Гоголь о русском языке: Маногарова Л. | Н.Гоголь на уроках русского языка

Разное

Содержание

Маногарова Л. |
Н.Гоголь на уроках русского языка

МАТЕРИАЛЫ К УРОКУ

 

Юнеско объявило 2009-й год Годом Гоголя

 


…нет слова, которое было бы так
замашисто, бойко,

так вырвалось бы из-под самого сердца,

так бы кипело и животрепетало, как метко

сказанное русское слово.

Н.В. Гоголь

 


Предлагаем подборку отрывков из
произведений Н.В. Гоголя «Майская ночь, или
утопленница»   (для работы в 6-м классе), «Тарас
Бульба» (для работы в 7-м классе). А в № 15 – из
произведений «Ревизор» (для 8-го класса),
«Шинель» (для 9-го класса).

Материал может быть использован и на
уроках русского языка, и на уроках литературы, а
также на занятиях по русской словесности.
Подобранные фрагменты помогут учащимся
повторить некоторые правила орфографии и
пунктуации, проверить свои знания по
речеведению.

Кроме того, в подборку включены
высказывания Н.В. Гоголя о русском языке,
которые могут быть использованы учителем в
качестве эпиграфов к урокам русского языка и в
качестве самостоятельных текстов для языкового
анализа. (Высказывания помечены знаком .)

Все тексты даны по следующему
изданию:

Н.В. Гоголь. Полное собрание
сочинений. М.: Художественная литература, 1966.

 

I. Н. Гоголь о русском языке

Дивишься драгоценности
нашего языка: что ни звук, то и подарок; все
зернисто, крупно, как сам жемчуг, и, право, иное
названье еще драгоценнее самой вещи.

(Предметы для лирического поэта

в нынешнее время. 1844)

Обращаться со словами
нужно честно.

В каждом слове бездна
пространства, каждое слово необъятно.

Перед вами громада –
русский язык! Наслажденье глубокое зовет вас,
наслажденье погрузиться во всю неизмеримость
его и познать чудные законы его…

(Из письма С.Т. Аксакову. Декабрь 1844)

Вопросы и задания



А.

А. Агин.

Возвращение от прокурора.

Илл. к «Мертвым душам»

1. Оформите высказывания Н.В. Гоголя о
русском языке в виде предложений с прямой речью.

…Сам необыкновенный
язык наш есть еще тайна. В нем все тоны и оттенки,
все переходы звуков от самых твердых до самых
нежных и мягких, он беспределен и может, живой как
жизнь, изменяться ежеминутно, почерпая с одной
стороны высокие слова из языка
церковно-библейского, а с другой стороны выбирая
на выбор меткие названья из бесчисленных своих
наречий, рассыпанных по нашим провинциям, имея
возможность таким образом в одной и той же речи
восходить до высоты, недоступной никакому
другому языку, и опускаться до простоты,
ощутительной осязанию непонятливейшего
человека, – язык, который сам по себе уже поэт и
который недаром был на время позабыт нашим
лучшим обществом; нужно было, чтобы выболтали мы
на чужеземных наречьях всю дрянь, какая ни
пристала к нам вместе с чужеземным образованьем,
чтобы все те неясные звуки, неточные названья
вещей – дети мыслей невыяснившихся и сбивчивых,
которые потемняют языки, – не посмели бы
помрачить младенческой ясности нашего языка и
возвратились бы к нему, уже готовые мыслить и
жить своим умом, а не чужеземным. Все это еще
орудия, еще материалы, еще глыбы, еще в руде
дорогие металлы, из которых выкуется иная,
сильнейшая речь.

(В чем же наконец существо русской
поэзии и в чем ее особенности. 1845)

Вопросы и задания

1. Выразительно прочитайте отрывок из статьи
Н.В. Гоголя.

2. Определите тему и идею высказывания.

3. Какие проблемы поднимает писатель в данном
тексте?

4. Выскажите свое мнение по поводу одной из
проблем.

…Поэт на поприще слова
должен быть так же безукоризнен, как и всякий
другой на своем поприще.

Потомству нет дела до того, кто был виной, что
писатель сказал глупость или нелепость, или же
выразился вообще необдуманно и незрело. Оно не
станет разбирать, кто толкал его под руку.
Потомство не примет в уважение ни кумовство, ни
журналистов, ни собственную его бедность и
затруднительное положение.

Обращаться со словом нужно честно.

Опасно писателю шутить со словом. Слово гнило
да не исходит из уст наших!

(О том, что такое слово. 1844)

Вопросы и задания

1. Прочитайте текст выразительно.

2. В каком предложении содержится главная мысль
высказывания?

3. Ответьте на вопрос: «Какие требования
предъявляет Н.В. Гоголь к языку писателя?».

…Поэты берутся не
откуда же нибудь из-за моря, но исходят из своего
народа. Это – огни, из него же излетевшие,
передовые вестники сил его. Сверх того поэты наши
сделали добро уже тем, что разнесли благозвучие,
дотоле небывалое. Не знаю, в какой другой
литературе показали стихотворцы такое
бесконечное разнообразие оттенков звука, чему
отчасти, разумеется, способствовал сам
поэтический язык наш. У каждого свой стих и свой
особенный звон. Этот металлический, бронзовый
стих Державина, которого до сих пор не может еще
позабыть наше ухо; этот густой, как смола или
струя столетнего токая, стих Пушкина; этот
сияющий, праздничный стих Языкова, влетающий как
луч в душу, весь сотканный из света; этот облитый
ароматом полудня стих Батюшкова, сладостный, как
мед из горного ущелья; этот легкий, воздушный
стих Жуковского, порхающий, как неясный звук
эоловой арфы; этот тяжелый, как бы влачащийся по
земле стих Вяземского, проникнутый подчас едкою,
щемящею русскою грустью, – все они, точно
разнозвонные колокола или бесчисленные клавиши
великолепного органа, разнесли благозвучие по
русской земле.

(В чем же наконец существо русской
поэзии и в чем ее особенности. 1845)

Вопросы и задания

1. Прочитайте текст выразительно.

2. Определите тему и главную мысль высказывания.

3. В чем видит Н.В. Гоголь особенность
поэтического языка Державина, Пушкина, Языкова,
Батюшкова, Жуковского?

Никто из наших поэтов
не был еще так скуп на слова и выражения, как
Пушкин, так не смотрел осторожно за самим собою,
чтобы не сказать неумеренного и лишнего, пугаясь
приторности и того и другого.

…Поэзия была для него святыня, – точно какой-то
храм. Не входил он туда неопрятный и
неприбранный…

Ни один итальянский поэт не отделывал так
сонетов своих, как обрабатывал он эти легкие,
по-видимому, мгновенные создания. Какая точность
во всяком слове! Какая значительность всякого
выражения! Как все округлено, окончено и
замкнуто!

(В чем же наконец существо русской
поэзии и в чем ее особенности. 1845)

Вопросы и задания

1. Прочитайте текст выразительно.

2. Какие особенности поэтического языка Пушкина
отмечает Гоголь в своем высказывании?

3. С какой целью используются в тексте
риторические восклицания?

Выражается сильно
народ! и если наградит кого словцом, то пойдет оно
ему в род и потомство, утащит он его с собою и на
службу, и в отставку, и в Петербург, и на край
света. И как уж потом ни хитри и ни облагораживай
свое прозвище, хоть заставь пишущих людишек
выводить его за наемную плату от
древнекняжеского рода, ничто не поможет: каркнет
само за себя прозвище во все свое воронье горло и
скажет ясно, откуда вылетела птица.
Произнесенное метко, все равно что писанное, не
вырубливается топором. А уж куды бывает метко все
то, что вышло из глубины Руси, где нет ни немецких,
ни чухонских, ни всяких иных племен, а все
сам-самородок, живой и бойкий русский ум, что не
лезет за словом в карман, не высиживает его, как
наседка цыплят, а влепливает сразу, как пашпорт
на вечную носку, и нечего прибавлять уж потом,
какой у тебя нос или губы – одной чертой
обрисован ты с ног до головы!

Как несметное множество церквей, монастырей с
куполами, главами, крестами рассыпано по святой
благочестивой Руси, так несметное множество
племен, поколений народов толпится, пестреет и
мечется по лицу земли. И всякой народ, носящий в
себе залог сил, полный творящих способностей
души, своей яркой особенности и других даров
Бога, своеобразно отличился каждый своим
собственным словом, которым, выражая какой ни
есть предмет, отражает в выраженьи его часть
собственного своего характера. Сердцеведением и
мудрым познаньем жизни отзовется слово британца;
легким щеголем блеснет и разлетится
недолговечное слово француза; затейливо
придумает свое, не всякому доступное
умно-худощавое слово немец; но нет слова, которое
было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы
из-под самого сердца, так бы кипело и
животрепетало, как метко сказанное русское
слово.

(Мертвые души)

Вопросы и задания

1. Выразительно прочитайте текст.

2. Какие фразеологизмы, русские пословицы
использует писатель в данном фрагменте и с какой
целью?

3. Какие особенности английского, французского,
немецкого языка отмечает Гоголь?

4. Каково мнение писателя о русском языке и о его
носителе – русском народе?

5. Выучите наизусть любой абзац высказывания.

 

II. Работа с текстами Н. Гоголя

6-й класс

Контрольный диктант

Знаете ли вы украинскую ночь? О, вы не знаете
украинской ночи! Всмотритесь в нее. С середины
неба глядит месяц. Необъятный небесный свод
раздался, раздвинулся еще необъятнее. Горит и
дышит он. Земля вся в серебряном свете; и чудный
воздух и прохладно душен, и полон неги, и движет
океан благоуханий. Божественная ночь!
Очаровательная ночь! Недвижно, вдохновенно стали
леса, полные мрака, и кинули огромную тень от
себя. Тихи и покойны эти пруды; холод и мрак вод их
угрюмо заключен в темно-зеленые стены садов.
Девственные чащи черемух и черешен пугливо
протянули свои корни в ключевой холод и изредка
лепечут листьями, будто сердясь и негодуя, когда
прекрасный ветреник – ночной ветер, подкравшись
мгновенно, целует их. Весь ландшафт спит. А вверху
все дышит, все дивно, все торжественно. А на душе и
необъятно, и чудно, и толпы серебряных видений
стройно возникают в ее глубине. Божественная
ночь! Очаровательная ночь! И вдруг все ожило: и
леса, и пруды, и степи. Сыплется величественный
гром украинского соловья, и чудится, что и месяц
заслушался его посереди неба…

(164 слова)

(Майская ночь, или утопленница)

Повторяем орфограммы и пунктограммы:

• безударные гласные в корне слова;

• смягчающий и разделительный ь;

• падежные окончания прилагательных и
причастий;

• суффиксы прилагательных;

• пунктуация сложного предложения;

• пунктуация предложения с однородными
членами;

• пунктуация предложения с однородными
членами и обобщающим словом при них.

7-й класс

Словарный диктант

Семинаристы, мазунчик, монисты, паничи, уния,
бандура, сабля, нагайка, изразцы, комиссары,
осокорь, арендатор, бусурманы, пошлина, старшина,
глумиться, бурса, бурсаки, свитка, сотники, есаул,
ляхи, курень, палаш.

Изложение



Илл. к «Ночи перед Рождеством»

Бульба повел сыновей своих в светлицу,
откуда проворно выбежали две красивые
девки-прислужницы в червонных монистах,
прибиравшие комнату. Они, как видно, испугались
приезда паничей, не любивших спускать никому, или
же просто хотели соблюсти свой женский обычай:
вскрикнуть и броситься опрометью, увидевши
мужчину, и потом долго закрываться от сильного
стыда рукавом. Светлица была убрана во вкусе того
времени, о котором живые намеки остались только в
песнях да в народных думах, уже не поющихся более
на Украйне бородатыми старцами-слепцами в
сопровождении тихого треньканья бандуры, в виду
обступившего народа; во вкусе того бранного,
трудного времени, когда начались разыгрываться
схватки и битвы на Украйне за унию. Все было
чисто, вымазано цветной глиною. На стенах –
сабли, нагайки, сетки для птиц, невода и ружья,
хитро обделанный рог для пороху, золотая уздечка
на коня и путы с серебряными бляхами. Окна в
светлице были маленькие, с круглыми тусклыми
стеклами, какие встречаются ныне только в
старинных церквах, сквозь которые иначе нельзя
было глядеть, как приподняв надвижное стекло.
Вокруг окон и дверей были красные отводы. На
полках по углам стояли кувшины, бутыли и фляжки
зеленого и синего стекла, резные серебряные
кубки, позолоченные чарки всякой работы:
венецейской, турецкой, черкесской, зашедшие в
светлицу Бульбы всякими путями, через третьи и
четвертые руки, что было весьма обыкновенно в те
удалые времена. Берестовые скамьи вокруг всей
комнаты; огромный стол под образами в парадном
углу; широкая печь с запечьями, уступами и
выступами, покрытая цветными пестрыми изразцами,
– все это было очень знакомо нашим двум молодцам,
приходившим каждый год домой на каникулярное
время.

(245 слов)

(Тарас Бульба)

Повторяем орфограммы и пунктограммы:

• безударные гласные в корне слова;

• отрицательные местоимения;

не с причастиями;

• смягчающий и разделительный ь;

-тся, -ться в глаголах;

• падежные окончания прилагательных и
причастий;

• суффиксы прилагательных;

• пунктуация сложного предложения;

• пунктуация предложения с однородными
членами;

• пунктуация предложения с однородными
членами и обобщающим словом при них;

• вводные слова;

• обособленные определения и обстоятельства.

Вопросы и задания

1. Изложите текст подробно.

2. Ответьте на вопрос: «Можно ли по убранству
светлицы судить, кто в ней живет и какова его
прошлая жизнь?».

Изложение

Ночь еще только что обняла небо, но Бульба
всегда ложился рано. Он развалился на ковре,
накрылся бараньим тулупом, потому что ночной
воздух был довольно свеж и потому что Бульба
любил укрыться потеплее, когда был дома.

Одна бедная мать не спала. Она приникла к
изголовью дорогих сыновей своих, лежавших рядом;
она расчесывала гребнем их молодые, небрежно
всклоченные кудри и смачивала их слезами; она
глядела на них вся, глядела всеми чувствами, вся
превратилась в одно зрение и не могла
наглядеться. Она вскормила их собственною
грудью, она возрастила, взлелеяла их – и только
на один миг видит их перед собою. «Сыны мои, сыны
мои милые! Что будет с вами? Что ждет вас?» –
говорила она, и слезы остановились в морщинах,
изменивших ее когда-то прекрасное лицо. В самом
деле, она была жалка, как всякая женщина того
удалого века. Она миг только жила любовью, только
в первую горячку страсти, в первую горячку
юности, – и уже суровый прельститель покидал
ее для сабли, для товарищей, для бражничества.

Она видела мужа в год два-три дня, и потом
несколько лет о нем не бывало слуху. Да и когда
виделась с ним, когда они жили вместе, что за
жизнь ее была? <…>

Вся любовь, все чувства, все, что есть нежного в
женщине, все обратилось у ней в одно материнское
чувство. Она с жаром, с страстью, с слезами, как
степная чайка, вилась над детьми своими. Ее
сыновей, ее милых сыновей берут от нее, берут для
того, чтобы не увидеть их никогда! Кто знает,
может быть, при первой битве татарин срубит им
голову и она не будет знать, где лежат брошенные
тела их; а за каждую каплю крови их она отдала бы
себя всю. Рыдая, глядела она им в очи, когда
всемогущий сон начинал уже смыкать их, и думала:
«Авось – либо Бульба, проснувшись, отсрочит
денька на два отъезд; может быть, он задумал
оттого так скоро ехать, что много выпил».

Месяц с вышины неба давно уже озарял весь двор,
наполненный спящими, густую кучу верб и высокий
бурьян, в котором потонул частокол, окружавший
двор. Она все сидела в головах милых сыновей
своих, ни на минуту не сводила с них глаз и не
думала о сне. Она просидела до самого света, вовсе
не была утомлена и внутренне желала, чтобы ночь
протянулась как можно дольше.

(374 слов)

(Тарас Бульба)

Повторяем орфограммы и пунктограммы:

• правописание безударных гласных в корне
слова;

• правописание приставок;

• суффиксы прилагательных и причастий;

• смягчающий и разделительный ь;

• пунктуация сложного предложения;

• пунктуация предложения с однородными
членами;

• обособленные определения, выраженные
причастным оборотом;

• пунктуация конца предложения.

Вопросы и задания

1. Озаглавьте текст.

2. Напишите сжатое изложение.

3. Напишите, какие слова и выражения показывают
любовь и преданность матери сыновьям, ее горе и
тоску во время разлуки.

Объяснительный диктант



А.Бубнов. Илл. к «Тарасу Бульбе»

Молодые козаки ехали смутно и
удерживали слезы, боясь отца, который, с своей
стороны, был тоже несколько смущен, хотя старался
этого не показывать. День был серый; зелень
сверкала ярко; птицы щебетали как-то вразлад. Они,
проехавши, оглянулись назад; хутор их как будто
ушел в землю; только видны были над землей две
трубы скромного их домика да вершины деревьев, по
сучьям которых они лазили, как белки; один только
дальний луг еще стлался перед ними, – тот луг,
по которому они могли припомнить всю историю
своей жизни, от лет, когда катались по росистой
траве его, до лет, когда поджидали в нем
чернобровую козачку. Вот уже один только шест над
колодцем с привязанным вверху колесом от телеги
одиноко торчит в небе; уже равнина, которую они
проехали, кажется издали горою и все собою
закрыла. – Прощайте и детство, и игры, и все, и
все!

(137 слов)

(Тарас Бульба)

Повторяем орфограммы и пунктограммы:

• безударные гласные корня;

• правописание предлогов;

• правописание приставок;

• правописание наречий;

• пунктуация сложного предложения;

• пунктуация предложения с обращением.

Анализ текста

Степь чем далее, тем становилась прекраснее.
Тогда весь юг, все то пространство, которое
составляет нынешнюю Новороссию, до самого
Черного моря, было зеленою, девственною пустынею.
Никогда плуг не проходил по неизмеримым волнам
диких растений. Одни только кони, скрывавшиеся в
них, как в лесу, вытоптывали их. Ничего в природе
не могло быть лучше. Вся поверхность земли
представлялася зелено-золотым океаном, по
которому брызнули миллионы разных цветов. Сквозь
тонкие, высокие стебли травы сквозили голубые,
синие и лиловые волошки; желтый дрок выскакивал
вверх своею пирамидальною верхушкою; белая кашка
зонтикообразными шапками пестрела на
поверхности; занесенный бог знает откуда колос
пшеницы наливался в гуще. Под тонкими их корнями
шныряли куропатки, вытянув свои шеи. Воздух был
наполнен тысячью разных птичьих свистов. В небе
неподвижно стояли ястребы, распластав свои
крылья и неподвижно устремив глаза свои в траву…

Вечером вся степь совершенно переменялась. Все
пестрое пространство ее охватывалось последним
ярким отблеском солнца и постепенно темнело, так
что видно было, как тень перебегала по нем, и она
становилась темно-зеленою; испарения подымались
гуще, каждый цветок, каждая травка испускали
амбру, и вся степь курилась благовонием. По небу,
изголуба-темному, как будто исполинской кистью
наляпаны были широкие полосы из розового золота;
изредка белели клоками легкие и прозрачные
облака. И самый свежий, обольстительный, как
морские волны, ветерок едва колыхался по
верхушкам травы и чуть дотрагивался до щек. Вся
музыка, звучавшая днем, утихала и сменялась
другою. Пестрые суслики выпалзывали из нор своих,
становились на задние лапки и оглашали степь
свистом. Трещание кузнечиков становилось
слышнее. Иногда слышался из какого-нибудь
уединенного озера крик лебедя и, как серебро,
отдавался в воздухе.

(251 слово)

(Тарас Бульба)

Повторяем орфограммы и пунктограммы:

• безударные гласные корня;

• правописание приставок;

• падежные окончания имен существительных,
прилагательных, причастий;

• чередующиеся гласные корня;

• дефисное написание прилагательных;

• предложения с однородными членами;

• пунктуация сложного предложения;

• предложения, осложненные обособленными
определениями и обстоятельствами.

Вопросы и задания

1. С помощью каких изобразительно-выразительных
средств языка автор рисует степь? Найдите слова,
которые передают цвета, запахи, звуки степи.


Словарь

Волошки – васильки.


Дрок – степное растение из
семейства бобовых.


Амбра – приятный запах.

 

Контрольный диктант

Они прискакали к небольшой речке, называвшейся
Татаркою, впадающей в Днепр, кинулись в воду с
конями своими и долго плыли по ней, чтобы скрыть
след свой, и тогда уже, выбравшись на берег, они
продолжали далее путь.

Через три дня после этого они были уже недалеко
от места, бывшего предметом их поездки. В воздухе
вдруг захолодело; они почувствовали близость
Днепра. Вот он сверкает вдали и темною полосою
отделился от горизонта. Он веял холодными
волнами и расстилался ближе, ближе и, наконец,
обхватил половину всей поверхности земли. Это
было то место Днепра, где он, дотоле спертый
порогами, брал наконец свое и шумел, как море,
разлившись по воле; где брошенные в середину его
острова вытесняли его еще далее из берегов и
волны его стлались широко по земле, не встречая
ни утесов, ни возвышений. Козаки сошли с коней
своих, взошли на паром и через три часа плавания
были уже у берегов острова Хортицы, где была
тогда Сечь, так часто переменяющая свое жилище.

(156 слов)

(Тарас Бульба)

Повторяем орфограммы и пунктограммы:

• безударные гласные корня;

• собственные имена существительные;

• чередующиеся гласные корня;

• правописание приставок;

• суффиксы причастий;

• пунктуация сложного предложения;

• предложения, осложненные обособленными
определениями;

• предложения с однородными членами.

Анализ текста



Тарас Шевченко.



Илл. к «Тарасу Бульбе»

Старому Тарасу любо было видеть, как оба
сына его были одни из первых. Остапу, казалось,
был на роду написан битвенный путь и трудное
знанье вершить ратные дела. Ни разу не
растерявшись и не смутившись ни от какого случая,
с хладнокровием, почти неестественным для
двадцатидвухлетнего, он в один миг мог вымерять
всю опасность и все положение дела, тут же мог
найти средство, как уклониться от нее, но
уклониться с тем, чтобы потом верней преодолеть
ее. Уже испытанной уверенностью стали теперь
означаться его движения, и в них не могли не быть
заметны наклонности будущего вождя. Крепостью
дышало его тело, и рыцарские его качества уже
приобрели силу льва.

– О! да этот будет со временем добрый полковник!
– говорил старый Тарас.

Андрий весь погрузился в очаровательную музыку
пуль и мечей. Он не знал, что значит обдумывать,
или рассчитывать, или измерять заранее свои и
чужие силы. Бешеную негу и упоение видел он в
битве: что-то пиршественное зрелось ему в те
минуты, когда разгорится у человека голова, в
глазах все мелькает и мешается, летят головы, с
громом падают на землю кони, а он несется, как
пьяный, в свисте пуль, в сабельном блеске, и
наносит всем удары, и не слышит нанесенных. Не раз
дивился отец также и Андрию, видя, как он,
понуждаемый одним только запальчивым
увлечением, устремлялся на то, на что бы никогда
не отважился хладнокровный и разумный, и одним
бешеным натиском своим производил такие чудеса,
которым не могли не изумиться старые в боях.
Дивился старый Тарас и говорил.

– И этот добрый – враг бы не взял его! – вояка!

(252 слова)

(Тарас Бульба)

Повторяем орфограммы и пунктограммы:

• безударные гласные корня;

• чередующиеся гласные в корне слова;

• суффиксы прилагательных и причастий ;

• смягчающий и разделительный ь;

• правописание приставок;

-тся, -ться в глаголах;

• правописание сложных слов;

• пунктуация сложного предложения;

• пунктуация предложения с прямой речью;

• предложения, осложненные обособленными
определениями и обстоятельствами.

Вопросы и задания

1. Определите тему и основную мысль текста.

2. Ответьте на вопрос: «Чем отличается храбрость
Остапа от храбрости Андрия?».

Продолжение следует

Л.В. МАНОГАРОВА,

Богучанская школа № 2,

Красноярский край

«Своего языка не знает…», или Почему Гоголь писал по-русски?

Коллега, которого я попросил ознакомиться с текстом своего доклада на очередных Гоголевских чтениях, сразу же «споткнулся» о формулировку темы: не странно ли звучит поставленный вопрос? Разве речь идет не о классике русской литературы? Говорите: этнический фактор? Говорите: украинские корни и предки? Пусть так. Но ведь не задумываемся же мы над тем, почему Пушкин сочинял на русском, а не на языке какого-нибудь из народов, населяющих Эфиопию (скажем, амхарском), или, по новой версии, Эритрею (скажем, на языке тигринья)? Да вот и Лермонтов не писал по-шотландски (по-гэльски), а Пастернак и Иосиф Бродский на иврите. ..

Я ответил рекламным слоганом: почувствуйте разницу. Обрусевший «арап Петра Великого» вряд ли сам помнил язык своей утраченной в далеком детстве родины, а уж передать этот язык потомку… Шотландские корни Лермонтова, согласитесь, носят полулегендарный характер, а Пастернака и Бродского отделяло от иврита Бог знает сколько поколений.

Иначе у Гоголя. Казацкая Украина, этнические корни, предки, быт, язык — все это не было далекой историей, все это не только жило в родовой легенде и генетической памяти, но было рядом, на расстоянии одного-двух поколений семьи, буквально в повседневности. Дед, Афанасий Демьянович, хотя и пробивался в русские дворяне, в молодости учился в Киево-Могилянской академии, был писарем казацкого полка, отец, Василий Афанасьевич, писал комедии на украинском языке; последний бытовал, хотя и в ограниченных пределах, в доме Гоголей-Яновских1. Благодетель семьи, «казак-вельможа» Дмитрий Трощинский, также бывший полковой писарь, затем царский министр, у себя дома, в Кибинцах, где часто бывал Никоша, любил слушать песню о «чайке-небоге», сочиненную, как считается, Иваном Мазепой (с которым, кстати, был в отдаленном родстве), и при этом заливался горькими слезами. ..

В таком этнокультурном и языковом пространстве прошло детство будущего писателя.

Между тем Пантелеймон Кулиш, первый биограф Гоголя, назвал «одною из счастливых случайностей» тот факт, что для автора «Вечеров на хуторе близ Диканьки» языком творчества стал язык русский, а не украинский. Кулиш считал, что у молодого Гоголя полученное от отца «первое побуждение к изображению малороссийской жизни» не подкреплялось таким знанием украинского языка, которое обеспечивало бы ему полную творческую свободу. «…Он не мог владеть малороссийским языком в такой степени совершенства, чтобы не останавливаться на каждом шагу… за недостатком форм и красок»2.

До Кулиша на ту же тему, только значительно резче, высказался Шевченко. Он был восторженным поклонником Гоголя, буквально благоговел перед автором «Ревизора» и «Мертвых душ», тем не менее именно ему принадлежат слова о том, что Гоголь пишет «не по-своему», а по-русски, потому, что «своего (то есть, украинского. — Ю. Б.) языка не знает»3. Это написано в предисловии к неосуществленному изданию «Кобзаря» 1847 года. Шевченко был глубоко убежден, что национальная литература не создается вне национального языка, и в этом я, позволю себе заметить, полностью с ним согласен. Но с тем, будто Гоголь «своего языка не знает», при всем уважении к Шевченко, согласиться не могу, думаю, это сказано слишком категорично и не отражает всей сложности проблемы.

Украинский язык Гоголь, конечно же, знал; в этом, если угодно, убеждают лексические, синтаксические, интонационные особенности его русскоязычных сочинений и писем. О том же свидетельствуют и некоторые современники. М. Максимович знал Гоголя лично в отличие от Шевченко и Кулиша, полемизируя с которым, уверял, что «он свое родное малорусское наречие знал основательно и владел им в совершенстве» (sic!) и что «если бы Гоголь решился писать родным наречием свои малороссийские повести, тогда — что были бы перед ним и „Прuказки“ Гребенки, и „Черная рада“ Кулиша, и даже повести Основьяненка. ..»4.

Однако на неизбежно возникающий вопрос: почему же все-таки не «решился»? — Максимович отвечает уклончиво: «Потому только, что не хотел», «последовал общепринятым путем»… Но почему «не хотел»? Что представлял собой этот «общепринятый путь» и почему Гоголь последовал им, а не своим собственным, этнически естественным, близким?

Здесь надо вспомнить и принять во внимание, что будущий писатель формировался в эпоху, когда в жизни, быту, привычках, в сознании и поведении национальной шляхты природные украинские начала все заметнее вытеснялись подколониальным «малороссийством». Это проявлялось и в языковой сфере, где господствующим становилось двуязычие, или, точнее, макаронизм. В «омосковленных», по выражению Ивана Франко, дворянских (совсем еще недавно казацко-старшинских) семействах, к которым принадлежали Гоголи-Яновские, в качестве языка домашней повседневности, общения с прислугой еще бытовал украинский, правда, чаще — «малороссийское наречие», значительно утратившее природную чистоту, «разбавленное» инородными примесями. Но во внедомашнем общении, не говоря уже об официальных обстоятельствах, торжественных случаях, деловой переписке и т. п., украинскому места не было, необходимым и единственно приличным считалось употребление языка русского, пусть нередко весьма и весьма далекого от совершенства…

Что касается последнего замечания, то молодой Гоголь не был исключением в тогдашней «малороссийской» среде. М. Максимович признает, что у Гоголя, когда тот начинал свою литературную деятельность, знание (впрочем, обратим внимание, что Максимович даже избегает слова «знание», а говорит лишь о «знакомстве») — так вот, знакомство молодого Гоголя с русским языком было далеко от совершенства, однако, тут же добавляет Максимович, он «лет через пять стал первостепенным русским писателем и величайшим мастером русского языка…»5.

Правда, далеко не все современники разделяли это мнение Максимовича. Известно, что Гоголю довелось выслушать от некоторых русских критиков (Н. Полевого, О. Сенковского, Ф.  Булгарина) немало упреков в засоренности его русского языка «барбаризмами», «провинциализмами» и т. п. Да и сам писатель, по словам Андрея Белого, «чувствовал временами иностранцем себя» в ставшем привычным, но не родном ему языке6, особенно в начале своей деятельности, и затем на протяжении всей жизни старался как можно глубже изучить его и освоить.

Как видим, языковая двойственность была изначально заложена в генетике Гоголя и в его творческой биографии; он достаточно знал как украинский, так и русский, однако говорить о «совершенном» (в нормативном смысле этого слова) его владении обоими языками вряд ли есть основания.

Сила и магия языка гоголевских сочинений в другом — в поразительной гибкости, адаптивности механизма внутризяыковой «переналадки», отбора стилистических средств для оптимального решения той либо иной художественной задачи. Гельсингфорский профессор И. Мандельштам, автор не утратившего по сей день ценности труда о гоголевском стиле, писал: «У Гоголя заметно, как пользование то малорусским, то русским языком дает мысли то или другое направление, и наоборот, в предчувствии направления, которое примет его мысль в следующее мгновение, Гоголь берется за тот или другой язык, смотря по тому, в какой укладывается мысль поэтичнее, легче, ярче»7. В «Вечерах на хуторе близ Диканьки», в «Тарасе Бульбе» мысль Гоголя, замечает Мандельштам, движется «по колее родного языка», «языка души», он нередко не без труда подыскивает русские слова для передачи «склада мысли малоросса». А, скажем, в «Выбранных местах из переписки с друзьями» очевиден разрыв «между языком поэта-художника и стилем мистика-философа»8.

Гоголь был слишком чуток к языку, обладал слишком тонкой художнической интуицией, чтобы верить, как Максимович, в «совершенство» своего украинского. Как заметила украинская писательница Олена Пчилка (Ольга Петровна Косач-Драгоманова, мать Леси Украинки), комментируя высказывания Максимовича в предисловии к своему переводу на украинский «Майской ночи» и «Записок сумасшедшего», Гоголь не мог не понимать разницы между бытовым «балаканням» и — «писанием», то есть украинским языком литературным. А для последнего в то время, по выражению переводчицы, еще не были «выработаны рамки»9. Гоголь также полностью отдавал себе отчет в том, что как несовершенство его собственного украинского, так и «невыработанность» тогдашнего украинского литературного языка в целом стали бы барьером на его писательском пути, препятствовали бы решению тех универсальных задач, которые он с самого начала ставил перед собою, что они ограничили бы сферу влияния его слова, которое не услышит и ие оценит вся Россия, тем более — все человечество. А ведь Гоголь мерял свое литературное будущее именно такими, наивысшими критериями, общечеловеческим масштабом.

При этом для Гоголя не было секретом и униженное, нелегитимное положение в империи украинского языка, украинской культуры. Шло фронтальное наступление властей на украинскую школу, украинскую книгу, украинский язык. Отрицался сам факт существования такого языка, причем — что особенно печально — не только на официальном уровне, не только провинциальными пошляками вроде тургеневского Пигасова с его «грае, грае, воропае», но и людьми, от которых, казалось бы, никак нельзя было ожидать подобного. Например, П. Пестель предусматривал в своей «Русской Правде», в случае победы декабристов, слияние всех проживающих в России народов в один русский народ, и в частности, полную русификацию Украины. В. Белинский с присущей ему неистовостью доказывал, что «малороссийский» язык сохранился лишь в памятниках народной поэзии, что «теперь уже нет малороссийского языка, а есть областное малороссийское наречие, как есть белорусское, сибирское и другие подобные им областные наречия»10.

Как вывод — безапелляционно отрицательный ответ «революционного демократа» на вопрос «дoлжно ли и можно ли писать по-малороссийски» и вообще «может ли существовать малороссийская литература». «…Жалко видеть, — лицемерно вздыхал критик, — когда и маленькое дарование попусту тратит свои силы, пиша по-малороссийски — для малороссийских крестьян»11. Этими «маленькими дарованиями» были для Белинского авторы рецензируемого им альманаха «Ластовка» — И. Котляревский, Т Шевченко, Е. Гребинка, Г. Квитка-Основьяненко, П. Кулиш… В другой раз, откликаясь на публикацию рассказа Г. Квитки «Солдатский портрет» в русском переводе, Белинский с поразительной для интеллигентного русского человека бестактностью заявлял: «Так-то (то есть, в переводе. — Ю. Б.) лучше: а то мы, москали, немного горды, а еще более того ленивы, чтобы принуждать себя к пониманию красот малороссийского наречия…»12.

Один из старых гоголеведов, С. Шелухин, видный украинский ученый — правовед и историк, справедливо отмечал, что в своем «высокомерном презрении и неприязни к малорусскому» Белинский нисколько «не отставал от Греча, Кукольника, Булгарина, Сенковского др. хулителей великого писателя (речь идет о Гоголе. — Ю. Б.) за его украинские элементы, разделяя распространенное мнение, что украинский язык „пригоден только на жарты“»13. Гоголь, кстати, в начале своей деятельности отнюдь не избегал «жартов», народных шуток и анекдотов, «малороссийской» экзотики, это была главным образом дань тогдашней петербургской моде на все малороссийское, но думал он об иных, высших целях, достичь которых без русского языка не считал возможным. «…Не такое еще тогда было время (снова сошлюсь на Олену Пчилку. — Ю. Б.), чтобы писатель, не боясь прослыть чудаком, пренебрег языком, широко употребляемым в литературе, и начал писать на языке, близком значительно меньшему слою общества»14.

Надо было быть Тарасом Шевченко, чтобы, не побоявшись прослыть «чудаком», отказаться променять родное «наречие» на соблазны «общепонятного» книжного рынка: «теплый кожух», да не на него сшит, — ответил он своим петербургским литературным искусителям во вступлении к поэме «Гайдамаки». ..

Гоголь таким «чудаком» не был, он выбрал «широкоупоребляемый» и «общепонятный»…

Конечно, не следует сводить все к чисто прагматическим соображениям. Это была биография, это была судьба. Сказывались — в сложной совокупности и в различных сочетаниях — такие влиятельные факторы, как уже упоминавшееся домашнее «малороссийство» и его следствие — двуязычие, отражающие духовную и национальную двойственность; сказывались ранний разрыв с украиноязычной средой, образование, полученное в русской гимназии ( а других учебных заведений в Российской империи не было), многолетнее пребывание то в одной, то в другой столице империи, в русскоязычном окружении… С течением времени, по мере все большего отдаления от Украины и нарастания проимперских настроений все эти факторы вылились в осознанную апостазию Гоголя по отношению к родному языку, в глорификацию языка русского как «владычного», универсального, причем не только в рамках одной российской империи, а в общеславянском масштабе. Отсюда его многозначительная реплика по адресу Шевченко в известной беседе 1851 года с О. Бодянским и Г. Данилевским: «Да и язык…». Реплика, тут же развернутая — в духе позднего Гоголя — в поучение: «Нам… надо писать по-русски … стремиться к поддержке и упрочению одного владычного языка для всех, родных нам, племен»15.

* * *

Тут уместно вспомнить, что, вообще-то говоря, к русскому языку — в различных обстоятельствах и по разным причинам — обращался не только Гоголь, но и многие выраженно украинские писатели — Г. Квитка-Основьяненко, Е. Гребинка, Т. Шевченко, П. Кулиш, А. Стороженко, ученые и публицисты М. Максимович, О. Бодянский, М. Драгоманов, М. Грушевский и др. Но у них русскоязычные сочинения составляют только часть литературного наследия, правда, подчас довольно значительную по объему; так, Шевченко, по его признанию, в ссылке написал около двадцати русских повестей (из них нам известны девять). Впрочем, дело даже не в объеме. Русские повести Шевченко, его «Дневник», как, скажем, и русскоязычные сочинения Квитки, Кулиша или Стороженко, представляют несомненный, в иных случаях немалый, интерес, особенно для более полного представления о творческой биографии (и вообще биографии) автора. Но не этими сочинениями определяется главное в творчестве писателя, его сущность, место в литературном процессе; они — лишь зигзаг в его личной и творческой судьбе, остров в украиноязычном море. Вот почему встречающееся иногда утверждение, что «многие наши (украинские. — Ю. Б.) писатели», в том числе и Шевченко, якобы «были двуязычными»16, не выдерживает критики, оно попросту некорректно.

Особый случай — Марко Вовчок (Мария Александровна Вилинская). Русская по происхождению, она, глубоко освоив украинский язык, историю, этнографию, фольклор, изучив жизнь и быт крепостного крестьянства, заняла выдающееся место в истории украинской литературы своими украинскими народными рассказами, высоко оцененными Т. Шевченко, П. Кулишом, а также И. Тургеневым, который перевел их на русский язык. Эта часть наследия Марко Вовчка, по объему несопоставимо малая по сравнению с написанными по-русски романами и повестями Марии Вилинской, столь же несопоставимо более значительна по своему содержанию и художественной ценности.

С Гоголем все обстояло не так. Он сразу начал писать на «владычном» языке и все, им созданное, создано по-русски, если не считать отдельных «жартов» гимназической поры да еще короткой записки, адресованной Богдану Залесскому. Сколь ни очевиден в языке гоголевских произведений украинский компонент, сколь ни существенны его эстетическая и смыслообразующая функции в общем языковом контексте, функции, не вполне еще нами понятые и раскрытые, — это несомненно язык русский. Но — какой русский! Своеобразный, неповторимый, подчас «неправильный» — гоголевский русский, или, по определению П. Михеда, гоголевский идиолект русского языка. Его особенность, его родовой признак — языковая дихотомия как феномен сосуществования и взаимодействия двух стихий. Изначальная языковая двойственность в процессе творчества трансформировалась в лингво-стилистический контрапункт, новый двуединый языковой феномен, возникший в результате обогащения украинским компонентом русского языкового субстрата. Именно это дихотомическое двуединство в огромной степени определило особое, без преувеличения — уникальное место Гоголя в русской литературе, его роль в развитии русского литературного языка.

Эта роль, как представляется, еще в должной мере не признана и не понята. Русское языкознание в лице даже таких выдающихся ученых, как Е. Будде и В. Виноградов, всесторонне исследовало связь языка Гоголя с современным ему общерусским языком, в частности с пушкинским этапом его истории. Однако и они все же не раскрыли сути и особенностей гоголевского языка как явления, знаменующего собою новое языковое качество, явления, стоящего особняком в общем процессе развития русского литературного языка и именно потому оказавшего на него инспирирующее, обогащающее воздействие. Более того, как это ни странно, указанные суть и особенности иногда вообще отрицаются. В. Виноградов в свое время высказался на сей счет более чем определенно: «…Гоголь не создал и не мог создать нового языка»17. Если исходить из узко (но только очень, очень узко!) трактуемых лингвистических критериев, имея в виду лишь сугубо структурообразующую номенклатуру грамматических, морфологических и иных норм, то в словах академика можно обнаружить некоторый резон. Но пристала ли такая узость науке? В аспекте литературно-художественном, без учета которого, согласимся, гоголеведению как науке не обойтись, — в таком аспекте язык Гоголя это именно новый, уникальный, «свой», по определению Андрея Белого. «…Из пестрого месива Гоголь вываривает свой язык», которому как раз и суждено «стать на три четверти русской литературной речью; и — даже изменить тот самый язык, в котором Гоголь (вспомним приведенные выше слова Андрея Белого. — Ю. Б.) чувствовал подчас иностранцем себя»18. В присущей автору этой характеристики парадоксальной манере здесь обозначен парадокс языка Гоголя.

* * *

Как всякий парадокс, он вызывает разнотолкования и полемику. Для одних Гоголь русский писатель, потому что (?) «чисто» русский человек. Для других — типичный украинец и, следовательно (?), украинский писатель.

В первом случае перед нами пример полного игнорирования этнического фактора (языкового, ментального, психогенетического), нежелания или неумения проанализировать то «пестрое месиво», которое на самом деле представляет собою дихотомичную иерархическую языковую систему, где доминирующая русская основа находится в сложном взаимодействии с украинским языковым и ментальным компонентом, отражающим психоэтнические, нередко скрытые в подсознании, особенности писательского видения, его генетической языковой памяти.

Сошлюсь в этой связи на два примера.

Начало «Мертвых душ», сцена въезда рессорной брички Чичикова в ворота гостиницы губернского города NN. Упоминаются два мужика, глубокомысленно рассуждающие о «вон каком колесе!» чичиковской брички: мол, «доедет ли то колесо, если б случилось», в Москву или Казань… Повествователь обращает внимание на то, что это были именно русские мужики. Совершенно очевидно, что эту деталь мог подсознательно отметить только инонациональный взгляд, ибо какие же иные мужики должны были стоять «у дверей кабака против гостиницы» русского города, как не русские? Это взгляд человека, либо неожиданно оказавшегося в чужестранном для него русском городе, взгляд, фиксирующий необычные приметы окружающей обстановки, либо, напротив, взгляд человека, удивленного тем, что в хорошо знакомом ему нерусском (украинском?) городе откуда-то взялись посторонние, типично русские мужики…19

Еще пример, на сей раз из области генетической языковой памяти. Ноздрев, браня на чем свет стоит Чичикова, наотрез отказывающегося «метнуть банчик», обзывает его «печником гадким». С какой стати — печник? Какое отношение уважаемая рабочая профессия может иметь к Чичикову, и почему это слово вдруг оказалось в бранном контексте? Украинский историк Аф. Феденко вспоминает, что эти вопросы возникли в одном из его разговоров с Д. Чижевским о Гоголе; оба пришли к выводу, что речь идет об украинском слове «пічкyр», имеющем несколько значений — это и рыба бычок, и мастер по кладке печей, и истопник, но чаще всего, в бытовой речи, — лентяй, тяжелый на подъем лежебока, тот, кто любит лежать на печи… Именно в последнем значении памятное с детства слово «пічкyр» всплыло у Гоголя из глубины подсознания, и он механически перевел его на русский как «печник»20.

Что касается второго случая — попытки «перепрописки» Гоголя из русской литературы в украинскую, — то это яркий пример непонимания или отрицания того, что подлинно национальная литература не существует вне национального языка, что язык это не просто система (тем более не сумма) мертвых знаков, инертных по отношению к передаваемой ими информации, а выражение человеческого духа во всей его глубине и бесконечном разнообразии, в том числе духа национального. Иначе говоря, как утверждал еще В. Гумбольдт, «…различные языки по своей сути, по своему влиянию на познание и на чувства являются в действительности различными мировидениями»21. О том же позднее писал А. Потебня: «Если бы языки, —— были только средствами обозначения мысли уже готовой, образовавшейся помимо них… то их различия по отношению к мысли можно было бы сравнить с различиями почерков и шрифтов одной и той же азбуки», то есть, «было бы безразлично для мысли, на каком языке ее ни выразить»22. Вот почему попытки абсолютизации чисто этнического — в отрыве от языкового — критерия для определения принадлежности писателя к той или иной национальной литературе (в случае Гоголя — к украинской) несостоятельны, если не конъюнктурны.

В последние годы в украинском гоголеведении обозначился целый «веер» различных версий, направленных на «украинизацию» творчества Гоголя. Некоторые обосновываются исключительно этническим происхождением, а то даже чисто территориальным фактором, местом рождения или проживания писателя; в этом случае украинскими писателями оказываются не только Гоголь, но и А.  Ахматова (Горенко) и М. Волошин (Кириенко), М. Булгаков и И. Бабель, чуть ли не М. Жванецкий; на эту тему я уже высказывался23.

Есть экстравагантные версии. Одна, к примеру, политико-«патриотического» толка: Гоголь как представитель украинской «пятой колонны» в русской литературе, этакий Штирлиц, выполняющий особую «миссию», скрытая суть которой заключалась якобы в том, чтобы через русский язык «показать всему миру… Московию, страну мертвых душ, где нет ничего светлого, где слышна только „матерщина“…»24. Другая версия из того же экстравагантного ряда, так сказать, «анатомопатологическая», расчленяющая Гоголя на две половины — украинскую и русскую25.

Справедливости ради отмечу, что предлагаются и варианты компромиссного характера, например, «и украинский, и русский писатель», или «только ли украинский?», или, наконец, формула «украинский писатель, писавший на русском языке», применяемая, помимо Гоголя, также к В. Нарежному, О. Сомову, А.  Погорельскому и другим представителям так называемой украинской школы в русской литературе XIX века26. Формула активно расширяет сферу своего охвата и своих претензий, преобразуясь уже в научный проект «Истории украинской русскоязычной литературы» (иногда: «русскоязычной литературы Украины», хотя, замечу, это два совершенно разных ракурса в подходе к проблеме, что можно расценить как свидетельство изначальной неясности замысла, его методологической зыбкости27).

Сторонники этой и других подобного рода концепций считают «ошибочным» традиционное мнение, что язык не является «решающим фактором принадлежности произведения к той либо иной национальной литературе является язык»28, поскольку, подчеркивают они, национальные особенности, черты национального характера, образ мышления народа вполне могут быть выражены языком другого народа. Что ж, действительно иноязычный писатель может — в известных пределах — выразить «национально окрашенный взгляд на мир» другого, тем более — этнически своего народа, может «принадлежать» к его духовной культуре; тут нет повода для спора. Творчество Гоголя — ярчайшее тому доказательство.

Следует, однако, при этом отчетливо себе представлять, на каком уровне рассматривается проблема — на уровне культуры или на уровне литературы, словесности, категорий близких, коррелирующих одна с другой, иногда почти совпадающих, но все же не тождественных. В первом случае, то есть когда речь идет о факте культуры, национальный характер может быть выражен — средствами иного языка — через различные проявления национально-духовной сущности (образ мысли, взгляд на мир, ценностные критерии и т. п.). В литературе же эти понятия воплощаются только и исключительно в национальном Слове. Поэтому творчество Гоголя (и других русскоязычных писателей — этнических украинцев) можно охарактеризовать как русскоязычную ветвь украинской культуры, но при этом как факт русской литературы29.

Попытки уйти от этой реальной неоднозначности историко-художественного процесса, подменив ее некоей «концепцией „невербального“ и „континуального“ мышления», так называемого «„авербального“ языка»30, есть, в сущности, отказ от литературы как словесности. И следующий шаг — отказ от понятий «национальная литература», «украинская литература», «русская литература» в пользу понятия «русскоязычная (имется в виду «украинская русскоязычная». — Ю. Б.) литература»31. Если подобным образом кто-то собирается «опровергнуть известный приговор относительно „неполноты“ и „ущербности“ украинской литературы», то, право, это звучит как неудачный парадокс. Поистине свой изначальный и, надо сказать, довольно-таки зловещий смысл приобретает заголовок цитируемой работы — «Время разбрасывать камни…».

* * *

Конечно, рассмотренные выше формулы и концепции весьма привлекательны и удобны для тех, кто хотел бы дать простые ответы на сложные вопросы. Куда проще записать Гоголя в разряд «украинских писателей, пишущих на русском языке», ввести его в мифическую «украинскую русскоязычную литературу», нежели проанализировать и раскрыть суть внутренней языковой дихотомии как лингвистического аналога антиномий национального сознания писателя, его душевной и духовной двойственности. Так же как несравнимо легче объявить Гоголя-писателя «чисто русским человеком», чем пытаться вникнуть в противоречивое смешение в его сознании и творчестве признаков украинской национальной ментальности с российско-имперскими декларациями и мессианскими амбициями. И уж совсем просто ограничить круг своих интересов и занятий малопродуктивным «перетягиванием каната» вокруг надуманной дилеммы «наш — не наш», что и делают наиболее радикальные представители как русского «православного гоголеведения», так и украинской гоголеведческой «патриотики». И что досадно — вместо конструктивного поиска свежих идей и новых подходов к решению сложных и действительно актуальных проблем гоголеведения, в том числе этнокультурных и этнолингвистических32.

Гоголь, не написавший, как мы помним, ни единой художественной строки по-украински, несомненно был писателем, принадлежащем русской литературе. Право же, в этом нет открытия, я лишь повторяю общеизвестное, общепризнанное; сошлюсь хотя бы на авторитетное мнение И.  Франко, который, называя Гоголя «гениальным украинцем», в то же время неизменно относил его к русской литературе33.

Этот лингволитературный «бином» противоречив, но устранить эту противоречивость ради упрощения проблемы — значит аннигилировать сам «бином». «Отдавая» Гоголя русской литературе, важно не забывать, что в этой литературе он оставался «гениальным украинцем». Принципиально важную роль в гоголевском русском языке (идиолекте) играет украинская составляющая; она, как и присущие писателю черты национального характера, мировидения, исторической памяти и литературной этнотрадиции, определяет особое место Гоголя в русской литературе, если угодно, в известной мере — его одиночество в ней. С другой стороны, хотя украинская словесность и потеряла — в силу исторических и субъективных причин — в лице Гоголя потенциального своего классика, Гоголь, тем не менее, оказал и оказывает на нее огромное влияние, фактически, пусть и опосредованно, став одной из ключевых фигур истории украинской литературы, духовной культуры в целом. Гоголь, с его сдержанным, но явным неприятием украинского языка Шевченко, и Шевченко, упрекнувший любимого писателя в незнании «своего языка», — это своего рода «инь» и «ян» украинской культуры, историко-литературные и духовные «архетипы», воплощающие диалектику ее двуединой целостности. В этом — феномен Гоголя, в этом его внутренняя драма почвы и судьбы.

Без постижения сущности и природы этого феномена невозможно адекватно понять Гоголя. Более того: в «феномене Гоголя» заложены импульсы для подлинно научного (то есть основанного на принципе историзма, без примесей политической конъюнктуры и псевдопатриотической риторики любого толка) анализа — в том числе в ментально-языковом ракурсе — сложных процессов векового русско-украинского культурного и литературного диалога-взаимодействия-взаимовлияния, а подчас, нечего греха таить, и противостояния. Относительно последнего важно только не забывать, что, по справедливому замечанию Ивана Дзюбы, враждуют не культуры, «враждуют культуртрегеры»34. ..

*

«…Но это, вероятно, уже предмет особого разговора, не так ли?» — задумчиво и чуть отрешенно заметил упомянутый мною в самом начале статьи коллега; его мысли были целиком сосредоточены на вопросе, только что показавшемся ему некорректным: почему Гоголь писал по-русски?..

На сей раз я с ним согласился, причем охотно.

Примечания

1. По-украински говорили постоянно жившая в доме сестра матери Гоголя, Екатерина Ивановна Ходаревская, также, вероятно, бабушка Татьяна Семеновна, разумеется, окружающие Никошу «люди» — няня Гапа, «дядька» Симон; украиноязычными были и некоторые соседи, с которыми общались Гоголи, например, семья Николая Васильевича Капниста, старшего брата известного писателя, автора «Ябеды».

2. Кулиш П. Об отношении малороссийской словесности к общерусской. Эпилог к «Черной раде» // Куліш П. Вибрані твори. Київ, 1969. С. 485.

3. Шевченко Т. [Передмова до нездійсненого видання «Кобзаря»] // Шевченко Т. Повне зібр. творів: У 12 т. Т. 5. Київ, 2003. С. 208.

4. Максимович М. Собр. соч. Т. 1. Киев, 1876. С. 529.

5. Там же.

6. Белый А. Мастерство Гоголя. М., 1996. С. 230.

7. Мандельштам И. О характере гоголевского стиля. Глава из истории русского литературного языка. Гельсингфорс, 1902. С. 215.

8. Там же.

9. Пчілка Ол. [Косач Ольга]. Переклады з Н. Гоголя. а) Весняноі ночи. б) Запыскы прычынного. Передня мова про пысання и перекладання по-украінськи. Кіев. 1881. С. 3.

10. Ныне эту линию продолжает в своих писаниях и речах Бог весть кем объявленный «мудрейшим из мудрейших» современников Анатолий Вассерман — см. Интернет-газету «Взгляд» от 16 марта 2009 года: httр://www.vz.ru/news/2009/3/16/265622.html. Впрочем, если бы он один…

11. Белинский В. Г. Собр. соч.: В 9 т. Т. 4. М., 1979. С. 417, 418.

12. Там же. Т. 2. С. 274–276.

13. Шелухин С. Гоголь и малорусское общество // Сборник, изданный Императорским Новороссийским университетом по случаю столетия со дня рождения Н.  В. Гоголя. Одесса, 1909. С. 73.

14. Пчілка Ол. Указ. соч. С. 1–2.

15. Данилевский Г. Знакомство с Гоголем. (Из литературных воспоминаний) // Исторический вестник. 1886. № 12. С. 479.

16. Тома Л. Микола Гоголь. Харків, 2009. С. 66.

17. Виноградов В. Язык Гоголя и его значение в истории развития русского языка // Материалы и исследования по истории русского литературного языка. Т. III. М., 1953. С. 5.

18. Белый А. Указ. соч. С. 230. С этим, кстати, связана давняя, но в последнее время актуализировавшаяся проблема перевода сочинений Гоголя на украинский язык. Ясно, что при любом переводе отход от оригинала и связанные с этим потери так или иначе неизбежны, но в «случае Гоголя» они особенно болезненны, потому что чреваты стиранием уникальности русско-украинской языковой дихотомии («пестрого месива»), стандартизацией неповторимо «гоголевского» языка, по существу — как ни странно это прозвучит — утратой им украинской составляющей. Ведь эстетическая функция последней раскрывается именно и только в консептивном контрапункте с русским компонентом языковой дихотомии. Без этого Гоголь уже не будет Гоголем… (См. ниже в тексте комментарий к переводу «печник — пічкур»). Что же касается практической просветительской пользы от перевода Гоголя на украинский, то она отнюдь не очевидна. Если в былые времена перевод по крайней мере служил благородному делу ознакомления с творчеством Гоголя тех достаточно широких читательских слоев, которые не были подготовлены к восприятию его в оригинале (чем руководствовались, например, Иван Франко, переводчик «Мертвых душ», Олена Пчилка, Леся Украинка, позднее М. Рыльский, Г. Косынка, Остап Вышня), то в сегодняшней Украине эту мотивацию, согласимся, вряд ли следует признать актуальной. О пользе уместно говорить разве что в другом аспекте — применительно к языку перевода, который в творческом соприкосновении с гоголевским идиолектом получает мощный импульс к совершенствованию, обогащению, раскрытию своего глубинного потенциала.

19. Последняя трактовка выводит на более широкий вопрос об украинских (автобиографических) реминисценциях в «Мертвых душах». Так, в свое время В. Гиляровский высказал предположение, что замысел истории о похождениях Чичикова возник у Гоголя под влиянием услышанного им рассказа о помещике Харлампии Петровиче Пивинском, жившем в Федунках, что в 17 километрах от Васильевки и находившемся в добрососедских отношениях с Василием Афанасьевичем. Пивинский держал винокурню, а так как прошел слух, что на это имеют право только владельцы не менее чем пятидесяти душ, он и придумал числить своих умерших крепостных как живых, да еще «за горілку» записывал себе и соседских покойников (см.: Гиляровский В. В Гоголевщине. [Из последней поездки] // Русская мысль. 1902. Кн. 1. С. 85-86). Украинский филолог и краевед Л. Розсоха, упоминая об этой версии, со своей стороны дополняет ее новыми примерами «миргородских» ассоциаций в «Мертвых душах», в частности, относящихся к ономастике. Так, с фамилией рода Пивинских и отделившейся от него ветвью Пивней она связывает образ Петуха (русский вариант «Півня»), напоминает о полтавском казацком роде Коробочек, проводит параллели между жившей на Полтавщине грузинской семьей Херхеулидзевых, потомков княжеского рода Херхеулидзе, и упомянутым в «Мертвых душах» «грузинским князем Чипхайхилидзевым», между предводителем дворянства Хорольского уезда Платоном Родзянко и соседом Петуха Платоном Михайловичем Платоновым, миргородским помещиком П.  Лясковским-Тендетниковым и Андреем Ивановичем Тентетниковым (см.: Розсоха Л. Миргородщина козацька і гоголівська. Миргород, 2009. С. 264-270).

20. Феденко П. Дмитро Чижевський. (4 квітня 1894 — 18 квітня 1977). (Спомин про життя і наукову діяльність) // Чижевський Д. Українське літературне бароко. Додаток. Київ, 2003. С. — 525.

21. Гумбольдт В. Язык и философия культуры. Москва, 1985. С. 370.

22. Потебня А. Эстетика и поэтика. Москва, 1976. С. 258.

23. См.: Барабаш Ю. Диалектика национального и общечеловеческого как гоголеведческая прблема // Шестые Гоголевские чтения. Н. В. Гоголь и современная литература. М., 2007.

24. Славутич Яр. Чого Микола Гоголь писав російською мовою // Микола Гоголь і світова культура (Матеріали міжнародної наукової конференції, присвяченої 185-річчю з дня народження письменника). Київ—Ніжин, 1994. С. 132.

25. См.: Шевчук В. Втрачене сонце України, або Микола Гоголь як український письменник // Гоголь М. Програмні твори. Хрестоматія I. Київ, 2000; «Відсутність світла», або Микола Гоголь як російський письменник // Гоголь М. Програмні твори. Хрестоматія II. Київ, 2000.

26. См.: Подрига В. Українська російськомовна проза кінця XVIII — першої половини XIX ст. / Автореф. дисертації на здобуття наукового ступеня кандидата філологічних наук. Київ, 2008.

27. См.: Мазепа Н. Білінгвізм. Епізод чи тенденція? (Сучасна українська російськомовна поезія) // Слово і Час. 2010. № 2. С. 60.

28. Банковська Н. Час розкидати каміння… // IV Міжнародний конґрес україністів. Одеса, 26–29 серпня 1999. Літературознавство. Кн. II. Київ, 2000. С. 357-358.

29. «Философические письма» Чаадаева, франкоязычная (немалая!) часть переписки Пушкина, французские стихотворения Тютчева вряд ли отнесем к разряду русской словесности, как, например, и новолатинскую поэзию киевской школы XVII–XVIII вв. — к украинской. Это иноязычные факты национальных культур. В целом следует подчеркнуть: разнообразие вариантов и уникальность конкретных ситуаций в рамках двучленной структуры «иноязычие — национальность» таковы, что ни одна общая схема не в состоянии их охватить. Шотландец В. Скотт и ирландец Б. Шоу — классики английской литературы. Английским писателем Джозефом Конрадом становится поляк Юзеф Теодор Конрад Коженевский. Классиками венгерской и румынской литератур — этнические славяне Александр Пeтрович (Шандор Петефи) и Михаил Емuнович (Михай Эминеску). Мария Александровна Вилинская, этническая русская, — классик украинской литературы Марко Вовчок, а украинский поэт Юрий Клен — это Освальд Бурхардт, родившийся и выросший в немецкой семье в селе Сербиновка на Подолье; русский писатель В. Набоков англоязычной частью своего наследия относится к американской литературе… Здесь корректен лишь индивидуальный, исторически конкретный подход. Неизменной константой, однако, приоритетным критерием остается язык творчества — национальный язык.

30. Банковська Н. Указ. соч. С. 357.

31. Там же. С. 359.

32. В своей содержательной статье «Нежинский круг и „фантастическая реальность“. Обзор юбилейной украинской „гоголианы“» (Новое литературное обозрение.  2010. № 101) И. Булкина упрекает современное украинское гоголеведение в «излишней ангажированности», сосредоточенности «на проблемах не столько историко-литературных, сколько национальных». Упрек — в свете только что высказанных соображений — можно было бы признать не лишенным оснований, однако лишь с двумя принципиальными оговорками: а) этот упрек относится не к «современному украинскому гоголеведению» в целом, имеющему в своем активе последних лет ряд серьезных научных исследований, а к некоторым излишне радикальным его представителям, и б) то же самое в равной мере относится к той части русского гоголеведения, которая позиционирует себя как гоголеведение «православное», исконно русское, причем с сильной имперской закваской. Есть и еще один момент, который не принимает во внимание И. Булкина. Современному украинскому гоголеведению приходится формировать свою позицию в процессе трудного преодоления как застарелых имперских стереотипов до- и послеоктябрьских времен, так и сильнейшего, подчас агрессивного сопротивления упомянутых выше сегодняшних сторонников этих стереотипов, что если не оправдывает, то все же в значительной мере объясняет «встречные» крайности.

33. См., напр.: Франко І. Карпаторуське письменство. XVII–XVIII вв. // Франко І. Зібр. творів: У 50 т. Т. 32. Київ, 1981. С. 207.

34. Дзюба И. Сквозь завихрения времени. В 3-х т. Т. 3. Киев, 2007. С. 36.

Самые яркие высказывания Гоголя о России

В день 205-летия Гоголя, 1 апреля 2014 года, «Газета.Ru» выбрала высказывания знаменитого писателя о России, которые звучат вполне современно.

Куда несется Русь, кто выдумал птицу-тройку, а также какой русский не любит быстрой езды — до сих пор чуть ли не главные вопросы российской действительности. Поскольку самые яркие ответы на них до сих пор дает сам автор вопросов, в день 205-летия Николая Васильевича Гоголя мы решили вспомнить его самые яркие высказывания о России, а кроме того, выяснить, почему его идеи по-прежнему не сдают позиций в умах прогрессивной российской общественности.

Художественная экспертиза:

Роман Лейбов, литературовед, доцент Тартуского университета:
Школьная программа — вот секрет популярности Гоголя. Про тех писателей, которых в школе проходят, знают по инерции. Но вообще среднестатистически читают очень мало, это общая тенденция, в России усугубляемая традиционным антиинтеллектуализмом, расцветшим в последнее время. И потом, писатель-то гениальный, и язык с формами жизни не так далеко ушли.

Кирилл Серебренников, режиссер, художественный руководитель «Гоголь-центра»:
Русская литература — это, наверное, лучшее, что произвела Россия в интеллектуальной нематериальной сфере. Из всей литературы то, что написано Гоголем, совершенно уникально по языку, смыслам, по насыщенной талантливости. Надо не забывать, что Николай Васильевич был украинец, до какого-то возраста он не говорил по-русски. Русский для него — второй язык. Он смотрел на русскую словесность, на Россию взглядом немного чужака. Поэтому в том, что он писал и как он писал, есть своеобразный эффект отстранения. Русский язык у Гоголя уникальный. В нем огромное количество неологизмов, огромное количество вкусного; сконцентрированной жизни. В ней чувствуется повышенная витальность. И это, конечно, благодаря влиянию Украины и украинского языка.

Работа над «Мертвыми душами» оставила определенное впечатление (Кирилл Серебренников — режиссер спектакля «Мертвые души» в «Гоголь-центре». — «Газета.Ru»). Во-первых, тексты, которые писали люди в XIX веке, прославившие русскую словесность, были написаны от руки. Это hand-made русский язык — язык, который мы в принципе теряем. Это тщательная работа над словом, над каждым звукосочетанием. Объясняется такой подход к языку, видимо, тем, что тексты были предназначены в том числе для публичного чтения. Прежде чем публиковать текст массовым тиражом, автор читал его публично. Эти тексты невероятно звучащие.

Многие современные тексты иные, не говоря уже о нашем языке, который скукоживается и деформируется. В больших классических произведениях заложена определенная музыка. Если эту музыку услышать и заставить звучать на сцене, то можно говорить о правильном подходе к работе с такими текстами. Гоголь абсолютно музыкален, по музыкальным законам сделана поэма «Мертвые души».

Владимир Березин, писатель, эссеист:
Дело в том, что Гоголь выглядит в школьной программе не таким угрюмо-серьезным, как Достоевский, и не таким назидательным и величественным, как Толстой. Он близок к сказке, а значит, к фантастике. Гоголь разошелся в десятках крылатых выражений: «поднимите мне веки», «я тебя породил, я тебя и убью», «редкая птица долетит», «докатится ли это колесо», не говоря уже об оде русскому непечатному слову, которая поется автором сразу после того, как неизвестный крестьянин метко обрисовал помещика Плюшкина. То есть это такой разошедшийся на анекдоты популярный писатель — типа Пелевина.

К тому же у Гоголя не только книги, но и жизнь случилась вполне мистическая. Странно жил, боялся быть похороненным заживо и найден потом в гробу в перемененной позе, куда-то девалась его голова, кажется, не знал женщин, подозревался потомками в некрофилии. Не важно, где правда, а где нет, но на массовое сознание такие штуки действуют гипнотически. Начни рассказывать про жизнь Лескова, этого нашего прозеванного гения, — такой фактуры не найдешь вовсе.

Ну и наконец, он действительно великий писатель — со своими сюжетами и, главное, со своим неповторимым языком. Причем, как аккуратно писали советские литературоведы, под конец жизни находился в духовных исканиях. Но если внимательно почитать «Избранные места из переписки…», то видно, что все эти искания нормальные, не привязанные к его времени: «Ну что за напасть, ведь плохо же живем, а ведь могли бы куда лучше. Не воровать так оголтело, не пьянствовать, друг друга не мучить. Ну надо же с этим что-то делать, а?!»

Слово автору:

Николай Васильевич Гоголь

О том, как полюбить Россию
Вы еще не любите Россию: вы умеете только печалиться да раздражаться слухами обо всем дурном, что в ней ни делается, в вас все это производит только одну черствую досаду да уныние. Нет, если вы действительно полюбите Россию, у вас пропадет тогда сама собой та близорукая мысль, которая зародилась теперь у многих честных и даже весьма умных людей, то есть будто в теперешнее время они уже ничего не могут сделать для России и будто они ей уже не нужны совсем; напротив, тогда только во всей силе вы почувствуете, что любовь всемогуща и что с ней возможно все сделать. («Нужно любить Россию», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О том, в чем сила русского языка
Сердцеведением и мудрым познанием жизни отзовется слово британца; легким щеголем блеснет и разлетится недолговечное слово француза; затейливо придумает свое, не всякому доступное, умно-худощавое слово немец; но нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и живо трепетало, как метко сказанное русское слово. («Мертвые души»).

О том, почему никому нельзя верить
Что ж? разве мало мест и поприщ в России? Оглянитесь и обсмотритесь хорошенько, и вы его отыщете. Вам нужно проездиться по России. Вы знали ее назад тому десять лет: это теперь недостаточно. В десять лет внутри России столько совершается событий, сколько в другом государстве не совершится в полвека. Вы сами заметили, живя здесь, за границей, что в последние два, три года даже начали выходить из нее и люди совершенно другие, не похожие ни в чем с теми, которых вы знали еще не так давно.

Еще никогда не бывало в России такого необыкновенного разнообразия и несходства во мнениях и верованиях всех людей, никогда еще различие образований и воспитанья не оттолкнуло так друг от друга всех и не произвело такого разлада во всем. Сквозь все это пронесся дух сплетней, пустых поверхностных выводов, глупейших слухов, односторонних и ничтожных заключений. Все это сбило и спутало до того у каждого его мненье о России, что решительно нельзя верить никому. Нужно самому узнавать, нужно проездиться по России. («Нужно проездиться по России», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О том, зачем приглядываться к людям
Таким же самым образом, как русский путешественник, приезжая в каждый значительный европейский город, спешит увидеть все его древности и примечательности, таким же точно образом и еще с большим любопытством, приехавши в первый уездный или губернский город, старайтесь узнать его достопримечательности. Они не в архитектурных строениях и древностях, но в людях. Клянусь, человек стоит того, чтоб его рассматривать с большим любопытством, нежели фабрику и развалину. Попробуйте только на него взглянуть, вооружась одной каплей истинно братской любви к нему, и вы от него уже не оторветесь — так он станет для вас занимателен. («Нужно проездиться по России», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О том, что случается с великодушием
В природе человека, и особенно русского, есть чудное свойство: как только заметит он, что другой сколько-нибудь к нему наклоняется или показывает снисхождение, он сам уже готов чуть не просить прощенья. Уступить никто не хочет первый, но как только один решился на великодушное дело, другой уже рвется как бы перещеголять его великодушьем. («Нужно проездиться по России», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О том, кому нужен язык Пушкина
Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски, надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня — язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан, католиков, лютеран и гернгутеров… Нам, малороссам и русским, нужна одна поэзия, спокойная и сильная, нетленная поэзия правды, добра и красоты. Русский и малоросс — это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение одной в ущерб другой невозможно. (Г.П. Данилевский «Знакомство с Гоголем». «Из литературных воспоминаний»).

О том, почему перессорились честные и добрые люди
Все перессорилось: дворяне у нас между собой, как кошки с собаками; купцы между собой, как кошки с собаками; мещане между собой, как кошки с собакам; крестьяне, если только не устремлены побуждающей силой на дружескую работу, между собой, как кошки с собаками. Даже честные и добрые люди между собой в разладе… («Нужно проездиться по России», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О том, как устроена ответственность
Во всех упреках и выговорах, которые станешь делать уличенному в воровстве, лености или пьянстве, ставь его перед лицом Бога, а не перед своим лицом; покажи ему, чем он грешит против Бога, а не против тебя. И не упрекай его одного, но призови его бабу, его семью, собери соседей. Устрой так, чтобы на всех легла ответственность и чтобы все, что ни окружает человека, упрекало бы и не давало бы ему слишком расстегнуться. («Русский помещик», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О том, какова сила слова
Мужика не бей. Съездить его в рожу еще не большое искусство. Это сумеет сделать и становой, и заседатель, даже староста; мужик к этому уже привык и только что почешет слегка у себя в затылке. Но умей пронять его хорошенько словом; ты же на меткие слова мастер. Ругни его при всем народе, но так, чтобы тут же обсмеял его везде народ; это будет для него в несколько раз полезней всяких подзатыльников и зуботычин. («Русский помещик», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О том, как нелегко руководить
Очень знаю, что теперь трудно начальствовать внутри России — гораздо труднее, чем когда-либо прежде, и, может быть, труднее, чем на Кавказе. Много злоупотреблений; завелись такие лихоимства, которых истребить нет никаких средств человеческих. Знаю и то, что образовался другой незаконный ход действий мимо законов государства и уже обратился почти в законный, так что законы остаются только для вида; и если только вникнешь пристально в то самое, на что другие глядят поверхностно, не подозревая ничего, то закружится голова у наиумнейшего человека. («Занимающему важное место», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О том, как устроена система
Вы очень хорошо знаете, что приставить нового чиновника для того, чтобы ограничить прежнего в его воровстве, значит сделать двух воров наместо одного. Да и вообще система ограничения — самая мелочная система. Человека нельзя ограничить человеком; на следующий год окажется надобность ограничить и того, который приставлен для ограниченья, и тогда ограниченьям не будет конца. Эта пустая и жалкая система, подобно всем другим системам отрицательным, могла образоваться только в государствах колониальных, которые составились из народа всякого сброда , где неизвестны ни самоотверженье, ни благородство, а только одни корыстные личные выгоды. («Занимающему важное место», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О том, зачем нужно внимательнее вглядываться в себя
Дело идет теперь не на шутку. Прежде чем приходить в смущенье от окружающих беспорядков, недурно заглянуть всякому из нас в свою собственную душу. Загляните также и вы в свою. Бог весть, может быть, там увидите такой же беспорядок, за который браните других; может быть, там обитает растрепанный, неопрятный гнев, способный всякую минуту овладеть вашею душою… («Страхи и ужасы», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О том, как важно самому держать себя в руках
Нужно развязать каждому руки, а не связывать их; нужно напирать на то, чтобы каждый держал сам себя в руках, а не то, чтобы его держали другие; чтобы он был строже к себе в несколько раз самого закона, чтобы он видел сам, чем он подлец перед своей должностью; словом — чтобы он был введен в значенье высшей своей должности. («Занимающему важное место», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

Всяк должен подумать теперь о себе, именно о своем собственном спасении. Но настал другой род спасенья. Не бежать на корабле из земли своей, спасая свое презренное земное имущество, но, спасая свою душу, не выходя вон из государства, должен всяк из нас спасать себя самого в самом сердце государства. («Страхи и ужасы», «Выбранные места из переписки с друзьями»).

О силе воли русского человека
Иной раз, право, мне кажется, что будто русский человек — какой-то пропащий человек. Нет силы воли, нет отваги на постоянство. Хочешь все сделать — и ничего не можешь. Все думаешь — с завтрашнего дни начнешь новую жизнь, с завтрашнего дни сядешь на диету — ничуть не бывало: к вечеру того же дни так объешься, что только хлопаешь глазами и язык не ворочается; как сова сидишь, глядя на всех, — право и этак все. («Мертвые души»).

О старых заблуждениях нового поколения
Видит теперь все ясно текущее поколение, дивится заблужденьям, смеется над неразумием своих предков, не зря, что небесным огнем исчерчена сия летопись, что кричит в ней каждая буква, что отовсюду устремлен пронзительный перст на него же, на него, на текущее поколение; но смеется текущее поколение и самонадеянно, гордо начинает ряд новых заблуждений, над которыми также потом посмеются потомки. («Мертвые души»).

О загадочной русской душе
Эх, русский народец! Не любит умирать своей смертью! («Мертвые души»).

О всемогущем слове «вперед!»
Где же тот, кто бы на родном языке русской души нашей умел бы нам сказать это всемогущее слово: ВПЕРЕД! кто, зная все силы и свойства, и всю глубину нашей природы, одним чародейным мановением мог бы устремить на высокую жизнь русского человека? Какими словами, какой любовью заплатил бы ему благодарный русский человек. Но века проходят за веками; полмиллиона сидней, увальней и байбаков дремлют непробудно, и редко рождается на Руси муж, умеющий произносить его, это всемогущее слово. («Мертвые души»).

О том, как приехать в пункт назначения
Русский возница имеет доброе чутье вместо глаз; от этого случается, что он, зажмуря глаза, качает иногда во весь дух и всегда куда-нибудь да приезжает. («Мертвые души»).

О том, что вы и так знаете
… И какой же русский не любит быстрой езды? Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда: «черт побери все!» — его ли душе не любить ее? Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи. И не хитрый, кажись, дорожный снаряд, не железным схвачен винтом, а наскоро живьем с одним топором да молотом снарядил и собрал тебя ярославский расторопный мужик. Не в немецких ботфортах ямщик: борода да рукавицы, и сидит черт знает на чем; а привстал, да замахнулся, да затянул песню — кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг, только дрогнула дорога, да вскрикнул в испуге остановившийся пешеход — и вон она понеслась, понеслась, понеслась!.. И вон уже видно вдали, как что-то пылит и сверлит воздух. («Мертвые души»).

И, наконец, о том, куда все же несется птица-тройка
Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка, несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади. Остановился пораженный Божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони!

Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства. («Мертвые души»).

Гоголь о русском языке — Солнце село в море и осветило рыбу — LiveJournal

Солнце село в море и осветило рыбу

[Recent Entries][Archive][Friends][Profile]

01:36 pm

[Link]

Гоголь о русском языке

«…Нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово» (Н. В. Гоголь)

Tags: Архангельск (Соломбала)

 

Великий и могучий! 🙂
Вспомнилось:
Мне последнего слова не надо.
И когда хлынет кровь под кадык.
Из меня, как чеку из гранаты,
Время выдернет русский язык.

И сорвёт оглушительной силой
Свет со звёзд, словно пламя со свеч.
Над воронкой, размером с Россию,
В космос вздыбится русская речь…
Л.Корнилов

У нас в магазине есть девушка продавец, которая взвешивает овощи. Когда к ней подходишь с овощами, она всегда говорит: «Кладите». И каждый раз я гляжу на неё с глубоким уважением.

Зеленый травк ложится под ногами,
И сам к бумаге тянется рука.
И я шепчу дрожащие губами:
«Велик могучим русский языка!»

Александр Иванов.

«Дер-ный» — что это за слово они сократили?

ООО «Деревянный город». Занимается обслуживанием 107 деревянных двухэтажных домов в Соломбале.

У нас «Чистый город». Только на контейнерах они свое название благоразумно не пишут — а то бы много было смешных фотографий.
А, судя по контейнеру, вывозит их машина еще с краном?

Edited at 2012-07-31 05:52 pm (UTC)

У нас года два назад на металлических урнах появились надписи «Я люблю Архангельск». Видимо, те, кто придумали эту надпись, думали, что в подсознании у людей, прочитавших это, появится окончание предложения «…поэтому я бросаю мусор в урны». Потом потихоньку закрасили.
Да, ездят специальные машины, только не с краном, а с манипулятором. Цепляет за края контейнера, поднимает, и вываливает содержимое внутрь кузова.

Edited at 2012-07-31 06:00 pm (UTC)

From: btclub
Date: July 31st, 2012 04:09 pm (UTC)
(Link)

А они лягут?

Написали бы какое другое слово — гора мусора лежала бы рядом. А так, смотрите, понимают, не ложат. Задача языка — обмен информацией, остальное — прибомбасы профессоров филологии.

Вывозят вовремя, вот и не ложат, а как не вывезут, и контейнер будет полный, будут ложить, невзирая на всякие надписи.

«Почему украинец Николай Гоголь писал свои произведения на русском языке»

Известная украинская националистка Ирина Фарион определила причину сумасшествия Николая Васильевича Гоголя. С помощью нехитрых исследований, а может, и без них вовсе, она установила, что в сумасшествии Гоголя виноват… русский язык.

Знаете, а ведь это даже круче, чем диагностирование отравления Навального доктором-офтальмологом Анастасией Васильевой через щель в двери. Та хоть пациента видела, или его часть, а Ирина Фарион умудрилась поставить свой диагноз без доступа к больному, да еще спустя почти 170 лет с его смерти! Можно было бы сказать, что современная наука творит чудеса, но только Ирина Фарион и ее исследование не имеют никакого отношения к науке. Да и что касается сумасшествия: Николай Васильевич Гоголь был в этом плане куда здоровее, нежели Ирина Фарион. 

Но все-таки давайте разберемся, почему украинец Николай Гоголь написал все свои великие произведения, в том числе и об Украине, на русском языке. И причина окажется очень проста и неприятна для Ирины Фарион. Оказывается, во времена Гоголя еще не было никакого украинского языка в том виде, в котором он существует сейчас. Его элементы были, но применялись они, как правило, исключительно в сельской местности и носили характер своеобразного диалекта русского языка. Ни о каком отдельном языке не могло идти и речи. А уж тем более о том, чтобы писать на нем повести и романы. Если бы Гоголь писал именно на нем, то с огромной вероятностью о нем бы вообще никто и никогда не узнал.

Украинский язык — удивительное и уникальное явление. Сейчас на Украине многие гордятся историей, которая насчитывает не одну тысячу лет, и упорно называют Древнюю Русь Украиной. Даже название придумали специальное — Украина-Русь. Вполне вероятно, что они мечтали бы отказаться от названия «Русь» и вовсе, но тут уж никак не отвертишься, ибо люди русские, да и правда русская. А еще — русский язык, который в том, древнем, виде куда более похож на современный русский в лексическом отношении, чем на современный украинский. Да больше скажу — с современным украинским там вообще сходство минимальное. Вот простой вопрос на засыпку: почему у многих украинских городов в конце написано древнерусское «град», а не украинское «мисто»? Да потому что «мисто» не имеет никакого отношения к русскому языку, ни к древнему, ни к современному. 

Когда говорят, что украинский язык создан в генеральном штабе Австро-Венгерской империи — немного преувеличивают, но лишь немного. Если вы найдете газеты из Львова и других городов Галиции XIX века, то окажется, что доминирующим языком там является русский. Нет, не совсем такой, как русский в той России, но очень к нему близкий. И очень далекий от того, что называется сейчас «украинским языком». Да и жили в Галиции русины, то есть русские, которых впоследствии, переломав через колено, с помощью концлагерей в Талергофе и Терезине превратили в некую совершенно новую нацию — украинцев. И при этом у новой нации было всего лишь одно назначение — быть антирусскими. Даже странно, что придумали такое нелогичное название, куда правильнее было бы назвать новый народ честно и прямо — нерусские.

Вот сейчас на Украине очень гордятся гетманом Иваном Мазепой. По сути, он один из самых первых политических украинцев, ибо суть политического украинства есть предательство. Иван Мазепа именно таковым и был. Предал союз с Россией, пойдя в услужение шведскому королю Карлу. Немного не рассчитал, думал, что шведы гораздо сильнее русских, и в результате их победы он станет почти царем нового, независимого от России территориально-административного образования. Уж не знаю, как бы оно тогда называлось, но очень вероятно, что не Украина. Просто потому, что этот топоним не был особенно сильно распространен в то время и его больше использовали в смысле «окраина».  
Так вот, первый политический украинец Иван Мазепа не знал украинского языка. Представляете? Политический украинец был, идеология предательства была, а языка как такового — не было! Мазепа писал и говорил на русском. Интересно, что на это скажет Ирина Фарион?

Конечно, очень многое для становления современной украинской нации, которая, на самом деле, так и не смогла состояться, сделал Михаил Сергеевич Грушевский, который написал целый десятитомный труд «История Руси-Украины». Собственно, он первый весь это исторический и лингвистический бред и обосновал, подведя под него какую-то базу. Конечно, база очень хилая, тем не менее это сработало. Видать, финансирование было хорошее. Да-да, из того самого Генерального штаба Австро-Венгерской империи. И нынешний украинский язык тоже придумал Михаил Сергеевич Грушевский, тем более это было не особо сложно: нужно было просто взять малороссийский диалект русского языка и щедро разбавить его всевозможными полонизмами и германизмами.

Тут стоит признать, что в известной мере с созданием «украинской нации» накосячили и товарищи коммунисты, которые того же самого Грушевского обласкали, дали ему очень приличную работу и проводили безудержную украинизацию, которой бы сейчас позавидовали и украинские националисты. Причем украинизировались даже те территории, которые и близко никакого отношения к Украине не имели. По сути, именно коммунисты и Владимир Ильич Ленин и являются отцами-основателями той самой Украины, которую мы видим сейчас. А то, что там валят памятники своему основателю, — лишь эксцессы истории, не более. 

И знаете, очень жаль, что Николай Васильевич Гоголь не дожил до сегодняшних дней. Он бы сейчас разошелся на тему своей исторической родины, написал бы кучу гениальных романов и повестей, благо материала — хоть отбавляй.

Одна беда — все они были бы написаны на русском языке.

Данная статья является исключительно мнением автора и может на совпадать с позицией редакции.


Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

Ирина Фарион: Гоголь сошёл с ума из-за того, что писал свои произведения на русском языке: antifashistcom — LiveJournal

После того, как Фейсбук заблокировал патриотический флешмоб «Батько наш Бандера!», который пели и депутаты в парламенте, и дети в детсадах, пришлось срочно отряхивать от нафталина «свободовку» Ирину Фарион и бросать её в бой с русскими писателями и гражданами, которые ещё помнят произведения Николая Гоголя.

Соратница Тягнибока в интервью на YouTube-канале Island TV обозначила связь между русским языком и смертью писателя Николая Гоголя. Она заявила, что ещё в школе не понимала, почему писатель Николай Васильевич Гоголь думал на украинском, а писал на русском. Также Ирина Фарион отметила, что автор «Вия» и «Мёртвых душ» является очень трагической личностью в украинской культуре. Дескать, он сошёл с ума от использования русского языка в своих произведениях.

«Потому он и сошёл с ума, потому он и в гробу перевернулся. Потому что было противоречие между формой и содержанием. Он ведь думал на украинском языке, а писал по-русски», — пояснила Фарион. Также «свободовка» уверяет, что Гоголь вызывает у неё раздражение «на генном уровне».

«Кстати, а Фарион не пояснила, почему вплоть до конца 19 века об украинском языке никто не знал и никто не учил его?», — задают националистке встречный вопрос зрители телеканала.

«Гоголя больше нет, расходимся. Украинское наследие и великая культура в веках будет связана с великим именем Ирины Фарион. Напомним на всякий случай, что сама пани нацистка годами преподавала иностранным студентам во Львове русский язык и учила их, что это великий язык Пушкина и, видимо, таки Гоголя», — иронично прокомментировала высказывания соратницы Тягнибока журналистка Нюра Берг.

К слову, тема о «раздвоенной душе гения», поднимается не впервые: её подкинула украинская диаспора и активно подогревали ВВС и радио «Свобода». «Украинским» Гоголь был для Михаила Грушевского, Дмитрия Яворницкого, Михаила Драгоманова, Дмитрия Донцова и для других представителей украинского национального движения, уверяют те, кто лепит из автора «Тараса Бульбы» новую национальную икону, символ автономизации Украины. Кстати, Фёдора Достоевского и Петра Чайковского «шумеры» тоже записали в украинцы. Мол, надо учитывать, что украинцы в XIX веке и в более поздние времена оставались «безгосударственным народом», не имели возможностей полноценно развивать свою культуру, потому шли на службу к «чужим», то есть, к россиянам.

Ранее Фарион призвала называть Россию страной-врагом и стремиться к уничтожению Москвы. Она призывала ограничить права русскоговорящих украинцев, а также отказывалась считать их за людей.

Тут она буквально конкурирует с главой Минкультуры Александром Ткаченко. Тот тоже заявлял, что писателя Николая Гоголя, уроженца Полтавской области, принудительно «записали в россияне» только за то, что он писал на русском языке. Кстати, поклонники Фарион предлагают назначить её министром культуры: дескать, на этом высоком посту она ещё более активно будет бороться с «русским наследием» и искоренять его на всех уровнях.

Кстати, Пантелеймон Кулиш, первый биограф Гоголя, называл «одною из счастливых случайностей» тот факт, что для автора «Вечеров на хуторе близ Диканьки» языком творчества стал язык русский, а не украинский. Кулиш считал, что у молодого Гоголя полученное от отца «первое побуждение к изображению малороссийской жизни» не подкреплялось таким знанием украинского языка, которое обеспечивало бы ему полную творческую свободу. «Он не мог владеть малороссийским языком в такой степени совершенства, чтобы не останавливаться на каждом шагу… за недостатком форм и красок».

Ольга Талова
ИА «Антифашист»
01.11.2021
#Украина #Культура #Национализм #Русофобия #Пропаганда #ЛапшаНаУши
https://antifashist.online/item/irina-farion-gogol-soshel-s-uma-iz-za-togo-chto-pisal-svoi-proizvedeniya-na-russkom-yazyke. html?utm_source=lj&utm_medium=social&utm_campaign=s_e

Как Гоголь с Мицкевичем высмеивали россиян

  • Вера Агеева
  • Профессор Киево-Могилянской академии

Автор фото, Getty Images

1 апреля 1809 года родился один из самых известных украинских и российских писателей Николай Гоголь.

Амбициозный юноша из Полтавской области, сын не очень богатого помещика и автора украинских комедий Василия Гоголя-Яновского страстно мечтал о невероятных свершениях и мировой славе.

Однако на свет он появился в не слишком подходящих для реализации таких стремлении времени и месте.

Год его рождения ознаменовался как раз печальным столетним юбилеем, связанным с катастрофическим поражением Гетманщины, государства, утраченного в Полтавской битве. И после этого земляки Николая Гоголя должны были участвовать в строительстве чужой империи.

Украинское детство Гоголя

Детство будущего русского классика проходило преимущественно в украинской среде. Василий Гоголь был директором театра в соседних Кибинцах, в имении потомка казацкой старшины и высокого царского сановника Трощинского.

Ставили и российских авторов, и украинские пьесы, в том числе и водевили Гоголя-отца. Здесь собиралось блестящее общество, и якобы именно в Кибинцах на литературное дарование подростка Николая обратил внимание сосед, выдающийся русский поэт и защитник украинской политической автономии Василий Капнист.

Сын высоко ценил произведения своего отца, но для себя сделал выбор в пользу имперской карьеры и чужого языка. Выбор для той поры вполне типичный.

Путь в Петербург

Украинские интеллектуалы в течение всего ХVІІІ века неутомимо вестернизировали Москву и Петербург, рубили те достославные окна в Европу, которых захотел российский царь-реформатор.

Автор фото, UKRINFORM

Підпис до фото,

Николай Гоголь — гимназист

В Украине же их рубить не надо было, потому как сопряженность с западной культурой до этого всегда оставалась органичной. Наши земляки получали в имперских центрах высокие должности, во многом определяли и тогдашние политические и особенно интеллектуальные направления.

В северную столицу ехали и из соображений карьерных, и, не в последнюю очередь, идейных. Верилось, что два народа творят общую культуру, а поскольку полное интеллектуальное преимущество было за украинцами, то они вроде как имели шанс утвердить на всем имперском пространстве собственные ценности и идеалы.

Николаю Гоголю Петербург показался мрачным, холодным и немного ирреальным.

Хотя чуждость российской столицы отчасти нивелировалась гостеприимством украинского общества. Как писал этот искатель счастья и славы матери в провинцию вскоре после приезда, одних только «однокорытников» из Нежинского лицея встретил он в Петербурге около 25 человек.

Украинская тематика и русская проза

Дружеская поддержка способствовала и полезным знакомствам, и карьерному росту. Да еще и литературная конъюнктура способствовала: в русском романтизме как раз невероятно модной стала украинская тематика

Гоголь и обратился к дорогим воспоминаниям об оставленной родине. Успех «Вечеров на хуторе близ Диканьки» превзошел все ожидания.

Гениальный южанин развернул на угрюмом Невском проспекте красочную и веселую Сорочинскую ярмарку. А вскоре, после «Ревизора» и «Мертвых душ», его уже называли зачинателем русской прозы.

Получалось, что основоположником ее стал иностранец, человек, отражавший украинский, а не российский опыт, реалии и ценности. Элементы русского и украинского языка он безбоязненно совмещал, порывая тем самым с уже выработанной, прежде всего пушкинской, традицией.

Автор фото, UNIAN

Підпис до фото,

ГОГОЛЬFEST 2016 в Киеве

Российские читатели не раз жаловались, что этот «малоросс» противопоставил в своих произведениях прекрасную Украину и уродливую Россию, высмеял империю, не жалея зловещих сатирических тонов.

Желанная слава не сделала Николая Гоголя счастливым — более того, причинила мучительное раздвоение и неизлечимую травму. Началась непрерывная борьба двух душ, о которой писатель признавался наиболее доверенным своим адресатам.

Сетовал, что сам не знает, какая у него душа — украинская или русская, и хотел объединить их в некую гармоничную целостность.

Смена языка для поэта или прозаика всегда невероятно сложная. Но случай Николая Гоголя отличается тем, что он сменил родной украинский не просто на другой — он служил своим пером той нации, тому государству, которое поработило и маргинализировало его собственную родину.

И итогом для великого полтавчанина стала им самим диагностированная болезнь, противостояние «двух душ», или, по-современному говоря, двух национальных идентичностей, которая в конце концов и определила трагические обстоятельства всей его жизни.

Гоголь и Мицкевич

Пробовал искать спасения от петербургской безысходности. Выстраивал разнообразные планы покинуть «эту Кацапию» и вернуться в Украину, добивался профессорской кафедры в Киевском университете.

Интерес к казацкому прошлому усиливался еще и чисто биографическими сантиментами. По некоторым, не вполне подтвержденными документально, рассказам, его род происходит от казацкого полковника Остапа Гоголя. Вернее, основанием для гордости была семья бабушки, дочери бунчукового товарища (звание высокое и почитаемое) Семена Лизогуба.

В знаменитой повести «Тарас Бульба» можно найти и отголоски семейной истории Гоголей-Яновских.

Впрочем, с возвращением в Киев не сложилось, однако из постылой российской столицы он все же сбежал. И много лет прожил в Италии, в статусе эмигранта, который вовсе не тосковал по надоевшей северной родине.

В Париже охотно дружил с поляками-политэмигрантами, любил вместе с Адамом Мицкевичем выстраивать теории о цивилизационной отсталости россиян по сравнению с их соседями-европейцами, горячо пропагандировал теорию «финскости» московитов, а следовательно полной отторгнутости их от европейского сообщества.

Мицкевич стал лидером для большого круга поляков, которые вынуждены были покинуть родину после поражения восстания 1830 года.

Автор фото, UNIAN

Підпис до фото,

Памятник Адаму Мицкевичу во Львове

Вопреки утверждениям многих российских исследователей, дескать Гоголь на Западе только тосковал по России и не интересовался никакими французскими или итальянскими духовными и интеллектуальными веяниями, документы и переписка свидетельствуют о другом.

А с польским писателем украинского происхождения Богданом Залесским Гоголя объединяла особая дружба. Сохранилось написанное по-украински письмо (которое, кстати, свидетельствует об очень хорошем владении Гоголем украинским языком), в котором Залесского Гоголь называет «очень, очень близким земляком».

Италия особенно напоминала писателю родную Украину. В любом случае, как раз в польской эмигрантской среде Гоголь проникся определенными антиимперскими идеями, духом славянского антироссийского мессианизма.

Но с возвращением в Петербург снова проникся своей миссией создания единой народности и культуры. И наталкивался то на обвинения в недостаточной любви к «святой Руси», то в предательстве своего родного края. Двум душам никак не удавалось мирно сосуществовать.

Шевченко и Гоголь

А тем временем гоголев земляк и только несколькими годами младший ровесник самим своим появлением в литературе разрушил любые иллюзии относительно украинско-российской общности и дружбы.

Тарас Шевченко даже написал стихотворение, в котором назвал Гоголя «отцом», однако не пошел по его стопам.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Тарас Шевченко даже написал стихотворение, в котором назвал Гоголя «отцом»

То, что для старшего писателя осталось дорогим, но необратимым прошлым, для младшего оказалось актуальной живой современностью.

Гоголь считал, что в поэзии Шевченко много «дегтя», а выбор украинского языка обрекает его на провинциальность и забвение. Он все еще продолжал верить, что славой одаривает только Петербург, как бы плохо ему там ни жилось.

Споры о Гоголе продолжались более века. Его упрекали как предателя и преподносили как летописца украинской жизни.

Наконец, сегодня полтавские Кибинцы могут гордиться (не меньше многих крупных городов!) тем, что с ними связаны судьбы по крайней мере двух украинских классиков — Николая Гоголя и Михайля Семенко. А гоголевские фантасмагории до сих пор пугают доверчивых читателей.

Хотя мы уже вроде и не верим, что Луну могут украсть, но под Рождество все-таки ждем удивительных приключений.

Почему Гоголь писал по-русски?

Юрий Барабаш оправдывает этот вопрос до тех пор, пока отвечает на него, поскольку это кажется провокационным, если принять как должное, что Гоголь — русский писатель. У него нет проблем с опорой на следующего соломенного человечка: было бы так же странно ожидать, что Гоголь будет писать по-украински, как было бы ожидать, что Пушкин (имевший африканское происхождение) напишет на Тигринье, а Лермонтов (предположительно шотландского происхождения) на гэльском , или Пастернак и Бродский (оба евреи) на иврите.

карта Малороссии 1864 года, как называлась Украина

Гоголь вырос в месте, где говорили и по-русски, и по-украински. В его обрусевшей семье украинский язык (или в колониальных терминах малороссийский диалект) использовался для общения со слугами, но русский язык использовался вне дома, а не только в формальной обстановке. Между тем в этой ситуации ни украинский, ни русский языки не были предписывающе «чистыми», но каждый из них был охвачен элементами другого.

Мнения о том, насколько хорошо он знал украинский язык, расходятся. Некоторые украинские писатели, в том числе Тарас Шевченко, говорили, что Гоголь «не знал своего языка», но Михаил Максимович, который его знал, заявил, что Гоголь «твердо придерживается своего малороссийского диалекта и прекрасно его знает». Все согласны с тем, что он в ней почти ничего не написал.

Разумное мнение Барабаша состоит в том, что Гоголь писал по-русски, потому что это был язык престижа и самой широкой читательской аудитории в Российской Империи. Лишь немногие, как Шевченко, интересовались украинским языком. Что интересно, Барабаш называет Гоголя и Шевченко «инь и янь» украинской культуры. Насколько я понимаю его точку зрения, они представляют собой крайности полного участия в (великой) русской литературной жизни и демонстративного отказа от нее в пользу украинского языка и литературы, выбора, который представился многим другим.

Барабаш, однако, настаивает, что украинскость Гоголя (в языке, культуре, «национальной психологии») повлияла на русский язык его прозы, что он фактически создал «новый язык» через взаимодействие украинских элементов и доминирующего русского языка в его текстах.Барабаш, вслед за Потебнией и другими, идет дальше по пути «язык формирует мысль», чем я, но я, безусловно, принимаю его точку зрения, как бы мне хотелось больше обсуждать конкретные отрывки. Он использует вопрос о том, как перевести Гоголя на украинский язык, чтобы конкретизировать свою точку зрения: все согласны с тем, что русский язык Гоголя совершенно особенный, даже уникальный, качество, которое он теряет, когда его черты, вдохновленные украинским языком, перестают звучать наполовину иностранными в украинском переводе.

При всей украинскости Гоголя, подчеркивает Барабаш, он по-прежнему является частью русской литературы, потому что национальной литературы вне национального языка быть не может.Люди, которые хотят сделать его полностью русским или, с другой стороны, частью «русскоязычной ветви украинской литературы», проявляют шовинизм и, что еще хуже, упрощают сложную проблему.

Я не в курсе всей литературы о том, «каким украинским был Гоголь», но эссе Барабаша напоминает мне самое интересное, что я читал по этой теме, — статью Романа Коропецкого и Роберта Романчука 2003 года (без англ. Первое популярное произведение Гоголя « Вечера на хуторе близ Диканьки» (1831) как «Украина в черном фоне.Они видят, что Гоголь представляет украинскую культуру для русской аудитории точно так же, как черную культуру представляли для благодарной белой аудитории в Соединенных Штатах девятнадцатого века: с той же «широкой карикатурой на стереотипное поведение», «грубостью и пошлостью», «фарсом и т. Д.» «Петь и танцевать» и так далее.

См. Юрий Барабаш, «Свое слово не знает…», или Почему Гоголь пишет по-русски? », Вопросы литературы 1 (2011).

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

Если гоголевский русский, значит ли это, что Swift английский? | Николай Гоголь

Новости о том, что украинцы объявляют великого писателя XIX века Николая Гоголя своим, потому что он родился и вырос на их территории, сообщаются с явным весельем — не в последнюю очередь потому, что это так раздражает российских представителей. Но разве это так глупо? Народы очень заботятся о том, чтобы их уважали другие нации, и литературный пантеон придает больший престиж, чем любая таблица олимпийских медалей.«Главная слава каждого народа исходит от его авторов», — писал доктор Джонсон, и он прав. Если бы украинцы могли пресечь Гоголя, это сделало бы для их национальной гордости больше, чем Андрей Шевченко когда-либо смог бы сделать.

Посмотрите на ирландцев, которые особенно искусны в этом. Они без особых усилий вернули себе всех великих авторов, бежавших из страны своего рождения — Голдсмита, Джойса, Беккета, — даже несмотря на то, что последний написал некоторые из своих величайших произведений на французском языке, языке своей приемной страны.Им удалось убедить многих, что Лоуренс Стерн (родился в Ирландии, потому что его отец был британским солдатом) и Уильям Конгрив (родился в Йоркшире, но получил образование частично в Ирландии, потому что его отец был другим британским офицером) действительно ирландцы. (Тот факт, что оба эти писателя были остроумными, так или иначе подтверждает их сущностное ирландское происхождение.) И, их самый большой триумф, они завладели Джонатаном Свифтом, возможно, величайшим из всех сатириков. Фактически Свифт называл себя «англичанином», говорил о своей резиденции в Дублине как «изгнанник» в «стране, которую я ненавижу», и даже не имел ирландского акцента.Но он давно стал великим ирландским патриотом, украшающим банкноты и туристические буклеты.

Разумеется, легче присваивать писателей, если, в отличие от Swift, они будут сотрудничать. Т.С. Элиот, после теннисиста Джимми Коннорса, самого известного человека из Сент-Луиса, штат Миссури, не только стал гражданином Великобритании, но и принял англичанство. «Пустошь» забыла о США, но изображает улицы и здания Лондона (с выходом на Маргейт). «Четыре квартета» размышляют о том, как «История сейчас и Англия».Точно так же Сильвия Плат, возможно, прожила более половины своей короткой жизни в США, но все места ее опубликования — английские. Итак, мы захватили ее.

Скоро эти вопросы о литературной национальности станут острыми для экзаменационных комиссий. На первый взгляд глупая новая директива Управления по квалификациям и учебным программам гласит, что кандидаты GCSE по английской литературе (sic) в отдельных странах Великобритании должны изучать автора из страны, в которой они сдают экзамен.Школьники из Уэльса должны изучать уэльского писателя, пишущего на английском языке (хотя непонятно, почему им будет лучше Дилана Томаса, чем Филипа Ларкина). Эта подачка литературному национализму вызовет массу потенциальных гоголевских дебатов.

А что, например, с Мюриэл Спарк? Она родилась и получила образование в Эдинбурге, жила в Африке, стала писательницей только после переезда в Лондон и провела вторую половину своей жизни в Италии. Великий писатель, но в чьей команде она? Позволят ли Северной Ирландии дополнить свой список Луи Макнейсом, родившимся в Белфасте, но отчисленным в английскую государственную школу и впоследствии проживающим в Англии? Или Симус Хини, который теперь является гражданином Республики, но родом из Ольстера? Какое веселье скоро получат фанатики культуры.

Гоголь, конечно, писал по-русски, слегка препятствуя украинским попыткам украсть его. Доминирование английского языка означало, что англ. Литература (до появления QCA) всегда была инклюзивной по духу. Англичане могут позволить себе расслабиться. Нам может не хватать композиторов, а через несколько веков — художников, но у нас есть целые коллективы писателей высочайшего класса. Нам не нужно терять сон из-за У. Х. Одена, любящего думать, что он действительно американец (у него даже появился ядовитый американский акцент).Хотя, если подумать, можно нам вернуть Свифт?

Нос и другие истории

Николая Гоголя

Перевод Сюзанны Фуссо

Роман Николая Гоголя Мертвые души и Государственный инспектор произвел революцию в русской литературе и продолжает развлекать поколения читателей во всем мире. Но особенно ярко гениальность Гоголя проявляется в его рассказах. По очереди — или сразу — смешные, устрашающие и глубокие сказки, собранные в «Нос и другие рассказы », относятся к числу величайших достижений мировой литературы.

Эти рассказы демонстрируют яркое, захватывающее воображение Гоголя: встреча со злом в затемненной церкви, забитый клерк, который мечтает только о новом пальто, нос, который падает с лица и снова появляется в городе сам по себе, превосходя своего бывшего хозяина. Написанные между 1831 и 1842 годами, они охватывают красочную сельскую Украину, беспощадный городской пейзаж Санкт-Петербурга и древний лабиринт Рима. Тем не менее, они разделяют характерные для Гоголя навязчивые идеи — городские толпы, бюрократическую иерархию и иррациональность, скрытый дьявол — и постоянный подтекст абсурда.В переводах Сюзанны Фуссо уделяется пристальное внимание странности и удивительности гоголевского стиля, сохраняются неповторимый юмор и необычность его языка. «Нос и другие истории» раскрывает, почему русские писатели от Достоевского до Набокова вернулись к Гоголю как к краеугольному камню своей беспрецедентной литературной традиции.


Об авторе

Николай Гоголь (1809–1852) родился на Украине и достиг литературных успехов в Санкт-Петербурге. Среди его самых известных работ — Мертвых душ и Государственный инспектор , а также рассказы, действие которых происходит в украинской деревне, и сказки Св.Петербург. Он провел одни из самых продуктивных лет в Риме. По возвращении в Россию он безуспешно пытался написать продолжение «Мертвых душ», сжег рукописи незадолго до своей смерти.

О переводчике

Сюзанна Фуссо — профессор современных языков Маркуса Л. Тафта и профессор русских, восточноевропейских и евразийских исследований в Уэслианском университете. Среди ее многочисленных книг — « Конструирование мертвых душ: анатомия беспорядка» у Гоголя (1993), а также она переводила русских писателей, в том числе Сергея Гандлевского.


Обзоры

Безумные, красочные, восхитительные и грустные рассказы Гоголя — одни из величайших жемчужин русской литературы. Научные и стильные новые переводы Сюзанны Фуссо снова оживляют их и делают эту подборку приятной для чтения.

Первый крупный английский перевод его рассказов за более чем двадцать лет, «Нос и другие рассказы» блестяще передает юмор и сложность Гоголя. Этот том станет отличным чтением как для студентов, так и для любителей русской литературы.


Николай Гоголь в Википедии


Прочитать книгу


Русский · Иностранные языки и литературы · Lafayette College

Колледж может быть первой возможностью выучить русский язык. Так что забудьте миф о том, что вы должны начать изучать другой язык в детстве.

College может помочь молодым людям быстрее и эффективнее изучать язык, чем маленькие дети.Приложив немного воображения и упорно работая, изучение русского языка в Lafayette может привести к потрясающим результатам обучения за границей. Исследования показывают, что каждый дополнительный год языкового обучения дает широкий спектр преимуществ, включая улучшение вербальных и математических оценок на вступительных экзаменах (GRE, MCAT, LSAT). Углубленное изучение языка открывает большие возможности для поступления в аспирантуру и профессиональные школы и более широкий доступ к работе, ориентированной на карьеру.

Минор на русском языке

Пять курсов за пределы русского (101-102). После успешного завершения промежуточной языковой последовательности (111-112) студенты выбирают три курса из списка утвержденных факультативов.

Обратите внимание: курсы русского языка и литературы также входят в состав основных специальностей по русским и восточноевропейским исследованиям.

Примечание: пожалуйста, обратитесь к Каталогу курсов для получения официальной информации о второстепенных курсах на русском языке и основных в русских и восточноевропейских исследованиях.

Курсы русского языка

RUSS 101, 102: Elementary Russian I & II

Основы устной и письменной речи.Развитие навыков чтения, письма, разговорной речи и аудирования. Знакомство с культурой России. Класс / лаборатория. (В)

RUSS 111, 112: Intermediate Russian I & II

Обзор и расширение базового словарного запаса и грамматики. Краткие литературные и культурные чтения. Внимание к развитию навыков чтения, письма и разговорной речи, а также к более глубокому пониманию русской культуры. Класс / лаборатория. (H, GM2)

RUSS 209, 210: Обзор русской литературы I и II

Хронологическое исследование основных литературных течений и стилей с семнадцатого века до наших дней в прозе, поэзии и драме.Особое внимание уделяется идеологической и исторической подоплеке. (H)
Предварительные требования: Русский 112 или аналогичный

RUSS 211: Продвинутый русский

Курс углубленной грамматики и синтаксиса, предназначенный для развития высокого уровня понимания на слух и беглости речи. Подчеркиваются внимательное чтение и четкое письмо. Обсуждение основных социальных, идеологических и художественных течений и движений России. (В)

RUSS 290, 291: Независимое исследование на русском языке

Этот курс уделяет особое внимание чтению аутентичных материалов и написанию сочинений и переписки.
Пререквизиты: Русский 112, знание эквивалентного уровня или разрешение инструктора

RUSS 311: Русский рассказ

Исследование русской повести и рассказа с акцентом на художественную литературу XIX и XX веков. Чтение и интерпретация произведений таких писателей, как Пушкин, Гоголь, Тургенев, Толстой, Достоевский, Чехов, Горький, Бабель, Олеша, Солженицын и др. (H)
Пререквизит: русский 112 или эквивалент

RUSS 316: Советская русская литература

Исследование событий с 1917 года по настоящее время на предмет их литературного, социального и политического значения.Чтение и интерпретация произведений таких писателей, как Маяковский, Гладков, Фадеев, Катаев, Симонов, Панова, Евтушенко, Трифонов и др. (H)
Пререквизиты: русский 112 или эквивалент

Русская литература в переводе

CL 161, 162: Русская литература на английском языке I и II

Исследование — через лучшие доступные переводы — всего курса русской литературы с упором на писателей XIX века: Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Достоевского и Толстого.Открыт для всех студентов. [Вт]

Официальные описания курсов русского языка и других предметов, предлагаемых Департаментом иностранных языков и литературы, см. В Каталоге курсов Лафайет.

INDS 280:

Три лица России / Латвии (H, GM1)

Текущий список курсов и времени, включая курсы по специальным темам, не перечисленные в постоянном Каталоге курсов, см. В расписании курсов и экзаменов.

CLLL — Курсы русского | Университет Хофстра

RUS 1 — Начальный русский язык
Семестр Часы: 3
Осень, SS1
Развитие функциональной компетенции во всех четырех языковых навыках: говорение, чтение, аудирование и письмо при построении прочной грамматической базы и расширении культурных знаний.
RUS 2 — Элементарный русский
Семестр Часы: 3
Весна, SS2
Продолжение RUS 1.
Пререквизиты / Примечания к курсу: RUS 1 или эквивалент.
RUS 3 — Средний русский
Семестр Часы: 3
Осень
Обзор грамматики. Разговорный подход.
Пререквизиты / Примечания к курсу: RUS 2 или эквивалент.
RUS 4 — Средний русский
Семестр Часы: 3
Весна
Продолжение RUS 3.
Пререквизиты / Примечания к курсу: RUS 3 или эквивалент.Требуется разрешение инструктора.
RUS101-106 — Продвинутый русский 3
Семестр Часы: 3
Периодически
P повторные требования / Примечания к курсу: RUS 4 или эквивалент. Требуется разрешение инструктора.
RUS151 to 156 — (LT) Шедевры русской литературы.
Семестр Часы: 3
Периодически
P повторные требования / Примечания к курсу: RUS 4 или эквивалент.
LIT071 — (LT) Русская культура и литература: между Востоком и Западом
Семестр Часы: 3
Периодически
Россия стояла на перекрестке цивилизаций, впитывая влияния как Западной Европы, так и Востока. Цель — познакомить студентов с его историей, религией, литературой, искусством и популярной культурой. Курс проходит через историю культуры России в хронологическом и тематическом порядке, сопоставляя произведения каждого из основных периодов и исследуя глубокие этические вопросы, касающиеся человеческой природы, общества и культуры.
LIT072 — (LT) Эпоха империи: русская литература XIX века
Семестр Часы: 3
Осень
Исследование избранных русских классиков XIX века в их социальном и историческом контексте. Обсуждаются такие вопросы, как концепции российской государственности, утверждения имперской власти, социальное положение элит и интеллигенции, отношение к простым людям. Среди авторов, которых стоит прочитать: Пушкин, Гоголь, Достоевский, Тургенев, Толстой и Чехов.
LIT073 — (LT) ХХ век: литература и революция
Семестр Часы: 3
Весна
Курс знакомит студентов с русской литературой ХХ века. Мы сосредоточимся на пересечении литературы и политики и проанализируем связанные вопросы, такие как судьба отдельного человека в обществе и роль писателя / художника в коллективе. В рамках курса изучаются литературные тексты, отражающие как позитивные мечты времен Октябрьской революции, так и воображаемые и реальные ужасы, которые произошли после нее, и то, как россияне справляются с недавним прошлым.Среди авторов — Горький, Замятин, Булгаков, Солженицын, Токарева и Пелевин.

M = Русский язык и литература

M = Русский язык и литература

Русский язык и литература

S = цели

Миссия русского
отдел кафедры германских и славянских языков
обучать студентов литературе, языку, культуре и истории
России. Наша концентрация подготавливает студентов к продолжению работы
на уровне выпускников вузов США
и за границу.Мы всегда гордились своей способностью
довести учащихся до высокого уровня владения русским языком
как можно быстрее. Для достижения этой цели мы используем современные технологические
инструменты: компьютерная техника, аудио, видео, кино. Родной русский
спикеры используются в качестве равных наставников, назначаемых нашим американским
магистранты, изучающие русский язык. В области литературы
нам очень повезло, что мы можем предоставить нашим студентам
концентраторы отличная степень охвата крупнейших авторов
и направления в русской литературе XIX и XX веков.Признавая, что мы должны обслуживать не только концентраторы
но широкому кругу студентов Брандейса мы предлагаем
два литературных трека: трек в английском переводе
и трек дан на русском. Концентраторы необходимы для приема
количество курсов на родном языке, и когда они проходят
курсы перевода, они обязательны для прочтения хорошей порции
материалов курса на языке оригинала. Курсы русского языка
история и российская политика настоятельно рекомендуются концентраторам.

S = Как стать концентратором

Кафедра приветствует всех
чтобы студенты стали концентраторами по русскому языку и литературе.
Эта область академических исследований сегодня, пожалуй, самая захватывающая.
с учетом последних событий в Восточной Европе. Мы ищем восторженных
студенты, которые не боятся брать серьезный курс обучения.
Предлагаем индивидуальный подход. Мы посвящаем себя обучению
студент бакалавриата. Наши российские концентраторы ушли
к успешной карьере в академических кругах, правительстве, политике,
пресса, медицина и социальные услуги.Пожалуйста, прочтите ниже
требования к концентрации.

S = факультет

См. Германские и славянские языки

S = Требования к концентрации

А.
ECS 100a (European Cultural Studies: The Proseminar) будет завершено
не позднее младшего года обучения.

Б.
Углубленное изучение языка и литературы: RUS 106b, 150b, 153a,
и любые пять из RECS 130a — RECS 149b.

С.
Концентраторы должны зарегистрироваться и пройти один из
следующие варианты на старшем курсе: RUS 97a или b (Senior Essay),
RUS 99d (Senior Thesis), годовой курс. Студенты, желающие
для рассмотрения на факультетские награды необходимо выбрать диссертацию
вариант. Награды будут присуждаться на основе совокупного мастерства.
на всех курсах, взятых в концентрации, включая Senior
Тезис. Кафедра рекомендует студентам сдать не менее
один курс истории России.

Д.
Студенты желают заслуги в русской концентрации RUS
курсы, проводимые на английском языке, потребуются для всего чтения
в оригинале.

Эти курсы не соответствуют
требование иностранного языка.

S = Требования для несовершеннолетних
в русской литературе

Требуются пяти семестровые курсы:

А.
RUS 105a или RUS 106b.

Б.
Три курса, выбранные из RECS 130a, RECS 134b, RECS 146a,
RECS 147b, RECS 149b и RUS 148a или b.

С.
Одно из следующих: RUS 150b или 153a.

Успешное завершение РУС
30а или эквивалент является обязательным условием несовершеннолетнего.

S = Курсы обучения

S = (1-99) В основном для бакалавриата
Ученики

RUS 10a Начиная с русского

Количество участников ограничено 18
за раздел.

Для студентов, у которых не было
предыдущее изучение русского языка. Систематическое изложение основных
грамматика и лексика языка в контексте русского языка
культура, с упором на все четыре языковых навыка: аудирование, говорение,
чтение и запись.Обычно предлагается каждый год.

Персонал

RUS 20b Продолжение русского

Необходимое условие: RUS 10a или
эквивалент. Набор ограничен 18 на секцию.

Для студентов с некоторым предыдущим
изучение русского языка. Продолжение изложения базовой грамматики
и словарный запас языка в контексте русской культуры,
и практика четырех языковых навыков. Особое внимание
навыки чтения и письма, а также управляемая беседа.Как правило
предлагается каждый год.

Персонал

RUS 30a Средний Русский

[ fl ]

Необходимое условие: RUS 20b или
эквивалент. Набор ограничен 18 на секцию.

Этот курс подчеркивает
изучение иностранного языка применительно к различным культурным вопросам,
включая литературные, исторические и социологические темы. Как правило
предлагается каждый год.

Персонал

RUS 97a Эссе для старших учеников

Подпись инструктора
обязательный.Студенты должны проконсультироваться с руководителем области их концентрации.

Обычно предлагается каждый год.

Персонал

RUS 97b Эссе для старших учеников

Подпись инструктора
обязательный. Студенты должны проконсультироваться с руководителем области их концентрации.

Обычно предлагается каждый год.

Персонал

RUS 98a Независимое исследование

Можно брать только с
разрешение советника концентраторов и председателя
отделение.Подпись инструктора обязательна.

Чтение и отчеты по факультету
надзор. Обычно предлагается каждый семестр.

Персонал

RUS 98b Независимое исследование

Можно брать только с
разрешение советника концентраторов и председателя
отделение. Подпись инструктора обязательна.

Чтение и отчеты по факультету
надзор. Обычно предлагается каждый год.

Персонал

RUS 99d Старшая диссертация

Подпись инструктора
обязательный.Студенты должны проконсультироваться с руководителем области их концентрации.

Обычно предлагается каждый год.

Штат сотрудников

G = (100-199) для обоих студентов
и аспиранты

Аббревиатура RECS обозначает
Курсы русской и европейской культурологии.

RUS 105a Разговор и
Композиция

(Ранее RUS 3a)

[ гул ]

Предпосылка: RUS 30a или
эквивалент.

Курс, предназначенный для улучшения
обычные разговорные навыки и обучение композиции на среднем уровне
уровень. Обычно предлагается в нечетные годы.

Г-жа Броуд

RUS 106b Продвинутая композиция,
Разговор и чтение

[ гул ]

Предпосылка: RUS 103a или
его эквивалент. НЕ соответствует требованиям по иностранному языку.
Ведется полностью на русском языке.

Обычно предлагается каждый год.

Г-жа Броуд

RECS 130a Девятнадцатого века
Русская литература

[ класс 25 пол
]

Открыт для всех студентов. Проведенный
на английском языке с чтениями в английском переводе.

Комплексный обзор
крупнейшие писатели и темы 19 века, в том числе Гоголь,
Тургенев, Достоевский, Толстой, Чехов и другие. Обычно предлагается
в четные годы.

Персонал

РКС 134б Чехов

[ гул ]

Открыт для всех студентов.Проведенный
на английском языке с чтениями в английском переводе.

Предлагает подробное расследование
эволюции чеховского искусства, подчеркивая тематичность и
структурные аспекты произведений Чехова. Внимание к методам
характеристики, использование деталей, повествовательная техника и
роли, в которые он бросает свою аудиторию. Обычно предлагается даже в
годы.

Г-н Шулькин

RECS 135a The Short Story
в России

[ класс 25 пол
]

Проведено на английском языке с
показания доступны на русском языке для концентраторов и на английском языке
перевод.Нет предпосылок для неконцентраторов.

Ориентируется на великие традиции
рассказа в России. Этот жанр всегда привлекал стилистические
и повествовательные эксперименты, а также
поразительное, хотя и краткое выражение сложных социальных, религиозных,
и философские темы. Обычно предлагается в четные годы.

Персонал

RECS 136b Литература
автобиографии, детских воспоминаний и исповеди

[ гул ]

Проведено на английском языке с
показания доступны на русском языке для концентраторов и на английском языке
перевод.Нет предпосылок для неконцентраторов.

Несмотря на трудности в
попытка подлинной автобиографии, детских воспоминаний или
признаться, русские писатели из Аввакума обязались
достоверно выражать себя в этих формах. Чтения
будут взяты из Аввакума, Толстого, Достоевского, Набокова и
другие. Обычно предлагается в четные годы.

Персонал

RECS 137a Героиня в
Русская литература XIX века

[ cl 7 cl 37
гул ]

Открыт для всех студентов.Проведенный
на английском языке с чтениями в английском переводе.

Изучает вопросы женского пола
репрезентация и идентичность в чтениях из Пушкина, Лермонтова,
Гоголь, Аксаков, Гончаров, Тургенев, Достоевский, Толстой и
Чехов. Обычно предлагается в четные годы.

Персонал

RECS 143b История русского языка
и советский фильм

[ класс 25 пол
]

Открыт для всех студентов. Проведенный
на английском языке с чтениями на английском.

История развития
русского / советского кино с 1890-х по настоящее время. Курс
проводится как лекционный курс, но со значительным упором
о просмотре и критике многих обсуждаемых фильмов, в
целиком или в некоторых случаях частично. Обычно предлагается в нечетные годы.

Г-жа Броуд

РКС 146а Достоевского

[ класс 20 пол
]

Проведено на английском языке с
показания доступны на русском языке для концентраторов и на английском языке
перевод.Нет предпосылок для неконцентраторов.

Комплексный обзор Достоевского
жизнь и творчество, с особым упором на главные романы. Как правило
предлагается в нечетные годы.

Персонал

RECS 147b Толстой

[ класс 11 пол
]

Открыт для всех студентов. Проведенный
на английском языке с чтениями в английском переводе.

Изучает основные рассказы
и романы Льва Толстого на фоне 19 века.
истории и со ссылкой на критическую теорию ХХ века.Как правило
предлагается в четные годы.

Персонал

RUS 148a Обзор русских
Театр 1719-1917 гг.

[ класс 25 пол
]

Проведено на английском языке с
показания доступны на русском языке для концентраторов и на английском языке
перевод. Нет предпосылок для неконцентраторов.

Социальные, политические и литературные
силы, которые сыграли важную роль в развитии русского театра
с конца 18 века до большевистской революции.Крупный
особое внимание уделяется важным пьесам и драматургам 19-го века.
век. Обычно предлагается в нечетные годы.

Г-н Шулькин

RUS 148b Обзор двадцатого века
Русский театр: Чехов до современности

[ класс 25 пол
]

История и развитие
Русская драма от Чехова до наших дней. Ведется на английском языке;
показания в английском переводе, или на русском для концентраторов.
Обычно предлагается в нечетные годы.

Г-н Шулькин

RECS 149b Twentieth-Century
Русская литература, искусство, кино и театр

[ кл. 13 кл. 25
гул ]

Открыт для всех студентов. Проведенный
на английском языке с чтениями в английском переводе.

Сосредоточен на трех десятилетиях, 1900-30 гг. ,
и их различные художественные движения, отраженные в литературе,
живопись и театр. Исследует взаимосвязь между
художественные движения и политическая сцена.Обычно предлагается в
даже годы.

Г-н Шулькин

RUS 150b Русская проза:
Бакалавриат семинар

[ гул ]

Семинар для студентов
в первую очередь для концентраторов, которые подробно исследуют художественное
проза крупнейших деятелей русской литературы. Темы различаются
из года в год и курс можно повторять за кредит. Открытым
квалифицированным неконцентраторам. Преподает на русском языке. Обычно предлагается
в нечетные годы.

Мистер.Шулькин

RUS 153a Русская поэзия:
Бакалавриат семинар

[ гул ]

Семинар для бакалавров, открытый
концентраторам, анализирующим поэтические движения, жанры и
отдельные поэты XIX и XX веков. Темы различаются
из года в год, а курс можно повторять за кредит.
Открыт для квалифицированных неконцентраторов. Преподает на русском языке. Как правило
предлагается каждые четыре года. Последний раз предлагали весной 1995 года.

Мистер.Шулькин

S = Курсы, включенные в перекрестный список

ECS 100a

Европейские культурологические исследования:
Просеминар

Чтение на русском

Двуязычный текст: Матрешка
Двуязычная статья о матрешках. Включает русский текст с акцентами и английский перевод. Практика чтения русского языка для учащихся среднего и продвинутого уровней.

Евгения
Электронная библиотека
Полон произведений Толстого, Гоголя, Чехова, Блока, Пушкина и многих других.Только на русском языке.

Анна Каренина с двойным русско-английским переводом
На этом сайте представлена ​​русско-английская версия Анны Карениной, которая является отличным способом пополнить свой словарный запас по русскому языку. Английский перевод Констанс Гарнетт.

Максим
Библиотека Мошкова
Обширная и ежедневно обновляемая онлайн-библиотека русского Интернета. Тексты в основном
на русском. Среди авторов Достоевский, Толстой, Гоголь, Пушкин и многие другие.

Борис Акунин
Борис Акунин — современный российский писатель, стиль письма которого повторяет стиль известных классических авторов прошлого. На этом официальном сайте есть полные тексты многих его романов. Рекомендуем начать с Азазеля, у которого довольно интересный и увлекательный сюжет.

Русский
Библия
Загрузите всю русскую Библию в формате HTML или можете искать нужные главы.

Воровская
Не могу
Этот сайт предлагает тексты и словарь криминального ханжества, комментарии, аудиокартинки и т. Д.

Алиса в стране чудес на русском и английском языках
Параллельная русско-английская версия «Алисы в стране чудес» Льюиса Кэрролла. Вы также можете послушать аудиозапись русского текста, прочитанного Натальей Богдановой.

Классическая русская и советская поэзия
Большой проект с тысячами стихов почти 100 поэтов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного