Биография симон ушаков: Ушаков Симон Федорович — биография художника, личная жизнь, картины

Разное

Содержание

Ушаков Симон Федорович — биография художника, личная жизнь, картины

Имя Симона Ушакова стоит в одном ряду с именами прославленных древнерусских живописцев — Андрея Рублева, Феофана Грека и Дионисия. «Посредник между старым и новым» — так называли его исследователи. Автор первого «примитивного» портрета царя Алексея Михайловича, иконы «Древо Государства Российского», талантливый реставратор, он реформировал русскую иконопись и создал один из первых трактатов по живописи в русской истории.

«Царский жалованный иконописец»

Симон Ушаков. Богоматерь Владимирская (фрагмент). 1652. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Симон Ушаков. Спас-Великий Архиерей (фрагмент). 1657−1658. Государственный исторический музей, Москва

Симон Ушаков. Голгофский крест (фрагмент). 1652. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Симон Ушаков один из немногих русских иконописцев XVII века, чью биографию можно узнать по реальным историческим документам. Родился Симон Ушаков в 1626 году в Москве. Из синодика — специального церковного списка умерших — известны имена его родителей, жены и детей. Мать художника звали Марией, а супругу — Февронией. У Ушакова было двое детей: дочь Евфимия и сын Петр. Известно, что он происходил из московских дворян, а среди родственников будущего иконописца были представители духовенства.

Ушаков начал учиться рисованию еще в детстве и рано стал известен. Уже в 1648 году, в 22 года, ему присвоили звание «царского жалованного иконописца», на которое обычно претендовали опытные мастера, исполнители государственных заказов. Симон Ушаков работал в Серебряной и Золотой палатах при Оружейном приказе «знаменщиком» — создавал рисунки для серебряных и золотых изделий, церковной утвари, расписывал знамена и полотна, чертил планы и карты.

В 1652 году Симон Ушаков создал икону Владимирской Божией Матери для московской церкви Архангела Михаила в Овчинниках («Богоматерь Владимирская»). Это самая ранняя из сохранившихся работ мастера. Она написана с соблюдением существовавших тогда иконописных канонов. Во время работы над произведением художник использовал в качестве образца другую икону с аналогичным сюжетом, на обратной стороне Ушаков подписал: «Лета 7160 году списана сия икона с самыя чудотворныя иконы Пресвятыя Богородицы Владимирския и мерой, а писал государев иконописец Симон Федоров…».

К концу 1650-х годов Ушаков был уже известным живописцем — его работы заметил царь Алексей Михайлович. Он пригласил иконописца расписывать кремлевский дворец. Тогда же Ушаков создал парсуну царя — светский портрет в XVII веке. Не оставлял художник и церковной живописи: в 1657 году он написал икону «Архиерей Великий». Художник рискнул отойти от привычных канонов иконописи и изобразил Христа живым человеком. Художник Игорь Грабарь написал об «Архиерее Великом»: «В этом вялом, усталом облике нет ничего поднимающегося над землей, нет и намека на тот вдохновенный полет ввысь, в нездешние края, которым так сильно искусство древнего Новгорода».

Иконы Симона Ушакова: «живоподобие» и фряжское письмо

Симон Ушаков. Владимирская икона Божией Матери (фрагмент). 1662. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Симон Ушаков, Яков Казанец и Гаврила Кондратьев. Благовещение с Акафистом (фрагмент). 1659. Государственный исторический музей, Москва

Симон Ушаков. Спас Нерукотворный. Конец 1660-х − начало 1670-х. Государственный исторический музей, Москва

В 1658 году иконописец Иосиф Владимиров посвятил Ушакову трактат «Послание некоего изуграфа Иосифа к цареву и мудрейшему живописцу Симону Федоровичу». Несколько раз они совместно работали над росписями церквей, много общались и дискутировали об искусстве. Владимиров поддерживал изменения, которые Ушаков вносил в существовавший иконописный стиль. В своем трактате он критиковал художников, которые подражали старым мастерам, копировали их стиль — использовали темные цвета для изображения ликов, не прорабатывали детали. На их иконах отсутствовал объем, лица выглядели одинаковыми. Владимиров писал: «В старописании многие обретаются неистовства от неискусных иконописцев». По мнению живописца, иконы должны были напоминать реальность, быть «живоподобными». Именно к этому стремился Симон Ушаков.

Спустя два года, в 1659-м, Симон Ушаков совместно с художниками Яковом Казанцем и Гаврилой Кондратьевым создал икону «Благовещение с акафистом» для церкви Грузинской Божией Матери в Москве. Ушаков работал над лицами, живописец использовал естественные краски, тщательно прорисовал детали и добился реалистичного изображения. Другая работа Симона Ушакова этого периода — Владимирская икона Божией Матери 1662 года. Ее заказал игумен Московского Сретенского монастыря Дионисий. В ней Ушаков вновь попытался достичь «живоподобия». Искусствовед Екатерина Гладышева писала: «Несмотря на использование прориси, линия обводки ликов приобретает мягкость, в ней заметны типичные для рисунка художника неровность и неравномерность нажима кисти — видимо, мастер пытался передать ощущение живости, трепета формы».

В 1664 году Симона Ушакова перевели на работу в Оружейную палату. В конце XVII века она считалась центром художественной жизни России. Здесь работали лучшие мастера того времени, которые изготавливали оружие, ювелирные изделия, церковную утварь, предметы быта для знати. Нередко они расписывали храмы, дворцы и поместья. Работы Ушакова стали образцом для других художников. Вокруг него начала формироваться школа иконописцев. Специально для своих воспитанников он написал одну из первых работ по теории живописи в русской истории — трактат «Слово к люботщательному иконного писания». В нем он призывал художников сосредоточиться на «прославлении Бога», заниматься церковной живописью. Кроме того, Ушаков утверждал, что иконы должны быть «зеркалом» реального мира — быть правдоподобными. Одним из первых он написал и об ответственности живописца перед обществом и церковью.

Многие из нас, [недостаточно] владеющие искусством живописи, пишут то, что скорее достойно смеха, чем благоволения и умиления, этим они вызывают гнев Божий и [подвергают себя] осуждению иностранцев и великому посрамлению от честных людей.

Симон Ушаков. Царь Алексей Михайлович. Деталь иконы «Древо Государства Российского» (Похвала Владимирской иконе Божией Матери). 1668. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Симон Ушаков. Древо Государства Российского (Похвала Владимирской иконе Божией Матери) (фрагмент). 1668. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Симон Ушаков. Царица Мария Ильинична с сыновьями Алексеем и Федором. Деталь иконы «Древо Государства Российского» (Похвала Владимирской иконе Божией Матери). 1668. Государственная Третьяковская галерея, Москва

В 1663 году Симон Ушаков создал одно из самых известных своих произведений — икону «Похвала Владимирской иконе Божией Матери», или «Древо Государства Российского», для церкви Троицы в Никитниках. Большую часть работы занимает дерево, которое растет из Успенского собора. На его ветвях Ушаков изобразил портреты 20 московских святых, а в центре, в медальоне, образ Богоматери Владимирской. Художник уделил внимание лицам и позам святых. Особенно тщательно Ушаков проработал образы Алексея Михайловича и его супруги с детьми. Композиция, фон и портретное сходство героев с реальными прототипами на этом произведении оказались новыми для русской иконописи. Искусствоведы Софья Свердлова и Дмитрий Суховерков писали об этой работе иконописца: «В отличие от более ранних списков с Владимирской, выполнявшихся по единой прориси в меру и подобие, при создании «Древа» мастер не был связан с образцом и мог позволить себе более свободную трактовку образа, что видно не только по «вольности» рисунка, но и по новому принципу личного письма, уже никак не соотносимого с особенностями оригинала». В иконе Ушакова исследователи нашли и прославление русских правителей и святых.

В идеологическом смысле эту икону можно рассматривать как «полемический трактат, вобравший в себя важнейшие публицистические идеи времени и служивший церковно-религиозным обоснованием политики царского правительства в период становления российского абсолютизма.

В 1685 году Ушаков создал свое последнее произведение — икону «Тайная вечеря» для Успенского собора Троице-Сергиева монастыря. Через год, в июне 1686 года, он умер. Похоронили иконописца недалеко от Знаменского монастыря в Москве.

За свою жизнь Симон Ушаков создал больше 50 икон, которые признаны памятниками культуры и искусства и выставляются сегодня в музеях России — Третьяковской галерее, Русском музее. Авторство части его икон спорно. Искусствоведы полагают, что над ними могли работать ученики живописца. К концу жизни у Ушакова было много подражателей. Среди его воспитанников — продолжатели традиций русского искусства XVII века: Василий Кузмин, Михаил Милютин, Афанасий Семенов.

Интересные факты

Симон Ушаков. Архангел Михаил, попирающий дьявола (фрагмент). 1676. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Симон Ушаков. Семь смертных грехов. 1665. Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Москва

Симон Ушаков. Успение (фрагмент). 1663. Государственная Третьяковская галерея, Москва

1. Настоящее имя Симона Ушакова — Пимен, а Симон — прозвище. Свои работы он подписывал: «Государев иконописец и дворянин московский грешный Пимин, по прозванию Симон Ушаков».

2. Некоторые искусствоведы полагают, что на иконе 1676 года «Архангел Михаил, попирающий дьявола» Симон Ушаков изобразил себя. Для этого художник создал образ небольшого человека с молитвенно сложенными руками, который смотрит на огромную фигуру архангела с огненным мечом в руках.

3. При жизни Симон Ушаков прославился не только как иконописец, но и как гравер и талантливый реставратор. В 1668 году он работал над восстановлением росписей Грановитой палаты, в 1673-м — Успенского собора. Среди гравюр Ушакова известно произведение 1665 года «Семь смертных грехов». Его композицию иконописец заимствовал с аналогичной западноевропейской гравюры.

4. Одним из основных заказчиков Симона Ушакова был его дальний родственник Иларион Ананьев, митрополит Суздальский и Юрьевский. По его просьбе иконописец создал четыре работы для Свято-Успенского монастыря: «Спас на престоле», «Богоматерь Владимирская», «Богоматерь Киккская» и «Успение». С последней из икон связана легенда, которую рассказывает автор жития митрополита Илариона. Один из деревянных храмов монастыря пришел в упадок. Митрополит не мог решить, строить на его месте собор в честь Успения Пресвятой Богородицы или другого церковного праздника. Вскоре Илариону приснилась Богородица — она сошла с иконы «Успение» Ушакова. Митрополит решил, что этот сон был знаком. На месте деревянной церкви построили Успенский собор.

краткая биография и лучшие работы иконописца (фото)

Маститый, обласканный двором царя Алексея Михайловича, обладающий многогранным талантом – кроме икон писал фрески, миниатюры, изготавливал гравюры на дереве – таков был Симон Ушаков, биография которого грешит лишь отсутствием точного числа и месяца рождения и неизвестностью происхождения. Но это уже прогресс, так как у его великих предшественников Андрея Рублева и Феофана Грека не известны ни число, ни месяц, ни даже год рождения, а у последнего и дата смерти обозначена с приставкой «около».

Совсем не анонимный автор

Об Ушакове известно многое, даже то, что Симон — это его прозвище, а наречен он был именем Пимен. Известно это стало потому, что иконописец Симон Ушаков был первым, кто сделал свои работы авторскими. И вот, на одной из икон, законченной в 1677 году, он указывает, что написал ее Пимен Федоров, прозванный Симоном Ушаковым. Иметь два имени было в те времена традицией – одно «потаенное», полученное при крещении, посвящалось богу. Его нельзя было произносить всуе. Другое, «зовомое», каждодневное, предназначалось для жизни. Данные о художнике можно почерпнуть из подписей на других иконах – одна из них хранится в Грузинской церкви в Китай-городе. Собственно, большинство его работ подписано.

Новые веяния

Ушаков Симон Федорович, знаменитый московский иконописец XVII века считается ярким представителем последнего периода искусства Московской Руси, начало которому положило возведение Кремля, ставшего символом объединенной страны. Новый этап в истории русской культуры характерен новыми приемами и подходами к изображаемому предмету. Живопись и архитектура древней Руси впитали в себя мастерство представителей различных школ, в том числе и итальянской. Все они трудились над строительством и росписью кремлевских палат. Новые веяния сделали зодчество, иконопись и другие виды творчества более декоративными, краски стали ярче, образы — пластичнее.

Русская эпоха Возрождения

Вообще, этот переходный период от старого к новому искусству был ярок и насыщен шедеврами талантливых (иконописец Симон – главный его представитель) людей. И поэтому в истории вторую половину XVII века часто сравнивают с западными Ренессансом или эпохой Барокко. Действительно, бум переживали все виды искусства и строительства. Зодчество процветало – строилось очень большое количество храмов.

Тайны происхождения

Симон Ушаков — талантливый живописец и график, очевидно с малых лет обучался мастерству художника, так как редко кого до него и после принимали в Серебренную палату на официальную должность знаменщика в столь молодом возрасте – в 22 года. Точная дата рождения не известна, как и происхождение. Существует только год появления на свет – 1626, и предположение, что родом Симон Ушаков из посадских людей, то есть он был выходцем из средневекового сословия формально свободных людей. Хотя одна из подписанных им самим икон (как отмечалось выше, он первым стал обозначать свои работы) противоречит этому – иконописец называет там себя «московским дворянином». Скорее всего, он не врал, а титул получил позднее как знак особого отличия со стороны власть имущих. Другой исследователь творчества Ушакова – Борис Шеватов — пишет о том, что Симон был даже потомственным дворянином и именно поэтому имел возможность овладеть мастерством, а затем получить государственную должность с жалованием.

Многообразие таланта

По месту первой службы в обязанности его входило создание эскизов различного рода : для золотой, серебряной, эмалевой церковной утвари. Роспись знамен также входила в его обязанности, как и разработка рисунков и мотивов для вышивок. Количество необходимых к исполнению заданий было велико, но Симон Ушаков успевал все время писать образа, как для церкви, так и для людей, постепенно становясь самым известным иконописцем. Изготовлением искусных карт, росписью церковных стен, красивыми насечками на ружьях – всем этим и многим другим прославился этот талантливый человек.

Фанатичное трудолюбие

Мастерство, трудолюбие, удивительная работоспособность обратили на себя внимание начальства, и в 1664 году его переводят в Оружейную палату, где определяют на хорошо оплачиваемую должность «жалованный изограф». Талант оттачивается, слава ширится, и вот уже во главе всех иконописцев Москвы становится Симон Ушаков. Биография его дальнейшей жизни говорит о том, что он не был знаком с обычно сопутствующими многим художникам нищетой и непризнанием. Последний из гениальных иконописцев допетровской эпохи умер в Москве, в 1686 году, окруженный славой, достатком и признанием.

Теневые моменты биографии

Хотя были и неприятные моменты – в 1665 году художник подвергся опале. Он был даже сослан в монастырь, очевидно, в Угрешский. Но точный адрес неизвестен, как и причина, вызвавшая раздражение царя – то ли обнаженная натура на одной из картин, то ли сочувственные высказывания в адрес старообрядцев. Однако в 1666 году художник снова упоминается как царский служащий.

Первые иконы

Первой известной работой мастера считается образ Владимирской Божьей Матери, датированный 1652 годом. Примечателен он лишь тем, что через пять лет после него увидел свет первый Спас нерукотворный Симона Ушакова. О нем спорят, он может нравиться или нет, но образ стал известен нарушением канонов написания. В нем появляются реалистичные черты, он тщательно и объемно выписан. У Иисуса есть ресницы, глаза блестят, как будто от слезинки. И, несмотря на это, церковь приняла икону. Разумеется, это не было революционным словом в иконописи, но чем-то новым, безусловно, стало.

Программный образ

Всего этих образов было написано несколько – некоторые специалисты считают, что в творчестве художника он стал программным. Пытаясь как можно больше приблизиться к убрусу, на котором, промокнув лицо, сам Христос оставил свой нерукотворный образ, Ушаков все время усовершенствует свои иконы – меняет какие-то черты, добавляет или убирает надписи. Считается, что сам художник и ученики созданной под его началом мастерской стали первыми равняться на западных мастеров. Они стали вносить человеческие черты в изображаемые ими лики святых, чего не было в старой русской иконописи. Представители школы Ушакова, по его собственному выражению, старались «писать яко живо», то есть приближаясь в своем творчестве к реальности, за что подвергались жесткой критике со стороны старообрядцев (Аввакум вообще сказал, что Ушаков, рисуя Христа, богохульствует). Спас нерукотворный Симона Ушакова, датированный 1670 годом, был написан для Троицкого собора Александровской слободы. Сейчас он хранится в Оружейной палате.

Образы становятся человечнее

Лики на иконах Ушакова разительно отличались от образов старообрядцев, в названии которых лежит объяснение этому. Старые, жестко хранимые веками обряды диктовали манеру написания икон, очень далекую от окружающей действительности. Потемневшие от времени, они разительно отличались от светлых, так как «бог есть свет», более красочных и спокойных образов святых с икон Ушакова. В его творчестве впервые соединилось старое древнерусское искусство и новые реалистические направления.

В его произведениях впервые появляются элементы «фряжеского» или западного искусства. Он заимствует у них перспективу, а иногда и сюжет – «Семь смертных грехов». Есть десятки западных картин и гравюр на эту тему.

Художественное кредо

Завершая собой ряд великих русских иконописцев – Феофана Грека, Андрея Рублева, Дионисия — Симон Ушаков становится мостиком к следующему этапу развития российской живописи. Свои взгляды на искусство, на ответственность авторов за свои работы, на реальность изображаемого предмета просветитель отобразил в своей книге «Слово к люботщательному иконного писания», увидевшей свет в 1666 году, написанную, возможно, в ссылке. Взгляды, высказанные в ней автором, настолько прогрессивны, что некоторые критики высказывали мысль о том, что в своем живописном творчестве он не так смел. В книге он воспевает «принцип зеркала», говорящий о стремлении к точности изображения. В этой связи художником была разработана новая методика письма – мелкие, едва различимые мазки, делающие цветовой переход незаметным, они назывались «плави» и были многослойными. Это давало возможность вырисовывать овал лица, цвет которого приближался к реальному, делать округлыми подбородок и шею, подчеркивать припухлость губ, тщательно вырисовывать глаза. Все эти приемы Ушаков оттачивал на своих любимых образах – Спаса и Богородицы.

Переход к портрету

Благодаря этому его еще при жизни называли «российским Рафаэлем». И не напрасно. Потому что первый портрет Симона Ушакова, вернее его кисти, или парсуна (произошло слово от латинского термина persona – личность) – тоже новое слово в искусстве. Он рисовал надгробный портрет Скопина-Шуйского, ряд других парсун московской знати. К портретным работам можно отнести и его самую знаменитую икону, которую считают самым великим произведением XVII века, художественной и политической программой эпохи – «Древо государства Московского», известную еще и под названием «Восхваление Богоматери Владимирской» или просто ««Богоматерь Владимирская», существуют и другие названия.

Главная работа мастера

На этой необычной иконе, кроме кремлевских стен, нарисованных максимально правдиво и расположенных внизу картины, изображен Успенский собор. Эта главная святыня Русского государства тоже изображена с фотографической точностью. У его подножья два человека сажают дерево «Российского государства – это собиратели русских земель Иван Калита и московский митрополит Петр, известный тем, что перенес символ духовной власти, Митрополичью кафедру в Москву из Владимира, обозначив тем самым вертикаль власти.

Произведение – историческая эпопея

На ветвях дерева Симон Ушаков расположил медальоны, в которых находились портреты людей – царей (Федор Иванович, Михаил Федорович, царевич Дмитрий) и святых с молельными свитками в руках, сделавших все для укрепления Московского государства и его столицы Москвы – политического и духовного центра. Справа – патриархи Иов и Филарет. Митрополиты Иона, Алексий, Киприан, Филипп и Фотий. Слева – Сергий и Никон Радонежские и другие столпы православия. Портреты Алексея Михайловича, которые он заказывал Ушакову в немалых количествах, не сохранились. И тем интересней и значимей парсуна на иконе, так как автор старался придать ей полное сходство с оригиналом. Сам царь, его жена и два царевича, Алексей и Федор, изображены группой, стоящей на территории Кремля. В облаках ангелы принимают из рук Спаса атрибуты власти для Алексея Михайловича. Все это символизирует процесс венчания на царство земного владыки небесным царем. В центре иконы находится Лик Владимирской Божьей Матери с младенцем Иисусом на руках. Полотно подписано, как и остальные работы Симона Ушакова.

Другие работы гения

К его работам относятся фрески на стенах Грановитой и Царской палат Кремля, стены Архангельского и Успенского соборов. Учитывая многогранность и разноплановость творчества (по эскизам Ушакова чеканились монеты), работ осталось много.

Отдельных слов заслуживают иконы Симона Ушакова. Кроме вышеперечисленных Спаса нерукотворного в различных модификациях и нескольких икон Богоматери Владимирской, известны лики Христоса Эммануила, Казанской Божьей Матери, Благовещения, Голгофского креста.

Переходная ступень к живописи

На сегодняшний день известны 50 икон, которые подписал сам Симон Ушаков. «Троица» достойна отдельного описания. Выполнена она в зрелом возрасте — в 1671 году. Дата указана и от Адама, и от Рождества Христова. Расширенные подписи часто делались на лицевой стороне полотна. Хранится икона с 1925 года в Русском музее, куда поступила из Гатчинского дворца. Композиция иконы позаимствована у Андрея Рублева, работе которого, как принято считать, она уступает по силе одухотворенности и философскому звучанию. Это происходит из-за перенасыщения полотна тщательно выписанными предметами быта. Этими светскими подробностями некоторые иконы больше напоминают живопись. Симона Ушакова она интересовала всегда. Он занимался подновлением, то есть реставрацией картин. Собственно, «Троица» является ступенью перехода от иконописи к изобразительному искусству в чистом виде. Он хорошо был знаком с мастерами западных школ и иногда заимствовал задний фон для своих икон у таких крупных художников, как Веронезе. Поэтому Ушаков является не только великим иконописцем, но и талантливым художником и графиком.

Ученики и соратники

К его многочисленным талантам относится и дар преподавания. Симон Ушаков даже работал над учебным пособием для своих учеников, книга называлась «Алфавит художеств». После его смерти, которая наступила 25 июня 1686 года, осталась прекрасная художественная школа последователей, среди учеников которой были такие крупные живописцы и иконописцы, как Тихон Филатьев, Кирилл Уланов, Георгий Зиновьев, Иван Максимов и Михаил Милютин.

Симон Ушаков, живоподобный изограф – Наука – Коммерсантъ

текст Екатерина Гладышева Старший научный сотрудник отдела древнерусской живописи Третьяковской галереи

В сентябре в Третьяковской галерее открылась первая монографическая выставка работ Симона Ушакова (1626-1686), самого известного живописца XVII века, несколько десятилетий возглавлявшего иконописную мастерскую царской Оружейной палаты — своеобразную Академию художеств того времени. Его имя замыкает традиционную в обыденном сознании триаду знаменитых художников средневековья Андрей Рублев — Дионисий — Симон Ушаков.

Меж тем никакой другой живописец Древней Руси не удостоился столь противоречивых оценок. Одни маститые ученые XIX — начала XX века высказывались об Ушакове в хвалебных тонах как о мастере, гармонично соединившем традицию и новаторство, — «сохранив иконный стиль, он оживил его силами и средствами новой живописи» (Н.П. Кондаков), называли художника «уравновешенным и мягким посредником между старым и новым» (В.Н. Щепкин). Другие видели в нем «сознательного прогрессиста» (Г.Д. Филимонов), старавшегося «поколебать в принципе устарелые воззрения на иконопись» (Н.В. Покровский), позволяли себе патетические высказывания вроде того, что он разорвал «византийские узы с мощным чувством жизни» (К. Верман). Но были и те, кто после открытия эстетической ценности древнерусского искусства в 1910-е годы выносил ему обвинительный приговор на основе, казалось бы, диаметрально противоположных свойств его стиля. С одной стороны, он — «злой гений русской иконописи, не уберег русского лика иконы», поскольку в силу компромиссности метода не сумел стать ни иконописцем, ни живописцем, повис в воздухе «между небом и землею» (И.Э. Грабарь), с другой — «Ушаков погубил иконопись» традиционной условностью и «мертвенностью» манеры письма (Ю.А. Олсуфьев).

Долгожданная экспозиция Симона Ушакова и публикация монументального каталога возвращают к наболевшему вопросу. Губитель он традиции или ее защитник, тот, кто через обновление художественного языка стремился вернуться к древним, то есть истинным в понимании человека XVII века истокам иконописи? И что такое «живоподобие» — главное нововведение Ушакова в письме ликов святых, которое вызвало столь яростное его уничижение защитниками красоты и духовности русской иконы?

При подготовке выставки, благодаря реставрационным исследованиям и расчистке из-под поздних поновлений икон, из наследия мастера были исключены сомнительные произведения и существенно изменены датировки нескольких ушаковских работ. В частности, общепризнанный его шедевр, вдохновенный панегирик московским святыням и чтимым святым времени первых Романовых, прославляющий царствующий град Москву как Третий Рим, — икона с условным названием «Похвала иконе Богоматери Владимирской (Древо государства Московского)» [] была написана в 1663, а не в 1668 году, как считалось ранее. Учитывая динамику тогдашней жизни — времени раскола, исправления богослужебных книг и обрядов, напряженных «прений» об истинной православной вере, череды церковных соборов, утверждавших новую концепцию власти «священства» и «царства», военных походов, бунтов и пр., — передатировка на несколько лет сложного символико-аллегорического произведения с не очень понятной в деталях иконографической программой весьма существенна. Наконец, впервые проведенный комплекс технико-технологических исследований подписных работ Симона Ушакова позволил выявить особенности авторской манеры его письма в разные годы, а также прояснить, какими именно приемами он пользовался для достижения «живоподобия».

Иконописец-дворянин


Симон Федоров сын Ушаков (в крещении Пимен) родился в августе 1626 года и был потомственным московским дворянином — факт, неизвестный в биографиях других иконописцев XVII века. Монахами-схимниками были отец Ушакова и два дяди; близким родственником св. Иларион, митрополит Суздальский, заказавший ему несколько икон. Московскому дворянину в возрасте 14-15 лет полагалось идти на военную службу, Симон же стал художником «у государева дела», сначала как «кормовой» иконописец, а с 1648 года по указу царя Алексея как «жалованный» мастер на должности знаменщика Серебряной палаты Московского Кремля. Главной обязанностью Ушакова были подготовительные рисунки для украшения церковной утвари, ювелирных изделий и церковного шитья; он привлекался к созданию новых и реставрации древних икон и фресок, иногда возглавлял артели художников, как при поновлении Успенского собора в 1660 году; он писал портреты, чертил планы и карты, выполнял эскизы для знамен и монет. В 1663 году Симон Ушаков был переведен из Серебряной в Оружейную палату «для иконного письма» и руководил живописными работами в Москве и ее окрестностях. Он создал множество моленных образов и икон для иконостасов (сохранилось более 50 подписных произведений), стал основоположником нового стиля художников Оружейной палаты и одним из первых в России граверов по металлу, написал теоретический трактат по иконописи. Умер Симон Ушаков 25 июня 1686 года.

Появление этого термина связано с именем Иосифа Владимирова, известного иконописца и единомышленника художника, написавшего в 1658 году первый в России эстетический трактат «Послание некоего изуграфа Иосифа к цареву и мудрейшему живописцу Симону Федоровичу» (Ушакову). Иосиф сетует на обилие невежд «во иконописании бываемых», которые неискусно и «злообразно» подражают ветхим, «закоптелым» образцам, считая, что следование традиции подразумевает создание икон с «темновидными» ликами. С его точки зрения, первые образы Христа и Богоматери, признанные в писаниях отцов Церкви бесспорными христианскими реликвиями и свидетельствами истинности иконопочитания, были «светообразными» и «живоподобными». Как могут быть иконы темными, если Иисус говорит: «Аз есмь свет истинный, ходяй по Мне не имат ходити во тьме»? Автор трактата не раз возвращается к истории чудесного появления образа Спаса Нерукотворного, когда сам Христос, «умыв святое лице и лентиом отре, и яко жив на убрусе том вообразився вочеловечения его образ». Он напоминает и о создании евангелистом Лукой первой иконы Богоматери, благословившей этот совершенный образ, устроенный «яко в зерцале». По мнению Иосифа, только с таких подлинных («подобных») изображений и должен писать иконы премудрый изограф, который наделен Богом даром «творить все делесалепотные» ради воздаяния чести и вечного воспоминания Христа, Богоматери, всех святых и событий священной истории. И само это «творение» памяти, совершаемое искусным художником «истово», «благоговейно» и «со многим тщанием», мыслится как свидетельство об истинности — «живоподобии» — созданных им рукотворных образов, что и подтверждается его авторской подписью.

Если забыть о некоторых деталях, например о несовместном с логикой средневековья требовании Иосифа Владимирова указывать на иконе имя «благоумного зуграфа» или о сомнениях в возможности совершения чудес от «неистово писанных» образов, то окажется, что основные его идеи полностью соответствовали традиционной византийской теории иконопочитания и «миметического» искусства в святоотеческой литературе VIII-XI веков, известной из изданий Московского Печатного двора 1640-х годов. Вероятно, эти идеи разрабатывались московскими «любомудрами», объединившимися вокруг наиболее талантливого практика — Симона Ушакова.


Дионисий

В соответствии с одним из главных постулатов «Послания» Симон Ушаков обращается к древним образцам (как правило — созданным до XV века) и бесспорным вариантам иконографии. В их числе — написанные в разные годы иконы Спаса Нерукотворного (сохранилось 11) [-], в каждом из которых присутствует индивидуальность образных интонаций и оттенков смысла, определяемая незначительными вариациями деталей рисунка и художественных приемов. Художник неоднократно делает списки чудотворных богородичных икон — Владимирской, Казанской, Печерской, Киккской и других. Если же он изображает святых или евангельские сюжеты, то фокусирует внимание на ликах и крупных фигурах персонажей, почти не используя элементы прямой перспективы и другие западные «новшества».

Из чудотворных богородичных святынь чаще других Симон Ушаков избирает «Богоматерь Владимирскую», византийскую икону первой трети XII века, находившуюся в Успенском соборе Московского Кремля с 1480 года и почитавшуюся палладиумом русского государства. Во времена художника она считалась тем самым первым образом Богоматери, который написал с Нее с натуры («в живстве») евангелист Лука. Все три сохранившиеся списка Ушакова выполнены «в меру и подобие», по прориси с чудотворной Владимирской и повторяют ее размеры. В самом раннем из них, 1652 года [], необычность в целом традиционного письма с четким рисунком черт, просвечивающим через тонкие слои охры теплого оттенка, проявляется только при передаче света. Белильные высветления («света»), всегда наносившиеся на лики в последнюю очередь для обозначения принадлежности персонажей к Горнему миру — миру Божественного света, здесь сливаются в единое целое, на большей части поверхности полностью перекрывают нижележащие слои краски и создают ощущение интенсивного сияния самой живописной материи. Такой художественный прием напоминает о хвалебных эпитетах Владимирской иконы в русских богослужебных текстах: она именуется «Великим солнцем», грядущим просветить град Москву, «Солнечной зарей» и «Немрачным светом», озаряющим всех верующих «паче луч солнечных».

В более поздних списках «Богоматери Владимирской» эта особенность не повторяется — очевидно, Ушаков постоянно искал новые способы передачи «живства» чтимого образа. В Москве XVII века Владимирская икона чествовалась особенно — четырежды в год. Одной из главных тем звучавших тогда гимнографических текстов была тема «животворности» этого образа: «О чюдо велие и преславно, и пребольши ума, како пришествием тя, животворным образом честным, сопротивнии побеждаются и скипетры царем нашим отверждаются». В самом позднем из ушаковских списков святыни, сделанном им в 1662 году для московского Сретенского монастыря, куда крестным ходом на праздники «ходила» сама «Владимирская», он применяет прием, характерный и для многих других его произведений. Несмотря на использование прориси, линия обводки ликов приобретает мягкость, в ней заметны типичные для рисунка художника неровность и неравномерность нажима кисти — видимо, мастер пытался передать ощущение живости, трепета формы.

Но еще понятней становится характер нововведений Симона Ушакова при рассмотрении Владимирского образа в центре композиции уже упоминавшейся иконы 1663 года «Похвала иконе Богоматери Владимирской (Древо государства Московского)». Здесь художник работал более свободно — использовал уже отработанный прием «подрагивающего» рисунка, а также в совсем другой манере, чем прежде, исполнил лики. Мастер дает представление об округлости формы благодаря контрастным по цвету плотным красочным слоям, между которыми положены розоватые лессировки (подрумянка), как в светлых местах, так и в «тенях». Яркие белильные высветления холодного оттенка, с одной стороны, завершают построение выпуклого объема, но с другой — подчеркивают принадлежность персонажей к миру Божественной реальности. Характер расположения «светов» на ликах не имеет отношения к отражению естественного источника освещения природными формами, но, напротив, свидетельствует об излучении света «обоженной» плотью Богоматери и младенца Христа.


Андрей Рублев

В иконах Симона Ушакова последующих десятилетий исследователи отмечают дальнейшее усложнение системы личного письма, введение в цветовую гамму множества светлых оттенков телесного тона, обильное применение деликатных и подвижных светотеневых моделировок. Между отдельными слоями красок появляется больше цветных лессировок, а сами слои наносятся мягкими мазками, местами сливающимися друг с другом, что создает эффект, родственный итальянскому «сфумато». При создании рисунка более легким и прерывистым становится движение руки художника, усиливая иллюзию внутренней жизни и движения форм. Все эти приемы, обычно упоминаемые при характеристике «живоподобной» манеры письма Ушакова, уже присутствуют в произведениях, созданных до 1663 года, когда он стал «старшим и главным» мастером государевой Оружейной палаты. Очевидно, к началу 1660-х его художественный метод вполне сформировался.

Так кем же был Симон Ушаков для русского искусства? Став реформатором художественного языка в соответствии с требованиями времени, он сам ощущал себя человеком, стремившимся вернуть иконопись к истинной древней традиции, и работал в соответствии со средневековой системой ценностей. Примерно об этом мастер говорит словами трактата об искусстве, который принято связывать с его именем: «. ..Такобо благое преблагому Богу, мне врученна таланта принесу приштодование и небеснаго не лишен буду возмездия; к Нему же надеждою простираяся моею, вся вы [взирающие на иконы — Е. Г.], их же ради положих труды сия, прилежно молю о теплую молитву ко Господу о еже оставитися согрешением моим и во еже бы ми образы Его Самого и Божественных слуг Его на земли писавшу, само лице Его Божественное и всех Его угодников зрети во царствии небесном».

Канон иконы

Иконографический канон — система правил и норм в искусстве средневековья, особенно строго соблюдавшаяся в живописи восточно-христианского мира. Необходимость канона предопределялась тем, что главной задачей искусства было точное переведение слова Божественного откровения на язык художественных образов. В первые века византийского искусства сложились основные типы символических изображений лиц Пресвятой Троицы, Христа, Богородицы и святых, а также композиционные схемы главных евангельских сюжетов и сцен ветхозаветной истории. После победы сторонников иконопочитания над иконоборцами на византийских соборах, утвердивших богословскую теорию художественного образа, в IX-X веках эти основные типы изображений и композиционные схемы утвердились в качестве канонических.

Канон — не только композиция, но и материалы для иконы: доска, наклеенная на нее ткань — паволока, шлифованный гипсовый грунт — левкас, темперные краски, золото; но и техника, и последовательность письма: сперва рисунок, затем «доличное» (одежда, архитектура, пейзаж, фон), наконец — «личное». Символическое значение имели цвета: золото, белый, голубой — Божественный свет; темно-синий — непознаваемая Божественная сущность Господа; красный — свет Воскресения Христова, искупительная жертва Спасителя; зеленый — животворящая сила Святого Духа.

Древнерусские иконописцы XVI-XVII веков часто использовали прориси, то есть рисунки на бумаге основных догматических сюжетов, Христа, Богоматери и святых. Поздней появились Иконописные подлинники — книги либо с прорисями, либо с подробным описанием, как изображать священных персонажей (возраст, тип лица, прическа, борода, характер одежд и их цвет).

Иконографический канон менялся и дополнялся, но не сдерживал проявлений таланта средневековых мастеров. По словам о. Павла Флоренского, «в канонических формах дышится легко», и благодаря их соблюдению «истинные дарования только заострялись».

Симон Ушаков — Планета людей

Симон (Пимен) Федорович Ушаков – талантливый художник и график, последний великий иконописец допетровской Руси, прочно соединивший древнерусскую художественную традицию с новым реалистичным направлением. Биография художника имеет немало пробелов, восстановить которые отчасти удалось по авторским надписям на иконах. Он родился в Москве в 1626 г., скорее всего, в семье посадских людей. В юном возрасте в совершенстве освоил сложное ремесло «знамения» (рисования) и в 1648 г. поступил на царскую службу в Серебряный приказ при Оружейной палате. Писал иконы и миниатюры, делал рисунки для знамен, монет и украшения оружия, чертил карты, планы, поновлял древнюю живопись в храмах, наблюдал за проведением различных художественных работ и вскоре стал именоваться не иначе как «золотых и серебряных дел знаменщик и иконописец». Усердно исполняя подобные работы, он завоевал большой авторитет при дворе Алексея Михайловича, которым и был возведен за выдающиеся заслуги в дворянское звание. В 1657 г. ему поручается поновить росписи одной из комнат кремлевского дворца, и с той поры уже ни один крупный заказ в Москве не обходится без Ушакова. В середине 60-х годов он достигает вершины славы и приобретает известность лучшего московского иконописца. В 1664 г. его особым указом переводят в Оружейную палату, где он организует собственную школу иконописцев и становится «жалованным царским изографом», а по сути – главным экспертом не только в области живописи, но и по всем вопросам, касающимся искусства. Его авторству приписывают фрески в Архангельском и Успенском соборах (1660), а также в Царской (1657) и Грановитой (1668) палатах Кремля, иконы для церкви Троицы в Никитниках (1656–1657). Ранние работы Симона Ушакова до нас не дошли. Первой иконой, бесспорно принадлежавшей его кисти, является «Богоматерь Владимирская» (1652), авторская копия знаменитой иконы, доставленной когда-то на Русь из Византии. В настоящее время достоверно известны более 50 икон мастера, хотя многие из них искажены позднейшими записями и реставрациями. Среди относительно сохранившихся подписных работ Ушакова – «Троица» (1671, Русский музей), образы Спаса Нерукотворного (1658, 1673, 1677 и 1678, Русский музей и Третьяковская галерея), «Успение» (1663), «Богоматерь Владимирская» («Древо государства Московского», 1668), два образа преподобного Сергия Радонежского (1669–1670), «Благовещение» (1673). Последние пять находятся в Третьяковской галерее. В своем творчестве мастер активно использует приемы «фряжского» (западного) стиля, ищет новые формы, сообщая фигурам характерность и движение. С помощью многослойных «плавей», мельчайших мазков, обеспечивающих мягкий переход одного тона в другой, он добивается того, что лики на образах обретают светотеневую моделировку и глаза уже кажутся «живыми». Его интерьеры и пейзажи включают в себя элементы линейной перспективы. Иногда отдельные фрагменты или даже вся композиция целиком («Семь смертных грехов», 1665) заимствовуются с западных гравюр. Собственный взгляд на задачи иконописи Ушаков формулирует в теоретическом сочинении «Слово к люботщательному иконного писания» (ок. 1666), в котором он отстаивает принципы художественного правдоподобия, сравнивая живопись с зеркалом, и говорит о личной ответственности художника за свои работы.

Скончался Симон Федорович Ушаков в Москве 25 июля 1686 г. Этот замечательный художник, прославленный еще при жизни изограф, которого часто называли российским Рафаэлем, оказал заметное влияние на русское церковное искусство, предвосхитив новый его курс в эпоху петровских реформ, и завершил ряд наших великих иконописцев: Феофан Грек – Андрей Рублев – Дионисий – Симон Ушаков.

Посмотреть галерею Симона Ушакова

Симон Ушаков (1626-1686) — презентация онлайн

Симон Ушаков
1626 – 1686
• Пимен или, как он сам себя именовал, Симон Федоров Ушаков
родился в Москве в 1626 г.. Двадцати двух лет от роду он
вступил на службу в Серебряную палату, где работал как
рисовальщик, затем перешел в Оружейную палату
• Оружейная палата являлась центром художественной жизни
тогдашней Руси. Эта была своеобразная академия художеств,
где многочисленные иконописцы учились и работали над
самыми разнообразными правительственными и царскими
заказами. Наряду с этим Оружейная палата была и
своеобразным «комитетом по делам искусств», так как через ее
каналы проводилась вся художественная политика Московского
государства. Интенсивное строительство новых храмов и
общественных зданий, осуществлявшееся окрепшим после
Смутного времени Русским государством, украшения этих
построек — все это выполнялось силами художников Оружейной
палаты и под их руководством.
• Почти сорок лет в качестве консультанта, эксперта, оценщика,
руководителя и учителя художников-иконописцев Оружейной
палаты состоял Симон Ушаков.
• К сожалению, сведений о жизни Симона Ушакова до его
поступления на государственную службу нет. Указание о
годе его рождения содержится на одной из созданных им
икон. Надпись на ней гласит: «Лета 7166 году писал
государев иконник Симон Фёдоров, сын Ушакова, 32 лет
возраста своего». Отсюда следует, что Симон Ушаков
родился в 1626 г.
• Из официальных актов, поданных Ушаковым
челобитных, выписок из дел и т. п. узнаём, что на
царскую службу он поступил в 22 года.
• Ушаков происходил, вероятно, из посадских людей и, повидимому, очень рано получил основательную подготовку
к своей специальности, так как, будучи всего 22-х лет от
роду, был принят в царские «жалованные» (то есть
получавшие постоянное содержание) мастера
Серебряной палаты при Оружейном приказе.
• Главным его занятием здесь было «знаменить»,
рисовать, составлять украшения для разных
предметов церковной утвари — золотых,
серебряных и эмалевых. Таким образом, в
Серебряной палате Симон Ушаков ещё не был
«по должности» иконописцем, но лишь
знаменщиком, или рисовальщиком.
• В Серебряной палате Ушаков прослужил около
15 лет. Усердно исполняя подобные работы, он
писал, кроме того, образа для двора, церквей и
частных лиц, причём приобрёл вскоре
известность лучшего на Москве иконописца.
• В то время, когда в Москве шла борьба
сторонников и противников западного влияния в
русской церковной живописи, в 1664 г., Симон
Ушаков был переведён в иконописцы Оружейной
палаты.
• Во главе Оружейной палаты с 1654 г. стоял
образованный боярин Богдан Матвеевич
Хитрово. Он открыл широкий доступ в палату
талантливым художникам, не считаясь с их
национальностью и вероисповеданием. В
Оружейной рядом с русскими работали и
чужеземные, «фряжские» живописцы, искавшие
счастья при дворе московского царя.
• «Фряжский» значит «иноземный»; термин обычно
употребляется в связи с живописью второй
половины XVII в. Фряжское письмо —
древнерусское наименование в иконописной
практике условных канонических приёмов
изображения в сторону большей внешней
правдивости.

Иностранцы писали для московских церквей иконы, соответствующие их
религиозным представлениям. Русские иконописцы, видевшие эти образцы,
в свою очередь, вносили в иконопись мотивы и приёмы, ранее неизвестные
на Руси. Таковы, например, сюжеты «Песнь Песней», «Отче наш»,
«Коронование Богоматери» и много других.
В 1551 году знаменитый Стоглавый собор, отводивший в своих работах
много места иконописи, в специальном постановлении повелел: «Писать
иконы с древних образцов, как греческие живописцы писали и как писал
Ондрей Рублев». Авторитет и влияние гениального русского художника XV
века Андрея Рублева в течение полутора столетий были непререкаемы и
незыблемы. Теоретически их никто и не оспаривал и во времена творческой
деятельности Симона Ушакова. Но, однако, сама жизнь толкала московскую
школу живописцев и ее главу, Симона Ушакова, писать в иных приемах,
использовать иные образцы, да, наконец, мыслить и чувствовать по-иному.
Многие ревнители древнего благочестия возмущались новой модой: писать
Богородицу с непокрытой головой, Всемилостивого Спаса — с державой в
руке, по «латинским и лютеранским образцам». Патриарх Никон через своих
людей всюду, даже из домов знати, забирал иконы, написанные по образцу
западных картин, приказывал выкалывать глаза на ликах и в таком виде
носить эти иконы по городу с объявлением царского указа, угрожавшего
строгим наказанием всякому, кто осмелится впредь писать подобные иконы.
Как ни велико было число противников «фряжских» икон, сторонников было
больше. Традиции древнего русского иконописания в ту пору испытывали
определённый кризис. Протесты ревнителей древнего благочестия не могли
остановить начавшегося движения, которому сочувствовал и сам царь
Алексей Михайлович.
• Как ни парадоксально, решительную поддержку
новое направление нашло в лице Патриарха
Никона, столь горячо восстававшего против
«немецких» икон. Патриарх обличал только их
«неправославие», которое усматривал
исключительно в католических и лютеранских
сюжетах и идеях.
• Но он ценил «живописное письмо», и, конечно, ему
не меньше, чем царю Алексею Михайловичу и
боярину Хитрово, русская иконопись второй
половины XVII в. обязана своим расцветом.
• Роль всех этих влиятельных лиц сводилась,
однако, только к покровительству новому
направлению. Надо было появиться иконописцу,
наделённому новаторским дарованием, чтобы
новым исканиям была обеспечена победа. И этот
человек явился в лице знаменитого «царского
изографа» Симона Ушакова.
• Роль Симона Ушакова в утверждении стиля московской
школы искусства, ставшего общенациональным русским
стилем, трудно преувеличить. С 1664 г. вплоть до своей
кончины он, обладавший многогранным мастерством,
работал в Оружейной палате. Он был художником и
ремесленником, чертёжником и рисовальщиком,
живописцем и иконописцем.
• Он нашёл соратника в лице своего друга, изографа Иосифа
Владимирова. Иосиф защищал Симона от нападок
консервативных «знатоков» церковной живописи.
• Около 1667 г. Ушаков, в свою очередь, в виде косвенного
ответа на послание Иосифа Владимирова, опубликовал
трактат о живописи под названием: «Слово к люботщателям
(любителям) иконного писания».
• В том же 1667 г. вопрос о новшествах в церковной
живописи разбирался на Московском Соборе, и его
решением было запрещено изображать Бога Отца в виде
Старца (Саваофа) — на том основании, что Его никто
никогда не видел. Но, несмотря на все запреты, западные
новшества разными путями внедрялись-таки в русскую
церковную живопись.
• Одновременно с административно-художественной деятельностью
Ушаков не прекращал и личной работы. Известно около 50
подписанных им самим икон. Не будет никакого преувеличения, если
предположить, что это известное нам количество работ Симона
Ушакова является лишь четвертью или третью всего написанного
художником за 40 лет его творческой деятельности.
• Ушаковым не только написано 150-200 икон для столичных и
крупнейших периферийных (вроде Троице-Сергиевой Лавры или
Флорищевской пустыни) храмов, т. е. икон, бывших на виду и в центре
внимания его современников, но ввиду своего административнохудожественного и служебного положения, он невольно накладывал
свой отпечаток и на произведения современных ему царских
иконописцев Оружейной палаты. Все это позволяет нам говорить о
существовавшей на Руси тех лет иконописной школе Ушакова.
• Русская иконопись XVII века, точно так же как и ремесленная иконопись
XVIII и даже XIX веков, стремилась не порывать с художественноэстетическими традициями школы Ушакова.
• В этом смысле значение работ Симона Ушакова как для современной
ему, так и для последующих эпох аналогично влиянию произведений
Андрея Рублева на всю живопись Руси до эпохи Смутного времени.
• Если сравнить иконы кисти Ушакова и его школы с иконописью XV века,
то перед зрителями наглядно раскроется все различие этих школ.
Используя технологически одни и те же приемы — краски на яичном
желтке, а не масляные, что мы встретим уже в XVIII веке, — обе эти
школы по-иному видели создаваемый ими образ. Если иконопись XV
века как бы графичная, плоскостная, то новая московская школа
стремится к объему, к завоеванию пространства. Главная заслуга
Ушакова в передаче глубинности ликов. Свет, тень, контрастность
используются автором при компоновке лика. Вместо оживления лика
при помощи световых пятен, применявшегося иконописью XV века, у
Ушакова мы видим так называемый прием «плави» — легкие переходы от
света к тени.
• Лики на иконах Ушакова (кстати сказать, чисто славянские, округлые в
противоположность все еще продолговатым, «византизированным»
ликам Рублева и его последователей) как бы выступают из оклада. Они
изображаются художником довольно реалистически, в пределах
изучения человеческой натуры, доступных его времени. У художника
проявляется стремление не столько к внутренней красоте, сколько к
внешней: округлое лицо, правильный прямой нос, большие, тщательно
отделанные глаза, полные красные губы. Все это близко и понятно
русской народной эстетике, видевшей высшую красивость в выражении
— «кровь с молоком». Действительно, мы не встретим у Ушакова худых,
изможденных ликов.
• Определенная глубинность дается Ушаковым и в изображении одежды,
складки которой, мягко ниспадая, не совсем скрывают контуры тела.
• Симон Ушаков одним из первых стал подписывать
и датировать свои произведения, иногда сообщая
интересные сведения о себе. Лучшие его иконы
написаны для московской церкви Грузинской
Богоматери в Китай-городе по заказу богатых
купцов Никитниковых, для московских и
подмосковных монастырей (Троице-Сергиева,
Новодевичьего, Донского) и церквей. Его
произведения украшали храмы и дворцы Кремля.
• Есть сведения, что Симон Ушаков состоял в
родстве со святителем Иларионом, митрополитом
Суздальским († 1707), причисленным Русской
Православной Церковью к лику святых. Приезжая
в Москву, митрополит Иларион останавливался в
доме Симона.

Не следует упускать из вида, что при Патриархе Никоне усиливалось не
только западное, но и греческое влияние, и это также не могло не отразиться
на творчестве Симона Ушакова, близкого, в качестве «царского изографа», к
высшим сферам церковной и государственной власти.
Греческие иконописцы, в свою очередь, уже давно были подвержены
западному влиянию, и, как писал один из отечественных исследователей, В.
Н. Нечаев, «как в деле церковной реформы Патриарх Никон, действуя во имя
старины, кончил переносом новейших греческих порядков, так и в деле
искусства, грозя сожжением “фряжских” икон, запирая против них двери с
Запада, он широко открывал окна с греческой стороны, а оттуда приходила в
значительной мере та же “фрязь”, и она уже не сжигалась, так как была не
сомнительна в своём правоверии».
Заметим, что на иконах Нерукотворного Образа Симон Ушаков не делал
надписей по-русски, как это практиковали другие изографы, а писал обычно
по-гречески: «То агион мандилион». На других иконах Ушакова тоже часто
встречаются надписи по-гречески.
Как бы то ни было, в иконах Ушакова западное влияние прослеживается лишь
в незначительной мере. Так, в «Троице Ветхозаветной», выполненной по
заказу греческого купца (Русский музей, Санкт-Петербург), представляет
интерес задний план с портиком итальянского типа, изображённым в
правильной линейной перспективе. Этот портик взят с картины Паоло
Веронезе, которую Ушаков знал по гравюре.
Сам он был известен не только как иконописец, но и как гравёр и
рисовальщик, с рисунков которого делали гравюры другие мастера второй
половины XVII в.
• Самое раннее датированное
произведение Симона Ушакова — икона
«Богоматерь Владимирская»
(Третьяковская галерея), написанная в
1652 г. Это копия иконы Владимирской
Божией Матери XII в., находившейся в
Успенском соборе Московского Кремля.

14. Богоматерь Владимирская 1652

• Из ранних икон Симона Ушакова
наиболее известна икона «Великий
Архиерей» (голова Спасителя в
архиерейской митре) 1657 г. из церкви
Грузинской Богоматери.

16. Христос – Великий архиерей 1657

• К 1658 г. относится другая икона из той же церкви —
«Спас Нерукотворный». Внизу иконы надпись: «Писал
государев иконописец в лето 7166, Симон Фёдоров
Ушаков». Впоследствии Ушаков не раз повторял эту
композицию.

18. Спас Нерукотворный 1658

Живописной разработке ликов он уделял особое внимание. Весьма
характерно его пристрастие к теме «Спаса Нерукотворного», где вся
художественная задача сводится к писанию лика. Выдвижение на
первый план «проблемы лика» неслучайно. Оно знаменовало
пробуждение интереса к реальному человеку, говорило о желании
изографов индивидуализировать образы религиозной живописи.
Для древнерусской иконописи изображение Нерукотворного Спаса не
было традиционным. По преданию, Св. Убрус — полотно, на котором
запечатлелся лик Спасителя, в 1204 г. попал к крестоносцам при взятии
Константинополя, и корабль, перевозивший его в числе прочих
реликвий в Венецию, затонул в Мраморном море. Но впоследствии на
Западе появилось мнение, что подлинный Нерукотворный Образ
находится в Риме в церкви св. Сильвестра.
Со временем в странах Европы появилось множество копий, прорисей
и гравюр этого образа; проникли они и в Россию, где с ними,
несомненно, познакомился и Симон Ушаков.
Пример Нерукотворного Образа показывает, что Симон Ушаков
творчески переплавил западное («фряжское») и восточное (греческое)
влияние, не выходя при этом из рамок православных традиций. Это
было не слепое копирование, а отбор всего интересного и полезного с
точки зрения русского художника-иконописца.
«Никакие попытки русских художников оживить традиционный лик
Спасителя силами и средствами новой живописи не представляют
равного успеха. В данном случае несомненная живописная красота
этого лика является тем более замечательной, чем менее отступлений
от собственной иконописи позволил себе наш знаменитый
иконописец».
• Интерес Ушакова к лику как определенному
реалистическому человеческому лицу привел его и к
портретной живописи, образцы которой (помимо
известных, но не дошедших портретов царя Феодора
Алексеевича и Алексея Михайловича, бывших в свое
время в Архангельском соборе) мы находим на иконе
Владимирской Богоматери, известной также под
названием Древа Государства Российского, где в
медальонах, обрамляющих икону, имеются
изображения всей царской семьи. В области
портретов Ушаков, без сомнения, учился у
современной ему западноевропейской живописи.
• Симону Ушакову приходилось часто иметь дело с
памятниками греческого искусства. Он списывал
привезённую в Россию копию иконы Иверской
Божией Матери, его ученики писали Страстную икону
Божией Матери, сам он дважды писал икону Божией
Матери Киккской — новый для Руси образ,
пришедший с острова Кипр и широко
распространённый на греческом Востоке.

21. Богоматерь Киккская 1668

• Иконы Благовещения и Владимирская стоят как бы
особняком во всем творчестве художника. Причина
этого лежит в их сложной композиции. Выше мы
отметили, что в области композиции Ушаков был
наиболее консервативен. Он обычно следовал
канонически установившимся формам. Как на
интересный факт можно указать, что большинство
его икон однофигурны или двуфигурны (когда дело
касается икон Богоматери).
• Однако в этих иконах Ушаков создает весьма
сложное композиционное произведение, выступая
как самостоятельный автор этих, по-видимому, не
имевших в древности прецедентов, икон.
• В 1659 году он пишет свое «Благовещение». Икона написана
на большой доске. В центре ее, в четырехугольнике длиною
в три четверти аршина, изображено само Благовещение Архангел Гавриил и Дева Мария, на фоне чрезвычайно
затейливо выполненных строений. Все это написано в
типично ушаковском стиле. Исполненная величавой и
спокойной красоты, одетая в богатые царские одежды,
стоит Богоматерь и перед Нею, простерши для приветствия
правую руку и держа в левой жезл, предстал красивый
юноша — Архангел Гавриил. Он стоит на носках — след еще
незавершенного движения: он только что спустился на
землю.

24. Благовещение 1659

• Со всех четырех сторон главную икону обрамляет 12 четырехугольных
семивершковых икон, иллюстрирующих важнейшие места из акафиста
Благовещению. Так, например, над первым таким изображением слова
из I кондака: «Взбранной Воеводе победительная…», сама композиция
изображает битву на стенах Цареграда греческого войска с напавшими
на него язычниками. Тут художник воспроизвел батальные сцены жаркий бой двух конных войск и отражение пехотинцами со стен города
идущих на приступ врагов. Бесконечное количество мелких
человеческих фигур вырисованы мастером не суммарно, а с
соблюдением возможной индивидуализации каждой. Они исполнены
экспрессии, жесты их конкретны. Глядя на каждого воина, видишь, что
совершает он в данный момент.
• Затем следуют композиции, иллюстрирующие дальнейшие кондаки из
акафиста.
• Как на интересную деталь реалистических вкусов художника можно
указать хотя бы на третий кондак («Сила Вышнего тогда осени…»), где
Богоматерь принимает весть от Архангела, сидя за рукоделием, — в
одной ее руке, прижатой к груди, красная нитка; другая, с клубком, — у
пояса. Нет слов, это весьма робкая попытка оживить реалистическими
подробностями свою композицию, но на общем фоне иконописи того
времени — попытка весьма примечательная.
• В 1668 году Ушаков создает свою
знаменитую Владимирскую Богоматерь,
известную также под именем Древа
Государства Российского.
• Икона эта, по мысли ее создателя, должна была являться
как бы политическим манифестом, утверждающим силу и
крепость Государства Российского, находящегося под
покровом Владычицы и главнейших русских святых.
• Внизу иконы точно воспроизведена кремлевская стена со
Спасской башней. За стеною высится Успенский собор центральная святыня тогдашней Руси. Из собора
произросло громадное древо, средние ветви которого,
оканчиваясь цветком, служат подножием для иконы
Владимирской. Две боковые ветви древа несут на себе
овальные клейма, заключающие изображения главнейших
русских святых, покровителей государства.
• У корня древа — основатели Московского государства: Иван
Калита и митрополит Петр. Из-за кремлевской стены
смотрят портреты царствовавшей тогда семьи.
• Оценивая художественные и композиционные достоинства
этой иконы, Г. Филимонов, основной исследователь и знаток
творчества Симона Ушакова, с полным основанием
заявляет: «В этой иконе Ушаков достиг высшего
совершенства, которого могла достигнуть русская
иконопись, предоставленная собственным средствам
развития».

28. Похвала Богоматери Владимирской (Древо государства Российского) 1668

• В области композиции своих икон Ушаков оставался
наиболее консервативным, следуя традиционным формам
русской иконописи, в большинстве случаев используя
«прориси» с наиболее известных и почитаемых образцов
прошлого. Примером этого может служить опубликованный
Н. Сычевым образ Троицы из Гатчинского дворца (1671),
который контурно довольно точно воспроизвел «Троицу»
Рублева, решив ее, однако, в иных, чисто ушаковских,
приемах.
• Все различие между обеими иконами раскрывается лишь
путем выявления внутреннего ритма произведения.
Создание Рублева воздушно; оно словно поет всеми
своими изумительными цветовыми пятнами, всеми своими
легкими, как бы уносящимися в высь линиями. Вглядываясь
в него, молящийся возносится душою к небу, исполненный
молитвенного восторга, или отдыхает душою, отвлекшись
от всех Земных мыслей и желаний.

Иное впечатление оставляет создание Ушакова. Ритм его замедлен и отяжелен
за счет реалистического изображения ангелов и окружающих их предметов.
Краски также приглушены — их задача только расцветить образ. Здесь перед
зрителем встает иная красота, чем у Рублева. Художник в формах земной
торжественной красоты повествует о красоте небесной, духовной. Молящийся
видит перед собою трапезу ангелов у дуба Мамврийского, преклоняется перед
их величавостью и благолепием и молится им, как Святой Троице. Свою задачу
Ушаков решает с помощью доступных его времени приемов реалистической
живописи. И надо признать — решает ее блестяще. Для придания иконе большей
торжественности Ушаков тщательно разрабатывает детали многочисленной
посуды, скатерти, украшая все это тончайшим и богатым орнаментом. Это
действительно Божественная трапеза, напоминающая зрителю трапезу земных
царей. Напомним, что у Рублева на столе, покрытом простой белой скатертью,
стоит лишь единственная, строгая по форме, чаша.
Мы сознательно, хотя и кратко, остановились на сравнении двух сходных
композиций обоих мастеров, так как на них легче увидеть все различие
творческого метода этих иконописцев. Каждый из этих художников полно и
законченно отразил свою эпоху, ее вкус и понятие о красоте. Симон Ушаков
предстает перед нами как подлинный придворный художник — «царский изограф»
— пышного и богатого русского двора «тишайшего царя» Алексея Михайловича.
В общехудожественном своем качестве он представляет определенную
ступень становления реалистической живописи, в специально иконописном
— он неповторимый и непревзойденный мастер, нашедший поистине гениальное
равновесие для изображения икон, понятных и святых для сердца истинно
русского верующего человека.
• Симон Ушаков скончался в 1686 г.,
состоя на службе в Оружейной палате.
Он много потрудился на благо Русской
Православной Церкви, и плоды его
трудничества ныне известны всему
просвещённому миру.

33. Христос Эммануил 1686

34. Тайная вечеря 1685

• Выдающийся художник-иконописец, Симон Ушаков оказал огромное
влияние на современную ему школу русской иконописи, соединив в
своём творчестве традиционные элементы древнерусской иконописи с
зарождавшимися в то время в России элементами общеевропейского
искусства.
• Ушаков был гением, возродившим упавшую было иконопись, не давшим
ей заблудиться в беспорядочном хаосе западных форм и идей
• «Европейские» нововведения в иконописном творчестве Симона
Ушакова покоятся на прочной основе, освящённой веками традиции
византийско-русского искусства. Черты европейского реализма в его
иконах сохраняются в рамках старой, строгой иконописной схемы.
• Симон Ушаков освободил русскую иконопись от застоя, дал ей
возможность развиваться на чисто национальной основе. Он первый
сделал попытку сблизить иконопись с живописью, посмотрел на
иконопись как на искусство.
• Он воспитал плеяду талантливых художников-иконописцев, которые
своим творчеством разнесли славу русского церковного искусства
далеко за пределы России.
• Симон Ушаков служил искусству и видел в этом служение Церкви. Он
приносил на её алтарь плоды своих талантов — по собственному его
выражению, сохранившемуся в надписях на некоторых из его икон.

Источники:
http://www.bogoslov.ru/library/text/276791/index.html
http://www.istina.religare.ru/article67.html
http://ru.wikipedia.org/
См. также «Словарь русских иконописцев»
http://www.rusico.ru/artists/u/ushakov_simon/index.shtml?adm=5e6b9fe3e1ff5aaac8a6666140ed
5d2e
(большая статья с полным списком сохранившихся произведений)

Ушаков, Симон Фёдорович — Gpedia, Your Encyclopedia

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 апреля 2020; проверки требуют 15 правок.
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 апреля 2020; проверки требуют 15 правок.

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Ушаков.

Си́мон (Пимен) Фёдорович Ушаков (1626, Москва — 25 июня 1686, Москва) — русский московский иконописец и график.

Биография

Симон Ушаков родился в 1626 году в Москве.

Происходил, вероятно, из посадских людей и, по-видимому, очень рано получил основательную подготовку к своей специальности, так как, будучи всего 22-х лет от роду, был принят в царские «жалованные» мастера Серебряной палаты при Оружейном приказе. Здесь прямыми его обязанностями было «знаменить», то есть делать рисунки для разных предметов церковной утвари и дворцового обихода, преимущественно для золотых, серебряных и эмалированных изделий, расписывать знамёна, сочинять узоры для рукоделий, чертить карты, планы и т. д. Усердно исполняя подобные работы, он писал, кроме того, образа для двора, церквей и частных лиц, причём приобрёл вскоре известность лучшего на Москве иконописца.

С переводом Ушакова на службу из Серебряной палаты в Оружейную, в 1664 г., круг его деятельности расширился, а слава возросла ещё более: он стал во главе прочих царских мастеров, образовал целую школу иконописцев, пользовался милостями царя Алексея Михайловича и его преемников на престоле, исполнял всяческие их поручения по художественной части и до самой своей смерти жил в довольстве и почёте.

Симон Фёдорович Ушаков умер 25 июня 1686 года в родном городе.

Работы

Икон, писанных Ушаковым, дошло до нас довольно много, но большинство их искажено позднейшими записями и реставрациями. Как на сохранившиеся лучше других и особенно любопытные, можно указать на иконы: Благовещения, в которой главное изображение окружено композициями на темы акафиста Пресвятой Богородицы (находится в церкви Грузинской Божьей Матери, в Москве), Владимирской Богоматери с московскими угодниками (там же), святого Феодора Стратилата (патрональная икона у могилы царя Фёдора Алексеевича, в Архангельском соборе), Нерукотворного Спаса (в соборе Троице-Сергиевой лавры), Сошествие Святого Духа (там же) и на парсуны царей Михаила Фёдоровича и Алексея Михайловича (в Архангельском соборе). Эти произведения, равно как и другие работы Ушакова свидетельствуют, что он был человек весьма развитый по своему времени, художник талантливый, прекрасно владевший всеми средствами техники того времени. В отличие от принятого в то время правила «писать иконы по древним образцам», Ушаков не относился равнодушно к западному искусству, веяние которого вообще уже сильно распространилось в XVII веке на Руси. Оставаясь на почве исконного русско-византийского иконописания он писал и по древним «пошибам», и в новом так называемом «фряжском» стиле, изобретал новые композиции, присматривался к западным образцам и к натуре, стремился сообщать фигурам характерность и движение. В круг занятий Ушакова входило изготовление рисунков для гравёров. Д. А. Ровинский в своём «Подробном словаре русских гравёров» указывает на два офорта, исполненных им самим.

Привил иконографию генеалогического древа на Руси — см. икона Древо государей Российских.

Галерея

Примечания

Литература

  • Леонов А. Симон Ушаков: Русский художник XVII века: 1626—1686 / А. Леонов. — М.; Л.: Искусство, 1945. — 24, [10] с. — (Массовая библиотека). — 15 000 экз. (обл.)
  • Ананьева Т. А. Симон Ушаков. Л.: Издательство «Аврора», 1971.
  • Симон Ушаков — царский изограф / Гос. Третьяковская галерея. — М., 2015. —528 с.

Ссылки

Реформатор иконописания. Симон Ушаков – через реформы к традиции (ВИДЕОэкскурсия)

До 10 января в стенах Государственной Третьяковской галереи проходит выставка икон Симона Ушакова (1626-1686) – самого известного русского иконописца XVII века, реформатора, основоположника нового стиля, получившего широкое распространение в творчестве мастеров московской Оружейной палаты, а затем и далеко за пределами столицы. Сегодня на «Правмире» экскурсия по выставке, которую специально для читателей портала провел Левон Нерсесян – искусствовед, специалист по древнерусскому искусству, старший научный сотрудник Государственной Третьяковской галереи.

Конечно, выставку надо увидеть своими глазами, иначе как вы сможете понять, чем самое маленькое из семи изображений Спаса Нерукотворного, представленных на выставке, отличается от других, и почему именно оно является самым ярким и наиболее сохранным образцом «живоподобного» стиля иконописца.

И только своими глазами вы сможете увидеть удивительную находку на самой первой ушаковской иконе Спаса Нерукотворного – фрагменты оригинальной авторской надписи с датой «1661 год», – обнаруженную совсем недавно, во время реставрации иконы к выставке. До этого все энциклопедии твердили одно – Спас Нерукотворный написан для церкви Троицы в Никитниках в 1658 году, поскольку именно эта дата фигурировала на поздней надписи на нижнем поле иконы.

В общем, выставку надо посетить обязательно, а пока – видео и текст экскурсии.

«Писал Симон Ушаков, государев иконописец»

Симон Ушаков был человеком своего времени, отразившим в своих произведениях важнейшие исторические и культурные процессы XVII столетия. С другой стороны, именно в творчестве Ушакова, благодаря его индивидуальным художественным поискам, возник и утвердился в 60-70-е годы XVII столетия новый стиль русского иконописания, который усвоили сначала мастера Оружейной палаты и столичные художники, а вслед за ними, уже в конце XVII столетия – практически все русские иконописцы в большинстве существовавших тогда художественных центров.

Очень важно, что в отличие от великих предшественников мастера, таких как Дионисий или Андрей Рублев, сведения о жизни и творчестве Ушакова достаточно широко представлены в документах эпохи. Мы привыкли к тому, что биографию средневекового художника можно реконструировать только в общих чертах, по кратким летописным или житийным упоминаниям, а об авторстве его работ можно судить только по косвенным свидетельствам или по стилю. Кроме того, мы почти никогда не знаем, какова была мера личного участия того или иного иконописца в том или ином художественном проекте, какие обязанности выполнял руководитель художественной артели, какая часть работы доставалась именно ему.

Между тем, официальное придворное делопроизводство XVII столетия фиксировало каждый шаг «государевых людей», к числу которых принадлежал «государев иконописец» Симон Ушаков. В распоряжении исследователей имеется огромный архив Оружейной палаты, из которого можно получить множество сведений о том, в какие годы и над чем работал художник, куда он ездил и чем занимался. Кстати, некоторые из этих документов выглядят до смешного по-современному: ведомость выдачи расходных материалов или ведомости о выдаче зарплаты. И конечно, есть еще одно важное обстоятельство, которое делает для нас образ Ушакова более определенным, чем образы его великих предшественников, – подписи и даты на исполненных им иконах: «Писал Симон Ушаков, государев иконописец, в таком-то году».

Всего известно около 50-ти подписных и датированных работ Симона Ушакова, и почти 40 из них находятся на выставке. Кроме того, на выставке представлены некоторые работы, которые приписываются Ушакову на основании поздних надписей или по стилистическим признакам, а также довольно большое количество работ его учеников.

Творческая биография Ушакова прослеживается по документам с 1648 года, когда ему было всего 22 года. Именно тогда Ушаков написал прошение о своем производстве в государевы иконописцы. Причем он указал в прошении, что еще до этого времени уже работал «безпрестанно у… царского дела», видимо, привлекаясь к каким-то отдельным художественным проектам. Судя по другим документам, это прошение было удовлетворено, однако жалованным иконописцем Ушаков так и не стал. Вероятно, для художника нашли другую работу – он был произведен в знаменщики Серебряной палаты, где в его обязанности входило изготовление подготовительных рисунков для церковной утвари и других произведений декоративно-прикладного искусства. Кроме того, он работал в Царицыной мастерской палате, исполняя рисунки для шитья, украшал царские палаты, гравировал, рисовал карты и планы.

Богоматерь Владимирская. Новатор или традиционалист?

К 50-м годам XVII столетия относятся первые подписные и датированные произведения Ушакова, и самое раннее из них – икона «Богоматерь Владимирская» 1652 года. На обороте иконы надпись, в которой сказано, что эта икона – список с древней и прославленной чудотворной иконы. Причем сверху надписи есть приписка «и мерой» – иконописец воспроизвел не только композицию оригинала, но и точный его размер.

То, что Ушаков избирает на раннем этапе своего творчества именно прославленную чудотворную византийскую икону, присланную на Русь еще в начале XII века, очень ясно обозначает для нас один из главных стержней его творчества. Мы привыкли считать художника новатором, революционером в древнерусском иконописании, но нужно понимать, что в русской культуре XVII столетия отсутствовало само понятие «новаторства». Церковные писатели и художники ориентировались, прежде всего, на традицию. Эта традиция имела огромное значение и для Ушакова. Он не просто выбирает древний чудотворный образ, он воспроизводит его «мерою и подобием».

Симон Ушаков. Богоматерь Владимирская, на обороте – Голгофский Крест. 1652
Дерево, темпера. 104×70. Третьяковская галерея

Спас Нерукотворный и поиски «живоподобия»

Для разговора об Ушакове как реформаторе необходимо обратиться к одному из самых излюбленных сюжетов его творчества – образу Спаса Нерукотворного, который художник неоднократно повторял в разные периоды своей творческой биографии.

Самая ранняя икона Спаса Нерукотворного, исполненная Ушаковым, происходит из московской церкви Троицы в Никитниках и раньше датировалась 1658 годом. Но именно к выставке была произведена полная реставрация иконы, она была освобождена от записей XVIII и XIX века, и мы получили возможность увидеть почти полностью сохранившуюся оригинальную ушаковскую живопись. Кроме того, реставраторам удалось по фрагментам золотых букв и их отлипам на олифе реконструировать первоначальную надпись и установить правильную дату – 1661 год.

Почему именно образ Спаса Нерукотворного так привлекал внимание художника, и почему именно на нем на протяжении десятилетий он отрабатывал свои новые художественные приемы? Чтобы это понять, нам нужно обратиться, прежде всего, к эстетическим трактатам как самого Ушакова, так и его друга, ярославского художника Иосифа Владимирова (этот оригинальный жанр – одна из новых особенностей художественной культуры XVII столетия).

Главный пафос пространного сочинения Иосифа Владимирова состоит в борьбе с уклонением от древних традиций. По мнению художника, его предшественники допустили очень много ошибок, исказив первоначальное свидетельство, которое сохраняли древние произведения, и именно к этому свидетельству и должны вернуться иконописцы. Он приводит конкретные примеры, спрашивая современников, почему, например, сегодня мученики изображаются с темными ликами, если они были юны и прекрасны, или почему на иконах не воспроизводится идеальная и совершенная внешность Христа и Богоматери, известная по библейским свидетельствам и более поздним преданиям. Эти вопросы позволяют понять интерес Ушакова к Нерукотворному образу, ведь именно он запечатлел живые, подлинные черты Спасителя.

Отсюда, от поиска этой живости и подлинности, и происходит само понятие «живоподобия», которым Ушаков и Владимиров оперировали как в своих теоретических сочинениях, так и на практике, в своих иконах.

Что такое живоподобие? Прежде всего, это не натурализм в европейском смысле этого слова, не работа с натурой. Живоподобие – это воспроизведение живого, подлинного свидетельства о священных лицах и событиях как главная задача иконописания. Для Ушакова было важно уточнить это свидетельство, скорректировать его, сделать более убедительным. И поэтому образ Нерукотворного Спаса для Симона Ушакова – вечный вызов и вечный поиск. Он ищет как можно более точные и адекватные, подлинные, живые черты Христа. И этот настойчивый поиск, конечно, опровергает все традиционные предубеждения о секуляризации русской культуры в XVII столетии.

Симон Ушаков. Спас Нерукотворный. 1678
Дерево, темпера. 53×42. Третьяковская галерея

Древо государства Московского

О том, какое важное значение для Ушакова имела традиция, свидетельствует его неоднократное обращение к образу «Богоматери Владимирской». Помимо самой первой иконы 1652 года, эту тему отражают еще три произведения начала 1660-х годов, представленные на выставке.

Икона Богоматери Владимирской с избранными святыми на полях 1660 года происходит из Успенского собора Флорищевой пустыни, и, судя по пространной надписи в ее нижней части, это вклад самого художника в Успенскую обитель – свидетельство того, что художник был, во-первых, достаточно состоятелен для того, чтобы делать собственные вклады, а во-вторых, весьма религиозен. Еще одна Владимирская икона написана по заказу игумена московского Сретенского монастыря Дионисия в 1662 году.

Третий образ – знаменитая икона «Похвала иконе Богоматери Владимирской» или «Древо Государства Московского» 1663 года. Названия эти поздние и более или менее условные, поскольку оригинального ее названия мы не знаем, а в описях XIX века она называлась «Образ Владимирской с московскими чудотворцами». Вокруг медальона с иконой Богоматери располагаются изображения московских святых и некоторых знаменитых исторических деятелей. Галерея этих персонажей начинается с основателей Московского княжества – князя Ивана Калиты и митрополита Петра, который перенес митрополичью кафедру из Владимира в Москву и основал Успенский собор Московского Кремля, также представленный на иконе.

Слева на ветвях древа представлены московские святители, преемники митрополита Петра, последний из которых – Патриарх Филарет. Выше – его сын, царь Михаил Федорович Романов, основоположник новой династии, царь Феодор Иоаннович, последний из Рюриковичей, и благоверный царевич Димитрий – святой покровитель всего московского царствующего дома.

На правой ветви изображены преподобные, причем их ряд неожиданно открывается образом князя-схимника – преподобного Александра Невского. Вверху иконы изображен Христос в облаках, который передает ангелам венец и ризу. История сюжета такова: в 1625 году в Москву из Персии шахом Аббасом была прислана прославленная реликвия – риза Господня, которую торжественно положили в Успенском соборе Московского Кремля. И, конечно, изображая ризу, художник имел в виду именно эту драгоценную кремлевскую реликвию. Соединение же двух реликвий – иконы Богоматери Владимирской и ризы Господней – наглядно демонстрировало прямое покровительство Христа и Богоматери Московскому государству.

По сторонам от Христа начертаны надписи из Апокалипсиса – фрагменты из обращений к Сардийской и Смирнской церквям. Эти тексты вместе с текстами на свитках царя Алексея Михайловича и тогдашнего наследника царевича Алексея Алексеевича образуют своеобразный диалог: в ответ на молитвенное обращение царя и царевича Христос обещает им и всему Московскому государству ризу и венец как знак своего покровительства.

Как дворянин стал иконописцем

Одним из важных заказчиков Ушакова был святитель Иларион Суздальский, основатель Успенской пустыни. Он был родственником Симона Ушакова, о чем сообщает его житие. И именно из жития мы узнаем о том, что митрополитом Ушакову были заказаны четыре иконы: «Спас на престоле», «Богоматерь Владимирская», «Богоматерь Киккская» и большое храмовое «Успение», исполненное в 1663 году.

С иконой Успения связано замечательное предание, также изложенное в житии Илариона Суздальского. Когда происходила смена деревянного храма на каменный, Иларион задумался, сохранять ли прежнее престолоосвящение, и тогда ему во сне явилась Богоматерь в том образе, как Она была написана на ушаковской иконе. Илларион понял, что престолоосвящение надо сохранить, новый каменный храм был также посвящен Успению Богородицы.

О том, что митрополит Иларион играл важную роль в жизни Ушакова, свидетельствуют и другие факты жития. В частности, известно, что в доме Ушакова в Китай-городе останавливался и сам Иларион, и монахи его обители. И житие рассказывает, что когда монахи, гостившие в доме Ушакова, стояли на молитве, над домом поднялся столп света и пламени. Он был настолько велик, что прибежали сторожа от Спасской башни, испугавшись, что в Китай-городе начался пожар.

Эти эпизоды показывают, насколько тесно Ушаков был связан с духовной средой, и, возможно, именно эта связь с малолетства предопределила его судьбу. Ушаков происходил из дворянской семьи, а для московского дворянина в ту пору выбор художественного поприща был несколько неожиданным. Скорее всего, причиной такого выбора были не только таланты молодого человека, но и внутренние духовные мотивы.

Симон Ушаков с учениками Егором и Иваном. Успение Богоматери. 1663
Дерево, темпера. 146×120. Третьяковская галерея

Светло и живоподобно

В 1668 году Ушаков принимал участие в очень важном художественном проекте – создании декоративного убранства церкви святителя Григория Неокесарийского на Большой Полянке. Этот храм был заложен в 1667-м и выстроен за этот год по инициативе его настоятеля протоиерея Андрея Савинова, который также был настоятелем Благовещенского собора Московского Кремля. Судя по сохранившимся подписям, самому Ушакову принадлежат только две главные иконы из этой церкви: Господский образ Христа Вседержителя и образ Богоматери Киккской.

Примечательно, что для главного Богородичного образа храма Ушаков выбирает достаточно редкую и экзотическую для Руси иконографию, которую он мог знать по поствизантийским спискам с древней святыни. В них, как и в других поствизантийских иконах, вероятно, присутствовали некоторые художественные приемы, характерные для европейского искусства. Но Ушаков не копировал европейскую художественную систему: удивительный лик Богоматери Киккской создан исключительно традиционными иконописными средствами. Это тонкие полупрозрачные слои темперной живописи, которые накладываются друг на друга для того, чтобы передать цветовые и светотеневые переходы. Причем иконописец учится постепенно сглаживать контраст, поверх теней кладет полупрозрачные светлые слои, а высветления почти чистыми белилами, которые характерны для икон рубежа 60-70-х годов, заменяет более охристыми по тону. К тому же поверх высветлений Ушаков кладет чуть более темный полупрозрачный слой. Таким сложным путем достигается ощущение сглаженности переходов, возникает ощущение реального, живоподобного объема.

Очень важно, что ушаковская живопись при этом продолжает оставаться насыщенной светом. Эта светоносность для художника была даже важнее, чем живоподобие. Светло и живоподобно – вот так должен работать настоящий иконописец. И в этом таком благоговейном отношении к свету, видимо, проявляла себя духовная традиция, идущая еще от времен аскетических подвигов монахов-исихастов, от мистической культуры XIV столетия.

Еще один пример живоподобного ушаковского стиля – икона Троицы 1671 года, созданная по заказу греческого купца и дипломата Николая Николетты. Об этом свидетельствует надпись на греческом языке, поставленная в нижней части иконы.

Среди замечательных экспонатов, представленных на выставке, праздничный чин из церкви Покрова, созданный в 1673 году по заказу Богдана Матвеевича Хитрово, главы Оружейной палаты. Первую икону праздничного чина исполнил сам Ушаков, а остальные иконы чина писали уже его ученики и соработники – Никита Павловец, Федор Козлов, Георгий Зиновьев, Иван Филатьев и другие.

Кроме икон самого Симона Ушакова, на выставке также экспонируются наиболее известные работы его прямых учеников, среди которых были такие мастера как Георгий Зиновьев, Михаил Милютин и Феодот Ухтомский.

Симон Ушаков | Русский художник

Симон Ушаков , (родился 1626, Москва, Россия — умер 25 июня 1686, Москва), иконописец, портретист, строитель памятников, дизайнер, картограф, книжный иллюстратор, теоретик и учитель, который был самым лучшим выдающийся русский художник 17 века. Он много лет был заведующим Императорской иконописной мастерской Оружейной палаты Кремля.

Ушаков жил в эпоху великих перемен и, как мастера Возрождения, работал в самых разных СМИ.В то же время он был представителем традиционного московского благочестия и поклонником монашества. Одна из написанных им икон прославилась своей целительной силой, и, согласно житию святителя Иллариона, родственного Ушакову, в московском доме Ушакова возле церкви Святой Троицы в Никитниках происходили чудеса.

Британская викторина

Можете ли вы сопоставить эти малоизвестные картины с картинами их художников?

Вы можете отличить Ван Гога от Сезанна во сне. Но как насчет более современных художников? Пройдите этот тест, чтобы узнать, сможете ли вы сопоставить эти менее известные картины с их создателями.

Ушаков работал под покровительством царя с раннего возраста и в 22 года возглавил серебряную мастерскую Оружейной палаты Кремля, где создавал церковную атрибутику, мебель для императорского двора и монеты. Рисовал карты, писал иконы и фрески, а в 1664 году возглавил иконописную мастерскую.Ему даровали дворянство и богатство (в том числе подмосковное имение).

Помимо множества фресок храмов Кремля и дворцовых построек, икон для императорской семьи и их портретов, Ушаков на протяжении всей своей жизни писал иконы для своей поместной церкви, вышеупомянутой Троицкой церкви в Никитниках. . Он также иногда работал для других церквей, монастырей и частных покровителей. В духе реформ патриарха Никона, стремившегося привести русскую церковь в соответствие с традициями греческого православия, Ушаков в своих иконах предпочел отразить лики греческих икон, многие из которых были привезены с православного востока. и старинных русских икон, написанных в греческом стиле.Ушаков, как и многие другие иконописцы, считал, что святые на иконах должны выглядеть ожившими и озаренными, и действительно, критики сходятся во мнении, что ему удалось наполнить свои иконы чувством и светом. Но он сделал это, объединив традиционные византийские формулы (уплощенные фигуры в иератических позах) с светотенью и перспективой западной живописи, как это было также сделано в греко-итальянской иконографии, которую предпочитал Ушаков. Однако этот стиль в конечном итоге противоречил его намерениям. Вдохновляя свои иконы жизнью и силой, Ушаков не выдержал секуляризации своей иконографии.

Симон Ушаков Русский московский иконописец и график :: люди :: Россия-ИнфоЦентр

В истории древнерусской иконографии Симон Ушаков связан с последним периодом искусства Московской Руси. И его творчество, и личность типичны для эпохи коренных перемен, произошедших во второй половине XVII века. Крах средневекового мировоззрения привел к серьезным изменениям в понимании и интерпретации иконописных образов.

Симон (Пимен) Федорович Ушаков, вероятнее всего, родился в семье мещанина и, по-видимому, довольно рано получил основательную подготовку для своего дела, так как в 22 года уже работал полноценным мастером Серебряной палаты. в Оружейной палате.В его непосредственные обязанности входило рисование различных предметов церковной утвари и дворцовых принадлежностей, в основном из золота, серебра и эмали, роспись церковных знамен, эскизных узоров для рукоделия, рисование карт, планов и т. Д. Помимо усердного выполнения этих обязанностей, Симон Ушаков писал иконы для двора, для церквей и частных лиц и довольно скоро прославился как лучший московский иконописец.

После перевода Ушакова со службы в Серебряной палате в Оружейную палату сфера его деятельности расширилась и, соответственно, слава его еще больше выросла: он возглавил других царских художников и даже создал школу иконописцев.Он был сторонником царя Алексея Михайловича и его наследников на престоле, выполнял все их заказы в области искусства и до конца своей жизни был в клевере.

До нас дошло довольно много икон, написанных Симоном Ушаковым, но, к сожалению, большинство из них были деформированы в результате более поздних надрисовок и реставраций. Работы Ушакова свидетельствуют о том, что он был очень развитым для своей эпохи человеком, одаренным художником, владевшим всеми художественными приемами того времени. В отличие от установленного правила росписи икон по старинным образцам, Ушаков не остался равнодушным к западному искусству, тенденции которого были широко распространены в России уже в XVII веке.Твердо стоя на почве аутентичного русско-византийского стиля иконописи, он писал как в старом, так и в новом стиле, придумывал новые композиции, внимательно смотрел на западные образцы и природу, стремился придать изображаемому четкость и подвижность. цифры.

В сферу деятельности Ушакова входила подготовка рисунков для граверов. Дмитрий Ровинский в «Подробном словаре русских граверов» показал два офорта Симона Ушакова.

Из всех иконографических сцен Ушакова наиболее известны его иконы Спасителя и Троицы, а также серия, основанная на библейской истории в московском Санкт-Петербурге. Троицкая церковь в Никитниках.

Симон Ушаков был одним из первых русских художников, которые начали привносить в иконографию элементы реалистической перспективы, но при этом сохраняли каноны иконописи. Однако, как отмечает М.Б. Алпатов, «в своих произведениях он допустил меньше новшеств, чем в своих высказываниях об искусстве».

Симон Ушаков оказал сильное влияние на русское церковное искусство (среди его учеников и последователей были Георгий Зиновьев, Иван Максимов, Тихон Филатев, Кирилл Уланов и другие мастера иконописи), предвосхитив его новый курс в эпоху Петра Первого. реформы.

Ушаков Симон Федорович | Encyclopedia.com

(1626–1686), известный русский художник.

Симона Ушакова называют последним великим мастером русской живописи. В возрасте двадцати двух лет (1648 г.) он был назначен придворным живописцем и ему были доверены государственные иконописные мастерские в Оружейной палате. Он не только писал иконы, но и делал вывески, делал ювелиры, вышивал и даже рисовал монеты. Кроме того, он стал экспертом в области укреплений, картографии и гравюры.Возглавляя мастерскую царя Алексея Михайловича Романова (ок. 1645–1676), он написал несколько портретов царя и царской семьи. Царь глубоко интересовался западноевропейской культурой и нанимал иностранных актеров и музыкантов для выступлений при дворе. Западная архитектура также интересовала правителя, поэтому понятно, почему прозападный иконный стиль Ушакова стал наиболее приемлемой формой в придворных кругах.

Ушаков был вовлечен в дискуссии о теоретическом искусстве. Он написал «Слова любителям икон», в которых развил его взгляды на живопись с упором на натурализм.Идеализация ликов святых на его иконах привела к тому, что другие стали называть его славянским Рафаэлем. Цвета, которые предпочитал Ушаков, включали розово-розовый, оливково-зеленый, бледно-лиловый, иногда небесно-голубой, а также оттенки коричневого и коричневого. Западное влияние проявляется не только в реалистичных лицах святых, но и в использовании классической архитектуры, а также в пейзажах и декорациях, заимствованных из немецких картин и гравюр.

Одной из тем, которую часто писал Ушаков, был Мандилион (Спас Нерукотворный или «Спаситель, нарисованный без использования рук»).Несмотря на то, что он продолжал использовать яичную темпера вместо новой масляной живописи, широко принятой на Западе, он, тем не менее, отказался от традиционного двухмерного яркого стиля, который подчеркивал сильную внутреннюю духовность. Вместо этого он украшал лица, создавая изображения, которые во многом напоминали Мадонн, нарисованных мастером итальянского Возрождения Рафаэлем. Смешанный стиль характеризует творчество Ушакова в это время. Его стиль стал официальным православным стилем, скопированным многими современными русскими иконописцами.

Самая известная и революционная икона Ушакова — это икона Владимирская Богородица и «Посадка и распространение древа Российского государства», написанная в 1668 году. Это явно политическая икона. Огромный куст роз символизирует Московское государство; в нем — изображение самой почитаемой в России иконы Владимирской Богородицы. Христос появляется на самом верху, направляя своих ангелов расстелить его укрывающий плащ. Куст роз вырастает из Кремля; Его поливают митрополит Петр и великий князь Иван Данилович.Рядом с посадкой появляется царская семья, а внутри раскидистых ветвей — медальоны с изображением светских и церковных князей России и ее самых известных святых.

Своей смешанной техникой Ушаков оказал очень сильное влияние на развитие иконописи в России. Среди его учеников, ставших известными иконописцами, были Георгий Зиновьев, Иван Максимов, Михаил Малютин. После Ушакова традиционный стиль, который ему предшествовал, сохранился, но прогрессивные художники адаптировали его более западный стиль до двадцатого века.

См. Также: архитектура ; иконы

библиография

Онаш, Конрад. (1963). Иконки. Лондон: Фабер и Фабер.

Гамильтон, Джордж Х. (1990). Искусство и архитектура России. Лондон: Penguin Group.

А. Дин Маккензи

Саймон Ушаков

Саймон Ушаков — иконописец, художник-скульптор памятников , автор богословских сочинений, мыслитель и педагог.

Активный в Москва , Симон Ушаков объединил традиционный стиль русских иконописцев с реалистичными деталями западного европейского искусства. Он стал участником мастерских « Оружейная палата Кремля », которая представляла собой уникальную « академию » искусств . Там вместе со своим другом Иосифом Владимировым он создал новый вид искусства, более рациональный и менее духовный.Им удалось создать более трехмерных значков типа , используя светотень для моделирования лиц своих испытуемых. Тем не менее, Ушаков также сохранил традиционную технику нанесения краски , от светлого до темного ( характеристика иконы живопись ). Он также никогда не менял темпера на масляную краску. Для усиления ощущения глубины, Ушаков пейзажи и архитектурные мотивы были заимствованы из западноевропейского искусства. Он пригласил западных мастеров в Россия для популяризации и обучения различным стилям живописи. В 1644 году он стал главой студии, которой руководил до своей смерти в 1686 году. В двадцать два года он был назначен придворным художником.

В Ушаков заметна заметная двойственность. С одной стороны, он был иконописцем, уважающим и почитавшим традиционные каноны искусства, с другой — новатором, отчаянно искавшим новые способы художественного выражения.К тому же Ushakov оказался очень универсальным. Его талант нашел выход в его работах в серебряных лавках, где он конструировал как украшения, так и оружие. Он стал известным гравером и основал собственную мастерскую. Его слава как иконописца зародилась примерно в середине века . Наиболее заметными были его портреты Христа , выполненные в холодных бледных тонах. Они отражают его восхищение человеческим лицом. Ушаков был художником, который помог русским художникам перейти к более светскому искусству. Среди его величайших работ — внешние фрески Успенского собора (Успенский собор) Московского Кремля. В 1664 году он был официально назначен первым «иконописцем царя » и работал над портретами царя (парсуны). Он также известен своей версией Святая Троица Андрей Рублев и разработкой пособия по иконописи (подлинника). Примеры его работ можно найти в Третьяковской Галерее в Москве.

Иконы, написанные Симоном Ушаковым в 1676 году. Школьная энциклопедия

Симон (Пимен) Федорович Ушаков — талантливый живописец и график, последний великий иконописец допетровской Руси, прочно соединивший древнерусскую художественную традицию с новым реалистическим направлением. В биографии художника много пробелов, которые частично восстановлены авторскими надписями на иконах. Он родился в Москве в 1626 году, скорее всего, в семье горожан.В юном возрасте он в совершенстве овладел сложным ремеслом «знаков» (рисования) и в 1648 году поступил на королевскую службу в Серебряный орден Оружейной палаты. Он писал иконы и миниатюры, делал рисунки для знамен, монет и украшений для оружия, рисовал карты, планы, обновлял древнюю роспись в храмах, смотрел различные произведения искусства, и вскоре его стали называть не иначе как «золотые и серебряные работы знаменосца». и иконописец «. Прилежно выполняя подобные работы, он завоевал большой авторитет при дворе Алексея Михайловича, который за выдающиеся заслуги был возведен в дворянский сан.В 1657 году ему было поручено обновить роспись одного из залов Кремлевского дворца, и с тех пор ни один крупный заказ в Москве не обходился без Ушакова. В середине 60-х он достиг вершины славы и стал известен как лучший московский иконописец. В 1664 году специальным указом он был переведен в Оружейную палату, где организовал свою школу иконописцев и стал «избранным царским иконописцем», а фактически — главным знатоком не только в области живописи, но и по всем вопросам, связанным с искусством.Ему приписывают фрески в Архангельском и Успенском соборах (1660 г. ), а также в Царской (1657 г.) и Грановитой (1668 г.) палатах Кремля, иконах для Троицкой церкви в Никитниках (1656–1657). Ранние работы Симона Ушакова до нас не дошли. Первой иконой, несомненно принадлежащей его кисти, является «Владимирская Богоматерь» (1652 г.), авторская копия знаменитой иконы, некогда привезенная в Россию из Византии. В настоящее время достоверно известно более 50 икон мастера, хотя многие из них были искажены более поздними записями и реставрациями.Среди относительно сохранившихся подписных произведений Ушакова — «Троица» (1671 г., Русский музей), изображения Спаса Нерукотворного (1658, 1673, 1677 и 1678 гг., Русский музей и Третьяковская галерея), «Успение» (1663), «Владимирская Богоматерь» («Древо Московское государство», 1668), два изображения преподобного Сергия Радонежского (1669–1670), «Благовещение» (1673). Последние пять находятся в Третьяковской галерее … В своем творчестве мастер активно использует приемы стиля «фряж», ищет новые формы, придавая фигурам характер и движение. С помощью многослойных «растапливаний», мельчайших мазков, обеспечивающих мягкий переход от одного тона к другому, он добивается того, что лица на изображениях приобретают теневую лепку, а глаза уже кажутся «живыми». «. Его интерьеры и пейзажи включают элементы линейной перспективы … Иногда отдельные фрагменты или даже вся композиция в целом («Семь смертных грехов», 1665) заимствованы из западных гравюр. Свой взгляд на задачи иконописи Ушаков формулирует в теоретическом труде « Слово к милой иконописи » (ок.1666), в котором он защищает принципы художественной правдоподобности, сравнивая живопись с зеркалом, и говорит о личной ответственности художника за свои работы.

Симон Федорович Ушаков скончался в Москве 25 июля 1686 года. Этот замечательный художник, при жизни прославившийся как иконописец, которого часто называли русским Рафаилом, оказал заметное влияние на русское церковное искусство, предвосхитив его новый курс в эпоху. Петровских реформ и завершил ряд наших великих иконописцев: Феофан Грек — Андрей Рублев — Дионисий — Симон Ушаков.

На фото: Палата Симона Ушакова в Москве.

Мало кто знает, что при рождении в 1626 году Симона Ушакова назвали его Пименом. Родители, скорее всего, были из горожан. Уже к двадцати двум годам молодой мастер стал царским «жалованьем» Серебряной палаты Оружейной палаты, то есть стал получать, как мы теперь сказали бы, постоянное жалованье. В то время чествовали только самых опытных специалистов.

Как и почему Пимен стал Симоном, история умалчивает. Но на многих своих творениях (например, на иконе «Нерукотворный Спаситель», которая хранится) он оставил подпись —

«Государь-иконописец и дворянин московский грешный Пимен по прозвищу Симон Ушаков».

В Оружейной палате Ушаков был «знаменит», то есть делал рисунки на разные предметы, в том числе церковной утвари и изделий из драгоценных металлов; изобретал выкройки для поделок, рисовал карты и строил планы.И уже тогда он начал писать иконы — не только для царского двора, но и на заказ.

Симон Ушаков был одним из любимых мастеров царя. В тридцать лет ему поручили отреставрировать росписи Кремлевского дворца. А в 1664 году художника перевели в Оружейную палату, где он стал, по сути, главным знатоком всех вопросов, касающихся не только иконописи, но и искусства в целом. Мы помним, что Оружейная изначально создавалась для хранения оружия, что легко понять по названию.Однако вскоре он превратился в огромную художественную мастерскую. Здесь делали все — от росписи кремлевских храмов и жилых помещений до украшения знамен, оружия и экипажей.

Судя по его работам, Симон Ушаков в совершенстве владел большинством тогдашних известных художественных техник, использовал светотень, новейшие приемы западной живописи — писал в стиле «фряжа», старался придать фигурам в своих картинах и иконах характер и движение. Неслучайно виды его Богородицы, его святых так часто кажутся «живыми», а в пейзажах уже видна перспектива!

Среди наиболее известных произведений Симона Ушакова — иконы «Богоматерь Владимирская» (1652 г. ), «Кижи» (1668 г.), «Посадка древа государства Российского» (1668 г.), образ Живоначальной Троицы (1671 г.), несколько изображений типа «Нерукотворный Спаситель», пастыри царей — Михаил Федорович и…

Кстати, известный мастер был, по сути, первым русским художником, который начал изображать светских лиц, а не только святых. Хотя они все еще были нарисованы на досках и выглядели как иконы, это все же был шаг к светской живописи.

Основную задачу, стоящую перед художником, Ушаков сформулировал в трактате «Слово к прекрасному иконописному письму». Это эссе было задумано как ответ своему другу и коллеге — Иосифу Владимирову. В частности, в своем творчестве изограф восхищался зеркалом и его «способностью» воспроизводить и отражать мир… Ушаков не сомневался, что художник, как зеркало, должен стремиться точно передать живописный образ.

Симон Ушаков посмертно внес значительный вклад в сохранение древнерусского зодчества. Он жил в каменных покоях в Ипатьевском переулке, напротив церкви Живоначальной Троицы. Его иконописная мастерская располагалась во дворе, в котором учились его ученики. И именно благодаря тому, что постройки когда-то принадлежали столь выдающемуся деятелю искусства, они пережили революционные события и в советское время стали скорую помощь для различных «расчетов с прошлым».«Они и сейчас стоят на своем месте — островок давних времен среди безличных бетонных« ящиков ».

Голос мастера:
Многие из нас, владеющих искусством живописи, пишут то, что более достойно смеха, чем милость и нежность, этим они вызывают гнев Божий и [подвергают себя] осуждению иностранцев и великому позору со стороны честных людей. .

Симон Ушаков.
Слово любящей культовой письменности (вторая половина 17 века)

Царского иконописца XVII века Симона Ушакова иногда ругали, «удостоив» ярлыка разрушителя исконно русской иконописи или называли гением, сумевшим сохранить традицию в тяжелые времена.Где правда? Разобраться в особенностях стиля известного иконописца, в оригинальности его художественных поисков помогает искусствовед, автор книги «Симон Ушаков» (1984), заслуженный работник культуры РФ Надежда Бекенева.

— Надежду Геннадьевну, Симона Ушакова называют последним иконописцем Древней Руси и одновременно реформатором. Почему?
— Это очень спорное мнение. Десять лет назад я тоже думал, что Симон Ушаков — реформатор.Теперь понимаю: это не совсем так, он старался сохранить древний иконографический канон и стиль, всеми силами отстаивая их.

Деталь иконы
«Христос Вседержитель на престоле»

— А как же новая техника письма — так называемая живость?
— Действительно, в иконах Симона Ушакова появляется довольно ощутимый объем. И он работал по-новому. Иконопись древнего искусства сродни творению мира. Вспомним книгу Бытия: сначала Бог отделяет свет от тьмы, затем тверди земной и небесной творит… По такому же принципу работает иконописец. Сначала он рисует архитектуру, травы, одежду, животных и, наконец, после молитвы и поста начинает писать лицо. И последнее, но не менее важное: Бог творит человека, а иконописец пишет Лик Бога. Поэтому в иконе есть такое понятие: «Доличное» — все, что написано на лицах, и личное. Личное письмо древний мастер пишет так же, как и все остальное, — весьма условно. Делает первый слой цветным.В живописи, портрете это называется «подмалевок», а в иконописи — «сангир». Нанесив первый слой краски, приступаем к раскрашиванию «огоньков». Божественный свет, который нисходит на святого и одновременно исходит от него, он пишет охрой. Этот второй слой краски называется «водоворот». Часто закрутка сильно отличается от сангира — тогда получается контрастное изображение. Темно-темный сангир и светлый образ, который еще не придает объема, но намекает на него — осветленная часть лица.Наконец, третий красочный слой древний иконописец кладет так называемые «паровозы». Это небольшие штрихи, которые представляют собой блики на лице. Симон Ушаков уже пишет так, как позже, в 18 веке, работали художники-портретисты. С помощью многослойных растапок, мелких мазков, дающих плавный переход от одного тона к другому, он создает объем Божественного лика. Этот метод ранее не был известен. Затем так стали писать его ученики-последователи и все другие мастера.

— Таким образом, Симон Ушаков «очеловечивает» образы святых …
— В книге я писал, что в лице Христа проявляется не только Его Божественная ипостась, но и Его человеческая ипостась. Теперь я начинаю думать, что я ошибался здесь. Это нужно как-то иначе сформулировать. Лик Спасителя с Симоном Ушаковым до сих пор остается Божественным. В отличие, кстати, от последующих иконописцев 18 века, чьи иконы уже близки к земным, а Христос низведен на землю.

— Что еще отличает Симона Ушакова от его предшественников?
— Его иконы подписаны. Уже в 17 веке художникам разрешалось ставить автографы на иконах. Раньше такая мысль не могла прийти в голову. Русская икона анонимна. Имена таких мастеров, как Андрей Рублев и Дионисий, известны нам не столько по автографам, сколько по документальным данным.

— Надежда Геннадьевна, как вы попали в эту тему?
— В молодости мне не нравились иконы Симона Ушакова.Она очень любила мастера Дионисия. А теперь я его обожаю, а потом — даже больше, и я мечтал исследовать Дионисия, читать ему лекции. На что мой первый руководитель Третьяковской галереи Валентина Антонова возразила: «Ну, по Дионисию, многие из нас читают лекции, а вы лучше Симона Ушакова …» С некоторым разочарованием я стал смотреть, изучать, читать. И постепенно к этому времени увлекся. Мне открылась красота искусства XVII века. Конечно, Ушаков и Дионисий совершенно разные.Вам необходимо принять во внимание следующий момент. Закончив икону, иконописец покрывает ее льняным маслом. Олифа объединяет всю цветовую палитру. Но через сто лет он темнеет. Соответственно, Ушаков не мог видеть, что творили древние мастера. Иконы затемнены, обновлены: вместо реставрации перезаписаны по сохранившимся контурам.

Часть клейма иконы
«Благовещение с акафистом»

— Получается, что в свое время Симон Ушаков не знал и не видел того, что открылось нам благодаря реставрации?
— Конечно.В 1913 году в Москве прошла первая выставка отреставрированных старинных икон. Когда французский художник и скульптор Анри Матисс посетил ее, он был потрясен и обрадован. «Русские мастера приезжают к нам на стажировку, — сказал Матисс, — но на самом деле нам нужно ехать в Россию учиться». Можешь представить? А потом на Симона Ушакова стали смотреть как на разрушителя знаковых традиций. В 1973 году о нем впервые написал исследователь Георгий Филимонов; он назвал Симона Ушакова гением русского искусства.Это неудивительно, ведь почти только его произведения дошли до 19 века, все остальное относилось к более позднему периоду … А когда более ранние иконы открылись и предстали в первозданном виде, с глазами русского народа. Впервые заговорили о старинных иконах и искусстве древних мастеров. Симон Ушаков отошел на второй план, а уже советский реставратор и живописец Игорь Грабарь превратил мастера в «злого гения».

— Как обычно бывает: либо ругают, либо хвалят …
— Симон Ушаков непростой и противоречивый! Однако этих людей нельзя упрекнуть. Представляю их восторг. Вокруг были черные дымчатые доски, и внезапно открылись эти древние чудесные изображения. Нам еще предстоит осознать реальное значение Симона Ушакова для развития русской иконописи …

1. Хвала Владимирской иконе Божией Матери («Древо Государственной Московской»)

Икона была специально написана для храма Святой Живоначальной Троицы в Никитниках и установлена ​​в ее главном иконостасе.Рядом, буквально в нескольких метрах, можно увидеть дом, в котором жил Симон Ушаков. Никитников переулок находится рядом с Кремлем, по мнению экспертов, в этом храме мог быть царь Алексей Михайлович.

Икона «Древо Московского государства» выражает не только художественное, но и политическое мировоззрение. Симон Ушаков живо развивает идею единства церкви и государства. Раньше такой программы в искусстве быть не могло, она появляется во времена церковного раскола.

Исключение. В иконе нет подписи. Любой иконописец, создав тот или иной сюжет, должен был его подписать. Показательно, что Симон Ушаков нарушает это правило. Видимо, ни одной теме своего сочинения он не придает доминирующего значения.

2. Митрополит и князь … На иконе запечатлено ключевое историческое событие: закладка 1325 года Успенского собора … Симон Ушаков пишет дерево — виноградную лозу, которая является символом жизни.Виноградная лоза покрывает всю икону и прорастает через Успенский собор. В небольших медальонах на дереве — московские святые, преподобные, митрополиты, благочестивые цари, юродивые. На центральном медальоне изображена Владимирская Богородица — покровительница не только Москвы, но и всего государства. Ниже, на фоне Успенского собора, митрополит Петр и первый московский царь Иван Калита сажают и поливают это дерево. Однажды, в 1325 году, митрополит Петр предсказал Ивану Даниловичу, что необходимо перенести кафедру, столицу из Владимира в Москву: «Ты сам прославишься, и дети твои будут прославлены.«Владимир часто подвергался набегам и, конечно, многие от этого страдали. Москва располагалась в более отдаленном и более выгодном месте.

3. Москва документальный … За Кремлевской стеной стоит Успенский собор, который Симон Ушаков запечатлел с документальной точностью. Он показывает Спасскую башню, украшенную песочными и механическими часами, и подробно расписывает зубчатую стену вокруг Кремля. Но Успенский собор представлен условно. Таким же образом в XVII веке географические карты изображались с высоты птичьего полета.

4. Диалог неба и земли … Можно сказать, что на иконе изображена история Москвы в портретах выдающихся персонажей, прославленных в лике святых. Все святые держат свитки обращенными к центру, к Богородице. Они начинаются со слова «радуйтесь». Единственный свиток Алексея Михайловича обращен не к Богородице, а к Спасителю, которого мы видим на самом верху с короной и одеждой, предназначенными Алексею Михайловичу.Возле короны надпись: «Будь верен мне до смерти, и дам тебе венец чрево». В свитке Алексея Михайловича, обращенном к Спасителю, написано: «Господи, спаси народ твой и благослови наследие твое».

5. Что есть под красками. «Дерево» написано золотом. Золотой фон, левкас, символизирует божественный Свет.

Симон или Пимен?

Наши предки в 17 веке носили два имени: одно тайное, посвященное Богу (для Симона это Пимен, имя, которым он был крещен), и другое широко известное имя, «Зов» (Симон).Именно поэтому Симона Федоровича Ушакова еще звали Пименом. Также по подписям на иконах можно расшифровать имена его домочадцев и небесных покровителей.

Информационный лист:

Ушаков Симон (Пимен) Федорович
Родился в Москве ок. 1626 г., скорее всего, в семье горожан. В 1648 году он поступил на царскую службу в Серебряную палату, где работал «знаменосцем», то есть готовил рисунки для украшения утвари и украшений, а также рисунки для знамен, географических карт, вышивок и церковных облачений.Он завоевал большой авторитет при дворе Алексея Михайловича. В 1657 г. ему было поручено «обновить» росписи одного из залов Кремлевского дворца, и с тех пор не один крупный заказ в Москве не обходился без Ушакова. В 1664 г. его специальным указом перевели в Оружейную палату, где он был «наемным» (т. Е. Получающим личное жалованье) «царским иконописцем», а по сути — главным знатоком не только живописи, но и по всем вопросам. относящиеся к искусству. Среди работ, выполненных Ушаковым со своими учениками и подмастерьями, — фрески в Архангельском и Успенском соборах (1660 г.), а также в Царской (1657 г.) и Грановитой (1668 г.) палатах Кремля, иконы для Троицкой церкви в Никитниках ( 1656-1657).Из этих работ фрески Успенского собора (частично) и живописный ансамбль церкви Пресвятой Троицы дошли до нас в наиболее первозданном виде.

Анастасия Чернова

Адрес: Лаврушинский пер., 12, Инженерный корпус.

Ушаков Симон (Пимен) Федорович (1626-1686).

В истории древнерусской иконописи принято связывать идею искусства последнего периода Московской Руси.И его творчество, и сама его личность типичны для эпохи фундаментальных перемен, произошедших во второй половине 17 века. Ярко выраженная ломка средневекового мировоззрения приводит к серьезным изменениям в понимании и трактовке иконописного образа.

Эти нововведения особенно ярко проявились в деятельности мастеров Оружейной палаты Московского Кремля. Здесь проводится огромный объем работ — от росписи храмов и жилых помещений Кремля до украшения знамен, карет и различных предметов быта.Симон Ушаков проработал в Оружейной палате более двадцати лет.

Его игра и энергия потрясающие. Он расписывает стены храмов, пишет иконы и миниатюры, рисует карты, рисует знамена, монеты, украшения на ружьях, гравирует и гравирует сам. Много пишет по заказам храмов Москвы, Новгорода, Твери, Ростова, Троице-Сергиева монастыря. Ушаков возглавляет иконописную мастерскую и оставляет множество учеников и последователей, среди которых особенно известны Тихон Филатьев и Кирилл Уланов.Следуя за учителем, они ищут новые формы для создания иконописного образа.

Мой Новый взгляд Ушаков формулирует задачи иконописи в написанном им не позднее 1667 г. «Слове прекрасному иконописному письму», где восхищается свойствами зеркала, способного точно воспроизводить окружающий мир, и хочет уподобить ему графический образ. Следуя этому стремлению, он пытается с помощью многослойных плавок (мелких, едва заметных мазков, дающих плавный переход от одного тона к другому) применить светотеневое моделирование в интерпретации лиц.

Часто пишет изображения Спасителя и Богородицы, демонстрируя свое умение мягко моделировать лицо и шею, подчеркивать округлость подбородка, припухлость губ. На иконе «Владимирская Богоматерь (Древо Московского государства)», написанной в 1668 году, он изображает царя Алексея Михайловича, стараясь передать его портретные черты. Известно, что Ушаков писал парсуны. Изображая на иконах интерьеры или пейзажи, он иногда использует принципы линейной перспективы.

Художник иногда использует западноевропейскую гравюру как образец фонов икон. Так, в архитектурном пейзаже иконы Троицы (1671 г.) он повторил изображение с гравюры, выполненной по картине итальянского живописца XVI века. Паоло Веронезе «Пир у Симона Фарисея». Что касается понимания иконописного образа в целом, мастер остается в рамках средневековых представлений. (Двойственный характер, присущий его искусству, находит аналогии в творчестве позднегреческих иконописцев, таких как, например, Эммануил Цанес.)

1660-е — Создание ряда гравюр на меди на богословские темы.

1666 — Участвует в росписи Архангельского собора Московского Кремля.

1668 — Икона Владимирской Богородицы «Посадка древа государства Российского». Работа в царских иконописных мастерских Московского Кремля.

Икона «Посадка древа государства Российского» написана в 1668 году при царе Алексее Михайловиче. Идея образа — утверждать преемственность правителей на российском престоле от Ивана Калиты и митрополита Петра.

В центре иконы изображение Владимирской Богородицы — святыня русских князей. Икона обвита виноградной лозой, на ветвях которой Ушаков поместил изображения русских святых, помогавших молитвой и личным участием в мирном объединении русских земель.

Это был чуть ли не первый в России опыт изображения на иконе простых мирян — царя и его семьи, хотя в Европе уже существовала традиция портретов заказчиков в церковной росписи.

В своих работах Ушаков стремился передать объем предметов, раскрашенные лица «пухлыми и круглыми», «как бывает в жизни». Этот новый для того времени стиль живописи вызывал критику современников, особенно старообрядцев во главе с протоиереем Аввакумом.

В отличие от иконописцев прошлого, Ушаков часто подписывает свои работы, указывая дату написания изображения и свое имя. Из сохранившихся документов известно, что с 1648 по 1664 год он работал знаменосцем в Серебряной палате, а с 1664 по 1686 год — иконописцем Оружейной палаты.Информация о «семье иконописца Симона Федорова, сына Ушакова» содержится в рукописном синодике Московской церкви Грузинской Богородицы.

Из его наследия, сохранившегося до наших дней, наиболее известны иконы, которые сейчас хранятся в Государственной Третьяковской галерее и Государственном Русском музее. Среди них — повторения известных русских святынь: образы Владимирской иконы Божией Матери (1652, 1662), Донской иконы Божией Матери, Киккской иконы Божией Матери (обе 1668) и др.

Известны также его гравюры на меди — «Отечество», «Семь смертных грехов»; гравюры к «Житию Варлаама и Иоасафа», к «Псалмам Симеона Полоцкого».

Рукописная икона Федора Ушакова.


На золотом фоне иконы изображена поясная фигура праведного Федора-адмирала (Федора Федоровича Ушакова), флотоводца, одного из основоположников Черноморского флота.

Взгляд святого прикован к зрителю. Теодор одет в адмиральскую форму своей эпохи с наградами, которые он заработал в многочисленных сражениях. В правой руке святитель держит раскрытый список, провозглашающий: «Не отчаивайтесь! Эти грозные бури обратятся во славу России ».В левой руке офицерская сабля, как символ благородной профессии защитника отечества. Оружие, которым праведный воин сражался с врагами своего Отечества.

Правильные, гармоничные черты лица олицетворяют небесную духовную красоту. Выражение лица строгое, без излишней чувственности и эмоциональности, показывает отрешенность от мира, сосредоточенность на служении Господу. Лицо расписано нежным фьюжн охрой. Розоватые тона румян и губ контрастируют с оливковым цветом санкира, что придает лицу дополнительный объем и выразительность, мягкость и теплоту.

Прямые и широкие складки одежды задают иконе определенный ритм и движение, выражают полноту упорядоченности духовных сил. Эластичность духовной энергии проявляется в их строгом геометрическом построении. Все элементы иконы расписаны тонкими прозрачными красками, которые придают облику праведного Федора Адмирала глубину, мягкость, неземную воздушность.

Тонкая гравировка на левкасе придает иконе торжественный изысканный вид.

Икона Федора Ушакова выполнена в каноническом стиле с соблюдением вековых традиций иконописи. При написании иконы использовалась чистая и естественная палитра красок: минералы, полудрагоценные камни, охра, земли, вручную натертые колокольчиком и смешанные с желтком. Богатая цветовая палитра натуральных пигментов позволила добиться умеренной насыщенности и мягкости красок, присущих московской письменной школе.

Праведный Федор Адмирал, жизнь

«Все батареи, которые будут захвачены, поднимут на них флажки, что будет означать нашу победу.Не теряя времени, пытаясь завладеть всем островом. Как только наступит безопасный ветер, я немедленно сниму якоря и со всем флотом поспешу выполнить указание. «
В 1659 году за рекой Мокша, недалеко от древнего города Темникова, был основан Санаксарский монастырь. В нашем веке этот монастырь стал местом прославления в лике святых праведного воина — адмирала Русский флот — Федор Ушаков Тысячи километров отделяют Санаксарский монастырь от берегов Черного моря, где служил российский флотоводец Федор Ушаков.Почему именно здесь, в Санаксарах, после ухода с поля боя знаменитый адмирал ушел в отставку?

Ушаковые — не богатый, а старинный дворянский род. Детство Федора Ушакова прошло в родовой усадьбе села Бурнаково Романовского уезда Ярославской губернии в семье благочестивых и глубоко религиозных родителей. Необычайно большое влияние на юношу оказал дядя будущего флотоводца Ушакова Иван Игнатьевич, который был на 27 лет старше племянника.

По обычаю того времени, в караулу приставляли детей дворян. В юности Иван Ушаков служил в Лейпгарде Преображенского полка, но в 30 лет оставил военную службу … В Александро-Невской Лавре он принял монашеский постриг и был назван Федором в монашестве. Когда племянника зачислили в морской кадетский корпус, в Петербурге отец Федор восстановил монастырь в Санаксаре Тамбовской губернии.

Невидимая связь, духовная молитва с этой обителью сопровождала адмирала на протяжении всей его жизни.Она держала его в опасных походах, поддерживала в, казалось бы, безнадежных обстоятельствах. Два Федора — инок и моряк, были воинами Христовыми, оба делали одно и то же. Дядя Ушаков восстановил обитель, был твердым и строгим игуменом, служил Богу и молился за Отечество.

Адмирал Федор Ушаков совершил славные подвиги во славу России. Молитвенное общение его родного дяди — преподобного Федора Санаксарского и адмирала Ушакова никогда не прерывалось. Человек праведной жизни, Ушаков также служил Богу на военном поприще.И свидетельство тому — блестящие победы российского флота … Историки пожимают плечами — «Не бывает!» Факт поистине беспрецедентный во всей военной истории … За время военной службы адмирал не проиграл ни одного сражения. Еще один удивительный пример из жизни флотоводца — иногда деньги на содержание Черноморского флота доставлялись несвоевременно, в таких случаях Ушаков выдавал несколько тысяч из своих денег в контору Севастопольского порта, чтобы не было. прекратить работу.

Он чрезвычайно дорожил государственными интересами, утверждая, что в своих деньгах он должен быть щедрым, а в государственных — скупым. И правило доказало это на практике.
Выйдя на покой в ​​1810 году, Федор Ушаков поселился в селе Алексеевка Темниковского уезда, рядом с Санаксарским монастырем.

О последних годах жизни адмирала, есть свидетельства очевидца — настоятеля монастыря иеромонаха Нафанаила. Он писал, что Ушаков благоговейно заступился за длительные службы в монастыре. У него тоже была своя камера. Адмирал пожертвовал монастырю значительные суммы, устроил в Темникове богадельню. В его сердце всегда была молитва. Во время Отечественной войны 1812 года утешил:

человек.

«Не отчаивайтесь! Эти грозные бури обратятся во славу России. Восторжествует вера, любовь к Отечеству и восхождение на престол».

Федор Ушаков похоронен по его просьбе рядом с дядей — первоначальным основателем монастыря иеромонахом Федором Санаксарским.

Православная Церковь дважды отмечает дни памяти Федора Ушкова: 15 октября, в день его смерти, и 5 августа, когда воин был канонизирован. В эти дни совершается праздничная литургия, и каждый желающий может почтить память великого воина и святого Бога.

Значение иконы Федора Ушакова

Федор Федорович Ушаков — великий адмирал и простой праведный воин, прославленный церковью, дает нам глубочайший и назидательный для нашего времени очень важный пример того, что ни одно дело, ни в какой области, политической или военной, не может совершаться без благословения Бога, без обращения к Богу в молитве, но еще важнее, чтобы наши молитвы, наши просьбы к Богу строились и основывались на чистоте нашей внутренней жизни, иначе все они могут оказаться напрасными. Нам нужно жить свято, к чему призывает нас Евангелие.

Чем помогает икона Федора Ушакова?

Покровитель моряков и всех защитников Отечества Федор Федорович Ушаков — образец горячего служения Богу и русскому народу. Его духовная сила, чистая вера помогла ему справиться со многими трудностями и смертельными опасностями … Святой образ адмирала Федора Ушакова учит нас непоколебимой вере, призывает к подвигам веры и любви, полагаться на Божью помощь и Его безграничную милосердие.

Перед иконой Федора Ушакова молятся:

Укрепление веры
— О здоровье офицеров и солдат, защищающих нашу мирную жизнь. Матери молятся за своих сыновей, служащих в вооруженных силах, за их благополучное возвращение домой. О том, чтобы дать им мужество и терпение в их нелегкой службе. О доблести и самоотверженности на поле боя.
— О моряках.
— О победе над врагами.
— О защите слабых, невинных, угнетенных.
— Об облегчении телесных и духовных слабостей.
Святой Феодор услышит нашу искреннюю молитву и, находясь перед престолом Божиим, передаст Ему наши прошения, и мы получим то, что достойно для нашей души.

Купить икону Федора Ушакова

В иконописной мастерской Радонеж можно купить или заказать рукописную икону праведного Федора Ушакова. и поможем подобрать сюжет, композиционное решение иконы, ее оптимальный размер и дизайн, либо напишем икону по вашему образцу.
Бесплатная доставка по Москве. При желании икону можно освятить в Свято-Троице-Сергиевой лавре.

Образ Федора Ушакова, сделанный иконописцами Радонежской мастерской, как и любая ручная икона, несет в себе живую теплоту человеческих рук и любящее сердце. Каждая икона, написанная с любовью, неповторима и неповторима.

Мира и добра вам Дорогие братья и сестры, и пусть праведный Феодор Ушаков сопровождает вас на протяжении всей вашей жизни.

Русский иконописец, Новгородская школа

Биография

Родился в Константинополе (бывшая Византия,
ныне Стамбул), столица Византийской империи, все, что мы знаем о
он переехал в Новгород около 1370 года (около 30 лет), чтобы
завершить программу росписи стен
в церкви Преображения Господня. Считается основателем
новгородской школы, за время пребывания в городе исполнил широкий спектр
фресок, религиозное панно
картины, миниатюры и книжные иллюминации, хотя немногие из сохранившихся
работы можно с какой-то уверенностью отнести к нему. Среди своих новгородских
шедеврами является изысканная икона, известная как Мадонна Донская
(ок. 1380) сейчас в Третьяковке
Галерея, Москва. В 1395 году Феофан переехал в Москву для украшения
Церковь Рождества Богородицы.В Москве он выполнил большой
количество других религиозных картин
для церкви Рождества Богородицы (1395 г.) в Московском Кремле, г.
Архангельский собор в Кремле (1399 г.), и (в соавторстве с
Андрея Рублева и Прохора Городецкого) Благовещенский собор
в Кремле (1405 г.). Также: Кристиан
Искусство, византийский период.

Возвращался ли он в Константинополь и как часто?
во время его пребывания в России ничего не известно, хотя ученый искусствовед
Алпатов приписал ему некоторые картины в Карие Джами (монастырь Хора).
в столице Турции.Хотя, согласно условности, он рисовал
в основном религиозное искусство, он тоже был одним из
первых художников светской тематики в России, так как его работы включали
фресковая панорама Москвы, выполненная для князя Владимира Андреевича.

Византийский личный стиль Феофана
искусство отличается глубоким чувством, удлиненностью фигур, нежностью
детализация, большая яркость и линейный ритм, столь характерный для новгородских
картина.Независимо от того, работает ли он фреской или темперой, его исполнение смелое.
и его манера письма почти импрессионистическая по своей силе и стремительности. Его работа
сочетает в себе византийское мастерство с большим обучением и безошибочным
Русский дух. Станьте свидетелем его панно с изображением Преображения Иисуса года
в котором геометрия и блеск Христа резко контрастируют с
беспорядочное расположение земных апостолов на горе Фавор.
Математическая гармония его форм в сочетании с палитрой земных тонов.
и драгоценное сусальное золото, придает работе огромную силу и глубокий смысл
духовности.Работы, приписываемые Феофану Греку, можно увидеть
в одном-двух лучших художественных музеях
в России, в том числе в Эрмитаже,
Санкт-Петербург.

Для сравнения с примитивной панелью
живопись в Италии, читайте о Сиене
Школа живописи под руководством великого Дуччо
ди Буонинсенья.

Примечание о значках

Произведено из восточно-византийского искусства, русский язык
иконы, как правило, имеют мелкую темпера
панно с изображением Христа, Богородицы, святых и / или апостолов, которые функционируют
как религиозные образы и выражения православного благочестия.Они известны
существовали до 340 г. н.э., и их обычно можно найти в домах
все православные христиане. В восточных церквях алтарные ширмы, известные как иконостасы.
обычно заполнены значками. Опасности развития иконопочитания
в идолопоклонство привело к нескольким историческим иконоборчествам в Византии.
и Россия.

Результаты поиска по запросу «Андрей Рублев»

  • … -art.info/author.php?lng=ru&author_id=1 Избранные произведения Андрея Рублева: иконы, фрески и миниатюры
    http: // www.icon-art.info/book_contents.php …

    14 КБ (2034 слова) — 07:25, 19 июня 2021 г.

  • … мальчика, который действует как шпион против немецких захватчиков.
    ‘Андрей Рублёв (фильм) Андрей Рублёв’ ‘(1966) — Эпопея, основанная на жизни …

    16 КБ (2516 слов) — 07:27, 19 июня 2021 г.

  • … Образец русской иконы с изображением трех ангелов, известный как Троица Андрея Рублева Рублева, или «Ветхозаветная Троица» ‘окрашены c. 1410…

    137 КБ (20 156 слов) — 19:40, 22 февраля 2020 г.

  • . .. ‘s_saviour.jpg большой палец правой руки Христос Искупитель (1410-е, Андрей Рублев)
    Русские иконы — это, как правило, картины на дереве, часто небольшие, хотя …

    30 КБ (4829 слов) — 18:03, 19 февраля 2018 г.

  • … 11 февраля 2009 г.
    Наследие
    Изображение: Рублев grigoriy bogoslov.jpg большой палец справа Андрей Рублев, ‘Григорий Назианзин’, 1408
    Богословие …

    33 КБ (5154 слова) — 21:26, 17 июля 2017 г.

  • … ‘s saviour.jpg thumb right Христос Искупитель — Андрей Рублев (ок. 1410, Третьяковская галерея, Москва).
    Восточная Православная Церковь …

    13 КБ (2133 слова) — 03:12, 29 июля 2008 г.

  • … 001.jpg thumb 200px «Гостеприимство Авраама» Андрея Рублева. Три ангела символизируют троицу.
    Хотя основная позиция …

    42 КБ (6510 слов) — 19:44, 26 марта 2020 г.

  • … редкие оригиналы иконописца-иконописца начала XV века Андрея Рублева.Новая Третьяковка, созданная в советское время, в основном содержит .

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    [an error occurred while processing the directive]

    Related Posts

    Разное

    Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

    Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

    Разное

    Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

    обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

    Крещение — это одно из важных событий в жизни православного