Архиепископ новгородский геннадий: святитель Геннадий Новгородский (Гонозов)

Разное

святитель Геннадий Новгородский (Гонозов)

Дни памяти: 10(23) февраля , 4(17) декабря

Геннадий Гонзов (Гонозов), святой, архиепископ Новгородский и Псковский. О жизни его до 1472 года не сохранилось почти никаких известий. По-видимому, он происходил из боярского рода («Степенная книга» называет его «сановитым») и владел вотчинами (по свидетельству Иосифа Волоцкого подарил Иосифову Волоколамскому монастырю село Мечевское, сельцо Чемесово в Рузе и две деревни). Время рождения его неизвестно, но, вероятно, родился он около 1410 года. По мнению преосвященного Филарета («Житие святых Российской Церкви»), он был родом из Москвы. Уже в ранней юности Геннадий решил посвятить себя монашеской жизни и удалился от мира на Валаам. Здесь он, по собственному его свидетельству, был учеником преподобного Савватия Соловецкого: «Савватий егда на Валааме был, аз у него ученик, а он мне старец был», говорил Геннадий игумену Досифею. Принимая во внимание, что Геннадий умер в 1506 году, а Савватий ушел с Валаама в 1425 или 1429 году, надо допустить, что Геннадий жил на Валааме в очень юном возрасте, но вряд ли моложе 15 лет.

О дальнейшей жизни Геннадия в продолжение более 40 лет нет никаких сведений. Неизвестно, где принял он монашеское пострижение. Мы находим его уже в зрелом возрасте (лет около 60) в Московском Чудове монастыре, куда его привлекла «велия вера к святителю Алексию. В 1472 или 1473 году, по мнению одного исследователя (Грандицкий), или в конце 70-х годов по мнению другого (по «Житиям святых на русском языке», в феврале 1477 г.), «добродетельный, — по выражению «Степенной книги», — разумный и Божественному писанию довольный», Геннадий был возведен в сан архимандрита Чудова монастыря. В 1479 — 1481 годах он принимал участие в возникшем по поводу освящения перестроенного Успенского собора споре, как нужно ходить крестным ходом при освящении храмов — по солнцу или против солнца, как это сделал митрополит Геронтий. Большинство было за митрополита, против него только несколько человек с великим князем во главе, к ним примкнул и Геннадий, что испортило его отношения с митрополитом. В 1482 году митрополит Геронтий отомстил Геннадиюю, подвергнув его суровому наказанию по незначительному поводу. Геннадий, руководясь словами устава: «Литургию отпев, вкусити по укруху хлеба в церкви и по чаше вина, и вечерню начинати и воду свящати», позволил чудовским монахам принять пищу до вкушения Богоявленской воды. Митрополит нашел распоряжение Геннадия противозаконным и велел схватить архимандрита и привести к себе. Геннадий стал искать защиты у великого князя Иоанна Васильевича, но митрополит потребовал выдачи непокорного архимандрита. Великий князь выдал Геннадия, а Геронтий, заковав его в цепи, посадил Геннадия в монастырский ледник и освободил его через некоторое время только по ходатайству великого князя и бояр. В 1483 году Геннадий предпринял постройку в Чудове монастыре каменной трапезы и каменной церкви во имя святителя Алексия, но не успел кончить начатого дела, получив Новгородскую кафедру; однако, поручив при отъезде попечение о строящемся храме «сообщникам своим» грекам Траханиотам, он и из Новгорода снабжал монастырь денежными средствами для окончания постройки.

Еще в 1483 году (17 июля) Геннадий был одним из трех кандидатов, намеченных на архиепископство в Новгороде, но тогда жребий пал на Троицкого старца Сергия. Вскоре, в 1484 году, Сергий оставил кафедру, и 12 декабря 1484 года (6993 г.) Геннадий посвящен был в сан архиепископа Великого Новгорода и Пскова. В мясоед он был уже в Новгороде. Здесь предстояло ему много забот и трудов. Как москвич, он был чужим человеком для своей паствы, только недавно потерявшей свою политическую независимость. Геннадий настойчиво принялся за проведение в своей епархии политических и церковных стремлений Московского правительства, но действовал медленно и осторожно. Постепенно добился он того, что новгородское духовенство ввело в богослужение молитвы за великого князя и стало почитать Московских святителей и других святых. В одном из своих первых посланий Геннадий высказал свой взгляд на отношения между духовенством и светской властью: духовенство должно исполнять приказы этой власти, но государи должны признать руководящую роль духовенства. Поддерживая правительственную политику, Геннадий при необходимости соблюдал и древние новгородские обычаи: так он, по примеру прежних владык, взял на себя постройку третьей части возобновляемой городской стены.

Много хлопот доставлял архиепископу Псков. В 1485 году, по вступлении на кафедру, Геннадий послал псковичам благословенную грамоту с богатым подарком. В 1486 году Геннадий сам ездил в Псков по приглашению псковичей, прожил в Пскове три недели и приобрел уважение граждан своими проповедями; но в том же году у него произошло столкновение с псковичами, которые не хотели позволить присланным Геннадием игумену Евфимию и боярину описать церкви и монастыри Псковской области и «положить в число» псковское духовенство, а также не признавали власти Евфимия, назначенного архиепископским наместником в Пскове. В 1499 году Геннадий снова прибыл в Псков для судебных дел, но псковичи запретили своим священникам служить с ним, потому что он хотел молиться за сына Иоанна Василия, об объявлении которого великим князем они еще не имели известия от своих посадников, поехавших в Москву; спор их с владыкой кончился победой последнего. В 1500 году псковичи согласились наконец на осмотр церквей. Когда ревизия была окончена, Геннадий получил возможность определить валовую сумму следуемых ему с псковского духовенства пошлин. Одновременно он перевел на денежный счет те повинности, которые до того времени взимались натурой. Свои определения Геннадий занес в составленную им уставную грамоту, не дошедшую до нас. Эта грамота надолго определила тягловые отношения псковского духовенства к Новгородскому владыке. В 1492 году епархия Геннадия уменьшилась путем присоединения Вологды к Пермской епископии.

Почти все 19-летнее пребывание Геннадия на Новгородской кафедре прошло главным образом в борьбе с ересью жидовствующих, появившейся в Новгороде в 1470 году. Узнал он о ней случайно года через полтора после приезда. Ему донесли, что несколько священников в пьяном виде ругались над святыми иконами. Геннадий донес о случившемся в Москву. Великий князь в ответ прислал грамоту с приказом позаботиться о пресечении зла и произвести на еретиков обыск. Геннадий приступил к следствию, приказал поймать еретиков, обыскал и отдал их на поруки, но они бежали в Москву. Геннадий вслед за ними (в августе или сентябре 1487 года) послал великому князю и митрополиту следственное дело со списком убежавших в Москву и других обысканных им еретиков. Не получая ответа ни от великого князя, ни от митрополита, Геннадий в конце 1487 года обратился с просьбой о содействии к Сарскому епископу Прохору, жившему в Москве на Крутицах, и уведомлял его об открытии в Новгороде ереси, а в январе 1488 года написал к приехавшим в Москву епископам Суздальскому Нифонту и Пермскому Филофею, прося их ходатайствовать пред великим князем и митрополитом, чтобы они позаботились «тому делу исправление учинити». Делу после этого дан был ход. Беглых еретиков судили в Москве на соборе, троих из них подвергли наказанию, а затем отослали к Геннадию для увещания и нового расследования дела, с приказом отсылать нераскаянных на казнь к гражданской власти. В феврале 1488 года Геннадий достиг новых признаний со стороны обвиняемых, найдены были еретические богослужебные тетради и книги, пасхалия по еврейскому календарю. Искренно раскаявшихся он предал церковному покаянию, а нераскаявшихся, но уличенных предал светской власти, после чего отправил к митрополиту подробное донесение, прося новых распоряжений. Но в Москве «положили то дело ни за что», как выразился Геннадий в послании к Ростовскому архиепископу Иосифу (25 февраля 1489 г.).

В Москве еретикам покровительствовал сильный при великокняжеском дворе дьяк Федор Курицын, поэтому сюда прибыли новгородские еретики, в том числе и чернец Захарий, сосланный Геннадием в одну пустынь, но по великокняжеской грамоте возвращенный в свой монастырь в Немчинов, близ Новгорода. Явившись в Москву в 1487 году, он стал действовать против Геннадия и рассылать хульные грамоты, в которых называл Новгородского владыку еретиком. Между тем в конце мая 1489 г. умер митрополит Геронтий, а в сентябре в митрополиты был избран Зосима, тайный последователь ереси жидовствующих. Геннадия не допустили присутствовать при избрании митрополита: пришел к нему от великого князя наказ о государевых великих делах, великий князь велел ему о них хлопотать, а в Москву ехать не велел. Геннадий прислал свою повольную грамоту на поставление нового митрополита. Зосима немедленно выказал свое нерасположение к обличителю ереси, потребовав от него нового архиерейского исповедания. Оскорбленный Геннадий ответил новому митрополиту посланием, в котором жаловался, что его постоянно отводят от присутствия на соборах московских, и потребовал, чтобы митрополит вместе с собором предал проклятию ересь жидовствующих. О том же написал к собору владык, находившихся тогда в Москве. 17 октября 1490 г. собор, на который сам Геннадий не был приглашен, состоялся и предал отлучению 9 еретиков, из коих один был сослан в заключение, а другие отосланы в Новгород. Геннадий предал их публичному позору. Однако, несмотря на все старания Геннадия, ересь, имевшая в Москве таких сильных покровителей, продолжала распространяться. Не найдя поддержки в Москве у великого князя и митрополита, он нашел себе союзника в лице Иосифа Волоцкого. 17 мая 1494 года митрополит Зосима был свергнут, но уже после его свержения, стараниями Курицына, в Новгородский Юрьев монастырь был назначен еретик, архимандрит Касьян. В его кельях происходили собрания еретиков. Геннадий нашел их тут и заставил бежать в Литву и к немцам. Еретики были не только преданы церковному проклятию, но главнейшие из них были сожжены в Москве и Новгороде, а остальные отправлены в заточение. Только на соборе в декабре 1503 года ересь была окончательно осуждена.

Первое время борьба с ересью велась не на почве догматических споров и обличений, а исключительно средствами административных кар. «Люди у нас просты, — писал Геннадий в одном из своих посланий, — не умеют говорить по обычным книгам, так лучше поэтому о вере никаких прений не плодить. Собор нужен не для прений о вере, а для того, чтобы еретиков казнить, вешать и жечь». Однако впоследствии Геннадий наряду с суровыми казнями стал бороться и духовным оружием. Он призывал к себе ученых старцев Паисия Ярославова и Нила Сорского «о ересях тех поговорити» и разыскивал по монастырям книги, нужные для борьбы с еретиками, заботился о распространении в обществе сочинений, направленных против жидовства и жидовствующих. Так, по его поручению были переведены на русский язык сочинения: «Магистра Николая Делира, чина меньших феологии преследователя, прекраснейшие стязания, иудейское безверие в православной вере похуляюще», «Учителя Самоила евреина на богоотметные жидове, обличительно пророческими речми, гл. 25» и «Иаков жидовин, вера и противление крестившихся иудей во Африкии и Карфагене» (все три рукописи в собрании Царского).

Геннадию вообще пришлось сыграть видную роль в истории русского просвещения. Имя его связано с составлением славянского кодекса библейских книг. «Собрание ветхозаветных книг, какое имеем в полных списках Библии, говорят Горский и Невоструев, справедливо можно назвать Новгородским, и должно отнести к концу XV столетия и приписать заботливости архиепископа Новгородского Геннадия. Несомненно известно, что он, имея дело с еретиками жидовствующими, отыскивал по монастырям русским разные книги Ветхого Завета. Известно также, что он поручил переводить некоторые книги Ветхого Завета с латинского языка. И при нем же, спустя 6 лет после перевода последних книг Ветхого Завета, в Новгороде писан старший из списков полной Библии, и в этом списке помещен тот же самый перевод с латинского».

До этого времени ни у русских ни у южных славян не было библейского канона, библейские книги были рассеяны по разным сборникам самого разнообразного содержания. Геннадий первый выделил библейские книги из хаотической массы сборников, собрал их в один кодекс и тем положил начало Славянской Библии. Книги кодекса не отличались единством текста со стороны языка; одни книги вошли туда в древнейшем переводе, другие в значительно подновленном или даже позднейшем тексте, наконец, совсем не найденные в тогдашней русской письменности были переведены по его поручению с латинского из Вульгаты (Паралипоменон, Ездры, Неемии, Товита, Иудифи, Премудрости Соломоновой, 1 и 2 кн. Маккавеев, начало книги Иеремии и конец Эсфири). Перевод этот не совсем удачен; переводчик часто оставляет без перевода латинские слова, вставляя их в славянский текст. Вообще не греческая библия, а Вульгата послужила для Геннадия главным руководством: расположение книг, разделение их на главы делается по Вульгате, из нее же заимствованы предисловия к книгам; вместе с тем Геннадий пользуется и немецкою библией, в то время уже напечатанной. Начало книги Эсфири было переведено прямо с еврейского. Составление кодекса было окончено в 1499 году. Из трех списков Геннадиевой Библии, хранящихся теперь в Синодальной библиотеке, один принадлежал митрополиту Варлааму и отдан был им как вклад в Троицкую Сергиеву лавру, писан он полууставом, переходящим в скоропись, в большой александрийский лист, на первом листе указано, что книги написаны при архиепископе Геннадии в Великом Новгороде, во дворе архиепископском. Другой список сделан повелением Иоанна Грозного в 1558 году (копия с него была послана князю Κ. К. Острожскому и, подвергшись пересмотру и сличению с текстами греческим и латинским, легла в основу печатной Острожской Библии). Третий список 1570-71 годов принадлежал епископу Рязанскому. Библия Геннадия легла в основу и печатного издания 1663 года.

Другим важным трудом Геннадия является составление пасхалии. На соборе русских святителей, который состоялся в сентябре 1491 года и на котором присутствовал и сам Геннадий, определено было «написать пасхалию на осмую тысящу лет», с целью противодействовать ложным толкам в народе о близкой кончине мира, совпадающей с концом седьмого тысячелетия от сотворения мира. 27 ноября 1492 года митрополит Зосима «изложил соборне пасхалию на 20 лет» и послал ее Филофею Пермскому и Геннадию, чтобы они также составили свою пасхалию и представили в Москву. Геннадий составил пасхалию на 70 лет (21 декабря 1492 г.). Все пасхалии были рассмотрены в Москве и оказались сходными, после чего собор разослал по всем епархиям митрополичью пасхалию. Получив ее и рассылая по своей епархии, Геннадий разослал также и свою пасхалию, вместе с толкованием на нее, пастырскими наставлениями и окружною грамотою, под общим заглавием: «Начало пасхалии преложно на осмую тысячу лет». В толковании на составленную им пасхалию он в опровержение мысли, что по концу пасхалии можно гадать о кончине мира, первый на Руси изложил правила, как составлять так называемую вечную пасхалию, дал понятие о великом миротворном круге, то есть о том 532-летнем периоде, по истечении которого числа Пасхи повторяются в том же порядке, в каком они шли в предыдущем периоде, и показал, как при помощи этого ключа можно вывести пасхалию на сколько угодно лет.

Памятником забот Геннадия о просвещении осталось также его послание к митрополиту Симону 1499 года, в котором он умоляет великого князя завести училища, так как среди духовенства не только не было достаточно подготовленных лиц, но было даже мало грамотных. Впрочем, проектированные Геннадиемм училища имели целью только обучить грамоте. Приводимых к нему для поставления Геннадий подвергал испытанию в умении отправлять церковные службы, хорошо читать Апостол и другие церковные книги, и если испытуемый оказывался плохо знающим церковный устав, но в то же время человеком грамотным, то он отсылал его учить ектенью и знакомиться с совершением церковных служб и затем поставлял его. Незнающих церковного устава и неумеющих хорошо читать Геннадий отсылал от себя, но, когда его просили учить таких, не отказывал в просьбе и приказывал учить ектениям и азбуке. Меры Геннадия часто вызывали ропот.

Кроме просвещения, Геннадий заботился об искоренении безнравственности среди духовенства. В вышеупомянутом послании он предлагал ввести правило ставить в священники и диаконы только лиц женатых; предложение свое он повторил на соборе 1501 года, где оно и было принято, причем вдовым священникам и диаконам запрещено было совершение литургии. Восставал он также против посвящения в духовный сан лиц, находящихся во втором браке. Памятником церковно-административной деятельности Геннадия является составленный им церковный устав «Церкви Божии правительник вкратце» (рукопись устава находится в Синодальной библиотеке), введенный им в церквах Новгородской епархии и представляющий из себя сокращенное изложение устава Иерусалимского. Он состоит из 40 глав, в которых указан порядок совершения богослужения повседневного и праздничного.

В 1503 году (август и сентябрь) Геннадий присутствовал на соборе, на котором рассматривались вопросы о поставлении лиц на священные степени и о вдовых священниках. Собор этот между прочим запретил брать мзду за поставление в церковные должности.

В 1504 году Геннадий был лишен своей кафедры. Причиной было то обстоятельство, что дьяк его (Михаил Иванов Алексеев Гостенок), человек корыстолюбивый, брал пошлины со ставленников, вопреки соборному постановлению 1503 года. В Москву сделан был донос. Великий князь и митрополит, обследовав дело, «свели Геннадия с кафедры на Москву» 12 июня 1504 года. В июне же Геннадий подал митрополиту «отреченную» грамоту, в которой заявил, что «своея ради немощи оставил есми свою архиепископию». Он поселился в Чудове монастыре и там скончался 4 декабря 1505 года (7014 г.). Погребен на том месте, где прежде лежало тело Святителя Алексия перед обретением его мощей.

Преосвященный Филарет предполагает, что Геннадий был осужден по клевете врагов; также и автор биографии Геннадия, напечатанной в «Чтениях Общества любителей духовного просвещения», отрицает возможность мздоимства с его стороны, так как этому обвинению противоречит вся предшествующая его деятельность. Кроме того Новгородские летописи не говорят о причине удаления Геннадия; если же это обвинение было справедливо, они не скрыли бы его. Очевидно, это клевета врагов Геннадия, которые хотели очернить его незапятнанное имя в глазах современников. Митрополит Макарий, напротив, утверждает, что думать так нет никакого основания и противно летописям (П. Собр. Р. Лет. VI, 49, 244, VIII, 244; Ник. Лет. VI, 170), которые говорят, что дело было обследовано великим князем и митрополитом. Голубинский также не находит оснований предполагать, чтобы обвинение Геннадия было клеветой со стороны жидовствующих, ибо от клеветы архиепископу нетрудно было бы оправдаться.

Архиепископ Геннадий отличался сильным и ясным умом и твердым прямым характером, не способным идти на уступки из угождения сильным людям. Иоанн III, задумав очистить в Кремле место для своего сада, приказал вынести оттуда несколько старых монастырей и церквей и уничтожить старые кладбища. Геннадий был возмущен этим распоряжением великого князя и высказал свои чувства в послании к митрополиту Зосиме. Вообще Геннадий за истину, как он ее понимал, готов был идти на подвиг. Выше всего ставил он интересы православия и во всяком нарушении их видел не только оскорбление религии, но и бесчестье родной земли и государства.

До нас дошли следующие послания и грамоты Геннадия:

1) Послание к князю Борису Васильевичу Волоцкому 1485г. с оправданием от упрека в неправильном получении святительского сана и с напоминанием об отнятой у Софийской церкви земле в Волоколамском уезде (Рус. Истор. Библ., VI, № 113).

2) К Прохору, епископу Сарскому, в конце 1487 г. о жидовствующих (содержание изложено И. П. Хрущовым в «Исследовании о сочинении Иосифа Санина)».

3) К Нифонту, епископу Суздальскому, и Филофею Пермскому, в январе 1488 г., с изложением следствия о еретиках (Карамзин, т. VI, пр. 324, и Хрущов, Исслед. о соч. Иосифа Санина).

4) К Иоасафу, бывшему архиепископу Ростовскому, 25 февраля 1489 г. о жидовствующих (Чтения в Обществе Истории и Древностей Российских. 1847 г.).

5) К митрополиту Зосиме, в октябре 1490 г., о немедленном принятии строжайших мер против жидовствующих, с неодобрением перемещения из Кремля некоторых монастырей и церквей на другое место и с жалобой на монаха Захария, распространяющего о нем предосудительные слухи (Др. Рос. Библ., XIV, стр. 280 — 282; Акты Археограф. Эксп., I, № 380; Рус. Истор. Библ., VI, № 115).

6) К собору епископов, в октябре 1490 г., о мерах против еретиков (Рус. Ист. Библ., VІ, № 115).

7) К митрополиту Зосиме по вопросу о причетниках-двоеженцах (Акты Ист., I, № 101).

8) К митрополиту Симону о дьяках-двоеженцах, ставленных грамотах и необходимости устроить училища для духовенства (Aкт. Ист., I, № 104, Др. Рос. Библ., т. XVI).

9) «Начало пасхалии преложно на осмую тысячу лет», рукопись в библиотеке Моск. Дух. Академии (напечатано: Макарий, т. VI, прил. III, Рус. Истор. Библ., VI, № 119).

10) Повольная грамота на поставление в митрополиты Симона (Доп. Aкт. Ист., I, №19; Рус. Истор. Библ., VІ, № 121).

11) Ставленные грамоты дьячку и пономарю (Др. Рос. Библ., т. XIV, Акты Юрид., №№ 387 и 388).

Дошли до нас молитвы к Пресвятой Богородице, составленные Геннадием в 1497 г. (Каноник Сергиевой лавры № 43). Все писания Г. отличаются той особенностью, что написаны простой русской речью с незначительной примесью церковно-славянского языка.

Геннадий почитается святым, и в новых «Житиях святых», изложенных по руководству Четий-Миней Святителя Димитрия Ростовского, помещено его жизнеописание, а сам он именуется «блаженным»; память его празднуется 4 декабря.

Тропарь святителю Геннадию, архиепископу Новгородскому, глас 5

Уподобился еси древним отцем, / святителю отче Геннадие, / Священныя Книги собрав и еретики посрамив, / ревность по Бозе показуя, паству оградил еси, / моли и ныне Христа Бога / мир Церкви даровати // и спастися душам нашим.

Кондак святителю Геннадию, архиепископу Новгородскому, глас 2

Велия исправления о церковном благолепии являя, / Православную веру утвердил еси, / святителю отче Геннадие, / не престай молитися о нас, // во Царствии Небеснем Безсмертныя трапезы наслаждался.

Источник: Русский биографический словарь. А. А. Половцов

Святитель Геннадий, архиепископ Новгородский / Патриархия.ru

Святитель Геннадий, архиепископ Новгородский, происходил из рода Гонзовых и был, по свидетельству современников, «муж сановитый, умный, добродетельный и сведущий в Священном Писании». Первоначальное послушание проходил в Валаамской обители под духовным руководством преподобного Савватия Соловецкого (память 27 сентября). С 1472 года — архимандрит Чудова монастыря в Москве. Ревнитель строгого уставного Богослужения, в 1479-1481 годах архимандрит Геннадий вместе с Вассианом, архиепископом Ростовским, а затем с его преемником Иоасафом бесстрашно вставал на защиту древнего устава в возникшем споре о хождении «посолонь» при освещении нового храма. (Спор возник в связи с чином освящения Успенского собора в Москве.)

В 1483 году святой Геннадий начал строить в Чудовом монастыре каменную трапезную церковь в честь чтимого им святителя Алексия, Митрополита Московского († 1378), основателя обители. 12 декабря 1484 года архимандрит Геннадий был посвящен в архиепископа Новгородского. Благоговея к памяти великого святителя Алексия, Геннадий, и будучи в Новгороде, не переставал заботиться о возведении храма его имени: «И сребра довольно на совершение храма того и трапезы и палат посылаше».

Время святительства в Новгороде святого архиепископа Геннадия совпало с грозным периодом в истории отечественной Церкви. Иудейские проповедники, приехавшие под видом торговцев в Новгород, еще с 1470 года начали сеять между православными плевелы ереси и богоотступничества. Лжеучение распространялось тайно.

Первое известие о ереси дошло до святителя Геннадия в 1487 году: четверо членов тайного сообщества, в хмельном угаре обличая друг друга, обнаружили пред православными существование нечестивой ереси. Как только это стало известно святителю, ревностный архипастырь немедленно приступил к розыску и с глубокой скорбью убедился, что опасность угрожает не только местному, новгородскому благочестию, но и самой столице Православия Москве, куда еще в 1480 году переехали вожди жидовствующих. В сентябре 1487 года он направил в Москву, митрополиту Геронтию, все розыскное дело в подлиннике вместе со списком обнаруженных им богоотступников и с их писаниями. Борьба с жидовствующими стала главным предметом архипастырской деятельности святителя Геннадия.

По словам преподобного Иосифа Волоцкого (память 9 сентября), «сей архиепископ, быв пущен на злодейственные еретики, устремился на них, яко лев, из чащи Божественных Писаний и красных гор пророческих и апостольских учений».

Девятнадцать лет продолжалась борьба святителя Геннадия и преподобного Иосифа с сильнейшей попыткой противников Православия изменить весь ход истории Русской Церкви и Русского государства. Трудами святых исповедников борьба увенчалась победой Православия. Этому способствовали труды святителя Геннадия по изучению Библии. Поскольку еретики в своих нечестивых мудрствованиях прибегали к искаженным текстам ветхозаветных книг, отличным от принятых Православной Церковью, архиепископ Геннадий взял на себя огромный труд — привести в единый свод исправные списки Священного Писания. До того времени библейские книги переписывались на Руси, по примеру Византии, не в виде целого свода, а отдельными частями — Пятикнижия или Восьмикнижия, Царств, Притчей и других учительных книг; Псалтири, Пророков, Евангелия и Апостола.

Священные книги Ветхого Завета особенно часто подвергались случайной и намеренной порче. Об этом со скорбью писал святитель Геннадий в послании архиепископу Иоасафу: «Жидове еретическое предание держат — псалмы Давидова или пророчества испревращали». Собрав вокруг себя ученых, тружеников-библеистов, святитель собрал все книги Священного Писания в едином своде, благословил вновь перевести с латинского языка те из Священных книг, которые не были им обречены в рукописном предании славянской Библии, и в 1499 году на Руси вышел первый полный свод Священного Писания на славянском языке — «Геннадиевская Библия», как ее почтительно называют по имени составителя, которая стала неотъемлемым звеном в преемственности славянского перевода Слова Божия.

От Боговдохновенного перевода Священного Писания святых равноапостольных Кирилла и Мефодия (863-885), чрез Библию святителя Геннадия (1499) и воспроизводящую ее первопечатную Острожскую Библию (1581), Церковь сохранила неизменным славянское библейское предание вплоть до так называемой Елизаветинской Библии (1751) и всех последующих печатных изданий.

Наряду с подготовкой Библии, круг церковных книжников при архиепископе Геннадии вел большую литературную работу: была составлена «Четвертая Новгородская летопись», доведенная до 1496 года, переведены, исправлены и переписаны многочисленные рукописные книги. Игумен Соловецкого монастыря Досифей, прибывший в Новгород по монастырским делам, несколько лет (с 1491 по 1494) трудился у святителя Геннадия, составляя библиотеку для Соловецкого монастыря. По просьбе святителя Досифей написал житие преподобных Зосимы (память 17 апреля) и Савватия (память 27 сентября). Большинство книг, переписанных с благословения святителя Новгородского (более 20) для Соловецкой обители, сохранилось в составе Соловецкого собрания рукописей. Ревностный поборник духовного просвещения, архиепископ Геннадий для подготовки достойного клира основал в Новгороде школу.

Память о святителе Геннадии сохраняется и в другом его труде на благо Православной Церкви. В конце ХV века над русскими умами тяготела грозная мысль о скорой кончине мира, которой ждали по истечении седьмой тысячи лет от сотворения мира. По окончании миротворного круга в 1408 году на Руси не осмелились продолжить пасхалию далее 1491 года. В сентябре 1491 года архиерейский Собор Русской Церкви в Москве, при участии святителя Геннадия, определил: «Написать Пасхалию на осьмую тысячу лет». 27 ноября 1492 года митрополит Зосима «на Москве изложил соборне пасхалию на 20 лет» и поручил епископу Филофею Пермскому и архиепископу Геннадию Новгородскому составить каждому свою пасхалию для соборного свидетельствования и утверждения 21 декабря 1492 года. Святитель Геннадий окончил составление своей пасхалии, которая, в отличие от митрополичьей, была продолжена на 70 лет, и, рассылая по епархиям одобренную Собором принятую пасхалию на 20 лет, присоединил к ней и свою, вместе с толкованием на нее и Окружной грамотой, под общим заглавием «Начало пасхалии, переложенной на осьмую тысячу лет». В Богословском толковании пасхалии, основанном на Слове Божием и свидетельстве святых отцов, святитель писал: «Не скончания мира страшиться подобает, но ждать пришествия Христова на всякое время. Сколько благоволит Бог стоять миру, столько продлится и обхождение времен». Времена устроены Творцом не для Себя, но для человека: «Да разумеет человек времен премену, чтет своея жизни конец». О сроках же свершения творения Божия «никто же весть, ни Ангелы, ни паки Сын, но токмо Отец». Потому святые отцы, наитием Духа Святого, изложили миротворный круг именно как «круг»: «Сии учиниша коловратно, не имуще конца». Еретическим прельщениям о исчислении сроков святитель противопоставил освященный Церковью путь постоянного духовного трезвения. Святой Геннадий излагает Богословские основы пасхалии, объясняет, как при помощи Альфы, великого миротворного круга, можно выводить пасхалию на будущее, насколько потребуется. Пасхалия святого Геннадия, по его свидетельству, не была им составлена заново, но была выведена на основании прежнего предания — в частности, на основании пасхалии, написанной на 1360-1492 годы при святителе Василии Калике, архиепископе Новгородском († 3 июля 1352). По правилам работы с пасхалией, утвержденным святым Геннадием, позже, в 1539 году, при архиепископе Новгородском Макарии, была составлена пасхалия и на всю восьмую тысячу лет.

О высокой духовной жизни и молитвенном вдохновении святителя свидетельствует составленная им в 1497 году молитва к Пресвятой Богородице. Кроме известных посланий митрополитам Зосиме и Симону, архиепископу Иоасафу, епископам Нифонту и Прохору, послания к Собору 1490 года, архиепископ Геннадий написал церковный «Уставец» и «Предание инокам», живущим по уставу скитского жития.

Оставив архипастырское служение, с 1504 года святитель жил на покое в Чудовом монастыре, где мирно отошел ко Господу 4 декабря 1505 года. В Степенной книге читаем: «Архиепископ Геннадий пребы в архиепископах девятнадцать лет, многа исправления показа о церковном благолепии и о священническом благочинии, и еретики посрами, и православную веру утверди, последи же сведен бысть на Москву, и полтретья лета пребысть в монастыри чудеси Архангела Михаила и святаго Алексия митрополита и чудотворна, идеже прежде бысть в архимандритех, ту и преставися к Богу». Святые мощи архиепископа Геннадия были положены в храме Чуда святого Архангела Михаила в Хонех, в том месте, где покоились до того мощи особо чтимого им святителя Алексия, митрополита Московского. Память святителя Геннадия творится также в 3-ю Неделю по Пятидесятнице, в день, когда Святая Церковь вспоминает всех святых, в Новгороде просиявших.

Иконописный подлинник


Москва. 2001.

Прп. Нил Сорский с житием (фрагмент). Мельникова А.В. (Иконописная школа). Сергиев Посад. 2001 г. Храм Рождества Христова. г. Череповец. Вологодская епархия.


Россия. 1895.

Свт. Геннадий Новгородский. Литография. Россия. 1895 г.


Москва. До 1982.

Свт. Геннадий. Савиных Вячеслав, иерей. Прорись. Москва. До 1982 г.


Новый сводный иконописный подлинник, подготовленный Иконописной школой при Московской Духовной академии

Архиепископ Новгородский

Архиепископ Новгородский является главой Великого Новгорода и одной из старейших должностей в Русской Православной Церкви. Фактически архиепископы были одними из самых важных фигур в средневековой русской истории и культуре, а их преемники (в качестве епископов, архиепископов или митрополитов) продолжали играть значительную роль в русской истории вплоть до наших дней. Средневековые архиепископы покровительствовали значительному количеству церквей в городе и его окрестностях (некоторые из которых можно увидеть и сегодня), и их художественные и архитектурные украшения повлияли на более позднее русское искусство и архитектуру; они также покровительствовали летописанию, важнейшему источнику средневековой русской истории. [ Александр С. Хорошев, «Софийский покровитель по новгородской первой летописи». «Новгород и Новгородская Земля: История и Археология» 11 (1997): 205-212. ]

Республиканский период

Должность Новгородского епископа была создана примерно во время крещения Руси (988 г.), хотя летописи дают противоречивые даты ее учреждения в диапазоне от 989 до 992 гг. епископ Иоаким Корсунянин (ок. 989–1030) построил первый (деревянный) собор Святой Премудрости (также называемый Софийским) «с тринадцатью вершинами» примерно во время своего прибытия в Новгород. Этот собор сгорел в 1045 году, а нынешний каменный собор, старейшее здание, которое до сих пор используется в России, был построен между 1045 и 1050 годами князем Владимиром Ярославичем. Он был освящен епископом Лукой Жидиата (1035-1060) в праздник Воздвижения Креста Господня, 14 сентября 1052 г. (фреска XI в. прямо внутри южной двери изображает св. Константина и его мать Елену, нашедшую Животворящий Крест в четвертый век). [ Татьяна Ю. Царевская, «Собор Святой Софии в Новгороде». Д. Г. Федосов, пер. (М.: Северный Паломник, 2005.) Английский перевод Т.Ю. (Татьяна Юрьевна) Царевская. «Софийский собор в Новгороде». 2-е изд. (М.: Северный паломник, 2005). ]

Должность оставалась архиерейской до 1165 года, когда митрополит Кирилл возвел Илью в архиепископский сан. Формально же статус Новгородской церкви оставался неизменным и по-прежнему входил в состав Киевской губернии. В то время как ряд архиепископств в Православной Церкви были автокефальными, подотчетными региональному патриарху, а не местному митрополиту, новгородское было просто титулярным архиепископством и всегда оставалось подчиненным Киевской губернии, а затем Москве. Действительно, в письмах Константинопольского Патриарха она всегда упоминалась как епископство, и есть ряд грамот, напоминающих иногда непокорным архиепископам об их подчинении русскому митрополиту. [ Ярослав Щапов, «Государство и церковь древних Руси X-XIII вв.» (Москва: Наука, 1989), 68-69; Майкл К. Пол, «Светская власть и новгородские архиепископы до московского завоевания», «Критика: исследования в истории России и Евразии» 8, № 2 (спр. 2007 г.): 233–234. ] Около 1400 г. архиепископы стали называть себя «архиепископами Новгородскими Великими и Псковскими». В 1156 году епископ Аркадий (1156-1165) был избран на вече (общественное собрание), так как митрополичий престол в Киеве был в то время вакантным. В течение следующих нескольких столетий развивался процесс местных выборов либо вече, либо местным духовенством, либо жеребьевкой. [ Михаил К. Пол, «Епископские выборы в Новгородской Руси 1156–1478», «История Церкви: исследования христианства и культуры» 72 № 2 (2003): 251–275 ] Последний раз он использовался при избрании архиепископа Сергия. в 1483 г. первый московский архиепископ Новгородский. Эти местные выборы предоставили архиепископам значительную автономию в церковных делах, хотя они были рукоположены местным митрополитом и в течение всего этого периода сохраняли связи с Русской Церковью.

В то время как в некоторых русских хрониках все новгородские прелаты называются архиепископами, эта должность официально не была повышена до архиепископского статуса до 1165 года. Однако есть свидетельства, свидетельствующие о том, что Нифонт (годы правления 1130–1156) лично носил архиепископский титул даже до этого. На антиминсе из Никольского собора на Рынке есть надпись о Нифонте как архиепископе. После создания архиепископата Мартирий, по-видимому, был единственным (до создания митрополии в 1589 г.) не был архиепископом, поскольку ни одна из его печатей, найденных при археологических раскопках, не говорит о нем иначе, как «епископ». [ Майкл С. Пол, «Человек, избранный Богом»: Должность архиепископа в Новгороде, Россия, 1165–1478 гг.». Докторская диссертация Университет Майами, 2003 г.; Пол, «Светская власть и архиепископы Новгорода», 231-270. ]

В политическом отношении архиепископ Новгородский рос во власти в период независимости Новгорода, традиционно с 1136 по 1478 год, вплоть до монгольского нашествия (1237-1240), а затем пришел в упадок примерно до прихода к архиепископу Василия Калики. (1330-1352 гг.) Затем она продолжала набирать силу до начала пятнадцатого века.0005 Павел, «Светская власть и архиепископы Новгородские», 343, 249, 253. ] За это время архиереи выполняли ряд важных политических функций: возглавляли посольства для приведения мира и выкупа пленных, покровительствовали гражданским ( в отличие от церковных) построек, таких как Детинец (Кремль) в Новгороде, Ореховская крепость (также известная как Орешек), перестроенная в камне Василием Каликой в ​​1352 г., городские стены, построенные вокруг Новгорода в 1330-х гг., и т.д. вперед; они управляли церковными судами, которые в Новгороде рассматривали дела, которые в других местах православного мира отдавались на рассмотрение светским судам; они подписывали договоры от имени города; они следили за стандартами мер и весов на городском рынке; их наместники могли управлять отдаленными районами, такими как Старая Ладога; и они обычно разделяли принятие решений с боярами, управлявшими городом. [ Павел, «Светская власть и новгородские архиереи», 243-253. Традиционный взгляд см.: Никитский А. И. Очерки внутренней истории церкви в Новгороде. СПб.: Типографии В. С. Валашева, 1879. О марксистской точке зрения см. Александр Хорошев, «Церковь в социально-политической системе Новгородской феодальной республики» (Москва: Издательство Московского государственного университета, 1989). ]

Московский период

После московского завоевания в 1478 году канцелярия несколько пришла в упадок. Первые три московских архиепископа были с позором смещены, хотя второй, Геннадий (1484-1504), успешно подавил ересь жидовствующих (называемую по-русски «жидовствующие») и составил первый полный корпус Библии на славянском языке (Геннадий Библии, ныне хранится в Государственном Историческом музее). Его преемник Серапион был отстранен от должности всего через три года, и должность оставалась вакантной в течение семнадцати лет (1509 г.-1526).

Канцелярия несколько оживилась при Макарии (архиепископ 1526-1542; митрополит Московский и всея Руси 1542-1563), который построил в городе ряд церквей, покровительствовал написанию житий святых и начал ряд важных литературных работ в Новгороде, которые завершил в Москве. Наиболее заметными среди них являются «Великие Минея Четьи» («Великая минионная чтеца»), двенадцатитомная серия житий и молитв святых, разделенная по месяцам; и «Степенная книга» (Книга степеней царской генеалогии), генеалогия царя и его предков, связывающая их с римлянами. [ Дэвид Б. Миллер, «Великие Минеи Четии и Степная Книга митрополита Макария и истоки русского национального самосознания». «Forschungen zur Osteuropaischen Geschicte» 26 (1979): 263-382. ]

Как и вся Россия, архиерейская канцелярия претерпела трудности во время царствования Ивана Грозного и последующего Смутного времени. Новгород, кажется, пострадал больше всех, так как в 1570 году опричнина убила часть горожан и разграбила Собор Святой Премудрости и другие места в городе. Примерно во время резни царь Иван Грозный отстранил архиепископа Пимена от должности и отправил его в Александров, где его, по-видимому, пытали. Пимен скончался в 1572 году при невыясненных обстоятельствах в Никольском монастыре в Туле. Его преемник, архиепископ Леонид, был обезглавлен в Москве на Соборной площади в Кремле по царскому повелению в октябре 1575 года. [ Джек Калпеппер, «Кремлевские казни 1575 года и воцарение Симеона Бекбулатовича», «Славянское обозрение» 24, № 3 (сентябрь 1965 г.): 503-506. ] Преемник Леонида, Александр, был возведен в сан митрополита в 1589 году, став «митрополитом Великим Новгородом и Великими Луками». (Псков стал отдельной епархией в 1589 г., поэтому Псков больше не мог быть частью титула новгородского архиепископа.)

В Смутное время Новгород был оккупирован шведами, и новгородский митрополит Исидор сыграл ключевую роль в переговорах о переселении города. передать шведам в 1611 г. и управлять городом, находящимся под шведской оккупацией. Город был возвращен России только через несколько лет после основания династии Романовых, и говорят, что царь Михаил не доверял Исидору из-за его роли в городе, находящемся под контролем Швеции.

Имперский период

Управление оставалось митрополией до 1720 года, когда оно снова было преобразовано в архиепископство. В 1762 году она снова была повышена до уровня митрополии, и название изменилось, когда епархия была включена в Санкт-Петербург, а затем в Финляндию и Эстонию. Отделен от Санкт-Петербурга в 1892 году.

Новый город Санкт-Петербург, когда он был основан в конце весны 1703 года, первоначально находился в Новгородской епархии, и митрополит Иов освятил первый деревянный Петропавловский собор в Петровском соборе. и Павловской крепости (нынешний собор, разумеется, более поздней постройки) в апреле 1704 г. Наместник Иова Феофан Прокопович (управлявший храмом с 1721 по 1919 гг.)17.) Прокопович был назначен архиепископом Новгородским в 1725 году, после смерти Петра.

Архиепископ Дмитрий (годы правления 1757-1767), был духовным наставником Екатерины Великой в ​​первые годы ее царствования и короновал ее императрицей в 1762 году.

Советский и постсоветский период снова объединился с Ленинградом после повторной легализации церкви в 1943 году. Он был ненадолго отделен в 1950-х годах и снова объединен с Ленинградом в 1960-е годы. В последний раз он был отделен в 1990 году, когда был воссоздан как епископство. В 1995 году он снова был повышен до архиепископского уровня. Текущий титул — «Архиепископ Новгородский Великий и Старорусский».

С 1922 по 1936 год тринадцать новгородских епископов были названы Живой Церковью, или Обновленческой Церковью, раскольнической группой, которая использовалась советскими властями для ослабления церкви. Последний из них, Вениамин Молчанов, впоследствии был архиепископом Алма-Атинским, но после 19 октября о нем ничего не известно.36. Считается, что он был застрелен. Обновленцы боролись с патриаршей или главной Православной Церковью до того, как были подавлены при легализации патриаршей церкви в 1943 г. [ Список новгородских архиереев Живой Церкви см. h-orthod-obnoveparlp.html ]

В патриаршей церкви архиепископ Арсений II (Стадницкий) был одним из кандидатов в Патриарха на Московском Соборе 1917 года, когда был избран Тихон. Он, как и многие иерархи церкви, подвергался неоднократным арестам в XIX веке. 20 с. Он был сослан в Среднюю Азию в 1926 году и стал епископом Ташкентским в 1933 году, где и умер в 1936 году. Мемориальная доска на старом архиерейском дворце в Новгороде увековечивает его память, и сегодня в Новгороде проходит фестиваль в его честь. Во время его длительного заочного пребывания на посту архиепископа и митрополита Новгородского епархией управлял ряд викарий, в том числе Алексий Симанский, носивший титул архиепископа Хутынского. Алексий некоторое время был митрополитом Новогорским в 1933 году, его сменил Венедикт, расстрелянный в 1937 то ли в Казани, то ли в Ленинграде, хотя источники расходятся. После Венедикта Алексий стал митрополитом Ленинградским и Новгородским в 1943 году. Он был одним из трех архиереев (из четырех еще живущих), которые встречались со Сталиным 4 сентября 1943 года, встреча, которая привела к повторной легализации Русской православной церкви. В 1945 году Алексий был избран Патриархом Московским и всея Руси и служил на этом посту (самый продолжительный московский патриарх) до своей смерти в 1970 году. до своего избрания Патриархом в 19 г.90. Как патриарх Алексий II руководил восстановлением Новгородской епархии, независимой от Ленинграда/Санкт-Петербурга. Санкт-Петербурга и переосвящения собора Святой Премудрости.

Нынешний архиепископ Лев. В 1990 г. переведен из Ташкента во епископа Новгородского и возведен в сан архиепископа в 1995 г. Под его руководством было возобновлено открытие ряда храмов в Новгороде и епархии, возвращен Русской Православной Церкви собор Святой Премудрости, открытие семинарии в Зверинском монастыре к северу от старых городских стен на левом берегу реки Волхов, восстановление библиотеки в соборе Святой Премудрости и другие мероприятия после советских гонений на церковь . За свою деятельность он получил несколько наград от церкви и правительства России.

См. Также

* Список епископов и архиепископов Novgorod

Ссылки

Внешние ссылки

* RU ICON [ HTTP://WWW. ORTHORI.RUS.RUS.RUS.RUS.RUS.RUS.RUS.RU. -bin/or_file.cgi?rpc3_543 Частичный список архиепископов Великого Новгорода ]

500 лет перевода в России

 
  Геннадий Сергеевич Башков
Раннее начало

Русь образовалась как государство в 862 году, когда новгородцы просили варяжского (скандинавского) вождя по имени Рюрик «прийти и княжить в Новгороде, ибо велика и богата наша земля, а закона нет и порядок в нем». Это событие впоследствии было отмечено памятником «Тысячелетие России», который сейчас можно увидеть в центре Новгородского Детинца (Кремля). Несомненно, что какой-то перевод был задействован во время переговоров и позже, но никаких доказательств этому нет.

Переводчик на пенсии получает пенсию, эквивалентную 15-20 долларам в месяц, когда одна только продуктовая корзина стоит примерно в два раза дороже.

В 988 году Россия приняла христианство, и по всей стране были построены церкви. Древнейшим из сохранившихся среди них является Софийский собор в Великом Новгороде, построенный в 1050 году. Религиозные книги были переведены на русский язык с греческих и латинских текстов, ибо к этому времени болгарские святые Кирилл и Мефодий ввели новый алфавит, который широко использовался в древнем Россия. Одна из первых сохранившихся рукописей была написана в Софии Новгородской в ​​1057 г. и называется Ostromirivo Evangelie (Евангелие Остромира). Ныне хранится в Национальной библиотеке в Санкт-Петербурге. Следует иметь в виду, что она была написана на старославянском языке, который был в ходу от Белого до Черного морей и от Балтийского до Каспийского морей. Собственно русский язык (в отличие от малороссийского (украинского) и белорусского (белорусского) языка) возник в конце XV века, когда эти нации более или менее определились.

   Так в 1499 снова в Новгороде, при архиепископе Геннадии, впервые была переведена на русский язык полная Библия. Мы считаем, что это первая крупная письменная переводческая работа на русский язык.

   В том же столетии на Русь приехало много иностранцев по разным причинам, в основном по приглашению московского князя Ивана Третьего, которому нужны были навыки зодчих и других специалистов для строительства и украшения храмов, возводившихся в то время в новорусской столица. Среди них были Аристотель Фиораванти, построивший Успенский собор в Московском Кремле, и Феофан Грек, расписавший фрески в новгородской церкви Спаса Преображения. Врачи и другие специалисты также приезжали в Россию в то время в поисках более зеленых пастбищ. Один из толкователей и переводчиков изображен в книге Лажечникова Басурман (Неверный).

   В царствование Петра Великого в Россию было завезено большое количество иностранцев, в результате чего французский, немецкий и английский языки впоследствии стали широко использоваться русским дворянством. Петр Великий придавал большое значение переводу технических книг и текстов, в основном военно-морского, военного и научного характера, и поручил несколько переводов в этих областях. В то же время к устным и письменным переводчикам он относился как к низшим работникам, ставя их в один ряд с поварами и поставщиками боеприпасов, и отзывался о них пренебрежительно. Одним из первых известных переводчиков в России был Василий Адодуров (тоже родом из Новгорода), который некоторое время был наставником Михаила Ломоносова, первого всемирно известного русского поэта и ученого. В 18 веке появились первые переводы художественной литературы с греческого и латинского языков. Их сделали Антиох Кантемир, Сумароков, Карамзин и Иван Крылов (чей стихотворный перевод басен Лафонтена/Эзопа известен каждому русскому школьнику). За ними последовали Вяземский, Жуковский и Гнедич (переводивший 9 Гомера).0005 Илиада и другие известные произведения мировой литературы).

Русская литература XIX -го -го века

Расцвет русского перевода пришелся на XIX век, когда и художественная литература, и поэзия широко переводились на русский язык почти со всех европейских языков. Среди самых выдающихся переводов я бы назвал лермонтовский перевод поэмы Гёте об одинокой сосне, стоящей высоко на скале. Те, кто говорит по-немецки, утверждают, что по-русски лучше. То же самое можно сказать и о стихотворении Томаса Мура 9.0005 The Evening Bells , которую перевел Иван Козлов и которая теперь широко считается русской народной песней в этой стране. Произведения многих русских авторов XIX века содержат целые страницы на французском языке (взять, например, «» Льва Толстого «Война и мир »). Многие русские писатели этого периода также хорошо известны за границей, самый известный из них — «Толстоевский» (Толстой и Достоевский). В моем экземпляре Стандартной справочной энциклопедии Funk & Wagnalls их имена под фотографиями поменяны местами.

Перевод в современной России

русские узнают о Том Сойер и Белый Клык (автор Джек Лондон), Три мушкетера и Айвенго с раннего детства; позже почти все читают рассказов о Шерлоке Холмсе и романов Агаты Кристи. Читаем Дон Кихот и Три товарища Ремарк по русски; мы также читаем Диккенса и Шекспира и многих других известных авторов благодаря переводчикам, имена которых мы уже не помним.

   Я хотел бы воздать должное нескольким из этих забытых здесь переводчиков. В первую очередь это те, кто переводил на русский язык Шекспира и Бернса, Байрона и Диккенса. Это Самуил Маршак, Борис Пастернак, Щепкина-Куперник и Нора Галь. Первые двое также известны как выдающиеся авторы; например, стихи Маршака известны каждому русскому ребенку. Пастернак — лауреат Нобелевской премии по литературе. Джим Карамбелас, который в 1970-х годах был переводчиком в Секретариате ООН в Нью-Йорке, сказал мне, что перевод Бориса Заходера из Винни-Пух на русский лучше оригинального текста. Сейчас на русский переведено много книг со всех языков мира, но в основном они развлекательного характера: детективы, книги об экзотике и сверхъестественном. Некоторые авторы с мировым именем еще не изданы на русском языке (например, Р. М. Пирсиг), хотя русские переводы некоторых из этих авторов появляются в Интернете.

   Одна из самых сложных книг, которые я читал на английском языке, это Лолита 9.0006 , русского автора Набокова, но мне не нравится его русская версия, которая является перепиской, а не переводом автора. Набоков также перевел на английский язык « Евгения Онегина » Пушкина в четырех томах, но это может представлять интерес только для специалистов. Его перевод « Алисы в стране чудес » на русский язык не соответствует оригиналу, но справедливости ради следует отметить, что сатиру Кэрролла вряд ли можно перевести вообще. Мне не нравятся стихи Иосифа Бродского ни на русском, ни на английском языке. А современная поэзия сейчас очень мало переводится на русский язык. Переводчики снова и снова пробуют свои силы у Шекспира (новая версия Ромео и Джульетта появились совсем недавно) и прочая классика; другие переводят на английский язык русских поэтов, таких как Грибоедов (современник Пушкина). Хотелось бы услышать от читателей Журнала переводов , каких современных русских авторов они читали в последнее время и что они думают о русской литературе помимо Толстого, Чехова и Солженицына.

   Устные и письменные переводчики в этой стране все еще очень недооценены. Перевод как профессия появился в 9 в.0005 ТК
всего каких-то 15-20 лет назад. Те, кто работают переводчиками, едва ли могут заработать себе на хлеб, не говоря уже о масле. Большинство работодателей сначала спрашивают о вашем возрасте, размерах груди, талии и бедер, и только после этого спрашивают, какой язык вы «знаете». Отношение издательской индустрии во многом такое же, как и во времена холодной войны, и очень трудно убедить кого-либо попытаться опубликовать даже самые известные книги. Возьмем, к примеру, Роберта М. Пирсига с его книгой Zen and the Art of Motorcycle Maintenance 9.0006 . Он предложил его 121 возвещателю; только 8 откликнулись, и теперь это мировой бестселлер. В России она была переведена дважды, лет 10 и 5 назад, но прочитать ее можно только в Интернете.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts

Разное

Читать священное писание онлайн: Священное Писание — Православная электронная библиотека читать скачать бесплатно

Рубрика «Священное Писание (Библия)» — Пять ступеней веры5 ступеней веры

Как читать Библию

Ветхий Завет

Новый Завет

Текст Библии, цитаты и толкования

Священное Писание представляет собой совокупность священных Книг,

Разное

Метро бабушкинская церковь: Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

5 мест и ещё 6 неподалёку

храмы, соборы, церкви — все заведения в городе Москве;
мы