Страны где сохранился католицизм: Католическая и протестантская церкви Германии теряют прихожан | Новости из Германии о Германии | DW

Разное

Содержание

Католическая и протестантская церкви Германии теряют прихожан | Новости из Германии о Германии | DW

Две крупные христианские церкви Германии потеряли за 2017 год около 660 тысяч прихожан. Такие данные приводятся в сообщениях Евангелической церкви Германии и Конференции епископов Германии, обнародованных в пятницу, 20 июля. Число протестантов сократилось на 390 тысяч человек. Количество прихожан католической церкви уменьшилось на 270 тысяч человек.

Из евангелической церкви в прошлом году вышли около 200 тысяч человек, из католической — 167 тысяч. В годом ранее эти цифры были 190 тысяч и 162 тысячи соответственно.

Таким образом, сейчас католиков в Германии около 23,3 млн, а протестантов — около 21,5 млн человек. Прихожанами этих церквей в общей сложности являются 54,2 процента жителей Германии, а всех христианских церквей — около 57,6 процента населения ФРГ.

Обе церкви при этом заявляют, что число крестин и новых прихожан у них остается стабильным.

Смотрите также:

  • Новая жизнь немецких церквей

    Океанографический музей

    Монастырь Святой Екатерины в Штральзунде, являющийся образцом северо-германской готики, — один из старейших на побережье Балтийского моря. Он был основан в XIII веке. Сегодня в его стенах на трех уровнях размещается экспозиция Океанографического музея. Это один из примеров того, как в Германии используют помещения бывших церквей, закрывшихся из-за сокращения числа прихожан.

  • Новая жизнь немецких церквей

    Скалолазный центр

    Высокие потолки и наличие обширного свободного пространства, — что еще нужно для оборудования скалолазного центра! Бывшая церковь Святого Петра в западногерманском Мёнхенгладбахе подошла для этого идеально. Так что теперь преобразованный в скалодром храм божий никогда не пустует.

  • Новая жизнь немецких церквей

    Ресторан и коктейль-бар

    Старинную церковь Мартиникирхе в Билефельде сегодня не узнать. После ремонта ее преобразовали в ресторан и коктейль-бар класса «люкс». От посетителей тут просто нет отбоя. Столик необходимо бронировать за несколько дней до посещения.

  • Новая жизнь немецких церквей

    Концертный зал

    Около 17 лет прошло с тех пор, как церковь Мариенкирхе в Нойбранденбурге (федеральная земля Мекленбург — Передняя Померания) превратилась в роскошный концертный зал. Он рассчитан на 850 человек. Без малого 16 миллионов евро инвестировано в переоборудование бывшего храма божьего.

  • Новая жизнь немецких церквей

    Жилой дом

    А вот новоапостольская церковь в Офтердингине неподалеку от Тюбингена превратилась в жилой дом. Принадлежит он одной супружеской паре. В Германии такой случай — не редкость. Здания многих бывших храмов сегодня используют для жилья, тем более что цены на такую недвижимость не кусаются. Бывает, что опустевшие сакральные строения даже выставляются на аукционы.

  • Новая жизнь немецких церквей

    Библиотека и музей музыкальных инструментов

    Хорошо сохранившийся монастырь Святого Магнуса, возведенный в баварском Фюссене в период с IX по XVIII века, является примером различных архитектурных стилей, в том числе и итальянского барокко. Это одна из главных местных достопримечательностей. Сегодня в нем располагаются библиотека и музей, где выставлена коллекция лютен и скрипок, изготовленных мастерами Фюссена.

  • Новая жизнь немецких церквей

    Музей монастырской культуры

    Пять с половиной веков насчитывает история Дальхаймского монастыря под Падерборном (Северный Рейн — Вестфалия). За это время он претерпел немало бед и преобразований, но всегда влиял на жизнь города. В 2007 году здесь открылся уникальный Музей монастырской культуры. В числе прочего, посетители могут ознакомиться со старинными рецептами пива и осмотреть хорошо сохранившуюся монастырскую пивоварню.

  • Новая жизнь немецких церквей

    Арт-галерея

    Рафаэль Яблонка — один из самых влиятельных галеристов Германии, Австрии и Швейцарии. В его арт-галереях можно увидеть шедевры мирового изобразительного искусства. Несколько лет назад Яблонка открыл новый филиал, купив для этого «Часовню Бёма». Так называют бывшую церковь Святой Урсулы, возведенную в 1950-е годы по проекту выдающегося немецкого архитектора Готфрида Бёма в городке Хюрт под Кельном.

  • Новая жизнь немецких церквей

    Музейная экспозиция

    У бывшей монастырской церкви в саксонском Циттау появилась новая перспектива. После реконструкции в здании расположилась экспозиция городского музея, где представлены произведения живописи и старинные надгробные памятники.

    Автор: Наталия Королева

Католицизм в Болгарии — это… Что такое Католицизм в Болгарии?

Католицизм в Болгарии. Католическая церковь Болгарии — часть всемирной Католической церкви.

Католицизм — третья по численности религиозная деноминация страны после православия и ислама. По данным переписи 2011 года в стране проживает 48 945 человек (0.85 % населения) римско-католического вероисповедания[1]. Католические справочники приводят цифру около 60 000 человек католиков латинского обряда[2]. Грекокатолики страны объединены в Болгарскую грекокатолическую церковь, их численность около 10 000 человек[3].

Католики страны принадлежат трём группам, различным по своему историческому происхождению. Первая — потомки переселенцев с Запада, в первую очередь потомки саксонских рудокопов на северо-западе страны и выходцев из колоний Рагузы. Вторая — потомки обращенных в католицизм павликиан. Большая часть этой общины проживает в Румынии и Сербии и известна как банатские болгары. Однако и в самой Болгарии есть значительное количество католиков этой группы, так, в городе Раковски католики составляют большинство населения. Третья группа — принявшие католичество в различные исторические периоды православные. Большая их часть принадлежит к грекокатоликам.

История

Собор Святого Павла. Русе

Первые латинские миссионеры появились в Болгарии ещё до Великого раскола христианской церкви при Борисе I. После крещения болгарского народа из-за разногласий с патриархом Фотием Борис подчинил болгарскую церковь папе Николаю I, заключив с ним унию. Уния просуществовала четыре года, в 870 году Болгария перешла под омофор нового константинопольского патриарха Игнатия, который предоставил Болгарской епархии широкую автономию.

Ещё одна уния Болгарии со Святым Престолом была заключена в 1204 году при царе Калояне, она продлилась до 1235 года. После её падения вплоть до XVI века Католическая церковь не имела с Болгарией никаких связей, а в XIV веке Болгария была завоёвана Османской империей.

Новое появление католиков на территории страны датируется XVI веком. В страну начали переселяться исповедующие католицизм саксонские рудокопы и торговцы из адриатического города Рагуза (совр. Дубровник). Католические миссионеры развернули широкую деятельность по обращению в католичество остатков некогда многочисленной еретической секты павликиан и преуспели в этой деятельности, в XVII веке подавляющее большинство павликиан стали католиками. Турецкое правительство сначала не мешало деятельности католических миссионеров, однако с 1700 года начало преследование католиков. Католическая община Чипровца было ядром антитурецкого Чипровского восстания.

Резиденция главы Болгарской грекокатолической церкви в Софии

В конце 1850-х среди болгар усилилось движение за независимость национальной церкви от Константинополя. Часть духовенства на этой почве выступила за унию с Римом. Возглавлявший сторонников унии архимандрит Иосиф Сокольский 8 апреля 1861 года был посвящён папой Пием IX в епископы и назначен главой Богарской католической церкви византийского обряда. В этом качестве он был признан и султаном. Церковь быстро росла, число грекокатоликов в Болгарии превысило 60 000 человек, но когда в 1870 году фирманом султана Абдул-Азиза, в частности, в ответ на требования России был учреждён Болгарский экзархат под юрисдикцией Константинополя, который де-факто стал независимой церковной структурой, три четверти болгарских грекокатоликов вернулось в православие. После Русско-турецкой войны 1877—1878 годов и освобождения от турецкого ига в стране сохранилась небольшая греко-католическая община.

В начале XX века влияние Католической церкви в Болгарии резко выросло. Многочисленные монашеские ордена и институции открыли в стране ряд школ, колледжей и госпиталей, строились католические церкви. Князь, а затем царь Болгарии Фердинанд I был сам по рождению католиком и был женат на ревностной католичке Марии-Луизе Бурбон-Пармской, поэтому поддерживал деятельность католических структур. В 1925 году были установлены дипломатические отношения между Болгарией и Святым Престолом, большую роль в подготовке этого события сыграл папский нунций Анджело Ронкалли (будущий папа Иоанн XXIII).

После Второй мировой войны коммунисты начали политику преследования Католической церкви в Болгарии. Все католические церкви были закрыты, ценности конфискованы. На «католических процессах», проходивших в 1951—1952 годах 60 католических священников были осуждены «за шпионаж», четверо из них расстреляны. После падения коммунистического режима Католическая церковь в Болгарии получила возможность свободного функционирования. В 1990 году были восстановлены дипломатические отношения со Святым Престолом, в мае 2002 года Болгарию посещал с визитом Папа Иоанн Павел II.

Структура

Всего в Болгарии существует 2 католические епархии латинского обряда — Никополь и София-Пловдив. Они не объединены в митрополию и обе имеет статус епархии прямого подчинения Святому Престолу. Болгарская грекокатолическая церковь имеет статус апостольского экзархата, центр находится в Софии.

Статистика по епархиям (данные 2006 года)[2]:

Епархия Статус Обряд Число католиков Число священников Число приходов Глава
Епархия Никополя Никопол Епархия прямого подчинения Латинский 30 000 10 19 Петко Йорданов Христов
Епархия София-Пловдив София–Пловдив Епархия прямого подчинения Латинский 34 000 21 16 Георги Иванов Йовчев
Апостольский экзархат София София Апостольский экзархат Византийский 10 000 21 21 Христо Пройков

Примечания

См. также

Ссылки и источники

Рождественский сочельник в католической церкви

Вместе с католиками Рождество празднуют лютеране, англиканская церковь и часть протестантских конфессий. В каждой стране этот праздник имеет свои традиции.

В Испании этот день называют Nochebuena и отмечают его обычно в кругу семьи, устраивая семейный ужин. Принято делать подарки домашним. Некоторые семьи, следуя давним католическим традициям, приглашают в эту ночь за свой стол одиноких стариков и просто совсем бедных людей.

В Германии 24 декабря после обеда жизнь в большинстве городов замирает. Примерно в десять часов вечера воздух наполняется колокольным звоном, возвещающим о начале рождественских служб. На службу в этот день идут даже те, кто в остальные дни года вообще не задумывается о Боге. После службы устраивается обильный семейный ужин.

В Норвегии многие семьи в этот день ходят на службу в церковь, которая по традиции начинается в 3 часа дня. Многие навещают могилы своих умерших родственников и возлагают на них цветы.

В Польше Сочельник не является выходным, но во второй половине дня уже не работают учреждения, офисы, магазины. В Сочельник, когда всходит в небе первая звезда, вся семья в нарядной одежде встречается на торжественном ужине. Все делятся облатками, поздравляют друг друга с праздником и желают всего наилучшего. На столе постные блюда: борщ сушками, жареный и заливной карп, вареники с капустой и грибами, компот из сухофруктов, сладкие пироги, в некоторых районах Польши — кутья.

В комнате стоит украшенная елка, а под ней лежат подарки для всех членов семьи. Как правило, все за столом поют колядки и вспоминают уходящий год.

В Канаде Рождество начинается с вечера 24 декабря, который имеет свое самостоятельное название — Cristmas Eve («Канун Рождества», или «Сочельник»). В этот вечер взрослые, завершив дневные дела или вернувшись из церкви, усаживаются за празднично накрытый стол: начинается ужин накануне Рождества. В провинции Ньюфаундленд и Лабрадор существует обычай в канун Рождества продавать в церкви рыбу, которую жители ловят специально для этого в течение всей предрождественской недели: вырученные таким образом деньги целиком идут на нужды прихода. В Ванкувере сотни тысяч новых огней вспыхивают в канун Рождества в домах и на лужайках, в парках и на площадях. В той части провинции Новая Шотландия, которая заселена потомками кельтских горцев, в деревнях всю ночь звучат старинные песни, плавно переходящие к утру Рождества в церковные псалмы.

Сочельник является семейным праздником и в Бразилии. Как правило, в этот день многочисленные дети и внуки съезжаются в дом своих родителей и поздравляют друг друга с наступающим Рождеством.

После ужина Сочельника вся семья идет на Рождественскую мессу, обязательное присутствие на которой является общей католической рождественской традицией для всех верующих.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Макс Вебер: Протестантская этика и дух капитализма. Часть I. Постановка проблемы. Глава I. Вероисповедание и социальное расслоение


При ознакомлении с профессиональной статистикой любой страны со смешанным вероисповедным составом населения неизменно обращает на себя внимание  Примечания»>1 одно явление, неоднократно обсуждавшееся в католической печати и литературе 2 и на католических съездах Германии. Мы имеем в виду несомненное преобладание протестантов среди владельцев капитала и предпринимателей, а равно среди высших квалифицированных слоёв рабочих, и прежде всего среди высшего технического и коммерческого персонала современных предприятий 3. Это находит своё отражение в статистических данных не только там, где различие вероисповеданий совпадает с национальными различиями и тем самым с различием в уровне культурного развития, как, например, в восточной Германии с её немецким и польским составом населения (В конце XIX века — Прим. перев.), но почти повсеместно, где капитализм в пору своего расцвета мог беспрепятственно совершать необходимые ему социальные и профессиональные преобразования; и чем интенсивнее шёл этот процесс, тем отчётливее конфессиональная статистика отражает упомянутое явление. Правда, относительное преобладание протестантов среди владельцев капитала 4, руководителей крупных торгово-промышленных предприятий 5 и квалифицированных рабочих, тот факт, что процент протестантов в этих кругах превышает их процентное отношение к населению в целом, отчасти объясняются историческими причинами 6, уходящими в далёкое прошлое; в этом случае принадлежность к определённому вероисповеданию выступает не как причина экономических явлений, а до известной степени как их следствие.

Выполнение определённых экономических функций предполагает либо обладание капиталом, либо наличие дорогостоящего образования, а большей частью то и другое; в настоящее время эти функции связаны с наследственным богатством или, во всяком случае, с известным достатком. В XVI веке многие богатейшие области империи, наиболее развитые экономически в силу благоприятных естественных условий и близости торговых путей, в частности большинство богатых городов, приняли протестантскую веру; последствия этого факта ощущаются вплоть до настоящего времени и способствуют успехам протестантов в их борьбе за существование и экономическое процветание. Но тут возникает следующий вопрос исторического характера: в чём причина этой столь сильной предрасположенности экономически наиболее развитых областей к церковной революции? Ответить на него совсем не так просто, как может показаться на первый взгляд. Конечно, разрыв с экономическим традиционализмом должен был в значительной степени усилить склонность к сомнению в незыблемости религиозных традиций, к восстанию против традиционных авторитетов вообще. Но не следует упускать из виду и то, о чём теперь часто забывают: что Реформация означала не полное устранение господства церкви в повседневной жизни, а лишь замену прежней формы господства иной; причём замену господства необременительного, практически в те времена малоощутимого, подчас едва ли не чисто формального, в высшей степени тягостной и жёсткой регламентацией всего поведения, глубоко проникающей во все сферы частной и общественной жизни. С господством католической церкви, «карающей еретиков, но милующей грешников» (прежде ещё в большей степени, чем теперь), мирятся в наши дни народы, обладающие вполне современным экономическим строем, мирились с ним и самые богатые, экономически наиболее развитые страны на рубеже XV и XVI веков. Господство же кальвинизма, в той степени, в какой оно существовало в XVI веке в Женеве и Шотландии, в конце XVI и в начале XVII века в большей части Нидерландов, в XVII веке в Новой Англии, а порой и в самой Англии, ощущалось бы нами теперь как самая невыносимая форма церковного контроля над личностью. Именно так и воспринимали это господство широкие слои тогдашнего старого патрициата как в Женеве, так и в Голландии и Англии. Ведь реформаторы, проповедовавшие в экономически наиболее развитых странах, порицали отнюдь не чрезмерность, а недостаточность церковно-религиозного господства над жизнью. Чем же объясняется то, что именно экономически наиболее развитые страны того времени, а в этих странах (как мы увидим из дальнейшего изложения) именно носители экономического подъёма — «буржуазные» средние классы, не только мирились с дотоле им неведомой пуританской тиранией, но и защищали её с таким героизмом, который до того буржуазные классы как таковые проявляли редко, а впоследствии не обнаруживали больше никогда? Это было «the last of our heroism» (the last of our heroism — Последней вспышкой нашего героизма [англ. ] — Прим. перев.), по справедливому определению Карлейля.

Далее, и это самое главное: если даже (как уже было сказано) большее число протестантов среди владельцев капитала и ведущих деятелей современной промышленности отчасти можно объяснить их исторически сложившимся сравнительно благоприятным имущественным положением, то ряд других явлений свидетельствует о том, что причинная связь в некоторых случаях, несомненно, носит иной характер. Остановимся прежде всего хотя бы на следующем: на повсеместно наблюдаемом (будь то в Бадене, Баварии или Венгрии) различии в характере среднего образования, которое в отличие от протестантов родители-католики обычно дают своим детям. Тот факт, что процент католиков среди учащихся и выпускников средних учебных заведений «повышенного типа» значительно ниже их процентного отношения ко всему населению 7, можно, правда, в известной степени объяснить вышеупомянутыми имущественными различиями. Но тот факт, что среди абитуриентов-католиков процент окончивших учебные заведения, которые готовят к технической и торгово-промышленной деятельности, вообще к буржуазному предпринимательству (реальные гимназии, реальные училища, гражданские училища повышенного типа и тому подобное), также значительно ниже, чем среди протестантов 8 — католики явно предпочитают гуманитарную подготовку классических гимназий, — этот факт никак нельзя объяснить вышеназванной причиной; более того, он сам должен быть использован для объяснения незначительного участия католиков в капиталистическом предпринимательстве. Ещё более показательно другое наблюдение, свидетельствующее, что среди квалифицированных рабочих современной крупной промышленности мало католиков. Мы имеем в виду следующее явлением как известно, промышленные предприятия получают значительную часть своей квалифицированной рабочей силы из ремесленной среды, как бы предоставляя ремеслу дело подготовки необходимой им рабочей силы, которую они по окончании подготовки отнимают у ремесла; среди этих рекрутируемых промышленными предприятиями рабочих значительно больше протестантов, чем католиков. Иначе говоря, занятые в ремесле католики проявляют больше склонности остаться ремесленниками, то есть относительно большее их число становится мастерами внутри данного ремесла, тогда как протестанты в относительно большем количестве устремляются в промышленность, где они пополняют ряды квалифицированных рабочих и служащих предприятий 9. В этих случаях, несомненно, налицо следующее причинное соотношение: своеобразный склад психики, привитый воспитанием, в частности тем направлением воспитания, которое было обусловлено религиозной атмосферой родины и семьи, определяет выбор профессии и дальнейшее направление профессиональной деятельности.

Незначительная роль католиков в торгово-промышленной сфере современной Германии тем более поразительна, что она противоречит издавна 10 наблюдаемой и поныне действующей закономерности: национальные и религиозные меньшинства, противостоящие в качестве, «подчинённых» какой-либо другой «доминирующей» группе, обычно — именно потому, что они добровольно или вынужденно отказываются от политического влияния и политической деятельности, — концентрируют все свои усилия в сфере предпринимательства: этим путём наиболее одарённые их представители стремятся удовлетворить своё честолюбие, которое не находит себе применения на государственной службе. Так обстояло дело с поляками в России и Восточной Пруссии, где они, несомненно, шли по пути экономического прогресса (в отличие от поляков Галиции, стоявших у власти), так же — с гугенотами во Франции Людовика XIV, с нонконформистами и квакерами в Англии и — last not least (last not least — В последнюю очередь, но не в меньшей степени [англ.] — Прим. перев.) — с евреями на протяжении двух тысячелетий. Между тем католики Германии не подтверждают эту закономерность, во всяком случае так, чтобы это бросалось в глаза; надо сказать, что и в прошлом, в те времена, когда в Англии и Голландии католиков либо преследовали, либо только терпели, они в отличие от протестантов ничем особенным не проявляли себя в области экономики. Скорее можно считать установленным, что протестанты (особенно сторонники тех течений, которые будут подробно рассмотрены в дальнейшем) как в качестве доминирующего, так и в качестве подчинённого слоя населения, как в качестве большинства, так и в качестве меньшинства проявляли специфическую склонность к экономическому рационализму, которую католики не обнаруживали и не обнаруживают ни в том, ни в другом положении  Примечания»>11. Причину различного поведения представителей названных вероисповеданий следует поэтому искать прежде всего в устойчивом внутреннем своеобразии каждого вероисповедания, а не только в его внешнем историко-политическом положении 12.

Нам надлежит прежде всего выяснить, какие элементы этого своеобразия названных вероисповеданий действовали, а отчасти и продолжают действовать в указанном выше направлении. При поверхностном подходе и под влиянием современных представлений легко может сложиться следующая интерпретация данного противоречия: большая «отчуждённость от мира», свойственная католицизму, аскетические черты его высших идеалов должны были воспитать в его приверженцах известное равнодушие к земным благам. Эта аргументация действительно лежит в основе распространённой в наши дни сравнительной оценки обоих вероисповеданий. Протестанты, используя эту схему, подвергают критике аскетические (действительные или мнимые) идеалы жизненного уклада католиков, католики же в свою очередь упрекают протестантов в «материализме», к которому привела их секуляризация всего содержания жизни. Один современный писатель счёл возможным сформулировать противоположность обоих вероисповеданий так, как она проявилась в их отношении к предпринимательской деятельности, следующим образом: «Католик… спокойнее; наделённый значительно более слабой склонностью к приобретательству, он предпочитает устойчивое обеспеченное существование, пусть с меньшим доходом, рискованной, тревожной жизни, подчас открывающей путь к почестям и богатству. Народная мудрость гласит: либо хорошо есть, либо спокойно спать. В данном случае протестант склонен хорошо есть, тогда как католик предпочитает спокойно спать» 13. Слова «любить хорошо поесть» если не полностью, то в какой-то степени в самом деле правильно определяют мотивы поведения церковно индифферентной части протестантов Германии и для настоящего времени. Однако в других случаях дело обстоит совершенно иначе, причём не только в прошлом: английских, голландских и американских пуритан характеризовало как раз обратное, то есть отрицание «радостей жизни», и, как мы увидим из дальнейшего, именно эта их черта наиболее важна для нашего исследования. Так, французский протестантизм очень долго сохранял (и в какой-то степени сохранил вплоть до настоящего времени) характер кальвинистских церквей, особенно тех, которые были «под крестом», характер, сформировавшийся в период религиозных войн. И тем не менее — или, как мы поставим вопрос в дальнейшем, быть может, именно поэтому — он, как известно, был одним из главных носителей промышленного и капиталистического развития Франции и в той мере, в какой это было возможно, несмотря на претерпеваемые им гонения, остался таковым. Если серьёзность и подчинение всего жизненного уклада религиозным интересам называть «отчуждением от мира», тогда надо признать, что французские кальвинисты, были и остаются по крайней мере столь же отчуждёнными от мира, как, например, католики Северной Германии, для которых их вера, бесспорно, имеет такое первостепенное значение, как ни для одного народа мира. Те и другие в равной степени отличаются от доминирующих религиозных партий: как от французских католиков, полных радости жизни в своих низших слоях и прямо враждебных религии в высших, так и от немецких протестантов, растворивших свою веру в мирском предпринимательстве и, как правило, преисполненных религиозного индифферентизма  Примечания»>14. Вряд ли какая-либо другая параллель может столь отчётливо показать, что неопределённые представления, подобные (мнимой!) «отчуждённости от мира» католицизма или (мнимой!) материалистической «радости жизни» протестантизма, и прочие такого рода понятия совершенно неприемлемы в исследовании интересующей нас пробуемы, хотя бы по одному тому, что, взятые в столь общей форме, они не соответствуют действительности ни в настоящем, ни тем более в прошлом. Если же, несмотря на всё вышесказанное, решиться оперировать названными представлениями, то в этом случае необходимо принять во внимание ряд бросающихся в глаза обстоятельств, которые наводят на мысль, не следует ли перевернуть соотношение между неприятием мира, аскезой и церковной набожностью, с одной стороны, и участием в капиталистическом предпринимательстве — с другой, не следует ли рассматривать данные явления не как противоположные, а как связанные внутренним родством.

В самом деле, даже если начать с чисто внешних моментов, бросается в глаза, сколь поразительно большое количество сторонников самого глубокого христианского благочестия происходит из купеческой среды. К ним относятся, в частности, самые убеждённые пиетисты. Можно, конечно, рассматривать это как своего рода реакцию глубоких и не предрасположенных к купеческой деятельности натур на «мамонизм», именно так, по-видимому, субъективно воспринимался процесс «обращения» Франциском Ассизским и многими пиетистами. Что же касается столь широко распространённого явления, как происхождение многих капиталистических предпринимателей крупного масштаба (вплоть до Сесиля Родса) из духовной среды, то его можно в свою очередь объяснить реакцией на аскетическое воспитание, полученное в юности. Однако такого рода аргументация оказывается несостоятельной в тех случаях, когда отдельные люди и группы людей сочетают виртуозность в сфере капиталистических деловых отношений с самой интенсивной формой набожности; подобные случаи отнюдь не единичны, более того, их можно считать характерными для тех протестантских церквей и сект, которые имели наибольшее историческое значение. В частности, подобная комбинация всегда обнаруживается в кальвинизме, где бы он ни возникал.  15 Хотя в эпоху Реформации кальвинизм (подобно другим протестантским вероисповеданиям) ни в одной стране не был связан с каким-нибудь определённым классом, тем не менее можно считать характерным и в известной мере «типичным», что среди прозелитов французских гугенотских церквей, например, преобладали монахи и представители торгово-промышленных кругов (купцы, ремесленники), причём это положение сохранилось и в период преследований гугенотов 16. Уже испанцам было известно, что «ересь» (то есть нидерландский кальвинизм) способствует «развитию торгового духа», и это вполне соответствует точке зрения сэра У. Петти, изложенной в его исследовании причин расцвета капитализма в Нидерландах. Готхайн 17 с полным основанием называет кальвинистскую диаспору «рассадником капиталистического хозяйства»  Примечания»>18. Основной причиной описываемого явления можно было бы, конечно, считать превосходство хозяйственной культуры Франции и Нидерландов, с которой преимущественно была связана диаспора, или значительное влияние таких факторов, как изгнание и отрыв от традиционных жизненных условий 19. Однако и в самой Франции XVII века, как следует из борьбы, которую вёл Кольбер, дело обстояло совершенно так же. Даже Австрия, не говоря уже о других странах, подчас прямо импортировала протестантских фабрикантов. Не все протестантские исповедания воздействовали одинаково сильно в этом направлении. Что касается кальвинизма, то он, по-видимому, проявил себя аналогичным образом и в Германии; в Вуппертале и в других местах «реформатская» вера 20 больше, чем другие исповедания, способствовала развитию капиталистического духа. Больше, чем, например, лютеранство, о чём свидетельствуют сравнения, произведённые прежде всего в Вуппертале, как в целом, так и в отдельных случаях  Примечания»>21. О подобном же влиянии реформатской веры, обращаясь к Шотландии, говорил Бокль, а из английских поэтов — Китс 22.

Ещё более поразительна связь (о которой также достаточно упомянуть) между религиозной регламентацией жизни и интенсивным развитием деловых способностей у целого ряда сект, чьё «неприятие мира» в такой же степени вошло в поговорку, как и богатство; это прежде всего относится к квакерам и меннонитам. Роль, которую в Англии и Северной Америке играли квакеры, в Нидерландах и Германии досталась меннонитам. Тот факт, что даже Фридрих Вильгельм I мирился с пребыванием меннонитов в Восточной Пруссии, несмотря на их категорический отказ от военной службы (меннониты были главной опорой прусской промышленности), является лишь одной из общеизвестных и многочисленных иллюстраций этого положения (правда, имея в виду характер названного короля, одной из наиболее ярких). Достаточно известно, наконец, что и пиетистов характеризует то же сочетание самого ревностного благочестия с очевидными практическими способностями и успехом в делах 23; достаточно вспомнить о ситуации на Рейне и о Кальве. Поэтому мы не считаем целесообразным нагромождать дальнейшими примерами эти чисто предварительные замечания. Ибо уже те немногие, которые были здесь приведены, с полной очевидностью свидетельствуют об одном и том же: «дух трудовой деятельности», «прогресса» и прочее, пробуждение которого обычно приписывают протестантизму, не следует понимать как «радость жизни» и вообще придавать этому понятию «просветительский» смысл, как это обычно делают в наши дни. Протестантизм Лютера, Кальвина, Нокса и Фоэта был весьма далёк от того, что теперь именуют «прогрессом». Он был откровенно враждебен многим сторонам современной жизни, которые в наше время прочно вошли в быт самых ревностных приверженцев протестантизма. Если вообще пытаться обнаружить какое-либо внутреннее родство между определёнными проявлениями старопротестантского духа и современной капиталистической культурой, то искать его следует не в (мнимой) более или менее материалистической или, во всяком случае, антиаскетической «радости жизни», приписываемой протестантизму, а в его чисто религиозных чертах. Ещё Монтескьё сказал в «Духе законов», что англичане превзошли все народы мира в трёх весьма существенных вещах — в набожности, торговле и свободе. Не связаны ли успехи англичан в области приобретательства, а также их приверженность демократическим институтам (что, впрочем, относится к иной сфере причинных отношений) с тем рекордом благочестия, о котором говорит Монтескьё?

Стоит только поставить вопрос таким образом, как сразу возникает целый ряд всевозможных, ещё лишь смутно ощущаемых нами соотношений. Наша задача заключается именно в том, чтобы сформулировать эти неустановившиеся представления с той чёткостью, которая вообще достижима при анализе неисчерпаемого многообразия каждого исторического явления. Для этого необходимо отказаться от неопределённых общих понятий, которыми мы оперировали до сих пор, и попытаться проникнуть в сущность того характерного своеобразия и тех различий отдельных религиозных мировоззрений, которые исторически даны нам в различных направлениях христианской религии.

Предварительно, однако, необходимо сделать ещё несколько замечаний. Прежде всего о специфике объекта, историческое объяснение которого составит тему дальнейшего изложения: затем о том, в каком смысле подобное объяснение возможно в рамках настоящего исследования.




Система тестовых заданий по всеобщей истории для 7 класса

Система тестовых заданий по всеобщей истории для 7 класса

Утаганова Е.П., учитель истории МБ НОУ «Гимназия №62» г. Новокузнецка Кемеровской области

Тест «Реформация церкви в Западной Европе»

  1. Назовите термин по его определению. «Грамота о прощении грехов»

2 . К буржуазии относятся следующие категории населения: (выберите несколько категорий из списка) А) крестьяне, Б) ремесленники, В) купцы, Г) феодалы, Д) священники, Е) банкиры, Ж) владельцы мануфактур.

3.Этот французский проповедник утверждал, что человек не знает своей судьбы, предопределённой ему Богом и узнать может только, если всю жизнь будет трудиться. Назовите его имя. А) Ж. Кальвин, Б) М. Лютер, В) Т. Мюнцер, Г) И. Лойола

4. Для борьбы с Реформацией  был учреждён новый церковный орден

А) орден меченосцев, Б) Ливонский орден, В) орден иезуитов, Г) орден тамплиеров.

5. Основателем ордена иезуитов стал

А) Ж. Кальвин, Б) М. Лютер, В) Т. Мюнцер, Г) И. Лойола, Д) римский папа Урбан VI.

6. Какой категории населения были особенно близки и понятны ценности, которые провозглашал Жан Кальвин?

А) крестьяне, Б) буржуазия, В) дворянство, Г)духовенство.

7.  Инициатором Реформы церкви в Англии стал

А) Мартин Лютер, Б) Томас Мюнцер, В) Генрих VIII, Г) Ж. Кальвин.

8. В чём проявлялся кризис католической церкви в начале XVI века? Выберите все верные суждения.

А) торговля индульгнциями , Б) симония, В) развитие мануфактурного производства в Англии, Г) развратный образ жизни священников , Д) отказ Римского Папы дать согласие на развод Генриха VIII с испанской принцессой Екатериной Арагонской.

9. Установите соответствия между терминами и их определениями

Термины                                         Определения

1.Буржуазия                                   А) продажа церковных должностей

2.Оброк                                         Б) налог в  королевскую казну.

3. Симония                                    В) плата крестьянина землевладельцу за аренду земли

4. Церковная десятина               Г) класс предпринимателей

Д) десятая часть доходов всех верующих католиков, которую они отдавали в пользу церкви.

10.  Секуляризация церковных земель – это А) сдача церковных земель крестьянам в аренду, Б) передача церковных земель в собственность светской власти , В) новый способ обработки земли , Г) процесс дарения земель феодалов церкви.

11. В каких странах к концу XVI века сохранился католицизм в качестве государственной религии? Выберите все верные ответы. А)Англия,

Б)Франция,

В)Италия,

Г)Испания.

12. Установите соответствия между терминами и их определениями.

1) аутодафе                               А) отступник от веры

2) еретик                                    Б) церковный суд

3) Инквизиция                           В) казнь еретиков

                                                    Г) грамота о прощении грехов

Ответ запишите в форме цепочки букв

13. Выберите из предложенного перечня идеи Мартина Лютера. Возможно несколько ответов. А) необходимо отменить частную собственность, Б) подчинение церкви светской власти, В) «дешёвая церковь», Г) люди должны свободно читать Библию и общаться с богом без посредников, Д) все верующие должны платить церковную десятину в Рим.

14.  Выберите из предложенного перечня идеи Ж. Кальвина. Возможно несколько ответов. А) «молись и работай», Б) удача в земной жизни — путь к спасению души, В ) церковь — посредник между Богом и людьми, Г) Римский Папа не может быть грешен, так как он личный представитель Бога на земле, Д) Деньги должны быть вложены в дело и приносить прибыль, Е)Церковь не нужна , Ж) верующие должны сам выбирать себе священника – пресвитера.

Ключи: 1. Индульгенция, 2. БВЕЖ; 3. А; 4. В; 5. Г; 6. Б; 7.В; 8. АБГ; 9.ГВАД; 10.Б; 11.БВГ; 12.ВАБ; 13. ВГ; 14.АБДЖ.

Тест «Франция в XVIXVII вв»

  1. Какой вид хозяйства преобладал во Франции в XVI веке?

  1. Мануфактурное производство

  2. внутренняя торговля

  3. аграрное мелкое производство, основанное на крестьянских повинностях

  4. товарное скотоводство

  1. Какое событие принято считать началом религиозных войн во Франции?

1 ) Бойня в Васси

2) Варволомеевская ночь

3) Массовое убийство католиков в г. Ниме

4) принятие Нантского эдикта

3.  Наследственная дворянская аристократия называлась во Франции XVI века 1) бюрократией 2) рантье 3) дворянством шпаги 4) дворянством мантии

4. Как называется социальная группа предпринимателей,  живущих на проценты от вложенного капитала?

5.  Большая социальная группа, состоящая из чиновников и обладающая большим влиянием в государстве -это 1)дворянство 2) аристократия 3) бюрократия 4) рантье

6. Установите соответствия. К терминам в первом столбце подберите соответствующие определения из второго столбца, ответ запишите в виде цепочки букв.

Термины                                                              Определения

1) Оброк                       А) Производство продуктов и вещей для собственного потребления.

2). Натуральное хозяйство  Б) Плата крестьянина землевладельцу за пользование землёй.

3) Капитал                            В) обесценивание золота и рост цен на все товары после      

                                               Великих       географических открытий

4. ) Революция цен                Г) деньги, вложенные в дело и способные приносить прибыль

7. Установите соответствия. К термину в первом столбце подберите определение из второго столбца, ответ запишите в виде цепочки букв.

Термин                                                         Определение

1) Буржуазия                  А) сторонники учения Кальвина во Франции.

2)Дворяне мантии         Б) предприниматели, получившие у короля право собирать налоги

с населения определённой территории и предварительно

заплатившие в казну полную сумму налогов.

3). Гугеноты               В) чиновники или предприниматели, купившие дворянский титул или

                                                  получившие его за  службу королю

4.) Откупщики                       Г) класс предпринимателей.

8.  Установите соответствия. Подберите к каждому правителю Франции его современника из второго столбца, ответ запишите в виде цепочки цифр.

Короли Франции                             Их современники

А) Карл IX                        1) герцог де Сюлли

Б) Генрих IV                     2) Екатерина Медичи

В) Людовик XIII               3) Ж.Б. Кольбер

Г)Людовик XIV                 4) кардинал Ришелье

9.  Кто из перечисленных ниже политических деятелей были кальвинистом? 1) Генрих Наваррский. 2) Карл IX 3) Екатерина Медичи 4) Генрих Гиз

10.  Знаменитое высказывание «Париж стоит мессы!» принадлежит 1)Карлу IX 2) Генриху IV 3) Екатерине Медичи 4) Людовику XIII

11. Выберите из перечня основные положения Нантского эдикта. Возможно несколько ответов. 1)гугеноты получили право свободно исповедовать свою религию 2) гугеноты получили право иметь свои вооружённые сил 3) в руках гугенотов осталось 100 крепостей 4) король мог исповедовать кальвинизм 5) кальвинизм стал государственной религией.

12.  К мероприятиям кардинала Ришелье относится? Возможно несколько ответов. 1) декрет о разрушении замков, принадлежащих знати 2) запрещение дуэлей 3) издание Нантского эдикта 4) издание постоянной газеты 5) лишение гугенотов политических и военных привилегий

13. Расположите французских королей в хронологическом порядке 1) Людовик  XIII,  2) Франциск I,   3) Людовик XIV,  4) Карл IX,  5) Генрих IV

14. Выберите из предложенного перечня причины Фронды. Возможно несколько ответов. 1)неурожай и рост цен на продукты питания 2) рост налогов на богатых горожан 3) всеобщее недовольство деятельностью откупщиков 4) стремление принцев восстановить свои права 5) распространение кальвинизма в стране 6) стремление свергнуть короля, чья политика мешала развитию предпринимательства

15. Утверждение «Государство — это я»!  принадлежит Людовику XIV,  Смысл какой формы правления это утверждение отражает? 1) парламентской республики 2) абсолютной монархии 3) конституционной монархии 4) президентской республики

Ключи:

  1. 3; 2) 1; 3) 3; 4) рантье; 5)3; 6)БАГВ; 7)ГВАБ; 8)2143; 9)1; 10) 2; 11) 123; 12)1245; 13) 24513; 14) 1234; 15) 2

Тест по теме «Английская революция»

  1. Пуритане – это

А) сторонники очищения англиканской церкви от остатков католицизма Б) сторонники объявления католицизма государственной религией в Англии В) движение за равноправие граждан в Англии Г) одно из сословий английского общества в средние века.

2. Каковы причины «Славной революции»? Возможно несколько ответов. А) в Англии начались гонения на участников революции, Б) у некоторых лидеров революции король конфисковал земли, В) были предприняты попытки восстановить католицизм, Г) Карла II распустил парламент и стал править единолично, Д) была восстановлена система патентов .

3. Английское правительство до революции преследовало пуритан, так как А) они требовали передать все земли в общественную собственность , Б) требовали отобрать все земли у дворян , В) призывали к введению инквизиции в Англии и преследованию католиков, Г) заявляли, что власть короля не законна, так как он не согласовывает свои действия с парламентом, а значит его можно свергнуть, Д) заявляли. что английский король может быть только католиком.

4. К какой категории населения относятся все ниже перечисленные социальные группы? Напишите термин.

Джентри, ремесленники, купцы, владельцы мануфактур, банкиры.

5. Чем были не довольны владельцы мануфактур  накануне революции?

А) огораживаниями, Б) сохранением цеховых правил, В) денежным оброком, Г) щитовыми деньгами

6. Джентри – это А) мелкопоместные дворяне, которые сгоняли крестьян с земли с целью разведения на освободившихся землях овец для продажи шерсти, Б) крупные землевладельцы, жившие за счёт денежного оброка с крестьян, В) владельцы мануфактур, Г) наёмные рабочие

7. Чем были недовольны английские крестьяне накануне революции?  Выберите два верных ответа. А) необходимостью покупки патентов, на право производства товаров, Б) новыми налогами, В) феодальными повинностями, Г) щитовыми деньгами.

8. В ходе английской революции был казнён король

А) Яков I, Б) Карл I, В) ) Яков II, Г) ) Карл II.

9. В результате революции в Англии А) были отменены патенты на право торговли и производства товаров, Б) были запрещены огораживания, В) крестьяне получили землю, Г) были отменены феодальные повинности

10. В результате «славной революции» в  Англии установилась А) абсолютная монархия, Б) парламентарная монархия, В) парламентская республика, Г) президентская республика.

11. Движение левеллеров выступало А) за предоставление равных избирательных прав всем гражданам независимо от уровня доходов, Б) за отмену частной собственности на землю, В) за имущественное равенство, Г) за введение в Англии католицизма.

12. С какой целю был организован поход в Ирландию в ходе английской революции? А) чтобы отвлечь солдат от революции, Б) чтобы распространить революционные изменения в стране на территорию Ирландии, В) чтобы наказать ирландский народ за поддержку Стюартов во время революции, Г) чтобы наделить всех солдат землёй.

13. Лордом — протектором в ходе английской революции был провозглашён

А) Оливер Кромвель, Б) Лорд Фэрфакс, В) Карл I, Г) Ричард Кромвель.

14. Лэндлорды – это А) крупные землевладельцы, живущие за счёт феодальных повинностей, Б) владельцы мануфактур, В) дворяне – предприниматели, Г) торговцы шерстью.

15. Кто поддержал короля во время гражданской войны? Выберите три верных ответа. А) англиканское духовенство, Б) крупные лэндлорды, В) владельцы мануфактур, Г) джентри, Д) крестьяне, Е) придворные чиновники.

16. Почему армия «круглоголовых» победила армию «кавалеров»? Выберите четыре  верных причины. А) возможность получить офицерскую должность за личные заслуги, Б) офицеров выбирали солдаты, В) назначение на офицерские должности в зависимости от знатности рода, Г) железная дисциплина , Д) постоянная выплата жалования за службу в армии.

17. Какое событие принято считать началом  революции в Англии? А) созванный королём парламент начал принимать законы без согласия короля, Б) Кромвель был избран лордом- протектором, В) появление движения левеллеров, Г) появление движения диггеров.

18. Почему Кромвель принял решение казнить короля? А) король был очень популярен в народе и мог захватить власть, Б) члены парламента опасались, что короли других государств окажут королю Англии военную помощь, В) Кромвель хотел отвлечь население Англии от революционных действий, Г) парламент хотел захватить земли королевской семьи.

Ключи:

  1. А; 2 )АБВ; 3) Г; 4) буржуазия, 5)Б; 6)А; 7)БВ; 8)Б; 9)А; 10) Б; 11)А; 12)А; 13)А; 14)А; 15)АБЕ; 16)АБГД; 17)А; 18) В.

Роль католической церкви в современной Польше — Вестник Европы

Автор: 
Затыка Марчин
Темы: 
Религия / Страны
09.10.2015

Фото: В. Ярошенко

Особая роль католической Церкви в современной Польше связана с прошлым, где глубокий след оставили близкие отношения между структурами государства и Церкви. Бóльшую часть истории государства оба этих института взаимно проникали друг в друга, создавая сеть административных, культурных и общественных связей. Польша уже в самом начале своего существования соединилась с христианством, так как войти в семью государств было возможно именно благодаря Церкви. Крещение, принятое в 966 году князем Мешко от чешского епископа Войцеха, открыло польские племена миру, введя их в круг средиземноморской культуры. В результате благодаря Церкви, Польша получила образованных священников, знающих иностранные языки, государственное управление, основы образования и, что является наиболее важным — сильный аргумент против немцев, которые под предлогом обращения в христианство нападали на польские земли.

Церковь, освобождённая от немецкого влияния, оставалась в близких отношениях с последующими правителями Польши и всё сильнее соединялась с национальным самосознанием поляков. Доверия к Костелу не подорвала даже поддержка папством крестоносцев в вооружённых конфликтах, направленных против Польши с XIV по XVI век, поскольку польские епископы и духовенство встали на сторону народа. Особенно большую поддержку представители Церкви оказали польскому обществу в период утраты независимости в результате начавшихся в конце XVIII века разделов страны. Именно благодаря Церкви, единственному в то время польскому институту, легально действовавшему во всех частях оккупированной Пруссией, Россией и Австрией страны, сохранился национальный дух поляков. Католическая Церковь заботилась о национальных традициях, распространяла обычаи и родной язык, а также развивала общественную жизнь. Деятельность духовных лиц приносила плоды: уже в начале XX века, то есть после более чем ста лет аннексии, в основных религиозных обрядах принимало участие более 90% поляков. Таким образом, произошла идентификация двух понятий — поляк и католик. Польская Церковь также разделяла судьбы населения, преследуемого оккупантами: её наказывали за попытки выступлений против захватчиков, лишая имущества. Во время Второй мировой войны Церковь подверглась ещё более жёстким преследованиям: погибло более трех тысяч священнослужителей, то есть около 30% всех представителей Церкви, работавших в то время на польских землях.

Окончание войны не принесло польской Церкви спокойствия, она лишь в очередной раз разделила судьбу общества, вынужденная функционировать в государстве, управляемом коммунистами. Одним из главных принципов в ПНР было распространение атеизма в обществе, церковное имущество, в свою очередь, почти в полной мере было изъято государством. Однако, несмотря на трудности, Церковь пользовалась расположением граждан, являясь в течение более чем сорока лет существования режима не только самой крупной оппозиционной силой и представителем католического в своей массе общества перед лицом диктатуры, но также в очередной раз выступила в качестве хранителя национальных традиций поляков. Церковь стала ядром моральной оппозиции. Она не конкурировала с правящими коммунистами за осуществление государственной власти, как это делают политические партии, но в рамках своей морально-религиозной миссии выполняла две задачи — евангелизационную и культурную, направленные на защиту прав человека, семьи и народа. Таким образом, Церковь заменяла полякам, по крайней мере в области культуры, отсутствие собственного политического суверенитета. В то время, когда общество было лишено подлинного политического представительства, Церковь выполняла функцию единственной официально существующей оппозиции по отношению к коммунистической власти, несмотря на то, что сама также подвергалась преследованиям и притеснениям.

Однако именно это в период диктатуры, отмеченной попыткой режима подчинить католическую иерархию и ограничить роль Церкви в общественной жизни, сформировало модель религиозности поляков. Решающее влияние имела здесь персона кардинала Кароля Войтылы, позднее папы Иоанна Павла II. Краковский иерарх зарекомендовал себя среди своих соотечественников ещё во время празднования Тысячелетия Крещения Польши, умалить значение которого коммунисты пытались конкурирующими торжествами Тысячелетия Польского государства. Власти в то время соперничали с епископами за расположение общества и, принимая во внимание массовое присутствие поляков на праздновании Крещения, эту борьбу они проиграли. Тем временем этот успех усилил позицию двух лидеров польской Церкви — кардиналов Вышинского и Войтылы — не только в стране, но также и на международной арене. Проявлением этой популярности было избрание Кароля Войтылы папой во время конклава в 1978 году. Это событие, важное для истории всей Римско-католической церкви еще и по той причине, что закончилось 455-летнее доминирование на папском троне итальянских кардиналов, укрепило позицию польских церковных иерархов в переговорах с коммунистическими властями по вопросу соблюдения прав человека и гарантий религиозной свободы.

Уже в первые месяцы исполнения своих обязанностей на новом посту Кароль Войтыла показал, что намерен остаться рядом со своими соотечественниками. Спустя всего лишь восемь месяцев с момента выбора Папой, он посетил погруженную в диктатуру Польшу. С этого времени довольно часто, в среднем каждые четыре года, а в середине 1990-х годов — даже и каждые два — он приезжал на родину с пастырской программой, представляемой во время проповедей, лекций и встреч с согражданами. Уже первое паломничество папы доказало, что благодаря новой должности Войтылы польская католическая Церковь укрепила свой моральный авторитет. В июне 1979 года Иоанна Павла II бесчисленные толпы верующих приветствовали папу, а польское общество впервые за многие годы увидело свою силу. С сегодняшней перспективы не подлежит сомнению, что Святой отец «разбудил» соотечественников. Не далее как спустя год после его первой поездки на родину по Польше прокатилась самая мощная в её истории волна забастовок, в результате которых на политической сцене — впервые с 1947 года — появилась сильная оппозиционная структура — Независимый самоуправляемый профсоюз «Солидарность».

После 1980 года, перед лицом возрастающего напряжения между оппозицией «Солидарности» и партийно-государственным аппаратом, церковные власти приняли на себя функции переговорщика и посредника, чтобы процесс начавшихся перемен продолжался в мирном русле. Независимая организация, которая с первых дней своего существования пользовалась поддержкой духовенства и епископов, могла также рассчитывать на поддержку Церкви в переговорах с коммунистическими властями, особенно в трудный период репрессий военного положения, объявленного 13 декабря 1981 года. Церковные иерархи заступались за арестованных политиков оппозиции, прося руководство режима об их освобождении. Одновременно представители церковного руководства стремились установить диалог между правительством и членами «Солидарности», объявленной вне закона вследствие военного положения. Переговоры между двумя сторонами, предпринятые в середине 1980-х годов, позволили начать диалог, который привёл к организации заседаний «Круглого стола» — серии переговоров между представителями режима и оппозиции по поводу внутренних реформ. Именно эта первая, после более чем сорока лет диктатуры, имевшая организованный и узаконенный вид, форма переговоров между властью и демократическими силами привела к установлению 4 июня 1989 года первых частично свободных выборов в государстве Восточного блока. Результаты выборов подтвердили, что оппозиция пользуется огромной поддержкой общества. Гражданский комитет «Солидарность» получил почти всё, что можно было выиграть, то есть «предложенные» коммунистическими властями 35% мандатов в Сейме, а также 99% в Сенате. Эти выборы инициировали процесс перехода от коммунистической диктатуры к либеральной демократии, а осуществлявшая диктаторское руководство Польская объединённая рабочая партия отказалась от принципов марксистско-ленинской идеологии, перейдя на прагматические позиции. В результате это привело к возникновению политического плюрализма в Польше, в том числе и к распаду коммунистической системы в Европе.

Церковь сыграла также важную роль в становлении первых элит трансформирующейся в демократическое государство Польши. Это под её опекой находился единственный относительно независимый научный центр времён существования режима — Католический университет Люблина, обучавший студенческую молодёжь в соответствии с западноевропейскими стандартами. Многие его выпускники вошли в состав создававшейся после 1989 года посткоммунистической государственной администрации. В свою очередь, основанные при участии священнослужителей ещё во времена диктатуры, Клубы католической интеллигенции собирали в своих рядах интеллектуалов-демократов, многие из которых с 1989 года уже в качестве министров имели значительное влияние на политику кабинета Тадеуша Мазовецкого — главы первого демократического правительства Польши после Второй мировой войны. Сам премьер-министр в прошлом тоже являлся членом Клуба католической интеллигенции. Люди, связанные с клубами, также активно включались в создание новой демократической партийной системы в Польше. Большинство из них сблизились с Гражданским комитетом «Солидарность», придав движению христианский характер.

После 1989 года роль католической Церкви в Польше претерпела значительные изменения. Она перестала выполнять функцию переговорщика между коммунистическим режимом и оппозицией, которая окончательно получила власть. В условиях демократии возникли различные политические партии, соперничающие между собой за поддержку общества на выборах в органы местного самоуправления, в Сейм и Сенат, а после вступления Польши в Европейский Союз в 2004 году — также и на выборах в Европейский парламент. Однако роль Церкви в общественной жизни на этом не закончилась. На сегодняшний день она активизируется в качестве общественного института, который взял на себя функции дидактической и воспитательной миссии. В этой роли Церковь также воздействует на политическую жизнь, однако она делает это косвенным образом, в частности, путём пастырских посланий епископов, сообщений по важным для общественной и национальной жизни вопросам. В период парламентских выборов церковные иерархи обращаются к верующим с призывом участвовать в них и проголосовать за кандидатов, руководствующихся этическими принципами, имеющими корни в христианских ценностях.

Католики принимают активное участие в политической жизни Польши, что подтверждают проведённые после 1989 года, то есть уже в реалиях свободной Польши, исследования общественного мнения. Они доказывают тесную зависимость между участием в религиозных обрядах и активным участием в каждых очередных выборах в парламент и органы местного самоуправления, поддержкой демократии, деятельностью в гражданских организациях или симпатией к правоцентристским политическим партиям, корни которых уходят к «Солидарности». Опросные листы подтверждают, что не только верующие, но также и польские священники являются той общественной группой, которая в довольно высокой степени принимает демократическую систему.

Несмотря на некоторое ослабление поддержки обществом в 1990-е годы, роль Церкви в Польше, однако, по-прежнему осталась существенной, в большой мере благодаря Иоанну Павлу II. Папа был бесспорным авторитетом у себя на родине как у людей верующих, так и неверующих. Несмотря на то, что со дня его смерти прошло уже много лет, он всё ещё пользуется большой популярностью среди своих соотечественников. Они по-прежнему массово участвуют в многочисленных мероприятиях, связанных с Каролем Войтылой (например, в Днях Папы или в открытиях объектов и мест его памяти). В душепастырской программе польской Церкви продолжает доминировать учение папы-поляка, — и не только из-за его национальности, но и потому, что большинство католических епископов чувствуют себя с ним связанными эмоционально. Ведь многие епископы были рукоположены именно во время понтификата Иоанна Павла II, впрочем, как и большинство польских священников, которые приняли духовный сан в этот период.

Подавляющее большинство польского общества, в котором преобладают католики, также помнит папу-поляка и его частые паломнические поездки на родину, которые определяли ритм жизни Церкви. С 1989 года папа посещал Польшу пять раз, делясь со своими соотечественниками посланиями, касающимися религиозных, моральных и общественных вопросов. Он побуждал к действиям, укрепляющим институт семьи, а также к принятию на себя ответственных гражданских задач, например, таких как объединения в религиозных и общественных организациях («Католическая Акция», католическое харцерское движение и т.д.).

Папа призывал к тому, чтобы миряне активно включались в жизнь Церкви, а также в политику, хотя он не был ни сторонником создания христианско-демократической партии, ни христианского профсоюза. Тем не менее он оставил след в партийных уставах, и теперь большинство присутствующих в парламенте деятелей политических партий и сегодня ссылается на христианское наследие Польши и учения Иоанна Павла II.

Несомненно, папа оказывал сильное воздействие на духовенство, он имел позитивное влияние на новые рукоположения в священники. Как показывают социологические исследования, в период понтификата Иоанна Павла II число рукоположенных в духовный сан в Польше достигло динамики, никогда прежде не отмеченной. Современная польская Церковь, в отличие от остальной Европы, не сталкивается с кризисом рукоположений, даже несмотря на демографическую яму. В 1998–2001 годах, то есть на закате понтификата Иоанна Павла II, число студентов в епархиальных и монастырских семинариях составляло около семи тысяч человек. Хотя в течение последующих десяти лет это число сократилось почти на половину, польские семинаристы по-прежнему составляют более 25% всех европейских семинаристов. Кроме того, польская католическая Церковь является одной из самых молодых поместных Церквей на нашем континенте. Средний возраст обычного священника составляет около 50 лет. По всей стране служит около 29 тысяч священников, 1500 пребывают в миссиях, из которых 700 человек находятся в республиках бывшего СССР.

Несмотря на то что католическая Церковь в Польше не поддерживает никакой политической партии, а сам Иоанн Павел II напоминал политикам о том, что никакая группа не может представлять Церковь, епископы и папа сказали своё «да» кандидатуре Польши в Европейский Союз. Эти устремления поддерживались всеми правительствами с 1989 года, независимо от их идейной ориентации. Роль церковных иерархов была в этом вопросе нелёгкой, поскольку значительная часть католических кругов проявляла недоверие по отношению к вступлению Польши в ЕС. Со временем эти настроения менялись, чему, несомненно, поспособствовали визиты в Брюссель польских епископов, послания епископата верующим, высказывающиеся положительно по поводу европейской интеграции, а также высказанное в 1999 году Иоанном Павлом II в польском Сейме пожелание вступления Польши в структуры Евросоюза. Папа повторил его в мае 2003 года, за месяц до референдума о присоединении, в котором значительное большинство его соотечественников проголосовали за интеграцию Польши с Европейским Союзом.

 

Перевод с польского Денис Беляев

Публикуется с согласия журнала Res Publica Nowa

 

© Текст: М. Затыка

© Перевод: Д. Беляев

Католицизм и роль религии в современной Испании. Испания по-русски

Религия на протяжении веков являлась идеологической основной для развития культуры многих народов мира. Сегодня в развитых странах Запада господствует светская этика, в число этих стран входит и Испания, считающаяся одной из «самых католических» стран. Любопытно исследовать вопрос, насколько сильно в Испании влияние католического прошлого и чтят ли современные испанцы католические традиции.

Католицизм в испанской культуре и секуляризация

В отличие от язычества, ислама и других религий христианские конфессии уделяют куда меньше внимания внешним атрибутам принадлежности к вере. Христианство возникло как «религия выбора», а не «религия происхождения». Процесс секуляризации, т.е. обмирщения сознания и растворения религиозной традиции, начавшийся в Европе с распространением идей гуманизма и реформации, положил конец средневековому господству католической церкви и в каком-то смысле был возвратом к истокам. В Испании католический дух средневековья сохранялся дольше, чем во всех других странах.

Выдающийся испанский литературовед и философ-традиционалист М. Менедес-и-Пелайо считал католицизм движущей силой испанской культуры и подчеркивал положительную роль инквизиции в истории страны. Действительно, католицизм стал идеологической основой испанского государства. Костры инквизиции полыхали в Испании до XIX века. Широко известны имена испанских религиозных деятелей, ревнителей католицизма: великого инквизитора Т. Торквемады, философа-схоласта Ф. Суареса и основателя ордена иезуитов И. Лойолы.

Однако католицизм как основу испанского мировоззрения не стоит сводить к безраздельному господству церкви и борьбе с еретиками. Испанское просвещение, например, выступало против схоластики, но при этом имело католический дух.

Воззрения испанских антиклерикалов вовсе не были атеистическими, и подтверждением тому служит творчество Ф. Гарсия Лорки, в стихах которого очевидны библейские аллюзии. На католицизме прочно держалась испанская культура, однако принадлежать к католической культуре – вовсе не значит поддерживать гегемонию церкви и следовать ее наставлениям.

Современная Испания, согласно конституции 1978 года, является светским государством. Конституция провозглашает равенство всех религий, взаимоотношения между которыми теперь строятся на принципах плюрализма и демократии. Однако при этом Испания не перестала быть католической страной.

Церковь и государство в Испании

На протяжении почти всей истории вплоть до 1975 года католицизм был официальной религией Испании. Режим Франко во многом опирался на церковь, а отношения между каудильо и Святым престолом регламентировались Конкордатом 1851 года, содержащим явные схоластические постулаты.

В XX веке в угоду процессам секуляризации реформированию подвергались и сама Римская католическая церковь. Переломным моментом стал II Ватиканский собор, на котором были провозглашены «невмешательство церкви в дела государства» и «принцип свободы совести», который предполагал «свободный выбор веры». Католическая догматика осталась неизменной, однако отношение к этой догматике со стороны высших церковных иерархов изменилось. Ватиканский собор осудил «религиозную политику Ф. Франко».

В 1971 году испанская церковь сделала первый важный шаг к обновлению. Кардинал-реформатор Э. Тарнакон созвал «Совместную ассамблею епископов и священников». Его силами был принят документ “La Iglesia y la Comunidad politica”, провозгласивший новые принципы взаимоотношения церкви и государства.

Пришедший к власти после смерти Франко Хуан Карлос I в 1976 году подписывает новое соглашение со Святым престолом, отказываясь от «королевского патроната» – многовековой привилегии монарха в назначении епископов, существование которой отсылало страну еще к средневековой «борьбе за инвеституру». И вот, наконец, в конце XX века процесс разделения окончательно завершился, равенство между церковью и государством было достигнуто.

Социальное учение католической церкви, сформированное в XX веке, является основой деятельности современной РКЦ в отношении государства и общества. Согласно этому учению безразличие к происходящему в своей стране недопустимо, поэтому испанские священники призывают паству к участию в политической жизни.

Из двух главных партий Испании наиболее лояльно к церкви относится «Народная партия» и ее избиратели, а сторонники РСПИ, напротив, скорее противостоят церковным идеалам.

«Вопрос веры» и количество верующих

В настоящее время сложно говорить о проценте верующих, так как этих людей невозможно посчитать. Католик – это не значит воцерковленный испанец, соблюдающий все католические традиции, факт крещения тоже не может однозначно приписать того или иного испанца к числу «правоверных католиков». Можно быть крещеным, но не верить, или верить, но не соблюдать обряды.

По данным церкви число крещеных к середине 2000-х годов составляло 95%, и эта цифра существенно не меняется, т.е. почти каждый испанец проходит обряд крещения. При этом определяют себя как католики только 80% испанцев. Получается, что 4/5 населения страны являются носителями католического мировоззрения. Это невероятно большая цифра, в современную эпоху глобального мира, когда границы национальных культур стираются, Испания по уровню самосознания остается оплотом католицизма. Однако стоит заметить, что число католиков постепенно снижается.

Реалии «секулярной эпохи» проявляются в изменении отношения испанцев к религии. Ревностных католиков, живущих в строгом соответствии с догматикой и предписаниями церкви, в стране осталось немного, около 2 процентов.

Многие испанцы продолжают посещать мессы, расценивая это как дань традиции или непреложное правило и часть национальной культуры. Лишь немногие испытывают в этом духовную потребность. Особенно очевиден «отход от веры» в среде испанской молодежи.

Взаимоотношения полов, брак и семья в Испании: позиция церкви и общества

Наиболее остро противоречия между догматами церкви и современными либеральными ценностями, поддерживаемыми государством, очевидны в вопросах брака и семьи. Испания одной из первых среди европейских стран узаконила однополые браки, что вызывало полемику в обществе и резкий протест церкви и истинных католиков, считающих это страшным грехом. Также испанская церковь резко выступила против легализации абортов.

Состояние института традиционного брака также противоречит наставлениям церкви. Католицизм не признает развода, а современные люди относятся к вопросам создания семьи достаточно легкомысленно, придерживаясь светских позиций. Большинство испанцев предпочитают церковному венчанию светский брак, а молодежь и вовсе зачастую живет в гражданском браке, без оформления. В Испании также существует так называемое «зарегистрированное сожительство» (“pareja de hecho”). Подобные формы взаимоотношений католическая церковь расценивает как блуд. Позицию церкви по вопросам брака поддерживают в основном люди старшего поколения.

Культура, представления, повседневная жизнь

Представления современных испанцев о жизни и смерти, аде и рае лишь частично совпадают с догматами католической церкви. Например, все большую популярность среди испанцев приобретает вера в потусторонние силы, идеи в духе мистики и эзотерики. В повседневной жизни большинство испанцев руководствуются «здравым смыслом» и юридическим законом, а не канонами веры.

Однако примерно половина испанцев живет в соответствии с христианскими представлениями о спасении души.

Календарь современного испанца, в том числе и государственные праздники страны, во многом соотносятся с церковным календарем, например, сильны католические традиции в новогодних праздниках, среди которых главный – День Волхвов, или День Трех Королей – имеет глубокую религиозную основу.

Несмотря на все противоречия, Испания продолжает оставаться католической страной. Многими испанцами католицизм воспринимается как часть национальной культуры, а сохранившиеся католические традиции – дань истории страны.



 

Нужна помощь в Испании? Центр услуг «Испания по-русски» — это более 100 наименований услуг на русском языке в любом регионе Испании.

+7 495 236 98 99 или +34 93 272 64 90, [email protected]

Сможет ли католическая церковь выжить в такой секуляризованной стране, как Франция?

Католические епископы Франции начали прибывать в Рим на этой неделе, чтобы начать раз в пять лет ad limina посещений с официальными лицами Ватикана.

Во время пребывания в Вечном городе у них также будет возможность встретиться с Папой Франциском.

Французские епископы представят обширные досье, описывающие упадок веры, недостаток священнических призваний, неспособность церкви выиграть биоэтические дебаты и, конечно же, кризис сексуального насилия, который кристаллизуется в в начале октября вокруг доклада Независимой комиссии по сексуальному насилию в церкви (CIASE).

Когда Церковь находится в таком состоянии, возникает вопрос, есть ли будущее у католицизма во Франции?

La Croix Арно Бевилаква и Кристоф Хеннинг встретились с архиепископом Эриком де Мулен-Бофором, президентом Французской епископальной конференции (CEF), и историком Гийомом Кюше, чтобы проанализировать сильные и слабые стороны Церкви во Франции и сделать набросок будущие разработки.

Ла Круа: «Есть ли будущее у католицизма во Франции?» — спрашивает Гийом Кюше в своей новой книге.Архиепископ, как президент CEF видит это?

Архиепископ Эрик де Мулен-Бофор: Долгое время французские католики считали себя большинством, совокупностью, тогда как быть христианином означает быть избранным и призванным по одному.

Влияние, свет, который нужно нести, действие, которое необходимо предпринять, не пропорциональны количеству.

Логика народа Израиля — это логика «малого остатка», который был испытан, усовершенствован и остается верным от имени всех остальных.

Наша задача — жить как Остаток Бога, унаследовав значительное наследие, вписанное в наш ландшафт и нашу культуру.

Guillaume Cuchet: Французский католицизм претерпевает впечатляющую смену формата, которая не первая в его истории и еще не окончена, но которая ставит целый ряд новых проблем, ad intra (сам по себе) image) и ad extra (в его отношениях с обществом).

Папа недавно выразил обеспокоенность по поводу снижения посещаемости воскресных месс, заявив, что это ускорила COVID-19.Как обстоят дела во Франции?

Гийом Кюше: В настоящее время только 2% французов ходят на мессу каждое воскресенье.

В 1950-х годах средний показатель составлял 25% с диапазоном от 0 до 100 в сельской местности, не имея аналогов в других странах мира.

Более того, исповедание веры больше не имеет того же культурного или социального значения.

У церкви больше нет средств прикрывать территорию.

Основной единицей системы является уже не город ( коммун ), а административный центр округа, даже район ( округа ): исповедание веры стало для многих затруднительным.

И COVID-19 делу не помог.

Архиепископ Эрик де Мулен-Бофор: Еще рано оценивать последствия пандемии.

Ряд пожилых верующих, которые плохо слышат или видят, обнаружили, что они лучше участвуют в мессе через телевидение.

Другие люди всех возрастов поняли, насколько важна для них месса.

Мы могли бы предоставить более конкретные средства для активной практики дома, даже перед экраном.

Что касается упадка религиозной практики, очевидно, что не все могут одинаково преодолевать необходимые километры каждое воскресенье.

Ежегодно проводится не более ста рукоположений. Идем ли мы в церковь без священников?

Архиепископ Эрик де Мулен-Бофор: Мы должны благодарить за несколько священнических призваний, каждое из которых является чем-то вроде чуда.

Это дар, который Бог дает нам, чтобы мы могли двигаться вперед.

В христианстве есть достаточно гибкости, чтобы жить в другой организации и обновленная роль священников по сравнению с тем, что мы знали.

Бог ведет нас к тому измерению церковной жизни, которому мы, возможно, все еще сопротивляемся.

Guillaume Cuchet: Мы не должны забывать, что в начале 1960-х годов три четверти французских священников были выходцами из малых семинарий, то есть их призвание было изначально выявлено в их детстве в трехстороннем диалоге между людьми. их, их матери и приходского священника, что сегодня кажется довольно странным!

Архиепископ Эрик де Мулен-Бофор: Когда я прибыл в Реймс, я обнаружил священников из малых семинарий.

Это дало им очень красивую жизнь, отличную от сегодняшних занятий.

Мы выходим из мира, где быть священником было одной из возможностей среди других — и не самой обесцененной — тогда как сегодня молодой человек думает о поступлении в семинарию только после того, как получил очень сильную благодать от Бога. .

Где еще может присутствовать Церковь, учитывая ее уменьшающиеся возможности?

Архиепископ Эрик де Мулен-Бофор: Во-первых, мы не собираемся покидать места, где мы до сих пор присутствуем.

Во-вторых, поскольку мы не можем присутствовать везде и все время, но мы должны присутствовать везде хотя бы какое-то время.

Более того, Церковь присутствует не только через священников и учреждения, но и через людей.

Как мы можем сопровождать и поддерживать тех, кто, где бы они ни находились, стремится жить от Христа и во Христе?

Обучаемые, воспитанные и поддерживаемые миряне способны на обязательства веры и действовать во имя своей веры.

Guillaume Cuchet: Для Церкви все еще есть места массового контакта с обществом.

Например, католическое образование, которое проходят 40% детей, включая тех, кто уезжает и возвращается.

Или религиозные похороны, в которых по-прежнему участвуют 70% умерших, потому что смерть — это последнее, что мы отпускаем в этой области, и потому что люди, которые умирают сегодня, часто все еще получают религиозное образование.

Крестившись и похоронив в церкви, они «замыкают петлю».Но что будет после них?

Архиепископ Эрик де Мулен-Бофор: Хотя люди привыкли, что миряне председательствуют на погребальных молитвах, священникам все же необходимо противостоять боли людей и сопровождать их. Это часть нашего служения.

Мы, священники, не можем стоять в стороне от страданий и боли других. Мы служим Распятому, Кто есть Воскресение и Жизнь.

Guillaume Cuchet: Как историк, я вижу, что сопровождение во время траура — это возможность восстановить контакт.

Если есть область, в которой христианству есть что сказать современникам, так это смерть.

Но условия смертности сильно изменились. Его отрицание, являющееся своего рода естественным рефлексом человеческого духа, усиливается.

Поколения исчезают одно за другим, почти механически после 60 лет, что является совершенно новым.

Церковь также разоблачается в обществе, даже подвергается пренебрежению: есть ли у нее все еще авторитетный голос на общественной площади?

Архиепископ Эрик де Мулен-Бофор: Всегда можно сказать, что епископы недостаточно высказываются.

Тем не менее, во Франции, например, вопросы биоэтики все еще обсуждаются, что не относится к окружающим нас странам.

Мы должны противостоять тому, что может показаться паровым катком для общества.

Библейская история полна пророков, и судьба пророка такова, что их не всегда слушают.

Но вопль пророка поддерживает тех, кто пытается жить в свете Христа.

Guillaume Cuchet: Церковь слушают, но слушают ли?

Это зависит от темы.

Надо быть абсолютно уверенным, что в нем есть что-то конкретное и действительно интересное, что можно сказать обо всех.

Архиепископ Эрик де Мулен-Бофор: Наша сегодняшняя задача состоит в том, что в обществе, которое озабочено постоянным расширением поля возможностей, у нас есть неблагодарная роль говорить, что хорошо, а что нет.

Но мы не можем оставить все как есть: сердце христианства не в том, чтобы говорить то, что запрещено, а в том, чтобы объявить каждому человеку, что его или ее личная история с Богом никогда не закончится, что бы он или она ни сделал.

Независимая комиссия по сексуальному насилию в церкви (CIASE) готовится представить свой отчет в начале октября. Это важный шаг в борьбе с педопреступностью в церкви …

Архиепископ Эрик де Мулен-Бофор: Кризис злоупотреблений — это огромный шок и большая печаль, поразившая нас до глубины души. Мы жили с мыслью, что в любом случае мы хорошие люди.

Конечно, были священники темпераментные, самовлюбленные, ленивые… но оскорбления невыразимы.

В прошлом Церковь не смогла справиться с этим должным образом, поскольку не могла коллективно взглянуть на реальность, особенно на боль, которую испытывали жертвы.

Теперь мы должны осознавать хрупкость, которая всегда возможна, и осознавать тип отношений, которые священство создает между священником и верными, отношения, которые могут легко сбиться с пути.

После кризиса злоупотреблений, какой имидж может еще иметь Церковь?

Guillaume Cuchet: Работа по установлению истины абсолютно необходима.

В первую очередь, конечно, для жертв, но еще и потому, что эти откровения происходят в обществе, где многие люди имеют только внешнее знание духовенства или вообще ничего не знают, так что шок не уравновешивается и не компенсируется большим количеством людей. положительные и репрезентативные образы, появившиеся в результате длительного знакомства.

В таком контексте железная маска, которую кризис наложил на лицо Церкви, разрушительна.

Сейчас мы говорим о «нонах», тех людях, которые не признают себя ни в одной религии.Может ли Церковь по-прежнему дотянуться до них?

Guillaume Cuchet: Рост числа «неродных» или «отверженных» среди молодежи — это серьезное изменение. Это беспрецедентный случай в антропологической анналах человечества.

Однако потребность в значении, утешении и ритуализации, которая была основой древней потребности в религии, не исчезла, о чем свидетельствует интерес наших современников к «духовности», которую они с готовностью противопоставляют «религии», например добро ко злу.

Католицизм — один из участников этой новой сцены. Он должен будет доказать свою добавленную стоимость по отношению к окружающей духовности.

Архиепископ Эрик де Мулен-Бофор: Люди без религии прибегают ко всем видам морали, включая эпикуреизм, стоицизм или даже Спинозу, который стал «отцом» современной мысли.

Как жить духовно в мире, сформированном культом досуга, рекламы и использованием изображений, которые стремятся сделать нас потребителями?

Это одна из антропологических проблем грядущих поколений: люди способны к внутреннему осознанию, но ни телевидение, ни социальные сети, ни реклама не приводят их к этому.

Франция снова стала территорией миссии?

Guillaume Cuchet: Меня поразил тот факт, что, хотя только 2% людей в этой стране практикуют, 50% французов по-прежнему считают себя католиками в опросах, а три четверти считают Францию ​​страной. «христианской культуры».

Таким образом, существуют важные резервы католицизма, но они быстро уменьшаются.

У Церкви больше нет средств для прежнего общественного служения трансцендентности.

Теперь каждый из нас должен взять на себя свои обязанности. Потому что это в конечном итоге вопрос нашей истории, а не только духовенства.

Риск состоит в том, что Церковь станет слишком маленькой элитой из очень мотивированных счастливых немногих.

Для социологов характерной чертой церквей, в отличие от сект, является приспособление к очень разнообразным духовным позициям, которые позволяют каждому иметь историю, даже если это означает переход по пути веры, если человек не нашел ее, не препятствуя ее распространению. возрождается в следующем поколении.

Хотя это не может быть единственным кругозором Церкви, католицизму следовало бы внести свой вклад в восстановление этого чувства постоянства, традиции, живых и мертвых, которое так угрожает нашему обществу.

Невыносимое уродство католической церкви

29 августа 2018 г.

29 августа 2018 г.

Как Римско-католическая церковь переживет скандалы, охватившие ее со всех сторон?

Это гиперболический вопрос, но с серьезным намерением.

Конечно, церковь в той или иной форме будет существовать. Двухтысячелетние институты с миллиардом приверженцев и устойчивыми темпами роста в развивающемся мире не исчезают в мгновение ока, независимо от того, насколько коррумпированы они.

Но в каком виде он выживет?

Четыре десятилетия назад Ирландия была одной из самых однородных и католических стран в мире. Когда Папа Иоанн Павел II посетил его в 1979 году, его приветствовали более миллиона человек.В прошлые выходные, через три месяца после того, как подавляющим большинством голосов был проведен референдум, который отменил положение конституции Ирландии о защите жизни, Папа Франциск обратился к толпе размером примерно в одну десятую.

Что изменилось? За прошедшие годы ирландский католицизм был раздавлен лавиной скандалов, связанных с широко распространенным многолетним насилием (сексуальным и другим) над детьми в школах страны и системе присмотра за детьми.

За последние несколько десятилетий подобные скандалы были разоблачены в странах по всему миру. В большинстве случаев священнослужители различного ранга достоверно обвиняются в жестоком обращении с детьми и подростками (обычно, но не всегда), а также в нарушении обетов безбрачия с семинаристами и другими лицами, над которыми они служат на руководящих должностях. Когда такие действия доводятся до сведения вышестоящих руководителей церковной иерархии, обвиняемые редко наказываются, часто переводятся в новые епархии (где они часто повторяют такое поведение), а иногда продвигаются на должности, обладающие большой властью и влиянием в храм.

Шаблон повторялся снова и снова. В начале 2000-х годов одна волна скандала обрушилась на американскую церковь с обвинениями в злоупотреблениях и сокрытием в епархиях по всей стране, особенно сильно пострадала Бостонская архиепископия, находящаяся под надзором грозного архиепископа кардинала Бернарда Фрэнсиса Лоу. Один священник в Бостоне якобы изнасиловал или приставал к 130 детям, когда церковные чиновники переводили его из прихода в приход на протяжении десятилетий. В конце концов, только в Бостоне 271 член духовенства был публично обвинен в сексуальном насилии над детьми.

Спустя шестнадцать лет и примерно 3 миллиарда долларов финансовых расчетов, скандал вернулся. На этот раз в центре внимания Теодор МакКэррик, бывший архиепископ Вашингтона, округ Колумбия — человек, который был продвинут на высшие должности в церкви, несмотря на то, что его неоднократно и заслуженно обвиняли в ряде актов сексуального хищничества, в том числе в многолетних злоупотреблениях. мальчика (которого МакКэррик, как сообщается, крестил в младенчестве), начиная с 11-летнего возраста.

Как будто для того, чтобы подчеркнуть, что проблема выходит далеко за рамки одного своенравного прелата, за разоблачениями о МакКэррике, случившимися в середине июля, вскоре последовал исчерпывающий (1400 страниц) отчет большого жюри, в котором было выявлено 1000 случаев. о сексуальном насилии в детстве со стороны более 300 католических священников в единственном штате Пенсильвания (где я живу с женой и детьми). Другие государства, по-видимому, готовят аналогичные собственные отчеты.

Вот краткое изложение The Washington Post — крошечный кусочек того, что можно найти на убогих и грязных страницах отчета:

В Эри семилетний мальчик подвергся сексуальному насилию со стороны священника. Который затем сказал ему, что он должен пойти на исповедь и исповедаться в своих «грехах» перед тем же священником.

Другой мальчик в возрасте от 13 до 15 лет неоднократно подвергался изнасилованию священником, который так сильно ударил мальчика по спине, что это вызвало серьезные травмы позвоночника.Он пристрастился к обезболивающим и позже умер от передозировки.

Одна жертва в Питтсбурге была вынуждена изобразить обнаженного Христа на кресте, пока священники фотографировали его на камеру Polaroid. Священники подарили мальчику и другим золотые ожерелья с крестами, чтобы отметить их как «подготовленных» к жестокому обращению. [ The Washington Post ]

Наконец — пока — есть удивительная записка архиепископа Карло Мария Вигано, опубликованная на выходных, в которой утверждается, что многие высокопоставленные церковные чиновники, включая самого Папу Франциска, знали о послужном списке МакКэррика. злоупотребляли в течение многих лет, но при этом неоднократно продвигали и защищали его от санкций (в том числе, введенных Папой Бенедиктом XIV).

Наиболее распространенной реакцией церковных наблюдателей на это крайне мерзкое проявление было вынести моральное суждение, а затем ассимилировать факты — священники жестоко обращались с детьми; епископы скрыли это — в уже существовавших идеологических сюжетных линиях. Поэтому консерваторы винят культуру гомосексуализма в церкви, которую необходимо искоренить раз и навсегда, в пользу более строгого соблюдения давних учений о человеческой сексуальности. Либералы, со своей стороны, думают, что проблема заключается в культуре клерикализма и лицемерия, порожденных жестокими, сексуально отупляющими правилами, которые необходимо реформировать в направлении терпимости и принятия.

Обе стороны правы, но обе стороны совершенно не в состоянии понять серьезность того, что происходит прямо у нас на глазах. Посещаемость церкви резко упала на протяжении более 16 лет. Число молодых католиков, решивших стать священниками и монахинями, сокращается еще быстрее. Согласно опросам, удивительные 98 процентов католиков в США отвергают учение церкви о противозачаточных средствах. Католики с такой же вероятностью, как и некатолки, сделают аборт, в то время как католики в целом более склонны, чем средний американец, поддерживать однополые браки.

А теперь это цунами скандала? Спустя полтора десятилетия после того, как Кардинал Ло с позором ушел в отставку (только чтобы получить компенсационную роскошную синекуру в Ватикане)? Неужели кто-нибудь всерьез полагает, что эти скамьи не будут далеко, намного опустеют через десять лет, когда оставшиеся прихожане осознают реальность того, что церковная иерархия, которая начинает вилять кривым мизинцем на поведение католиков-мирян, ведет себя за закрытыми дверями как если сочтет эти невероятно строгие учения колоссальной шуткой?

Суть проблемы церкви не в личной безнравственности, институциональной коррупции или лицемерии. Суть проблемы — уродство.

Люди слишком часто не осознают роль красоты в религии. Мы указываем на переживания откровения — предполагаемое извержение божественного в царство мирского или привидение, которое передает личное послание спасения. Или мы подчеркиваем видение нравственной праведности или чистоты, которое ведет нас к жизни в благочестии.

Но есть еще и прекрасное — в смысле красоты, порядка и пропорции, но также возвышенности, благородства и экзальтации.Мой друг Род Дреер трогательно пишет о том, как его изначально привлекло христианство, когда он в молодости посетил Шартрский собор во Франции, одно из самых потрясающих религиозных сооружений, когда-либо построенных. Стоя перед этим удивительным памятником Богу и внутри него, Дреер впервые ощутил присутствие божественного в мире и в своей жизни. Для него это здание было убедительным свидетельством истинности христианской вести.

Исключительная важность красоты или благородства для самых глубоких нравственных и религиозных переживаний была отмечена за столетия до Рождества Христова в диалогах Платона, где персонаж Сократа часто задает собеседникам вопросы о возвышении. Чем мы восхищаемся? Какие действия волнуют нас и доводят до слез? Часто это действия, связанные с самопожертвованием, преданностью чему-то более высокому, чему-то якобы более высокому. В светской сфере это очень хорошо понимал Джон Маккейн: служа чему-то более высокому, чем мы сами, и самоотверженно посвящая себя этому, мы возвышаем себя, вознося себя в направлении вечности. (В видении Маккейна пылкого американского патриотизма это нечто было идеальным видением Соединенных Штатов.)

Когда я обратился в католическую церковь 18 лет назад, я сделал это в значительной степени потому, что был глубоко тронут актом самопожертвования, который церковь ставит в самое сердце. Бог приносит в жертву своего любимого сына, и его сын добровольно принимает эту жертву из самоотверженной любви к человечеству. Благодаря этому захватывающе красивому жесту церковь построила новую цивилизацию, основанную на послании прощения грехов, заботы о бедных, блаженства, спасения и вечной жизни для всех.

Конечно, история церкви наполнена несовершенством, насилием, слишком человеческим грехом и коррупцией. Но памятники посланию церкви можно было увидеть повсюду: искусство и архитектура, интеллектуальная традиция, всеобъемлющее моральное и эсхатологическое видение всего, от начала до конца, политика, основанная на вере в равное достоинство всех. Если я действительно не верил во все теологические заповеди, которым преподает церковь, по крайней мере, я хотел — потому что я считал их красивыми и потому, что я хотел быть частью красоты, возвыситься, уподобляясь ей. .

Этот импульс кажется мне сейчас очень далеким.Это начало исчезать из-за церковных скандалов, разразившихся менее чем через два года после того, как я вошел в церковь. Кризис усугублялся тем, что он работал на набожного священника, который в ответ на скандалы кружил фургонами против светской прессы и ее дерзких репортеров, стремящихся навредить церкви своей досадной приверженностью к раскрытию истины.

За прошедшие годы моя вера еще больше угасла, поскольку я пытался сохранить хоть какую-то ее искру достаточно долго, чтобы дать моим детям католическое образование, которое я был обязан давать им с момента своего обращения. Я выполнил этот долг — и теперь все, что я могу сказать, это то, что я так благодарен за то, что мои сын и дочь сбежали из церкви, не постигнув участи 300 своих соотечественников из Пенсильвании.

Мир может быть опасным местом. Мои дети могли подвергнуться насилию и насилию где угодно. Я не родитель-вертолетчик, чтобы защитить их от любого риска. Но пробираться сквозь ядовитую грязь отчета большого жюри; проследить историю отвратительного персонажа и карьеры Теодора МакКэррика; противостоять обвинениям, накопленным в записке Вигано, — значит столкнуться лицом к лицу с чудовищным, гротескным уродством.Это значит рассматривать католическую церковь как отталкивающий институт — или, по крайней мере, тот, который пронизан отталкивающими человеческими существами, которые вознаграждают друг друга за отталкивающие действия, при этом снисходя к тому, чтобы наставлять мир о своем грехе.

Нет, спасибо. Я задолбался.

И держу пари, что многие компании направятся к двери.

Папа Франциск на Кубе: как католическая церковь пережила Кастро и коммунизм

ГАВАНА — Более пяти десятилетий назад революция Фиделя Кастро вызвала массовый захват собственности католической церкви на Кубе.

Во время одной экспроприации кто-то обезглавил статую Санто-Томас-де-Вильянуэва возле часовни Гаванского университета, названной в честь святого. Когда кубинский режим превратил Вильянуэву в торговую школу, статуя без головы стала жутким символом церкви, лишенной влияния. Стены обветшавшей часовни были покрыты граффити.

«Статуя Вильянуэвы обезглавлена ​​с 1963 года», — сказал архиепископ Майами Томас Венски, много лет оказывавший помощь кубинской церкви.Но большая часть Римско-католической церкви на Кубе выстояла и в последнее время окрепла, несмотря на сочетание небрежного пренебрежения и открытой враждебности, от которой она страдала при коммунизме. В прошлом году правительство незаметно вернуло церковным чиновникам статую и часовню Вильянуэвы вместе с некоторыми другими объектами; Осенью прошлого года Церковь открыла свою первую новую семинарию после революции. А когда 19 сентября Папа Франциск приземлится в Гаване, президент Кубы Рауль Кастро будет приветствовать, возможно, своего самого важного союзника в усилиях по предотвращению сокрушительного нападения U. С. Торговое эмбарго на Кубу, которое действует с тех пор, как статуя еще не пострадала.

Благодаря своему резонансу за пределами светских идеологий коммунизма и капитализма, Церковь создала в кубинском обществе такое пространство, которое не разделяет никакая другая организация. «Помимо правительства, Церковь является самым важным учреждением на Кубе», — сказал мне из своего дома в Майами Хавьер Фигероа, бывший профессор кубинской истории из Университета Пуэрто-Рико.

По всему острову епископы, священники, монахини и миряне управляют де-факто системой социальной защиты Кубы, которую безденежное правительство, революция которого была основана на эгалитарных принципах, не может обеспечить всех инвалидов, пожилых и бедных кубинцев. .Папа Франциск, который критиковал нерегулируемый капитализм как способствующий «глобализации безразличия», приписывают помощь Кубе в восстановлении дипломатических отношений с Соединенными Штатами. Каритас, международная католическая группа помощи, и иностранные епархии — среди тех, кто борется с кубинской бедностью. Стратегия Ватикана по взаимодействию с кубинским коммунизмом приносит свои плоды по прошествии более чем полувека, и государственно-церковная динамика Кубы, вероятно, будет определять вид экономики, которая возникает в стране.

* * *

До того, как Фидель Кастро начал свою программу преследования церкви, жестокость и жадность кубинского диктатора Фульхенсио Батисты способствовали поддержке революции среди левых католиков в стране. Фидель, который учился в иезуитских школах, часто говорил в религиозных терминах. «Те, кто распяли Христа, были книжниками, богатыми, — сказал он в 1960 году, — демагогами, эксплуататорами … потому что он говорил правду».

Хавьер Арзуага, францисканский священник из Испании, был одним из первых сторонников революции.В его гаванском приходе была военная тюрьма, в которой находились пособники Батисты, который был свергнут в 1959 году. Че Гевара, возглавлявший революцию вместе с Фиделем, разрешил Арзуаге «в любое время ухаживать за заключенными», согласно интервью, которое Арзуага дал историку. Лилиан Герра в 2008 году для документального фильма (продюсер Гленн Гебхард предоставил мне стенограмму интервью, которое не вошло в окончательную версию). Арзуага стал свидетелем того, как кенгуровая система суда возила людей на казнь на конвейере.Он предлагал найти для осужденных исповедников и причащал любого просящего.

«Католическая церковь должна существовать с системами, которые с ней не согласны».

«Были ли казнены убийцами, — сказал Арзуага, — для меня не имело значения. … Я был здесь не для того, чтобы решать, кто был хорош, а кто плох, а чтобы сказать им: «Послушайте, вы верите в следующую жизнь?» Он хотел, чтобы у них была «безмятежность, чувство спокойствия, когда они столкнулся со смертью ». Он сопровождал 55 человек в расстрельную команду: «Никого из них не нужно было привязывать к столбу.Никому из них не нужно было завязывать глаза. Все погибли, глядя прямо перед собой. Конечно, я стоял рядом с каждым с крестом в руках ». Арзуага был настолько травмирован своей ролью в казнях, что оставил священство и переехал в Пуэрто-Рико.

Он не будет последним священником, который уйдет. Весной 1961 года кубинское правительство предотвратило вторжение в залив Свиней, совершенное кубинскими американцами при содействии ЦРУ. В операции приняли участие четыре священника, которые помогли ускорить осуществление плана Фиделя по разгрому церкви.Он приказал закрыть католические школы, и этой осенью Куба депортировала 130 священников в Испанию. В течение следующих нескольких лет с острова сбежали 3500 монахинь и священников. Бандиты режима вторгались в церкви и срывали религиозные шествия, а священников и мирян сажали в тюрьмы.

«Церковь была опустошена: ее основной источник дохода, ее школы, были отрезаны, число священников уменьшилось с восьмисот до двухсот всего за три года, большинство верующих уехало, и отношения между церковью и лидеры правительства граничили с враждебностью », — писал Джон Кирк в книге« Между Богом и партией ».

Но Святой Престол никогда не разрывал дипломатических отношений с Кубой, хотя Ватикан считал безбожный коммунизм своей величайшей угрозой. Нунций церкви, или посол папы, монсеньор Чезаре Закки, ухаживал за Фиделем совместной трапезой и подводным плаванием с аквалангом, нервировав некоторых кубинских епископов и воспламенив растущее сообщество изгнанников Майами. «Люди радикально изменили свое материальное благосостояние», — заявил тогда Закки. «Произошло перераспределение богатства … [и] социальной справедливости, чего раньше не было.

«Закки опередил свое время, — сказал богослов из Университета Нотр-Дам отец Роберт Пелтон, авторитет на Кубе. «Никто не был готов к этому, но он был прав в своем подходе — не отдаляйся от режима, занимайся делами, но в соответствии со своей совестью. Католическая церковь должна существовать с системами, которые с ней не согласны ».

* * *

По мере того как костная церковь Кубы переживала 1970-е годы, конференция латиноамериканских епископов отстаивала «льготный вариант для бедных».Новое движение, известное как «Теология освобождения», дало жителям трущоб и баррио представление о Христе в союзе с бедными — миссию по поиску достойного уровня жизни и справедливости. Тем временем Фидель утверждал в интервью 1985 г. с левым бразильским священником, опубликованном в книге «Фидель и религия », что «класс богатых имеет монополию на церковь». Тем не менее Фидель также признал сдвиг латиноамериканской церкви влево и подчеркнул те аспекты революции, которые немногие христиане могут осудить: самый высокий уровень грамотности в Латинской Америке; повсеместное образование; бесплатная система здравоохранения; интеграция чернокожих в рабочие места и общество; и больше возможностей для бедных.

«Все погибли, глядя прямо перед собой. Конечно, я стоял рядом с каждым с крестом в руках ».

В тот же год произошел поворотный момент для католицизма на острове. Национальное собрание кубинских церквей, или ENEC на испанском языке, продвигало стратегию возвращения церкви на общественную площадь, не ставя под сомнение легитимность движения Фиделя. «До ENEC, — объяснил историк Хавьер Фигероа, — церковь была слабой и ограничивалась мессой; он не мог выйти и проповедовать. Если вы ходили в церковь, ваши дети могли не поступить в колледж, который они хотели, или вы могли не получить определенную работу.ENEC сказал: «Занимайтесь культурой, будьте активны в обществе». После ENEC «получение пространства» стало термином для нарастающей свободы, поскольку церковные публикации, докладчики и конференции настаивали на большей справедливости, хотя и осторожно. Церковь выступала за более смелое сосуществование с революцией.

* * *

Сейсмический сдвиг произошел с распадом Советского Союза, на долю которого приходилось 80 процентов торговли Кубы. В 1990-е годы не хватало продуктов питания. «Кубинское правительство, вероятно, рассчитало, что оно может безопасно отменить регулирование религии без больших политических затрат», — писала ученый-юрист из Гарварда Джилл Гольдензил, — «как прагматическое средство достижения экономического роста.Поправка 1992 года к конституции назвала Кубу «светской нацией», заменив «атеист».

С 1993 по 1997 год Каритас и другая благотворительная организация «Католические службы помощи» потратили более 10 миллионов долларов на приходские центры распределения лекарств, подгузников, предметов гигиены и продуктов питания. По словам ученого Адриана Хирна, к 1998 году Кубинская католическая церковь руководила 20 центрами по уходу за детьми, 21 домом для престарелых и пятью больницами.

Венски, будучи священником, но еще не епископом, совершил свою первую поездку на Кубу в 1996 году, доставив инсулин для несовершеннолетних диабетиков в Каритас.«Это было начало гражданского общества, если хотите, когда правительство неохотно осознало, что им приходилось разговаривать с людьми вне партии, которые не были диссидентами», — сказал он мне. «Люди Каритас пытались освободить место». К тому времени, когда он приветствовал Папу Иоанна Павла II в Гаване в 1998 году, Фидель наладил свое собственное конструктивное взаимодействие с церковью, которая приносила деньги на помощь, от которых в некоторой степени зависели обещания его революции. Со своей стороны, Иоанн Павел II назвал эмбарго «репрессивным… несправедливым и этически неприемлемым».У него также было послание для Фиделя: «Современное государство не может сделать атеизм или религию одним из своих политических постановлений».

* * *

С тех пор, как его брат ушел на пенсию по состоянию здоровья и передал ему власть в 2006 году — и после того, как смерть Уго Чавеса в Венесуэле нанесла вред одному из основных покровителей Кубы, — Рауль Кастро спроектировал сдвиги в марксистской экономике своей страны. и сделал большие уступки церкви. В качестве президента он сократил более 500 000 рабочих мест в штате, разрешив некоторые предприятия малого бизнеса, частные кредиты и недвижимость, чтобы оживить умирающую экономику.После поездки на остров Папы Бенедикта в 2012 году Куба объявила Страстную пятницу официальным праздником. Во время поездки в Рим в мае Рауль поблагодарил Папу Франциска за его помощь в дипломатическом прорыве с Америкой. «Я возобновлю молитву и снова обращусь к церкви, если Папа продолжит в том же духе», — сказал он репортерам. «Я имею в виду то, что говорю».

«Я возобновлю молитву и снова обращусь к церкви, если Папа продолжит в том же духе», — сказал Рауль Кастро репортерам. «Я имею в виду то, что говорю».

Независимо от того, произойдет ли возвращение к вере в конце жизни 84-летнего Кастро, кубинская церковь проглотила горькие пилюли, чтобы выжить при самом долгоживущем марксистском правительстве Латинской Америки.Сегодня на Кубе 300 священников по сравнению с 800 в 1959 году, когда численность населения была почти вдвое меньше нынешней. Католическое население страны, которое, по оценкам, составляло примерно три четверти от общей численности населения накануне революции, после прихода Фиделя к власти существенно сократилось и теперь колеблется от 50 до 70 процентов, в зависимости от источника (показатели массовой посещаемости намного ниже). ниже).

Во время своей поездки на Кубу и в США Папа Франциск, вероятно, призовет к отмене эмбарго.Но большой вопрос, выходящий за рамки визита понтифика, связан с формой, которую может принять открытие торговли Кубой после эмбарго — как регулируемый капитализм будет работать на практике и как Церковь будет действовать в этой новой среде. Хотя нехватка продуктов питания на Кубе уже не такая острая, как в начале 1990-х годов, в некоторых католических изданиях страны все еще используется лексика голода.

«Наша страна отмечена большими ограничениями в доступе к информации и осуществлению свободы выражения и личной свободы», — говорится в исследовании иезуитов 2014 года.«Наблюдается растущая девальвация, основанная на: секуляризме и атеистическом образовании, антихристианском характере большинства социальных структур, огромных экономических трудностях, разочаровании большинства законных устремлений, разочаровании из-за отсутствия власти участвовать в жизни мира. консьюмеризм ».

«Кубинская экономика не работает, и [кубинские чиновники] пытаются понять, как заставить ее работать», — сказал архиепископ Венски. «Они не стремятся к демократической модели или обязательно [модели], как Китай или Вьетнам.Им нужна альтернатива. … Рауль и его люди не хотят, чтобы эта штука взорвалась. Когда они умирают, они хотят быть спокойными и лежать в постели ».


Этот отчет является частью текущей серии проектов GroundTruth под названием «Глобальная церковь», поддерживаемой Фондом Генри Люса, Фондом Мэри Кэтрин Бантинг и Дэном и Шейлой Дейли.

Религия в американской истории, TeacherServe, Национальный гуманитарный центр

Брошюра 1905 года

Предоставлено Центром миграции
Исследования, Нью-Йорк

История католицизма в девятнадцатом веке — это история иммиграции.До того как
около 1845 года римско-католическое население Соединенных Штатов составляло небольшое меньшинство, в основном
Английские католики, которые зачастую были весьма образованными в социальном плане. Но когда несколько лет
опустошительный картофельный голод заставил миллионы ирландских католиков бежать в Соединенные Штаты в середине 1840-х годов, лицо американского католицизма начало радикально и навсегда измениться. в
Спустя пятьдесят лет католическое население Соединенных Штатов внезапно превратилось из
сплоченная группа землевладельцев, образованных аристократов в невероятно разнообразную массу городских
и сельские иммигранты, которые приехали из разных стран, говорили на разных языках, держали
разные социальные статусы и подчеркивали разные части своего католического наследия.

Многие представители других конфессий — евреи, протестанты и даже некоторые мусульмане, индуисты и
Буддисты — прибыли в результате последовательных волн массовой иммиграции в Соединенные Штаты между
1840-е и 1920-е годы. Но католики из разных стран были самыми многочисленными, и
самые заметные. В 1850 году католики составляли всего пять процентов от общей численности населения США. От
1906 г., они составляли семнадцать процентов от общей численности населения (14 миллионов из 82 миллионов
человек) — и составляли крупнейшую религиозную конфессию в стране.

Когда ваши ученики узнают о масштабах демографического и религиозного сдвига, вызванного
иммиграции, они начнут понимать, почему так много американских граждан стали беспокоиться о
так называемые «католические орды». Меняться всегда сложно, и это было огромным изменением. Почему
что-то изменилось? Почему в это время в Соединенные Штаты приехало так много католиков? Почему
страна их возьмет? Чтобы ответить на эти вопросы, вы можете нарисовать своим ученикам сцену или
два из широких тенденций западного полушария к экономической и социальной «модернизации».»The
новые централизованные государства Европы и Нового Света продвигали капиталовложения в
городские промыслы, нарушившие древние обычаи земледелия, ремесленного труда и наследования земли. А
новый управленческий «средний класс» служащих и бюрократов процветал в городах, но
тысячи крестьян были вынуждены покинуть свои земли и трудиться в результате применения новых методов ведения сельского хозяйства. В
Католические граждане Италии, Польши, части Германии и восточноевропейских королевств
то, что сейчас Словакия и Чешская Республика, начали обращать свои взоры на Америку.У страны растущая мировая репутация демократических идеалов и возможностей для работы. Для этих народов, как
а также для французских канадских католиков на севере США и мексиканских католиков для
на юге шанс на новую жизнь без бедности и угнетения был слишком хорош, чтобы упускать его.
Миллионы сыновей, отцов, а позже и целых семей оставили свои прежние жизни и имущество.
и садились на переполненные корабли, плывущие в Нью-Йорк.

Америка, со своей стороны, стыковала корабль за кораблем у острова Эллис как в идеалистическом, так и в практическом плане.
причины.Приветствовать иностранца было американским идеалом; все группы учредителей страны
а многие из ее ведущих граждан в конце концов были иммигрантами. Девиз на Статуе
Свобода, «Дай мне твою усталую, твою бедную», является примером тесной связи между иммиграцией и
свобода в национальном воображении. Но с практической точки зрения новые отрасли промышленности Америки
а быстрорастущие приграничные города требовали большого количества дешевой рабочей силы. Итак, иммиграция была
выгода для обеих сторон — по крайней мере, теоретически.

Ведущее обсуждение студентов

Но теория не всегда переводится в чувства и переживания реальных людей в реальной жизни.
ситуации. Иммиграция должна была быть выгодна иммигранту и стране, но она
также вызвал множество страхов, неуверенности и проблем с обеих сторон. Было бы неплохо
обсудите со своими учениками положительные и отрицательные ЧУВСТВА, которые испытывают как местные жители, так и
иммигранты могли пережить в то время. Пусть студенты представят и расскажут о том, что это
могло показаться иммигрантам, которые не знали «веревок» или, во многих случаях,
язык.Пусть они также представят, как это могли чувствовать те, кто уже живет в
Америка, увидевшая, что их города так быстро меняются: внезапно в каждом доме появилась католическая церковь.
район. Иммиграция, конечно, по-прежнему остается частью американской действительности и
общественные дебаты. Некоторые из ваших учеников сами могут быть католиками и будут удивлены, услышав
о бывшем низком статусе «ассимилированной» религии они знают. Некоторые из ваших учеников могут
знать об иммиграции из первых рук, будучи иммигрантами или детьми иммигрантов
самих себя.Другие могут знать об иммиграции из новостных сообщений или из опыта
соседи. Не стесняйтесь устанавливать связи между реальностями и восприятием
Католицизм и иммиграция тогда и сейчас. Их опыт настоящих реалий может помочь
они понимают прошлое, и наоборот.

Затем перефокусируем обсуждение, чтобы подчеркнуть, что в девятнадцатом веке иммигранты
РЕЛИГИЯ, католицизм, стала центром этих чувств иммиграции с обеих сторон.Иммигранты придерживались католицизма ради духовного комфорта и групповой идентичности. Старший
Американцы обвиняли католицизм в «чужих путях» иммигрантов. Обе стороны использовали
Католицизм как способ противостояния другому. Как иммигранты выражали свои чувства
через их веру? Как американцы-протестанты использовали католицизм в качестве «заменителя»
иммиграционные вопросы?

Проведя несколько лет в Америке, многие иммигранты-католики разочаровались.
«Американские мечты» о богатых сельскохозяйственных угодьях и легких деньгах улетучились в ветхую, запущенную жизнь.
кварталов больших городов и умирали в течение долгих часов на низкооплачиваемой, изнурительной работе.Пока что
рано или поздно многим семьям удалось улучшить свое экономическое положение благодаря удаче,
изобретательность, трудолюбие и, как они твердо верили, помощь Бога, святых и Церкви.

Ибо именно католическая церковь больше, чем какая-либо другая организация, приложила согласованные усилия для
приветствуем новых католических иммигрантов. Католические граждане помогли им найти работу и дом;
сестры (монахини) учили своих детей английскому языку в католических школах; священники пытались защитить свои
политические интересы и ограждают их от порой враждебной протестантской среды; местный
в церкви проводились религиозные праздники и светские мероприятия.Важно подчеркнуть, что для иммигрантов
соседняя католическая церковь была не просто церковью; это был фокус всего
сообщество, целый образ жизни. Даже если отношения между церковью и католиком
иммигранты часто были далеки от совершенства, местные приходы приносили миллионы убитых горем,
тоскующие по дому мужчины и женщины-иммигранты знакомые удобствами ритуала и веры, которые давали им
мировое значение.

Студенты должны знать, какие части католических ритуалов и верований отличают их от протестантских.
Христианство, хотя следует также подчеркнуть, что здесь гораздо больше преемственности, чем
разница между двумя формами христианства.Католическая традиция сохранялась веками

  1. , что институциональная Церковь с ее высокоорганизованной иерархией, возглавляемой Папой в Риме,
    был единственным источником духовного воспитания, божественной власти и окончательного спасения;
  2. , что
    таинства — религиозные ритуалы, такие как месса и исповедь, — были основными средствами человеческого
    контакт с божественным; и
  3. , что святые, которые, как Мария, мать Иисуса, были святыми
    люди, приведенные в пример Церковью, могут быть призваны в молитве «ходатайствовать» за
    Католики с Отцом и Сыном.

Реформаторы протестантской Реформации возражали
яростно к этим акцентам, настаивая вместо этого на

  1. без иерархии в церковной структуре,
  2. г.
    Библия, а не таинства как источник откровения от Бога, и
  3. Сам Иисус как
    только необходимый заступник перед Богом Отцом.

На протяжении четырех столетий католики и протестанты
вели настоящие и полемические войны друг с другом по поводу этих и других вопросов, которые сделали их
взаимно антагонистические позиции.В контексте Америки девятнадцатого века, где верящие Библии евангельские протестанты составляли явное большинство, католическое меньшинство, с
его сложные ритуалы и статуи святых казались большинству очень странными, даже «неправильными».
Конечно, для католиков это были естественные и привычные способы выразить свою веру в Бога.
В них вообще не было ничего странного. На самом деле они считали протестантов странными и
«неправильный.»

Для протестантов религия иммигрантов вызвала большой ужас. Протестанты гордятся
живут в стране, основанной как протестантская «свет миру», как пуритане
положи это. Они чувствовали угрозу того, что Америка вскоре может стать «католической» страной; они волновались
что католическая религия с ее иерархиями и традициями сделала иммигрантов неподходящими
для демократической и индивидуалистической Америки. Они даже размышляли, были ли католики
толпами приезжают, чтобы колонизировать Америку для папы! Церкви могут попытаться защитить
иммигранты, но они мало что могли сделать, чтобы противостоять предрассудкам католических иммигрантов, с которыми сталкивались в
«мейнстрим» Америки каждый день.Соседи называли католиков именами, работодатели отказывались
продвигали их, домовладельцы сдавали им худшие квартиры, газеты обвиняли их в росте
уровень преступности, и банки отказывали им в ссудах. Популярная национальная организация, американская
Защитная ассоциация, была основана специально для пропаганды антикатолицизма и других
предрассудки.

Все это потому, что католики исповедовали иное христианство, нежели протестанты? Частично нет, и
отчасти да. С одной стороны, антикатолицизм не был полностью связан с католицизмом; отчасти это было о
класс тоже.Многие представители высших слоев общества не обращали особого внимания на религию католиков, но полагали, что, поскольку иммигранты были бедными, иностранцами и другими, это означало
они также были грязными, опасными и ленивыми. Многие люди из низших классов считали
иммигранты представляли конкуренцию за работу, жилье и социальный престиж, который по праву принадлежал
их. С другой стороны, антикатолическое предубеждение было относительно религии. Для католиков сделали хорошими американскими гражданами — выиграли политические гонки, организовали профсоюзы, открыли предприятия и основали школы и больницы.Но как ни старались католики доказать, что они
были хорошими, порядочными, патриотично настроенными американскими гражданами, некоторые протестанты никогда их не приняли,
просто потому, что они были католиками. Этот случай неприкрытых предрассудков может оказаться трудным для
студенты обеспокоены «равенством» и «терпимостью», чтобы слышать. Другие могут быть более сочувствующими
к религиозным убеждениям протестантов. Опять же, указание на преемственность нынешних предрассудков только поможет пролить свет на и то, и на другое.

Учитывая социальное клеймо католицизма, студенты, естественно, могут задаться вопросом, почему большинство католиков
люди, которые приехали в эту страну, остались католиками.Есть несколько причин, каждая из которых
поговорите о очень доступной для подростков проблеме «идентичности» — как люди ее получают, создают или изменяют.
Одна из причин, по которой католики оставались католиками, заключается в том, что они искренне верили, что католицизм был «правильным».
религия, и переход в протестантизм был просто невозможен. Другой — католицизм
была «альтернативной», «другой» религией в Америке в то время, и некоторые католики носили это
«непохожесть» как знак гордости или маркер идентичности в незнакомой среде.Наконец, некоторые остались вне привычки и культуры. Они были католиками в Старом Свете, поэтому
они были католиками Нового времени, вот и все.

Сопротивление американской общественности иммиграции завершилось серией иммиграционных
ограничительные законы, принятые в начале 1920-х годов, которые устанавливали квоты на количество людей, которым разрешено
каждая зарубежная страна. Квоты для католических стран были настолько низкими, что католическая иммиграция
практически остановлен к 1924 году.

Дебаты историков

В некотором смысле католические иммигранты девятнадцатого века столкнулись с таким же конфликтом в пределах
их церкви как снаружи.Между руководителями церкви бушевали споры о наилучшей стратегии
иметь дело с иммигрантами — «американизировать» их как можно быстрее или поощрять их
как можно дольше сохраняют свой национальный язык и религиозные обычаи. Сторонники
первая точка зрения, названная «американистами», была склонна к теологическим либералам и сторонникам социального прогресса.
которые были весьма оптимистичны в духе «позолоченного века» в отношении совместимости между
Америка и католическая религия. Сторонники второй точки зрения считали
«консерваторы», как правило, были традиционалистами, считавшими увлечение Америки новым
технологии, «материализм» и социальные реформы как опасный контекст для сохранения проблемных
вера иммигрантов.Часто сами иммигранты имели собственное мнение по этому поводу, но
были пойманы между враждующими епископами. В долгосрочной перспективе и американистов и
консерваторы «победили»: папа высказался в пользу консерваторов в 1891 г., но как новый
поколения, конечно, католики стали довольно «американизированными» как аспекты Старого
Мировая религиозная культура и богословие постепенно оставались позади, и оттенки нового, более
появился индивидуалистический и демократический католицизм.

Исследователи истории американских католиков повсеместно считают иммиграцию самой большой
динамическая сила в Американской церкви девятнадцатого века, но они продолжают обсуждать этот вопрос
«Американизации». Великие истории американского католицизма, написанные последовательно
Джона Гилмари Ши, Питера Гилдэя и Джона Трейси Эллиса с 1890-х по 1950-е гг.
считал «американизацию» хорошим делом и противодействовал распространенному мнению католиков.
непригодность для Америки с многочисленными примерами американских католических достижений.Более свежий
истории Джея Долана и Патрика Кэри (1990-е) пересматривают достоинства «американизации» в
в свете современных дискуссий о «католических различиях» и «мультикультурализме». Их работа
предполагает, что традиционный католицизм иммигрантов способствовал изменению определения
«Америка» от нации англосаксонских протестантов до культуры разнообразных регионов и
народы. Они также тщательно различают религиозные стили, политические взгляды и социальные
статус, связанный с различными этническими группами в католицизме; например, ирландский
Католические политические машины в Нью-Йорке сильно отличались от немецких католических обществ в
Среднего Запада, хотя оба типа групп выросли из католического иммигрантского опыта.

Другие историки отмечали, что такие понятия, как «американизация» и «ассимиляция»
предположить, что там было устойчивое «американское» население, тогда как на самом деле иммиграция была
затмили и перемежались великими социальными дебатами о рабстве, а после Гражданской
Война, так называемая «негритянская проблема» — вопросы, само существование которых доказывает, что однородная
«Американское» население не могло считаться само собой разумеющимся (Дженни Франшо, Roads to Rome ).

Новопосвященные афроамериканские священники
Новый Орлеан, Луизиана, 1934 год
Библиотека Конгресса

Другое
исследования были посвящены истории афроамериканцев, которые сами были католиками; это меньшинство внутри меньшинства сохраняло мало внимания со стороны своей Церкви на протяжении всего
период европейской иммиграции (Стивен Окс, Киприан Дэвис).Некоторые историки считают, что «различия» между католиками и протестантами в этот период преувеличены; обе группы, для
Например, были вовлечены в широкую культурную озабоченность по установлению «домашней» религии наряду с посещением церкви, в которой особое внимание уделялось религиозным предметам домашнего обихода и семейной молитве (Коллин Макданнелл, Энн Тэйвз). Тем не менее другие историки очень подробно описали сложные социальные миры кварталов иммигрантов, поднимая вопрос о том, могут ли обычные
католики-иммигранты действительно заметили «мейнстрим» протестантского мира или вообще очень его заинтересовали (Роберт Орси).

Джули Бирн — доцент кафедры религии в Университете Дьюка, специализируется на истории религии США (религия США 20-го века, католицизм, раса, пол и теория). Она является автором книги O God of Players: The Story of the Immaculata Mighty Macs (2003), исследования баскетбольной команды католического женского колледжа как «живой религии», и завершает свою следующую книгу, The Other католик. Церковь , основанная на независимых католических традициях в США.

Направляйте комментарии или вопросы доктору Бирну через TeacherServe «Комментарии и вопросы».

Мнение | Папа Франциск разрывает католическую церковь на куски

Эти культурные ответвления латинской мессы являются причиной того, что после II Ватикана английские романисты Агата Кристи и Нэнси Митфорд и другие британские культурные деятели отправили письмо Папе Павлу VI с просьбой продолжить это. Их письмо даже не претендует на то, чтобы быть от верующих христиан. «Рассматриваемый обряд в своем великолепном латинском тексте также вдохновил на множество бесценных достижений в искусстве — не только на мистические произведения, но и на произведения поэтов, философов, музыкантов, архитекторов, художников и скульпторов всех стран и эпох.Таким образом, он принадлежит универсальной культуре, а также церковникам и формальным христианам ».

Но Ватиканский совет призвал к пересмотру каждого аспекта центрального акта поклонения, поэтому перила алтаря, кущи и балдахины были разорваны в бесчисленных приходах. Это брожение сопровождалось радикально новой теологией вокруг мессы. Новичок, специализирующийся на религиоведении, знал бы, что пересмотр всех вокальных и физических аспектов церемонии и изменение ее обоснования составляет истинную смену религии.Иного представить себе могли только самоуверенные католические епископы.

Наиболее откровенные сторонники прогресса согласились с радикальными традиционалистами в том, что совет представляет собой разрыв с прошлым. Они назвали Ватикан II «новой Пятидесятницей» — «Событием» , которое дало церкви новое самопонимание. Они считали, что их революция застопорилась в 1968 году, когда Папа Павел VI издал «Humanae Vitae», подтверждающий неприятие церковью искусственных противозачаточных средств, а затем заморозил это в 1978 году с избранием Папы Иоанна Павла II.

Чтобы искоренить старую латинскую мессу, Папа Франциск использует папство именно так, как когда-то утверждали прогрессисты: он централизует власть в Риме, узурпирует прерогативы местного епископа и устанавливает стиль микроменеджмента, мотивированный паранойей нелояльности. и ересь. Возможно, чтобы защитить его самые сокровенные убеждения.

Папа Франциск предвидит, что мы вернемся к новой мессе. Мои дети не могут вернуться к ней; это не их религиозное образование. Откровенно говоря, новая месса — не их религия.В бесчисленных изменениях вера в то, что месса была настоящей жертвой и что хлеб и вино, однажды освященные, стали телом и кровью нашего Господа, преуменьшалась или заменялась в ней. Когда священник стоял лицом к людям, жертвенник был отделен от скинии. В предписанных молитвах новой мессы это сооружение больше не упоминалось как алтарь, а как трапеза Господня. Молитвы, указывающие на настоящее присутствие Господа в причастии, были заметно заменены молитвами, подчеркивающими духовное присутствие Господа в собрании собрания.

Молитвы традиционной мессы подчеркивали, что священник воспроизводит ту же жертву, которую Христос принес на Голгофе, которая умилостивила Божий гнев на грех и примирила человечество с Богом. Новая месса изображала себя как повествование и историческое воспоминание о событиях, упомянутых в Писании, а приношение и жертва были не Христом, а собравшимися людьми, как гласит наиболее часто используемая евхаристическая молитва в новой мессе: «от века чтобы состариться, ты собираешь людей к Себе, чтобы с востока на запад могло быть совершено совершенное приношение.

Для католиков то, как мы молимся, формирует то, во что мы верим. Старый ритуал физически направляет нас к алтарю и скинии. Таким образом, он указывает нам на крест и на небеса как на высший горизонт существования человека. Поступая так, это показывает, что Бог милостиво любит нас и искупает нас, несмотря на наши грехи. И доказательство этого — культура, которую производит этот ритуал. Подумайте о великом воплощении Моцартом веры в Евхаристию: Ave Verum Corpus (Приветствую Истинное Тело).

COVID-19 наносит ущерб католическому духовенству в сильно пострадавших странах

Коронавирус нанес тяжелый урон римско-католическим священникам и монахиням по всему миру, убив сотни из них только в горстке наиболее пострадавших стран.

Среди погибших — приходской священник из Италии, который привез кинотеатр в свой городок в 1950-х годах; любимый пастор Нью-Йорка, который служил подросткам и бездомным; монахиня из Индии, которая приехала домой, чтобы похоронить своего отца после того, как он умер от COVID-19, но сама заразилась вирусом.

В некоторых странах большинство погибших были пожилыми людьми и жили в домах престарелых или престарелых, где не участвовали регулярно в личной пастырской работе. В других местах, однако, больше пострадали активные священнослужители, что ускорило многолетний спад в рядах, который Папа Франциск в 2017 году назвал «кровоизлиянием».

Смерть от коронавируса среди духовенства — это не только проблема католиков, — сказал Эндрю Чеснат, заведующий кафедрой католических исследований в Университете Содружества Вирджинии, с религиозными лидерами разных деноминаций, которые чаще подвергаются риску заражения как «духовные передовые работники», служащие больным и умирающим. в больницах и домах престарелых.

Но особенно сильно это сказывается на церкви, которая испытывает «постоянную нехватку священников» в большинстве стран на фоне трудностей с набором семинаристов, добавил он.И поскольку католицизм уделяет больше внимания роли священника по сравнению с некоторыми другими конфессиями, потери ощущаются остро.

«Если у вас и так мало священников, и они уничтожены COVID-19, — сказал Чеснут, — это, конечно, влияет на способность церкви служить своим прихожанам».

ИНДИЯ

По данным Конференции католических епископов Индии, католики — небольшое меньшинство в Индии, составляющее около 20 миллионов из 1,38 миллиарда человек, проживающих в основном индуистской нации.

Однако резкое увеличение количества сообщений о смертях среди духовенства настолько встревожило преподобного Суреша Мэтью во время разрушительной второй волны коронавируса этой весной, что он начал рассылать электронные письма епископам по всей стране с просьбой о ежедневных обновлениях. По утрам он просыпался от множества тревог.

«Это был шок», — сказал Мэтью, священник церкви Святого Искупителя в Нью-Дели.

Примерно два священника и монахини умирали каждый день в апреле. Этот показатель удвоился в мае, когда Мэтью зарегистрировал смерть 129 монахинь и 116 священников.

Наихудшие проявления пандемии в Индии утихли, но не раньше, чем он составил список из более чем 500 священников и монахинь, погибших с середины апреля.

Одна из тех потерь произошла недалеко от дома: сестра Жозефина Экка из монастыря Сурья Нагар в его приходе. Она ехала похоронить своего отца в деревне Джарсугуда на востоке Индии, но сама заболела.

Экка присоединилась к общине в сентябре 2020 года в разгар пандемии и стала отвечать за литургию и организацию хора в то время, когда посещаемость церкви была ограничена.Ее помнили за ее доброту и преданность бедным.

В западном штате Гуджарат, где вакцинация была остановлена ​​из-за мощного циклона, обрушившегося на разразившуюся пандемию, преподобный Седрик Пракаш из церкви Св. Игнатия Лойолы оплакивает пятерых священников.

Среди них преподобный Джерри Секейра, близкий друг, который в пасхальное воскресенье крестил новорожденного, отец которого умер от COVID-19. Через день Секейра узнал, что он тоже заразился вирусом.

«Его отношение было таким, что« со мной ничего не случится, Бог добр », — сказал Пракаш.«Он всегда был доступен людям».

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ

Конференция католических епископов США заявляет, что нет исчерпывающего подсчета количества священников и монахинь среди более чем 600 000 человек, умерших от COVID-19 в Соединенных Штатах.

Однако точно установлено, что в число жертв входят десятки и десятки монахинь, которые жили в местах скопления людей по всей стране, от северной части штата Нью-Йорк до Милуоки и пригородов Детройта и за их пределами. Многие из них были пожилыми пенсионерами, посвятившими свою жизнь обучению или уходу за больными.

Только один орден, Сестры Фелицианцы, потерял 21 монахиню в четырех монастырях.

«И вера, и надежда сыграли свою роль в моей жизни, пока я смотрела ужасающие новости о потере», — сказала сестра Мэри Джанин Морозович из Гринсбурга, штат Пенсильвания. «Я не мог продолжать, не веря, что для всего этого есть какая-то цель, какая-то причина».

Преподобный Хорхе Ортис-Гарай из церкви Святой Бригитты в Бруклине, штат Нью-Йорк, умер 27 марта 2020 года и считается первым священником в США.С. заболеть COVID-19. 49-летний мужчина, который руководил ежегодным праздником Пресвятой Богородицы Гваделупской епархии и паломничеством для тысяч посетителей, запомнился прихожанами своей преданностью обществу и руководству молодежных групп.

Также среди погибших был Реджинальд Фостер, 81 год, священник из Висконсина, который четыре десятилетия служил одним из ведущих экспертов Ватикана по латыни. Он умер в доме престарелых в Милуоки на Рождество.

ИТАЛИЯ

Италия была одной из самых горячих точек в начале пандемии.

По сообщениям новостных агентств конференции итальянских епископов, к марту этого года от вируса умерли 292 епархиальных священника старшего возраста.

SIR, информационное агентство конференции, отметило, что число жертв почти равнялось 299 новым рукоположениям в Италии за весь 2021 год.

Среди погибших был преподобный Раффаэле Фалько, священник из Эрколано, недалеко от Неаполя. 77-летний мужчина был известен тем, что использовал свою работу для борьбы с преступным синдикатом Каморра в районе Неаполя.

Также умирал преподобный.94-летний Франко Минар, прибывший в Оззано-Таро в 1950 году и служивший там священником 70 лет. Стремясь возродить веру в молодежь, он организовал строительство театра, в котором он демонстрировал первые фильмы фермерского городка. Его наследие также включает теннисный корт и игровую комнату.

Сестра Мария Ортензия Турати, 88 лет, была одной из нескольких монахинь, умерших в монастыре в северном городе Тортона. По образованию социальный работник, она служила генеральной матерью организации «Маленькие сестры-миссионеры милосердия» с 1993 по 2005 год и основала миссии на Филиппинах и в Кот-д’Ивуаре.

БРАЗИЛИЯ

По данным комиссии, связанной с Национальной конференцией епископов, до марта этого года не менее 1400 священников в Бразилии заразились COVID-19, и по крайней мере 65 из них плюс три епископа умерли.

Среди них был кардинал Эусебио Шайд, 88 лет. Он стал архиепископом Рио-де-Жанейро в 2001 году и был назначен кардиналом два года спустя тогдашним Папой Иоанном Павлом II. За свои 60 лет в церкви он был известен своим глубоким интересом к качеству образования для священников.

Шейд был также известен своим комментарием, некоторые понимали его как политический, а другие — как оплошность; он назвал тогдашнего президента Луиса Инасио Лула да Силва «хаотическим», а не католиком. После небольшого шума Шейд смягчил тон, сказав, что Сильва звучит «сбивающе с толку» в вопросах веры.

___

Авторы Associated Press Фрэнсис Д’Эмилио из Рима, Питер Орси из Траки, Калифорния, Маурисио Саварезе из Рио-де-Жанейро и Джованна Делл’Орто из Миннеаполиса внесли свой вклад в подготовку этого отчета.

__

Освещение религии Associated Press получает поддержку от Lilly Endowment через The Conversation U.S. AP несет полную ответственность за это содержание.

Вера католиков Ирландии сохраняется, несмотря на все

В прошлый понедельник, когда я смотрел вторую часть превосходного документального сериала RTÉ The Game , я был поражен пылом толпы в Кроук-Парке в прошлом году, когда они пели боевой гимн на ирландском языке. Католицизм, Вера наших отцов : «Вера отцов наших, живущих еще / Несмотря на темницу, огонь и меч.”

Многие тогда понимали это как ссылку на выживание католической веры в Ирландии, несмотря на преследования и уголовные законы. Фактически, Вера наших Отцов был написан в память о католиках, казненных как предатели в постреформационной Англии. Как бы то ни было, это соответствовало закону в отношении ирландских католиков середины ХХ века. Так они видели себя и свою церковь: победившими и наконец свободными после столетий угнетения.

Многие теперь увидят эту Ирландию Веры наших Отцов , с ее черно-белыми изображениями и реальностями, как такую ​​чужую страну. И это.

В тот «период расцвета» более 93 процентов ирландских католиков посещали еженедельные мессы, особое положение католической церкви было признано в Конституции, а разводы и искусственные противозачаточные средства были запрещены.

Он также производил столько священников и монахинь, что от трети до половины отправились на «миссии». Это побудило Папу Иоанна XXIII в 1961 году написать тогдашнему католическому примасу Ирландии кардиналу Джону Д’Альтону, что «в любой христианской стране будет больше или меньше священников. Но Ирландия, эта любимая страна, в этом отношении является самой плодородной из матерей ».

Вера наших отцов был написан в 1849 году англичанином отцом Фредериком Фабером.В этой постголодной Ирландии было мало священников, мало зданий католической церкви или начальных школ, и церковь мало влияла на повседневную жизнь. Ситуация изменится в 1850 году с назначением Пола Каллена архиепископом Армы и его переводом, если использовать церковный термин, в Дублин в 1852 году.

Мы наблюдаем смерть модели католической церкви в Ирландии, а не самого католицизма.

Этот необычный человек был архитектором известной нам ирландской католической церкви с большим количеством клерикалов.Он централизовал его власть и структуры, привязал его к Риму, ввел процессии, благословения, уединения и богослужения, а также поощрял строительство школ и больниц, которыми управляли священники и католические религиозные общины.

Он заложил мощный фундамент католической церкви, которая доминировала в Ирландии на протяжении 20 века.

Мощный индикатор

Сегодня он резко падает.Самым убедительным показателем может быть то, что средний возраст ирландского католического священника сегодня составляет 70 лет, в то время как прошлой осенью только шесть мужчин начали подготовку к священству в Мейнуте — это самый низкий показатель с момента его основания в 1795 году.

По данным Ассоциации католических священников, их количество в активном служении снизилось на 43 процента с 1995 года. Соучредитель ассоциации отец Брендан Хобан сказал, что «ирландские священники почти исчезнут через 20 лет».

Но то, что мы являемся свидетелями, — это смерть модели католической церкви в Ирландии, а не самого католицизма.

Если ирландская католическая церковь была так виновна в предательстве своего народа, так же виноват и Рим.

Христианство существует в Ирландии более 1500 лет; Церковь, которую построил Пол Каллен, просуществовала одну десятую того времени, около 150 лет.И всем этим до свидания. Это была не очень красивая церковь. Он стал доминирующим, высокомерным, оскорбительным. Он предал свое учение и людей, жестоко обращался с их детьми и способствовал этому насилию, скрывая его, чтобы защитить себя.

К такому выводу пришла судья Ивонн Мерфи в своем отчете за 2009 год о борьбе с сексуальным насилием над детьми священнослужителями в католической архиепископии Дублина.

Приоритетами Архиепископии в борьбе с жестоким обращением с детьми со стороны священников, по ее мнению, были «сохранение секретности, предотвращение скандалов, защита репутации Церкви и сохранение ее активов. Все другие соображения, включая благополучие детей и справедливость для жертв, были подчинены этим приоритетам. Архиепископия не применяла свои собственные правила канонического права и делала все возможное, чтобы избежать любого применения закона государства.”

Это был образец того, что будет видно из других ирландских епархий и католических институтов в дальнейших подобных государственных отчетах. Вероятно, хуже всего то, что судья Мерфи обнаружил, что «благополучие детей, которое должно было быть главным приоритетом, не было даже фактором, который нужно учитывать на ранних этапах».

Но если ирландская католическая церковь была настолько виновата в предательстве своего народа, так же виноват и Рим.Это было подчеркнуто на прошлой неделе откровениями, полученными во время встречи бывшего президента Мэри Макалис и тогдашнего государственного секретаря Ватикана кардинала Анджело Содано в 2003 году.

Он инициировал с ней обсуждение соглашения между Ирландией и Римом, согласно которому Рим будет иметь контроль над всеми церковными документами в Ирландии и Ватикане. Миссис Макалис немедленно закончила дискуссию.

Год спустя кардинал Содано пошел дальше.Он предложил тогдашнему министру иностранных дел Дермоту Ахерну в Ватикане, чтобы ирландский налогоплательщик получил счет за компенсацию, выплаченную пережившим насилие со стороны католических священников в Ирландии. Этот разговор тоже оборвался внезапно.

И все это из Рима, который отказался сотрудничать с ирландским государственным расследованием по расследованию случаев сексуального насилия над детьми со стороны духовенства в двух ирландских епархиях, из которых он получил подробности такого насилия в 2001 году.Это было по указанию тогдашнего декана Конгрегации доктрины веры кардинала Джозефа Ратцингера, впоследствии Папы Бенедикта XVI.

Он поручил каждому католическому епископу в мире передать ему такие подробности, и они это сделали. Он был папой, когда Комиссия, занимавшаяся расследованием Дублина, а затем епархии Клойн в Ирландии, искала эти документы и была проигнорирована.

Несмотря на это, в своем письме к ирландским католикам от марта 2010 года он чувствовал себя вправе критиковать католических епископов Ирландии за сокрытие сексуального насилия над детьми со стороны священников.

Это было после публикации отчета Клойна в июле 2011 года, когда Энда Кенни выступил с одним из самых ужасных обращений к Дайлу, связанных с Церковью.

Он сказал, что отчет Клойна разоблачил «попытку Святого Престола сорвать расследование в суверенной демократической республике».

Он продолжил: «Он далек от того, чтобы выслушивать свидетельства унижения и предательства.. . Реакция Ватикана заключалась в том, чтобы разобрать и проанализировать его с помощью тусклого глаза канонического юриста. . . Эта расчетливая, иссушающая позиция является полной противоположностью радикализму, смирению и состраданию, на которых была основана Римская церковь ». Посольство Ирландии при Святом Престоле было закрыто в ноябре того же года.

Предательства

Это было тогда. С тех пор посольство вновь открылось, и отношения между Ирландией и Ватиканом значительно улучшились.Несмотря на упомянутые выше предательства, исключительное число ирландских католиков все еще держатся своей веры — даже если они больше не доверяют этому институту.

Перепись 2016 года в Ирландии показала, что 78,3% населения по-прежнему принадлежат к католикам.

Европейский социальный опрос 18 стран, опубликованный в том году и опубликованный в ноябре прошлого года, показал, что еженедельная массовая посещаемость ирландскими католиками остается высокой по европейским стандартам.Было обнаружено, что 36 процентов взрослых ирландцев посещали религиозную службу не реже одного раза в неделю. Средняя еженедельная посещаемость в 18 опрошенных европейских странах составила 12,8%.

Возможно, единственный нерешенный вопрос заключается в том, заслуживает ли Церковь католиков Ирландии.

Это исследование также показало, что количество ирландцев, которые молятся не реже одного раза в неделю, составило 55,3 процента, в то время как в среднем по 18 странам было 30 процентов.

Было установлено, что наименее религиозная возрастная группа Ирландии — люди в возрасте от 16 до 29 лет — с большей вероятностью исповедуют свою религию, чем почти любой из их сверстников в Европе. Из этих молодых ирландцев 54 процента считают себя католиками, 24 процента еженедельно посещают церковь вне особых случаев и 43 процента еженедельно молятся.

Только их сверстники в Польше (47 процентов) и Португалии (27 процентов) имеют более высокую еженедельную массовую посещаемость.

Все это указывает на непреходящую важность веры для ирландского народа, несмотря на преследования в прошлом и шокирующее предательство в последнее время.

Эта вера продолжает проявляться наиболее ярко в глубоком и устойчивом сострадании ирландского народа. Прекрасной иллюстрацией является их постоянная поддержка таких организаций, как заграничное агентство католических епископов Trócaire.В прошлом году оно привлекло 29,1 миллиона евро, что на 12 миллионов евро больше, чем в предыдущем году и является второй по величине суммой, полученной агентством за 45-летнюю историю агентства.

Ирландские католики остаются верными, щедрыми и сострадательными, несмотря ни на что. Именно из-за такого сострадания они подавляющим большинством проголосовали за однополые браки в 2015 году и за удаление Восьмой поправки в мае прошлого года.

Возможно, признание аналогичной черты сострадания у Папы Франциска означало, что они записали его запланированное выступление в Knock 26 августа в считанные часы.

После всего, что произошло, возможно, единственный нерешенный вопрос заключается в том, заслуживает ли Церковь католиков Ирландии или их лояльности.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного