Тростников в н: Тростников Виктор Николаевич

Разное

Виктор Тростников, все книги автора: 7 книг

Виктор Тростников

Статистика по творчеству автора Виктор Тростников

Творческая активность по годам
Год Книг Активность
2007 2 %
2009 2 %
2014 3 %

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой:

Переключить стиль отображения :

Аудиокнига

Христианское миропонимание и наука

Виктор Тростников

Религиозные тексты

Русские православные мыслители

Беседу проводит профессор Российского Православного университета В.Н.Тростников. Виктор Николаевич Тростников – автор многих публикаций, содействующих восстановлению в России православного миропонимания. Ряд его книг посвящён научной апологетике – доказательству того, что новейшие данные науки не …

Аудиокнига

Бог в Русской истории

Виктор Тростников

Религиозные тексты

Отсутствует

Беседу проводит профессор Российского Православного университета В. Н. Тростников Виктор Николаевич Тростников – автор многих публикаций, содействующих восстановлению в России православного миропонимания. Ряд его книг посвящён научной апологетике – доказательству того, что новейшие данные науки не …

Россия земная и небесная. Самое длинное десятилетие

Виктор Тростников

Философия

Отсутствует

Это не совсем обычная книга о России, составленная из трудов разных лет, знаменитого русского ученого и мыслителя Виктора Николаевича Тростникова. Автор, обладая колоссальным опытом, накопленным за много лет жизни в самых разнообразных условиях, остается на удивление молодым. Действительно, Россия …

Аудиокнига

1020-летие Крещения Руси. В начале было Крещение

Виктор Тростников

Религиозные тексты

Отсутствует

Беседу проводит профессор Российского Православного университета В. Н. Тростников Виктор Николаевич Тростников – автор многих публикаций, содействующих восстановлению в России православного миропонимания. Ряд его книг посвящён научной апологетике – доказательству того, что новейшие данные науки не …

Трактат о любви. Духовные таинства

Виктор Тростников

Религия: прочее

Отсутствует

Цель «Трактата о любви» В.Н. Тростникова – разобраться в значении одного-единственного, но часто употребляемого нами слова «любовь». Неужели этому надо посвящать целое исследование? Да, получается так, потому что слово-то одно, а значений у него много. Путь истинной любви обрисован увлекательно, по…

Вера и разум. Европейская философия и ее вклад в познание истины

Виктор Тростников

Философия

Отсутствует

Автор книги – известный религиозный философ – стремится показать, насколько простая, глубокая и ясная вещь «настоящая философия» – не заказанное напористой и самоуверенной протестантской цивилизацией её теоретическое оправдание, а честное искание Истины – и как нужна такая философия тем русским люд…

Быть русскими – наша судьба

Виктор Тростников

Философия

Отсутствует

Новая книга В.Н. Тростникова, выходящая в издательстве «Грифон», посвящена поискам ответов на судьбоносные вопросы истории России. За последнее десятилетие мы восстановили и частную собственность, и свободу слова, ликвидировали «железный занавес»… Но Запад по-прежнему относится к нам необъективно …

Учёный и мыслитель Виктор Тростников часто бывал в Николо-Архангельском храме Балашихи в 1970–1980-х годах

Виктор Николаевич Тростников — колоритнейшая фигура русской культурной жизни последних десятилетий. В нём была зрима «цветущая сложность» интеллекта. Автор этих строк считает подарком судьбы знакомство с этим удивительным человеком и дружбу с ним на протяжении четверти века. Наша общая география — Матвеевское в Москве, где мы были соседями, и Борисоглебск Ярославской области, где с 1989-го соседями стали сезонно. Однако мой почтенный собеседник не раз отмечал, что давешние его посещения церкви Михаила Архангела в Никольском-Архангельском оставили глубокий след в его памяти. Виктор Николаевич особенно ценил тот факт, что этот храм не посмели тронуть ни французы в 1812 году, ни советская власть: он не закрывался ни на день вплоть до 2020 года, о чём В.Н. Тростников узнать уже не мог… В.Н. Тростников родился 14 сентября 1928 года в Москве, которую до конца жизни искренне считал святым городом. Во время Великой Отечественной войны четырнадцатилетним был эвакуирован в Узбекистан. Почти до конца войны трудился на сахарном заводе. По возвращении в Москву работал слесарем на авиамоторном заводе. В 1953 году окончил физико-технический факультет МГУ. В Ленинграде, затем в Москве преподавал в различных вузах высшую математику. Стал доцентом на соответствующей кафедре МИИТа. Вёл кружок по математике в Московском городском Дворце пионеров и школьников. Вышли его первые книги: «Элементарная теория ускорителей заряжённых частиц» (1962) и «Жар холодных чисел и пафос бесстрастной логики…» (1977). В 1970 году Виктор Николаевич защитил кандидатскую диссертацию по философии «Некоторые особенности языка математики как средства отражения объективной реальности». Уже в диссертации намечается эволюция его мировоззрения от материализма к богопознанию. Сам Виктор Николаевич отмечал, что его внутреннее развитие определялось потребностью понять, «вчувствоваться», усвоить всем своим существом весь миропорядок, мироустройство, «взятое во всех деталях сразу, как нечто единое и целостное». Это стремление, пишет он в своей биографии, и есть ключ к его творчеству и его судьбе. Если говорить кратко, путь В. Н. Тростникова — от физики к математике, затем от математической логики к философии, важнейшей частью которой он считал гносеологию — тот раздел философии, который изучает критерии истинности и достоверности знания. Таким путём В.Н. Тростников пришёл к понятию Бога, о чём исповедально написал в книге «Мысли перед рассветом». Она уже вышла в Париже, в 1980 году, в «тамиздате», и зачитывалась до дыр, если попадала в руки. Свежесть мысли и прямота изложения, образность и богатство языка подкупали неравнодушных читателей. Стало как-то сразу ясно, что явился независимый и мощный национальный мыслитель, причём без тени какой-либо политической конъюнктуры. Но к этому времени в судьбе Виктора Николаевича случился резкий поворот — в связи с участием в альманахе «Метрополь». Это была попытка группы отечественных авторов высказаться неподцензурно. Искандер, Аксенов, Ахмадулина, Вознесенский… Даже Высоцкий передал подборку своих стихов. Правда, непосредственного участия в работе над альманахом он не принимал, но иногда приходил в «редакцию» с гитарой, задавая при входе в квартиру шутливый вопрос: «Здесь делают фальшивые деньги?». В альманахе были опубликованы и «Страницы из дневника» Виктора Николаевича Тростникова — о приходе души к вере. Но это сочли диссидентством, хотя Тростников был среди участников альманаха единственным консерватором-традиционалистом и, кстати, единственным русским. Как рассказывает дочь философа Елена Викторовна Тростникова, «папу уволили из МИИТа, где он успешно преподавал математику, с “волчьим билетом”… На бумаге это выглядит просто. А на деле это оказалось очень трудно и больно. Родные считали, что его непременно посадят, потому что он открыто отказывался встраиваться в систему…». Карьера математика закончилась. Вплоть до развала Советского Союза Тростников работал сторожем, каменщиком, чернорабочим, прорабом. Все эти годы продолжал печататься в самиздате и за рубежом. В 1988 году по приглашению Русской православной церкви за границей ездил в США, где сделал доклад на тему «Тысячелетие крещения Руси»… На одном из модных в ту пору патриотических вечеров мы и познакомились. Поразила его живость. «Мчаться по автобану в BMW — это наслаждение!» — делился впечатлением о Германии уже сребробородый философ. Глаза его, всегда улыбающиеся, весело блестели. Он мог цитировать «Задонщину», святых отцов и накатисто исполнить свою любимую «битловскую» песню Eleanor Rigby, мог держать удар в дискуссии с распоясавшимися либералами — и рассмешить целую стайку малышей. Несгибаемая воля и богатый жизненный опыт проявлялись в неповторимой обаятельности Виктора Николаевича… Тесно связан он был с коллективом выходившего в Мюнхене под редакцией Олега Красовского альманаха русской общины в Германии «Вече», где печатались Валентин Распутин, Станислав Куняев, Владимир Солоухин, Владимир Осипов, Геннадий Шиманов. И каким счастьем было увидеть в одном из номеров собственное эссе «В поисках кощеевой иглы!». А позднее — иметь возможность публиковать статьи Виктора Николаевича в журнале «Молодая гвардия». В.Н. Тростников печатался широко и охотно. Его работы по православному богословию, философии, истории и политике охотно брали журналы «Новый Мир», «Москва», «Православная беседа», «Литературная учёба», «Русский Дом», еженедельник «Аргументы и факты», газеты «Завтра», «Правда», «Литературная газета», «Русский Вестник». Его творческий потенциал реализовывался и в лекторской деятельности, на радио и телевидении. Много лет он был профессором Российского православного университета, преподавал философию, философию права и всеобщую историю. На основе бесед с Виктором Николаевичем Тростниковым снято шесть серий фильма «Размышления о Боге, о вере, о себе». Насколько его наследие актуально и сегодня, свидетельствует работа «Сущность вируса и его место в общей картине мира». Её можно найти в открытом доступе. Работал он до конца жизни. Летом 2016 года Виктор Николаевич написал книгу «После написанного», которая вышла в январе 2017 года. Лишь однажды довелось видеть его взгрустнувшим, году в 2014, во время нашей последней встречи. «А ведь Шафаревичу уже 90!» — шумно вздохнул Тростников. Академик Игорь Ростиславович Шафаревич был ему другом, старше Виктора Николаевича на пять лет. Шафаревич ушёл в феврале 2017-го, Тростников — ровно через полгода… Похоронен Виктор Николаевич в ставшем ему родным Борисоглебске. В дом на берегу живописнейшей речки Устье наведываются его дети и внуки. Игорь Дьяков

Неравнодушный разговор — Виктор Тростников. Смысл русской истории

Виктор Тростников. Смысл русской истории

Выпуск 3

Известный философ профессор РПУ Виктор Тростников, автор книги «Бог в русской истории» рассуждает в беседе с Василием Давыдовичем Ирзабековым о смысле русской истории и смысле истории вообще.

Виктор Тростников цитирует и вполне разделяет мнение знаменитого британского историка и философа истории Арнольда Тойнби: «История есть осуществление Божьего Замысла о человечестве» (добавляя лишь: «только мы сам Замысел понимаем немножко иначе, чем англикане»), отмечает при этом: «когда встаёшь на эту точку зрения (о Божьем Замысле в истории), сразу же сыпятся на тебя доказательства исторические, и эта точка зрения очень плодотворна, так как вещи, которые были до этого непонятными, сразу становятся ясными». Такие факты, как следует из дальнейших слов философа, нам легче всего обнаружить в нашей отечественной истории, поскольку они имеют к нам самое непосредственное отношение и позволяют нам яснее постичь смысл нашей русской истории. «В нашей истории достаточно доказательств того, что всё происходит не само собой, как считали Маркс и Гоббс, а происходит по некоторому предназначению, с каким-то смыслом, история движется к каким-то определенным целям» — говорит далее В.Н. Тростников. «Доказать математически это, наверное, трудно – рассуждает далее философ, — так как прошлого уже нет, а будущего ещё нет, и история – это есть прошлое, воскрешаемое в нашем воображении нашим интеллектом», «и каждый в силу своего интеллекта, своих вкусов, пристрастий — добавляет ведущий Василий Ирзабеков – так или иначе его трактует».

Где промысел Божий в крещении Руси? – спрашивает ведущий; беседа обращается ко времени княжения и к самому образу святой равноапостольной великой княгини Ольги, о которой философ говорит как о гениальной во всех отношениях натуре. Повествуя затем о событиях, связанных с её крещением, он показывает, как уже здесь, в этот начальный момент русской истории, начинает быть ясно виден Промысел Божий о Руси, как происходит цепь прямо чудесных событий, приведших к дальнейшему крещению Руси от Византии.

Виктор Тростников показывает нам, как начинает открываться смысл русской истории, о чём подробно и просто захватывающе интересно рассказывает он далее в продолжение беседы.

В. Тростников «Православная цивилизация», главы из книги.

Виктор Тростников
профессор российского православного
Иоанно-Богословского  университета
канд. физ.мат.наук, доктор философии

Главы из вышедшей в 2004 году
новой книги
«Православная цивилизация»

Справедливость

Эта категория принадлежит к тому же обширному кусту понятий, что и «правота», «праведность», «правильность», «правдивость» и т.п. Все они произрастают от слова «правда». Справедливость часто бывает просто синонимом правды. Когда сетуют, что на земле нет правды, имеют в виду отсутствие на ней справедливости. Или вот мужик, который в сказке пошёл к царю искать правды, – чего он искал? Конечно, справедливости. Да и ленинская газета «Правда», ставшая потом центральным органом КПСС, намекала своим названием на то, что большевики будут бороться за справедливость.

Итак, правда. Приставка «с», с которой начинается слово «справедливость», означает сопричастность к правде, стояние в правде, а значит, и правоту. Тот, кто стоит в правде, прав. А что такое с точки зрения христианина быть правым? Это значит оказаться справа от Христа на Страшном Суде. «Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (Мф. 25, 34). Этот Божий суд, изображённый на знаменитой фреске Микельанджело в Сикстинской капелле, как раз и является апофеозом справедливости, её окончательным торжеством, которое было изначально предопределено и которому не могли помешать никакие усилия врага рода человеческого. Она не может не восторжествовать, поскольку является основным несущим элементом, на котором держится всё мироздание. Она имманентна Бытию, и если бы её не было, не удержалось бы и само Бытие.

Такой взгляд на справедливость отражает самую суть православного миропонимания. Развивая его дальше, мы приходим к странному, но логически неизбежному заключению: несправедливости в мире не существует. Это утверждение кажется странным, потому что оно вроде бы опровергается нашей речевой практикой: если мы обратим внимание на то, какие разговоры звучат вокруг чаще всего, окажется, что это жалобы на какую-нибудь несправедливость – без них просто невозможно представить нашу повседневную жизнь. Но если бы её не было, то не на что было бы жаловаться, не так ли? Нет, не так. То, что мы называем в быту несправедливостью, есть невознаграждённость добрых дел и ненаказанность злых дел здесь и сейчас. А об отсутствии мировой справедливости можно было бы заявить только после того, как будет подведён итог всем заслугам и наградам каждой индивидуальной души и обнаружится, что у какой-нибудь из них заслуг больше, чем полученных ею наград. Но православное учение не допускает такого варианта. Согласно этому учению, баланс во всех случаях будет даже не нулевым, а положительным – суммарное вознаграждение всегда намного превзойдёт суммарные заслуги, ибо Бог бесконечно человеколюбив и милостив. И если современный православный верующий всё-таки поддаётся нынешнему поветрию постоянного недовольства жизнью, то он делает это вопреки установкам своей религии и тем самым совершает грех, который из-за его широчайшей распространённости в наше время следует выделить особо и назвать, например, грехом брюзжания». Впадая в этот грех, христианин должен помнить слова преподобного Серафима Саровского, обращённые им к своим духовным чадам: «Нет нам дороги унывать!» Следует также отдавать себе отчёт в том, что сетования на несправедливость являются симптомом недостаточной веры, который должен насторожить того, кто следит за состоянием своей души. Вера есть «уверенность в невидимом» (Евр. 11, 1), т.е. в существовании инобытия, где восторжествует справедливость и с лихвой возместится то плохое, что выпало на долю земного фрагмента нашего бытия, поэтому оскудение веры лишает надежды на такое возмещение и приводит к унынию.

Когда вера исчезает полностью и наступает господство атеизма, понимание термина «справедливость» претерпевает качественное изменение. Это происходит по двум причинам. Во-первых, последовательный атеизм неизбежно влечёт за собой материализм, и подлинным благом начинает признаваться только вещественное благо, т.е. имущество. Во-вторых, не признавая потусторонней действительности, где, по убеждению верующих, Бог одарит благами тех, кто их здесь недополучил, атеист требует произвести такую компенсацию в течение земной жизни человека. Из этих двух посылок следует вывод: отнять имущество у богатых и распределить его между бедными. Это – социализм.

Эта идея играла огромную роль в истории последних веков и играет её по сей день. Причина этого заключается в том, что, возникая вначале именно как идея, как кабинетная выдумка, социализм легко переходит в идеологию политического движения и начинает требовать своего осуществления на практике. Томас Мор поместил изобретённый им социализм на острове с название «Утопия», что означает «находящийся нигде», а через некоторое время эта система образовала гигантский «лагерь», занявший половину земного шара. Иначе и не могло быть, ибо в самой идее социализма есть нечто такое, что оказывается необычайно привлекательным для отпавшего от Бога человека: она пленяет его ум простотой и ясностью, а сердце – кажущейся нравственной обоснованностью. Эта решающая для популярности социализма апелляция к душе, к чувствам, есть не что иное, как призыв к установлению справедливости. Учитывая направление европейского развития, обозначившееся в эпоху гуманизма, можно сказать, что победа социализма на значительной части нашей планеты была неизбежной. Коль уж «наука доказала, что Бога нет», значит, в освободившийся центр картины мира нужно поместить человека. Но кто этот новый пуп земли – «я» или «мы»? Протестантизм, из которого вырос капитализм, сказал: «я», но это вело к легализации такого неприглядного свойства, как эгоизм, и далеко не всем понравилось. Поэтому, как только возник индивидуальный антропоцентризм, рядом с ним заявил о себе и коллективный антропоцентризм, приверженцы которого сказали: место бывшего бога займём мы, объединённые братством и взаимопомощью, и нам не будет преград ни в море, ни на суше. И вот что следует подчеркнуть: сторонники второго вида антропоцентризма по своим моральным качествам были выше сторонников первого, среди них встречались даже люди исключительного благородства и бескорыстия; как сказал о. Сергий Булгаков о первых русских революционерах – «почти святые». Недаром некоторые разновидности социализма, особенно в Латинской Америке, сочетают свою установку на «справедливость здесь и сейчас» с формальной церковностью. Фидель Кастро, например, считает себя образцовым католиком, посещает мессу и причащается (в Советском Союзе этот факт скрывался от населения), а самыми великими людьми мировой истории объявляет Маркса, Ленина и … Иисуса Христа.

Это не смешно, а очень грустно. Сближение, тем более отождествление иерусалимской апостольской коммуны и коммунизма как высшей стадии социализма, где у людей тоже всё общее, – свидетельство утраты апостасийным сознанием того ценнейшего дара, который святые отцы называют различением духов. Это – особый род нравственной чуткости, который можно сравнить с музыкальным слухом, позволяющим сразу уловить фальшивую ноту. Различение духов есть способность схватывать метафизическую суть, которая у внешне схожих явлений может быть разной и даже противоположной. Она даётся лишь тому, кто посвящает себя служению Богу, желая быть его верным рабом: в этом случае небесный Хозяин посвящает его в тайны своих владений, подсказывая, какие и в каких местах возникают проблемы и каковы их духовные причины. Различению духов может научить только повелитель всех духов Бог, поэтому тот, кто в Бога «верит средне», при любой эрудиции и учёности останется в жизни глупцом, так как никаких подсказок свыше не получит. Вот для таких-то глупцов социализм становится суррогатом христианства, ибо он представляет собой наиболее нравственный по видимости вариант атеистического общественного жизнеустроения. Говоря совсем коротко, это христианство безбожников. Разумеется, разница между ним и подлинным христианством столь же велика, как между «милостивым государем» и просто Государем.

Уравниловка, которую насильно устраивают захватившие власть социалисты, не имеет ничего общего с призывом Христа к благотворительности, которая тоже сокращает дистанцию между имущими и неимущими. Христос говорит богатому: поделись с бедным, а социалист говорит бедному: отними у богатого. Не почувствовать здесь принципиальной разницы может только человек, совершенно одичавший во внерелигиозном существовании.

Глупость социалистов вылезает наружу в тот самый момент, когда они приступают к реализации своего проекта, т.е. к перераспределению благ между гражданами. Поскольку, будучи материалистами, они признают только вещественные блага, имущество, а имущественные отношения в социуме являются только частью сложной системы всех межчеловеческих отношений, грубое вмешательство в эту сферу вызывает повреждения и в других сферах общественного бытия и делает выбитыми из колеи и несчастными не только тех, у кого отнимают добро, но и тех, кто его отнимает. Мы, русские, хорошо это знаем: после нашей социалистической революции страдали все, и вместо «счастья на века» получилась национальная трагедия.

Но хуже всего в социализме то, что, относя понятие справедливости только к земному существованию, он делает это понятие относительным. Судить о том, что справедливо, а что нет, теперь начинают сами люди, а людские оценки всегда субъективны. У разных индивидов или групп на этот счёт разные мнения, обусловленные их частными интересами. Ленин сказал: нравственно то, что служит победе мирового пролетариата, и это заявление привело большевиков в восторг. Но почему именно пролетариата? Почему не к победе купечества или духовенства? Эти сословия, вероятно, не были согласны с Лениным. Значит, у каждого своё определение справедливости, так ведь? Но какая же тогда это справедливость? Ведь слово «справедливость» происходит от слова «правда», а правда в мире только одна.

Достигший пика своего могущества в шестидесятые годы двадцатого века «социалистический лагерь» не дожил лет двадцать до конца столетия и рухнул. Но поклонникам капитализма обольщаться не следует. Когда индивидуалистический антропоцентризм, оплотом которого является сегодня Америка, в полной мере обнажит свою уродливую суть, социализм, уродства которого успеют к тому времени забыться, снова станет притягивать сердца прекраснодушных маловеров, и тогда станут вполне возможными новые социалистические перевороты. Не являются ли предтечами грядущих революционеров современные антиглобалисты и террористы? Ведь гнев и тех и других обращён исключительно против буржуазной западной цивилизации и её приспешников, содействующих её экспансии, к каковым приспешникам причисляют и Россию. Так что «призрак коммунизма» может в будущем ожить и бродить уже не только по Европе.

Православное сознание видит только один способ избежать этих потрясений: не искать карикатурной рукотворной справедливости, а предоставить вершить её Всемилостливому Богу, вспоминая слова апостола Павла: «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим. 12. 19).
А ещё короче отношение к справедливости в Православии выражается четырьмя словами Иоанна Златоуста: СЛАВА БОГУ ЗА ВСЁ!

Собственность

Может показаться, что это понятие очень близко к предыдущему, поскольку широко распространено мнение, будто в самом институте собственности заложена несправедливость, которая при развитии этого института приобретает чудовищные размеры. Но ведь и при социализме, который якобы устраняет эту несправедливость, тоже существует собственность, и не только коллективная, но и личная. Просто пропорции этих двух форм собственности при социализме не таковы, как при капитализме. Поэтому нам надо вначале выяснить, как Православие относится к собственности вообще, т.е. к владению отдельным человеком, какой-то группой людей или всем человечеством чем-то внешним. Есть ли у нас право, указывая на какой-то объект, говорить «это моё» или «это наше»?

Если этот объект является плодом человеческого труда, тут нет вопроса. Смастерив своими руками книжную полку, я вправе считать её своей. Сложнее обстоит дело, когда объект является природным, никем из людей не сделанным. Хотя, сотворив человека, Бог сказал: «… да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землёю, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Быт. 1, 26), однако мы читаем дальше: «взял Господь Бог человека, которого создал, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» (2, 15). Из этого добавления следует, что отдание человеку созданной в предыдущие пять дней природы не было безусловным, ибо оговаривалась функция заботы о ней человека. На юридическом языке это означает, что Бог дал людям землю в аренду, оставляя за собой право отобрать её, если они не выполнят условия.

То, что мир в действительности является собственностью Бога и только Его, становится очевидным из другого библейского текста.

«У Возлюбленного Моего был виноградник на вершине утучнённой горы, и Он обнёс его оградою, и очистил его от камней, и насадил в нём отборные виноградные лозы, и построил башню посреди его, и выкопал в нём точило, и ожидал, что он принесёт добрые грозды, а он принёс дикие ягоды. И ныне, жители Иерусалима и мужи Иуды, рассудите Меня с виноградником Моим. Что ещё надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему? Почему, когда Я ожидал, что он принесёт добрые грозды, он принёс дикие ягоды? Итак Я скажу вам, что сделаю с виноградником Моим: отниму у него ограду, и будет он опустошаем; разрушу стены его, и будет он попираем. И оставлю его в запустении; не будут ни обрезывать, ни вскапывать его, – и зарастёт он тёрнами и волчицами, и повелю облакам не проливать на него дождя. Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев, и мужи Иуды – любимые насаждения Его» (Ис. 5, 1-7).

Здесь отсутствие у человека каких-либо «неотъемлемых прав», о которых так любит рассуждать нынешняя постхристианская западная культура, провозглашено в предельно категоричной форме, поскольку Бог через пророка Исайю отнимает у него самое, казалось бы, фундаментальное право – просто жить, делая при этом не то, что от него требуется. Народ, который перестаёт работать на своего Создателя, будет попран другими народами, лишён защиты и ограды, превращён в растворённое в окружающих нациях неприкаянное жалкое племя. Таков закон бытия: если кто-то перестаёт заботиться о принесении плода Богу, Бог перестаёт заботиться о нём, а без небесного покрова никому не выжить.

Понимание этого закона – одна из самых характерных черт православной цивилизации. В сфере культуры эта религиозная посылка претворяется в то, что генетически православное искусство, например русское, всегда наделяет положительного героя чувством долга, стремлением послужить чему-то высокому. Эта особенность сохранилась и в искусстве советского, атеистического периода, когда мы формально разорвали с Православием, но инерция ума и чувств оставила неприкосновенной прежнюю шкалу ценностей. Особенно энергично пропагандировали служение как прекраснейшую из человеческих доблестей советские кинофильмы.

Итак, отношение нормативного православного сознания к праву собственности понятно: оно у человека не абсолютно и предоставляется ему в обмен на обязательство возделывать и хранить полученное. Но в повседневной речи можно каждый раз не подчёркивать условность людской собственности, а подразумевать её и говорить просто «собственность». Так вот, собственность бывает двух видов: частная и общественная, и в течение последних пятисот лет в Европе велись жаркие споры о том, какой из этих видов должен быть узаконен как основной, и правильное решение этого вопроса представлялось панацеей от всех бед и ключом к процветанию и счастью. Чью же сторону должен принять в этой полемике православный человек?

Несмотря на то, что иерусалимская апостольская община, где ни у кого не было ничего своего, изображается в «Деяниях» как нечто весьма похвальное, ни в одном месте Священного Писания, святоотеческих творений и соборных определений Православной Церкви нет даже отдалённого намёка на осуждение института частной собственности. Неприкосновенность же её провозглашается уже в Моисеевом законе, полностью принятом и христианством, причём запрет нарушать эту неприкосновенность в нём повторяется дважды – в восьмой заповеди «не кради» и в десятой «не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего» (Исх. 20, 15-17). Как мы видим, здесь пресекается не только лишение человека его собственности, но даже и мысль о таком лишении, и это, конечно, свидетельствует о том, что право частной собственности является священным.

Главное здесь не в том, что при частной собственности возникает персональная ответственность за объект владения, что есть конкретный его хозяин, заинтересованный в поддержании его в должном порядке, тогда как при обобществлении материальных ценностей они становятся ничьими и быстро приходят в запустение (опыт построения социализма в двух десятках стран доказал это с математической точностью). Более принципиальным аргументом в пользу частной собственности служит то, что без неё не может быть благотворительности, а она является, пожалуй, самым доступным средством вхождения в Царство Божие. Спасительную для меня заповедь Христа «отдай ближнему рубашку» я могу выполнить только в том случае, когда эта рубашка моя, а не выданная мне под расписку со склада общенародного имущества. И, как это ни покажется странным, чем значительнее принадлежащая человеку собственность, тем больше у него возможностей попасть в рай – конечно, при условии, что он разумно ею распорядится. А в чём тут наибольшая разумность? Ответ на этот вопрос даёт евангельская притча.

«Когда выходил Он в путь, подбежал некто, пал пред Ним на колени и спросил Его: Учитель благий! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Знаешь заповеди: не прелюбодействуй; не убивай; не кради; не лжесвидетельствуй; не обижай; почитай отца твоего и мать. Он же сказал Ему в ответ: Учитель! Всё это сохранил я от юности моей. Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе не достаёт: пойди, всё, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест. Он же, смутившись от сего слова, отошёл с печалью, потому что у него было большое имение» (Мк. 10, 17-22).

В этой замечательной притче есть один тонкий момент. Не сразу понятно, почему Иисус вдруг «возлюбил» вопрошающего. Причина состояла в том, что этот человек захотел не просто спасения – оно уже было обеспечено ему исполнением с младых ногтей «закона», – а вхождение в обители, предназначенные для совершенных. Такая серьёзная заявка не могла не вызвать одобрения Сына Божия, почувствовавшего, что эта чистая душа может принести Отцу особенно ценный плод. И плод был бы принесён, и будущее блаженство возле Бога было бы душой обретено, сделай человек то, что посоветовал ему Иисус. Всё было в этот момент в его руках, головокружительная перспектива открылась перед ним, и всё благодаря тому, что у него была не только рубашка, как у меня, а большое имение. Но ему стало жалко расстаться с имением, и он упустил потрясающую возможность. Но, конечно, в истории Православия были и другие богатые люди, которым именно их богатство, их собственность помогла подняться к Богу – например, Серафим Вырицкий, купец-миллионщик, отдавший все деньги церквам и постригшейся в монахи. Во время войны с нацистами он тысячу ночей молился на камне о России, и, надо думать, это стало не последним вкладом в нашу победу.

Если же вернуться к хозяйственной целесообразности частной собственности, то её можно обосновать не только многочисленными фактами, но и философскими доводами. Как было уже сказано, человеку, вступающему во владение не им произведёнными благами, вменяется в обязанность беречь их и приумножать. Но «обязанность» есть категория, относящаяся к субъекту, а коллектив, в строгом смысле этого слова, не является субъектом, поскольку у него нет единого целостного центра самосознания, а значит, и единой ответственности. Поэтому даже когда какая-либо группа людей совершает наказуемый поступок единодушно, следователи и судьи обязательно ищут зачинщиков, коноводов, провокаторов и т.п. Субъект ответственности всегда «я», а «мы» может быть приравнено к «я» только иносказательно.

И ещё одно соображение, уже научное. Неорганическая материя подчинена закону возрастания энтропии (второму началу термодинамики): предоставленная самой себе она теряет упорядоченность и приходит в состояние хаоса. Понижают энтропию только живые существа. И если какой-то фрагмент материального мира сделался собственностью человека, это означает, что он превратился в его продолжение, стал частью его «я», а это сразу выводит его из подчинения энтропийному закону. Так что институт частной собственности способен спасти не только души людей, но и неодушевлённую составляющую земного бытия.

Власть

Православные христиане всегда одобряли общественное установление, называемое властью, безропотно подчинялись власти и в этом смысле неизменно представляли собой самую лояльную и законопослушную часть населения, в какой бы стране они ни жили. Митрополит Макарий в своём «Догматическом богословии» (вторая половина ХIХ в.) справедливо утверждает, что христиане являются самыми благонадёжными гражданами любого государства, которые никогда не доставят ему никаких проблем. Но они одобряют институт власти не потому, что находят его самоценным, а потому, что считают его необходимым для существования общества. Необходимость же власти вытекает из повреждённости человека первородным грехом, так что православная политология определяется православной антропологией.

Иммануил Кант говорил, что личная мораль должна быть такой, чтобы её можно было положить в основу общественного законодательства. Но если бы людская мораль и вправду стала такой, то законодательство вообще оказалось бы не нужным, ибо то, что должно регулировать, регулировалось бы моралью, которую каждый человек носит в своём сердце. Осуществлялась ли такая идиллия когда-нибудь в истории? Да, но очень давно, более трёх тысяч лет тому назад. Сразу после исхода из Египта, который стал возможным благодаря великой милости Бога к своему избранному народу, этот вызволенный Им из рабства народ проникся благочестием и соблюдал законы Моисея по доброй воле, не нуждаясь в том, чтобы власть заставляла его это делать, и начальников у него поэтому не было. Вот как повествует об этом библейская история: «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд. 17, 6). Однако позже, когда воспоминания о египетских казнях и манне небесной выветрились, израильтяне потребовали у пророка Самуила помазать им царя, ибо жить в мире только по совести уже не могли.

Необходимость власти для грешных людей иллюстрируется таким примером. Представьте, что удильщик уронил в речку спички. Он выловил их, высыпал из коробка и разложил на солнышке. Когда они высохли, он попытался снова сложить их в коробок, но не тут-то было: покоробившись от намокания, они туда не влезали. Что ему надо сделать? Сильно надавить сверху рукой и надвинуть крышку. Так и нас, покоробленных грехом, надо сдавить, и только тогда мы поместимся в обществе. Это необходимое насилие и производит над нами власть. Нельзя сказать, что такой нажим нам приятен, но без него никак не обойтись. Как сказал один философ, власть нужна не для того, чтобы наша жизнь раем, а для того, чтобы она не стала адом. Эти слова точно отражают позицию Православия в отношении власти, которая наиболее полно выражена апостолом Павлом.

«Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от неё; ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести» (Рим. 13, 1-5).

Об этом же говорит и другой первоверховный апостол – Пётр.

«Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от Него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, – ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, – как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии. Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите» (1 Пётрю 2, 13-17).

Если кто-то подумает, что в эпоху Петра и Павла в стране правила какая-то особо хорошая власть и поэтому они призывали служить ей не за страх, а за совесть, напомним, что кесарем в то время был Нерон, устроивший первое массовое гонение на христиан, обвинив их в поджоге Рима, организованного им же самим. Вряд ли такого царя можно назвать хорошим, однако его отрицательные личные качества никак не могли повлиять на положительную оценку апостолами власти, как таковой.

Но признавая власть, как установленную Богом для наведения порядка и законности, Православие всё же различает разные её формы. Какую же форму оно считает наилучшей?

Абсолютного, внеисторического ответа на этот вопрос не существует. Как религия, Православие не может заниматься такими оценками. Ему всё равно, какую политическую систему избирает для себя окружающий его мир, ибо Царство православных «не от мира сего» (Ин. 18, 36). Когда ученики подбивали Иисуса использовать свой авторитет, чтобы свергнуть римских наместников, Он гневался и говорил, что такие вещи Его не касаются. Политические дискуссии, одобрение или осуждение тех или иных форм государственности совершенно чужды духу Нового Завета, там ничего этого нет. Но если говорить о чисто умозрительных и эстетических предпочтениях, то православный человек отдаст их единоначалию, так оно ближе всего напоминает устроение Небесного Царства с его единым Хозяином и иерархией ангельских чинов.

Однако по непостижимой диалектике Божьего Промысла произошло нечто непредвиденное: неотмирность раннего христианства оказалась более мощным средством воздействия на этот мир, чем прославленный прагматизм мудрейших римских политиков, и на основе христианской религии начала формироваться новая цивилизация, постепенно изменившая весь облик Европы. А цивилизации уже не всё равно, в какой ей жить политической системе, и самой подходящей для православного культурно-исторического типа системой является империя. Причины этого понятны: хранительница и носительница духа Православная Церковь нуждается в едином каноническом пространстве, на котором она могла бы вести свою окормляющую деятельность, а этого пространства не будет, если нет единого и однородного правового пространства, обеспечиваемого сильной централизованной властью. Идеалом же для православной цивилизации является установление на этом пространстве симфонии – единодушия и взаимной поддержки авторитарной светской власти, охраняющей «тихое и безмолвное житие» своих граждан, и Церкви, которая учит народ проводить это житие «во всяком благочестии и чистоте». Этот идеал никогда не был в полной мере осуществлён, но стремление к нему было главным двигателем европейской, а затем русской истории на протяжении полутора тысяч лет, и наибольшее приближение к нему достигалось именно в империях – в Первом, Втором и Третьем «Римах».

Таким образом, отношение Православия к власти можно выразить краткой формулой: «если из-за греховности человека невозможно безвластие, то пускай будет единовластие».

В Тростников — Мысли перед рассветом (фрагмент) читать онлайн

Тростников В

Мысли перед рассветом (фрагмент)

В. Тростников

Мысли перед рассветом (фрагмент)

Древние греки завещали нам прекрасный метод выяснения истины — приведение к абсурду. Руководствуясь общепринятым взглядом на соотношение науки и религии, Белл пришел к явному абсурду. Что же это доказывает? Может быть то, что общепринятый взгляд ложен? Не теология палкой управляла естествознанием — этого в принципе не могло быть, ибо во времена господства теологии не существовало естествознания, — а овладевшая миром идеология бездуховности с помощью палки и хитрости стала направлять развитие возникшего в семнадцатом веке естествознания. Судьба ньютоновского научного наследия ярко подтверждает это. Прорыв, осуществленный могучей мыслью Ньютона, открывал пути в разные стороны. Естествознание было принуждено воспользоваться лишь одним из них, причем далеко не самым интересным. Ему предстояло на целых три столетия погрузиться в лабиринт, поверить, что лабиринтом исчерпывается все сущее, и подробно исследовать все его закоулки, в каждом из которых громоздились друг на друге бесчисленные автоматы и механизмы. И когда все люки захлопнулись, Кто-то сказал: только непереносимая тоска по живому сможет снять это заклятие.! СОЗРЕВШИЕ ПЛОДЫ Человек бывает любознательным в начале и в конце жизни. Ребенком он досаждает всем своими «почему?», а в старости коллекционирует газетные вырезки и смотрит по телевидению выступления политических комментаторов. Малыш больше всего любит гулять не с родителями, а с дедом: они оба одинаково радуются и удивляются яркой бабочке и крупному муравью. Зрелый же муж, вечно спешащий и озабоченный, не замечает ни насекомых, ни цветов, ни даже звездного неба. Он может сказать о себе словами Данте: Земную жизнь пройдя до половины, Я очутился в сумрачном лесу, Оставив правый путь во тьме долины… Зрелый возраст идеологии бездуховности пришелся на девятнадцатый век. И какой же выдался самовлюбленный, глухой ко всему живому и крикливый век! Давно замечено: тот, кто начинает высмеивать религиозные верования и гордиться своей непредвзя62 63

тостью, становится поразительно легковерным и быстро подпадает под влияние первого же шарлатана, изрекающего свои сентенции с достаточным апломбом. Девятнадцатый век подтвердил это правило — он был фантастически легковерным и радостно капитулировал перед всякой самоуверенностью. Этот век открывается Наполеоном — человеком, неспособным рассчитать свои действия на три хода вперед; затеявшим столь нелепые и самоубийственные предприятия, как египетский поход, испанская война и русская кампания; чьи дневники, письма и мемуары с очевидностью показывают наивность и несбыточность его планов; но зато обладавшим феноменальной самоуверенностью, против которой у эпохи не было противоядия. Полководец, трижды бросавший армию на произвол судьбы и спасавшийся тайным бегством, был провозглашен героем; а когда он на острове св. Елены стал писать, что европейское человечество недооценило глубины его замыслов и по собственной глупости не дало себя осчастливить, это прочитывалось с полной серьезностью и даже с чувством смутной вины. Историки неоднократно пытались доискаться, в чем состояла «роковая ошибка» Наполеона, тот непростительный промах, который перечеркнул все его великие деяния. Указывалось на такие вещи, как казнь герцога Энгиенского, женитьба при живой супруге на австрийской принцессе, излишняя доверчивость по отношению к Талейрану… Но главный его просчет состоял скорее в том, что выбрал он неудачное поле деятельности — политику. Если с помощью непробиваемого самомнения можно было заставить Европу восхищаться собою, то заставить ее жить по своим предначертаниям было труднее, ибо жизнь народа движима не одним чувством преклонения перед вождями, а и многими другими весьма сложными и не Ь 4~ ~онца известными самому народу пру~дд~д С такими качествами, которыми обладал Наполеон, гораздо проще было прославиться какой-нибудь научной теорией, то есть вынудить людей думать по-своему. Надо отдать должное его интуиции: он понял зто, хотя и слишком поздно. После Ватерлоо он поделился с Монжем своим намерением отойти от политики и стать великим ученым. Заточение помешало ему осуществить свою последнюю мечту, но дело не очень пострадало от этого: весь девятнадцатый век прошел под знаком наполеонов от науки, добившихся более прочной славы, чем военачальники и президенты. Эти люди прекрасно поняли, что теперь, когда твердые представления о миропорядке и цели человеческого существования, складывавшиеся тысячелетиями в рамках религиозного мышления, рухнули, открываются беспредельные возможности для успеха любых спекулятивных построений, лишь бы они удовлетворяли трем требованиям: не допускали ни тени сомнения в своей истинности, охватывали все явления природы и обходились только «реальными» понятиями. Вакуум нужно было заполнять. Чем в большей мере отвечала теория перечисленным требованиям, тем выше были ее шансы занять место изгнанной богословской мудрости и стать знаменем победившего движения. Гегелевская система блестяще отвечала первым двум условиям, но в ней были недостатки с точки зрения третьего. Зато обнародованная несколько позже (1858) дарвинская теория естественного отбора оказалась со всех точек зрения идеальной, и поэтому ее автор стал одним из самых знаменитых людей прошедших двух веков. Небывалый успех дарвиновского учения имел и еще одну — может быть, саму важную — причину. Несмотря на то, что идеология бездуховности твердо 65 64

взяла в свои руки власть над умами, в те времена было еще много людей «отсталых», не до конца расставшихся с религиозной верой. Слушая уверения в том, что Бога просто не может существовать в мире, представляющем собой огромный автомат, действующий с полной необходимостью, они покачивали головами и повторяли одну и ту же фразу: «Так-то оно так, но все же в живой природе само собою все так разумно устроиться не могло». Одного психологического давления на таких сомневающихся людей или применения к ним мер, рекомендованных Лейбницем королеве Анне, было недостаточно, нужно было использовать и метод убеждения, оправдывать щедро розданные в свое время авансы, выполнять обещания вот-вот объяснить все явления природы чисто материалистическим способом, без апелляции к каким-либо сверхъестественным понятиям. И в первую очередь, конечно, нужно было расплатиться по векселю того же Лейбница, который заявил, что «развитие растений и животных… не содержит ничего такого, что похоже на чудо». Почему именно этот пункт имеет ключевое, решающее значение? Во-первых, потому, что в живой природе мы видим поразительную гармонию и согласованность: цветы имеют приспособления для того, чтобы пчеле было удобно сидеть; крот, живущий под землей, лишен глаз и т.д. Это наводит на мысль о Всемудром Создателе, который все заранее продумал и рассчитал. Во-вторых, наблюдая за целесообразными поступками животных, мы, по аналогии со своими подобными действиями, которые, как мы знаем, сопровождаются ощущениями, заключаем о наличии ощущений у животных. Отсюда следует, что феномен сознания в той или иной форме широко распространен в природе, а это плохо совмещается с концепцией «автоматической вселенной «. Правда, Декарт, чтобы избежать этого противоречия, объявил животных нечувствительными механизмами, но это было уж слишком абсурдным — кто из людей, имевших когда-либо собаку или кошку, сможет поверить такой глупости! Итак, две задачи стояли перед теми из идеологов Нового времени, которые занимались борьбой с пережитками Средних веков: объяснить целесообразность организмов и их эффективное строение, а также природу сознания, используя в объяснениях только «реальные» понятия. ф ф Необходимость решения первой задачи и породила неизбежным образом дарвиновскую теорию. Два-три десятилетия она «висела в воздухе», назревала одновременно в разных местах, и наконец явился человек, который воплотил все намеки и недосказанности своих предшественников в цельном учении, расставив точки над i. Ликованию членов братства бездуховности не было предела — огромный камень свалился с их плеч. То, что к решению проблемы сознания по-прежнему не было и подступа, почти перестало их смущать: теперь открывалась возможность уверять всех сомневающихся, что коль с одной проблемой покончено, то недолго остается ждать и «закрытия» второй. Уже по этой причине дарвинизм заслуживает 67 66

Читать дальше

Имея жизнь, вернулись к смерти — Тростников В.Н.

Бог в мировой истории

История, как большая полноводная река, несёт свои воды, пронизывая пространство и время. Кто-то плывёт на своих судёнышках поперёк течения, пытаясь наперекор движению не отбиться от своих берегов, кто-то сплавляется на плотах своей жизни, отдавая себя на волю стихии, а кто-то сидит на берегу и удит рыбу, удивляясь её разнообразию и обилию. Но есть и отчаянные, точнее, безумные смельчаки, пытающиеся плыть против течения или изменить течение реки, обратив её движение вспять. И совсем мало тех, кто пытается понять: а Кто даровал нам эту великую реку? Где её начало и куда бегут её могучие воды? Как жить, чтобы её волны не захлестнули и не унесли в небытие бытие мира и нашего народа?

К этим немногим и принадлежит Виктор Николаевич Тростников. Он смотрит на пересекающих реку, изучает историю своего Отечества, судьбу своего народа и видит, как Бог являет себя в русской истории. От плывущих по течению он узнаёт о разнообразии верований, обычаев, культур разных народов. Следуя за Н.Я. Данилевским, он укрепляется в понимании того, что среди разнообразных культурно-исторических типов, или цивилизаций, своей особой красотой выделяется православная цивилизация, в которой Господь судил нам жить. Рыбаки, вылавливающие в реке истории различные факты и события, не зная, что с ними делать и как их связать воедино, приносят мыслителю подтверждение и иллюстрации его умозаключений. Виктор Николаевич пишет в своих книгах как о безумцах о тех, кто пытался устроить судьбу стран и народов по своей злой воле, ослепших и оглохших в своём безумии.

Много книг, более трёх десятков, написано замечательным писателем и мыслителем В.Н. Тростниковым. Все они написаны особым языком. Поражает удивительное сочетание прекрасного литературного стиля, глубина, простота и особая оригинальность мышления, образованность не как многознание, а как присущая великим русским мыслителям мудрость, укоренённая на камне Православной веры. Читая Тростникова, очень жалеешь тех несчастных, пусть и титулованных академиков, которые пишут открытые письма в защиту атеизма против православной церкви. В новой книге «Имея жизнь, вернулись к смерти» В.Н. Тростников поясняет, почему даже самые образованные люди иногда не могут оценить красоту, притягательность и спасительность христианской жизни, которой живут миллионы людей. Он пишет, что эту жизнь нельзя понять, находясь вне христианства, она открывается только изнутри.

Держу руках новую книгу В.Н. Тростникова и пытаюсь определить её жанр. Для интеллектуалов, желающих понять православие,— это своеобразный «Закон Зожий», для политиков — глобальный прогноз о судьбах мира и России, для историков — новая историософия, для церковных людей — призыв к более строгой и спасительной жизни. Автор пишет о хранении того богатства, которое даровал Господь русскому народу: хранении веры и православной цивилизации. Для школьников и студентов — это учебник жизни, для богословов — ещё одна попытка толкования Священного Писания, для философов — новые страницы в истории философии, для ученых-естествоиспытателей — разговор о вере и науке. Этот список можно продолжать. Для нашего времени — это одна из самых нужных книг, адресованных современному читателю.

Интересна и форма изложения. Автор никого не пытается убедить, ни с кем не спорит, он размышляет. Это книга — монолог: монолог-проповедь, монолог-откровение, монолог-поучение. Как мы привыкли спорить и разучились слушать! Читая эту книгу, не пытайтесь спорить с автором, сначала дослушайте его до конца. Не придирайтесь к мелочам. Прожив долгую жизнь, в середине которой он обрел Бога, автор как-то в одной беседе признался, что готов отдать все сорок лет жизни вне Церкви за один день христианской жизни с Богом. Он уже может говорить с Богом просто. Монолог — особая, непривычная для нас форма общения. Мы привыкли, что «в споре рождается истина», хотя это и не так, Истина — Христос, а в споре рождаются страсти и раздражения. Да и диалог — это способ убедить или навязать свое мнение другому. Господь в своих Откровениях монологичен. Дар слова, которым наделил нас Господь,— не дар говорения, а дар слушания, Он говорит с нами на нашем языке, чтобы мы Его слушали, понимали и «исполняли повеленное» (Лк. 17:10).

Каждый народ, как и каждый человек призван в этот мир исполнить только ему предназначенную волю Божью. Каждый народ несёт свою миссию в этом мире. Одну из книг В.Н. Тростников назвал «Бог в русской истории», главный смысл новой книги я бы выразил словами «Бог в мировой истории». Анализируя мировую историю, автор напоминает о возложенной Господом на русский народ миссии — хранении веры православной, которую нам надо исполнить, чтобы, имея жизнь, не обратиться к смерти, а наследовать жизнь вечную.

Архимандрит Георгий (Шестун)

1 2 3 4

Скончался писатель Виктор Тростников | Православие и мир

Виктор Тростников умер на 90-м году жизни

29 сентября. ПРАВМИР. Современный православный русский философ и богослов Виктор Тростников скончался на 90-м году жизни.

Об этом в Facebook сообщила дочь писателя Елена Тростникова.

Виктор Тростников родился в Москве в 1928 году. Во время Великой Отечественной войны был эвакуирован в Узбекистан, где работал на сахарном заводе. По возвращении в Москву учился на физико-техническом факультете МГУ. Преподавал высшую математику в МИФИ, МИСИ, МХТИ им. Д. И. Менделеева, МИИТ и ряде других вузов.

Защитил кандидатскую диссертацию по философии в 1970 году. В начале своей литературной деятельности подготовил ряд статей и книг по истории математики и математической логике.

Постепенно центр тяжести его интересов сместился к религиозной философии. Много лет был профессором Российского Православного Университета, преподавал философию, философию права и всеобщую историю. Одна из первых его книг о православной философии («Мысли перед рассветом») была опубликована в Париже в 1980 году.

Этот факт, а также его участие в альманахе Василия Аксёнова «Метрополь» было расценено как диссидентство, и Виктор Николаевич был уволен с работы. С того момента его карьера математика окончилась. Вплоть до распала Советского Союза В. Н. Тростников работал сторожем, каменщиком, чернорабочим, прорабом.

Вплоть до последнего времени Виктор Тростников писал и публиковал книги о православной философии и проблемах современного богословия. В 2015 году была издана книга «Мысли перед закатом», получившая премию «Литературной газеты» «Золотой Дельвиг». Предполагалось, что эта книга будет последней, но летом 2016 года Виктор Николаевич написал еще одну «После написанного», которая вышла в январе 2017 года.

Наиболее важные работы автора: «Конструктивные процессы в математике», «Мысли перед рассветом», «Православная цивилизация», «Основы православной культуры», «Бог в русской истории», «Кто мы?», «Вера и разум. Европейская философия и ее вклад в познание истины», «Всмотрись — и увидишь», «Имея жизнь, вернулись к смерти».

Наташа Рид | Фоли Хоаг

Наташа Рид — партнер практики интеллектуальной собственности Фоли Хоаг, проживающая в нью-йоркском офисе фирмы. Ее практика охватывает все аспекты законодательства о товарных знаках и авторском праве с упором на глобальную защиту транснациональных корпораций. Наташа помогает клиентам в разработке стратегических планов по обеспечению соблюдения их глобальных брендов, от управления портфелями товарных знаков для внутренних и международных клиентов до судебных разбирательств, связанных, среди прочего, с нарушением товарных знаков и авторских прав, борьбой с подделкой и ложной рекламой, до переговоров и составления лицензий на товарные знаки.Она специализируется на защите прав интеллектуальной собственности и судебных разбирательствах по борьбе с контрафакцией и пиратством, а также имеет опыт координации общенациональной сети следователей и адвокатов, преследующих физических и юридических лиц, торгующих контрафактными товарами, в том числе посредством онлайн-продаж и доменных имен, нарушающих авторские права.

Более »

Наташа также имеет опыт работы с Таможенной и пограничной службой США по предотвращению ввоза контрафактных и контрафактных товаров.Она регулярно консультирует правообладателей в широком спектре отраслей, включая моду, предметы роскоши, потребительские товары, продукты питания и напитки, а также розничную торговлю, по стратегиям усиления внутренней и внешней защиты интеллектуальной собственности и правоприменения. Наташа имеет обширный опыт консультирования клиентов по вопросам стратегической защиты бренда помимо традиционной регистрации товарных знаков, включая защиту нетрадиционных прав, упаковки продуктов, а также уникального и отличительного дизайна продуктов с использованием фирменного стиля, авторского права и патентного права.Она помогала владельцам некоторых из самых известных в мире брендов с их товарными знаками, авторскими правами, патентами на дизайн и другими потребностями в области интеллектуальной собственности. Наташа написала несколько статей по вопросам интеллектуальной собственности и является соредактором блога Фоули Хога о товарных знаках и авторском праве.

Принадлежности для фагота — Чехлы для тростей

Чехол для тростей для фагота Pro Tec
отсеков 5

Чехол для тростей для фагота
С гигрометром и увлажнителем, вмещает 10

Сделано в Германии

$ 145

Деревянный футляр для тростника для фагота , вмещает 8

Сделано в Италии

$ 39

Reeds ‘n Stuff Футляр для фагота , вместимость 6

Держатели для лент

Супер легкий

Сделано в Германии

$ 70

Reeds ‘n Stuff Футляр для фагота , вместимость 6

Металлические штифты

Супер легкий

Сделано в Германии

$ 70

DWK Seoul

Футляр для тростника для фагота
Цвета / футляры 10

$ 106

Ограниченная серия

звоните нам, чтобы узнать о наличии

DWK Seoul

Чехол для тростника для фагота
Цвета / футляры 20

$ 172

Ограниченная серия

звоните нам, чтобы узнать о наличии

INNOELDY

Пластиковая трубка для трости для фагота

0 руб. 35

Футляр Reeds ‘n Stuff для контрафагота , вмещает 5

Держатели для лент

Супер легкий

Сделано в Германии

$ 70

DWK Seoul

Футляр ContraBassoon Reed, Вмещает 5

Черный

$ 115

DWK Seoul

Футляр ContraBassoon Reed, Вмещает 8

Черный

$ 143

Видео по изготовлению тростников — Дженнет Ингл

Методы изготовления тростников — Вы боретесь с изготовлением тростников? Возможно ли, что вы просто ДЕРЖИТЕ вещь неправильно? Или вы упустили какой-то трюк?

Длинная царапина — Эта предварительная очистка — то, что вы делаете ДО того, как начать действительно строить тростник, — неожиданно важно. Вот как его использовать для достижения оптимального конечного результата.

Общие сведения о кончике и переходе — Кончик и переход в сердце являются наиболее важными областями трости. Их структура является неотъемлемой частью реакции, устойчивости, высоты тона и тона вашего тростника. В этом видео представлены схемы и пояснения, которые помогут вам разобраться в этой важной области.

Создание кончика и переходника — Есть много способов построить кончик и переход язычка.Некоторые из них относительно просты, а некоторые эффективны, но добавляют элемент ОПАСНОСТИ. Какой метод лучше всего подходит вам?

Три самых распространенных проблемы с наконечниками — Есть ли у ваших язычков одна из этих трех распространенных проблем? Five Minute Reedmaker объясняет и исправляет Рв, Беспорядочные желоба и Бесполезный переход!

Сердце — Сердце тростника — это, в общем, сердце тростника. Я использую его, чтобы контролировать сопротивление, стабильность и гибкость, и эта область действительно определяет, насколько сильно вы должны ударить, чтобы играть на гобое.
• Что такое сердце?
• Насколько он толстый на самом деле?
• Что происходит, если он слишком тонкий?
• Что происходит, если он слишком толстый?
• Как узнать, в сердце ли ваша проблема или где-то еще?

Experiment: Length of The Heart — Это экспериментальное видео, в котором я беру трость со слишком длинным сердцем и трость со слишком коротким сердцем и пытаюсь сделать успешные трости из них обоих. Вывод: толщина сердца важнее точной длины.

Как узнать, когда у вас слишком тяжелое сердце? — Если вы нервничаете из-за того, что царапаете трость для гобоя, это ХОРОШО. Вы ДОЛЖНЫ быть осторожны с этим важным регионом. Но иногда ничего, кроме полировки сердца, не годится. Как вы можете сказать?

Windows — Скребете ли вы окна в последнюю очередь? Просто потому, что тебе кто-то сказал? Вы знаете, как получить максимальную отдачу от вложенных средств, когда вы там работаете? Пятиминутный Ридмейкер обсуждает окна тростника.

Эксперимент: длина окон — Студент спросил меня, какое значение имеет длина задней части трости. Другими словами, как далеко до нитки заходят окна. Я знаю, что думаю, но я давно не проводил этот эксперимент, поэтому решил, что сделаю это для вас здесь. Две заготовки одинаковой выемки, формы и общей длины.

U по сравнению с W — Что может сделать крошечный сдвиг в подходе в самом основании царапины, чтобы изменить вашу трость? Сможет ли он спасти вас от месячного спада камыша? Это сработало для Five Minute Reedmaker!

U против W Bonus крупным планом

Обрезка — Подрезание трости для гобоя — такая крошечная задача, и вы можете делать ее десятки раз, собирая и полируя каждую трость.Вы делаете это безопасно? Вы знаете, как аккуратно подрезать нижнее лезвие? Или ПОЧЕМУ вы хотели бы это сделать? Ридмейкер Five Minute может помочь.

Заставить его вибрировать — Когда ваш тростник ТОЛЬКО НЕ ВИБРАЕТ, что вы делаете? Некоторые кусочки тростника сложнее других, иногда бывает трудно перейти к хорошему, а некоторые из них в конечном итоге могут не сработать. Но я считаю, что почти каждый кусок тростника может стать тростником, если вы просто отреагируете на него и дадите ему то, что ему нужно.

Как обрабатывать заготовки — Вы сразу же соскребаете трость, намотав ее на трубку? Сколько вы царапаете? Или вы оставите его полностью запечатанным? Я думал, что знаю ответ, но эксперимент меня удивил!

Конструкция крыши — ТОЧНО как колебания передаются от кончика к сердцу? КАК область врезки и перехода влияет на трость в целом? Как это выглядит, НАСТОЯЩИЙ крупный план? Объясняет Five Minute Reedmaker.

The Thumb — Вот кое-что, о чем вы, вероятно, не догадывались, когда скребли тростник.Честно говоря, я не понимал, что никогда не говорил об этом или что должен был. Но положение руки, удерживающей трость, может иметь решающее значение для того, насколько точен, насколько эффективен и насколько эффективен будет ваш тростник.

Левая сторона — Вы когда-нибудь пытались совместить левую сторону трости с правой? Ты не одинок. Мне так неловко туда попасть. У Five Minute Reedmaker есть несколько предложений.

Измерения микрометром — Люди буквально ВСЕГДА спрашивают меня о моих измерениях язычков микрометра.Я хочу помочь, но не использую этот показатель регулярно. Здесь я обсуждаю ПОЧЕМУ — и делюсь своими цифрами!

Трости и вибрато — Вопрос от Тревора: «У меня есть просьба о вашем следующем видео: взаимосвязь между язычками и вибрато. Почему одни камыши переносят это лучше, чем другие. Кто-то любит «петь», кто-то нет.

Двойная крыша — Я говорил о многих различных способах создания перехода и кончика трости для гобоя. Вот еще один подход, который может оказаться полезным!

Сколько я могу соскоблить? — Независимо от того, сколько раз я демонстрирую свой скрейп первого дня, люди спрашивают меня: «Насколько сильно ты взлетаешь?»

На главную | Рид Мануфактура

Страна: *

Соединенные Штаты
Канада
Афганистан
Аландские острова
Албания
Алжир
американское Самоа
Андорра
Ангола
Ангилья
Антарктида
Антигуа и Барбуда
Аргентина
Армения
Аруба
Австралия
Австрия
Азербайджан
Багамы
Бахрейн
Бангладеш
Барбадос
Беларусь
Бельгия
Белиз
Бенин
Бермудские острова
Бутан
Боливия
Босния и Герцеговина
Ботсвана
Остров Буве
Бразилия
Британская территория Индийского океана
Бруней-Даруссалам
Болгария
Буркина-Фасо
Бурунди
Камбоджа
Камерун
Кабо-Верде
Каймановы острова
Центрально-Африканская Республика
Чад
Чили
Китай
Остров Рождества
Кокосовые (Килинг) острова
Колумбия
Коморские острова
Конго
Конго, Демократическая Республика
Острова Кука
Коста-Рика
Берег Слоновой Кости
Хорватия
Кипр
Чешская Республика
Дания
Джибути
Доминика
Доминиканская Республика
Восточный Тимор
Эквадор
Египет
Сальвадор
Англия
Экваториальная Гвинея
Эритрея
Эстония
Эфиопия
Фарерские острова
Фаукландские острова
Фиджи
Финляндия
Франция
Французская Гайана
Французская Полинезия
Южные Французские Территории
Габон
Гамбия
Грузия
Германия
Гана
Гибралтар
Греция
Гренландия
Гренада
Гваделупа
Гуам
Гватемала
Гернси
Гвинея
Гвинея-Бисау
Гайана
Гаити
Острова Херд и Макдональд
Гондурас
Гонконг
Венгрия
Исландия
Индия
Индонезия
Ирак
Ирландия
Остров Мэн
Израиль
Италия
Ямайка
Япония
Джерси
Иордания
Казахстан
Кения
Кирибати
Кувейт
Кыргызстан
Лаос
Латвия
Ливан
Лесото
Либерия
Ливия
Лихтенштейн
Литва
Люксембург
Макао
Македония
Мадагаскар
Малави
Малайзия
Мальдивы
Мали
Мальта
Маршалловы острова
Мартиника
Мавритания
Маврикий
Майотта
Мексика
Микронезия
Молдова
Монако
Монголия
Черногория
Монтсеррат
Марокко
Мозамбик
Мьянма
Намибия
Науру
Непал
Нидерланды
Нидерландские Антильские острова
Нейтральная зона
Новая Каледония
Новая Зеландия
Никарагуа
Нигер
Нигерия
Ниуэ
Остров Норфолк
Северная Ирландия
Северные Марианские острова
Норвегия
Оман
Пакистан
Палау
Палестинская территория, оккупированная
Панама
Папуа — Новая Гвинея
Парагвай
Перу
Филиппины
Питкэрн
Польша
Португалия
Пуэрто-Рико
Катар
Воссоединение
Румыния
Российская Федерация
Руанда
Сен-Бартелеми
Святой Елены
Сент-Китс и Невис
Санкт-Люсия
Сен-Мартен
Сен-Пьер и Микелон
Сент-Винсент и amp; Гренадины
Самоа
Сан-Марино
Сан-Томе и Принсипи
Саудовская Аравия
Шотландия
Сенегал
Сербия
Сейшельские острова
Сьерра-Леоне
Сингапур
Словакия
Словения
Соломоновы острова
Сомали
Южная Африка
Южная Джорджия и С. Сэндвич Ис.
Южная Корея
Испания
Шри-Ланка
Суринам
Шпицберген и Ян Майен
Свазиленд
Швеция
Швейцария
Тайвань
Таджикистан
Танзания
Таиланд
Идти
Токелау
Тонга
Тринидад и Тобаго
Тунис
Турция
Туркменистан
Острова Теркс и Кайкос
Тувалу
Уганда
Украина
Объединенные Арабские Эмираты
объединенное Королевство
Внешние малые острова США.
Уругвай
Узбекистан
Вануату
Ватикан-город-государство
Венесуэла
Вьетнам
Виргинские острова, Британские
Виргинские острова, США
Уэльс
Уоллис и Футуна
Западная Сахара
Йемен
Замбия
Зимбабве

Рид Н.Некролог Hardgrave — Информация о посещениях и похоронах

15 сентября 1979 г. — 25 октября 2021 г.

Рид Нельсон Хардгрейв родился 15 сентября 1979 года в Далласе, штат Техас, в семье Джо Дэна и Джули Энн (Холсэппл) Хардгрейв. Он окончил среднюю школу Лейк-Хайлендс в 1998 году. Рид переехал в Макферсон, штат Канзас, чтобы учиться и играть в футбол в колледже Макферсон. Его родители сказали ему, когда он уехал в Канзас, НЕ встречаться с девушкой, жениться на ней и оставаться там. И это именно то, что он сделал! Рид и Соня Рене Джонсон поженились 17 декабря 2000 года.Этот союз подарил им самые большие радости в их жизни. Логан, Кейден и Элли были его всем. Рид, несомненно, был персонажем и никогда не встречал незнакомца. Он был подлинным, и то, что вы видели, это то, что вы получили. Когда ты был с Ридом, ты всегда знал, что это будет хорошее время. Жизнь его детей была наполнена смехом — Рид любил БОЛЬШОЙ !! Если он любил тебя, ты знал это! Они прошли через множество испытаний и потерь, но Рид всегда делал саркастические замечания или неуместные шутки, чтобы рассмешить всех.Облечь характер Рида в слова — это почти то же самое, что просить его изменить свое мнение: этого не может быть. Честно говоря, иногда тяжело было рядом с Ридом, но не любить его было труднее. Его все лелеяли, и каждый чувствовал себя ценным, даже если он выражал это, высмеивая вас и называя вас смешными именами. Рид выражал свои чувства не словами, а действиями. Он выражал свою любовь к своим детям, отмечая каждую победу Далласских ковбоев (их было немного), играя с ними в футбол и готовя им вкусную еду. Но, как и Рид, слов недостаточно, чтобы описать человека, который принес прекрасное счастье стольким друзьям. Тем не менее, три слова сближаются: без извинений себя и любимый. Нет слов, которые описали бы, кем был Рид. Он был лучшим отцом, прекрасным другом и любящим, но упрямым мужем. Все вокруг были благословлены отцовскими шутками, которые он рассказывал. Его кулинария была тем, чего все с нетерпением ждали и получали от нее огромное удовольствие. Он был трудолюбивым и очень преданным человеком. Он умел вызывать улыбку на лицах людей и трогать их сердца.Рид любил очень многих, и он показал это своими любовными поступками. Рид был великолепен и обладал фотографической памятью. Он запомнил каждый номер телефона каждого члена семьи и даже запомнил номерные знаки своих школьных друзей через 25 лет. Рид также знал, что он гениален, и позаботился о том, чтобы все вокруг знали об этом. Независимо от того, придумал ли он прозвище «Mr. Правильно », потому что он всегда был прав или спорил с людьми по совершенно нелепым вещам; Он был уверен в себе до дерзости и любил доказывать неправоту людей быстрым поиском в Google или примером. Он часто ссорился с семьей, друзьями, а иногда даже с случайными незнакомцами из-за правильных условий, политики и многого другого. Рид не только был умником, но и любил готовить. Кулинария была его языком любви, и он был великолепен в этом. Он часто проявлял свою любовь и преданность своим друзьям и семье, готовя. Будучи гением на кухне, он мог приготовить что угодно, от французского лукового супа до офигенной грудинки, получившей похвалы в Instagram от известных шеф-поваров (он очень этим гордился). Однако, что бы он ни делал, все это всегда было наполнено той же любовью и энтузиазмом, которые он испытывал к своей семье, друзьям и жизни.Вторая семья Рида была его футбольной семьей. Эта семья простирается повсюду, и он всем сердцем любил каждого из этих людей. Он играл в футбол с тех пор, как научился ходить, затем в средней школе и в футбольной команде McPherson College Bulldog Soccer, где он был академиком NAIA All-American. Рид был активен в McPherson City FC, а в настоящее время был помощником мужского футбольного тренера в McPherson College. Он был неотъемлемой частью мужских и женских футбольных программ MC в течение последних 20 лет.Рид начал работать в производственном цехе в Ferguson Production, еще учась в колледже Макферсон. По окончании учебы ему предложили работу в офисе аналитика по затратам, и за последние 20 лет он прошел путь до вице-президента. Рид приобрел множество друзей на протяжении многих лет, участвуя в турнирах по гольфу, конкурсах барбекю, путешествуя и цитируя. И он любил всех людей, которых встречал. У Рида остались жена Соня и их трое детей, Логан, Кейден и Элли; его верное животное из семейства кошачьих, Рукавицы; его родители, Джо Дэн и Джули Хардгрейв из Далласа, Техас; братья, Лейн (Андреа) Хардгрейв из Сакси, Техас; Дрю (Вералин) Хардгрейв из Кантонмента, Флорида, и Блейк (Марианна) Хардгрейв из Плано, Техас; свекровь Марджори Джонсон (особый друг Стэн) из Маундриджа, Канзас; невестка, Чарси (Кристофер) Смайли из Хьюстона, Техас; много племянниц и племянников, дальних родственников и друзей.Ему предшествовал смерть его тесть Питер Джонсон. Семья будет встречать друзей с 17:00 до 19:00 в среду, 3 ноября 2021 года, в церкви Братьев Макферсона. Празднование жизненного служения состоится в 10:00 в четверг, 4 ноября, в Братской церкви Макферсона под председательством преподобного Джерри Боуэна. Маски обязательны. Похороны произойдут на кладбище Одинокого Дерева, Гальва. Чтобы просмотреть прямую трансляцию сервиса, нажмите на ссылку ниже: https: // livestream.com / mcpherson-College / reed-hardgrave Мемориальные пожертвования могут быть выплачены Соне Хардгрейв в пользу семьи и других общественных мероприятий по уходу за похоронным бюро Stockham Family Funeral Home, 205 North Chestnut, McPherson, KS 67460.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного