Византийские портреты шарль диль: Византийские портреты — Шарль Диль (французский историк)

Разное

Содержание

Византийские портреты — Шарль Диль (французский историк)

Содержание

Предисловие

Выпуск первый

Предисловие

Глава I. Жизнь византийской императрицы

I

II

III

IV

V

Глава II. Афинаида

I

II

III

IV

Глава III. Феодора

I

II

III

IV

V

Глава IV. Императрица Ирина

I

II

III

IV

V

Глава V. Византийская женщина среднего круга в VIII веке

I

II

III

IV

Глава VI. Феодора, восстановительница иконопочитания

I

II

III

IV

Глава VII. Романические приключения Василия Македонянина

I

II

III

IV

Глава VIII. Четыре брака императора Льва Мудрого

I

II

III

IV

V

Глава IX. Феофано

I

II

III

IV

Глава X. Порфирородная Зоя

I

II

III

IV

V

VI

VII

Глава XI. Византийская семья среднего класса в XI веке

I

II

III

IV

Глава XII. Анна Далассина

II

III

IV

V

Выпуск второй

Предисловие автора

Глава I. Византия и Запад в эпоху крестовых походов

I

II

III

IV

Глава II. Анна Комнина

I

II

Глава III. Императрица Ирина Дука

I

III

IV

V

Глава IV. Романические похождения Андроника Комнина

I

II

III

IV

V

VI

VII

Глава V. Придворный поэт в эпоху Комнинов

I

II

III

IV

V

Глава VI. Западные принцессы при дворе Комнинов

I

Берта Зульцбахская, византийская императрица

II

Агнесса французская, императрица византийская

Глава VII. Констанция Гогенштауфен, никейская императрица

Глава VIII. Западные принцессы при дворе Палеологов

I

II

Глава IX. Браки последних Палеологов

I

II

III

Глава X. Роман Дигениса Акрита

I

II

III

Глава XI. Два рыцарских византийских романа:

I

II

III

IV

 
 

Предисловие

Исторические повествования, как известно, возникли в Древней Греции как литературный жанр, обращенный к широкому кругу читателей и призванный доставить ему наряду с пользой от познания опыта древних и эстетическое удовольствие. Заботиться об этом была призвана особая муза Клио, изображавшаяся со свитком в руке. В течение веков исторические сочинения рассматривались их авторами прежде всего с этой, литературной точки зрения, что особенно заметно в византийской традиции, уходящей корнями в древнегреческую. Но по мере превращения истории в научную дисциплину художественные качества исторических трудов ценились всё меньше и меньше и даже стали рассматриваться как помеха строгому фактологическому изложению, для чего, признаемся, есть определенные основания. Нередко приходится видеть в древних (да и не только) исторических текстах то, как автор, заявив вначале о своем стремлении писать sine jura et studio (без гнева и пристрастия), впоследствии, увлеченный творческим порывом, вполне дает волю и гневу, и пристрастию, и на долю будущих поколений выпадает кропотливо разбираться в объективной ценности его свидетельств. Тем ценнее те не частые в современной литературе примеры, когда художественное изложение исторических сюжетов соединяет тонкое литературное мастерство с доскональным знанием источников и профессиональным видением описываемой эпохи. Таким редким талантом обладал французский византинист, археолог и искусствовед Шарль Диль (Charles Diel, 1859–1944). В очерке истории развития византийских исследований, предваряющем «Историю византийского государства» Г. А. Острогорского, о Диле сказано: «Чрезвычайно многосторонний ученый, мастерски владевший всеми областями византийской истории, в том числе и истории искусств, наилучшим доказательством чему являются его большие работы по Равеннскому экзархату (1888), византийской Африке (1896), его труд о Юстиниане (1901), а также некоторые из собранных в «Византийских портретах» (1906) статей. Не многие так сильно продвинули византиноведение своими работами и стимулировали работу других, как Ш. Диль, который как у себя на родине, так и за пределами ее границ обрел большое число учеников». Научные заслуги Диля были признаны во всем мире; в СССР, где византиноведение переживало тяжелые времена, Академия наук избрала его своим иностранным членом-корреспондентом (1925). Шарль Диль – Византийские портреты – страницы книгиВ 1899 году по решению французского правительства в Парижском университете был впервые введен университетский курс византийской истории, читать который предложили Ш. Дилю. Вскоре в парижском журнале «Ревю де Пари» стали появляться увлекательно написанные биографии византийских императриц, выходившие из-под пера профессора Сорбонны, уже известного в то время широкой публике своими популярными работами по греческой археологии. В 1906–1908 годах эти очерки, объединенные в две части, вышли под общим названием «Византийские портеты» (Figures Byzantines). Книги сразу же снискали успех у французской публики, выдержав за первые двадцать лет лет десять изданий; издавались они и впоследствии. Популярность работе обеспечил наряду с ее несомненными художественными достоинствами и тот специфический ракурс обращения к византийской истории, который был задан Дилем. Пожалуй, впервые на солидном научном уровне перед широкой публикой был представлен столь мало известный аспект византийской культуры, как положение женщины и семейная жизнь. Напомним читателям, что рубеж XIX-XX веков был временем стремительных изменений в традиционном укладе европейской жизни, зарождения феминизма (термин этот известен с 1895 года) и движений за эмансипацию женщины, временем бурных споров о правовом равенстве и социальных отношениях полов. Одним из основных направлений общественного мнения стало обвинение традиционного европейского общества в патриархальных устоях, коренящихся в «темном» христианском Средневековье, которые принижали женщин и лишали их права на активное участие в общественно-политической жизни. И здесь книга Диля пришлась как нельзя кстати. На примере Византии автор показывал западноевропейской публике «другой» мир христианской средневековой культуры, мир, в котором женщина хотя и занимала вполне подчиненное положение, но вовсе не воспринималась как существо второго сорта, а в политической жизни играла подчас роль, возвышавшую ее над мужчинами. «Не многие государства отводили женщине столько места, предоставляли ей более значительную роль и большее влияние на политику и правительство, чем Византийская империя», – констатирует автор, подкрепляя свою точку зрения историческими фактами. Вообще Дилю принадлежит одно из ведущих мест в череде специалистов, которые неустанно боролись с нелепыми предрассудками в отношении Византии, глубоко укоренившимися в «образованной среде» со времен Просвещения. В этой связи достойна отдельного рассмотрения судьба русского перевода «Византийских портретов». Впервые он появился в Харькове в 1911 году – был выполнен Марией Владимировной Безобразовой (1856–1914), одной из немногих в дореволюционной России женщин с докторской степенью по философии. Предисловие к книге написал ее брат, Павел Владимирович Безобразов (1859–1918), русский византинист, зять знаменитого историка С. М. Соловьева и двоюродный племянник не менее знаменитого М. А. Бакунина (революционера, одного из идеологов анархизма и народничества). Научные занятия по византийской истории и литературе П. В. Безобразов совмещал с общественной деятельностью; в частности, он является автором брошюры «Об улучшении участи женщин» (М., 1902). Нетрудно заметить, что русское предисловие контрастирует и по духу, и по содержанию с книгой французского автора. Мы читаем здесь о «духе рабства», господствовавшем в Византии и перешедшем оттуда в Московскую Русь; о том, что «в Византийской империи женщина не пользовалась уважением» и считалась «порождением дьявола, виновницей грехопадения рода человеческого, существом слабым и нечистым». Далее Безобразов, правда, признает, что некоторые женщины распоряжались судьбой империи, но в этом он видит очередное «противоречие византийской жизни». Сегодня, на современном уровне исследований, подобный гротескный взгляд на византийское общество выглядит наивным и нелепым. Но даже и в те времена это было анахронической данью расхожим штампам о средневековом «домострое», что разительно контрастирует с деликатным, исторически корректным повествованием Диля.

Шарль Диль — Византийские портреты читать онлайн

Диль Шарль

Византийские портреты

CHARLES DIEHL

FIGURES BYZANTINES

SERIE 1-2

ШАРЛЬ ДИЛЬ

ВИЗАНТИЙСКИЕ ПОРТРЕТЫ

ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО

М. Безобразовой

Аннотация издательства 1994 г.

Шарль Диль (1859-1944) — известный французский ученый, автор многих работ по истории Византии и византийского искусства. Со страниц его книги, написанной живо и увлекательно, перед читателем в исторической перспективе предстает целая портретная галерея византийских императоров и императриц от Василия I, простого крестьянина, достигшего трона при помощи кровавых преступлений, до разветвленных императорских династий Комнинов и Палеологов. Однако подавляющее большинство очерков посвящено византийским женщинам, влияние которых и в те времена основывалось на мужской слабости, на увлечении женской красотой. Материалы для своих портретов автор извлекает непосредственно из греческих летописей, речей и проповедей, дополняя их порой романтическим вымыслом. На русском языке книга впервые увидела свет в 1914 году в издательстве М. и С. Сабашниковых.

Для широкого круга читателей, интересующихся историей культуры, быта, цивилизации.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ … 7

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА I. ЖИЗНЬ ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРАТРИЦЫ…15

ГЛАВА II. АФИНАИДА…30

ГЛАВА III. ФЕОДОРА…46

ГЛАВА IV. ИМПЕРАТРИЦА ИРИНА…62

ГЛАВА V. ВИЗАНТИЙСКАЯ ЖЕНЩИНА

СРЕДНЕГО КРУГА В VIII ВЕКЕ…83

ГЛАВА VI. ФЕОДОРА,

ВОССТАНОВИТЕЛЬНИЦА ИКОНОПОЧИТАНИЯ…96

ГЛАВА VII. РОМАНИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ВАСИЛИЯ МАКЕДОНЯНИНА… 111

ГЛАВА VIII. ЧЕТЫРЕ БРАКА

ИМПЕРАТОРА ЛЬВА МУДРОГО. .. 126

ГЛАВА IX. ФЕОФАНО…147

ГЛАВА Х. ПОРФИРОРОДНАЯ ЗОЯ…163

ГЛАВА XI. ВИЗАНТИЙСКАЯ СЕМЬЯ

СРЕДНЕГО КЛАССА В XI ВЕКЕ…192

ГЛАВА XII. АННА ДАЛАССИНА…207

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ…223

ГЛАВА I. ВИЗАНТИЯ И ЗАПАД

В ЭПОХУ КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ…225

ГЛАВА II. АННА КОМНИНА… 241

ГЛАВА III. ИМПЕРАТРИЦА ИРИНА ДУКА…258

ГЛАВА IV. РОМАНИЧЕСКИЕ ПОХОЖДЕНИЯ

АНДРОНИКА КОМНИНА…278

ГЛАВА V. ПРИДВОРНЫЙ ПОЭТ В ЭПОХУ КОМНИНОВ…308

ГЛАВА VI. ЗАПАДНЫЕ ПРИНЦЕССЫ

ПРИ ДВОРЕ КОМНИНОВ…326

ГЛАВА VII. КОНСТАНЦИЯ ГОГЕНШТАУФЕН,

НИКЕЙСКАЯ ИМПЕРАТРИЦА…354

ГЛАВА VIII. ЗАПАДНЫЕ ПРИНЦЕССЫ

ПРИ ДВОРЕ ПАЛЕОЛОГОВ…366

ГЛАВА IX. БРАКИ ПОСЛЕДНИХ ПАЛЕОЛОГОВ…394

ГЛАВА X. РОМАН ДИГЕНИСА АКРИТА…407

ГЛАВА XI. ДВА РЫЦАРСКИХ

ВИЗАНТИЙСКИХ РОМАНА…425

ПРЕДИСЛОВИЕ

Множество нитей культурных, экономических, религиозных связывали Византию с Русью. Эти древние нити не порвались еще окончательно. Византийские начала живы и в нашей государственной, и в нашей общественной жизни. Таким образом, история Византийской империи, давно покончившей свое существование, представляет для нас, русских, современный интерес.

Теория и практика византийского самодержавия оказала громадное влияние на Московское государство. Самое слово «самодержец» — буквальный перевод греческого «автократор» (aytos — «сам», crato — «держу»). Когда Великий князь Московский Иоанн Грозный пожелал принять титул царя, он старался доказать свои права на такой титул. В то время турки уже владели Константинополем, пала Византия, считавшаяся единой всемирной империей, заменившей Древний Рим, и права Иоанна на царский титул могли основываться только на связи московского престола с престолом византийским. Во времена Иоанна Грозного создалась легенда, будто император Византийский Константин Мономах венчал на царство Владимира Мономаха, князя Киевского. Не подлежит ни малейшему сомнению, что не могло быть такого факта. Константин Мономах умер 11 января 1055 года, когда Владимиру Мономаху было всего два года и когда еще никто не мог предвидеть, что через пятьдесят восемь лет он будет Великим князем Киевским, так как было много князей старше его.

Тем не менее эта легенда, так ярко характеризующая нашу зависимость от Византии, важнее многих подлинных событий. А вот и несомненные факты. Иоанн IV был первым нашим самодержцем, настоящим византийским царем на московском престоле. В первый раз иностранные послы увидели в Москве царя, сидящего на троне с золотой византийской короной на голове, в золотом византийском платье, с византийским скипетром в руке, — русского царя со всеми атрибутами византийского самодержавия. С тех пор все подданные стали холопами царя. «Жаловать своих холопей мы вольны и казнить их также вольны», — писал грозный царь Курбскому. Для царя все были холопами: и бояре, и потомки удельных князей, и воеводы — наравне с мужиком все они были холопами, рабами царя. Все подданные на челобитных царю подписываются «холоп твой такой-то», так же точно как в Византии высший сановник наравне с крестьянином подписывался «раб державного царя такой-то».

На установлении московского самодержавия отразилось и книжное влияние, византийские законы и толкования византий-{7}*ских юристов. Можно без преувеличения сказать, что вся наша литература в эпоху допетровскую была греческой. Жития святых, которые до сих пор читаются нашим народом, были или переведены с греческого, или написаны по греческим образцам. Византийским духом и византийской риторикой пропитаны проповеди, поучения, раздававшиеся в церквах и учившие нравственности народ еще дикий, которому Византия представлялась верхом культурности.

Не только в книгах — в самой жизни отразилось византийское влияние. При наших постоянных сношениях с Константинополем пример цивилизованной страны казался достойным подражания. Всем известно, хотя бы из школьных учебников, как бесчеловечно был ослеплен своими родственниками князь Василько (в XI веке). В этом факте нельзя не видеть отражения у нас византийских обычаев. В Византии ослепление было одним из общепринятых средств отделываться от врага и законодательство признавало всякие членовредительные наказания.

Особенно сильно сказалось византийское влияние в домашней жизни и поставило в тяжелое положение женщину. Терем Московского времени вполне соответствует византийскому гинекею. Гинекеем называлась женская половина дома, где женщине полагалось сидеть взаперти.

В Византии существовал один обычай, который, несомненно, очень вредно отзывался на семейной нравственности. Родители обручали детей во время их малолетства, и, выросши, эти несчастные дети обязаны были исполнить обещание, данное за них родителями. Обыкновенно при этом писали форменный брачный договор, жених давал задаток, получал приданое и обязывался жениться впоследствии на обрученной с ним девочке. Закон признавал подобные контракты и требовал, чтобы они не нарушались. Он ставил только одно ограничение: жениху и невесте должно было быть по крайней мере семь лет, не меньше. Этот обычай перешел к нам, и в Московском государстве точно так же обручались дети и составлялись обязательные контракты, называвшиеся рядными записями.

Читать дальше

Шарль Диль ★ Византийские портреты читать книгу онлайн бесплатно

Диль Шарль

Византийские портреты

CHARLES DIEHL

FIGURES BYZANTINES

SERIE 1-2

ШАРЛЬ ДИЛЬ

ВИЗАНТИЙСКИЕ ПОРТРЕТЫ

ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО

М. Безобразовой

Аннотация издательства 1994 г.

Шарль Диль (1859-1944) — известный французский ученый, автор многих работ по истории Византии и византийского искусства. Со страниц его книги, написанной живо и увлекательно, перед читателем в исторической перспективе предстает целая портретная галерея византийских императоров и императриц от Василия I, простого крестьянина, достигшего трона при помощи кровавых преступлений, до разветвленных императорских династий Комнинов и Палеологов. Однако подавляющее большинство очерков посвящено византийским женщинам, влияние которых и в те времена основывалось на мужской слабости, на увлечении женской красотой. Материалы для своих портретов автор извлекает непосредственно из греческих летописей, речей и проповедей, дополняя их порой романтическим вымыслом. На русском языке книга впервые увидела свет в 1914 году в издательстве М. и С. Сабашниковых.

Для широкого круга читателей, интересующихся историей культуры, быта, цивилизации.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ … 7

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА I. ЖИЗНЬ ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРАТРИЦЫ…15

ГЛАВА II. АФИНАИДА…30

ГЛАВА III. ФЕОДОРА…46

ГЛАВА IV. ИМПЕРАТРИЦА ИРИНА…62

ГЛАВА V. ВИЗАНТИЙСКАЯ ЖЕНЩИНА

СРЕДНЕГО КРУГА В VIII ВЕКЕ…83

ГЛАВА VI. ФЕОДОРА,

ВОССТАНОВИТЕЛЬНИЦА ИКОНОПОЧИТАНИЯ…96

ГЛАВА VII. РОМАНИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ВАСИЛИЯ МАКЕДОНЯНИНА… 111

ГЛАВА VIII. ЧЕТЫРЕ БРАКА

ИМПЕРАТОРА ЛЬВА МУДРОГО… 126

ГЛАВА IX. ФЕОФАНО…147

ГЛАВА Х. ПОРФИРОРОДНАЯ ЗОЯ…163

ГЛАВА XI. ВИЗАНТИЙСКАЯ СЕМЬЯ

СРЕДНЕГО КЛАССА В XI ВЕКЕ…192

ГЛАВА XII. АННА ДАЛАССИНА…207

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ…223

ГЛАВА I. ВИЗАНТИЯ И ЗАПАД

В ЭПОХУ КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ…225

ГЛАВА II. АННА КОМНИНА. .. 241

ГЛАВА III. ИМПЕРАТРИЦА ИРИНА ДУКА…258

ГЛАВА IV. РОМАНИЧЕСКИЕ ПОХОЖДЕНИЯ

АНДРОНИКА КОМНИНА…278

ГЛАВА V. ПРИДВОРНЫЙ ПОЭТ В ЭПОХУ КОМНИНОВ…308

ГЛАВА VI. ЗАПАДНЫЕ ПРИНЦЕССЫ

ПРИ ДВОРЕ КОМНИНОВ…326

ГЛАВА VII. КОНСТАНЦИЯ ГОГЕНШТАУФЕН,

НИКЕЙСКАЯ ИМПЕРАТРИЦА…354

ГЛАВА VIII. ЗАПАДНЫЕ ПРИНЦЕССЫ

ПРИ ДВОРЕ ПАЛЕОЛОГОВ…366

ГЛАВА IX. БРАКИ ПОСЛЕДНИХ ПАЛЕОЛОГОВ…394

ГЛАВА X. РОМАН ДИГЕНИСА АКРИТА…407

ГЛАВА XI. ДВА РЫЦАРСКИХ

ВИЗАНТИЙСКИХ РОМАНА…425

ПРЕДИСЛОВИЕ

Множество нитей культурных, экономических, религиозных связывали Византию с Русью. Эти древние нити не порвались еще окончательно. Византийские начала живы и в нашей государственной, и в нашей общественной жизни. Таким образом, история Византийской империи, давно покончившей свое существование, представляет для нас, русских, современный интерес.

Теория и практика византийского самодержавия оказала громадное влияние на Московское государство. Самое слово «самодержец» — буквальный перевод греческого «автократор» (aytos — «сам», crato — «держу»). Когда Великий князь Московский Иоанн Грозный пожелал принять титул царя, он старался доказать свои права на такой титул. В то время турки уже владели Константинополем, пала Византия, считавшаяся единой всемирной империей, заменившей Древний Рим, и права Иоанна на царский титул могли основываться только на связи московского престола с престолом византийским. Во времена Иоанна Грозного создалась легенда, будто император Византийский Константин Мономах венчал на царство Владимира Мономаха, князя Киевского. Не подлежит ни малейшему сомнению, что не могло быть такого факта. Константин Мономах умер 11 января 1055 года, когда Владимиру Мономаху было всего два года и когда еще никто не мог предвидеть, что через пятьдесят восемь лет он будет Великим князем Киевским, так как было много князей старше его.

Тем не менее эта легенда, так ярко характеризующая нашу зависимость от Византии, важнее многих подлинных событий. А вот и несомненные факты. Иоанн IV был первым нашим самодержцем, настоящим византийским царем на московском престоле. В первый раз иностранные послы увидели в Москве царя, сидящего на троне с золотой византийской короной на голове, в золотом византийском платье, с византийским скипетром в руке, — русского царя со всеми атрибутами византийского самодержавия. С тех пор все подданные стали холопами царя. «Жаловать своих холопей мы вольны и казнить их также вольны», — писал грозный царь Курбскому. Для царя все были холопами: и бояре, и потомки удельных князей, и воеводы — наравне с мужиком все они были холопами, рабами царя. Все подданные на челобитных царю подписываются «холоп твой такой-то», так же точно как в Византии высший сановник наравне с крестьянином подписывался «раб державного царя такой-то».

Читать дальше

Византийские портреты / Православие.Ru

Книга французского искусствоведа, археолога, византиниста
впервые вышла в Париже в 1906 году и вскоре была
переведена на многие языки народов мира. Приветствуя ее
появление, немецкий рецензент К. Крумбахер отмечал удачную
попытку «охвата византийской культурной жизни через
призму вечной женственности». И действительно, перед
читателями проходит череда ярчайших представительниц
Византийской империи: императрицы Евдокия и Афинаида,
Феодора и Ирина; благочестивые иконопочитательницы
Феоктиста и Феодора. Здесь же — жестокосердая
красавица Феофано, порфирородная Зоя, властолюбивая Анна
Далассина. Запоминаются и образы западных принцесс при
византийском дворе: Берты Зульцбахской, Агнессы
Французской, Иоланты Монферратской, Анны Савойской.

Русский перевод был выполнен в 1911 году, а уже в 1914-м
книга вышла в Москве.

Приводим отрывок из книги.

Предисловие



Шарль Диль. Византийские портреты / Пер. с фр. М. В. Безобразовой. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2011. — 744 с.

Исторические
повествования, как известно, возникли в Древней Греции
как литературный жанр, обращенный к широкому кругу
читателей и призванный доставить ему наряду с пользой
от познания опыта древних и эстетическое удовольствие.
Заботиться об этом была призвана особая муза Клио,
изображавшаяся со свитком в руке. В течение веков
исторические сочинения рассматривались их авторами
прежде всего с этой, литературной точки зрения, что
особенно заметно в византийской традиции, уходящей
корнями в древнегреческую. Но по мере превращения
истории в научную дисциплину художественные качества
исторических трудов ценились всё меньше и меньше и даже
стали рассматриваться как помеха строгому
фактологическому изложению, для чего, признаемся, есть
определенные основания. Нередко приходится видеть в
древних (да и не только) исторических текстах то, как
автор, заявив вначале о своем стремлении писать sine
jura et studio (без гнева и пристрастия), впоследствии,
увлеченный творческим порывом, вполне дает волю и
гневу, и пристрастию, и на долю будущих поколений
выпадает кропотливо разбираться в объективной ценности
его свидетельств.

Тем ценнее те не частые в современной литературе примеры,
когда художественное изложение исторических сюжетов
соединяет тонкое литературное мастерство с доскональным
знанием источников и профессиональным видением описываемой
эпохи. Таким редким талантом обладал французский
византинист, археолог и искусствовед Шарль Диль (Charles
Diel, 1859–1944). В очерке истории развития
византийских исследований, предваряющем «Историю
византийского государства» Г.А. Острогорского, о
Диле сказано: «Чрезвычайно многосторонний ученый,
мастерски владевший всеми областями византийской истории,
в том числе и истории искусств, наилучшим доказательством
чему являются его большие работы по Равеннскому экзархату
(1888), византийской Африке (1896), его труд о Юстиниане
(1901), а также некоторые из собранных в
«Византийских портретах» (1906) статей. Не
многие так сильно продвинули византиноведение своими
работами и стимулировали работу других, как Ш. Диль,
который как у себя на родине, так и за пределами ее границ
обрел большое число учеников». Научные заслуги Диля
были признаны во всем мире; в СССР, где византиноведение
переживало тяжелые времена, Академия наук избрала его
своим иностранным членом-корреспондентом (1925).

В 1899 году по решению французского правительства в
Парижском университете был впервые введен университетский
курс византийской истории, читать который предложили Ш.
Дилю. Вскоре в парижском журнале «Ревю де
Пари» стали появляться увлекательно написанные
биографии византийских императриц, выходившие из-под пера
профессора Сорбонны, уже известного в то время широкой
публике своими популярными работами по греческой
археологии. В 1906–1908 годах эти очерки,
объединенные в две части, вышли под общим названием
«Византийские портеты» (Figures Byzantines).
Книги сразу же снискали успех у французской публики,
выдержав за первые двадцать лет лет десять изданий;
издавались они и впоследствии. Популярность работе
обеспечил наряду с ее несомненными художественными
достоинствами и тот специфический ракурс обращения к
византийской истории, который был задан Дилем. Пожалуй,
впервые на солидном научном уровне перед широкой публикой
был представлен столь мало известный аспект византийской
культуры, как положение женщины и семейная жизнь. Напомним
читателям, что рубеж XIX–XX веков был временем
стремительных изменений в традиционном укладе европейской
жизни, зарождения феминизма (термин этот известен с 1895
года) и движений за эмансипацию женщины, временем бурных
споров о правовом равенстве и социальных отношениях полов.
Одним из основных направлений общественного мнения стало
обвинение традиционного европейского общества в
патриархальных устоях, коренящихся в «темном»
христианском Средневековье, которые принижали женщин и
лишали их права на активное участие в
общественно-политической жизни. И здесь книга Диля
пришлась как нельзя кстати. На примере Византии автор
показывал западноевропейской публике «другой»
мир христианской средневековой культуры, мир, в котором
женщина хотя и занимала вполне подчиненное положение, но
вовсе не воспринималась как существо второго сорта, а в
политической жизни играла подчас роль, возвышавшую ее над
мужчинами. «Не многие государства отводили женщине
столько места, предоставляли ей более значительную роль и
большее влияние на политику и правительство, чем
Византийская империя», — констатирует автор,
подкрепляя свою точку зрения историческими фактами. Вообще
Дилю принадлежит одно из ведущих мест в череде
специалистов, которые неустанно боролись с нелепыми
предрассудками в отношении Византии, глубоко
укоренившимися в «образованной среде» со
времен Просвещения.

В этой связи достойна отдельного рассмотрения судьба
русского перевода «Византийских портретов».
Впервые он появился в Харькове в 1911 году — был
выполнен Марией Владимировной Безобразовой
(1856–1914), одной из немногих в дореволюционной
России женщин с докторской степенью по философии.
Предисловие к книге написал ее брат, Павел Владимирович
Безобразов (1859–1918), русский византинист, зять
знаменитого историка С.М. Соловьева и двоюродный племянник
не менее знаменитого М.А. Бакунина (революционера, одного
из идеологов анархизма и народничества). Научные занятия
по византийской истории и литературе П.В. Безобразов
совмещал с общественной деятельностью; в частности, он
является автором брошюры «Об улучшении участи
женщин» (М., 1902). Нетрудно заметить, что русское
предисловие контрастирует и по духу, и по содержанию с
книгой французского автора. Мы читаем здесь о «духе
рабства», господствовавшем в Византии и перешедшем
оттуда в Московскую Русь; о том, что «в Византийской
империи женщина не пользовалась уважением» и
считалась «порождением дьявола, виновницей
грехопадения рода человеческого, существом слабым и
нечистым». Далее Безобразов, правда, признает, что
некоторые женщины распоряжались судьбой империи, но в этом
он видит очередное «противоречие византийской
жизни». Сегодня, на современном уровне исследований,
подобный гротескный взгляд на византийское общество
выглядит наивным и нелепым. Но даже и в те времена это
было анахронической данью расхожим штампам о средневековом
«домострое», что разительно контрастирует с
деликатным, исторически корректным повествованием Диля.

Героини первой части книги — величайшие в истории
Византии императрицы Евдокия-Афинаида, Феодора и Ирина;
благочестивые иконопочитательницы Феоктиста и Феодора.
Здесь и романтическая фигура Василия Македонянина, не без
женского покровительства вышедшего из крестьян в цари, и
его горемычный сын Лев VI, четыре брака которого,
попиравшие всякие каноны, не помешали ему остаться в
истории с прозвищем Мудрого; и злая красавица Феофано,
убившая Никифора Фоку; и порфирородная Зоя, впервые
вышедшая замуж в пятьдесят лет и при этом успевшая сменить
трех мужей-императоров. Замыкают ряд красноречивый рассказ
Михаила Пселла о своей матери Феодоте и биография властной
Анны Далассины, матери императора Алексея Комнина.

Вторая часть, хронологически продолжающая первую,
начинается мастерским очерком о переменах в византийской
культуре, вызванных крестоносным движением. Массовый
приток западных элементов, проникновение феодальных идей и
порядков, наконец, взятие Константинополя франками —
все это резко изменило судьбу Византии, но, как
подчеркивает Диль, не затронуло глубины души
греко-восточных христиан. Галерею портретов открывают Анна
Комнина, амбициозная дочь императора Алексея и
высокообразованная писательница, а также ее мать,
императрица Ирина Дукена. Далее следуют романтические
похождения Андроника Комнина, ставшего последним
императором из славной династии. Образ придворного поэта
автор рисует на примере Феодора Продрома, чье
многообразное творчество, к сожалению, практически
неизвестно за отсутствием удачных переводов.
Шестая-восьмая главы, продолжая тему Введения, в общих
чертах описывают византийско-франкский культурный синтез и
жизнь западных принцесс при византийском дворе: Берты
Зульцбахской, юной Агнессы Французской, Констанции
Гогенштауфен, Иоланты Монферратской и Анны Савойской.
Трагические годы заката империи описаны в очерке о браках
последних Палеологов. Завершают книгу очерки о
византийском эпосе «Дигенис Акрит» и рыцарских
романах, навеянных западной модой, но проникнутых
греческим народным духом.

В свое время немецкий рецензент книги Диля К. Крумбахер
приветствовал его удачную «попытку охвата
византийской культурной жизни через призму вечной
женственности» и выражал надежду на то, что живо
написанные и при этом глубоко историчные очерки
«привлекут новых друзей в нашу область науки».
К сожалению, русская широкая публика получила возможность
читать книгу Диля на родном языке накануне лихолетья:
второе, московское издание появилось в роковом для России
1914 году. Но эта талантливая книга актуальна и спустя
многие годы, о чем свидетельствуют появление американского
перевода очерка о Феодоре (New York, 1963), полного
греческого перевода (Афины, 1969), а также успех русского
переиздания (1994, тираж — девять тысяч
экземпляров). Конечно, отдельные идеи Диля нуждаются в
пересмотре, а беллетристичность избранного жанра позволяет
автору вести повествование подчас весьма вольно, почти в
романическом ключе. Но это искупается добросовестностью
основной концепции исследователя, его почти дословной
верностью источникам и конечно же, незаурядным
литературным мастерством, делающим книгу поистине приятной
для чтения.

Византийские портреты | Диль Шарль Мишель :: 213053103

Шарль Диль — известный французский ученый, автор многих работ по истории Византии и византийского искусства. Со страниц его книги, написанной живо и увлекательно, перед читателем в исторической перспективе предстает целая портретная галерея византийских императоров и императриц — от Василия I, простого крестьянина до разветвленных императорских династий Комнинов и Палеологов.





















Вес: 540
Ширина упаковки: 160
Высота упаковки: 30
Глубина упаковки: 220
crossborder: false
Издательство: Искусство
Переводчик: Безобразова Мария Владимировна
Тираж: 9000
Мелованная бумага: false
Цветные иллюстрации: false
Размер упаковки (Длина х Ширина х Высота), см: 16 x 22 x 3
Название: Византийские портреты
Сохранность: Очень хорошая
Тип издания: Авторский сборник
Основной жанр книги: Научная литература
Тип книги: Букинистика
Тип обложки: Твердый переплет
Тип носителя: Печатная книга
Эпоха публикации: Букинистические издания
ebsmstock: false

Hommage à Charles Diehl — Persée

Hommage à Charles DIEHL

(D

II y aura bientôt trois mois, le Ier novembre 1944, Michel-Charles Diehl, рожденный 4 июля 1859 г. , ранний день) 85 ans passés. Avec lui disparaissait le chef incontesté de l’école byzantine en France. Esprit d’une редкое признание, Charles Diehl connut le succès dès sa jeunesse. Après de brillantes études, d’abord aux lycées de Strasbourg tï de Nancy, puis à Louis-le-Grand, он был вторым в Ecole Normale Supérieure, lors de la fameuse продвижение 1878 года, безупречный выпуск после Jaurès и неизменный авангард Бергсона.Classé premier, en 1881, avec son ami Christian Pfister, à l’agrégation d’histoire et de geographie, Charles Diehl était nomme cette même année élève de l’Ecole française de Rome. Mais la Grèce l’attirait déjà et en 1883, au sortir de l’Ecole française de Rome, il était nommé élève de l’Ecole française d’Athènes. Dès son retour en France, en 1885, Charles Diehl se voyait confier à la Faculté des Lettres de Nancy l’enseignement de l’archéologie et de l’histoire greccjiies, qu’il assura avec éclat pendant quatorze ans, de 1885–1899.Cette année-là, il était appelé à la Sorbonne. Le ministère de l’Instruction Publique, devant le Renouveau des études byzantines en Europe, décidait, en effet, la creation à la Faculté des Lettres de l’Université de Paris d’une chaire d’histoire byzantine et la confiait au jeune savant, dont la notoriété était déjà grande. Charles Diehl, avec une maîtrise Redment égalée, devait occuper cette chaire unique

1. Встреча на сеансе «дань уважения Шарлю Дилю», организуемая в рамках нового института Парижского национального университета. le lundi 29 января 1945 года, а-ля Сорбонна, амфитеатр Декарта.М. Р. Гийан, ученик célèbre byzantiniste и сын преемника в chaire d’histoire byzantine, имеет специальный квалификационный элемент для retracer l’activité scientifique et littéraire de son maître. Nous le remercions vivement d’avoir bien voulu nous confier le texte intégral de sa conférence et nous permettre ainsi de nous associer à cet hommage et, en quelque sorte de le пролонгер. Nous le remercions aussi d’avoir complete la bibliographie du défunt depuis la liste parue dans les Mélanges Charles Diehl, en 1930.

Иконоборцы не могут сравниться с имперскими вдовами

Эта книга в роскошной пурпурной и золотой рубашке является ярким дополнением к серии недавних работ о византийских императрицах. Он следует по пятам за « Византийскими императрицами Линды Гарланд: женщины и власть в Византии», 5–1204 годы нашей эры (1999) , « императорских женщин в Византии» Барбары Хилл, 1025–1204 годы: власть, покровительство и идеология (1999) и Лиз Джеймс « Императрицы и власть в Ранней Византии» (2001) .Очевидно, что в изучении византийской императрицы наблюдается возрождение, которое берет свое начало в серии биографических портретов императорских женщин Чарльза Диля, содержащихся в его Фигурках Византийцев (1906) . Это возрождение отражает нынешний общий интерес к вопросам гендера и власти в истории.

Джудит Херрин принимает биографический подход, установленный Дилем и продолженный Гарландом (хотя Хилл и Джеймс избегают тематических подходов), но отличается тем, что сосредотачивается на трех женщинах-империалистах в особом контексте византийской истории, «кризисе иконоборчества» 8-й и 9-й века («центральное место в этой книге»). Три императрицы — Ирина, Евфросиния и Феодора. Этих женщин связывает не только имперский статус и исторический контекст, но и узы семьи и династии; Ирина была бабушкой Евфросинии, а Феодора — невесткой Евфросинии.

Из этих трех Ирина и Феодора наиболее известны благодаря их связи с реставрацией икон в 787 и 843 годах соответственно. Ирен была одной из немногих византийских императриц, правивших самостоятельно (797–802), положение обеспечено низложением ее сына Константина VI, ослепленного в палате своего рождения.Момент славы Евфросинии обычно ограничивается ее освобождением из монашеского изгнания, чтобы стать женой императора Михаила II Амориона (820-829), тем самым придавая ему легитимность благодаря ее принадлежности к сирийской династии. Херрин, однако, подчеркивает свое ключевое место в цепочке от Ирен до Теодоры.

Биографии трех женщин зажаты между вводной главой о Византийской империи и ее истории до 775 года и общим заключением. Тезис Херрина состоит в том, что «эти три овдовевшие женщины осуществляли имперскую власть и целенаправленно, сознательно и взаимосвязанно управляли ходом истории империи», и до такой степени, что они «глубоко изменили ход истории». Херрин исследует способы, которыми эти имперские женщины могли осуществлять власть, а также, опираясь на свою недавнюю статью «Императорское женское начало в Византии» (в г. Прошлое и настоящее, г.), насколько это было приемлемо в их патриархальном обществе в силу прецедентов и обстоятельств. Херрин особенно хорошо разбирается в исторических вопросах, выходящих за рамки вопроса о женщинах и власти. Она предполагает, что без этих женщин восстановление иконы на ее центральном месте в византийской культуре не было гарантировано, и что характер будущего искусства мог быть радикально другим.Она также выдвигает гипотезу о том, что отказ от реставрации икон имел серьезные политические последствия для средневекового мира.

Одна из самых загадочных черт этой книги — предполагаемая читательская аудитория. Вводная глава о Византии, широкая историческая перспектива, ограничение жизненно важного обсуждения методологии и источников до конца книги с примечаниями, а также избранные ссылки и библиография — все это предполагает более широкую, неспециализированную аудиторию. Тем не менее, существует также предположение о некотором знании, и византинисты, безусловно, захотят переварить взгляды и аргументы книги.

К сожалению, вопросы методологии и источников отошли на второй план, поскольку они имеют решающее значение. Здесь мы сталкиваемся с нехваткой доказательств для изучения этих женщин (а также с их сложной природой), и раскрывается метод «образной реконструкции» Херрина. Ее практика использования настоящего времени, а не более точного условного выражения в определенных местах книги, было бы лучше заявить в начале книги.

Биографический подход к женщинам может вызывать беспокойство.Тем не менее, альтернативные подходы можно найти в работах Хилла и Джеймса, и, как предполагает Херрин, «серьезное исследование женщин-правительниц в Византии будет продолжено». (Можно также надеяться, что правители-мужчины будут изучаться в свете пола и власти.) Биографический подход также разбавляет некоторые ключевые дискуссии. «Невесты» — литературное изобретение или историческая реальность? Насколько значительным был «кризис иконоборчества»? Были ли женщины более иконофилами от природы? Было ли иконоборчество на убыль перед смертью Феофила или нет? Все эти вопросы остаются открытыми. В конечном счете, однако, если книга Херрина ничего не делает, кроме как донести до широкой аудитории, что византийские императрицы — это нечто большее, чем печально известная Феодора VI века, она окажет ценную услугу.

Шон Тугер — лектор по древней истории в Кардиффском университете.

Женщины в фиолетовом: правители средневековой Византии

Автор — Джудит Херрин
ISBN — 0 297 64334 7
Издатель — Вайденфельд и Николсон
Цена — 20,00 £
Страниц — 304

Византийское предупреждение.О новом документальном фильме «Падение империи — урок Византии» / Православие. COM

Документальный фильм о средневековой истории редко вызывает в обществе такие горячие дискуссии и растущую полемику, как фильм « Падение империи». Урок Византии , последнее произведение настоятеля Сретенского монастыря в Москве архимандрита Тихона (Шевкунова).

Фильм очень удачно назван — это действительно урок, предупреждение.Любой, кто искал видеоиллюстрацию учебника истории, несомненно, был разочарован; любой, кто мечтал наконец услышать правдивое слово о Византии, колыбели нашей православной цивилизации, вероятно, тоже был разочарован — фильм об истинной истории Византийской империи и ее месте в развитии мировой цивилизации еще ждет своего исторического часа. Сегодня нам очень нужен такой документальный фильм — подробная, интересная история судьбы Византии и ее наследия.Пт. Работа Тихона заставила нас еще острее почувствовать эту потребность.

Авторы стремились не «реабилитировать Византию» или прочитать лекцию, а разрушить наши рутинные представления и разбудить наши мысли. Несомненно, они добились своего. Необычная историческая судьба Империи, существовавшей на шестой части обитаемого мира почти десять веков, определенно поучительна. Еще более поучительной для тех, кто живет в России в начале 21 века, является история краха этой Империи.

Византия и крестоносцы.

«Утром они вошли в собор Святой Софии и, открыв двери, срезали серебряную эмболу, оторвали двенадцать серебряных колонн и разрушили четыре иконостаса и двенадцать святых скрижалей и напрестольных ворот. Вместе с драгоценными сосудами они взяли Евангелия, кресты и иконы, с последних сорвали ризы … Так ограбили Собор Святой Софии, храм Влахернской Богородицы . .. не говоря уже о других церквях. , ибо их нет числа … »Эти печальные строки описывают не разграбление Константинополя турками, а вход латинских рыцарей в столицу Византии во время четвертого крестового похода (Ф.И. Успенский, История крестовых походов ). Святые реликвии, богатство, шедевры искусства, иконографии и ремесла были унесены из Византии на Запад. Теперь мы можем полюбоваться всем этим богатством в музеях Венеции и Парижа, а также в соборах европейских городов.

Создатели фильма, надо отдать им должное, не останавливаются на этом малоизвестном и малоизученном событии; они лишь констатируют, что Запад, стремясь к собственной выгоде, участвовал в падении Византии и извлек из своей трагической судьбы все возможные материальные, политические и идеологические преимущества.Как ни странно, именно за это заявление наши либералы-идеалисты, или, как любил называть их митрополит Антоний Храповицкий, «строевые сержанты цивилизации» нападают на архимандрита Тихона. Только для того, чтобы показать истинную степень вины латинян, а отнюдь не для защиты позиции фильма (потому что этого вполне достаточно и не требует нашей скромной поддержки), мы позволим себе привести несколько мыслей. известного французского византолога, книги которого впервые были опубликованы в России в далеком 1914 году, как раз в критическое время другой Империи — Российской Империи.Речь идет о популярном « Византийских портретах » Чарльза Диля, который стал для многих открытием Византии, до того времени чем-то вроде Атлантиды Платона.

Сначала К. Диль описывает богатства Константинополя, которые встретили взоры первых крестоносцев. «Крестоносцы-паломники, записывая свои впечатления на своем наивном языке, не могли в достаточной степени выразить свое изумление. Трубадуры Запада говорили о Константинополе как о волшебной стране, золотой мечте; они описали его неисчислимое богатство, его роскошные и шумные толпы, его утонченное искусство и его рынок, на котором были товары со всего мира, где обычные прохожие «выглядели как дети королевской семьи».«В церквях были дворцы, портики, сверкающие золотые мозаики…» Византия была поистине королевой элегантности и красоты. Рыцари Запада знали только одно занятие и одно развлечение — охоту и войну, тогда как византийская жизнь была многогранной и утонченной. «В этом элегантном обществе, при этом дворе с его церемониями и строгим уважением к рангам западные крестоносцы, исполненные глубокого негодования по поводу этих греческих раскольников, тонущих в богатстве, почувствовали себя глубоко раненными и начали вести себя« как воры и грабители ».«Византийцы были в ужасе до глубины души,« и не могли прийти в себя ».

Какая пропасть лежала между Восточной и Западной Римской империями? Это были две разные цивилизации: Византия унаследовала древние искусства, культуру, законы и мировосприятие; но вдохнуть новую жизнь во все это было наследство самого Константинополя — истинная православная вера, которой он придерживался более твердо, чем все свои накопленные богатства, больше, чем кодекс Юстиниана.Ведь когда уже не было Империи, осталась только Вера, сохранилось только Православие на периферии некогда непобедимой Византии.

Потерпев поражение в битвах за освобождение Иерусалима и Святой Земли от неверных, крестоносцы увидели в Византии не менее значительную, но гораздо более сочную добычу. Уже в XII веке были составлены планы крестового похода против византийцев. «Духовные лидеры, папы, думали только о том, что, воспользовавшись трудностями и бедствиями императоров, они смогут заставить их объединиться с Римом и подчинить Греческую церковь папству.Византийцы, противники союза церквей, ни в коем случае не ошиблись, когда сказали, что, будь то в форме открытой вражды или под видом бескорыстного помощника, Запад преследовал по существу одну цель: разрушить города, народы и имена греков. И если … западное христианство допустило падение Византии в пятнадцатом веке и подчинило ее турецкому владычеству, главную причину этого следует искать в их давней антипатии, их глубоко укоренившемся антагонизме, который заключал любое соглашение между греческим Востоком и Римский Запад невозможно.Если христианский мир допустил падение Византии, то потому, что он ненавидел непримиримого врага и лживого раскольника, которых он видел в нем, вдвойне упрекая его как причину своего провала в крестовых походах, а также потому, что Византия всегда искренне отказывалась войти в ее лоно. католицизма ». Таким был приговор французского ученого латинскому миру.

Некоторые зрители задавали этот вопрос создателям фильма: «Почему вы ничего не показали о взятии Константинополя турками?» Но падение Византии было предопределено задолго до 1453 года; это было предопределено конфликтом с Западом.Это тоже один из уроков.

Византийцы считали, что политическая конструкция мира является частью универсального Божественного плана и тесно связана с историей и спасением человечества. Константин предназначил этот народ служить Христу и нести свет Евангелия другим. Pax Romana должен был быть эквивалентом Pax Christiana . Для тех, кто смотрит на историю как на «реку времени», византийские крепости, венецианские дворцы и современные площади Стамбула существуют бок о бок.Это всего лишь наше сломанное осознание, лишенное исторического характера, восприятие мира разделенным на полках карточного каталога. Так же и архимандрит Тихон движется в истории, ведя нас от Святой Софии к собору Святого Марка, в снежную Россию.

Основная тема фильма кажется нам одновременно чрезвычайно своевременной и смелой. Император Василий II, один из наиболее успешных правителей, который, казалось бы, все предвидел — огромную казну (стабилизационный фонд), вооруженные «греческим огнем» вооруженные силы и роскошную столичную архитектуру — не смог создать механизм преемственности власти. , и все было потеряно в мгновение ока! Как часто эмигрантские официальные лица и историки сетовали на схожесть судеб двух православных суверенитетов … Исторические параллели никогда не казались им натянутыми или искусственными; они пришли слишком поздно.

Падение Византийской империи — это падение нации, но не падение византийского наследия. Именно об этом мы и хотели бы поговорить благодаря чудесной идее архимандрита Тихона обратить свой мысленный взор на уроки Византии.

Византийский союз народов.

Концепция византийского союза наций была введена в научную науку выдающимся британским ученым Дмитрием Оболенским, русским по национальности. Говоря о сложности и нетрадиционности византийского подхода к проблеме национальности, о. Тихон имел в виду именно это явление. Империя была организмом более сложным, чем национальное государство, более известное на Западе.

«Народы Византийского союза были связаны своим исповеданием восточного христианства и своим взглядом на Императора как на власть над всем православным миром. Соответственно, они приняли основные принципы римско-византийского права и полагали, что литературные и художественные стандарты имперских школ, монастырей и скрипторий были образцом для всего мира.«Отличительной чертой [византийского] римлянина была его принадлежность к Православной церкви и верность императору, в то время как язычники считались« варварами ». Связанный переменчивыми узами, разделенный на этнические группы и враждующие национальные правительства, рожденный в агонии варварского вторжения, этот союз наций обнаружил достаточную жизнеспособность и стабильность, сохранявшуюся как отличительное единство с середины девятого до середины пятнадцатого веков. Это было иерархически организованное культурно-идеологическое и политическое единство — единство, выражавшееся не только в общем исповедании веры и зависимости Церквей-неофитов от Константинопольского Патриарха, но и в признании Византийского императора высшим суверенным государством. весь христианский мир … Страны-члены союза в то же время обладали полным правительственным суверенитетом, не были вассальными государствами и никоим образом не были политически зависимы от Императора.В этом нет никакого противоречия — признание высочайшего суверенитета Императора и связь народов Восточной Европы с Византией «рассматривается не с точки зрения современных международных отношений в понимании борьбы между« национализмом »и« национализмом ». империализма », а скорее в духе« византийского союза »как наднационального объединения христианских государств, центром которого был Константинополь, Восточная Европа, находящаяся на периферии его владений.

Сама способность создавать национальное и стабильное единство должно нас больше всего интересовать. Историкам хорошо известно, что Византийская империя, особенно в период своего расцвета, была государством, состоящим из греков и славян. Возможно, поэтому наши сердца небезразличны к имени Византия. Славянское наследие также ждет своего синтезирующего исследования, но без понимания того факта, что обсуждение «духовно близких» народов — это не политическая спекуляция, а историческая правда, мы не сможем понять, почему мы [русские] такие озабоченный судьбой Македонии, Болгарии, Косово и Метохии…

Димитрий Оболенский пишет: «Этот союз достиг максимума в начале 11 -го века.К 1000 году образовался союз государств и народов, простирающийся от Финского залива до южного Пелопоннеса и от Адриатического моря до Кавказа. Все они были связаны в большей или меньшей степени узами верности Византийской церкви и Империи. Более того, к этому времени восточноевропейский альянс достиг беспрецедентной степени культурного и политического единства ». И хотя к концу XIII века политические связи практически исчезли, культурное единство не только пережило катастрофу падения Империи — в средние века оно приобрело новое содержание и стало еще сильнее. Трудно игнорировать тот факт, что большая часть земель в Альянсе были славянскими землями.

Только это произошло не сразу на Руси, а через южных славян, через традицию Кирилла и Мефодия, через школы и монастыри Южной Сербии и Македонии, через Охридское епископство и подвиг святых Наума. и Климент. Учителя славян Кирилл и Мефодий совершили чудо, превратив славянский язык в священный язык богослужений, и благодаря этому Евангелия успешно и чудесно проповедовались на Руси.

Эта встреча византийского и славянского миров стала важной и для судьбы Православия, так как позволила Вере пережить государство! Творческий импульс, исходивший от встречи Византии со славянским миром, воплотила традиция Кирилла и Мефодия. Ведь, как известно, язык литургии становится священным, а народ, на языке которого существует Священное Писание, занимает особое, законное место в христианском мире — он приобретает самостоятельное историческое значение! Православие получило новый импульс внутреннего развития благодаря уникальному явлению — установлению и существованию монашеского союза на Святой горе Афон. Исихастическая традиция, зародившаяся здесь в 10 веках, стала венцом православной веры и еще больше объединила духовно различные части Византийского союза.

Все вышеперечисленное никоим образом не идеализирует внутреннее устройство Византийской империи; Отношения между греками и славянами, тем не менее, были неравномерными и чередовались с войнами и конфликтами. Политический идеал «симфонии сил», гармоничных, взаимно действующих духовных и светских властей оставался скорее недоступной высотой, чем действующей реальностью, но именно Византия подарила нам эту концепцию, так же как и развитую. система права, судопроизводства и моральных норм.

При всей нашей [русской] укорененности в этическом и эстетическом укладе византийской жизни, мы сейчас слишком часто воспринимаем все через промежуточные слои других культур и ценностей. Но самый важный аспект этой культуры остается практически неизменным со времен святых Константина и Елены — православные литургические службы, таинство Евхаристии, та «символическая драма спасения человека», которую разыгрывают православные люди Восточной Европы. таким же образом во всех церквях по сей день.

Феодора грешна, свята, велика. Глаз планеты информационно-аналитический портал

Феодора — известная византийская императрица, жена Юстиниана Великого. Ее юность ознаменовалась многочисленными любовными связями. Как императрица Феодора принимала активное участие во всех государственных делах и во многом определяла внутреннюю и внешнюю политику Византии.

Судьба Феодоры необычна: из куртизанки она сумела взойти на престол, став могущественной императрицей Византии.Христианка по происхождению, Феодора в душе была убежденной язычницей, культ любовных утех был ей присущ настолько, насколько чужды Евангельские заветы. Она безжалостно уничтожала своих врагов и одновременно воздвигала церкви для святых. В ней легко сосуществовали нежность и деспотизм, страсть и холодность, трусость и отвага. Потом казнили, потом помиловали.

Будущая императрица родилась в 501 году на Кипре, давшем мифологию Афродите, чьей жрицей Феодора была до вступления на престол. Ее отец, простолюдин Акаций, имел еще двух дочерей, Комиту и Анастасию. Затем семья переехала в Византию, где отец устроился сторожем в зверинец на ипподроме. Акатий умер около 511 года, и его вдова, встретившись с помощником сторожа, занялась в то время респектабельным и прибыльным делом: она приводила всех с дочерьми, продавая ласки юных девиц за несколько оболов.

Вскоре сторожу отказали в жилье, и он и его любовница оказались на улице.Бедной женщине удалось пожалеть публику на одном из спектаклей. В антракте девушки, одетые в жертвенные одежды, протягивали руки, умоляя о помощи. Отчим был назначен на место сторожа цирка.

Старшая сестра Теодоры, красавица Комита, начала свою карьеру танцовщицы, появляясь в соблазнительных позах в пантомимах и живых картинах. Феодора носила табурет, на котором ее сестра отдыхала во время антрактов. Уже тогда Феодора ловила на себе страстные взгляды ценителей женской красоты.Вечером она обслуживала гостей Комиты дома, развивая свои порочные инстинкты в компании развратной византийской молодежи. Спустя время юная Феодора стала выступать на публичных выступлениях. Она была очень ловким акробатом и мимом, к тому же отличалась остроумием и находчивостью.

В возрасте 15 лет Феодора расцвела греческой красотой. Ее пышные светлые волосы закручивались в кудри, ее рот с сочными пурпурными губами на матовом лице напоминал огненную магнолию, а ее большие голубые глаза манили волшебным пением сирены.Обладая идеальным телом, Феодора появлялась на арене только в шелковом платке, похожем на пояс, завязанном спереди. Теодора сожалела, что ей запретили появляться перед публикой обнаженной, потому что во время репетиций она не стеснялась появляться полностью обнаженной.

К профессии акробата Феодора, еще не дожив до брачного возраста, добавила ремесло куртизанки. Сначала она занималась любовью только с коллегами, затем с рабами, которые ждали своих хозяев у ворот амфитеатра.Постепенно около

она стала необходимой приправой для роскошных обедов, где с удивительной легкостью и с не меньшей страстью отдалась патрициям, акробатам, рабам, носильщикам, морякам . .. Число ее любовников исчислялось сотнями. Несколько лет спустя весь город говорил только о роскошном пиршестве, на котором красавица, побывав в объятиях десяти молодых византийцев, в ту же ночь отдалась тридцати их рабам. О юной куртизанке заговорили в городе; она расточала привязанность ко всем.

Когда они встречали ее на улице, прохожие отворачивались или переходили на другую сторону, чтобы не осквернить себя прикосновением к ее одежде. Утренняя встреча с ней считалась плохим знаком. Однако вскоре случилось то, что должно было произойти: ее великолепное тело истощилось в результате чудовищного разврата. Красавица вернулась на Кипр и там собиралась принести себя в жертву вечно молодой Афродите.

Но затем счастливая случайность привела Феодору к префекту провинции Эсебол, человека отнюдь не суеверного и равнодушного к общественному мнению, который, увлекшись чарующей красотой знаменитой куртизанки, взял ее к себе домой.Феодора тонула в роскоши, богатстве и удовольствиях. Обезумевший от ее ласк Эсебол забыл обо всех своих обязанностях, из-за чего очень скоро потерял свое положение. Он выгнал любовницу, потому что у него больше не было средств содержать ее.

Проведя несколько месяцев фаворитка провинциального префекта Феодора, падая все ниже и ниже, стала дешевой проституткой. Она вернулась в Византию, попутно торгуя усталым телом. Феодора была близка к отчаянию: ей уже исполнилось 24 года, перспектив впереди не было.

Она поселилась на окраине старой ведьмы, предсказавшей ей блестящую судьбу, но несчастная женщина уже ни на что не надеялась. Однажды ночью ей приснилось, что она выходит замуж за самого «князя тьмы» и становится обладательницей бесчисленных сокровищ. Сон как бы подтвердил предсказания колдуньи, которая, толкуя его, утверждала, что счастье близко, но советовала Феодоре искупить ошибки порочной жизни честным трудом. Красавица послушно принялась плести полотно, ожидая появления «князя тьмы».«Им оказался Юстиниан (483-565), позже прозванный Великим, племянник императора Юстина I. В то время, когда судьба готовила ему византийский престол, удача поставила на его пути бывшую куртизанку.

Однажды, когда Феодора сидела за станком, прекрасный Юстиниан предстал перед ней, как в сказке. Очарованный ее красотой, он сразу признался ей в любви. И, что самое удивительное, женщина, встреча с которой сулила несчастье, оказалась для него добрым гением.

В первый год общения с Феодорой Юстиниан получил консульство, а два года спустя

ча он был провозглашен наследником престола. Обретая все большую власть, будущий император закрепил за своей любовницей титул патриция. Она была допущена к императорскому двору, сенаторы и вельможи преклонились перед силой ее молодости и красоты. Однако Феодора все еще оставалась любовницей Юстиниана. От этого рискованного шага предостерегала суровая императрица Евфимия, сохранившая память о скандальном прошлом акробата, и мать будущего императора, простая крестьянка.Вдобавок законы империи запрещали гражданам, сидящим в Сенате, жениться на комедиантах, их дочерях и, в целом, на женщинах из низшего сословия.

Но судьба покровительствовала Феодоре. Императрица Евфимия умерла в 523 году, и в следующем году Юстин I отменил закон, который был нежелателен для ее племянника. Юстиниан, несмотря на слезы матери, по некоторым свидетельствам, умерший от горя, женился на Феодоре. Три года спустя, в Чистый четверг 527 г., император, почувствовав приближение смерти, позвал супругов к себе в ложу и в присутствии Сената торжественно пожаловал Юстиниану и Феодоре титул «августейший».В пасхальное воскресенье патриарх Епифан короновал иллирийского крестьянина с бывшей проституткой в ​​базилике Святой Софии, призванной на императорский престол. Духовенство, войско, народ не возмутились этой комедией и на своих плечах несли во дворец будущих правителей Византии.

Через несколько месяцев умер Джастин I. Юстиниан и Феодора фактически заняли трон. Феодору сразу же окружили льстец, восхвалявший ее добродетели. Она овладела всеобщей симпатией, став символом красоты и гармонии, являясь олицетворением распутства и скандала. Теперь Византия принадлежала ей, а еще вчера она принадлежала Византии.

Феодора была безумной вакханкой, одержимой поцелуями, любовью и удовольствиями из-за своего слишком страстного темперамента, но, став женой Юстиниана, она пыталась быть достойной того высокого положения, которое уготовила ей судьба. Обладая большими амбициями и воспользовавшись добродушием мужа, Феодора быстро взяла бразды правления в свои прекрасные руки.

Четыре года прошли спокойно, но пятого в Византии начались бунты, угрожавшие не только престолу, но и жизни монархов.Весь город восстал. Юстиниан вел себя непоследовательно: то ли шел на уступки повстанцам, то угрожал им судебным наказанием и сразу же обещал им полное прощение … В конце концов, напуганный масштабами беспорядков, Юстиниан собирался бежать. Три дня корабль с сокровищами стоял на якоре у императорского сада.

Именно тогда проявились хладнокровие, сила воли и авторитет Феодоры. Возмущенная трусость

своего мужа и нерешительности властей, она произнесла пламенную речь к сановникам: «Беги, самодержец, корабль готов, море свободно, но бойся, что этот полет, в котором ты ищешь спасения, испортился. не превратиться в изгнание, но жизнь, которую вы так цените, не закончится позорной смертью! .. Императорский фиолетовый мне нравится больше, чем холщовый саван! .. «

Красноречие Феодоры вдохновляло окружающих, воспламеняло их сердца. Велисарий вновь обрел в себе гений полководца. В это время мятежники заняли ипподром, где решали судьбу императора. Велисарий со своими войсками окружил ипподром и устроил кровавую бойню. Заговорщиков никто не покинул. Спокойствие вскоре было восстановлено.

Юстиниан не скрывал, что по всем вопросам всегда советовался с Феодорой и в манифестах называл ее не иначе как «благочестивая жена, ниспосланная нам Господом Богом».«Императрица охотно вмешивалась в супружеские дела, пытаясь примирить супругов, любила устраивать браки, но не проявляла ни малейшего снисхождения к мужчинам, как бы вспоминая все зло, которое они когда-то причинили ей. И при этом она пожалел и сострадал к женщинам.

Пережив мытарства куртизанки, Теодора убедила Юстиниана издать множество законов в пользу женщин: закон о разводе, закон об усыновлении незаконнорожденных детей, закон о наказании за похищение монахинь, закон о надзоре. сутенеров, закон об освобождении комиков из рабства… Она восстановила то, что было разрушено восстанием и подожгла столицу, построила крепости, церкви, детские дома, ясли, больницы и знаменитый Босфорский монастырь для раскаявшихся грешников …

Феодора вела дипломатическую переписку с иностранными правителями и во многом определяла политику страны, объявляя войну и заключая мир. Именно она убедила Юстиниана начать кампанию против готов и вандалов, прославившую правление Юстиниана и храбрость его войск, присоединивших к империи все территории, некогда принадлежавшие Риму.

Феодора была амбициозной, жадной к богатству, как и многие люди, вышедшие из бедности, мстительной, благодаря клевете плохого наперсника Антонины и слишком рабской любви своего мужа, потакавшего всем ее желаниям. Приск Пафлогоний, личный секретарь императора, пользовавшийся его полным доверием, позволял себе относиться к августейшей Феодоре только как к жене Юстиниана. Затем она приказала ночью схватить чрезмерно страстного участника кампании и отправить его в Африку. Юстиниан сделал вид, что ничего не произошло.

Феодора пренебрегала честными людьми, которые бескорыстно предлагали ей свои услуги, и одобряла подлость. Тем не менее, она была больше главой государства, чем императором, и лучше понимала политику, в которой нуждалась империя.

Она была танцовщицей и уличной проституткой, но история помнит ее как императрицу Феодору.

Девушка с ипподрома
Она родилась в 500 году на Кипре, в знойной и счастливой стране Афродиты.Но Феодора почти не помнила свою родину — девочке было четыре года, когда семья переехала в Константинополь, столицу Византийской империи … Ее отец получил должность смотрителя за медведями императора, а ее мать, женщина с небрежными правилами, зарабатывала. деньги … как проституция.

Однажды больной косолапостью разорвал отца девочки на куски, и семья оказалась на грани выживания. Чтобы иметь кусок хлеба, вдове приходилось обучать дочерей единственному умению, которое она знала — продавать свою красоту. Феодора и две ее сестры развлекали публику танцами и пантомимами перед началом занятий спортом на ипподроме. Зрители особенно бурно аплодировали, когда Феодора скинула одежду, оставшись в подобии набедренной повязки. Необычайно изящная, она быстро завоевала популярность.

Теодора легко совместила профессию танцовщицы с ремеслом куртизанки. Помимо красоты, у нее был живой ум, а страстный темперамент привлекал множество поклонников. Вскоре у Феодоры оказалось достаточно денег, чтобы не отдать за гроши первому встречному.Теперь покупать ее ласки мог только очень обеспеченный человек. В Константинополе красавица прославилась безумной роскошью застолий, смелостью речей и несметным числом влюбленных. Историк Гибон утверждал, что ни одна куртизанка не была более развратной, чем она в Византии.

Все изменилось, когда Феодора встретила Гикболла. Этот красивый черноглазый мужчина, родом из Тира, был влиятельным имперским чиновником, недавно назначенным губернатором одной из африканских провинций. Феодора решила последовать за ним в Африку, но их роман продлился недолго. Анемон не собирался довольствоваться одним мужчиной, и, в конце концов, Гикеболл устал от любовницы, которая постоянно ему изменяла. Он выгнал ее в прямом смысле слова прямо на улицу.

Без денег, в крайней нужде Феодора почти год бродила по всему африканскому побережью. В этой загорелой женщине было сложно узнать бывшую роскошную куртизанку Константинополя.Теперь она превратилась в уличную проститутку, зарабатывая свое тело на жилье и сухой хлеб.

Поистине счастливая судьба привела ее в Александрию. В 6 веке Александрия была одним из оплотов христианства. Многие монастыри возникли в пустыне, окружающей город, за что его заслуженно называли «пустыней святых». Патриарх Александрийский Тимофей часто проповедовал павшим женщинам, которых было много в портовом городе. И эти проповеди перевернули жизнь Феодоры с ног на голову.

Предсказания сбываются
Существует легенда, что александрийская гадалка предсказала ей, что в Константинополе она выйдет замуж за великого человека. И Феодора вернулась в Константинополь. К тому времени она была уже совсем другой женщиной, уставшей от сумасшедших приключений юности, но не утратившей былой красоты.

Недалеко от императорского дворца Феодора сняла небольшой домик и начала вести уединенный целомудренный образ жизни. К тому же она стала чрезвычайно набожной.Удивительно, но ей не пришлось долго ждать предсказанного гадалкой «великого человека».

Однажды Феодору заметил Юстиниан — племянник и наследник императора Юстина. На момент их встречи Юстиниану было около сорока лет, он был успешным полководцем, талантливым человеком, тонким политиком и дипломатом. Но любовь, как известно, движет даже самых безумных умных людей … И Юстиниан безумно полюбил Феодору. Влечение к ней было настолько велико, что он решил жениться на бывшей куртизанке.Темное прошлое любимой женщины его мало интересовало. Летописец Прокопий Кесарийский писал, что эта женщина, с детства общавшаяся с колдунами и знахарями, подарила Юстиниану глоток любви. Но, видимо, он забыл о тонком уме, грации и смекалке, которыми Феодора покоряла многих мужчин.

Старый император Юстин, сам бывший крестьянин, мало заботился о знати в семье и поэтому легко согласился на брак своего любимого племянника.Кроме того, он тоже был очарован Теодорой. Но против брака выступила императрица Евфимия. Ей совершенно не хотелось видеть рядом с собой проститутку. Однако Феодора не приняла близко к сердцу происки престарелой императрицы. Вскоре Евфимия умерла, и влюбленные смогли пожениться.


В пасхальное воскресенье 527 года император Юстин официально провозгласил Юстиниана своим соправителем. В тот день Феодора разделила праздник и честь своего мужа.Вместе с Юстинианом она была коронована в храме Святой Софии, зажженном по этому случаю огнями тысячи свечей. Затем, по обычаю византийских императриц, Феодора отправилась на ипподром, чтобы послушать приветствия народа. Это был тот самый ипподром, на котором она когда-то выступала со своими сестрами. Но теперь все было по-другому — она ​​стояла не на грязном песке арены, а на мраморной платформе и смотрела на человеческое море у своих ног.

Пурпур — лучшая пелена!
Когда Феодора взошла на престол, ей было около тридцати.Ее жизнь после замужества стала вполне респектабельной. Ради этого титула императрицы стоило пожертвовать. К тому же Феодора была слишком умна и амбициозна, чтобы идти на компромисс в любовных делах. Но она постоянно заботилась о своей красоте, прекрасно понимая, что внешность — главная причина ее влияния на Юстиниана. Она вставала поздно, всегда отдыхала в течение дня, любила принимать цветочные ванны и использовала масла и растирание, чтобы сохранить свой прекрасный цвет лица.

Однако очень скоро Феодора поняла, что в ее положении невозможно быть только женщиной.Прежде всего, она была императрицей, и многое из того, что прославляло правление Юстиниана, рождалось в ее хорошенькой голове. В самых важных делах император обращался за советом к любимой жене. Используя свое влияние, Феодора назначала своих фаворитов на самые высокие посты и даже вмешивалась в дела церкви. Не долго думая, она убрала со своего пути всех, чье влияние могло ослабить ее собственное. У Феодоры был целый штат шпионов, которые всюду шпионили, подслушивали и даже ловили недовольные взгляды.В Константинополе ходили слухи о пытках, тайных казнях, об ужасных мрачных подземельях, куда императрица бросала своих жертв … Она умела быть беспощадной.

Помня о своем прошлом, она покровительствовала всем падшим девушкам и убедила императора принять множество законов, защищавших права женщин: закон о разводе, закон об освобождении комиков из рабства, закон о наказании за похищение монахинь . Став суровым хранителем нравственности, бывшая проститутка основала на берегу Босфора монастырь для раскаявшихся грешников.Это был дом для 500 девочек, изолированных от внешнего мира. Похороненные заживо, они вели такую ​​тяжелую жизнь, что многие бросались с высоких стен в волны Босфора. Тем не менее это учреждение, якобы давшее приют всем раскаявшимся, прославляло Феодору. Больше всего восхищался сам Юстиниан.

Надо признать, что помимо красоты эта женщина обладала еще и мужеством. В январе 532 г. вспыхнуло восстание в Константинополе. Три дня на улицах города проливалась кровь.Пламя огня распространилось во все стороны. «Ника! Ника!» (победа) — прозвучало со всех сторон. Под этим названием это восстание вошло в историю. Арсенал был разграблен. Солдаты Юстиниана изо всех сил пытались сдержать вооруженную толпу, которая росла, как снежный ком.

Повстанцы, собравшись на ипподроме, провозгласили Гипатию новым императором, а затем бросились штурмовать дворец. Юстиниан поспешно созвал военный совет. Напуганный масштабами беспорядков, он собирался бежать, забрав казну.Подготовленный для этого корабль стоял на якоре возле императорского сада.

Феодора присутствовала на военном совете и была единственной, кто не упал духом. В полном молчании она произнесла ставшие известными слова: «Тот, кто носит королевскую корону, не должен пережить ее утрату. Если хотите, бегите, сэр. Корабль готов, море спокойное. Но я остаюсь и не увижу того дня, когда меня перестанут называть императрицей. Королевский пурпур станет для меня лучшим саваном. «И случилось невероятное.Остатки царских войск отбили атаку восставших и пошли штурмовать ипподром.

Началась страшная бойня. С трибун восставших бросали прямо на копья. «Не жалейте никого», — приказала Императрица. Когда на следующий день тела начали выносить с ипподрома, их было около тридцати тысяч. Двоюродные братья Юстиниана, присоединившиеся к мятежникам, пришли во дворец с признанием, но были немедленно арестованы, брошены в тюрьму и задушены.Придворные, сенаторы и простые солдаты … Императрица умела держать слово. В тот день, когда, по словам современников, «империя была на грани разрушения», стойкость Феодоры спасла трон Юстиниана.

Императрица сохраняла свою несравненную красоту до самой смерти. Она умерла в 548 году от неизлечимой болезни. Юстиниан горько оплакивал потерю любимой жены и так и не женился. Православная церковь канонизировала императрицу. Католики же распускают о ней скандальные сплетни, не прощая вмешательства в церковные дела.Но никто не забыл обольстительную Феодору — девушку с ипподрома, взошедшую на императорский престол.

___________________
Из интернета

Феодора, жена Юстиниана: жадная, развратная и циничная — в описании современника, раскаявшегося грешника, ставшего святым — в описании другого святого

Подготовила Юлия Богатько

Счета Жизнь византийской царицы Феодоры (500-548 гг .; на престоле с 527 г.) крайне противоречивы.С одной стороны, она героиня различных исторических сочинений (прежде всего — скандального памфлета Прокопия Кесарийского о обычаях византийского двора). С другой стороны, это обсуждается в рассказах о жизни святых Бога. Святой Димитрий Ростовский проповедник и писатель конца XVII — начала XVIII века. упоминает ее в «Житии святых» — правда, в связи с ее мужем Юстинианом. Память верного царя Юстиниана и царицы Феодоры чтится 14 ноября. : «Итак, живя в чистоте и благочестии, он царствовал 39 лет и мирно умер в Господе. За заслуги перед церковью и за благочестие он был канонизирован смертью. Вместе с ним в число святых причислена его жена, царица Феодора, которая сначала была грешницей, но затем раскаялась и провела остаток своей жизни в чистоте и благочестии. «

Двор императрицы Феодоры. Фрагмент мозаики в базилике Сан-Витале, Равенна, VI век Wikimedia Commons

Сегодня уже точно известно, что «Тайная история» — это исторический оригинал.Прокопий, который имел возможность непосредственно наблюдать за жизнью Феодоры, описал не только ее молодость, но и ее супружескую жизнь, как имеющую мало общего с благочестием. Например, так: «Никто никогда не видел, чтобы Феодора примирилась с тем, кто ее раздражал, даже после его смерти. Но сын покойного, как нечто принадлежащее его отцу, унаследовав неприязнь Василисы, передал ее третьему поколению. Ибо ее пыл, чрезвычайно склонный к возбуждению ради уничтожения людей, был совершенно неспособен на умиротворение. «

Как случилось, что эту неоднозначную женщину объявили святой?
Судя по описанию Прокопия, юность Феодоры была действительно яркой:

«Часто в театре на глазах у людей она снимала платье и обнаруживала себя обнаженной посреди собрания, имея лишь узкую полоску в паху и постыдные места, но не потому, что она была стыдно показывать их народу, а потому что никому не разрешалось появляться здесь полностью обнаженным без повязки.В таком виде она согнулась и легла на спину. Слуги, которым была доверена эта работа, бросали зерна ячменя на его постыдные места, а специально приготовленные для этого гуси вытаскивали их клювами и ели. Та же встала, совсем не краснея, но, казалось, даже гордая таким представлением. С таким безграничным цинизмом и наглостью обращалась со своим телом, что казалось, будто стыда нет там, где он, по природе своей, в другие женщины, но на ее лице. Те, кто вступил с ней в интимную близость, этим сами ясно показали, что их половой акт не происходил по законам природы. Поэтому, когда кто-нибудь из более порядочных людей случайно встретил ее на рынке, они отвернулись и поспешно отошли от нее, чтобы не прикасаться к одежде этой женщины и тем самым не запачкать себя этой нечистью. Для тех, кто видел ее, особенно утром, это считалось плохим предзнаменованием. «

Прокопий Кесарийский «Тайная история»

Однако историк конца XIX — начала XX века Чарльз Диль, автор многих работ по истории Византии, в своих византийских портретах отмечает, что «даже при жизни ее [Феодоры] необычайное счастье настолько поражало ее современников, что жители Константинополя придумывали самые невероятные истории, множество всевозможных сплетен, тщательно собранных Прокопием для потомков в «Тайной истории».После смерти Теодора о нем стало еще больше легенд. «

Актриса и куртизанка Феодора перед встречей с императором Юстинианом. Франция, 1888 г. Leemage / Bridgeman Images / Fotodom

Сам Диль пишет ее портрет следующим образом: Феодора была привезена родителями в Византию еще девочкой и выросла в развратной столице империи. Когда ее отец, дрессировщик медведей, внезапно умер, ее матери пришлось «уживаться с другим мужчиной», тоже из цирка.Девочка выросла среди артистов цирка, обе ее сестры уже имели успех на сцене, и все трое стали посещать светские посиделки, где «знакомились с грязными прикосновениями и нескромными разговорами». Довольно рано Феодора начала увлекать людей как актриса, участвуя в живых картинах, «где она могла без всякого прикрытия демонстрировать свою красоту, которой она гордилась, и в пантомимах, где проявлялась ее веселость и живая комедия. довольно свободно «.

«Помимо всего прочего, она обладала чрезвычайно страстным темпераментом и быстро добилась успеха, причем не только на сцене.
Занимая профессией, не требующей добродетелей, она развлекала, развлекала
и возмущала Константинополь. На сцене она решилась на самые нескромные выходки и выступила самым откровенным образом.
В городе она вскоре прославилась безумной роскошью своих обедов, смелой речью и множеством любовников. Ее не было тогда
и двадцать лет. «

В целом, заключает Диль, неудивительно, что в таких условиях у нее «мало развито моральное чутье».«

И посреди своей славы Феодора исчезает со сцены общественной жизни. Историки установили, что в то время она ладила со своим возлюбленным — правителем одного из городов римской провинции, была им брошена и оставлена ​​без средств к существованию. Затем ей пришлось переехать в столицу Египта — Александрию, которая, помимо того, что была крупным торговым центром, с IV века была известна еще с IV века как одна из столиц христианства. Богословские споры, религиозные фанатики всех мастей — в такой ситуации оказалась Феодора.Здесь она попала под влияние некоторых церковных деятелей, в частности литературного чинара святых высшей степени священства — епископов. Тимофей IV Александрийский и будущий Святой Север Антиохийский Патриарх Антиохийский (512-518), основатель севирианства. Почитается некоторыми древними восточными церквями как святой. который проповедовал женщинам. Итак, пишет Диль, «когда она вернулась в Константинополь, она уже была более позитивной, зрелой женщиной, которая чувствовала себя усталой от своих странствий и безумных приключений; она пыталась, искренне или нет, вести самую уединенную и целомудренную жизнь.Одна легенда гласит, что она жила в маленьком доме, скромно и честно, занималась пряжей и охраняла дом, как римские матроны в старые добрые времена. Затем она познакомилась с Юстинианом. Юстиниан безумно влюбился в нее, сначала стал ее любовницей, затем возвысил ее до ранга патриция, осыпал ее всевозможными милостями, богатствами и наделил ее властью.

Вероятно, здесь начинается другая Феодора — «великая императрица, занимавшая значительное место рядом с Юстинианом и часто игравшая решающую роль в делах правительства, женщина незаурядного ума, редкого ума, энергичная, деспотичная и высокомерная тварь, жестокая и страстная, настолько сложная, что часто могла всех сбить с толку.«

В течение двадцати одного года своего правления Феодора вникала во все государственные и церковные дела, ко всему приложила руку: она назначила
и сняла пап, патриархов, министров и генералов, не боялась открыто выступать против воли Юстиниана и даже заменить его собственные приказы ее собственными. Ее влияние на мужа не всегда было положительным и часто оборачивалось печальными последствиями, но историки все же признают тот факт, что она часто правильно оценивала интересы государства.

Одна из самых ярких политических побед Феодоры — подавление восстания, названного словом «Ника»: повстанцы объединились против Юстиниана, сожгли центр города (храмы, термы, Сенат) и назначили племянников претендентами на престол бывшего императора. Анастасия — Гипатия и Помпея. Юстиниан, взяв деньги и сокровища, хотел бежать, но Феодора произнесла вдохновенную речь в синклите, в результате чего все передумали, вооруженные силы были предупреждены, повстанцы были подкуплены, разделены и убиты, претенденты на трон были казнены, и порядок был восстановлен.

Действительно (и здесь все историки согласны), нерешительный
и нерешительный Юстиниан не могли выполнить многие из своих решений
без жены. А Димитрий Ростовский перечисляет свой неоценимый вклад в политику государства и церкви в своих «Житиях . ..» и, поручив монахам учить, крестил
г. с помощью епископа Эфесского Иоанна 70 тысяч язычников в Малой Азии
и построил 90 церквей для новообращенных. Борясь с монофизитами, он сочинил песню «Единородный Сын и Слово Божие», которая до сих пор исполняется в литургиях
г., созвал Пятый Вселенский Собор, чтобы осудить несторианскую ересь и положить конец разногласиям в церкви.Издан закон об обязательном праздновании Рождества, Крещения, Воскресения и Благовещения. Кроме того, Юстиниан построил множество храмов,
самых великолепных из которых — храм Святой Софии в Константинополе.

Даже критикующий Прокопий отмечает верность и единодушие супругов по многим вопросам: «[Юстиниан и Феодора] в своей совместной жизни ничего не сделали друг без друга. Долгое время всем казалось, что они всегда были полностью противоположны друг другу как по образу мышления, так и по способу действий, но потом стало ясно, что они сознательно создавали такое представление о себе, чтобы их подданные сформировав о них общее мнение, не стал бы им противостоять. «

Императрица Феодора. Испания, XIX век Смотри и учись / Bridgeman Images / Fotodom

В частности, дружба Феодоры с монофизитами (она вернула их из изгнания и позволила им использовать ее дворец для служб и уставной жизни) историки объясняли как далеко- зрячая милосердие и милосердие
к диссидентам, которые в случае их победы могли гарантировать Юстиниану милость теперь ему и его династии.

Конечно, пишет Диль, возможно, что «из-за своего властолюбивого характера и привычки все подчинять целям своей политики, Теодора иногда несколько нескромно вмешивалась в дела, которые ее совершенно не касались.»Это относится к бракам, которые любила устраивать императрица. Вот как Прокопий описывает этот ее обычай в» Тайной истории «:

«… она устраивала все браки с определенной божественной силой.
До брака люди не заключали никаких помолвок.
по добровольному согласию. Но жену каждого мужчины объявляли неожиданно, и не потому, что она ему нравилась, как это принято даже у варваров, а потому что Феодора этого желала. И женщинам пришлось пережить то же самое.Часто она удаляла молодожена из брачного покоя, оставляя молодожена одного только потому, что ей это не нравилось, как она сказала в гневе. «

Феодора действительно считала институт брака священным и беспокоилась о его укреплении, иногда заставляя соблюдать священные узы силой. По словам одного историка, она также «по природе была склонна помогать женщинам, попавшим в беду». Пройдя через бедность и унижения, она использовала свое влияние, чтобы облегчить участь падших женщин и актрис или тех
, которые вышли замуж неудачно и с которыми плохо обращались.

«Феодора также была озабочена разработкой наказаний для тех, кто согрешил своим телом. Итак, собрав более пятисот блудниц, торгующих собой, чтобы не умереть с голоду, и отправив их
на противоположный материк, она заключила их в так называемый монастырь Покаяния, заставив их изменить свой образ жизни. жизнь.
Некоторые из них ночью бросались с высоты и таким образом
избавлялись от нежелательной сдачи. «

Ближе к концу жизни Теодора Севир называет ее «царицей, почитающей Христа».«Для Иоанна Эфесского Иоанн Эфесский (ок. 507-586) — епископ Азии. Она« верная царица ». Михаил Сириянин Михаил Сириянин — историк, патриарх Антиохийский с 1166 по 1199 год. Свидетельствует, что она заботился о церковном мире больше, чем ее муж,
, и поощрял его работать в этом направлении.Творчески продвигая политические деятели, Феодора и Юстиниан сохранили единство империи и церкви.

29 июня 548 г. Феодора умерла от рака. Память о ней для Юстиниана была священной, он клялся ее именем, и те, кто хотел угодить императору, напоминали ему о прекрасной и мудрой королеве, которая «находясь здесь, на земле, его верная соратница, теперь молилась Богу. для ее супруга.«…

Полнотекстовый поиск:

На главную> Реферат> История

Введение

Феодора (Θεοδώρα- «Божий дар») (ок. 500-28 июня 548 г.) — византийская императрица, жена императора Юстиниана I. Она оказала большое влияние на религиозную и политическую жизнь Византийской империи в середине XIX века. 6 век. Самый известный обладатель этого имени.

Почитается христианской церковью как святой. Память императрицы Феодоры отмечается в Православной церкви вместе с мужем 27 ноября (14 ноября по старому стилю).

1. Биография

1.1. Происхождение

Антикварные актрисы. Помпейская фреска I века. Судя по описанию Прокопия, одежда в театре мимов в VI веке практически не изменилась.

Феодора родилась около 500 (по одной версии на Кипре) в семье министра константинопольского цирка животных, который после смерти оставил вдове и трех маленьких дочерей в бедности, из которых Феодора была средней.Впоследствии из благоговения перед императорским домом появились биографии, в которых ее отец был назван сенатором. Мать Феодоры снова вышла замуж за опекуна, и девочки начали зарабатывать на жизнь работой в цирке.

Единственным достоверным источником о юности Феодоры является брошюра ее современника Прокопия Кесарийского « Тайная история », написанная в 550 году (через 2 года после смерти Феодоры) против ее мужа, императора Юстиниана. В брошюре супругам приписываются всевозможные пороки и злоупотребления.

С юных лет, по словам Прокопия, Феодора стала гетеросексуалкой и вместе с сестрами участвовала в спектаклях мимов — « Комито, уже блиставшая среди гетеросексуальных сверстников; следующая, Феодора, одетая в тунику с рукавами, как и положено служанке-рабыне, сопровождала ее ». Об этом этапе в биографии Феодоры Прокопий отзывалась нелестно: « Но как только она выросла и повзрослела, она осела. спустился на сцену и сразу стал гетеросексуалом из тех, кого в древности называли «пехотинцами».Ибо она не была ни флейтисткой, ни арфисткой, она даже не научилась танцевать, а только продавала свою юную красоту, служа своему ремеслу всеми частями своего тела. «.

«Императрица Феодора в ложе цирка» Худ. Ж. Констан, конец 19 века

Прокопий осудил описание занятий Феодоры в театре мимов со многими деталями, но признал, что « она была необычайно грациозной и остроумной. Из-за этого все остались от нее в восторге. ». По его словам, Феодора прерывала частые беременности, вызывая выкидыши.

Начальный этап жизни будущей императрицы и святой не подтверждается и не опровергается текстом жития Феодоры, в котором кратко указывается — « был сначала грешником, но потом покаялся».

Феодора покинула Константинополь, чтобы последовать за своим возлюбленным Гекеболом в Северную Африку, который получил пост архонта Пентаполиса. Но вскоре он прогнал ее, и Феодора была вынуждена снова зарабатывать себе на жизнь проституцией в египетской Александрии.Находясь в крупном культурном и научном центре своего времени, Феодора попала под влияние этой просвещенной среды, познакомилась с монофизитством, которому потом тайно покровительствовала. Там Феодора познакомилась с патриархами Александрийским Тимофеем IV и Антиохийским Севиром, которые любили обращаться к женщинам в своих проповедях и, возможно, способствовали изменениям, произошедшим в ее образе жизни.

1.2. Брак

Император Юстиниан. Мозаика в базилике Сан-Витале (фрагмент), Равенна

Вернувшись в Константинополь, Феодора начала зарабатывать на жизнь рукоделием (прядением пряжи), оставив старые способы зарабатывания денег.Своей красотой, умом, необычайным обаянием и сильной волей она покорила сердце будущего императора Юстиниана I и стала его законной женой. Существует ряд версий их знакомства: по одной из них он видел ее в окне, по другой их познакомила актриса Македония, в доме которой Феодора жила после возвращения из Александрии. Для их брака был изменен древний закон, запрещавший браки знатных особ с женщинами низкого происхождения, актрисами и куртизанками.Брак Юстиниана, который тогда был единственным наследником престола, с Феодорой состоялся в 525 году в Святой Софии.

Юстиниан никогда не придавал значения происхождению Феодоры, считая ее равной себе. Это связано с тем, что сам Юстиниан происходил из крестьянской семьи, хотя хорошее образование и власть получил благодаря дяде (безграмотному императору Юстину). Император очень любил Феодору, о чем свидетельствует его переименование крепости Аназарв (в Сирии) в Теодориад и образование одноименной епархии в Сирии.

После женитьбы, по словам Прокопия, Феодора больше не запятнала себя никакими любовными историями. Когда ее заподозрили в пристрастии к варварскому рабу Ареовинду, он по приказу Феодоры был наказан плетью и отправлен в ссылку. Прокопий сообщает, что Ареовинд просто исчез, и больше никто о нем ничего не слышал.

У Феодоры и Юстиниана не было детей. Прокопий в своем трактате сообщает о ее сыне Иоанне, который родился до брака и вырос в Аравии своим отцом.Когда взрослеющий Иоанн появился в Константинополе, чтобы вернуться к своей матери, она, испугавшись гнева Юстиниана, сделала так, чтобы его больше никто не видел. Историк Чарльз Диль упоминает дочь Феодоры, которая также родилась до замужества. Сын приписываемой Феодоре дочери (то есть ее внука) приобрел высокое положение при византийском дворе того времени, что позволяет сделать предположение, что его происхождение не беспокоило императора. Этот факт подтверждает Прокопий, говоря о попытках Феодоры успешно устроить брак своего внука с дочерью полководца Велизария.

1.3. Политическая и религиозная деятельность

Участие в управлении империей

Императрицей Феодора стала 1 апреля 527 года, когда ее муж был коронован императором (соправителем умирающего императора Юстина I). Феодора правила государством 22 года наравне с Юстинианом: она снимала и назначала высших должностных лиц в империи, влияла на законодательную и внешнеполитическую деятельность императора, вела дипломатическую переписку, принимала иностранных послов и т. Д.Значительное положение Феодоры как в жизни Юстиниана, так и в делах управления империей подчеркивает надпись, сделанная Юстинианом на лицевой стороне золотого престола в реконструированном им храме Святой Софии: « Yours from С уважением мы приносим Тебе, Христос, слуги Юстиниана и Феодоры ». Согласно« Хронографии Феофана »Феодор о ее путешествии в теплые пифийские воды» в сопровождении мэра патрициев Минаса и патриция Ильи, вождя милостыни и прочие патриции, спальники и дворяне, всего до четырех тысяч ».

Прокопий приводит случай, достоверность которого сомнительна, но характеризует влияние Феодоры в государстве. Когда персидская армия потерпела поражение в горах Кавказа, персидский царь Хосров зачитал письмо Феодоры своему дворянину Завергану со следующей фразой: « За это я обещаю вам много благословений от моего мужа, который ничего не делает, не посоветовавшись со мной ». Эти слова вызвали некоторый подъем в боевом духе персов, чьи взгляды на роль женщин в обществе оставались патриархальными.Согласно Прокопию, любое назначение на должность, сделанное без согласия Феодоры, заканчивалось для этого человека « самой позорной смертью ». Феодора была мстительной женщиной и императрицей, никогда не прощающей своих врагов.

В управлении империей произошло разграничение интересов: Юстиниан проводил общую политическую линию, а Феодора интересовалась ее деталями. Иоанн Эфесский, говоря о крещении нубийского племени (см. Ниже в разделе о религиозной деятельности), сообщает, что византийские чиновники на местах больше боялись императрицы, чем императора. Один из них оправдывается перед послом Юстиниана: « Страх перед королевой мне хорошо известен, поэтому я не осмелился выступить против них [посланников Феодоры] ».

Влияние Феодоры не ослабевало до ее смерти. Влияние Феодоры связано с принятием ряда законов, улучшивших положение женщин, а также жестких норм по отношению к гомосексуалистам, предусматривавших наказание в виде публичного выхолащивания.

Восстание Ника

Голова императрицы Феодоры. Castello Sforzesco, Милан

В трудную минуту она проявила редкую храбрость и неукротимую энергию. Эти особенности особенно ярко проявились в 532 году во время восстания Ника, когда в атмосфере всеобщей паники она помешала Юстиниану бежать из Константинополя и тем самым, по мнению ряда исследователей, спасла престол. В момент, когда император был готов покинуть город, на заседании императорского совета она обратилась к нему с речью, произнесенной Прокопием в трактате « О персидской войне », и произнесла слова, которые стали афоризмом:

Литературной моделью для этой речи могла стать речь карийского правителя Артемизии, указанная Геродотом, на персидском совете перед битвой при Саламине, хотя в смысле Артемизии призывали к противоположному — отказу от битвы. Слова «царская власть — лучшая (красивая) плащаница» — были заимствованы Прокопием у сиракузского тирана Дионисия Старшего. В 403 г. до н. Э. е. Дионисий был осажден мятежниками в крепости, и на предложение друга спастись, он ответил: « Тирания — прекрасная пелена ». Речь Феодоры подверглась литературной обработке Прокопием, но никто из историков не сомневается, что Теодора сказал нечто подобное, хотя и не в таких блестящих выражениях.

Благотворительность

Для бывших куртизанок и проституток Феодора открыла монастырь на берегу Босфора (так называемый монастырь покаяния ). По предвзятому мнению Прокопия, условия жизни там были настолько суровыми, что многие женщины ночью бросались с высоты, чтобы положить конец своим мучениям.

Иоанн Малала, современник Прокопия, не столь враждебен Феодоре и сообщает о добрых делах императрицы следующее:

В то же время благочестивая Феодора после других своих добрых дел сделала следующее. Так называемые хозяева публичных домов носились повсюду, высматривая бедных людей с дочерьми, и, дав им обещания и немного номизма, они брали тех [девочек] якобы для воспитания. [Сами] выставляли их на всеобщее обозрение, пользуясь своим несчастьем и получая низкую прибыль от [продажи] своих тел. И заставил их разоблачить себя. Она [Феодора] приказала с особой тщательностью разыскивать таких хозяев публичных домов. А когда их привели с девочками, она приказала всем рассказать о клятве, данной их родителям.Они сказали, что дали по пять номизмов на каждую [девушку]. После того, как сказанное было подтверждено клятвой, благочестивая Василиса, отдав деньги, освободила девушек от ига горького рабства, повелев, чтобы не было хозяев публичных домов, и, подарив девушкам одежду и раздав ее согласно номизм, она их отпустила.

Религиозная деятельность

Феодора тайно покровительствовала монофизитам: она способствовала избранию Анфима Патриархом Константинополя, а после его свержения в 536 году она прятала его в течение 12 лет в секретной камере своего дворца. Также не без ее участия произошла смена александрийского патриаршего престола монофизитами. В своей половине дворца (возможно, с согласия Юстиниана) патриарх Александрийский Феодосий, который был доставлен в Константинополь в 538 году, жил с Антимием, который основал там своего рода монастырь и вел себя как глава всемирной монофизитской церкви. По словам А. В. Карташева, именно Федор « искусственно умножил монофизитские хиротонии и непосредственно создал и укрепил историческое существование монофизитских церквей до наших дней ».

Несмотря на пристрастия жены, Юстиниан все же не прекратил преследование монофизитов, начавшееся после четвертого Вселенского Собора, хотя и не был последовательным в них, а из-за влияния Феодоры был слишком нерешителен. Например, после землетрясения в ноябре 533 года, когда люди на улицах скандировали: « августа, сожги томос Халкидонского собора! », Он издал богословский указ, пространный и не совсем ясный, с формулами:« Чудеса и страдания принадлежат одному и тому же Христу ». Так, по словам Карташева, позиции Халкидонского собора начали сдаваться. Но все же гонимые монахи-монофизиты в Сирии оскорбляли портреты Юстиниана и одновременно молились о здоровье благочестивого государя , а с другой стороны, православные, видя уступки Юстиниана монофизитам, пожелали ему избавиться от Феодоры. как можно быстрее. Этот антагонизм использовался Юстинианом и Феодорой, чтобы повлиять на обе стороны спора.

Заинтересованность Феодоры в укреплении позиций монофизитов выразилась также в ее поисках кандидата на престол римского понтифика.Именно Вигилий был возведен на престол благодаря процессу, инициированному Феодорой, по обвинению в политической измене папе Сильверию.

Историк Чарльз Диль, оценивая Феодору, пишет, что она, как и все византийцы, была очень набожной, но в то же время тонкой политикой и понимала, что богатым провинциям Востока, где в то время царил монофизитство, нужна была империя. Сирия и Египет, по его мнению, через религиозные расколы показали свой сепаратизм, а Феодора, перейдя на сторону монофизитов и сделав им всевозможные уступки, смогла унять их недовольство. Есть также мнение, что Феодора, будучи сторонницей халкидонской веры, считала, что « монофизиты круга Севируса были очень близки к Православию и что если к ним относиться терпимо и уважительно, они не могут не понять и не принять Халкидонский собор г. ». В то же время отмечается, что личное покровительство Феодоры лидерам монофизитов привело к созданию параллельной церковной структуры и усилению раскола.

Феодора не только участвовала в религиозной борьбе, но и заботилась о распространении христианства. Так, епископ Эфесский Иоанн сообщает, что Феодора с радостью приняла предложение посланника александрийского патриарха монофизита Феодосия обратить нобадский народ (одно из нубийских племен) в христианство:

Несмотря на возражения Юстиниана, Феодоре удалось хитроумно послать монофизитских миссионеров к народу Нобад.

1,4. Смерть

Феодора умерла 28 июня 548 года после продолжительной болезни, предположительно от рака.Похоронена со всеми императорскими почестями в Константинопольской церкви Двенадцати Апостолов. После смерти жены Юстиниан, дав торжественные обещания, поклялся ее именем, которое он увековечил в названиях многих городов и провинций Византии и завоеванных территорий. В память о жене Юстиниана в монастыре Святой Екатерины на Синае на главной базилике, построенной по его указанию, приказано сделать надпись: « Покой светлой памяти императрицы Феодоры ».После смерти Феодоры овдовевший Юстиниан остался верен ее памяти и больше не женился.

2. Оценка личности современниками и потомками

Теодора получила самую положительную оценку от монофизитов:

    Патриарх Антиохийский Северий (Севир) (VI век) называл ее « царицей, почитающей Христа »;

    историк и епископ Эфесский Иоанн (VI век) считал ее верной царицей ;

    Якобитский летописец Михаил Сирин (XII век) сообщает, что она заботилась о мире церквей больше, чем ее муж, и поощряла его работать в этом направлении.

    Армянский историк Киракос Гандзакеци (XIII век) повторяет устоявшуюся точку зрения на Феодору: « Православная по вере, она умоляла мужа утвердить православие. И хотя он очень хотел этого, он не осмелился [сделать это] из-за страха перед естественными [диофизитами], которые угрожали ему смертью ».

Феодора была канонизирована церковью вместе со своим мужем Юстинианом перед лицом верующих. Православная Церковь признает раскаяние Феодоры в ее неправедной жизни в юности и считает, что она все же отошла от монофизитской ереси и стала защитницей Православия.Константинопольская церковь с самого начала была очень лояльна к Феодоре: после ее коронации, когда о ее прошлом шло много разговоров и многие люди были этим смущены « ни один из священнослужителей открыто не выразил возмущения, несмотря на то, что они тоже называть ее любовницей ». В то же время историки отмечают, что Западная Церковь не простила Феодоре грубое низложение Папы Сильвериуса и ее имя на западе долгое время предавалось проклятиям и восстаниям.

Оценка Прокопия Феодоры в области государственного управления не менее категорична, чем его отрицательная оценка деятельности Юстиниана. Однако особенно признана ее роль в восстании Ника, когда она помешала Юстиниану бежать из Константинополя.

3. Источники и историография

Сара Бернар в пьесе Сарду «Теодора»
(рисунок Д. Кларина, 1902)

Основным источником сведений об императрице Феодоре является брошюра Прокопия Кесарийского « Тайная история » (греч. Ἀνέκδοτα), написанная через 2 года после ее смерти.Это произведение было найдено только в 17 веке директором Ватиканской библиотеки Никколо Аламанни и сразу же вызвало волну споров. При ее написании Прокопий, как и знаменитый биограф цезарей Гай Светоний Транквилл, возможно, использовал имперские архивы, но его рассказы о образе жизни Феодоры до ее замужества вызывают сомнения. Так что английский исследователь А. Кэмерон в своей фундаментальной монографии о Прокопии вообще отказывается видеть какую-либо реальность в описании юности Феодоры.Тем не менее осведомленность Прокопия не подлежит сомнению, поскольку он служил секретарем при величайшем полководце Юстиниане Велисарии и был свидетелем многих описанных им событий.

« Тайная история » Написанная одним из исследователей « желчь, а не чернила », была, скорее, реакцией Прокопия на позор своего покровителя Велизария, в результате которого он сам потерял благосклонность двора. Об отчасти предвзятом характере этого произведения свидетельствует, например, тот факт, что в шестой части « Тайная история » уже представлено мифотворчество на тему « Юстиниан — воплощенный дьявол ».И все же историки не отвергают «Тайную историю» полностью как абсолютно ненадежный источник, поскольку другие данные, которые он цитирует, в частности о политической и религиозной деятельности Юстиниана и Феодоры, находят подтверждение в других доступных текстах, включая Кодекс Юстиниана.

Византинист Успенский Ф.И. в своем произведении «История Византийской империи» признает, что Прокопий является практически единственным свидетелем, описавшим эпоху Юстиниана, но критикует его негативный и пристрастный тон « Тайная история ».По мнению Успенского, этот труд, который относится к позднему периоду жизни Прокопия и разительно отличается от его предыдущих объективных трактатов, следует рассматривать в контексте широко распространенного в то время убеждения , что современный ему порядок вещей является ненормально, что римская слава безвозвратно прошла, и современники не похожи на героев прошлого 90–170 гг. ». Он не вдавался в подробности юности Феодоры и считает, что она« г., независимо от его сеттинга и исторической роли, привлекает всех. внимание как персонаж и тем более как литературный тип ».

Помимо работы Прокопия, некоторые аспекты жизни Феодоры были описаны в середине VI века одним из ее доверенных лиц — епископом Эфесским Иоанном в его произведениях: « жизней восточных святых, » и « История церкви» ».

Житийная литература содержит очень краткие сведения о Феодоре. В «Минее» Дмитрия Ростовского она лишь кратко сообщается в конце жизни императора Юстиниана.

Деятельность Феодоры в области религии, и особенно ее роль в укреплении позиций монофизитов, подробно освещена А.В. Карташев в своем труде «Вселенские соборы», а также Чарльз Диль в его многочисленных трудах по истории Византии. Из современных работ Теодоре посвящена монография итальянских исследователей Стефании Салти и Ренаты Вентурини 1999 г. « Жизнь Феодоры ».

4. Изобразительное искусство

Императрица Феодора со свитой

Император Юстиниан со свитой

Самое известное изображение императрицы Феодоры — мозаика в баптистерии Сан-Витале в Равенне, уникальная в том смысле, что она прижизненная (546-547), а также сохранившаяся до наших дней.

Императрица и ее муж изображены на двух мозаичных панно, которые расположены на стенах апсиды. Оба правителя изображаются как жертвователи, стоящие отдельно, они возглавляют две процессии, неся дары в храм. Оба супруга держат в руках жертвенные литургические сосуды.

Лазарев В.Н. пишет, что эти изображения были выполнены, по всей видимости, лучшими из мастеров Равенны, создавшими их по столичным образцам — царским портретам, которые были отправлены в провинцию Византийской империи для копирования:

Феодора стоит в притворе, собираясь пройти через дверь к лестнице, ведущей в женскую половину галереи (матронеум).В руках она держит золотую чашу, на голове в окружении нимба роскошная диадема, на плечах тяжелое ожерелье. На подоле мантии императрицы вышиты золотые фигуры трех магов, несущих дары, намекающие на подношение Феодоры. Для пущей торжественности фигура императрицы обрамлена нишей с раковиной, которую А. Альфельди склонен рассматривать как «нишу прославления». Перед Феодорой идут два телохранителя, один из которых раздвигает занавеску перед дверью, а другой стоит совершенно неподвижно, пряча руку под мантией.За Феодорой следует группа придворных дам во главе с дочерью и женой полководца Велисария. .

В православной иконописи отсутствует традиция изображения императрицы Феодоры (в отличие от очень популярного сюжета изображения ее тезки, блаженной императрицы Феодоры, восстановившей иконопочитание в середине IX века).

5. Художественная литература

    Николай Гумилев. « Туника отравленная «. Играть в.

    Гарольд Лэмб.» Феодора и император «. Роман.

    Гарольд Лэмб. « Феодора. Цирк на престоле «. Художественная биография, русский перевод предыдущей.

    Роберт Грейвс. « Князь Велизарий «. Роман.

    Валентин Иванов. « Русь исконная ». Исторический роман.

    Монахиня Кассия (Т.А.Сенина). « Юстиниан и Феодора «. Сказка.

    Джиллиан Брэдшоу. « Дочь медвежатника «.Роман о последних годах жизни Юстиниана и Феодоры, написанный с точки зрения ее внебрачного сына.

    Михаил Казовский. « Бронзовый конский топор «. Исторический роман.

    Джек Олек. Феодора. Исторический роман.

    Кей, Гай Гавриил. Дилогия «Мозаика Сарантия». Императрица Аликсана повторяет историю Феодоры.

    Пол Веллман. Феодора. Роман.

6. ​​Примечания и источники

    Дил С. Византийские портреты … Часть I. Глава III. Феодора

    Прокопий Кесарийский. Тайная история

    Память о верном царе Юстиниане и царице Феодоре

    Карташев А.В. Вселенские соборы. — Клин: 2004. — С. 574.

    Феодора — подарок Юстиниану // В мире. 2007 № 10.

    Великие правители. Императрица Феодора

    Юстиниан I Великий, Флавий Петр Савватий (Статья из БСЭ)

    Иоанн Малала, Хронография.Книга. Xviii

    Коллекция История Византии … Т. 1 // Академик Сказкин С.Д. (главный редактор) — М .: Наука, 1967

    Хронография Феофана, 6025/525 (532)

    Иоанн Эфесский Церковная история … Книга 4

    Иоанн Малала сообщает: « Васильевы приказали что тем, кто уличен в педерастии, следует отрезать пенис, и в то время было обнаружено, что многие люди занимались гомосексуализмом. И тогда возник страх среди страдающих от этого зла. »: Джон Малала Хронография

    Дил С. История Византийской империи (глава« Внешняя политика Юстиниана »)

    Джон Мейендорф Единство империи и разделение христиан … Глава VII. Эпоха Юстиниана

    Прокопий Кесарийский, «Война с персами»

    Геродот, 8.68

    А.А. Чекалова Прокопий Кесарийский: личность и творчество

    Поснов М. Е. История христианской церкви

    Дворкин А.А.Л. Очерки истории Вселенской Православной Церкви.
    … Глава XXI. Эпоха императора Юстиниана

    Дил С. История Византийской империи (глава «Характер, политика и окружение Юстиниана»)

    Гудзик К. Юстиниан — наставник епископов

    Киракос Гандзакеци. Рассказ

    Святые Верные король Юстиниан и царица Феодора

    Успенский Ф.И. История Византийской Империи Т.1

    Stfania Salti, Renata Venturini. Жизнь Феодоры … Равенна, 1999. ISBN 88-87747-05-9

    Смальтовые мозаики в церкви Сан-Витале в Равенне, VI век

    Лазарев В.Н. История византийской живописи

Императрица Феодора на троне

Французский писатель Чарльз Диль в своем исследовании «Византийские портреты» писал, что почти в каждом столетии «в империи, основанной Константином Великим, были женщины, которые правили сами или, что еще чаще, обладали властью. над короной. .. Эти королевы обладали суверенитетом и торжественностью церемоний, в которых блеск власти внешне проявляется, и тех торжественных действий, в которых отражается реальная власть. Даже в интимной жизни гинекок (женская половина. — Н.И.) можно найти следы всемогущества, которым законно пользовались византийские императрицы. «В Гинекее часто составлялись заговоры, жертвами которых становились не только вельможи и влиятельные придворные сановники, но и сами императоры.

В первые годы VI в. весь Константинополь заставлял говорить о себе актриса и танцовщица Феодора, выросшая и выросшая в ядовитой атмосфере ипподрома, где царили бесстыдство и публичный распут. Ее отцом, по некоторым данным, был бедняк по имени Акакий, который по роду занятий был вожаком медведей в Цирке. Когда он умер, семья осталась в беде, и, чтобы сохранить за собой пост умершего (единственный доход семьи), мать Теодоры — женщина не строгая, как это часто бывает в кулуарах. мир театра — собрались с другим мужчиной. Если он сменит покойного на своем посту в Цирке, он возьмет на себя заботу как о своей семье, так и о своих животных. Чтобы этот расчет увенчался успехом, требовалось согласие Астерии, главы Партии зеленых, но он уже был подкуплен представителями другого кандидата. И тогда мать Феодоры решила склонить людей на свою сторону.

Однажды, когда на Ипподроме собралось много зрителей, она появилась на арене со своими тремя дочерьми, увенчанная цветами и протянувшая свои ручонки людям.Зеленые только посмеялись над их трогательными мольбами, а Синяя партия, всегда готовая навредить соперникам, поспешила предложить семье Акаки положение, подобное тому, которое она теряла.

Так Феодора (как и ее сестры) попала в имение, которое по представлениям и нравам того времени считалось бесчестным и постыдным. Главную роль в ее спектаклях и пантомимах играли соблазнительные позы и движения тела, и вскоре красивая, стройно сложенная Феодора затмила на этом поприще всех сверстниц.Ее слава распространилась по Константинополю; благородные, развратные юноши восхищались ею и преследовали своими непристойными любезностями.

Вскоре Феодора превратилась в настоящую куртизанку: ее скандальные приключения, ненасытное сладострастие и циничное бесстыдство наводили ужас на всех честных людей. Малейшая близость с ней считалась полнейшим позором, а порядочные люди даже избегали встречи с ней, потому что видеть ее утром считалось плохим знаком. Однако возмутительная репутация не помешала Феодоре заманить в свои сети самых знатных и богатых особ, и многие дворяне и аристократы вступили с ней в тайные отношения.

Став любовницей Гецебола (правителя Сирии), Феодора покинула Константинополь вместе с ним. Но вскоре она поссорилась со своим покровителем (видимо, из-за непостоянства и неверности), и он выгнал ее из дома. Так начался самый тяжелый и, пожалуй, самый грязный период в жизни этой женщины. После долгих странствий и приключений она вернулась в Константинополь, где ее ждал небывалый, сказочный поворот судьбы.

Точно неизвестно, как Феодора познакомилась с Юстинианом, но ей удалось полностью его очаровать. Юстиниан, тогда еще наследник престола, влюбился без памяти. Он привел ее в свой дом, осыпал подарками, возвысил до патрицианского достоинства. Страсть ослепила его до такой степени, что он решил жениться на Феодоре — брак, о котором во всех отношениях не слышали в Византийской империи. Актрисы и проститутки считались нечестными и недостойными, а брак с ними официально запрещался законом. Но Юстиниана это обстоятельство нисколько не смутило, хотя император Юстин (его дядя) не решился дать согласие, не посоветовавшись со своей женой Лупицианой.Она была простой и грубой женщиной, но в то же время доброй и честной. Желание Юстиниана рассердило ее до глубины души; она не хотела давать согласия на позорный брак, и племяннику неизбежно приходилось ждать смерти престарелой императрицы.

Императрица Феодора

После смерти Лупицианы император Юстин, давно утративший привычку к собственной воле, уступил настоянию племянника и женился на Феодоре. Историк Прокопий Кесарийский, не сумевший найти слов, чтобы выразить свое возмущение, писал об этом браке:

«Феодора стала женой Юстиниана, несмотря на ее низкое происхождение и прежний образ жизни. Она вышла замуж за человека, который мог выбрать себе жену из самой знатной семьи, лучшего воспитания, самой строгой репутации и самой совершенной красоты. Но он решил наложить на себя величайшее клеймо человечества — объединиться с женщиной, которая, помимо разврата, запятнала себя другими преступлениями, включая убийство собственных детей. «

Так считало и большинство населения Византийской империи, но никто не осмелился открыто выразить свое возмущение.Напротив, все спешили преклониться перед будущей императрицей, духовные и светские сановники наперебой выражали ей свою преданность. Горожане, когда-то видевшие на сцене ее публичный позор, теперь смиренно называли себя ее рабами. Даже солдаты заявили о своей готовности пожертвовать жизнью ради Теодора.

Энергичная и даже более смелая, чем Юстиниан, у нее был осторожный и ясный ум. У Феодоры было в избытке все, чего не хватало ее мужу, что делало ее владыкой над ним.Император был, по сути, слабым и бесхарактерным человеком, Феодора была человеком чрезвычайно решительным и энергичным. Юстиниан легко поддавался любому влиянию, Теодора умела все подчинить своей воле. Неудивительно, что она правила Большим императорским дворцом, и ее характер отражался на протяжении всего правления Юстиниана.

К несчастью для Византийской империи, бывшая куртизанка взяла с собой на престол не только свои умственные способности, но и свою крайне испорченную природу.В Феодоре вскоре стали проявляться демонические свойства — жадность и непримиримая мстительность. Малейший повод разгорелся в ее неутолимой ревности и гневе; вражда ее не знала границ, и она ужалила, как скорпион.

Любимым обществом императрицы Феодоры были куртизанки и актрисы. Итак, танцовщица Македония благодаря ей пользовалась таким влиянием в Антиохии, что могла возвысить или уничтожить кого угодно. Развратная и преступная Антонина (жена полководца Велизария) также была в числе влиятельных друзей императрицы.Взойдя на престол, Феодора стала играть роль нравственного судьи, неумолимо карающего пороки во всех их проявлениях. По ее приказу более 500 публичных женщин были схвачены и заключены в монастыри. Многие из них, не привыкнув к новому положению, покончили жизнь самоубийством, выбросившись из окон.

В то же время Императрица Феодора взяла на себя какой-то неестественный контроль над семейной жизнью высшего общества. Жены, плохо жившие с мужьями, находили в ней самую ретивую покровительницу.Обвиняемые в нарушении брака, они всегда умели оправдываться перед Феодорой, и тогда начались расправы над их мужьями. Одних заставили вернуть женам двойное приданое, других пороли розгами, а третьих посадили в тюрьму. Влюбленные этих женщин часто получали награды и почетные должности.

Заключение браков в высшем свете полностью перешло в круг интересов императрицы. Она сама назначала женихов и невест, чтобы никто не мог жениться по собственному выбору.Богатые и знатные люди были вынуждены жениться на заведомо распутных женщинах, и горе тем, кто осмеливался возразить. Такие люди подвергались позорным телесным наказаниям, а иногда и худшей судьбе. Часто несчастные искали убежища в церквях, а затем их морили голодом до тех пор, пока они не получали от них согласия жениться на женщинах низкого происхождения или самого постыдного поведения. Красота и невинность других вызывали в Феодоре какую-то болезненную ненависть, как если бы она хотела низвести каждого до уровня моральной нечистоты, на которой она сама недавно стояла.

Другой чертой демонического характера Феодоры была ее безграничная жадность. Правда, следует отметить, что в этом плане супруги идеально подошли друг другу. Оба постоянно нуждались в средствах: Юстиниану — для реализации своих политических планов, Феодоре — для покрытия расходов на роскошную и избалованную жизнь. Один за другим богатые сенаторы опозорились, а их имущество было взято в казну. Фальшивые завещания и другие документы такого рода стали постоянным средством обогащения императорской казны.Выдуманные заговоры и открытые восстания против правительства также были причиной самых масштабных конфискаций.

Страсть к правлению и командованию наполняла все существо Феодоры, что выражалось в окружающей ее среде. Беспрецедентный блеск и сказочное великолепие, великолепные и доселе неслыханные титулы должны были сопровождать ее имя во всех государственных постановках. В своих письмах Юстиниан называл ее «высокочтимой, данной нам Богом женой».

Покорность и страх царили вокруг Феодоры, к ногам которой подползали патриции, сенаторы, вельможи и военачальники.Император Юстиниан при всех своих недостатках, чуждых высокомерие и гордости, был доступен каждому. Даже самые заклятые враги отмечали в его обращении учтивость и сдержанность. В Теодоре жажда власти сочеталась с неслыханной жестокостью и мстительностью. Постоянная и последовательная во всех действиях, она не изменилась в своей злобе. По наущению других она никого не преследовала — только по собственной инициативе. Приговорив кого-то к смерти, она непременно выполнила свой план, и никто не осмелился заступиться за осужденных. Ни продолжительность времени, ни слезливые мольбы, ни мысль о собственной смерти не смягчили ее гнева. Даже смерть врага не остановила ее; затем месть императрицы перешла к детям опальных. Гнев Феодоры мгновенно вспыхнул, но не угас. Даже дворцовые слуги, назначенные без ее ведома, получали либо позорное наказание, либо смерть.

Малейший проступок против императрицы стал поводом для суда, и была назначена следственная комиссия с целью разорить обвиняемых.Встречи проходили в присутствии Феодоры, и судьи соперничали друг с другом, выискивая все новые и новые доказательства и обвинения. Приговор был составлен по приказу Феодоры, и после его вынесения несчастным грозили пытки, телесные наказания, тюремное заключение, ссылка или смерть. Личный нрав императора никого не спас от козней Феодоры. Таким образом, Приск (секретарь Юстиниана), умный и безбожный человек, в свое время пользовался благосклонностью императора и за короткое время нажил себе огромное состояние.Но Феодоре он не понравился, и она решила его уничтожить. Юстиниан не смог устоять перед женой, и Приск был сначала сослан в далекую провинцию, а затем насильно постриг в монаха. Все его имущество было отправлено в казну …

Теодора знала все, что происходило в общественных местах и ​​в частных домах, поскольку в ее распоряжении были сотни шпионов. Если она хотела скрыть судьбу своих жертв, не было возможности раскрыть ее секрет. Красивый молодой человек Ареобинд из свиты императрицы чем-то не понравился ей.И по приказу Феодоры его сначала били розгами, а потом неизвестно где спрятали. Иногда жертвы императрицы пропадали в страшных подземных тюрьмах дворца, иногда несчастных отправляли в ссылку. В последнем случае связывали руки, надевали повязку на глаза, и младший командующий императорской гвардией отправлялся с ними к месту ссылки в самой быстрой галерее.

В некоторых случаях Феодора обращалась в суд, а ее главным оружием были законы против безнравственности.Однажды знатный молодой человек ненароком пошутил об императрице, и тогда ему пришлось укрыться в соборе Святой Софии. По настоянию Феодоры претор начал против него процесс, обвинив юношу в педерастии. Его тут же вытащили из церкви и публично пороли, а потом отрезали репродуктивные органы, после чего несчастный истек кровью.

Некий Диоген, пользовавшийся благосклонностью императора Юстиниана, был обвинен в том же преступлении.Вся вина несчастного в том, что он принадлежал к ненавистной Феодоре партии «зеленых». Она подкупила двух рабов, которые стали свидетелями на суде, но суд не принял их показания только на том основании, что они были несовершеннолетними. Тогда императрица вызвала Феодора (друга Диогена) и потребовала, чтобы он выступил на суде. Ни ласковые обещания, ни угрозы и пытки не подействовали на Теодора. Диоген был оправдан, и это было единственным поражением императрицы.

Автор Пселл Майкл

Зоя и Феодора.Константин IX I. Итак, королевская власть перешла к двум сестрам, и впервые наше время стало свидетелем превращения женских покоев в королевский совет. Гражданские и военные согласились признать власть женщин и подчиняться им с большей охотой, чем если бы

Из книги Всемирная история без цензуры.

В циничных фактах и ​​щекотливых мифах автора Баганова Мария

Глава 4 Императрица Феодора — какой она была?

Из книги Гиббона Эдварда «Упадок и падение Римской империи».

ГЛАВА XL Возведение на престол Иустина Старшего.- Правление Юстиниана. — I. Императрица Феодора. — II. Цирковые вечеринки и восстание в Константинополе. — III. Торговля и шелковые фабрики. — IV. Финансы и налоги. — В. Здания, возведенные Юстинианом. — Церковь Святой Софии. —

Из книги Смутное время
автора Валишевский Казимир

I. Смерть Феодора Семь лет спустя наивный или хитрый летописец описывает нам, как умирает сын Грозного и что он представляет на смертном одре своей свите.За исключением кровавой тени, появившейся на его горизонте в результате мрачного происшествия, которое я

Из книги Монархи-долгожители автора Рудычева Ирина Анатольевна.

68 лет на престоле Габсбургской империи Габсбургов Германская династия Габсбургов была одной из самых могущественных в Европе. Ее правление, длившееся более шести веков, охватило как Средние века, так и Новый век. С 1438 по 1806 год с небольшим перерывом в 1742-1745 гг.

Из книги Александр III — герой на русском престоле автора Майорова Елена Ивановна.

Трудящийся на престоле Александр III был русским человеком, русским по структуре своих мнений и чувств.Он считал, что сильная государственная власть — благо для страны. Новому императору досталось тяжелое наследство: расстроились финансы, замедлилось экономическое развитие,

автора Дашков Сергей Борисович

Феодора (ок. 480-548, выделено с 526 г.) Будущая императрица Феодора родилась в Сирии (по другим данным — на острове Крит). Позже ее семья переехала в Константинополь, где отец Феодоры Акакий начал зарабатывать на жизнь тем, что работал смотрителем медведей в столичном цирке.Акакий умер рано, и

г.

Из книги Императоры Византии автора Дашков Сергей Борисович.

Феодора (? — после 867 г., выделено 842–856 гг. ) В 830 г. мачеха Феофила Евфросинья объявила об осмотре невест императору. В Константинополь съезжались красавицы со всей империи. Среди них двое отличались умом и красотой, Кассия и Феодора, обе дочери благородных родителей. Василев очень

Из книги Императоры Византии автора Дашков Сергей Борисович.

Зоя и Феодора Порфирогениты (Зоя, 978 — 1050, выд.С 1028 г.) (Феодора,? — 1056, выделено. В 1028–1030 и с 1042 г.) Порфирогенные Зоя и Феодора, дочери Константина VIII, были последними представителями македонской династии на византийском троне … После смерти обоих из них — бездетные — гонка вымерла

Из книги Моя миссия в России. Воспоминания английского дипломата. 1910-1918 автор Бьюкенен Джордж

Глава 13 1896–1914 Мои отношения с императором и императорской семьей. — Императрица Александра.- Первая аудиенция у императора в 1896 году. — Его большая личная привлекательность. — Императрица Мария. — Великая княгиня Мария Павловна. — Великая княгиня Виктория и

Из книги Вселенские соборы автора Антон Карташев.

Феодора и Михаил III По приказу Феофила его жена Феодора взошла на престол в качестве регента трехлетнего Михаила III, получившего печальное прозвище Пьяница, особенно от латинских авторов, которые его не любили.

Из книги История византийских императоров.От Юстина до Феодосия III автора Алексей Михайлович Величко

Глава 1. Святые Юстиниан и Феодор, взошедшие на царский престол, святой Юстиниан был уже зрелым мужем и опытным государственным деятелем. Св. Юстиниан родился примерно в 483 году в той же деревне, что и его королевский дядя. В юности Юстин попросил его переехать в столицу.

Из книги Всемирная история в лицах автора Фортунатов Владимир Валентинович.

4.7.1. Феодора из публичного дома — Византийская императрица Феодора была женой Юстиниана, одного из самых известных византийских правителей.Феодора в переводе с греческого означает «дар Божий». Будущая императрица родилась около 500 г. Ее отец был министром

г.

Из книги Круг Земли автора Марков Сергей Николаевич.

Остров Святого Феодора «И по природе я не был силен, но я еще не полностью избавился от вышеупомянутой болезни, и признаки цинги не сошли с моих ног, и не все мои зубы укрепились, потому что так как я находился в самой тяжелой форме этой болезни, все мои зубы дрожали и немного держались, почему теперь

Из книги Всемирная история в поговорках и цитатах автора Душенко Константин Васильевич.

DIEHL Charles — Федерация обществ истории и археологии Эльзаса

Historien, (Pl) (★ Страсбург 4.7.1859 † Париж, 1.11.1944).

Fils de Frédéric Geofroi Diehl, профессор лицея Страсбурга и Софи Кэролайн Шталь. Проведите второй конкурс на высшем уровне в 1878 году на улице Жореса (классная премьера) и Бергсона (на улице тройной звонок). Camarade d’école de Christian Pfister ©, futur recteur. Il y subi l’influence d’Ernest Lavisse qu’il reconnaissait pour son maître. Premier au concours de l’agrégation d’histoire. Élève de l’École française de Rome, puis de celle d’Athènes. Презентация этого доктора в Сорбонне на Экзархате Равенна. Мэтр конфедераций на факультете литературы Нанси и поверенный в истории византийской истории в Париже, партия 1899 г., à une époque où, malgré A. Rambaud et G. Schlumberger, les études by zantines n’occupaient en France aucune place officielle. Титульный профессор Сорбонны в 1907 году; la chaire d’histoire byzantine fut créée pour lui; кулон il l’occupa 35 ans. Professeur d’échange dans les Universités étrangères en specific в Колумбии, Константинополе и Бухаресте.Корреспондент Академии надписей и изящной литературы 1897 года и членов Национальной академии письменности и партии 1910 года. Член Академии национальных академий и почетных докторов, причиняющих большие страдания, Universités dont celle d’Athènes, Белград, Белград .

Bibliographie générale: M élanges Charles Diehl (средний портрет), I, 1930, стр. XIII-XXXI; H. Thieme, Bibliographie de la littérature française de 1800 à 1930, I, 1933, p. 594-596; Byzantinoslavica 8 , 1939-46, стр.148-150. L’Alsace française du 29.7.1922; Dernières Nouvelles d’Alsace от 5.3.1931; Р. Дюссо, Notice sur la vie et les travaux de M. Charles Diehl, 1945, портрет; П. Лемерль, «Шарль Диль (1859-1944)», Revue archéologique , 6 e série, t. 35, 1950, стр. 93-97; Dictionnaire de biographie française XI, 1 967, 303-304.

Жан-Пьер Кинц (1986)

Ссылки и библиография по Гандзасарскому монастырю

• Источники по истории и архитектуре Гандзасарского монастыря:

  • Армения и Карабах (туристический гид) .2-е издание, Stone Garden Productions, Нортридж, Калифорния, 2006 г.
  • Епископ Бархударян, Макар. Арцах . Баку, 1885
  • Диль, Чарльз. Византийские портреты . Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1927,
  • .

  • Comneno, Lala M .; Cuneo, P .; и Манукян, С. Том 17: Гандзасар . Документы армянского искусства (Documenti di Architettura Armena Series). Политехнический институт и Армянская академия наук, Милан, OEMME Edizioni, 1987
  • Комнино, Лала М.; Cuneo, P .; и Манукян, S. Том 19: Gharabagh . Документы армянского искусства (Documenti di Architettura Armena Series). Политехнический институт и Армянская академия наук, Милан, OEMME Edizioni, 1980
  • Даниелян Эдуард Львович История Гандзасара . Гандзасарский теологический центр, Ереван, 2005
  • Акопян, Гравард. Миниатюры Арцаха и Утика: XIII-XIV века . Ереван, 1989
  • Халаджян, Джон. Армянская церковная архитектура: от покоя к возрождению . Тейт Паблишинг энд Энтерпрайзис, 2006
  • Хасратян, Мурад. Ранняя христианская архитектура Армении . Москва, Инкомбук, 2000
  • Асратян, Мурад и Саргсян, Завен. Армения: 1700 лет христианской архитектуры . Ереван, 2001
  • Холдинг, Николай. Армения и Нагорный Карабах: Путеводитель Брадта . Путеводители Брэдта, 2004
  • Карапетян, Самвел. Памятники армянской культуры в Карабахском регионе . Ереван: Издательство Гитутюн, 2001
  • Мкртчян, Шахен. Сокровища Арцаха . Ереван: Издательство Тигран Мец, 2002
  • Мкртчян, Шахен. Историко-архитектурные памятники Нагорного Карабаха . Ереван: Издательство Айастан, 1988
  • Сантро, Жак (ред.) Армения: Tresors de L’Armenie ancienne . Somogy Editions d’Art, Париж, 1996
  • Тьерри, Жан-Мишель. Eglises et Couvents du Karabagh . Антелэ: Ливан, 1991
  • Воскиан, Хамазасп. Монастыри Арцаха . Вена, 1953
  • Якобсон, Анатолий Л. «Из истории средневековой армянской архитектуры: монастырь Гандзасар», в: Исследования по истории культуры народов Востока . Москва-Ленинград. 1960

• Древнегреческие и римские источники об Арцахе (Нагорном Карабахе) и восточных землях Армении:

  • Дион [Кассий]. Римская история (III). Кембридж, Массачусетс, 1984, стр. 92-93
  • Плиний Старший. Естественная история Плиния (II). Лондон, 1890, стр. 17-21
  • Плутарх. Живет , [В, Помпей]. Кембридж, Массачусетс, 1955, стр. 203-209
  • Птолемей. География . Франкфурт, 1987, стр. 170-171
  • Страбон. География , (V). Кембридж, Массачусетс, 1969, стр.187, 223, 321, карта XI
  • .

• Средневековые источники об Арцахе (Нагорном Карабахе) и восточных землях Армении:

  • Анания Ширакаци. Ашхарацойц , перевод с древнеармянского Роберта Х. Хьюсена. Caravan Books, 1994
  • Егише. История Вардана и армянской войны , перевод с древнеармянского Роберта Томсона. Издательство Гарвардского университета, 1982
  • Киракос Гандзакеци. «История армян Киракоса Гандзакеци», Источники армянской традиции . Нью-Йорк, 1986
  • Киракос Гандзакеци. История Армении . Москва.Наука. 1976
  • Мхитар Гош . Законодательный кодекс , переведенный с древнеармянского Робертом Томсоном. Нью-Джерси: Родопи, 2000
  • Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк , пер. С древнеармянского Ш. В. Смбатян. Ереван: Матенадаран (Институт древних рукописей), 1984
  • Моисей Хоренаци. История армян , перевод с древнеармянского Роберта Томсона. Издательство Гарвардского университета, 1978
  • Стефанос Орбелян. История земли Сисакан . Тифлис, 1910 год

• Современные источники по Арцаху (Нагорному Карабаху) и восточным землям Армении:

  • Адонц, Никогайос. Армения в период Юстиниана: политические условия, основанные на системе Наксарара . Фонд Галуста Гюльбенкяна, Лиссабон, 1970
  • Баратов Борис. Извергнутый рай: Путешествие в Карабах . Издательство Лингвист, Москва, 1998
  • Бедросян, Роберт. «Армения в периоды сельджуков и монголов», Ричард Г. Ованнисян (ред.): Армянский народ от древности до наших дней (Том II: Иностранное господство к государственности: пятнадцатый век — двадцатый век) . Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан, 1997,
  • .

  • Brosset, M. F. S. Orbelian, Histoire de la Siounie , перевод М. F. Brosset, Санкт-Петербург, 1866
  • Мясник, Екатерина. Книга современных святых и мучеников Кокса .Международная издательская группа Continuum, 2006
  • Бурнутян, Георгий А. Россия и армяне Закавказья, 1797-1889: Документальная запись . Коста Меса, Калифорния: Mazda Publishers. 1998
  • Бурнутян, Джордж А. 90 167 Армяне и Россия, 1626-1796 гг .: Документальная запись . Коста-Меса, Калифорния: Mazda Publishers, 2001
  • .

  • Бурнутян Джордж А. История Карабаха: Аннотированный перевод Тарих-И Карабаха Мирзы Джамала Джаваншира Карабаха .Коста-Меса, Калифорния: Mazda Publishers, 1994
  • Чорбаджян, Левон; Донабедян Патрик; Мутафиан, Клод. Кавказский узел: история и геополитика Нагорного Карабаха . Нью-Джерси: Zed Books, 1994
  • Чорбаджян, Левон (ред.). Становление Нагорного Карабаха: от отделения до республики . Пэлгрейв Макмиллан, 2001
  • Де Ваал, Томас. Черный сад: Армения и Азербайджан через мир и войну . Издательство Нью-Йоркского университета, 2003
  • Luchterhandt, Отто. Право Нагорного Карабаха на государственную независимость в соответствии с международным правом . Бостон, 1993 год
  • Хьюзен, Роберт Х. Армения: исторический атлас . Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press, 2001
  • Хьюзен, Роберт Х. «Королевство Арцах», Т. Самуэлян и М. Стоун, ред. Средневековая армянская культура . Чико, Калифорния, 1983
  • Улубабян, Баграт. Исследования по истории Восточной провинции Армении. V-VII вв. , Ереван, 1981
  • Орбели, Иосиф.«Хасан-Джалал Дола, князь Хаченский». in I. Orbeli: Select Works . Ереван, 1963
  • Раффи. Меликства Хамсы. Ереван, 1991
  • Вивиано, Франк. «Возрождение Армении», , журнал National Geographic, . Март 2004
  • Уокер, Кристофер Дж. Армения и Карабах: борьба за единство . Публикации группы по правам меньшинств, 1991 г.

Метаморфозы города: от Константинополя до Стамбула — журнал

Стамбул, пример культурного обмена между цивилизациями, происходившего на протяжении всей истории человечества, является свидетельством того, как византийские священные памятники были сохранены османами после завоевания Константинополя в 1453 г.Таким образом, он дает нам возможность восхищаться шедеврами византийской архитектуры сегодня.

Когда 29 мая 1453 года стены Константинополя, атакованные османской армией, рухнули, султан Мехмед II первым делом вошел в знаменитую Собор Святой Софии и превратил «Душу Византийской империи» в мечеть, превратив ее в мечеть. Мечта его прадеда Баязида сбылась. Собор Святой Софии был очищен, ковры застелены, а первая пятничная молитва состоялась 1 июня 1453 года.Сразу же был основан вакф, чтобы удовлетворить все нужды новой Императорской мечети.

Традиционно все православные церкви ориентированы на Иерусалим, а все мечети обращены к Мекке. Однако географическое положение Константинополя означает, что город обращен одновременно к обоим святым местам. Это упростило превращение церквей в мечети, так как не было необходимости в серьезных архитектурных вмешательствах. Михраб султан Мехмед II, которого поручили разместить в апсиде, нужно было только слегка повернуть, чтобы он находился в направлении Каабы.Михраб, обрамленный надписью Аят аль-Курси (Коран, 2: 255), принесенный минбар и декоративные деревянные панели с именами Аллаха, Мухаммеда, Абу Бакра, Умара, Усмана, Али, Хасана. и Хуссейн по-арабски объявил новый облик великолепного памятника. Поскольку ислам довольно строг в отношении фигуральной живописи, библейские сцены на нижних уровнях его стен были покрыты, но не обязательно уничтожены. Согласно некоторым источникам, долгое время скрывались от глаз только те мозаики и фрески в передней части здания, которые мешали совершать молитвы, или, в некоторых случаях, отображались лица, которые были покрыты или выцарапаны.

В 1611 году Доменико Иеросолимитано, еврейский врач из дворца Топкапы, писал, что мозаика Девы Марии была покрыта вуалью, так что ее не было видно из молитвенного помещения, но можно было наблюдать из галереи выше. Путешественник середины семнадцатого века Эвлия Челеби описывает образные сцены, которые он видел в соборе Святой Софии, и подчеркивает изображение четырех архангелов. Французский фабрикант Жан-Клод Флаша, живший в Стамбуле между 1740 и 1755 годами, также прокомментировал изображения архангелов.

Собор Святой Софии, интерьер / Фото © Amar Čudić

Построены два минарета. Номер был зарезервирован для османских королевских покровителей и поэтому символизирует императорскую мечеть. Во время жизни султана Мехмеда II в соборе Святой Софии были также медресе и библиотека. Помимо мечети Фатих, это самое выдающееся достояние султана Мехмеда II. Однако, даже со всеми изменениями, христианская идентичность Святой Софии так и не была полностью стерта и забыта. В своей вакфийе (дарственном документе) султан Фатих называет это «kenise-i nefise-i münakkaşe», что в переводе с османского турецкого означает «[] изысканно украшенная церковь.«

При османском владычестве собор Святой Софии имел такое же значение, как и в византийские времена: он был центром не только религиозной, но также социальной и политической жизни до 1934 года, когда он стал музеем.

Собор Святой Софии / Фото Эльвиры Боядзич, © Islamic Arts Magazine

Самый важный османский архитектор Мимар Синан находился под влиянием собора Святой Софии, но превзошел его мастерство, тем самым заложив основу для развития классического османского стиля.Эта эволюция особенно очевидна в пространственном планировании мечети, влиянии света на интерьер и методы строительства. Мимар Синан спроектировал два из четырех минаретов собора Святой Софии, и его реставрация этого памятника, безусловно, способствовала его сохранению.

«Арабская мечеть»

В своей попытке завоевать Константинополь в 717 году Омейяды под предводительством генерала Маслама ибн Абд аль-Малика захватили Пера, район в Стамбуле, также известный как Галата.

Легенда гласит, что мечеть была построена в Галате и что там читался первый азан в Стамбуле. Когда Омейяды покинули город, католические священники заняли здание и превратили его в католическую церковь. Мы не можем с уверенностью сказать, является ли легенда правдой или нет, но мы знаем, что, когда османы вошли в город в 1453 году, они обнаружили доминиканскую церковь, названную в честь Святого Павла, построенную в первой половине 14 века в стиле итальянской готической церкви с тремя нефами, но все же демонстрирующей явное сходство с собором Святой Софии, вероятно, потому, что он был построен местными византийскими масонами.

Вакфийя Мехмеда II указывает, что это одна из церквей, преобразованных в мечеть после 1453 года, но, скорее всего, она продолжала выполнять свои функции как церковь до 1475 года, о чем свидетельствуют надписи на надгробиях. Большинство этих надгробий были переданы в Стамбульский археологический музей во время реставрации памятника между 1913 и 1919 годами. Путешественник 18-го века заметил, что в здании все еще были видны витражи и готические надписи.

При османском правлении, как и при предыдущем византийском правлении, эта часть города (Галата) была заселена в основном иностранцами: венецианцами, генуэзцами, евреями, арабами и французами.Например, Исаак Руссо, отец известного французского философа Жан-Жака Руссо, пять или шесть лет жил в Галате, работая часовщиком. К концу 15 века Константинополь открыл свои ворота для евреев и арабов из Испании. Значительное количество арабов поселились в районе, и мечеть Галата стала известна как Арабская мечеть.

План арабской мечети имеет прямоугольную форму. В нем семьдесят окон, распределенных на трех уровнях. Деревянный потолок поддерживается двадцатью двумя деревянными колоннами.Вся эта древесина неоднократно становилась мишенью для огня, включая Великий пожар 1660 года. Тисненый белый мрамор использовался для михраба и минбара, строганный камень и кирпичи для стен и терракотовая черепица для крыши. Колокольня церкви стала минаретом. Он имеет квадратную форму и напоминает оригинальный минарет гораздо более ранней Великой мечети Дамаска.

Музей Карие

Источники говорят о церкви Святого Спасителя в сельской местности, что явно указывает на ее расположение за стенами Константинополя.Однако в народе она была известна просто как Церковь Хора.

Это здание с живописным интерьером, расположенное на территории нынешнего района Фатих, является одним из важнейших шедевров палеологовского периода и хранит одну из самых богатых коллекций византийской мозаики в мире. Церковь строилась поэтапно между 11 и 14 веками, хотя археологические данные показывают, что первоначальное здание на этом месте датируется 5 веком. Типичный для византийских церквей среднего и позднего периода, он имеет крестово-квадратную плоскость с небольшим центральным куполом, возвышающимся над четырьмя колоннами.

Купол музея Карие / Фото Майды Сульевич

Когда османы пришли в город, церковь Хора была уже в плохом состоянии, пострадав от латинской оккупации Константинополя (1204 — 1261). Хадим Али-паша превратил церковь в мечеть во время правления Баязида II, между 1495 и 1511 годами. Сначала она называлась мечетью Атик Али-паша, а затем мечетью Кенисе (ар. Кенисетун — церковь) и мечетью Карие ( Ар. Каретун — село).

Поразительно, сколько фигурных украшений Хоры все еще можно было увидеть в конце 16 века. В феврале 1578 года Стефан Герлак, протестантский проповедник, теолог Тюбингенского университета и капеллан императорской делегации Габсбургской монархии, посетил мечеть Карие и подробно описал ее в своем дневнике. Он записал внешнюю декоративную монограмму основателя церкви Феодора Метохита и его портрет в интерьере здания.В портике он заметил стеклянные панели, представляющие изображения из Ветхого и Нового Заветов с греческими надписями, однако отметив, что лица были зацарапаны, и это было единственное повреждение, о котором он упомянул. Герлах также описал золотую мозаику в сводах и турецкие ковры на полу, указывая на то, что здание функционировало как мечеть.

Музей Карие, мозаики / Фото Майды Сульевич

В конце 19 века, когда Стамбул стал популярным местом для западных путешественников, это здание стало известно как Мозаичная мечеть.По словам посетителей того периода, мозаики и фрески в куполе все еще были видны, но те, что на нижних стенах, были скрыты от глаз съемными деревянными перегородками, аналогичными тем, что были в Святой Софии, которые хранитель открывал в обмен. для чаевых.

Османы не внесли больших изменений в архитектуру здания; они только добавили михраб в главной апсиде и заменили колокольню минаретом. Купол был восстановлен, когда старый обрушился в 1766 году из-за сильного землетрясения, которое повредило множество зданий и унесло жизни 4000 человек.Наиболее заметные изменения произошли совсем недавно. Во время реставрации, которая проводилась между 1875 и 1876 годами, была выровнена линия крыши и удалены зубчатые карнизы.

Музей Карие, мозаики / Фото Майды Сульевич

В середине 20 века памятник стал музеем. Византийский институт Америки позаботился о том, чтобы его фрески и мозаики снова увидели дневной свет.

Маленькая Собор Святой Софии

Всего в нескольких сотнях метров вниз по склону от собора Святой Софии, на изогнутом конце ипподрома к берегу Мраморного моря, в районе Кумкапи находится мечеть Кучук Ая-Софья (Маленькая Собор Святой Софии).Как церковь она была известна как церковь Святых Сергия и Вакха. Его основание было заложено в 527 году, в год восшествия на престол Юстиниана I, и должно было быть завершено до 536 года, поскольку оно упоминается в Священных Писаниях Синода, состоявшегося в Константинополе в том же году.

Маленькая Айя-София / Фото © Islamic Arts Magazine

При строительстве собора Святой Софии купол представлял самую большую проблему. При запланированной высоте и диаметре он должен был быть единственным в своем роде, чего никогда раньше не видели во всем мире. Опасаясь неудачи, архитекторы решили провести эксперимент на строящейся поблизости церкви. Его размеры были намного меньше, но его план был очень похож на собор Святой Софии и поэтому удобен для этой цели. Маленькая Айя-София имеет восьмиугольный план, крытый куполом, опирающимся на опоры, окруженный амбулаторией и окруженный прямоугольником с притвором вдоль западной стороны.

Маленькая Айя-София, вход / Фото © Islamic Arts Magazine

Маленькая Айя-София, интерьер / Фото © Islamic Arts Magazine

Как утверждал Чарльз Диль, ведущий авторитет в области византийского искусства и истории: «Если мы возьмем Малый собор Святой Софии и разрежем ее план пополам, а затем добавим совместимый купол над двумя новыми полуккуполами, то мы получим сам собор Святой Софии.«

В первое десятилетие XVI века, вероятно, в 1504 году, почти через тысячелетие после постройки, Малая Айя-София была превращена в мечеть. Интерьер был заштукатурен. Добавлены новые входы и окна; окна с полукруглой аркой были заменены на прямоугольные. Среди других нововведений — портик с шестью колоннами, ханика во внутреннем дворе и турбе (мавзолей), построенный для Хусейна Аги, высокопоставленного чиновника османского двора, финансировавшего перестройку. Современный минарет был построен в 1955 году, так как первоначальный минарет обрушился в 1936 году по неизвестным причинам.Можно с уверенностью предположить, что стамбульский железнодорожный состав, проехавший в пределах пяти метров от южной стены здания, способствовал его обрушению. Помимо упомянутых переделок, можно сказать, что здание осталось практически нетронутым.

Сегодня Маленькому собору Святой Софии 1478 лет, что делает его самым старым зданием в Стамбуле, которое до сих пор используется.

Мечеть Зейрек

На вершине холма в районе Фатих с великолепным видом на Золотой Рог, мечеть Зейрек, первоначально называвшаяся монастырем Св.Спаситель Христос Пантократор был построен императором Иоанном II Комненосом и императрицей Эйрен Комниной между 1124 и 1136 годами. Он состоит из двух церквей, объединенных построенной между ними погребальной часовней. Эти три части соединяются через отверстия в соединительных стенках. Южный корпус служил монастырским храмом, а северный — для мирян.

Во время латинской оккупации Стамбула, после 4-го крестового похода, монастырю был нанесен значительный ущерб. Он служил больницей и приютом для обездоленных и престарелых до 1455 года, когда он стал первым медресе в Стамбуле, первым учителем которого был Молла Мехмед Эфенди.Как только строительство медресе в комплексе мечети Мехмеда Фатиха было завершено, оно стало называться мечетью Молла Зейрек или просто мечетью Зейрек.

Внесены небольшие изменения, добавлены стандартные элементы архитектуры мечети — минарет, михраб, махфил. Мечеть Зейрек подверглась ремонту: были укреплены опорные конструкции купола, а оригинальные стены и потолок покрыты слоем раствора. Рядом с собором Святой Софии это самая большая византийская церковь в Стамбуле.Но со временем это заброшено: в 60-е годы использовалось только среднее здание.

Наряду с упомянутыми здесь памятниками есть десятки других церквей-мечетей, свидетельствующих о яркой истории города на Босфоре: среди них Коджа Мустафа Паша, Календерхане, Фетхие, Фенари Иса, Вефа, Бодрум, Хирами Ахмет Паша, Токлу Ибрагим. Мечети Деде и Гюль.

С ростом мусульманского населения возникла необходимость в большем количестве мечетей.Были построены новые, но и существующие церкви были преобразованы в мусульманские места для молитв. К концу 17 века демография города значительно изменилась: большая часть населения была мусульманской, и почти все церкви были преобразованы в мечети. Согласно османским законам, любая церковь, которая была заброшена более пятидесяти лет, могла быть снесена или преобразована в мечеть. Две церкви в Стамбуле остались нетронутыми. Первым из них была церковь Святой Марии Монголов в районе Фенер, где сохранилось греческое православное население.Другой был Святой Ирене внутри стен дворца Топкапы.

Hagia Eirene / Фото © Islamic Arts Magazine

Как правило, модификации были вызваны религиозными потребностями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного