Церковная семья это: Семья — малая Церковь / Православие.Ru

Разное

православный взгляд / Статьи / Патриархия.ru

Доклад председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Волоколамского Илариона на конференции «Православные и католики вместе в защиту семьи».

Ваше Высокопреосвященство архиепископ Винченцо Палья! Дорогие отцы, братья и сестры!

Сердечно приветствую всех вас, собравшихся сегодня в Риме для совместного размышления о том, как сохранить и передать будущим поколениям христианское понимание семьи и брака. Эта тема актуальна не только для православных и католиков, но и для христиан других конфессий, поскольку семья является важнейшей опорой гармоничного развития общества и первоосновой жизни любого народа.

В современном мире происходят процессы, в результате которых семья как социальный институт оказывается под угрозой распада и вырождения. Чтобы дать убедительный ответ на вызовы секулярного мировоззрения, мы, христиане, должны опираться, прежде всего, на Священное Писание и опыт Церкви.

В библейском понимании брак и семья представляют собой изначальную форму коллективного, «соборного» бытия, к которому человек призван Самим Творцом. Жизнь человека не ограничивается тесными рамками индивидуального существования: человек во всей полноте реализуется как личность не сам по себе, но в духовном общении с Богом и ближним.

Тема союза любви между мужчиной и женщиной является одной из важнейших тем библейского благовестия. В Книге Бытия Сам Господь дает предельно четкое определение семьи: «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть» (Быт. 2:24). Эти слова служат основой для богословского учения о семье и браке.

В Священном Писании мы читаем о том, как в самые драматические моменты истории Господь предостерегал об опасности ослабления семейных и братских уз, вызванного сомнением, эгоизмом или ожесточением сердца. Со времен Каина и Авеля, когда оскудевает любовь и распадаются родственные связи, вражда и грех неминуемо приводят к убийству, войнам и многочисленным бедствиям. В Синайской пустыне, чтобы народ не погиб в своих беззакониях, Господь вручает пророку Моисею скрижали Завета с заповедями, часть которых касается фундаментальных принципов семейного бытия.

В своей памяти народ также сохранил положительные примеры из жизни патриархов: во имя родственных уз Авраам в решающий момент не стал расставаться с Лотом, Иаков примирился с Исавом, Иосиф простил своих братьев. Здоровые семейные отношения соединяют людей узами верности, чести, искренности, взаимопомощи и взаимопонимания. Семья становится тем «гнездом» (Притч. 27:8), в котором человек в окружении братьев восходит от силы в силу и получает самые первые уроки того, как различать добро и зло. Вот почему для описания мира и благополучия в языке Ветхого Завета нередко используется образ дома. А в новозаветной притче о блудном сыне отчий дом становится прообразом дома Божия. Отметим также, что ветхозаветные пророки нередко прибегают к метафоре семьи для обозначения отдельного племени или всего народа как единого целого, обращаясь к «дому Израиля», «дому Иуды» и т. д. (Иер. 31:31).

Семья в библейском понимании состоит из мужчины, женщины и их детей. Она становится живой клеткой племени, народа и, в конце концов, той единой семьи, истинным Отцом которой является Бог, создавший в лице Адама и Евы все человечество. Земной отец рождает лишь по плоти, тогда как Отцом всех людей в наиболее полном и абсолютном значении слова является Сам Господь.

В Новом Завете с особой силой подчеркивается духовное измерение семейной жизни. В этом христианство существенно отличается от иных религиозных, философских и политических течений, ратующих за идеалы равенства и братства. Церковь Христова не столько провозглашает эти идеалы, сколько являет как осязаемую реальность подлинное братство, возможное только в Боге Сыне, через Которого Бог Отец нас усыновляет Себе (Гал 4:5-7; Рим 8:14-17; Еф 1:5).

Протоиерей Иоанн Мейендорф так определяет сущность христианского брака: «Христианин призван — уже в этом мире — иметь опыт новой жизни, стать гражданином Царства; и это возможно для него в браке. Таким образом брак перестает быть только лишь удовлетворением временных естественных побуждений… Брак — это уникальный союз двух существ в любви, двух существ, которые могут превзойти свою собственную человеческую природу и быть соединенными не только друг с другом, но и во Христе».

Семья в христианском понимании — это союз мужчины и женщины, основанный не просто на взаимном влечении, страсти или общих интересах, а на стремлении жить вместе и быть «домашней церковью» (Кол 4:15). «Где муж, и жена, и дети в согласии и любви соединены узами добродетели, там посреди Христос», — пишет св. Иоанн Златоуст. (На Книгу Бытия. Слово VII). Для создания подлинно христианской семьи одних родственных связей мало, семья призвана стать «малой церковью», живой иконой вечной любви, в которой хранятся и передаются из поколения в поколение заповеди Божьи. Недаром так часто в Евангелиях Царство Небесное сравнивается с браком, с брачным пиром, в котором исполняются чаяния ветхозаветных пророков о новом и вечном завете Бога со Своим народом.

Стремительные изменения, происходящие в современном мире, бросают серьезные вызовы духовному благополучию семьи. Господство индивидуализма, потребительской и гедонистической психологии способствует увеличению числа разводов, падению рождаемости, нарастанию конфликтности во внутрисемейных отношениях и разрыву связей между поколениями. Широко распространенной формой подмены семейных ценностей меркантильными интересами сторон стали так называемые «партнерские отношения». Все большее распространение получают различные формы внебрачного сожительства без взаимных обязательств, наносящие удар по нравственной целостности личности и извращающие само понятие семьи.

Крайним выражением кризиса являются попытки приравнять гомосексуальные союзы к браку и предоставить однополым парам право усыновлять и воспитывать детей. Закон превращает ребенка из субъекта права в объект права — в предмет, обладать которым теперь может каждый. Это принципиально новый взгляд на ребенка не как на «плод любви», а как на доступный любой «паре» предмет удовлетворения потребностей. Такой подход не может не вызывать серьезные опасения, наряду с опасением за развитие и душевное равновесие детей, усыновленных однополыми «родителями».

Любое законодательство основано на определенных нравственных посылках, на представлении о том, что является добром, а что злом, что нравственно, а что безнравственно. Идеологизация человеческого сознания, навязывание людям новых нравственных установок непременно ведет к изменениям в законодательстве. Но если изменения в законодательство вносятся вопреки воле большинства, в угоду конкретным меньшинствам, лоббирующим свои интересы при помощи административного ресурса, это чревато опасными социальными катаклизмами.

Лоббирование законодательных инициатив, уравнивающих традиционную семью с однополыми союзами, происходит сегодня при поддержке государственных властей ряда западных стран, вопреки воле людей, без серьезных и свободных дискуссий среди специалистов и без привлечения широкой общественности.

Так, в январе этого года министр образования Франции Венсан Пейон заявил, что в школе ученики должны избавиться от всех форм детерминизма — семейного, этнического, социального или интеллектуального. Согласно инструкциям возглавляемого им министерства, с нового учебного года во французских школах слова «мальчик» и «девочка» будут заменены на слова «друзья» и «дети»[1].

Следуя той же логике, Конституционный совет Франции 17 мая 2013 года узаконил однополые союзы, приравняв их к браку. В отношении усыновления Конституционный совет подчеркнул, что закон признает такое право в принципе, однако это не означает, что все однополые пары гарантированно получат это право, так как каждый случай усыновления рассматривается индивидуально и решение всегда принимается, исходя из интересов ребенка[2].

После того, как президент Франсуа Олланд подписал соответствующий законопроект, во Франции прошли массовые манифестации, собравшие более миллиона участников. Таких протестных акций Франция не видела почти тридцать лет, с тех пор как 24 июня 1984 г. в Париже вышло на улицу два миллиона человек, чтобы высказаться против закона о включении частных школ (в большинстве своем католических) в общую государственную образовательную систему. С конца 2012 года по май 2013 года в Париже прошло три многотысячных мирных демонстрации в поддержку семьи. Правительство отреагировало на них так, как если бы имело дело с акциями насилия: полицейские использовали слезоточивый газ и физическую силу против этих мирных собраний людей. Были задержаны и арестованы тысячи демонстрантов[3].

Законодательство США относит семейное право к юрисдикции штатов, поэтому вопрос о легализации однополых союзов в США полностью зависит от правительств штатов. Принятый в 1996 году федеральный Закон о защите брака определяет брак как союз мужчины и женщины и разрешает штатам не признавать однополые союзы, заключенные в других штатах или государствах. 26 июня 2013 года Верховный суд США вынес решение о неконституционности третьей части Закона о защите брака, что означает признание однополых союзов федеральным правительством США. По состоянию на 21 октября 2013 года однополые союзы регистрируются в качестве браков в четырнадцати штатах из пятидесяти и в федеральном округе Колумбия. [4] Еще в шести штатах узаконены иные формы однополых союзов, права в которых разнятся в зависимости от штата. На данный момент однополыми сожителями воспитывается около 2 млн. детей, преимущественно от прежних гетеросексуальных браков.

Парламентская ассамблея Совета Европы приняла летом 2013 года резолюцию по докладу «Преодоление дискриминации на основе сексуальной ориентации и гендерной самоидентификации» с призывом к политикам и другим публичным деятелям «установить отношения диалога и доверия с ЛГБТ-сообществами также посредством участия в гей-парадах», «воздержаться от гомофобских и трансфобских речей и публично осудить их».[5] ПАСЕ осудил единогласно одобренный Государственной Думой Российской Федерации законопроект «О пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних», который вступил в силу 30 июня 2013 года после подписания его Президентом России. Этот закон, призванный защитить детей от пропаганды гомосексуализма, является необходимой мерой, направленной на поддержание баланса в обществе, поскольку на примере Европы мы видим, что существует реальная угроза диктата в области норм сексуального поведения и половой идентификации.

Часто говорят о том, что якобы нетрадиционная сексуальная ориентация детерминирована генетически. Тезис этот остается спорным, потому что научное сообщество не пришло к единому мнению относительно биологической или социальной детерминированности сексуальной ориентации. Однако христианский подход отличает сексуальную ориентацию от конкретных форм сексуального поведения, противоречащих библейской этике. Нравственные ценности лежат в иной плоскости, чем научные гипотезы: отношение к тому или иному образу жизни и поведения должно формироваться именно ценностями, которые разделяет человек, но не научным обоснованием данного предмета. Например, есть мнение ученых, что так называемое диссоциальное расстройство личности, характеризующееся игнорированием социальных норм, импульсивностью, агрессивностью, имеет генетическую природу. Тем не менее, научное обоснование биологической детерминированности асоциального поведения отдельного человека не может служить руководством для признания обществом поведения такого индивидуума нравственно приемлемым.

С христианской точки зрения, человеческая природа является падшей, склонной к греху. Влечение человека к лицам своего пола рассматривается в христианской перспективе как недуг, требующий врачевания. Церковь с пастырской ответственностью подходят к лицам нетрадиционной сексуальной ориентации, имея в своем распоряжении богатый арсенал средств для духовной помощи таким людям. Но она выступает решительно против того, чтобы греховное поведение было объявлено нормой. В этом понимании едины православные и католики, основывающиеся на свидетельстве Священного Писания, которое не признает никаких иных форм брака, кроме союза любви между мужчиной и женщиной.

В последние годы в Европе происходит целенаправленный демонтаж ценностей, укорененных в христианской традиции. Речь идет не только об изгнании христианских символов из общественного пространства, о запрете на христианские праздники, о стремлении загнать религию в гетто, объявить ее сугубо частным делом. Речь идет о разрушении именно ценностной системы, на которой на протяжении веков строилась жизнь всего цивилизованного человечества. Одной из таких основополагающих ценностей, значение которой сегодня полностью переосмыслено, является семья.

Различные формы эксплуатации человеческой сексуальности ныне узаконены «цивилизацией потребления» и имеют влиятельное лобби в парламентских и правительственных структурах многих государств мира. «Сексуальная свобода» ведет к порабощению человека животными инстинктами, и мы переживаем времена легализации тоталитаризма инстинкта. Порнография стала едва ли не самым прибыльным бизнесом. По данным экспертов, как минимум два миллиона несовершеннолетних вовлечены в производство порнографической продукции.

На наших глазах такие основополагающие ценности человеческого бытия, как истина, свобода, братство, низводятся до уровня относительных понятий, в которые каждый может вкладывать какое угодно содержание. На ярмарке тщеславия быстрее всего обесцениваются именно нравственные ценности. И трагическая ирония состоит в том, что в результате всеобщей переоценки девальвируются не только установленные Богом ценности, но и сам человек.

Законодательство многих западных стран сегодня оказывает поддержку силам, которые разрушают традиционную семью, может быть, не в последнюю очередь потому, что духовное благополучие человека в лоне семьи ускользает из-под контроля внешних сил. По той же причине вместо поддержания культуры и повышения качества образования предпочтение отдается развитию социальных сетей и индустрии развлечений. Глобализация направлена, прежде всего, на снижение культурного уровня человека и на то, чтобы в процессе социальных мутаций целые народы превращались в одноликую массу потребителей. Стереотипы массовой культуры и моды клонируют такой тип сознания, в котором не остается места ни для идеалов семьи, ни для подлинных духовных ценностей.

На фоне беспрецедентного возрождения религиозной жизни, происходящего в ряде стран Восточной Европы, мы видим, как на Западе, при внешнем благополучии, общество стремительно дехристианизируется, церкви пустеют, священники стареют, а молодежь на их место не приходит. Но Бог поругаем не бывает (Гал. 6:7). Само присутствие христиан в мире свидетельствует о том, что голос правды Божией сильнее безбожной пропаганды. И этот голос остается востребованным. В современном обществе Церковь является единственным социальным институтом, который не подвержен кризису, не теряет доверия людей, потому что созидает свое бытие на основе братской любви и бескорыстного служения людям. Христиане, которые вопреки всем соблазнам современного мира остаются убежденными верующими, знают, ради чего живут. Это огромная привилегия. И каждый христианин, исполняющий евангельскую заповедь любви, свидетельствует о Боге самим образом своей жизни, качествами своей личности, устоями своего быта.

Многие молодые люди задумываются о месте брака в собственной жизни и хотят создать полноценную семью. Они нуждаются в противоядии от пропаганды разврата, в твердом и последовательном руководстве к здоровой семейной жизни. И они ищут примеры для подражания. Если они не найдут их в Церкви, в христианских семьях, они не найдут их больше нигде.

В этой ситуации наша ответственность очень велика. Необходимо вдохновлять молодежь, ориентировать ее на следование библейским идеалам брака и семьи. Надо это делать всеми доступными средствами — через проповедь в храмах, через выступления в средствах массовой информации, через произведения искусства, через школьные программы и систему образования в целом. Для всех нас, православных и католиков, настало время единым фронтом встать на защиту семьи и общими усилиями противостоять тлетворным веяниям нравственного релятивизма в слове истины, в силе Божией, с оружием правды в правой и левой руке (2 Кор. 6:7).

[1] «Представитель РПЦ: легализация нетрадиционных семей — модная утопия», РИА Новости http://ria.ru/interview/20130705/947796599.html

[2] «Закон об однополых браках во Франции вступил в силу». Русская служба BBC. http://www.bbc.co.uk/russian/international/2013/05/130517_france_gay_marriages.shtml

[3] «В РПЦ одобрили решение ПАСЕ расследовать разгон мирной демонстрации против однополых браков в Париже» http://www. newsru.com/religy/02jul2013/pase.html

[4] Defining Marriage: Defense of Marriage Acts and Same-Sex Marriage Laws. National Conference of State Legislatures. http://www.ncsl.org/research/human-services/same-sex-marriage-overview.aspx

[5] http://www.patriarchia.ru/db/text/3078791.html

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

В чем ценность церковной семьи?

Вопрос

Ответ

В чем ценность того, чтобы быть семьей для других верующих? Текст в книге Деяния 2:42 можно считать фундаментальным выражением сущности церковной деятельности: «И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах». Согласно Библии церковная семья важна по следующим причинам:

Совместное изучение Слова Божьего. Церковная семья обеспечивает основательное изучение Библии. Это может происходить в небольших группах, на курсах изучения Библии, в учении пастора, на уроках воскресной школы и т.д. Церковная семья призвана вместе возрастать духовно, поддерживая друг друга. Во 2 Тимофею 3:16 написано: «Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности».

Совместное поклонение Богу. Когда верующие вместе поклоняются Господу – будь то в песнопениях и музыке, проповеди или служении, – это их всегда объединяет. В Псалме 33:4 содержится призыв к совместному поклонению: «Величайте Господа со мною, и превознесем имя Его вместе».

Взаимная подотчетность. Церковь предоставляет возможность для взаимной подотчетности. Налаживая отношения и завязывая дружбу, мы обретаем тех, кто может поощрять нас, обличать, когда необходимо, и радоваться вместе с нами. В книге Притчи 27:17 говорится: «Железо железо острит, и человек изощряет взгляд друга своего». Взаимная подотчетность имеет решающее значение в борьбе с грехом, и церковная семья – как раз то место, где можно найти кого-то, с кем можно помолиться, побеседовать и довериться.

Поддержка в испытаниях. Когда приходят испытания, поддержка других чрезвычайно важна. Сталкиваясь с нуждой, нам бы хотелось получить молитвенную поддержку от братьев и сестер во Христе и помощь в практических потребностях, таких как питание, уборка и уход за детьми. Послание к Галатам 6:2 призывает нас: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов».

Возможности для служения. В церкви мы не только получаем поддержку, но также оказываем ее другим. Наше призвание – вносить вклад, а не только получать. Находясь в тесном общении с другими верующими, мы будем знать, когда им необходима поддержка и молитва. Мы также можем помочь в практических нуждах. В Ефесянам 6:7 мы призваны служить «с усердием, как Господу, а не как человекам».

Ученичество. Приходит время, когда нам нужно учиться питать других, а не только питаться самим (Евреям 5:12). Мы можем проповедовать, поощрять и учить свою церковную семью. «Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века» (Матфея 28:18-20).

В период подавляющей секуляризации общества полезно находиться в кругу семьи единомышленников. Эти братья и сестры могут ободрять нас на пути веры, отвечать на наши духовные вопросы и поддерживать в трудные времена. Церковная семья также может дать нам возможность служить и учить других. «Не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай; но будем увещевать друг друга, и тем более, чем более усматриваете приближение дня оного» (Евреям 10:25).

English



Вернуться на стартовую страницу

В чем ценность церковной семьи?

нуклеарная семья или церковная семья? Да

В прошлое воскресенье, после последнего благословения, наш служитель передал микрофон Кэти. Двумя неделями ранее дедушка Кэти упал в церкви и попал в больницу. Кэти хотела поблагодарить всех, кто помогал ей заботиться о «Дедушке» в тот день, и сообщить, что он поправляется.

Каждую неделю Кэти приводит дедушку в церковь. Она берет его за руку, когда они идут, помогает ему сесть и встать и показывает ему, где мы находимся на плане службы.

Реклама на TGC

Любящая забота Кэти повлияла на всю нашу церковь. Другие теперь стали более внимательны к Грэмпсу и другим пожилым членам церкви. В те недели, когда Кэти встает, чтобы сыграть на пианино, другие люди теперь наклоняются вперед, чтобы показать дедушке, какую песню мы поем. Когда пожилой человек пытается встать, люди замечают это и предлагают руку.

Кто твоя семья?

Некоторые люди утверждают, что мы должны рассматривать нашу церковь как нашу «первую семью». Иисус определенно переориентировал членство в Божьей семье: теперь любой может присоединиться к семье не по родословной, а по вере в него (Иоанна 1:12–13; Гал. 3:6–9).). Сейчас Божья семья растет главным образом за счет распространения Евангелия, а не рождения детей (Мф. 28:19–20). Следовательно, те, у кого нет супруга или детей, имеют ценное место и цель в семье веры (Мф. 19:1–12; 1 Кор. 7:32–35).

В случаях конфликта лояльности Иисус сказал: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца и матери, жены и детей, братьев и сестер, да и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» ( Луки 14:26). Если мы вынуждены выбирать, то лучше остаться одному в семье Божией, чем покинуть ее ради поиска или угождения земной семье.

Церкви и семьи должны сотрудничать, а не соперничать.

Но Иисус и его последователи также явно ценили естественные семьи. Иисус, утверждая заповеди, призывал людей быть верными в браке (Мф. 19:1–9) и чтить своих родителей (Мк. 7:9–13). Апостолы говорили, что для большинства людей хорошо жениться и иметь детей (например, 1 Кор. 7:8–9; 1 Тим. 5:14). Они по-прежнему писали людям как женам и мужьям, родителям и детям.

Все это убедило меня в том, что церкви и семьи должны сотрудничать, а не соперничать.

Семья: Модель

Естественные семейные отношения обеспечивают модель для взаимоотношений в семье Бога. Когда Иисус объявил, что «всякий, исполняющий волю Отца Моего Небесного, есть Мне брат, и сестра, и мать» (Мф. 12:50), он использовал хорошо известные категории отношений. Точно так же Павел советовал: «Пожилого человека не обличай строго, но увещевай его, как отца твоего» (1 Тим. 5:1–2). Мы знаем, как обращаться с кем-то так, как если бы он был нашим братом, сестрой, матерью или отцом, только если мы понимаем динамику этих разных семейных отношений.

В библейские времена семья была чем-то большим, чем пристанище любви: это была продуктивная ячейка, объединяющая поколения. Нэнси Пирси в Love Thy Body , объясняет:

До промышленной революции дом выполнял множество практических функций. Это было место, где люди обучали детей, заботились о больных и престарелых, занимались семейным бизнесом, обслуживали клиентов и общество и производили излишки, чтобы помогать бедным. Дом протягивался к более широкому обществу.

Соответственно, принадлежность к «дому Божьему» (1 Тим. 3:15) означает больше, чем просто качественное совместное времяпрепровождение. Это означает, что люди всех поколений работают плечом к плечу в семейном бизнесе: делясь любовью Иисуса как словом, так и делом.

Семья: Школа

Лучшее практическое обучение, которое я получила для своего служения детям, было материнство. Точно так же Павел видел в отцовстве хорошую тренировку и испытательный полигон для церковного лидерства: «Кто не умеет управлять своей семьей, как может позаботиться о Божьей церкви?» (1 Тим. 3:5).

Наше ежедневное общение дома заставляет нас практиковать навыки межличностного общения, такие как четкое общение, умение слушать и сопереживать, устанавливать реалистичные ожидания, мотивировать других и помогать им справляться с разочарованиями, разрешать конфликты и помогать людям взрослеть. Семейная жизнь готовит нас к служению церкви.

Семья: Сеть помощи

В дополнение к собраниям отдельных людей церкви объединяют семейные группы. И при нормальных обстоятельствах наша родная семья по-прежнему будет нашим основным источником практической заботы.

Ранняя церковь ожидала, что о вдовах будет заботиться их собственная семья:

Если у вдовы есть дети или внуки, они должны прежде всего научиться применять свою религию на практике, заботясь о своей семье. . . Кто не обеспечивает своих близких, а особенно своих домашних, тот отрекся от веры и хуже неверного. (1 Тим. 5:4, 8).

Даже будучи членами церкви, нас по-прежнему связывают узы заботы и ответственности. Родители несут основную ответственность за заботу о своих детях; дети несут основную ответственность за заботу о своих стареющих родителях, бабушках и дедушках. Церкви должны чтить и поддерживать эти узы.

Семья: Миссионерская база

Первоначально большинство церквей собирались дома: семьи были миссионерскими базами. Целые семьи слушали, верили и вместе распространяли Евангелие (например, Деяния 16:30–34; Римлянам 16:10–15).

Дом по-прежнему является местом, где происходит большая часть миссии церкви. Дом — это место, где мы проявляем гостеприимство; дом – это место, где мы готовим еду для нуждающихся; дом — это место, где мы делимся своей верой — словом и делом — с самыми близкими нам людьми; дом — это место, где следующее поколение учится путям Бога.

Христианские семьи должны быть крепкими в основе, но гибкими во всех отношениях. Крепкие семейные отношения — между мужем и женой, родителями и детьми, старшим и младшим поколениями — позволяют семье расширить свое любящее сообщество, включив в него посторонних.

Богослов Аластер Робертс описывает это так:

Язык «семьи» для церкви очень сильно зависит от того, состоит ли церковь из естественных семей. То, что дает церкви костяк общины, часто – это семьи, открытые для Царства Божьего. Именно это придает церкви такую ​​большую способность функционировать как большая семья.

Наши церкви станут сильнее, не осуждая любовь к семье как «идолопоклонство», а призывая семьи открыться для Евангельских приоритетов.

Церковь: Новая семья?

В большинстве случаев церковь не заменит нашу семью. Вместо этого мы должны позволить Евангелию переориентировать наши семейные отношения, и, в свою очередь, эти новые приоритеты укрепят церковь.

Подростком я вошел в семью Божию один: сам ходил в церковь, а семья оставалась дома. Там я нашел любящую духовную семью, которая приняла меня и показала мне пути Божьи. Тем не менее, все это время я продолжала быть сестрой, дочерью и внучкой в ​​своей биологической семье.

Моя родная семья по-прежнему остается дома каждое воскресенье, пока я хожу в церковь. Но я больше не хожу один. Со временем Бог благословил меня мужем и детьми, любящими Иисуса. И я молюсь, чтобы однажды Бог также дал мне такую ​​внучку, как Кэти, духовную или нет, которая возьмет меня за мою стареющую руку и поведет в церковь.

Церковь – это семья

Без рубрики |

by Dhati Lewis

Из всех словесных изображений и метафор, используемых для описания церкви, одна выделяется среди остальных: семья. На самом деле, это настолько большая часть сущности церкви, что ее нельзя даже правильно назвать метафора .

Метафоры описывают, на что похожа или похожа церковь — свет, стадо, поле, здание — но семья не метафорична; это буквальное описание явления, которое мы знаем как церковь.

Церковь не как семья; это семейство .

Бог буквально является нашим Отцом, Иисус буквально нашим старшим братом, и мы буквально братья и сестры во Христе. Семья – это основной способ самоидентификации ранней церкви.

Это видно по тому факту, что слово ученик , столь распространенное в начале Нового Завета, исчезает после книги Деяний. В остальной части Библии он заменен термином , брат . Семья доминирует в самопонимании ранней церкви.

Мы могли бы утверждать, что это из-за письма Пола, но оно пришло не от Пола. Оно глубоко укоренено в откровении Иисуса Христа, Сына Божьего.

Христианская идентичность как семья

Наши символы веры и вероисповедания сосредоточены на тринитарной ортодоксии, но в 3-й главе Евангелия от Матфея подчеркивается откровение Бога как семьи. Откровение Иисуса Христа принесло миру то, что Бог — это больше, чем мы думали, а именно, что Бог — это семья.

При усыновлении мы получаем опыт того, чем всегда был Бог. В церковной жизни нас обычно больше заботят ортодоксальные утверждения, выражающие эту реальность, чем семейный опыт.

Во что верит ваша церковь?

В своей книге Когда церковь была семьей, Джозеф Хеллерман пишет о том времени, когда он осознал свою ошибку в собственном служении. Его друг пришел забрать его из офиса, чтобы пообедать, и, пока он ждал, взял брошюру под названием Во что мы верим и начал ее читать.

После этого друг сделал язвительную оценку. Он сказал: «Джо, человек может прочитать ваше заявление о вере и сделать вывод, что христианство в том виде, в каком его учит и практикует ваша церковь, имеет прямое отношение к тому, как человек относится к Богу, и абсолютно не имеет ничего общего к тому, как люди относятся к одному человеку. Другая.»

Хеллерман позже размышлял: «… в доктринальном заявлении нашей церкви полностью игнорируется Божий замысел человеческих отношений, тема, которая занимает большую часть библейских повествований».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

История одного колокола: История одного колокола – Православный журнал «Фома»

История одного колокола – Православный журнал «Фома»Приблизительное время чтения: 10 мин.-100%+Код для вставкиКод скопирован
(правдивая сказка)На одной очень высокой колокольне, которая вместе с храмом стояла

Разное

Что такое основы светской этики: Основы светской этики. Впечатления учителей / ФОМ

Основы светской этики. Впечатления учителей / ФОМНам удалось взять несколько интервью у учителей, которые ведут ОРКСЭ. И по стечению обстоятельств оказалось, что почти все они