Авторы учебников: Наши авторы учебников федерального перечня

Разное

Содержание

Наши авторы учебников федерального перечня

Министерство просвещения Российской Федерации издало 28 декабря 2018 года приказ «О федеральном перечне учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования». В числе рекомендуемых есть ряд учебников, написанных сотрудниками Института гуманитарных наук МГПУ. Наши преподаватели печатаются в ведущих российских издательствах учебной литературы: «Просвещение», «Российский учебник», «Русское слово».

Преподаватели кафедры отечественной истории и кафедры всеобщей и российской истории участвуют в написании учебников по истории для основного общего и среднего общего образования.

Директор ИГН, профессор Виктор Васильевич Кириллов является соавтором учебника «История. История России до 1914 года. Повторительно-обобщающий курс» для 11 класса.

Профессор Фёдор Александрович Михайловский входит в коллектив авторов учебника «Всеобщая история. История Древнего мира».

Профессор Игорь Львович Андреев входит в коллектив авторов учебников по Истории России для 6−8 классов.

Активно участвуют в работе над учебниками преподаватели кафедры методики преподавания истории, обществознания и права.

Доцент Наталья Юрьевна Басик, доцент (по совместительству) Елена Лазаревна Рутковская, доцент Анастасия Владимировна Половникова входят в состав авторов рекомендованных учебно-методических комплексов по предметам «Обществознание» и «Право».

Доцент (по совместительству) Елена Витальевна Саплина является соавтором учебников для начальной школы по предметам «Окружающий мир», «Основы религиозных культур и светской этики. Основы мировых религиозных культур», «Основы духовно-нравственной культуры народов России. Основы религиозных культур и светской этики».

О том, каким должен быть современный учебник для современного школьника говорит Анастасия Владимировна Половникова:

Современный учебник должен быть интересным. А ещё он должен быть актуальным. Таким, чтобы учащиеся видели в ситуациях, разбираемых в учебнике, себя. И понимали, что школа действительно является для них школой жизни и залогом успешного будущего.

Фото обложек некоторых учебников преподавателей ИГН МГПУ.

Ответственность авторов за ошибки в учебниках хотят закрепить законодательно

 
© АГН Москва

В России утвердили новые требования к школьным учебникам. Параллельно с формированием федерального перечня школьных учебников необходимо законодательно повышать персональную ответственность авторов школьной литературы, а также экспертов, которые дают на неё заключения, сказала «Парламентской газете» член Комитета Госдумы по просвещению Лариса Тутова.

Действующее законодательство не предусматривает ответственности экспертов и экспертных организаций за ошибки, допущенные при проведении экспертиз учебников, отметила Лариса Тутова.

«Поэтому параллельно с формированием федерального перечня школьных учебников необходимо законодательно повышать персональную ответственность и экспертов, и самих авторов школьной литературы за допущенные ошибки», — сказала депутат.

Также, по её мнению, результаты экспертизы должны находиться в открытом доступе, чтобы люди «знали фамилии и должности тех людей и названия тех организации, которые делали экспертизу».

Ранее Минпросвещения утвердило новые требования к школьным учебникам. Теперь экспертиза такой литературы официально стала государственной.

Проверять учебники, в первую очередь, будут на соответствие федеральным образовательным стандартам. Также будут обращать внимание на то, чтобы изложение материала соответствовало возрасту ученика, для которого и предназначен учебник.

Кроме того, эксперты будут оценивать, насколько содержание ученика направлено на формирование у обучающихся «российской гражданской идентичности».

Также учебники не должны содержать информацию, противоречащую Конституции, сведения, направленные на неуважительное отношение к Российской Федерации и законодательству РФ.

Среди других критериев экспертизы учебников перечислены: отсутствие ошибок — грамматических, орфографических, пунктуационных и речевых, а также опечаток, в том числе к иллюстративному материалу, комментариям и примечаниям.

И, конечно, к ученикам не должны попасть пособия, которые побуждают их к действиям, представляющим угрозу для жизни: например, употребление наркотиков или алкоголя, отмечается в документе.

Авторы учебника истории ответили на критику Путина

Доктор и кандидат исторических наук Олег Волобуев и Василий Рогожкин прокомментировали недовольство президента их учебником «История России и мира». Господин Волобуев заявил, что содержание учебников «не дело императоров, других монархов», и назвал его устаревшим. Минпросвещения намерено сделать так, чтобы во всех колледжах не было учебников с фактами, «о которых говорил наш президент».

«Я думаю, что это не дело императоров, других монархов, королей, и так далее. Это дело, во-первых, органов просвещения, и, во-вторых, школ, колледжей и так далее»,— сказал господин Волобуев «Открытым медиа».

По словам доктора исторических наук, учебник использовался в обобщающем образовательном курсе для старших классов, поэтому Сталинградской битве в нем уделено меньше внимания, чем в учебнике из курса общего среднего образования. Господин Волобуев отметил, что это устаревшее издание и если им пользуются в колледжах, «значит, они им пользуются, не руководствуясь нынешним стандартом».

Господин Рогожкин отметил, что их учебник посвящен не истории России, а «мировой истории и на ее фоне российской истории». «На мой взгляд, все позиции соблюдены в соответствии с соотношением событий, в частности по Второй мировой Войне на Восточном и других фронтах. На мой взгляд, претензии беспочвенны , мы прекрасно осознавали, какой контент мы создаем и как нужно показывать роль Советского Союза в войне»,— сказал кандидат исторических наук РБК. Он отметил, что о Сталинградской битве в учебнике есть два параграфа, информация также содержится в документе к одному из параграфов, в сравнительной таблице и цветной вкладке. Господин Рогожкин рассказал, что учебник предназначался для повторения, а не первичного изучения материала.

Глава Минпросвещения Сергей Кравцов сообщил, что его ведомство вместе с депутатами Госдумы разрабатывает поправки к закону об образовании. По его словам, они позволят усилить контроль качества учебников. «Надеюсь, что этот законопроект будет принят и со следующего учебного года во всех колледжах будут те учебники истории, в которых не будет тех фактов, о которых говорил наш президент»,— сказал господин Кравцов журналистам (цитата по ТАСС).

Господин Путин во время послания Федеральному собранию назвал «удивительным», что в некоторых учебниках нет информации о Сталинградской битве. После этого Минпросвещения сообщило, что учебник по истории, о котором говорил глава государства, используется в колледжах. Ведомство заявило, что он «крайне слабо отражает события Сталинградской битвы».

О послании — в материале “Ъ” «Красная линия всех сильней».

Федеральный перечень учебников

Наименование издательства

ВсеАвтономное учреждение Республики Карелия «Издательство «Периодика»Акционерное общество «Издательско-полиграфический комплекс «Грозненский рабочий»Акционерное общество «Издательство «Просвещение»АНО «ЦСИ ЯТЗ «Кириллика»ГБУ «Республиканский центр «Бэлиг» по поддержке изучения национальных языков и иных предметов этнокультурной направленности»ГБУ РХ «Хакасское книжное издательство»Государственное бюджетное научное учреждение Министерства образования и науки Республики Тыва «Институт развития национальной школы»Государственное унитарное предприятие «Национальное книжное издательство «Бичик» Республики Саха (Якутия)»Государственное унитарное предприятие Республики Башкортостан Башкирское издательство «Китап» имени Зайнаб БиишевойГосударственное унитарное предприятие Республики «Книжное издательство «Удмуртия»ГУП РТ «Татарское книжное издательство»ГУП УР «Книжное издательство «Удмуртия»Закрытое акционерное общество «Издательство «Титул»ЗАО «Издательство «ИКАР»Издательство «Академкнига/Учебник»Карельская региональная общественная организация «Фонд творческой инициативы»Общество с ограниченной ответственностью «Анбур»Общество с ограниченной ответственностью «БАЛАСС»Общество с ограниченной ответственностью «Горно-Алтайская типография»Общество с ограниченной ответственностью «Издательский центр ВЕНТАНА-ГРАФ»; Акционерное общество «Издательство Просвещение»Общество с ограниченной ответственностью «Издательство «Ассоциация 21 век»; Акционерное общество «Издательство Просвещение»Общество с ограниченной ответственностью «Издательство ВИТА-ПРЕСС»Общество с ограниченной ответственностью «Издательство ВЛАДОС»; Общество с ограниченной ответственностью «Издательский центр ВЛАДОС»Общество с ограниченной ответственностью «Издательство «Интеллект-Центр»Общество с ограниченной ответственностью «Издательство «КноРус»Общество с ограниченной ответственностью «Издательство «Магариф-Вакыт»Общество с ограниченной ответственностью «Издательство Экзамен»Общество с ограниченной ответственностью «ИОЦ Мнемозина»Общество с ограниченной ответственностью «ЛЕГИОН»Общество с ограниченной ответственностью «Образовательно-издательский центр «Академия»Общество с ограниченной ответственностью «Современные образовательные технологии» (ООО «СОТ»)Общество с ограниченной ответственностью «Центр поддержки культурно-исторических традиций Отечества»ООО «БИНОМ. Лаборатория знаний»; АО «Издательство Просвещение»ООО «ДРОФА»; АО «Издательство Просвещение»ООО «Издательский центр ВЛАДОС»ООО «Издательство «СМИО Пресс»ООО «Развивающее обучение»; АО «Издательство «Просвещение»ООО «Русское слово-учебник»ООО «Татармультфильм»

Раздел ФПУ

Все1. Перечень учебников, допущенных к использованию при реализации обязательной части основной образовательной программы, в том числе учебников, обеспечивающих учет региональных и этнокультурных особенностей субъектов Российской Федерации, реализацию прав граждан на получение образования на родном языке из числа языков народов Российской Федерации, изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации и литературы народов России на родном языке1.1. Учебники, используемые для реализации обязательной части основной образовательной программы1.2. Учебники, используемые для реализации обязательной части основной образовательной программы на языках народов Российской Федерации2. Перечень учебников, допущенных к использованию при реализации части основной образовательной программы, формируемой участниками образовательных отношений, в том числе учебников, обеспечивающих учет региональных и этнокультурных особенностей субъектов Российской Федерации, реализацию прав граждан на получение образования на родном языке из числа языков народов Российской Федерации, изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации и литературы народов России на родном языке2.1. Учебники, используемые для реализации части основной образовательной программы, формируемой участниками образовательных отношений2.2 . Учебники, используемые для реализации части основной образовательной программы, формируемой участниками образовательных отношений, на языках народов Российской Федерации

Уровень общего образования

ВсеНачальное общее образованиеОсновное общее образованиеСреднее общее образование

Предметная область

ВсеЕстественно-научные предметыЕстественнонаучные предметыЕстественные наукиИностранный языкИскусствоМатематика и информатикаОбщественно-научные предметыОбщественные наукиОбществознание и естествознание (Окружающий мир)Основы духовно-нравственной культуры народов РоссииОсновы религиозных культур и светской этикиРодной язык и литературное чтение на родном языкеРодной язык и родная литератураРусский язык и литературное чтениеТехнологияФизическая культураФизическая культура и основы безопасности жизнедеятельностиФизическая культура, экология и основы безопасности жизнедеятельности

Учебный предмет

ВсеАлгебраАстрономияБиологияВсеобщая ИсторияВторой иностранный язык. Английский языкВторой иностранный язык. Испанский языкВторой иностранный язык. Итальянский языкВторой иностранный язык. Китайский языкВторой иностранный язык. Немецкий языкВторой иностранный язык. Французский языкГеографияГеометрияДизайнЕстествознаниеИзобразительное искусствоИностранный язык. Английский языкИностранный язык. Испанский языкИностранный язык. Китайский языкИностранный язык. Немецкий языкИностранный язык. Французский языкИнформатикаИскусствоИсторияИстория РоссииЛитератураЛитературное чтениеЛитературное чтение на родном языкеМатематикаМировая художественная культураМузыкаОбществознаниеОкружающий мирОсновы безопасности жизнедеятельностиОсновы духовно-нравственной культуры народов РоссииОсновы религиозных культур и светской этикиПравоПриродоведениеРегионоведениеРодная литератураРодной языкРоссия в миреРусский языкТехнологияФизикаФизическая культураХимияЧерчениеЭкологияЭкономика

Язык издания

Всеабазинский языкаварский языкадыгейский языказербайджанский языкалтайский языкбалкарский языкбашкирский языкбурятский языквепсский языкгреческий языкКабардинский / кабардино-черкесский языкказахский язык коми языкнанайский языкненецкий языкрусский языксаамский языктатарский языктофаларский языктувинский языкудмуртский языкульчский языкхакасский языкхантыйский языкчеченский языкчувашский языкэрзянский языкякутский язык

Углублённый уровень

Для адаптированных программ

Программа «Школа России» (ФГОС)

Программа «Школа России» (ФГОС)


УМК для 1 класса

УМК для 2 класса

УМК для 3 класса

УМК для 4 класса

 

«Школа России» — это учебно-методический комплекс (УМК) для начальных классов общеобразовательных учреждений, который обеспечивает достижение результатов освоения основной образовательной программы начального общего образования и полностью соответствует требованиям Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС).

Главная концептуальная идея программы «Школа России»: российская школа должна стать школой духовно-нравственного развития и воспитания гражданина нашего Отечества. Ее основа — это современные достижения педагогической теории и практики и лучшие традиции отечественной школы, их исключительная ценность и значимость.

Программа «Школа России» построена на единых для всех учебных предметов концептуальных основах и имеет полное программно-методическое обеспечение. Все учебники, входящие в состав УМК, представляют собой единую систему учебников, так как разработаны на основе единых методологических принципов, методических подходов и единства художественно-полиграфического оформления.

УМК «Школа России» состоит из следующих завершенных предметных линий учебников, которые включены в федеральный перечень учебников, допущенных к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования организациями, осуществляющими образовательную деятельность (приказ Минпросвещения России от 20 мая 2020 г. N 254):

— Русский язык.
Азбука. Авторы: Горецкий В.Г., Кирюшкин В.А., Виноградская Л.А. и др.
Русский язык. Авторы: Канакина В.П., Горецкий В.Г. 
— Литературное чтение. Авторы: Климанова Л.Ф., Горецкий В.Г., Голованова М.В. и др.
 Математика. Авторы: Моро М.И., Волкова С.И., Степанова С.В., Бантова М.А., Бельтюкова Г.В.
— Информатика (3-4 классы)Авторы: Семенов А.Л., Рудченко Т.А.  
— Окружающий мир. Автор: Плешаков А.А., Крючкова Е.А.
— Изобразительное искусство. Авторы: Неменская Л.А., Коротеева Е.И., Горяева Н.А., Питерских А.С. и др. 
— Музыка. Авторы: Критская Е.Д., Сергеева Г.П., Шмагина Т.С. 
— Технология. Авторы: Лутцева Е.А., Зуева Т.П.
— Физическая культура. Автор: Лях В. И.
— Физическая культура. Авторы: Винер И.А., Горбулина Н.М., Цыганкова О.Д. (Учебники могут использоваться в составе систем учебников «Школа России» и «Перспектива»). 

Учебники для изучения предметной области «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ) в 4 классе (могут использоваться в составе систем учебников «Школа России» и «Перспектива»):

— ОРКСЭ. Основы православной культуры. Кураев А.В. 
— ОРКСЭ. Основы исламской культуры. Латышина Д.И., Муртазин М.Ф. 
— ОРКСЭ. Основы иудейской культуры. Членов М.А., Миндрина Г.А., Глоцер А.В. 
— ОРКСЭ. Основы буддийской культуры. Чимитдоржиев В.Л. 
— ОРКСЭ. Основы мировых религиозных культур. Беглов А.Л., Саплина Е.В., Токарева Е.С. и др. 
— ОРКСЭ. Основы светской этики. Шемшурина А.И.

Изучение иностранных языков по следующим УМК издательства «Просвещение»:

— Английский язык «Английский в фокусе» («Spotlight»).  Быкова Н.И., Дули Д., Поспелова М.Д., Эванс В. (1-4 классы)
— Английский язык «Звездный английский» («Starlight»). Баранова К.М., Дули Д., Копылова В.В., Мильруд Р.П., Эванс В. (углубленное изучение: 1-4 классы)
— Английский язык. Кузовлев В.П., Перегудова Э.Ш., Пастухова С.А., Лапа Н.М., Костина И.П., Дуванова О.В. (2-4 классы)
— Английский язык. Верещагина И.Н., Бондаренко К.А., Притыкина Т.А., Афанасьева О.В. (углубленное изучение: 2-4 классы) 
— Английский язык. Алексеев А.А., Смирнова Е.Ю., Э.Хайн и др. (2-4 классы). УМК «Сферы» 
— Немецкий язык. Бим И.Л., Рыжова Л.И., Фомичева Л.М. (2-4 классы)
Немецкий язык «Вундеркинды Плюс». Захарова О.Л., Цойнер К.Р. (базовое и углубленное изучение: 2-4 классы)
— Французский язык «Твой друг французский язык». Кулигина А.С., Кирьянова М.Г. (2-4 классы)
— Французский язык «Французский в перспективе». Касаткина Н.М., Белосельская Т.В., Гусева А.В., Береговская Э.М. (углубленное изучение: 2-4 классы)
— Испанский язык. Воинова А.А., Бухарова Ю.А., Морено К.В. (2-4 классы) 

Программа «Школа России» для начальной школы — один из наиболее известных в стране проектов издательства «Просвещение». В качестве единого целого УМК «Школа России» работает с 2001 года. Авторы прграммы «Школа России» — ученые, чьи имена известны всем, кто работает в системе начальноо образования: В.Г. Горецкий, М.И. Моро, А.А. Плешаков, В.П. Канакина, Л.М. Зеленина, Л.Ф. Климанова и др. Однако учебники УМК были переработаны в соответствии с требованиями ФГОС и вновь отправлены на экспертизу. В ноябре 2010 года издательство «Просвещение» получило положительные экспертные заключения Российской академии наук и Российской академии образования о том, что система учебников «Школа России» обеспечивает достижение результатов освоения основной образовательной программы начального общего образования и полностью соответствует требованиям федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС). Все учебники, составляющие завершенные предметные линии УМК «Школа России», получили положительные оценки РАН и РАО.

Существенной особенностью системы учебников «Школа России» является направленность на формирование у учащихся универсальных учебных действий (УУД) как основы умения учиться, на включение детей в учебную деятельность при изучении всех школьных предметов. В доработанных учебниках «Школы России» этим и другим важнейшим аспектам начального общего образования, зафиксированным в новом стандарте, уделено особое внимание. Главный принцип модернизации учебников УМК «Школа России» — усиление ориентирования учебного материала, способов его представления, методов обучения на максимальное включение учащихся в учебную деятельность и реализацию идеологической основы ФГОС – Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России.

УМК «Школа России» построен на единых для всех учебных предметов основополагающих принципах, имеет полное программно-методическое сопровождение и гарантирует преемственность с дошкольным образованием. Ведущая целевая установка и основные средства ее реализации, заложенные в основу программы «Школа России» направлены на обеспечение современного образования младшего школьника в контексте требований ФГОС. Мощным образовательным ресурсом является информационно-образовательная среда (ИОС) УМК «Школа России», включающая: концепциюрабочие программысистему учебников, составляющие ядро ИОС и мощную методическую оболочку. Кроме того, программа «Школа России» имеет многоцелевую интернет-поддержку.

Основополагающие принципы УМК «Школа России»: 
• принцип воспитания гражданина России;
• принцип ценностных ориентиров;
• принцип экоадекватного характера образования;
• принцип обучения в деятельности;
• принцип работы на результат;
• принцип синтеза традиций и инноваций;
• принцип глобальной ориентации образования;
• принцип вариативности.

Ведущая целевая установка программы — обеспечение современного образования младшего школьника в контексте требований ФГОС НОО.

Учебно-методический комплекс «Школа России» сегодня — это: 
• мощный потенциал для духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России;
• реальная возможность достижения личностных, метапредметных и предметных результатов, соответствующих задачам современного образования;
• эффективное сочетание лучших традиций российского образования и проверенных практиками образовательного процесса инноваций;
• постоянно обновляющаяся, наиболее востребованная и понятная учителю образовательная система для начальной школы.

Концепция УМК «Школа России» разработана в соответствии с требованиями Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования (ФГОС НОО). 

Официальный сайт издательства «Просвещение»: prosv.ru, school-russia. prosv.ru

 

Читать по теме:

Учебно-методический комплекc (УМК) «Школа России» (ФГОС) 

Программы начальной школы

Если материал вам понравился, нажмите кнопку вашей социальной сети:

 

Авторы школьных учебников написали открытое письмо Путину

Авторы школьных учебников пожаловались президенту России Владимиру Путину – Минобразования затягивает выпуск новых учебников, утверждают они.

Авторы учебников обратились к президенту России Владимиру Путину с просьбой проверить процедуру и результаты дополнительной экспертизы учебной литературы, которую организовало Министерство образования и науки. Текст обращения был опубликован на сайте ассоциации «Российский учебник», его подписали уже 69 авторов. Снижение вариативности учебной литературы для школы, устранение из нее инновационных методик мешают развитию в России «экономики знания», полагают авторы. Они просят Путина проверить работу Минобразования, а также организовать широкое общественное обсуждение новых образовательных стандартов. В состав ассоциации входят около 30 издательств, в том числе «Академкнига/Учебник», «Мнемозина», «Вентана-граф» и др. Крупнейшее издательство на рынке учебников – «Просвещение» – не входит в ассоциацию. «Это вопрос обеспечения школ современной учебной литературой, учебники должны обновляться и появляться новые, – сказал директор ассоциации «Российский учебник» Борис Кузнецов «Ведомостям». – Процесс формирования перечня был разработан уже давно, но по какой-то причине его не соблюдают. Более того, процесс создания учебника занимает не один год, это и разработка учебника, и его апробирование. Такого рода сбои не на руку российскому образованию».

Российские школы имеют право закупать учебники только по федеральному перечню таких книг, который публикует Министерство образования. Чтобы попасть в перечень, издатели проходят экспертизу и специальную комиссию при министерстве.

После прямой линии в июне 2017 г. Путин дал поручение Минобразования «предоставить предложения по повышению качества экспертизы учебников» и «по обновлению этих учебников на регулярной основе», напоминают авторы учебников в своем письме. Вопреки поручению ситуация с качеством экспертизы и обновлением учебников ухудшается, уверяют они. Перечень учебников не обновлялся уже четыре года, а практически все учебники в нем – с 2012 г.

По собственному приказу Минобразования перечень 2014 г. должен был действовать три года. К 2016 г. издатели подготовили новые варианты учебников, провели их экспертизу и подали документы в Минобразования. Но новый перечень так и не был сформирован – чиновники несколько раз откладывали рассмотрение вопроса, а потом отправили учебники на дополнительную экспертизу в Российскую академию образования (РАО), рассказывали «Ведомостям» сотрудники нескольких издательств. В результате около 30% учебников получили отрицательные отзывы экспертов, говорил представитель Минобразования.

«Сам факт назначения дополнительной экспертизы, выбор экспертной организации, порядок и цели ее проведения вызывают массу вопросов», – негодуют авторы в обращении к президенту. Еще больше вопросов вызывают результаты этой экспертизы, говорится в письме: около 90% учебников, которые ранее успешно прошли основную научную и педагогическую экспертизы в Российской академии наук (РАН), получили отрицательное заключение дополнительной экспертизы РАО.

В обращении к президенту авторы привели примеры ошибок в заключениях РАО. Например, в отзыве на учебник литературы для 5-го класса говорится: «Не включены зарубежные авторы и произведения, отсутствует межкультурный диалог. Не способствует формированию межэтнического и межконфессионального диалога». На самом деле в учебнике есть ссылки на Библию, Коран, классических зарубежных авторов – Федра, Эзопа, Лафонтена, сказано в письме. В заключении к учебнику по русскому языку для 5–9-го классов описан «явный перевес упражнений и заданий» в части «Русская речь» – в то время как в книге нет такого раздела. «Складывается ощущение, что люди, составляющие экспертное заключение, не читали сам учебник», – рассказал «Ведомостям» автор учебника Александр Архангельский.

Уточняется должность директора ассоциации «Российский учебник» Бориса Кузнецова.

Team Up*: автором нового учебника английского для школ РФ стала Ирина Громова

В России вышла новая линия учебников английского языка Team Up. Это совместный проект российского издательства «Просвещение» и британского издательства Pearson, в котором были объединены усилия ведущих преподавателей английского со всей страны. Одним из авторов учебно-методического комплекса стала Ирина Громова, основатель калининградской Английской школы #1 — бренда, который является образцом для подражания в масштабах не только региона, но и страны.


Авторы нового учебника английского: Ирина Громова и Андрей Мишин.

«Приглашение поучаствовать в этом проекте стало для меня большой неожиданностью и, конечно, огромной честью. Ведь это lifetime dream (мечта всей жизни) для любого преподавателя, своего рода пик карьеры — написать для ведущего издательства страны, по книгам которого когда-то учились мы сами, учебник, по которому будет учиться вся страна, от Владивостока до Калининграда. Но одновременно это и невероятный вызов, и серьезная ответственность», — рассказывает основатель Английской школы #1 Ирина Громова, принявшая участие в подготовке самых сложных с точки зрения школьного образования учебных пособий для «выпускных» 9-х, 10-х и 11-х классов.

Работа над совместным проектом российского издательства «Просвещение», с момента своего создания специализирующегося на учебной и педагогической литературе, и британского издательства Pearson велась 4 года. 

Ее итогом стал новейший учебно-методический комплекс (УМК) под названием Team Up — «Вместе», включающий в себя пособия для обучающихся со 2 по 11 классы, рабочие тетради, книгу для преподавателей, а также аудиофайлы и видеоматериалы. В прошлом году Team Up прошел апробацию, а в марте 2021-го был включен в перечень рекомендованных Министерством просвещения для использования в школах страны. Первым его отличием от привычных учебников создатели Team Up называют качество материала: синтез российской методической школы, опыта лучших учителей, хорошо понимающих, какой именно английский язык сейчас востребован, и коллектива британских редакторов позволил добиться высокого уровня языковой аутентичности. Вторым можно смело считать высокое внимание буквально к каждой составляющей УМК. Скрупулезность, с которой авторы подошли, например, к написанию книги для учителей, позволяет им шутить между собой, что для большей полноты в методическое пособие остается добавить только элементарные инструкции вроде «Подойдите к доске, возьмите маркер и напишите дату». Следующий запланированный шаг — серия обучающих семинаров, разъясняющих, как именно следует работать с каждым из разделов учебника, часть из которых пройдет на базе Английской школы #1.

Однако главное достоинство Team Up заключается в том, что он в буквальном смысле развивает мышление: его авторы предлагают обучающимся множество заданий, побуждающих думать и составлять свое собственное мнение. «Учебник содержит целый комплекс упражнений, которые формируют компетенции 21-го века. Есть, например, задания, направленные на проектную деятельность, на развитие коммуникативных способностей. Мы не обучаем простым диалогам вроде „Здравствуйте, дайте мне, пожалуйста, сок. Спасибо большое!“, а предлагаем составить диалоги, требующие концептуального наполнения — выражения своего мнения, — объясняет Ирина Громова. — И это логично подводит учеников к самой сложной части ЕГЭ, написанию сочинения».

В число инициаторов создания нового УМК для российских школ и его непосредственных авторов входит Андрей Мишин — один из самых известных российских педагогов, Народный учитель Российской Федерации, около 30 лет преподающий английский язык в гимназии № 12 Твери. Главное — научить ребенка учиться, подчеркивает он, говоря об учебнике, а учителю, который занимается вместе с ребенком — освоить те новые знания, которые действительно необходимы современному человеку.

«В основу Team Up положен коммуникативно-когнитивный метод обучения английскому языку с учетом тех требований, которые сегодня государственные федеральные стандарты предъявляют к школе по иностранным языкам, — объясняет Мишин. — При этом мы понимали, что это должен быть учебник 21-го века, и поэтому неотъемлемой частью нашего нового курса „Английский язык для российских школьников“ в этом учебнике являются ведущие навыки компетенций в обучении 21-го века: критическое мышление, умение сотрудничать, цифровая грамотность, рефлексия, автономия в обучении и умение проявлять личную инициативу».

Одним из самых необычных компонентов учебника, в том числе направленных на развитие новых компетенций, является творческий раздел Russian files*, составленный Ириной Громовой. «Этот раздел говорит о наших привычных российских реалиях — таких, как, например, борщ, шуба или дача — на английском языке. Большая редкость, чтобы материалы по родной культуре были представлены таким образом», — объясняет она. И Громова, и Мишин сходятся во мнении, что каждый их ученик — это в том числе носитель и потенциальный распространитель российской культуры за рубежом, для которого критически важным является умение формулировать свою собственную точку зрения и выражать ее грамотным английским языком.

Идеи, заложенные в Team Up коллективом авторов-единомышленников, уже много лет успешно применяют в Английской школе #1, которая давно переросла понятие языковой школы, превратившись в настоящую интеллектуальную экосистему, выпускающую собственные уникальные учебные пособия — например, детские прописи Smart Steps, или пособие для выпускников «ЕГЭ. Задание 40». Развитие интеллектуального потенциала учащихся ее основатель Ирина Громова без тени сомнения называет главной образовательной миссией. Ну а участие в столь масштабном образовательном проекте, которым стал Team Up — вероятно, лучшая форма признания со стороны профессионального преподавательского сообщества.

*вместе
**русские реалии

Подробное руководство, как стать автором учебника | Пол Виндиш

Если издатель заинтересуется, он воспользуется вашей концепцией для разработки собственных расчетов цен, количества книг, которые они надеются продать, и т. д. В этом расчете они также подсчитывают, сколько они готовы вам заплатить …но они, очевидно, не скажут вам эту цифру и вместо этого вступят в переговоры по контракту с чем-то меньшим.

Поскольку большинство авторов-новичков не имеют опыта подобных переговоров, издатель, скорее всего, получит более выгодную сделку, если авторы не подготовятся.

Хотя возможно, что издатель платит автору фиксированную сумму один раз и впоследствии может свободно использовать рукопись по своему усмотрению, более распространенным способом является получение авторами авторских отчислений, т. е. процента от каждой проданной книги.

Чтобы успешно заключить договор, вам необходимо ответить на несколько вопросов:

Роялти

Выплачиваются ли лицензионные платежи по розничной цене (т. е. цене, по которой читатель сможет приобрести книга) или цена нетто (т.е. цена, по которой магазины смогут издать книгу)? Насколько высоки эти цены?

Как насчет гонораров за электронные книги? Как насчет книг, которые продаются со скидкой? Что насчет будущих выпусков?

Аванс

Есть ли аванс? Если да, то когда выплачивается аванс? Должны ли вы возвращать деньги, если ваша книга не пользуется успехом? Примечание. Требование вернуть деньги в случае, если книга не отработает свой аванс, необычно и, вероятно, не является хорошим знаком.

Понимание контракта

Вы понимаете каждый пункт контракта? Если нет, вам следует обратиться за помощью.Это не место для экономии денег, так как это может стать очень дорогим в будущем.

Когда вы уверены, что понимаете, что на самом деле предлагается, можете приступать к переговорам. Очевидно, что ваша сила в переговорном процессе больше, когда вы готовы уйти, т.е. когда вы разговариваете с разными издателями, готовы публиковаться самостоятельно или не слишком настроены на написание учебника в данный момент времени, и у вас есть другие дела. над которым вы можете работать, если не получите предложение, которое вас удовлетворит.Кроме того, приличный послужной список предыдущих публикаций и других похвал также поможет.

Тем не менее, чтобы не переусердствовать при ведении переговоров, полезно знать, что является нормальным с точки зрения роялти. Поскольку большинство онлайн-статей очень расплывчаты по этой теме, поскольку нет эмпирического правила, которое можно было бы применить к любой области, издателю и типу книги, вам нужно проявить немного творчества: хороший подход — связаться с авторами. существующих публикаций в этой области и просто спросите их.Большинство из них будут довольно открыто говорить о проценте гонораров, которые они получают, и они могут также сказать вам, сколько книг они продали за последние несколько лет, что даст вам хорошую оценку того, сколько ваша книга, в случае успеха, может на самом деле принести вам. Не удивляйтесь, если число относительно процента роялти ниже, чем то, что вы прочитали в Интернете. В большинстве онлайн-статей обсуждаются гонорары за романы, где издатель удерживает меньше денег, потому что они не требуют большого количества иллюстраций и форматирования.Для начинающих авторов учебников во многих регионах нормой является 10-процентный гонорар от чистой цены.

Если написание вашего учебника является увлечением или целью, которую вы хотели бы достичь, даже если это не принесет вам денег, вы можете пропустить этот абзац… просто не раскрывайте эту информацию издателю во время переговоров контракт. Что касается всех остальных, вот некоторые вещи, которые следует учитывать:

Обновление

Если вы публикуете в области с большим импульсом (глубокое обучение, клиническая медицина и т.), вам придется потратить дополнительное время в следующие годы, иначе ваша книга устареет. Это не так (по крайней мере, не в такой степени), если вы издаете учебники по фундаментальным наукам для старшеклассников.

Специализация

Книги для очень специализированных людей продаются по более высокой цене, так как мало кто заинтересован в их покупке. Эти книги не являются прибыльным вариантом, но они могут помочь вам создать свою репутацию в какой-либо области.

Тайм-менеджмент

Если вы думаете, что сможете написать все за четыре месяца, вам следует планировать на шесть месяцев, потому что жизнь будет мешать.У большинства издателей не будет проблем, если вы пропустите дедлайн на 1-2 недели, но это скользкий путь.

Связанные тексты

Если вы можете написать несколько связанных книг в одной и той же области для разной аудитории и с одним и тем же издателем, напр. базовая биология для старшеклассников, студентов-медиков и студентов-биохимиков, вы можете повторно использовать тексты, экономя время и тем самым повышая свою почасовую оплату.

Терпение

Большинству учебников требуется время, чтобы утвердиться на рынке.Поскольку многие студенты обращаются к более опытным студентам за советом, какие книги купить, учебники редко пользуются успехом сразу после публикации. Например, книга, которую я опубликовал в 2017 году, до сих пор продолжает продаваться с каждым годом все больше экземпляров.

Хотя учебники не сделают вас безумно богатым, они могут обеспечить стабильный доход. Даже если ваша книга не добьется большого коммерческого успеха, приятно получать положительные отзывы всего от нескольких читателей, а прохождение всего процесса публикации также является ценным опытом.Кроме того, то, что вы являетесь автором учебника, отлично смотрится в вашем резюме и укрепляет вашу репутацию в какой-либо области, особенно если вы начинаете писать в раннем возрасте.

Если у вас есть идея для учебника, я могу только призвать вас попробовать. Если вы хотите ознакомиться с некоторыми из моих учебников, я добавил картинку ниже. Однако вам, вероятно, будет трудно их читать, если вы не знаете немецкий язык!

Фото предоставлено автором (т.е. мной)

Автор учебника

Название этой книги говорит само за себя, это действительно исчерпывающее руководство по запуску учебного проекта (и поддержанию его в рабочем состоянии), как только можно себе представить.

Честно говоря, у меня были некоторые оговорки по поводу Ассоциации авторов учебников и академических книг (TAA) , которая обеими ногами прыгнула в публикацию книг. Но это вторая книга, которую я увидел в результате этих усилий, и обе они выдающиеся по своей полезности и учебному дизайну. Теперь я верю, ТАА!

(См. мой предыдущий обзор Руководство по контрактам на издание учебников .)

Поскольку книга состоит из 320 страниц, всегда возникает вопрос, не слишком ли она велика, чтобы быть очень полезной для занятого ученого.Не о чем беспокоиться, там!

Во-первых, книга продуманно «разбита» на части, главы, разделы и подразделы, что позволяет легко выполнять как чтение, так и «набег» на книгу. Вы можете узнать больше об «искусстве чанкинга» на стр. 164.

Во-вторых, внутренний дизайн включает в себя множество списков, таблиц, примеров, графиков и боковых панелей, которые визуально упорядочивают информацию. Мы все знаем, что это помогает любому пользователю найти информацию и построить концептуальную основу того, как все это сочетается.

Самое главное, пожалуй, то, что текстовое повествование написано в прямом, разговорном стиле , рассказывающем о том, что связано с разработкой собственного учебника. Это как иметь на полке команду наставников, готовых дать совет, когда он вам понадобится.

Когда я слышу о новом руководстве или руководстве, я хочу знать , кто его создал. Это кто-то, кто может быть надежным виртуальным наставником для меня? Для этого руководства у нас есть три основных автора, которые превосходят обычные ожидания в этом отношении:

  • Мэри Эллен Лепионка сделали все: профессор, автор, редактор, издатель.
  • Шон Уэйкли обладает обширным и глубоким опытом редактирования и разработки учебников.
  • Стив Гиллен — бывший поверенный издательского дела, который десятилетиями занимался частной практикой, представляя интересы авторов учебников.

Я испытал и получил пользу от работы всех троих в течение долгого времени, поэтому я не удивлен, что их сотрудничество создало такое полезное руководство.

Помимо основных авторов, руководство снабжено краткими эссе «От автора к автору», написанными авторами учебников, чей многолетний опыт широко варьируется в зависимости от дисциплины, издателей, типов учебников и личного стиля авторства.Они рассказывают истории, которые разъясняют, что авторство учебников — это не просто что-то «побочное» вашей основной карьеры, а профессия сама по себе , в которой есть все тонкости, жаргон, обычаи и ловушки любого профессионального начинания. Короче говоря, они тебе зачем тебе это руководство !

Конечно, ни один путеводитель, подобный этому, не может рассказать вам все, но я не могу найти ни одной важной темы, которая не была бы рассмотрена (на каком-то уровне) на его страницах.И я очень старалась найти!

Жаль, что у меня не было такого полезного и подробного руководства , когда я начинал работать над учебниками тридцать лет назад. Но я рад, что он у меня есть сейчас. Это поможет мне быть в курсе текущих тенденций в моей профессии и получать советы по конкретным темам от доверенных коллег.


Я просмотрел предпубликационную копию для этого обзора, но вы можете скачать бесплатный 17-страничный образец , посетив эту страницу на веб-сайте TAA:

Заполните форму во всплывающем окне или нажмите круглую кнопку «скачать» на странице.

Написание учебника | Springer

Что такое учебник?

Мы считаем учебником книгу, которая:

  • написана в первую очередь для учащихся. Хотя учебник может быть интересен и другим аудиториям, например исследователям, основной аудиторией должны быть студенты.
  • Поддерживает курс: в нескольких университетах должны преподаваться курсы, для которых учебник подходит. Учебник может быть либо единственным учебником, рекомендованным для курса, либо дополнительным учебником, который появится в списке рекомендуемой литературы.

Зачем писать учебник?

Причин написания учебника может быть несколько:

  • Учебника по теме нет: если это относительно новая область или, возможно, более нишевая тема, то, возможно, еще никто не написал учебник для поддержки курсов
  • Существующие учебники неадекватны: возможно, текущие учебники не очень хорошо освещают тему, и вам придется просматривать несколько разных учебников, чтобы охватить все нужные вам темы. Возможно, текущие учебники устарели и не поспевают за исследованиями, а это означает, что вам придется проделать большую работу, чтобы дополнить эти учебники своими собственными заметками
  • Престиж!: вы могли бы написать учебник по теме и стать нарицательным. (по крайней мере, в академических кругах!)
  • Возможность расширить влияние ваших учебных материалов, работая с международно признанным издателем, который может продвигать и распространять учебник среди мировой аудитории

Найти учебник по вашей дисциплине

Carry исследование рынка

Вам следует провести исследование рынка, чтобы убедиться, что у вашего учебника есть аудитория, и чтобы помочь вам понять, какие учебники будут конкурирующими:

  • Существует ли рынок для учебника: другие люди преподают аналогичные курсы? Преподается ли этот курс в университетах по всему миру?
  • Что должно быть освещено в учебнике: посмотрите, как другие преподаватели преподают этот курс — какие темы обычно преподаются? Они должны быть включены в ваш учебник
  • Как вы должны структурировать учебник: опять же, глядя на то, как преподается этот курс, существует ли общий порядок преподавания тем? Ваш учебник должен отражать это
  • Что отличает конкурирующие учебники: Если во всех них есть упражнения, то и в вашем, вероятно, они должны быть. Есть ли что-нибудь, что вы могли бы добавить в свой учебник, чтобы он отличался от других, например. тематические исследования, определения ключевых терминов и т. д.?
  • Посмотрите обзоры конкурирующих учебников: что читателям нравится/не нравится в учебнике? Просмотрите такие источники, как Amazon, и поговорите с коллегами об учебниках, которые они используют

Подготовка предложения по учебнику

Имейте представление об учебнике! Прежде чем вы начнете писать предложение по учебнику или обратитесь к издателю, вы должны иметь четкое представление о том, каким будет учебник:

  • Для кого я пишу этот учебник: иметь четкое представление о том, кто ваша целевая аудитория яе. какой уровень курса степени будет поддерживать этот учебник?
  • Какова цель моего учебника: Зачем нужен этот учебник? Будет ли это основной учебник курса, т. е. единственный учебник для курса, или он будет более дополнительным, т. е. охватывающим только часть курса и включенным в рекомендуемый список для чтения? Как это будет соответствовать учебной программе курса?
  • Какую пользу учащиеся получат от моего учебника: получат ли они глубокое понимание темы или разовьют набор навыков для понимания конкретной проблемы и т. д.?
  • У меня уже есть материал, который я могу превратить в рукопись: могу ли я перепрофилировать свои собственные конспекты лекций, слайды, задания/вопросы по курсу и т. д.?

Советы по написанию учебника

Есть несколько заключительных моментов, которые следует учитывать перед тем, как вы начнете писать, или о которых следует помнить во время написания.

  • Необходимые знания: с какими темами или концепциями читатели уже должны быть знакомы? Нужно ли вам просмотреть их или дополнительно объяснить?
  • Автономный: учащимся обычно нужен универсальный ресурс, поэтому вы должны постараться обеспечить, чтобы в вашем учебнике было представлено как можно больше информации, необходимой учащимся
  • Кратко и по делу: сосредоточьтесь на курсе, который содержит учебник поддержку и темы, которые необходимо осветить.Избегайте включения менее важных тем, очень сложных тем, объяснений концепций, которые учащиеся уже должны понимать, и любого другого содержания, которое может быть бесполезным для учащегося
  • Дидактические элементы: такие элементы, как упражнения, тематические исследования, определения и т. д. помощь разбейте основной текст главы и сделайте его более привлекательным. Подумайте, какие дидактические элементы вы хотите включить, прежде чем начать писать, чтобы вы могли убедиться, что основной текст главы содержит правильную информацию для поддержки дидактического элемента e.г. что концепция адекватно объяснена, чтобы ответить на вопрос упражнения, или что теория надлежащим образом описана до того, как будет дано соответствующее тематическое исследование
  • Стиль письма: учебники могут иметь более легкий, более разговорный стиль письма, чем монографии и справочники. Старайтесь использовать активные, а не пассивные предложения, например. «Некоторые врачи считают, что…» превращается в «Некоторые врачи считают, что…»
  • Интернет-ресурсы: если у вас есть упражнения, рассмотрите возможность написания руководства по решениям для инструкторов, чтобы им не приходилось самостоятельно разрабатывать все решения.Существуют ли наборы данных, электронные таблицы, программы и т. д., к которым учащимся было бы полезно получить доступ, чтобы они могли самостоятельно проверять концепции? К сетевым ресурсам применяются те же вопросы авторского права, что и к печатной книге – см. Получение разрешений для получения дополнительной информации
  • Напишите введение, чтобы объяснить, для кого предназначен учебник и как его следует использовать: подтвердите уровень учащихся, например, магистранты 3 курса; подтвердить курс, который поддерживает учебник; перечислите любые предварительные условия или предположения, которые вы сделали в отношении фоновых знаний учащегося; объяснить, как можно использовать учебник.Если применимо, определите основные обязательные к прочтению главы и главы, которые являются более сложными или необязательными; предоставьте краткие резюме глав (всего одно или два предложения)
  • Проверяйте свой материал во время написания: используйте черновики глав как часть курса лекций и посмотрите, как на них отреагируют студенты. Понимают ли они концепции, которые вы объясняете? Могут ли они выполнять какие-либо упражнения?
Важные материалы для загрузки (рекомендации по написанию рукописей и советы по поисковой оптимизации)

Авторы учебников, издатели, форматы и стоимость в высшем образовании | BMC Research Notes

Этот набор данных содержит метаданные об учебниках из списков для чтения из одного высшего учебного заведения в Ирландии. Данные содержат 2940 записей, каждая из которых представляет собой учебник (от  ~ 578 курсов). В учреждении обучается более 10 000 студентов. Каждая запись в наборе данных соответствует книге. Каждая книга имеет: одного или нескольких авторов, издателя, 11-значный ISBN, 13-значный ISBN, URL-адрес, указывающий на уменьшенное изображение книги, индикатор того, доступна ли книга в версии ePub, индикатор является ли книга общественным достоянием, а также индикатор того, доступна ли книга в формате PDF.Полные записи доступны в виде файла JSON, доступного с этой статьей. См. SampleRecord1.js для примера одной записи JSON.

Согласно файлу данных 6, 1168 (40%) книг имеют версию в формате PDF или электронную версию. 1219 (39,7%) имеют версию в формате PDF, а 1442 (34,65%) — электронную версию. 6 (0,18%) книг имеют лицензию общественного достояния. Согласно файлу данных 7, 596 (20%) книг имеют розничную цену в долларах США. Цены варьируются от 0,99 до 452 долларов. Режим розничной цены книги составляет 9 долларов. 99, средняя цена — 56,67 доллара, а медиана — 40 долларов. 2867 книг имеют одного или нескольких известных авторов. Распределение числа авторов на книгу приведено в файле данных 8.

Данные были получены из двух источников. Первым источником был электронный каталог курсов, содержащий рекомендуемую и обязательную литературу для каждого курса в одном высшем учебном заведении в Ирландии, в котором обучается более 10 000 студентов. Каталог был запрошен с использованием SQL-запросов (файл данных 3). Этот первый набор данных (файл данных 1) включал сведения об учебниках для 15 414 книг из 3030 уникальных курсов за 2017–2018 учебный год.Затем эти данные были объединены с данными Google Books, которые содержат данные о более чем 30 миллионах книг из собственного книжного магазина и сети реселлеров (файл данных 2). API Google Книг [7] был запрошен с использованием платформы Google Cloud Computing, в частности, написанной на заказ программы JavaScript, развернутой в качестве промежуточного программного обеспечения через Google Cloud Functions: схематический обзор см. на рисунке в файле данных 9. API Google Книг возвратил подробную информацию о розничных ценах, форматах книг и наличии в свободном доступе. Кроме того, были улучшены данные об издателе, ISBN и авторе, поскольку данные из каталога курса изначально вводились преподавателями вручную и содержали ошибки.Наконец, мы загрузили возвращенный JSON в хранилище документов (MongoDB) для запросов и анализа.

Таблица 1 содержит подробные ссылки на все данные, описанные в этой статье.

Таблица 1 Обзор файлов данных/наборов данных

Учебник Пример того, что не так с образованием

Учебники являются основной частью учебной программы, столь же важной для учителя, как план для плотника, поэтому можно предположить, что они задуманы, исследованы, написаны и опубликованы как уникальный вклад к продвижению знаний.

На самом деле, большинству этих книг далеко до их важной роли в системе образования. Они превращаются в существование, используя мякоть того, что уже существует, поднимаясь, как болотные твари из компоста прошлого. Мульча переворачивается и обрабатывается многими слоями редакторов, которые очищают ее от всего, что может быть нежелательным, прежде чем она будет загружена в государственную систему «усыновления», которая предоставляет посредственный материал студентам всех возрастов.

Добро пожаловать в машину

Первым продуктом, в создании которого я участвовал, была базовая языковая программа.Слово базовый относится к всеобъемлющему пакету, который включает в себя учебники для учащихся для последовательности оценок, а также соответствующие пособия для учителей и бесконечные рабочие тетради, тесты, ключи для ответов, диапозитивы и другие «вспомогательные материалы». Моя компания годами доминировала на этом рынке, но руководство считало, что наша флагманская программа устарела. Они хотели чего-то нового, построенного с нуля.

Кредит: Монте Вулвертон

Звучит как призыв к инновациям, верно? Это не так.Мы использовали все учебники по словесности и тщательно их просматривали, записывая каждую тему, подтему, навык и поднавык, которые мы могли найти на каждом уровне обучения. Мы собрали их в основной список, устранили избыточность и составили основное содержание нашего нового учебника. Или, как я люблю его называть, «приятель».

Но подождите. Если бы все издатели проходили через этот же процесс (а они проходили), как наше могло бы выделиться? Время вмешиваться в философию.

Под философией я подразумеваю педагогическую идею.Этот концептуальный энтузиазм волнами захлестывает вселенную образования. Редакторы учебников пытаются предвидеть появление следующего и формируют свою программу, чтобы воплотить его.

Новые идеи рождаются в университетах и ​​доводятся до издателей через исследовательские работы и конференции. Редакторы учебников стекаются на такие мероприятия, как пятидневная конференция Международной ассоциации чтения, чтобы поднять шумиху. Они все бегают, задаваясь вопросом: что будет дальше? Это критическое мышление? Метапознание? Конструктивизм? Обучение проекта?

На тех же конференциях старшие редакторы ищут подающих надежды ученых и влиятельных консультантов в области образования, чтобы подписать их как «авторов» учебников, которые рабочие пчелы уже собирают в магазине.

Облегченное содержание

После того, как философия определена и добавлена, мы формируем материал в соответствии с основными принципами учебной программы. В каждом штате есть предписанный список того, что должны изучать дети — утомительные списки маркированных целей, состоящие в основном из таких предложений:

.

«Студенту должны быть предоставлены материалы, необходимые для формулирования, обсуждения, критики и обзора гипотез, теорий, законов и принципов, их сильных и слабых сторон».

Если вы встретите редактора учебника, и он или она покажется вам эксцентричным (странные волосы, лицевые тики и т. д.), то это потому, что это человек, который провел сотни часов, внимательно изучая бесчисленные страницы, заполненные такими действиями, пытаясь определить, можно сказать, что учебник поддерживает каждую цель.

Конечно, никто не смотрит на все госфреймворки. Правила Аризоны? Честно говоря, дорогая, нам наплевать. Род-Айленд? Простите меня, пока я умираю со смеху. Некоторые состояния определенно более важны, чем другие. Подробнее об этом позже.

В конце концов, на каждом уровне обучения редакторы превращают свои заметки в подробные наброски — задача, примерно сравнимая с той, с которой, должно быть, столкнулись византийские юристы шестого века, когда они вырезали Кодекс Юстиниана из джунглей римского права.Наконец, они делят набросок на теоретически управляемые части и поручают авторам превратить их в предложения.

То, что возвращается, даже близко не похоже на книгу. Первый проект, над которым я работал, был на этом этапе, когда я приехал. Мое задание состояло в том, чтобы уменьшить стопку страниц высотой 17 дюймов, подготовленную 40 авторами, до стопки 3 дюймов, которая звучала бы так, как будто все это пришло из одного источника. Первоначальный текст был просто рудой. Полагаю, сохранилось несколько первоначальных слов, но не целые предложения.

Во избежание нежелательного проявления оригинальности на этом этапе редакторы отправляют своим авторам объемные руководства. Я один из таких писателей, и этим летом я написал десятистраничный рассказ для программы чтения. Руководство по заданию, доставленное мне в папке с тремя кольцами, состояло из 300 страниц.

Приятного аппетита

Когда на карту поставлено так много, как мы попали в эту напыщенную неразбериху? В 1980-х и 90-х среди издательств вспыхнуло безумие, поскольку все они боролись за то, чтобы поглотить своих конкурентов: Harcourt Brace Jovanovich купил Holt, Rinehart и Winston.Houghton Mifflin купил DC Heath and Co. McGraw-Hill купил Macmillan. Сильвер Бёрдетт купил Джинна — или Джинн купил Сильвера? Это не имеет значения, потому что вскоре оба были поглощены Prentice Hall, который, в свою очередь, был поглощен Simon & Schuster.

Затем, в конце 90-х, начали кружиться еще более крупные корпорации. Почти все известные бренды из учебников прошлого исчезли или оказались в животах всего четырех крупных акул: британской компании Pearson; Vivendi Universal, французская фирма; Reed Elsevier, британско-голландский концерн; и McGraw-Hill, единственный принадлежащий американцам конгломерат учебников.

Эта концентрация денег и власти вызвала кардинальные изменения. В 1974 г. существовало 22 основные базовые программы чтения; теперь их пять или шесть. По мере того, как количество базальных статей (по всем предметным областям) сокращалось, сокращались и редакции.

Многие сокращенные редакторы ушли и основали дома разработчиков, частные фирмы, которые заключают контракты с образовательными издателями на поставку кусков программ. Они нанимают внештатных менеджеров для управления внештатными редакторами, чтобы управлять группами внештатных писателей для создания текста, который костяк руководителей отделов разработки отправляет руководителям издательств, которые затем передают его различным комитетам для обработки.

Несколько лет назад я получил задание от центра развития написать урок по определенному навыку чтения. Внештатный редактор прислал мне соответствующие уроки от трех основных конкурентов нашего клиента. «Вот что делают другие компании, — сказала она мне. «Раскройте все, что они делают, только лучше». Мне пришлось посмеяться: я написал (для других домов разработки) все три урока, с которыми соревновался.

Самый жестокий месяц

В издательстве учебников апрель — самый жестокий месяц.Именно тогда некоторые штаты объявляют, какие учебники они принимают. Когда дело доходит до определения повестки дня для публикации учебников, учитываются только 22 штата, в которых есть формальный процесс усыновления. Остальные 28 не имеют значения — даже если они включают в себя такие густонаселенные гиганты, как Нью-Йорк, Пенсильвания и Огайо, — потому что они позволяют всем издателям приходить и продавать программы непосредственно местным школьным округам.

Государства усыновления, напротив, покупают новые учебники регулярно, обычно каждые шесть лет, и разрешают продавать в своем штате только определенные программы.Они составляют список в начале каждого цикла, и горе издателям, которые не составляют этот список, потому что в течение следующих 72 месяцев у них не будет продаж в этом штате.

Среди штатов усыновления Техас, Калифорния и Флорида имеют непревзойденное влияние. Да, размер имеет значение. Вместе у этих троих в государственных школах K-12 учится около 13 миллионов учеников. Следующие 18 штатов усыновления вместе взятые имеют около 12,7 млн ​​

Хотя в «большой тройке» разное общее количество студентов, все они тратят примерно одинаковое количество денег на учебники.На текущий учебный год они выделили более 900 миллионов долларов на учебные материалы, что составляет более четверти всех денег, которые будут потрачены на учебники в стране.

Очевидно, что издатели создают продукты специально для усыновления в этих трех ключевых штатах. Затем они продают тот же продукт всем остальным, потому что производство базалиев очень дорого — программа чтения K-8 может стоить до 60 миллионов долларов. Издатели надеются окупить затраты на большую программу за счет внезапного притока денег в стране с большим распространением, а затем получить прибыль от последующего поступления с «открытых территорий». »

Те, кто не попал в список в Техасе, Калифорнии или Флориде, застрянут на возмещении затрат в течение следующих шести лет. Из-за нехватки денег, которые можно было бы потратить на проекты в течение следующего периода внедрения, они, скорее всего, снова потерпят неудачу. По мере того, как цикл становится порочным, они превращаются в обеденное мясо.

Не связывайтесь с Техасом

Однако три больших состояния усыновления не равны. В этом элитном трио правит Техас. В Калифорнии больше студентов (более 6 миллионов против чуть более 4 миллионов в Техасе), но Техас тратит столько же денег (примерно 42 миллиарда долларов) на свои государственные школы.Что еще более важно, Техас выделяет специальную часть средств специально для учебников. Эти деньги не могут быть использованы ни на что другое, и все они должны быть потрачены в год усыновления.

Кроме того, Техас имеет особое влияние, когда речь идет об учебниках для старших классов, потому что Калифорния принимает в масштабах штата только учебники для классов K-8, в то время как процесс принятия в штате Одинокая звезда распространяется на учебники до 12-го класса.

Кредит: Монте Вулвертон

Поэтому, если вы создаете новый учебник, вы начинаете с тщательного изучения «Основных знаний и навыков Техаса» (TEKS).Этот документ составлен группой экспертов по учебным программам, учителей и политических инсайдеров, назначенных 15 членами Техасского совета по образованию, в настоящее время пятью демократами и десятью республиканцами, около половины из которых имеют образование. TEKS описывает, чего хочет Техас и что в результате получит вся нация.

Техас — это действительно хвост, который виляет собакой. Однако есть хвост, который виляет этим могучим хвостом. Каждое государство усыновления позволяет частным лицам просматривать учебники и выдвигать возражения.Издатели должны ответить на эти возражения на открытых слушаниях.

В конце 60-х супружеская пара из Техаса Мел и Норма Гэблер придумали, как использовать слушания по делу об усыновлении в их штате, чтобы оказать давление на издателей учебников. У Габлеров не было ни академических дипломов, ни опыта преподавания, но они знали, чему они хотели научить — фонетику, сексуальное воздержание, свободное предпринимательство, креационизм и примат иудео-христианских ценностей — и считали себя в битве против «политически корректной политики». деградация ученых.»

Опытные организаторы, Габлеры обладали талантом придумывать аргументы на языке официальных учебных программ. Некоммерческая корпорация Educational Research Analysts, которую они основали 43 года назад, продолжает рецензировать учебники и выступать против либерального содержания в них.

Габлеры больше не появляются лично на слушаниях по усыновлению, но с помощью семинаров, книг и практических руководств они обучили целое поколение консервативных христианских активистов продолжать свою работу.

Граждане также оказывают давление на компании по производству учебников на слушаниях по усыновлению в Калифорнии. Эти возражения исходят в основном от таких либеральных организаций, как «Люди за американский образ жизни» Нормана Лира, или от отдельных граждан, которые просматривают предложенные учебники, когда они выставлены перед принятием в 30 центрах по всему штату.

Беспокойство в Калифорнии обычно политкорректно — возражения, например, против таких предполагаемых оплошностей, как использование слова индеец вместо «коренной американец». «Чтобы попасть в список в Калифорнии, книги должны быть тщательно свободны от стереотипов: ни один учебник не может показать афроамериканцев, занимающихся спортом, азиатов, использующих компьютеры, или женщин, заботящихся о детях. не пройти процесс смешивания как консервативных, так и либеральных сторожевых псов.

Отвечать на возражения граждан на слушаниях по усыновлению — тонкое искусство. Издатели учатся никогда не противостоять предположениям, стоящим за возражением.Это только вызывает более глубокую критику. Например, в учебнике по здоровью, над которым я работал, была изображена девушка на ветреном пляже. Один заинтересованный гражданин полагал, что может определить очертания нижнего белья девушки через ее платье. Наш ответ: Она на пляже, так что это ее купальный костюм. Это сработало.

Учебник по обществознанию подвергся нападению из-за того, что на фотографии во всю страницу изображена большая семья, собравшаяся за обеденным столом. Возражение? Они были похожи на арабов. Поднялись ли мы с негодованием по поводу этого неамериканского проявления предвзятости? Мы не сделали.Вместо этого мы сказали, что семья армянская. Это сработало.

Конечно, издатели предпочитают вообще не встречать возражений. Вот почему усыновление, особенно в Техасе, похоже на получение профессионального сертификата по редактированию учебников. Выжившие всего знают вещей.

Что они знают?

В основном они умеют подвергать себя цензуре. Однажды, я помню, редакционная группа обсуждала литературные подборки для включения в антологию чтения.Мы уже собирались договориться об одном варианте, когда кто-то упомянул, что автор этой статьи вызвал протест против усыновления в Техасе, потому что он якобы принадлежал к организации под названием «Всемирный совет», которая, по слухам, является «коммунистическим фронтом».

В этот момент кто-то указал на другую историю, соответствующую нашим критериям. Без дальнейших разговоров мы выбрали его и пошли дальше. Только оглядываясь назад, я понял, что мы подвергли цензуре первую историю на основании слухов о обвинениях. Наши невысказанные мысли, казалось, были таковы: если бы существовала даже самая маловероятная зараза, Габлеры ее бы нашли, так зачем рисковать?

О такой самоцензуре не сообщается, потому что мы, цензоры, почти не замечаем, что делаем это.В той комнате никто из нас не сказал «нет» ни одной истории. Мы просто сошлись вокруг другой истории. Опасным автором, кстати, был прославленный писатель-фантаст Айзек Азимов.

Переверни страницу

Не существует быстрого и простого решения проблемы искажения американских учебников, но несколько шагов являются ключевыми для исправления:

Кредит: Монте Вулвертон

Комбинируй и сочетай

Модернизировать наши механизмы финансирования, чтобы позволить учителям составлять свои собственные учебные программы из множества отдельных источников, вместо того, чтобы заставлять их полагаться на единые комплексные пакеты от национальных производителей учебников. Конечно, у нас не может быть разных учебных программ в каждом классе, но, безусловно, есть способ добиться согласованности без отупления.

Базали в качестве резерва

Сокращение базового уровня до справочников — тонких основных текстов, которые четко, как словарь, излагают основные навыки и информацию, которые необходимо изучить на каждом уровне обучения по каждому предмету. В содержательных областях, таких как история и естественные науки, основные тексты были бы похожи на мини-энциклопедии, проверенные экспертами в этой области, а затем проверенные учителями на предмет объема и последовательности.

Скучно? Нет, потому что эти ядра не будут фактическим учебным материалом, который будут использовать учащиеся. Они были бы аналогичны операционным системам в мире программного обеспечения. Если их всего несколько и они очень похожи, все в порядке.

Местные школьные округа и школьные учителя получат средства, позволяющие им составлять свои собственные наборы уроков и вспомогательных материалов вокруг основных текстов, приобретаемых не у нескольких гигантов, а у сотен небольших издательств, таких как те, которые в настоящее время поставляют индустрию дополнительных учебников. .

Учебники по высоким технологиям

Точно так же, как разработчики программного обеспечения создают приложения для определенных операционных систем, разработчики учебников должны разрабатывать материалы, которые встраиваются в основные тексты. Небольшие компании и даже частные лица, которые видят нишу, могут создать модуль для ее заполнения. Никому не потребуется 60 миллионов долларов, чтобы выйти на уровень безубыточности.

Представьте себе, например, всемирно-историческое ядро: одно издательство может выпустить серию исторических новелл, написанных писателем и историком, работающими вместе, чтобы рассказать о различных местах и ​​периодах истории.Другой мог бы создать карту мира, используя программное обеспечение, которое анимируется по щелчку мыши, чтобы показать, как политические границы расширяются, сужаются и сдвигаются на протяжении сотен лет. Другой может создать настольную игру, в которой драматизируется связь между торговлей и культурным распространением. Сотни издателей могли бы конкурировать за выпуск уроков, отвечающих некоторым аспектам основного текста, точки отсчета.

Инновации в отрасли

Интеллект, целеустремленность и изобретательность редакторов учебников, которыми изобилует вся индустрия, но которые часто подавляются и недооцениваются, высвободятся — я предсказываю — с выдающимися результатами для учителей и учеников.

Объединение выборок из этого леса материалов для создания пакетов учебных программ может само по себе стать должностной инструкцией в сфере образовательных публикаций.

Возможности безграничны. И разве дело не в бесконечных возможностях?

Тамим Ансари пишет и читает лекции об Афганистане, исламской истории, демократии, школьном обучении и обучении, художественной литературе и писательском процессе и других вопросах, а также руководит семинаром писателей в Сан-Франциско.

Перейти к разделу «Иностранные учебники преподают урок американской истории». »

Как учебники истории отражают отказ Америки считаться с рабством

Четыреста лет назад группа из примерно 20 африканцев была захвачена во внутренних районах Африки, вероятно, недалеко от современной Анголы, и насильно перевезена на невольничьем корабле, направлявшемся в Америку. После бурных месяцев в море они высадились на берег в первой британской колонии в Северной Америке — Джеймстауне, штат Вирджиния, — в конце августа 1619 года.

Hazen’s Elementary History of the United States: A Story and a Lesson , популярный в начале 20-го века учебник для юных читателей, почерпнул оттуда историю первых чернокожих вирджинцев.

«Поселенцы купили их, — поясняется в тексте 1903 года, — … и нашли их настолько полезными для выращивания табака, что их стали привозить еще, и рабство стало частью нашей истории».

Его базовый план урока включал всего два легко усваиваемых фактоида на 1619 год: введение африканцев — с иллюстрацией двух полуголых чернокожих, стоящих на пляже перед напыщенным пиратом и толпой зевак — и создание Палата горожан Вирджинии, первый официальный законодательный орган в американских колониях.

«Элементарная история Соединенных Штатов: история и урок» Хейзена, , опубликованная в 1903 году, очень мало рассказывала о 1619 году и роли рабства в формировании Соединенных Штатов. Библиотека Конгресса

Но история Джеймстауна и рабства не так проста. Несмотря на то, что высадка 1619 года не была первым прибытием африканцев в Америку, она вписывается в историю колониальной Америки, черной Америки, глобальной работорговли и, в конечном итоге, основания нашей страны.Так что то, как учебники обобщают эту историю — историю, характеризующуюся скудными документальными записями и часто с точки зрения европейских поселенцев и белых американцев, — имеет значение.

«Учебники должны учить нас общему набору фактов о том, кто мы, как американцы… и какие истории являются ключом к нашей демократии», — сказала Алана Д. Мюррей, директор средней школы Мэриленда и автор книги The Development. альтернативной учебной программы для чернокожих, 1890–1940 гг.: противодействие главному нарративу .

Как показывают учебники — из-за упущений, откровенных ошибок и благовидных толкований, особенно в отношении расовых вопросов, — не все пользуются привилегиями гражданской принадлежности или получают справедливое потрясение в исторических отчетах. Это верно даже для учебников, используемых сегодня — через 400 лет после прибытия африканцев в 1619 году, более чем через 150 лет после эмансипации — с нарративами, которые больше заинтересованы в подчеркивании сострадания поработителей, чем жестокости, которой подвергаются порабощенные.

Учебники долгое время оставались полем битвы, на которой оспаривались человечность и статус чернокожих американцев.Педагогика всегда была преимущественно политической.

От быстрых фактов к неполноценности черных: как рабство исторически изображалось в учебниках

Учебник Хейзена представил Джеймстаун и его роль в развитии рабства в США как неизбежный вопрос спроса на рабочую силу и экономического прагматизма, что было распространенным аргументом в школьных материалах США на рубеже 20-го века.

Тем не менее, это была только одна точка зрения. После окончания рабства в этой стране многие учебники, ориентированные на Юг, пропагандировали подход «Утраченного дела» к Джеймстауну и рабству в широком смысле, изображая институт как часть естественного порядка.Белые южане создали идеологически мотивированные повествования, которые тосковали по старым добрым временам, когда белые занимали верхние строчки в иерархии, а афроамериканцы были верными рабами. В этом расистском ревизионизме им не нужно было считать нового чернокожего гражданина, избирателя или законодателя номинальным равным.

Несколько типичным в этой искаженной истории был Детская история Северной Каролины , около 1916 года, который также сосредоточился на прибыльности рабства и стер его насилие.С этой точки зрения порабощенные люди были счастливы, а южные рабовладельцы в лучшем случае были хозяевами поневоле.

Согласно книге, порабощенным людям «была предоставлена ​​вся свобода, которую они, казалось, хотели, и им была дана привилегия посещать другие плантации, когда они этого хотели. Все, что от них требовалось, — быть на месте, когда придет время работы. В праздничный сезон они были почти так же свободны, как и их хозяева». Более того, «большинство жителей Северной Каролины действительно были против рабства и выступали за постепенную эмансипацию.Однако рабство уже существовало не по их вине. У них были рабы, и они должны были как можно лучше решать проблему, что с ними делать».

Кроме того, в книге утверждалось, что аболиционисты — никогда не являвшиеся крупным избирательным блоком — несут ответственность за избрание Авраама Линкольна, и что их неустановленное насилие вызвало «возмущение» Юга.

Некоторые северные писатели попробовали свои силы в том, что они считали более тонким подходом к пересмотру детских книг по истории в свете эмансипации.И это включало то, как они говорили о корабле с рабами, прибывшем в Вирджинию, и о людях на борту.

Учебник 1886 года «Детские истории американского прогресса » осуждал рабство как аморальное, но также изображал африканцев ниже европейцев. Библиотека Конгресса

Возьмем в качестве примера C детские рассказы об американском прогрессе , опубликованные в 1886 году. Северная белая писательница Генриетта Кристиан Райт, известная своими популярными рассказами о феях и магии, описала тот день в августе 1619 года как время, когда луга рядом с Джеймсом Река была «прекрасна летом» — зрелище, ускользающее от африканских пленников.

Однако Райт также представил себе глаза, которые «устало смотрели из иллюминаторов корабля» и видели новый пейзаж, который «только казался тоскливым и пустынным, землей изгнания и смерти». Она то видела их глазами, то была всеведущим рассказчиком, наблюдающим за ними сверху. Она обвинила европейские державы в том, что они превратили Африку в «большое охотничье угодье» и извлекли выгоду из междоусобной борьбы на континенте. Тем не менее, добыча, которая перенесла африканцев, «словно бессловесных зверей, через Атлантику», была «все потому, что белый человек решил использовать свой более высокий интеллект, чтобы угнетать их, а не дружить с ними.

Райт не скупилась на морализаторство в отношении рабства как злого, неподходящего предприятия для предположительно христианской нации, но она также не считала африканцев равными европейцам. Ее изображение неполноценности чернокожих отражало распространенное мнение белых американцев, даже некоторых бывших аболиционистов. Рассказы, подобные ее, сформировали то, как поколения белых американцев думали о своих черных соотечественниках, и, по мнению растущего числа чернокожих педагогов, как чернокожие американцы, читавшие такие учебники, думали о себе.

Черные голоса проникают в учебники после Гражданской войны, но почти не разрушают ее

Благожелательный расизм, заразивший учебники, также вдохновил новое поколение писателей-историков, которые хотели привнести в учебные материалы меньше предвзятости и больше точности. Афроамериканцы, часто женщины-учителя или миряне с небольшим формальным образованием, начали писать учебники и устраивать театрализованные представления истории, которые охватывают столетия с песнями, речью и танцами в десятилетия после Гражданской войны.

«У вас есть эти большие учебники, которые были в школах, но они не имели ничего общего с тем, что пишут черные. Учебники по истории чернокожих и чернокожие имели совершенно иное представление о гражданстве [в конце 1800-х — середине 1900-х годов]», — сказал Мюррей.

Она заинтересовалась тем, как чернокожие пишут свою собственную историю, когда в ее выпускном классе по преподаванию социальных наук даже не упоминается отец того, что стало Месяцем черной истории, Картер Г. Вудсон. Потрясенный вопиющим упущением, Мюррей начал расследование и нашел таких женщин, как Дороти Гуинн, директора YWCA, которая стала соавтором Out of the Dark (1924), театрализованного представления, в котором зрители и его школьные исполнители отправились в театральное турне. через работорговлю в Африке, Реконструкцию и современные моменты.

Персонаж по имени Летописец рассказывает о Филисе Уитли, Бенджамине Баннекере и Соджорнер Трут. Ей помогают музыкальные номера, такие как «Вниз, Моисей», стихи Пола Лоуренса Данбара и музы-подобные персонажи, называемые «Дети гения», которые представляют музыку, литературу, науку и искусство. Это ее греческий хор, призванный просвещать уместными кусочками информации.

Иллюстрация из книги 1914 года «Негр в американской истории », написанной Джоном У.Кромвеля, изображает жестокость работорговли. В конце 19-го и начале 20-го века чернокожие начали писать учебники, чтобы противодействовать доброжелательному расизму в книгах, изданных белыми авторами. Библиотека Конгресса

Стремление исправить и опровергнуть рассказы других людей об истории чернокожих мотивировало таких людей, как Эдвард А. Джонсон из Северной Каролины, чернокожий юрист, выпустивший свой собственный учебник Школьная история негритянской расы в Америке с 1619 по 1819 год в 1890 году.

В своем предисловии он писал о своих 11-летних преподаваниях и наблюдениях за «упущением и заказом со стороны белых авторов, большинство из которых, кажется, писали исключительно для белых детей и старательно упускали из виду многие похвальные дела негров. … Но что должен чувствовать маленький цветной ребенок, когда он закончил заданный курс истории США и не нашел в нем ни одного похвального слова, ни одного положительного комментария хотя бы для одного из миллионов его предков, проживших почти три года? веков истории своей страны!»

Лейла Амос Пендлетон, бывшая учительница из Вашингтона, округ Колумбия, выразила аналогичные чувства в своем Рассказ о негре .Датируемый 1912 годом, он предшествовал новаторской книге Вудсона 1933 года Неправильное образование негров , в которой осуждалась неспособность американской образовательной системы преподавать точную историю чернокожих.

Пендлтон переосмыслил прибытие в Джеймстаун первых африканских вирджинцев, поместив его в контекст диаспоры, в котором обсуждались африканские цивилизации (оксюморон, по мнению многих белых авторов), африканское присутствие в Мексике, рабство в мусульманских странах и систематическое насилие над коренными народами. народов в колониях.

Она также обратилась с прямым эмоциональным обращением к чернокожим детям: «Представьте себе, дорогие дети, небольшую группу иностранцев, напуганных и грустных, с сердцами, тоскующими по дому и по близким, от которых они были оторваны…. Начало семнадцатого века относится к темным векам мировой истории, к тому времени, когда люди еще не поняли, что право каждого человеческого существа быть свободным и что это священный долг каждого человека и каждого человека. расы, чтобы помочь к истинной свободе каждому другому человеку и любой другой расе.

ЛаГарретт Кинг, профессор и директор-основатель Картеровского центра обучения истории чернокожих K-12 Университета Миссури, сказал, что трудно понять, насколько широко использовались такие тексты. Он может сказать, что Johnson’s использовали в черной средней школе Роли, Северная Каролина. Мюррей, директор школы и ученый из Мэриленда, отметила, что Pendleton’s рекламировалась в журнале NAACP The Crisis, и что у нее, вероятно, было необычное преимущество: ее муж владел издательством, которое выпустило ее книгу.

Но их явно политические версии истории, рассказывающие о черном прошлом, которое было больше, чем рабство, и иногда имело свою долю романтизма, не могли сместить десятилетия — на самом деле столетия — превосходства белых с помощью учебника. Это не могло остановить распространение таких идеологий в американских школах даже в последние десятилетия.

От движения за гражданские права до сегодняшнего дня учебники оставляют желать лучшего

Даже в период расцвета движения за гражданские права и за его пределами учебники по-прежнему не могли отразить реальность того, что пережили порабощенные с их точки зрения.«В большинстве учебников рабская жизнь изображается как не слишком неприятное состояние; на самом деле, это часто описывалось как довольно приятное в чистой красоте отношений между рабовладельцем и рабами», — писал аспирант Джеймс О. Льюис, , чья диссертация о представлении чернокожих в учебниках в 1960 году повлияла на усилия NAACP по обновить расистские учебники.

Льюис также пришел к выводу, что в учебных материалах чернота быстро приравнивается к рабству, особенно когда речь идет о Джеймстауне.Он отметил, что все учебники в его выборке включали прибытие первых африканцев в Джеймстаун, и хотя он наблюдал разнообразие в том, как книги описывали прибытие африканцев, большинство настаивало на том, что рабство началось с них в колонии Джеймстаун.

Устаревший учебник по американской истории, который видели в средней школе Брайтона в Брайтоне, штат Колорадо, в 2019 году. Мэтью Ставер/The Washington Post через Getty Images

Льюис, однако, поддержал мнение меньшинства этих учебников о том, что эти вынужденные мигранты были наемными слугами, и эта дискуссия продолжается и сегодня.В 1619 году, когда прибыли африканцы, в Вирджинии не было правовой базы для рабства в колонии, но в последующие десятилетия были приняты меры, чтобы закрепить рабство как наследственный расовый институт.

Кинг сказал, что в целом учебники не смогли четко передать нюансы, вопросы и дискуссии о статусе африканцев в ранней Вирджинии. И это часть более крупной экзистенциальной проблемы.

«То, как мы учим историю чернокожих K-12, — это либо угнетение, либо освобождение», — сказал он. «Большинство учителей знают, что 1619 год — это год, когда мы представляем первых африканцев [прибывших в Британскую Северную Америку] на территории, которая впоследствии станет землей США.Но чего не хватает, так это того, что произошло дальше. Затем, с точки зрения черной истории, мы просто переходим к рабству. Сейчас во многих учебниках они рассматриваются как [рабы или наемные слуги], но то, как мы понимаем рабство, очень расплывчато. В наших учебниках говорится, что они были проданы за товары, но они могли быть заключены и проданы за товары, пока их условия [их трудовых договоров] не истекли».

Но немногие инструкторы K-12 достаточно осведомлены о дебатах о статусе африканцев, чтобы разобраться, что к чему, и многие согласны с тем, что используемые ими учебники неэффективны. В отчете Южного юридического центра по борьбе с бедностью (SPLC) за 2018 год «Преподавание жесткой истории: американское рабство» было обнаружено, что более половины опрошенных учителей (58 процентов) недовольны своими учебниками, и почти 40 процентов заявили, что их государство предлагает мало или совсем нет поддержки учения о рабстве.

Кинг сказал, что есть также проблема того, что сами учителя узнали из учебников, которые они читали в студенческие годы, потому что «еще в 70-х годах мы регулярно видели вопиющие и расистские ссылки на чернокожих.Рождение программ по изучению чернокожих и «новой» социальной истории, популярность книг Алекса Хейли « корней», «» и активная борьба за гражданские права помогли внести изменения в учебные программы. У NAACP, например, был комитет по учебникам, который следил за тем, как в школьных учебниках изображаются чернокожие общины и история. Но иногда то же самое делали и такие группы, как Ветераны Конфедерации Америки, которые выпустили отчет 1932 года, осуждающий изображение Джеймстауна в одном учебнике как оборванное поселение, которое не идет ни в какое сравнение с ранними колониями Новой Англии.

Даже если большинство учебников больше не носят откровенно расистский характер, это не означает, что педагогика достаточно изменилась. За последнее десятилетие школьные округа по всей стране подверглись критике за то, как они учат рабству, включая включение ссылок на рабство в математические уравнения.

В 2012 году ученики начальной школы в Атланте задали домашнее задание: «Если Фредерика били два раза в день, сколько раз его били за неделю? Две недели?» И только в прошлом году родители из Сан-Антонио, штат Техас, пожаловались на домашнее задание по истории, в котором восьмиклассникам предлагалось перечислить положительные и отрицательные аспекты рабства.Оказывается, это занятие было напрямую связано с учебником, который использовался в школе около 10 лет. Prentice Hall Classics: A History of the United States утверждал, что все рабовладельцы не были жестокими: «некоторые [рабы] никогда не чувствовали удара плетью», и «многие, возможно, даже не были ужасно недовольны своей участью, потому что они не знали разное. »

Поэтому неудивительно, что, согласно отчету SPLC, только 8 процентов опрошенных старшеклассников знали, что рабство было главной причиной Гражданской войны, 12 процентов понимали важность рабства для экономики Севера, и только 22 процента могли определить как Конституция помогла рабовладельцам.

Учебники остаются отражением политического климата

Учебники долгое время были частью культурных войн, сказал Кинг. В конце 1990-х годов ученый Лия Уосберн проанализировала изображения рабства в учебниках истории США, используемых в Индиане, и отметила, как религиозное право повлияло на учебники в 1980-х и 90-х годах. В этот период были более консервативные упоминания о том, как христианство поработило рабов в трудные времена, а также традиционная семейная риторика, в которой говорилось, что жены рабовладельцев (которые предполагали, что женщины сами не были рабовладельцами) заботились о порабощенных по-матерински. .

Кинг объяснил: «Все сводится к деньгам и политике. Одна из стратегий консервативных политиков — захват школьных советов штатов, где принята политика в отношении учебников». Места в этих советах часто назначаются, и крупные штаты — те, кто может обеспечить большие продажи издательским компаниям и может потребовать от школьных систем покупать определенные учебники — имеют огромное влияние на то, какой контент попадает в руки и умы учащихся.

Техас, например, заработал репутацию за вставку сомнительной информации и интерпретаций о создании, эволюции и рабстве нации в свои школьные учебники.В одном случае Моисей — он из Десяти Заповедей — был указан как Отец-основатель, а порабощенные люди были названы рабочими-иммигрантами в заголовке учебника, отмеченном студентом в 2015 году. И эта проблема выходит за рамки штата Одинокая Звезда; как говорится в эпиграмме New York Review of Books , анализе курирования учебных программ в штате: «То, что происходит в Техасе, не остается в Техасе, когда дело доходит до учебников».

Однако протест вызвал некоторые изменения: в конце 2018 года школьный совет штата Техас решил, что учебные программы государственных школ должны быть изменены, чтобы сделать упор на рабство как на основную причину гражданской войны, тогда как ранее он отдавал приоритет секционности и правам штатов; эти изменения должны вступить в силу в этом учебном году для учащихся средних и старших классов.

Но, несмотря на желание многих американцев рассматривать историю как одну прямую линию прогресса — и это относится как к хронологии Америки как страны, так и к американским учебникам, — Кинг видит будущее, требующее тяжелой работы.

Цветных авторов учебников по-прежнему мало, а в K-12 «более 80 процентов [государственных начальных и средних] учителей — белые», — сказал Кинг. «Учебная программа по-прежнему европоцентрична, несмотря на косметическое разнообразие. Мы количественно улучшились в разнообразии учебной программы, но не улучшились качественно. «Это потому, что большая часть истории чернокожих определяется только контактами с европейцами и белыми американцами, — говорит он.

Он предлагает преднамеренное переосмысление, основанное на фактических данных, что усложняет предположения о том, что причины действий чернокожих людей были такими же, как и у белых. Например, вместо того, чтобы указать на борьбу чернокожих американцев по обе стороны американской революции как на простое доказательство патриотизма — поскольку от чернокожих американцев постоянно требуется доказывать свою верность в истории и современной политике — он указывает, что чернокожим была обещана свобода прямо или косвенно. косвенно, если они взялись за оружие.

Тем не менее, он объясняет, что сегодня учителя могут учиться и использовать больше полезных ресурсов. Сюда входят материалы, которые не являются текстами в твердом переплете, например недавний проект 1619 из New York Times; Серия Teaching Tolerance «Teaching Hard History», в которой есть несколько эпизодов о рабстве с участием опытных ученых и недавно обновленный контент по обучению учащихся K-5; и списки онлайн-чтений по различным темам, касающимся расы, например, учебная программа Фергюсона.

Со своей стороны, Мюррей говорит, что как бывший учитель, а теперь администратор, она всегда стремится создать еще один альтернативный канон.

«Всегда есть группа учителей, которые преподают учебную программу. Но на каждом факультете есть один учитель, который участвует в дискуссиях на высшем уровне о том, как создать учебную программу, которая важна для их студентов. Для них важно не только то, сколько фактов они должны запомнить; например, о том, как включить историю ЛГБТК».

Чтобы продвигаться вперед, по ее словам, педагоги должны и дальше опираться на интеллектуальных потомков, таких как Лейла Амос Пендлтон, которых она называет «творцами мечты и писателями, людьми, которые учили их и писали для них на глазах у детей.Как отмечает Мюррей, «они придумывали для себя и для нас».

Доктор Синтия Р. Гринли — историк, журналист и редактор из Северной Каролины. Ее тексты публиковались, среди прочего, в Literary Hub, Longreads, Smithsonian и Vice. Подпишитесь на нее в Твиттере по телефону @CynthiaGreenlee .

Почему учебники такие дорогие?

Ханна, выпускница частного университета в Нью-Йорке, не может вспомнить ни одного семестра, когда она покупала все книги, необходимые для занятий.«Даже когда я училась за границей, — сказала она, — у меня не было возможности пройти семестр, не потратив более 500 долларов на учебники, которые я не могла себе позволить».

Значит, она их не покупала. В том семестре Ханна, попросившая не называть ее имени из соображений конфиденциальности, нашла большую часть нужных ей книг на Scribd, службе подписки на электронные книги. «Я использовала бесплатную пробную версию, чтобы выполнить практически всю работу за семестр и сделать снимки экрана, чтобы иметь доступ ко всему, когда пробная версия закончится», — сказала она.Если она не нашла их там, то обошлась без них.

Обучение и жилье Ханны покрываются стипендией, но ей приходится использовать студенческие ссуды для оплаты своей медицинской страховки; она оплачивает другие предметы первой необходимости, в том числе учебники, из своего кармана. Другими словами, ее щедрого пакета финансовой помощи недостаточно, чтобы покрыть самое необходимое. В ее ситуации нет ничего необычного: в отчете Public Interest Research Groups за 2014 год говорится, что две трети опрошенных студентов не покупали или не брали напрокат некоторые из необходимых учебных материалов, потому что они не могли себе этого позволить.

Издатели учебников, со своей стороны, начали признавать, что учебники и другие учебные материалы стали настолько дорогими, что некоторые учащиеся просто не могут себе их позволить, даже если это означает, что их оценки пострадают. Издатели утверждают, что новые технологии, такие как цифровые учебники и сервисы подписки в стиле Netflix, делают учебники более доступными для всех. Но сторонники доступности говорят, что если кто-то и виноват в том, что стоимость учебников выросла более чем на 1000 процентов с 1970-х годов, так это издатели — и, как утверждают сторонники, эти новые технологии являются попыткой издателей сохранить свою мертвую хватку в отрасли, в то время как маскируя это под реформу.

Почему учебники стоят столько, сколько они делают

Разговоры о доступности колледжа, как правило, сосредоточены на плате за обучение, и на то есть веская причина — стоимость обучения в колледже в США выросла на 63 процента в период с 2006 по 2016 год, согласно отчету Бюро трудовой статистики. По сравнению с платой за обучение, которая может стоить студентам из других штатов в государственных университетах до 26 000 долларов в год или более 40 000 долларов в некоторых частных колледжах, сумма денег, которую студенты тратят на такие вещи, как учебники, может показаться незначительной.

Но цены на учебники также резко выросли за последнее десятилетие: согласно отчету BLS, стоимость учебников увеличилась на 88 процентов в период с 2006 по 2016 год. Совет колледжей предлагает студентам откладывать 1200 долларов в год на книги и другие учебные материалы, что может быть непомерной суммой денег для студентов из малообеспеченных семей.

Не все учебники одинаковы, и не все учебники имеют одинаковую цену. Книги по гуманитарным дисциплинам, таким как история искусств, как правило, стоят меньше, чем книги по предметам STEM (науки, технологии, инженерия и математика), таким как химия или математический анализ.(Скотт Вирклер, директор по продукту группы высшего образования в McGraw-Hill, сказал мне, что книги для «количественных курсов», как правило, стоят дороже, потому что «создание и поддержка самого содержания обходится гораздо дороже», чем для других курсов). виды курсов.)

Некоторые преподаватели вообще не назначают учебники, вместо этого предпочитая наполнять свои учебные программы комбинацией журнальных статей и других текстов, некоторые из которых стоят денег, а некоторые — нет. Благодаря появлению учебников, которые поставляются в комплекте с кодами онлайн-доступа — одноразовым паролем, который дает студентам доступ к дополнительным материалам и, в некоторых случаях, к домашним заданиям — другие преподаватели могут полагаться на один учебник почти во всем.

Однако, как правило, сумма денег, которую студенты должны потратить на учебные материалы, быстро превысила уровень инфляции с 70-х годов. Сторонники доступности указывают на два основных фактора, стоящих за этим: отсутствие конкуренции в издательской индустрии высшего образования и тот факт, что профессора, а не студенты, в конечном итоге решают, какие тексты должны быть назначены. Согласно отчету PIRG за 2016 год, четыре крупных издателя — Pearson, Cengage, Wiley и McGraw-Hill — контролируют более 80 процентов рынка.Крупные издатели также склонны «избегать публикации книг в предметных областях, в которых их конкуренты добились успеха», что в конечном итоге ограничивает выбор профессоров в отношении того, что назначать.

Цифровые учебники, особенно те, которые поставляются с кодами доступа, также способствовали росту стоимости. Когда студенты покупают учебник, они платят не только за переплет и страницы; они платят за исследование, редактирование, производство и распространение книги. И когда эта книга поставляется с кодом доступа, они также платят за разработку — и, как следует из названия, за доступ — ко всем видам дополнительных материалов, от уроков и видео до домашних заданий.

Коды доступа

, отмечается в отчете PIRG, также подрывают рынок перепродажи. Поскольку коды можно использовать только один раз, книги без них практически бесполезны. Они также могут помешать учащимся прибегнуть к другим мерам экономии средств, таким как обмен книгой с одноклассником.

«Даже когда я учился за границей, у меня не было возможности пройти семестр, не потратив более 500 долларов на учебники, которые я не мог себе позволить». — Ханна, студентка колледжа в Нью-Йорке .

Кейтлин Витез, директор кампании по высшему образованию в PIRG, рассказала мне, что встречала студентов, которые не могли позволить себе покупать книги с кодами доступа, даже если знали, что их оценки пострадают.«Одна студентка Университета Мэриленда должна была получить код доступа на 100 долларов, чтобы делать домашнее задание, и не могла себе этого позволить, и это составляло 20 процентов ее оценки», — сказал Витез. «Поэтому она подсчитала, какую оценку ей нужно получить по всем остальным предметам, чтобы компенсировать неспособность сделать домашнее задание».

«На фундаментальном уровне, — сказал Витез, — вам не нужно платить за домашнее задание по предмету, за который вы уже заплатили за обучение. Вам не нужно платить за участие».

Являются ли цифровые учебники движением к доступности? Или это способ еще больше ограничить возможности студентов?

Издатели учебников говорят, что они хорошо осведомлены о том, что учащиеся испытывают трудности с приобретением книг, и делают все возможное, чтобы сделать книги доступными.«Сейчас рынок переживает перезагрузку, — сказал Вирклер, исполнительный директор McGraw-Hill. «Цены на сами учебники вышли из-под контроля за последние 10 или 15 лет. Примерно три-четыре года назад, примерно в 2015 году, цены начали значительно снижаться. Таким образом, сейчас мы находимся на этапе, когда в среднем за семестр при полной загрузке курса материалы курса стоят от 240 до 250 долларов».

Вирклер и Ник Осборн, старший вице-президент по стратегии в Pearson, оба указали на недавнее развитие отрасли, получившее название «инклюзивный доступ», как движение к доступности. Инклюзивный доступ — это, по сути, способ включения стоимости учебных материалов в плату за учебные материалы студента, взимаемую университетом. По словам издателей, инклюзивный доступ помогает поддерживать низкую стоимость материалов, поскольку существует почти гарантия того, что учащиеся купят продукты; это вроде как покупать оптом, только на учебники вместо еды. В большинстве университетов, которые используют эту услугу через McGraw-Hill, Pearson или другого издателя, студенты должны отказаться от участия в программе, иначе они будут автоматически зачислены — за исключением Флориды, сказал Вирклер, где они должны выбрать . в .

«Это значительно снижает цену, потому что мы знаем, что подавляющее большинство класса на самом деле собирается покупать материалы», — сказал мне Вирклер. Осборн сказал, что «в 99 процентах случаев» студенты «имеют возможность отказаться», но предпочитают не делать этого из-за простоты программы, которая дает им доступ ко всем материалам курса с момента их зачисления в класс. «Точка, прямо здесь, прежде чем мы даже поговорим о доступности, у этого ученика теперь есть возможность с первого дня быть в классе и иметь необходимые материалы.У вас нет студента, который ждал две или три недели, чтобы принять решение о материалах курса». По словам Осборна, процент отказа от инклюзивного доступа «чрезвычайно мал».

Кристина Массари, директор по связям с общественностью и СМИ в Cengage, рассказала мне, что издательство недавно внедрило сервис подписки на учебники, который позволяет студентам платить 179,99 долларов в год за доступ ко всем учебникам Cengage, которые им нужны. Она отметила, что эта услуга часто может стоить меньше, чем один учебник.

Но эти якобы доступные варианты имеют некоторые недостатки. Во-первых, они предназначены только для электронных книг, что означает, что студенты не могут пытаться перепродать книги в конце семестра, чтобы попытаться возместить часть потраченных денег. В некоторых случаях срок действия книг истекает в конце семестра; Осборн сказал мне, что студенты могут заплатить дополнительную плату за «бессрочный доступ», если захотят.

«У меня были друзья, которые в начале семестра тратили всю зарплату только на учебники, и из-за этого у них оставалось мало денег на еду, бензин и иногда, в крайнем случае, на аренду жилья.— Харл Рейнадо, старший преподаватель Университета Коннектикута и организатор PIRG .

Витез, сторонник доступности PIRG, сказал мне, что услуги инклюзивного доступа и подписки на учебники не так щедры, как могут показаться издателям. «Всеобъемлющий доступ означает, что [издателям] гарантируется большая доля рынка», — сказала она, потому что многие из них требуют, чтобы учащиеся отказывались от участия, а не соглашались. И ничто не останавливает горстку издателей, которые контролируют большую часть рынка учебников. от повышения цены подписки в будущем.

Технический колледж Трайдент, крупнейшая техническая школа в Южной Каролине, является прекрасным примером. У учреждения есть контракт с Pearson, который требует от него гарантировать 12 291 зачисление с инклюзивным доступом в 2019 календарном году. Если Trident не выполнит эту квоту, сообщает Post and Courier, Pearson может взимать полную стоимость материалов курса. Колледж в настоящее время вовлечен в судебный процесс, поданный местным продавцом подержанных книг, за якобы мошенничество со студентами и использование программы инклюзивного доступа для ограничения возможности студентов получать книги в других местах.

По данным книжного магазина, который, как сообщается, получил электронные письма между профессорами, администраторами школ и представителями Pearson по запросам Закона о свободе информации, многие учащиеся не смогли отказаться от инклюзивного доступа, потому что их классы требовали от них доступа к MyLabsPlus Pearson, цифровой платформе, где учащиеся должны сдать задания. Защитники указывают на подобные случаи как на доказательство того, что инклюзивный доступ предназначен для того, чтобы помешать учащимся находить книги в другом месте, а не, как утверждают издатели, для того, чтобы помочь им получить самые лучшие материалы за как можно меньшие деньги.

Учебники с открытым исходным кодом: как студенты дают отпор

Защитники интересов студентов не ожидают, что движение к действительно доступным учебным материалам будет осуществляться издателями. Вместо этого они поощряют профессоров принимать — и помогать разрабатывать — бесплатные учебники с открытым исходным кодом. Харл Рейнадо, выпускница Университета Коннектикута и руководитель кампании PIRG за доступные учебники, рассказала мне, что ей пришлось платить «более 500 долларов» за книги и коды доступа, и она отказалась от курсов, потому что не могла позволить себе такие расходы.«У меня были друзья, которые в начале семестра тратили всю зарплату только на учебники, и из-за этого у них оставалось мало денег на еду, бензин и иногда, в крайних случаях, на аренду жилья», — сказала она.

«Мы тесно сотрудничаем со студентами и партнерами по кампусу, такими как библиотека UConn, чтобы продвигать открытые учебники для разных профессоров и обучать студентов их вариантам», — добавила она.

Настоящая проблема заключается в том, чтобы заставить профессоров, которые в конечном счете несут ответственность за то, какие книги назначаются, использовать бесплатные варианты.Профессора не назначают книги крупных издателей или книги с кодами доступа, потому что они хотят, чтобы студенты страдали — они делают это, потому что чаще всего это проще.

Как отметил Витез, все большее число университетов заменяет штатных сотрудников, работающих полный рабочий день, адъюнкт-профессорами. Адъюнкты, многие из которых являются аспирантами, получают оплату за курс, обычно не получают льгот и иногда узнают, что ведут курс за несколько недель до начала семестра. Другими словами, у них не обязательно есть время или ресурсы, чтобы провести лето за разработкой плана урока или работать вместе с библиотекарями, чтобы найти качественные материалы, которые не будут дорого стоить студентам.

Вот где на помощь приходят книги с кодами доступа. Эти книги содержат проверенные, предварительно отобранные дополнительные материалы и домашние задания, которые можно оценивать онлайн. Они требуют гораздо меньших затрат времени от низкооплачиваемых инструкторов. Это решение издательской индустрии для некогда надежной рабочей силы, которая становится все более ненадежной.

Таким образом, рост стоимости учебников является признаком одного из величайших парадоксов высшего образования: по мере того, как дорожает все, от обучения до жилья и книг, люди, которым поручено следить за тем, чтобы студенты получали хорошее образование, вынуждены делать больше работы за меньшие деньги.Результатом стал мир, в котором и студенты, и преподаватели с трудом выживают.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного