Таинство брака в православии: О таинствах. Таинство Брака / Православие.Ru

Разное

Содержание

О таинствах. Таинство Брака / Православие.Ru

ПОНЯТИЕ О ТАИНСТВЕ

Брак есть таинство, в котором жених и невеста пред священником и Церковью дают свободное обещание о взаимной их супружеской верности, и союз их благословляется, во образ союза Христа с Церковью, и испрашивается им благодать чистого единодушия к благословенному рождению и христианскому воспитанию детей (Катехизис).[1]

УСТАНОВЛЕНИЕ БРАКА

Брак есть начальный союз, из которого образуется союз семейный, родственный, народный и гражданский. Поэтому важность и значение брака может быть рассматриваемо с разных сторон. Во всей своей святости и высоте брак является в недрах Православной Церкви, где он есть таинство, которого начало — в благословении брака первозданной четы, а полнота в христианстве.

Брак первоначально установлен Самим Богом еще в раю чрез сотворение жены в помощь мужу и чрез благословение, преподанное им Богом. Отсюда в Ветхом Завете повсюду выражается воззрение на брак как на дело, благословляемое Самим Богом (Быт. 1, 28 и гл. 24; Притч. 19, 14; Мал. 2, 14).

Такой взгляд на брак слова Божия отражен и в первых трех молитвах в последовании венчания.

В христианстве брак достигает всей полноты совершенства и действительного значения таинства. Первоначально освященный Богом, он получает новое подтверждение и посвящение в таинство от Иисуса Христа (Мф. 19, 5—6) и становится образом таинственного союза Христа с Церковью, почему и называется тайной великой (Еф. 5, 32). Согласно со словом Божиим учили о браке и древнейшие писатели и отцы Церкви (Климент Александрийский, Тертуллиан, свт. Иоанн Златоуст, блж. Августин, свт. Амвросий Медиоланский и др.).

ЦЕЛЬ И СМЫСЛ ТАИНСТВА БРАКА

Брак, по христианскому взгляду, есть великая тайна единения двух душ, в образе единения Христа с Церковью (см. Апостол, читаемый на венчании — Еф. зач. 230).

Муж и жена, по мысли святого Киприана Карфагенского, получают полноту и цельность своего бытия в духовно-нравственном и физическом единении и взаимном восполнении одного личностью другого, что достигается в христианском браке.

Взаимные обязанности мужа и жены указаны в Свящ. Писании: муж должен любить жену, как Христос возлюбил Церковь; а со стороны жены должно быть повиновение мужу, как Церковь повинуется Христу (Еф. 5, 22—26).

Чтобы быть достойным отображением таинственного союза Иисуса Христа с Церковью, соединяющиеся в супружестве должны все низшее в своей природе подчинить высшему, физическую сторону поставить в зависимость от духовно-нравственной.

Нравственная связь, союз любви и внутреннее единство между супругами при этих условиях являются настолько крепкими, что их не может ослабить самая смерть. С этой точки зрения может быть признано нравственное достоинство только за первым браком. Второй брак — «удержание от блуда», свидетель о невоздержании чувственности, «не побеждаемой духом, как следует истинному христианину, по крайней мере после удовлетворения чувственной потребности в первом браке». Поэтому совесть христианина нуждается в очищении епитимией, какою и было в древности отлучение второбрачных от Св. Таин на год.[2] Второженцев (т. е. овдовевших и вступивших во второй брак) запрещается, по апостольскому преданию и церковным канонам, избирать пастырями Церкви как проявивших через второбрачие «невоздержание чувственности», которое должно быть чуждо лицам священного сана.[3] Еще более строго Церковь смотрела на третий брак (хотя и допускала его как снисхождение к человеческой немощи).

Как живой союз любви и сердечного расположения по образу союза Христа с Церковью, брак не может быть разрываем никакими неприятностями и случайностями супружеской жизни, кроме смерти одного из супругов и вины прелюбодеяния.[4] Последнее по своему действию на брак равносильно смерти и в самом корне разрушает брачные узы. «Жена есть общница жизни, соединяемой в одно тело из двух, и кто снова разделяет одно тело на два, тот враг творчества Божия и противник Его Промысла».[5]

Брак в христианстве имеет в основе чувство любви и высокого взаимного уважения (без последнего и не может быть любви).

Брак — это домашняя Церковь, первая школа любви. Любовь, здесь воспитавшись, должна потом выйти из круга семьи на всех. Эта любовь — одна из задач брака, которая и указывается в молитвах в самом чине венчания: Церковь молится, чтобы Господь подал брачующимся жизнь мирную, единомудрие, «единомыслие душ и телес», друг ко другу любовь в союзе мира, исполнил «домы их пшеницы, вина и елея и всякия благостыни, да преподают и требующим» и, имея всякий достаток, изобилуют на всякое дело благое и Богу благоугодное, да «благоугодивше пред Богом возсияют, яко светила на небеси, во Христе Господе нашем».[6]

Христианская семья, по учению Василия Великого, должна быть школою добродетелей. Связанные чувствами любви, супруги должны оказывать взаимное доброе влияние, самоотверженно снося недостатки характера друг друга.

Брак есть также школа самоотречения, поэтому мы слышим в чине венчания слова: «Святии мученицы, иже добре страдавше и венчавшеся, молитеся ко Господу, помиловатися душам нашим».

Здесь упоминаются мученики, ибо христианство есть подвиг во всех сторонах христианской жизни, и, в частности, брак налагает на людей настолько высокие обязанности по отношению к ним самим и по отношению к их потомству, что их венцы в некотором смысле приравниваются к венцам мучеников. Венцы брачные — это вериги подвижничества, венцы победы над чувственностью; при совершении таинства пред брачующимися полагается и святой крест, символ самоотречения и служения ближнему и Богу, и призывается в песнопении великий учитель любви в Ветхом Завете пророк Исаия.

Христианство требует в браке целомудрия. Пребывающим в браке христианство предписывает жизнь чистую, непорочную, целомудренную. Это отражено и в молитвах чина венчания.

Церковь молит Господа, Который есть «тайнаго и чистаго брака Священнодействитель и телесного Законоположитель, нетления Хранитель», подать благодать брачующимся сохранить в браке «целомудрие», показать «честный их брак», соблюсти «ложе их нескверное» и «непорочным сожительство их», чтобы они достигли «старости маститей», «чистым сердцем делающа заповеди» Божии. [7] Здесь Церковь указывает на то, что мы назвали брачным целомудрием, указывает на необходимость соблюдения супружеской верности, на необходимость борьбы с выработанной веками греховной страстностью, на отречение от прежних языческих отношений к своей жене как предмету наслаждений и собственности. Борьба с грехом в браке — возвышеннейший тип христианского аскетического делания. Это есть великое дело, оздоровляющее самые источники жизни. Оно делает брак подвигом и личного, и (вследствие наследственности) родового совершенствования и по физической, и по духовной стороне. Этот подвиг (аскеза) имеет внешнее выражение в воздержании супругов друг от друга в дни поста, а также в период кормления и беременности.

Священное Писание и Церковь в своих молитвах чина венчания указывают и на вторую основную цель брака — деторождение. Церковь благословляет брак как союз для целей деторождения и для христианского воспитания детей, испрашивая в молитвах «доброчадие» и о «чадех благодать».

В ектениях и молитвах на обручении и венчании Церковь молится о ниспослании брачующимся совершенной и мирной любви, о сохранении их в непорочном жительстве, о даровании доброчадия в продолжение человеческого рода и к восполнению Церкви.

В назидание новобрачным положено в Большом Требнике (гл. 18) прекрасное поучение, в котором всесторонне отражен взгляд Церкви на брак как таинство (приводим в русском переводе): «Благочестивая и правоверная о Христе Господе сочетавшаяся двоица! Великая нива Церкви Божией есть трояка и троякою украшается жатвой. Первая часть этой нивы приобретается возлюбившими девство; она приносит в житницу Господню стократные плоды добродетелей. Вторая часть этой нивы, возделываемая хранением вдовства — в шестьдесят крат. Третья — браком сочетанных, — если они благочестиво в страхе Божием жительствуют, плодотворит в тридцать.

Итак, честно супружество, законом которого вы ныне сочетались, да живя вместе, восприимете от Господа плод чрева в наследие рода вашего, в наследие рода человеческого, во славу Творца и Господа, в неразрешимый союз любви и дружества, во взаимную помощь и для предохранения себя от соблазна. Честно супружество, ибо Сам Господь установил его в раю, когда из ребра Адамова сотворил Еву и дал ее в помощницу ему. А в новой благодати Сам Христос Господь изволил сподобить супружество великой чести, когда не только Своим присутствием украсил брак в Кане Галилейской, но и возвеличил его первым чудодействием — претворения воды в вино. Господь ублажил девство, изволив родиться плотию от Пречистой Девы; воздал честь вдовству, когда, во время принесения Своего в храм, от Анны — вдовицы восьмидесятичетырехлетней принял исповедание и проречение; возвеличил и супружество присутствием Своим на браке.

Итак, блаженный, честной и святой сан избрали вы для своего жития; только умейте проводить святое и честное житие. А оно будет таковым, если вы, живя в страхе Божием, будете уклоняться от всякого зла и потщитесь творить благо; будет и блаженно, если взаимно будете друг другу воздавать должное. Ты, жених, храни к супруге своей верность сожития, любовь правую и снисхождение к женским немощам. И ты, невеста, храни к мужу своему всегдашнюю также верность в сожитии, любовь нелицемерную и послушание ему как главе своей: ибо как Христос есть глава Церкви, так и муж — глава жены. Оба же вместе должны вы заботиться о доме своем и всегдашними трудами, и снабдением домашних; оба прилежно и непрестанно являйте друг другу любовь непритворную и неизменную, дабы союз ваш, который, по словам ап. Павла, есть великая тайна, вполне знаменовал соединение Христа с Церковью. Чистая и теплая любовь ваша да являет чистую и теплую любовь Христову к Церкви. Ты, муж, как глава, люби жену свою, как тело свое, как Христос любит духовное тело Свое — Церковь. Ты, жена, как тело, люби главу свою — мужа, как Церковь любит Христа. И, таким образом, с вами и в вас будет Христос — Царь мира: «Ибо Бог любовь есть, и пребываяй в любви, в Боге пребывает, и Бог в нем» (1 Ин. 4, 16). А пребывая в вас, даст вам мирное сожитие, благоденственное пребывание, обильное пропитание для себя и домочадцев, дарует Свое святое благословение на все ваши труды, на села, на дома и скоты ваши, чтобы все умножалось и сохранялось, даст вам видеть плоды чрева вашего — как масличные леторасли[8] окрест трапезы вашей, и узреть сыны сынов ваших. Буди на вас благословение Господне всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

ДРЕВНОСТЬ БОГОСЛУЖЕНИЯ

БРАКОСОЧЕТАНИЯ

Богослужение при бракосочетании совершается издревле. В христианстве брак благословляется со времен апостолов. Святой Игнатий Богоносец, ученик апостола Иоанна Богослова, в письме к Поликарпу пишет: «Женящимся и посягающим надлежит вступать в супружество с согласия епископа, дабы брак был о Господе, а не по страсти». Климент Александрийский (II век) указывает, что только тот брак освящается, который совершается словом молитвы. Апологет III века Тертуллиан говорит: «Как изобразить счастье брака, одобряемого Церковью, освящаемого ее молитвами, благословляемого Богом?» Святые Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский свидетельствуют о священническом благословении и молитве, которыми освящалось вступление в брак. В 398 году IV Карфагенский Собор постановил, чтобы родители или вместо них избранные представляли жениха и невесту для благословения.

В настоящее время в чинопоследование брака входит обручение и венчание. В древности обручение, предшествовавшее брачному обряду, было актом гражданским;

он совершался торжественно, в присутствии многих (до 10-ти) свидетелей, которые скрепляли брачный контракт; последний представлял собою официальный документ, определявший взаимоотношения между брачующимися. Обручение сопровождалось обрядом соединения рук жениха и невесты, а жених дарил невесте кольцо. Только в X—XI в. обручение начало совершаться в церкви как обязательный церковный обряд с соответствующими молитвословиями.

Чинопоследование христианского брака, особенно в обряде обручения, образовалось под влиянием еврейских брачных церемоний. И в молитвах христианского брака имеются многие ссылки на ветхозаветный еврейский обряд.

Чин самого бракосочетания у христиан в древности совершался чрез молитву, благословение и руковозложение епископа в церкви во время литургии. (Ср. свидетельства Климента Александрийского и Тертуллиана. ) Следы того, что чин бракосочетания совершался во время литургии, мы видим в чине венчания: возглас литургии «Благословенно Царство», мирная ектения, чтение Апостола и Евангелия, сугубая ектения, возглас: «И сподоби нас, Владыко» и «Отче наш».[9] В IV веке введено применение на Востоке брачных венков. (На Руси они были заменены деревянными и металлическими венцами.) Отделение чина венчания от литургии произошло в XII—XIII в., и в настоящее время оно обычно совершается после литургии.

В XVI в. чинопоследование брака на Руси достигло полного развития и заключало в себе все то, что мы имеем в нашем современном чине.

Древнейшими частями последования венчания нужно признать нашу третью молитву (пред возложением венцов) и 4-ю (после Евангелия), пение 127-го псалма, приобщение общей чаши вместо причащения Святых Даров и благословение брачующихся во имя Пресвятой Троицы. Позднейшее происхождение имеют две первые молитвы, чтения из Апостола и Евангелия, две последние молитвы (6-я и 7-я) по снятии венцов и молитва на разрешение венцов в 8-й день.

ОГЛАШЕНИЕ ПРЕД БРАКОМ И БЛАГОСЛОВЕНИЕ РОДИТЕЛЕЙ

Жених и невеста как члены Православной Церкви, по древнему обычаю, «да умеют (т. е. должны знать) исповедание веры, сиречь: Верую во единаго Бога, и Молитву Господню, сие есть: Отче наш; (а также) Богородице Дево и десятословие» (Кормчая, 2, 50).

Предохраняя от вступления в незаконный брак (по степени родства), Православная Церковь ввела предварительное троекратное «оглашение» (в три ближайшие воскресения), т. е. делает известным членам прихода намерение лиц, желающих вступить в брак. Церковь также внушает вступающим в брак «предочистить», преднапутствовать себя на новое поприще жизни подвигом поста, молитвы, покаяния и причащения Святых Таин.

Православные родители жениха и невесты, сохраняя древний благочестивый похвальный обычай, «предварительно благословляют» их не только по чувству родительской любви, но и от лица Господа и святых, — благословляют святыми иконами со знамениями потребностей жизни — хлебом и солью. Начало родительского благословения детям, вступающим в брак, указано в слове Божием. Так, некогда Вафуил благословил дочь свою Ревекку для супружества с Исааком (Быт. 24, 60), Рагуил дочь свою Сарру для супружества с Товием (Тов. 7, 11—12).

ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЕ БРАКА

Чинопоследование брака положено всегда совершать в храме, и притом самым приличным временем для совершения брака указывается время после литургии.

Каждый брак полагается совершать отдельно, а не вместе несколько браков.

Чинопоследование брака состоит из: 1) чина обручения и 2) последования венчания и разрешения венцов, т. е. совершения собственно таинства.

В обручении утверждается пред Богом «глаголанное у брачущихся слово», т. е. взаимное обещание брачующихся, и в залог этого им дают перстни; в венчании же благословляется союз брачующихся и испрашивается на них благодать Божия. В древности обручение совершалось отдельно от венчания. В настоящее время венчание обычно следует тотчас за обручением.

Чин обручения. Пред обручением священник полагает для освящения на престоле с правой стороны кольца («перстни») брачующихся (одно возле другого), при этом серебряное (которое после перемены достается жениху) полагается на престоле с правой стороны от золотого. Кольца полагаются на престоле в знак того, что союз обручаемых скрепляется десницей Всевышнего и что брачующиеся поручают свою жизнь Промыслу Божию.

Для обручения священник, облачившись в епитрахиль и фелонь, выходит из алтаря чрез царские врата. Он выносит с собой в предшествии светильника крест и Евангелие и полагает их на аналое среди храма. Крест, Евангелие и свеча служат знаками невидимого присутствия Христа Спасителя.

Обручение совершается в притворе храма или при самом входе в храм (в «преддверии храма»).[10]

Священник (трижды) благословляет крестообразно сперва жениха, а потом невесту зажженною свечой, которую потом вручает каждому, показывая тем, что в браке преподается свет благодати совершаемого таинства и что для вступления в брак необходима чистота жизни, сияющая светом добродетели, почему зажженные свечи не даются второбрачным как уже не девственным.

Потом (по Уставу) священник кадит их крестовидно[11], указывая на молитву и преподание благословения Божия, символом которых служит фимиам, как средство к отражению всего враждебного чистоте брака. (В настоящее время каждение жениха и невесты пред обручением не совершается.)

После этого священник творит обычное начало: «Благословен Бог наш…» и произносит мирную ектению, в которой содержатся прошения о брачующихся и о спасении их, о ниспослании им любви совершенной и сохранении их в единомыслии и твердой вере.

После ектении священник вслух читает две молитвы, в которых испрашивается обручающимся благословение Божие, единомыслие, мирная и непорочная жизнь и проч. При этом воспоминается брак Исаака и Ревекки как образец девства и непорочности для брачующихся. В это время диакон идет в алтарь и приносит с престола перстни.

Священник, взяв сперва золотой перстень, трижды осеняет жениха на его главе, произнося (трижды):

«ОБРУЧАЕТСЯ РАБ БОЖИЙ (имя) РАБЕ БОЖИЕЙ (имя) ВО ИМЯ ОТЦА И СЫНА И СВЯТАГО ДУХА, АМИНЬ», и полагает перстень на палец правой руки (обыкновенно на четвертом пальце).

Точно так же вручает серебряный перстень невесте с произнесением слов: «ОБРУЧАЕТСЯ РАБА БОЖИЯ (имя) РАБУ БОЖИЮ…».

После этого кольца трижды переменяются, и, таким образом, перстень невесты остается как залог у жениха, а перстень жениха — у невесты.

Вручением перстней священник напоминает брачующимся о вечности и непрерывности их союза. Происходящая затем троекратная перемена перстней указывает на взаимное согласие, которое должно быть всегда между супругами, а совершение ее восприемником или кем-либо из родственников показывает, что на взаимное согласие брачующихся есть согласие и их родителей или родственников.

Возложив перстни на десницы обручающихся, священник произносит молитву обручения, в которой просит Господа, чтобы Он благословил и утвердил обручение (греч. aёёabоna — залог, ср. 2 Кор. 1, 22; 5, 5; Еф. 1, 14), подобно тому как Он утвердил обручение Исаака и Ревекки, благословил положение перстней благословением небесным, сообразно с силою, явленною перстнем в лице Иосифа, Даниила, Фамари и блудного сына, упоминаемого в евангельской притче, утвердил обручающихся в вере, единомыслии и любви, и даровал им Ангела Хранителя во все дни их жизни.

