Берлинская военная операция 1945 г: Страница не найдена

Разное

Содержание

Берлинская наступательная операция (1945) — РИА Новости, 02.03.2020

Оборона немецко-фашистских войск на берлинском направлении включала одерско-нейсенский рубеж глубиной 20-40 километров, имевший три оборонительные полосы, и Берлинский оборонительный район, состоявший из трех кольцевых обводов — внешнего, внутреннего и городского. Всего с Берлином глубина обороны достигала 100 километров, она пересекалась многочисленными каналами и реками, служившими серьезными препятствиями для танковых войск.

Советское Верховное Главнокомандование в ходе Берлинской наступательной операции предусматривало прорвать оборону противника по Одеру и Нейсе и, развивая наступление в глубину, окружить основную группировку немецко-фашистских войск, расчленить её и в последующем уничтожить по частям, в дальнейшем выйти на Эльбу. Для этого были привлечены войска 2-го Белорусского фронта под командованием маршала Константина Рокоссовского, войска 1-го Белорусского фронта под командованием маршала Георгия Жукова и войска 1-го Украинского фронта под командованием маршала Ивана Конева. В операции принимали участие Днепровская военная флотилия, часть сил Балтийского флота, 1-я и 2-я армии Войска Польского. Всего наступавшие на Берлин войска Красной Армии насчитывали свыше двух миллионов человек, около 42 тысяч орудий и миномётов, 6250 танков и самоходных артиллерийских установок, 7,5 тысячи боевых самолетов.

По замыслу операции 1-й Белорусский фронт должен был овладеть Берлином и не позднее чем через 12-15 суток выйти на Эльбу. 1-й Украинский фронт имел задачу разгромить противника в районе Котбуса и южнее Берлина и на 10-12-й день операции овладеть рубежом Белиц, Виттенберг и далее река Эльба до Дрездена. 2-му Белорусскому фронту предстояло форсировать реку Одер, разгромить штеттинскую группировку противника и отсечь от Берлина основные силы немецкой 3-й танковой армии.

16 апреля 1945 года после мощной авиационной и артиллерийской подготовки началась решительная атака войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов одерско-нейсенского оборонительного рубежа. На участке главного удара 1-го Белорусского фронта, где наступление было начато до рассвета, пехота и танки, с целью деморализации противника, двинулись в атаку в полосе, освещенной 140 мощными прожекторами. Войскам ударной группировки фронта пришлось последовательно прорывать несколько полос глубоко эшелонированной обороны. К исходу 17 апреля им удалось прорвать оборону противника на основных участках у Зееловских высот. Войска 1-го Белорусского фронта завершили прорыв третьей полосы одерского рубежа обороны к исходу 19 апреля. На правом крыле ударной группировки фронта 47-я армия и 3-я ударная армия успешно продвигались вперед для охвата Берлина с севера и северо-запада. На левом крыле создались условия для обхода франкфуртско-губенской группировки противника с севера и отсечения ее от района Берлина.

Войска 1-го Украинского фронта форсировали реку Нейсе, в первый день прорвали главную полосу обороны противника, и на 1-1,5 километра вклинились во вторую. К исходу 18 апреля войска фронта завершили прорыв нейсенского рубежа обороны, форсировали реку Шпрее и обеспечили условия для окружения Берлина с юга. На дрезденском направлении соединения 52-й армии отражали контрудар противника из района севернее Герлица.

Передовые части 2-го Белорусского фронта 18-19 апреля форсировали Ост-Одер, преодолели междуречье Ост-Одера и Вест-Одера, а затем начали форсирование Вест-Одера.

20 апреля огнём артиллерии 1-го Белорусского фронта по Берлину было положено начало его штурму. 21 апреля танки 1-го Украинского фронта ворвались на южную окраину Берлина. 24 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов соединились в районе Бонсдорфа (юго-восточнее Берлина), завершив окружение франкфуртско-губенской группировки противника. 25 апреля танковые соединения фронтов, выйдя в районе Потсдама, завершили окружение всей берлинской группировки (500 тысяч человек). В этот же день войска 1-го Украинского фронта форсировали реку Эльбу и в районе Торгау соединились с американскими войсками.

Во время наступления войска 2-го Белорусского фронта форсировали Одер и, прорвав оборону противника, к 25 апреля продвинулись на глубину до 20 километров; они прочно сковали 3-ю немецкую танковую армию, лишив ее возможности нанести контрудар с севера по советским войскам, окружавшим Берлин.

Франкфуртско-губенская группировка была уничтожена войсками 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов в период с 26 апреля по 1 мая. Уничтожение берлинской группировки непосредственно в городе продолжалось до 2 мая. К 15 часам 2 мая сопротивление противника в городе прекратилось. Бои с отдельными группами, прорывавшимися из окрестностей Берлина на запад, закончились 5 мая.

Одновременно с разгромом окруженных группировок войска 1-го Белорусского фронта 7 мая вышли на широком фронте к реке Эльба.

В это же время войска 2-го Белорусского фронта, успешно наступая в Западной Померании и Мекленбурге, 26 апреля овладели основными опорными пунктами обороны противника на западном берегу реки Одер — Пёлицом, Штеттином, Гатовом и Шведтом и, развернув стремительное преследование остатков разбитой 3-й танковой армии, 3 мая вышли на побережье Балтийского моря, а 4 мая выдвинулись на рубеж Висмар, Шверин, река Эльде, где вошли в соприкосновение с английскими войсками. 4-5 мая войска фронта очистили от противника острова Воллин, Узедом и Рюген, а 9 мая высадились на датском острове Борнхольм.

Сопротивление немецко-фашистских войск было окончательно сломлено. В ночь на 9 мая в берлинском районе Карлсхорст был подписан Акт о капитуляции вооруженных сил фашистской Германии.

Берлинская операция продолжалась 23 суток, ширина фронта боевых действий достигала 300 километров. Глубина фронтовых операций составляла 100-220 километров, среднесуточные темпы наступления — 5-10 километров. В рамках Берлинской операции были проведены Штеттинско-Ростокская, Зеловско-Берлинская, Котбус-Потсдамская, Штремберг-Торгауская и Бранденбургско-Ратеновская фронтовые наступательные операции.

В ходе Берлинской операции советские войска окружили и ликвидировали самую крупную в истории войн группировку вражеских войск.

Они разгромили 70 пехотных, 23 танковых и механизированных дивизий противника, взяли в плен 480 тысяч человек.

Берлинская операция дорого обошлась советским войскам. Их безвозвратные потери составили 78 291 человек, а санитарные — 274 184 человек.

Более 600 участников Берлинской операции были удостоены звания Героя Советского Союза. 13 человек награждены второй медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Воениздат. Москва. В 8 томах. 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

как Берлинская операция Красной армии поставила точку в войне с Германией — РТ на русском

75 лет назад началась Берлинская стратегическая наступательная операция советских войск. В ходе тяжёлых городских боёв Красной армии удалось овладеть столицей рейха и принудить германское командование к полной и безоговорочной капитуляции. Эксперты называют эту операцию уникальной, поскольку в истории человечества не было других примеров успешного штурма настолько крупных и хорошо укреплённых военно-политических центров.

16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция советских войск. Продолжавшееся три недели сражение закончилось безоговорочной капитуляцией группировки войск гитлеровской Германии.

Подготовка к операции

В начале 1945 года советские войска провели ряд успешных операций, позволивших им выйти на рубеж рек Одер и Нейсе, а также лишить Германию большей части захваченных в ходе Второй мировой войны восточноевропейских территорий. Это привело к резкому ухудшению экономического положения рейха. На подконтрольных Берлину землях сильно сократилась выплавка стали и добыча угля, объём производства военной продукции в марте 1945 года упал на 65% по сравнению с летом 1944 года.

Чтобы хотя бы частично восполнить потери на советско-германском фронте, нацистам пришлось начать призыв в силовые структуры подростков 16—17 лет. При этом гитлеровская армия всё ещё представляла собой грозную силу.

Также по теме


«Лишили повода для сепаратных переговоров»: как Восточно-Померанская операция сорвала планы гитлеровских дипломатов

75 лет назад началась Восточно-Померанская стратегическая операция советских войск. По мнению военных историков, это было одно из…

«Поражение рейха было неизбежно, однако нацистская верхушка рассчитывала остановить советские войска и вступить в сепаратные переговоры с западными союзниками, чтобы капитулировать на почётных условиях или даже запустить процесс объединения против СССР», — рассказал военный историк Юрий Кнутов.

Причём западные союзники, по его словам, вопреки предварительным договорённостям с Москвой изучали возможность захватить Берлин самостоятельно.

«Советские войска находились к столице Германии ближе, но им каждый сантиметр приходилось брать с боем, а англичанам и американцам, которых они считали более идеологически близкими, немцы уже начинали массово сдаваться сами», — заявил собеседник RT.

Как отметил эксперт, вариант резкого броска на Берлин рассматривали и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, и отдельные представители американского командования. В дальнейшем от этого плана решили отказаться из-за скорости продвижения советских войск. Однако, по мнению Кнутова, если бы Берлинская операция Красной армии затянулась, нельзя было бы исключать активизацию действий союзников на этом направлении.

«Союзные отношения не мешали британскому руководству весной 1945 года разрабатывать операцию «Немыслимое», в одном из вариантов предполагавшую нападение уже летом на Советский Союз при поддержке американцев и капитулировавших немецких войск, которые для этих целей планировалось снова вооружить», — рассказал RT член Академии военных наук Андрей Кошкин.

  • Восточно-Померанская наступательная операция советских войск. Бойцы 1-го Белорусского фронта форсируют реку Одер
  • РИА Новости
  • © Российский государственный архив кинофотодокументов

Чтобы пресечь попытки нацистов затянуть войну, советским командованием был разработан план Берлинской наступательной операции. В ней планировалось задействовать силы трёх фронтов: 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского. Они должны были рассечь и уничтожить группировку противника южнее и севернее Берлина, овладеть германской столицей и выйти к реке Эльбе.

Разведывательная авиация провела тщательную аэрофотосъёмку Берлина, а военные топографы изготовили макет германской столицы, при помощи которого проводилось планирование операции.

«В районе Берлина находилось свыше 2,3 млн советских военнослужащих и порядка миллиона немецких. Существует мнение, что Берлинская операция стала самым крупным сражением в истории человечества», — заявил Юрий Кнутов.

На подступах к Берлину

14 апреля 1945 года войска 1-го Белорусского фронта провели разведку боем, выясняя расположение огневых средств немцев. Рано утром 16 апреля части 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов после мощной артподготовки начали массированное наступление на позиции противника.

«Одерско-нейсенский оборонительный рубеж включал в себя три полосы обороны. Его глубина в некоторых местах достигала 40 км. Главная оборонительная полоса имела до пяти линий траншей», — рассказал RT специалист-историк Музея Победы Александр Михайлов.

Также по теме


Послевоенное мироустройство: какую роль в истории сыграла Ялтинская конференция

75 лет назад в Крыму началась Ялтинская конференция лидеров СССР, США и Великобритании. По словам историков, она определила…

По словам Юрия Кнутова, особенностью советского наступления стало использование зенитных прожекторов, при помощи которых решался целый комплекс задач: улучшение видимости, «ослепление» оптических приборов и оказание морального воздействия на врага.

По итогам первого дня боёв части 1-го Белорусского фронта прорвали первую полосу обороны противника и продвинулись на 3—8 км, однако не смогли преодолеть Зееловские высоты, на удержание которых сделало ставку гитлеровское командование. У командующего фронтом маршала Георгия Жукова из-за этого произошёл тяжёлый разговор с Иосифом Сталиным. В ночь с 17 на 18 апреля 1945 года Зееловские высоты были взяты.

Войска 1-го Украинского фронта 16 апреля перешли в наступление под прикрытием дымовой завесы. Они быстро захватили плацдармы на левом берегу Нейсе и навели многочисленные переправы. Несмотря на отчаянные контратаки нацистов, красноармейцы прорвали оборону врага и продвинулись на глубину до 13 км. 17 апреля части 1-го Украинского фронта вышли к Шпрее и начали её форсировать. В дальнейшем они двинулись к Берлину и отсекли группу армий «Висла» от группы армий «Центр».

В ночь на 21 апреля танкисты 1-го Украинского фронта достигли внешнего Берлинского оборонительного обвода. Чуть позже в пригороды германской столицы ворвались подразделения 1-го Белорусского фронта.

  • Работа советских реактивных систем залпового огня в Берлине
  • РИА Новости

«На улицах города строились тяжёлые баррикады, противотанковые заграждения, завалы, возводились бетонированные сооружения. Окна домов укреплялись и превращались в бойницы. Был создан штаб обороны Берлина, который предупредил население, что необходимо готовиться к ожесточённым уличным боям, к боям в домах, что борьба будет вестись на земле, в воздухе и под землёй. Рекомендовалось использовать метро, подземную канализационную сеть, средства связи. В специальном приказе штаба обороны предлагалось жилые кварталы превратить в крепости. Каждая улица, площадь, каждый переулок, дом, канал, мост становились составными элементами общей обороны города», — писал в своих воспоминаниях Георгий Жуков.

Силы 2-го Белорусского фронта перешли в наступление 20 апреля. Под прикрытием артиллерийского огня и дымовых завес они форсировали Одер. Советские войска сковали главные силы немецкой 3-й танковой армии, лишив её возможности помочь Берлину, а затем развернули наступление на запад.

«24 апреля части 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов окружили к юго-востоку от Берлина 200-тысячную нацистскую группировку. Это было важное достижение. Если бы она прорвалась в город, это могло бы очень сильно затянуть штурм. В начале мая большая часть этой группировки была уничтожена», — рассказал Юрий Кнутов.

Рейхстаг в огне

По словам Андрея Кошкина, 25 апреля 1945 года советские войска замкнули кольцо окружения вокруг Берлина. Гарнизон города составлял не менее 200 тыс. военнослужащих вермахта и СС, а также бойцов отборных частей полиции и ополчения-фольксштурма. У них на вооружении было большое количество противотанковых гранатомётов одноразового действия — фаустпатронов.

Как отмечает Александр Михайлов, в боевых действиях на территории Берлина 26 апреля принимали участие свыше 400 тыс. советских военнослужащих. Вечером 28 апреля части Красной армии вышли в район здания Рейхстага, а через два дня начался его штурм. 1 мая 1945 года над немецким парламентом был поднят штурмовой флаг 150-й стрелковой дивизии. Тем не менее отдельные группы нацистов сопротивлялись в здании Рейхстага до 2 мая.

  • Аэрофотосъёмка Бранденбургских ворот в Берлине в 1945 году
  • © Waralbum. ru

30 апреля 1945 года Адольф Гитлер разрешил командующему обороной Берлина генералу Гельмуту Вейдлингу готовить отход войск на запад, однако затем отменил свой приказ и вскоре покончил с собой.

1 мая Йозеф Геббельс, ставший рейхсканцлером, и рейхсминистр по делам партии Мартин Борман вступили в переговоры с советским командованием, однако отказались выполнять требование о безоговорочной капитуляции.

Вечером 1 мая по подконтрольной нацистам части Берлина был нанесён мощный артиллерийский удар. В ночь на 2 мая остатки берлинского гарнизона были разбиты советскими войсками на ряд мелких групп.

Точка в войне

В ночь на 2 мая 1945 года немецкие военные отправили советским войскам радиограмму с просьбой о прекращении огня и переговорах. При личной встрече парламентёры передали, что генерал Вейдлинг заявляет об окончании сопротивления. В шесть часов утра он перешёл линию фронта и сдался в плен. При этом генерал подчеркнул, что действует без санкции Геббельса и что капитулировал пока только непосредственно подчинённый ему 56-й танковый корпус. Советское командование рекомендовало Вейдлингу написать приказ о капитуляции всего берлинского гарнизона, что тот и сделал.

Также по теме


Безоговорочная капитуляция: почему Запад не может простить Красной армии взятие Берлина

16 апреля 1945 года советские войска начали наступление на столицу нацистской Германии. Красная армия проводила операцию без участия…

Приказ был передан по радио, после чего началась массовая сдача немецких войск в плен. За день войска 1-го Белорусского фронта пленили более 100 тыс. немецких военных, а части 1-го Украинского — около 34 тыс. Во второй половине дня было подавлено сопротивление нацистских групп, не собиравшихся сдавать оружие.

С 3 по 8 мая в районе Берлина продолжались бои с отдельными группами и опорными пунктами нацистских войск. Гитлеровское командование пыталось сдаться западным союзникам, однако советская сторона настояла на подписании Акта о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил в Берлине. 8 мая 1945 года Берлинская наступательная операция была официально завершена.

«Советские безвозвратные потери в ходе этой операции были достаточно весомы и составили около 78 тыс. человек убитыми и пропавшими без вести. Это было связано с беспрецедентно сложными условиями наступления в городе. Нацисты потеряли убитыми порядка 400 тыс., не менее 380 тыс. сдались в плен, небольшие группы прорвались из города и в дальнейшем капитулировали перед американцами или англичанами», — рассказал Юрий Кнутов.

  • Немецкие солдаты на улицах Берлина после капитуляции
  • © Иван Шагин/РИА Новости

Жителям германской столицы советское командование передало значительное количество зерна, муки и картофеля, тысячи голов крупного рогатого скота, лекарства. Красная армия приступила к восстановлению инфраструктуры жизнеобеспечения Берлина.

«Штурмом Берлина советские войска поставили точку в истории гитлеризма и определили дальнейший ход событий в Европе и мире на десятилетия вперёд. В исходе Второй мировой войны больше не было никакой интриги. Сама операция была единственной в своём роде в ХХ веке. История больше не знает примеров успешного штурма настолько крупных и хорошо укреплённых военно-политических центров», — резюмировал Юрий Кнутов.

74 года назад завершилась Берлинская стратегическая наступательная операция советских войск

74 года назад, 8 мая 1945 года, завершилась Берлинская стратегическая наступательная операция советских войск. Она стала одной из последних операций советских войск на Европейском театре военных действий в ходе Великой Отечественной войны.

Наступление продолжалось 23 дня — с 16 апреля по 8 мая 1945 года, под командованием трех Маршалов Советского Союза — Георгия Жукова, Константина Рокоссовского и Ивана Конева. К началу операции советские войска вплотную подошли к Берлину, освободив по пути Польшу, Венгрию и значительную часть Чехословакии. Гитлер всеми силами старался задержать продвижение Красной Армии на подступах к Берлину и договориться с англо-американскими правящими кругами о сепаратном мире.

На берлинском направлении была сосредоточена крупная группировка немецких войск — порядка миллиона человек, более 15 тысяч единиц вооружения. Вокруг Берлина была создана мощная оборона, все здания превращены в опорные пункты, город перекрыт баррикадами. Тем не менее уже к 20 апреля Красная Армия прорвала главную полосу обороны противника и вошли в Берлин.

Ожесточенные бои в городе продолжались еще 12 дней, за которые советские войска сделали около 1,8 млн. артиллерийских выстрелов, а всего на город было обрушено более 36 тысяч тонн металла. 30 апреля войска 3-й ударной армии заняли здание рейхстага и водрузили на нем Знамя Победы. В этот день Гитлер покончил с жизнью самоубийством, а второго мая берлинский гарнизон во главе с начальником обороны Берлина генералом Вейдлингом сдались в плен.

К 5 мая советские войска во взаимодействии с английскими и американскими союзниками очистили всю линию фронта, а 8 мая представители германского командования подписали Акт о безоговорочной капитуляции Германии, что стало окончанием Великой Отечественной войны. Указом Президиума ВС СССР от 9 июня 1945 года была учреждена медаль «За взятие Берлина», ею наградили свыше 1000 советских солдат и командиров. 187 частям и соединениям присвоили почетное наименование Берлинских. Более 600 участников Берлинской наступательной операции удостоены звания Героя Советского Союза. Еще 13 человек были награждены 2-й медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.

Сколько длилась Берлинская операция советских войск

Ровно 75 лет назад, 8 мая 1945 года, завершилась Берлинская стратегическая наступательная операция советских войск.

Эти военные действия 2-го Белорусского, 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов стали одной из последних стратегических операций советских войск в Европе в ходе Великой Отечественной войны. 

Она продолжалась 23 дня — с 16 апреля по 8 мая 1945 года под руководством трех Маршалов Советского Союза — Г.К. Жукова, К.К. Рокоссовского и И.С. Конева.

К апрелю 1945 года советские войска вплотную подошли к Берлину, к этому моменту была освобождена Польша, Венгрия, значительная часть Чехословакии, практически уничтожен противник в Восточной Пруссии. Красная Армия овладела Силезией, Восточной Померанией, Веной и большей частью Германии. С востока на остатки немецких войск наступали соединения советской армии, а с запада — союзные войска.

Гитлер всеми силами старался задержать продвижение советских войск на подступах к Берлину и договориться с англо-американскими правящими кругами о сепаратном мире. На берлинском направлении была сосредоточена крупная группировка немецких войск — порядка 1 миллиона человек, более 15 тысяч единиц вооружения. Вокруг Берлина была создана мощная оборона, все здания превращены в опорные пункты, город перекрыт баррикадами.

16 апреля 1945 года советские войска начали наступление и к 20 апреля прорвали главную полосу обороны противника, обошли Берлин и отрезали от него главные вражеские силы.

Немецкая группировка в самом городе тоже оказалась окружена, но сдаваться не спешила. С 21 апреля по 2 мая на улицах Берлина шли ожесточенные бои. По данным маршала Жукова, за 12 дней было сделано почти 1,8 миллиона артиллерийских выстрелов. 

30 апреля войска 3-й ударной армии начали бои за Рейхстаг, который к вечеру был взят. Сержанты М.А. Егоров и М.В. Кантария водрузили на нем Знамя Победы. В этот день глава Третьего Рейха покончил с собой. В  завещании Гитлер указал состав нового правительства во главе с адмиралом Дёницем, которое направило Сталину предложение о временном прекращении военных действий. В ответ поступило требование сдаться, но оно было отклонено.

Тогда 1 мая советские войска возобновили штурм города, а на следующий день к 15 часам группы берлинского гарнизона во главе с начальником обороны столицы генералом Вейдлингом сдались в плен.

8 мая представители германского командования подписали Акт о безоговорочной капитуляции Германии, что ознаменовало окончание Великой Отечественной войны.

За время Берлинской операции было разгромлено 70 пехотных, 12 танковых и 11 моторизованных дивизий, взяло в плен около полумиллиона немецких солдат. В свою очередь советские войска потеряли более 300 тысяч человек, а также 2000 танков и тысячу самолетов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года была учреждена медаль «За взятие Берлина». Ее удостоили свыше 1000 советских солдат и командиров. 187 частям и соединениям присвоили почетное наименование Берлинских. Более 600 участников Берлинской наступательной операции удостоены звания Героя Советского Союза. Еще 13 человек награждены 2-й медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.

Берлинская операция (16.04-8.05.1945 г.)

Шел апрель последнего года Второй мировой войны. Военные действия охватили значительную часть территории Германии: с востока наступала Красная Армия, а с запада – союзные войска. К этому времени создались реальные условия для полного и окончательного разгрома гитлеровского Третьего рейха. Стратегическое положение Советского Союза к весне 1945 года упрочилось. Выполняя интернациональную миссию, войска Красной Армии в ходе зимне-весеннего наступления освободили Польшу, Венгрию, значительную часть Чехословакии, завершали уничтожение противника в Восточной Пруссии, овладели Силезией и Восточной Померанией, а также столицей Австрии — Веной.

Войска Ленинградского фронта во взаимодействии с Балтийским флотом продолжали блокировать курляндскую группировку врага. Войска 3-го Белорусского фронта при содействии части сил 2-го Белорусского фронта уничтожали остатки немецко-фашистских войск на Земландском полуострове, в районе юго-восточнее Данцига и севернее Гдыни. Основные силы 2-го Белорусского фронта после перегруппировки на новое направление вышли в низовья реки Одер, сменив там войска 1-го Белорусского фронта. На центральном участке советско-германского фронта войска маршала Г.К. Жукова вели боевые действия на левом берегу реки Одер по расширению ранее захваченных там плацдармов, особенно кюстринского – наиболее крупного из них. Основная группировка фронта находилась всего в 60—70 км от столицы фашистской Германии – Берлина. Армии правого крыла 1-го Украинского фронта вышли к реке Нейсе. Их удаление от Берлина составляло 140—150 км. Соединения левого крыла фронта находились у чехословацкой границы. Таким образом, советские войска вышли на подступы к столице Германии и были готовы к нанесению завершающего удара по врагу.

Берлин являлся не только политическим оплотом нацизма, но и одним из крупнейших военно-промышленных центров Германии. На берлинском направлении были сосредоточены основные силы вермахта. Поэтому разгром их и овладение столицей Германии должны были привести к победоносному завершению войны.

Артиллерия стягивается к месту прорыва. Фото А.Устинова

К середине апреля войска западных союзников форсировали Рейн и завершили ликвидацию рурской группировки противника. Нанося главный удар на Дрезден, они стремились рассечь на две части Западный фронт врага и на рубеже реки Эльбы соединиться с Красной Армией.

К этому времени нацистская Германия находилась в полной политической изоляции, лишившись всех своих союзников в Европе. Ее внутреннее положение также свидетельствовало о приближавшемся неотвратимом крахе. Потеря сырьевых ресурсов ранее оккупированных стран обусловила резкий спад промышленного производства Германии. Дезорганизация всей ее экономики привела прежде всего к падению военного производства: выпуск военной продукции к весне 1945 года по сравнению с летом 1944 года сократился на 2/3. Увеличились трудности и с пополнением вермахта личным составом. Даже призвав в армию 16–17- летних юнцов, гитлеровцы не смогли восполнить потери, понесенные зимой 1944/45 г.



Работница одного из оборонных заводов Рейха

Однако благодаря тому, что протяженность Восточного фронта существенно сократилась, немецко-фашистскому командованию удалось сосредоточить крупные силы на наиболее важных направлениях. Кроме того, в начале апреля оно перебросило часть сил и средств с Западного фронта на Восточный. Сущность стратегического плана верховного командования вермахта состояла в том, чтобы любой ценой удержать оборону на востоке, сдержать наступление Красной Армии, а тем временем попытаться заключить сепаратный мир с США и Англией. Нацистское руководство выдвинуло лозунг: «Лучше сдать Берлин англосаксам, чем пустить в него русских». В специальных указаниях национал-социалистского руководства Германии говорилось, что «война решается не на Западе, а на Востоке». Поэтому на завершающем этапе войны на советско-германском фронте действовало 214 дивизий (в том числе 34 танковые и 15 моторизованных) и 14 бригад противника, в то время как на Западном фронте против англо-американских войск оставались лишь 60 дивизий (в том числе 5 танковых).

На берлинском направлении занимали оборону войска групп армий «Висла» и «Центр» — 3-я и 4-я танковые, 9-я и 17-я полевые армии. Общая численность этой вражеской группировки составляла 1 млн человек. Она имела 10,4 тыс. орудий и минометов, 1,5 тыс. танков и штурмовых орудий. Ее авиационная группировка насчитывала 3,3 тыс. самолетов.

Перед 1-м Белорусским фронтом в полосе до 175 км оборонялись 23 немецкие дивизии, а также значительное количество отдельных бригад, полков и батальонов. Наиболее плотная группировка противника находилась перед кюстринским плацдармом наших войск, где на участке шириной 44 км было сосредоточено 14 дивизий, в том числе 5 моторизированных и 1 танковая. Здесь на 1 км фронта он имел 60 орудий и минометов, 17 танков и штурмовых орудий. В самом Берлине формировались более 200 батальонов фольксштурма, а общая численность его гарнизона превышала 200 тыс. человек.

В полосе 1-го Украинского фронта шириной около 400 км находились 25 вражеских дивизий, из которых 7 — в оперативном резерве.

Перед войсками 2-го Белорусского фронта в полосе шириной 120 км оборонялись 7 пехотных дивизий, 13 отдельных полков, несколько отдельных батальонов и личный состав двух офицерских школ. В районе Берлина немецкое командование сосредоточило до 2 тыс. боевых самолетов, основную массу которых составляли истребители (из них 120 реактивных Ме-262). Кроме истребительной авиации для прикрытия столицы с воздуха привлекалось около 600 зенитных орудий.

Основные оперативные резервы противника располагались северо-восточнее Берлина и в районе Котбуса. Их удаление от линии фронта не превышало 30 км. В тылу групп армий «Висла» и «Центр» спешно формировались стратегические резервы в составе 8 дивизий.







Оборонительный вал «зубы дракона», прорванный


воинами 1-го Белорусского фронта


«Фольксштурм». Обучение стрельбе из фаустпатрона

Берлинские ополченцы

На берлинском направлении противник подготовил глубоко эшелонированную оборону, строительство которой началось еще в январе 1945 года. На возведении оборонительных укреплений нацисты широко использовали военнопленных и иностранных рабочих. Привлекалось и местное население.

Основу обороны немецко-фашистских войск составляли одерско-нейсенский оборонительный рубеж и Берлинский оборонительный район. Одерско-нейсенский рубеж состоял из трех полос, между которыми на наиболее важных направлениях имелись промежуточные и отсечные позиции. Общая глубина этого рубежа достигала 20—40 км. Передний край главной полосы обороны проходил по левому берегу рек Одер и Нейсе, за исключением районов Франкфурта, Губена, Форста и Мускау, где противник удерживал небольшие предмостные укрепления на правом берегу. Города и поселки были превращены в сильные опорные пункты. Используя шлюзы на реке Одер и многочисленные каналы, гитлеровцы подготовили ряд районов к затоплению. В 10—20 км от переднего края они создали вторую полосу обороны. Наиболее оборудованной в инженерном отношении она была на Зеловских высотах – перед Кюстринским плацдармом. Третья полоса находилась на удалении 20 — 40 км от переднего края главной полосы. Как и вторая, она состояла из мощных узлов сопротивления, соединенных между собой траншеями и ходами сообщения. При организации обороны на берлинском направлении особое внимание немецко-фашистское командование уделило созданию противотанковой обороны. Она строилась на сочетании огня артиллерии и танков с инженерными заграждениями, плотным минированием танкодоступных направлений и обязательным использованием разного рода естественных препятствий (реки, каналы, озера и т.п.). Для борьбы с танками предполагалось широко использовать зенитную артиллерию. Не только перед оборонительными полосами, но и в глубине их находились минные поля. Средняя плотность минирования на важнейших направлениях достигала 2 тыс. мин на 1 км фронта. Перед первой траншеей и в глубине обороны, особенно на пересечении дорог, располагались истребители танков, вооруженные фаустпатронами.

Берлинский оборонительный район включал 3 кольцевых обвода. Внешний оборонительный обвод проходил по рекам, каналам и озерам в 25—40 км от центра столицы. Основу его составляли крупные населенные пункты, превращенные в узлы сопротивления. Внутренний оборонительный обвод, который считался главной полосой обороны укрепленного района, проходил по окраинам пригородов Берлина. На их улицах были возведены противотанковые препятствия и проволочные заграждения. Общая глубина обороны на этом обводе составляла 6 км. Третий, городской, обвод проходил по окружной железной дороге. Все улицы, ведущие к центру города, были перекрыты всякого рода заграждениями, а мосты подготовлены к подрыву.

Для удобства управления обороной Берлин был разбит на 9 секторов. Наиболее сильно укреплен был центральный сектор, где находились основные государственные и административные учреждения, включая рейхстаг и имперскую канцелярию. На улицах и площадях были отрыты окопы для артиллерии, минометов, танков и штурмовых орудий, подготовлены многочисленные огневые точки, защищенные железобетонными сооружениями. Для скрытого маневра силами и средствами предполагалось широко использовать метро, общая протяженность линий которого достигала 80 км. Большинство оборонительных сооружений в самом городе и на подступах к нему заблаговременно занимались войсками. В изданном 9 марта приказе ОКХ говорилось: «Оборонять столицу до последнего человека и до последнего патрона… Противнику нельзя давать ни минуты покоя, он должен быть ослаблен и обескровлен в густой сети опорных пунктов, оборонительных узлов и гнезд сопротивления. Каждый утраченный дом или каждый утраченный опорный пункт должен быть немедленно возвращен контратакой… Берлин может решить исход войны».

15 апреля Гитлер обратился со специальным воззванием к солдатам Восточного фронта. Он призвал их во что бы то ни стало отразить наступление Красной Армии. Фюрер требовал от командиров расстреливать на месте каждого, кто осмелится отойти или отдаст приказ на отход. Призывы к стойкости сопровождались угрозами по отношению семей тех солдат и офицеров, которые сдадутся в плен советским войскам. В. Кейтель и М. Борман издали приказ защищать каждый населенный пункт до последнего человека, а за малейшую неустойчивость карать смертной казнью.
Перед советскими войсками, вышедшими на подступы к столице фашистского Третьего рейха, стояла задача нанести по врагу завершающий удар и заставить его безоговорочно капитулировать.

Для проведения Берлинской операции Ставка ВГК привлекла войска 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов, часть сил Балтийского флота, 18-й воздушной армии (авиация дальнего действия), Войск ПВО страны и Днепровскую военную флотилию. В состав советских фронтов входили и польские войска (Войско Польское): две армии, танковый и авиационный корпуса, две артиллерийские дивизии прорыва и отдельная минометная бригада – всего 185 тыс. солдат и офицеров, 3 тыс. орудий и минометов, более 500 танков и САУ, 320 самолетов. Общая численность нацеленной на Берлин группировки составляла свыше 2 млн. человек. Она насчитывала около 42 тыс. орудий и минометов, 6250 танков и САУ, 7500 боевых самолетов. Это обеспечивало превосходство над противником в людях в 2, артиллерии — в 4, танках и САУ — в 4,1, боевых самолетах — в 2,3 раза. На направлениях главных ударов фронтов оно было еще более значительным.

* * *

ПОДГОТОВКА К ОПЕРАЦИИ

Замысел Берлинской операции вырабатывался в Ставке ВГК еще в ходе зимнего наступления советских войск. Затем к детальной разработке плана операции приступили Генеральный штаб, командующие, штабы и военные советы фронтов. Окончательный план был утвержден Верховным Главнокомандующим в начале апреля. Цель операции состояла в том, чтобы в короткие сроки разгромить основные силы групп армий «Висла» и «Центр», овладеть Берлином и, выйдя на реку Эльбу, соединиться с войскам западных союзников. Это должно было лишить фашистскую Германию возможности дальнейшего организованного сопротивления и вынудить ее к безоговорочной капитуляции.

Завершение разгрома немецко-фашистских войск предполагалось осуществить совместно с западными союзниками, принципиальная договоренность с которыми по координации действий была достигнута на Крымской конференции. План наступления на Западном фронте был изложен в послании Д. Эйзенхауэра И. В. Сталину от 28 марта. В ответном послании от 1 апреля руководитель Советского государства писал: «Ваш план рассечения немецких сил путем соединения советских войск с Вашими войсками вполне совпадает с планом советского главнокомандования». Далее он ставил в известность союзное командование, что советские войска будут брать Берлин, выделив для этой цели часть своих сил, и сообщал ориентировочный срок начала наступления.
Замысел советского командования сводился к тому, чтобы мощными ударами войск трех фронтов прорвать оборону противника по рекам Одеру и Нейсе и, развивая наступление в глубину, окружить основную группировку немецко-фашистских войск на берлинском направлении с одновременным рассечением ее на несколько частей и последующим уничтожением каждой из них. В дальнейшем советские войска должны были выйти на Эльбу.

В соответствии с замыслом операции Ставка ВГК поставила фронтам конкретные задачи. Основная роль в предстоящей операции отводилась 1-му Белорусскому фронту (Маршал Советского Союза Г. К. Жуков), который должен был на 6-й день операции овладеть столицей Германии – Берлином и не позднее 12—15-го дня операции выйти на реку Эльба. Фронт наносил три удара: главный – по кратчайшему направлению с кюстринского плацдарма непосредственно на Берлин и два вспомогательных – севернее и южнее Берлина. На направлении главного удара наступали пять общевойсковых и две танковые армии, на других направлениях – по две общевойсковые армии на каждом из них. Учитывая важную роль фронта в предстоящей операции, Ставка усилила его общевойсковой армией и восемью артиллерийскими дивизиями прорыва.

1-й Украинский фронт (Маршал Советского Союза И. С. Конев) должен был разгромить группировку противника южнее Берлина, не позднее 10—12-го дня операции овладеть рубежом Белиц, Виттенберг и далее по реке Эльба до Дрездена. Фронт наносил два удара: главный в общем направлении на Шпремберг и вспомогательный на Дрезден. На направлении главного удара наступали три общевойсковые и две танковые армии, на вспомогательном направлении – две общевойсковые армии. На левом крыле фронта войска переходили к жесткой обороне. Для усиления ударной группировки в состав 1-го Украинского фронта передавались две общевойсковые армии (28-я и 31-я) из 3-го Белорусского фронта, а также семь артиллерийских дивизий прорыва. На совещании в Ставке командующий войсками 1-го Украинского фронта получил устное указание Верховного Главнокомандующего предусмотреть в плане фронтовой операции возможность поворота на север танковых армий после прорыва нейсенского оборонительного рубежа для удара по Берлину с юга.

Перед войсками 2-го Белорусского фронта (Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский) была поставлена задача форсировать Одер, разгромить штеттинскую группировку противника и не позднее 12—15-го дня операции овладеть рубежом Анклам, Виттенберге. Главный удар фронт наносил силами трех общевойсковых армий из района южнее Штеттина в северо-западном направлении с целью отсечь западно-померанскую группировку противника от Берлина. При благоприятных условиях войска фронта должны были частью сил, действуя из-за правого крыла 1-го Белорусского фронта, свернуть оборону врага вдоль левого берега Одера. Кроме того, на 2-й Белорусский фронт возлагалась задача частью сил прикрыть побережье Балтийского моря от устья Вислы до Альтдамма.

Начало наступления войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов было назначено на 16 апреля, 2-го Белорусского фронта – на 20 апреля.

Задачи фронтам Ставка ВГК поставила 2—6 апреля. До начала наступления оставалось совсем немного времени, а работа предстояла огромная. Главная трудность заключалась в создании ударных группировок. Дело в том, что основные силы фронтов находились в стороне от намеченных ударов. В особенно сложном положении оказался 2-й Белорусский фронт, которому предстояло перегруппировать большую массу войск и техники из районов Данцига и Гдыни на Одер, т.е. на расстояние 300 км. Тем не менее в назначенные сроки фронты в целом завершили подготовку к операции, хотя им и пришлось преодолеть неимоверные трудности. Не успевшие полностью сосредоточиться в новых районах войска выводились во второй эшелон или в резерв. Операцию было решено начать, не дожидаясь опоздавших.

Позиции артиллерии перед началом операции. Фото А. Устинова

В соответствии с полученными задачами фронты приступили к подготовке фронтовых наступательных операций немедленно. Командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Г. К. Жуков решил главный удар нанести силами 3, 47, 3-й и 5-й ударных, 8-й гвардейской общевойсковых армий, 1-й и 2-й гвардейских танковых армий. Войска фронта в первый же день наступления должны были прорвать две полосы обороны противника на трех участках общей протяженностью 24 км. Особенно важно было овладеть второй полосой, передний край которой проходил по Зеловским высотам. В дальнейшем предполагалось развернуть стремительное наступление на Берлин, одновременно обойдя его танковыми армиями с севера и юга. Овладеть Берлином планировалось на 6-й день операции. Наступавшая на правом фланге ударной группировки 47-я армия должна была обойти Берлин с севера и на 11-й день операции выйти к Эльбе. Для наращивания усилий ударной группировки в ходе операции намечалось использовать второй эшелон фронта – 3-ю армию. В резерв выделялся 7-й гвардейский кавалерийский корпус. Предписанные Ставкой вспомогательные удары для обеспечения наступления главной ударной группировки фронта планировалось нанести: справа – силами 61-й армии и 1-й армии Войска Польского в общем направлении на Эберсвальде, Зандау; слева – силами 69-й и 33-й армий совместно со 2-м гвардейским кавалерийским корпусом на Фюрстенвальде, Бранденбург. Последние должны были прежде всего отсечь от Берлина основные силы 9-й полевой армии противника. Танковые армии планировалось ввести в сражение на глубине 6—9 км после того, как общевойсковые армии овладеют Зеловскими высотами.

Танки выдвигаются к переднему краю. Фото А. Устинова

Оперативно подчиненная 1-му Белорусскому фронту Днепровская военная флотилия получила задачу двумя бригадами речных кораблей оказать содействие войскам 5-й ударной и 8-й гвардейской армий в переправе через Одер и прорыве обороны противника на Кюстринском плацдарме. Третья бригада флотилии должна была содействовать войскам 33-й армии в районе Фюрстенберга и обеспечить противоминную оборону водных путей.

Командующий 1-м Украинским фронтом маршал И. С. Конев решил главный удар нанести силами 3-й и 5-й гвардейских, 13-й общевойсковых армий, 3-й и 4-й гвардейских танковых армий из района Трибеля в общем направлении на Шпремберг. В состав главной ударной группировки фронта входили. Войска ударной группировки фронта должны были прорвать оборону противника на участке шириной 27 км, разгромить его войска в районе Котбуса и южнее Берлина, а затем частью сил нанести удар по Берлину с юга. На направлении главного удара фронта для наращивания силы удара предусматривалось использовать его второй эшелон – 28-ю и 31-ю армии, прибытие которых в состав 1-го Украинского фронта ожидалось 20—22 апреля.

Вспомогательный удар намечалось нанести войсками правого фланга 52-й армии, усиленной 7-м гвардейским механизированным корпусом, и 2-й армии Войска Польского с польским 1-м танковым корпусом в общем направлении на Дрезден с задачей обеспечить с юга действия главной ударной группировки фронта. В резерве 1-го Украинского фронта находился 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

Командующий 2-м Белорусским фронтом маршал К. К. Рокоссовский решил главный удар нанести силами 49, 65 и 70-й армий, 1, 3 и 8-го гвардейских танковых, 8-го механизированного и 3-го гвардейского кавалерийского корпусов из района Альтдамм в общем направлении на Нейстрелиц. В течение первых пяти дней операции войска ударной группировки фронта должны были форсировать оба рукава Одера и прорвать одерский оборонительный рубеж. С вводом в сражение подвижных соединений предстояло развивать наступление в северо-западном и западном направлениях с тем, чтобы отсечь от Берлина основные силы немецкой 3-й танковой армии. Войска 19-й и главные силы 2-й ударной армий получили задачу прочно удерживать занимаемые рубежи. Часть сил 2-й ударной армии должна была содействовать 65-й армии в овладении городом Штеттин. Находившиеся в составе фронта отдельные танковые, механизированные и кавалерийские корпуса непосредственно подчинялись командующему фронтом. Их ввод в сражение планировался только с захватом плацдармов на западном берегу Одера. В ходе развития наступления предполагалось их переподчинение общевойсковым армиям.

В период подготовки Берлинской операции главное внимание уделялось созданию мощных ударных группировок. Так, в 1-м Белорусском фронте на направлении главного удара (участок 44 км, составлявший лишь 25% общей протяженности полосы фронта) было сосредоточено 55% стрелковых дивизий, более 60% всей артиллерии, около 80% танков и САУ. В 1-м Украинском фронте на участке 51 км (13% полосы фронта) сосредоточивалось 48% стрелковых дивизий, 75% орудий и минометов, 73% танков и САУ. Это позволило на основных направлениях создать глубокое построение войск. Фронты имели мощные эшелоны развития успеха, значительные вторые эшелоны и резервы. Для обеспечения максимальной мощи первоначального удара оперативное построение большинства общевойсковых армий было одноэшелонным, в то время как боевые порядки корпусов и дивизий строились, как правило, в два, а иногда и в три эшелона. Общевойсковые армии ударных группировок 1-го и 2-го Белорусских фронтов прорывали оборону противника на участках 4—7 км, а в 1-м Украинском фронте – 8—10 км. Стрелковые дивизии, действовавшие на направлениях главных ударов, обычно получали полосы для наступления шириною 2—3 км. Плотности танков непосредственной поддержки пехоты в армиях ударных группировок были различными и достигали: в 1-м Белорусском – 20—44, в 1-м Украинском – 10—14 и во 2-м Белорусском – 7—35 танков и САУ на 1 км фронта.

При планировании артиллерийского наступления в Берлинской операции характерным было еще большее, чем раньше, массирование артиллерии на направлениях главных ударов, создание высоких плотностей на период артиллерийской подготовки и обеспечение непрерывной огневой поддержки войск в течение всего наступления. На 1-м Белорусском фронте сосредоточивалось около 300, на 1-м Украинском — около 270, на 2-м Белорусском — свыше 230 орудий и минометов на 1 км участка прорыва. Продолжительность огневой подготовки устанавливалась на 1-м Белорусском фронте 30 минут, на 1-м Украинском — 145 минут, на 2-м Белорусском — 45—60 минут. В целях достижения внезапности наступления главной ударной группировки 1-го Белорусского фронта Жуков решил начать атаку пехоты и танков за 1,5—2 часа до рассвета. Для освещения впереди лежащей местности и ослепления врага в полосах наступления 3-й и 5-й ударных, 8-й гвардейской и 69-й армий намечалось использовать 143 прожектора, которые с началом атаки пехоты должны были одновременно включить свет.

Крупная авиационная группировка врага и близость ее аэродромного базирования к линии фронта предъявляли высокие требования к надежному обеспечению наших войск от ударов с воздуха. К началу операции в составе трех фронтов и корпусов Войск ПВО страны, которые должны были прикрывать фронтовые объекты, имелось около 3,3 тыс. истребителей, свыше 5,1 тыс. зенитных орудий и до 3 тыс. зенитных пулеметов. В основу организации противовоздушной обороны был положен принцип массированного использования сил и средств для надежного обеспечения боевых порядков наземных войск на направлениях главных ударов. Прикрытие наиболее важных тыловых объектов, особенно переправ через Одер, возлагалось на Войска ПВО страны.

Основные силы авиации фронтов планировалось использовать массированно для поддержки наступления ударных группировок. Важной задачей 4-й воздушной армии (генерал-полковник авиации К. А. Вершинин) 2-го Белорусского фронта являлось обеспечение форсирования реки Одер. На нее также возлагалось сопровождение наступления пехоты и танков в глубине обороны противника, поскольку переправа артиллерии, обычно выполнявшей эту задачу, могла занять длительное время. Содействие войскам 1-го Белорусского фронта в прорыве обороны противника ночью возлагалось на авиацию дальнего действия – 18-ю воздушную армию (главный маршал авиации А. Е. Голованов), имевшую на вооружении самолеты Ил-4. 2-я воздушная армия (генерал-полковник авиации С. А. Красовский) 1-го Украинского фронта должна была перед форсированием реки Нейсе установить дымовую завесу в полосе наступления ударной группировки. 16-й воздушной армии (генерал-полковник авиации С. И. Руденко) 1-го Белорусского фронта предстояло в первую очередь сохранить господство в воздухе, надежно прикрыть войска ударной группировки на плацдарме и переправы через Одер. Таким образом, боевое применение авиации во фронтах планировалось с учетом конкретно сложившейся обстановки в полосе каждого фронта и характера задач, которые предстояло решать наземным войскам.

Большое место отводилось инженерному обеспечению. Главными задачами инженерных войск являлись наведение переправ и подготовка плацдармов для наступления, а также содействие войскам в ходе операции. Так, в полосе 1-го Белорусского фронта было построено через Одер 25 мостов и наведено 40 паромных переправ. В 1-м Украинском фронте для форсирования Нейсе было заготовлено около 2,5 тыс. лодок, 750 пог. м штурмовых мостиков и более 1 тыс. м элементов деревянных мостов под грузы от 16 до 60 т.

Самый мощный узел сопротивления на пути к Берлину находился на Зеловских высотах. Их крутые, изрезанные оврагами склоны, которые возвышались над широкой долиной Одера в 10—12 км от кюстринского плацдарма, танки могли преодолеть только по дорогам. В полосе предстоящих действий 1-го Украинского фронта основными естественными преградами были реки Нейсе и Шпрее, не говоря уже о сплошных лесных массивах. В общем же весеннее половодье и распутица серьезно осложняли наступление советских фронтов и требовали от инженерных войск огромных усилий по его обеспечению.

В те самые весенние дни, когда советские войска завершали подготовку к Берлинской операции, западные союзники, почти не встречая сопротивления, стремительно продвигались на восток. 11 апреля бронетанковые дивизии 9-й американской армии генерала У. Симпсона начали выходить к Эльбе. До столицы Германии оставалось немногим более 100 км. Далеко оторвавшиеся от своих главных сил передовые части американцев испытывали недостаток горючего. Симпсон уверял, что если ему в течение двух суток подвезут топливо, то он через 24 часа, опередив русских, будет в Берлине. Об этом доложили Эйзенхауэру, но он охладил пыл своего не в меру воинственного генерала. 15 апреля главнокомандующий союзными войсками докладывал в Вашингтон: «Хотя и верно то, что мы захватили небольшой плацдарм за Эльбой, однако следует помнить, что на эту реку вышли только передовые части, основные же силы пока находятся далеко позади». Следовательно, реально оценивая обстановку, Эйзенхауэр отдавал себе отчет в том, что необходимых для овладения Берлином сил у него пока нет. Черчилль не разделял мнение своего американского союзника. Он вынужден был согласиться с ним лишь после того, как Красная Армия сокрушила оборону немецко-фашистских войск на берлинском направлении.

РАЗГРОМ БЕРЛИНСКОЙ ГРУППИРОВКИ ПРОТИВНИКА.

ВЗЯТИЕ БЕРЛИНА


До начала операции на 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах была проведена разведка боем. 14 апреля после 15—20- минутного огневого налета артиллерии на направлении главного удара 1-го Белорусского фронта начали действовать усиленные стрелковые батальоны, выделенные от дивизий первого эшелона общевойсковых армий. Затем на ряде участков в бой были введены и полки первых эшелонов. В ходе двухдневных боев им удалось вклиниться в оборону противника и захватить отдельные участки первой и второй траншей, а на некоторых направлениях продвинуться на глубину до 5 км. Целостность вражеской обороны была нарушена. Кроме того, в ряде мест войска фронта преодолели зону наиболее плотных минных заграждений. Исходя из оценки результатов разведки боем командующий войсками фронта принял решение сократить продолжительность артиллерийской подготовки атаки главных сил с 30 до 20—25 минут.

В полосе 1-го Украинского фронта разведка боем проводилась в ночь на 16 апреля усиленными стрелковыми ротами. Было установлено, что враг прочно занимает оборонительные позиции непосредственно по левому берегу Нейсе. Командующий войсками фронта принял решение не вносить изменений в разработанный план операции.

Утром 16 апреля главные силы 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов перешли в наступление. В 5 часов (по московскому и в 3 часа по местному времени), за 2 часа до рассвета, на 1-м Белорусском фронте началась артиллерийская подготовка. В полосе 5-й ударной армии (генерал-полковник Н. Э. Берзарин) в ней приняли участие корабли и плавучие батареи Днепровской флотилии (контр-адмирал В. В. Григорьев). Сила артиллерийского огня была огромной. Если за весь первый день операции артиллерия 1-го Белорусского фронта израсходовала 1236 тыс. снарядов, что составляло почти 2,5 тыс. железнодорожных вагонов, то за время артиллерийской подготовки – 500 тыс. снарядов и мин, или 1 тыс. вагонов. Ночные бомбардировщики 16-й и 4-й воздушных армий наносили удары по вражеским штабам, огневым позициям артиллерии, а также по третьей и четвертой позициям главной полосы обороны противника.

Ночной залп реактивной артиллерии. Фото Е. Халдея

Артиллерийская подготовка закончилась мощным залпом реактивной артиллерии, от которого содрогнулись земля и небо. Сразу же поднялись и двинулись в атаку войска 3-й (генерал-полковник В. И. Кузнецов) и 5-й ударных, 8-й гвардейской (генерал-полковник В.И.Чуйков) и 69-й (генерал-лейтенант В. Я. Колпакчи) армий. Мощные прожекторы, расположенные в полосе этих армий, направили свои лучи в сторону противника, ослепив его. 1-я армия (генерал-лейтенант С. Г. Поплавский) Войска Польского, 47-я (генерал-лейтенант Ф. И. Перхорович) и 33-я (генерал-полковник В. Д. Цветаев) армии перешли в наступление в 6 часов 15 минут. Авиация 18-й воздушной армии (745 тяжелых бомбардировщиков) нанесла удар по второй полосе обороны противника. С рассветом резко активизировала боевые действия авиация 16-й воздушной армии. Только за первый день операции она произвела свыше 5,3 тыс. самолето-вылетов и сбила 165 немецких самолетов. Всего же в течение первых суток наступления летчики 16, 4 и 18-й воздушных армий совершили более 6,5 тыс. самолето-вылетов, сбросили по пунктам управления, узлам сопротивления и резервам противника свыше 1,5 тыс. т бомб.

В результате мощной артиллерийской подготовки и ударов авиации противнику был нанесен большой урон. Он был ошеломлен и морально подавлен лавиной обрушившегося на него огня. Поэтому первые 1,5—2 часа наступление советских войск развивалось успешно. Пехота и танки непосредственной поддержки пехоты, не встречая сильного сопротивления, продвинулись на 1,5—2 км. Но с рассветом сопротивление врага стало возрастать. Для повышения темпов наступления были введены в бой сначала вторые эшелоны полков, а затем и вторые эшелоны дивизий. В 10 часов утра командующий 3-й ударной армией ввел в сражение свою подвижную группу — 9-й танковый корпус (генерал-лейтенант И. Ф. Кириченко). По всему фронту развернулись напряженные бои. Опираясь на сильную, хорошо развитую в инженерном отношении оборону, противник повсюду оказывал ожесточенное сопротивление.

В центре 3-й ударной армии наибольшего успеха достиг 32-й стрелковый корпус (генерал-майор Д. С. Жеребин). Он прорвал первую полосу обороны противника, продвинулся вперед на 8 км и вышел ко второй полосе обороны. На левом фланге армии 301-я стрелковая дивизия (полковник В. С. Антонов) штурмом овладела важным узлом сопротивления врага в районе железнодорожной станции Вербиг. В этом бою особо отличился 1054-й стрелковый полк, которым командовал полковник Н. Н. Радаев. Один из многочисленных подвигов в ходе боя за Вербиг был совершен комсоргом батальона лейтенантом Г. А. Авакяном. Всего лишь с одним автоматчиком он подобрался к зданию, где засели гитлеровцы. Забросав их гранатами, отважные воины уничтожили 56 вражеских солдат и 14 человек пленили. За этот подвиг лейтенант Г. А. Авакян был удостоен звания Героя Советского Союза.

23-я гвардейская стрелковая дивизия (генерал-майор П. М. Шафаренко) 3-й ударной армии к исходу первого дня боев завершила прорыв главной полосы обороны и вышла к железнодорожному полотну, вдоль насыпи которого была оборудована сильная вражеская позиция. Чтобы не снижать темпы наступления, командир дивизии решил овладеть этой позицией ночью. После короткой артиллерийской подготовки под покровом ночной темноты части дивизии атаковали противника. Гитлеровцы оказали упорное сопротивление. В 63-м гвардейском полку выбыл из строя командир первой роты. Но это не остановило гвардейцев. Санинструктор парторг роты старший сержант Л. С. Кравец взяла на себя командование ротой и возглавила атаку. Враг был опрокинут. Полк овладел вражеской позицией и с утра возобновил наступление. За совершенный подвиг Л. С. Кравец была удостоена звания Героя Советского Союза.

Ввод в сражение в полосе 3-й ударной армии 9-го танкового корпуса не оказал существенного влияния на темпы продвижения войск армии, оно по-прежнему развивалось медленно. Командованию армии стало ясно, что общевойсковые армии не в состоянии быстро прорвать оборону противника на глубину, запланированную для ввода в сражение танковых армий. Особенно опасным являлось то, что пехота не могла самостоятельно овладеть очень важными в оперативно-тактическом отношении Зеловскими высотами, по которым проходил передний край второй полосы обороны противника. Этот естественный рубеж рассматривался командованием вермахта как ключ ко всей обороне на берлинском направлении. «К 13 часам, — вспоминал маршал Г. К. Жуков, — я отчетливо понял, что огневая система обороны противника здесь в основном уцелела, и в том боевом построении, в котором мы начали атаку и ведем наступление, нам Зеловских высот не взять».

Колонна тяжелых танков ИС-2. Фото А. Устинова

Крутые скаты Зеловских высот были изрыты окопами и траншеями. Все подступы к ним простреливались многослойным перекрестным артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем. Отдельные строения превращены в опорные пункты, на дорогах устроены заграждения из бревен и металлических балок, а подходы к ним заминированы. По обеим сторонам шоссе, идущего от города Зелова на запад, стояла зенитная артиллерия, которая использовалась для противотанковой обороны. Подступы к высотам преграждал противотанковый ров глубиной до 3 м и шириной 3,5 м. Оценив создавшуюся обстановку, маршал Г. К. Жуков решил ввести в сражение танковые армии и их совместными с общевойсковыми армиями усилиями завершить прорыв тактической зоны обороны.

Первой в сражение во второй половине дня 16 апреля была введена 1-я гвардейская танковая армия (генерал-полковник М. Е. Катуков). К исходу дня все три ее корпуса вели боевые действия в полосе 8-й гвардейской армии. Однако в этот день не удалось сломить сопротивление врага. К вечеру в сражение вступила 2-я гвардейская танковая армия (генерал-полковник С. И. Богданов). Однако ее соединения, выйдя в 19 часов на линию передовых частей 3-й и 5-й ударных армий и встретив ожесточенное сопротивление, дальше продвинуться не смогли. Таким образом, попытка командующего войсками фронта ускорить продвижение войск вводом в сражение обеих танковых армий не привела к желаемому результату. Танковые и механизированные корпуса не смогли оторваться от пехоты и ввязались в тяжелые, изнурительные бои.

Между тем командующий группой армий «Висла» генерал-полковник Г. Хейнрици к исходу 16 апреля еще более усилил свою оборону на второй полосе, выдвинув туда резервы группы армий. В этих условиях командующий войсками фронта решил прорвать вторую полосу с утра 17 апреля после 30—40 минутной артиллерийской подготовки, сосредоточив на участках прорыва 250—270 орудий и минометов на 1 км фронта. Значительная часть орудий выделялась для стрельбы прямой наводкой. Танковым армиям было приказано организовать взаимодействие со стрелковыми соединениями и наступать совместно с ними. От войск требовалось, не ввязываясь в затяжные бои, обходить сильные опорные пункты.

Танковый десант. Фото А. Устинова

Задача по их уничтожению возлагалась на вторые эшелоны армий. Сражение за вторую полосу вражеской обороны носило исключительно упорный характер. Немецкие войска неоднократно предпринимали яростные контратаки. Однако советские войска, преодолевая ожесточенное сопротивление врага, настойчиво продвигались вперед. Воины всех родов войск проявляли массовый героизм. В боях при овладении Зеловскими высотами особенно отличился батальон под командованием капитана Н. Н. Чусовского из 172-го гвардейского стрелкового полка 57-й гвардейской стрелковой дивизии 8-й гвардейской армии. При штурме высот, прикрывающих город Зелов, он одним из первых ворвался на них, а затем после тяжелого уличного боя овладел юго-восточной окраиной города. Командир батальона в этих боях не только руководил своими подразделениями, но и, увлекая за собой бойцов личным примером, уничтожил в рукопашной схватке четырех гитлеровцев. Многие солдаты и офицеры батальона были награждены орденами и медалями, а капитан Н. Н. Чусовской удостоен звания Героя Советского Союза.

Ударом войск 4-го гвардейского стрелкового корпуса (генерал-лейтенант В. А. Глазунов) во взаимодействии с частью сил 11-го гвардейского танкового корпуса (полковник А. Х. Бабаджанян) город Зелов был взят. В результате упорных и ожесточенных боев войска ударной группировки 1-го Белорусского фронта к исходу 17 апреля прорвали вторую оборонительную полосу и две промежуточные позиции противника. Попытка немецкого командования остановить продвижение советских войск вводом в сражение четырех дивизий из резерва успехом не увенчалось. Бомбардировщики 16-й и 18-й воздушных армий днем и ночью наносили удары по резервам противника, задерживали их выдвижение к линии фронта. 16 и 17 апреля наступление поддерживали и корабли Днепровской военной флотилии. Они вели огонь до тех пор, пока сухопутные войска не вышли за пределы дальности стрельбы корабельной артиллерии.

Бой в пригороде Берлина. Фото Я. Рюмкина

Упорное сопротивление пришлось преодолеть также войскам фронта, наносившим удары на флангах. Войска 61-й армии (генерал-полковник П. А. Белов), начавшие наступление 17 апреля, к исходу дня форсировали Одер и захватили плацдарм на его левом берегу. К этому времени соединения 1-й армии Войска Польского форсировали Одер и прорвали первую позицию главной полосы обороны. В районе Франкфурта войска 69-й и 33-й армий вклинились в оборону противника на глубину от 2 до 6 км.

На третий день наступления тяжелые бои в глубине вражеской обороны продолжались. Противник ввел в сражение почти все свои оперативные резервы. Исключительно ожесточенный характер борьбы сказался и на темпах продвижения советских войск. В течение дня они продвинулись еще на 3—6 км и вышли к третьей полосе обороны противника. Все это время танковые армии действовали в боевых порядках пехоты, непрерывно штурмуя вместе с нею одну за другой вражеские позиции. Труднопроходимая местность и сильная противотанковая оборона противника не позволяли танкистам оторваться от пехоты. Подвижные войска фронта пока не получили оперативного простора для ведения стремительных маневренных действий на берлинском направлении.

Медленное продвижение войск 1-го Белорусского фронта ставило, по мнению Верховного Главнокомандующего, под угрозу выполнение замысла по окружению берлинской группировки врага. Еще 17 апреля Ставка ВГК потребовала от командующего фронтом обеспечить более энергичное наступление подчиненных ему войск. Одновременно с этим она дала указание маршалам И. С. Коневу, К. К. Рокоссовскому содействовать наступлению 1-го Белорусского фронта.

Во исполнение указаний Ставки маршал Г. К. Жуков принял дополнительные меры для увеличения темпов наступления. В результате войска ударной группировки фронта к исходу 19 апреля прорвали третью оборонительную полосу. Таким образом, в итоге четырех дней ожесточенной борьбы войска 1-го Белорусского фронта продвинулись на глубину до 30 км, разгромив 15 дивизий противника. Глубокоэшелонированная и заранее занятая войсками оборона, высокие плотности сил и средств противника, многочисленные мощные контратаки потребовали от советских войск огромного напряжения. Поэтому каждый день наступления начинался авиационной и артиллерийской подготовкой продолжительностью до 30—40 минут.

Фото М. Редькина

В прорыве обороны противника большую помощь наземным войскам оказала авиация. Летчики 16-й воздушной армии за эти четыре дня совершили около 14,7 тыс. самолето-вылетов и сбили в воздушных боях 474 вражеских самолета. В боях под Берлином майор И. Н. Кожедуб увеличил счет сбитых самолетов врага до 62. Прославленный советский ас был удостоен третьей Золотой Звезды Героя Советского Союза. Всего за четыре дня в полосе 1-го Белорусского фронта советская авиация совершила до 17 тыс. самолето-вылетов. Итак, одерский оборонительный рубеж врага был прорван войсками 1-го Белорусского фронта за четверо суток.

Более успешно развивалось наступление 1-го Украинского фронта. В 6 часов 15 минут 16 апреля началась артиллерийская подготовка. В ходе ее передовые батальоны дивизий первого эшелона выдвинулись непосредственно к реке Нейсе и после переноса огня артиллерии под прикрытием дымовой завесы приступили к форсированию реки. Личный состав передовых подразделений переправлялся на лодках, плотах, по штурмовым мостикам, а то и просто вброд. Вместе с пехотой было переправлено небольшое количество орудий сопровождения и минометов. Бомбардировочная и штурмовая авиация наносила мощные удары по узлам сопротивления, связи и командным пунктам противника. Истребители прикрывали войска с воздуха. Быстро захватив плацдармы на левом берегу реки, передовые батальоны обеспечили условия для наведения мостов и переправы главных сил. Инженерно-саперные и понтонно-мостовые части действовали умело и организованно. Первые мосты были готовы уже к 9 часам, а мосты на жестких опорах под грузы до 60 т — через 4—5 часов. Для переправы танков непосредственной поддержки пехоты использовались паромы. Всего на направлении главного удара фронта было оборудовано 133 переправы. Первый эшелон главной ударной группировки закончил форсирование Нейсе через час.

Бомбардировщик Ту-2

В 8 часов 40 минут войска 13-й (генерал-полковник Н. П. Пухов), 3-й гвардейской (генерал-полковник В. Н. Гордов) и 5-й гвардейской (генерал-полковник А. С. Жадов) армий начали прорыв главной полосы обороны противника. Бои на левом берегу Нейсе носили ожесточенный характер. Враг предпринимал яростные контратаки, стремясь ликвидировать захваченные советскими войсками плацдармы. Уже в первый день сражения немецко-фашистское командование ввело в бой из своего резерва три танковые дивизии и танко-истребительную бригаду. Накал боев нарастал. Чтобы быстрее сломить сопротивление врага, командующий войсками фронта ввел в сражение 25-й (генерал-майор Е. И. Фоминых) и 4-й гвардейский (генерал-лейтенант П. П. Полубояров) танковые корпуса, а затем передовые отряды танковых и механизированных корпусов 3-й и 4-й гвардейских танковых армий. Тесно взаимодействуя, общевойсковые и танковые соединения к исходу дня 16 апреля прорвали главную полосу обороны противника на фронте 26 км и на глубину до 13 км.

На следующий день в сражение были введены главные силы обеих танковых армий. Сломив ожесточенное сопротивление немецко-фашистских войск, соединения ударной группировки 1-го Украинского фронта 17 апреля завершили прорыв второй полосы обороны противника. За два дня наступления они с упорными боями продвинулись на глубину 15—20 км. Израсходовав все резервы в борьбе за тактическую зону обороны, 4-я немецкая танковая армия (генерал танковых войск Ф. Грезер) начала отход к реке Шпрее, где находилась третья полоса обороны. Для советских войск создались благоприятные условия для развития успеха в глубину.

На дрезденском направлении войска 2-й армии (генерал-лейтенант К. К. Сверчевский) Войска Польского и 52-й армии (генерал-полковник К. А. Коротеев) после ввода в сражение 1-го польского танкового (генерал И. К. Кимбар) и 7-го гвардейского механизированного (генерал-лейтенант И. П. Корчагин) корпусов также завершили прорыв тактической зоны обороны и за два дня боевых действий продвинулись на некоторых участках до 20 км.

Успешное наступление 1-го Украинского фронта создавало для противника угрозу глубокого обхода его берлинской группировки с юга. Поэтому немецко-фашистское командование сосредоточило усилия с целью остановить его наступление на рубеже реки Шпрее. Туда были направлены резервы группы армий «Центр». Однако все попытки врага изменить ход сражения успеха не имели. Во исполнение указаний Ставки ВГК маршал И.С.Конев в ночь на 18 апреля поставил 3-й (генерал-полковник П. С. Рыбалко) и 4-й (генерал-полковник Д. Д. Лелюшенко) гвардейским танковым армиям задачу выйти к реке Шпрее, форсировать ее с ходу и развивать наступление непосредственно на Берлин с юга.

Переправа. Фото А. Устинова

Военный совет фронта обратил особое внимание командующих танковыми армиями на необходимость стремительных и высокоманевренных действий. В директиве командующий фронтом подчеркивал: «На главном направлении танковым кулаком смелее и решительнее пробиваться вперед. Города и крупные населенные пункты обходить и не ввязываться в затяжные фронтальные бои. Требую твердо понять, что успех танковых армий зависит от смелого маневра и стремительности в действиях».

Утром 18 апреля 3-я и 4-я гвардейские танковые армии вышли к Шпрее. Совместно с войсками 13-й армии они с ходу форсировали ее, на 10-км участке прорвали третью полосу обороны противника и захватили плацдармы севернее и южнее Шпремберга. В этот же день войска 5-й гвардейской армии с 4-м гвардейским танковым и во взаимодействии с 6-м гвардейским механизированным (полковник В. И. Корецкий) корпусами форсировали реку Шпрее южнее Шпремберга. Прикрытие войск при форсировании ими Шпрее осуществляли самолеты 9-й гвардейской истребительной авиационной дивизии, которой командовал трижды Герой Советского Союза полковник А. И. Покрышкин. Только за один день 18 апреля летчики дивизии сбили 18 немецких самолетов. Таким образом, в результате успешных действий ударной группировки фронта были созданы необходимые условия для броска на Берлин.

Советские штурмовики над Берлином

Войскам левого крыла 1-го Украинского фронта, наступавшим на дрезденском направлении, пришлось отражать сильные контратаки противника. Чтобы сдержать яростный натиск врага, командующий войсками фронта вынужден был 18 апреля ввести здесь в сражение 1-й гвардейский кавалерийский корпус (генерал-лейтенант В. К. Баранов).

За три дня наступления армии 1-го Украинского фронта продвинулись на направлении главного удара до 30 км. Значительную помощь наземным войскам оказала авиация 2-й воздушной армии, которая за эти дни произвела более 7,5 тыс. самолето-вылетов и в 138 воздушных боях сбила 155 немецких самолетов. Таким образом, нейсенский оборонительный рубеж врага был прорван войсками 1-го Украинского фронта за три дня.
В то время как 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты вели напряженные боевые действия по прорыву одерско-нейсенского оборонительного рубежа, войска 2-го Белорусского фронта завершали подготовку к форсированию Одера. Им предстояло последовательно преодолеть две крупные водные преграды (Ост-Одер и Вест-Одер). 18—19 апреля они силами передовых полков, выделенных от дивизий первого эшелона 65, 70 и 49-й армий, форсировали Ост-Одер, овладели междуречьем и, выйдя к Вест-Одеру, заняли исходное положение для наступления главными силами. Форсирование Ост-Одера было произведено с помощью подручных и легких переправочных средств под прикрытием огня артиллерии и дымовых завес. Существенную помощь наземным войскам оказала авиация 4-й воздушной армии. Своими активными действиями 2-й Белорусский фронт сковал противника в широкой полосе. Оборонявшаяся на нижнем течении Одера немецкая 3-я танковая армия (генерал танковых войск Х. Мантейфель) была лишена возможности перебросить часть своих сил на помощь Берлину.

Таким образом, к 20 апреля в полосах всех трех фронтов сложились в целом благоприятные условия для продолжения наступательной операции. Наиболее успешно развивали наступление войска ударной группировки 1-го Украинского фронта. Продвигаясь все дальше на север, они охватывали правое крыло франкфуртско-губенской группировки немецко-фашистских войск, в состав которой входили часть 4-й танковой и главные силы 9-й полевой армий противника.

Подбитая «пантера». Фото М. Редькина

19 апреля танковые армии 1-го Украинского фронта продвинулись в северо-западном направлении на 30—50 км, вышли в район Люббенау, Луккау и перерезали коммуникации 9-й немецкой армии. Все попытки врага прорваться из районов Котбуса и Шпремберга к переправам через Шпрее и выйти на тылы войск 1-го Украинского фронта оказались безуспешными. Войска 3-й и 5-й гвардейских армий стремительно продвигались на запад, надежно прикрывая коммуникации танковых армий, что позволило танкистам уже на следующий день, не встретив серьезного сопротивления, преодолеть еще 45—60 км и выйти на подступы к Берлину. Вслед за ними продвигались войска 13-й армии. К исходу 20 апреля фронт врага на берлинском направлении был рассечен на две части – войска группы армий «Висла» оказались отрезанными от группы армий «Центр».

В высшем руководстве вермахта начался переполох, когда в гитлеровскую ставку поступило сообщение, что советские танки ворвались в Вюнсдорф (10 км южнее Цоссена). ОКВ и ОКХ спешно покинули Цоссен, где размещались до сих пор, и перебазировались в Ванзе (район Потсдама), а часть отделов и служб на самолетах отправлена в Южную Германию. В дневнике верховного главнокомандования вермахта за 20 апреля была сделана следующая запись: «Для высших командных инстанций начинается последний акт драматической гибели германских вооруженных сил… Все совершается в спешке, так как уже слышно, как вдали ведут огонь из пушек русские танки… Настроение подавленное».

Продолжая наступление в северо-западном направлении, танковые армии 1-го Украинского фронта к исходу 21 апреля вплотную подошли к внешнему обводу Берлинского оборонительного района. Учитывая предстоящий характер боевых действий в таком крупном городе, как Берлин, командующий войсками 1-го Украинского фронта усилил 3-ю гвардейскую танковую армию 10-м артиллерийским корпусом, 25-й артиллерийской дивизией прорыва, 23-й зенитной артиллерийской дивизией и 2-м истребительным авиационным корпусом. Кроме того, на автотранспорте перебрасывались две стрелковые дивизии 28-й армии, введенной в сражение из второго эшелона фронта. С утра 22 апреля 3-я гвардейская танковая армия, развернув все три своих корпуса в первом эшелоне, начала атаку вражеских укреплений. Войска армии прорвали внешний оборонительный обвод Берлинского района и к исходу дня завязали бои на южной окраине Берлина.

На северо-восточную его окраину еще накануне ворвались войска 1-го Белорусского фронта. Действовавшая левее 4-я гвардейская танковая армия к исходу 22 апреля также прорвала внешний оборонительный обвод германской столицы, вошла в район Белиц и заняла выгодное положение для соединения с войсками 1-го Белорусского фронта. В результате создались условия для завершения совместно с ними окружения всей берлинской группировки врага. Ее 5-й гвардейский механизированный корпус (генерал-майор И. П. Ермаков) совместно с подошедшими соединениями 13-й и 5-й гвардейской армий перекрыл путь к Берлину вражеским резервам, спешившим на помощь своей столице с запада и юго-запада. В Трейенбритцене танкисты генерала Лелюшенко освободили из фашистской неволи более 1,5 тыс. военнопленных различных национальностей (англичан, американцев и норвежцев). Все они были офицеры высокого ранга. Среди них оказался и бывший командующий норвежской армией генерал О. Рюге. А спустя несколько дней гвардейцы 4-й танковой освободили из концлагеря в пригороде Берлина бывшего премьер-министра Франции Э. Эррио – крупного государственного деятеля, который еще в 1920-е годы выступал за франко-советское сближение.

Фото М.Савина

Используя успех танкистов, войска 13-й и 5-й гвардейской армий быстро продвигались в западном направлении. Стремясь замедлить наступление ударной группировки 1-го Украинского фронта на Берлин, немецко-фашистское командование 18 апреля нанесло контрудар в районе Герлица по войскам 52-й армии. Создав на этом направлении значительное превосходство в силах, противник предпринял попытку выйти в тыл ударной группировке фронта. 19—23 апреля здесь развернулось ожесточенное сражение. Врагу удалось потеснить советские, а затем и польские войска на глубину до 20 км. На помощь им были переброшены часть сил 5-й гвардейской армии и 4-й гвардейский танковый корпус, а также перенацелены четыре авиационных корпуса. В результате контрударная группировка противника понесла большие потери, ее наступление к исходу 24 апреля было остановлено.

В то время, когда войска 1-го Украинского фронта осуществляли стремительный маневр по обходу берлинской группировки немецко-фашистских войск с юга, ударная группировка войск 1-го Белорусского фронта наступала непосредственно на Берлин с востока. После прорыва одерского рубежа войска фронта, преодолевая сильное сопротивление врага, продвигались вперед. Около 14 часов 20 апреля дальнобойная артиллерия 79-го стрелкового корпуса (генерал-майор С. Н. Переверткин) 3-й ударной армии дала два первых залпа по фашистской столице, а затем начался систематический ее обстрел.

К исходу 21 апреля войска 3-й и 5-й ударных армий при поддержке 2-й гвардейской танковой армии сломили сопротивление противника на внешнем обводе Берлина и вышли к северо-восточной окраине германской столицы. 9-й гвардейский танковый корпус (генерал-майор Н. Д. Веденеев) 2-й гвардейской танковой армии к утру 22 апреля вышел к реке Хафель, что на северо-западной окраине Берлина, и во взаимодействии с частями 47-й армии приступил к ее форсированию. Успешно действовали 1-я гвардейская танковая и 8-я гвардейская армии, 21 апреля прорвавшие внешний оборонительный обвод Берлина и с утра следующего дня завязавшие бои с врагом непосредственно на улицах столицы Третьего рейха.

К исходу 22 апреля советские войска создали условия для завершения окружения и рассечения всей берлинской группировки врага. Расстояние между передовыми частями 47-й, 2-й гвардейской танковой армий, наступавшими с северо-востока, и 4-й гвардейской танковой армии, наступавшей с юга, составляло 40 км, а между левым флангом 8-й гвардейской и правым фангом 3-й гвардейской танковой армий — не более 12 км.

Ставка ВГК, оценив сложившуюся обстановку, потребовала от командующих фронтами к исходу 24 апреля завершить окружение основных сил 9-й полевой армии противника и не допустить отхода их в Берлин или на запад. В целях обеспечения своевременного и точного выполнения указаний Ставки командующий войсками 1-го Белорусского фронта ввел в сражение свой второй эшелон – 3-ю армию (генерал-полковник А. В. Горбатов) и 2-й гвардейский кавалерийский корпус (генерал-лейтенант В. В. Крюков). Им была поставлена задача: во взаимодействии с войсками правого крыла 1-го Украинского фронта отсечь от Берлина основные силы 9-й немецкой армии и завершить их окружение юго-восточнее столицы. 47-й армии и 9-му гвардейскому танковому корпусу было приказано ускорить наступление и не позднее 25 апреля завершить окружение всей берлинской группировки врага.

Тем временем немецко-фашистское командование предпринимало отчаянные усилия, чтобы не допустить окружения своей столицы. 22 апреля после полудня в имперской канцелярии состоялось последнее оперативное совещание, на котором Гитлер согласился с предложением своих генералов снять с Западного фронта все войска и бросить их в сражение за Берлин. В связи с этим 12-й армии (генерал танковых войск В. Венк), занимавшей оборонительные позиции на Эльбе, было приказано развернуться фронтом на восток и идти на Берлин, на соединение с 9-й армией. Одновременно армейская группа под командованием генерала СС Ф. Штейнера, которая действовала севернее Берлина, должна была нанести удар во фланг группировке советских войск, обходившей германскую столицу с севера и северо-запада. Для организации наступления 12-й армии в ее штаб Гитлер направил генерал-фельдмаршала В. Кейтеля. Совершенно игнорируя фактическое положение дел, командование вермахта тешило себя иллюзией, что наступлением 12-й армии с запада и группы Штейнера с севера оно сможет не допустить полного окружения столицы. 24 апреля 12-я немецкая армия перешла в наступление против 4-й гвардейской танковой и 13-й армий, поспешно перешедших к обороне на рубеже Белиц, Трейенбритцен. 9-я полевая армия (генерал пехоты Т. Буссе) получила приказ оставить свои позиции на Одере и отходить на запад, чтобы южнее Берлина соединиться с 12-й армией.

Фото М. Редькина

23—24 апреля боевые действия на всех направлениях приняли особенно ожесточенный характер. Хотя темпы продвижения советских войск несколько снизились, противнику не удалось остановить их наступление. Замысел немецко-фашистского командования предотвратить окружение и расчленение своей группировки был сорван. 24 апреля войска 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий 1-го Белорусского фронта соединились с 3-й гвардейской танковой и 28-й (генерал-полковник А. А. Лучинский) армиями 1-го Украинского фронта юго-восточнее Берлина. В результате главные силы 9-й полевой и части сил 4-й танковой армий противника были отсечены от столицы и окружены.

25 апреля западнее Берлина, в районе Кетцина, соединились 4-я гвардейская танковая армия 1-го Украинского фронта и 2-я гвардейская танковая и 47-я армии 1-го Белорусского фронта. В результате кольцо окружения вокруг берлинской группировки врага было замкнуто. В тот же день в районе Торгау состоялась встреча советских и американских войск. Части 58-й гвардейской стрелковой дивизии (генерал-майор В. В. Русаков) 5-й гвардейской армии, выйдя к реке Эльба, переправились через нее и вошли в соприкосновение с подошедшей сюда 69-й пехотной дивизией 1-й американской армии. Германия оказалась расчлененной на две части.

К этому времени существенно изменилась обстановка на дрезденском направлении. Контрудар герлицкой группировки противника к 25 апреля был окончательно сорван войсками 52-й и 2-й польской армий. На завершающем этапе сражения в разгроме этой вражеской группировки приняла участие прибывшая в состав фронта 31-я армия (генерал-лейтенант П. Г. Шафранов).

Таким образом, блестящий успех, достигнутый советскими войсками в невообразимо короткий срок – всего за 10 дней, был налицо. Они не только сокрушили мощную оборону врага по Одеру и Нейсе, но и окружили, одновременно расчленив на части, его миллионную группировку войск на берлинском направлении.




Наведение понтонной переправы 


через Одер. Фото А.Шайхета


Наступление 2-го Белорусского фронта началось 20 апреля с форсирования реки Вест-Одер. Густой утренний туман и дым резко ограничивали действия нашей авиации. Она смогла приступить к активным действиям после 9 часов, когда погода несколько улучшилась. Наибольший успех в первый день был достигнут в полосе 65-й армии (генерал-полковник П. И. Батов). К вечеру ее войска захватили несколько небольших плацдармов на левом берегу реки. Успешно действовали и войска 70-й армии (генерал-полковник В. С. Попов), также захватившие плацдарм, на котором закрепились до четырех полков пехоты. Действия 49-й армии (генерал-полковник И. Т. Гришин) при форсировании Вест-Одера оказались менее удачными. Только на второй день ей удалось захватить небольшой плацдарм.

В последующие дни войска фронта вели напряженные бои по расширению плацдармов, отражали контратаки противника и продолжали переправу своих войск на левый берег Одера. К исходу 25 апреля войска 65-й и 70-й армий завершили прорыв главной полосы вражеской обороны. За 6 дней боевых действий они продвинулись на глубину 20—22 км. 49-я армия, используя успех соседей, 26 апреля переправилась главными силами на левый берег Одера по переправам 70-й армии и к исходу дня продвинулась на 10—12 км. В этот же день в полосе 65-й армии начали переправу через Одер войска 2-й ударной армии (генерал-полковник И. И. Федюнинский). Своими активными действиями в низовьях Одера 2-й Белорусский фронт надежно сковал 3-ю немецкую танковую армию, лишив ее возможности нанести контрудар с севера по советским армиям, окружившим Берлин.

В конце апреля советское командование все свое внимание сосредоточило на Берлине. Перед его штурмом в войсках с новой силой развернулась политико-воспитательная работа. Еще 23 апреля Военный совет 1-го Белорусского фронта обратился с воззванием к войскам. В нем говорилось: «Перед вами, советские богатыри, – Берлин. Вы должны взять Берлин, и взять его как можно быстрее, чтобы не дать врагу опомниться. За честь нашей Родины, вперед! На Берлин!» В заключение Военный совет выражал полную уверенность, что войска фронта с честью выполнят возложенную на них задачу. Всеобщими в те дни стали лозунги: «Вперед, за полную победу над врагом!» и «Водрузим над Берлином знамя нашей победы!».

Решая задачу по овладению Берлином, советское командование одновременно полностью отдавало себе отчет в том, что нельзя недооценивать франкфуртско-губенскую группировку, которую враг намеревался использовать для деблокады своей окруженной столицы. Эта группировка (главные силы 9-й полевой и часть сил 4-й танковой армий) насчитывала в своем составе до 200 тыс. человек, свыше 2 тыс. орудий и минометов, более 300 танков и штурмовых орудий. Занимаемая ею лесисто-болотистая местность площадью около 1500 кв. км была очень удобна для обороны. В целом франкфуртско-губенская группировка немецко-фашистских войск представляла собой довольно серьезную боевую силу.

Поэтому Ставка ВГК считала, что наряду с наращиванием усилий по разгрому берлинского гарнизона командующим 1-м Белорусским и 1-м Украинским фронтами необходимо незамедлительно приступить к ликвидации франкфуртско-губенской группировки противника. Для решения этой задачи привлекались 3, 69 и 33-я армии и 2-й гвардейский кавалерийский корпус 1-го Белорусского фронта, 3-я гвардейская и 28-я армии, а также один стрелковый корпус 13-й армии 1-го Украинского фронта. Действия наземных войск поддерживали семь авиационных корпусов. Советские войска превосходили противника в людях в 1,4 раза, в артиллерии – в 3,7 раза. По количеству танков соотношение было равным.

Чтобы не допустить прорыва окруженного противника на запад, на соединение с 12-й армией, 28-я армия и часть сил 3-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта перешли к обороне. На путях вероятного наступления противника они оборудовали три оборонительные полосы, установили минные поля, устроили завалы. Остальные армии и корпуса получили задачу ударами по сходящимся направлениям уничтожить окруженную группировку противника.

Батарея 120-мм минометов ведет огонь на улицах Берлина

Утром 26 апреля советские войска перешли в наступление. Враг не только оказывал упорное сопротивление, но и предпринимал неоднократные попытки прорваться на запад. Используя лесные массивы, он скрытно сосредоточил на узком участке 5 дивизий (2 пехотные, 2 моторизованные и 1 танковую) и утром 26 апреля нанес удар в стык 28-й и 3-й гвардейской армий. Создав большое превосходство в силах и средствах на участке прорыва, враг прорвал поспешно подготовленную оборону наших войск и стал двигаться на запад. Контратаками танковых и стрелковых соединений при поддержке авиации, которая в этот день произвела около 500 самолето-вылетов, в ходе ожесточенных боев советские войска закрыли горловину прорыва, а прорвавшуюся группировку врага окружили в районе Барута и почти полностью уничтожили. В последующие дни немецко-фашистские войска вновь пытались выйти на соединение с 12-й армией, которая в свою очередь упорно стремилась преодолеть оборону 4-й гвардейской танковой и 13-й армий, действовавших на внешнем фронте окружения. Но все атаки противника были отражены нашими войсками.

Преследуя врага. Апрель 1945 года

К исходу 1 мая основная часть франкфуртско-губенской группировки врага была ликвидирована. Все надежды командования вермахта на деблокаду Берлина рухнули. Только убитыми противник потерял 60 тыс. человек. Советские войска взяли в плен 120 тыс. солдат и офицеров, захватили более 300 танков и штурмовых орудий, свыше 1,5 тыс. артиллерийских орудий, 17,6 тыс. автомашин, большое количество другого вооружения, боевой техники и военного имущества. Лишь незначительным разрозненным группам врага удалось просочиться через лес и уйти на запад. Уцелевшие от разгрома войска 12-й армии отступили за Эльбу по мостам, наведенным американцами, и сдались им в плен.

На дрезденском направлении немецко-фашистское командование не отказалось от наступательных планов, намереваясь выйти в тыл ударной группировке 1-го Украинского фронта. Произведя перегруппировку своих войск, противник 26 апреля силами четырех дивизий перешел в наступление в районе Баутцена. Упорные бои на этом направлении продолжались до 30 апреля, но существенных изменений в положение сторон они не внесли. Исчерпав свои наступательные возможности, немецкие войска перешли к обороне.

А в это время борьба в Берлине достигла кульминации. Гарнизон, непрерывно увеличивавшийся за счет привлечения населения города и отходивших воинских частей, насчитывал уже 300 тыс. человек. На его вооружении имелось 3 тыс. орудий и минометов, 250 танков. Территория столицы вместе с пригородами составляла 325 кв. км. Более всего были укреплены восточная и юго-восточная окраины Берлина. Все улицы перекрывали прочные баррикады. Все здания, даже разрушенные, были приспособлены к обороне. Широко использовались подземные сооружения города, включая метро. Имелось большое количество железобетонных колпаков и бункеров, наиболее крупные из которых вмещали до 1 тыс. человек.

В боях по ликвидации берлинской группировки противника принимали участие войска 47, 3-й и 5-й ударных, 8-й гвардейской общевойсковых, 1-й и 2-й гвардейских танковых армий 1-го Белорусского фронта; 3-й и 4-й гвардейских танковых армий и часть сил 28-й общевойсковой армии 1-го Украинского фронта. Всего в их составе насчитывалось на 26 апреля 464 тыс. человек, свыше 12,7 тыс. орудий и минометов, до 2,1 тыс. установок реактивной артиллерии, около 1,5 тыс. танков и САУ.

Учитывая опыт предыдущих боев за крупные населенные пункты, в каждой дивизии создавались штурмовые отряды в составе усиленных батальонов или рот. Каждый такой отряд, кроме пехоты, имел в своем составе танки, САУ, артиллерийские орудия, минометы, саперов, а иногда и огнеметчиков. Он предназначался для действий на каком-либо одном направлении, включавшем обычно одну улицу, или штурма крупного объекта. Для захвата более мелких объектов из этих же отрядов выделялись штурмовые группы в составе от стрелкового отделения до взвода, усиленные 2—4 орудиями, 1—2 танками или САУ, а также саперами и огнеметчиками.

Началу действий штурмовых отрядов и групп, как правило, предшествовала короткая, но мощная артиллерийская подготовка. Перед атакой укрепленного здания штурмовой отряд обычно делился на две группы. Одна из них под прикрытием огня танков и артиллерии врывалась в здание, блокировала выходы из подвальных помещений, служивших противнику укрытием в период артподготовки, а затем уничтожала гитлеровцев гранатами и бутылками с горючей жидкостью. Вторая группа очищала верхние этажи от автоматчиков и снайперов.

В связи с тем что в период штурма весь Берлин был окутан дымом, массированное использование авиации часто было затруднено. Поэтому основные силы бомбардировочной и штурмовой авиации направлялись на уничтожение франкфуртско-губенской группировки, а истребительная авиация осуществляла воздушную блокаду Берлина. Наиболее мощные удары по военным объектам в городе авиация нанесла 25-го и в ночь на 26 апреля. 16-я и 18-я воздушные армии нанесли три массированных удара, в которых участвовало более 2 тыс. самолетов.

После захвата советскими войсками аэродромов в Темпельгофе и Гатове немцы попытались использовать для посадки своих самолетов улицу Шарлоттенбургштрассе. Однако эта попытка врага была сорвана действиями летчиков 16-й воздушной армии. Большинство транспортных самолетов противника сбивала зенитная артиллерия и авиация еще на подлете их к Берлину. В результате принятых советским командованием мер гарнизон Берлина после 28 апреля уже не мог получать извне какой-либо действенной помощи.

Бои в Берлине не прекращались ни днем ни ночью. К исходу 26 апреля от берлинского гарнизона была отсечена потсдамская группировка врага. На следующий день советские войска глубоко вклинились в оборону противника и завязали боевые действия в центральном секторе столицы. В результате концентрического наступления войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов вражеская группировка к исходу 27 апреля оказались сжатой в узкой полосе, протяженность которой с запада на восток не превышала 16 км, а ширина ее составляла всего 2—3 км. Вся занимаемая противником территория находилась под непрерывным воздействием огневых средств советских войск.

Немецко-фашистское командование стремилось любыми способами оказать помощь берлинской группировке. «Наши войска на Эльбе повернулись спиной к американцам, чтобы своим наступлением извне облегчить положение защитников Берлина», — отмечалось в дневнике ОКВ. Однако помочь им было уже невозможно. К вечеру 28 апреля окруженная группировка была расчленена на три части. К этому же времени все попытки командования вермахта оказать помощь гарнизону Берлина ударами извне окончательно провалились.

В этот день Гитлер подчинил генеральный штаб сухопутных войск начальнику штаба оперативного руководства вермахта, надеясь восстановить целостность управления войсками. Вместо генерала Г. Хейнрици, обвиненного в нежелании оказать помощь окруженному Берлину, командующим войсками группы армий «Висла» был назначен генерал-полковник парашютных войск К. Штудент. Но все эти перемещения в высшем командном составе вермахта ни на что повлиять уже не могли.

После 28 апреля борьба в Берлине продолжалась с неослабевающей силой. Гитлеровцы дрались с отчаянием обреченных. 29 апреля части 3-й ударной армии вплотную подошли к рейхстагу и завязали бои за него. Гарнизон рейхстага насчитывал до 1 тыс. солдат и офицеров, но он продолжал непрерывно усиливаться. На его вооружении находилось большое количество пулеметов и фаустпатронов. Имелись и артиллерийские орудия. Вокруг здания были отрыты глубокие рвы, устроены различные заграждения, оборудованы пулеметные и артиллерийские огневые точки. В ожесточенных боях 28—29 апреля советские войска на некоторых участках прорвали оборону центрального сектора. С севера на него вела наступление 3-я ударная армия; с востока и юго-востока наступали 5-я ударная, 8-я гвардейская и 1-я гвардейская танковая армии; с юга продвигались 3-я гвардейская танковая армия и 128-й стрелковый корпус генерал-майора П. Ф. Батицкого (будущий Маршал Советского Союза) 28-й армии; с юго-запада – соединения 4-й гвардейской танковой армии; с запада и северо-запада – 47-я и 2-я гвардейская танковая армии. Никакой надежды вырваться из этого железного кольца у врага не было, но он продолжал свое безнадежное сопротивление.

Правофланговый 79-й стрелковый корпус 3-й ударной армии, овладев районом Моабит, подошел к реке Шпрее у моста имени Мольтке, через который открывался кратчайший путь к рейхстагу. В ночь на 29 апреля этот мост внезапной атакой захватили первый батальон (командир — капитан С. А. Неустроев) 756-го полка 150-й стрелковой дивизии и первый батальон (командир — старший лейтенант К. Я. Самсонов) 380-го полка 171-й стрелковой дивизии. Спустя некоторое время на левый берег Шпрее были переброшены остальные подразделения этих полков, 525-й полк 171-й дивизии, орудия сопровождения, танки и фугасные огнеметы. Вскоре наступавшие части находились уже в 300—500 м от рейхстага. Но с ходу овладеть этим массивным зданием они не смогли. Одновременно части 79-го стрелкового корпуса к 4 часам утра 30 апреля овладели другим крупным узлом сопротивления – зданием министерства внутренних дел Германии.

Берлин. Май 1945 года

Бои за рейхстаг начались рано утром 30 апреля и сразу же приняли крайне ожесточенный характер. Только к вечеру после неоднократных атак 150-й (генерал-майор В. М. Шатилов) и 171-й (полковник А. И. Негода) стрелковых дивизий воины 756, 674 и 380-го стрелковых полков, которыми командовали соответственно полковник Ф. М. Зинченко, подполковник А. Д. Плеходанов и начальник штаба полка майор В. Д. Шаталин, ворвались в здание рейхстага. Неувядаемой славой покрыли себя солдаты и офицеры особо отличившихся при взятии германского парламента батальонов, которыми командовали капитаны С. А. Неустроев и В. И. Давыдов, старший лейтенант К. Я. Самсонов, а также отдельных групп майора М. М. Бондаря, капитана В. Н. Макова и другие. Вместе со стрелковыми подразделениями рейхстаг штурмовали танкисты 23-й танковой бригады (полковник С. В. Кузнецов). Прославили свои имена командиры танковых батальонов майор И. Л. Ярцев и капитан С. В. Красовский, командир танковой роты старший лейтенант П. Е. Нуждин, командир танкового взвода лейтенант А. К. Романов, командир танка старший лейтенант А. Г. Гаганов, механики-водители старший сержант П. Е. Лавров и старшина И. Н. Клетнай, наводчик орудия старший сержант М. Г. Лукьянов и многие другие.

Гитлеровцы оказывали ожесточенное сопротивление. На лестницах и в коридорах то и дело завязывались рукопашные схватки. Штурмующие подразделения шаг за шагом, комнату за комнатой, этаж за этажом очищали здание рейхстага от врага. Бои продолжались всю ночь. Весь путь советских воинов от главного входа в рейхстаг и до крыши был отмечен красными флагами и флажками. Группа добровольцев во главе с капитаном В. Н. Маковым, прокладывая себе путь огнем из автоматов и гранатами, достигла крыши здания и водрузила там красный флаг. В ночь на 1 мая на фронтоне рейхстага, у скульптурной группы, было водружено знамя, врученное 756-му стрелковому полку военным советом 3-й ударной армии. Эту задачу выполнили полковые разведчики М. А. Егоров и М. В. Кантария во главе с заместителем командира батальона по политчасти лейтенантом А. П. Берестом и под прикрытием автоматчиков роты И. Я. Сьянова. Позднее это знамя было перенесено на купол рейхстага. Это Знамя Победы символически воплотило в себе все многочисленные флаги и флажки, которые в ходе ожесточенных боев были водружены советскими воинами над поверженным рейхстагом. Это был триумф одержанной победы, триумф мужества и героизма советских воинов, величия подвига советских Вооруженных сил и всего советского народа.

Бои в рейхстаге продолжались весь день 1 мая и ночь на 2 мая. Отдельные разрозненные группы гитлеровцев, засевшие в подвальных помещениях, капитулировали лишь утром 2 мая. В боях за рейхстаг противник потерял убитыми и ранеными более 2 тыс. солдат и офицеров. Советские войска захватили в плен свыше 2,6 тыс. гитлеровцев, а также в качестве трофеев 1,8 тыс. винтовок и автоматов, 59 артиллерийских орудий, 15 танков и штурмовых орудий.

30 апреля немецкие войска в Берлине были расчленены на четыре части разного состава, а единое управление ими утрачено. Рассеялись последние надежды немецко-фашистского командования на освобождение берлинского гарнизона силами Венка, Штейнера и Буссе. Среди нацистского руководства началась паника. 30 апреля Гитлер покончил жизнь самоубийством. С целью скрыть этот факт от армии немецкое радио сообщило, что фюрер убит на фронте под Берлином. В тот же день в Шлезвиг-Гольштейне преемник Гитлера гросс-адмирал К. Дениц назначил временное имперское правительство, которое предприняло попытку установить контакты с США и Англией с целью заключения сепаратного мира с ними.

Однако дни нацистского Третьего рейха были уже сочтены. К исходу 30 апреля положение берлинской группировки стало катастрофическим. В 3 часа ночи 1 мая начальник генерального штаба немецких сухопутных войск генерал пехоты Г. Кребс по договоренности с советским командованием перешел линию фронта в Берлине и был принят командующим 8-й гвардейской армией генералом В. И. Чуйковым. Кребс сообщил о самоубийстве Гитлера, а также передал список членов нового имперского правительства и предложение Геббельса и Бормана о временном прекращении военных действий в столице, чтобы подготовить условия для мирных переговоров между Германией и СССР. Однако в этом документе ничего не было сказано о капитуляции. Это была последняя попытка главарей Третьего рейха внести раскол в антигитлеровскую коалицию. Но советское командование разгадало этот замысел врага.

Сообщение Кребса было доложено через маршала Г. К. Жукова в Ставку ВГК. Ответ был предельно краток: заставить берлинский гарнизон немедленно и безоговорочно капитулировать. Переговоры не повлияли на интенсивность боевых действий в Берлине. В 18 часов 1 мая стало известно, что фашистские руководители отклонили требование о безоговорочной капитуляции. После этого советское командование отдало войскам приказ в кратчайший срок завершить ликвидацию вражеской группировки в Берлине.

Уже через полчаса вся артиллерия ударила по врагу. Боевые действия продолжались в течение всей ночи. Когда остатки гарнизона были расчленены еще на несколько изолированных групп, гитлеровцы поняли, что дальнейшее сопротивление потеряло всякий смысл.

В ночь на 2 мая командующий обороной Берлина генерал артиллерии Г. Вейдлинг заявил советскому командованию о капитуляции 56-го танкового корпуса, подчиненного непосредственно ему. В 6 часов утра, перейдя в полосе 8-й гвардейской армии линию фронта, он сдался в плен. По предложению советского командования, Вейдлинг подписал приказ берлинскому гарнизону прекратить сопротивление и сложить оружие. В связи с тем, что управление немецкими войсками в Берлине было парализовано, приказ Вейдлинга не удалось быстро довести до всех частей и соединений гарнизона. Поэтому боевые действия утром 2 мая продолжались. Лишь после объявления приказа по радио началась капитуляция немецких войск. К 15 часам противник в Берлине полностью прекратил сопротивление. Только в этот день в городе сдались в плен 135 тыс. человек.
Берлин пал. Вереницы пленных во главе с когда-то чванливыми офицерами и генералами уныло двигались по улицам поверженной столицы. Поход вермахта на Восток закончился не парадом в Москве, о чем когда-то на весь мир кричали нацисты, а полным разгромом и капитуляцией в Берлине.

Старики. Фото Е. Халдея

С 3 по 8 мая войска 1-го Белорусского фронта, уничтожая отдельные группы противника, выходили к Эльбе. С окончанием боевых действий в Берлине войска правого крыла 1-го Украинского фронта приступили к перегруппировке на пражское направление для выполнения задачи по завершению освобождения Чехословакии. В период штурма Берлина войска 2-го Белорусского фронта развивали успешное наступление в Западной Померании и Мекленбурге. 2 мая они достигли побережья Балтийского моря, а на следующий день вышли на рубеж Висмар, Шверин, река Эльба, где встретились со 2-й английской армией. Наступательная операция фронта закончилась освобождением островов Волин, Узедом и Рюген. Еще на завершающем этапе операции войска фронта вступили в оперативно-тактическое взаимодействие с Балтийским флотом. Авиация флота оказывала эффективную поддержку его соединениям, наступавшим на приморском направлении, особенно в боях за военно-морскую базу Свинемюнде. Высаженный на датский остров Борнхольм морской десант разоружил и пленил находившийся там немецкий гарнизон.

Разгром Красной Армией берлинской группировки врага и взятие Берлина явились завершающим актом в борьбе против фашистской Германии. С падением Берлина она потеряла всякую возможность ведения организованной вооруженной борьбы и вскоре капитулировала.

В ходе Берлинской операции советские войска разгромили 70 пехотных, 12 танковых, 11 моторизованных дивизий и большую часть авиации вермахта. Было взято в плен около 480 тыс. солдат и офицеров, захвачено до 11 тыс. орудий и минометов, более 1,5 тыс. танков и штурмовых орудий, а также 4,5 тыс. самолетов.

Берлинская операция – одна из крупнейших операций Второй мировой войны. С обеих сторон в ней участвовало 3,5 млн человек, 52 тыс. орудий и минометов, около 8 тыс. танков и САУ, 11 тыс. самолетов. Она отличалась исключительно высокой напряженностью борьбы. О степени ожесточенности боев свидетельствуют и большие потери наших войск. За время операции войска трех фронтов потеряли свыше 352 тыс. человек (из них свыше 78 тыс. составили безвозвратные потери). Наибольшие потери понес 1-й Белорусский фронт. Они составили около 180 тыс. человек (в том числе безвозвратные потери – около 38 тыс.). 1-я и 2-я армии Войска Польского, насчитывавшие в общей сложности около 156 тыс. человек, потеряли в ходе Берлинской операции около 9 тыс. человек (в том числе около 3 тыс. – безвозвратные потери). Одна польская дивизия (12,5 тыс. человек) участвовала в штурме Берлина. Большими были потери фронтов и в боевой технике: более 2,1 тыс. орудий и минометов, 2 тыс. танков и САУ, свыше 900 самолетов.

Как и в предыдущих сражениях, в Берлинской операции советские воины проявили высокое боевое мастерство, мужество и массовый героизм. Родина достойным образом отметила ратный подвиг героев последней битвы Великой Отечественной войны. Только на 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах орденами и медалями были награждены 1 млн 141 тыс. воинов. Более 600 человек удостоены звания Героя Советского Союза, 23 — награждены второй медалью «Золотая Звезда», в том числе Маршалы Советского Союза И. С. Конев и К. К. Рокоссовский, а Маршал Советского Союза Г. К. Жуков стал трижды Героем Советского Союза. 187 частей и соединений получили почетное наименование Берлинских. В честь исторической победы была учреждена медаль «За взятие Берлина». Награждения ею удостоились непосредственные участники штурма города – 1 млн 082 тыс. человек.

Офицеры на фоне Знамени Победы. Фото Е. Халдея

Берлинская операция внесла значительный вклад в теорию и практику советского военного искусства. Она была подготовлена и проведена на основе всестороннего учета и творческого использования накопленного в ходе войны богатейшего боевого опыта. Убедительным свидетельством превосходства советского военного искусства над искусством немецко-фашистской армии служат результаты битвы за Берлин. Подготовленная в кратчайшие сроки и в исключительно сложных условиях Берлинская операция завершилась полным разгромом и уничтожением мощной группировки врага в невиданно короткий срок – всего за 17 дней. Отмечая эту особенность, Маршал Советского Союза А. М. Василевский много лет спустя писал: «Темпы подготовки и осуществления завершающих операций свидетельствуют о том, что советская военная экономика и Вооруженные Силы достигли в 1945 году такого уровня, который и позволил сделать то, что ранее показалось бы чудом».

75 лет назад началась Берлинская операция — Российская газета

16 апреля 1945 года началась Берлинская операция. Ее итогом стало падение Берлина и окончание Великой Отечественной войны.

Советское командование стремилось в кратчайшие сроки разгромить группировку немецко-фашистских войск на берлинском направлении и выйти к Эльбе. Здесь планировалась встреча с войсками союзников. Германия же хотела затянуть войну и достичь сепаратного мира с союзниками.

Со стороны Советского Союза в Берлинской операции участвовали силы трех фронтов — 1-го и 2-го Белорусского, 1-го Украинского, а также военная авиация, силы Балтийского флота и Днепровская военная флотилия.

У каждого фронта были свои задачи. 1-й Белорусский должен был занять Берлин и выйти на Эльбу, 1-й Украинский — разгромить противника в районе Котбуса и овладеть рубежом Белиц, Виттенберг, 2-й Белорусский — форсировать реку Одер, разгромить штеттинскую группировку противника и отсечь от Берлина основные силы немецкой 3-й танковой армии.

Вермахт на данном направлении сосредоточил большое количество дивизий и бригад, среди которых были танковые и моторизованные. Небо над городом обороняли более трех тысяч самолетов.

Кроме того, была тщательно подготовлена защита подходов к Берлину, которая состояла из трех оборонительных полос.

16 апреля в 5 часов утра 1-й Белорусский фронт начал мощную авиационную и артиллерийскую подготовку. Включили 143 зенитных прожектора для ослепления и деморализации противника. Первую оборону немцев прорвали за полтора часа.

Но обороняющиеся отчаянно сопротивлялись. Весь последующий день продолжались ожесточенные бои. И лишь 18 апреля атакующие смогли взять запланированные высоты и пробить третью линию обороны. Теперь у Красной армии появилась возможность ударить по Берлину.

20 апреля начался штурм города. Войска 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов окружили немецкие группировки. Но ожесточенные бои продолжались буквально за каждый дом. Советские танковые соединения в районе Потсдама завершили окружение всей берлинской группировки 25 апреля. В этот же день войска 1-го Украинского фронта форсировали реку Эльбу и в районе Торгау соединились с американскими войсками.

Но бои в самом Берлине продолжались. И лишь к 15 часам 2 мая сопротивление прекратилось. Генерал Гельмут Вейдлинг, который командовал обороной Берлина, объявил о капитуляции. Бои с отдельными группами противника закончились 5 мая. А 7 мая войска 1-го Белорусского фронта вышли к реке Эльбе. В ночь на 9 мая подписали Акт о капитуляции фашистской Германии.

В ходе Берлинской операции Красная армия потеряла 78,2 тысячи человек убитыми, 274 тысячи получили ранения. Более 600 военнослужащих были удостоены звания Героя Советского Союза, а 13 человек представили к этой награде во второй раз.

конец цитадели нацизма — «Красная звезда»



Просмотров:
2 133

Весеннее наступление Красной Армии принудило гитлеровскую Германию к безоговорочной капитуляции.

Красное Знамя Победы над рейхстагом, 2 мая 1945 г. Фото Евгения ХАЛДЕЯ.

Советские войска овладели столицей нацистской Германии 2 мая 1945 года. Взятие Берлина стало завершающим событием Берлинской стратегической наступательной операции, в ходе которой советское командование планировало разгромить основные силы немецких групп армий «Висла» и «Центр», овладеть столицей Третьего рейха, выйти на реку Эльба и соединиться с наступавшими с запада союзниками по антигитлеровской коалиции.

Уже с конца 1944 года все фронтовые дорожные указатели отсчитывали для красноармейцев, сколько километров оставалось до столицы Германии. «Добить фашистского зверя в его логове» – таково было общее стремление в СССР.
Советские войска приближались к Берлину с востока, ломая ожесточённое сопротивление вермахта. Продвигающиеся с запада англо-американские войска весной уже не встречали какого-либо серьёзного сопротивления противника, к середине апреля они были в 100–120 км от Берлина и надеялись при «благоприятной обстановке» занять его до подхода Красной Армии.

Фрагмент боевого донесения командующего 1-м Белорусским фронтом маршала Г.К. Жукова, 30 апреля 1945 г.

Советская разведка располагала информацией, что США втайне вступили в переговоры с представителями нацистской верхушки, которые пытались выторговать выгодные условия для капитуляции. Однако эта закулисная игра спецслужб США была вовремя разгадана советской внешней разведкой, о чём Сталин недвусмысленно написал американскому президенту Рузвельту. Из Вашингтона его заверили, что это не соответствует действительности, но выводы с обеих сторон были сделаны.
Берлинская наступательная операция продолжалась 23 дня, с 16 апреля по 8 мая 1945 года. В её рамках были проведены частные наступательные операции: Штеттинско-Ростокская, Зееловско-Берлинская, Котбус-Потсдамская, Штремберг-Торгауская и Бранденбургско-Ратеновская. Для разгрома оборонительной группировки в районе Берлина были задействованы три фронта: 1-й Белорусский (Маршал Советского Союза Г.К. Жуков), 2-й Белорусский (Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский),1-й Украинский (Маршал Советского Союза И.С. Конев), а также 18-я воздушная армия дальнего действия (главный маршал авиации А.Е. Голованов), силы Балтийского флота и переброшенные в Одер корабли Днепровской военной флотилии.
В соответствии с замыслом советского командования, удар в направлении на Берлин наносил 1-й Белорусский фронт, одновременно частью сил обходя город с севера. 1-й Украинский фронт наступал южнее Берлина, обходя город с юга. 2-й Белорусский наносил рассекающий удар севернее Берлина, предохраняя правый фланг 1-го Белорусского фронта от возможных контрударов противника с севера. Начало операции устанавливалось Ставкой для войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов 16 апреля, для 2-го Белорусского – с учётом необходимой передислокации – 20 апреля. Ширина участка наступления составляла порядка 300 километров.

Свыше 600 участников Берлинской наступательной операции удостоены звания Героя Советского Союза

Советские артиллеристы готовят снаряды к залпу по Берлину, апрель 1945 г. Фото Олега КНОРРИНГА.

В общей сложности советская группировка насчитывала 1,9 миллиона человек, 6250 танков, 41 600 орудий и миномётов, более 7500 самолётов плюс 156 тысяч военнослужащих Войска польского (к слову, польский флаг стал единственным, поднятым над поверженным Берлином наряду с советским).
С немецкой стороны оборону держали 48 пехотных, четыре танковые и десять моторизованных дивизий, 37 отдельных полков и 98 отдельных батальонов. Всего порядка 1 млн человек, 8 тысяч орудий и миномётов, свыше 1,2 тысячи танков и штурмовых орудий, 3330 самолётов. Кроме того, имелись около 60 тысяч (92 батальона) фольксштурмовцев – бойцов ополчения, сформированного 18 октября 1944 года по приказу Гитлера из подростков, стариков и людей с ограниченными физическими возможностями. Гитлеровское командование благодаря принимаемым драконовским дисциплинарным методам и изощрённой нацистской пропаганде сумело, несмотря на понесённые поражения и потери, сохранить управляемость войсками, готовыми оказывать сопротивление до конца.
Красная Армия превосходила противника числом людей в два с половиной раза, количеством танков – в шесть раз, самолётов – в два раза. На Берлин шли войска, накопившие огромный опыт боёв за города Польши и Восточной Пруссии. Теперь им предстояло вступить в финальную схватку с врагом, который хорошо подготовился к обороне. Из-за того что советско-германский фронт сузился, командованию вермахта удалось добиться на берлинском направлении невероятной плотности войск. На отдельных участках она достигала одной дивизии на три километра фронтовой линии.
Были оборудованы три так называемых оборонительных кольцевых обвода. Первый, или внешний, находился на удалении от 25 до 40 километров от центра германской столицы. Он включал опорные пункты и точки сопротивления в поселениях, рубежи обороны вдоль рек и каналов. Второй, основной, или внутренний, глубиной до восьми километров проходил по окраинам Берлина. Все рубежи и позиции были завязаны в единую систему огня. Третий городской обвод совпадал с кольцевой железной дорогой. Сам Берлин был разбит на девять секторов. Ведущие к центру города улицы были забаррикадированы, первые этажи зданий превращены в долговременные огневые точки и сооружения, выкопаны окопы и капониры под орудия и танки. Все позиции соединили ходами сообщения. Для скрытого манёвра в качестве рокадных дорог предполагалось активно использовать метро.
16 апреля в 3 часа по местному времени на участке 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов началась авиационная и артиллерийская подготовка. После того как она была окончена, в атаку пошла пехота, поддержанная танками, а для того чтобы ослепить противника, были включены 143 прожектора. Особенно кровопролитные бои развернулись за Зееловские высоты, которые называли ключом к Берлину. Там высоты, господствующие над всей прилегающей местностью, имеют крутые склоны. Их было трудно преодолевать пехоте и танкам. Перед скатами проходил глубокий противотанковый ров. Повсюду устроены минные поля. На вершинах холмов окопались соединения группы армий «Висла» численностью 112 тысяч человек. В некоторых местах немцы имели до двухсот орудий на километр фронта.
Но Красную Армию этот мощный узел сопротивления врага не остановил. 20 апреля в 13.50 дальнобойная артиллерия 79-го стрелкового корпуса (генерал-майор С.Н. Перевёрткин) 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта первой открыла огонь по Берлину, положив начало штурму столицы Германии.

Советская группировка насчитывала 1,9 млн человек, 6250 танков, 41 600 орудий и миномётов, более 7500 самолётов плюс 156 тысяч военнослужащих Войска польского

Расчёт 76,2-мм орудия ЗиС-3 ведёт огонь на улице Берлина, 28 апреля 1945 г. Фото Александра КАПУСТЯНСКОГО.

Из архивных материалов следует, что бои носили исключительно ожесточённый характер. Атаки и контратаки, как правило, заканчивались рукопашными схватками. Несмотря на бессмысленность дальнейшего сопротивления, оболваненные нацистской пропагандой военнослужащие вермахта и войск СС отказывались складывать оружие.
Сражение в Берлине распалось на тысячи мелких очагов: за каждый дом, улицу, квартал, станцию метро. Схватки шли на земле, под землёй и в воздухе. Красноармейцы продвигались упорно, методично, со всех сторон – к центру города. Так, в журнале боевых действий 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта отмечается, что 30 апреля 286-й гв. стрелковый полк 94-й гв. стрелковой дивизии встретил упорное сопротивление противника, превратившего железнодорожную станцию Берзе в опорный пункт. Предпринятые фронтальные атаки были безуспешны.
Тогда, узнав из показаний пленных и местных жителей о существовании подземного хода, соединённого с метро, командир дивизии направил два стрелковых батальона в тыл противника. Пройдя беспрепятственно по подземным ходам 400 метров, советские воины неожиданно для врага пошли на штурм его укрепления.
Для ведения сражений в черте города Красной Армией повсеместно применялась тактика штурмовых отрядов. Они представляли собой батальон или роту пехоты с усилением танками, САУ, миномётами, сапёрами, а иногда и огнемётчиками. Эти группы медленно, дом за домом, прогрызали сопротивление врага.
В военных архивах сохранились боевые донесения командующего 5-й ударной армией о ходе боевых действий в Берлине с 28 по 30 апреля. Генерал-полковник Н.Э. Берзарин сообщает Военному совету 1-го Белорусского фронта, что враг сдаваться не намерен: «Противник остатками разбитых частей 18 мд, боевой группой «Баартц», административно-хозяйственным батальоном СС, батальоном школы военных переводчиков, батальоном военно-технической школы, полицейским батальоном СС, учебным батальоном мотовойск СС, охранным батальоном, полицейской группой «Ост», батальоном аэродромного обслуживания, девятью батальонами фольксштурма, зенитными дивизионами в течение 30.04.45 г., опираясь на укрепления и дома, приспособленные к обороне, оказывал упорное сопротивление наступлению наших войск».
В этом документе отмечается, что войска армии в результате тяжёлых боёв заняли 27 городских кварталов, в том числе очистили от противника здание государственной типографии и Ангальтский вокзал.
Историческую ценность представляет боевое донесение командующего 1-м Белорусским фронтом маршала Г. К. Жукова Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину, датированное 30.04.1945 г., в котором сообщается, что «военнослужащие 3-й Ударной армии, продолжая наступление и ломая сопротивление противника, заняли главное здание рейхстага и в 14 часов 25 минут подняли на нём советский флаг. Особо отличились в этих боях 79-й стрелковый корпус генерал-майора Перевёрткина и 150-я стрелковая дивизия генерал-майора Шатилова».
Маршал отмечает, что агонизирующий нацистский режим отчаянно цеплялся за существование. Гарнизон рейхстага численностью около тысячи человек имел на вооружении большое количество орудий, пулемётов и фаустпатронов. Последний оплот нацистской Германии защищали отборные части СС – фанатики из дивизий «Нордланд» и «Шарлемань».
1 мая у вермахта остался только правительственный квартал и остров Тиргартен, омываемый со всех сторон водами Шпрее и каналов. Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Кребс запросил о перемирии, но советское командование настаивало на безоговорочной капитуляции. Немцы отказались, бои продолжились. Но, наконец, 2 мая командующий обороной города генерал Вейдлинг подписал приказ о капитуляции остававшихся в городе, который вскоре был доведён до германских частей.
После взятия Берлина перед советским командованием встали задачи гуманитарного характера. Все инженерные системы, транспортная инфраструктура были выведены из строя. Всё, что представляла собой столица Германии, – это 75 млн кубометров развалин.
Первым распорядительным документом коменданта Берлина Берзарина в оккупированном Берлине стал приказ от 28 апреля, который гарантировал мирному населению безопасность и жизнь, устанавливал порядок и нормы обеспечения населения.
В мае 1945 года в Берлине необходимо было обеспечить два миллиона человек гражданского населения. 11 мая военный совет 1-го Белорусского фронта издал постановление, согласно которому в неделю на одного жителя Берлина выделялось до 3 кг хлеба, 0,5 кг мяса, почти 1,5 кг сахара, 350 граммов натурального кофе, а также картофель, овощи, молочные продукты. Были приняты меры по обеспечению медикаментами больниц и аптечной сети Берлина, проведены мероприятия по очистке улиц от трупов, дезинфекции зданий.
Как пример великодушия и высочайшего гуманизма следует рассматривать постановление военного совета 1-го Белорусского фронта от 31 мая 1945 года о снабжении молоком детей Берлина.
По отношению к жителям поверженного государства Страна Советов продемонстрировала подлинный гуманизм. Ещё раз человечество имело возможность убедиться: великая миссия русского солдата – это миссия защитника, а не завоевателя. Мы пришли в Германию не для того, чтобы мстить, а чтобы дать шанс народам Европы начать жить в мире и согласии.

Марина ЕЛИСЕЕВА, «Красная звезда» 

Берлинская операция 1945 года

Берлинская операция 1945 года рассказывает историю предпоследней наступательной операции Красной Армии в войне в Европе. Здесь силы трех фронтов (Второго и Первого Белорусского и Первого Украинского) форсировали реку Одер и окружили защитников немецкой столицы, сократили город и двинулись на запад, чтобы соединиться с западными союзниками в центральной Германии. Это еще одна из серии исследований, составленных Генеральным штабом Советской Армии, который в послевоенные годы поставил перед собой задачу собрать и обобщить опыт войны с целью обучения высших штабов Вооруженных сил ведению больших боевых действий. масштабные наступательные операции.

Исследование разделено на три части. Первый содержит краткий стратегический обзор ситуации, существовавшей к весне 1945 года, с особым упором на подготовку Германии к неизбежному советскому нападению. Этот раздел также включает рассмотрение решений Ставки Верховного Главнокомандования о проведении операции. Как обычно, очень подробно освещается материально-техническая и прочая подготовка фронтов к наступлению.Сюда входят планы артиллерийского, артиллерийского и инженерного обеспечения, а также работа тыловых служб и политических органов, а также силы, возможности и задачи отдельных армий.

Часть вторая посвящена прорыву Красной Армией оборонительной позиции немцев на Одере до окружения берлинского гарнизона. Это покрывает трудности Первого Белорусского фронта в преодолении обороны вдоль Зееловских высот на прямом пути к Берлину, а также более легкий переход Первого Украинского фронта через Одер и его второстепенное наступление на дрезденском направлении.Освещается также прорыв Второго Белорусского фронта и его охват через Прибалтику.

В третьей части рассказывается об ожесточенных боях за сокращение защитников города с конца апреля до капитуляции гарнизона 2 мая, а также об операциях в этом районе вплоть до формальной капитуляции Германии. Этот раздел содержит ряд подробных описаний городских боев на уровне батальона и полка. Он завершается выводами о роли различных родов войск в операции.

Вехи: 1945–1952 — Офис историка

В конце Второй мировой войны вооруженные силы США, Великобритании и СССР
разделил и оккупировал Германию. Также разделенный на оккупационные зоны, Берлин был
расположен далеко в восточной части Германии, контролируемой Советским Союзом. Соединенные Штаты, Соединенные Штаты
Королевство и Франция контролировали западные части города, в то время как советские войска
контролировал восточный сектор.Как военный союз между западными
Союзники и Советский Союз распались, а дружеские отношения стали враждебными,
вопрос о том, останутся ли западные оккупационные зоны в Берлине
Контроль западных союзников, или будет ли город поглощен
Восточная Германия, контролируемая Советским Союзом, привела к первому берлинскому кризису холода.
Война. Кризис начался 24 июня 1948 года, когда советские войска блокировали железную дорогу,
дорога и водный доступ к контролируемым союзниками районам Берлина.Соединенные Штаты
и Соединенное Королевство ответили воздушной доставкой продовольствия и топлива в Берлин от союзников.
авиабазы ​​в западной Германии. Кризис закончился 12 мая 1949 г., когда Советский
Силы сняли блокаду наземных подъездов к западному Берлину.

Самолеты ВМС и ВВС США выгружаются в аэропорту Темпельхоф во время
Берлинский воздушный подъемник. (ВВС США)

Кризис был результатом конкурирующей политики оккупации и роста напряженности.
между западными державами и Советским Союзом.После конца Второй мировой
Война, будущее послевоенной Германии было терзают внутренние разногласия.
между союзными державами. Единственное важное решение, появившееся из
Планирование военного времени было соглашением о зонах оккупации. Даже после окончания
военные действия, проблема того, что делать с Германией, не была успешной
выступил на Потсдамской конференции в июле 1945 года. Мало того, что не хватало
последовательность в политическом руководстве и выработке политики среди британских и
американцы, оккупационная политика на местах также столкнулась с непредвиденными
проблемы. Два с половиной миллиона берлинцев, проживающих в четырех зонах
оккупации, столкнулся с глубокими лишениями: бомбардировки союзников превратили город в
щебня, жилья и тепла не хватало, черный рынок преобладал в
хозяйственная жизнь и голод. Находясь в таких условиях, Берлин
выступил в качестве передового рубежа в борьбе Запада против Советского Союза.
Союз.

В 1947 году в оккупационной политике Германии произошли серьезные изменения.1 января
Соединенные Штаты и Соединенное Королевство объединили свои соответствующие зоны и образовали Бизонию, что вызвало напряженность между Востоком и Западом.
эскалация. В марте срыв Московской конференции министров иностранных дел.
а изложение Доктрины Трумэна укрепило позиции
все более биполярный международный порядок. В июне госсекретарь Джордж
Маршалл объявил о программе восстановления Европы. Цель Маршалла
План — как стала называться программа — заключался не только в поддержке восстановления экономики.
в Западной Европе, но и чтобы создать оплот против коммунизма,
государства-участники на экономическую орбиту Соединенных Штатов.

В начале 1948 года США, Великобритания и Франция начали тайно
планируют создание нового немецкого государства, состоящего из западных союзников.
зоны оккупации.В марте, когда Советы обнаружили эти конструкции, они
вышел из Союзного Контрольного Совета, который регулярно собирался с конца
войны, чтобы координировать оккупационную политику между зонами. В июне,
без информирования Советского Союза, политики США и Великобритании представили новый
Немецкая марка в Бизонию и Западный Берлин. Целью денежной реформы было
вырвать экономический контроль над городом у Советов, позволить введение
помощи по плану Маршалла и обуздать черный рынок города. Советская власть
ответили аналогичными ходами в своей зоне. Помимо выпуска собственной валюты,
Остмарк, Советы заблокировали все основные дороги, железные дороги и каналы, ведущие к Западу.
Берлин, таким образом, лишился электричества, а также стабильных поставок необходимых
продукты питания и уголь

У Соединенных Штатов и Соединенного Королевства было мало вариантов немедленных действий в случае военных действий.
вспыхнул. Из-за просадки в U.С. и британские боевые силы с тех пор
К концу Второй мировой войны Красная Армия, дислоцированная в Берлине и его окрестностях, стала карликовой.
военное присутствие западных союзников. 13 июня 1948 г. администратор
Генерал Люциус Клей в оккупированной США Германии доложил
Вашингтону, что «нецелесообразно сохранять наши позиции в
Берлин и его нельзя оценивать на этой основе . … Мы убеждены, что наши
Оставаться в Берлине необходимо для нашего престижа в Германии и в Европе.Хорошо это или плохо, но он стал символом американских намерений ». В
Администрация Трумэна согласилась. На основании письменных соглашений с Советским
Союз в 1945 году, единственные связи с Берлином, оставшиеся для западных союзников, были
воздушные коридоры из Западной Германии использовали для снабжения Берлина по воздуху. Администрация
подсчитал, что если бы Советы воспротивились воздушной перевозке силой, это было бы
акт агрессии против невооруженной гуманитарной миссии и нарушение
явное соглашение.Таким образом, ответственность за разжигание конфликта между бывшими
союзники были бы на агрессоре.

26 июня Соединенные Штаты совместно с США начали операцию «Виттлс».
Королевство последовало его примеру два дня спустя с операцией Plainfare. Несмотря на
стремление к мирному урегулированию противостояния, Соединенные Штаты также направили
бомбардировщики B-29 Соединенного Королевства, способные нести ядерное оружие.Начало переброски оказалось трудным, и западные дипломаты попросили
Советы ищут дипломатическое решение тупиковой ситуации. Советы предложили
снять блокаду, если западные союзники выведут немецкую марку с Запада
Берлин.

Даже несмотря на то, что союзники отклонили советское предложение, позиция Западного Берлина оставалась неизменной.
шаткое, и противостояние имело политические последствия на местах.В
Сентябрь 1948 г., Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ), немецкая коммунистическая партия.
Партия советской зоны оккупации прошла маршем по Берлинской городской управе и
заставил его отложить. Опасаясь, что западные союзники могут остановить воздушные перевозки и
уступить Западный Берлин Советскому Союзу, 300000 жителей Западного Берлина собрались на
Рейхстаг продемонстрировал свою оппозицию советскому господству. Явка убедила
Запад сохранил воздушные перевозки и немецкую марку.

Со временем воздушные перевозки стали еще более эффективными, и количество самолетов
вырос. В разгар кампании один самолет приземлялся каждые 45 секунд на
Аэропорт Темпельхоф. К весне 1949 года Берлинский авиалайнер оказался успешным. В
Западные союзники показали, что они могут поддерживать операцию бесконечно. На
В то же время контрблокада союзников Восточной Германии вызвала серьезные
дефицит, который, как опасалась Москва, может привести к политическим потрясениям.

11 мая 1949 года Москва сняла блокаду Западного Берлина. Берлинский кризис
1948–1949 укрепили разделение Европы. Незадолго до окончания
блокада, западные союзники создали Организацию Североатлантического договора
(НАТО). Через две недели после окончания блокады Западная Германия была
установлено, вскоре последовало создание Восточной Германии. Инцидент
укрепили демаркацию между Востоком и Западом в Европе; это был один из
несколько мест на земле, где U.С. и советские вооруженные силы стояли лицом к лицу. Это
также превратил Берлин, когда-то приравненный к прусскому милитаризму и нацизму, в
символ демократии и свободы в борьбе с коммунизмом.

США начинают воздушное сообщение с Берлином — ИСТОРИЯ

26 июня 1948 года американские и британские пилоты начинают доставлять еду и припасы на самолетах в Берлин после того, как город изолирован блокадой Советского Союза.

Когда в 1945 году закончилась Вторая мировая война, побежденная Германия была разделена на советскую, американскую, британскую и французскую зоны оккупации.Город Берлин, хотя и находился в советской зоне оккупации, также был разделен на четыре сектора: союзники заняли западную часть города, а Советы — восточную. В июне 1948 года правительство Иосифа Сталина попыталось укрепить контроль над городом, отрезав все сухопутные и морские пути к Западному Берлину, чтобы заставить союзников эвакуироваться. В результате, начиная с 24 июня, западная часть Берлина и ее 2 миллиона человек были лишены еды, топлива для отопления и других жизненно важных предметов снабжения.

Хотя некоторые в администрации президента США Гарри С. Трумэна призывали к прямому военному ответу на этот агрессивный советский шаг, Трумэн опасался, что такой ответ спровоцирует новую мировую войну. Вместо этого он санкционировал масштабную операцию по переброске по воздуху под контролем генерала Люциуса Д. Клея, назначенного американцами военного губернатора Германии. Первые самолеты вылетели из Англии и Западной Германии 26 июня с продовольствием, одеждой, водой, лекарствами и топливом.

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Почему Берлинский воздушный мост стал первым крупным сражением холодной войны

В начале операции самолеты ежедневно доставляли около 5000 тонн грузов в Западный Берлин; к концу эти грузы увеличились примерно до 8000 тонн в день.Всего за время переброски союзники перевезли около 2,3 миллиона тонн грузов.

Огромные масштабы переброски по воздуху сделали ее сложной логистической задачей, а иногда и большим риском. Поскольку самолеты приземлялись в аэропорту Темпельхоф каждые четыре минуты, круглосуточно, пилотов просили совершать два или более рейса в оба конца каждый день на самолетах времен Второй мировой войны, которые иногда нуждались в ремонте.

Советы сняли блокаду в мае 1949 года, вызвав презрение международного сообщества за то, что подвергали ни в чем не повинных мужчин, женщин и детей лишениям и голоду.Воздушная перевозка, получившая название die Luftbrucke или «воздушный мост» на немецком языке, продолжалась до сентября 1949 года и обошлась в более чем 224 миллиона долларов. Когда он закончился, восточная часть Берлина была поглощена советской Восточной Германией, в то время как Западный Берлин оставался отдельной территорией со своим собственным правительством и тесными связями с Западной Германией.

Берлинская стена, построенная в 1961 году, образовала разделительную линию между Восточным и Западным Берлином. Его разрушение в 1989 году предвещало распад Советского Союза в 1991 году и знаменовало собой конец эпохи и возрождение Берлина как столицы новой объединенной немецкой нации.

ПОДРОБНЕЕ: Развал Советского Союза был неизбежен?

Вторая мировая война в Восточной Европе, 1942–1945

Немецкое доминирование

До зимы 1942-1943 годов немецкая армия побеждала в почти непрерывной цепочке боевых успехов. Европа находилась под немецким господством.

После успешного немецкого наступления летом 1942 года битва за Сталинград в конце 1942 года стала поворотным моментом.Советские войска остановили наступление немцев под Сталинградом на Волге и на Кавказе.

После этого поражения немецкие войска были вынуждены перейти к обороне, начав долгое отступление на запад, которое должно было закончиться капитуляцией нацистской Германии в мае 1945 года, примерно три года спустя.

Советские войска начали контрнаступление против немцев, выстроившихся под Сталинградом в середине ноября 1942 года. Они быстро окружили всю немецкую армию, насчитывавшую более 220 000 солдат. В феврале 1943 года, после месяцев ожесточенных боев и тяжелых потерь, оставшиеся в живых немецкие войска — всего около 91 000 солдат — сдались.

После Сталинграда советские войска продолжали наступление до конца войны, несмотря на некоторые временные неудачи. Последнее наступление немцев под Курском провалилось летом 1943 года. Советы отбросили немцев к берегам Днепра в 1943 году, а затем, к лету 1944 года, к границам Восточной Пруссии. В январе 1945 года в результате нового наступления советские войска вышли на берег Одера в Восточной Германии.

Битва за Берлин и капитуляция Германии

Со своего плацдарма на реке Одер советские войска начали массированное последнее наступление на Берлин в середине апреля 1945 года.Немецкая столица была окружена 25 апреля. В тот же день советские войска соединились со своими американскими коллегами, атаковав с запада в Торгау, на реке Эльбе в центральной Германии. В самом Берлине ожесточенные бои развернулись на северных и южных окраинах города.

30 апреля 1945 года, когда советские войска приблизились к его командному бункеру в центре Берлина, Адольф Гитлер покончил жизнь самоубийством. Через несколько дней Берлин пал перед Советами. Немецкие вооруженные силы безоговорочно капитулировали на западе 7 мая и 9 мая 1945 года на востоке.8 мая 1945 года был провозглашен Днем Победы в Европе (День Победы).

Авторы):

Мемориальный музей Холокоста США, Вашингтон, округ Колумбия

Битва за Берлин | Вопросы военной истории

Последняя битва апокалипсиса Третьего рейха

Германия проиграла войну задолго до мая 1945 года. Но Гитлер отказался сдаться, вместо этого втягивая страну в пропасть. Хотя между немцами и советскими войсками существовал огромный дисбаланс, нацисты сохраняли удивительное преимущество в снаряжении, опыте и тактике.

Это пропагандистское изображение советских солдат, поднимающих красный флаг над Рейхстагом, с тех пор стало одним из самых узнаваемых изображений битвы.

Битва за Берлин не имеет исторических параллелей. Это было
1945 г., а к зиме 1942/1943 г. немцы проиграли войну — если бы не
уже к зиме 1941/1942 гг.

Безусловно, после того как гитлеровское летне-осеннее наступление 1942 года было разбито под Сталинградом, история Второй мировой войны в Европе на всех фронтах, по сути, представляла собой упорную оборону, постепенное отступление и медленное сокращение вооруженных сил. Нацистская империя.

Причина была достаточно простой: подавляющее промышленное
превосходство союзного союза, которое было создано
Гитлеровская агрессия.

Кажется вероятным, что Советский Союз в конечном итоге
победили нацистскую Германию в одиночку. Конечно, приверженность США была относительно
скромным до кампании на северо-западе Европы в последний год войны.
Количество немецких дивизий, дислоцированных в Северной Африке, а затем в Италии, бледнеет.
сравнение с количеством на Восточном фронте в 1943 году.

Парад советских танкистов в Москве после Победы. Решающим фактором было огромное количество людей и машин. Изображение: WIPL

В начале апреля 1945 года советские войска
Берлин в их прицелах. На небольшом плацдарме на западе был собран отряд.
берег Одера около Кюстрина.1-й Белорусский фронт Жукова готовился к
атаковать Зееловские высоты, последнюю естественную линию обороны перед немецкими
капитал.

Сталин сыграл на остром соперничестве между Жуковым и Коньевым, разрешив тому, кто первым прорвет оборону немцев, взять столицу врага.

Несмотря на огромное численное превосходство, Красная Армия
испытывал острые кадровые проблемы — потери в наступлении с середины 1943 г.
был ужасен, возможно, всего погибло более 4 миллионов человек. в
отсутствие кадров профессиональных старших сержантов, он в значительной степени полагался на плохо подготовленные
младшие офицеры для выполнения обычных тренировок и дисциплинарных обязанностей. В пехоте,
Средняя продолжительность жизни этих молодых офицеров составляла несколько недель.

В последние месяцы войны советская репутация
жестокость дорого обошлась им. На Западе многие немецкие войска были слишком готовы
сдаться британским или американским войскам. Все, кроме самых фанатичных нацистов, знали
что, если они выберут подходящий момент, чтобы сдаться, они, вероятно, выживут
и обращаться в соответствии с Женевской конвенцией.

Напротив, немцы на Восточном фронте не имели
иллюзии относительно их гораздо более низких шансов на то, что их сдача будет принята,
и даже если это было так, пережить плен. Лейтенант Павел Никифоров, советский
офицер-разведчик отмечал, что: «Многие немцы, казалось, чувствовали, что они
все равно умрут, так что с таким же успехом они могут умереть в бою ».

Геббельс осматривает некоторых из последних защитников Третьего рейха.

Это отношение усиливалось тем, что когда-либо
с момента вступления в Германию советские войска совершали бесконечные зверства против
мирных жителей, подстрекаемых официальной кампанией мести, развязанной Советским Союзом.
пресса и радио.

Кажется вероятным, что военнослужащие Красной Армии
за изнасилование не менее 1,4 миллиона немецких женщин.

Но это сделали сами немцы.
результат, во многом из-за зверского поведения в странах, в которых они
занят. Сопротивление было главным фактором в военном уравнении, сковывая
подавление немецких войск и подрыв мобилизации ресурсов Третьего рейха.

Одна из самых известных фотографий битвы за Берлин — два новобранца фольксштурма, молодой и старый, ждут Советов в окопе, вооруженных панцерфаустами, одноразовыми противотанковыми ракетами ближнего действия.

Традиционные немецкие элиты — политические, корпоративные и
военные — знали, что война проиграна задолго до конца. В 1918 году их предки
заключил перемирие и принял мир победителя, чтобы спасти Германию
как от вторжения, завоеваний и возможного расчленения, так и для предотвращения социалистических
революция.

Это был рациональный курс после 1942 года. Но процесс
Gleichschaltung — «рационализация» или «координация» — с 1933 г.
государство, в котором доминируют нацисты, поддерживаемое жестоким полицейским террором, который эффективно
лишили возможности эти традиционные элиты.Они не могли действовать.

Вместо этого Гитлер втянул всю Германию в
бездна собственного поражения — акт военного безумия ненормального режима.

Так как же советский джаггернаут положил конец нацистской тирании?


Это отрывок из 17-страничного специального очерка о битве за Берлин, опубликованного в номере журнала Military History Matters за июнь / июль 2020 года.

В нашем специальном выпуске на этот раз Дэвид Портер анализирует необычайную битву. Он подробно описывает дисбаланс сил, но подчеркивает преимущества Германии в оснащении, опыте и тактике. Затем он описывает саму битву, выделяя ключевые особенности апокалиптического конца Третьего рейха.

Хотите получать самые свежие исследования и подробный анализ от всемирно известных историков? Щелкните здесь, чтобы узнать больше о подписке на журнал.


Почему Германия дважды капитулировала во время Второй мировой войны

7 мая 1945 года Германия безоговорочно капитулировала перед союзниками в Реймсе, Франция, положив конец Второй мировой войне и Третьему рейху.

Или это случилось 9 мая в Берлине?

Оба верны. Из-за враждующих идеологий, столкновений между Советским Союзом и его союзниками и наследия Первой мировой войны Германия фактически сдалась дважды.

По мере того, как в 1944 и 1945 годах победа союзников казалась все более и более очевидной, Соединенные Штаты, СССР, Франция и Соединенное Королевство спорили об условиях капитуляции Германии. Но все еще было неясно, как будет организовано подписание военной или политической капитуляции к тому времени, когда Адольф Гитлер совершил самоубийство в берлинском бункере 30 апреля 1945 года, и его диктатура подошла к кровавому концу.

Гитлер назначил Карла Деница, военно-морского адмирала и ярого нациста, своим преемником в случае его смерти. Дёниц был обречен не править новой Германией, а скорее организовывать ее распад. Он быстро назначил Альфреда Йодля, начальника оперативного штаба Верховного командования вооруженных сил, для переговоров о капитуляции всех немецких войск с генералом Дуайтом Д. Эйзенхауэром.

Альфред Йодль, немецкий начальник оперативного штаба Верховного командования вооруженных сил, подписывает безоговорочный «Акт о военной капитуляции» и прекращении огня 7 мая 1945 года.

Фотография из Универсального исторического архива, Universal Images Group / Getty

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Дёниц надеялся, что переговоры выиграют ему время, чтобы убрать как можно больше немецких людей и войск с пути наступающих русских. Он также надеялся убедить Соединенные Штаты, Великобританию и Францию, все из которых не доверяли СССР, выступить против Советского Союза, чтобы Германия могла продолжить войну на этом фронте. Однако Эйзенхауэр разглядел уловку и настоял на том, чтобы Йодль подписал документ о капитуляции без переговоров.(Слушайте истории из последних живых голосов Второй мировой войны.)

7 мая Йодль подписал безоговорочный «Акт о военной капитуляции» и соглашение о прекращении огня, которое вступит в силу в 23:01. Центральноевропейское время 8 мая. Когда советский премьер Иосиф Сталин услышал, что Германия подписала безоговорочную капитуляцию всех своих войск в Реймсе, он пришел в ярость. Он утверждал, что, поскольку СССР принес в жертву большинство войск и гражданских лиц во время войны, его самый важный военный командующий должен принять капитуляцию Германии, а не советский офицер, который был свидетелем подписания в Реймсе.Сталин также выступал против места подписания: поскольку Берлин был столицей Третьего рейха, он утверждал, что он должен стать местом его капитуляции.

Но третье возражение Сталина — что Йодль не был самым высокопоставленным военным чиновником Германии — окажется наиболее убедительным для остальных союзников, все из которых помнят, как подписание перемирия, положившего конец Первой мировой войне, помогло посеять семена следующая мировая война.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Лондонцы празднуют капитуляцию Германии 8 мая 1945 года — за день до второй и окончательной капитуляции Германии в Берлине. Пэт Берджесс (слева) машет рукой газете, в которой объявляется о победе союзников в надежде, что ее муж скоро вернется с боевых действий в Германии.

Фотография Рега Спеллера, Fox Photos / Hulton Archive / Getty (слева) и фотография Picture Post, Hulton Archive / Getty (справа)

В 1918 году, когда Германская империя балансировала на грани поражения, она рухнула и была заменена парламентской республикой. Матиас Эрцбергер, новый госсекретарь, подписал Компьенское перемирие, по которому Германия безоговорочно капитулировала.

Капитуляция стала шоком для большинства немецких мирных жителей, которым сказали, что их вооруженные силы находятся на грани победы. В результате начали распространяться слухи о том, что новое гражданское правительство Германии и другие популярные козлы отпущения, такие как марксисты и евреи, нанесли удар военным в спину. В конечном итоге Эрцбергер был убит в результате мифа, который стал распространенным рефреном среди членов новой нацистской партии, когда они объединились, чтобы захватить власть.(Познакомьтесь с забытыми «детьми-волками» времен Второй мировой войны.)

Сталин утверждал, что разрешение Йодлю сдаться для Германии во время Второй мировой войны может открыть дверь для нового мифа о нанесении удара в спину, поскольку он был замещен Дёницем, гражданским главой государства. Обеспокоенные тем, что Германия может снова настоять на том, что ее капитуляция была незаконной, если кто-либо, кроме фельдмаршала Вильгельма Кейтеля, лично подписал документ, союзники решили возобновить капитуляцию.

8 мая Кейтель направился в Карлсхорст, пригород Берлина, чтобы подписать документ перед советским маршалом Георгием Жуковым и небольшой делегацией союзников. Но Кейтель высказался по поводу второстепенного вопроса, надеясь добавить пункт, дающий его войскам льготный период не менее 12 часов, чтобы убедиться, что они получили приказ о прекращении огня, прежде чем им будут грозить какие-либо штрафы за продолжение боевых действий. В конце концов Жуков устно пообещал Кейтелю, но не удовлетворил его просьбу о добавлении этого пункта. Из-за задержки документ был подписан только после того, как должно было начаться перемирие, а 9 мая уже наступило.

Россияне по сей день отмечают 9 мая как День Победы. О капитуляции Реймса даже не сообщалось в советской прессе до следующего дня, что, по мнению некоторых наблюдателей, является доказательством того, что вторая капитуляция была организована пропагандистским ходом, чтобы Сталин мог претендовать на большую часть кредита за окончание войны. Однако в остальном мире День Победы в Европе отмечается 8 мая, в день, когда официально должно было начаться прекращение огня.

Акт о военной капитуляции, подписанный в Берлине 8 мая 1945 года

Акт о военной капитуляции, подписанный в Берлине 8 мая 1945 года.

59 Стат.1957; Исполнительное соглашение серии 502

1. Мы, нижеподписавшиеся, действуя с санкции немецкого верховного командования, настоящим безоговорочно сдаемся Верховному главнокомандующему, Союзным экспедиционным силам и одновременно Верховному командованию Красной Армии, все силы на суше, на море и в воздухе. которые на данный момент находятся под контролем Германии.

2. Немецкое верховное командование немедленно отдаст приказ всем немецким военным, военно-морским и воздушным властям, а также всем силам, находящимся под контролем Германии, прекратить активные операции в 23 ч. 01 м. По центральноевропейскому времени 8 мая 1945 года, оставаясь на позициях, занятых в в этот раз и полностью разоружиться, передав свое оружие и снаряжение местным союзным командирам или офицерам, назначенным представителями верховного командования союзников. Запрещается затоплять корабль, судно или самолет или причинять какой-либо ущерб их корпусу, машинам или оборудованию, а также машинам всех видов, вооружению, аппаратуре и всем техническим средствам ведения войны в целом.

3. Немецкое верховное командование незамедлительно передаст соответствующие командиры и обеспечит выполнение любых дальнейших приказов, отданных Верховным главнокомандующим, Союзными экспедиционными силами и Верховным главнокомандующим Красной Армией.

4. Этот акт военной капитуляции не наносит ущерба и будет заменен любым общим документом о капитуляции, введенным Организацией Объединенных Наций или от ее имени и применимым к Германии и германским вооруженным силам в целом.

5. В случае, если немецкое верховное командование или какие-либо из подконтрольных им сил не будут действовать в соответствии с настоящим Актом о капитуляции, Верховный главнокомандующий, Союзные экспедиционные силы и Верховное командование Красной Армии примет такое наказание. или другие действия, которые они сочтут целесообразными.

6. Настоящий Акт составлен на английском, русском и немецком языках. Английский и русский — единственные аутентичные тексты.

Подписано в БЕРЛИНЕ 8 мая 1945 года.

ФОН ФРИДЕБУРГ,
KEITEL
STUMPF

От имени немецкого верховного командования
В НАЛИЧИИ:

От имени Верховного главнокомандующего Союзными экспедиционными силами
A. W. TEDDER

От имени Верховного Главнокомандования Красной Армии
Г. ЖУКОВ

При подписании также присутствовали в качестве свидетелей:

F. DE LATTRE-TASSlGNY
Главнокомандующий Первой французской армией
CARL SPAATZ
Генерал, командующий стратегическими военно-воздушными силами США

Источник:
Договоры и другие международные соглашения Соединенных Штатов Америки 1776-1949 гг.
Составлен под руководством Карла I.Беванс, LL.B.
Помощник юрисконсульта Госдепартамента
Том 3 Многосторонний 1931-1945 гг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

В чем состоял монашеский обет история 6 класс: Извините, запрашиваемая страница не найдена!

Контрольная работа по истории за i полугодие 6 класса
Средняя
общеобразовательная школа с углубленным
изучением

иностранного
языка при Посольстве России в США
Контрольная
работа по истории
за
I полугодие 6 класса
2012-2013
учебный год