения посидеть вместе за столом, он отвечал, что «как у Васьки тут не будет». Кавказский менталитет совсем другой. Нельзя с ним слиться, даже если вы одной религии».

Развелись они по инициативе Лейлы – по личным причинам, не связанным с национальностью мужа. Сейчас она уже не так строга в отношении внешнего вида – сменила хиджаб на шарф и шапочку, может надеть джинсы. Дети остались вместе с ней, хотя по ингушским традициям так не положено. Полгода муж угрожал забрать детей, но так этого и не сделал. Потом успокоился.

«Русских мусульманок мужчины очень любят, потому что они мало требуют. Им нужна только любовь. Особенно арабы этим часто пользуются – у них ходят легенды о русских женах, принявших ислам. Они дарят любовь и ничего не просят взамен. Да и кавказцы часто уходят к русским – по этой же причине», — считает Лейла.

Из Грозного с любовью

Алена живет в Грозном три года. Ей 31, с будущим мужем она познакомилась на Севере. Украинка по национальности, она родилась и жила в республике Коми. Он, как и многие другие кавказцы, приехал туда на заработки.

«Сначала я думала, что это несерьезно, что он уедет в Чечню и ничего не получится. Но вышло по-другому. Я работала тогда в банке, и вдруг появилась вакансия в Кабардино-Балкарии. Я подала запрос, и через полгода меня перевели туда. Уже по приезду я приняла ислам, и мы поженились», — рассказывает Алена.

Муж старше Алены на 10 лет. Он уже был женат, от первого брака у него есть дети, которые живут с его матерью. Эти обстоятельства не смутили ни Алену, ни ее родственников – он оказался хорошим и воспитанным человеком. «Он познакомился заранее со всеми моими родственниками и покорил их – такой интеллигентный, начитанный мужчина. Мама видела, что он обо мне очень заботится, поэтому не была против моего переезда и нашего брака».

В загс они не ходили. «Сначала я думала, что расписываться необходимо – ведь это важно для моих родственников. Но сейчас я понимаю, что это не нужно. В Чечне редко кто расписывается. Тут достаточно никяха. Есть брак перед Всевышним, остальные моменты не существенны», — уверена собеседница.

Решение о переходе в ислам Алена приняла еще до переезда на Кавказ. Общественное мнение было тогда негативно настроено к мусульманам, тем более на Севере. «Даже сейчас, когда кто-то спрашивает моих родителей обо мне, и они говорят, что я живу в Чечне и вышла замуж, начинаются вопросы – а как же так? Там же опасно? Страшно? Маме приходится переубеждать других», — говорит девушка.

Случались с Аленой и курьезные случаи. «Однажды я ехала на поезде из Нальчика на Север. Разговорились с женщинами, я рассказала, что у меня муж-чеченец. Было холодно, я была в сапогах, а сменную обувь в поезд забыла. И вот наступила ночь, я легла спать. Через сон слышу, что они шепчутся – мол, доедем не доедем, не взорвемся ли… Я не сразу поняла, что это обо мне. Оказалось, что они решили, раз я везу большой чемодан, но не взяла сменную обувь, у меня там бомба. Русские женщины, бабушки. В общем, я поняла, что меня в эту ночь охранял весь вагон», — вспоминает Алена.

В Чечне Алене не сложно – она полностью влилась в окружающий социум и приняла правила, по которым живет здешнее общество. Как сама говорит — очеченилась. «Чеченцы не могут быть полностью светскими. Да, они могут поддержать любой разговор, будут лояльны и коммуникабельны, но в семье будут следовать правилам. Чеченская семья – это мусульманская семья. В обществе тоже нужно вести себя так, как требуют традиции и религия», — говорит Алена.

Мусульманская мода. Рекламные щиты в Грозном, Чеченская Республика. (c) Рамиль Ситдиков / РИА Новости. Все права защищены.

Говорить о разделении ролей на главный-не главный между мужем и женой в чеченской семье бессмысленно. Тут все решает мать мужа – марнана. «Тут говорят — марнана правит миром. И неважно, сколько лет мужчине — как она скажет, так и будет. Это беда – мамы часто лезут в семьи детей. Я мало знаю семей, где марнана была бы довольна снохой», — говорит Алена.

Самой ей не приходится часто общаться с матерью мужа, как и с другими его родственниками. Они не очень хорошо восприняли новость о том, что в семье появится нечеченская сноха. Родственников мужа не было и на их свадьбе. «Раньше всех узнали его братья. Другие родственники думали, что это у него не серьезно, а когда мы поженились, то начались скандалы. Было непросто, да и сейчас нелегко. Но у меня выработался иммунитет к этому. Они не говорили открыто, что дело в национальности, но я понимаю, что им не все равно, что я не чеченка».

Друзья и коллеги куда более равнодушны к ее национальности, многие начали принимать «за «свою». К тому же она здесь не одна такая. «Я знаю достаточно девушек, которые, как и я, приняли ислам, вышли замуж и переехали сюда из других российских городов», — рассказывает Алена.

Алена считает, что для построения нормальной семьи с мусульманином женщине нужно принять ислам, иначе ссор не избежать. «А как обучать детей, что говорить о боге, какое религиозное образование давать? Как молиться, как отмечать праздники? Семья с разной религией вряд ли сможет нормально просуществовать, будут споры, противоречия», — уверена она.

У Алены детей пока нет, но планы они с мужем уже строят. «Конечно, дети будут воспитываться в чеченских традициях, но я бы хотела, чтобы они знали о том, что дедушка был украинцем. Главное для меня, что дети будут хорошо воспитаны в исламе – а среди мусульман нет разделения на национальности, тут все братья и сестры».

Своя – не своя

К сожалению, история Алены скорее исключение, чем правило. Часто браки между принявшими ислам женщинами и этническими мусульманами заканчиваются разводом. Религиозный фактор, призванный объединять людей – в том числе и внутри семьи, не срабатывает. Почему?

Доцент кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования МГППУ, этнопсихолог Ольга Павлова объясняет, что проблема кроется не в исламе, а в обычаях тех народов, которые исповедуют ислам.

«К сожалению, браки между женщинами, принявшими ислам, и мусульманами по рождению часто распадаются. Но дело не в том, что девушка попадает в мусульманскую семью и терпит из-за этого трудности. Многие народы, исповедующие ислам, относятся к культурам традиционного типа или сохранившим традиционные черты, и живут не только по вероучению, но и по своим обычаям – адатам. Эти адаты сильно отличаются от того образа жизни, который привыкла вести девушка в Москве. Например, Северный Кавказ – это совершенно другой, очень специфичный тип культуры.

Девушка должна понимать, что входит в семью, где есть не только ее муж, но и весь его род, который будет принимать определяющее участие в их семейной жизни

Вступая в брак с человеком традиционной культуры, девушка должна понимать, что входит в семью, где есть не только ее муж, но и весь его род, который будет принимать определяющее участие в их семейной жизни. То есть, помимо выстраивания отношений с мужчиной – мужем, ей надо выстроить отношения с большим числом его родственников, среди которых главными являются его родители, и прежде всего свекровь.

Это очень сложная задача для неподготовленной к этому девушки. Когда девушка принимает ислам, возникает иллюзия, что принятие религии откроет перед ней брачные двери вне привязки к национальности. На практике это, как правило, заблуждение. Религиозная идентичность является интегрирующей, надэтнической составляющей, но в реальной жизни национально-культурная специфика в подавляющем большинстве случаев все равно остается.

Поэтому проблема межэтнических браков заключается в разном культурном коде супругов. По большому счету, вступая в межэтнической брак, женщина в психологическом смысле должна стать чеченкой, ингушкой и так далее – в зависимости от семьи, в которую она хочет войти», — поясняет Павлова.

Принять ислам — не самое главное для того, чтобы быть «своей» в мусульманской семье. Главная сложность в том, чтобы наладить отношения с другими членами семьи, особенно, с женщинами. Фото: ansar.ru

Представление о любви у новообращенной мусульманки и ее избранника тоже зачастую абсолютно разное. «Семья во всех традиционных культурах создается для укрепления рода, для рождения большого количества детей. Понимание любви, как и роли мужа и жены, в традиционных культурах другое. Для девушки из иной культуры будут непривычными многие табу на публичную демонстрацию чувств к жене, которые приняты в традиционных культурах, и могут восприниматься ею как отчужденность.

В Москве, Петербурге, в других подобных городах главенствует индустриальная модель семьи, которая кардинально отличается от традиционной. Равноправие полов, стирание гендерной разницы – это все свойства индустриальной модели. В традиционной модели мужчина – это непререкаемый авторитет, женщина зависит от него.

Нередко девушки считают, что почувствовать себя настоящей женщиной можно только с брутальным представителем Северного Кавказа. Это очень большое заблуждение. Те маскулинные черты, которые демонстрируются мужчиной во время ухаживания, не гарантируют счастья в семейной жизни. Тут важны терпение, доброта, забота, а это не всегда кроется за внешней брутальностью. Зачастую молодые девушки не в состоянии это понять», — объясняет Павлова.

В итоге большая любовь может обернуться большим разочарованием. А разойтись с принявшей ислам женой, которая в большинстве случаев из другого этноса, очень просто. Ведь в проблемной ситуации она остается одна против целого рода, к которому принадлежит муж. Сходная ситуация была и у Лейлы, которая испытывала серьезное давление со стороны родственников мужа и не могла опереться на собственных родственников в конфликтных ситуациях.

«Когда женятся внутри своего этноса, то один род соединяется с другим, и молодые люди не могут просто так взять и развестись, ведь они представляют интересы двух больших сторон, которые породнились посредством брака. Бывает, что мужчина хочет развода, но род его останавливает, потому что это не его личное дело. А когда брак межэтнический, и жена – русская, то за женщиной не стоит никакой род. В этом случае развод происходит очень легко. Межэтнические браки чаще оказываются вне системы неформального социального контроля, что, в конечном счете, снижает их стабильность», — поясняет Павлова.

Вторая жена: теория и практика

Наша первая героиня на редкость спокойно восприняла новость о том, что ей предстоит разделить мужа с другой женщиной. Предложение стать второй женой поступают девушкам очень часто, но мало кто осознанно соглашается на такой вариант отношений. Наиболее негативно настроены мусульманки по рождению, хотя ислам разрешает многоженство. Так что же не нравится женщинам?

«К сожалению, не всегда под формулировкой «вторая жена» подразумевается именно жена. Нередко за этим кроется роль любовницы, которая не имеет никаких прав», — объясняет Ольга Павлова. Со второй женой брак в загсе не заключается, она не всегда бывает обозначена для широкого круга родственников. Зачастую ее скрывают от первой жены и детей, что полностью противоречит религии. Ведь по шариату главное, что отличает блуд от семейной жизни – это публичность, напоминает эксперт.

«Моя практика показывает, что русские девушки чаще готовы стать второй женой, чем чеченки или ингушки. А ведь они подвержены большему риску. «Тайных» браков с ингушкой не может быть – у нее есть большая семья, и ее права будут соблюдены ее родом. А если мужчина возьмет в жены девушку из другой культуры, то тут все ее права жены, вытекающие из шариата, могут быть нарушены. Развестись с ней можно в любой момент и без объективных причин.

Так как брак в загсе оформлен не был, отстоять свои права при разводе женщина может только обращаясь к авторитетным духовным лицам, алимам или имамам. Но в условиях светского государства их влияние очень ограничено, их решения не имеют юридической силы и могут не иметь авторитета для мужа и его рода», — констатирует Павлова.

Нередко, у второй жены нет никаких прав, и развестись с ней намного проще, чем с первой. Фото: islamdag.ru

Новообращенная мусульманка очень уязвима в психологическом смысле, и мужчина легко может этим воспользоваться. Последствия, увы, могут быть печальными.

«Девушки, только что принявшие ислам, вообще очень часто попадают под какое-то влияние, а нередко и принимают ислам, находясь под влиянием. Разочаровавшись в мужчине, женщина может разочароваться и в его религии или в его интерпретации религии, как следствие – перейти в более радикальное направление ислама», — говорит Павлова.

Никях: что я могу и что я должна

Принять ислам ради того, чтобы выйти замуж за мусульманина – частая схема, которой следуют девушки. Однако чтобы вступить в брак с мужчиной-мусульманином, женщина вовсе не обязана принимать его религию, напоминает имам-хатыб Анар хазрат Рамазанов. Более того, исламе есть запрет на принуждение к вере. «В Коране написано, что мужчина-мусульманин может жениться на мусульманке, иудейке и христианке. Это монотеистические религии, которые признают существование единого творца. На кяфирах и язычниках – атеистах или отрицающих единого бога – жениться нельзя, ислам категорически это запрещает», — поясняет Анар хазрат.

Однако среди пар, где женщина принадлежит к немусульманской этнической группе, в половине случаев жена принимает ислам. Так показывает практика имама.

Запрета на чтение никяха между мужчиной-мусульманином и женщиной другой монотеистической религии также не существует. Но есть правила, приверженность которым женщина должна подтвердить перед имамом. «И в Библии, и в Торе подразумевается, что мужчина в семье главный, мы напоминаем об этом. Дети, рожденные в браке с мусульманином, должны придерживаться религии отца – женщина обязательно должна дать согласие на это», — поясняет имам-хатыб. Отказов он не слышал ни разу за 21 год своей практики.

Деревянная свадьба в Дагестане, 2011 г. Фото: CC-by-2.0: Un Bolshakov / Flickr. Some rights reserved.

Разводы, к сожалению, не редки, соглашается Анар хазрат. Но людей, которые бы разошлись из-за религиозных противоречий, встречается очень мало. Чаще всего причина в другом. «Основные жалобы: муж перестал меня обеспечивать, не уделяет внимание, редко появляется дома. Особенно часто такое бывает в случае браков между кавказцем и не-мусульманкой. Он постоянно уезжает на Кавказ, и его месяцами нет дома. Ко мне часто обращаются женщины, которых интересует, что делать в такой ситуации. Я им рекомендую просить развод. Заметьте, тут не идет речь о религии вообще, это бытовые неудобства».

Женщина также может просить развода, если мужчина ее оскорбил, унизил или ударил, перестал обеспечивать, не выполняет свой супружеский долг, заболел заразной болезнью, попал в тюрьму или пропал без вести. «Женщина имеет право на развод, даже если разлюбила супруга и не может больше с ним жить. Мужчина, конечно, может отказать. В таком случае мы даем паре время попытаться найти общий язык. Если этого не удается, то женщина вновь требует развода. Она имеет полное право просить священнослужителя, чтобы он вызвал свидетелей и мужа, и в их присутствии в мечети требовать ее отпустить. Мужчина в такой ситуации редко упирается. Но в этом случае женщина должна вернуть махр – свадебный подарок», — напоминает имам-хатыб.

Между браком и развратом

Самая большая проблема, с которой в современном обществе сталкиваются новообращенные мусульманки — это тайный брак. В случае Миланы об ее браке знала лишь часть окружения мужа, а случается, что о никяхе не знает почти никто.

«Проблема «тайных» браков, к сожалению, очень остра. Ко мне часто обращаются девушки, попавшие именно в такую ситуацию, — отмечает Ольга Павлова. – Особенно этому подвержены новообращенные мусульманки. Такие браки обычно заканчиваются разводом, и у женщины остается множество психологических проблем. Могут развиться разные болезни на фоне стресса, даже онкология. Ради собственного достоинства, чести и здоровья, ради соблюдения прав детей нужно настаивать на официальном, публичном браке. И не забывать, что с точки зрения ислама тайных браков не бывает. Брак – это то, о чем объявлено обществу».

К сожалению, никях для многих стал не настолько серьезным актом, как поход в загс, констатирует Павлова. «Даже в религиозной среде я часто слышу, что штамп необходим. То есть жить вместе после никяха можно, но серьезность намерения он, увы, по факту не отражает. А загс – это некая гарантия серьезности намерений. Такие условия диктует современная жизнь. И если мужчина настаивает на том, что никяха достаточно, это должно смутить женщину.

Кстати, Европейский совет по фетвам (заключениее муфтия по какому-либо правовому вопросу) вынес решение, что государственная регистрация брака между мусульманами в присутствии двух свидетелей является полноценным браком, так как все минимальные требования к мусульманскому браку: обоюдное согласие и публичное объявление — есть в наличии», — добавляет эксперт.

Анар хазрат Рамазанов напоминает правила, по которым заключается религиозный союз. Любая попытка жениха отступить от этих правил должна смутить девушку. «Дочь выдает замуж ее отец или опекун, в случае если отец умер или не может присутствовать по серьезным причинам. Если девушка выходит замуж первый раз, то разрешение родителей обязательно!

Цветы Кавказа, в горах Республики Карачаево-Черкессия. CC-by-SA-2.0: Людмила Хорунжая / Flickr. Некоторые права защищены.

Родители могут не присутствовать, но они должны непременно подтвердить свое согласие. Сейчас век прогресса, можно это сделать и по телефону. Когда ко мне приходят пары, где девушка выходит замуж первый раз, я всегда требую звонить родителям. Это справедливо – ведь ее могут обмануть. Нужно защитить девочку – она может от любви слишком очароваться, а потом сильно разочароваться», — предупреждает он.

Доводы мужчины о том, что не нужно разрешение родителей-не мусульман, не нужно принимать на веру. «Если родители девушки язычники или атеисты, он не должен перед ними объясняться, это правда. Но если они христиане или иудеи, он должен с ними знакомиться и получать согласие на брак», — объясняет имам-хатыб.

Женщинам, принявшим столь серьезное решение, как принятие ислама, стоит помнить, что главная проблема – это не религия, а менталитет супруга и его родственников

«Если у молодого человека серьезные намерения, он обязан познакомиться с родителями невесты, устроить встречу их со своими родителями, то есть произвести все обычные досвадебные процедуры. Если же мужчина хочет этого избежать, стоит задуматься о серьезности его намерений», — уверена Ольга Павлова.

Трудности перехода

Мы привели лишь три примера возможного развития отношений между принявшими ислам женщинами и мужчинами-мусульманами. В реальности ситуации бывают очень разными, в том числе куда более трагичными. Зачастую никакие нормы ислама не спасают женщину ни от притеснения со стороны родственников мужа, ни от психологического и физического давления со стороны самого мужчины.

Женщинам, принявшим столь серьезное решение, как смена религии и переход в мусульманскую семью, стоит помнить, что главная проблема – это не религиозная идентичность, а менталитет супруга и его родственников. Женщине необходимо досконально изучить свои права и обязанности, предусмотренные как шариатом, так и адатами. А в случае возникновения проблем, с том числе и психологических, не стесняясь обращаться за помощью. Ислам дает женщине не только обязанности, но и права, в том числе на уважение и защиту – об этом ни в коем случае нельзя забывать.

В плену радикального ислама: как дочь стала салафиткой | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW

Нет, такого не пожелаешь ни одной матери: у входной двери стоят представители спецслужб, чтобы сообщить, что ее дочь планирует уехать в Сирию, на территории, которые находятся под контролем террористов «Исламского государства». Но именно это и произошло с Моникой Мюллер (имя изменено). Сейчас женщина с ужасом вспоминает день, когда это случилось. В 2014 году в одной из мечетей полицейские получили информацию о том, что дочь Моники собирается уехать в Сирию, но эти слухи не подтвердились. Вслед за шоком для Моники наступило облегчение.

Однако это была не единственная ситуация, которую пришлось пережить Монике Мюллер. Ее дочь стала сторонницей радикального ислама, решила носить никаб — мусульманскую одежду, закрывающую лицо. Затем она начала искать мужа, который разделял бы ее религиозные взгляды, на специальных интернет-сайтах и в конечном итоге планировала уехать в Сирию.

История Софии

Моника Мюллер чуть старше 60 лет. Она врач. Живет в одном из городов земли Северный Рейн-Вестфалия. Женщина участвует в одном из проектов, направленных на предотвращение радикализации подростков.

Моника Мюллер

«Молодые люди должны включить мозг, чтобы никто не смог их уговорить встать на этот опасный путь», — говорит Моника. Она имеет в виду не только фундаментальный ислам, но и идеи правых экстремистов. «Радикализация может привести к полной изоляции и распаду семьи», — говорит Моника.

Ее семье этого удалось избежать. Моника Мюллер постоянно поддерживает контакт со своей дочерью Софией (имя изменено). Они каждый день разговаривают друг с другом по телефону, находятся в постоянном контакте через социальные сети, приезжают друг к другу в гости. Но так было не всегда. Были этапы, когда дочь Моники прекращала с ней контакт. На протяжении месяцев мать ничего не знала о том, что происходит с Софией.

Радикализация — как последствие травмы

Причиной того, что София, которой сейчас 24 года, еще в подростковом возрасте обратилась в ислам, ее мать Моника называет «травматические события в истории семьи». Они очень сильно повлияли на 12-летнюю Софию. С тех пор, по словам матери, красной нитью в жизни Софии проходит желание находиться под защитой, быть в безопасности.

Женщины-мусульманки в традиционной религиозной одежде

Несмотря на психотерапию, которую Моника проходила вместе с дочерью, чтобы избавиться от психологической травмы и ее последствий, София приняла неожиданное решение. «Она вбила себе в голову, что должна принять ислам, потому что эта религия якобы обеспечит ей большую защиту, чем та, в которой она выросла», — жалуется Моника.

София с самого детства посещала католическую церковь. И прошла там обряд крещения. Но в 16 лет она стала ходить в мечеть. Сначала это происходило тайно. «В ее окружении были только девочки из мусульманских семей, имеющие непосредственное отношение к марокканской культуре, придерживающиеся фундаментальных взглядов», — рассказывает Моника Мюллер. Когда в 17 лет София решила носить хиджаб, в семье начались конфликты. «У Софии есть две сестры. У нас были постоянные дискуссии, ссоры. Она обзывала нас «неверными». Всегда носила с собой Коран или книги о том, какой должна быть жена-мусульманка», — рассказывает мать Софии.

Роль женщины в исламе 

Вскоре девушка покинула родительский дом и исчезла из поля зрения матери. Она вышла замуж за парня из турецкой семьи. Но этот брак быстро распался, вспоминает Моника Мюллер: «Для мужа она была недостаточно послушной. И она снова вернулась к нам домой. Тогда мы подумали, что наконец все закончилось. Она взялась за ум. Но нет. Это был не тот случай».

Женщина в никабе

София начала искать мужа в интернете. Но такого, который бы разделял ее радикальные религиозные взгляды. Ситуация в семье вновь накалилась. Отец отобрал у Софии смартфон. Она в ответ бросила учебу — за несколько недель до окончания. Затем София во второй раз ушла из дома. «Спустя короткое время мы узнали, что она живет недалеко от Мюнстера (название города изменено) и там вышла замуж за мусульманина. На тот момент она уже носила никаб», — продолжает свой рассказ Моника Мюллер.

Сейчас у Софии двое детей. Она ждет третьего. Мать рассказывает о том, какую жизнь сейчас ведет ее дочь: «Она сидит дома. Заботится о детях и муже, чтобы у него всегда была на столе еда, когда он возвращается домой». Со своим зятем-албанцем Моника старается поддерживать нейтральные отношения. Она описывает его как человека, который придерживается радикальных исламских взглядов. Дважды, по рассказам Моники, он был в Сирии, доставлял грузы организации, которая занимается оказанием медицинской помощи, но признана в Германии экстремистской и салафитской. Со временем зять Моники дистанцировался от этой организации.

Моника знает о том, как в радикальных исламских семьях воспитывают  детей. Им запрещают смотреть телевизор, петь и слушать музыку. Но Моника заметила, как на ее дочь повлияла беременность: «Сначала она не хотела, чтобы дети ходили в детский сад. Но со временем поняла, что это важно — дети должны взрослеть в окружении своих сверстников и расширять кругозор».

Посещение детского сада повлияло и на социальные контакты, которых почти не было у Софии. «В Мюнстере у нее никого нет. Она общается только с семьями братьев своего мужа. У них тоже  есть дети», — рассказывает Моника.

Как относятся в обществе к женщине в никабе

Моника считает хорошим знаком то, что на некоторых семейных мероприятиях София стала появляться без никаба. Но она неоднократно наблюдала, как относятся к ее дочери на улице, если она выходит в одежде, скрывающей лицо: «В Софию плевали. Ее обзывали. Ей угрожали». Поэтому Моника понимает, когда дочь говорит, что ей плохо живется в Германии. Раньше София даже вела речь о том, чтобы переехать в какую-нибудь арабскую страну, чтобы там изучать Коран. Но из-за детей она отказалась от этой идеи. «Моя дочь поняла, что для нее важно, чтобы  дети получили образование здесь, в Германии. И что женщине в арабских странах не так легко, как может показаться», — рассказывает Моника.

Она больше не опасается того, что сотрудники спецслужб будут стоять у ее двери, чтобы предупредить о намерениях дочери уехать в Сирию. Но зять еще долго будет находиться в поле зрения спецслужб. В прошлом году в его отсутствие в их квартире даже проводился обыск.

Смотрите также:

  • Хиджаб, чадра, паранджа — в чем разница?

    Большое разнообразие

    Различия в некоторых элементах традиционной мусульманской женской одежды порой кажутся незначительными. Неудивительно, что многие нередко путают никаб с паранджой или чадрой. Кроме того, женщины часто носят разные элементы одежды в сочетании, что только усугубляет путаницу. Чем отличаются традиционные головные уборы и элементы одежды женщин-мусульманок — в галерее DW.

  • Хиджаб, чадра, паранджа — в чем разница?

    Шейла

    Длинный прямоугольный шарф, который свободно оборачивают вокруг головы и кладут на плечи. Шейлы бывают разных цветов. Данный вариант головного убора наиболее распространен в странах Персидского залива.

  • Хиджаб, чадра, паранджа — в чем разница?

    Хиджаб

    В более широком смысле хиджаб — это любая одежда, соответствующая нормам шариата. Однако в западных странах хиджабом называют традиционный женский мусульманский платок, полностью скрывающий волосы, уши и шею и в большинстве случаев слегка покрывающий плечи. Лицо при этом остается открытым.

  • Хиджаб, чадра, паранджа — в чем разница?

    Хиджаб амира

    Этот головной убор состоит из двух частей. Одна из них плотно облегает голову наподобие шапочки, другая представляет собой шарф, который часто имеет форму рукава и надевается сверху, закрывая плечи. Само слово «амира» переводится с арабского как «принцесса».

  • Хиджаб, чадра, паранджа — в чем разница?

    Химар

    Накидка с прорезью для лица, закрывающая волосы, уши и плечи и доходящая до талии. Химар распространен на Ближнем Востоке и в Турции.

  • Хиджаб, чадра, паранджа — в чем разница?

    Чадра

    Длинное покрывало, закрывающее все тело с головы до пят. Чадра никак не крепится к одежде и не имеет застежек, женщина обычно сама придерживает ее руками. Сама чадра лицо не закрывает, но при желании женщина может закрыть лицо краем покрывала. Кроме того, ее часто носят в сочетании с никабом. Распространена в Иране.

  • Хиджаб, чадра, паранджа — в чем разница?

    Никаб

    Головной убор черного цвета, полностью закрывающий лицо и волосы и оставляющий лишь прорезь для глаз. Никаб сочетают с другими видами традиционной мусульманской одежды, например с абайей — длинным платьем с рукавами и без пояса. Чаще всего никаб носят в странах Персидского залива, Йемене и Пакистане.

  • Хиджаб, чадра, паранджа — в чем разница?

    Паранджа

    Длинное покрывало, полностью закрывающее тело и лицо. Прорезь для глаз в парандже закрыта плотной сеткой — чачваном. Этот вид одежды распространен в Средней Азии и Афганистане.

    Автор: Ута Штайнвер, Ирина Филатова

 

Отказ от религии: каково это сделать мусульманину?

Подпись к фото,

Долгое время Сара боялась говорить родителям, что больше не верит в Аллаха

В Соединенном Королевстве свобода вероисповедания выступает неоспоримой ценностью. Однако подчас разрыв с религией, последователями которой являются твои близкие, чреват социальной изоляцией и одиночеством.

Именно это произошло с героиней программы Newsbeat Радио 1 Би-би-си Сарой, которая в возрасте 17 лет поняла, что не больше не верит учению ислама.

«Ты чувствуешь себя предателем, потому что выйти из ислама немыслимо», — говорит она.

Родители выгнали ее из дому, и уже два года она с ними не живет.

В странах наподобие Саудовской Аравии или Катара демонстративный отказ выполнять религиозные обряды приравнивается к вероотступничеству и карается смертной казнью.

Решение оставить веру пришло к Саре не сразу. По мере того как она становилась взрослее, она осознавала, что ислам не вполне соответствовал ее представлениям, но она держала это в секрете, притворяясь, что молится и изучает арабский язык.

«Родители пытались меня поймать и вывести на чистую воду. Однажды, когда я спустилась из своей комнаты, они спросили, молилась ли я. На что я ответила: да, да, конечно же».

Тогда они спросили, почему в таком случае их дочь не сняла обувь. Дело в том, что мусульмане молятся, предварительно разувшись.

«Сцена была довольно неловкая», — говорит Сара.

Прятаться становилось все труднее, а открыто порвать с учением, в которое больше не веришь, казалось ей чем-то чудовищным. «Я вполне серьезно помышляла о самоубийстве», — признается Сара, которой сейчас 19 лет.

Когда она в конечном итоге сказала родителям, что не может так больше жить, они бросились в слезы.

«Они думали, что главная причина того, что я порываю с верой, сводится к тому, что я люблю алкоголь, свинину и прочие подобные вещи. Но это, конечно, вообще не играло для меня никакой роли при принятии решения», — замечает Сара.

«Спорить с ними было все равно, что спорить с пьяным человеком. Ты ни в чем не можешь быть перед ними прав. Все, во что ты веришь, неправда. Они не хотят, чтобы я вечно горела в аду, так что, я понимаю их точку зрения, но это никак не влияет на мое решение», — добавляет она.

Проблема бывших мусульман

Вскоре после того, как Сара пошла в университет, она присоединилась к группе людей, которые пытаются помочь бывшим мусульманам.

«Некоторым можно помочь, просто дав им знать, что они не одни такие. Обычно они ничего еще не сказали своим родным и когда узнают, что они не одни такие на свете, удивляются: боже, вы есть!» — рассказывает Имтиаз Шамс, возглавляющий организацию «От веры к неверию».

Он говорит, что ему известно о 200 бывших мусульманах в Лондоне и еще около 100 по всей Британии.

По его словам, на связь с его организацией вышли еще примерно 20 человек, которые порвали с другими религиями: бывшие христиане, мормоны, индуисты.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Выход из ислама для многих равносилен разрыву не только с семьей, но также с привычным кругом общения и образом жизни

Разрыв с верой вполне естественно влечет за собой и изменение отношений с родственниками и близкими, продолжающими чтить учение, признает Мухаммед Шафик, глава фонда «Рамадан», объединяющего мусульман Британии.

«В конечном счете, если вы принимаете решение оставить ислам, вы сознательно принимаете решение оставить свою семью, равно как и общину. Это относится и к другим религиям», — говорит он.

Шафик добавляет, что знал многих христиан, индуистов и представителей других вероисповеданий, которые в какой-то момент переходили в ислам, при этом их семьи фактически отрекались от них.

«Некоторые люди, порвавшие с мусульманским учением, создали в последние несколько лет целую индустрию по критике и демонизации ислама. И нам приходится давать отпор таким попыткам», — замечает он.

Подпись к фото,

Согласно переписи 2011 года, в Британии 25% людей считают себя неверующими

Сара сейчас стала чаще видеться со своими близкими. Она периодически разговаривает с матерью и сестрой, но при этом полагает, что восстановить отношения с отцом не удастся никогда.

Когда она впервые за полтора года увидела младшего брата, то поначалу даже не узнала его.

«Проблема в том, что многие бывшие мусульмане не хотят ими быть. Самым простым выходом для нас и для наших семей могло бы стать просто продолжение имитации веры», — говорит она.

«Конечно, я ощущаю себя виноватой. Я хотела бы, чтобы ничего этого не произошло со мной. Но наступает момент, когда ты должен задуматься: это твоя жизнь или чья-то еще?» — заключает Сара.

Как я принял ислам только для того, чтобы попасть в Мекку

Я сижу около могилы пророка Мухаммеда в священном городе Медине и, вместо того чтобы неистово молиться, разглядываю людей вокруг.

— Брат, почему ты принял ислам? — неожиданно и напористо спрашивает у меня человек, сидящий рядом. По длинной коричневой рубахе, широким штанам и чертам лица я понимаю, что он, скорее всего, курд.

Курды — вечно гонимый народ, лишенный государства. Сотни тысяч курдов погибли от рук Саддама Хусейна, десятки тысяч теснят Турция и Сирия. В таких условиях их национальными чертами стали хитрость, проницательность и способность вывести любого на чистую воду. Вот и меня этот курд раскрыл с первого взгляда.

Я делаю вид, что не понимаю его вопроса. Курд повторяет медленнее. Я начинаю волноваться. Кажется, самое логичное сейчас — попытаться просто уйти, но, как только я делаю шаг в сторону, курд хватает меня за рубаху, резко тянет назад и усаживает обратно на пол. Немного подумав, он кричит в толпу:

— Эй, тут кто-нибудь говорит по-английски?

Откликается толстый бородатый мужик в длинной арабской рубахе.

— Переведи ему: «Почему ты принял ислам?»
— Брат, он спрашивать, зачем ты принимал ислам, — на кривом английском говорит толстый бородач. Услышав шум, нас обступают несколько человек. Еще бы, всем интересно, почему бледнолицый европеец сидит у могилы Мухаммеда, к которой может попасть только правоверный мусульманин.

— А-а-а, ислам! — я глупо улыбаюсь. — Ну, понимаешь, я, типа, всегда верил в бога. Я знал, что был такой чувак Моисей. Потом пришел Иисус, это мне еще мама рассказывала. И вот я вырос, узнал, что после Иисуса был Мухаммед, и подумал, что в него тоже надо верить. Ну, типа того. — Вытираю ручеек пота, стекающий со лба.

Толстяк объясняет мои слова курду, но, кажется, ответ его не устраивает. Он продолжает допытываться:

— Брат, я не об этом спрашивал. Я спрашиваю: чем ислам лучше христианства? Почему ты сменил веру?

Спасение приходит в виде поломоечной машины, въезжающей в толпу паломников на умеренной скорости. Одно из развлечений саудовцев — разгонять людей, сидящих около могилы пророка Мухаммеда. Воспользовавшись суматохой, я сбегаю.

Как принять ислам

Для того, чтобы принять Ислам, достаточно просто произнести
«два свидетельства»:

«Нет никакого божества (заслуживающего нашего поклонения), кроме Аллаха».
«Мухаммад посланник Аллаха».

По-арабски это звучит так:
«Ля иляха илля-Ллах, Мухаммад расулю-Ллах».
Если человек скажет эти слова от чистого сердца, и с полным принятием и убеждением, то этот человек становиться мусульманином-покорным Аллаху.

Комментарии к двум свидетельствам.

Свидетельство первое: «Нет никакого божества (заслуживающего нашего поклонения), кроме Аллаха».
Это свидетельство содержит в себе три вида единобожия
:

  1. Единобожие во владычестве. Это значит, что мусульманин должен быть убеждён в том, что Он Аллах Единственный, кто распоряжается в этом мироздании. Он Единый Творец, Единственный Наделяющий уделом свои творения. Он Один отвечает на молитвы своих рабов. Он не нуждается в помощниках, никто не участвует с Ним в деле сотворения Вселенной и всего того, что в ней происходит. Никто не разделяет с Ним власть, ни приближенные ангелы, ни пророки, ни духи, ни люди, ни святые, Он Единственный Всепокоряющий. Он Один прощает людям их прегрешения, и никто не может отпустить человеку грехи, кроме Него. Всё в этом мире, без исключения, является Его творением, и никто кроме Него не принимает никакого участия в процессе сотворения. Аллах является Создателем всего, и добра и зла, всё этом мире создано по Милости и Мудрости Аллаха.
  2. Единобожие в прекрасных именах и качествах Аллаха. Мусульманин должен знать, что нет никого подобного Ему, в Его именах и качествах. Он Милостивый, Милосердный, Слышащий, Видящий, Дарующий, Любящий, Владыка, Всемогущий, в Руке Его власть. Он не рождал и не был рождён. Он Первый и Последний. Он Прощающий и Принимающий покаяние. Он Силён в наказании, Справедливый. Он Добрый и Сострадательный к верующим. Он безгранично Возвышен над своими творениями. Он обладатель великого трона. Его качества не подобны качествам Его творений, их невозможно описать, потому что нет никого равного Ему. Его качества нельзя толковать, надо воспринимать их так, как они есть, ибо смысл их понятен, а суть их непостижима. Его имена и качества ни с чем несравнимы. Например, Его Слух отличается от человеческого слуха, также как Его Сущность отличается от сущности людей. Качества Аллаха такие, как подобает Его Бесконечному Величию, а качества созданий такие, как подобает их слабости и несовершенству. Мусульманин должен признавать, только те имена и качества Всевышнего, которыми Он сам описал Себя в Коране и те, которыми Его описал посланник Аллаха. Нельзя выдумывать на Аллаха и описывать Его качествами присущими творениям. Также недопустимо придавать кому-то качества Аллаха, и возвышать кого-либо до уровня Единого Создателя.
  3. Единобожие в поклонении. Это значит, что только Аллах достоин поклонения. Никто не заслуживает наших молитв, кроме Него. Поклонение — это любые слова и дела, как скрытые, так и явные, которые любит Аллах и, которыми Он доволен, такие как: молитва, взывание с просьбой о помощи, пост, хадж (паломничество), смирение, страх, обеты, жертвоприношение, покорность. Ни что из вышеперечисленных действий нельзя посвящать или совершать ради чего-то или кого-то, помимо Аллаха. Это тот вид единобожия, который на протяжении истории чаще всего подвергался искажениям. Основной миссией всех пророков было возвращение людей к поклонению Одному Аллаху и отказу от поклонения лжебогам.


Свидетельство второе:
«Мухаммад посланник Аллаха».
Это свидетельство содержит в себе четыре условия. Это свидетельство обязывает мусульманина:

  1. Быть убеждённым во всем, о чём поведал нам посланник Аллаха, мир ему и благословение Всевышнего. Все, что он поведал нам о скрытых, от нас, явлениях и событиях, в прошлом и в будущем, в этом мире и следующем, является истиной, потому что всё сказанное им, является вестью от Аллаха, ниспосланной нашему пророку, мир ему и благословение Всевышнего.
  2. Следовать тому, что он нам предписал в шариате, как в вопросах поклонения Аллаху, так и в вопросах взаимоотношений между людьми.
  3. Отстраняться от всего запрещенного пророком Мухаммадом, мир ему и благословение Аллаха.
  4. Поклоняться Аллаху только так, как нас научил последний посланник Аллаха, и не вводить в эту религию ни каких нововведений.

Составил Абу Ясин Руслан Маликов.

Есть вопросы? Остались сомнения? Хотите узнать, как принять ислам?

Обратитесь за помощью на чат онлайн:

Чат предоставлен сайтом www. islamreligion.com
(на правах рекламы)

Изучение Ислама. С чего начать. Советы для начинающих

Принимая решение начать изучение Ислама, большинство начинающих сталкиваются с двумя основными вопросами: с чего начать изучение Ислама, с его постулатов или с его истории, и какой перевод Священной Книги Корана является предпочтительным для изучения.

В данной ситуации будет уместно вспомнить слова Пророка Мухаммада ﷺ о пяти столпах, на которых основывается Ислам (islam):

  1. нет Бога, кроме Аллаха, а Мухаммад – Посланник Его,
  2. совершение молитвы,
  3. выплата закята,
  4. совершение хаджа,
  5. соблюдение поста в Рамадан.

Именно с этих пяти основ и следует начинать изучение – их каждый мусульманин не только должен знать, но и практиковать.

Изучение шахады

Первая основа – нет Бога достойного поклонения, кроме Аллаха, а Мухаммад – Посланник Его, — подразумевает, безоговорочную веру в Единство Всевышнего, а также то, что ничего и никого равного Ему нет, и только Он Один – Единый Творец, которому верующие должны поклоняться и помощи у него просить.

Как сказано в суре «Аль-Ихлас» Священной Книги Корана, «Скажи: «Он – Аллах Единый, Аллах Самодостаточный. Он не родил и не был рожден, и нет никого равного Ему». Суть этих слов – в том, что ни в ком-то, ни в чем-то Творец не нуждается, поскольку Он Самодостаточный, но в его помощи и в его опеке нуждаемся не только мы, люди, но и все на земле. Суть также в том, что верующий мусульманин должен безоговорочно верить в то, что Посланником Всевышнего является Пророк Мухаммад ﷺ, которого Всевышний отправил, чтобы он призвал к вере людей и показал им прямой путь.

Изучение молитвы

Вторая основа – это то, что мусульманин обязан совершать пятикратную молитву. Посланник Аллаха ﷺ сравнил совершение ежедневных пятикратных намазов с тем, как если бы человек пятикратно мылся пять раз в реке, которая протекала бы у дверей его дома, и на нем не оставалось грязи – точно так же и Аллах смывает все мелкие грехи с человека, который пятикратно совершает ежедневные намазы. С помощью этой молитвы человек находит в ежедневном контакте со Всевышним, и пользу от этого он получает и в земном мире, и в ином.

Молитва помогает мусульманину в тяжелой удручающей ситуации – как только он прибегнет к молитве, его сердце и лицо озарится светом, мир предстает перед ним радостным и бесконечным.

Изучение закята

Третья основа – это обязательная выплата милостыни закята. Это обязан делать каждый обеспеченный мусульманин один раз в год. Эта обязанность развивает в верующем умение делиться благами с малоимущими сестрами и братьями, понимание того, что временной усладой являются для каждого человека то, что даровано Аллахом, а также является испытанием.

Изучение основ хаджа при возможности его совершить

Четвертая основа – это совершение верующим паломничества к святым местам или хаджа. Совершить паломничество обязан каждый мусульманин, если есть для этого у него возможность. Тот мусульманин, кто совершил хадж, будет наполнен духовной силой. Если он, совершая паломничество к священным местам в Мекку, все действия совершит правильно, обладая необходимым намерением, то ему буду прощены все грехи, а сам он станет подобным безгрешному младенцу.

Изучение основ правильного соблюдения поста

Пятая основа изучения религии – это соблюдение поста в священный месяц Рамадан. Рамадан считают месяцем больших возможностей для того, чтобы заслужить очищение от грехов и укрепиться в своем выборе прямого осмысленного пути в вечности. Этот месяц мусульмане полностью посвящают изучению и осмыслению Священной Книги Корана, основ религии Ислама, которая была ниспослана людям Всевышним. В этот месяц Всевышний проявляет свою великую милость. В течение священного месяца Рамадан верующие проходят духовное очищение. В течение этого месяца мусульманин проводит огромную душевную работу, работу по осмыслению своих слабостей, посвящая это время духовному росту. Это время верующий использует для духовного самосовершенствования, как подготовку к всей последующей жизни, которую следует прожить, избегая ошибок в исполнении своего религиозного долга. Это приближает верующего к Аллаху, надеясь на его Милосердие и милость.

Трудности в изучении и в практики, и советы по их решению

Новообращенный мусульманин в первое время, когда только начинает практиковать Ислам, может столкнуться с некоторыми трудностями, поскольку многое в его жизни кардинально изменится. При исполнении религиозных ритуалов ему могут понадобиться консультации и советы. Исполнение пятикратной молитвы, соблюдение поста в период месяца Рамадан потребуют от него пересмотра всего образа жизни, режима дня и образа мыслей. Поэтому следует, стараясь выработать в собственном мышлении поклонение, начинать придерживаться правил и совершать ритуалы потихоньку, поступательными шагами.

Советы

  • Нет категорической необходимости просыпаться каждый день в четыре часа утра, чтобы совершить тахаджуд, дополнительную молитву – больше пользы будет, если каждый элемент своей новой жизни в вере вводить в свой образ жизни постепенно.
  • Обращайтесь к Аллаху с молитвой о том, чтобы Он сделал легким ваш путь поклонения, и с помощью Всевышнего естественным путем все необходимые качества, нужный настрой придет в вашу жизнь.
  • Обращайтесь к чтению Корана при каждой возможности, читайте изречения Пророка Мухаммада ﷺ хадисы – это поможет вам укрепить веру и почувствовать свою связь с Аллахом. Постепенно религия прочно войдет в вашу жизнь и станет вашим образом жизни.
  • Не следует стараться все сразу понять и осознать – осознание происходит постепенно, с приобретением необходимых знаний.

Отношения в семье

Важная составляющая образа жизни мусульманина – уважение и почитание собственных родителей, ведь, как говорил Пророк ﷺ одному из своих сподвижников, «Иди к ней и будь неотлучно с ней, воистину Рай под ее ногами».

В собственной семье поддерживайте родственные отношения – это очень важная часть познания Ислама, этому уделяется в исламской религии серьезное внимание. Даже если родители не придерживаются вашего мнения относительно исламской религии и не понимают вас в этом вопросе, не стоит пускаться с ними в ожесточенные религиозные споры: постепенно родители осознают, насколько велико значение Ислама в вашей жизни. Постепенно их представление об исламской религии очистится, они поймут, что человек, избравший путь ислама, станет гораздо более спокойным, добрым и уважительным, милосердным и достойным человеком. Родители постепенно поменяют свое мнение об Исламе под влиянием вашего достойнейшего поведения, наблюдая за теми позитивными изменениями, которые происходят в вас и вашей жизни благодаря Исламу. Постепенно родители захотят узнать больше об Исламе, исламская религия, ее постулаты заинтересуют их.

Найти мудрого и знающего ислам учителя

В деле изучения Ислама очень важно найти для себя хорошего учителя. Как говорил Пророк Мухаммад ﷺ, «Для того, кто следует по пути поиску знаний, Аллах облегчит его путь в Рай».

Нет лучшего способа узнать об исламской религии больше, чем поиски хорошего учителя, наставника, который поможет вам советом, направит вашу жажду знаний и желание узнать больше о религии в нужное русло, посоветует, к каким книгам обратиться. У начинающего мусульманина в первое время возникает много вопросов, на которые он хотел бы получить ответы. Хороший учитель поможет не только ответить на них, но и сделает путь познания Ислама менее тернистым и более коротким для вас. Важно изучать Ислам понемногу, небольшими шагами, делая упор на качество, а не на количество изучаемого материала. Ваша цель – не стать ученым, а познать религию, впустить ее в свою жизнь и посвятить свою жизнь поклонению Аллаха. Следует избегать получения знаний спонтанно, посредством сомнительных ресурсов интернета. Во все времена качественные знаний об Исламе передавались от учителя к ученику.

В наше скоротечное время сложно найти хорошего учителя, который бы преподносил правильные знания об исламе, особенно, тем людям, которые недавно приняли ислам и находятся в поисках правильных знаний. Для этого необходимо, чтобы все обстоятельства позволяли встретиться и учителю и ученику. В поиске правильных знаний вам поможет исламская академия «Медина», в которой можно поступить на бесплатное онлайн-обучение, выбирая самому график обучения, удобное время и место, преподавание ведут учителя с высшим исламским образованием. Посмотрите видео презентацию о исламском обучении-онлайн:

Избегать ненужных споров

Важный момент в изучении Ислама – это избегать участия во всевозможных религиозных спорах и дискуссиях. Памятуя о словах Пророка Мухаммада ﷺ, «Я обещаю дом в предместье Рая тому, кто оставит спор, даже если он прав».

Понятно ваше стремление защищать религию, особенно если учитывать тот негативный фон в обществе, который временами сопровождает сообщения об Исламе в некоторых СМИ. Но не обладая достаточным количеством фундаментальных знаний, вы, в попытке защитить свою веру, можете столкнуться с невозможностью ответить на какие-то из провокационных вопросов, и это может вызвать у вас замешательство и даже стресс. Для того, чтобы вставать на защиту своей исламской религии перед обществом, следует в процессе изучения укрепиться в вере и в своих знаниях о ней. Ваше оружие в защите своих религиозных ценностей сейчас – это достойное поведение, открытость и доброжелательность при общении с людьми. Ваш положительный образ в глазах других людей – это прямой путь не только к нарушению негативных стереотипов в обществе об исламской вере, но и повод окружающим людям заинтересоваться вопросом, что привело в Ислам такого приятного и умного человека. Такой подход открывает безграничные возможности для призыва.

Изучение арабского языка

Важный залог успешного изучения религии и ее истории – это изучение арабского языка. Вспоминая слова из Корана, «Действительно, мы послали для вас Коран на арабском языке, чтобы вы могли его понять». Изучение арабского языка вы можете осуществлять самостоятельно, для этого в современном мире существует масса способов и путей, включая частных уроков с преподавателями, интернет-курсы, а также обширный выбор книг и самоучителей. Начинать изучение арабского языка следует с алфавита, который, как и в любом другом языке, станет тем ключом, который откроет для вас дверь в богатый мир арабского языка.

Если вы намерены изучить Ислам в полной мере, прочувствовать и осознать всю его полноту, историю и постулаты, то вам важно понять и осознать его органическую природу. Как говорил Пророк Мухаммад ﷺ, «Поистине религия ислам является легкой, пусть никто из вас не усложняет её чрезмерностью, а иначе она победит его». Не следует усложнять исламскую религию в попытке изучить ее основы досконально – не выдумывайте в ней сложности, а опирайтесь на то, что приемлемо и понятно для вас на данном этапе. Все постулаты понять с самого начала изучения, изучить весь спектр мнений относительно них – это не то, что следует делать вам сейчас, поскольку это лишь создаст для вас дополнительные трудности. Цель ниспослания веры человечеству – это облегчение жизни для человека, а никак не попытка ее усложнить.

«Вход в ислам бесплатный, а цена выхода – смерть»

Новый год по мусульманскому летоисчислению: для истории ислама хиджра имела решающее значение, но у нее есть и оборотная сторона

«Пророк совершил свой исход 1441 год тому назад. А мы совершаем его сегодня. Как и он, каждый день. В каждом своем решении и поступке», — пишет известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр. Хиджра, считает он, значима не перемещением тела в пространстве, а внутренним самоосвобождением человека от тотальной власти мира. Но почему же идея исхода стала и одним из ведущих концептуальных локомотивов, двигающих идеологию исламского экстремизма?


Хиджра значима не перемещением тела в пространстве, а внутренним самоосвобождением человека от тотальной власти мира

«ДЛЯ ИСТОРИИ ИСЛАМА ИСХОД/ХИДЖРА ПРОРОКА ИМЕЛА РЕШАЮЩЕЕ ЗНАЧЕНИЕ»

Вчера по мусульманскому календарю наступил новый, 1441-й, год. Как известно, исламское летоисчисление берет своим началом хиджру Пророка, то есть его исход из враждебной Мекки в Медину, жители которой, в отличие от мекканских язычников, оказались дружелюбны по отношению к первой общине мусульман. Для истории ислама исход/хиджра Пророка имела решающее значение. Благодаря ей были заложены основы исламской государственности, а мусульмане из гонимой общины верующих в конечном итоге превратились в самую мощную цивилизационную силу на планете. Вместе с тем у хиджры есть и оборотная сторона. Все дело в том, что идея исхода стала одним из двух ведущих концептуальных локомотивов, двигающих в современном мире идеологию исламского экстремизма, сеющего смерть и хаос.

Двумя его столпами являются: такфир, то есть предание анафеме инакомыслящих, и собственно хиджра, которая в свете радикалистских идей истолковывается как обязанность мусульман совершить исход из стран куфра/неверия в «обитель ислама». Неслучайно одну из террористических группировок, возникших в Египте в 1970-е годы, так и назвали— «ат-Такфир ва аль-хиджра», а сегодня данное словосочетание используется для обозначения самых разных деструктивных течений, которые в России и целом ряде других стран признаны экстремистскими. И это неслучайно. Такфир и хиджра — Альфа и Омега террора и в целом радикализма. Но если присмотреться внимательно, то нетрудно заметить, что оба этих понятия являются двумя сторонами одной и той же медали.

В обоих концептах сквозит отрицание за другими права мыслить и жить иначе. Вообще, внекораническому исламу, а именно таковым и являются все мусульманские экстремистские доктрины, чуждо столь привычное сегодня многим понятие, как свобода взглядов, порождающее многообразие образов жизни. По убеждению экстремистов ислама, все должны исповедовать одинаковые суждения, точь-в-точь как они. И жить соответствующе — в ровном строе скопированного с них единообразия.

«У МУСУЛЬМАНСКИХ ЭКСТРЕМИСТОВ СВОЯ СОБСТВЕННАЯ, ТОЛЬКО ИМ ПОНЯТНАЯ, ЛОГИКА»

Как работает такфир, являющийся братом-близнецом концепта хиджры? Очень странно.

Для того, чтобы причислить человека к мусульманам, ему достаточно сказать лишь одну единственную фразу — формулу единобожия (шахаду). Казалось бы, должна действовать и обратная логика: для выхода из ислама нужно отринуть ровно то, что в него вводит — эту самую шахаду. Однако в данном месте неофита ждет сюрприз, ведь у мусульманских экстремистов своя собственная, только им понятная, логика. Вдруг оказывается, что схлопотать ярлык неверного можно не только за отрицание шахады, но и за отрицание или просто за иную трактовку целого сонма всевозможных, даже самых мелочных, вопросов, которые эта шахада якобы имплицитно в себе содержит, но о существовании которых принимающих ислам почему-то никто не предупреждает. Раз они так важны, то почему бы их не включать в формулу принятия ислама? Но нет. Экстремисты предпочитают, чтобы вы заключили духовный договор, оставаясь в неведении относительно тех обязательств, которые на себя взяли.

Вы спросите: а можно ли ознакомиться с исчерпывающим перечнем тех догматических положений, из-за которых может последовать анафема? Нет. Такого перечня не существует. А если и попытаться кодифицировать все критически значимые догматы, поддогматы и подпункты поддогматов, то у разных богословов получатся разные списки. Другими словами, принимая ислам, вы вступаете на минное поле: вы не знаете, на каком шаге вас накроет взрыв такфира.


Учение о казни «вероотступников» проповедуют не только отпетые террористы, но и официальное духовенство ислама

Казалось бы, что в этом такого страшного? Сегодня принял ислам, завтра — вышел из него. Делов-то. Однако не все так просто в мире экстремистов. Все дело в том, что вход в ислам бесплатный, а вот цена выхода из него — смерть. За отказ от ислама, в том числе и по вышеописанной сюрприз-методологии, человека, как учат экстремисты, следует убить. Собственно, поэтому и нужен такфир. Этот кнут, а точнее, секира, позволяет держать в страхе и подчинении мусульман, а также душить в их среде всякие ростки свободомыслия и мысли вообще. Как верно писал Муса Бигиев, институт такфира — главная причина стагнации исламской цивилизации.

К слову, учение о казни «вероотступников» проповедуют не только отпетые террористы, но и официальное духовенство ислама. Просто, в отличие от правдорубов-экстремистов, оно его по понятным причинам не афиширует. Однако следует знать, что казнь за инакомыслие прописана во всех канонических, в том числе ханафитских, книгах по исламу. До сих пор эти книги не осуждены и не отвергнуты сообществом исламских богословов, напротив, они переиздаются и распространяются.

«ВНУТРИ ЭТОЙ «МЕДАЛИ» БЬЕТСЯ СЕРДЦЕ ВСЯКОГО РЕЛИГИОЗНОГО ЭКСТРЕМИЗМА И РАДИКАЛИЗМА — ЭКСКЛЮЗИВИЗМ»

Так что же роднит такфир с хиджрой, точнее, с той ее трактовкой, которую проповедуют экстремисты?

Как уже было сказано, они понимают хиджру как уход из-под власти неверных, из-под власти куфра. К странам же куфра экстремисты относят все современные государства на планете, в том числе и мусульманские (с их точки зрения, псевдомусульманские). Вот почему они так активно ринулись в ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» — прим. ред.), как только появилась такая возможность. Они верят, что там строится якобы исламское государство.

Итак, хиджра есть самоизоляция от «гнили» безбожия. А что такое такфир, за которым, повторимся, следует смертная казнь? Это удаление из тела мусульманской общины, так сказать, раковой опухоли. Иначе говоря, хиджра есть как бы такфир всему остальному миру, а такфир — не что иное, как избавление/изгнание, то есть как бы принудительная хиджра в отношении собственных нежелательных элементов.

В итоге обе концепции дополняют друг друга. Только штыки одной направлены вовне исламской общины, а у другой — внутрь. Но фактически они, как уже было сказано, являются двумя сторонами одной медали.


Такфир — это кнут, а точнее секира, позволяющая держать в страхе и подчинении мусульман, а также душить в их среде всякие ростки свободомыслия и мысли вообще

Внутри этой «медали» бьется сердце всякого религиозного экстремизма и радикализма — эксклюзивизм. Он представляет собой замес убежденности в своей исключительности и абсолютной правильности, что по сути одно и то же. Именно эксклюзивизм рождает агрессию и полное неприятие всякой инаковости, которое и составляет внутреннюю природу вышеописанных концепций хиджры и такфира. Справедливости ради заметим, что экслюзивизмом болеют не только мусульмане. Этот недуг характерен для отдельных представителей всех конфессий без исключения. В каждом сообществе есть носители определенного типа личности, для которой крайне важно приписывать себе некую особенность, а всем остальным — никчемность. К слову, у мусульман такой тип личности активно представлен в среде так называемых хиджабисток. Есть девушки, которые носят хиджаб в силу скромности и сохранения своего целомудрия, но есть именно хиджабистки, которые, надев платок, начинают считать себя избранными, а всех остальных женщин — проститутками.  

«В ПОДЛИННОЙ ХИДЖРЕ САМОЕ ВАЖНОЕ НЕ ЗАГРАНПАСПОРТ И БИЛЕТ НА САМОЛЕТ, А ВНУТРЕННЕЕ ПРЕОБРАЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА»

Значит ли все вышесказанное, что «хиджра» — понятие исключительно экстремистское? Ни в коем случае. Задача современных мусульманских богословов как раз в том и состоит, чтобы не дать экстремистам узурпировать это священное понятие ислама, в основе которого стоит великий исход нашего благословенного Пророка.

Да, хиджра не обязательно означает предательство Родины и бегство в ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» — прим. ред.), как учат экстремисты. У этого понятия есть и истинно духовные трактовки. Так в хадисах сказано, что «лучшая хиджра — оставление всего богопротивного», а «мухаджир (то есть совершивший хиджру — прим. Б.Р.) — тот, кто оставляет грехи». Иначе говоря, мы вне всяких сомнений последуем примеру Пророка, совершившего хиджру, если встанем на путь нравственного самосовершенствования. И для этого вовсе не обязательно кидаться в даишевские авантюры, сея смерть среди других, подвергая опасности жизни собственных детей и заставляя страдать своих близких.

В подлинной хиджре самое важное не загранпаспорт и билет на самолет, а внутреннее преображение человека. Духовники ислама давно подметили, что язычество (а это главная оппозиция монотеистическому идеалу ислама) не обязательно должно быть брутальным, когда люди прямо молятся каменным изваяниям и деревянным статуям. Оно может быть и скрытым, внутренним, когда мы начинаем обожествлять некие иные понятия помимо Бога, будь то власть, деньги, удовольствия и тому подобное. Суфии идут еще дальше. Они вскрывают онтологический статус многобожия, когда мы в своей жизни исходим из реальности чего бы то ни было за пределами Бога. Их трактовка формулы исламского монотеизма (ля иляха илля ллах) звучит бескомпромиссно: «Ля мавджуда илля ллах» / «Нет сущего, кроме Бога», — а вершина духовного пути заключается в осознании иллюзорности собственного я и, как следствие, — в саморастворении (фана) в Боге.

Таким образом, хиджра значима не перемещением тела в пространстве, а внутренним самоосвобождением человека от тотальной власти мира. По сей день, ее призыв остается актуальным посылом для многих людей. Так, в мире ложных ценностей современного потребительского общества подобный внутренний исход мог бы уберечь толпы бездумных рабов моды или, скажем, азартных игр от больной зависимости и, как следствие, от долговых кандалов и просто бессмысленных трат.

Пророк совершил свой исход 1441 год тому назад. А мы совершаем его сегодня. Как и он, каждый день. В каждом своем решении и поступке. В каждом своем шаге и вздохе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Как принять ислам

Слово «мусульманин» буквально означает человека, который подчиняется воле Бога, независимо от его происхождения.

Обращение в ислам — это очень простой процесс, который можно совершить онлайн в уединении или в присутствии других мусульман.Если у вас есть настоящее желание стать мусульманином и вы верите, что ислам — истинная религия Бога, то все, что вам нужно сделать, это произнести «Шахада» (Декларацию веры). «Шахада» — это первый из пяти столпов ислама.

Как только вы произнесете шахаду и искренне поверите в нее, вы сразу же войдете в лоно ислама и станете мусульманином!

Как только ты примешь Ислам ради Бога, Аллах прощает ВСЕ твои прежние грехи и ты начинаешь новую жизнь с чистого листа, как будто заново родился!

Как только вы примете Ислам, это будет автоматическим раскаянием в ваших прежних верованиях и обычаях. Ваша запись теперь чиста, и вы должны постараться сохранить свою запись в чистоте, насколько это возможно.

Декларация веры (Шахада)

Чтобы принять ислам и стать мусульманином, все, что вам нужно сделать, это произнести приведенное ниже свидетельство с убеждением и пониманием его смысла:

«Аш Шаду ан Ла иляха илля Аллах, Ва Аш Шаду ана Мухаммадан расул Аллах».

Перевод которого:

«Свидетельствую, что нет истинного бога, кроме Бога (Аллаха), и свидетельствую, что Мухаммад — (Последний) Посланник Бога.

Как только вы с убежденностью произносите приведенное выше свидетельство, вы стали мусульманином! Вы можете сделать это в одиночку, или вы можете сделать это с советником, то есть с другим мусульманином, чтобы они могли вам помочь.

Добро пожаловать в Ислам и поздравляем с решением!

Первые несколько дней могут быть немного ошеломляющими, поэтому первым ресурсом, который мы хотели бы вам предоставить, является веб-сайт под названием Новая Мусульманская Академия. Этот веб-сайт предназначен для новых мусульман и поможет вам шаг за шагом облегчить вам весь процесс.Просто посмотрите видео ниже, чтобы узнать об истории Эндрю и о том, насколько она ему помогла.

Зачем принимать ислам?

В то время, когда вы будете произносить свою декларацию веры, вы почувствуете ошеломляющее чувство! Это чувство — тысячи ангелов высших чинов, спустившихся с небес, чтобы засвидетельствовать, что ты говоришь это, и они несут с собой милость от твоего Господа. Посмотрите видео ниже под названием «Мусульманский тест на мягкость сердца» , чтобы увидеть эффект этого момента!

Аллах заключает с вами сделку, и Аллах всегда выполняет Свою часть сделки.Аллах говорит, что в ту секунду, когда вы произносите (говорите) свою декларацию веры, Он стирает ВСЕ грехи, которые вы когда-либо совершали в своей жизни, независимо от того, насколько велик или мал был грех, чтобы вы начали свою жизнь с этого момента, переродившись. и без греха.

Разве это не отличная сделка?

Что ж, Аллах заключает еще лучшую сделку. Он не только сотрет ВСЕ ваши грехи, но и превратит все эти грехи в награды и вернет их вам, так что вы не только начнете свою жизнь с этого момента без греха, но и окажетесь впереди с все эти награды и будут предметом зависти каждого мусульманина, потому что у всех нас все еще есть грехи.

Вам решать держаться подальше от греха, чтобы сохранить свой высокий статус в Исламе.

Хотите знать, что получает последний человек, попавший в рай?

Последний человек в раю — это человек, который не сделал никаких добрых дел в своей жизни, но верит в декларацию веры, т.е. «Аш Шаду ан Ля иляха илля Аллах, Ва Аш Шаду ана Мухаммадан расулу Аллах»… Если бы я сказал вам, что вы получите себе целую страну, чтобы оставить ее себе, вы были бы счастливы? А как насчет всей Земли? Ну а последнему, кто попадет в рай, достанется в 10 раз больше этой Земли и всего на ней по размеру!!!

Можете ли вы представить себе владение недвижимостью, которая в 10 раз превышает площадь этой Земли?

Ну, это ПОСЛЕДНИЙ человек на уровне 1, а в раю 99 уровней. Уровень 1 по сравнению с уровнем 2 подобен размеру кольца, которое вы носите на пальце, по сравнению со всей пустыней. Итак, ваше кольцо — это уровень 1, а пустыня — уровень 2.

Уровень 2 — это кольцо в пустыне уровня 3 и так далее до 99 уровня.

Итак, если уровень 1 получит в 10 раз больше этой Земли, что получит уровень 2?

Мы должны попытаться достичь наивысшего уровня в Раю, и это всегда должно быть вашей целью, т.е. совершать добрые дела.

Больше всего ваших добрых дел заслуживают ваши родители, и помощь вашим родителям принесет вам высшую награду, так что служите им хорошо.

У нас есть только 1 шанс на жизнь, поэтому используйте его с умом, потому что мы не знаем, когда наступит наша очередь умереть, и как только мы умрем, все, мы НЕ вернемся, чтобы попробовать еще раз. что сделано, то сделано.

Если вам случится в будущем согрешить, всегда обращайтесь к Аллаху с покаянием, т.е. всегда просите Аллаха простить вас.

Аллах сказал, что если бы сын Адама (т. е. все люди) пришли ко Мне с грехами, возвышающимися до неба, не причисляя ко Мне никаких сотоварищей, и они попросили бы Меня простить их, Я бы простил их.

Поэтому обязательно всегда обращайтесь к Аллаху за покаянием.

Помните, не пытайтесь сделать все сразу, потому что это будет для вас непосильно. Делайте все маленькими шагами, т.е. по одной вещи за раз.

Первым маленьким шагом была ваша декларация веры. Следующим маленьким шагом будет научиться молиться.

Обязательно посетите Новую Мусульманскую Академию, чтобы начать свои детские шаги.

ЗАКАЖИТЕ БЕСПЛАТНЫЙ КОРАН ЗДЕСЬ!

Часто задаваемые вопросы

Да! Обратиться в ислам легко.Простое принятие Свидетельства веры, также известного как декларация веры, — это все, что нужно человеку, чтобы войти в лоно Ислама.

Акт обращения один и тот же для каждого новообращенного – это усвоить и принять веру в две фразы свидетельства веры: «Нет бога, кроме Аллаха, и Мухаммад – Посланник Аллаха».

Оба термина обычно используются для описания тех, кто принял ислам во взрослом возрасте после того, как вырос в другой религиозной системе или исповедует ее. Возврат подразумевает, что вы вернулись к предыдущему состоянию подчинения.

Служба чата один на один, такая как наша служба чата ниже, является одним из самых простых способов обратиться в ислам в Интернете и получить ответы на все ваши вопросы от одного из наших специалистов по чату в режиме реального времени.

Для вашего обращения не требуется наличие свидетелей-мусульман, хотя многие новообращенные предпочитают иметь их для поддержки. Аллах — ваш окончательный свидетель, и Он посылает тысячи ангелов самого высокого ранга, чтобы засвидетельствовать вашу декларацию веры.

Вам не нужно менять свое имя, если только ваше имя не противоречит учению ислама, например, «христианин», или не является одним из атрибутов Аллаха, предназначенных только для Аллаха, или имеет плохое значение.

Приблизительно 30 000 из США, 5 000 из Великобритании, 7 000 из Франции, 4 000 из Германии, 5 000 из России, 4 000 из Испании и многие, многие другие страны принимают ислам каждый год.

Что касается тех, кто раскаивается в зле (обращение в ислам является окончательным покаянием), верует и совершает добрые дела, это те, чьи злые дела Аллах заменит добрыми.Ведь Аллах — Прощающий, Милосердный (25:70).

В процентном отношении к росту и мировому распространению ислам является самой быстрорастущей основной религией в мире. По данным Pew Research Center, к 2050 году ожидается, что мусульманское население будет расти более быстрыми темпами, чем христианское.

Живой исламский чат

Если вам нужна помощь, присоединяйтесь к нашему живому исламскому чату ниже, и один из наших дружных коллективов поможет вам и ответит на любые ваши вопросы.

Истории новообращенных в ислам


Я принял Ислам 3 месяца назад.Это был долгий процесс. Я был воспитан христианином и должен был немного узнать о религии, но моим лучшим учителем была моя жена и ее семья. Самым сложным для меня было обращение в ислам и достижение того момента, когда я был достаточно уверен в отношениях, чтобы рассказать об этом своим родителям, но они хорошо восприняли эту новость, потому что любят мою жену. В этом году мой первый Рамадан в качестве мусульманина, и поначалу было немного трудно привыкнуть к нему, но с течением времени это становилось все легче и легче.У меня также есть десятилетний сын от моего предыдущего брака, и мы сказали ему, что он должен сделать выбор, принять ислам или нет, когда он будет к этому готов.

Джереми

Меня зовут Аиша, мне 30 лет, я из Сибири. Я родился в христианской семье, но моя семья не была очень религиозной, поэтому я был христианином только по имени, которое можно было назвать.В то время я ничего не знал об исламе, потому что в этой части страны не так много мусульман, и у меня не было ни друзей-мусульман, ни семьи. Только когда я приехал в Дубай, я узнал об исламе. В исламе меня привлекло отношение мусульман, их понимание смысла жизни и то, как они относятся к своим семьям. Обращение в ислам не произошло для меня очень быстро. На самом деле это заняло около двух с половиной лет. Единственная причина, по которой это заняло так много времени, заключается в том, что у меня не было близких друзей-мусульман, особенно дома, которые могли бы помочь мне, но в конце концов я обратился и очень счастлив, что сделал это.

Аиша

Меня зовут Слава, я с юго-запада России. Меня крестили как русскую православную. Я ходил в церковь, может быть, один или два раза в жизни. Первый раз я пошла в церковь, когда меня крестили, а второй раз, даже не помню, зачем я туда пошла.К тому времени, когда я приехал в Великобританию, я уже был христианином-протестантом. Я был на церковных службах в школе и пел в хоре. То, что привлекло меня больше всего к исламу, и я повторяю это снова и снова, потому что все спрашивают меня, заключается в том, что это имеет смысл не только в целом, но и в то конкретное время, это просто имело для меня смысл.

Слава

Меня зовут Захира, мне 52 года, я мусульманка около 20 лет.Я британец и родился в Англии. Мои мать и отец вообще не исповедовали христианство. Они не называли себя христианами и не ходили ни в церковь, ни во что-либо другое, связанное с христианством. Я взял себя в церковь для хора, потому что я люблю петь. Я посещал около 3-4 лет, но я действительно не верил в этот момент. Раньше я много катался на велосипеде и начал замечать творение, такое как деревья, птицы и т. д., и начал влюбляться в творение и понял, что должен быть Творец, что должен быть Бог, который создал все это. .Я начал исследовать религию, начиная с мормонизма, христианства Свидетелей Иеговы, но я не чувствовал себя комфортно ни с одним из них, пока не наткнулся на ислам. Для меня словно открылось чистое окно. Меня ничего не смущало в исламе. Это был Один Бог, а все остальное — Его творение. Это то, что я искал. Я разговаривал с парой в Лондоне, которая в итоге дала мне мою шахада. Я плакал, как ребенок, когда принимал шахаду из-за непреодолимого чувства, что я наконец-то с Богом.

Захира

Меня зовут Эшвин. Я из Индии, мне 32 года. Я родился индуистом в семье индуистов, которые были традиционными индуистами. Что привлекло меня в исламе, так это тот факт, что они поклоняются не кому иному, как единому Богу. Для меня Ислам очень прост и очень прост и понятен.Мой друг мусульманин, но он не практиковал в то время, но потом он начал практиковать и сразу стал держаться подальше от того, что мы делали раньше. Я спросил его, почему он это делает, и он начал объяснять, что это против его религии, и начал ясно объяснять мне религию, и именно тогда я стал мусульманином наизусть. Постепенно я начал внедрять ислам в свою жизнь и начал молиться. Теперь я был практикующим мусульманином и никогда не оглядывался назад.

Эшвин

Если бы кто-нибудь сказал мне несколько лет назад, что я приму ислам и стану мусульманином, я бы рассмеялся и ушел. Никогда за миллион лет я не ожидал, что окажусь на этом пути. Я вырос как атеист и в обществе, скептически и нетерпимом к религии. В 2014 году я поехала в Саудовскую Аравию по рабочему контракту медсестрой. Я буквально не имел ни малейшего представления об исламе и не собирался изучать ислам. Если честно, я просто хочу работать, зарабатывать деньги и путешествовать по миру. У меня был типичный образ мыслей, когда дело доходило до мусульман, которые думали, что женщины были угнетены их отцами или мужьями. Меня воспитывали как атеиста, и меня заставили поверить, что религия является причиной проблем в мире и что религия была создана людьми для управления массами.После года жизни в Саудовской Аравии я начал замечать, что люди вокруг меня поощряют меня изучать ислам. Они делали комментарии типа: «У тебя белое сердце, из тебя бы вышел такой хороший мусульманин». Постепенно я стал больше интересоваться исламом. Я слышал, как играет Коран, и слышал призыв к молитве 5 раз в день. Я видел Каабу по телевизору и людей, распространяющих ее, и это меня очаровывало. Чем больше я узнавал об этой религии, тем больше я в нее влюблялся. Он отвечал на все вопросы о жизни, и все становилось кристально ясным.Я больше не мог отрицать, что это правда. Меня связали с шейхом, и я собирался принять шахаду, но я колебался, поэтому я позвонил родителям, чтобы сообщить им, что я думаю об обращении в ислам, и они оба впали в панику, умоляя меня не делать этого и вернуться домой. Вскоре после этого меня уволили с работы и отправили домой, но я знал, что это была Воля Аллаха. Я продолжал изучать Коран и, наконец, набрался смелости, чтобы обратиться. Я ехал 2 часа, потому что хотел, чтобы мой единственный друг-мусульманин присутствовал.Когда я произнес свою шахаду, вся моя нервозность ушла, и мое сердце наполнилось теплом. Я чувствовал себя таким легким, как будто с моих плеч сняли все бремя. В тот день я не мог стереть улыбку с лица.

Хасинта


Эмоциональные обращения в ислам

Что значит быть новообращенным?

Принятие Ислама – это нечто особенное.Это большой шаг. Начинается новый этап жизни. Это означает много перемен и вызовов. Но обращение в ислам также означает обретение мира, спокойствия, любви. Это значит наконец-то прийти, найти то, что давно искал. Однако обращение в ислам не является концом этого процесса. Принятие ислама не является конечной целью ваших поисков.

Путешествие длиною в жизнь

Процесс преобразования — это только начало. Это отправная точка пути длиною в жизнь.Путешествие к нашему прекрасному Создателю. Путешествие, пытающееся следовать по стопам нашего любимого Пророка, да благословит его Аллах. Это путешествие по пути любящих Аллаха. И мы становимся одним из этих любовников.

Преобразование без восстановления

Из-за этого процесса Анс Тамара Грей из rabata. org всегда подчеркивает важность использования слова «преобразовать», а не «вернуть». Слово «преобразование» придает ему значение продолжающегося процесса совершенствования.В то время как слово «реверт», если его перевести на арабский язык, на самом деле означало бы муртад , человека, вышедшего из ислама. Кроме того, в английском языке слово «реверсия» не имеет значения продолжающегося процесса становления лучшего человека, привязанного к нему. Это означает только возврат чего-либо в предыдущее состояние. Это показывает, насколько важно рассматривать обращение как процесс, который представляет собой путешествие длиною в жизнь, направленное на то, чтобы стать лучше.

Шаг за шагом

Осознание того, что обращение — это процесс, является большим благословением и облегчением.Мы знаем, что процесс требует времени. Быть частью процесса означает постоянно двигаться к своей цели, но делать по одному шагу за раз. Однако это также означает иметь терпение. Мы должны быть терпеливы. Мы не сможем реализовать все правильно в начале. Мы должны быть терпеливы к себе и к нашему прогрессу. Когда вы узнаете что-то новое, постарайтесь сначала освоить это. Прежде чем переходить к следующему шагу, попробуйте применить его в своей повседневной жизни.

Ставьте перед собой реалистичные цели

Стать новообращенным означает продолжать двигаться.Не пытайтесь реализовать все сразу. Это может ошеломить вас и заставить вас сделать несколько шагов назад, вместо того, чтобы двигаться вперед, чтобы стать ближе к Аллаху. Сестра, недавно принявшая ислам, рассказала мне, что ставит перед собой небольшие цели. Например, она хотела начать всегда покрывать голову в течение трех месяцев. Или она хотела изменить свой гардероб, чтобы быть более угодным Аллаху в течение определенного периода времени. Таким образом, по ее словам, ей было легче адаптироваться ко всем изменениям в своей новой жизни мусульманки.Итак, постарайтесь составить график своего личного развития как нового мусульманина. Поделитесь своим расписанием с сестрой или братом-мусульманином, чтобы получить поддержку для достижения вашей цели.

Будьте уверены, гордитесь

Одним из очень важных аспектов новообращенного является укрепление вашей уверенности. Демонстрация вашей мусульманской идентичности требует уверенности. Молитва требует уверенности. Чтобы выразить свою любовь и отношения с Аллахом, нужна уверенность. Покрытие головы требует уверенности. Чтобы действовать не так, как большинство людей, нужна большая уверенность.Вы можете гордиться тем, что вы мусульманин. Аллах избрал тебя, чтобы ты был Его слугой и рабом. Он избрал вас, чтобы вы были последователем Своего самого любимого, нашего Пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует. Чтобы повысить свою уверенность, попробуйте прочитать о первых мусульманах. Прочтите историю нашего любимого Пророка (мир ему и благословение) и его сподвижников (да будет доволен ими всеми Аллах). Читайте о великих достижениях исламских цивилизаций. Знаете ли вы, что первым, кто пытался летать, был мусульманин? Многие нововведения в области медицины, астрономии или математики были сделаны мусульманами.Выбрав Ислам, вы стали членом великой цивилизации. Вы можете гордиться этим.

Поделись миром

Расскажите свою историю о том, как вы пришли к исламу. Поделитесь миром, который вы нашли в исламе. Поговорите с людьми о том, как Ислам изменил вашу жизнь. Это также может помочь вам повысить вашу уверенность в том, что вы мусульманин. Покажите лучшую сторону себя нового и старого. Истории обращения часто помогают другим мусульманам снова соединиться с Исламом и их Творцом. Ты свежий ветер. Вы можете помочь людям создать более глубокие отношения с Аллахом, рассказав свою историю.Это прекрасный подарок Аллаха новому брату или сестре в исламе. Пусть Аллах ведет через вас.

И Аллах – Тот, кто ведет прямым путем.

BBC — Религия — Ислам: руководство по исламу для начинающих

Стать мусульманином

Мусульманин молится в мечети Шехзаде, Стамбул, Турция©

Чтобы стать мусульманином, нужно совершить очень простое действие, но смысл, стоящий за ним, очень глубок.

Вы должны верить, что есть только один Бог, Аллах, который создал всю вселенную, и что Мухаммед (мир ему) является его последним посланником на земле.

Если вы прочитаете это с полной искренностью в присутствии двух свидетелей, вы станете мусульманином. Это действительно так просто.

Мусульмане называют это чтение Шахадом и называют его первым столпом ислама.

И если вы станете мусульманином, обратившись (некоторые мусульмане сказали бы «возвратом») в ислам, ваши собратья-мусульмане примут вас, как если бы вы родились мусульманином.

Подчинение Богу

Став мусульманином, вы попадете в новый мир.

Это мир, в котором вы хорошо осознаете свои отношения с Аллахом и осознаете, что все в мире существует потому, что Аллах так решил.

Это придает жизни совершенно новый смысл, снимает многие обязанности и заменяет их единственной целью прожить жизнь так, как этого хочет Аллах.

Итак, когда вы становитесь мусульманином, вы должны жить по пути Аллаха. Каждый момент вашей жизни должен следовать воле Аллаха. Каждый выбор, который вы делаете, должен быть выбором, который угоден Аллаху.

Это может показаться довольно строгим для людей, выросших в культурах, которые уделяют больше внимания личности и тому, чего они хотят. Мусульманин не согласится.

Beyond Belief, 4 февраля 2002 г.

Чтобы увидеть этот контент, у вас должен быть включен Javascript и установлен Flash. Посетите BBC Webwise для получения полных инструкций

Часть семьи

Мусульмане считают себя членами одной семьи©

Мусульмане считают себя членами одной семьи, называемой уммой.Это семья всех мусульман, и не только всех мусульман мира, но и всех мусульман, которые когда-либо существовали.

Постоянная связь с Аллахом

Как только мусульманин принял Аллаха как единственного и неповторимого Бога, он должен установить постоянную связь с Богом в своей повседневной жизни – молитва, пожалуй, лучший способ сделать это, а молитва – второй Столп Ислама.

По возможности мусульманин должен молиться пять раз в день, в определенное время и лицом к Мекке. Молиться можно практически где угодно.

В мечетях мужчины и женщины молятся отдельно; в некоторых мечетях это делается с мужчинами впереди и женщинами сзади, в других мечетях есть отдельные комнаты для мужчин и женщин.

Забота о других

Мусульмане выше прожиточного минимума должны выплачивать 2,5% своих годовых сбережений, чтобы помочь нуждающимся.

Молитвы и веры недостаточно, чтобы стать хорошим мусульманином. Ислам очень заботится о благосостоянии бедных людей, и Коран указывает, что все мусульмане выше прожиточного минимума должны платить 2.5% своих ежегодных сбережений на помощь нуждающимся.

Итак, раз в год мусульманин отрабатывает 2,5% всего, что у него есть, и передает его одобренной организации для использования в благотворительных целях.

Мусульмане называют это закятом, и это третий столп Ислама.

Это не религиозный налог, как говорят некоторые люди (не мусульмане); это акт поклонения, и это то, что угодно Богу: на самом деле в Коране вы найдете, что молитва и закят часто упоминаются вместе.

Закят — это акт поклонения, направленный непосредственно на то, чтобы сделать мир лучше для людей, которые выступают против него.

Выплата закята также очищает оставшиеся 97,5% вашего богатства, и вы можете использовать их по своему усмотрению с чистым сердцем. Часть из них можно использовать на благотворительность, но такая спонтанная благотворительность называется садакой , а не закятом.

Обман по закяту

Никогда не думайте возиться с этим расчетом, чтобы платить меньше.

Это не похоже на мошенничество с вашим подоходным налогом, это мошенничество с вашими отношениями с Богом, и вы, и Бог оба будете знать об этом.

Это все равно, что произносить молитвы без смысла. Или произносите свои молитвы, а затем совершаете плохие дела.

Бог-обманщик никогда не работает. Не только потому, что все хорошие и плохие дела оцениваются в Судный день, но и потому, что если вы обманываете свою веру, вы обманываете себя во всем, что означает быть хорошим мусульманином.

Быть бедным и голодным

Если ты мусульманин, недостаточно просто раздать деньги бедным; ожидается, что вы поймете, каково это быть бедным и голодным, обходиться без еды и питья.

Итак, один раз в году, в течение месяца, называемого Рамадан, все мусульмане постятся от рассвета до захода солнца; воздержание от еды, питья, секса и курения.

Этот пост не только помогает мусульманину понять нуждающихся, это своего рода ритуальное очищение себя.

Отказ от вещей

Мусульмане воздерживаются не только в Рамадан. Когда вы становитесь мусульманином, вы должны навсегда отказаться от некоторых вещей, таких как алкоголь — хамр — и, конечно же, от наркотиков.

Мусульмане не ходят в места, где подают алкоголь, поэтому, если вы хотите обсудить ислам с другом-мусульманином, паб не место для этого.

Вы обнаружите, что мусульманам удается так же хорошо проводить время без них, как и большинству людей с ними. На самом деле они проводят время намного лучше.

Табак не запрещен в Коране, но принципы Корана предполагают, что курение – это нехорошо.

Обращение в ислам: британские женщины о молитве, мире и предрассудках | Ислам

Иони Салливан, работник местной администрации, 37 лет, Восточный Сассекс

Я замужем за мусульманином, у меня двое детей.Мы живем в Льюисе, где я, наверное, единственная в деревне в хиджабе.

Я родился и вырос в атеистической семье среднего класса, придерживающейся левых взглядов; мой отец был профессором, моя мать учительницей. Когда я получил степень магистра в Кембридже в 2000 году, я работал в Египте, Иордании, Палестине и Израиле. Тогда у меня было довольно стереотипное представление об исламе, но меня впечатлила сила, которую люди черпали из своей веры. Их жизнь была отстойной, но почти все, кого я встречал, относились к своему существованию со спокойствием и стабильностью, которые контрастировали с миром, который я оставил позади.

В 2001 году я влюбился и женился на иорданце из непрактикующего происхождения. Сначала мы вели очень западный образ жизни, ходили в бары и клубы, но примерно в это же время я начал курс арабского языка и взял английскую копию Корана. Я обнаружил, что читаю книгу, в которой утверждалось, что доказательство существования Бога заключается в бесконечной красоте и равновесии творения, а не в той, в которой меня просили поверить, что Бог ходил по Земле в человеческом обличье; Мне не нужен был священник, чтобы благословить меня, или священное место для молитвы.Затем я начал изучать другие исламские обычаи, которые считал суровыми: пост, обязательную благотворительность, идею скромности. Я перестал видеть в них ограничения личной свободы и понял, что это способы достижения самоконтроля.

В душе я стал считать себя мусульманином, но не чувствовал нужды кричать об этом; часть меня пыталась избежать конфликтов с семьей и друзьями. В конце концов, именно хиджаб «выдал» меня перед обществом: я начала чувствовать, что не буду верна себе, если не ношу его.Это вызвало некоторые трения, а также юмор: люди продолжали шепотом спрашивать, есть ли у меня рак. Но я был приятно удивлен тем, как мало это имело значение в любых значимых отношениях, которые у меня были.

Анита Найяр, социальный психолог и активистка за гендерное равенство, 31 год, Лондон

Анита Найяр: «Одна из самых больших проблем, с которыми я сталкиваюсь, — это запрет женщинам посещать мечети». Фотография: Фелисити МакКейб для Guardian

Как англо-индийка с бабушкой и дедушкой-индусами, которая пережила раздел Индии и Пакистана и видела, как мусульманская банда расстреляла семью, я выросла с довольно смутным представлением о том, что это должно было быть мусульманин.

Я был очень религиозным христианином, служил в церкви и хотел стать викарием. В 16 лет я выбрал светский колледж, где подружился с мусульманами. Я был потрясен тем, насколько они были нормальными, и насколько они мне нравились. Я начал дебаты, сначала чтобы дать им понять, какую ужасную религию они исповедуют, и начал понимать, что она не слишком отличается от христианства. На самом деле, казалось, что это имеет больше смысла. Прошло полтора года, прежде чем я дошел до обращения и стал мусульманином в 2000 году в возрасте 18 лет.Моя мать была разочарована, и мой отец спокойно согласился. Другие члены моей семьи чувствовали себя преданными.

Раньше я носил шарф, что может означать многое. Это может быть символом веры, что полезно, когда вы не хотите, чтобы с вами болтали или приглашали выпить. Это может привлечь негативное внимание со стороны людей, которые стереотипно представляют мусульманских женщин как угнетенных или террористок. Это также может вызвать положительную реакцию со стороны мусульманского сообщества.

Но люди ждут от женщины в платке определенного поведения, и я начала задумываться, делаю ли я это для Бога или для выполнения роли «благочестивой женщины».В конце концов, отказ от шарфа помог снова сделать мою веру невидимой и позволил мне пересмотреть свои личные отношения с Богом.

Одной из самых больших проблем, с которыми я сталкиваюсь, является запрет женщинам посещать мечеть. Грустно идти куда-то, готовый соединиться с высшим существом, только чтобы тебя попросили уйти, потому что женщинам вход воспрещен. В прошлом я молился на автостоянках, в коридоре моего офиса и в магазине жареных цыплят. Ирония в том, что, хотя на моем рабочем месте запретить мне молиться было бы дискриминацией, в некоторых мечетях это не так.

Доктор Энни (Амина) Коксон, врач-консультант и невролог, 72 года, Лондон

Доктор Энни (Амина) Коксон: «После 11 сентября мои отношения с невесткой изменились, и мне больше не рады в их доме. .’ Фотография: Фелисити МакКейб для The Guardian

Я англичанин, вернулся к норманнам. Я выросла в США и Египте, прежде чем в шесть лет поступить в школу-интернат в Великобритании, а затем пройти медицинское обучение в Лондоне и США. Я дважды был женат, у меня трое пасынков и пятеро приемных внуков.

Я конвертировал 21 год назад. Это было результатом долгих поисков более духовной альтернативы католицизму. Изначально я не рассматривал ислам из-за негативного имиджа в СМИ. Процесс обращения был постепенным и, в конечном счете, руководствовался примером матери нынешнего султана Омана — одной из моих пациенток — и серией снов.

Сначала моя семья была удивлена, но приняла мое обращение. Однако после 11 сентября мои отношения с невесткой изменились, и мне больше не рады в их доме.У меня есть друзья, для которых мое обращение является принятой эксцентричностью, но я потерял из-за этого многих поверхностных.

Когда я обратилась, имам сказал мне, что я должна одеваться скромно, но не должна носить хиджаб, потому что я уже старая. Однако во время Рамадана я предупреждаю пациентов, что буду выглядеть немного по-другому, если они увидят, как я возвращаюсь из мечети. Ответом было скорее восхищение, чем отвращение.

Я пытался вступить в различные исламские общины: турецкую, пакистанскую и марокканскую.Я ходил в марокканскую мечеть в течение трех лет, и ни один человек не приветствовал меня и не желал мне «Ид Мубарак». У меня был рак, и за девять месяцев лечения ни один мой друг-мусульманин (кроме очень святого старика) не пришел помолиться со мной. Но это мелкие неприятности по сравнению с тем, что я приобрел: безмятежностью, мудростью и умиротворением. Теперь я наконец нашел свою мусульманскую общину, и она африканская.

Многие мусульмане приезжают в Лондон в качестве иммигрантов. Их этническая идентичность связана с мечетью; им не нужны там белые лица.Мы пионеры. Придет время, когда белые новообращенные не будут считаться уродами.

Кристиан Бэкер, телеведущая, 47 лет, Лондон

Кристиан Бэкер: «Было непросто преобразовать мою работу на телевидении в соответствии с моими новыми ценностями». Фотография: Фелисити Маккейб для The Guardian

Я выросла в Германии в протестантской, но не очень религиозной семье, затем в 1989 году переехала в Лондон, чтобы выступать на MTV Europe. Я брал интервью у всех, от Боба Гелдофа до Дэвида Боуи, усердно работал и усердно веселился, но чего-то не хватало.В момент кризиса меня познакомили с игроком в крикет Имраном Ханом. Он дал мне книги по исламу и пригласил меня путешествовать с ним по Пакистану. Эти поездки открыли в моей жизни новое измерение, осознание духовности. Мусульмане, которых я встретил, глубоко тронули меня своей щедростью, достоинством и готовностью жертвовать ради других. Чем больше я читал, тем больше меня привлекал Ислам. Я обратился в 1995 году.

Когда немецкие СМИ узнали об этом, последовала негативная кампания в прессе, и вскоре мой контракт был расторгнут.Это был конец моей карьеры в шоу-бизнесе. Было непросто преобразовать мою работу на телевидении в соответствии с моими новыми ценностями, но я работаю над шоу о мусульманской культуре и образе жизни. Я чувствую, что должен играть связующую роль между сообществом мусульманского наследия и обществом в целом.

Большинство мусульман женятся молодыми, часто с помощью своих семей, но я обратился в христианство в 30 лет. Когда 10 лет спустя я был еще не женат, я решил поискать в Интернете. Там я познакомился и влюбился в очаровательного телевизионного продюсера мусульманского происхождения из Марокко, который жил в США. У нас было много общего, и в 2006 году мы поженились. Но его интерпретация ислама стала способом контролировать меня: от меня требовали, чтобы я бросила работу, не могла разговаривать с мужчинами и даже должна была вырезать мужчин со старых фотографий. Я должен был дать ему отпор, потому что многое из того, о чем он меня просил, было не исламским, а культурным, но я хотел, чтобы брак состоялся. Инша Аллах, мой будущий муж будет более доверчивым и ориентированным на внутренние ценности Ислама, а не на внешние ограничения.

Я ни о чем не жалею.Наоборот: моя жизнь теперь имеет смысл, и пустота, которую я чувствовал, заполнена Богом, и это бесценно.

Андреа Чишти, рефлексотерапевт и учитель средней школы, 47 лет, Уотфорд

Андреа Чишти: «Ислам укрепил мою этику и мораль». Фотография: Фелисити Маккейб для Guardian

Я счастлива в браке вот уже 18 лет с британским мусульманином пакистанского происхождения. У нас есть сын, 11 лет, и дочь, восемь лет.

Мы с Фидой познакомились в университете в 1991 году. Мой интерес к исламу был симбиозом любви и интеллектуальных идей. Фида хотела иметь мусульманскую семью, и к 1992 году мой интерес к исламу значительно вырос, поэтому я решил обратиться. Нам потребовалось еще три года, чтобы пожениться. За это время мы поругались, встретились с друзьями и семьями, договорились о том, как жить вместе.

Я вырос в Германии, в семье, где религия не играла заметной роли. Мой отец был атеистом, но моя мать и моя школа оставили во мне убеждение, что духовность важна.Когда я обратилась, мой отец подумал, что это сумасшествие, но ему понравился мой муж; несмотря на это, он купил мне маленькую квартирку, чтобы я «всегда могла вернуться». Мама была в шоке, даже в ужасе. У нас была типичная пакистанская свадьба с большой семьей Фиды, и я переехала в другую страну, так что ей пришлось много с чем столкнуться. Его семья тоже не была счастлива, потому что они предпочли бы кого-то из мусульман.

Я не чувствую необходимости одеваться по-другому. Я не чувствую необходимости носить хиджаб в повседневной жизни, но мне очень удобно носить его на публике, когда я выполняю религиозные обязанности. Я не ношу его также из соображений моей матери, потому что для нее это было огромной проблемой.

Я был разумным подростком. Я не пил. Я преподаватель. Так что я не бросил старую жизнь, чтобы найти новую. Но ислам укрепил мою этику и мораль и дал хорошую основу для нашей семейной жизни.

Иногда ты чувствуешь себя «трофеем», потому что ты белый. Если ты идешь на собрание, все хотят помочь и научить тебя и взять тебя под свое крыло, вплоть до того, что я нашел это удушающим.Но, в основном, многие проблемы обращения — это человеческие проблемы, женские проблемы.

Аноним, разработчик программного обеспечения, Ист-Мидлендс

«Я чувствую, что моя семья будет разочарована, несколько смущена, а также напугана тем, что мир будет относиться ко мне несправедливо, если я мусульманин». Фотография: Фелисити Маккейб для Guardian

Когда я стала мусульманкой, в студенческом исламском обществе говорили обо мне: беззаботная, модная, прямолинейная. После знакомства с мусульманами в университете я был заинтригован. Я начал изучать ислам и прислушиваться к учениям Корана.Два года спустя, в 23 года, я принял шахаду (исламское исповедание веры).

Тот факт, что моя семья была сикхами, заинтриговал многих мусульман. Мне дали номера телефонов многих сестер, и люди хотели встретиться со мной. Потом все стихло: сестры были слишком заняты. Больно; Я был один.

Я не женат, мне 26 лет, и я живу дома со своей семьей, которая не практикует пенджабских сикхов. Моя семья и друзья-сикхи еще не знают о моем обращении, но я не прячу свои экземпляры Корана. Я хочу, чтобы моя семья увидела, что я тщательно изучаю ислам, чтобы они знали, что я принял взвешенное решение; Ислам дал мне чувство независимости и безмятежности, я стал больше принимать то, что бросает мне жизнь, и менее конкурентоспособен.Но я чувствую, что они будут разочарованы, несколько смущены, а также напуганы тем, что мир будет относиться ко мне несправедливо, если я мусульманин.

Стать мусульманкой непросто: о вашей вере говорят гадости, а с набожными сестрами, одетыми в традиционную арабскую одежду, сложно приспособиться. Также трудно попрощаться с вечеринками в барах с друзьями. Я любил вечеринки; Я все еще делаю. Я горжусь своей внешностью: ношу макияж, платья и каблуки. Сначала я шел во всеоружии и прикрывал каждый дюйм своего тела.Раньше я ходила на работу в хиджабе и снимала его, возвращаясь в свой родной город. Как будто я вел двойную жизнь, и это стало утомительным и напряженным, поэтому я остановился.

Я хотела бы скорее выйти замуж, но как мне найти подходящего мужа? Большинство мусульман считают общение с женщинами харамом [запрещенным исламским законом]. Поскольку я не полностью открыта, мужчины-мусульмане не будут знать, что я существую.

Эта статья была отредактирована 14 октября 2013 года. После интервью личные обстоятельства Кристианы Бакер изменились, и статья была изменена, чтобы отразить это.Кроме того, в конце добавлен дополнительный анонимный интервьюируемый.

Итак, вы хотите принять ислам:. Практический учебник для тех, кто… | Махдия Линн

Практический учебник для новичков в вере.

Ислам — самая быстрорастущая религия в мире. Несмотря на все исламофобские настроения и дезинформацию, насыщающую общественность, люди приходят к вере в беспрецедентном количестве. Если вы читаете это, скорее всего, вы один из тех, кто ищет ответы на вопросы об истине Ислама.Здорово! Я рад видеть вас здесь. Давай поговорим .

image by Gillian Blease

Вот правда: «Мусульманин» — это не то, что вы можете случайно выбрать для себя . Мусульманин как идентичность — это то, что дается в равной степени практикой, опытом и намерением. Путь к исламу выглядит по-разному для каждого человека, но каждый путь требует изучения, обдумывания и практики. Вот одна из версий этого пути:

Как соблюдающая мусульманка, пришедшая к вере в более позднем возрасте, я считаю, что тяга к исламу имеет смысл.Я принял истину Ислама в 2012 году. После многих лет, проведенных во тьме, именно подчинение Аллаху (СВТ) вернуло мне мою жизнь — и поскольку после стольких усилий именно Аллах дал мне жизнь, я считал это ответственность отдать свою жизнь исламу. И по правде говоря, моя жизнь процветала в подчинении Аллаху. Благодаря своей приверженности распространению правды об исламе я стал педагогом и защитником трансгендерных и гендерно-разнообразных мусульман, а также организатором сообщества (и плодовитым нарушителем спокойствия) в работе по обеспечению справедливости в вере в Чикаго.С 2016 года я являюсь соучредителем и директором Масджид аль-Рабиа — ориентированного на женщин, поддерживающего ЛГБТКИА+, радикально доступного исламского общественного центра в Чикаго, который ежемесячно обеспечивает образование, защиту и работу с тысячами маргинализированных мусульман. От отчаявшегося ничтожества до преданного лидера сообщества — моя история успеха обращенного мусульманина, если она когда-либо была.

На фото (слева направо): Махдия до ислама, Махдия около 2016 г. ищут руководство.Большинство из этих людей полны энтузиазма и энтузиазма, и у них полностью благие намерения.

В моей роли проводника новообращенных через входы и выходы веры, я видел слишком много людей, с энтузиазмом принимающих шахада (мусульманское заявление о вере), чтобы позже отречься от Ислама и никогда не возвращаться. Это может быть через недели или месяцы, а иногда даже годы. Некоторых из нас вытесняет фанатизм и невежество. У некоторых было неверное представление об исламе. Некоторые просто не нашли в итоге то, что искали. Все это можно было бы предотвратить при чуть большей подготовке и намерении.

Это попытка одной женщины немного расчистить путь и предоставить новообращенным основу для построения здоровых, энергичных отношений с верой, которую мы называем исламом. Я отмечу, что это всего лишь один из бесконечного множества способов прийти к Исламу — я не претендую на то, чтобы быть началом и концом этого разговора, просто средством для структуры и дисциплины, которые сделали Ислам самой важной частью моей жизни. жизнь.

Давайте углубимся.

ШАГ ПЕРВЫЙ: РАССМОТРИТЕ ВЕС ЭТОГО РЕШЕНИЯ

Почему ислам? Почему ты хочешь быть мусульманином? Прежде чем мы продолжим, у вас должен быть ответ на этот вопрос. Сядьте где-нибудь поудобнее и поговорите с самим собой о том, зачем вы вообще здесь.

Подумайте о словах Шахада : когда вы объявляете что нет бога кроме Бога и Мухаммед — посланник Бога . Подумайте о том, что это включает в себя, что это значит для вас.Есть много способов стать мусульманином, но есть две вещи, которые нас всех объединяют. Во-первых, это Таухид , или Единство Аллаха. Другим нашим объединяющим фактором является это совершенное Слово Аллаха, Коран . ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, мы должны быть на одной странице в отношении этих истин, прежде чем идти вперед. Если у вас есть сомнения (и это нормально! сомнение — естественный человеческий опыт, особенно принимая во внимание такие важные решения), дайте себе место для этих сомнений и некоторое время помедитируйте над ними.

Вам пока не нужно заявлять о своей бессмертной вере, но вы должны начать этот процесс, обдумав серьезность решения. Принятие Ислама может означать резкое изменение вашего образа жизни. Это может означать реструктуризацию ваших отношений с другими людьми. Это может означать столкновение со своими личными демонами и превращение себя в лучшего человека. Это займет время . Это хорошо. Этот должен занять время.

Готов? Хорошо, идем дальше:

Почему Карим Абдул-Джаббар принял ислам

Я родился Лью Олсиндором.Теперь я Карим Абдул-Джаббар.

Переход от Лью к Кариму был не просто изменением имени знаменитости — как Шон Комбс на Пафф Дэдди, Дидди на П. Дидди — но трансформацией сердца, разума и души. Раньше я был Лью Олсиндором, бледным отражением того, что ожидала от меня белая Америка. Теперь я Карим Абдул-Джаббар, воплощение моей африканской истории, культуры и верований.

Для большинства людей переход из одной религии в другую является личным делом, требующим тщательной проверки совести.Но когда ты знаменит, это становится публичным зрелищем для всех и каждого для обсуждения. А когда вы переходите в незнакомую или непопулярную религию, это вызывает критику вашего интеллекта, патриотизма и здравомыслия. Я должен знать. Несмотря на то, что я стал мусульманином более 40 лет назад, я до сих пор отстаиваю свой выбор.

Беспокойство со знаменитостью

Меня познакомили с исламом, когда я был первокурсником Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Хотя я уже добился определенной известности в стране как баскетболист, я изо всех сил старался держать свою личную жизнь в тайне.Знаменитость заставила меня нервничать и чувствовать себя некомфортно. Я был еще молод, поэтому не мог сформулировать, почему я так стеснялся быть в центре внимания. В течение следующих нескольких лет я начал понимать его лучше.

Частью моей сдержанности было ощущение, что человек, которого праздновала публика, не был настоящим мной. Мало того, что у меня была обычная подростковая тревога стать мужчиной, я также играл за одну из лучших баскетбольных команд колледжа в стране и пытался продолжить учебу. Добавьте к этому вес чернокожего в Америке в 1966 и 1967 годах, когда Джеймс Мередит попал в засаду во время марша через Миссисипи, была основана партия Черных пантер, Тергуд Маршалл был назначен первым афроамериканским судьей Верховного суда и расовыми беспорядками. в Детройте 43 человека погибли, 1189 получили ранения и более 2000 зданий были разрушены.

Я понял, что Лью Алсиндор, которого все приветствовали, на самом деле был не тем человеком, которого они себе представляли. Они хотели, чтобы я был ярким примером расового равенства. Мальчик с плаката о том, как любой человек из любого происхождения — независимо от расы, религии или экономического положения — может осуществить американскую мечту. Для них я был живым доказательством того, что расизм — это миф.

Я знал лучше. Я был там ростом 7 футов 2 дюйма и атлетичным телосложением, а не равными возможностями. Но я также боролся со строгим воспитанием, стараясь угодить власть имущим.Мой отец был полицейским со сводом правил, я ходил в католическую школу со священниками и монахинями с еще большим количеством правил и играл в баскетбол с тренерами, у которых было еще больше правил. Восстание не было вариантом.

Тем не менее, я был недоволен. Когда я рос в 1960-х, я не видел многих чернокожих образцов для подражания. Я восхищался Мартином Лютером Кингом-младшим за его самоотверженное мужество и Шафтом за то, что он надрал задницу и заполучил девушку. В противном случае белая публика, похоже, пришла к единому мнению, что черные не очень хороши. Это были либо нуждающиеся забитые люди, которым требовалась помощь белых, чтобы получить причитающиеся им права, либо радикальные нарушители спокойствия, желающие отобрать у белых дома, работу и дочерей.«Хорошие» были счастливыми артистами в шоу-бизнесе или спорте, от которых ожидалось, что они будут благодарны за свою удачу. Я знал, что эта реальность была какой-то неправильной — что-то должно было измениться. Я просто не знал, что это значит для меня.

Некоторые фанаты восприняли мое решение очень лично, как будто я поджег их церковь, порвав американский флаг.

Во многом мое раннее пробуждение произошло после прочтения «Автобиографии Малкольма Икса» на первом курсе. Меня захватил рассказ Малкольма о том, как он осознал, что стал жертвой институционального расизма, который заточил его задолго до того, как он попал в настоящую тюрьму. Именно так я себя и чувствовал: в плену образа того, кем я должен был быть. Первое, что он сделал, это отбросил баптистскую религию, в которой его воспитали родители, и начал изучать ислам. Для него христианство было основой белой культуры, ответственной за порабощение черных и поддержку расизма, пронизывавшего общество.На его семью напал Ку-клукс-клан, распространяющий христианство, а его дом был сожжен отколовшейся от Ку-клукс-клана группировкой «Черный легион».

Превращение Малкольма Икса из мелкого преступника в политического лидера вдохновило меня более пристально взглянуть на свое воспитание и заставило меня глубже задуматься о своей личности. Ислам помог ему найти себя и дал силы не только противостоять враждебности как черных, так и белых, но и бороться за социальную справедливость. Я начал изучать Коран.

Осуждение и неповиновение

Это решение направило меня на необратимый путь к духовному совершенствованию. Но это определенно не было гладким курсом. Я сделал серьезные ошибки на этом пути. Опять же, возможно, путь не должен быть гладким; возможно, он должен быть наполнен препятствиями, окольными путями и ложными открытиями, чтобы бросить вызов и отточить чьи-то убеждения. Как сказал Малкольм Икс: «Я полагаю, что человек имеет право выставлять себя дураком, если он готов платить за это.

Я оплатил стоимость.

Как я уже говорил ранее, я был воспитан в уважении к правилам — и особенно к тем, кто следит за соблюдением правил, таким как учителя, проповедники и тренеры. Я всегда был выдающимся учеником, поэтому, когда мне захотелось узнать больше об исламе, я нашел учителя в лице Хаммаса Абдул-Халиса. Когда я играл за «Милуоки Бакс», версия ислама Хаммаса стала для меня радостным откровением. Затем в 1971 году, когда мне было 24 года, я принял ислам и стал Каримом Абдул-Джаббаром (что означает «благородный, слуга Всевышнего»).

Мне часто задают вопрос, почему мне пришлось выбрать религию, столь чуждую американской культуре, и название, которое людям было трудно произнести. Некоторые фанаты восприняли это очень близко к сердцу, как будто я поджег их церковь, порвав американский флаг. На самом деле, я отвергал религию, чуждую моей американской культуре, и принимал религию, которая была частью моего черного африканского наследия. (По оценкам, от 15 до 30 процентов рабов, привезенных из Африки, были мусульманами.) Поклонники думали, что я присоединился к «Нации ислама», американскому исламскому движению, основанному в Детройте в 1930 году.Хотя на меня большое влияние оказал Малкольм Икс, лидер «Нации ислама», я решил не присоединяться, потому что хотел больше сосредоточиться на духовных, а не на политических аспектах. В конце концов, Малкольм отверг группу прямо перед тем, как трое ее членов убили его.

Моим родителям не понравилось мое обращение. Хотя они не были строгими католиками, они научили меня верить в христианство как в Евангелие. Но чем больше я изучал историю, тем больше разочаровывался в роли христианства в подчинении моего народа.Я, конечно, знал, что Второй Ватиканский Собор в 1965 году объявил рабство «позором», позорящим Бога и являющимся ядом для общества. Но для меня это было слишком мало, слишком поздно. Неспособность церкви использовать свою мощь и влияние, чтобы остановить рабство и вместо этого оправдать его как некую связь с первородным грехом, разозлило меня. Папские буллы (например, «Dum Diversas» и «Romanus Pontifex») оправдывали порабощение коренных жителей и кражу их земель.

Преобразование — рискованное дело, поскольку оно может привести к потере семьи, друзей и поддержки общества.

И хотя я понимаю, что многие христиане рисковали своими жизнями и семьями, чтобы бороться с рабством, и что без них оно не было бы покончено, мне было трудно присоединиться к культурным учреждениям, которые прямо закрывали глаза на такое возмутительное поведение. нарушение их самых священных верований.

Принятие нового имени было продолжением моего отказа от всего в моей жизни, связанного с порабощением моей семьи и народа.Альсиндор был французским плантатором в Вест-Индии, которому принадлежали мои предки. Моими предками были люди йоруба из современной Нигерии. Сохранение имени рабовладельца моей семьи каким-то образом обесчестило их. Его имя было похоже на клейменный шрам стыда.

Моя преданность Исламу была абсолютной. Я даже согласился жениться на женщине, которую мне предложил Хаммас, несмотря на мои сильные чувства к другой женщине. Будучи всегда командным игроком, я сделал так, как рекомендовал «тренер» Хаммас. Я также последовал его совету не приглашать родителей на свадьбу — ошибка, на исправление которой у меня ушло более десяти лет.Хотя у меня были сомнения относительно некоторых наставлений Хаммаса, я рационализировал их из-за великого духовного удовлетворения, которое я испытывал.

Но наконец появился мой независимый дух. Не довольствуясь получением всех своих религиозных знаний от одного человека, я занялся собственными исследованиями. Вскоре я обнаружил, что не согласен с некоторыми учениями Хаммаса о Коране, и наши пути разошлись. В 1973 году я поехал в Ливию и Саудовскую Аравию, чтобы выучить арабский язык в достаточной степени, чтобы самостоятельно изучать Коран. Я вышел из этого паломничества с проясненными убеждениями и обновленной верой.

С того года и по сей день я ни разу не колебался и не сожалел о своем решении принять ислам. Когда я оглядываюсь назад, мне жаль, что я не мог сделать это более приватно, без всей последующей огласки и суеты. Но в то время я присоединялся к движению за гражданские права, осуждая наследие рабства и религиозные институты, которые его поддерживали. Это сделало его более политическим, чем я предполагал, и отвлекло от того, что было для меня гораздо более личным путешествием.

Многие люди рождаются в своей религии.Для них это в основном вопрос наследия и удобства. Их вера основана на вере не только в учения религии, но и в принятии этой религии их семьей и культурой. Для человека, который обращается, это вопрос яростного осуждения и неповиновения. Наша вера основана на сочетании веры и логики, потому что нам нужна веская причина, чтобы отказаться от традиций наших семей и общества и принять верования, чуждые им обоим. Преобразование — рискованное дело, потому что оно может привести к потере семьи, друзей и поддержки сообщества.

Некоторые фанаты до сих пор называют меня Лью, а потом раздражаются, когда я их игнорирую. Они не понимают, что их неуважение к моему духовному выбору оскорбительно. Как будто они видят во мне игрушечную фигурку, существующую исключительно для того, чтобы украшать их мир по своему усмотрению, а не как личность со своей собственной жизнью.

Лягушка Кермит, как известно, жаловался: «Нелегко быть зеленым». Попробуйте стать мусульманином в Америке. Согласно опросу исследовательского центра Pew Research Center об отношении к основным религиозным группам, СШАОбщество С. меньше всего уважает мусульман — немногим меньше, чем атеистов, — хотя ислам является третьей по величине религией в Америке. Акты агрессии, терроризма и бесчеловечности, совершенные теми, кто называет себя мусульманами, заставили остальной мир бояться нас. Не зная по-настоящему мирных обычаев большинства из 1,6 миллиарда мусульман мира, они видят только худшие примеры. Частью моего обращения в ислам является принятие на себя ответственности учить других своей религии, не обращать их, а сосуществовать с ними на основе взаимного уважения, поддержки и мира.Один мир не обязательно должен означать одну религию, просто одну веру в мирную жизнь.

Обращение в Ислам как религиозное и расовое скрещивание – Имманентная Структура

Обращение часто изображается как внутреннее обращение души, одинокий жест, знаменующий свободу человека от социальных ограничений. Такая концепция встречается в традиционных рассказах об обращении, но также и в нарративах, в которых сами обращенные рассказывают о своем религиозном преобразовании. Несмотря на большое разнообразие траекторий и мотивов, истории обращения часто поразительно похожи: все они делают акцент на индивидуальном и индивидуализирующем характере обращения и опираются на превознесение сингулярности и самореализации.Тем не менее, реальность социального мира часто бывает иной. Поскольку религия касается не только души, но и общества и социальных границ, смена религий ставит новообращенных на перекресток многих коллективных проблем.

Это стало очевидным в подробном исследовании интервью, которое я провел с 82 обращенными в ислам во Франции и Соединенных Штатах в 2013-2017 годах. Новообращенные мусульмане, с которыми я беседовал, изображали себя самостоятельными людьми, принявшими ислам как веру.Сильная риторика религиозного индивидуализма пронизывала их рассказы и использовалась как инструмент для подтверждения искренности и легитимности их религиозного перехода: «Никто не приводил меня в ислам»; «Стать мусульманином — единственный верный выбор, который я когда-либо делал»; «Наконец-то я нахожусь в соответствии со своим истинным я» — таковы были общие выражения, пронизывающие их повествования. В общем, мои собеседники представили себя людьми, способными избежать формирования общества, чтобы воссоединиться со своим «истинным» внутренним я.

Что поразительно, так это то, насколько этот нарратив подвергался сомнению по мере того, как новообращенные постепенно заявляли о своей мусульманской идентичности.Там они обнаружили, что их обращение имело последствия, которые в значительной степени вытеснили выражение их индивидуальной субъективности. Дженна, 38-летняя белая женщина, работающая юристом в Чикаго и перешедшая в ислам из католицизма, вспоминает, как была удивлена ​​жестокостью реакции, с которой столкнулась: «Честно говоря, для меня не было большого скачка [к стать мусульманином]. Раньше я был практикующим католиком, и для меня не было большой проблемой принять ислам. Для всех остальных это было большой проблемой.Брат Дженны перестал с ней общаться, и ей пришлось покинуть юридическую фирму после того, как рабочие отношения начали ухудшаться. Она чувствовала, что стала чужой. В то время как смена религии была для нее гладким и благотворным процессом, ее родственники интерпретировали это как непоправимый разрыв.

Безусловно, социальные последствия обращения различаются в зависимости от контекста. Подобно финансовым конвертациям между валютами, религиозные конвертации сопровождаются различными «ставками», «платами» и «расходами» в зависимости от соотношения силы между оставшейся религиозной традицией и той, которая принята, а также от характера границы, которые и разделяют, и соединяют их.Именно это делает конверсию таким увлекательным занятием и изучением. Пересекая религиозные границы, новообращенные проливают свет на природу и содержание таких границ и позволяют нам решить, являются ли они просто религиозными или также воплощают в себе нечто большее. На самом деле, обращение в ислам во Франции и Соединенных Штатах означает, что они подвергаются толщине границы. Из-за специфической истории ислама в западных обществах граница, которую переходят новообращенные, становясь мусульманами, является не только религиозной, но и культурной, этнической и даже расовой.

Таким образом, в дополнение к общим проблемам, с которыми сталкивается новообращенный в любую религию, новообращенным в ислам приходится иметь дело с особым набором проблем. В частности, поскольку ислам с течением времени подвергался различным процессам расизации, новообращенные мусульмане часто испытывают изменения в том, как их тела воспринимаются и классифицируются. Это особенно бросается в глаза в случае с белыми новообращенными, надевающими видимые атрибуты ислама (косынка, борода, куфи и т. д.). Изменяя свой внешний вид в соответствии с религиозными предписаниями, они подвергают себя новым предположениям о своей расовой идентичности.В обществах, где ислам был создан как иностранец и не белый, белые новообращенные, носящие религиозные знаки, попеременно классифицируются как жители Ближнего Востока, выходцы из Северной Африки, выходцы из Южной Азии, турки, боснийцы и даже светлокожие афроамериканцы (в случае США). , что демонстрирует ненадежность расовой категоризации и ее тесное переплетение с религиозными соображениями.

Ноэми, 27-летняя бледнокожая домохозяйка, живущая в Париже, заметила, как изменилась ее расовая принадлежность после того, как она начала носить хиджаб . имел белое образование, но в глазах людей я стал иммигрантом.Я перешел на другую сторону. Я перешел от большинства к меньшинству». В Соединенных Штатах Виктория (29 лет, няня, Сент-Луис), голубоглазая белая женщина, также считала себя выброшенной из царства белизны из-за своего хиджаба: «Много слышишь о белых привилегиях. И вы не осознаете, насколько это мощно, пока вас не выведут из этой категории».

Белые новообращенные в ислам, с которыми я беседовал, сказали, что узнали, как выглядит жизнь по ту сторону расового разделения. Им стали приписывать негативные нравственные характеристики на основании их внешнего вида, ограничивая развитие их Я и личности жесткими рамками.Быть объектом ненавистных комментариев было новым и тревожным для многих. Хлоя, 21-летняя светловолосая и голубоглазая француженка, сообщила, что очень расстроилась, когда люди сказали ей, что она «не интегрирована» во французское общество из-за своего головного убора: «Я была интегрирована всю свою жизнь! Я француз! Моя семья французская. Я во Франции!» Она терпеть не могла, когда с ней обращались как с иммигранткой, нуждающейся в ассимиляции в своей собственной стране.

Небелые новообращенные (афроамериканцы в Соединенных Штатах или лица карибского происхождения во Франции), которые, по большей части, с раннего возраста были приобщены к расизму, с нежностью или с нежностью наблюдали личное открытие дискриминации своими белыми единоверцами. раздражение.Алиша, 35-летняя афроамериканка, внештатный маркетолог из Чикаго, поделилась со мной своими смешанными чувствами: «Иногда немного расстраиваешься, когда слышишь, как белые новообращенные говорят: «О! Это так тяжело!» Как и моя подруга, она перестала носить хиджаб по причине того, что ей надоело быть знаменосцем. Я такой: «Ага. . . Я не знаю, что тебе сказать. Так я всегда жила». Тем не менее, Алише и другим небелым новообращенным также пришлось столкнуться с исламофобией как новым слоем предубеждений в их жизни.

Несколько опрошенных сообщили, что подверглись различным оскорблениям после того, как надели видимые религиозные атрибуты. И во Франции, и в Соединенных Штатах терроризм имел первостепенное значение. Новообращенных подозревали в склонности к насилию, иногда даже их собственные семьи. В обоих национальных контекстах тревога по поводу иммиграции и иностранного вторжения также была основным репертуаром оскорблений. Новообращенных просили «вернуться в свою страну», и на улицах часто раздавались расистские оскорбления (« bougnoule » во Франции; «песочный ниггер», «полотенцеголовый» или «тряпичная голова» в Соединенных Штатах). Состояния).

Хотя терроризм и иммиграция являются общими темами по обе стороны Атлантики, существуют и национальные особенности. В Соединенных Штатах, где разделение на черных и белых остается центральным, часто упоминались расовые стереотипы. Что касается наследия афроамериканского ислама, новообращенных чернокожих часто подозревали в принадлежности к Нации ислама. Что касается белых опрошенных, то их называли словом на букву «н», а также «виггерами» или «предателями расы», что указывает на то, что их поведение не соответствовало их белому статусу.

Во Франции, где вопросы расы и белизны менее явны, беспокойство по поводу секуляризма и религиозной известности было особенно заметным. В обществе, где религиозные чувства и проявление благочестия либо непонятны, либо воспринимаются как угроза республиканским ценностям, новообращенные, решившие открыто стать мусульманами, подозревались в сектантском промывании мозгов, прозелитизме и фундаментализме. Кроме того, бурная колониальная история продолжает влиять на то, как мусульмане воспринимаются во Франции.В семьях, где старейшины либо жили в Алжире, либо были призваны в качестве солдат на алжирскую войну (1954-1962 гг.), обращение в ислам ребенка или внука часто возрождало глубоко запрятанные травмы.

Поскольку коллективные представления вокруг ислама особенно взрывоопасно концентрируют вопросы расы, иммиграции, колониальной истории и секуляризма, религиозный выбор новообращенных ставит их в центр загадки расы/религии. Несмотря на их акцент на религиозном индивидуализме, они должны носить расовый «знак множественного числа»: люди презирают их, называют расовыми оскорблениями или якобы боятся их.1 Социальное конструирование ислама как расовой религии мешает представлениям новообращенных о религиозной аутентичности. В общем, радикально индивидуалистический опыт религиозного обращения не избегает социально навязанного опыта расы.

Опыт новообращенных мусульман показывает, что религия не действует как «священный балдахин», плавающий над обществом в автономном режиме. существуют абстрактно, оторванные от ограничений социального мира.Поскольку религиозная идентичность никогда не бывает чисто религиозной, а всегда испорчена расой, этнической принадлежностью, классом или культурой, религиозное обращение всегда имеет последствия, которые в значительной степени выходят за рамки души и личности. Это делает конверсию особенно мощным инструментом для исследования значения и оценки толщины религиозных границ, как между историческими периодами, так и в географических контекстах.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Сколько христиан и сколько мусульман в мире на: Исследование: к 2050 году число мусульман в мире почти сравняется с числом христиан

К 2100 году ислам станет самой массовой религией на планете К 2100 году ислам станет самой массовой религией на планете — Газета.Ru

Премьер Британии заявил

Разное

Силуан афонский жизнь и поучения: Часть первая. Жизнь и учения старца Силуана, Старец Силуан Афонский

преподобный Силуан Афонский (Антонов)День памяти: 11(24) сентябряДетские и юношеские годыСвятой Силуан Афонский (мирское имя — Симеон) родился в Тамбовской губернии, в селе Шовском, в семье

Разное

Икона феодора ушакова: Икона Федора Ушакова | Иконописная мастерская Радонежъ

Икона Федора Ушакова | Иконописная мастерская РадонежъРукописная икона Федора Ушакова.Фотография иконы Федора Ушакова
Иконография Федора Ушакова
Житие праведного Феодора Адмирала (Федора Феодоровича Ушакова)
В чем помогает образ Федора