Наконец, произносится краткая ектения: «Помилуй нас, Боже…», какая бывает в начале утрени, с присоединением прошения об обручающихся. Этим оканчивается обручение. Обыкновенно за этим отпуста не бывает, а следует венчание.

В настоящее время, по принятому обычаю, священник возглашает: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе», и при пении 127-го псалма: «Блажени вси боящиися Господа», восторженно рисующего блага богобоязненной семьи, брачующиеся с зажженными свечами, в предшествии священника приводятся к поставленному среди храма аналою с крестом и Евангелием.[12] (Псалом должен, по Уставу, петь сам священник, а не диакон и не певец, и к каждому стиху псалма народ, а не только певцы, отвечает припевом: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе». Такое исполнение псалма было принадлежностью древнего богослужения соборных церквей в самые великие праздники.)

Последование венчания. Пред началом венчания, приведя брачующихся пред аналой, священник, по Уставу, должен объяснить им, что такое христианский брак как таинство и как жить в супружестве богоугодно и честно.

Потом он спрашивает жениха и невесту, имеют ли они благое непринужденное взаимное согласие и крепкое намерение вступить в брак и не обещались ли они другому лицу.[13]

Такой вопрос: «Не обещался ли еси иной (или иному)?» — предлагаемый жениху и невесте, не только означает, не давал ли формального обещания жениться на другой женщине или выйти замуж за другого, но также означает: не вступал ли в отношения и незаконную связь с другой женщиной или с другим мужчиной, налагающие определенные нравственные и семейные обязанности.

После положительного ответа брачующихся о добровольном вступлении их в брак совершается венчание, состоящее из великой ектении, молитв, возложения венцов, чтения слова Божия, питья общей чаши и хождения вокруг аналоя.

Диакон возглашает: «Благослови, владыко».

Священник творит начальный возглас: «Благословенно Царство», и произносится диаконом мирная ектения, в которой прилагаются прошения о брачующихся, о их спасении, о даровании им целомудрия, о рождении от них сынов и дщерей и о Божием покровительстве им во все дни жизни.

После ектении священник читает три молитвы о сочетающихся браком, в которых молит Господа благословить настоящий брак, подобно тому как Он благословил браки ветхозаветных праведников, — даровать сочетающимся мир, долгоденствие, целомудрие и друг ко другу любовь, и сподобить их видеть чада чад и исполнить дом их пшеницы, вина и елея.

По окончании молитв священник, приняв венцы, поочередно осеняет ими крестообразно жениха и невесту (давая целовать самый венец) и возлагает на их главы как знамение и награду сохраненной ими чистоты и целомудрия до самого брака[14], а также как знак брачного соединения и власти над будущим потомством.

При этом священник произносит каждому из брачующихся:

«ВЕНЧАЕТСЯ РАБ БОЖИЙ (имя) РАБЕ БОЖИЕЙ (имя)» или «РАБА БОЖИЯ (имя) РАБУ БОЖИЮ (имя), ВО ИМЯ ОТЦА И СЫНА И СВЯТАГО ДУХА».

После возложения венцов священник трижды благословляет жениха и невесту вместе обычным иерейским благословением, произнося:

«Господи Боже наш, славою и честию венчай я (их)».

Это возложение венцов и молитвы (во время возложения венцов) — «Венчается раб Божий… рабе Божией» и «Господи Боже наш, славою и честию венчай я», — признаются в богословии совершительными, т. е. составляющими главный момент совершения таинства Брака и запечатлевающими его, почему и самое последование священнодействия называется венчание.

Затем произносится прокимен: «Положил еси на главах их венцы», и после прокимна читается Апостол и Евангелие, из которых в первом (Еф. 5, 20—33) раскрывается учение о существе и высоте христианского брака, обязанностях мужа и жены и показывается первоначальное

установление и знаменование брака, а во втором (Ин. 2,

1—11) — повествованием о посещении Иисусом Христом брака в Кане Галилейской и о претворении там воды в вино показывается богоугодность христианского брака и присутствие в нем благословения и благодати Божией.

После прочтения Евангелия произносится ектения: «Рцем вси», и после возгласа — молитва о брачующихся, в которой испрашивается им у Господа мир и единодушие, чистота и непорочность, достижение маститой старости и непрерывное соблюдение заповедей Божиих.

Молитва о брачующихся заключается просительной ектенией за всех верующих (с древним ее началом от прошения «Заступи, спаси») и пением молитвы Господней, соединяющей сердца всех в одном духе молитвы, чтобы таким образом возвысилось само торжество брака и умножилось излияние благодати не только на сочетавшихся браком, но и на всех верующих. Затем следует преподание мира и молитва главопреклонения.

После этого приносится «общая чаша» с вином, в воспоминание того, как Господь благословил вино на браке в Кане Галилейской; священник благословляет ее с молитвой и трижды преподает брачующимся поочередно. Вино подается жениху и невесте из общей чаши в знак того, что они должны жить в неразрывном союзе и делить между собою чашу радостей и скорбей, счастье и несчастье.

Преподав общую чашу, священник соединяет правые руки новобрачных, покрыв их епитрахилью, как бы связав их руки пред Богом, знаменуя тем их соединение во Христе, а также то, что муж чрез руки священника получает жену от самой Церкви, и обводит новобрачных троекратно вокруг аналоя, на котором лежат крест и Евангелие. Это хождение образом круга вообще означает духовную радость и торжество брачующихся (и Церкви) о совершающемся таинстве и выражение их твердого обета, данного пред Церковью, вечно и верно хранить свой супружеский союз. Обхождение совершается три раза — во славу Святой Троицы, Которая таким образом призывается во свидетельство обета.

Во время обхождения поются три тропаря. В первом из них: «Исаие, ликуй…» — прославляется воплощение Сына Божия, Его рождение от преблагословенной Девы Марии и тем торжественно напоминается о Божественном благословении чадорождения.

Во втором тропаре: «Святии мученицы…» — прославляются и призываются к молению за нас подвижники и мученики, наряду с которыми как бы поставляется и венчанная чета как победившая искушения, сохранившая целомудрие и теперь выступающая на подвиг жизни в супружестве. По их примеру новобрачным внушается побеждать в своей жизни все диавольские искушения, чтобы удостоиться венцов небесных.

Наконец, в третьем тропаре: «Слава Тебе, Христе Боже» — прославляется Христос как похвала апостолов и радость мучеников и вместе радость и слава новобрачных, надежда и помощь их во всех обстоятельствах жизни.

После троекратного обхождения священник снимает венцы с новобрачных и при этом говорит каждому из них особые приветствия, в которых желает им возвеличения от Бога, веселия, умножения потомства и хранения заповедей. Затем он читает две молитвы, в которых просит Бога благословить сочетавшихся браком и ниспослать им блага земные и небесные.[15]

По принятой практике после этого читается молитва на разрешение венцов «в осьмый день». И бывает отпуст.[16]

После этого обычно следует многолетствование, иногда предваряемое кратким молебном, и поздравление новобрачных.

РАЗРЕШЕНИЕ ВЕНЦОВ «В ОСЬМЫЙ ДЕНЬ»

В Требнике после чина венчания помещена «Молитва на разрешение венцев, во осьмый день». В древности вступившие в брак семь дней носили венцы, а в восьмой день слагали их с молитвой священника. Венцы в древности были не металлические, а простые венки из миртовых или масличных листьев, или другого какого невянущего растения. В настоящее время молитва на разрешение венцов читается прежде отпуста венчания.

ПОСЛЕДОВАНИЕ О ВТОРОБРАЧНЫХ

Брак в Православной Церкви по смерти одного из супругов или по законном разлучении может быть совершаем во второй и третий раз. Но Церковь, согласно со словом Божиим, не с одинаковым уважением смотрит на все три брака и не с одинаковой торжественностью благословляет второй брак и третий брак, как первый. Она учит, что согласнее с духом христианства довольствоваться одним браком. Сообразно с высокой чистотой жизни, представляемой нам Евангелием, второй и третий брак Церковь

допускает как некоторое несовершенство в жизни христианина, снисходя только немощи человеческой в предохранение от греха. Святой Иустин мученик, писатель II века, говорит, что «вступающие во второй брак у нашего Учителя (Иисуса Христа) считаются грешными». Василий Великий пишет, что второй брак есть только врачевство против греха. По словам Григория Богослова, «первый брак есть закон, второй — снисхождение». По 17 правилу святых апостолов, «кто по святом крещении двумя браками обязан был, тот не может быть епископ, ни пресвитер, ни диакон». По 7-му правилу Неокесарийского Собора (315 г.), двоеженец имеет нужду в покаянии. Еще более строго смотрит Церковь на третий брак, усматривая в нем преобладающую чувственность. В древности двоеженцу назначалось от 1 до 2-х лет, а троеженцу — от 3-х до 5-ти лет отлучения от Евхаристии.

Согласно с постановлениями и мнением апостолов и святых отцов Церкви о втором браке, последование его излагается в Требнике короче, чем последование венчания новобрачных, и не имеет уже всей торжественности первого. Молитвенные благожелания Церкви второбрачным и прошения о них изложены сокращеннее, чем в чине венчания первобрачных, и менее радостны и торжественны потому, что исполнены чувством покаяния. Так, Церковь молится Господу о второбрачных: «Владыко Господи Боже наш, всех щадяй и о всех промышляяй, тайная ведый человеческая, и всех ведение имеяй, очисти грехи наша и беззаконие прости Твоих рабов, призываяй я (их) в покаяние… ведый немощное человеческаго естества, Создателю и Содетелю… соедини (их) к друг другу любовию: даруй им мытарево обращение, блудницы слезы, разбойниче исповедание. .. очисти беззакония рабов Твоих: зане зноя и тяготы дневныя и плотскаго разжжения не могуще понести, во второе брака общения сходятся: якоже законоположил еси сосудом избрания Твоего Павлом апостолом, рекий нас ради смиренных: лучше есть о Господе посягати, нежели разжизатися… никтоже бо бысть безгрешен, аще и един день живота его есть, или кроме порока, токмо Ты един еси плоть носяй безгрешно, и вечное нам даровавый безстрастие».[17]

Последование о второбрачных в основном подобно тому, которое совершается над вступающими в первый брак, но излагается короче.

При обручении второбрачных они не благословляются свечами.[18] Из великого последования венчания не читается молитва на обручение «Господи Боже наш, отроку патриарха Авраама сшествовавый» и после этой молитвы не бывает ектении «Помилуй нас, Боже».

При венчании второбрачных:

не поется 127-й псалом;

брачующиеся не вопрошаются о добровольном их вступлении в брак;

в начале венчания не произносится «Благословенно Царство» и великая (мирная) ектения;

молитвы 1-я и 2-я на венчании другие (покаянные).

В Большом Требнике пред последованием о второбрачных печатается «Главизна Никифора, патриарха Константинопольского» (806—814 гг.), в которой сказано, что двоеженец не венчается, т. е. что на него не должно возлагать венца при бракосочетании.

Но этот обычай не соблюдается ни в Константинопольской Церкви, ни в Русской, как заметил Никита, митрополит Ираклийский, в ответе епископу Константину, а потому венцы возлагаются и на второбрачных в знамение соединения и власти над будущим потомством.

Обыкновенно последование о второбрачных совершается тогда, когда вступают во 2-й или 3-й брак жених и невеста. Если же который-либо из них вступает в первый брак, то совершается «последование великого венчания», т. е. венчаются первым браком.

Примечание.

Дни, в которые не совершается венчание:

Накануне среды и пятницы в течение всего года.

Накануне воскресных и праздничных дней (двунадесятых праздников, праздников с бдением и полиелеем и храмовых).

В Рождественский пост и святки: с 15 (28) ноября по 6 (19) января.

От Недели мясопустной в течение Великого поста и Пасхальной седмицы до Фомина воскресения.

В Петров пост.

В Успенский пост.

Накануне и в самые дни: Усекновения главы Иоанна Предтечи 29 августа (11 сентября) и Воздвижения Креста Господня 14 (27) сентября.



[1] По определению святителя Филарета, митрополита Московского: «Брак есть таинство, в котором при свободном обещании верной любви освящается супружеский союз жениха с невестой, для чистого рождения и воспитания детей и для взаимного вспоможения во спасении».

[2] Св. Василий Великий. К Амфилохию, прав. 4.

[3] Апост. прав. 17; свт. Василия Великого пр. 12; свт. Григорий Богослов. Ересь. 59, 6 и др.

[4] Свт. Григорий Богослов. Слово 37.

[5] Апостольские постановления. Кн. VI, гл. 16 и 27.

[6] Последование чина венчания: 1-я, 2-я и 3-я молитвы венчания.

[7] Молитва 1-я и 2-я венчания и прошения на сугубой ектении.

[8] Побеги, молодые ветви.

[9] Как показывают некоторые рукописные Требники X—XV вв., чин венчания переплетался с литургией: часть чина, кончая Евангелием и сугубой ектенией, совершалась до литургии или заменяла ее часть до Трисвятого, остальное совершалось на литургии после Отче наш. В конце литургии новобрачные приобщались. В древнейших же римских памятниках VI—VII вв. чина венчания нет, а вместо него «литургия за новобрачных».

[10] Чин обручения совершается в притворе храма или у его порога, само же таинство — чин венчания — на середине храма, т. е. в самом храме. Этим указывается на то, что место для обручения собственно не храм, а дом, и оно есть дело семейное или частное. Обручение — это важнейший акт брака у всех народов с его тщательными условиями, контрактами, поручительствами и пр. В древности это был только гражданский акт. Но так как христиане имели благочестивый обычай всякое важное дело своей жизни начинать с благословения Божия, то и здесь Церковь преподает им благословение на обручение как одно из важнейших жизненных дел, но благословляет его не в самом храме (входя в который, предлагается «отложить всякое житейское попечение»), а только в преддверии храма. Таким образом, за порог храма и таинства удаляется все, что есть в браке мирского и плотского (М. Скабалланович).

 В некоторых местах на Западной Украине обручение для усиления своего значения сопровождается присягой на верность, взятой из Требника митроп. Петра Могилы и читаемой так: «Я, (имя), беру себе тебя (имя невесты) за жену и обещаю тебе верность и любовь (а невеста прибавляет еще «и послушание») супружеские; а что тебя не отпущу до смерти, так мне, Господи, помоги, в Троице Единый, и все святые».

[11]Т. е. при каждении назнаменует крест кадилом; так совершалось в древности каждение кадилом, которое было не на цепочке, а на особом держателе.

[12] Обряд, когда жених и невеста с зажженными свечами торжественно вводятся священником из притвора в храм, в общем напоминает собою то торжественное отведение женихом или его друзьями невесты в свой дом, которое, наряду с обручением, составляло самую суть брачного обряда в ветхозаветной религии и в римской религии. Здесь же смысл тот, что Церковь предлагает жениху ранее своего дома отвести невесту в дом Божий, чтобы получить ее из рук Божиих.

[13] «Жених и невеста спрашиваются пред лицем Бога о добровольности и ненарушимости их намерения вступить в супружество. Такое волеизъявление в нехристианском браке является наиболее решающим его моментом. И в христианском браке оно — главное условие для телесного (естественного) брака, условие, после которого он должен считаться заключенным (почему в христианстве не перевенчивают еврейских и языческих браков). Но что касается духовной, благодатной стороны брака, то дело Церкви только теперь и начинается. Потому-то теперь только, после заключения этого «естественного» брака, начинается церковный чин венчания» (проф. М. Скабалланович).

[14] Св. Иоанн Златоуст. Письмо к Вигилию.

[15] Вторую из этих молитв священник произносит лицом к новобрачным и при словах: «Да благословит вас», — благословляет их.

[16] На отпусте священник напоминает новобрачным богоугодность брака (указание на брак в Кане Галилейской), святое назначение семейной жизни, проникнутой попечениями о спасении людей (воспоминанием святых равноапостольных Константина и Елены как распространителей правоверия) и назначение брака в сохранении целомудрия, чистоты и добродетельной жизни (воспоминанием великомученика Прокопия, научившего двенадцать жен от брачных одежд и радостей идти на мученическую смерть за веру Христову с веселием и радостию, как на брачный пир).

[17] Молитва 1-я и 2-я по обручении второбрачных.

[18] В Требнике нет указаний благословлять второбрачных свечами. Но по существующей практике пред обручением им дают зажженные свечи, которые означают свет благодати совершаемого таинства и теплоту молитвенных чувств брачующихся (Пособие по Уставу Никольского и Церк. Вестн. 1889 г.).

Таинство брака и препятствия к нему

I. ПРАВОСЛАВНЫЙ БРАК

1. Сегодня институт семьи оказался под угрозой в связи с такими явлениями, как обмирщение и нравственный релятивизм. Cвященный характер брака утверждается Православной Церковью как ее фундаментальное и неоспоримое учение. Заключённый в свободе союз между мужчиной и женщиной является необходимым условием брака.

2. В Православной Церкви брак рассматривается как древнейший институт божественного права, поскольку был установлен одновременно с творением первых людей, Адама и Евы (Быт. 2:23). С самого начала этот союз подразумевал как духовное общение супружеской пары – мужчины и женщины, так и продолжение жизни человеческого рода. Благословленный в раю брак между мужчиной и женщиной стал священным таинством, которое упоминается в Новом Завете, в повествовании о Кане Галилейской, где Христос сотворил первое чудо, претворив воду в вино, и явил тем славу Свою (Ин. 2:11). Таинство неразрывного союза мужчины и женщины является образом единства Христа и Церкви (Еф. 5:32).

3. Христоцентрический характер таинства брака объясняет, почему епископ или пресвитер благословляют этот священный союз особой молитвой. Поэтому в послании к Поликарпу Смирнскому святой Игнатий Богоносец подчёркивал, что вступающие в общение брака «должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти (человеческой). Пусть все будет во славу Божию» (гл. V, 2). Священный характер богоустановленного союза и его высокое духовное содержание объясняют апостольский призыв: «Брак у всех [да будет] честен и ложе непорочно» (Евр. 13:4). Вот почему Православная Церковь осуждала любые нарушения чистоты брака (Еф. 5:2-5, 1 Фес. 4:4, Евр. 13:4 и др.).

4. Союз мужчины и женщины во Христе являет «малую Церковь», образ Церкви. Посредством благословения Божия союз мужчины и женщины возвышается, ибо общение превосходит индивидуальное существование, оно приобщает супругов к жизни по образу Царства Пресвятой Троицы. Необходимое условие для брака – вера в Иисуса Христа, которую должны разделять жених и невеста, муж и жена. Основой единства в браке является единство во Христе, дабы в благословлённой Святым Духом супружеской любви отражалась любовь Христа и Церкви, как тайна Царства Божия и вечной жизни человека в любви Божией.

5. Защита священного характера таинства брака всегда имела особое значение для сохранения семьи, которая отражает общение соединённых супружескими узами людей как в Церкви, так и во всем обществе. Таким образом, общение, осуществляемое в таинстве брака, – это не просто естественные отношения, но и реализуемая в священном институте семьи творческая духовная сила. Только она может обеспечить защиту и воспитание детей как в духовной миссии Церкви, так и в жизни общества.

6. Церковь всегда с необходимой строгостью и надлежащей пастырской чуткостью, по примеру снисходительности апостола языков Павла (Рим. 7:2-3; 1 Кор. 7:12-15, 39 и др.), подходила как к положительным условиям (различие пола, необходимый возраст и др.), так и препятствиям (кровное родство, свойство, духовное родство, уже заключённый брак, разные веры и др.) для заключения таинства брака. Пастырская чуткость необходима не только потому, что библейская традиция утверждает естественную связь брака с тайной Церкви, но и потому, что церковная практика не исключала усвоение некоторых принципов греко-римского естественного права, которые подчёркивали факт того, что узы брака между мужчиной и женщиной являются «общением божеского и человеческого права» (Модестин) и были совместимы со священным характером, придаваемым Церковью таинству брака.

7. В современных условиях, столь неблагоприятных для таинства брака и священного института семьи, епископы и священники должны активно развивать пастырскую работу, чтобы по-отечески защитить верующих, поддерживая их, укреплять их надежду, пошатнувшуюся от столкновений с различными трудностями, утверждая институт семьи на прочном основании, которое не смогли бы разрушить ни дождь, ни реки, ни ветры, поскольку это основание – камень, который есть Христос (ср. Мф. 7:25).

8. В наше время в обществе поднимается вопрос о браке, который является основой семьи, а семья – осуществлением брака. В современном мире настоящую угрозу для православных христиан представляет давление, которое оказывается с целью признания новых форм сожительства. Усугубляющийся кризис института брака и семьи во всех своих формах глубоко волнует Православную Церковь не только по причине негативных последствий для общества, но и из-за угрозы традиционным внутрисемейным отношениям, главными жертвами которой становятся супружеские пары и прежде всего дети, потому что, к сожалению, они обычно начинают мученически переносить невинные страдания с самого детства.

9. Гражданский брак между мужчиной и женщиной, зарегистрированный в законном порядке, не имеет сакраментального характера и, будучи лишь сожительством, узаконенным государством, отличается от благословляемого Богом и Церковью брака. К тем членам Церкви, кто вступает в гражданский брак, должно подходить с пастырской ответственностью, которая необходима для того, чтобы эти люди поняли ценность таинства брака и связанного с ним благословения.

10. Церковь не признает возможным для своих членов гражданских союзов – как однополых, так и заключённых с противоположным полом, – а также вступление во всякую иную форму сожительства, кроме брака. Церковь прилагает все возможные пастырские усилия, чтобы те из ее членов, кто вступает в такие союзы, достигли истинного понимания покаяния и любви, благословенной Церковью.

11. Тяжкие последствия кризиса института брака и семьи выражаются в устрашающем росте числа разводов, абортов и в умножении других проблем семейной жизни. Эти последствия являются великим вызовом для миссии Церкви в современном мире. Поэтому пастыри Церкви должны приложить все возможные усилия для решения этих проблем. Православная Церковь с любовью призывает своих чад, мужчин и женщин, и всех людей доброй воли сохранять верность священному характеру семьи.

II. О ПРЕПЯТСТВИЯХ К БРАКУ И ПРИМЕНЕНИЕ ИКОНОМИИ

1. Относительно препятствий к браку из-за наличия кровного родства, родства по свойству, по усыновлению и духовного родства имеют силу предписания канонов (53-е и 54-е правила Пято-шестого Вселенского Собора) и согласная с ними церковная практика в том виде, в каком она применяется сегодня в Поместных Автокефальных Православных Церквах, определяется и описывается в их Уставах и соответствующих решениях их Синодов.

2. Неокончательно расторгнутый или неаннулированный брак, а также третий брак составляют абсолютное препятствие к заключению брака, согласно православному каноническому преданию, категорически осуждающему двоебрачие и четвёртый брак.

3. Согласно акривии священных канонов, запрещается совершение церковного брака после монашеского пострига (16-е правило Четвёртого Вселенского Собора и 44-е Пято-шестого Трулльского Собора).

4. Священство само по себе не является препятствием к браку, но, согласно действующему каноническому преданию (3-е правило Пято-шестого Трулльского Собора), после хиротонии вступление в брак запрещается.

5. В отношении смешанных браков православных с инославными или нехристианами было принято решение:

I Брак православных с инославными запрещается по канонической акривии (72-е правило Пято-шестого Трулльского Собора).

II Священный Синод каждой автокефальной Православной Церкви должен подходить к возможности применения церковной икономии относительно препятствий к браку в соответствии с принципами церковных канонов, в духе пастырской рассудительности, служа спасению человека.

III Брак между православными и нехристианами категорически запрещается по канонической акривии.

6. Практика, действующая при применении церковного Предания в отношении препятствий к браку, должна принимать во внимание все соответствующие постановления государственного законодательства, не выходя за пределы церковной икономии.

(Подписи членов делегаций Поместных православных Церквей)

Словарь «Правмира» — Брак, венчание

О Таинстве Брака

ВОПРОС: У нас скоро свадьба, будем и венчаться, и свидетелей заранее пригласили и предупредили. Но родные сказали, что свидетелем в церкви не может быть замужняя женщина, моя подруга. Правда ли это? Но ведь я выхожу замуж в 36 лет, поэтому близкие подруги повыходили, а дальних в свидетели мне брать не хочется. Батюшка, расскажите, пож-ста, о Таинстве Венчания, о всех тонкостях, а то в народе столько суеверий и пустых опасений.

Тамара КОРОТКОВА, г. Н. Новгород.

 

ОТВЕТ: Уважаемая Тамара! Ответить на Ваш вопрос достаточно несложно. При совершении Таинства Брака в Русской Православной Церкви не нужны НИКАКИЕ свидетели, ни женатые, ни замужние. Если мы обратимся к чинопоследованию данного Таинства, содержащемуся в Требнике, используемом при служении, то мы не находим упоминания ни о каких свидетелях. Для совершения данного Таинства потребны лишь:

Священник, как совершитель Таинства

Диакон (по возможности), как служитель при Таинстве

Хор (по возможности) для придания Таинству должного благолепия

Жених и невеста, готовящиеся вступить в брак и стать мужем и женой, как воспринимающие Таинство.

   Конечно, нет ничего плохого в том, что на Таинстве, в Церкви присутствуют многочисленные гости, друзья, близкие, которые хотят разделить с Вами радость встречи с Богом, единения с Ним. Мы, например, никогда не ограничиваем количество приглашенных: пусть будет их чем больше – тем лучше. Но никто их них не участвует в совершении Таинства, не несет какой то сакральной, таинственной функции. В отличие от, скажем, Таинства Крещения, совершаемого над младенцами, где крестным восприемниками отводится важнейшая, именно сакральная роль.

   Однако нам неоднократно приходилось сталкиваться (и подобных случаев в нашем служении – больше), когда люди, желающие вступить в церковный брак, засвидетельствовать свою решимость быть вместе перед Богом, уже прожившие много лет в государственном браке, зрелые, часто и совсем пожилые, приходят только вдвоем. Они говорят о том, что для них совершение Таинства Брака – это глубоко лично, это действительно таинственно и мистично. Возможно, в этом есть своя доля правды. И священник совершает Таинство без каких либо оговорок.

   Иногда бывает, что во время совершения Таинства, в момент, когда священник одевает на головы вступающих в брак венцы, возникает необходимость подержать этот венец над головой невесты, имеющей красивую и сложную прическу. Для этого обращаются к кому либо из приглашенных, как правило – к мужчине, поскольку держать венец трудновато. Но это – лишь «техническая» помощь, не включенная в последование совершения Таинства, и уж никак не свидетельство.

   Таинство Брака представляет собой свидетельство полноты и искренности своих намерений и устремлений в первую очередь перед Богом. В отличие от регистрации государственного брака в ЗАГСе, где происходит именно свидетельство перед людьми, перед обществом, юридическая процедура, со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями. Потому при заключении государственного брака нужны свидетели, которые расписываются в нужных местах и даже несут какую-то ответственность. В Церкви этого нет.

   Говоря о самом совершении Таинства, то мы думаем, нет нужды пересказывать все чинопоследование. Пусть это будет для Вас и Вашего супруга некоей неожиданностью, действительно Таинством. Скажем лишь, что оно очень красиво и благолепно. Как, впрочем, и все, что совершается в нашей Церкви, живущей по заветам апостола Павла: « … все должно быть благопристойно и чинно.» (1 Кор 14:40). При подготовке к Таинству желательно подготовиться самим, подготовится молитвенно и аскетически. Будет очень неплохо, если Вы несколько дней перед заключением церковного брака попоститесь, почитаете Евангелие, утренние и вечерние молитвы, побываете на богослужениях. Очень важно, чтобы люди, приступающие к Таинству Брака в день совершения Таинства, с утра, поисповедовались и приступили ко Святому Причастию. Причем именно вместе, утверждая тем самым полноту и серьезность своих намерений пребывать в единстве с Богом и друг с другом. Вот это главное в Таинстве Брака, внутренняя подготовка себя самих, а не внешняя атрибутика.

   Что касается того, что «родные сказали…». Очень часто, к сожалению, люди по большей части мало воцерковленные, имеющие весьма поверхностные знания о церковной жизни стремятся показать свою «осведомленность», превознести себя над другими, по их мнению, далекими от Церкви. И в результате в светской среде имеют хождения всевозможные мифы и измышления о Православии, о церковных традициях и обрядах. Изобретаются какие-то совершенно нелепые суеверия, правила, которым часто мы сами удивляемся. Тем, кто слушает подобных «наставников» можно лишь напомнить слова апостола Павла: « Негодных же и бабьих басен отвращайся, а упражняй себя в благочестии,» (1 Тим 4:7).

   Однако есть в том, что подобные «басни» весьма живучи и вина тех, кто их слушает. Неужели, придя, скажем, в поликлинику, Вы будете слушать советы о своем лечении, высказанные уборщицей, санитаркой, другими больными, такими же как и Вы? Конечно же нет, Вы пойдете к врачу. Так и в Церкви. Надо обращаться к священнослужителю либо к тем, кто поставлен научать, давать подобные советы.

   При совершении Таинства Брака в современной жизни Церкви, есть еще одно непреложное, утвержденное святейшим Патриархом и Священным Синодом правило – перед участием в Таинстве необходимо пройти «огласительную беседу». Без этого совершение Таинства Брака не благословляется. И, на наш взгляд, это очень правильно. Люди, готовящиеся вступить в брак, узнают основы православной веры, узнают то главное, что им необходимо знать при совершении Таинства. И, вне всякого сомнения, получают ответы на все интересующие их вопросы. Ответы правильные, а не фантазии. Подобные беседы проводятся практически во всех храмах Русской Православной церкви. Если Вы не были на подобной беседе, то настоятельно рекомендуем Вам обратиться в храм, где будет совершаться Таинство и принять участие в подобной встрече. Поверьте, Вы узнаете для себя много интересного и получите квалифицированный ответ на все Ваши вопросы и недоумения.

   Относительно того, что «в народе столько …пустых опасений», хотелось бы спросить: Опасений чего? Или кого? Человек обращается к Богу. Ко Господу нашему Иисусу Христу. А Христос – он на самом деле очень добрый. Добрый и милосердный. В отличие от «богов» языческих, пугающих, наказывающих, преследующих и мучающих человека за каждую провинность. Которые «хотя и есть так называемые боги, или на небе, или на земле, так как есть много богов и господ много, — но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им. » (1 Кор 8:5-6). Знаете, какой призыв, какую Заповедь повторяет Христос чаще всего, обращаясь к апостолам, а значит и ко всем нам: «…не бойся, только веруй…» (Лк 8:50). Вот в чем смысл жизни христианина, а не в пустых опасениях, «сделать чего-либо не так». Бога нужно любить, а не опасаться. Любить так, как Он любит нас всех,  до самопожертвования.

   Главное в христианстве, в нашей жизни – это любовь, вспомним слова Спасителя: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя;» (Мф 22:37-39). И именно это – то главное, что необходимо помнить людям, приступающим к Таинству Брака.

Храни Вас Господь и Пресвятая Богородица! И счастья в вашей семейной жизни!

Иерей Михаил Макаров

Таинство Брака (Венчания) | Храм Преображения Господня п. Соколовый, г. Саратов

Почему при вступлении в брак необходимо венчание?

В христианстве семья называется «малой церковью». С этой точки зрения отношения внутри семьи видятся не просто бытовыми, житейскими. Семья — это христианская тайна, и недаром она начинается Таинством Брака, благодатию этого Таинства существует и в нем черпает силы. В Таинстве Брака Церковь благословляет жениха и невесту на совместную жизнь, на рождение и воспитание детей. Жених и невеста должны при этом обещать Богу, что они будут верны друг другу всю жизнь. После того, как священник трижды произносит тайносовершительные слова:

Илья РЕПИН (1844-1930) Венчание Николая Александровича и Александры Фёдоровны. 1894.

Господи Боже наш, славою и честию венчай я (их) и благословляет жениха и невесту, они становятся мужем и женой. С этого момента они уже не два разных человека, но «единая плоть», которую не может и не должен пытаться разлучить или разрушить никто из людей. Что Бог сочетал, того человек да не разлучает, — читаем мы в Евангелии (Мф. 19, 6). Разлучение супругов — это грех не только перед детьми, которые у них родились, но и перед Богом и Его Церковью.

Что говорит Церковь об обязанностях супругов? Церковь Христова предлагает в полагающемся при бракосочетании апостольском чтении истинное учение о взаимных обязанностях мужа и жены. Брачный союз, по слову Божию, есть тайна великая (Еф. 5, 32): он отображает собой духовно благодатный союз Христа Спасителя и Его Церкви. Муж должен любить свою жену, как Христос любит Церковь: любить неизменно до конца жизни, любить до готовности страдать и умереть за нее. Жене вместе с любовью к мужу должно быть присуще повиновение. Хотя, по учению Церкви, мужу дана власть, его первенство — не преимущество, а долг. Такая любовь способна перенести все невзгоды в жизни, в состоянии загладить и несходство характеров, и разность наружных качеств, и различные недостатки. «Трудно самому одному устоять в союзе крепком и спасительном. Нити естества рвутся — благодать же непреодолима. Самонадеянность опасна везде, тем более здесь. Потому смиренно, с постом и молитвою, приступи к Таинству»,- советовал намеревающимся вступить в брак святитель Феофан Затворник.

Любовь между мужчиной и женщиной является одной из важных тем библейского благовестия. Как говорит Сам Бог в Книге Бытия, «оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть» (Быт. 2:24). Важно отметить, что брак установлен Богом в раю, то есть он не является последствием грехопадения. Библия повествует о супружеских парах, на которых было особое благословение Божье, выразившееся в умножении их потомства: Авраам и Сарра, Исаак и Ревекка, Иаков и Рахиль. Любовь воспевается в Песне Песней Соломона – книге, которая, несмотря на все аллегорические и мистические интерпретации Святых Отцов, не утрачивает своего буквального смысла.

Первым чудом Христа было претворение воды в вино на браке в Кане Галилейской, что понимается святоотеческой традицией как благословение брачного союза: «Мы утверждаем, – говорит святитель Кирилл Александрийский, – что Он (Христос) благословил брак в соответствии с домостроительством, по которому Он стал человеком и пошел… на брачный пир в Кане Галилейской (Ин. 2:1-11)».

Истории известны секты (монтанизм, манихейство и др.), отвергавшие брак как якобы противоречащий аскетическим идеалам христианства. Даже в наше время приходится иногда услышать мнение, будто христианство гнушается браком и «допускает» брачный союз мужчины и женщины только из «снисхождения к немощам плоти». Насколько это неверно, можно судить хотя бы по следующим высказываниям священномученика Мефодия Патарского (IV в.), который в своем трактате, посвященном девству, дает богословское обоснование деторождения как следствия брака и вообще полового акта между мужчиной и женщиной: «…Необходимо, чтобы человек… действовал по образу Божию… ибо сказано: «Плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:28). И не следует гнушаться определением Творца, вследствие которого мы и сами стали существовать. Началом рождения людей служит ввержение семени в недра женской утробы, чтобы кость от костей и плоть от плоти, быв восприняты невидимою силою, снова были образованы в другого человека тем же Художником… На это, может быть, указывает и сонное исступление, наведенное на первозданного (ср. Быт. 2:21), предызображая наслаждение мужа при сообщении (с женой), когда он в жажде деторождения приходит в исступление (ekstasis – «экстаз»), расслабляясь снотворными удовольствиями деторождения, чтобы нечто, отторгшееся от костей и плоти его, снова образовалось… в другого человека… Поэтому справедливо сказано, что человек оставляет отца и матерь, как забывающий внезапно обо всем в то время, когда он, соединившись с женою объятиями любви, делается участником плодотворения, предоставляя Божественному Создателю взять у него ребро, чтобы из сына сделаться самому отцом. Итак, если и теперь Бог образует человека, то не дерзко ли отвращаться деторождения, которое не стыдится совершать сам Вседержитель Своими чистыми руками?» Как утверждает далее святой Мефодий, когда мужчины «ввергают семя в естественные женские проходы», оно делается «причастным божественной творческой силе».

Таким образом, супружеское общение рассматривается как богоустановленное творческое действие, совершаемое «по образу Божию». Более того, половой акт является путем, которым творит Бог-Художник. Хотя такие мысли встречаются редко у Отцов Церкви (которые почти все были монахами и потому мало интересовались подобной тематикой), их нельзя обойти молчанием при изложении христианского понимания брака. Осуждая «плотскую похоть», гедонизм, ведущие к половой распущенности и противоестественным порокам (ср. Рим. 1:26-27; 1 Кор. 6:9 и др.), христианство благословляет половое общение между мужчиной и женщиной в рамках брачного союза.

В браке происходит преображение человека, преодоление одиночества и замкнутости, расширение, восполнение и завершение его личности. Протоиерей Иоанн Мейендорф так определяет сущность христианского брака: «Христианин призван – уже в этом мире – иметь опыт новой жизни, стать гражданином Царства; и это возможно для него в браке. Таким образом брак перестает быть только лишь удовлетворением временных естественных побуждений… Брак – это уникальный союз двух существ в любви, двух существ, которые могут превзойти свою собственную человеческую природу и быть соединенными не только «друг с другом», но и «во Христе»».

Другой выдающийся русский пастырь, священник Александр Ельчанинов говорит о браке как о «посвящении», «мистерии», в которой происходит «полное изменение человека, расширение его личности, новые глаза, новое ощущение жизни, рождение через него в мир в новой полноте». В союзе любви двух людей происходит как раскрытие личности каждого из них, так и возникновение плода любви – ребенка, превращающего двоицу в троицу: «…В браке возможно полное познание человека – чудо ощущения, осязания, видения чужой личности… До брака человек скользит над жизнью, наблюдает ее со стороны, и только в браке погружается в жизнь, входя в нее через другую личность. Это наслаждение настоящим познанием и настоящей жизнью дает то чувство завершенной полноты и удовлетворения, которое делает нас богаче и мудрее. И эта полнота еще углубляется с возникновением из нас, слитых и примиренных – третьего, нашего ребенка».

Придавая такое исключительно высокое значение браку, Церковь отрицательно относится к разводу, а также второму или третьему браку, если последние не вызваны особыми обстоятельствами, как, например, нарушением супружеской верности той или другой стороной. Такое отношение основано на учении Христа, Который не признавал ветхозаветных установлений касательно развода (ср. Мф. 19:7-9; Мк. 10:11-12; Лк. 16:18), за одним исключением – развода по «вине любодеяния» (Мф. 5:32). В последнем случае, а также в случае смерти одного из супругов или в других исключительных случаях Церковь благословляет второй и третий брак.

В раннехристианской Церкви не существовало особого чина венчания: муж и жена приходили к епископу и получали его благословение, после чего вдвоем причащались за Литургией Святых Христовых Таин. Эта связь с Евхаристией прослеживается и в современном чинопоследовании таинства Брака, начинающегося литургическим возгласом «Благословенно Царство» и включающего в себя многие молитвы из чина Литургии, чтение Апостола и Евангелия, символическую общую чашу вина.

Венчание предваряется обручением, во время которого жених и невеста должны засвидетельствовать добровольный характер своего вступления в брак и обменяться кольцами.

Само венчание происходит в церкви, как правило, после Литургии. На брачующихся во время таинства возлагаются венцы, которые являются символом царства: каждая семья есть малая церковь. Но венец также и символ мученичества, потому что брак – не только радость первых месяцев после свадьбы, но и совместное несение всех последующих скорбей и страданий – того ежедневного креста, тяжесть которого в браке ложится на двоих. В век, когда распад семьи стал обычным явлением и при первых же трудностях и испытаниях супруги готовы предать друг друга и разорвать свой союз, это возложение мученических венцов служит напоминанием о том, что брак только тогда будет прочным, когда он основан не на сиюминутной и скоропреходящей страсти, а на готовности отдать жизнь за другого. И семья бывает домом, построенным на твердом основании, а не на песке, только в том случае, если ее краеугольным камнем становится Сам Христос. О страдании и кресте напоминает также тропарь «Святии мученицы», который поется во время троекратного обхождения жениха и невесты вокруг аналоя.

Во время венчания читается евангельский рассказ о браке в Кане Галилейской. Этим чтением подчеркивается незримое присутствие Христа на всяком христианском браке и благословение самим Богом брачного союза. В браке должно совершиться чудо преложения «воды», т.е. будней земной жизни, в «вино» – непрестанный и ежедневный праздник, пир любви одного человека к другому.

 

Таинство Брака

Страница 1 из 3

Что такое венчание? Почему оно называется таинством?

Для того, чтобы начать разговор о венчании, стоит прежде рассмотреть православное учение о браке. Ведь венчание, как богослужение и благодатное действие Церкви, полагает начало церковному браку. Брак же есть Таинство, в котором естественный любовный союз мужчины и женщины, в который они свободно вступают, обещая быть верными друг другу, освящается в образ единения Христа с Церковью.

Канонические сборники Пра­вославной Церкви также оперируют определением брака, предложенным римским юристом Модестином (III в.): «Брак — это союз мужчины и женщины, общение жизни, соучастие в божеском и человеческом праве». Христианская Церковь, позаимствовав определение брака из римского права, сообщила ему христианское осмысление, основан­ное на свидетельстве Священного Писания. Господь Иисус Христос учил: «оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей,

и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 5-6).

 Православное учение о браке очень сложно, и трудно дать определение браку в одной лишь фразе. Ведь брак можно рассматривать со многих позиций, делая упор на той или иной стороне жизни супругов. Поэтому предложу еще одно определение христианского брака, высказанное ректором Свято-Тихоновского богословского института прот. Владимиром Воробьевым в его работе «Православное учение о браке»: «Брак понимается в христианстве как онтологическое соединение двух людей в единое целое, которое совершается Самим Богом, и является даром красоты и полноты жизни, существенно нужным для совершенствования, для осуществления своего предназначения, для преображения и вселения в Царствие Божие». Поэтому Церковь не мыслит полноты брака без особого ее действия, называемого Таинством, имеющую особую благодатную силу, дающую человеку дар нового бытия. Именно это действие и называется венчанием.

Венчание представляет собой определенное богослужение, во время которого Церковь испрашивает у Господа благословения и освящения семейной жизни христианских супругов, а также рождения и достойного воспитания детей. Хочется отметить, что венчание каждой христианской пары – довольно молодая традиция. Первые христиане не знали того чина венчания, которое практикуется в современной Православной Церкви. Древняя христианская Церковь возникла в Римской Империи, в которой было свое понятие о браке и свои традиции заключения брачного союза. Заключение брака в Древнем Риме было чисто юридическим и имело форму договора между двумя сторонами. Браку предшествовал «сго­вор», или обручение, на котором могли быть обговорены материальные стороны заключаемого брака.

Не нарушая и не отменяя того права, которое действовало в Римской Империи, первохристианская Церковь придавала браку, заключенному по государственному закону, новое осмысление, основанное на новозаветном учении, уподобляя союз мужа и жены союзу Христа и Церкви, и считала супружескую чету живым членом Церкви. Ведь Церковь Христова способна существовать при любых государственных формациях, государственных устройствах и законодательствах.

Христиане считали, что есть два необходимых условия для брака. Первое – земное, брак должен быть законным, он должен удовлетворять тем законам, которые действуют в реальной жизни, он должен существовать в той реальности, которая наличествует на Земле в данную эпоху. Второе условие – брак должен быть благословенным, благодатным, церковным.

Конечно же, христиане не могли одобрять те браки, которые допускали язычники в Римском государстве: конкубинат – длительное сожительство мужчины со свободной, неза­мужней женщиной и близкородственные браки. Брачные отношения христиан должны были соответствовать нравственным правилам новозаветного учения. Поэтому в брак христиане вступали с благословения епископа. О намерении заключить брак объяв­лялось в Церкви до заключения гражданского договора. Браки, не объявленные в церковной общи­не, по свидетельству Тертуллиана, приравнивались к блуду и прелюбодеянию.

Тертуллиан писал, что истинный брак совершался пред лицом Церкви, освящался молитвой и скреплялся Евхаристией. Совместная жизнь христианских супругов начиналась с совместного участия в евхаристии. Первые христиане не мыслили своей жизни без евхаристии, вне евхаристической общины, в центре которой стояла Вечеря Господня. Вступающие в брак приходили в евхаристическое собрание, и, с благословения епископа, вместе причащались Святых Христовых Тайн. Все присутствующие знали, что эти люди начинали в этот день новую совместную жизнь у чаши Христовой, принимая ее как благодатный дар единства и любви, который соединит их в вечности.

Таким образом, первые христиане вступали в брак и через церковное благословение и через принятый в римском государстве юридический договор. Такой порядок оставался неизменным и в первое время христи­анизации империи. Первые христианские государи, осуждая тай­ные, неоформленные браки, в своих законах говорят лишь о граж­данской юридической стороне брака, не упоминая о церковном браковенчании.

Позднее византийские императоры предписали заключать брак не иначе как с церковного благословения. Но при этом Церковь издавна участвовала и в обручении, придавая ему нравственно-обязательную силу. До тех пор, пока венчание не ста­ло обязательным для всех христиан, церковное обручение, за кото­рым следовало реальное начало брачных отношений, рассматрива­лось как действительное заключение брака.

Тот чин венчания, который мы можем наблюдать сейчас, сложился приблизительно к 9-10 векам в Византии. Он представляет собой некоторый синтез церковного богослужения и греко-римских народных свадебных обычаев. К примеру, обручальные кольца в древности имели чисто практическое значение. У знати были распространенны перстни-печати, которыми скрепляли юридические документы, записанные на восковых табличках. Обмениваясь печатями, супруги вверяли друг другу всё свое достояние в свидетельство взаимного доверия и верности. Благодаря этому в   Таинстве браковенчания кольца сохранили свое первоначальное символическое значение – они стали обозначать верность, единство, неразрывность семейного союза. Венцы, возлагаемые на головы брачующихся вошли в чин браковенчания благодаря византийским церемониалам и приобрели христианизированное значение – они свидетельствуют о царском достоинстве новобрачных, которым предстоит строить свое царство, свой мир, семью.

Так почему же особый смысл новозаветного учения о браке, почему брак назван в Церкви Христовой именно Таинством, а не просто красивым обрядом или традицией? Ветхозаветное учение о браке видело главную цель и сущность брака в воспроизводстве роде. Деторождение являлось самым очевидным знаком Божьего благословения. Наиболее ярким примером Божьего благоволения к праведнику явилось обетование данное Богом Аврааму за его послушание: «Я благословляя благословлю тебя и, умножая умножу семя твое, как звёзды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих; и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего» (Быт. 22, 17-18).

Хотя ветхозаветное учение не имело ясного представления о посмертном существовании, а человек, в лучшем случае, мог надеяться только на призрачное прозябание в так называемом «шеоле» (что лишь очень неточно можно перевести как «ад»), обетование, данное Аврааму, предполагало, что жизнь может стать вечной через потомство. Иудеи ждали своего Мессию, который устроит некое новое израильское царство, в котором наступит блаженство еврейского народа. Именно участие в этом блаженстве потомков того или иного человека понималось как его личное спасение. Поэтому бездетность считалась у евреев как наказание Божие, ибо оно лишало человека возможности личного спасения.

В отличие от ветхозаветного учения брак в Новом Завете предстает перед человеком как особое духовное единение христианских супругов, продолжаемое в вечности. В залоге вечного единства и любви видится смысл новозаветного учения о браке. Учение о браке, как о состоянии, предназначенного лишь для деторождения, Христом отвергается в Евангелии: «В Царствии Божием не женятся и не выходят замуж, но пребывают как ангелы Божии» (Мф. 22, 23-32). Господь явно дает понять, что в вечности не будет плотских, земных отношений между супругами, но будут духовные.

Поэтому и христианский брак, в первую очередь, дает возможность для духовного единения супругов, продолжаемого в вечности, ибо «любовь никогда не престает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13, 8). Ап. Павел уподоблял брак единству Христа и Церкви: «Жены, — писал он в Послании к Ефесянам, — повинуйтесь своим мужьям, как Господу; потому что муж есть глава жены, как и Христос Глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее» (Еф. 5, 22-25). Святой апостол придавал браку значения Таинства: «оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф. 5, 31-32). Церковь называет брак Таинством потому, что таинственным и непостижимым для нас образом Сам Господь сочетает двух людей. Брак – это Таинство на всю жизнь и для Жизни Вечной.

Говоря о браке, как о духовном единении супругов, ни в коем случае не стоит забывать, что сам брак становится средством продолжения и умножения человеческого рода. Посему деторождение спасительно, ибо богоустановленно: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт. 1, 28). О спасительности чадородия учит ап. Павел: «жена … спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим, 2, 14-15).

Добавить комментарий

Правда ли, что Христос установил таинство брака?

Джотто ди Бондоне «Брак в Кане Галилейской»

Источник: Painteropedia

В христианской традиции евангельский рассказ о присутствии Иисуса на браке в Кане Галилейской воспринимается как благословение Им брачного союза и деторождения. По словам Кирилла Александрийского, Иисус пришел на это торжество «для того, чтобы освятить самое начало человеческого бытия».1Кирилл Александрийский. Комментарий на Евангелие от Иоанна 2, 1 (Vol. 1. P. 201)..

Чтение евангельского рассказа о чуде в Кане включено в чин венчания, совершаемый в Православной Церкви. В начале чина диакон произносит ектению, содержащую прошение «О еже благословитися браку сему, якоже в Кане Галилейстей». В молитве, читаемой священником, говорится:

Господи Боже наш, во спасительном Твоем смотрении сподобивый в Кане Галилейстей честный показати брак Твоим пришествием: Сам ныне рабы Твоя… яже благоволил еси сочетаватися друг другу, в мире и единомыслии сохрани, честный их брак покажи, нескверное их ложе соблюди, непорочное их сожительство пребывати благоволи и сподоби я́ старости маститей достигнути, чистым сердцем делающа заповеди Твоя.

Превращение воды в вино, как мы показали в другом месте, является символом преложения хлеба и вина в Тело и Кровь Христа. Но оно также служит символом того изменения, которое происходит с мужчиной и женщиной в браке, когда двое становятся одной плотью (Быт. 2:24). Как говорит Иоанн Златоуст, «тот, кто не соединен узами брака, не представляет собой целого, а лишь половину… Мужчина и женщина в браке — не два человека, а один человек»2Иоанн Златоуст. Беседы на Послание к Колоссянам 12, 5 (PG 62, 387–388). Рус. пер.: Т. 11. Кн. 1. С. 465.. Это соединение происходит благодаря силе взаимной любви супругов: «Любовь такова, что любящие составляют уже не два, а одного человека, чего не может сотворить ничто, кроме любви»3Его же. Беседы на 1-е Послание к Коринфянам 33, 3 (PG 61, 280). Рус. пер.: Т. 10. Кн. 1. С. 333..

Превращение воды в вино является также символом превращения будней семейной жизни в праздник: «Желаю вам всего наилучшего, — пишет Григорий Богослов новобрачным. — А одно из благ — чтобы Христос присутствовал на браке, ибо где Христос, там благолепие, и чтобы вода стала вином, то есть все превратилось в лучшее»4Григорий Богослов. Письмо 232 (Lettres. Vol. 2. P. 166). Рус. пер.: Т. 2. С. 554.. Брачный союз, в котором Бог незримо присутствует, должен стать непрестанным праздником откровения супругами друг в друге лика Божия, «превращением в лучшее» всех аспектов их совместной жизни.

Следует, однако, с осторожностью относиться к широко распространенному представлению о том, что в Кане Галилейской Христос установил таинство Брака. Это представление, прочно вошедшее в учебники по догматическому богословию XIX века, исходит из того, что все семь таинств Церкви были установлены Христом. Однако, поскольку прямых свидетельств об установлении таинства Брака (то есть венчания) в Священном Писании нет, высказываются различные предположения относительно того, когда и где Христос установил его. Брак в Кане Галилейской нередко упоминается в этой связи5См., напр.: Православно-догматическое богословие Макария, митрополита Московского. Т. 2. С. 479. Здесь утверждается, чтоХристос установил таинство Брака либо во время пребывания на браке в Кане Галилейской, либо когда сказал фарисеям: что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф. 19:6), «либо при ином, неизвестном нам случае».

Такое толкование представляется натяжкой. Брачный союз был установлен Богом в раю, когда Бог создал Адама и Еву и сказал им: Плодитесь и размножайтесь (Быт. 1:28). Что же касается Венчания как церковного таинства, то оно сложилось в церковном обиходе постепенно, в течение нескольких веков6См. об этом: Мейендорф Иоанн, прот. Брак в Православии. С. 11–13, 17–18, 21–26.. На брак в Кану Галилейскую Иисус пришел не для того, чтобы установить таинство Брака: Он пришел, чтобы Своим присутствием благословить и освятить брачный союз.

Источник:
Митрополит Волоколамский Иларион. Четвероевангелие: Учебник бакалавра теологии. Т. 2. М.: Общецерковная аспирантура и докторантура; Издательский дом «Познание», 2018. § 2.5.

Церковь объяснила, как заключить и расторгнуть церковный брак — Российская газета

На сайте Московского Патриархата появился проект документа «О церковном браке». Он содержит в себе перечень указаний к заключению и прекращению церковного брака и предназначен для обсуждения.

Сегодня каждый третий заключенный гражданский брак у нас в стране распадается. Но понятие «церковный брак» воспринимается как повышенный знак надежности. Реальность и здесь может преподносить самые разные сюрпризы, но все-таки церковный брак — прошедший через Таинство венчания — предполагает куда более серьезное отношение к брачному союзу. И венчаться и развестись в церковном браке гораздо труднее.

Проект документа «О церковном браке» содержит в себе много интересных и важных разъяснений. Одно из таких важных разъяснений связано с тем, что многие ревнители благочестия «не по разуму» обзывают «блудом» не венчанные, но законные — по гражданскому законодательству — браки. Супругам, прожившим десятки лет в таком браке, чуть ли не объявляют, что они «как блудники» не имеют право причащаться. Проект уточняет, что такой брак не считается «греховным сожительством», а супругов нельзя отлучать от таинств в православных храмах. Хотя такие семьи достойны «особого попечения», и им надо разъяснить все о должном браке.

Так называемый гражданский брак без регистрации в ЗАГСе, долго считавшийся модным среди молодежи, не благословляется венчанием. «Нерасписанных» венчают только в очень особенных случаях — каких, уточняется в документе.

Венчаться с нехристианами нельзя. С христианами других конфессий — католиками, протестантами, членами древних восточных церквей (Армянской апостольской и Эфиопской православных церквей, а также коптских и сиро-яковитских общин) венчание возможно при условии, если брак будет благословлен в православной церкви, а дети будут воспитываться в православной вере.

Еще из Послания апостола Павла известно, что разорять уже сложившийся брак с человеком другой веры нельзя. «Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее. И жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его», — писал апостол Павел. К лицам, находящимся в таком браке, проявляется «пастырское снисхождение».

Церковный брак труднее расторгнуть, чем светский. Для этого нужны весьма веские основания. Такие, как «отпадение одного из супругов от православия», «прелюбодеяние одного из супругов», «злонамеренное оставление одного супруга другим», «заболевания одного из супругов проказой, сифилисом, СПИДом, хроническим алкоголизмом или наркоманией». Поводом для развода может стать совершение женой аборта при несогласии мужа или, наоборот, принуждение жены к искусственному прерыванию беременности.

Решение о разводе принимает епархиальный архиерей. Он же выдает свидетельство о признании церковного брака распавшимся и о возможности для невиновной стороны венчания во втором и третьем браке. Наличие решения светских органов власти о расторжении брака, отмечают авторы документа, «не отменяет» для церковной власти необходимости «самостоятельного суждения и собственного решения» о случившемся — по Священному писанию и церковным канонам.

— На мой взгляд, сегодня самое важное — это не регламентация, по каким причинам можно, а по каким нельзя венчаться или разводиться, — комментирует проект для «РГ» член комиссии Межсоборного присутствия по вопросам церковного права, руководитель церковно-научного центра «Православная энциклопедия» Сергей Кравец. — Мы же живем не в условиях царской России, когда решение Церкви о браке влекло очень серьезные правовые последствия, связанные и с наследством, и со статусом детей, и со статусом разводящихся. Сейчас такие последствия не наступают. Поэтому куда важнее сегодня попробовать изменить современный тренд на превращение брака во временное сожительство.

Самая важная проблема сегодня, по мнению Сергея Кравца, психологическая неготовность к браку людей, особенно молодых и вступающих в него первый раз. «Опросы показывают, что процент разводов по этой причине выше, чем по причине алкоголизма или насилия в семье. Браки, которые распадаются в первые годы (а таких стало очень много) разрушаются из-за неготовности к браку. Эта неготовность усиливает легкомысленное отношение к браку — люди не расценивают его как союз, заключаемый до конца жизни или на многие годы. Это брак на пробу: вот, попробуем так».

Укрепляется представление о браке как о том, что можно много раз поменять. «Уж не говорю о том, что решения о браке принимаются сегодня и из соображений комфорта и удобств, связанных с ним. Все чаще — раньше этого не было — причиной расторжения браков называют выявление меркантильных намерений в браке у одного из супругов. Брак, один из традиционных институтов, дающих человеку наибольшую устойчивость, попал под угрозу. И причина в нас самих. И прежде всего в главенстве психологии комфорта и потребления».

Брак в таких случаях становится одним из признаков потребления. Девушки очень хотят выйти замуж из соображений престижа, мальчики ждут от брака изменений бытовых условий жизни, а кончается все тяжело, считает Сергей Кравец.

Церковный же брак требует подготовки. «Если нам удастся добиться перед венчанием реальной внутренней подготовки к этому таинству, если священник сможет серьезно поговорить об этом, это будет очень важным делом», — подчеркивает наш собеседник. Он считает, что надо сосредоточить внимание на долговременной настоящей психологической подготовке к браку.

Между тем

Чтобы быть счастливым в семейной жизни, надо следить за тем, что мы говорим и делаем, считает Папа Римский Франциск. «Используйте в общении фразы «Могу ли я?», «Спасибо» и «Извини». Это ключ к созданию крепкой семьи. Эти простые слова легко произнести, но сложно научиться постоянно использовать. Но когда вы игнорируете их, отсутствие этих фраз может пошатнуть основы вашей семьи, что может привести к ее распаду. Когда эти слова … произносятся не формально, а искренне, от всего сердца, в семье воцаряется любовь, они укрепляют семейную жизнь».

Священное Таинство Брака — Греческая Православная Церковь Св.

Иоанна Крестителя

Священное Таинство Брака свидетельствует о том, что Своим действием Бог действует в нашей жизни. Именно Он соединяет мужчину и женщину в отношениях взаимной любви. Посредством этого причастия мужчина и женщина публично становятся мужем и женой. Они вступают в новые отношения друг с другом, с Богом и с Церковью. Поскольку брак не рассматривается как законный договор, в причастии нет обетов.

Согласно православным учениям, брак — это не просто социальный институт, а вечное призвание самого Царства. Муж и жена призваны Святым Духом не только жить вместе, но и делиться своей христианской жизнью вместе, чтобы каждый с помощью другого мог стать ближе к Богу и стать теми, кем они должны быть.

В православном брачном богослужении после обручения пары и обмена кольцами их венчают «венцами славы и чести», означающими создание новой семьи под Богом.Ближе к завершению службы муж и жена пьют из общей чаши, которая напоминает свадьбу в Кане и символизирует разделение бремени и радостей их новой совместной жизни.

Правила вступления в брак

Таинство брака — это поистине «великая тайна», тайна встречи человеческой любви и божественной любви, сам знак и образ присутствия Бога с человечеством. В Ветхом Завете Израиль упоминается как «супруга» Бога, а в Новом Завете Церковь именуется «невестой» Христа.Эти изображения пытаются передать в человеческих категориях то, что отцы церкви называют «безумной любовью» Бога к Своему народу.

«Великая тайна прославляется. Как это загадка? Они собираются вместе, и двое становятся одним целым. Они не стали образом чего-либо земного, но Самого Бога. Они приходят для того, чтобы составить одно тело; узри тайну любви! » (Св. Иоанн Златоуст, Проповедь 12 к Колоссянам).

Брак — это гораздо больше, чем просто частная сделка между двумя людьми; это событие, в котором Сам Иисус Христос участвует через присутствие причастного служителя, священника, и присутствия молящегося, церкви.Ввиду этого «церковного» аспекта брака свадьба должна проводиться в контексте Православной Церкви, чтобы Церковь могла признать и подтвердить действительность и подлинность брака.

Хотя мы приводим ниже несколько важных примечаний, подготовка к свадьбе в Православной церкви требует гораздо большего, включая серию добрачных консультаций. Пожалуйста, свяжитесь с церковным офисом для получения более подробной информации.

Членство — Один или оба члена помолвленной пары должны быть членами Православной церкви с хорошей репутацией; он / она должен быть участником, взявшим на себя обязательства, и должен быть в курсе своих обещанных финансовых обязательств.Если один из супругов ранее состоял в браке и развелся, он / она должны предоставить копию постановления о гражданском разводе. Кроме того, если предыдущий брак состоялся в Православной церкви, разведенный супруг также должен был получить церковный развод. Обращаем ваше внимание, что этот процесс может занять несколько месяцев.

Членство для Koumbaroi (Спонсоры) — koumbaros или koumbara — это тот, кто выступает в качестве свидетеля от имени Православной церкви во время церемонии. Следовательно, необходимо, чтобы этот человек был православным христианином. Кумбарои также должны быть членами Православной церкви с хорошей репутацией. Если он / она принадлежит к другому православному приходу, священник должен получить письмо от приходского священника, подтверждающее, что они являются его членами с хорошей репутацией.

Дни, когда брак не может быть заключен

  1. 5 и 6 января
  2. Великий пост и Страстная неделя
  3. 1-15 августа
  4. 29 августа
  5. 14 сентября
  6. 13–25 декабря
  7. Все Святые Дни Господа нашего (Рождество, Крещение, Пасха и т. Д.))
  8. Канун Рождества, Крещения или Пятидесятницы.

Межконфессиональные браки

Православная вера благословляет межконфессиональные браки при соблюдении следующих условий и правил:

  1. Неправославная невеста / жених должна быть христианином, крестившимся во имя Святой Троицы.
  2. Супруги должны быть готовы крестить своих детей в Православной церкви.
  3. Брак должен быть заключен в Православной Церкви в соответствии с установленной формой Служебной книги, при этом православный священник должен быть единственным исполнителем.
  4. Если требуется присутствие неправославного священнослужителя, необходимо уточнить следующее:
    1. Православный священник, получив разрешение епископа, оформит приглашение священнослужителю.
    2. Православная свадебная церемония не допускает активного участия неправославных священнослужителей, и это четко разъясняется всем заинтересованным сторонам.
    3. На стойке регистрации любой приглашенный священник будет должным образом встречен и может пожелать паре свои добрые пожелания.
  5. Необходимо соблюдать следующие правила, касающиеся межконфессиональных браков:
    1. Православный священник по приглашению может присутствовать на церемонии бракосочетания в неправославной церкви, но только в качестве гостя. Он не может участвовать в служении или возносить молитвы.
    2. Неправославные лица могут выступать в качестве приставников, женихов или подружек невесты на православном бракосочетании, но koumbaros / koumbara должны быть православными христианами, как указывалось ранее.
    3. Православные христиане могут выступать в роли проводников или подружек невесты при свадьбах, должным образом оформленных в других религиозных общинах, но они не могут выступать в качестве шафер.
    4. Православный христианин, чей брак не был благословлен Православной Церковью, более не имеет хорошей репутации в Православной Церкви и, следовательно, не имеет права участвовать в таинствах Православной Церкви, включая принятие Святого Причастия, выступая в качестве спонсора в Православное венчание, крещение или помазание (конфирмация) или на православные похороны.
    5. Неправославный христианин, вступающий в брак с православным христианином, не становится автоматически членом Православной церкви, и поэтому ему не разрешается причастие или другие таинства Православной церкви, а также православные похороны.

Дополнительная информация

Пожалуйста, обратитесь в приходскую контору за документом о «подготовке к свадьбе», который включает в себя контрольные списки для подготовки к свадьбе и дню свадьбы, информацию о гражданских и церковных разрешениях на брак, список контактов и утвержденных поставщиков и многое другое.

Stephana , свечи и вино можно купить в книжном магазине Logos.

И двое станут одной плотью: Таинство священного брака

Епископом ФОМАСОМ (Иосифом), о.Джозеф Хазар и Sdn. Дэвид Хаятт

«Разве вы не читали, — сказал Иисус, — что Тот, Кто создал их вначале,« создал их мужчиной и женщиной », и сказал:« По этой причине мужчина должен оставить отца и мать и присоединиться к своей жене. и двое станут одной плотью? Итак, они уже не двое, а одна плоть. Итак, что Бог соединил, да не разделится человек ». (Матфея 19: 4-6)

Брак — это тайна, таинство, соединение одного мужчины и одной женщины в живую икону Святой Троицы, проявление любви Христа к Его Церкви и Церкви к своему Господу, основание семьи и всего мира. порождающая сила для вынашивания детей, и это контекст для достижения спасения как мужа, так и жены через самоотверженную любовь.

Однако в светском обществе, в котором мы живем, брак превратился в договор между двумя взрослыми по обоюдному согласию, основанный на удовлетворении потребностей друг друга. Желание «жить долго и счастливо» стало причудливой основой брака, а также великим крахом многих романтических начинаний. Эта самоориентация, направленная на удовлетворение моих потребностей, очевидна даже в том, как многие из них планируют свои свадебные церемонии. Многие маленькие девочки мечтают о сказочной свадьбе — как бы они ни думали.Некоторые мечтают о свадьбе в соборе, одетой как принцесса, другие, возможно, на пляже в окружении нескольких членов семьи и друзей, а некоторые предпочитают никого не желать, а просто сбежать с мужчиной своей мечты. Как бы ни выглядела их версия сказки, свадьба — «их особенный день».

За прошедшие годы мы либо слышали о просьбах других священнослужителей, либо сами получали множество просьб об изменении свадебного богослужения, добавляя, убирая или заменяя традиционные православные свадебные обычаи. Все, от прогулки по проходу до поп-музыки, до изменения чтения Послания, до добавления свечи единства или клятв к службе, от того, чтобы девушки стояли с женихами, потому что она лучший друг жениха, и до того, чтобы домашнее животное служило им в качестве домашнего питомца. хранитель кольца, и этот список можно продолжать и продолжать.

Брак — это таинство

Чтобы понять, почему Церковь имеет свои традиции, мы должны понять, что такое свадьба. Свадьба — это тайна (таинство), где Бог берет мужчину и женщину, которые уже пообещали друг другу себя, и благословляет их союз, делая их одной плотью.«В браке мужчина не только удовлетворяет потребности своего земного, мирского существования, но также осознает нечто очень важное, связанное с целью, для которой он был создан, то есть вступает в царство вечной жизни» 1. Брачная служба дает паре благодать переносить жизненные невзгоды. Он благословляет мужчину и женщину на завершение их отношений и на рождение детей в этот мир. Это изменяет роль свадебной пары
с их родителями, по-прежнему учит их уважать и любить их, но также инструктируя «мужчину [] оставить своих отца и мать и прилепиться к своей жене» (то же самое относится и к жене. ), и больше не подчиняться своим родителям или руководствоваться ими, но чтобы они стали независимой единицей, идущей вместе с Господом.Поскольку брак — это таинство Церкви, данное нам Богом, важно, чтобы мы приходили на брачное служение с отношением подчинения и принятия, а не со своим списком потребностей и желаний. Св. Игнатий (ок. 105) пишет: «Таким образом, мужчинам и женщинам, вступающим в брак, надлежит вступать в брак по совету епископа, чтобы брак был в нашем Господе, а не в похоти. итак да да будет [свершено] во славу Божию «2

Брак как икона Святой Троицы

Брак — это также живая икона Святой Троицы, в которой «тайна единства в разнообразии» применима не только к учению Церкви, но и к учению о браке.«3 В повествовании о сотворении мира в Бытии Бог говорит:« Тогда Бог сказал: «Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему; да будут они владычествовать над рыбами морскими, над птицами небесными и над скотом, над всей землей и над всеми гадами, ползающими по земле ». С самого начала объединение различий мужчины и женщины должно было стать образом или иконой жизни Бога — Отца, Сына и Святого Духа. Вместе, как муж и жена, им была дана «власть», чтобы они правили как представители Бога с добротой различий, соединенных в любви.

Мы знаем от нашего Господа и отцов церкви, что эго (себялюбие) является противоположностью истинной любви. Эго — это отвержение любви, и когда оно мешает совершению таинства Брака, предлагаемого Церковью, оно не дает любви, которую Христос питает к нам, достичь нас в тот день, когда мы должны получать Его благословение жить вместе как одно целое. на всю оставшуюся жизнь — отражая жизнь Святой Троицы. Епископ ИОАНН (Абдалах) пишет: «Мы не самодостаточны; скорее, мы созданы для отношений.Эти отношения нуждаются в Божьей любви, чтобы окружить нас вместе, что осуществляется через Христа Святым Духом »4

Это правда, что все мы индивидуальны и разные, и что есть время, чтобы прославлять нашу индивидуальность, но брачная служба — это время, чтобы принять солидарность нашего человечества. Законы создаются и применяются одинаково для всех людей, потому что никто не лучше всех. Индивидуализировать наши свадебные услуги — значит сказать, что мы отличаемся от всех остальных людей; это ересь и отражает наше собственное эго, а не самоотверженную любовь Святой Троицы.

Брак как изображение Христа и Церкви

При заключении брака или венчания письмо всегда читается из Ефесянам 5: 20-33. Св. Павел описывает, как муж и жена должны жить вместе, «покоряясь друг другу в страхе Божьем». Их отношения противоречат эгоцентричным отношениям многих пар. 2 Св. Игнатий, Послание к Поликарпу, V (ANF, 1.100) 3 Met. Каллистос (Посуда), Православная церковь, (Лондон: Penguin Books, 1997), стр.294 4 Бп. Джон Абдалла и Николас Г. Мейми, Построение православного брака, (Йонкерс, Нью-Йорк: издательство St. Vladimir’s Seminary Press, 2017), стр.13 3 живут своим браком сегодня. Апостол Павел призывает жен «подчиняться своим мужьям, как Господу», а мужей «любить своих жен, как и Христос возлюбил церковь и отдал Себя за нее». Подчинение, отказ от своего права или воли — непопулярная концепция, но она необходима, если мы хотим жить во Христе — жены отказываются от своих «прав» в пользу своих мужей, а мужья отдают свою жизнь за своих жен. .Пт. Томас Хопко пишет: «Муж должен любить свою жену до смерти, как Христос любит Церковь. И жена должна быть полностью отдана своему мужу во всем, как Церковь дана Христу. Союз в любви должен быть совершенным. полное, совершенное, непреходящее и вечное »5. Можете ли вы представить себе более прекрасный образ жизни — жизнь, которая отражает любовь Христа к Его Церкви и самоотверженное подчинение Церкви своему Жениху?

Следовательно, пара должна со всей серьезностью и самоанализом подойти к процессу подготовки к браку.Радость, проистекающая из союза мужа и жены, должна быть благочестивой радостью, а не плотским праздником. Вместо того, чтобы тратить слишком много времени на дегустацию тортов, фотографирование с помолвки и выбор плейлиста для ди-джея, который будет играть на приеме, пара будет лучше подготовлена ​​к благочестивому браку, если серьезно займется добрачным консультированием, созерцанием молитв и чтением. из Священного Писания, исследуя собственные мотивы в предстоящем браке. Желание невесты полностью отдаться мужу? Является ли цель жениха полностью отдать свою жизнь за жену?

ул.Иоанн Златоуст пишет: «Когда царит гармония, дети растут хорошо, в доме содержится порядок, а соседи, друзья и родственники хвалят результат … Но когда все обстоит иначе, все приходит в замешательство и оказывается на высоте. вниз …. Если мы устроим нашу жизнь таким образом и прилежно изучим Священное Писание, мы найдем уроки, которые помогут нам во всем, что нам нужно! »6. картина Христа и Церкви.

Брак как основа семьи

Брак — это также фундаментальные отношения для построения семьи, как маленькой церкви, и для рождения детей. Мало того, что Адаму и Еве была дана ответственность владычествовать над творением в виде икон Святой Троицы, но им также было дано задание «плодиться и размножаться». (Бытие 1:28)

Во время службы венчания или венчания священник молится: «Даруй им плод телесный, прекрасных детей, согласие души и тела. … Дайте им семя числом, как до полных колосьев … И пусть они увидят детей своих детей, как только что посаженный масличный сад, вокруг своего стола «7. Благодать Божья излилась на землю. Таинство брака в Церкви закладывает основу для создания новой семьи между мужчиной и женщиной, в результате чего отец и мать остаются привязанными друг к другу в этом новом едином единении. Как правило, плод их союза — благословение детей. и рост семьи.Отцы церкви осудили использование противозачаточных средств во всех формах, хотя подходы были разные, как отказ от повеления Бога приносить плоды и размножаться. К сексуальному союзу между мужем и женой следует подходить с открытостью для благословения детей, даже если он также помогает «утолить пламенные страсти нашей природы» 8

.

Как и во всех аспектах супружеской жизни, самоотверженная любовь должна быть руководящим правилом в семье — между мужем и женой и родителями с их детьми.Апостол Павел пишет: «Отцы! Не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем». И детям также велено «повиноваться своим родителям в Господе, потому что это правильно» 9. Эта совместная совместная жизнь во Христе составляет «маленькую Церковь». Св. Иоанн Златоуст пишет: «Воистину, дом — это маленькая Церковь. Поэтому мы можем превзойти всех остальных в добродетели, сделавшись хорошими мужьями и женами» 10

Пасторы понимают, что в наши дни в наших церквях многие браки являются смешанными, то есть православный вступает в брак с иноверцем.Давайте помнить, что православие означает «истинно верующий», и наши традиции — независимо от того, понимаем ли мы их полностью или нет — должны сохраняться. Из-за разницы между православным подходом к семье и благословению детей и инославными христианскими традициями, особенно важно, чтобы пары подчинялись мудрости Церкви через епископа и священников, готовясь к браку. Смирение сердца проявляется в их готовности принять традиционное православное свадебное богослужение.Если жених и невеста не хотят доверять Церкви, чтобы научить их, как вступить в брак, мы должны задаться вопросом, почему свадебная пара вообще желает жениться в Православной церкви. Это хороший показатель того, как будет выглядеть их вера в жизни супружеской пары, особенно в воспитании детей.

Брак как путь спасения

Наконец, брак — это путь к спасению для мужа и жены, поскольку они получают и несут венцы радости и мученичества, данные им на брачной службе.Это не является болезненным предсказанием страданий в браке, а скорее призыв положить свою жизнь, чтобы участвовать вместе с Христом в Его победоносной смерти и воскресении. Это «центральная точка отсчета, которая делает брак христианским» 11.

Церковь занимается (за неимением лучшего слова) освящением и спасением. Все аспекты нашей жизни, включая брак и семью, служат нашему спасению. Св. Иоанн Златоуст пишет: «Пусть ваш дом будет чем-то вроде арены, стадионом для упражнений добродетели, чтобы, хорошо натренировавшись там, вы могли со всем умением встретиться со всем заграницей.»12 Когда пара живет вместе таким образом, с детьми, которых Бог дает им как плод их любящего союза, они будут мучениками (свидетелями) присутствия Христа в своем доме, даже когда они встретятся с обществом, в котором они live.

Такой подход к браку и семье формируется еще в процессе планирования свадьбы. Когда пара отказывается от своих предпочтений, чтобы получить от Церкви таинство брака, они уже будут жить как свидетели покорности и самоотверженной любви, которые необходимы для процветания семьи во Христе.Существуют определенные обычаи, которые могут проникнуть в наши церкви, например, когда девушка бросает цветы, а мальчик ходит [обычно фальшивые] кольца по проходу, но эти изменения на самом деле не влияют на свадебную службу, и поэтому они принимаются много священников; некоторые, однако, могут не позволять ничему отвлекаться от истинной цели свадьбы: освящение и очищение жениха и невесты, чтобы они могли жить как одно друг с другом во Христе.

Я хотел бы оставить вам прекрасное описание православного брака, написанное античным христианским апологетом Тертуллианом.Он пишет,

«Какими словами можно описать счастье того брака, который объединяет церковь, приношение укрепляет, благословляющие печати, ангелы провозглашают, а Отец объявляет действительным? Ведь даже на земле дети не вступают в законные и законные браки без своих отцов». Согласие. Какая это связь: двое верующих, которые разделяют одну надежду, одно желание, одну дисциплину, одно и то же служение! Двое — брат и сестра, сослуживцы. Нет никакого различия духа или плоти, но на самом деле они двое в одном плоть (Быт.2:24; Марка 10: 8). Где одна плоть, там один дух. Вместе они молятся, вместе они падают ниц, вместе они постятся, учат друг друга, наставляют друг друга, поддерживают друг друга. Бок о бок в церкви Божьей и на пиру Божьем, бок о бок в трудностях, во времена гонений и во времена утешения. Ни один ничего не скрывает от другого, не избегает другого и не является бременем для другого. Они беспрепятственно навещают больных и поддерживают нуждающихся.Они беззаботно подают милостыню, без стеснения присутствуют на жертвоприношении, беспрепятственно выполняют свои повседневные обязанности. Им не нужно скрывать крестное знамение, или бояться приветствовать своих собратьев-христиан, или молча благословлять. Они поют друг другу псалмы и гимны и стремятся превзойти друг друга в воспевании Господа. Видя и слыша это, Христос радуется. Он дает им свой покой. Там, где двое, он тоже присутствует [ср. Мэтт. 18:20]; и где он, нет зла ​​»13

Скачать статью полностью

СНОСКИ
1 Джон Мейендорф, Брак: православная перспектива, (Крествуд, Нью-Йорк: Св.Издательство Владимирской семинарии, 1975), с. 19
2 Св. Игнатий, Послание к Поликарпу, V (ANF, 1.100)
3 Met. Каллистос (Посуда), Православная церковь, (Лондон: Penguin Books, 1997), стр. 294
4 Бп. Джон Абдалла и Николас Г. Мейми, Построение православного брака, (Йонкерс, Нью-Йорк: издательство St. Vladimir’s Seminary Press, 2017), стр.13
5 Fr. Томас Хопко, Сексуальность, брак и семья (Православная вера, том 4), стр. 152
6 Св. Иоанн Златоуст, Проповедь 20: К Ефесянам 5: 22-33, Св. Иоанн Златоуст — О браке и семейной жизни (Крествуд, Нью-Йорк: Св.Vladimir’s Seminary Press, 1991)
7 Изабель Флоренс Хэпгуд, изд., Служебная книга Святой Православно-Католической Апостольской Церкви, (Энглвуд: Антиохийская православная христианская архиепископия Северной Америки, 1996), с. 296
8 Св. Иоанн Златоуст, О девственности 19.2-3
9 Ефесянам 6: 1-4
10 Св. Иоанн Златоуст, Проповедь 20: К Ефесянам 5: 22-33, Св. Иоанн Златоуст — О браке и семейной жизни ( Crestwood, NY: St. Vladimir’s Seminary Press, 1991), стр. 57
11 Джон Мейендорф, Брак: православная перспектива, (Крествуд, Нью-Йорк: Св.Издательство Владимирской семинарии, 1975), с. 39
12 Св. Иоанн Златоуст, Проповеди на Матфея II, (NPNF 1.10, стр. 74 в переводе отца Иосии Тренхэма в книге «Брак и девственность согласно св. Иоанну Златоусту», стр. 202 5
13 Тертуллиан, Его жене ( Брак в ранней церкви, стр. 38-39)

Таинство брака и его препятствия / Православие. Com

Источник: Коммуникационная служба ОВЦС

28 января 2016 г.

Документ одобрен Собранием Предстоятелей Поместных Православных Церквей 21 января — 28, 2016, в Шамбези, за исключением представителей Православных Церквей Антиохии и Грузии.

Издается решением Собора Предстоятелей.

1. Православный брак

1) Институту семьи сегодня угрожают такие явления, как секуляризация и моральный релятивизм. Православная Церковь утверждает сакральный характер брака как свое фундаментальное и неоспоримое учение. Свободный союз мужчины и женщины — непременное условие брака.

2) В Православной церкви брак считается старейшим институтом божественного закона, поскольку он был учрежден одновременно с сотворением первых людей, Адама и Евы (Быт.2:23). С момента своего возникновения этот союз был не только духовным общением супружеской пары — мужчины и женщины, но и обеспечил продолжение человеческого рода. Благословенный в раю брак мужчины и женщины стал святой тайной, которая упоминается в Новом Завете в рассказе о Кане Галилейской, где Христос дал Свой первый знак , превратив воду в вино, тем самым открыв Свою славу (Ин. 2:11). Тайна неразрывного союза мужчины и женщины — это образ единства Христа и Церкви (Еф.5:32).

3) Христосцентричная природа брака объясняет, почему епископ или пресвитер благословляют этот священный союз особой молитвой. В своем письме к Поликарпу Смирнскому св. Игнатий Богоносец подчеркивал, что вступающие в брачное общение «также должны иметь одобрение епископа, чтобы их брак был по Богу, а не после их брака». собственная похоть. Да будет все во славу Божию » (Поли. 5). Священная природа установленного Богом союза и его высокое духовное содержание объясняют утверждение апостола: Брак должен уважаться всеми, и брачное ложе должно быть чистым (Евр.13: 4). Вот почему Православная Церковь осуждала любое посягательство на ее чистоту (Еф. 5: 2-5, 1 Фес. 4: 4, Евр. 13: 4 и далее).

4) Союз мужчины и женщины во Христе составляет «небольшую церковь, образ Церкви». Климент Александрийский утверждает: «Кто те двое или трое, собранные во имя Христа, среди которых Господь? Разве под «тройкой» он не подразумевает мужа, жену и ребенка? » (Стромата, 3.10, PG 8, 1169 В). Благодаря Божьему благословению союз мужчины и женщины возвышается, поскольку общение выше индивидуального существования, поскольку оно вводит супругов в жизнь по образу Царства Святой Троицы. Необходимым условием для брака является вера в Иисуса Христа, которую разделяют супружеская пара, муж и жена. Основа единства в браке — единство во Христе, чтобы супружеская любовь, благословленная Святым Духом, могла отражать любовь Христа и Его Церкви как тайну Царства Божьего и вечной жизни человечества в любви к Богу.

5) Защита сакральной природы брака всегда имела решающее значение для сохранения семьи, которая отражает общение тех, кто связан супружескими узами как в Церкви, так и во всем обществе.Следовательно, причастие, совершаемое в таинстве брака, — это не просто естественные условные отношения, но творческая духовная сила, реализованная в священном институте семьи. Это единственная сила, которая может обеспечить защиту и воспитание детей как в духовной миссии Церкви, так и в жизни общества.

6) Это всегда было с необходимой строгостью и должной пастырской чуткостью, в манере св. Павла, апостола язычников (Рим.7: 2-3; 1 Кор. 7: 12-15, 39), что Церковь рассматривала как положительные условия (различие полов, совершеннолетия и т. Д.), Так и препятствия (родство по крови и родству, духовное родство, уже существующий брак, различие в религии и т. Д.) ) для заключения церковного брака. Пастырская чуткость необходима не только потому, что библейская традиция связывает брак с тайной Церкви, но также потому, что церковная практика не исключает определенных принципов греко-римского естественного права, в котором подчеркивается, что супружеские узы между мужчиной и женщиной составляют ». общение божественного и человеческого закона » (Модестин) и совместимы со священной природой, приписываемой Церковью тайне брака.

7) В сегодняшней ситуации, столь неблагоприятной для таинства брака и священного института семьи, епископы и священники должны активно развивать пастырскую работу для защиты верующих, поддерживая их, утверждая институт семьи на прочном основании, которое невозможно разрушить. либо дождем, либо ручьями, либо ветрами, поскольку это основание — скала, которая есть Христос (ср. Мф 7:25).

8) Брак — это сердце семьи, а семья — воплощение брака. В современном мире реальную угрозу для православных христиан составляет принуждение к признанию новых форм сожительства. Углубляющийся кризис брака вызывает глубокую озабоченность Православной Церкви не только из-за негативных последствий для всего общества и угрозы внутрисемейным отношениям, главными жертвами которых становятся супружеские пары и, в первую очередь, дети, потому что к сожалению, они обычно начинают невинно мученически с раннего детства.

9) Гражданский брак между мужчиной и женщиной, зарегистрированный в соответствии с законом, не носит сакраментального характера и, поскольку узаконенное сожительство отличается от брака, благословленного Богом и Церковью. К членам Церкви, заключающим гражданский брак, следует относиться с пастырской ответственностью, необходимой для того, чтобы эти люди осознали ценность таинства брака и его благословения.

10) Церковь не считает возможным для своих членов вступать в однополые союзы или вступать в какие-либо другие формы сожительства, кроме брака. Церковь прилагает все возможные пастырские усилия, чтобы те из ее членов, которые вступают в такие союзы, могли прийти к истинному покаянию и любви, благословленные Церковью.

11) Тяжелые последствия кризиса институтов брака и семьи выражаются в наступающем росте числа разводов и абортов, а также в обострении других проблем семейной жизни. Эти последствия представляют собой серьезный вызов миссии Церкви в современном мире.Поэтому пастырям Церкви следует приложить все возможные усилия для решения этих проблем. Православная Церковь с любовью призывает своих верных, мужчин и женщин, всех людей доброй воли хранить верность священной природе семьи.

2. О препятствиях для вступления в брак

1. Что касается препятствий для вступления в брак из-за родства по крови, родства по родству, усыновления и духовного родства, предписания канонов (Каноны 53 и 54 Совета Трулло) и Церковная практика, полученная на их основе, действует сегодня в автокефальных Поместных Православных Церквях и определяется и описывается в их Уставах и соответствующих решениях их Синодов.

2. Брак, который не был полностью расторгнут или недействителен, и третий брак представляют собой абсолютное препятствие для заключения брака в соответствии с православной канонической традицией, которая категорически отвергает двоеженство и четвертый брак.

3. В соответствии с положениями священных канонов, вступление в церковный брак после монашеского обета запрещено (Канон 16 Четвертого Вселенского Собора и Канон 44 Труллонского Собора).

4. Священство является препятствием для вступления в брак в соответствии с действующей канонической традицией (Канон 3 Совета Трулло).

5. Относительно смешанных браков православных христиан с неправославными или нехристианами:

a) Брак православного христианина с неправославным христианином запрещен в соответствии с каноническими правилами и не проводится в Церковь (Канон 72 Совета Трулло).Из снисходительности и любви к мужчинам можно получить благословение, если дети от этого брака должны креститься и воспитываться в Православной церкви.

б) Брак между православными и нехристианами категорически запрещен в соответствии с канонической acrivia.

6. Практика, используемая при применении церковного Предания в отношении препятствий для вступления в брак, должна учитывать предписания действующего государственного законодательства, не выходя за пределы церковной икономии.

7. Священный Синод каждой автокефальной Православной Церкви должен практиковать церковную икономию в соответствии с принципами, установленными церковными канонами, в духе пастырской проницательности для служения спасению человека.

Шамбези, 27 января 2016 г.

Разъяснение причастия — Греческая Православная Церковь Святого Антония

Празднование таинства брака состоит из службы обручения и службы коронования.Текст этих двух служб резюмирует словами, изображениями и символами православное христианское учение о браке.

Кольца
Кольца — древний символ приверженности пары друг другу и их желания вступить в брачные отношения завета. Как указывает «Молитва обручения», в Священном Писании кольца давались как знак преданности, власти и прощения. После благословения священника невеста и жених обмениваются кольцами.Этот обмен означает, что в супружеской жизни слабости одного партнера будут компенсированы сильными сторонами другого.

Свечи
Жениху и невесте дают подержать свечи во время службы. Свечи символизируют Христа, «свет мира» и дар Святого Духа в день Пятидесятницы, который должен гореть в сердцах жениха и невесты, чтобы зажигать и направлять их путь на протяжении всей жизни.

Соединение рук
Священник берет правые руки жениха и невесты, произнося молитву, прося Бога объединить их в единстве разума и сердца.Жених и невеста держат руки соединенными на протяжении всей остальной части службы, чтобы символизировать их единство как пары в Боге.

Коронование
Короны являются символами славы и чести, которые Бог одаривает Своим верным народом. Они соединены друг с другом белой лентой, символизирующей брачное единство жениха и невесты. Это «венцы праведности», о которых говорит апостол Павел во втором письме к Тимофею, которое в Судный день было дано тем, кто верен Христу.Жених и невеста коронованы как король и королева своего собственного дома, которым они должны управлять ответственно, с любовью и мудростью. Короны также символизируют мученичество и жертву. На протяжении всего брака муж и жена должны быть готовы жертвовать собой друг за друга, подражая Христу, приносящему Себя в жертву ради нас.

Отрывки из Священных Писаний
В рамках свадебной службы есть два конкретных чтения из Нового Завета. Первый взят из Послания апостола Павла к Ефесянам 5: 20-33, в котором отношения между женихом и невестой описываются как образ отношений жертвенной любви Христа к Церкви.Второе чтение взято из Евангелия от Иоанна 2: 1-11, в котором описывается первое чудо Господа Иисуса, которое произошло на свадьбе в Кане Галилейской, на которую были приглашены Он, Его мать Мария и Его ученики. Именно здесь, по настоянию Его матери, Богородицы, Он превратил воду в вино, чтобы можно было продолжить празднование брачного пира, тем самым начав Свое служение и раскрытие Его славы.

Общая чаша
Жених и невеста пьют из чашки вина, подаренной им священником в память о чуде Христа, когда вода превратилась в вино на свадьбе в Кане Галилейской и символизирует их совместное участие в чаше вина. жизнь вместе со всеми ее радостями и горестями.

Шествие вокруг стола
Священник ведет жениха и невесту вокруг свадебного стола, что является выражением радости и праздника. Гимны во время этого шествия конкретно относятся к пророку Исайе, пророчествующему о рождении Христа, а также к апостолам и раннехристианским мученикам, свидетельствующим о Христе и Его Евангелии своими проповедями и учениями, даже ценой своей собственной жизни. Муж и жена делают первые шаги в Церкви как супружеская пара, следуя по пути, отмеченному благой вестью Евангелия.

Удаление венцов
Ближе к самому концу службы священник снимает венцы, украшающие пару, как он вспоминает в молитве Авраама и Сарру, Исаака и Ребекку, Иакова и Рахили и просит Бога получить свои венцы в своем Небесном Царстве. Затем он велит жениху и невесте «идти с миром, исполняя заповеди Божьи».

Наша свадебная церемония и ее символика

Наша свадебная церемония и ее символика

Свадебная церемония Греческой Православной Церкви — это древняя и вызывающая воспоминания служба, посредством которой мужчина и женщина соединяются вместе «В вере, в единстве разума, в истине и в любви», признавая, что их любовь коренится в Бог, который есть сама Любовь.Церемония бракосочетания изобилует символами, отражающими основные и важные элементы брака: любовь, взаимное уважение, равенство и жертвенность.

Традиции, соблюдаемые сегодня, имеют особое значение и значение. Эти символические действия часто повторяются трижды, подчеркивая веру в Святую Троицу, в которой Бог представлен как Отец, Сын и Святой Дух.

По православной традиции обряд венчания состоит из двух служб.Первый — это Обручение, или церемония помолвки, во время которой происходит обмен кольцами. Второй — это служба бракосочетания или венчания, во время которой за пару возносятся молитвы, на их головы возлагаются свадебные венцы, распределяется общая чаша и проходит церемониальная прогулка вокруг стола.

Ожидание невесты

Согласно греческой православной традиции, отец сопровождает невесту до входа в церковь, где ее ждет жених с ее букетом.Жених протягивает ей букет и берет ее за правую руку вслед за отцом. Жених и невеста вместе идут по проходу, жених — справа от невесты. Там их ждут купаро и куппара, которые обменяются обручальными кольцами и свадебными коронами.

Служба обручения (или помолвки / супружества)

Священник начинает эту службу с молитвенного прошения от имени обрученного мужчины и женщины. Затем он просит Бога благословить кольца и начинает благословлять жениха и невесту кольцами. Он делает это три раза во Имя Отца и Сына и Святого Духа, сначала от жениха к невесте, а затем от невесты к жениху. Движение вперед и назад можно интерпретировать как означающее, что жизни двоих переплетаются в одну. Используются двойные обручальные кольца, поскольку, согласно ссылкам Ветхого Завета, размещение колец было официальным актом, свидетельствующим о том, что соглашение было заключено между двумя сторонами. В этом случае договор заключается в том, что мужчина и женщина соглашаются жить вместе в браке как муж и жена.

Затем священник надевает кольца на безымянные пальцы правой руки обоих. Примечательно, что при надевании колец используются правые руки, поскольку, согласно всем имеющимся у нас библейским знаниям, благословляет правая рука Бога; Христос вознесся по правую руку Отца; вправо пойдут те, кто унаследуют жизнь вечную.

Затем Шафер трижды обменивает кольца на пальцах жениха и невесты, что является еще одним выражением лица и свидетельством того, что жизни двоих сближаются. Обмен означает, что в супружеской жизни слабость одного партнера будет компенсироваться силой другого. По отдельности новобрачные неполны, но вместе они совершенны.

Читается последняя молитва, которая фиксирует принятие парой колец и просит, чтобы это взаимное обещание обручения, официально данное перед церковью, могло проявиться в истинной вере, согласии и любви. Затем Спонсор трижды обменивает кольца на пальцах невесты и жениха. Читается заключительная молитва, запечатывающая надевание колец, которые затем приобретают дополнительный смысл, означающий, что соглашение было скреплено и брак был заключен. введенный в действие Самим Богом.Сейчас пара обручена перед Богом.

Зажигание свечей

Таинство брака начинается сразу после помолвки. Священник вручает жениху и невесте белые свечи, которые символизируют духовную готовность пары принять Христа в своей жизни. Зажигаются две свечи, по одной для жениха и невесты, и свет от свечей представляет духовную готовность пары принять Христа, «Свет мира», в свою совместную жизнь.

Сращение правых рук

Таинство продолжается призыванием Святой Троицы. После подачи прошения от имени невесты, жениха и свадебной компании читаются три молитвы, которые приписывают Богу институт брака и сохранение Его народа на протяжении веков. Эти молитвы изображают человечество как одну сплошную ткань, в которую вплетены все, от первых мужчин и женщин, Адама и Евы, до нынешнего поколения верующих.Жених и невеста входят в эту ткань при чтении третьей молитвы.

Венчание жениха и невесты

Венчание является кульминационным моментом и центральным моментом Таинства святого супружества. Затем священник берет две свадебные короны, или Стефану, и благословляет жениха и невесту во имя Отца, Сына и Святого Духа, а затем возлагает венцы на их головы. Затем Koumparos или Koumpara меняют короны три раза, как свидетель скрепления союза.

Брачные короны, или Стефана, символизируют славу и честь, дарованные им Богом во время причастия. Стефаны соединены лентой, которая символизирует единство пары и присутствие Христа, который благословляет и присоединяется к паре. Через венцы Христос провозглашает пару Королем и Королевой своего дома, которым они правят мудро, справедливо и честно. Венцы, используемые в православной свадебной церемонии, также относятся к венцу мученичества, поскольку каждый настоящий брак предполагает самопожертвование с обеих сторон.

Общая чаша и чтение Евангелия

За венчанием следует чтение Евангелия, в котором рассказывается о свадьбе Каны в Галилее. Именно на этой свадьбе Иисус совершил Свое первое чудо, превратив воду в вино, которое затем было дано супружеской паре, что символизировало превращение старого в новое, переход от смерти в жизнь. В память об этом благословении после чтения Евангелия и кратких молитв невесте и жениху преподносят чашу с небольшой порцией вина.Священник благословляет вино и подносит его женатым мужу и жене, и каждый из них пьет по три раза из «общей чаши».

Общая чаша служит свидетельством того, что с этого момента пара разделит все в жизни, как радость, так и печаль, и что они будут нести бремя друг друга, что является знаком жизни в гармонии. Их радость удвоится, а печали уменьшатся вдвое, потому что они разделены. Что бы ни приготовила для них чаша жизни, они поделятся поровну.

Церемониальная прогулка

Затем исполнитель берет жениха за руку и трижды ведет его и его невесту вокруг стола в знак радости. Трехкратный обход антиалтаря воспринимается как религиозный танец. В этом отношении это выражение благодарности Богу за Его благословения и радость от получения этих благословений.

Когда жениха и невесту трижды проводят вокруг стола, поются три важных гимна. Первый говорит о неописуемой радости, которую испытал Пророк Исайя, когда он предвидел пришествие Мессии на землю.Второй напоминает нам о мучениках Веры, получивших свои венцы славы от Бога через жертву своей жизни, и напоминает молодоженам о жертвенной любви, которую они должны испытывать друг к другу в браке. Третий — превознесение Святой Троицы.

На алтаре находится крест и святое Евангелие, и на каждом круге пара целует крест, который держит священник. Круговое движение представляет собой миролюбие и бесконечность, к которым стремится пара, крест представляет собой страдание, а Евангелие представляет собой образование будущих детей.Жених и невеста делают свои первые шаги вместе как супружеская пара, а священник представляет Церковь, ведя их в том направлении, в котором они должны идти.

Удаление корон и благословение — Благословение

По завершении церемониальной прогулки пара возвращается на свои места. Священник благословляет жениха, а затем невесту, снимая венцы с их голов, и умоляет Бога даровать молодоженам долгую, счастливую и плодотворную совместную жизнь.

Когда жених и невеста вернулись на свои прежние места, Священник смотрит на жениха и говорит: «Возвеличивайся, жених, как Авраам, и благословляйся, как Исаак, и умножайся, как Иаков. Идите своим путем с миром, исполняя в праведность — заповеди Божии «. Обращаясь к невесте, он говорит: «И ты, Невеста, будь величественна, как Сарра, и возрадовалась, как Ревекка, и умножилась, как Рахиль, радуясь мужу твоему, соблюдая стези Закона, ибо так Бог благоденствует. довольный.«

Затем, снимая их венцы, Священник говорит: «Прими их венцы в Царстве Твоем чистыми и непорочными; и храни их без оскорблений до веков». Затем священник поднимает Евангелие и разводит соединенные руки пары, напоминая им, что только Бог может отделить пару друг от друга. Это еще раз подчеркивает их единство и святость их союза. «Что Бог соединил, никто не разлучит».

Обмен подарками

К нашей свадьбе священник сопровождал службу чем-то очень необычным.Будучи другом семьи, он преподнес нам ряд многих подарков от себя (епископа Калабритского Амвросия), священника церкви, в которой мы заключили брак (Николаос), и епископа области (епископ Николаос), всех трое из которых — хорошие друзья семьи. Он также поговорил с гостями по-английски, объяснил некоторые образы церемонии и поделился очень добрыми словами для наших гостей.

Семейное фото

Затем последовала обязательная семейная фотография со священниками, а серьезный тон церемонии был ослаблен и заменен улыбками и вспышками фотоаппаратов наших гостей

Подписи

Сразу после этого невеста, жених, кумпарос и священники подписывают акт о браке.Это гораздо более официальная свадьба, чем гражданская свадьба в Греции, и она послужит тому, чтобы наша свадьба была признана в Соединенных Штатах (мы действительно пошли в зал местного сообщества, чтобы объявить о браке, но гражданской свадьбы не требовалось).

Крупные планы

Наши друзья и особенно Флоренция также подробно запечатлели многие моменты, предметы и участников службы.

Метание риса

Когда супружеская пара выходит из церкви, их засыпают рисом.

Возврат при свечах

В нашем случае у нас было несколько свечей, ожидающих наших гостей у церкви, которые мы принесли домой для приема.

Таинство брака и его препятствия — Официальные документы

ТАИНСТВО БРАКА
И ЕГО ПРЕПЯТСТВИЯ

I. О православном браке

  1. Институту семьи сегодня угрожают такие явления, как секуляризация и моральный релятивизм.Православная Церковь считает своим основным и неоспоримым учением, что брак священен. Свободный союз мужчины и женщины — непременное условие для брака.
  2. В Православной церкви брак считается старейшим институтом божественного закона, потому что он был учрежден одновременно с сотворением Адама и Евы, первых людей (Быт. 2:23). С момента своего возникновения этот союз не только подразумевает духовное общение супружеской пары — мужчины и женщины — но также обеспечивает продолжение человеческого рода.Таким образом, брак мужчины и женщины, благословенный в раю, стал святой тайной, как упоминается в Новом Завете, где Христос совершает Свое первое знамение , превращая воду в вино на свадьбе в Кане Галилейской, и таким образом открывает Свою славу (Иоанна 2:11). Тайна неразрывного союза мужчины и женщины — это символ единства Христа и Церкви (Еф. 5:32).
  3. Таким образом, христоцентрическая типология таинства брака объясняет, почему епископ или пресвитер благословляют этот священный союз особой молитвой.В своем письме Поликарпу Смирнскому Игнатий Богоносец подчеркивал, что те, кто вступают в брачное общение , также должны иметь одобрение епископа, чтобы их брак был согласно Богу, а не по их собственному желанию. Да будет все во славу Бога (V, 2). Таким образом, священность установленного Богом союза и высокое духовное содержание супружеской жизни объясняют это утверждение: Так что брак должен чтиться среди всех и ложе непорочно (Евреям 13: 4).Вот почему Православная Церковь осуждает любое посягательство на ее чистоту (Еф. 5: 2-5; 1 Фес. 4: 4; Евр. 13: 4 и далее).
  4. Союз мужчины и женщины во Христе составляет «маленькую церковь» или икону Церкви. Благодаря Божьему благословению союз мужчины и женщины возносится на более высокий уровень, поскольку общение выше индивидуального существования, потому что оно вводит супругов в порядок Царства Пресвятой Троицы. Необходимым условием брака является вера в Иисуса Христа, которую должны разделять жених и невеста, мужчина и женщина.Следовательно, единство во Христе — это основа супружеского единства. Таким образом, супружеская любовь, благословленная Святым Духом, позволяет паре отражать любовь между Христом и Церковью как тайну Царства Божьего — как вечную жизнь человечества в любви к Богу.
  5. Защита святости брака всегда имела решающее значение для сохранения семьи, которая отражает общение людей, скованных вместе, как в Церкви, так и в обществе в целом. Следовательно, причастие, достигаемое посредством таинства брака, служит не только примером типичных естественных отношений, но также важной творческой духовной силой в священном институте семьи.Только он обеспечивает безопасность и воспитание детей как для духовной миссии Церкви, так и для жизни общества.
  6. Всегда с необходимой строгостью и должной пастырской чуткостью, в милосердной манере Павла, Апостола язычников (Рим. 7: 2–3; 1 Кор. 7: 12–15, 39), Церковь обращалась с обоими г. положительные предпосылки (различие полов, совершеннолетия и т. д.) и отрицательные препятствия (родство по крови и родству, духовное родство, существующий брак, различие в религии и т. д.)) для вступления в брак. Пастырская чуткость необходима не только потому, что библейская традиция определяет отношения между естественными узами брака и таинством Церкви, но также потому, что церковная практика не исключает включения некоторых принципов греко-римского естественного права, которые признают брачные узы между мужчина и женщина как общение божественного и человеческого закона (Модестин), совместимое со священностью таинства брака, приписываемого Церковью.
  7. В нынешних условиях, неблагоприятных для таинства брака и священного института семьи, иерархи и пастыри должны активно развивать свою пастырскую работу, чтобы защищать верующих, поддерживая их, чтобы укрепить их надежду, поколебленную многими невзгодами, и утверждение института семьи на незыблемом основании, которое не могут разрушить ни дождь, ни река, ни ветер, поскольку это основание — скала, которая есть Христос (Мф 7:25).
  8. Актуальной проблемой в современном обществе является брак, который является центром семьи, а семья — это то, что оправдывает брак.Принуждение к признанию новых форм сожительства представляет собой реальную угрозу для православных христиан. Этот кризис в браке и семье, проявляющийся в различных проявлениях, глубоко беспокоит Православную Церковь не только в свете негативных последствий для структуры общества, но и в свете его угрозы для определенных отношений в рамках традиционной семьи. Основными жертвами этих тенденций являются сами супружеские пары, и особенно дети, поскольку, к сожалению, дети часто терпят большие страдания с раннего возраста, тем не менее не неся ответственности за ситуацию.
  9. Гражданский брак между мужчиной и женщиной, зарегистрированный в соответствии с законом, не имеет сакраментального характера, поскольку это простое легализованное сожительство, признанное государством, в отличие от брака, благословленного Богом и Церковью. К членам Церкви, заключающим гражданский брак, следует относиться с пастырской ответственностью, которая необходима, чтобы помочь им понять ценность таинства брака и связанных с ним благословений.
  10. Церковь не разрешает своим членам вступать в однополые союзы или любые другие формы сожительства, кроме брака.Церковь прилагает все возможные пастырские усилия, чтобы помочь своим членам, вступающим в такие союзы, понять истинный смысл покаяния и любви, благословленных Церковью.
  11. Тяжелые последствия этого кризиса институтов брака и семьи проявляются в пугающем росте числа разводов, абортов и других проблем семейной жизни. Эти последствия представляют собой серьезный вызов миссии Церкви в современном мире, поэтому пастыри Церкви обязаны прилагать все возможные усилия для решения этих проблем.Православная Церковь с любовью приглашает своих детей и всех людей доброй воли отстоять эту верность святости семьи.

II. О препятствиях для заключения брака и применении экономии

  1. Что касается препятствий для вступления в брак из-за родства по крови, родства по родству и усыновлению, а также духовного родства, предписания канонов (Каноны 53 и 54 Вселенского Собора Квинсекста) и вытекающие из них церковные обычаи действительны в том виде, в каком они применяются сегодня. местными автокефальными Православными Церквями, которые определены и определены в их уставах и соответствующих соборных решениях.
  2. Брак, который не был полностью расторгнут или недействителен, и третий брак представляют собой абсолютные препятствия для вступления в брак, согласно православной канонической традиции, которая категорически осуждает двоеженство и четвертый брак.
  3. В соответствии со строгостью ( akribeia ) священных канонов, вступление в брак после монашеского пострига запрещено (канон 16 Четвертого Вселенского Собора и Канон 44 Пятого Вселенского Собора).
  4. Само по себе священство не является препятствием для вступления в брак, но в соответствии с преобладающей канонической традицией (канон 3 Пятого Вселенского Собора) после рукоположения вступление в брак запрещено.
  5. Относительно смешанных браков православных христиан с неправославными христианами или нехристианами:
    1. Брак между православными и неправославными христианами запрещен согласно каноническому правилу akribeia (Канон 72 Пятого Вселенского Собора).
    2. Имея целью спасение человека, Священный Синод каждой автокефальной Православной Церкви должен рассмотреть возможность осуществления церковной икономии в отношении препятствий для вступления в брак в соответствии с принципами священных канонов и в духе. пастырской проницательности.
    3. Брак между православными и нехристианами категорически запрещен в соответствии с канонической акрибея .
  6. Практика применения церковной традиции в отношении препятствий для вступления в брак должна также учитывать соответствующие положения государственного законодательства, не выходя за пределы церковной экономики ( oikonomia ).

† Варфоломей Константинопольский, председатель

† Феодорос Александрийский

† Феофил Иерусалимский

† Ириней из Сербии

† Даниил Румынский

† Златоуст Кипра

† Иероним Афинский и всея Греции

† Савва Варшавский и всея Польши

† Анастасий Тиранский, Дурресский и всея Албании

† Растислав Прешовский, Чешские земли и Словакия

Делегация Вселенского Патриархата

† Лев Карелии и всея Финляндии

† Стефанос Таллиннский и всея Эстонии

† Старший митрополит Пергамский Иоанн

† Старший архиепископ Димитрий Американский

† Августин Германии

† Ириней Критский

† Исайя Денверский

† Алексиос из Атланты

† Яков на Принцевых островах

† Иосиф Проиконнисский

† Мелитон из Филадельфии

† Эммануэль из Франции

† Никитас Дарданелльский

† Николай Детройтский

† Герасим Сан-Францисский

† Амфилохий Кисамский и Селинский

† Амвросий Корейский

† Максим Селиврийский

† Амфилохий Адрианопольский

† Каллист Диоклейский

† Антоний Иераполийский, глава украинской православной церкви в США

† Иов из Телмессоса

† Жан де Хариуполис, глава Патриаршего экзархата православных приходов русской традиции в Западной Европе

† Григорий Нисский, глава Карпатско-Русской Православной Церкви в США

Делегация Александрийского Патриархата

† Гавриил Леонтопольский

† Макариос Найроби

† Иона Кампальский

† Серафимы Зимбабве и Анголы

† Александрос Нигерийский

† Феофилакт Триполи

† Сергий Доброй Надежды

† Афанасий Киренский

,

† Алексий Карфагенский

† Иероним из Мванзы

† Георгий Гвинейский

† Николай Гермополисский

† Димитриос Иринопольский

† Дамаскинос из Йоханнесбурга и Претории

† Наркисс Аккры

† Эммануэль Птолемейский

† Григорий Камерунский

† Никодим Мемфисский

† Мелетий Катанги

† Пантелеймон Браззавильский и Габонский

,

† Иннокентиос Буруди и Руанды

† Хризостомос Мозамбика

† Неофитос из Ньери и горы Кения

Делегация Иерусалимского Патриархата

† Бенедикт Филадельфийский

† Аристарх Константин

† Феофилакт Иорданский

† Нектарий Антидонский

,

† Филумен из Пеллы

Делегация Церкви Сербии

† Йован Охридский и Скопский

† Амфилохие Черногории и Приморья

† Порфирийский Загребский и Люблянский

† Василий Сирмийский

† Лукиян Будимский

† Лонгин из Новой Грачаницы

† Ириней Бачский

† Хризостом из Зворника и Тузлы

† Юстин Зика

† Пахомидже из Вранья

† Йован из Сумадии

† Игнатие Браничево

† Фотие из Далмации

† Афанасий Бихачский и Петровацкий

† Иоаники из Никшича и Будимлье

† Григорий Захумльский и Герцеговинский

† Милютин Валево

† Максим в Западной Америке

† Ириней в Австралии и Новой Зеландии

† Давид Крушевацкий

† Йован из Славонии

† Андрей в Австрии и Швейцарии

† Сергия Франкфуртского и в Германии

† Иларион Тимокский

Делегация Румынской церкви

† Теофан из Ясс, Молдовы и Буковины

† Лаурентиу из Сибиу и Трансильвании

† Андрей из Вада, Фелака, Клуж, Альба, Крисана и Марамуреш

† Иринеу из Крайовы и Олтении

† Иоан Тимишоарский и Банатский

† Иосиф в Западной и Южной Европе

† Серафим в Германии и Центральной Европе

† Нифон Тырговиште

† Иринеу Алба-Юлийский

† Иоахим Римский и Бакавский

† Касиан Нижнего Дуная

† Тимотей Арадский

† Николае в Америке

† Софрония Орадская

† Никодим Стрихайский и Северинский

† Визарион Тулча

† Петрониу из Салая

† Силуан в Венгрии

† Силуан в Италии

† Тимотей в Испании и Португалии

† Макари в Северной Европе

† Варлаам Плоестеанул, помощник епископа Патриарха

† Эмилиан Ловистианул, помощник епископа епископа Рамника

† Иоан Касиан из Вицины, помощник епископа Румынской Православной Архиепископии Америк

Делегация Церкви Кипра

† Георгиос Пафосский

† Златоуст Китионский

† Златоуст Киренийский

† Афанасий Лимассольский

† Неофит из Морфу

† Василий Константинский и Амохостский

† Никифор Киккский и Тиллийский

† Исайяс Тамасский и Орейнский

† Варнава из Тремифуса и Лефкары

† Христофор Карпасионский

† Нектарий из Арсинои

† Николаос из Амафа

† Епифаний из Ледры

† Леонтий Хитронский

† Порфирий Неапольский

† Григорий Месаорийский

Делегация Церкви Греции

† Прокопий Филиппинский, Неапольский и Фасосский

† Златоуст Перистериона

† Герман Элейский

† Александрос Мантинейский и Кинурийский

† Игнатий Артинский

† Дамаскин из Дидимотейксона, Орестиаса и Суфли

† Алексий Никайский

† Иерофей Нафпактский и Святой Власий

† Евсевий Самосский и Икарийский

† Серафим Касторийский

† Игнатий Деметриас и Альмирос

† Никодим Кассандрейский

† Ефрем Гидры, Спецеса и Эгины

† Теологос Серра и Нигрита

† Макарий из Сидирокастрона

† Антимос Александруполисский

† Варнава из Неаполя и Ставруполиса

† Златоуст Мессенский

† Афинагор из Илиона, Ахарнона и Петруполиса

† Иоаннис из Лагкады, Литиса и Рентиниса

† Гавриил Новой Ионии и Филадельфии

† Златоуст Никопольский и Превезский

† Феоклит Иериссский, Афонский и Ардамерский

Делегация Польской Церкви

† Симон Лодзинский и Познанский

† Авель Люблинский и Хелмский

† Яков Белостокский и Гданьский

† Георгий Семятыцкий

† Паисий Горлицкий

Делегация Церкви Албании

† Жанна Корицкая

† Деметрий из Аргирокастрона

† Николла Аполлонийский и Огненный

† Андон Эльбасанский

† Натаниэль из Амантии

† Асти из Билиса

Делегация Церкви Чешских земель и Словакии

† Михал Пражский

† Исайя Шумперкский

Таинство любви | Журнал Commonweal

Византийское брачное кольцо V века изображает пару в профиль перед крестом: их взгляды встречены, их носы почти соприкасаются. На другом кольце сам Христос стоит между двумя супругами и берет их за руки. Такие обручальные кольца — маленькие, но убедительные примеры древнего и непреходящего христианского уважения к браку, даже в ранней церкви, которая часто ставила брак на второе место после освященной девственности. Они показывают, что брак уже глубоко вплетен в ткань христианства. Тот факт, что каждое кольцо уникально — каждое представляет собой единственную вариацию на несколько основных тем, — также наводит на размышления. Это предвосхищение разнообразия богословских и пастырских подходов к браку в православном христианстве.Единого православного богословия брака не существует. Не существует и множества универсальных правил, касающихся развода и повторного брака.

Конечно, такое разнообразие характеризует православную традицию в целом. Как православный богослов, я часто отвечаю на кажущийся простым вопрос довольно непрофессиональным: «Ну, это зависит от обстоятельств». Например: «А Богоматерь пережила настоящие человеческие роды, с болью?» Что ж, в православном контексте это зависит от обстоятельств. По словам Иринея и Григория Нисского, цитирующих пророчество Исаии, она этого не сделала. Но, согласно Тертуллиану и сирийским поэтам-теологам, она действительно пережила настоящие человеческие роды, потому что ее человечность имеет решающее значение для человечности ее сына.

При правильном понимании богословское разнообразие Православия не делает его капризным или ненадежным. Прочная основа доктрины, подтвержденная Вселенскими соборами, посвящение литургии, непрерывная богословская традиция и присутствие святых — все это свидетельствует о прочности православного богословия.Свобода богословского мышления и пастырского попечения Православия зиждется на его духовности. У пастырской гибкости православия есть слово conomia , которое можно приблизительно определить как принцип милосердия, применяемый, когда нормы не соблюдаются. С этой концепцией может быть трудно справиться — и не только для сторонников Православия. Разные православные богословы понимали его по-разному, и его применение к конкретным случаям не носит систематического характера. Это отчасти потому, что оно начинается с признания того, что Божья благодать превосходит даже самую всеобъемлющую моральную систему.

Практика брака в ранней церкви не совсем ясна. Большая часть того, что о них известно, было собрано из упоминаний о браке в текстах и ​​письмах. Из этих фрагментов можно сделать вывод, что в первые века христианства практика гражданского брака была принята христианами Востока и Запада — в то время церковь ни с кем не вступала в законный брак — и что церковь нашла способы включить брак в христианство. в том числе ритуальное действие в контексте литургии.

После того, как христианская пара заключила гражданский брак, они пришли в церковь и вместе приняли Евхаристию. Это отчасти сделало их брак христианским. Об этом свидетельствует Тертуллиан, когда он пишет своей жене, что брак «устраивается церковью, подтверждается жертвоприношением [Евхаристией], запечатан благословением и начертан на небесах ангелами». В ранней церкви крещение и рукоположение также праздновались в контексте Евхаристии и освящались своей близостью к ней.

Помимо совершения Евхаристии вместе, молодожены также получали благословение во время литургии священником или епископом. Это благословение было не просто формальностью. В письме к Поликарпу Игнатий Антиохийский пишет: «Мужчины и женщины, вступающие в брак, должны заключать союз с согласия епископа, чтобы их брак был для Господа, а не для страсти. Да будет все сделано для славы Бога ».

Между Востоком и Западом уже было некоторое расхождение.Например, папа четвертого века Сирик I предписывает, чтобы невеста была покрыта чадрой, а Амвросий говорит о «раздаче» невесты. Ни один из этих обычаев не был принят на христианском Востоке, где была введена другая отличительная традиция: венчание жениха и невесты драгоценностями или цветами. Сами короны, возможно, были пережитком иудейской практики (Песнь песней 3:11) или подражанием концепции апостола Павла о спортивной дисциплине в христианской жизни (1 Коринфянам 9: 24–25) или и тем, и другим.Иоанн Златоуст описывает короны как «символы победы» над страстями, что предполагает интерпретацию обычая, который все еще популярен сегодня: брачный венец отчасти является венцом мученика — напоминанием об аскетическом измерении брака.

Эти события отражают растущее уважение к браку в ранней церкви. Даже среди сторонников монашества было сильное чувство, что, когда супруги посвящают себя освящению друг друга, брак — это достойные отношения.Иоанн Златоуст, который начал свою проповедническую карьеру с сильной враждебности против брака, заметил: «Нет таких близких отношений между людьми, как между мужем и женой, если они соединены вместе, как должно быть».

К концу первого тысячелетия на Востоке начали объединяться брачные обряды. Обряды, сохранившиеся с того времени, с большим количеством местных вариаций, включают две части православного брачного обряда, которые существуют сегодня: обручение и венчание. Сегодня обручение почти всегда проводится непосредственно перед остальной частью обряда, но в прошлом это иногда практиковалось отдельно.Считается, что обручение отражает древнеримское понимание того, что брак основан на согласии, хотя согласие супругов на самом деле никогда не выражается в православном обряде обручения. Большинство обрядов обручения с конца первого тысячелетия включали литанию для пары, пропитанные псалмом священнические благословения и обмен кольцами. Обряд продолжился венчанием, за которым иногда следовало чтение Послания и Евангелия, а затем Евхаристия. В некоторых местах Евхаристия во время брачного обряда была «предварительно освященной», то есть она была освящена до, а не во время службы.Венчание часто заканчивалось Общей чашей, из которой молодая пара делала первый глоток своей новой совместной жизни.

ДЕСЯТЫЙ ВЕК внес коренные изменения в христианские обряды брака. По императорскому указу византийского императора Льва VI в 912 году нашей эры церковь была передана в ведение брака до падения Византии. У христиан больше не было брака, сначала санкционированного государством, а затем освященного церковью. Когда различие между светским и священным исчезло, обряды были изменены для решения новых задач.Если раньше гражданин мог законно вступить в повторный брак без благословения церкви, то теперь задача церкви решать, кто может вступить в повторный брак и на каких условиях.

До указа Льва VI разведенные христиане, вступившие в другой гражданский брак, должны были обсудить со своим священником, когда они смогут снова принять Евхаристию и, таким образом, сделать свой новый брак христианским. Обычно это происходило после периода покаяния. С литургической точки зрения доосвященные дары были удалены из коронации, как признание того, что церковь могла теперь заключать брак с парами, которые были — из-за их развода или иным образом — не были готовы принять Евхаристию во время обряда.(В некоторых местах обряд с преждеосвященным причастием для пар, у которых была хорошая репутация в церкви, сохранился вплоть до пятнадцатого века.) Со временем Общую чашу стали понимать как евхаристическую замену, хотя это может и не быть был его изначальный символизм.

После падения Византийской империи церковь потеряла контроль над гражданским браком. Во многих местах пара заключала брак сначала на гражданской церемонии, а затем в церкви, как в древнем мире. В других странах, например в сегодняшних Соединенных Штатах, православным христианам не нужен отдельный гражданский брак; государство признает их церковный брак юридически действительным. (Есть много православных, которые по разным причинам предпочли бы, чтобы церковь в Америке снова отказалась от гражданского брака.)

Вторая тысяча лет христианства ознаменовалась приукрашиванием православного брачного обряда, но без радикальных изменений. Начиная с пятнадцатого века, священник трижды водил венценосную пару по кругу. Это стало известно как «Танец Исайи» после того, как в то время пелся гимн: «О Исайя, танцуй свою радость, ибо Дева действительно была беременна.В конце танца священник произносит: «Прими их венцы в Твоем Царстве чистые и непорочные; и сохраним их без оскорблений до веков ».

Также следует отметить добавление выражения согласия семнадцатого века в славянском обряде. Хотя это произошло из-за западного влияния, славянское выражение согласия сильно отличается по своей формулировке от латинских обрядов того времени: пару просто спрашивают, находятся ли они здесь по собственной воле и обещали ли они себя кому-то еще. .Нет никакого смысла, как в западном брачном обряде того же периода, что пары сами являются служителями своего брака. В некоторых случаях это выражение согласия распространялось на византийский обряд, но сегодня оно включено в некоторые славянские, но ни в одну из византийских версий. Наконец, именно в этот период Послание к Ефесянам 5: 20–33 стало повсеместным чтением Послания в рамках обряда. Этот отрывок, наряду с евангельским чтением Венчания в Кане, означает сакраментальное значение брака.

К пятнадцатому веку православный брачный обряд был, по сути, таким, каким мы его знаем сегодня, и содержал как обручение, так и венчание, и был полон молитв о здоровье, деторождении и обожествлении пары. (В православном богословии «обожествление» — это процесс преобразования, ведущий к союзу с Богом.) Эти молитвы неявно признают сексуальный союз пары и предполагают, что святые и мученики радуются их союзу. Они неоднократно ссылаются на интерес общины к союзу пары, а также к тому, как их брак приводит их в историю народа Божьего.

ТОЛЬКО ПОСЛЕ того, как брачный обряд принял форму, известную сегодня, начала формироваться православное богословие брака. Это не означает, что никто в Православной церкви не думал о браке теологически до последних нескольких столетий. Как отмечалось выше, отцы восточной церкви многое сказали по этому поводу. Но только недавно православные начали разрабатывать всеобъемлющие богословия брака. Эти богословия существенно отличаются друг от друга, но у них также есть важные общие черты, три из которых я рассмотрю здесь: понимание брака как таинства или тайны, значение Евхаристии для брака и вечное измерение брак.

В Православии нет отдельного согласованного перечня таинств. Вместо этого существует широкое понимание «сакраментального». Фактически, все, что объединяет божественное и человеческое, можно понимать как сакраментальное. Тем не менее, православные христиане действительно рассматривают определенные обряды как таинства, потому что они вовлекают конкретных людей в эпифанические моменты общения с божественным. В случае таинства брака нет гарантии, что это общение будет продолжаться.Возможно, благодаря милости Божьей и усилиям супругов это произойдет. Но точно так же, как нет уверенности в том, что те, кто принимает Таинство крещения, будут расти во Христе на протяжении всей своей жизни, также нет уверенности в том, что конкретный брак будет расти во Христе.

Учитывая разнообразие Православия, неудивительно, что есть даже те, кто настаивает на том, что брачный обряд — это только благословение, а не таинство. Но большинство православных христиан согласны с архидиаконом Иоанном Хрисавгисом, когда он пишет: «Согласно православной точке зрения, брак является таинством, потому что через него Бог напрямую открывает миру Царство Небесное в двух конкретных лицах.Действительно, для большинства православных сравнение брака Святым Павлом с отношениями между Христом и церковью и его провозглашение брака «великой тайной» являются достаточным свидетельством сакраментальной природы брака.

Как у каждого из других ритуальных таинств есть свой телос, так и у брака. Православный богослов Павел Евдокимов известен тем, что называет брак «таинством любви». Для Православной церкви любовный союз, а не согласие, завершение или деторождение, является сердцем христианского брака.Об этом молятся в Обручении: «Чтобы Он ниспослал им совершенную и мирную любовь… помолимся Господу». Эта совершенная и умиротворяющая любовь — это не тема трубадуров или романтических комедий; это скорее отражение любви между тремя личностями Троицы. Эта любовь — скорее общение, чем просто выражение желания.

Понимание брака как таинства связано с важностью Евхаристии в православном браке. Православные христиане, прежде чем принять Евхаристию, молятся: «Да будет приобщение Твоих Святых Таин не к моему суждению и не к моему осуждению, Господи, но к исцелению души и тела.Эта молитва подчеркивает центральную православную веру в Евхаристию: она исцеляет. Посредством своего посредничества между человеческим и божественным, Евхаристия помогает исправить все, что беспокоит человека или сообщество. В Православии есть сильное чувство, что все другие таинства завершаются и исполняются в Евхаристии благодаря этому посредничеству и его силе исцелять нас. Даже сегодня, когда Евхаристия редко совершается во время брачного обряда, ожидается, что православная супружеская пара будет продолжать принимать Евхаристию вместе на протяжении всего брака, тем самым исцеляя любые разногласия, возникающие между ними, и снова скрепляя общение между ними и Богом и снова.Подобно тому, как единение одной плоти пары празднуется в их супружеском союзе, они также соединяются с телом Христа в Евхаристии.

Православные тоже верят, что брак может быть вечным. В православном брачном обряде нет упоминания о расставании при смерти. Фактически, большинство православных добрачных наставлений предполагает, что брак имеет эсхаталогическое измерение. В энциклике Православной церкви в Америке, вызывающей крещение, говорится об этом так: «Для тех, кто сражается добрым подвигом как добрые и верные слуги, венцы становятся их вечной наградой как свидетели Христа, а брачные одежды — превратились в одежды спасения и вечной славы.”

Вот почему, несмотря на то, что повторный брак разведенных или овдовевших в настоящее время трактуется в основном одинаково в канонах и обряде, на практике к нему не всегда относятся одинаково. Из-за своего эсхаталогического понимания брака мой собственный отец не женился повторно после довольно молодой смерти моей матери, хотя ему посчастливилось иметь любящую спутницу в последние пять лет своей жизни. Он серьезно, как и многие православные, относился к возможности того, что его первая и единственная брачная корона может быть частью его вечной награды.

Этот акцент на вечном качестве брака в некотором роде похож на язык «нерасторжимости», используемый на христианском Западе. В православии однократный брак понимается не только как идеал, но и как норма. Развод считается не чем иным, как невыполнением причастия и неспособностью достичь вечного союза — неудачей как со стороны пары, так и со стороны более широкой общины, которая должна их поддерживать. Развод «разрешен» в Православии не больше, чем разрешен грех.Грешная «не целомудрие», о которой говорил Христос, советуя толпе (Матфея 5:32, 19: 9), широко понимается в Православной церкви. Нецеломудрие включает в себя все многочисленные грехи, которые нарушают или подрывают сакраментальность брака. Но целомудрие существовало и будет существовать всегда, и в православной традиции есть способ работать над прощением и примирением после него. Разрушение этой жизни проявляется в разводе, но для разведенных есть путь к целостности и искуплению, как и для всех.

Верно, что поздняя Византийская империя пережила особенно неловкий период, когда после указа Льва Православная церковь занималась оформлением юридически обязательного развода, но в большинстве случаев этого не было ни до, ни после этого периода. Сегодня Православная Церковь рассматривает результаты гражданского развода, но не выдает развод. Практика варьируется от одной православной юрисдикции к другой. В некоторых юрисдикциях есть официальная процедура признания развода; другие требуют только, чтобы разведенные говорили со своим священником.То, что — это , разрешенное в Православии, — это возвращение к Евхаристии после исповеди и покаяния в разводе — и возможность второго брака.

Во многом канонический язык Православия о повторном браке имеет отношение к концепции conomia , и покаяние является важной частью этой концепции. В четвертом веке Василий Кесарийский утверждал, что тех, кто женится в третий раз, не следует изгонять из церкви, но вместо этого они должны покаяться. В таких случаях пара заключала гражданский брак, а затем ждала период, назначенный их священником, прежде чем прийти вместе принять Евхаристию и скрепить свой брак церковью.Примерно в то же время Лаодикийский собор объявил, что те, кто состоял в законном браке во второй раз, могут быть снова приняты в причастие. Это всего лишь два примера. На протяжении всей истории Православной церкви — от ее первых веков до второго тысячелетия — присутствуют и другие каноны, поддерживающие период воздержания от причастия для вступивших в повторный брак, независимо от того, развелись они или овдовели.

Император Лев — тот, кто возложил на церковь ответственность за гражданский брак и развод, — может быть причиной того, что православные каноны не разрешают четвертый брак.Лев женился на четвертой жене после того, как она одна произвела наследника, и он поменял патриархов, чтобы этот брак был принят церковью. С тех пор православные христиане согласились с тем, что максимум три брака являются подходящим дисциплинарным ограничением.

Православные обряды брака также включают принцип conomia , когда речь идет о повторном браке. К концу первого тысячелетия был установлен другой обряд повторного брака, который включал покаянный язык, которого нет в обычном брачном обряде.Вместо имен великих библейских семейств, упомянутых в обычном обряде, «Офис второго брака», который сохранился до наших дней, упоминает в Библии фигуры, которым был прощен великий грех: блудница Раав, разбойница на кресте, и мытарь. Его язык совершенно ясно дает понять, что второй брак не должен считаться нормой: «Очищай беззакония рабов Твоих, ибо они пришли, не в силах вынести бремя дня и зной, и сожжение плоти. ко второму браку.«

ХОТЯ ПРАВОСЛАВНЫЕ КАНОНЫ и обряды вместе указывают на покаянное понимание повторного брака, я должен добавить, что они не всегда соблюдаются на практике. Я действительно знаю случаи повторного брака, в которых использовался «Офис второго брака», но я знаю гораздо больше случаев, когда он был либо изменен, либо не использовался вовсе. И здесь я могу дать немного больше, чем ответ типа «ну, это зависит от обстоятельств»: когда дело доходит до повторного брака, православная практика сильно тяготеет к щедрости.

Один священник сообщает, что он изменяет второй брачный обряд, потому что он не может терпеть «хихиканье из аудитории», которое он слышит всякий раз, когда пара перед ним характеризуется как «неспособная вынести бремя и дневную жару». Дело не только в том, что смех неуместен; это также может смутить или даже пристыдить пару, что полностью противоречит причастию. Другой священник включает молитву библейских грешников, но полностью опускает молитву о «сожжении плоти».Жена священника рассказала мне, что никогда не слышала, чтобы в приходах ее мужа использовалась фраза «Офис для второго брака». Из десятков священников и мирян, с которыми я разговаривал, только один человек сказал мне, что его устраивает «Офис второго брака»: молодой, недавно рукоположенный священник, который с удовольствием говорил о своем намерении постоянно использовать второй брак. обряд, потому что он соответствует канонам.

Так же, как использование обряда второго брака варьируется от прихода к приходу, то же самое происходит и с практикой отлучения от церкви после развода.Многие священники рекомендуют только что разведенным людям совершить покаянные обряды, такие как усиление раздачи милостыни, молитвенное правило с земными поклонами и, возможно, время отлучения от церкви. Многие завершили это епитимейство еще до того, как второй брак уже не за горами, и в этом случае их могут не попросить покаяться до следующего брака. Иногда православные священники понимают, что, в зависимости от обстоятельств, развод может быть достаточно покаянным.

Такие решения основаны на различении конкретных вовлеченных людей.Это отражает подлинную православную практику conomia , которая в основном касается людей, а не принципов, обрядов или законов. Нить, проходящая через все эти решения, — это признание того, что второй или третий брак, хотя и не то же самое, что первый, тем не менее может стать браком во Христе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного