Екатерина бурмистрова психолог: Family Tree — Екатерина Бурмистрова

Психолог

Екатерина Бурмистрова / Православие.Ru

Екатерина Бурмистрова / Православие.Ru




Рейтинг: 9.9|Голосов: 91

Тяжела ли ноша старшего ребенка?

Екатерина Бурмистрова

Можно ли в многодетной семье поручать старшему ребенку заботиться о младших, воспитывать их? С какого возраста и в каком объеме? Как не перегрузить старшего ответственностью? Отвечает семейный психолог Екатерина Бурмистров, мама одиннадцати детей.



Рейтинг: 7.9|Голосов: 23

Ребенок и гаджеты: техника безопасности

Екатерина Бурмистрова

В каком возрасте можно давать ребенку планшеты, смартфоны, разрешать играть на компьютере? Вредно ли раннее знакомство малыша с гаджетами? Отвечает семейный психолог Екатерина Бурмистрова.



Рейтинг: 8.8|Голосов: 85

Как побороть упрямство ребенка?

Екатерина Бурмистрова

Что делать, если ребенок постоянно упрямится, настаивая на своем, не хочет слышать никаких доводов? Отвечает семейный психолог Екатерина Бурмистрова.



Рейтинг: 6|Голосов: 42

Дочки-папочки. О взаимоотношениях отцов и дочерей

Екатерина Бурмистрова

Самооценку девочки формирует папа, поскольку именно он показывает первый в ее жизни пример мужского отношения.



Рейтинг: 9|Голосов: 5

«Мама, мы все умрем?»

Екатерина Бурмистрова

Вопрос о смерти у детей, как правило, возникает впервые в четыре-пять лет. Нередко к этому возрасту они уже сталкиваются со смертью. Может быть, животного, даже какой-нибудь букашки: дети очень чутки. Не стоит начинать подобный разговор раньше времени, когда у ребенка еще не возникает никаких вопросов. Это может травмировать его и даже помешать его развитию.


Рейтинг: 8.8|Голосов: 71

Экстраверты и интроверты: как понять?

Екатерина Бурмистрова

Могут ли ужиться вместе лед и пламень? А экстраверт и интроверт? И кто вообще это такие? Психолог Екатерина Бурмистрова подробно рассказывает о различиях между экстравертами и интровертами, о сложностях совместной жизни с представителями этих типов личности, о путях преодоления этих сложностей.

Семья растет, конфликтов больше

Екатерина Бурмистрова

Родители, наблюдая за детьми, не всегда могут сразу понять, какое из чувств, в данный момент, превалирует в отношениях, любовь, или раздражение, нетерпимость. Если негативные эмоции детей по отношению друг к другу проявляются ярче, родителям не нужно сразу впадать в панику. Любовь, и об этом нельзя забывать, тоже обязательно присутствует в отношениях ваших детей.


Рейтинг: 8.9|Голосов: 46

Многодетная семья: современная и дореволюционная

Екатерина Бурмистрова

Современная большая семья живет на пепелище разрушенного в советские годы института семьи традиционной. Критерием благополучности или не благополучности нашего с вами «лонгитюдного жизненного эксперимента» видимо станет то, какими вырастут наши дети. А еще вернее – какие семьи они смогут создать. Захотят ли и они иметь большую семью? Возникнет ли новая традиция? Или нынешняя многодетная волна – лишь реакция на воцерковление?


Рейтинг: 8. 1|Голосов: 61

Жизнь после аборта.

О влиянии аборта на дальнейшее отношение к детям

Екатерина Бурмистрова

Чувства, которые так упорно изгонялись, не могут вернуться сами. Нужно тратить определенные силы, чтобы теперь настроить себя на материнскую волну. Аборт, относящийся к смертным грехам, оставляет на душе шрам. Мы, православные люди, верим, что многое исправляется покаянием. Но при аборте, даже сделанном фактически несознательно или навязанном волей близких людей, шрам на душе женщины остается. И относятся эти изменения к сфере материнских чувств.


Рейтинг: 9|Голосов: 166

Когда рождается третий ребенок.

Советы семейного психолога и многодетной мамы

Екатерина Бурмистрова

Было двое, стало трое – какая, казалось бы, разница? – Традиционная иерархическая структура многодетной семьи – Детская и родительская зоны – Законы семьи и детско-родительский договор – Родители – главные – Нормальное количество родительского внимания – Особое положение самого старшего из детей – Первый и второй – одна команда – Самостоятельность старших детей – Помощники по хозяйству живые и механические – Научиться справляться с ситуацией, когда рук не хватает – Не поднимайте планку слишком высоко – И еще несколько советов

ПредыдущийСледующий



Екатерина Бурмистрова — обо мне — Сноб

про меня

Детский психолог, семейный психотерапевт, писатель.

город в котором я живу

Москва

день рождения

22 февраля

где родился

родилась и выросла в Москве

где и чему учился

Закончила МГУ им. Ломоносова, психологический факультет, кафедра психологии развития, возрастная психология.

Семейной психотерапии училась в ИГИСП на долгосрочной программе А. В. Черникова.

Нарративной психологии училась в ЦНПП ( долгосрочная программа), SFBT ( подход ориентировнный на решение) изучала в 2009-2014 годах, EFT ( эмоционально-фокусироанную терапию пар) изучала в 2014-2015 годах.

Член ОСКиП ( общество семейных консультантов и психотерапевтов)

служил?

Ни дня не работала в государственных организациях. Работаю с 16 лет. В психологии ( сначала в подмастерьях) с 17 лет.

где и как работал

С самого начала работала психологом, и с самого начала — с родителями. В профессии 21 год. Первое время в основном лекции и семинары вела, а также детско-родительские группы. Народу на этих мероприятиях перебывало немало. Полный «цикл» моих семинаров — 2 года. И до сих пор фактически в любой стране мира на 2-3 день встречаю знакомых — как раз из числа тех, кто на той или иной лекции или группе бывал.

И как-то все это очень естественно происходило. Программы росли вместе с моими детьми.

Родительская школа Драгоценность, психолог, руководитель направления ( более 10 лет),

Клуб  «Рождество» с 2003 года по настоящее время. Психолог, психотерапевт, автор-разработчик программ для родителей.

Сотрудничаю со многими семейными центрами г. Москвы

Инициатор создания и руководитель интернет-портала «Семья растет» www.semya-rastet.ru

Занимаюсь он-лайн образованием, психологической поддержкой. Веду вебинары

что такого сделал

Вот уже более 20 лет веду лекции, семинары, тренинги для родителей. Еженедельно. Кроме лета. Написала 5 книг. Занимаюсь индивидуальным и семейным консультированием. Пишу статьи ( более 200 публикаций), участвую в теле- и радио- передачах. Постоянный эксперт Детского Радио.

Личный сайты www.ekaterina-burmistrova.com  , www.ekaterina-burmistrova.ru

общественное признание

Помимо дипломов участия в профессиональных выставках и конференциях , награждена орденом Родительская Слава г. Москвы

впервые создал и придумал

15 лекционно-практических ( обучающих) программ для родителей. Большинство из них работают и сейчас в различных центрах и клубах , в разных городах и странах. А я обучаю начинающих специалистов ( психологов, педагогов-психологов) по ним работать.

удачные проекты

«Семейный клуб» в Покровских воротах — ежемесячные просветительские встречи, 2014-2016 гг

» Клуб многодетных » — уникальная дискуссионная программа ежемесячных встреч для родителей 3-х и более детей и всех интресующихся . Проект живет 13 (!) лет. И темы ни разу не повторялись

люблю

Путешествия, походы, игры настольные в приятной компании и с детьми, плавать люблю невероятно. Книги, конечно, и желательно бумажные.

ну, не люблю

антисемитизм и любую ксенофобию

семья

Прекрасная. У нас с мужем 11 детей ( из возраст от 21 до 1 года) . Да, все свои , да от одного брака.

Я самый худший. Это хорошо?

Из журнала «Православие и мир» www.pravmir.com

Наша вера
Я самый плохой. Это хорошо?
Инна Карпова
16 сен 2009, 10:00

Перевод Алексея Малафеева

Под редакцией Пола Мична

 

 

 

 

 

Я ничего не стою. У меня никогда ничего не получится. Неудивительно, что меня никто не любит.

 

Мы часто сталкиваемся с людьми, которые так думают. Психологи называют их людьми с низкой самооценкой. Но разве не так мы, христиане, должны относиться к себе? Не в этом ли разница между мытарем, ненавидящим себя, и тщеславным фарисеем? Разве это не способ проявить смирение?

 

 

Под видом смирения

 

Как отмечают священники, среди их прихожан часто встречаются люди с заниженной самооценкой. Они всегда сомневаются в себе, просят благословения священника всякий раз, когда им нужно принять незначительное решение, и они действительно сосредоточены на своем несовершенстве. Всякий раз, когда кто-то просит их о помощи, их первая реакция — испуг. Священнослужитель просит прихожанина, умеющего читать по-церковнославянски: Помогите хору, почитайте сегодня! О, нет! Я ужасный, ужасный читатель! Я не могу! Я не смею, отец! Хотя такое поведение и выглядит смиренным, имеет ли оно какое-то отношение к духовной жизни?

 

Такое самоуничижение, по мнению кандидата психологических наук, профессора Виктора Слободчикова, является не смирением, а часто нездоровым психологическим состоянием: оно проявляется в отказе от волевых действий из-за боязни потерпеть неудачу или показаться глупым или плохим. Поэтому человек делает все возможное, чтобы не оказаться в ситуации возможного провала. Защищая себя от этого страха, они снимают с себя ответственность, думая, что обязательно потерпят неудачу, потому что слабы или неопытны. Но это работает только тогда, когда вокруг есть люди. Когда никого нет рядом, он или она забывает о своей низкой самооценке!

 

Так в чем же разница между смирением и низкой самооценкой? Протоиерей Борис Левшенко, клирик московского храма, заведующий догматической кафедрой Православного гуманитарного университета в честь святителя Тихона, говорит: «Человек с заниженной самооценкой слишком занят мыслями о себе, а смиренный человек делает то, что они должны делать. Смиренный человек принимает свое несовершенство, надеясь, что Бог поможет ему, в то время как человек с низкой самооценкой очень подавлен этим. Они думают, что не оправдывают чужих ожиданий, и часто завидуют более успешным людям. Смиренный человек стоит перед Богом, а человека с низкой самооценкой волнует только то, что о нем думают люди.

 

Мысль о том, что мы ничего не стоим, очень часто тесно связана с желанием иметь что-то по-своему. Поэтому, если мы не можем жить по-своему, мы начинаем думать, что ничего не стоим. Как спрашивает протоиерей Борис Левшенко, с чем мы сталкиваемся чаще всего? Мы хотели бы быть лучше и успешнее, чем мы есть. Мы хотим все или ничего и очень страдаем, когда ничего не выбираем. Виктор Слободчиков добавляет: «Духовно это та же гордость, только вывернутая наизнанку. Люди думают, что они действительно заслуживают того, чего у них нет. Они боятся, что другие люди могут заметить, что они не такие умные, что также является признаком гордости.

 

У таких людей часто нездоровое отношение не только к себе, но и к другим людям. По мнению детского и семейного психолога Екатерины Бурмистровой, скромный человек неагрессивен и склонен прощать других, а человек с низкой самооценкой может быть очень агрессивен по отношению к людям, которые, по его мнению, хуже себя. Все их ложное смирение исчезает, и они могут набрасываться на людей с грубыми замечаниями, например, за то, что они появились в храме в неподобающей одежде или поставили не на место свечу на подсвечнике.

 

Притворно скромные люди и люди, которые на самом деле скромны, по-разному реагируют на зло. Как отмечает Виктор Слободчиков, если начальник — нечестный человек, который очень плохо обращается с подчиненными, скромный человек вмешивается и пытается защитить других, а человек с низкой самооценкой избегает конфронтации. А если последний воцерковленный, то страх свой прикрывают смирением, думая про себя: не судите, да не судимы будете. Но разве смиренно позволять злу быть?

 

Недооцененные дети

 

Плохое отношение к себе чаще всего уходит своими корнями в детство. Это случается с детьми, которые растут без родителей или в неблагополучных семьях, где родителям все равно. Психологи говорят, что если отец уходит из семьи, это может разрушить самооценку ребенка, потому что ребенок уверен, что этого бы не произошло, если бы он был достаточно хорош.

 

Человек с таким отношением мог, однако, вырасти в нормальной семье с любящими родителями, которые просто забыли его похвалить, но не забыли поругать. Комментирует семейный психолог и мама 8 детей Екатерина Бурмистрова: «Маленький ребенок формирует себя и свою самооценку, наблюдая за реакцией родителей. Люди с низкой самооценкой – это те, чьи родители считали, что хвалить детей в корне неправильно. Или чьи родители, борясь с плохим поведением ребенка (поскольку у большинства детей есть проблемы с дисциплиной), критиковали не само поведение, а ребенка. Не то, чтобы ты сделал что-то плохое, а то, что ты плохой. Пойдите на детскую площадку, и вы можете услышать, как кто-то говорит своему ребенку: «Ты плохой мальчик!» Я не буду любить тебя! только потому, что ребенок плохо себя вел.

 

Боясь похвалить своего ребенка, родители часто думают, что препятствуют развитию гордыни и учат ребенка смирению. Но это часто приводит к обратному. Ребенок не получает положительной обратной связи и не может с ней справиться, что нередко выливается в демонстративное поведение или патологическую застенчивость, в постоянное сравнение себя с другими.

 

По словам психолога Екатерины Бурмистровой, родители иногда думают, что смирение их ребенка должно проявляться в безоговорочном послушании или боязни высказывать свое мнение, которое они навязывают ребенку. Мне встречались случаи, когда родители, пытаясь привить смирение, шлепали ребенка с криком: «Смирись, твой грех называется гордыней», но это, скорее, научит ребенка злиться или быть жестоким. Вы не можете победить их в смирении, этому можно научить, только показывая пример своей собственной жизни.

 

Сравнение ребенка с более талантливыми, послушными или прилежными сверстниками сильно вредит самооценке ребенка. Как продолжает Бурмистрова, Все люди рождаются с разными способностями. Сравнение одного с другим всегда производит впечатление, что кто-то не прав. Вы можете сравнивать своего ребенка сегодня только с тем же ребенком вчера. Ребенок не должен сомневаться в том, что для своих родителей он самый лучший, например, лучший старший сын. Считается даже, что у детей дошкольного возраста должна быть достаточно высокая самооценка. В этом случае, когда они пойдут в школу, где учитель не будет считать их лучшими, где им придется общаться со своими одноклассниками и заниматься множеством разных предметов, их самооценка будет скорректирована, так как они увидят, что им нужно. действительно способен. Но их первоначальная высокая самооценка будет чем-то вроде защитного костюма, не позволяющего им слишком горько разочароваться в своих способностях. Таким детям будет легче учиться.

 

Протоиерей Борис Левшенко отмечает, что благодаря его педагогическому опыту я понял, что важно не только указывать на недостатки, но и отмечать достоинства. Это верно не только для детей, но и для студентов или взрослых. Лучший способ — восхищаться человеком за то, что он что-то освоил или добился, а если не удалось — выразить сожаление. Может оказаться, что в следующий раз у них получится в десять раз лучше.

 

Вступая в подростковый возраст, ребенок с низкой самооценкой может стать либо забитым, либо агрессивным, проблемным ребенком. Бурмистрова отмечает, что именно такие дети попадают в плохую компанию. Они в порядке с любой средой, пока они приняты. Они считают себя недостаточно хорошими, чтобы выбирать, и безоговорочно соглашаются, когда их выбирают. Помочь им намного сложнее, чем ребенку дошкольного возраста.

 

Протоиерей Андрей Воронин, директор детского дома, придумал для таких подростков свою методику реабилитации. Чтобы помочь проблемному ребенку сформировать адекватное мнение о себе, необходимо поставить его в какие-то экстремальные условия. До того, как человек столкнется с такого рода вызовом, его понимание мира и окружающих людей весьма ограничено. Поэтому мы отправились в поход с детьми нашего детского дома. Десятилетние мальчишки лазили на Эльбрус и другие горы, где температура колеблется в районе минус 30-40. Это была дальняя прогулка на лыжах, а по ночам приходилось даже спать на снегу…

 

Естественно, пойти могут только добровольцы, но желающих всегда больше, чем позволяет поход. После такой поездки малыши почти рождаются заново. Десять дней тяжелого похода меняют детей так, как их вряд ли можно изменить за 10 месяцев, — говорит протоиерей Воронин. Наши дети привыкли чувствовать себя ущербными по сравнению с теми, у кого есть дома. Но после такого похода они чувствуют себя гораздо увереннее, понимая, что действительно способны справиться с некоторыми жизненными трудностями. Старшие начинают заботиться о младших. И, конечно же, несмотря на то, что мы не проводим никаких воскресных занятий во время походов, мы всегда пытаемся интерпретировать происходящее в соответствии с Евангелием. Опыт походов прививает детям определенную систему жизненных ценностей.

 

Другие не маркировать!

 

Так что же делать взрослым, если они поглощены мыслями о своей никчемности? Им тоже взбираться на Эльбрус? Или им стоит обратиться к психологу, чтобы поднять самооценку?

 

Профессор Слободчиков считает, что если человек переключится со своих психологических проблем на настоящую духовную жизнь, проблема станет менее острой. Когда вы находитесь перед Богом, нет таких вещей, как «я хороший» или «я плохой». Есть только наше недостоинство перед Ним. Все остальные различия, на которые люди обращают внимание в нашем мире, такие как образование или интеллект, здесь не имеют значения. Не может быть никакой «адекватной самооценки», потому что вешать ярлыки на себя и других, сравнивая людей друг с другом, — это большая гордость. Истина о нас в последней инстанции известна только Богу!

 

Но не должен ли христианин считать себя совсем ничтожным, хуже всех? Протоиерей Борис Левшенко комментирует: «В святоотеческой литературе мы иногда читаем о святых, которые говорили: «Все спасутся, только я умру за свои грехи». Но здесь нет сравнения с другими; это не как «я хуже», это как «я грешен, моя воля всегда идет против того, что Бог хочет от меня, поэтому я не буду спасен». Нельзя считать себя абсолютно никчемным, потому что каждый есть образ Божий. Так как же мы можем считать образ Божий бесполезным? Другое дело, что мы должны видеть зло внутри себя и бороться с ним, моля, чтобы Бог дал нам силы для этой борьбы. Когда мытарь молился, он говорил о своей греховности и просил у Бога милости. Фарисей, напротив, был полон гордости, потому что начал сравнивать себя с другими.

 

Вспомним слова Апостола Павла: Но мне очень мало, что судим обо мне тобою, или судом человеческим: да и себя самого не осуждаю. Ибо сам по себе я ничего не знаю; тем не менее я не оправдываюсь этим, но судит меня Господь (1 Кор. 4:3-4). Это пример здорового христианского отношения к себе, которое далеко не зацикливается на том, чтобы быть нехорошим по сравнению с другими. Митрополит Сурожский Антоний писал об этом ложном смирении: «Это одна из самых пагубных вещей, ведущих к отрицанию существующей в себе доброты, что просто несправедливо по отношению к Богу. Господь дает нам наш разум, сердце, добрую волю, обстоятельства и некоторых людей, для которых мы можем сделать добро. И надо делать добро, думая, что оно хорошее, но оно не «наше», а Божие.

 

Протоиерей Андрей Воронин напоминает людям, склонным впадать в уныние по поводу своей никчемности, что христианам следует радоваться: Если мы теряем эту радость, мы перестаем быть христианами и становимся философами, оправдывающими свои грехи и неудачи христианскими терминами. Но христианство – это радость! Наверняка тоже о слезах и покаянии, но это идет не от нашего ума, а от приближения к Богу. Кроме того, я всегда говорю людям, зациклившимся на своей «никчемности»: «Христос умер за вас! Можете ли вы себе представить, насколько вы драгоценны для Бога?»

 

© Copyright 2004 «Православие и мир» www.pravmir.com

«Мать всегда говорила, что я погубил ее молодость» – как избавиться от яда токсичных отношений, все они живы – Христианская Ассоциация

Несколько лет назад в моду вошло слово «токсично». И вдруг все стало токсичным: отношения, родители, начальник, окружение, атмосфера,… Что такое токсичность в человеческих отношениях – красивое броское слово или определяющая характеристика, ведущая к постановке диагноза и началу лечения? 26 сентября этого года выступили в семейном клубе Михаила и Екатерины Бурмистровых.

Фото: Анна Радченко

  • Дети и их родители: Чего хотят родители от детей и чего дети хотят от родителей?
  • Родители, не кричите!
  • Как родители учат детей бояться
  • «Он у вас лежит на газоне, это неприлично» — почему слова мамы, мы бомбили три дня
  • Чем опасны родители со смартфонами в руках

Тема токсичности очень сложная, многогранная, и в каждом вопросе с ней связано множество вопросов и множество ответов, начиная с определения токсичности и заканчивая возможными рекомендациями. Несколько психотерапевтов разных школ и направлений: Татьяна Орлова – гештальт-терапевт, специалист, имеющий более 20 лет опыта работы с домашним насилием, Марина Линькова – специалист по работе с подростками, детский и семейный психолог Екатерина Бурмистрова поделились своими взглядами на проблема и предлагаемые выводы, в которых можно найти ответы на свои вопросы.

Фото: Екатерина Бурмистрова / Facebook

Я вычислила, что украла и подкинула этих родителей

«Мое рождение было никому не нужно. Я знал это с раннего детства, и окружающие меня взрослые постоянно транслировали эту мысль. Папа на момент их знакомства с матерью был подающим надежды студентом университета, и появление в трехкомнатной квартире его родителей 18-летней беременной продавщицы никого не порадовало. Моя будущая мама, не будь дурой, как-то сказала, что здоровье портить не будет, и они с отцом пошли в ЗАГС и оформили «скорую свадьбу».

Все детство мы прожили с родителями отца. Бабушка аж передёргивалась, когда я называл её бабушкой, а красивая, молодая, стройная (ей было 40 лет, когда я родился) — один раз я даже от неё оторвался… Мать не обращала на меня особого внимания первые три лет, а потом до меня вдруг дошло, что надо воспитываться, и началось: «дурак» «отдам тебя в приют», «ты чего такой некрасивый — не знаю» (бабушка вторила ее словам : Я сказала, как впервые увидела, сразу подумала: ребенок, рожденный без любви, всегда некрасив), «не уродуй душу.», «попробуй заплати — убьет» и т.д.

Мы дружили только с его дедушкой. Он был тихим и очень спокойным, в отличие от моих мам, нервных пап, которые старались как можно реже бывать дома, и Бабушки, всю жизнь ассоциирующейся у меня со Снежной Королевой. Мы были друзьями. Мое лучшее воспоминание из детства: дедушка сидит на скамейке в парке, ест мороженое, разговаривает ногами, светит солнышко, я развязала шнурок, а дедушка кладет свое мороженое и приносит мне. Мать кричала: «Дурак, ходишь, как тряпичная кукла? Разве ты не видишь, что мой ботинок развязался?» Бабушка говорила: «Твои кривые пальцы даже этого не могут». Папа бы посмотрел и куда-то молча ушел. А дед взял и связал.

Он умер, когда мне было восемь. И тут я подумал про себя, что я его украл и посадил, а кто-нибудь из моих любимых настоящих родителей найдет меня и заберет. Так же, как и моя одноклассница Анка – я как-то видел, как они ждали ее возле школы, держась за руки, а когда она вышла, обнялись вместе, как танец вокруг нее. Меня не обнимали никогда, в голову не приходило, что так можно.

Я старалась заслужить их похвалу, делала все по дому, всегда училась на «отлично» (после того, как мать троих детей взяла меня за волосы и ударила лицом об стену), на все претензии и обзывания старалась не ответить (получил лицо). Но что бы я ни делал, все было не так: я не такой убранный, не приготовленный, не двигающийся, не одетый, по словам его матери, я постоянно опозорился во всем – что открыл «свой вонючий рот» в гостях, что меня вырвало в автобусе при движении, что порвали мне чулки… Мать часто говорила, что я испортил ей молодость, рассказывала «что я только что сделала, когда у тебя хватило духу избавиться от тебя» и т. д. и т.п. .

При отце она молчала, но дома он бывал очень редко. Когда они развелись в мои 10 лет, я узнала, что он был в другой семье. За ним она, как его звали, потому что презирала, а позже, когда поняла, что не может держать в себе ненависть. Когда решили уходить, она мне сразу сказала: будешь с ним общаться — выгонят из дома, будешь жить как бомж, по вокзалам скитаться. До этого в моей жизни почти не случалось, но все же иногда он появлялся, принося конфету или какую-нибудь игрушку, а потом и вовсе пропадал. Отец быстро понял, что лучше не вступать со мной в контакт, не делать мне хуже, и облегчение исчезло из нашей жизни совсем.

Мы переехали в деревню, мамина мама (бабушка из города устроила праздник по случаю нашего отъезда, я слышала, она пригласила гостей со словами «наконец-то эта хабалка шевелится» — а я вроде вообще на природе не был). Сельская бабка была ничего, если не била, а как мать, считала меня никчемной, дикой, «слов не могу сказать»; когда узнала, что мочу по ночам (это продолжалось до 12 лет), рассказала всем соседям («это Кобыла подросла, а в постель дует как мало»). Что тогда было в школе, даже вспоминать не хочу.

Я выросла, и теперь мать назвала меня «проституткой» (я быстро узнала, что это такое, но первый поцелуй на самом деле в 19 лет, боялась мужчин до одури, шарахалась, когда ко мне подходили от мальчиков). Все, что я делал, было не так уж плохо, мои друзья были дебилами, моя музыка уродлива, моя одежда ужасна.

В 19 лет я женился, уезжать, уезжать мать кричала, что я неблагодарный негодяй, как и я, надо задушить в больнице и так далее.

Не общаться с ней десять лет. Ее не видно и не слышно. Пыталась несколько раз – когда родился сын, мы были у нее дома, и когда я увидела, как она с ним обращается, я схватила его и увезла, умчалась, потом проплакала полночи.

Мне снится, что она никогда не появлялась в моей жизни. Подруга написала пост во «Вконтакте»: бабушка умерла, а старшая дочь пришла попрощаться, когда было видно, что она просто уходит, потому что не простила, мол, так не надо, она как-то написала: где ты получил это? Что вы знаете об их отношениях? Она сказала, нет, надо прощать, надо любить, потому что это грех, это неправильно… А я ей: ты ребенка лицом к стенке бьешь – простишь? А за «крик тебя убьет» — простите (а это действительно могло убить, множественные сотрясения мозга)? И за то, что «такая уродливая земля» прощается? Я вот, ‘сказала, — мама никогда не прощала и никогда не простит’.

Термин «токсичность» помогает нам понять: это не ваша вина

Токсичность — это конверсионный термин, взятый из книги Сьюзан Форвард «Токсичные родители». Это определение подразумевает, что есть люди, которые своими действиями и поступками по отношению к другим людям отравляют их жизнь и личность. Основным симптомом любых «токсичных» отношений является тот факт, что они постоянно жертвуют собой, чтобы внушить чувство вины и неполноценности, которое остается с ним после окончания отношений. То есть фактически общение с «токсичным» человеком разрушает другого человека и, если родители влияют на всю его дальнейшую жизнь, изменяя его как личность, то он может никогда не почувствовать себя успешным даже при наличии формальных показателей успешности (хорошая работа, счастливая семья, высокие оценки и так далее).

Екатерина Бурмистрова

Как и любой термин, который начинает распространяться в массах, «токсичность» быстро стала применяться к любой ситуации, человеку и отношению, и все, что нам не нравится в другом человеке, стало поводом считать его токсичный.

Что хорошего в широком распространении этого термина? Он позволяет человеку внутри поставить на некую полку те отношения, которые были в его жизни, и сделать первый шаг, чтобы что-то изменить.

Первый шаг к «детоксикации» — признать, что такие люди и такие отношения были. А наличие термина «токсичность» как раз очень помогает понять, что, во-первых, это не они и не их вина, что так получилось, а во-вторых, увидеть, что они не одиноки в этой истории . В стране, где потребность в психотерапевтической помощи значительно превышает ее доступность, основным действенным механизмом является самопомощь и помощь друг другу. Нужны и такие условия и сообщества, где люди могут делиться опытом и видеть, что их истории не уникальны.

В группе на Facebook «Токсичные родители/Toxic Parents», созданной для того, чтобы каждый мог рассказать о своих родителях, отравивших свое детство, более 25 000 человек и каждый день появляется около 30 новых постов, как правило, историй. Истории часто похожи друг на друга и пишутся как под копирку: похожие слова родителей, действия одни и те же угрозы, у каждого своя боль, и хоть она кажется незначительной, но ясно, что вне зависимости от тяжести, для него это самая болезненная .

Он токс, а я был в белом халате

Впрочем, термин, как и любой, пошедший в массы, токсикоз содержит, однако, некую ловушку. Называя партнера или отца «токсичными» людьми, он как бы снимает с себя ответственность: «О, он такой «Токс», как вы хотели», и даже не пытается что-то изменить в отношениях, в собственном восприятии этого человека. Какой смысл менять, если он виноват?

Фото: Dorothea Lange

А в сознании «жертвы» может быть тупиковая черно-белая модель: он — токс, а я в белом халате. Поэтому высказаться и понять, какие в вашей жизни были «токсичные» люди, — это только начало. После этого другая часть работы, сложная и, как правило, долгая — ведь если отношения давно были невыносимыми, то быстро невыносимыми они не станут. Но у вас есть прекрасная возможность взять на себя авторство их жизни. Для этого нужна, конечно, психотерапия, сложная, долгая.

Психотерапевты рассказывают, что иногда, когда человек, который идет на терапию и начинает читать «психологическую» книгу, он приходит на один из сеансов со словами «мы, вы то полгода возиться, разбирать мою жизнь, и он, «Токс»! Все понятно, да и что тут понимать!», и уходит – правда, через полгода вернулся обратно из-за осознания того, что другой человек достаточно «ядовит», чтобы изменить ситуацию.

Психотерапия – это долгий и трудный путь, и сложный не только в эмоциональном плане. Многие рассчитывают, что психолог немедленно даст им в руки инструмент для решения этой проблемы, но, во-первых, этот инструмент нормально не получит, а во-вторых, следует понимать, что в терапии находится только один человек, а во-вторых, Токс» — мать, муж, отец — не идет.

К тому же, если речь идет о родителях, часто к «токсичности» человека добавляется его возраст, что делает его более терпимым или готовым изменить отношение.

Но в любом случае признание проблемы и называние ее возможно если не прощением, то хотя бы сделать его родным невыносимым.

Легко говорить о прощении, когда никогда не был в такой ситуации, но как можно прощать, когда внутри все болит, когда вся жизнь срослась криво и криво из-за этого человека…

Прошлому нужно позволить остаться в прошлом

Любое насилие в детстве, физическое или психологическое – это сильная многолетняя травма с долговременными последствиями. Причем психологическое насилие не менее серьезно, чем физическое: на него приходится около 2/3 самоубийств. А если человек долго жил в состоянии этого насилия, то травма еще глубже и тяжелее.

Когда мы говорим о «токсичных» родителях, то обычно имеем в виду насилие или только психологическое, когда человека унижают, обесценивают все, что для него важно, внушают ему мысль, что он никому не нужен, или даже физическое – когда его били. И если этому человеку не помочь справиться с его чувством вины, неполноценности, все, что он делает, неправильно.

— Перенесшие травму делятся на три категории , — рассказывает Екатерина. — Первые — это те, кто продолжает оставаться с травмой , и то, что было в прошлом, для них происходит и сейчас, самые напряженные переживания в их жизни связаны с прошлым. Они там живут, они почти там. Классический пример – люди, прошедшие войну. В это «выжившие» , те, кто может после травмы функционировать, но большинство из них остаются в прошлом. И еще другие – те, кто сумел пережить травму, переработать ее последствия и жить полной жизнью в настоящем.

Называние родителя или партнера «токсичным» может привести к тому, что человек выйдет из травмы, и останется в ней, примет тот факт, что он стал жертвой, и не будет иметь с этим ничего общего. А прошлое нужно отпустить — это позволить ему стать прошлым — важным, значимым, сильно повлиявшим на то, чтобы стать частью жизни, но уже прошедшим.

Когда мы были детьми, нашим родителям нужна была поддержка

Следует понимать, что «токсины» не взялись ниоткуда, не пришли с планеты, населенной злыми существами. Обычно токсичные родители вырастают из детей, которые сами стали жертвами агрессоров – их родителей.

Эта цепочка тянется в предыдущем поколении, а агрессия «токса» свидетельствует о его беспомощности, неумении иначе реагировать на ситуацию. Временная токсичность может быть следствием того, что человек находится в сложной психологической ситуации (например, мать узнала об измене отца) и еще одной модной фразой – анализирует его агрессию, которой нет у человека. для кого предназначен, на ребенка.

Иногда способ побороть эту агрессию состоит в том, чтобы показать, что вы видите скрывающуюся под ней любовь к вам и заботу о вас, а также продемонстрировать сострадание, свою любовь и сожаление о том, что все произошло. Когда мы были детьми, мы смотрели на родителей снизу вверх и хотели, чтобы они поддерживали, но не получали, а действительно, когда им нужна была поддержка. А когда ты взрослая, ты знаешь, что она желательна для него, и даешь им это, тогда отношения могут стабилизироваться.

Фото: uarp.org

«Да и вон отсюда! Она ползает на четвереньках»

«Мы прожили вместе три года, но впечатления у меня на всю жизнь. И, хотя это было довольно давно, я до сих пор пытаюсь найти время, когда заботливый внимательный мальчик превратился в истеричного психопата, паши мне:

Да твоя мать моя мать и моего пальца не стоит!

– Вам нужен такой толстяк? На тебя смотрят, на тебя хоть в метро с жалостью смотрят!

Он знал, что для меня важно, мои слабые места: Мама, вера, моя работа, и бил их регулярно, а сейчас я даже не могу вспомнить, с чего начались ссоры в отношениях, что было после этих, мы ссорились каждый полгода и совсем другое, и то чуть ли не через сутки.

— Бога нет! Верить в Бога — значит показывать свое невежество! Люди, которые что-то знают, знают, можно надеяться только на себя! Вот я и скажу: Бог плохой, а что ты меня молнией поразил? Нет? Молния, ты где?

Ссоры начались на пустом месте: я не посмотрела, поговорила с друзьями и забыла об этом, тем самым показывая, что он мне не важен, я занимаюсь сейчас с работой, поэтому она значит для меня больше, чем он, и так на. А когда у меня началась истерика после этих сцен, он удовлетворенно сказал:

— Ты истеричка! и утешал меня, и говорил нежные слова, и даже каялся и извинялся, «это все потому, что я люблю тебя».

Так жить было совершенно невозможно, я нервничала, нервничала, готова была плакать по поводу и без. Однажды, разговаривая с массажистом, который делал мне антицеллюлитный массаж («только деньги переводятся этим шарлатанам, если я буду меньше есть и больше ходить, чтобы не быть толстой»), и вдруг я увидела его реакцию, наверное, я сказать вам что-то странное, потому что его глаза расширились и он открыл рот, а когда он сказал: «у вас это очень плохо?» – плакала я и плакала, скрючившись на своем диване.

Я много раз пытался уйти от него, но он за мгновение до этого сказал: «Да, да, и убирайся отсюда! Она ползает на четвереньках!» – сразу начал умирать или ползал на коленях, рвал на себе одежду (буквально), плакал («не помню, что говорил, но это потому, что боюсь тебя потерять, ты самая красивая, самая лучший»), а однажды достал из шкафа бутылку водки, сорвал крышку и залпом глаза выпил все…

Однажды я все-таки ушел. В ноябре без одежды и в тапочках (он запер мне пальто и туфли) он погнался за мной, я побежала, потеряла тапочки и убежала. Телефон не брал, на сообщения не отвечал, зная, что он как-то снова сможет меня уговорить и я вернусь. Он приходил к родителям, кричал под окнами, и караулил меня возле моего дома (я пыталась выйти из дома с папой, его попросили пройти туда за моими вещами). Как-то зашла в магазин одежды, продавщица сказала платье, а я сказал:

— Не могу, у меня лишний вес, и я всегда помню ее веселый, исцеляющий смех:

— Девушка, у вас 44 размер! Вы себя в зеркале давно видели?

Более утомительных и нелогичных отношений в моей жизни не было и надеюсь не будет. Пришлось тогда идти к терапевту. Сегодня, спустя несколько лет, когда я вышла замуж за любимого и любящего меня человека, которому и в голову бы не пришло все это делать, я не понимаю одного: как я могла сделать, чтобы предотвратить это в своей жизни? У меня нет вины, только замешательство и сожаление, почему я не разорвал отношения раньше. Но опять же я не мог, поэтому они не могли, и мальчик, что сделал – я пошел к психотерапевту, чтобы сказать эту фразу».

Чтобы изменить отношения, все они живы

Знакомясь с термином «токсичность», многие начинают задаваться вопросом: вместо «токсичен» мой партнер? Может, действительно в этом, может, все наши трудности в отношениях от того? Знаете, когда женщина на поздних сроках беременности спрашивает акушера-гинеколога: «Доктор, у меня что-то происходит, это не схватки?» он говорит: «Если у тебя есть вопрос, так это не сокращения — сокращения, которые ты узнаешь».

Так вот, если у вас есть вопрос, «токсичен» ваш партнер, то скорее всего он не «токсичен», потому что его невозможно найти. Другое дело, что «токсичный» партнер очень часто пытается внушить мысль, что он просто в порядке, а дело в том, что ты неправ или ты не прав. Разобраться в этих отношениях, а главное сохранить их, если перед вами стоит такая задача – это просьба поработать с психотерапевтом, желательно парилкой. Если вы пойдете к психотерапевту лично, то специалист поможет вам хотя бы понять его пределы, в том числе и на уровне тела (это важно, если вы живете с токсичным партнером). А с точки зрения психотерапевта лучше не работать с установкой на «токсичного» мужа, а то, что «у нас проблемы в отношениях», это, как мы уже говорили, делает вас активной, пассивной жертвой зло «токса».

Если у вас есть вопрос относительно себя, задайте его своим родственникам, людям, которые знают вас и вашу семью. Например, современная мать, стремящаяся быть идеальной, может накричать на ребенка, чтобы представить, что он сам это знает, и в этом случае очень полезна оценка со стороны третьих лиц.

Самый простой способ справиться с такими отношениями — прекратить их, — говорит Екатерина Бурмистрова. – Люди поняли, что отношения – это неправильно, изменить их так, как они не могут, и единственный способ их разорвать. Но как психотерапевт, чьи клиенты постоянно или разводятся, или хотят развестись, рекомендую: прежде чем выходить из отношений с мужем, матерью, отцом – сначала разберитесь с ними. Пока вы не осознаете, что есть «ядовитые», так как яд выводится из организма, в котором был период распада, не выходите из этих отношений.

Иначе может сыграть злую шутку закон повторения сюжета, когда женщина, скажем, расстается с алкоголиком, а через какое-то время оказывается в отношениях с мужчиной пьющим, но ведущим себя точно так же, как Предыдущая.

Если в изменении отношений заинтересованы оба человека (но не настолько, чтобы один думал, что у него все в порядке, а проблемы второго), то есть хороший шанс сделать это с помощью психотерапевта. Если в попытках изменить такие отношения участвуют двое – мать и ребенок, муж и жена – есть шанс существовать в них иначе. Если в этом заинтересован только один, пожалуй, единственный способ что-то изменить — создать между ним и дистанцией, если речь идет о родителях, и выйти из отношений, если речь идет о партнере. Да, действительно есть отношения, которые сохранить без ущерба для себя невозможно.

Очень важно попытаться изменить отношения, все они живые.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Психолог

Гордыня психология: Гордыня с точки зрения психотерапии: что в ней плохого? | Психология

Гордыня с точки зрения психотерапии: что в ней плохого? | Психология Гордыня — следствие принципов, убеждений, сложившихся за всю нашу жизнь. И когда говорят девушке, которая

Психолог

Бурмистрова екатерина психолог сайт: Екатерина Бурмистрова — Детский и семейный психолог

Екатерина Бурмистрова — Детский и семейный психологСемейный психотерапевт Детский психолог Нарративный практик Директор онлайн Школы психологииПривет. Я — психолог Екатерина Бурмистрова и больше 25+ лет