Старинная рукопись: Старинная рукопись, 6 (шесть) букв

Разное

Содержание

Старинная рукопись, а также материал, на котором она написана 6 букв

Ad

Ответы на сканворды и кроссворды

Хартия

Старинная рукопись, а также материал, на котором она написана 6 букв


НАЙТИ

Похожие вопросы в сканвордах


  • Старинная рукопись, а также материал, на котором она написана 6 букв



  • Материал (обычно папирус или пергамент), на котором написана рукопись 6 букв



  • Материал, на котором нанесена рукопись 6 букв

Похожие ответы в сканвордах


  • Хартия — Материал (обычно папирус или пергамент), на котором написана рукопись 6 букв



  • Хартия — Название некоторых законодательных и других политических документов 6 букв



  • Хартия — Название ряда документов, в которых выражаются политические требования представителей различных социальных слоев и классов 6 букв



  • Хартия — Публично-правовой и политич. документ 6 букв



  • Хартия — Старинная рукопись, грамота 6 букв



  • Хартия — Старинная рукопись, а также материал, на котором она написана 6 букв



  • Хартия — Старин. рукопись 6 букв



  • Хартия — В Средние века и Новое время 6 букв



  • Хартия — Документ важного общественно-политического значения 6 букв



  • Хартия — «Великая … вольностей» (грамота) 6 букв



  • Хартия — Грамота 6 букв



  • Хартия — Грамота, рукопись 6 букв



  • Хартия — Международный правовой документ 6 букв



  • Хартия — Старинный документ на папирусе или пергаменте 6 букв



  • Хартия — Программный документ какой-либо организации, движения 6 букв



  • Хартия — В древней Руси: послание, грамота 6 букв



  • Хартия — Старинная рукопись, документ 6 букв



  • Хартия — Документ значительного общественно-политического содержания 6 букв



  • Хартия — Материал, на котором нанесена рукопись 6 букв



  • Хартия — Основной свод правил олимпизма 6 букв



  • Хартия — Грамота где закреплялись права горожан 6 букв



  • Хартия — Грамота которую историки называют первой в истории конституцию 6 букв



  • Хартия — Сборник уставных документов МОК регламентирующий деятельность по вопросам Олимпийского движения 6 букв

РИА Калмыкия — «Времен связующая нить»… В США найдена уникальная старинная рукопись с калмыцкими молитвами буддийского монаха по имени Санджи-Ракба

В грозном водовороте событий XX века мы, калмыки, потеряли многое. Сейчас по крупицам идет восстановление утраченных национальных ценностей, одним из важнейших сегментов которых является наше духовное наследие. Сегодня многие калмыки идут к духовности в поисках самоидентификации, через нее пытаются найти и понять, прежде всего, самих себя.

Вместе с тем растет интерес и к чтению буддийских молитв на родном языке, ведь у нас еще со времен Зая-Пандиты есть свой собственный принцип перевода с тибетского языка и оригинальная, неповторимая письменная традиция и культура. В настоящее время в калмыцком обществе периодически возникают споры о том, на каком языке следует читать ежедневные молитвы – на тибетском или калмыцком?

Недавняя уникальная находка, старинная рукопись с молитвами, переведенная с тибетского на калмыцкий язык, может пролить свет и поставить окончательную точку в этом давнем споре. Рукопись со старинными калмыцкими молитвами была обнаружена в США. Составителем сборника является буддийский монах по имени Санджи-Ракба, который адресовал свою работу эмигрантам-калмыкам, проживающим в Америке.  

Демчи-лама (администратор) Центрального хурула «Бурхн багшин алтн сюме» Йонтен Гелюнг (Сергей Киришов) отмечает: «Рукопись представляет собой буддийские молитвы, которые переводились калмыцкими монахами в хурулах до революции с тибетского на калмыцкий язык, для того, чтобы мирянам было понятно, что они читают. Ведь у буддистов очень важно осознавать смысл читаемых текстов. В настоящее время завершается работа по переложению этих текстов с тодо бичиг на современный калмыцкий язык, а также их перевод на русский, для того, чтобы наши земляки могли яснее понять почти забытый язык калмыцкого буддизма. Думается, что издание этой работы поможет верующим понимать на родном языке те молитвы, которые сегодня мы читаем по-тибетски, ведь все эти старинные тексты являются переводами с тибетского языка. Они свидетельствуют о высоком статусе и распространенности буддизма среди калмыков в дореволюционный период и являются уникальным достоянием калмыцкого народа. Отрадно, что сегодня мы можем познакомить своих соотечественников с этим бесценным наследием предков».

Геннадий Корнеев, участник работы по переводу этих старинных буддийских молитв рассказал об авторе сборника, буддийском священнике Санджи-Ракбе следующее: «Гелюнг Санджи-Ракба Меньков родился 4 октября 1896 года в станице Батлаевская Области Войска Донского. Во время гражданской войны вместе с калмыцкой эмиграцией покинул Россию и уехал в Европу. Санджи-Ракба в разное время был священником Калмыцкого Национального Комитета, настоятелем молельного дома в Пфафенхофене (Германия), а позже, после переезда в США – бакшой (настоятелем) Богдо Зонкабин Хурула в Филадельфии. Выдающийся духовный деятель и просветитель калмыцкой эмиграции гелюнг Санджи-Ракба Меньков умер после продолжительной болезни в больнице Св. Джозефа в Филадельфии 18 мая 1968 года, так и не увидев степи своей родины. Надеюсь, что издание его труда будет данью памяти всем представителям калмыцкого духовенства».

Беат Лиебанский, старинная рукопись Монастыря Сан-Сальвадор-де-Табара, Самора


Беат Жиронский, обладающий необычайным и сложным иконографическим разнообразием представляет собой кульминацию развития скриптория Сан-Сальвадора-де-Табара. Уникальность этой рукописи заключается в огромном количестве по сравнению с предыдущими беатусами прилагаемых к нему иллюстративных материалов. Он открывается Крестом и Пантократор (Maiestas), за которым следует изображение неба, предшествущие сохранившиеся аналоги которого неизвестны. Далее следуют шесть миниатюр евангелистов, и достаточное количество генеалогий, которые разворачиваются во впечатляющий цикл жизни и смерти Иисуса Христа, уникальный для этого кодекса и необычный в искусстве полуострова того времени.
Скопление классических элементов разного, в особенности каролингского и мусульманского, происхождения, тематические новинки, впервые включенные и почти не имевшие предшествующих аналогов, заставляют нас задуматься о том, как это было возможно в 975 году в монастыре Табара. Какой библиотекой с иллюстрированными рукописями располагали художники? И ко всему этому необходимо добавить, что без воображения, которым обладали художники, и без их способности использовать, трансформировать и обращаться с полученным материалом, то, в чем мы обычно, часто и почти всегда резонно отказываемся признать в них, результат не был бы тем же.
«Через несколько лет после завершения Беата Валькавадского  началась работа над одной из самых важных испанских рукописей всех времен: Беатом Жиронским, богатейшим из сохранившихся иллюстрированных кодексов, о котором по праву можно утверждать, что Беатус — это намного больше, чем иллюминированный комментарий к Апокалипсису, сделанный аббатом Льебаны по имени Беат (…).Наряду с Беатом Фердинанда I он является одной из самых известных и, пожалуй, самой изученной рукописью. Также до появления последних крупных экземпляров XII и XIII веков (Беатов Сан-Педро-де-Карденья, Сан-Андрес-де-Арройо и Лас-Уэльгас) он был самым большим по размеру, несмотря на то, что он был обрезан для переплета. Кроме того, это работа, в которой обнаруживаются больше мусульманских черт, но также увеличивается количество признаков каролингского происхождения. Наконец, экстра-апокалиптическое образное богатство подразумевает знание определенного количества необычных текстов, поскольку изображения, которые им соответствуют, очень необычны».

Хоакин Жарса

Беат Лиебанский. Иллюминированные рукописи.

 

Старинная рукопись и ее выход в свет — Booknik.ru

По израильскому закону все книгоиздатели обязаны передавать в Национальную библиотеку два экземпляра любого вышедшего в свет издания. Можно себе представить, сколько книг поступает таким образом в хранилище главной библиотеки страны, и, хотя мне не приходилось наблюдать, как это происходит на практике, не сомневаюсь, что завоз новых книг — процесс будничный и восторга не вызывает. Однако бывают фолианты, обретение которых не просто ускоряет пульс библиотекарей и прочих профессионалов, но и заставляет сотни людей бросить все дела, чтобы лицезреть драгоценное сокровище. В середине ноября Национальная библиотека организовала целый симпозиум, чтобы отметить приобретение именно такой книги — старинной рукописи рабби Менахема ди Лонзано. Точнее, отметить не само приобретение, а премьеру: уникальную рукопись купили почти год назад, но сначала ее пришлось реставрировать, и поэтому на всеобщее обозрение книгу выставили только сейчас.

Академический директор библиотеки профессор Хагай Бен-Шамай, открывший вечер, так и не сообщил публике, у кого, как и за сколько удалось купить рукопись. Свое выступление он начал вопросом: а нужны ли вообще современным библиотекам старинные рукописи, тем более если приходится покупать их за большие деньги, да еще вкладывать средства в обеспечение сохранности. На вопрос он, конечно, ответил сам: «Очень нужны!» Правда, сегодня Национальная библиотека заботится и о тех, кто не может ее посетить, поэтому ценный фолиант сразу после восстановительных работ оцифровали и выложили в Интернет. Сидевший рядом со мной исследователь заметил, что читать старинные рукописи с экрана компьютера легче, чем воочию. Я ответил ему, что, хоть я и большой поклонник всемирной паутины, но должен признать, что никакой компьютер не заменит того трепета, что возникает при непосредственном общении со старинным томом. Сосед только хмыкнул, продемонстрировав тем самым, что профессионал думает о профане.

Не знаю, кого бы в этом споре поддержал сам рабби Менахем ди Лонзано, но его оппоненту пришлось бы несладко. Судя по рассказу профессора Йосефа Акера, рабби Менахем был человеком прямым и строгим, правду-матку резал при любых обстоятельствах, невзирая на лица, а в отношении оппонентов не скупился на выражения. Жил и творил этот мудрец в последней четверти XVI-го и первой четверти XVII века, однако и через столетия после его смерти рабби Менахема ди Лонзано описывали как «мудрого всеми премудростями».

Он успел зарекомендовать себя как знаток Торы, Талмуда, каббалы и грамматики, как поэт и ученый. Где и когда родился рабби Менахем, неизвестно, зато известно, что он чуть ли не всю жизнь странствовал. Начав свой путь где-то на просторах Османской империи, он жил в Стамбуле и Салониках, потом перебрался в Египет, переехал оттуда в Эрец-Исраэль, но и там не нашел душевного покоя или, скорее всего, материального благополучия. Следующими станциями на пути рабби Менахема были города Италии, потом снова Стамбул и снова Египет, и, наконец, опять Иерусалим. При этом с юношеских лет мудрец страдал разными болезнями. Свидетельство одной итальянской общины описывает его так: «хромой на обе ноги, слепой на один глаз, а другой почти не видит». Что же толкало столь больного человека переезжать из страны в страну во времена, когда путешествия были вызовом для здоровья даже самых крепких странников?
По мнению профессора Акера, дело в двух вещах. С одной стороны, рабби Менахем с младых лет взял на себя нелегкую миссию объезжать еврейские общины и переписывать свитки Торы (а потом и другие еврейские книги), находя в них неточности и редактируя текст. Ни бедность, ни слабое здоровье не могли заставить его отказаться от дела, которое он считал чрезвычайно важным. С 10 лет он носил очки, к 25 годам почти полностью ослеп, но упрямо продолжал переписывать бесконечные свитки, рукописи и фолианты (почерк у него, между прочим, был великолепный). С другой стороны, непростой импульсивный характер рабби принуждал Менахема чуть ли не в каждом новом месте вступать в такую острую полемику, что очень скоро оттуда приходилось уезжать. Он обрушивался на тех, кто оскорблял его, и на тех, кто, как ему казалось, его недооценивал, в том числе на столь известных личностей, как рабби Исраэль Наджара и рабби Гдалья Кордоверо. От язвительного пера рабби Менахема ди Лонзано досталось и тем, кто жил до него и кого сегодня весь еврейский мир считает авторитетами. В особенности остро он атаковал представителей философской школы евреев Испании — Рамбама и рабби Леви бен Гершома.

Рабби Менахему было что сказать почти по любому вопросу. В сферу его интересов входили самые разные области знания: методики обучения, финансирование колелей и даже построение межгендерных отношений – оценка мудрецом женщин была незавидная, они, по его мнению, всегда требуют от мужей денег, чем и сводят их с правильного пути. Вместо философии рабби Менахем ди Лонзано рекомендовал изучать каббалу и жаловался на то, что мог бы сам многих обучить чтению Книги Зохар, да вот желающих мало. При этом резко критиковал тех, кто пытается заниматься практической каббалой. Ругал рабби и тех, кто «поклоняется деньгам», и тех, кто»приближен к власти».

Примечательно, что все эти атаки преподносились в такой остроумной форме, что в наши дни столь язвительного автора наверняка убедили бы писать фельетоны. Цитаты из трудов рабби Лосано крайне веселили публику, а последняя вызвала бурю одобрения. Профессор Акер привел рекомендацию рабби Менахема ди Лонзано мудрецам: «Пишите короткие книги, поскольку богатым покупателям все равно, что в книге написано (они же ее не для чтения покупают!), и платят они за книгу вне зависимости от ее содержания».

На премьеру рукописи собрались не только специалисты по каббале, поэтому доклад профессора Моше Халамиша о том, чем же примечательно содержание обретенной книги, поняли далеко не все.

А ведь рабби Менахем ди Лонзано был, пожалуй, единственным каббалистом, спорившим с самим Аризалем, рабби Ицхаком Лурия.

На протяжении 212 страниц автор приводит трактовку Книги Зохар, анализируя взгляды двух известнейших учеников Аризаля, рабби Хаима Виталя и рабби Йосефа ибн Табуля, и противоставляет им свои интерпретации. Для исследователей каббалы особенно важно то, как он описывает концепцию цимцума.

Профессоров на сцене сменили музыканты — певица Хадас Пель-Ярден и виртуоз уда Янкале Сегаль. Ведь помимо прочего рабби Менахем писал стихи и даже рекомендовал, на какие мелодии их следует исполнять. Проблема лишь в том, что нам сегодня эти мелодии неизвестны. Поэтому музыкальная часть премьеры заключалась в исполнении пиютов его современников, в том числе лютого противника рабби Менахема — рабби Исраэля Наджары. Боюсь даже предполагать, что сказал бы по этому поводу герой вечера.


Королевский монетный двор


БЛАНКА


Крепость Фуриэ


`Reborn


Крепость Темных Земель


No`Mercy


Крепость Байрон


PRAETORIANI


Оплот Гноллов


`Reborn


Берег Тритонов


No`Mercy


Храм Раздора


FireInSoul


Холм Эльфов


Beavers


Каменный молот


`Revival


Королевский монетный двор


Immunuty


Крепость Фуриэ


Valhalla


Крепость Темных Земель


888888888888


Крепость Байрон


Gold_Clover


Оплот Гноллов


Рим


Берег Тритонов


=WinxClub=


Лес Пауков


Pixels


Лагерь Орков


Simbioz


Деревня Кобольдов


Sinful`Souls


Гнездовье Гарпий


White`Shark


Храм Апостолов


~Shark~


Каменный молот


Comeback`Kid


Пещера Эгира


Malwarebytes

М.

А.Корф. Записка о Пушкине — история в фотографиях — LiveJournal

В 1842 году явилось в Германии сочинение «Petersburger Skizzen»*, в котором, под псевдонимом Треймунда Вельпа, изложены были воспоминания и заметки бывшего петербургского книгопродавца, удалившегося восвояси, Пельца. Это, по обыкновению большей части иностранных сочинени» о России, была горькая диатриба против нас и всего нашего, но диатриба, в которой встречались и очень живые, совершенно справедливые страницы, наиболее для характеристики наших литераторов. Особенно интересны были подробности о Пушкине, которых не мог бы правдивее рассказать и русский, если б отложился от национального самолюбия и вышел из того очарованного круга, в который, вместе с великими произведениями поэта, мы привыкли ставить и его личность.

«Пушкин, — пишет Вельп или Пельц, — получал огромные суммы денег от Смирдина, которых последний никогда не был в возможности обратно выручить. Смирдин часто попадал в самые стесненные денежные обстоятельства, но Пушкин не шевелил и пальцем на помощь своему меценату Деньгами он, впрочем, никогда и не мог помогать, потому что беспутная жизнь держала его во всегдашних долгах, которые платил за него государь; но и это было всегда брошенным благодеянием, потому что Пушкин отплачивал государю разве только каким-нибудь гладеньким словом благодарности и обещаниями будущих произведений, которые никогда не осуществлялись и, может статься, скорее сбылись бы, если б поэт предоставлен был самому себе и собственным силам. Пушкин смотрел на литературу как на дойную корову и знал, что Смирдин, которого кормили другие, давал себя доить преимущественно ему; но пока только терпелось, Пушкин предпочитал спокойнейший путь — делания долгов, и лишь уже при совершенной засухе принимался за работу. Когда долги слишком накоплялись и государь медлил их уплатою, то в благодарность за прежние благодеяния Пушкин пускал тихомолком в публику двустишия, вроде следующего, которое мы приводим здесь как мерило признательности великого гения:

Хотел издать Ликурговы законы —

И что же издал он? — Лишь кант на панталоны .

Нет сомнения, что от государя не оставалось сокрытым ни одно из этих грязных детищ грязного ума; но при всем том благодушная рука монарха щедро отверзалась для поэта и даже для оставшейся семьи, когда самого его уже не стало. До самой смерти Пушкина император Николай называл себя его другом и доказывал на деле, сколь высоко стоял над ним как человек. Какое унижительное чувство — принимать знаки милости от монарха тому, кто беспрерывно его оскорблял, осмеивал, против него враждовал. Многие не захотели бы, на таком условии, и всего таланта Пушкина… Вокруг Пушкина роились многие возникающие дарования, много усердных почитателей, которым для дальнейшего хода не доставало только поощрения и опоры. Но едкому его эгоизму лучше нравилось поражать все вокруг себя эпиграммами. Он не принадлежал к числу тех, которые любят созидать. Он жаждал только единодержавия в царстве литературы, и это стремление подавляло в нем все другие».

Все это, к сожалению, сущая правда, хотя в тех биографических отрывках, которые мы имеем о Пушкине и которые вышли из рук его друзей или слепых поклонников, ничего подобного не найдется, и тот, кто даже и теперь еще отважился бы раскрыть перед публикой моральную жизнь Пушкина, был бы почтен чуть ли не врагом отечества и отечественной славы. Все, или очень многие, знают эту жизнь; но все так привыкли смотреть на лицо Пушкина через призматический блеск его литературного величия и мы так еще к нему близки, что всяк, кто решился бы сказать дурное слово о человеке, навлечет на себя укор в неуважении или зависти к поэту.

Не только воспитывавшись с Пушкиным, шесть лет в Лицее, но и прожив с ним еще потом лет пять под одною крышею, я знал его короче многих, хотя связь наша никогда не переходила обыкновенную приятельскую. Все семейство Пушкиных представляло что-то эксцентрическое. Отец, доживший до глубокой старости, всегда был тем, что покойный князь Дмитрий Иванович Лобанов-Ростовский называл «шалбером», то есть довольно приятным болтуном, немножко на манер старинной французской школы, с анекдотами и каламбурами, но в существе — человеком самым пустым, бесполезным, праздным и притом в безмолвном рабстве у своей жены. Последняя, урожденная Ганнибал, женщина не глупая и не дурная, имела, однако же, множество странностей, между которыми вспыльчивость, вечная рассеянность и, особенно, дурное хозяйничанье стояли на первом плане.

Дом их был всегда наизнанку: в одной комнате богатая старинная мебель, в другой — пустые стены или соломенный стул; многочисленная, но оборванная и пьяная дворня, с баснословною неопрятностью; ветхие рыдваны с тощими клячами и вечный недостаток во всем, начиная от денег до последнего стакана. Когда у них обедывало человека два-три лишних, то всегда присылали к нам, по соседству, за приборами. Все это перешло и на детей. Сестра поэта Ольга в зрелом уже девстве сбежала и тайно обвенчалась, просто из романической причуды, без всяких существенных препятствий к ее союзу, с человеком гораздо моложе ее. Брат Лев — добрый малый, но тоже довольно пустой, как отец, и рассеянный и взбалмошный, как мать, в детстве воспитывался во всех возможных учебных заведениях, меняя одно на другое чуть ли не каждые две недели, чем приобрел себе тогда в Петербурге род исторической известности и, наконец, не кончив курса ни в одном, записался в какой-то армейский полк юнкером, потом перешел в статскую службу, потом опять в военную, был и на Кавказе, и помещиком, кажется — и спекулятором, а теперь не знаю где. Наконец, судьбы Александра, нашего поэта, более или менее всем еще известны.

В Лицее он решительно ничему не учился, но как и тогда уже блистал своим дивным талантом, а начальство боялось его едких эпиграмм, то на его эпикурейскую жизнь смотрели сквозь пальцы, и она отозвалась ему только при конце лицейского поприща выпуском его одним из последних. Между товарищами, кроме тех, которые, пописывая сами стихи, искали его одобрения и, так сказать, покровительства, он не пользовался особенной приязнью. Как в школе всякий имеет свой собрикет, то мы его прозвали «французом», и хотя это было, конечно, более вследствие особенного знания им французского языка, однако, если вспомнить тогдашнюю, в самую эпоху нашествия французов, ненависть ко всему, носившему их имя, то ясно, что это прозвание не заключало в себе ничего лестного. Вспыльчивый до бешенства, с необузданными африканскими (как его происхождение по матери) страстями, вечно рассеянный, вечно погруженный в поэтические свои мечтания, избалованный от детства похвалою и льстецами, которые есть в каждом кругу, Пушкин ни на школьной скамье, ни после, в свете, не имел ничего привлекательного в своем обращении.

Беседы ровной, систематической, связной у него совсем не было; были только вспышки: резкая острота, злая насмешка, какая-нибудь внезапная поэтическая мысль, но все это только изредка и урывками, большею же частью или тривиальные общие места, или рассеянное молчание, прерываемое иногда, при умном слове другого, диким смехом, чем-то вроде лошадиного ржания. Начав еще в Лицее, он после, в свете, предался всем возможным распутствам и проводил дни и ночи в беспрерывной цепи вакханалий и оргий 6, с первыми и самыми отъявленными тогдашними повесами. Должно удивляться, как здоровье и самый талант его выдерживали такой образ жизни, с которым естественно сопрягались частые любовные болезни, низводившие его не раз на край могилы. Пушкин не был создан ни для службы, ни для света, ни даже — думаю — для истинной дружбы.

У него были только две стихии: удовлетворение плотским страстям и поэзия, и в обеих он ушел далеко. В нем не было ни внешней, ни внутренней религии, ни высших нравственных чувств; он полагал даже какое-то хвастовство в высшем цинизме по этим предметам: злые насмешки, часто в самых отвратительных картинах, над всеми религиозными верованиями и обрядами, над уважением к родителям, над всеми связями общественными и семейными, все это было ему нипочем, и я не сомневаюсь, что для едкого слова он иногда говорил даже более и хуже, нежели думал и чувствовал. Ни несчастие, ни благотворения государя его не исправили: принимая одною рукою щедрые дары от монарха, он другою омокал перо для язвительной эпиграммы. Вечно без копейки, вечно в долгах, иногда и без порядочного фрака, с беспрестанными историями, с частыми дуэлями, в тесном знакомстве со всеми трактирщиками, …ями и девками, Пушкин представлял тип самого грязного разврата.

Было время, когда он от Смирдина получал по червонцу за каждый стих; но эти червонцы скоро укатывались, а стихи, под которыми не стыдно было бы выставить славное его имя, единственная вещь, которою он дорожил в мире, — писались не всегда и не скоро. При всей наружной легкости этих прелестных произведений, или именно для такой легкости, он мучился над ними по часам, и в каждом стихе, почти в каждом слове было бесчисленное множество помарок. Сверх того, Пушкин писал только в минуты вдохновения, а они заставляли ждать себя иногда по месяцам.

Женитьба несколько его остепенила, но была пагубна для его таланта. Прелестная жена, любя славу мужа более для успехов своих в свете, предпочитала блеск и бальную залу всей поэзии в мире и, по странному противоречию, пользуясь всеми плодами литературной известности мужа, исподтишка немножко гнушалась того, что она, светская дама par excellence, в замужестве за homme de lettres, за стихотворцем. Брачная жизнь привила к Пушкину семейные и хозяйственные заботы, особенно же ревность, и отогнала его музу. Произведения его после свадьбы были и малочисленны, и слабее прежних. Но здесь представляются, в заключение, два любопытные вопроса: что вышло бы дальше из более зрелого таланта, если б он не женился, и как стал бы он воспитывать своих детей, если б прожил долее?

У кандидата Московского университета Андрея Леопольдова в сентябре 1826 года оказалась копия известной пушкинской элегии «Андрей Шенье», с надписью, что она «сочинена на 14-е декабря 1825 года» 8. Леопольдов был предан суду, которому вменено было в обязанность истребовать, в чем нужным окажется, объяснения от «сочинителя Пушкина». Это объяснение и было истребовано, и «коллежский секретарь Пушкин» показал, «что означенные стихи действительно сочинены им; что они были написаны гораздо прежде последних мятежей и элегия „Андрей Шенье» напечатана, с пропусками, с дозволения цензуры 8 октября 1825 года, что цензурованная рукопись, будучи вовсе не нужна, затеряна, как и прочие рукописи напечатанных им сочинений; что оные стихи явно относятся к Французской революции, в коей Шенье погиб; что оные никак, без явной бессмыслицы, не могут относиться к 14 декабря;

что не знает он, Пушкин, кто над ними поставил ошибочное заглавие, и не помнит, кому он мог передать элегию „Шенье»; что в сем отрывке поэт говорит о взятии Бастилии, о клятве du jeu de paume о перенесении тел славных изгнанников в Пантеон, о победе революционных идей, о торжественном провозглашении равенства, об уничтожении царей, — но что же тут общего с несчастным бунтом 14 декабря, уничтоженным тремя выстрелами картечью и взятием под стражу всех заговорщиков?». На вопрос же Новгородского уездного суда: каким образом отрывок из «Андрея Шенье», не быв пропущен цензурою, стал переходить из рук в руки, Пушкин отвечал, что это стихотворение его было всем известно вполне гораздо прежде его напечатания, потому что он не думал делать из него тайны.

Дело это дошло до сената, который в приговоре своем изъяснил, что, «соображая дух сего творения с тем временем, в которое выпущено оное в публику, не может не признать сего сочинения соблазнительным и служившим к распространению в неблагонамеренных людях того пагубного духа, который правительство обнаруживало во всем его пространстве. Хотя сочинявшего означенные стихи Пушкина, за выпуск оных в публику прежде дозволения цензуры, надлежало бы подвергнуть ответу перед судом; но как сие учинено им до составления всемилостивейшего манифеста 26 августа 1826 года, то, избавя его, Пушкина, по силе оного, от суда и следствия, обязать подпиской, дабы впредь никаких своих творений, без рассмотрения и пропуска цензуры, не осмеливался выпускать в публику, под опасением строгого по законам взыскания». Государственный совет согласился с сим приговором, но с тем, чтобы «по неприличному выражению Пушкина в ответах на счет происшествия 14 декабря 1825 года (несчастный бунт) и по духу самого сочинения, в октябре 1825 года напечатанного, поручено было иметь за ним, в месте его жительства, секретный надзор». Решение сие было высочайше утверждено в августе 1828 года.

В апреле 1848 года я имел раз счастие обедать у государя императора. За столом, где из посторонних, кроме меня, были только графы Орлов и Вронченко, речь зашла о Лицее и оттуда — о Пушкине. «Я впервые увидел Пушкина, — рассказывал нам его величество, — после коронации, в Москве, когда его привезли ко мне из его заточения, совсем больного и в ранах… „Что вы бы сделали, если бы 14 декабря были в Петербурге?» — спросил я его между прочим. „Был бы в рядах мятежников», — отвечал он, не запинаясь. Когда потом я спрашивал его: переменился ли его образ мыслей и дает ли он мне слово думать и действовать впредь иначе, если я пущу его на волю, он очень долго колебался и только после длинного молчания протянул мне руку с обещанием сделаться иным. И что же?

Вслед за тем он без моего позволения и ведома уехал на Кавказ! К счастию, там было кому за ним приглядеть: Паскевич не любит шутить. Под конец его жизни, встречаясь очень часто с его женою, которую я искренно любил и теперь люблю, как очень хорошую и добрую женщину, я раз как-то разговорился с нею о комеражах, которым ее красота подвергает ее в обществе; я советовал ей быть как можно осторожнее и беречь свою репутацию, сколько для себя самой, столько и для счастия мужа, при известной его ревнивости. Она, верно, рассказала об этом мужу, потому что, встретясь где-то со мною, он стал меня благодарить за добрые советы его жене. „Разве ты и мог ожидать от меня другого?» — спросил я его. „Не только мог, государь, но, признаюсь откровенно, я и вас самих подозревал в ухаживании за моею женою…» Три дня спустя был его последний дуэль».

Примечания

Корф Модест Андреевич (1800—1876) — барон, с 1872 г. граф, товарищ Пушкина по Лицею, быстро сделавший чиновничью карьеру (в 1834 г. он уже статс-секретарь, пользуется милостью и доверием Николая 1 и исполняеє должность государственного секретаря, а с 1843 г. — член Государственного совета). В Лицее он был антиподом Пушкина и его кружка. Тем не менее он аккуратно посещал все лицейские «годовщины» и по-товарищески держался с бывшими лицеистами. Как ловкий чиновник, он понимал выгоды приобщения к «лицейскому духу» при полной внутренней благонамеренности, недаром он пошел в гору при М. М. Сперанском. Дружеских или близких связей у Пушкина с Корфом не было, однако, узнав о работе Пушкина над историей Петра I, Корф (сам любитель истории) предоставил Пушкину свою библиографию иностранных сочинений о России (XVI, 164—165, 168). В ответ на это Пушкин «перед смертью ссудил его разными старинными и весьма интересными книгами» (Письмо А. И. Тургенева к В. А. Жуковскому от 28 марта 1837 г. — В кн.: «Московский пушкинист», вып. I. М.—Л., 1927, с. 28). В 70-е годы Корф был членом комиссии по установке памятника Пушкину (см.: Гастфрейнд. Товарищи П., т. I, с. 457—499).

Воспоминания его о Пушкине содержат ценные фактические данные. Они являются одним из немногих источников сведений о домашнем быте семьи Пушкиных после выхода поэта из Лицея. Корф, несомненно, точно записа„ рассказ Николая I о беседе с поэтом 8 сентября 1836 г. Однако в Лицее он был антагонистом Пушкина, поэтому характер и поведение поэта открывались ему только внешней стороной. Значение его «Записки» как документального источника снижает пристрастное, иногда злобное отношение к поэту. Корф старательно внушает убеждение, что «жизнь его (Пушкина) была двоякая: жизнь поэта и жизнь человека» (Я. К. Грот, с. 248), то есть как высок он был в своем творчестве, так якобы низок и ничтожен в жизни.

Записка Корфа — это не только его воспоминания о Пушкине, но и опыт политического портрета поэта. Корф строит ее так, чтобы избежать упреков в пристрастности. Свое мнение он подкрепляет свидетельским¦ показаниями и документами. Именно поэтому начинается записка с суждений иностранца, то есть, по мнению Корфа, человека, не связанного этическими условностями по отношению к национальному гению и потому объективного. В действительности «Петербургские очерки» Пельца — поверхностное сочинение человека, который «простодушно доверился сплетням, шедшим из враждебных Пушкину источников, может быть, от Булгарина и Греча, с которыми немецкий книгопродавец, — как сам говорит, — был коротко знаком» (Л. Майков. Пушкин в изображении М. А. Корфа. // РС, 1899, сентябрь, с. 524). Изображение Пушкина в политическом процессе 1826—1828 гг. должно укрепить читателя в сознании политической неблагонадежности поэта и в разумной необходимости учреждения над ним секретного надзора. Завершает заметку ссылка на самый высокий в глазах Корфа авторитет — Николая I. Корф считает, что отношение к царю было самым убедительным проявлением фальшивости поэта, и этому мнимому двуличию Пушкина противопоставляет благородство, заботливость и всепрощение царя.

Публикуемые воспоминания написаны до половины 1852 г. (в них упоминается Л. С. Пушкин как здравствующий, между тем он умер 19 июля 1852 г.). Они предназначались для Анненкова, который использовал их в своих «Материалах», и впервые напечатаны Л. Майковым (РС, 1899, август, с. 304—311). Анненков принял тезис Корфа о—«двоякости Пушкина», хотя и в несколько смягченном, психологически более тонком понимании. Впоследствии эта мысль была подхвачена и некоторыми другими биографами поэта (Вл. Соловьевым, В. Вересаевым).

В 1854 г. Корфом была написана еще «Записка о Лицее» (в связи с появление в «Моск. Ведомостях» «Материалов для биографии Пушкина» П. И. Бартенева), куда в несколько измененной и сокращенной редакции вошли и воспоминания о Пушкине. «Записка о Лицее» была напечатана раньше воспоминаний, переданных Анненкову. Отрывки из нее (касающиеся Пушкина) напечатал П. А. Вяземский в 1880 г. в газете «Берег» со своими примечаниями-возражениями. Я. К. Грот, решившись впервые напечатать полностью «Записку о Лицее» в своей книге «Пушкин, его лицейские товарищи и наставники» (СПб., 1887, с. 254—283), счел необходимым поместить в подстрочных примечаниях эти возражения Вяземского. Кроме того, он снабдил публикацию специальным объяснением: «Невключение ее (записки) в настоящий сборник имело бы вид слепого пристрастия к памяти поэта и к месту его воспитания. Здесь же приговорам автора противопоставляются сочувственные отзывы, рассеянные на страницах предлагаемого труда». Однако возражения Вяземского и Грота не исчерпывают всего, что может быть сказано против Корфа. Лучше всего облик Пушкина корректируется воспоминаниями И. И. Пущина и других современников поэта.

https://as-pushkin.net/pushkin/vospominaniya/vospominaniya-10.php

Дом | CODEXALIMENTARIUS FAO-WHO

CXS 193-1995
Общий стандарт для загрязняющих веществ и токсинов в пищевых продуктах и ​​кормах

CXC 1-1969
Общие принципы гигиены пищевых продуктов

CXS 1-1985
Общий стандарт для маркировки расфасованных продуктов питания

CXG 2-1985
Руководство по маркировке пищевых продуктов

CXM 2
Максимальные пределы остатков (MRL) и Рекомендации по управлению рисками (RMR) для остатков ветеринарных препаратов в пищевых продуктах

CXS 192-1995
Общий стандарт для пищевых добавок

80

CXC -2020
Свод практических правил по контролю за пищевыми аллергенами для предприятий пищевой промышленности

CXS 334R-2020
Региональный стандарт на ферментированные вареные продукты на основе маниоки

CXS 335R-2020
Региональный стандарт на свежие листья Gnetum spp.

CXS 336R-2020
Региональный стандарт на продукты кавы для использования в качестве напитков при смешивании с водой

CXS 337-2020
Стандарт для свежего чеснока

CXS 338-2020
Стандарт для киви

CXS 339-2020
Стандарт для продовольственного картофеля

CXS 340-2020
Стандарт для ямса

CXS 9000 341R Стандарт на смешанный заатар

CXS 333-2019
Стандарт на киноа

CXC 79-2019
Свод правил по сокращению содержания эфиров 3-монохлорпропан-1,2-диола (3-MCPDE) и глицидиловых эфиров (GE) в Рафинированные масла
и пищевые продукты, изготовленные из рафинированных масел

CXG 92-2019
Руководство по быстрому анализу рисков после случаев обнаружения контаминантов в пищевых продуктах, где нет нормативного уровня

CXS 330-2018
Стандарт для баклажанов

CXS 332R-2018
Региональный стандарт для Doogh

CXC 76R-2017
Региональный кодекс гигиены пищевых продуктов, продаваемых на улице в Азии

CXC 77-2017
Практический кодекс по предотвращению и сокращению загрязнения риса мышьяком

CXC 78-2017
Свод правил по предотвращению и снижению содержания микотоксинов в специях

CXS 329-2017
Стандарт на рыбий жир

CXS 325R-2017
Региональный стандарт на нерафинированное масло ши

CXS 323R-2017
Региональный стандарт на умывальники

CXS 326-2017
Стандарт на черный, белый и зеленый Перец

CXS 327-2017
Стандарт на тмин

codex | рукопись | Британника

кодекс , рукописная книга, особенно Священного Писания, ранней литературы или древних мифологических или исторических анналов.

Самый ранний тип рукописи в форме современной книги ( т. Е. собрание письменных страниц, сшитых вместе вдоль одной стороны), кодекс заменил более ранние свитки папируса и восковых табличек. Кодекс имел несколько преимуществ перед свитком или свитком. Он мог открываться сразу в любую точку текста, позволял писать на обеих сторонах листа и мог содержать длинные тексты. Разницу можно проиллюстрировать копиями Библии. В то время как Евангелие от Матфея почти достигло практического предела свитка, общий кодекс включал четыре Евангелия и Книгу Деяний, связанных вместе, и полные Библии не были редкостью.

Подробнее по этой теме

История публикации: Кодекс

Замена свитка на кодекс стала революционным изменением в форме книги. Вместо листьев …

Хотя сложенные таблички для записей, использовавшиеся греками и римлянами, могли указывать на форму Кодекса, ее развитие до возможного превосходства было связано с культурными и технологическими изменениями — i. э., г. — рост христианства с его спросом на все больше и больше книг и доступностью сначала пергамента, а затем бумаги. Самый старый из сохранившихся греческих кодексов, датируемый 4 веком, — это Синайский кодекс, библейский манускрипт, написанный на греческом языке ( см. Фотографию ). Также важен Александринский кодекс, греческий текст Библии, который, вероятно, был создан в V веке и сейчас хранится в Британской библиотеке в Лондоне. Термин codex aureus описывает том с золотыми буквами, написанными на листах, окрашенных пурпурным красителем, называемым murex.Существующие образцы codex aureus датируются 8 и 9 веками.

В ходе совершенно отдельного развития кодексы также были сделаны доколумбовыми народами Мезоамерики примерно после 1000 г. н.э. Эти книги содержали пиктограммы и идеограммы, а не письменный шрифт. Они касались ритуального календаря, гаданий, церемоний и размышлений о богах и вселенной. Среди этих кодексов Венский кодекс, Кодекс Коломбино и Кодекс Фейервари-Майера, которые, как считается, были созданы до испанского завоевания региона. Некоторые сборники формул или стандартов также называются кодексами; например, Кодекс Алиментариус и Британский фармацевтический кодекс .

Страница не найдена | Библиотека U-M

— Рекомендуемые ресурсы по темам -ИскусствоБизнесИнжинирингОбщие источники информации Правительство, политика и правоНауки о здоровьеГуманитарные науки Международные исследованияНовости и текущие событияНаукаСоциальные науки

— Ограничьте Selection (опционально) -Academic и специализированных NewsAerospace EngineeringAfrican American StudiesAfrican StudiesAllergy и клинические ImmunologyAmerican CultureAnesthesiologyAnthropologyArab-американские StudiesArchaeologyArchitectureArchives и ManuscriptsArt HistoryArt и DesignAsian Язык и CulturesAsian StudiesAsian / острова Тихого океана Американского StudiesAstronomy и AstrophysicsAutomotive EngineeringBiological ChemistryBiologyBiomedical EngineeringBiostatisticsBooksBusiness (Общий) Бизнес NewsCardiovascular MedicineCareersChemical EngineeringChemistryCivil EngineeringClassical Исследования, Климатические науки, Связь и SustainabilityEnvironmental EngineeringEnvironmental Здоровье SciencesEpidemiologyEuropean StudiesFamily MedicineFilm и видео StudiesFinanceGastroenterologyGay / Лесбийская / бисексуалов / трансгендеров StudiesGeneral и сравнительный LiteratureGeneticsGeography и MapsGeriatric MedicineGermanic Языки и LiteraturesGovernment InformationGrants и FundraisingHealth поведения и EducationHealth управления здравоохранением и PolicyHematology и OncologyHistorical Новости SourcesHistory (General) человека GeneticsHumanities (Общие) Изображения и ВидеоПромышленная и операционная инженерияИнфекционные заболеванияИнформационная наукаИнтеграционная медицинаВнутренняя медицинаМеждународный бизнесМеждународные новостиЖурналы и журналыИудейские исследованияКинезиология и спортЛандшафтная архитектураЛатиноамериканские и карибские исследованияЛатина / o ИсследованияЗаконодательство и правовые исследованияЛингвистика obiology и ImmunologyMiddle Восток, Ближний Восток и Северная Африка StudiesMolecular, Cellular и Развивающее BiologyMultiracial StudiesMuseum StudiesMusicNative Американский StudiesNaval Архитектура и морская EngineeringNephrologyNeurology и NeurosciencesNeurosurgeryNews MagazinesNuclear Инжиниринг и радиологический SciencesNursingObstetrics и GynecologyOphthalmology и видение SciencesOrganizations и BusinessesOrthopaedic SurgeryOtolaryngologyPatents и TrademarksPathologyPediatricsPeople (Биография и контактная информация) Фармацевтическое EngineeringPharmacy и Фармацевтика) РевматологияРобототехникаРомантические языки и литератураСкандинавские языки и литератураНаука (общие) Поисковые системыСлавянские языки и литератураСоциальные науки (общие) Социальная работаСоциологияКосмические науки и техникаСтандартыСтатистические факты и цифрыСтатистика (математическая) Статистика и наборы данныхХирургияТеатр и драма. НовостиСША ИсторияГородское планированиеУрология Женские и гендерные исследования

— Сузить выбор (по желанию) — Аналитическая химияАрхивы и управление записямиАрмянские исследованияАтлетическая подготовкаБиологическая химияБотаникаБританские и ирландские исследованияЦентральноазиатские и кавказские исследованияКитайские исследованияКонсервативные перспективыЧехиние и словацкие исследованияВосточноазиатские исследованияЭкология и эволюционная биологияИнформационные исследования в области компьютерных технологийИнформационные исследования в области французского языкаИнформационные исследования в области французского языка Язык и литература онкологияРусские исследованияСкандинавские исследованияНаучная политикаСлавянские и восточноевропейские исследованияИзучение Южной АзииИзучение Юго-Восточной АзииИзучение Юго-Восточной ЕвропыИспанский язык и литератураСпортСпорт МенеджментГосударственное и местное самоуправлениеИнформацияГосударственная и местная политикаСтатистические (макроуровневые) данныеПредметные энциклопедииU. С. Внутренняя политика Правительственная информацияВидео и движущиеся изображения МедиаЗоология

Офис Кодекса США | USDA

Кодекс Алиментариус, или «Пищевой кодекс», учрежденный Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций (ФАО) и Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) в 1963 году, является ведущим международным органом по установлению пищевых стандартов, который защищает здоровье потребителей и обеспечивать добросовестную практику в торговле пищевыми продуктами посредством принятия добровольных международных стандартов, руководств и кодексов практики.

Офис Кодекса США (USCO), расположенный в Департаменте торговли и сельского хозяйства Министерства сельского хозяйства США, выступает в качестве национального координатора Программы Кодекса США. Его миссия — привлечь заинтересованные стороны к разработке и продвижению научно обоснованных стандартов на пищевые продукты на благо Соединенных Штатов и мирового сообщества. USCO управляет планированием, разработкой политики, поддержкой и координацией участия США в Кодексе, а также разрабатывает стратегии для достижения целей США.

  • Новости и объявления Кодекса. Подпишитесь на регулярно обновляемые объявления и мероприятия по освещению новостей в Кодексе.
  • Архив новостей Кодекса: последние объявления и новости можно найти в архивах.
  • Отчеты делегатов: после каждого заседания Комитета и Комиссии Кодекса программа Кодекса США сообщает об итогах каждого заседания с точки зрения США.
  • Уведомления Федерального реестра и публичные собрания: Эти уведомления описывают деятельность Кодекса перед публичными собраниями и ежегодным заседанием Комиссии Codex Alimentarius. Общественные собрания предшествуют каждой международной сессии Кодекса для информирования тех, кто заинтересован в деятельности Кодекса, и для получения комментариев общественности.

Свяжитесь с Офисом Кодекса США по адресу [email protected]

Программа Кодекса США

Программа Кодекса США — это межведомственное партнерство, которое вовлекает заинтересованные стороны в продвижение научно обоснованных стандартов на пищевые продукты для защиты здоровья потребителей и обеспечения добросовестности в торговле пищевыми продуктами.

Несколько федеральных агентств участвуют в Программе Кодекса США, предоставляя старших сотрудников и исполнительных делегатов для представления Соединенных Штатов во многих комитетах Кодекса, и Соединенные Штаты также возглавляют некоторые комитеты.Эти делегаты в комитетах Кодекса (PDF, 366 КБ) в основном работают в регулирующих органах, которые устанавливают внутренние стандарты США в отношении пищевых продуктов. Другие официальные лица агентства США участвуют в жизненно важной деятельности по политике, координации и распространению информации, имеющей отношение к миссии и интересам их агентства.

Два межведомственных руководящих комитета высшего уровня (PDF, 319 КБ) руководят работой и направлением программы.

Комиссия Кодекс Алиментариус и вспомогательные органы

Комиссия Codex Alimentarius (CAC), которая собирается ежегодно, основывает свою работу на рекомендациях своих вспомогательных органов (комитетов и целевых групп), основанных на рекомендациях экспертов, которые предоставляют научные органы ФАО и ВОЗ. Сегодня в состав CAC входят 188 стран-членов, одна организация-член и более 200 межправительственных и международных неправительственных организаций-наблюдателей. CAC выполняет свою работу через 10 действующих в настоящее время общих предметных комитетов, от шести до восьми товарных комитетов, одну рабочую группу, шесть региональных координационных комитетов и все их вспомогательные физические и электронные рабочие группы (PWG и EWG). Исполнительный комитет Кодекса помогает и консультирует CAC по вопросам управления Кодексом, включая определение повестки дня, стратегическое планирование, критический анализ и финансирование Codex Alimentarius.

Кодекс

| Вики Сообщества

Кодекс является центром справочной информации в Mass Effect, Mass Effect 2 и Mass Effect 3. В Mass Effect 3 Кодекс интегрирован в Журнал.

Обратите внимание: Эти записи дословно цитируются из игры и должны сохраняться в первозданном виде. Изменения и обновления следует размещать на страницах, не относящихся к Кодексу, относящихся к той же теме (например, не обновляйте запись Кодекса Мако, вместо этого обновляйте статью Мако).

Обратите внимание: Для записей Кодекса с аудиозаписью, если аудиозапись отличается от текстовой записи, никаких действий предпринимать не следует. Текстовые записи дословно копируются из игры независимо от того, что говорится в аудиозаписи. Например, текстовая запись для Пушки Таникса гласит: «[Т] ​​Таникс может надежно стрелять каждые пять секунд», в то время как аудиозапись говорит: «[Т] ​​Таникс может надежно стрелять каждые пятнадцать секунд». Несмотря на то, что между текстовыми и аудиозаписями есть расхождения, текстовая запись должна отражать текстовую запись из внутриигрового Кодекса, а не аудиозапись.

Основные записи Кодекса

Они состоят из 14 подкатегорий, которые определяют различные области интересов в игре, которые являются ключевыми для сюжетной линии Mass Effect.

Все записи о расах Первичного Совета, Не-Совета и Вымерших рас должны быть найдены, чтобы разблокировать Достижение Ученого в оригинальной Mass Effect. Организации — это подкатегория, добавленная Mass Effect 2, а подкатегории Жнецы и Известные партнеры были добавлены в Mass Effect 3.

M-597 Ladon, эксклюзивный для версий Mass Effect 3 для Wii U, имеет отдельную основную запись.

Вторичные записи кодекса

Они состоят из 27 подкатегорий, которые развивают более конкретные области, определенные в области Первичного Кодекса. Хотя они не критичны для сюжетной линии игры, они помогают расширить воспринимаемую вселенную, которую охватывает игра.

Интересные факты

  • Основные записи Кодекса озвучены Нилом Россом.

Внешние ссылки

Основ, формул, эволюция: Дэй, Алекс, Фаухалд, Ник, Каплан, Дэвид: 9781607749707: Amazon.com: Books

От авторов бестселлера и определяющей жанр книги о коктейлях Death & Co , Cocktail Codex — это всеобъемлющий учебник по искусству смешивания напитков, в котором используется уникальный авторский подход к «корневым коктейлям». мастера любого уровня подготовки — инструменты для понимания, исполнения и импровизации как классических, так и оригинальных коктейлей.

ПОБЕДИТЕЛЬ JAMES BEARD AWARD • ПОБЕДИТЕЛЬ TALES OF THE COCKTAIL SPIRITED AWARD® ЗА ЛУЧШИЙ НОВЫЙ КОКТЕЙЛЬ ИЛИ КНИГУ ДЛЯ ПАРКЕТА • НАЗВАНО ОДНОЙ ИЗ ЛУЧШИХ ПАРКОВНИКОВ ГОДА ПО CHICAGO TRIBUNE 9

0 коктейлей. Всего 9

0 коктейлей.Так говорят Алекс Дэй, Ник Фаухалд и Дэвид Каплан, провидцы, стоящие за оригинальным коктейль-баром Death & Co. В Cocktail Codex эти эксперты впервые раскрывают свой удивительно простой подход к приготовлению коктейлей: «корневые рецепты» , »Шесть легко узнаваемых (и запоминающихся!) Шаблонов, которые охватывают всех коктейлей : старомодный, мартини, дайкири, коляска, хайболл с виски и флип. Как только вы поймете, как и почему в каждой «семье», вы поймете, почему одни коктейли работают, а другие нет, когда встряхивать, а когда размешивать, что можно опустить и чем заменить, если вам не хватает ингредиентов. , почему вам нравятся напитки, которые вы делаете, и какие напитки вам следует использовать или изобретать, если вы хотите попробовать что-то новое.

Похвала Кодекс коктейлей

«Изучите шаблон, и любой коктейль, о котором вы только можете подумать, будет в пределах досягаемости». Еда и вино

«Жаль, что все учебники для колледжей не были такими уж интересными». Garden & Gun

«Обязательно как для любителей, так и для профессиональных миксологов». Chicago Tribune

«Если бы Доре-Исследовательнице исполнился бы двадцать один год, она разделилась бы на трех человек и решила написать Великую хартию вольностей из книг о выпивке, это был бы результат.И, в отличие от любой другой книги, которую вы прочитаете в этом году, « Cocktail Codex » наполнена фактическими знаниями, которые вы можете использовать в реальном мире. Пожалуйста, пожалуйста, может быть следующим будет «Синема Кодекс»? » —Стивен Содерберг, режиссер

Сэкономьте 80% на Codex of Victory в Steam

Специальное предложение

В качестве благодарности всем, кто поддерживал игру, мы добавляем огромный артбук на 60+ страниц к каждой копии игры. Вы найдете артбук, полный рендеров и концепт-артов, в основном каталоге установки игры.

Об этой игре

Человеческое общество было разделено. С одной стороны, нарушен естественный ход человеческой эволюции. То, что началось как попытка приспособиться к суровым условиям космического пространства и враждебным планетам, привело к созданию странной расы трансчеловеческих киборгов — Аугментов. Движимые желанием «освободить» обычных людей от ограничений их полностью органических тел, Аугменты начали полномасштабную атаку.Теперь мы должны защищать нашу территорию и сопротивляться, чтобы спасти наши Королевства и все человечество, каким мы его знаем!

Codex of Victory представляет собой обширную сюжетную однопользовательскую кампанию, в которой вам предстоит создать и командовать высокотехнологичной армией дронов, танков и роботов. Кампания предлагает захватывающее сочетание строительства базы в реальном времени, глобального стратегического планирования и пошаговых боев. Путешествуя между планетами и территориями, ваша единственная задача — остановить Аугменты.

Вдохновленный классикой жанра стратегии, основной строительный элемент включает в себя расширение вашего подземного штаба в режиме реального времени. Собирайте чертежи комнат, стройте фабрики, исследовательские центры, мастерские, лаборатории и другие объекты, чтобы подготовиться к предстоящим битвам. Глобальный тактический контроль осуществляется с вашей планетной карты, на которой вы сразу видите, где должны быть развернуты ваши армии.

Участвуйте в тактических пошаговых боях на полях сражений, нанесенных на гексагональную карту. Выбирайте свои отряды и улучшения, отправляйте их на поле битвы, используя местность в ваших интересах, и проверяйте свои тактические навыки в каждой миссии.По мере прохождения сражений основной сюжетной линии и различных случайно генерируемых побочных миссий вы получите доступ к более чем 25 юнитам. Каждый тип юнитов представлен в бесчисленном множестве вариаций благодаря разнообразным обновлениям и дополнительным модулям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного