Хронология куликовской битвы: Хронология. Куликовская битва

Разное

Куликовская битва хронология событий

Куликовская битва является одним из знаковых событий истории России. Она произошла в 14 веке, а именно 8 сентября 1380 года. Но этому событию предшествовал ряд важных событий, которые определили исход битвы и её течение.

Предпосылки Куликовской битвы
Надо вспомнить, что на момент этого события Россия находилась под властью Золотой Орды, и отношения уже начали осложняться. До тех пор власть Орды над Русью не подвергалась сомнению, и все князья исправно платили дань. А потом ситуация стала потихоньку меняться, и русские накопили силу, с которой могли бы дать отпор Орде, которая уже долгое время разоряла их. Князь Дмитрий Донской за три года до Куликовской битвы практически разорвал вассальные отношения, и перестаёт признавать над собой власть Мамая. Конечно, монголы решили наказать князя за такое вольнодумие.
В то же время в Литве на троне воцарился новый король – Ягайло. Он решил заручиться поддержкой такого мощного союзника, как Орда. Для России это означало быть зажатой с востока и запада в тиски между двумя сильными противниками – монголами и литовцами. И всё же русские не колебались в своей решимости освободиться от зависимости.
Начало действиям по освобождению Руси положил князь Боброк-Волынцев, который в 1377-78 годах собрал большое войско и отправился на Волгу, где проживали камские булгары. Там он в течение нескольких месяцев захватил несколько городов, принадлежавших Орде.
В том же 1378 году по Руси пошёл слух о том, что монголы собираются выдвинуть войско против Руси, чтобы наказать народ за непокорность. Как показывал опыт, монголы оставляли после себя опустошенную и выжженную территорию, на которой потом ещё сто лет ничего не росло. Поэтому Великий князь Дмитрий Донской решил выдвинуться со своей дружиной навстречу, и не пустить войско Орды на плодородные территории.
Два войска встретились возле реки Вожи. Для монголов это было неожиданно, ведь до сих пор русские никогда не отклонялись так далеко на юг. Но бой был неизбежен, и русское войско одержало победу. Если до сих пор в сознании русских людей были живы воспоминания о жестокости и непобедимости монгольского войска, то теперь победа вселила в них уверенность. Теперь стало очевидно, что при правильной подготовке вполне можно бороться с Ордой и одерживать победы.

Подготовка к битве
Хан Мамай, который в то время был фактическим главой Орды, после битвы на Воже пришёл в бешенство. Он жаждал наказать русских. Ему хотелось повторить поход Батыя, и точно так же пройти по Руси с огнём и мечом. Но последние события на реке Воже показали, что русские уже не так разобщены и слабы, как во времена Батыя. Мамай, как умный полководец понимал, что ему понадобятся союзники против Руси. И он нашёл их очень скоро. Таковыми стали молодой литовский король Ягайло и рязанский князь – Олег.
Исторические хроники говорят о том, что Олег долго не мог определиться с выбором: он пытался заранее угадать победителя предстоящей схватки. Он сначала заключил союз с Мамаем, а потом потихоньку передавал русским князьям сведения о расположении монгольских войск.
Но Мамай и без рязанского князя собрал огромное войско. В него входили все подконтрольные Орде народы, от крымских татар до волжских булгар.

Войско Великого князя
Дмитрий Донской понимал необходимость решительных действий. Он в течение короткого времени собрал дружину, в которую входили выходцы из 30 российских городов. Другие князь выразили ему свою поддержку. В дружину записывалось буквально всё мужское население Руси, все, кто мог держать в руке меч. Объединённое войско под началом Великого князя выдвинулось на Дон.

Ход сражения
7 сентября 1380 года русское войско подошло к Дону. Чтобы обезопасить свой тыл от ударов литовского войска и дружины князя рязанского Олега, Великий князь велел перейти Дон и сжечь за собой мосты.
Князь Дмитрий решил устроить хитрый манёвр. Он спрятал в чаще леса самые сильные отряды под предводительством лучших военачальников – князей Боброк-Волынцева и Серпуховского. Остальное войско было выстроено в классическом виде – основная часть войска по центру, и два фланга по бокам.
Рано утром 8 сентября 1380 года началась битва. В летописях сказано, что первыми должны были биться два воина – русский Пересвет и монгол Челубей. Они помчались навстречу друг другу верхом и с копьями. Первый же удар был такой силы, что оба погибли на месте. Битва началась.
Сам Великий князь надел доспехи простого воина и встал в ряд с другими. Он заряжал ратников своим мужеством. Натиск войска Орды был страшным. Но основное направление их удара было не в центр, а на левый фланг. Через некоторое время русские войска стали понемногу сдавать позиции. И в какой-то момент монголы прорвали оборону. Они тут же попытались просочиться в эту прореху и обойти основные русские войска с тыла, чтобы окружить и добить их. Но в этот момент сработал план Дмитрия Донского.
Из чащи леса неожиданно для монголов по пытающимся прорваться всадникам Мамая ударили засадные полки. Монголы в пылу битвы решили, что это уже убитые русские снова ожили и стали биться с ними. В рядах монгольских войск началась паника. Русским оставалось только завершить свой манёвр, и монголы отступили.
В этой битве погибло очень много воинов с обеих сторон. Самого князя долго искали среди убитых, и нашли раненым.

Значение Куликовской битвы для русской истории
Трудно переоценить значение этого события. Был развенчан миф о непобедимости монгольской конницы, ведь до сих пор никогда и никто не побеждал войско Орды. Эта победа послужила началом объединительного движения на Руси. Именно тогда решено было сделать Москву главным городом Руси, ведь именно там объединились войска, победившие на Куликовом поле.

Когда и где произошла Куликовская битва?

Когда и где произошла Куликовская битва?

UCOZ Реклама


4. Когда и где произошла Куликовская
битва?

В 1722 году по указанию Петра I была переведена и издана на русском языке
книга средневекового историка Мавро Орбини (он же Мавро Урбини) «Историография
начатия имене, славы и разширения народа славянского». На латинском языке эта
книга была издана в 1601 году, более чем за сто лет до русского издания.

Касаясь Куликовской битвы, Мавро Орбини сообщал: «В 6886 году от Сотворения
Мира (по русскому исчислению) великий князь Руси Дмитрий нанес поражение царю
татар Мамаю. Через три года после этого он вновь наголову разбил войско этого
царя, при этом, как пишет Герберштейн, на более чем тридцать миль вокруг земля
была покрыта трупами павших в битве».

6886 году от Сотворения Мира соответствует 1378 год от Рождества Христова.
Следовательно, сначала речь идет здесь о битве на реке Воже, в которой великий
князь Руси Дмитрий Иванович разбил войско Мамая под командованием Бегича. В этом
случае сицилийский историк приводит точную историческую дату. А Куликовская
битва произошла в 6888 году от Сотворения Мира или в 1380 году от Рождества
Христова, т. е. через два с лишним года после битвы на реке Воже. При этом надо
учитывать, что новый год на Сицилии начинался с 1 января, а в Москве — с 1
сентября. Поэтому незначительная неточность сицилийского историка, в части
хронологии, простительна.

Точка зрения Мавро Орбини (Мавро Урбини) на Куликовскую битву опубликована в
только что вышедшей книге Л. И. Бочарова, Н. Н. Ефимова, И. М. Чечуха, И. Ю.
Чернышева «Заговор против руской истории. (Факты, загадки, версии)». Однако,
процитировав сицилийского историка, авторы указанной книги от себя лично
добавляют» «Но в то же время хорошо известно, что через три года после
Куликовской битвы Мамая разбил Тохтамыш. Получается, что великий князь Дмитрий
Донской и хан Тохтамыш — одно и тоже лицо!?». (32,188) Для авторов указанной
книги неважно, что через три года после Куликовской битвы, Тохтамыш захватил
Москву, столицу Дмитрия Донского, разграбил и сжег ее, а жителей, кого перебил,
кого увел в плен. Тохтамыш разбил Мамая на реке Калке у Азовского моря не через
три года после Куликовской битвы, а в том же 1380 году, но чуть позже. И все
равно, Дмитрий Донской = Тохтамыш! Откуда взялась эта информация, не
указывается. Список использованной литературы и исторических источников в книге
отсутствует. Несмотря на это, внимательные читатели в этой информации могут
опознать точку зрения самого А. Т. Фоменко. (1, 151; 1,155)

Куликовская битва, по мнению А. Т. Фоменко, произошла в 1380 году от Р. X.,
но не на Куликовом поле, нынешней Тульской области, а на Кулишках в городе
Москве. По его мнению, рязанский и литовский князья договорились выгнать Дмитрия
Ивановича Донского из Москвы и других городов, также принадлежащих ему.
Исполнителем этого договора рязанский и литовский князья попросили стать царя
Мамая. Последний согласился и со своим войском пришел в Москву. Таким образом,
Куликовская битва (по мнению А. Т. Фоменко) была сражением за обладание Москвой,
Коломной, Муромом и Владимиром. (1,131) Читатели имеют право согласиться и с
такой трактовкой проблемы, если есть для этого основания. Следовательно, на
Куликовом поле или на Кулишках в Москве решался вопрос обладания Москвой
Дмитрием Ивановичем Донским, рязанским князем и литовским князем. Вроде бы
логично. Но тут же авторы бьют читателей по голове своим заявлением, что Москва
фактически и не заложена, что Кулишки в Москве древнее самого города. (1,
131-155) Мало того, они добавляют, что Москва возникла на месте жестокой и
кровопролитной Куликовской битвы или битвы на Кулишках в Москве. (1, 151) Как
можно вести борьбу за обладание еще не заложенным городом, да еще на том месте,
где произошла битва из-за этого. Тут что-то не так! Получается, что три
названных претендента на обладание несуществующей Москвой, так долго соображали
на троих, что стали полными придурками, и пригласили с войском в чистое поле
четвертого — царя Мамая, делить шкуру неубитого медведя.

Не успеют читатели усвоить смысл первого заявления новаторов хронологии, как
они уже радуг их другим: Дмитрий Иванович Донской в результате победы в 1380
году на Куликовом поле или на Кулишках, которые древнее Москвы, и сожжения
непостроенной Москвы в 1382 году, захватил большую часть Белой Руси. (1, 159) И
тут же новаторы хронологии добавляют, что в штурме непостроенной Москвы, в
результате которого она была сожжена, сам Дмитрий Иванович Донской мог не
участвовать и действительно находиться в это время в своей столице Костроме. С
этого времени (с 1382 года, т. е. после сожжения им непостроенной Москвы), они
считают, что Дмитрий Иванович Донской начинает отстраивать Москву. Новаторы
хронологии утверждают, что это реальное основание Москаы как крупного города.
(1,131; 1, 137; 1,149; 1,151; 1,155; 1,159)

Читатели сразу же воскликнут, зачем же ерунду говорить и лапшу на уши вешать,
если всего лишь в сентябре 1997 года, «с помпой», отпраздновали 850-летие
Москвы?! И будут совершенно правы, со своей стороны, но если они еще раз
прочитают указанные чуть выше номера страниц новой хронологии Руси, то поймут,
что тут мы имеем дело с тем самым сдвигом, о котором нам так настойчиво толкуют
новаторы хронологии. В какую сторону и насколько происходит этот сдвиг,
внимательные читатели могут подсчитать самостоятельно, не вникая в историю.

Теперь необходимо вернуться к Куликовской битве или битве на Кулишках в
Москве. На рисунке 5 «Реконструкция географии Куликовской битвы в Москве»,
подготовленной А. Т. Фоменко, четко видно, что ставка Мамая находилась на
Красном холме вблизи нынешней Таганской площади, а войска располагались на
нынешней Большой Коммунистической улице. (1, 150)

Дмитрий Иванович Донской пришел со своим войском, как утверждает А. Т.
Фоменко, из своей столицы Костромы. Если это было так, то он должен был бы выйти
к нынешнему метро «ВДНХ», и двигаться по нынешнему проспекту Мира и Сретенке и,
не доходя Лубянки, по нынешнему Сретенскому бульвару, зайти, если не в тыл, то
уж обязательно во фланг, войску Мамая. Заняло бы это у Дмитрия Ивановича
Донского час или два, с момента замысла и до его реализации. Это было бы
логично. Но он знал свою задачу лучше, чем читатели. И у него, в отношении
Мамая, были свои стратегические и тактические соображения.

Дойдя по нынешнему Ярославскому шоссе до нынешней Московской кольцевой
автодороги, он сворачивает налево и достигает перекрестка Волгоградского или
Рязанского проспектов и оттуда со своим войском прибывает к нынешнему метро
«Кузьминки» (по-старому Кузьмина гать). От метро «Кузьминки» он движется до
нынешней платформы «Перерва». Там делает своему войску привал (перерыв), отсюда
и Перерва. (1, 150) После привала по команде Дмитрия Ивановича Донского его
войско успешно форсирует Москва-реку в районе трех храмов в Коломенском
(«Коломне»), овладевает крутыми скатами холмов, на которых стоят указанные
храмы, и направляется в район ныне закрытой станции метро «Ленинские горы».
Сосредоточив войско в районе лыжного трамплина, он приказывает спуститься с
Ленинских гор и форсировать Москва-реку в Лужниках в районе стадиона имени
Ленина. После двухкратного купания в сентябрьской Москва-реке он выстраивает
свое подмоченное войско на Девичьем поле, около нынешнего Новодевичьего
монастыря. Девичье поле оказалось той самой громадной площадью, на которой
совсем недавно бывший первый мэр Москвы (он же бывший президент древних греков в
СССР) Гавриил Харитонович Попов устраивал грандиозные митинги российских
демократов. Этот факт — единственное веское подтверждение теории о существовании
в истории людей-дубликатов, разработанной новаторами хронологии. По этой теории
Дмитрий Иванович Донской является дубликатом Гавриила Харитоновича Попова, т. к.
и тот, и другой выстраивали свое воинство на одной и той же площади, в одном и
том же городе, но, к сожалению, в разные исторические эпохи. Поэтому-то первый
стал дубликатом, т. е. прообразом или прототипом второго. Только не совсем
понятно, как могло оказаться Девичье поле в девственном лесу, который был в том
месте до возникновения Москвы.

После построения, смотра и митинга на Девичьем поле войско Дмитрия Ивановича
Донского от нынешнего Новодевичьего монастыря по нынешней Большой Пироговской и
бывшей Кропоткинской улицам направляется прямехонько к холму, на котором ныне
стоит Пашков дом, старое здание библиотеки имени Ленина. На этом холме войско
изготовилось к бою. (1,150) Когда смотришь на рисунок 5 «Реконструкция географии
Куликовской битвы в Москве», создается впечатление, что войско Дмитрия Ивановича
Донского шло походом не на Мамая, а походом по ленинским местам: Ленинские горы
— стадион имени Ленина — библиотека имени Ленина. Читатели не должны забывать,
что Москвы еще не было, а на ее месте были холмы, леса и болота.

Ход Куликовской битвы или битвы на Кулишках, которые древнее Москвы, А. Т.
Фоменко не сообщает. Тут он следует лозунгу А. П. Чехова: «Краткость — сестра
таланта». Сообщается, что под ударом войска Донского войско Мамая побежало от
нынешней станции метро Таганская» к нынешней станции метро «Автозаводская». Что
с войском Мамая было потом и куда оно делось, не сообщается. (1,150) Новаторы
хронологии утверждают, что в Куликовской битве 1380 года победил Дмитрий
Донской, а в Московской битве 1382 года победил Тохтамыш, т. е. тот же Дмитрий
Донской. (1, 151) Это дословное утверждение А. Т. Фоменко о том, что Дмитрий
Иванович Донской — ни кто иной как Тохтамыш. (1, 151; 1, 155) И опять новаторы
хронологии, как теорему, доказывают свою теорию людей — дубликатов в истории.
Если в приведенном выше примере дубликатов Дмитрий Донской = Гавриил Попов,
возразить что-либо трудно, т. к. «в нашей жизни всякое бывает», то в последнем
примере дубликатов Дмитрий Донской = Тохтамыш возникают отдельные вопросы.
Во-первых, если это разные люди, то почему они оба вздумали брать штурмом
несуществующий город Москву, который, как утверждает А. Т. Фоменко, был основан
около 1382 года? (1, 149) Если Дмитрий Донской и Тохтамыш действительно одно и
то же лицо, то почему на Куликовом поле или «в чистом поле на Кулишках», зная,
что они древнее Москвы, начал борьбу с соседними князьями за обладание Москвой,
которой в 1380 году еще не было, а ровно два года спустя разорил и сжег этот
несуществующий город. (1,131; 1, 137; 1, 149; 1, 151; 1, 155; 1, 159) Повторяю,
каким образом Дмитрий Донской = Тохтамыш в одном лице или напару мог сжечь
Москву, которой еще не воздвиг, причем, за обладание которой произошла
Куликовская битва или Московская битва на Кулишках. Тут что-то не так! Или-новая
хронология не точна, или реконструкция географии не верна!

О подготовке, ходе и результатах Куликовской битвы написано несколько сотен,
если не несколько тысяч, книг. Поэтому восстановить традиционную хронологию и
место Куликовской битвы особого труда не составляет. Как дореволюционные, так и
советские историки в этом вопросе единодушны и дополняют друг друга.

Как сообщают русские летописи и Д. И. Иловайский в своей книге «Очерки
отечественной истории», летом 1380 года в Москву пришла грозная весть: «Мамай
поднялся со своей ордой и идет на Русь». Разведкой Дмитрия Ивановича, великого
князя московского было установлено, что в Семенов день, т. е. 1 сентября 1380
года на реке Оке должны встретиться войско Мамая, войско литовского князя Ягайло
и войско рязанского князя Олега для совместных действий против московского
князя. (3, 8) Узнав об этом, Дмитрий Иванович разослал своих гонцов по всем
удельным княжествам с приказом, собрать полки удельных князей в городе Коломне к
Успеньеву дню, т. е. к 15 августа 1380 года. (3, 9)

18 августа 1380 года Дмитрий Иванович из Москвы направляется в иноческую
обитель Святой Троицы, где встретился с игуменом этой обители Сергием
Радонежским и получил от него благославление и двух монахов для своего войска —
Пересвета и Ослябю. (3, 9-10)

20 августа 1380 года Дмитрий Иванович рано утром выступил со своим войском в
поход на Мамая. Войско московского князя, перед походом было выстроено на всех
улицах и площадях, примыкающих к Кремлю. Главная или отборная часть его
выстроилась на Красной площади, тылом — к Китай-городу, а лицом — к трем
кремлевским воротам, а именно, Никольским, Фроловским (Спасским) и
Константино-Еленским (ближние к Москва-реке). Посланные из Кремля священники и
дьяконы с хоругвями, иконами и освященною водой обходили площадь, осеняли
крестами и кропили ратников. Все московское население высыпало на проводы
ополчения. Отслужив напутственный молебен, Дмитрий Иванович на коне выехал из
Кремля к войску. Остановясь перед ратью, он сказал громко: «Братие моя милая, не
пощадим живота своего — за веру христианскую, за святые церкви и за землю
Русскую!». «Готовы сложить свои головы за веру Христову и за тебя государь
великий князь», — слышалось в ответ. Затем ударили в бубны, затрубили в трубы и
войско двинулось в поход.

Рать Дмитрия Ивановича разделилась и пошла на Коломну тремя дорогами. Одну ее
часть с Владимиром Андреевичем великий князь направил на Брашево (на Бронницы),
другую с белозерскими князьями послал Болванской дорогой, а третью сам повел на
Котел. (3, 12-13) За войском следовал длинный обоз со съестными припасами,
всякой походной рухлядью, тяжелым вооружением и щитами. Князья и бояре имели еще
при себе особые обозы. С войском Дмитрия Ивановича следовало десять
гостей-сурожан. (3, 12-14)

24 августа 1380 года Дмитрий Иванович достиг Коломны. За несколько верст до
Коломны, при впадении реки Сиверки в Москва-реку, великого князя встретили
воеводы уже собравшихся здесь полков удельных князей. На другой день, т. е. 25
августа 1380 года происходил великокняжеский смотр всему войску под Коломной на
широком лугу или так называемом Девичьем поле, причем, московская дружина с
великокняжеским знаменем стояла в каком-то саду Памфилове. После смотра он
разделил все ополчение на обычные четыре походные полка и каждому назначил
предводителя. Главный или Великий полк он оставил под личным своим начальством.
Полк правой руки поручил Владимиру Андреевичу, князю серпуховскому. Полк левой
руки вверил Глебу, князю брянскому, а Передовой полк Дмитрию и Владимиру
Всеволодовичам Всеволожским. (3, 14-15)

26 августа 1380 года войско Дмитрия Ивановича выступило в дальнейший поход
левым берегом Оки. Достигнув устья Лопасни, войско остановилось, т. к. к нему
присоединились ратники, которые собрались в Москве, уже после того, как великий
князь отправился в Коломну. Здесь же Дмитрий Иванович выслушал новые вести о
противнике, и приказал войску переправляться через Оку. После переправы он вновь
сделал смотр всему ополчению и приказал его сосчитать. В ополчении оказалось
более 200 тысяч ратников. (3, 15) От Лопасни войско двинулось прямо к верхнему
Дону, направляясь вдоль западных рязанских пределов или по древней земле
вятичей. Погода способствовала этому походу: стояли ясные и теплые дни. Во время
этого похода к войску Дмитрия Ивановича присоединились дружины Андрея
Ольгердовича и Дмитрия Ольгердовича. Следуя правилам предосторожности, великий
князь во время похода постоянно собирал вести о противнике, т. е, как теперь
говорят военные, постоянно вел разведку. (3,16-17)

Приблизясь к Дону, Дмитрий Иванович остановил полки и расположился на месте,
называвшемся Березой, где и подождал отставшую пешую рать. Тут же его встретила
походная разведка с добытым ею «языком», человеком из свиты Мамая, от которого
под угрозой пытки узнали много важного. Оказалось, что Мамай стоит уже на
Кузьминой гати (Кузьмине броде), куда он пришел 5 сентября 1380 года. (20, 67)
Вперед продвигается медленно, ожидая войско Ягайлы и Олега рязанского. Дня через
три Мамай должен был перейти на левую сторону Дона. Ягайло, шедший с литовским
войском на соединение с Мамаем, стоял уже на берегах УПЫ у Одоева. 06 Олеге
рязанском сведений не было. (3, 17-18; 20,67)

После военного совета Дмитрий Иванович принимает решение переправить свое
войско за Дон. Перед этим была получена грамота, в которой Сергий Радонежский
благославлял Дмитрия Ивановича на подвиг. (3,19)

7 сентября 1380 года, в пятницу, накануне Рождества Богородицы русское войско
придвинулось к самому Дону. В этот день походная разведка доложила Дмитрию
Ивановичу, что Мамай знает о приходе Дмитрия Ивановича на Дон, что он находится
уже на Гусином броде и собирается помешать переправе русского войска. Ягайло в
это время двигался от Одоева навстречу Мамаю. В этот же день, к ночи, русская
рать успела переправиться за Дон и расположилась на лесистых холмах при впадении
в него реки Непряд-вы. За этими холмами лежало широкое десятиверстное поле,
называвшееся Куликовым, посредине его протекала река Смолка. За этой-то речкой
на противоположных возвышениях разбила свой стан орда Мамая, который пришел сюда
в то же время, но чуть позже и не успел помешать переправе русского войска. На
самом возвышенном месте поля, на так называемом Красном холме, поставлен был
шатер Мамая и шатры его ближних воевод. (3, 19-22)

Утро 8 сентября 1380 года было туманно. Густой туман мешал видеть движение
полков. Но часу в девятом туман начал рассеиваться. Русские полки уже
выдвинулись вперед и заняли такое положение, что правым боком они упирались в
овраги и дебри реки Нижнего Дубика, впадающего в Непрядву, а левым — в крутоярье
реки Смолки, там, где она делает поворот на север. Полком правой руки
командовали братья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи. Полком левой руки командовали
князья Белозерские. Пехота большей частью была выставлена в Передовой полк. Этим
полком по-прежнему командовали братья Дмитрий и Владимир Всеволодовичи
Всеволожские. Великим полком командовал сам Дмитрий Иванович. В этом же полку
находилась дружина великого князя. Кроме перечисленных традиционных полков,
Дмитрий Иванович создал Засадный полк, командование которым поручил своему
двоюродному брату Владимиру Андреевичу и волынскому боярину Дмитрию Михайловичу
Боброку. Этот конный полк стал в засаду за левым крылом в густой дубраве над
рекой Смолкой. Полк был расположен так, чтобы он мог легко подкрепить
сражающихся и прикрыть, в случае необходимости, обозы и мосты при переправе
через Дон. Дмитрий Иванович поручил командование великокняжеской дружиной в
составе Великого полка боярину Михаилу Андреевичу Бренку и передал ему своего
коня, большое черное знамя с вышитым на нем ликом Спаса и золототканый плащ, а
сам ушел в Передовой полк. (3, 22-23)

Часов в одиннадцать утра с противоположных холмов двинулась татарская рать
навстречу русской. Оба войска стали спускаться к лощине, откуда брала свое
начало речка Смолка, то есть к середине Куликова поля. На некотором расстоянии
друг от друга обе рати остановились. Тут с татаро-монгольской стороны выехал
воин огромного роста, чтобы по существовавшему в то время обычаю начать битву
единоборством. Звали его Темир-мурза. С русской стороны выехал на коне Александр
Пересвет и с копьем в руке поскакал навстречу. Противники на всем скаку ударили
друг друга с такой силой, что кони их упали на колени, а сами они мертвыми
свалились на землю. Тогда обе рати ринулись в битву. Скоро место, где сошлись
обе рати, сделалось тесным. Расступиться в сторону было некуда, так как с обоих
боков препятствовало свойство местности. Битва была рукопашной, следовательно,
самой кровопролитной. Ржание и топот коней, крики сражавшихся, треск оружия и
стоны раненых производили такой шум, что воеводы Передового полка тщетно
пытались восстановить порядок, но никто их не слышал, да и сами они скоро пали
геройской смертью. Пешая русская рать Передового полка полегла костьми.
Пользуясь своим превосходством в числе и смертью многих российских вождей,
татаро-монголы начали напирать на Великий полк и большое их число прорвалось к
великокняжескому знамени, полагая, что около него находится Дмитрий Иванович.
Прорвавшиеся татаро-монголы подрубили древко знамени и убили боярина Бренка.
Полк правой руки успешно отбивал атаки противника, но не шел вперед, оставаясь
на месте для поддержки Великого полка. (3, 23-25) Видя неудачу в центре,
татаро-монголы с особой яростью устремились на левое наше крыло. Здесь
длительное время кипел самый ожесточенный бой. Наконец, когда командовавшие
Полком левой руки князья белозерские пали смертью героев, этот полк пришел в
замешательство и стал под напором противника подаваться назад. Теперь Великому
полку угрожала опасность быть обойденным сбоку и с тыла, все русское войско,
таким образом, было бы отрезано от переправ и Донского пути, приперто к реке
Непрядве и подверглось бы уничтожению. Но тут-то и сказалась замечательная
предусмотрительность в создании и расположении Засадного полка. (3, 26)

Жестокая битва длилась два часа, и действительно требовалось большое терпение
смотреть на нее и оставаться в бездействии, не лететь на помощь своим. В это
время отступавший в беспорядке Полк левой руки и гнувшая его татаро-монгольская
рать поравнялись с той самой дубравой, где стоял Засадный полк. «Теперь, и наш
час пришел», — воскликнул боярин Боброк и подал команду. Засадный полк ударил во
фланг и тыл татаро-монголам. Это неожиданное нападение свежего войска сильно
смутило противника, утомленного долгой битвой и потерявшего воинский строй.
Прорвавшийся в тыл на левом крыле русского войска противник умелыми действиями
Засадного полка был рассеян и уничтожен. (3, 26-27) В это время Дмитрий
Ольгердович со своим отрядом Полка правой руки поспешил закрыть левый фланг
Великого полка, открывшийся с отступлением Полка левой руки, чем повысил его
устойчивость и боевые возможности. В результате слаженности и успешных действий
Засадного полка и Полка правой руки Великий полк сумел отразить напор
татаро-монгол и перешел в наступление. Русская рать двинулась вперед, русская
стойкость взяла верх. Татаро-монголы, горячо нападавшие в начале боя, успели уже
утомиться, а поражение их правого крыла и появление свежих сил Засадного полка
окончательно лишили их бодрости. Главная их рать дрогнула и стала отходить
назад. На спуске Красного холма Мамай выставил свои последние резервы, но
русские неудержимо ломились вперед и охватили противника со всех сторон. Вскоре
все татаро-монгольские полчища обратились в дикое бегство. Сам Мамай и его
приближенные на свежих быстрых конях ускакали в Степь, оставив свой стан в
добычу победителям. (3, 27)

Русские конные отряды преследовали противника на расстоянии сорока верст до
самой реки Мечи, захватив множество верблюдов, навьюченных разным имуществом, а
также стада крупного рогатого и мелкого скота. (3, 27; 32, 188)

После того, как Куликовская битва была завершена, выяснилось, что Дмитрий
Иванович после битвы не объявился, как сказали бы теперь, пропал без вести.
Двоюродный брат великого князя «стал на костях», то есть на поле битвы, под
большим черным великокняжеским знаменем и велел трубить сбор. Когда воинство
сошлось около него, Владимир Андреевич начал расспрашивать, кто видел великого
князя во время битвы. Кто-то видел великого князя, отбивавшегося на коне от
превосходящего противника, кто-то видел его в бою пешим, кто-то видел его
раненым, но нельзя было оказать помощь великому князю из-за того, что очевидец
отбивался от окружившего противника и т. д. Тогда Владимир Андреевич объявил
награду тому, кто найдет великого князя на поле Куликовом живым или мертвым. И
поручил это дружинникам. Костромичи Федор Сабуров и Григорий Хлопищев нашли
Дмитрия Ивановича в какой-то дубраве, примыкавшей к Куликову полю. Великий князь
лежал под ветвями срубленного кем-то дерева. Шлем и доспех его были иссечены,
сам он подняться не мог. Его подняли, сняли с него шлем и доспехи, а под ними на
теле обнаружили следы ударов оружия под доспехами, то есть ссадины и ушибы.
Прочность доспехов спасла жизнь великому князю. Владимир Андреевич сообщил о
победе в только что закончившейся битве. Наступала ночь. Князя посадили на коня
и повезли его в шатер.

Следующий день, то есть 9 сентября 1380 г. был воскресным. Дмитрий Иванович
выехал к войску, хвалил его подвиги и обещал каждого наградить по заслугам.
Затем с князьями и боярами он начал объезжать Куликово поле и осматривать
побоище. Печально и ужасно было зрелище поля, покрытого кучами трупов и лужами
запекшейся крови. Христиане и татары лежали, смешавшись друг с другом. Великий
князь велел воинам отделять по возможности христианские тела от тел
татаро-монгол и первых предавать земле священникам с обычными молитвами. Восемь
дней оставался он еще вблизи места битвы, давая возможность войску предать земле
своих братьев. Он приказал сосчитать число оставшейся рати. Сосчитали и нашли
налицо только сорок тысяч человек… (3, 30-31)

8 сентября 1380 г. Ягайло находился на один день пути от места Куликовской
битвы. Когда же он узнал, что на Куликовом поле одержал победу Дмитрий Иванович,
он повернул свое войско вспять. (3, 31)

16 сентября 1380 г. над великими братскими могилами православных воинов
священники отслужили молебен и провозгласили им вечную память.

Недавно, на краю Куликова поля лозоходцами (операторами Ассоциации по
инженерной биолокации) были обнаружены массовые захоронения, поэтому утверждения
А. Т. Фоменко и его сподвижников о том, что на Куликовом поле нет массовых
захоронений, не соответствует действительности.

Русская рать переправилась на левый берег Дона и выступила в обратный поход.
Обоз ее увеличился множеством захваченных у татар кибиток, нагруженных одеждами,
оружием и всяким добром; за войском гнали отбитые табуны коней, верблюдов,
буйволов, баранов. Кроме того, везли на родину многих тяжело раненых и тела
погибших знатных воинов в колодах, которые состояли из распиленного вдоль
отрубка с выдолбленной серединой. В числе этих воинов находились иноки Пересвет
и Ослябя. (3, 33)

Дмитрий Иванович, оставив свое войско позади, с легкой конницей прибыл 21
сентября 1380 г. в город Коломну. Пробыв в Коломне дня четыре, великий князь
поспешил в свой стольный город. Гонцы, отправленные тотчас после Куликовской
битвы в главные города Московского княжества, уже давно известили жителей о
славной победе, и настало народное ликование.

28 сентября 1380 г. Дмитрий Иванович с братом Владимиром Андреевичем
торжественно вступил в Москву. Из Москвы великий князь с боярами вскоре
отправились в монастырь Святой Троицы, чтобы там возблагодарить Бога и принять
благословение игумена Сергия Радонежского. После панихиды великий князь щедро
одарил монастырь и братию. Он переночевал у Троицы и на другой день воротился в
Москву.

Тела иноков Пересвета и Осляби был погребены под Москвою в Рождественской
церкви Симонова монастыря. Основателем и первым игуменом Симонова монастыря в
1379 г. стал родной племянник и постриженник Сергия Радонежского Федор, в то
время духовник великого князя Дмитрия Ивановича. (1, 143; 3, 34) Тогда же были
основаны многие храмы в честь Рождества Богородицы, так как победа на Куликовом
поле совершилась в день этого праздника. Кроме того, Русская Православная
Церковь установила ежегодно праздновать память по убиенным на Куликовом поле в
так называемую субботу Дмитровскую, ибо 8 сентября 1380 г. пришлось в субботу.
(3, 34)

Московский народ радовался великой победе и прославлял Дмитрия Ивановича с
братом его Владимиром Андреевичем, присвоив первому звание Донского, а второму —
Храброго. Русские надеялись, что орда повержена в прах и ярмо ига
татаро-монгольского сброшено навсегда. Но этой надежде не было суждено сбыться
так скоро. (3, 35)

Мамай, потерпев поражение на Куликовом поле, успел собрать в орде новые силы,
намереваясь отомстить внезапным набегом на Москву. Однако, у Мамая в орде
объявился соперник, Тохтамыш. Собранные против Москвы силы Мамай вынужден был
бросить против Тохтамыша. Счастье и тут изменило Мамаю: на реке Калке у
Азовского моря он был разбит войсками Тохтамыша и бежал в город Кафу (ныне
Феодосия) к своим союзникам-генуэзцам. Жители Кафы вероломно его убили, чтобы
завладеть имевшимися у него сокровищами.

Спустя два года после Куликовской битвы, то есть в 1382 году воцарившийся в
Сарае хан Тохтамыш сделал то, к чему готовился Мамай: он совершил набег на
Москву, обманом ворвался в нее, ограбил и сжег дотла, а жителей частично побил,
а частично увел в плен. Чтобы избавить свое княжество и столицу от подобных
набегов, Дмитрий Иванович Донской согласился снова платить дань ханам Золотой
Орды. (3, 35)

Читатели, ознакомившись с описанием А. Т. Фоменко и его сподвижников битвы на
Кулишках в Москве, а также с описанием летописцами и А. И. Иловайским битвы на
Куликовом поле (нынешней Тульской области), сами, без подсказки, решат, кому
верить.

Если сравнить описание «битвы на Кулишках» в Москве с описанием Куликовской
битвы на Дону, то становится совершенно ясно, что топоним (или гидроним)
Кузьмина гать (Кузьмин брод) существовал на Дону и в Москве. Какой-то Кузьма
бродил по Дону, а какой-то Кузьма гатил территорию будущей Москвы. А может это
был один и тот же. Кузьма, в просторечии Кузька, мать которого бывший наш
правитель Н. С. Хрущев грозился показать американцам. Если же поверить
летописцам и Д И. Иловайскому, довольно добросовестному историку, оказывается,
что московский Кремль стоял на том же холме, что и сейчас, но только сделан он
был не из кирпича, а из белого камня. Тот Кремль разрушил во время своего набега
на Москву Тохтамыш в 1382 году. Из Московского Кремля на Красную площадь
выходило трое ворот» Никольские, Фроловские (они же Спасские) и
Константино-Еленские ворота (около Москва-реки). Стоял на своем месте Московский
Китай-город. Пешие войска и великокняжеская дружина стояли на Красной площади
спиной к Китай-городу. Воины остальных князей стояли на улицах и площадях,
примыкающих к Кремлю и Красной площади.

Как делаются исторические открытия А. Т. Фоменко и его сподвижниками, можно
рассмотреть на примере: «Москва была уже основана (впрочем недавно). Однако, она
(Москва) была еще всего лишь одним из многих других центров и отнюдь не столицей
всего государства. В эту эпоху действует какой-то загадочный и всемогущий
«боярин Иван Дмитриевич Всеволожский, который умудрялся по своему желанию
возводить на Московский престол и сгонять с него великих князей. Не исключено,
что боярин Всеволожский — это просто Все-Волжский царь, то есть царь — хан
Волжского царства, т. е. Золотой Орды». (1, 160) А. Т. Фоменко и его
сподвижники, в очередной раз, ломятся в открытые ворота. Дело в том, что боярин
Иван Дмитриевич Всеволожский, сын участника Куликовской битвы, командира
Передового полка Дмитрия Всеволодовича Всеволожского, назначенного в городе
Коломне лично Дмитрием Ивановичем Донским Дмитрий Всеволодович Всеволожскии
никогда не носил княжеский титул и занимал сравнительно скромное положенние при
дворе Дмитрия Ивановича Донского. Его сын, Иван Дмитриевич Всеволожский, одно
время был фактически правителем государства при малолетнем московском великом
князе Василии II Васильевиче. Поэтому Иван Дмитриевич Всеволожский, будучи всего
лишь боярином, мог «умудряться» по своему желанию возводить на престол князей.
Конечно, он был могущественным, но никак не загадочным. (17, 60) В 1433 году
этот боярин затеял «смуту», за что был ослеплен. Вскоре он сгинул в опале, а род
его выбыл из боярской среды и пресекся. Все-Волжского царя-хана из Ивана
Дмитриевича Всеволожского не получилось.

Примерно по такой же методике, как в случае с Иваном Дмитриевичем
Всеволожским, царем-ханом Все-Волжским, работают А. Т. Фоменко и его сподвижники
и в других случаях. Например, в Золотой Орде был хан Тохта. Этот хан жил в
1287-1312 годах нашей эры. У него был сподвижник темник Ногай (командир
десятитысячного отряда воинов). После этого авторы берут хана Золотой Орды
Тохтамыша, который был на этой должности с некоторыми перерывами в 1380-1407
годах. У Тохтамыша был свой темник Мамай. Вот вам и сдвиг в сто лет. И
доказательств полно: хан Тохта убил своего темника Ногая, хан Тохтамыш помог
погибнуть своему темнику Мамаю после Куликовской битвы. Вот вам и дубликаты
реальных исторических лиц. (1, 153; 19, 80-90) Затем зяавляют, что «Тохтамыш =
Дмитрий Донской». И пусть читатели сами разбираются, кто есть кто! (1, 149)

А. Т. Фоменко и его сподвижники, и почему-то считают, что «беспомощные жители
Руси», будучи не в состоянии организовать свое собственное государство,
призывают к себе варягов Рюрика и просят управлять ими. (1, 113) Иначе говоря,
затронули давнишнюю норманнскую теорию происхождения Рюрика и его братьев. Но
ведь еще в прошлом веке известный С. А. Гедеонов, а в наше время, бывший
российский подданный, а ныне житель Канады С. Лесной (он же С. Парамонов) в
своей книге «Откуда ты, Русь?», камня на камне не оставили от этой теории.
(21,СХШ; 21, ЬХХ1Х; 6) Академик А. А. Шахматов в начале нашего века провел
специальное исследование и доказал, что Рюрик и его братья Синеус и Трувор
пришли в район Новгорода, Белооозера и Изборска и принесли с собой название
Русская земля. Было это по расчетам А. А. Шахматова между 860 и 863 годами нашей
эры. (22)

А. Т. Фоменко и его сподвижники считают, что три брата Рюрик, Синеус и Трувор
разделили Русско-Монгольскую Орду в XIV веке на три самостоятельных орды:
Золотую Орду, Синюю Орду и Белую Орду. Какие доказательства этого события? Да,
никаких! Авторы просто считают, что Рюрик, Синеус и Трувор, пять веков спустя
после своею прихода, разделили в XIV веке неизвестно откуда взявшуюся
Русско-Монгольскую Орду на три. Причем, Синеусу, вероятно за его синие усы,
досталась Синяя Орда. Долговато делили!(1, 120-121)

А. Т. Фоменко и его сподвижники считают, что Белая Русь и Белая Орда являются
синонимами. А это не так! Белая Русь всегда находилась примерно там, где теперь
находится Белоруссия. А Белая Орда располагалась на территории от берегов реки
Оби и до берегов реки Яик (ныне река Урал). Западнее Белой Орды находилась
Золотая Орда. (1, 120; 19, 38-39; 19, 88-89)

В 1380 году, во время Куликовской битвы, Тамерлан (он же хромой Тимур)
находился со своим войском в Персии. Он приказал Тохтамышу с войском Белой Орды
выступить против Мамая. Тохтамыш захватил столицу Золотой Орды город Сарай,
догнал войско, собираемое Мамаем для нового похода на Москву, и разбил это
войско на реке Калке у Азовского моря. Это было после Куликова поля. Мамай бежал
в Крым, где был убит. (19,103-104)

А. Т. Фоменко и его сподвижникам непонятно описание битвы русских князей на
реке Калке в 1223 году с войском Чингизхана и битвы войска венгерского короля
Белы в районе города Пешта с татаро-монголами под командованием Батыя в 1241
году. Их удивляет схожесть в описании этих событий. До них не дошло, что
татаро-монголы применяли шаблонную тактику выманивания противника из
неприступных укреплений и изматывания его непрерывными восьмидневными переходами
и полным уничтожением его потом. (19, 30) Подобный прием применили
татаро-монголы и ранее, в Закавказье, когда они наткнулись на неприступные
укрепления 30-тысячного войска грузинских рыцарей. Они (татаро-монголы), так же,
как потом под Пештом побежали, грузинские рыцари стали их преследовать и были
полностью разбиты. (17,83)

А. Т. Фоменко и его сподвижники жалуются на то, что в Географическом атласе,
М. 1968 нет реки Калки. Но в этом атласе, наверняка, нет реки Матоас, реки Асий
и реки Истр. Указана только река Дунай. Но это ничего не значит, раз Дунай имел
несколько наименований. (23, 314) То же самое могло быть и с рекой Калкой.

Выдающееся «открытие» А. Т. Фоменко и его сподвижников это тот «факт», что
эра Хиджры или Геджры началась не в 622 году, как считают правоверные
мусульмане, а в 1318 году, «это в точности начало правления Георгия =
Чингизхана. (1, 120; 33, 138-141) Под Георгием = Чингизханом имеется в виду Юрий
(Георгий) Данилович московский — начало XIV века. Он же Чингизхан. (1, 114) И
еще одно выдающееся «открытие» авторы делают в связи с Юрием (Георгием)
Даниловичем. Дело в том, что реальный Юрий (Георгий) Данилович — это внук
Александра Невского. Он занял московский престол в 1318 году нашей эры. (1, 112)
Чингизхан умер или был убит в 1227 году. Битва на реке Сити была 4 марта 1237 г.
Каким образом Юрий (Георгий) Данилович мог принять участие в битве, которая была
за 90 лет до его восшествия на московский престол. В битве на реке Сити 4 марта
1237 г. принимал участие Юрий (Георгий) Всеволодович, великий князь
Владимиро-Суздальской земли, дядя, а не внук, Александра Невского. Чингизхан
тоже не мог принимать участия в битве на реке Сити, так как его уже десять лет,
как не было на этом свете. Поэтому ни Юрий (Георгий) Данилович, ни Чингизхан не
могли быть основателями Русской Монгольской Великой Империи, как утверждают А.
Т. Фоменко и его сподвижники. Кстати, такого наименования государства нет ни в
одной русской летописи. Нет такого наименования и в документах иностранцев того
времени. (17, 89; 32, 188) Но причем здесь хронология, старая или новая, если
речь идет о географии или топонимике.

Конечно, очень лестно знать, что внук Алексадра Невского был изобретателем
эры Хиджры или Геджры и он же прообраза-Георгия Победоносца на коне. К
сожалению, авторы только утверждают, что это было так, а не иначе, но не
обременяют себя доказательствами. (1, 120) Авторы новой хронологии Руси путают в
своей книге реку Калку с городом Калугой, потом — реку Калку с Куликовым полем,
город Симбирск — с Сибирью, а Куликово поле в Тульской области — с Кулишками в
городе Москве, Кострому — с Хорезмом, Самару — с Самаркандом.

И опять возникает вопрос, причем тут хронология, если речь идет географии?
Все это объясняется, вероятно, очень просто, только профессиональными
пристрастиями авторов — они же физико-математики. Например, в Самарканде жил
астроном Улугбек, а в Хорезме жил математик аль-Хорезми, от имени которого
появился всемирно известный математический термин «алгоритм». Вероятно, поэтому
авторам захотелось, хоть за уши, но подтянуть эти города до наших пределов, т.
е. город Самарканд до города Самары, а город Хорезм до города Костромы.
Конкретных объяснений своих действий в этом вопросе авторы в книге не дают, они
просто утверждают, что все было точно так, а не иначе: Самарканд — это Самара, а
Хорезм — это Кострома. Точь в точь, как пелось в песенке военных лет «А, ну ка,
дай жизни Калуга, ходи веселей Кострома!» (1,122-124; 1, 129; 1, 156-157; 1,
216) А. Т. Фоменко даже не замечает, что один из его сподвижников, а именно А.
А. Бушков, подтверждает существование города Хорезма в нынешней Средней Азии, и
даже взятие этого города штурмом татаро-монголами в 1225 году, а другой его
сподвижник С. И. Валянский, несмотря на упоминание города Хорезма у
средневековых авторов, считает, что города Хорезма не существовала (36, 120-121;
36, 132; 37, 210; 37, 284) И еще одна особенность А. Т. Фоменко и его
сподвижников. Например, в литературоведении есть термин «прообраз» или
«прототип» литературного героя. Прообразом (прототипом) Татьяны Лариной была
Наталья Дмтриевна Апухтина (по мужу Фонвизина), жившая во времена А. С. Пушкина.
Прообразом (прототипом) литературного героя Павки Корчагина был сам автор
повести «Как закалялась сталь» Николай Алексеевич Островский. Прообразом
(прототипом) литературного героя повести Аркадия Гайдара ‘Тимур и его команда»
был его сын Тимур, отец нашего демократа Егора Гайдара, в детстве. У писателей
прообраз (прототип) литературного героя должен быть его современником или
предшественником. Как говаривал В. В. Маяковский, чтоб «жизнь писать с кого».
Авторы новой хронологии Руси считают, что прообраз (прототип) реального
исторического лица, участника реальных исторических событий, может жить и позже
исторического героя, но оставаться для этого героя прообразом (прототипом).
Чтобы стало ясно, о чем идет речь, попробуйте представить, что Тимур Аркадьевич
(отец-нашего демократа Егора Гайдара) является прообразом (прототипом) Тимура
(Тамерлана) — жестокого и грозного азиатского правителя, а Борис Ельцин прообраз
(прототип) Бориса Годунова. «Что за бред сивой кобылы?» — воскликнут читатели и
будут правы, но только — в отношении Тимура Аркадьевича и Тимура (Тамерлана), а
также — Бориса Ельцина и Бориса Годунова. Но в отношении других реальных
исторических лиц, авторы новой хронологии Руси такой метод, связанный с
прообразом (прототипом), используют сплошь и рядом И никакого «бреда сивой
кобылы»! Все абсолютно научно! Читатели могут это проверить сами, заглянув в
указанные ниже страницы книги новаторов хронологии. (1, 43-44; 1,51-61; 1,
112-122; 1,126; 1,130; 1,155; 1,161; 1,163-165)

В заключение этой главы следует остановиться на некоторых терминах. А. Т.
Фоменко и его сподвижники считают, что Тмутараканью в прошлом называли город
Астрахань. (1, 41; 1, 248) Они ошибаются. Такого никогда не было. Астрахань в
прошлом называлась Хазитораканью и находилась, как и теперь, в устье реки Волги.
А Тмуторакань всегда находилась в устье реки Кубань на Таманском полуострове.

Авторы новой хронологии Руси утверждают, что некоторые историки до сих пор
ищут и не могут найти знаменитую Тмуторакань. Неизвестно, что они подразумевают
под словами «некоторые историки», но, кажется, авторы снова ошибаются. И для
такого вывода есть основания, т. к., например, историки Древней Греции хорошо
знают город Мирмикон (Мирмидон), который они не путают даже с созвучным городом
Мирмекием. Историки Древней Греции знают о том, что город Мирмикон (Мирмидон)
был переименован в город Ахиллеон. Последний был раскопан нашими археологами лет
пятнадцать назад. Позже этот город носил название Гермонасса. Историки Древнего
Востока знают город Матехра или Матарха. Историки Византии знают город
Таматарха, а историки Руси знают, где находился город Тмуторакань и кому из
русских князей он принадлежал. Читатели уже догадались, что речь здесь идет об
одном и том же городе, который «некоторые историки» не могут найти — о
знаменитой Тмуторакани. И потом, разве наменования городов имеют отношение к
новой или старой хронологии Руси? Это же география и топонимика, совершенно
другие науки, но никак не хронология. Имеются у авторов самобытные решения и по
другим терминам (названиям). Так они утверждают, что слово «мусульмане»
произошло от названия города Мосул. (1, 130) Название города Сарай произошло от
слова склад (сарай). Можно считать, что город Бахчисарай означает склад для
бахчевых культур. Они с абсолютной уверенностью утверждают, что слово «Батый»
произошло от слова «Батя», а слово «Мамай» произошло от слова «Мама». Но эти
термины уже из области анекдотов для первоклассников. (1, 13-15; 1, 79; 1, 127;
32, 187; 33, 293, 36, 57; 36, 61; 36, 140; 36,156-157; 36,175-176; 36,188; 36,
203; 36, 207-208; 36, 222)

Удивляет только одно, как получилось, что столь проницательные А. Т. Фоменко
и его сподвижники, новаторы хронологии и выдающиеся специалисты по сдвигам и
дубликатам, не заметили 100-летний сдвиг- 1380 год (Куликовская битва) и 1480
год (стояние на реке Угре, после чего Русь освободилась от татаро-мон-гольского
ига). Не заметили они 200-летний сдвиг — 1612 год (взятие Москвы польскими
интервентами) и 1812 год (взятие Москвы войском Наполеона). Не заметили они
700-летний сдвиг — 1242 год (разгром немцев на льду Чудского озера) и 1942 год
(разгром немцев под Сталинградом). И компьютерные вычисления по тонкой
технологии выполнять не надо было. Все лежало на поверхности и «заметить» было
проще, чем производить слово «Батый» от слова «Батя» и слово «Мамай» от слова
«Мама». Ну, а если серьезно, автору этих строк не совсем понятно чрезмерное
усердие таких блестящих физико-математиков в столь темной для них проблеме, без
каких-либо очевидных результатов.

5. Сколько Иванов Грозных было в нашей
истории?

Историки по данному вопросу рапортуют нам о том, что в нашей истории был
всего лишь один Иван IV Васильевич (он же Иван Грозный), который жил на нашей
планете в 1530-1584 годах, т.е. всего прожил 54 года. Даже не дотянул целую
пятилетку до теперешнего пенсионного возраста — 60 лет.

Физико-математики считают, что в нашей истории было четверо Иванов Грозных,
да еще Василий Блаженный. Кто прав? Надо разбираться…

Согласно гипотезе А. Т. Фоменко и его сподвижников весь период Грозного от
1547 года (с момента восшествия на престол) и до 1584 года естественным образом
делится на четыре разных правления четырех различных царей. Затем все они были
объединены под одним именем «Грозный». Это было сделано уже в XVII веке, при
Романовых с определенной целью: для обоснования права Михаила (первого Романова)
на Российский престол. Это было достигнуто так: был искусственно создан некий
образ «великого Грозного царя», правившего перед ними почти пятьдесят лет. (1,
169) Такую же точку зрения имеет А. Г. Сергеев, автор интересной книги
«Правители государств и отцы церкви Европы за 2000 лет». (2, 410-416) Все три
автора (Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко и А. Г. Сергеев) считают, что Иван IV
Васильевич (он же Иван Грозный) находился на престоле с 1547 по 1553 годы. Это
был впечатлительный, и религиозный человек, который не вынес стольких
перегрузок, давивших на него еще в детском возрасте, когда он оказался очевидцем
борьбы за трон. Стрессы казанского похода усугубили его состояние и вечером 11
марта 1553 г. ближние бояре присягнули на верность наследнику престола грудному
младенцу Дмитрию. Затем по традиционной истории царь выздоровел, а младенец
Дмитрий трагически погиб — из-за небрежности няньки утонул в речке. На самом
деле царь так и не оправился и стал душевнобольным (юродивым) под именем Василия
Блаженного. (2, 411) По мнению всех трех авторов (Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко
и А. Г. Сергеев), отождествление Ивана IV Васильевича, покорителя Казани, с
Василием Блаженным также косвенно подтверждается тем, что построенный в честь
этого покорения Казани Покровский Собор на Красной площади в Москве до сих пор
называется Собором Василия Блаженного. (1, 173)

Малолетний Дмитрий Иванович как второй царь периода «Грозного» правил в
1553-1563 годах, фактически это правление «избранной рады» под руководством
Адашева. Сегодня считается, что первый сын Ивана IV Васильевича — младенец
Дмитрий — умер сразу же после того, как ему присягнули в 1553 году. (1, 173) »
Однако, из документов следует, что при малолетнем Дмитрии был создан регентский
совет — «избранная рада», который действовал до 1563 года. Считается, будто
после внезапной смерти младенца Дмитрия Иван Грозный «неожиданно выздоровел и
тут же устроил над собой опеку — «опекунский совет». Историки строят различные
теории, чтобы объяснить, зачем взрослому царю потребовалось это странное
опекунство. Гипотеза А. Т. Фоменко и его сподвижников объясняет, что «избранная
рада» действительно была создана, но как опекунский совет отнюдь не над взрослым
Иваном Грозным, а над младенцем Дмитрием, который в действительности не умер.
Царю-младенцу была принесена присяга, и от его имени опекунский совет начал
править страной. (1, 173)

Десятилетний период 1553-1563 годов авторы новой хронологии Руси приписывают
правлению малолетнего Дмитрия, а не якобы «устранившегося от дел» Ивана
Грозного. Основное событие


Тут пропущена куча страниц!!!


рия Донского. Кроме того, речь шла о важном очаге патриотического воспитания
соотечественников и очаге познания настоящей своей истории.

Куликовская битва произошла на десятиверстном поле Куликовом, а не на
Кулишках в Москве. Это исторический факт и он должен восторжествовать!
Следовательно, «основоположники» «гипотезы», нанесшей громаднейший моральный и
материальный ущерб Отечеству, вполне заслужили петровский кнут и все остальное,
что его сопровождало в петровские времена.

А. А. Бушков, один из сподвижников А. Т. Фоменко (он же писатель
фантастического и приключенческого жанра), свою книгу, посвященную некоторым
вопросам истории Отечества, назвал: «Россия, которой не было». Это означает, что
его «гипотезы» никоим образом не касаются реальной истории России, которая была.
Иначе говоря, он приложил руку к основательному искажению истории Отечества и
сам лично в этом признался. (37)

Н. Н. Ефимов, еще один из сподвижников А Т. Фоменко (он же руководитель
творческого коллектива), дал своей книге яркий и очень броский заголовок:
«Заговор против русской истории». (32) Как известно, нельзя повернуть колесо
истории вспять. Точно так же нельзя устроить или организовать заговор против
русской истории (как и против истории любого другого народа). История есть
история. Она состоялась. И ее (историю) можно изложить правильно, достоверно,
обоснованно. И, наоборот, историю можно исказить. Так и в данном случае, Н. Н.
Ефимов, вместе со своим творческим коллективом, искажает историю Отечества.
Искажают историю Отечества сам А. Т. Фоменко и все его сподвижники. И тут ничего
не поделаешь. Это факт! Зачем это надо? На этот вопрос овечает знаменитое
крылатое изречение: «Не изучив историю, нельзя понять настоящее, а не поняв
настоящего, нельзя построить будущее». Читателям надо помнить это изречение,
когда они будут знакомиться с «гипотезами», «версиями» и «загадками-разгадками»
А. Т. Фоменко и его сподвижников. И надо просто почаще шевелить мозгами.

01.10.1998 Н. А. УЛЬЯНКИН.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Носовский Г. В., Фоменко А. Т. Новая хронология Руси М. 1997

2. Сергеев А. Г. Правители государств и отцы церкви Европы за 2000 лет.
Владимир, 1997

3. Иловайский А. И. Очерки отечественной истории. М. 1995

4. Гумилев Л. Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М 1993

5. Кандыба В. М. История русского народа. М. 1995

6. Лесной С. Н. Откуда ты, Русь? Ростов-на-Дону, 1995

7. Ляшевский С. Опыт согласования современных научных данных с библейским
повествованием в свете новейших археологических раскопок и исследований. М. 1994

8. Карамзин Н. М. История государства Российского. М. 1988, т.1

9. Классен Е. И. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и
славяно-руссов дорюриковского времени в особенности с легким очерком истории
руссов до Рождества Христова. М. 1854 (СПб. 1995)

10. Полное собрание русских летописей. СПб. 1846, т. 1

11. Полное собрание русских летописей. М. 1962, т. 2

12. Полное собрание русских летописей. СПб. 1841, т. 3

13. Полное собрание русских летописей. СПб. 18??, т. 4

14. Полное собрание русских летописей. СПб. 1851, т. 5

15. Полное собрание русских летописей. СПб. 1856, т. 7

16. Полное собрание русских летописей. Л. 1989, т. 38

17. Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины. М. 1983

18. Культура Византии. Вторая половина УП-ХП в. М. 1989

19. Гордеев А. А. История казаков. М. 1991, ч. 1

20. За землю Русскую. М. 1980

21. Гедеонов С. А. Варяги и Русь. СПб. 1876

22. Шахматов А. А. Сказание о призвании варягов. СПб. 1904

23. Страбон География. М. 1994

24. Сокольский М. М. Неверная память. (Герои м антигерои России).
Историко-полемическое эссэ. М. 1990

25. Пашуто В. Г. Александр Невский. М. -Л. 1975

26. Переписка Ивана Грозного и Андрея Курбского. М. 1993

27. Никитин А. Невидимка XVI века. «Знание-сила», 1971, ь6, с. 45-48

28. Никитин А. Невидимка ХУ1 века. «Знание-сила», 1971, ь7, с. 43-46

29. Пересветов Р. Т. Тайны выцветших строк. М. 1961

30. Горленко В. Не печалься, обиды не в счет. «Правда» от 11.11.90

31. ЭКО, 1982, ь 4, обложка

32. Бочаров А. И., Ефимов Н. Н., Чечух И. М, Чернышев И. Ю. Заговор против
русской истории. (Факты, загадки, версии). М. 1998

33. Валянский С. И., Калюжный Д. В. О графе Гомере, крестоносце Батые и знаке
зверя. (Хронотрон. Версии мировой истории). М. 1998

34. Валянский С. И., Калюжный Д. В. Путь на Восток или без вести пропавшие во
времени. (Хронотрон. Версии мировой истории). М. 1998

35. Валянский С. И., Калюжный Д. В. Явление Руси. (Хронотрон. Версии мировой
истории). М. 1998

36. Валянский С И., Калюжный Д В. Тьма горьких истин… Русь. (Хронотрон. шк, Балтимора, 1993, ь 17 (67), с. 19-23

42. Хайнман И. Еврейская диаспора и Русь. Иерусалим, 1983

43. Ломоносов М. В. Древняя Российская история. Сочинения. М-А. 1952, т. 6

44. Нечволодов А. Сказания о Русской земле. М. 1997, кн. 1

45. Нечволодов А. Сказания о Русской земле. М. 1997, кн. 2

46. Ишимова А. О. Сокращенная русская история. М. 1993

47. Лопухин А. П. Библейская история. Монреаль, 1986

48. Голан А. Миф и символ. М. 1995


Содержание

От автора 3

2. Сложности и проблемы в хронологии истории Руси 12

3. Было ли на Руси татаро-монгольское нашествие и татаро-монгольское иго?
21

4. Когда и где произошла Куликовская битва? 32

5. Сколько Иванов Грозных было в нашей истории? 50

6. Методика создания «гипотез» А. Т. Фоменко и его сподвижников
72

7. Была ли «шпаргалка» при разработке «гипотез» у А. Т. Фоменко

и его сподвижников?81

8. Смысл и назначение «гипотез» А. Т. Фоменко и его сподвижников
86

Список использованной литературы 93

95


 

Б.Н. Флоря (отв. ред.), Славяне и их соседи. Выпуск 10

Славяне и их соседи. Выпуск 10. Славяне и кочевой мир

Б.Н. Флоря (отв. ред.)

16. А БЫЛА ЛИ БИТВА НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ? [*]

Н.М. Пашаева

 

 

Мировой книжный рынок дарит нас порой полуфантастическими работами, облеченными
в пседонаучную форму и, вероятно, пользующимися на Западе спросом у
определенного круга читателей — иначе их не выпускали бы. А может быть, Жанна
д’Арк не была сожжена? А что было бы, если бы Наполеон выиграл Ватерлоо, а
Байрон не умер в Греции от лихорадки и т.д. Разумеется, не научные учреждения
занимаются выпуском подобной литературы.

 

Видимо, наш книжный рынок не хочет отставать от Запада. Начиная с 70-х годов
выходят работы по мировой истории математика А.Т. Фоменко (ныне академика),
написанные в одиночку или с соавторами, тоже математиками. (Дальше мы будем для
краткости говорить “Фоменко”, поскольку часть работ написана им самостоятельно,
а часть хотя и с разными соавторами, но концепция в этих трудах принадлежит явно
Фоменко.) На основе упоминаемых в древних источниках данных об астрономических
явлениях им предлагается совершенно новая хронология древней и средневековой
истории, сдвигающая хронологические рамки событий на столетия ближе к нашему
времени. (Заметим, что астрономов среди соавторов Фоменко нет,
астрономы-профессионалы не разделяют его теории [1].) Подвергнув материалы
древних нарративных источников статистическому анализу, Фоменко пришел к выводу,
что, «сильно огрубляя картину, можно сказать, что современный традиционный
“учебник” по древней и средневековой хронологии является (со статистической
точки зрения) суммой, склейкой четырех экземпляров одной и той же короткой
хроники» [2]. И как формулирует кратко выводы Фоменко его рецензент, суть “новой
хронологии” (так назвали свою теорию ее авторы), по утверждению ее создателей,
состоит в том, что все существующие ныне описания мировой истории неверны, мы
ничего не знаем о событиях до IX — начала X в., все источники до 900 г. должны
быть передатированы; более или менее точные сведения (и те искаженные)
появляются с 1300 г., и только с конца XVI-XVII в. “новая хронология” сливается
с общепринятой [3]. “По Фоменко”, например, оригиналом событий, описываемых
Геродотом, могли послужить события средневековой истории, отнесенные потом в
глубокую древность (сдвиг на 1810 лет) [4]. Но ведь известны имена отдельных
личностей разных эпох и их деяния. “По Фоменко”, “один и тот же реальный человек
может быть представлен несколько раз под разными именами

 

 

*.
Печатается по тексту выступления 26 мая 1998 г. в Институте славяноведения на
ежегодной международной конференции “Славяне и их соседи”.

 

228

 

 

и
даже отнесен в разные эпохи” [5]. Фоменко ищет (и находит!) в мировой истории
примеры, как он называет, “биографического параллелизма”, среди многих других —
Ромул и Иисус Христос, Иисус Христос и папа Гильдебранд [6]. Это дало повод
бойкому критику-журналисту озаглавить свою статью в “Известиях” “По расчетам
вышло: служил Иисус Христос римским папой” [7].

 

Когда в 1980 г. вышла брошюра Фоменко и его соавтора М.М. Постникова, в которой
излагались основы новой тогда для читателей фоменковской хронологии, ее приняли
всерьез. В “Вестнике древней истории” появилась фундаментальная
аргументированная статья известных античников Е.С. Голубцовой и В.М. Смирина, в
которой на материале античной истории они показали несостоятельность “новых”
фоменковских методик [8]. Но единичная критика специалистов Фоменко не смутила.
Правда, говорят, что против его теорий выступали академики Рыбаков и Бромлей,
что его якобы даже вызывали в ЦК (об этом нам сейчас поведал его учитель С. П.
Новиков [9], с помощью которого, а также других коллег Фоменко продолжал свое
восхождение на математический Олимп). Прервав на некоторое время свои
“исторические” труды, Фоменко возобновил их издание с начала 90-х годов. Только
с 1990 по 1996 г. вышло в свет 11 книг [10]. Издает бóльшую часть этих “трудов”
Фоменко, сейчас уже академика РАН, МГУ. И многие годы историки молча наблюдали
эту картину.

 

До
поры до времени книги Фоменко и К° выходили относительно небольшими тиражами,
были громоздки, дороги и, вероятно, до широкого читателя не доходили. В 1997 г.,
юбилейном (850-летие Москвы), десятитысячным тиражом была переиздана первая
часть двухтомника Фоменко в соавторстве с Г.В. Носовским, впервые увидевшего
свет в 1995-1996 гг. Книжка небольшого формата, дешевая, в милой обложке с
изображением иконы Георгия Победоносца, называется “Новая хронология Руси” и
предназначена, как сказано в аннотации, для широких кругов читателей
[11].
Нетрадиционная трактовка событий и явлений прошлого сейчас чуть ли не мода.
Взаимоотношения Руси и татаро-монголов в эпоху татарского ига не составляют
исключения, представить их как едва ли не мирные и естественные контакты весьма
соблазнительно, и такие попытки порой делались — не будем тревожить умерших!
Фоменко и Носовский постарались не отстать от новейших тенденций. На основе
своей методики они предлагают читателю “общую схему параллелизма” древней
русской истории:

 

«Оригиналом древней и средневековой русской истории является период от 1300 года
до 1600 года (здесь и ниже временны́е
границы даются приблизительно)… Период от середины IX века до начала XIII века
является дубликатом периода от 1300 года до 1600 года… Период от 1200 года до
1600 года является “суммой” двух хроник» (С. 47).

 

На
основе этой схемы авторы утверждают, что до XIII в. “мы не находим сохранившихся
следов письменной русской истории… вероятно, в то время историю писали только
в Византии”. «Власть Византии, пусть даже “только формальная” (или религиозная),
распространялась на большие области, а после распада Византийской

 

229

 

 

империи в 1204 г. ее части приобретают самостоятельность». Здесь-то и занимается
“заря русской истории”. “Повесть временных лет”, по-видимому, в значительной
степени посвящена описанию византийских, а не русских событий (С. 110-111). Наши
первые летописи были вообще “сильно отредактированы при Романовых” (С. 239).
После распада Византийской империи на территории Руси было

 

“много русских княжеств или Орд, образовавшихся… на развалинах бывшей
Византийской (Ромейской) империи… Во главе этих независимых государств стояли
обрусевшие потомки византийских наместников из влиятельных родов” (С. 111).

 

Мы
привыкли считать, что XIII век — эпоха татаро-монгольского завоевания и начало
ига на Руси. Но Фоменко и Носовский считают, что «теория о “монгольском
завоевании” Руси… возникла, скорее всего, в трудах историков XVIII века, ранее
того о “монгольском иге” ничего не знали» (С. 83). “Орда, согласно гипотезе
авторов, была не иностранным образованием, захватившим Русь извне, а просто
восточно-русским регулярным войском, орда с самого начала была русской”. Широко
используя и цитируя “Историю казаков” А.А. Гордеева, постоянно на нее ссылаясь,
авторы пишут, что “начало истории казачества относится к XII-XIII вв.”, что
казачьи войска составляли не просто часть Орды, а “являлись регулярными войсками
русского государства”. “Древнерусское государство представляется единой
империей, внутри которой было сословие профессиональных воинов (Орда) и
гражданская часть, не имевшая своих регулярных войск…”, а татарские набеги
были “просто карательными экспедициями в те русские области, которые
отказывались платить дань, — регулярные войска наказывали бунтовщиков” (С. 11 ).
А “царская династия Ивана Калиты XIV-XVI вв. — это и есть династия ханов-царей
Орды”, ее последний правитель — Борис Годунов. В гражданской войне начала XVII
в. Ордынская династия, как ее называют авторы, была разгромлена. Новой династии,
Романовых, требовалось упрочить свое положение на троне, с этой целью и
создавалась теория противостояния Руси и Орды. Изображение одних как
завоевателей, а других как побежденных — это “изобретение” историков XVII-XVIII
вв. (С. 67). «Романовы были кровно заинтересованы в искажении истории свергнутой
ими законной Русско-Ордынской династии. Поэтому романовские историки выполняли
важнейший социальный заказ, исходивший непосредственно от Романовского престола,
— отправить в небытие историю “Монгольской” (= Великой) Империи, исказив ее до
неузнаваемости, иногда даже заменив “черное на белое”. Историки постарались
выполнить царский указ “на отлично”. Не их вина, что множество следов подлинной
русской истории все-таки осталось, и сегодня мы можем многое “восстановить”» (С.
240).

 

Неискушенный читатель из книги Фоменко и Носовского узнает, что хан Батый — это
попросту русский князь Ярослав, отец Александра Невского, а само имя Батый —
это, вероятно, искаженное слово “батя”, “отец”… итак, Батый — казачий батька,
русский князь (С. 14). Упоминаемый в летописях “Господин Великий Новгород” был
вовсе не на Волхове,

 

230

 

 

где стоит доныне город Новгород, потому что исторический Великий Новгород — это
Ярославль (С. 91) или “совокупность городов вокруг Ярославля” (С. 94).
Мусульманство образовалось из несторианского течения внутри Православной церкви
— это “хорошо известный факт” (С. 231 ).

 

“Никакого мусульманства как отдельной религии тогда (в XIII в.) не было. Раскол
между мусульманством и православием (и одновременно с латинской западной
церковью) произошел позже, лишь в XV веке” (С. 130).

 

При Иване III “монгольское иго” не прекратилось, просто один ордынский хан
сменил другого ордынского хана. В результате на престол взошел русский хан Иван
III (С. 161-162). Правление Ивана IV — это правление четырех царей: первый,
действительный царь Иван Васильевич, он же Василий Блаженный и Иван Блаженный
(С. 173). Борис Годунов — сын царя Федора Ивановича (С. 185), Лжедмитрий —
настоящий царевич Дмитрий, сын царя Ивана, а авторы версии о самозванстве
Дмитрия — Романовы (С. 192-193).

 

Авторы уверяют, что чтение их книги не потребует от читателя “никаких
специальных знаний”, но “издание является научным и осуществляется с сохранением
полных ссылок на литературу” (С. 3). Такую “научную” картину авторы предлагают
неподготовленному читателю. Правда, у дотошного читателя возникнет немало
вопросов. Почему авторы хотят, чтобы в правильность их математических построений
читатель просто верил, не понимая их сути, ибо они не объясняют формальную
сторону своего статистического метода, а лишь отсылают к книге А.Т. Фоменко,
написанной отнюдь не для широкого круга читателей (С. 56)? Почему, считая
летописи поздними подделками или, во всяком случае, недостоверными источниками,
авторы, когда им удобно, на них же и ссылаются? Почему во многих случаях,
например в вопросе о датировке начала мусульманства, они вообще не приводят
никаких доказательств? Почему, рассказывая на протяжении всей книги о
потрясающей роли казачества в русской средневековой истории, авторы ссылаются
почти везде на первый и частично на второй том фантастической ненаучной работы
А.А. Гордеева, вышедшей в эмиграции и изданной теперь у нас, в которой нет ни
одной ссылки на источники, лишь в конце тома помещен небрежно составленный
список литературы, по которому проверить приводимые автором данные невозможно?
Почему всех русских историков XVIII-XIX вв. авторы фактически причисляют к
мошенникам, вопреки исторической истине выполнявшим социальный заказ? Таких
“почему” у дотошного читателя накопится очень много. Однако авторы рассчитывают
явно не на него, ибо забывают даже о том, о чем поведали несколькими страницами
ранее. Так, на С. 56-57 мы находим дату “реального основания Москвы” — 1368 год
(закладка стен Московского Кремля), а на С. 151 читаем: “… основание Москвы
произошло практически сразу после Куликовской битвы”.

 

Не
будем, однако, останавливаться на этих многочисленных “почему”, а обратимся к
истории Куликовской битвы: как трактуют авторы-математики историю этого
кульминационного пункта борьбы против татарского ига? Оказывается, Дмитрий
Донской и Тохтамыш — одно лицо (С. 131).

 

231

 

 

Как известно, Дмитрий Донской разбил Мамая в 1380 г., а Тохтамыш добил его,
авторы же эти события объединяют в одно. Затем, по словам авторов, “описание
летописей дает основание утверждать, что причиной битвы послужил пограничный
спор между князем Великого Новгорода Дмитрием Донским и рязанским и литовским
князьями (соответственно Олегом и Ольгердом)” (С. 131), желавшими выгнать
Дмитрия из Москвы и других городов (значит, Москва уже была!?).

 

Для осуществления этого плана они пригласили Мамая. Авторы ссылаются на
“Сказание о Мамаевом побоище”, однако страницей дальше в “Сказании” говорится,
что Мамай отвечал пригласившим его князьям — помощь ему не очень нужна, у него
свои планы “победить царя, подобного себе” — следовательно, причиной его похода
являлся вовсе не пограничный спор
[12]. Говоря о Дмитрии, авторы называют его
столицей Кострому (С. 132). Обращаясь далее к этому сюжету, они пишут, что с
концом XIV в. связан праздник Сретения иконы Божьей Матери Владимирской, но они
не нашли в церковных текстах подробного описания событий, лежащих в основе
праздника. В то же время существует Феодоровская икона Богоматери, по словам
авторов, — “небольшое видоизменение Владимирской” (С. 153), и в Тропаре этой
иконы есть слова: “Днесь светло красуется преименитый град Кострома и вся
русская страна”. На этом основании авторы сочли, что Кострома при Дмитрии “была
столицей царя-хана Дмитрия, он же Тохтамыш” (С. 153-154). Однако на самом деле
Феодоровская икона — 1613 г., а ее “пришествие” связано с тем, что это икона
Романовых, а Михаил Федорович был вызван на царство из Костромы.

 

На
С. 132 авторы утверждают, что Дмитрий подчинил себе Рязанское княжество. Это не
соответствует истине: через несколько лет после Куликовской битвы бежавший из
своей Рязани Олег в нее вернулся, состоялись примирение его с Дмитрием и брак
его сына Федора с дочерью Дмитрия. Как известно, Федор княжил в Рязани с 1402
примерно по 1417 г., и лишь позднее Рязань была присоединена к Московскому
княжеству. На С. 133 авторы упоминают как малоизвестный факт, что Мамай — имя
христианское, ибо в Святцах есть имя мученика I в. Маммия. Однако Мамай и Маммий
звучат совсем по-разному, к тому же в ряде рукописей “Сказания” пишется не
Мамай, а Момай. Мученик I в. тут уже совершенно ни при чем [13]. О Куликовом
поле в Тульской области авторы сообщают: “Известно, что никаких следов
знаменитой битвы на этом тульском Куликовом поле не обнаружено” (С. 132). Это
утверждение не соответствует истине, находки есть, они хранятся в музее на
Куликовом поле, а фотографии их можно увидеть, например, в буклете.

 

Говоря об источниках Куликовской битвы, авторы называют основным “Задонщину”,
хотя подробная история битвы и предшествовавших ей событий изложена как раз в
“Сказании”. Отсутствие к нему интереса как к источнику вполне объяснимо:
“Сказание” настолько серьезно описывает сбор войска в Москве, смотр в Коломне,
путь на Куликово поле в нынешней Тульской области, что, если бы авторы с ним
считались, они

 

232

 

 

не
могли бы проводить в книжке свою “сенсационную” теорию — битва на Куликовом поле
происходила не в Тульской области, а на территории нынешней Москвы. Подчеркивая,
что в Архангелогородской летописи XVII в. поле у Сретенских ворот названо
“Куличковым”, а не “Кучковым”, как можно было ожидать, авторы утверждают, что
“летописи прямо говорят о том, что Куликово поле находилось в Москве” (С. 132),
причем Куликовская битва была вовсе не битва русских с татарами, а междоусобная
борьба в Орде, “сражение волжских и сибирских казаков во главе с Дмитрием
Донским с войском польских и литовских казаков, возглавляемых Мамаем” (С. 142).
Согласно гипотезе авторов, битва произошла на большом поле, простиравшемся от
нынешних Покровских ворот до Славянской площади, т.е. до Кулишек. Доказательств,
подтверждающих этот вывод, авторы не приводят, но лихорадочно ищут созвучия
московских названий названию Куликова поля. Так, второй раз Мамай был, по
свидетельству источников, разгромлен в Орде на Калках. В Калках авторы видят
“Кулики”, т.е. вариант того же Куликова поля, или московских Кулишек, так как
“это отражение одного и того же события” (С. 133). Источники говорят, что ставка
Мамая находилась на Красном холме. Авторы ищут Красный холм у Краснохолмской
набережной и находят его на Таганской площади, но не исключают, что он мог быть
и на Красной площади, и в районе старого университета (С. 133). Перед началом
битвы войска Мамая остановились у Кузьминой гати. Авторы считают, что это
московские Кузьминки.

 

Из
летописи и “Сказания” известно, что Дмитрий созвал соратников в Москву, а затем
войско отправилось в Коломну, где ему был устроен смотр, а после оно выступило
на Дон. Авторы считают, что речь идет не о Коломне, а о Коломенском: “Дмитрий
приказывает собраться в Коломенском — в Москве” (С. 136). Что Коломенское не
только тогда, но и много позднее, точнее совсем недавно, было не Москвой — еще в
начале нашего века оно отстояло от Москвы на 10 км — авторам невдомек. Смотр в
Коломне состоялся на Девичьем поле. Авторы указывают на поле около Новодевичьего
монастыря (С. 137), забывая или не зная, что девичий (Новодевичий) монастырь был
основан здесь только в XVI в. на месте, где чуть было не вошли в Москву татары.
По мнению авторов, Доном в памятниках называется Москва-река (С. 138). Перед
битвой звучали трубные гласы, отсюда Трубная площадь, а засада Владимира
Андреевича располагалась там, где ныне Владимирская церковь в Старосадском
переулке (С. 141), и т.д.

 

Думается, порочность построений Фоменко и его соавтора обнажилась в трактовке
Куликовской битвы наиболее ярко. Они не ссылаются ни на какие математические
методы, просто датируют битву то 1380 г. (С. 132), то 1381 г. (С. 51). Тождество
Дмитрия Донского и Тохтамыша подтверждают только тем, что оба разбили Мамая.
Никаких доказательств, что Куликовская битва произошла в Москве, нет, за
доказательства авторы принимают весьма далекие созвучия названий: река Меча —
река Моча, приток Пахры! или сама Москва-река! (С. 140). И это далеко не все
ошибки и несуразности.

 

233

 

 

Издание, адресованное широкому кругу читателей, породило у них много вопросов,
прежде всего они стали интересоваться, с кем была битва — русских с татарами,
как утверждали и “при царе” и “при коммунистах”, или казаков с казаками? И где
все-таки она происходила — под Тулой или в Москве? (Это особенно занимало
читателей-москвичей. )

 

Направиться в МГУ? Но именно издательство прославленного университета выпускает
опусы Фоменко. В Академию наук, в Институт славяноведения или Институт истории?
Но охрана работает исправно, и туда не пройти. Остается одно — к батюшке. Именно
к нему в Старое Симоново, где покоятся Пересвет и Ослябя, стали обращаться
обеспокоенные читатели. Отец Валерий “вышел” на меня, и материал я подготовила
еще в ноябре 1997 г. (правда, встречу с читателями по этой теме ему удалось
устроить в клубе ЗИЛа только в марте 1998 г.)

 

С
1997 г. положение наконец начинает меняться: появляются серьезные отклики,
содержащие уничтожающую критику “теорий” Фоменко. «Традиционнное летосчисление и
“новая хронология”» — так озаглавил свою статью в “Вопросах истории” И.Н.
Данилевский. Она выдержана в академическом тоне, но в ней с убийственной
очевидностью показаны порочность и полная историческая безграмотность
применяемых Фоменко и его соавторами методик [14]. Д. Харитонович,
опубликовавший большую работу в “Новом мире”, увидел в «феномене Фоменко, в его
концепциях империй, одной из которых является “Русь-Орда”, фашистский миф»
[15].
Куликовской теме посвящена блестящая публицистическая реплика Ю.М. Лощица
“Добрый русский царь Батый, или Пособие для жаждущих укротить историю”
[16].

 

В
феврале 1998 г. участники состоявшейся в Свято-Даниловом монастыре конференции
“Духовно-историческая и православная тема в современной художественной
литературе”, в которой принимал участие Союз писателей России, от имени
Свято-Данилова монастыря и Союза писателей направили Открытое письмо президенту
РАН академику Ю.С. Осипову. В нем они подчеркивают, что «’’гипотезы” и “версии”
А.Т. Фоменко своей чудовищной безграмотностью, своим нигилистическим апломбом,
своими, наконец, намеренно скандальными целеустановками просто-напросто срамят
нашу отечественную академическую науку». В Открытом письме выражается надежда,
что “высокое собрание академиков России вскоре даст достойную, строгую дефиницию
козни, которая прикрывает себя авторитетами РАН” [17].

 

Ученая конференция, посвященная критике “новой хронологии” Фоменко, состоялась в
конце 1999 г. в МГУ, но, пожалуй, можно согласиться с филологом М. Соколовым,
который своей статье в “Известиях” в начале 2000 г. дал подзаголовок “Научными
аргументами фоменкиану бить бесполезно” [18].

 

 

1.
Ефремов Ю.Н. “Альмагест” и “новая хронология” // Природа. 1991. № 7. С. 98-100.

 

2.
Фоменко А.Т. Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к
хронологии. М., 1990. С. 12.

 

3.
Харитонович Д. Феномен Фоменко // Новый мир. 1998. № 3. С. 166.

 

234

 

 

4.
Фоменко А.Т. Указ. соч. С. 398.

 

5.
Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Новая хронология Руси: Науч. изд. М., 1997. С. 6.

 

6.
Фоменко А.Т. Указ. соч. С. 293, 377-382.

 

7.
Лесков С. По расчетам вышло: служил Иисус Христос римским папой // Известия.
1997. 29 янв. С. 8.

 

8.
Вестник древней истории. 1982. № 1. С. 171-195.

 

9.
Новиков С.П. Математики и история // Природа. 1997. № 2. С. 70-74.

 

10. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Указ. соч. С. 7.

 

11. Там же. С. 2. Далее ссылки на эту книгу даются в тексте.

 

12. Памятники литературы Древней Руси: XIV — середина XV века. М., 1981.
С.138-139.

 

13. Повести о Куликовской битве. М., 1959. С. 494, 497, 502 и др.

 

14. Данилевский И.Н. Традиционное летосчисление и “новая хронология” // Вопр.
истории. 1998. № 1. С. 16-29.

 

15. Харитонович Д. Указ. соч. С. 184.

 

16. Лощиц Ю.М. Добрый русский царь Батый, или Пособие для жаждущих укротить
историю // Московский журнал. 1998. № 3. С. 8-10.

 

17. Открытое письмо Президенту Российской академии наук (РАН) академику Юрию
Сергеевичу Осипову // Там же. С. 6-7.

 

18. Соколов М. Удовольствие быть сиротой: Научными аргументами фоменкиану бить
бесполезно // Известия. 2000. 12 янв. С. 9; Улъянкин Н.А. Антинаучная сенсация:
О гипотезах А.Т. Фоменко и его сподвижников. М., 1999. 95 с.

«Куликовская битва – более чем странная победа»

ОСТАЛОСЬ ДОГОВОРИТЬСЯ С ТАТАРАМИ

Закат в крови! Из сердца кровь струится!
Плачь, сердце, плачь…
Покоя нет! Степная кобылица
Несется вскачь!
Александр Блок. «На поле Куликовом». 7 июня 1908 г.

В 2005 году во время конференции на Родосе у меня состоялась встреча с представителем федерального центра, который горел идеей объявить Куликовскую битву общенациональным праздником. Под это дело даже начали красить памятник в Тульской области, были выделены деньги, получили согласие «сверху», осталось договориться с татарами.

Разговор в итоге свелся к тому, что, на самом деле никакой победы русских над татарами не было, а всего-навсего произошли внутренние политические «РАЗБОРКИ». Причем до сих пор не ясно, где именно находится Куликово поле, но для России якобы само событие это — некий символ торжества русского оружия, а потому центр готов объявить Куликовскую битву общенациональным праздником. Мое мнение насчет праздника было иное, о чем я написал заключение. После этого «разборки» были со мной. Тем не менее «наверху» сделали вывод: «Раз татары против, то праздника не получится». Правильный вывод. В качестве праздника избрали времена Смуты, тем более что эта дата удачно соседствовала с днем Октябрьской революции. Это маленький эпизод из моей биографии…

НО ЧТО ЖЕ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ПРОИЗОШЛО НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ?

Современные учебники излагают это событие весьма противоречиво: «Татары панически бежали с Куликова поля. За личную храбрость в битве и полководческие заслуги Дмитрий получил прозвище Донской. После поражения Мамай бежал в Кафу (Феодосию), где был убит. Власть над Ордой захватил хан Тохтамыш… На Куликовом поле Золотая Орда потерпела первое крупное поражение». (А. Орлов, В. Георгиев, Н. Георгиева, Т. Сивохина. История России. Учебник. – М., 2003. – С. 66.). Если татары потерпели поражение, то почему хан Тохтамыш захватил власть? Концы с концами не сходятся.

Оценки Куликовской битвы даже у официозных историков сильно расходятся. Василий Ключевский вовсе опустил это событие из своих многотомных лекций, как незначительное. Однако есть историки, которые раздули Куликовскую битву до вселенских масштабов по идеологическим соображениям. В русских летописях сохранились упоминания о битве, а потому она, видимо, все же произошла, хотя не ясно, где именно.

ИНТРИГУЮТ ВСЕ…

Перед Куликовской битвой складывались довольно сложные отношения, как в Золотой Орде, так и в русских княжествах. В Орде шла жестокая борьба за престол, называемая в русских летописях «замятней», то есть Смутой. Среди русских князей были сторонники, как законной власти, так и союза с Мамаем и Литвой. Так, тверской князь Михаил Александрович, свергнутый промосковскими силами, бежал в 1367 году в Литву за помощью, получил ее от Ольгерта, женатого на его сестре, и вернул свои земли. Он претендовал на московский престол и пытался найти поддержку в Орде. Дмитрий также не терял времени зря, он, в свою очередь, поехал в Орду за ярлыком и получил его. При этом Москва одновременно пыталась найти общий язык и с Литвой. Так, Владимир Серпуховской женился на литовской княжне, и этот брак оказался весьма удачным.

В Орде в это время один хан сменялся другим. Осенью 1374 года Урус овладел столицей и провозгласил себя всеордынским ханом. Первым к нему на поклон поехал нижегородский князь, он же затем склонил других к союзу с Урусом. Московский князь Дмитрий в противостоянии Мамая с Урусом взял сторону последнего, а Тверской князь пошел войной на Москву, но не получив помощи от Литвы и Мамая, оказался побитым и признал себя «братом молодшим», согласившись на условия Дмитрия: «А поидут на нас татарове [то есть Мамай] или на тебе, битися нам и тобе с одинова всем противу их».

Мамай был талантливым полководцем и опытным политическим интриганом. Его возвышению способствовала женитьба на дочери хана Бердибека и он, таким образом, стал ханским зятем (гургеном) и вместе с тем получил большие права, кроме одного – права на трон. Он жаждал трона, настолько, что даже начал чеканить монету с титулом: «Мамай – царь правосудный». В 1375 году он захватил столицу Орды.

Михаил Тверской, несмотря на соглашение с Москвой, продолжал общаться с Литвой, в частности женил своего сына Ивана на дочери Кейстута Марии. Князь Олег Рязанский также был женат на сестре литовского князя Ягайло и был настроен пролитовски и, соответственно, выступал на стороне Мамая.

О князе рязанском в «Сказании о мамаевом побоище» сказано: «Скудость ума была в голове его, послал сына своего к безбожному Мамаю с великою честью и с многими дарами» и писал грамоты свои к нему так: «Восточному великому и свободному, царям царю Мамаю – радоваться! Твой ставленник, тебе присягавший Олег, князь рязанский, много тебя молит. Слышал я, господин, что хочешь идти на Русскую землю, на своего слугу князя Димитрия Ивановича Московского, устрашить его хочешь. Теперь же, господин и пресветлый царь, настало твое время: золотом, и серебром, и богатством многим переполнилась земля Московская, и всякими драгоценностями твоему владению на потребу… И еще просим тебя, о царь, оба раба твои, Олег Рязанский и Ольгерд Литовский: обиду приняли мы великую от этого великого князя Димитрия Ивановича, и как бы мы в своей обиде твоим именем царским ни грозили ему, а он о том не тревожился».

Олег Рязанский послал другого своего вестника к Ольгерду Литовскому с великой радостью о том, что «настало наше время, ибо великий царь Мамай грядет на него и на землю его. И сейчас, княже, присоединимся мы оба к царю Мамаю, ибо знаю я, что царь даст тебе город Москву, да и другие города, что поближе к твоему княжеству, а мне отдаст Коломну, да Владимир, да Муром, которые к моему княжеству поближе стоят».

КНЯЗЬ МОСКОВСКИЙ БОРОЛСЯ НЕ С ОРДОЙ, А С МАМАЕМ

Однако Мамай уже в следующем 1376 году потерял столицу и ушел в свою ставку на Днепре. Перед Дмитрием вновь встал вопрос выбора, и он принял сторону нового хана Золотой Орды Каганбека, который требовал активной помощи в борьбе с Мамаем. В частности, Каганбек хотел полного подчинения Булгара. Это дело он поручил нижегородскому и московскому князьям, что те успешно выполнили 16 марта 1377 года. Русские воеводы обложили Булгар денежной контрибуцией, посадили ханского даругу и таможенника и вернулись по домам, «села и зимници пожгоша, а люди посекоша».

Мамай опирался на генуэзские колонии в Крыму и на Литву. Он пытался уговорить москвичей разрешить генуэзцам торговать и собирать дань на Руси. Генуэзцы уже однажды откупали у Мамая право на сбор дани на Руси, что вызвало негодование не только среди князей, терявших часть доходов, но и простого народа. Получив отказ, Мамай в союзе с литовцами решил окончательно разделить Русь на две части. Впрочем, Золотая Орда к тому времени уже фактически была разделена по Волге на правое и левое крыло. Мамай был правителем западной части.

ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ – СОЮЗНИК ТОХТАМЫША

В левом крыле Золотой Орды в это время выдвинулся хан Тохтамыш, который придерживался политики союза с Русью. Он начал борьбу с Мамаем, без победы над которым Золотую Орду объединить было невозможно. Русским князьям в этой ситуации главное было не прогадать и вовремя встать на сторону сильнейшего. Такова была ситуация накануне Куликовской битвы. Два крыла Золотой Орды, Литва и русские княжества различной ориентации составляли сложную политическую мозаику.

20-тысячная конница Дмитрия Донского состояла из крещеных татар, литовцев и русских, обученных бою в татарском конном строю. Остальные 130 тысяч состояли из княжеских конных и пеших дружин, а также ополчения. Тверь отказалась участвовать в битве. На помощь Дмитрию шел с сибирскими татарами хан Тохтамыш. Нет прямых свидетельств о предварительной договоренности Дмитрия и Тохтамыша о совместных действиях, но объективно они были заодно, о чем свидетельствует взаимный обмен посольствами сразу же после победы над Мамаем.

У Мамая было около 200 тысяч воинов. «Пространная летописная повесть о Куликовской битве» гласит: «Той же осенью пришел ордынский князь Мамай с единомышленниками своими, и со всеми другими князьями ордынскими, и со всей силой татарской и половецкой, и кроме того еще рати нанял: басурман, и армян, и фрягов, черкесов, и ясов, и буртасов. А с Мамаем вместе, в союзе с ним, и литовский князь Ягайло со всею силой литовской и ляшской, и с ними же заодно и Олег Иванович, князь рязанский, – с этими своими сообщниками пошел на великого князя Дмитрия Ивановича и на брата его, Владимира Андреевича». У литовского князя Ягайло, который двигался Мамаю на помощь, в войсках большинство составляли русские из-под Минска, Полоцка и Гродно.

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА – БРАТ НА БРАТА?

Сегодня Куликовскую битву официально празднуют как победу русского оружия над татарами, и она находится в реестре военных побед российского государства. Более чем странная победа. Дмитрий Донской возглавлял войска, состоявшие из татар, литовцев и русских против войск Мамая, состоявших опять-таки из русских, литовцев и татар, да еще армян, генуэзцев, черкесов. Причем здесь русско-татарские отношения и доблесть русского оружия? Историк Валерий Захаров пишет: «Спросят: а с кем же воевала Русь на Куликовом поле? Ну, разумеется, не с Ордой, если лучшие ордынские конные лучники – наиболее профессиональные воины того времени – сражались на стороне Дмитрия Донского и практически обеспечили русским победу против Мамая. Смешно? Да, смешно, если осознать, до какой степени можно было нас дурачить постоянными извращениями великорусской истории». В чем тогда смысл битвы, так запомнившейся в летописях?

Русские воевали с Мамаем, поскольку он «исполнил сердце свое злого беззакония», то есть он не только в глазах населения не имел права на власть, не будучи чингизидом, но и выступил против сложившегося порядка взимания дани, отдав это право католикам-генуэзцам. Русские законных ханов Золотой Орды, то есть чингизидов не считали заклятыми врагами. Орда могла не нравиться, но с ней считались, а нередко у нее искали защиты от произвола. Когда чинили обиды, ехали «в Орду – искать правды» («Повесть о Петре, царевиче ордынском»), а великий хан снаряжал посольство и решал вопросы по справедливости. В глазах современников Тохтамыш был законным ханом, которому Мамай должен был подчиниться. В «Повести о нашествии Тохтамыша» он именуется как царь, то есть законный, легитимный повелитель. Москва всегда была лояльна к Орде.

ИВАН ГРОЗНЫЙ – ИЗ ГНЕЗДА МАМАЯ

Тохтамыш, не подоспевший к самой битве, все же догнал войска Мамая, бежавшие в Крым. Битва не состоялась, поскольку воины, узнав, что их преследует сам хан, без боя перешли на его сторону. Мамая убили коварные генуэзцы, те самые, которые спровоцировали его на захват московского рынка, снабдили деньгами и пехотой. Дети Мамая бежали в Литву. Его внук тоже по имени Мамай стал родоначальником князей Глинских. Бабушка Ивана Грозного была Глинской, и одно из русских правительств возглавляли Глинские.

Облачался в броню Мамай,
Гордых подвигов жаждал Мамай,
Упивался кровью Мамай,
Тосковал по крови Мамай,
Калмыков повевал Мамай,
Меч булатный точил Мамай,
Иноходцев холил Мамай,
Все четыре вида скота
Над Чаганом держал Мамай,
Пыль столбом вздымая, кобыл
Косяками доил Мамай,
Был друзьями ты окружен
И товарищами, Мамай,
И в несчастный, злосчастный день
Я лишилась тебя, Мамай!

«Плачь по Мамаю матери Кара-улек».

МИТРОПОЛИТ КИПРИАН ПРОКЛЯЛ ПОБЕДИТЕЛЯ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ

Хорошо известен поход Тохтамыша на Москву, в результате чего случился в городе пожар. Он вроде бы опровергает дружбу московского князя и хана. Существует несколько версий этих событий. Версия простого грабежа должна быть отброшена как явно тенденциозная. Другая версия связывает поход с неуплатой дани Дмитрием Донским в течение двух лет. Тохтамыш в ответ пришел и сжег посад. Сам факт «экзекуции» Москвы говорит только об одном: хан заставил князя платить налог, а в этом деле ему помогли нижегородский и рязанский князья. Москвичи не оборонялись, полагая, что «пришел царь своего холопа показнити Дмитреа», тем более что сам князь сбежал из города, а когда уплатил дань – «прия царь въ 8000 сребра», поехал за ярлыком на княжение в Сарай и, естественно, получил его как союзник Тохтамыша. Еще одна версия, не подтверждаемая источниками, предполагает, что князь завладел казной Мамая и не поделился с ханом.

Существует также версия о заговоре против Дмитрия Донского и спасении его Тохтамышем. Историки А.В.Быков и О.В.Кузьмина считают, что современники Куликовскую битву воспринимали как величайшую трагедию, а попытки Дмитрия Донского и митрополита Алексия централизовать русские земли вокруг московского государства как разрушающие сложившуюся систему отношений между княжествами.

Особенно недовольна была церковь, все еще жившая идеями славянского объединения вокруг Киева. Митрополит Киприан проклял победителя Куликовской битвы. Не успокоились и генуэзцы, потерявшие московский рынок и жаждавшие вернуть свое влияние в пределах русских княжеств. Заговор возглавил князь нижегородский, которого поддержали в Москве войска и простой народ. Он был на руку и князю рязанскому и литовскому великому князю Ягайло.

Когда Дмитрий Донской вывел войска из Москвы в поход, произошел мятеж, и он был вынужден бежать в Кострому, причем так быстро, что оставил жену и новорожденного сына в Москве. Для поддержки мятежников прибыл «некий князь литовский, именем Остей, внук Ольгердов». Поход Тохтамыша, утверждают Быков и Кузьмина, преследовал цель сохранить Москву за Дмитрием Донским. И в этой версии остается основной стержень фабулы: Дмитрий Донской и Тохтамыш — союзники в борьбе с Мамаем.

ОТКУДА ПОШЛИ ПОЛЬСКИЕ И ЛИТОВСКИЕ ТАТАРЫ

Тохтамыш был последним, кто пытался сохранить единство Золотой Орды, но он потерпел поражение и бежал вместе с сыновьями в Киев к литовскому князю Витовту. В русских летописях от 1397 года записано: «Прииде некоторый царь, именем Темир-Кутлуй, и прогнал царя Тохтамыша и седе в Орде и Сараи на царстве, а Тохтамыш сослася Витовтом и бежа из Орды в Киев и со царицами да два сына с ним». Татар расселили под Киевом, в Гродно, вдоль границ Литвы и с этого дня началась славная история литовской и польской гвардии. Один из сыновей Тохтамыша Джалал-ад-дин с 40 тысячной татарской конницей участвовал по договору с Витовтом в Грюнвальдской битве и содействовал разгрому ордена. Однако надежды Витовта с помощью Тохтамыша и его сыновей захватить золотоордынский трон не осуществились.

В конце ХХ века в Польше в Гданьске воздвигли памятник татарскому воину за участие в Грюнвальдской битве. Это памятник потомкам Мамая и Тохтамыша – славным польско-литовским татарам.

И я с вековою тоскою,
Как волк под ущербной луной,
Не знаю, что делать с собою,
Куда мне лететь за тобой!

Я слушаю рокоты сечи
И трубные крики татар,
Я вижу над Русью далече
Широкий и тихий пожар.

Александр Блок. «На поле Куликовом». 31 июля 1908 г.

Анатолий Фоменко — Русь и Рим. Реконструкция Куликовской битвы. Параллели китайской и европейской истории читать онлайн бесплатно

Глеб Владимирович Носовский, Анатолий Тимофеевич Фоменко

Русь и Рим. Реконструкция Куликовской битвы. Параллели китайской и европейской истории

Глава 1 Хронология и общая концепция русской истории

НЕСКОЛЬКО ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ ЗАМЕЧАНИЙ

В наших работах, вышедших в 80-х – первой половине 90-х годов XX века, основное внимание уделялось хронологии так называемых «старых цивилизаций» – Рима, Греции, Ближнего Востока. Однако первостепенный интерес для нас, естественно, представляет история Древней Руси, Российской Империи и сопредельных с ней государств. История нашей страны является одним из основных устоев в фундаменте мировой цивилизации, поэтому следует особо тщательно и заботливо выверять ее узловые моменты.

Сегодня мы хорошо знаем, как часто искажаются исторические факты в угоду тем или иным сиюминутным веяниям. То же самое происходило и в XVI–XVII веках, когда создавалась и развивалась скалигеровская версия истории и хронологии. Очень часто такие искажения застывали в виде «неопровержимых» истин, переходивших затем из учебника в учебник. И нужно затратить много труда, чтобы «сбить позднейшую штукатурку» и обнажить подлинную древнюю картину событий. Искажения недопустимы в истории любого государства. Но искажения отечественной истории приобретают для нас особое звучание, и поэтому здесь расследование должно быть незамедлительным, четким и абсолютно беспристрастным. Ссылки ни на какие авторитеты не могут быть приняты во внимание.

Почему мы сейчас говорим обо всем этом? Оказывается, принятая сегодня хронология русской истории не свободна от серьезных противоречий. На них впервые указал Н.А. Морозов. Однако даже он не осознал полностью всей масштабности проблемы.

Русскую историю многие историки относят к числу так называемых «молодых». Они имеют в виду сравнение со «старыми культурами»: Рима, Греции и др.

Как мы уже видели, все эти «старые хронологии» нуждаются в существенном сокращении: скорее всего, эти культуры нужно передвинуть в период с XI по XVII век н. э. Известная нам сегодня история XI–XIII веков является результатом наложения (суммирования) подлинных событий этой эпохи (весьма тускло освещенной в сохранившихся документах) и дубликатов событий из более насыщенного исторического периода XIV–XVII веков. Конечно, мы имеем здесь в виду не насыщенность событиями вообще, а лишь теми, о которых до нашего времени дошли какие-то сведения (см. том 1 настоящего издания – Глобальную хронологическую карту А. Т. Фоменко). При этом в своем первозданном виде до нас дошел лишь отрезок хронологии на интервале от XVII века н. э. и ближе к нам.

Русская же основная письменная история традиционно начинается с IX–X веков н. э. Это означает, что наша история примерно 300 лет – а именно до XIII века н. э. – проводит в «опасной зоне». Из уже накопленного нами опыта следует ожидать, что и здесь может быть обнаружен хронологический сдвиг и часть событий придется передвинуть вверх, перенести на несколько сотен лет – в эпоху с XIV по XVII век н. э. И это ожидание оправдывается. Такой сдвиг нами действительно обнаружен.

Здесь мы вкратце обозначим ряд обнаруженных нами проблем и предложим новую гипотетическую концепцию русской хронологии, радикально отличающуюся как от скалигеровско-романовской версии, так и от концепции Н.А. Морозова. В последующих главах мы дадим систематический анализ русской истории.

НАША КОНЦЕПЦИЯ

Сформулируем нашу концепцию (гипотезу) сразу, без предварительной подготовки читателя. Конечно, такой стиль изложения может показаться недостаточно убедительным. Тем не менее предлагаем не спешить с выводами, а продолжить чтение работы. В дальнейших главах мы предъявим более детальное обоснование.

Обратим внимание на следующие странные факты. Впрочем, их странность базируется лишь на общепринятой хронологии и внушаемой нам долгие годы версии древней русской истории. Оказывается, изменение хронологии снимает странности и «ставит все на свои места».

Один из основных моментов в истории Древней Руси – это так называемое татаро-монгольское завоевание. Обычно считается, что Орда пришла с далекого Востока, из Китая или Монголии, захватила много стран, завоевала Русь, прокатилась на Запад и даже дошла до Египта. Однако к этой версии имеется много претензий даже в рамках скалигеровской истории, и они более или менее известны. Н.А. Морозов отрицал эту версию (в чем был безусловно прав, по нашему мнению) и предлагал вместо нее другую, а именно, что Орда – это крестоносцы, захватившие Русь с Запада. Но и эта морозовская версия также оказывается несостоятельной.

В первую очередь потому, что о «западном» завоевании Руси не сохранилось никаких свидетельств ни в русских, ни в западных источниках. Морозов знал об этом, и был вынужден для подтверждения своей гипотезы выдвинуть теорию, что эти свидетельства существовали, но были затем намеренно уничтожены в XV веке по указанию римского папы. Который, стремясь обратить Русь в униатство, не хотел, чтобы русские помнили о завоевании Руси крестоносцами. Кроме того, Морозову пришлось выдвинуть гипотезу о мгновенном и безболезненном переходе всех остатков крестоносцев – на Руси и в Византии – в мусульманство в XIV веке. Но и эта его гипотеза, как мы обнаружили, не подтверждается первоисточниками.

Теперь перейдем к краткому изложению нашей концепции. Начнем со следующего замечания. Если Русь была завоевана с какой бы то ни было стороны (с Востока или с Запада), то должны были бы сохраниться свидетельства о столкновениях между завоевателями и казаками, жившими как на западных границах Руси, так и в низовьях Дона и Волги. Отметим, что в школьных курсах русской истории пишут, что казачьи войска возникли будто бы лишь в XVII веке (дескать, холопы бежали на Дон). Однако самим историкам хорошо известно, что, например, Донское казачье государство существовало еще в XVI веке, имело свои законы и свою историю. Более того, оказывается, начало истории казачества относится к XII–XIII векам. См., например, работы Сухорукова «История войска Донского» (журнал «Дон», 1989) и А.А. Гордеева «История казаков» (М., 1992).

Таким образом, Орда, откуда бы она ни шла, двигаясь по естественному пути колонизации и завоевания (вверх по Волге), неминуемо должна была бы вступить в конфликт с казачьими государствами. Этого не отмечено. В чем дело? Естественная гипотеза: Орда потому и не воевала с казаками, что казаки были составной частью Орды. Эта гипотеза хорошо подтверждается материалами, собранными А.А. Гордеевым. Пытаясь согласовать их с привычной сегодня миллеровской (см. ниже) версией русской истории, Гордеев предположил, что татаро-монгольская Орда, попав на Русь, стремительно обрусела и поэтому казаки – воины Орды стали чисто русскими по происхождению.

Читать дальше

История : Альтернативная история : ВЕЛИКОЕ СРАЖЕНИЕ : Николай Ходаковский : читать онлайн






ВЕЛИКОЕ СРАЖЕНИЕ

Интересно посмотреть, как необычно реконструируется Куликовская битва Фоменко и Носовским. Казалось бы, об этой битве мы знаем все, но они находят новое толкование этих событий.

Даже место знаменитой битвы историки, оказывается, искали не там, где проходили героические события. Сегодня считается, будто Куликово поле расположено между реками Непряд-ва и Дон, ныне – Куркинский район Тульской области. Это примерно в 300 километрах к югу от Москвы. Якобы именно в этом месте и произошла самая знаменитая в русской истории битва между русскими войсками под предводительством Дмитрия Донского с татаро-монгольскими войсками под предводительством Мамая.

Однако известно, что никаких следов знаменитой битвы на этом Тульском «Куликовом поле» не обнаружено. Нет ни старого оружия, ни следов захоронений погибших воинов и т. п. Кроме того, размер этого поля явно мал для такой крупной битвы. На это обращали внимание многие историки.

Фоменко и Носовский по-новому прочитывают тексты источников. Основным первоисточником по истории Куликовской битвы, как мы знаем, считается «Задонщина».

«Задонщина» дошла до нас в шести списках. Самый ранний из них представляет собой сокращенную переработку только первой половины всего произведения. Что касается остальных, то другие списки «Задонщины» дают сильно искаженный переписчиками текст. Каждый в отдельности список «Задонщины» имеет такое количество искажений и дефектов, что издание произведения по какому-либо одному из списков не даст достаточно полного и ясного представления о тексте произведения. Поэтому уже с давних времен принято давать реконструкцию текста «Задонщины» на основе сравнительного анализа всех списков памятника. Все списки, кроме одного, датируются XVI-XVII вв. Самый ранний список, содержащий только половину «Задонщины», датируется концом XV в. В фундаментальном издании «Задонщины» сразу обращает на себя внимание тот факт, что значительная часть географических названий выделена в тексте курсивом. Это означает, что эти фрагменты были восстановлены, реконструированы позднейшими историками на основе сравнения нескольких версий текста. При этом, оказывается, довольно часто исходные географические названия, присутствовавшие в основном списке, почему-то заменялись на другие. Среди «курсивных названий» особенно часто почему-то встречаются Дон и Непрядва. Авторы новой хронологии задают законный вопрос: а какие же исходные географические имена стояли здесь в первичном памятнике? На каком основании они заменены на названия Дон и Непрядва?

А может быть, Куликовская битва произошла не на Дону? Тогда где же? Оказывается, по мнению авторов новой хронологии, на территории современной Москвы!

Они начинают с того, что некоторые летописи прямо говорят о том, что Куликово поле находилось в Москве. Например, известный архангелогородский летописец, описывая встречу иконы Владимирской Божьей Матери в Москве во время нашествия Тимура в 1402 г. , сообщает, что икону встретили в Москве «на поле на Куличкове, иде же ныне церкви каменна стоит во имя Сретенья Пречистыя, месяца августа, в 26 день».

Упомянутая церковь стоит, как известно, на Сретенке. А недалеко от Сретенки в Москве есть место, до сих пор известное под своим древним названием – Кулишки. Причем, как известно, Кулишки существовали до образования Москвы. Следовательно, это место не могло быть так названо в связи с победой Дмитрия на Куликовом поле якобы на Дону.

Именно на Кулишках до сих пор стоит церковь Всех Святых, которая, по старому преданию, была построена Дмитрием Донским в честь воинов, убитых на Куликовом поле. В переделанном виде церковь сохранилась до нашего времени. До сих пор она так и называется Церковь Всех Святых на Кулишках. Рядом проходит улица Солянка, называвшаяся раньше также Кулиж-ки, т. е. Кулишки.

Именно в этом большом районе Москвы, по их мнению, и произошла знаменитая Куликовская битва, в результате которой костромской князь Дмитрий Донской победил западнорусские, рязанские и польские войска Мамая и присоединил к своим владениям область, в которой впоследствии возник большой город – Москва.

Считается, что Мамай был разгромлен дважды в одном и том же 1380 г. Первый раз – Дмитрием Донским, а второй раз – Тохтамышем. На самом деле, отмечают Фоменко и Носовский, это – два отражения одного и того же события, поскольку Дмитрий Донской и Тохтамыш – одно и то же лицо. При этом во второй раз Мамай был разгромлен «на Калках». Но «Калки» (Кулики) – это вариант все того же Куликова поля, т. е. московских Кулишек («кулачки», «кулачный», «бой на кулачках», место, где мерялись силами).

Кстати, они обращают наше внимание на малоизвестный факт. Мамай – это христианское имя, до сих пор присутствующее в наших святцах в форме Мамий. По их мнению, это – слегка искаженное «мама», «мамин», т. е. «сын матери». Раньше на Руси бытовала пара имен сходного происхождения: Батый – от «батька», «отец», а Мамий (Мамай) – от «мамы», «матери».

Итак, Дмитрий Донской воюет с полководцем, имя которого – христианское!

А есть ли еще какие-то доказательства того, что Куликовская битва произошла на территории Москвы? Да, есть.

Согласно русским источникам, ставка Мамая во время Куликовской битвы была расположена «на Красном Холме», который находился рядом с Куликовом полем. Во время сражения «Мамай с тремя князьями находился на Красном Холме, он руководил войсками». Есть ли в Москве на Кулишках такой Холм? Да, есть. Прямо к Кулишкам (к Яузским воротам) спускается очень высокий крутой холм, который назывался Красным Холмом. На его месте сейчас находится известная Таганская площадь. Вспомните крутой спуск к высотному зданию у Яузских ворот. Не на этом ли Красном Холме, т. е. на Таганской площади, была ставка Мамая? Более того, рядом с этим местом до сих пор находится Краснохолмская набережная Москвы-реки и известный Краснохолмский мост.

Согласно летописи, Дмитрий выступил на Куликовскую битву из Коломны, где он соединился со своими союзниками. Из какой Коломны выступил Дмитрий Донской на Куликовскую битву?

Сегодня считается, что Дмитрий вышел из города Коломна под Москвой (примерно 100 километров от Москвы). Но на самом деле Дмитрий Донской выступил на битву из знаменитого села Коломенского, находящегося сегодня внутри Москвы (метро «Коломенская»). Напомним, что именно в этом Коломенском находился огромный деревянный царский дворец. Это подтверждается свидетельством «Сказания о Мамаевом побоище». Дмитрий, узнав о готовящемся нападении, приказал своим соратникам явиться в Москву, куда они и прибыли. Тут же, через страницу, летопись буквально в тех же словах еще раз говорит о точно таком же (полностью идентичном!) приказе Дмитрия своим соратникам. Он приказывал им собраться, но на этот раз в Коломне. По всей видимости, здесь попросту идет речь об одном и том же приказе Дмитрия своим сподвижникам собраться в Коломенском – в Москве. Летопись два раза повторила один и тот же фрагмент. Летопись постоянно фактически накладывает Коломну на Москву. Так, сказав, что Дмитрий собирает полки в Коломне, она тут же продолжает, что войска выступают на битву из Москвы. Это снова помещает Коломну в известное село Коломенское в Москве.

Куда он направился далее со своими войсками? Как говорит летопись, Дмитрий движется по направлению «на Котел». Если это – в Москве, то где? Посмотрите на карту. Вы сразу увидите реку Котловку недалеко от Коломенского (в Москве), железнодорожную станцию Нижние котлы (находящуюся недалеко от Коломенского, в Москве). Следовательно, выступив из Коломенского, Дмитрий направляется вверх по течению Москвы-реки в сторону речки Котловки. Между прочим, двигаясь в этом направлении, Дмитрий должен был бы вскоре оказаться в районе Новодевичьего монастыря (правда, по другую сторону Москвы-реки). Давайте проверим по летописи, оправдается ли наш прогноз.

По дороге на поле битвы Дмитрий устроил своему войску смотр «на поле Девичьем». «Сказание о Мамаевом побоище» прямым текстом говорит следующее: «Наутро же князь великий повелел выехать всем воинам на поле к Девичьему монастырю». Но Девичье поле и Девичий монастырь находятся в Москве. Это – знаменитое поле в излучине Москвы-реки, на котором сегодня стоит Новодевичий монастырь. Это огромное поле и называлось Девичьим полем. До сих пор здесь остались названия: проезд Девичьего поля (раньше просто Девичье поле, Новодевичья набережная, Новодевичий переулок).

Согласно летописям, русские войска, двигаясь на Куликово поле, шли через реку Дон. Да и победитель Дмитрий, ‘и даже его брат, назывались Донскими.

Сегодня считается, что речь идет об известной реке Дон к югу от Москвы. Но эта современная река Дон в средние века чаще называлась Танаис. Именно так она называется во многих описаниях Московии, составленных иностранцами, посещавшими Русь в XV-XVI вв. Волгу, кстати, иногда называли Ра.

Но тогда возникает законный вопрос: а где же в средние века была русская река Дон? Сегодня название Дон обычно связывается лишь с одной рекой – современным Доном. Но, как мы уже говорили, слово «Дон» означало – и во многих языках означает до сих пор – просто «река». Это – известный факт. А следовательно, Доном должны были называться многие реки.

Поскольку авторы новой хронологии выдвинули гипотезу, что Куликово поле было на территории нынешней Москвы, то возникает вопрос: а где же в Москве река Дон? Видимо, считают они, что сама Москва-река ранее называлась Доном. Следы названия Дон в Москве сохраняются до сих пор. Недалеко от Старо-Симонова монастыря (сегодня он расположен рядом с метро «Автозаводская»), который, как мы вскоре увидим, непосредственно связан именно с Куликовской битвой, находилось подворье хорошо известной Сарской и Подонской епархии, с кафедрой этой епархии, архиерейским домом и соборной церковью. Считается, что здесь в Москву-реку впадала речка Сара, что и дало этому месту имя Сарский. Видимо, и название Подонская было связано с чем-то местным, московским, может быть, с Москвой-рекой.

Дмитрий, выступив из Коломенского, перешел Москву-реку и попал на Девичье поле, где устроил военный смотр. В летописи этот переход реки непосредственно перед битвой назван «переходом через Дон».

Теперь понятно, что здесь Доном была названа будущая Москва-река. Напомним, что, по реконструкции Фоменко и Носовского, Москва фактически еще не заложена, а потому названия Москва-река могло еще и не быть. Если это так, то прежнее название Москвы-реки – это Дон, т. е. просто река.

Поразительно, что «Задонщина» явно имеет в виду Москву-реку, когда говорит о реке Дон. В самом деле, княжна «Марья рано поутру плакала на забралах стен московских, так причитая: «О Дон, Дон, быстрая река… принеси на своих волнах моего господина Микулу Васильевича ко мне». Итак, река Дон течет через Москву. Какая река течет через Москву? Правильно, Москва-река. Таким образом, гипотеза, что в древности Москва-река называлась Доном, получает прямое летописное подтверждение.

Согласно летописи, Куликовская битва продолжалась в течение дня, после чего войска Мамая побежали и были прижаты к реке Меча, где многие татары потонули, а сам Мамай спасся с немногими воинами. Таким образом, Меча – довольно большая река (в ней можно утонуть), находящаяся рядом с полем битвы, так как все события произошли в один день. Где находится река Меча? Конечно, сегодня вы можете найти небольшую речку Кривая Меча в Тульской области, где якобы была битва, но, повторим, следов битвы там нет. Да и само название Меча могло появиться здесь уже значительно позже, когда историки перенесли сюда Куликовскую битву. Ведь, следуя указаниям историков, именно здесь (в Тульской области) в 1848-1850 гг. был воздвигнут памятник героям Куликовской битвы и основан музей. Возможно, только поэтому и появилась здесь на карте Кривая Меча.

Но если Куликовская битва была на территории Москвы, то где же здесь река Меча? Ответ авторов новой хронологии прост: это либо сама Москва-река, либо ее приток Моча (длиной 52 километра). Слова «Меча» и «Моча» практически тождественны! Впрочем, отмеченная на современной карте речка Моча впадает сначала в реку Пахру, а затем Пахра – в Москву-реку. Таким образом, сегодняшняя Моча находится за пределами Москвы.

Но, скорее всего, считают авторы этой гипотезы, летопись имеет здесь в виду саму Москву-реку. Большая река, на берегу которой и находится поле Кулишки. Разгромленные войска Мамая были прижаты к Москве-реке, где вполне могли потонуть много воинов. Да и само название Меча может быть легким искажением имени Москвы-реки. Дело в том, что имя Москва происходит, как считали в XVII в., от имени Мосох, или Ме-шех, т. е. (без огласовок) МСХ, или Mosh – Moch – Moscow. Ясно, что из всех этих вариантов вполне могло родиться слово «Меча».

Куликовская битва происходила на реке Непрядве. Она, по описанию летописей, протекала прямо по полю битвы и также, судя по описанию битвы, была маленькой речкой (бились в том числе прямо на ней).

Можем ли мы указать реку Непрядву в Москве? Поразительно, но эта речка действительно есть, причем там, где ей и следует быть, – на московских Кулишках. Это река Напрудная (Самотека) в центре Москвы.

Непрядва – это просто вариант имени Напрудная, от слов «на руду», «на прудах». Возникновение имени Непрядва-Напрудная совершенно естественно, поскольку в Москве много прудов.

Авторы делают интересное замечание, что название Непрядва в некоторых местах современных изданий «Задонщины» выделено курсивом. Это означает, что в этих местах текста «Задонщины» имя Непрядва было «реконструировано».

По московским Кулишкам протекала раньше река Неглинка. Она впадала в Москву-реку. Это маленькая речка. Кулишки назывались Кучковым полем у Неглинной. Приставка «не» в названии реки – довольно редкое явление. Возможно, предполагают авторы, преобразование приставки «НА» в «НЕ» в имени «НАпрудова-Непрядва» возникло из-за близости реки Неглинки. Названия рек Напрудной и Неглинки могли переплетаться в сознании людей еще и потому, что на Неглинке была запруда, в результате чего перед Кремлем в древности образовался пруд. Вот что писал об этом Сигизмунд Герберштейн в XVI в.: «Неглима (Неглинная) вытекает из каких-то болот и пред городом, около высшей части крепости (Кремля) до такой степени запружена, что разливается в виде пруда, вытекая отсюда, она наполняет рвы крепости и… под самой крепостью соединяется с рекой Москвой».

Исход Куликовской битвы решила засада, во главе которой был князь Владимир Андреевич с воеводой Дмитрием Бобро-ком. Именно его удар решил судьбу сражения. Этому переломному событию в «Сказании о Мамаевом побоище» уделено довольно много места. Естественно ожидать, что на месте битвы должны были бы сохраниться какие-то воспоминания об этом засадном полке. И действительно, на одном из холмов, совсем рядом с Кулишками, до сих пор стоит известная церковь Святого Владимира в Садах (Старосадский переулок). Здесь, по-видимому, и стоял засадный полк Владимира Андреевича. Это – южный склон, он был сильно заросший, и впоследствии там были сады (отсюда и название Старосадского переулка и «церковь в садах»).

Перед началом Куликовской битвы был густой туман. Известно, что «русские полки… поддерживали между собою связь трубными гласами». «Туманное утро было, но начали христианские стяги развеваться и трубы боевые во множестве звучать… Русские кони взбодрились от звука трубного…»

Воспоминание об этом звучании боевых русских труб на Куликовом поле и хранит сегодня хорошо известная московская Трубная площадь.

Таким образом, подчеркивают Фоменко и Носовский, географические названия четко подтверждают версию о том, что Куликовская битва происходила в Москве.

«Сказание о Мамаевом побоище», рассказывая о Куликовской битве, постоянно упоминает о двух знаменитых полководцах прошлого, предках Дмитрия Донского, – о Ярославе и Александре. При’ этом другие его знаменитые предки почему-то вовсе не упоминаются. Это довольно странно. Два предка упоминаются постоянно, а о других – знаменитых (взять хотя бы Владимира Мономаха) – хранится молчание. Сегодня считается, что речь здесь идет о древнем Ярославе Мудромлз XI в. и о великом Александре Невском из XII в. Конечно, можно предположить, что летописец питал особое уважение именно к этим двум великим князьям, из которых первый отстоял от описываемых событий лет на 300, а второй – на 100. По гипотезе авторов новой хронологии, все намного проще. Дело в том, что Ярослав – это дубликат Ивана Калиты – отца Дмитрия Донского, а Александр – дубликат Симеона Гордого – брата и предшественника Дмитрия Донского. Таким образом, летописец абсолютно естественно упоминает посредственных предшественников великого князя Донского, а не его далеких туманных предков.

Кто с кем сражался на Куликовом поле? Сегодня нам объясняют, что на Куликовом поле сражались русские с татарами. Русские победили. Татары проиграли. Первоисточники, как считают Фоменко и Носовский, придерживаются другого мнения. Посмотрим, кто сражался на стороне татар и Мамая. Оказывается, «волжские татары неохотно служили Мамаю, и в его войске их было немного». Войска Мамая состояли из поляков, крым-цев, генуэзцев (фрягов), ясов, касогов. Финансовую помощь Мамай получал от генуэзцев!

А теперь посмотрим, кто же сражался в русских войсках? «Москва… продемонстрировала верность союзу с законным наследником ханов Золотой Орды – Тохтамышем, стоявшим во главе волжских и сибирских татар».

Совершенно ясно, что описывается междоусобная борьба в Орде. Волжские и сибирские татары в составе «русских войск» воюют с крымцами, поляками и генуэзцами в составе войск Мамая! Русское войско «состояло из княжеских конных и пеших дружин, а также ополчения… Конница… была сформирована из крещеных татар, перебежавших литовцев и обученных бою в татарском конном строю русских». Союзником Мамая был литовский князь Ягайло, союзником Дмитрия считается хан Тохтамыш с войском из сибирских татар.

Сегодня никого, конечно, не удивляет, что войска Мамая называются в летописях Ордой. Но, оказывается, и русские войска также называются ордой! Причем не где-нибудь, а в знаменитой «Задонщине». Вот, например, что говорят Мамаю после его поражения на Куликовом поле: «Чему ты, поганый Мамай, посягаешь на Рускую землю? То тя била орда Залеская». Напомним, что Залеская Земля – это Владимиро-Суздальская Русь. Таким образом, здесь русские войска Владимире-Суздальской Руси прямо названы ОРДОЙ, как и монголо-татарские. Это в точности отвечает реконструкции новой хронологии.

Кстати, замечают авторы, древнерусские миниатюры, изображающие Куликовскую битву, одинаково изображают русских и татар – одинаковые одежды, одинаковое вооружение, одинаковые штыки и т. д. По рисунку невозможно отличить «русских» от татар.

Так что даже с традиционной точки зрения нельзя считать, что Куликовская битва была сражением между русскими и пришельцами-татарами. «Русские» и «татары» перемешаны так, что отделить их друг от друга невозможно. По гипотезе А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, слово «татары» в летописях означало конные русские войска и совсем не обязательно означало национальность. Здесь слово «татары» попросту заменяет слово «казаки». По-видимому, позднее, при тенденциозном редактировании, первоначальное слово «казаки» было заменено везде в летописях на «татары».

Итак, делают вывод Фоменко и Носовский, Куликовская битва – это сражение волжских и сибирских казаков во главе с Дмитрием Донским с войском польских и литовских казаков, возглавляемых Мамаем.

Где захоронены воины, павшие в Куликовской битве? Согласно летописям и «Сказанию о Мамаевом побоище», в Куликовской битве полегло около 250 тысяч человек (с обеих сторон). Скорее всего, это число сильно преувеличено. Тем не менее число погибших должно быть очень велико, так как после окончания битвы «стоял князь Великий за Доном на поле боя восемь дней, пока не делили христиан от нечестивых. Тела христиан в землю погребли, нечестивые тела брошены были зверям и птицам на растерзание».

Читатель, воспитанный на традиционной версии нашей истории, наверное, думает, что все это происходило в современной Тульской области в верховьях Дона, куда помещают сегодня место Куликовской битвы.

Оказывается, однако, что русские воины, «павшие в Куликовской битве, захоронены почему-то не в Тульской области, а в Москве – в Симоновом монастыре! Здесь были’похоронены, во всяком случае, знаменитые герои Куликовской битвы русские воины-иноки Пересвет и Ослябя. Похоронили Пересвета и Ослябю у церкви Рождества Богородицы. Героев-иноков, павших на поле брани, не повезли в Троицкую обитель, а предали земле у стен именно этой церкви.

Но позвольте, если допустить (как нас уверяют сегодня), что тела героев везли из Тульской области до Москвы на расстояние около 300 (трехсот!) километров, то неужели же их «не смогли» довезти небольшой остаток пути до Троице-Сергиевой обители? Осталось ведь совсем немного! Другой недоуменный вопрос. Восемь дней Дмитрий стоял на поле боя и хоронил убитых. Только затем тронулся в путь. Надо думать, не один день шли от Тульской области до Москвы (триста километров). Сколько же дней в итоге трупы Пересвета и Осляби были без погребения? Неужели их не хоронили несколько недель?

Поскольку битва произошла в день праздника Рождества Богородицы, то естественно, что при погребении на поле брани должны были построить церковь, посвященную Рождеству Богородицы. Именно это мы и видим – эта церковь до сих пор стоит в Симоновом монастыре в Москве, который основан практически накануне Куликовской битвой.

Скорее всего, по мнению Фоменко и Носовского, Симонов монастырь в Москве был основан и построен прямо на московском поле Куликовской битвы (или непосредственно около него) как усыпальница павших здесь русских воинов. Симонов монастырь, основанный в 1379 г., был одним из важных форпостов обороны Москвы. Основная часть памятников была разобрана в начале 30-х гг. XX в. в связи со строительством Двор! ia культуры завода имени Лихачева (ЗИЛ). Сохранилась лишь южная стена с тремя башнями. Сегодня эта церковь находится, к сожалению, на территории завода «Динамо» (хотя в нее уже можно попасть по длинному проходу)!

Таким образом, и традиционная история согласна с тем, что Симонов монастырь основан практически одновременно с Куликовской битвой. Этот монастырь находится на берегу Москвы-реки, рядом с Краснохолмской набережной, о которой мы уже говорили. Таким образом, все обнаруженные нами выше места и названия, связанные с Куликовской битвой, расположены в Москве очень близко друг к другу, между двумя крайними точками. Этими точками являются: церковь Всех Святых, построенная Дмитрием в честь Куликовской битвы, и Симонов монастырь, где были захоронены павшие воины. Получается естественная картина: павших воинов хоронили на месте битвы, а не везли их за сотни километров в Москву.

Нельзя не отметить следующее любопытное обстоятельство. Носовский и Фоменко с большим трудом нашли в литературе указание на место захоронения героев Куликовской битвы. Это место должно быть (как им казалось) весьма знаменитым. Как-никак, здесь лежат герои одной из величайших битв русской истории! И что же? Пересмотрев несколько современных фундаментальных исторических исследований, монографий, обзоров и т. п. по истории Куликовской битвы, они нигде не нашли даже смутного упоминания о месте захоронения. Современные историки хранят странное молчание на эту тему. Более того, руководитель сектора археологии Москвы Института археологии РАН Л.А. Беляев пишет о Старо-Симоновом монастыре: «Археологические работы в широких масштабах здесь не велись. Нам известно лишь о некоторых поверхностных наблюдениях Б.Л. Хворостовой при реконструкции храма в 1980 г. Исследовавший вопрос захоронения Пересвета и Осляби В.Л. Егоров полагал даже полную разрушенность слоя в трапезной храма и бесперспективность археологических работ здесь».

И только благодаря счастливой случайности, отмечают авторы новой хронологии, им удалось наконец найти нужную информацию только в книге 1806 г. , на которую сослался М. Поспелов в связи со скандалом, вспыхнувшим из-за отказа завода «Динамо» (являющегося частью завода ЗИЛ) освободить церковные здания Симонова монастыря на своей территории. И лишь затем, уже побывав в самом монастыре, мы в нем обнаружили ксерокопию очень редкой книги, изданной в 1870 г. и также рассказывающей о захоронении Пересвета и Осляби.

Отметим, что обе эти книги 1806 и 1870 гг. посвящены истории именно Симонова монастыря. Ни в одном из доступных нам солидных общих исторических трудов и даже специальных монографий по истории Москвы нужной информации мы не нашли. Краткое указание есть у Карамзина.

В чем же дело? Почему хранится молчание о том, где захоронены герои, павшие на поле Куликовом? Они считают, что ответ ясен. Потому что захоронение это оказывается расположенным не в Тульской области (куда сместили Куликовскую битву, стремясь удревнить город Москву), а в самой Москве1. Поэтому о нем предпочитают молчать. Ведь любой здравомыслящий человек тут же задаст естественный вопрос: неужели тела погибших везли более трехсот километров из Тульской области в Москву? Если захоронение в Москве, то и битва была в Москве. Это же совершенно естественный вывод. Еще раз повторим, что в Тульской области никаких следов захоронений не найдено. Даже если число погибших сильно преувеличено (что, скорее всего, так), после такой крупной битвы, как Куликовская, должны были остаться большие захоронения. И их следы должны быть видны до сих пор.

В Москве они есть. В Тульской области их нет.

Впрочем, надо понять позицию историков. Дело в том, что, согласно их «теории», в год Куликовской битвы Москва уже давно существовала как крупный город. Кулишки в Москве, по их мнению, были давно застроены ко времени Куликовского сражения. Какая же битва «на огромном поле» может быть в тесном городе?!

По версии новой хронологии, в эпоху Куликовской битвы Москва еще только-только создается, она – небольшое селение, а на месте Кулишек – незастроенное большое поле. Лишь после Куликовской битвы (т. Е лишь в конце XIV в.!) Дмитрий стал отстраивать Москву, что и говорит летописец: «Князь великий Дмитрий Иванович заложи град Москву камену и нача-ша делати безпрестани».

На территории Старо-Симонова монастыря расположен Дворец культуры завода ЗИЛ. А попетляв по узкому проходу, углубляющемуся внутрь территории завода «Динамо», на маленьком пятачке, окруженном заводскими строениями, можно увидеть церковь Рождества Богородицы. Церковь вновь открыта лишь несколько лет тому назад: до этого в ней находился заводской склад.

Здесь захоронены по крайней мере два наиболее известных героя Куликовской битвы – Пересвет и Ослябя. А нет ли здесь еще и массового захоронения других участников битвы? Ведь если битва произошла действительно в Москве и, как говорят летописи, Дмитрий восемь дней стоял на поле и хоронил убитых, то где-то здесь должны были остаться массовые захоронения павших воинов.

Так оно и оказалось! Вся земля вокруг церкви в радиусе около ста метров и на глубину в несколько метров буквально забита человеческими черепами и костями. Еще при постройке завода был обнаружен целый слой из костей. Эти древние кости тогда выкапывались в огромном количестве и просто выбрасывались.

Останки были расположены в земле в полном беспорядке. Один из скелетов был даже расположен вертикально вниз головой! Совершенно ясно, что это – не обычное кладбище, а массовое захоронение.

Мертвые тела складывали в беспорядке в ямы. Копавших поразило, что почти у всех черепов были здоровые, молодые, целые зубы. Складывается впечатление, что все похороненные были молодыми, здоровыми людьми. Это были воины, а не немощные старики. Кроме черепов и костей в земле были найдены каменные надгробные доски (плиты) одного и того же образца и размера, без каких-либо надписей. На всех этих досках изображен один и тот же узор. Он состоит из бляхи в центре, от которой отходят три полосы: прямая – вниз и две дуги, расходящиеся кверху. Этот рисунок чрезвычайно напоминает воинский щит. Отсутствие каких-либо надписей указывает на то, что могилы были безымянными и, главное, общими. Досок существенно меньше, чем костей. По-видимому, ям было несколько, и на каждую клали однотипную надгробную доску. Идентичность всех обнаруженных каменных досок ясно говорит о том, что все захоронения были сделаны одновременно. Отметим, что на досках не было изображения креста!

Поэтому трудно предположить, что под этими досками хоронили обычных иноков монастыря (в этом случае крест, конечно, присутствовал бы). А для воинов в то время крест могли и не рисовать. Как мы уже обсуждали выше, казаки в составе ордынских войск того времени далеко не все были крещены. Возможно, в те времена не было обычая крестить младенцев (этот обычай появился на Руси в XV в.). Крестили в зрелом возрасте, поэтому многие молодые воины могли быть некрещеными. В захоронении полностью отсутствуют какие-либо остатки гробов, металлических предметов, одежды и т. п. Сохранились только кости.

Это говорит о том, что захоронение очень старое: дерево, железо, медь, одежда полностью истлели, рассыпались. На это нужны столетия. Да и каменные надгробные доски совершенно не похожи на те, которые употребляются в церкви в последние несколько сотен лет. Впрочем, доказывать древность этого захоронения, видимо, излишне, поскольку археологи, специально вызванные сюда, датировали захоронение XIV в., т. е. временем Куликовской битвы. Археологи тут же уехали, почему-то не заинтересовавшись погребением. Видимо, итогом этого их посещения и является приведенное выше мнение археологов о якобы «бесперспективности археологических работ» здесь. Как говорят Фоменко и Носовский, все это кажется чрезвычайно странным.

Допустим, пишут они, историки не знают о братских могилах павших на Куликовом поле воинов в Старо-Симоновом монастыре. В конце концов, это пока лишь гипотеза аввторов новой хронологии.

Но ведь о том, что здесь, в самой церкви Рождества Богородицы, лежат останки Пересвета и Осляби, они знают прекрасно! Наверное, старое надгробие с их могилы до сих пор бережно здесь хранится. Ничуть не бывало!

Внутри церкви, слева от входа – надгробие над могилами героев Пересвета и Осляби, сделанное всего лишь несколько лет назад. Подлинная древняя каменная «доска» (плита), возложенная на их могилу в XIV в. , о которой упоминает, например, Карамзин, сегодня вообще не видна. Под новым надгробием ее нет.

Возможно, она до сих пор заделана в стену церкви, как о том пишет Карамзин. Но об этом сегодня никто не знает. Скорее всего, она была варварски раздроблена отбойными молотками среди множества других древних плит с надписями, которые на одном из субботников в 1960-х гг. были вынесены из церкви и здесь же уничтожены!

Авторам новой хронологии не удалось обнаружить и в исторических трудах текст надписи на плите. Что же на ней было написано? И почему в 60-е гг. прошлого века, когда вроде бы спал революционный угар борьбы с религией, кто-то безжалостно (и с пониманием дела) отдал изуверский приказ методично раздробить отбойными молотками бесценные плиты с подлинными древними надписями, хранившиеся вплоть до нашего времени в храме? Даже в 20-е и 30-е гг. их не тронули. Так, может быть, дело не в религии, а в русской истории? Мы, пишут Фоменко и Носовский, под давлением известных нам фактов вынуждены заключить, что уже много лет в нашей стране ведется методическое и незаметное для общественности подлое уничтожение русских памятников старины, которые могли бы пролить свет на подлинное содержание древнерусской истории.

Где находилось село Рождествено, пожалованное Дмитрием Донским Старо-Симонову монастырю после Куликовской битвы? В «Истории церкви Рождества Богородицы на Старом Симонове в Москве» сказано, что сразу после Куликовской битвы Дмитрий Донской передал этой церкви село Рождествено, находившееся на Куликовом поле. Вот эта цитата: «Великий князь, одержав победу над Мамаем, в день праздника Рождества Пресвятыя Богородицы, Рождественской, на Старом Симонове обители дал вкладу село Рожествено, находившееся на месте Мамаева побоища».

Историки считают, что Куликовская битва была в Тульской области. Не странно ли тогда, спрашивают Фоменко и Носовский, что Дмитрий Донской передал московской церкви село, удаленное от нее на 320 километров?! Да и к тому же не из своего великокняжеского удела: в Тульской области в то время были уделы других князей! Такого в достоверной русской истории никто и никогда не делал!

Эта нелепость, по их мнению, мгновенно исчезает, если Куликовская битва была в Москве, т. е. совсем рядом с Симоновым монастырем. И действительно, по сохранившимся свидетельствам, Старо-Симонов монастырь в последние 200-300 лет никаких владений в Тульской области не имел, а имел Симонову слободу, или «сельцо», в Москве, недалеко от себя. Действительно, «при Богородицерождественской, на Старом Симонове, обители находилась слобода, в которой жили служители Симонова монастыря, как-то: воротники, плотники, кузнецы и другие рабочие и ремесленные люди».

Оказывается, чю битва Мамая с Тохтамышем в 1380 г. – это еще одно описание Куликовской битвы 1380 г. Сразу после Куликовской битвы, как нам говорят историки, «Мамай, бежавший в свои степи, столкнулся там с новым врагом: то был Тох-тамыш, хан заяицкой Орды, потомок Батыя. Он шел отнимать у Мамая престол Волжской Орды, как похищенное достояние Батыевых потомков. Союзник Мамая Ягелло… оставил Мамая на произвол судьбы. Тохтамыш разбил Мамая на берегах Калки и объявил себя владетелем Волжской Орды. Мамай бежал в Кафу… и там был убит генуэзцами».

Фоменко и Носовский обращают внимание на схожесть между описанием Куликовской битвы и битвы на Калке.

1) Две крупные битвы происходят в один год (1380).

2) В обеих битвах разбит один и тот же полководец – Мамай.

3) Одна битва происходит на Калках (КЛК без огласовок), вторая – на Куликовом поле (тоже КЛК). Явная близость названий: Калка – Куликово.

4) В обеих битвах присутствует литовский союзник Мамая, изменивший ему (или «не успевший оказать помощь»).

5) После битвы с Тохтамышем Мамай убегает в Кафу. Точно так же после Куликовской битвы Мамай убегает в Кафу.

По мнению Фоменко и Носовского, разгром Мамая на Калке – это просто еще одно описание Куликовской битвы, попавшее в летописи. В этом случае оказывается, что Тохтамыш – это Дмитрий Донской. Это очень интересный вывод, идеально укладывающийся в общую реконструкцию новой хронологии. Авторы отождествили Батыя с Иваном Калитой. Дмитрий Донской – внук Ивана Калиты, т. е. он действительно потомок Батыя, как и говорят летописи.

В начале XIV в. основной удар Орды был направлен па Запад в ответ на Крестовые походы западных европейцев. Начинается «монгольское» великое нашествие. В результате часть западноевропейских стран была захвачена Великой («Монгольской») Русью. Остальные вынуждены были признать свою вассальную зависимость от Великой Руси – Орды.

Проходят годы, западные страны стараются перетянуть на свою сторону недовопьных ордынских князей с целью реванша.

Мамай и оказался прозападно настроенным ханом. Вот почему союзником Мамая является литовский князь Ягайло.

Как мы сказали, Дмитрий победил в Куликовской битве, но события, развернувшиеся в этой битве и в последующие годы (нашествие Тохтамыша на Москву), мало соответствуют их описанию в официальной историографии.

И опять, дорогой читатель, давайте остановимся на этом месте. Хочу обратить ваше внимание на то, как разнятся толкования событий этого периода у официальной исторической науки и новой хронологии. Нас учили в школе, что в XIV в. Русь находится в порабощенном состоянии под игом татаро-монгол. А выходит, что Русь – это Великая империя, которая сама подчиняет Западную Европу. Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что Мамай – это не монгольский хан, который пришел разорять Русь, а один из правителей Великой Русской империи.

Куликовская битва произошла в Москве?








Я в обсуждении статей по новой хронологии я писал. Что это направление я разделяю на 2 поднаправления – критика и реконструкция. Критику у НХ я считаю очень сильной стороной, которую ,практически, не возможно оспорить. А вот реконструкция, зачастую, чистая фэнтази. Да и нет единой теории реконструкции прошлого, сколько авторов столько и теорий.

Но, правда, есть у НХ, отдельныё удачные эпизоды, реконструкцию которых можно считать не менее удачной, чем критику. Одним из таких эпизодов я считаю определение места реальной Куликовской битвы. По этому поводу мне попалась в ЖЖ  amigooo очень удачная статья, её я и выкладываю. Дальше авторский текст.

Подробности этого события нашей истории, казалось бы, хорошо известны. Однако это не так. Более того, скорее всего, все было совсем не так, как мы привыкли думать. И главное заблуждение — это само место, где произошла битва. Существует много аргументов в пользу того, что Куликово поле находилось на территории современной Москвы.

 

Куликовская битва – крупнейшее сражение в истории Руси. История говорит, что на берегу Дона в 1380 году сошлись два войска, общая численность которых составляла более трехсот тысяч человек. В результате жестокой многочасовой сечи на поле осталось лежать две трети ее участников. Выжившим русским воинам понадобилось восемь дней, чтобы собрать и похоронить тела павших товарищей.

 

Казалось бы, после такого страшного кровопролития Куликово поле просто должно быть усыпано наконечниками копий, стрел, их обломками, а также частями щитов и другого военного снаряжения. Должны навечно остаться были и останки убитых ордынцев, которых естественно, никто не хоронил: нечестивые тела, как говорит летописец, были брошены зверям и птицам на растерзание. Однако ничего этого на Куликовом поле не найдено, как не найдена и братская могила десятков тысяч русских воинов. Где же все это?

 

Единственно правильным ответом на этот вопрос будет то, что никакого сражения в этом месте не было.

Современные историки считают, что численность обоих войск, скорее всего, преувеличена. Однако это не ничего не меняет – археология Куликова поля очень бедна. То количество находок, которое было здесь обнаружено, настолько мало, что не превышает фона – столько можно найти в любом другом месте.

 

В поисках решений данной проблемы историки предположили – вопреки древним свидетельствам, — что тела погибших увезли в Москву, где и похоронили. Но до Москвы войско добралось только спустя более трех недель после битвы. Невозможно представить, чтобы мертвых не хоронили столько времени, да и ради чего? Всегда и везде павших на поле битвы хоронили там же. И в любом случае остается непонятным, где же тогда останки воинов Мамая?

 

Как ни крути, ничего не получается. Так, может, Куликово поле находится где-то в другом месте? Зная, что описание битвы – это всего лишь литературный источник, можно предположить, что изначальный текст по ряду причин был неправильно понят, и локализация Куликова поля на Дону является всего лишь версией. Если эта версия ошибочна, то вполне естественно попытаться выдвинуть другую, менее противоречивую.

 

Много лет назад академик А.Т.Фоменко предположил и аргументировано обосновал идею, что Куликовская битва произошла на территории нынешней Москвы, у места впадения Яузы в Москва-реку. Именно здесь находятся московские Кулишки, ранее называвшиеся Куличковым полем. Ближайшие же места напрямую связаны с самой Куликовской битвой или ее описанием.

 

На Кулишках находится церковь Всех Святых, которую заложил Дмитрий Донской в память воинов, павших в Куликовской битве. Вполне естественно предполагать, что храм в честь погибших был воздвигнут на месте битвы. Рядом с церковью находится улица Солянка, которая раньше называлась Кулижки.

Рядом с Кулишками, за Яузой, расположена Таганская площадь. Она находится на вершине холма, который раньше назывался Красным. Следы этого имени до сих пор сохраняются в названиях Краснохолмской набережной, Большого и Малого Краснохолмских мостов. Но ведь Красный холм хорошо известен, как место, откуда Мамай наблюдал за ходом Куликовской битвы!

 

Вспомним, а что же еще упоминается из топонимики, связанной с Куликовской битвой?

 

Вот, есть Кузьмина гать, на которой, двигаясь к Куликову полю, остановилось ордынское войско. Так в Москве тоже есть похожее место — это район Кузьминки. И упоминание источником гати вполне применимо к московским Кузьминкам, так как раньше эта местность была болотистой. Об этом свидетельствует и название другого района, расположенного недалеко — Нагатино.

 

Известно, что Дмитрий Донской выступил в поход из Коломны. Этот город находится примерно в ста километрах от Москвы, то есть добраться до Коломны – уже целый поход. Однако все встанет на свои места, если считать, что речь идет о другой Коломне – селе Коломенском, месте, находящемся сегодня в Москве. Более того, Коломенское находится почти там же, где и упомянутое Нагатино.

 

Войско Дмитрия, по словам летописца, двигалось на Котел. Глядя на современную карту, мы находим его как раз рядом с Коломенским: об этом нам говорят находящиеся здесь речка Котловка и железнодорожная станция Нижние Котлы. Сейчас здесь – муниципальный район Котловка. Возможно, что речь идет о другом Котле, который был совсем рядом с Кулишками. Сегодня мы там видим Котельническую набережную и Котельнические переулки.

 

Не доходя до Куликова поля, Дмитрий устроил на Девичьем поле смотр войск. Что это за Девичье поле, уж не то ли, что опять же находилось в Москве? Сейчас такого места в городе нет, но оно было еще в XIX веке. Так, например, оно обозначено на иностранной карте Москвы, выпущенной в 1893 году. Соответствующий фрагмент ее представлен ниже. О бывшем названии этого места напоминают расположенные здесь проезд и сквер Девичьего поля. Рядом стоит и известный Новодевичий монастырь, а также находятся Новодевичья набережная и Новодевичий переулок.

 

 

Рядом с Кулишками на холме стоит церковь Святого Владимира в Садах. Почему в садах? Какие в диком поле могут быть сады? Владимир – это князь Владимир Андреевич, чей полк, во время Куликовской битвы находился в засаде, и удар которого в самый тяжелый для русских момент решил исход всего сражения. Не покидает ощущение, что воины Владимира были спрятаны за сельскими или городскими садами, на месте которых потом и возвели данную церковь.

 

Очевидно, что такая версия локализации Куликовской битвы лучше отражает реальность. Места, связанные с этим событием, четко идентифицируются по их названиям, притом на небольшой по размерам территории, а не на растянутой на сотни километров, где в виду обширности пространства можно найти все, что угодно. К тому же, кажется весьма неправдоподобным, чтобы вдали от обжитых мест, там, где, как считается, произошла битва, поля и холмы имели свои названия. А вот в случае с Москвой такое более вероятно.

 

То, что Куликовская битва «уехала» с берегов Москвы-реки на Дон, имеет объяснение. Дело в том, что упоминаемая в сказаниях река Дон – это и есть река Москва. В древности именно так и называли реки вообще, и даже сегодня в некоторых языках слово «дон» означает просто «реку». Многие реки так и сохранили этот корень в своих названиях: Дунай, Днепр, Днестр, Двина… Вероятно, Доном в прошлом называлась и Москва-река, а после переименования возникла путаница: историки посчитали, что в летописях речь идет о современном Доне.

 

Возможно, что память о прошлом именовании реки Москвы сохранилась в названии Донского монастыря, стоящего во все том же рассматриваемом здесь районе Москвы. Считается, что он был основан в память победы над татарами, но не над этими, а над теми, которых разбили здесь два века спустя. Название же монастыря якобы произошло от чудотворной иконы, с чьей помощью была одержана победа в бою, и которая, как раз, и называлась Донской. Ее название объясняется тем, что ранее она точно так же помогла князю Дмитрию на Куликовом поле. Кстати, до этого ее подарили Дмитрию донские казаки! Почему донские, почему опять это слово, да и какие могли быть казаки в то время?!

 

Очевидно, что здесь мы видим очередную путаницу. Перепутано все, в том числе и сражения с татарами. Скорее всего, и название иконы, и монастыря, и прозвище князя Дмитрия произошли от места победы над татарами, расположенного на берегу реки Дон – будущей Москвы.

 

Вспомним теперь археологический вопрос, который ставит под сомнение то, что Куликово поле находится в Тульской области. Есть ли материальные следы битвы в Москве? Да есть, и более того, они находятся все в том же районе города. Рядом с Краснохолмской набережной расположен Старо-Симонов монастырь, на территории которого были найдены массовые захоронения.

 

В этом монастыре стоит церковь Рождества Богородицы. Вся земля вокруг церкви в радиусе около ста метров и несколько метров в глубину заполнена человеческими костями. Характер расположения найденных останков говорит о том, что это не отдельные захоронения, а одна огромная братская могила. Вероятно, это и есть место захоронения погибших в Куликовской битве воинов. В пользу этого говорит и название церкви, ведь битва состоялась как раз в день празднования Рождества Богородицы.

 

И, наконец, летописи сообщают, что у стен этой церкви похоронены Ослябя и Пересвет – известные всем герои Куликовской битвы. Вот так сообщение! После этого не остается никакого сомнения в том, что Мамаево побоище произошло на берегу Москва-реки, а не Дона.

 

Кто-то скажет, что этих героев-монахов решили похоронить с почестями в Москве, для чего привезли их тела с места сражения. Но, опять же, невозможно представить, что тела везли три недели, чтобы просто похоронить. Рефрижераторов тогда не было, да и вообще как-то не по христиански это. К тому же, если уж и решили везти их, то уж доставили бы не в Москву, а домой – в Троице-Сергиеву обитель. Так что более логичным представляется, что они погибли в Москве на Кулишках, и здесь же, поблизости, у воздвигнутой в память об этом дне церкви были похоронены.

 

 

Часть Москвы, на которой кучкуются куликовская топонимика и исторические памятники той битвы. Красным цветом обозначены названия, упоминаемые в ее описаниях.

 

Московская версия Куликовской битвы более правдоподобна, но принять ее трудно. В основном из-за того, что речь идет о Москве. Ведь если бы в качестве нового места сражения называлось какое-нибудь дикое поле на берегу Волги или Оки, это воспринималось бы более естественно: то поле или другое – какая разница? Но в городе, да к тому же в Москве – это невероятно!

 

Однако это более чем вероятно и возможно. Потому что, скорее всего, никакого города тогда еще не было. Москва только начиналась и представляла собой одно или несколько сел. То, что город Москва был основан еще в начале XII века, за два с половиной столетия до Куликовской битвы, мало правдоподобно. Никаких свидетельств, более или менее достоверных, о существовании здесь города до Дмитрия Донского нет. Именно после победы над Мамаем Дмитрий начал отстраивать Москву. Тогда же появились и первые московские церкви.

 

Река Дон | река, Россия

Река Дон , одна из великих рек европейской части России. Это важнейшая артерия в истории России еще со времен Петра I, положившего начало гидрографическому обследованию ее русла. Во всем мире река ассоциируется с образами буйных и красочных донских казаков, романтизированных в знаменитой серии романов русского писателя ХХ века Михаила Шолохова, и с серией крупномасштабных инженерных проектов, повысивших экономическую эффективность водного пути. важность.

Река Дон берет начало в небольшом Шатском водохранилище, расположенном на Среднерусской возвышенности недалеко от города Новомосковск. Он течет в основном в южном направлении на общее расстояние 1162 мили (1870 километров), осушая бассейн площадью около 163 000 квадратных миль (422 000 квадратных километров), прежде чем впадает в Таганрогский залив Азовского моря. Он расположен между рекой Волгой на востоке и рекой Днепр на западе. В среднем и нижнем течении, от впадения в реку Черную Калитву до ее устья, Дон до слияния с рекой Иловлей образует огромную дугу, выгибающуюся на восток.Недалеко от вершины дуги начинается обширное Цимлянское водохранилище. Волго-Донской судоходный канал тянется от верхней части водохранилища до Волги, до которой в этом месте всего 50 миль.

Британская викторина

Через него протекает река: правда или вымысел?

Дели, Индия, находится далеко от какой-либо реки? Много ли крупных рек впадают в Бенгальский залив? Держите голову над водой и разбирайтесь в фактах, отвечая на вопросы этой викторины.

От истока в Тульской области, Дон пересекает Липецкую, Воронежскую, Волгоградскую и Ростовскую области с, через лесостепную и известную степную зоны юго-запада России. По пути он собирает воды многочисленных притоков, важнейшие из которых Красивая Меча, Сосна, Черная Калитва, Чир, Донец (правый берег) и Воронеж, Хопер, Медведица, Иловля, Сал, Маныч (левый берег). банк). Река извивается на всем протяжении, а перепад ее длины составляет около 620 футов (190 метров).

Физические характеристики

Физиография

В верхней части Дона, т. е. ниже по течению до юго-восточной излучины, река течет по восточной окраине Среднерусской возвышенности по в целом узкой долине. Правый берег резко выражен, достигает высоты 160 футов над рекой у городов Данков и Лебедянь, а его известняковые и меловые породы изрезаны оврагами и балками. Левый берег граничит с более плоской поймой, а сама река местами расширяется в небольшие озерца; глубина колеблется от нескольких футов на мелководье до 33 футов при максимальной ширине 1300 футов.

В среднем течении, к началу Цимлянского водохранилища, долина расширяется примерно до четырех миль, и ее путь отмечен поймами, более мелкими озерами и реликтовыми протоками; берега, особенно правобережные, становятся более крутыми, с преобладанием мела, известняка и песчаника. Река сужается до 330–1300 футов.

В нижнем течении преобладает почти 190 миль Цимлянского водохранилища, построенного в 1953 году. Водохранилище площадью около 1050 квадратных миль и максимальной шириной почти 25 миль имеет среднюю глубину около 30 футов.Наконец, нижняя часть Дона имеет ширину долины 12–19 миль, с огромной поймой и разветвленным речным руслом глубиной до 66 футов.

Ландшафт бассейна верхнего и среднего Дона характеризуется на правобережье волнистыми равнинами, изрезанными зубчатыми ущельями, а на левобережье — более гладким, запрудным рельефом Окско-Донской низменности. Ниже по реке преобладают обширные открытые ландшафты степей. Богатые черноземные почвы заполняют почти всю котловину, хотя на С. имеются участки серой лесной почвы, где леса занимают до 12% площади.

Гидрология

Многолетние колебания уровня воды Дона достигают около 40 футов в верхнем течении, 25 футов в среднем течении и 20 футов в нижнем течении. Самый высокий уровень приходится на весну, самый низкий – на осень и зиму. В устье Дона сильные ветры с моря вызывают подъемы уровня воды (нагоны). Средняя скорость стока в устье Дона составляет около 31 800 кубических футов (900 кубических метров) в секунду, но течение реки сильно меняется в течение года.Например, в городе Лиски (бывший Георгиу-Деж) в верхнем течении реки средний расход составляет около 8900 кубических футов в секунду, а расход колеблется от 1500 до примерно 395000 кубических футов в секунду. Существуют соответствующие изменения по мере увеличения годового стока вниз по течению. В городе Калач-на-Дону около 65 процентов годового стока приходится на апрель и май по сравнению с примерно 7 процентами в марте до начала таяния снега. Ниже Цимлянского водохранилища сток частично зарегулирован. На Николаевской, например, 34% годового объема приходится на весну, 33% на лето, 22% на осень и 11% на зиму.

Северная часть Дона начинает замерзать к середине ноября и освобождается ото льда к середине апреля. Нижнее течение Дона замерзает с конца ноября до конца марта в Калаче-на-Дону и с середины декабря до начала апреля в Ростове-на-Дону.

Климат

Климат бассейна умеренно континентальный, средние температуры января колеблются от 12° F до 18° F (от -11° C до -8° C), а показатели июля достигают от 66° F до 72° F (19° C). до 22°С).Годовое количество осадков уменьшается с 23 дюймов (584 мм) на севере до 14–15 дюймов на юге.

Хроника Куликовской битвы — История русской литературы

В категории ::: 14-15 век, 1 пол.

Летописный рассказ о Куликовской битве сохранился в двух вариантах: кратком и расширенном. Краткий летописный рассказ встречается в летописях, восходящих к кипрскому сборнику («Троицкая летопись»).Расширенный рассказ в самом раннем виде есть в Новгородской Четвертой и Софийской Первой летописях, т. е. он должен был быть в протографе этих летописей.

В кратком летописном рассказе, написанном, по-видимому, вскоре после события (во всяком случае, не позднее 1408 или 1409 года, даты составления Кипрской летописи), приводятся основные исторические факты о Куликовской битве. Чтобы отомстить московскому князю за поражение на реке Воже, Мамай с большим войском отправляется на Русь.Великий князь Дмитрий Московский выходит ему навстречу. На Дону идет кровопролитный бой, длящийся целый день. Русские побеждают. Мамай спасается бегством с небольшой группой мужчин. Перечислены имена погибших русских князей и полководцев. «Стоя на костях» князь Дмитрий отдает дань уважения русским воинам. Русские возвращаются домой с большой добычей. Мамай собирает остатки своего войска и готовится снова идти против великого князя Московского.Но хан Тохтамыш сам нападает на Мамая. Мамай побежден и убит, а Тохтамыш становится правителем Орды.

Куликовская битва 1380 года. Иллюминация из Иллюстрированной летописи. 16-ый век. Библиотека Академии наук, Ленинград

Вот краткий список событий в хронологическом порядке. Большая часть работы посвящена тому, что произошло после Куликовской битвы. Сама битва описана кратко в штампах военных сказок: «И помчались в схватку, и встретились две силы, и завязался долгий, беспощадный бой и жестокая резня.Правда, и в рассказе есть несколько подробностей. Например, в ней говорится, что русские преследовали врага «до реки Мечи и там поразили множество их и других… бросились в воду и утонули». Отношение автора к описываемому и его оценка этому выражаются в кратких эпитетах, описывающих русских и монголов, и в ссылках на Божью помощь русским. Мамай «безбожник, нечестивый и язычник», Дмитрий выходит на борьбу с врагом «за Святую Церковь, и за истинную христианскую веру, и за Русскую землю», «И помог Бог великому князю Дмитрию», враги суть « преследуемый гневом Господним» и т. д.

Расширенная история в несколько раз длиннее короткой. Он содержит текст краткого полностью с небольшими текстовыми изменениями в первой части и дословным воспроизведением второй, основной части. Расширенная история содержит некоторые новые исторические данные. В ней описывается сбор русского войска в Коломне, прибытие князей Андрея Полоцкого и князя Дмитрия Брянского, сыновей великого князя литовского Ольгерда, на помощь князю Московскому, послание, посланное великому князю на поле брани. от игумена Сергия, переправа русской армии через Дон.Есть более подробный отчет о битве. В нем говорится, что великий князь сражался во главе войска и что «все доспехи его были прорваны и разбиты, но на теле его не было ни одной раны». Есть также детали и имена, не упомянутые в кратком летописном рассказе. Однако увеличение объема текста обусловлено не столько включением дополнительных исторических сведений и более подробным изложением этих сведений, сколько причинами литературного характера.

Автор расширенного рассказа включает длинные риторические рассуждения об описываемых им событиях, опираясь для этой цели на религиозные тексты. Значительно усиливается роль Дмитрия Московского как защитника русского православия, резче и многословнее становится контраст между русским войском как христианским воинством и войском «нечестивых монголов», усиливаются отрицательные характеристики последнего. и расширен. Автор включает несколько молитв Дмитрия и более подробно и пространно описывает Божественную помощь русским. В краткой версии просто говорится, что Олег Рязанский был на стороне Мамая. В расширенной версии эта тема широко развита.Автор несколько раз возвращается к Олегу, подробно рассказывая о его отношениях с Мамаем и часто переходя на пространные выпады против рязанского князя. Он обличает Олега в его измене, угрожает ему расплатой и сравнивает его с Иудой и Святополком Окаянным.

До недавнего времени специалисты считали краткий рассказ сгущением расширенного. Марина Салмина, специально изучавшая этот вопрос, убедительно доказывает, что сначала был рассказ. 14 Она считает, что расширенный рассказ составлен для составления 1448 года, от которого берут начало Новгородская Четвертая и Софийская Первая летописи (подробнее об этой летописи см. ниже).

Почти все дополнительные исторические сведения расширенного рассказа в той или иной форме можно найти в «Сказании о Мамаевом побоище». Принято считать, что Повесть создана на основе расширенного рассказа, а значит, появилась позже летописного рассказа.Однако убедительных доказательств этому нет. И есть равные основания предполагать обратное, а именно, что расширенный рассказ был написан тогда, когда Сказка уже существовала, и находилась под ее влиянием. Вполне возможно также, что некоторое сходство в «Повести» и расширенном рассказе можно объяснить влиянием на различные произведения Куликовского цикла не дошедшего до нас «Слова о Мамаевом побоище», о существовании которого доказывает Алексей Шахматов. Этот вопрос остается нерешенным и требует дальнейшего изучения.

Боевые шрамы: Музей Куликово Поле в Туле, Россия Сергей Гнедовский

Музей «Куликово Поле», созданный прямо на поле боя, представляет собой столкновение высоких технологий и традиций

В четырех часах езды от Москвы — новый музей, посвященный битве, произошедшей более 600 лет назад. Наряду со Сталинградом (1943 г.) и Бородинской битвой (1812 г.) Куликовская битва стала переломным моментом в истории России.До Куликова Россия находилась под властью монголо-татар 140 лет, хотя потребовалось еще столетие, чтобы восстановить свою независимость. Тем не менее его значение было историческим не только для России, но и для Европы, подвергшейся нападению «Золотой Орды» монголо-татар, веками властных завоевателей и правителей Средней Азии. К концу 14 века их империя распространилась на современную Венгрию.

План музея Куликово поле

Битва произошла 21 сентября 1380 года между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча, на территории нынешней Тульской области России.Расположенный на территории, граничащей с несколькими княжествами и степью, контролируемой монголо-татарскими войсками, точное место встречи было определено благодаря тщательной работе палеоботаников, археологов и историков. От этой победы укрепилось Московское княжество, объединив Россию и усилив влияние Русской православной церкви. Преподобный Сергий Радонежский, благословивший Дмитрия Донского, средневекового князя Московского, перед Куликовской битвой, был подвижником и образцом духовности.Его влияние можно увидеть в поколениях монахов, основавших более 200 монастырей, от Калуги на юге до Соловецкого на севере, эффективно определивших характер русской архитектуры.

В конце XVII века в селе Монастырщино была построена деревянная церковь для обозначения братских могил русских воинов. В то время российский император Петр I руководил строительством канала, соединяющего реки Волгу и Дон. Он посетил поля Куликовской битвы и заложил основы для сохранения памятника и создания постоянно действующего музея.

Следующие друг за другом здания на поле Куликовской битвы отражают соответствующие эпохи. Первый, созданный Александром Брюлловым в 1848 году, выполнен в традициях русской церкви, смешанной с классическими элементами. В 1917 г. А. В. Щусев спроектировал храм во имя преподобного Сергия на Красной горе Куликова, вдохновленный более ранним монастырем-крепостью, построенным его учениками. В 1924 году Щусев спроектировал Мавзолей Ленина. Последнее здание музея, открывшееся в 2016 году на вновь открытом месте битвы, расширяет этот континуум и вступает в диалог с историческими предшественниками Куликова.

В 20-м веке это место пришло в упадок. Реставрационные работы над его памятниками и благоустройством начались лишь в 60-е годы, когда был открыт форпост Тульского краеведческого музея со скромными экспозициями куликовских археологических памятников. В 1980 году в отреставрированном Сергиевском храме отметили 600-летие. Этому предшествовала подготовленная специалистами Государственного Исторического музея и Тульского областного музея выставка произведений искусства, посвященных битве.

Расположенный к югу от Москвы, между городами Калуга и Тула, новейший музей «Куликово Поле» быстро стал популярной туристической достопримечательностью как место для посещения по пути на курорты на Черном море. Являясь частью природного заповедника вокруг поля боя, населенного историческими поселениями и достопримечательностями, музей был разработан Сергеем Гнедовским, руководителем Бюро архитектуры и культурной политики. «Здание и курган сложились как образ двух сталкивающихся сил на границе земли и неба», — говорит Гнедовский.«Он ломает горизонт».

Ссылаясь на дохристианскую языческую традицию, распространенную как у славян, так и у монголо-татар, курган представляет собой захоронение павших воинов с обеих сторон. Однако с точки зрения материальности и деталей архитектура музея исследует связь с христианством и домонгольской архитектурой. Стены врезаются в курган, образуя крест как символ веры и памяти, а их ступенчатые формы напоминают образы на русских иконах и фресках. Столкновение двух сил явно выражено как столкновение материалов и строительных технологий.Агрессивно-динамичные световые копья и стальная смотровая площадка противопоставляют спокойную безмятежность белокаменного амфитеатра и кирпича, вручную оштукатуренного известковой штукатуркой. Исторически российский климат определял характер архитектуры и строительства. Короткое лето и долгая холодная зима требовали, чтобы строители работали быстро, чтобы использовать тепло и дневной свет. Такие давления приводили к низкой аккуратности, шероховатости кладки и быстрой защите кирпича известковой штукатуркой, наносимой вручную или широкими кистями.

Климат России за 600 лет не сильно изменился, как и технологии строительства. До сих пор трудно работать с тевтонской точностью при -25°C. В этом смысле можно сказать, что видимая музейная грубость исполнения носит региональный характер. Удаленность от центров труда, ограниченный бюджет, сжатые сроки, тяжелые местные условия работы, особенно зимой, способствуют закреплению резонансной связи с местом и историей, выходящей за рамки концептуальных аллегорий.

Этот подход имеет много общего с «Критическим регионализмом» Кеннета Фрэмптона, формулирующим версию современности через местные материалы, места и традиции.И все же два фактора до сих пор мешают современной российской архитектуре: массовый импорт западных технологий, зачастую уже не востребованных в Европе, и отсутствие четко выраженных региональных особенностей. Воплощая низкотехнологичный подход, такие проекты, как музей на Куликовом Поле, сознательно не способствуют региональному возрождению.

Более интригующим примером является поселок художников и дизайнеров, связанных с архитектором и художником Александром Ермолаевым, в Ошевенске на крайнем севере России.Пытаясь сохранить традиционные деревянные дома в деревне XVII века, группа тактично реконструирует их, сохраняя дух места и объединяя художника и мастера.

Представления о месте также подчеркивают музей «Куликово Поле» и его связь с окружающим ландшафтом. Что касается места сражения, то, как местность использовалась комбатантами, особенно Дмитрием Донским на российской стороне, сыграло ключевую роль в определении исхода. Погруженная в складки земли, архитектура обретает мощное топографическое качество, превращаясь в выразительный локус культурной памяти.

Насыпь музея отмечает степень современной застройки сайта с центром для посетителей и подъездной дорогой. За ним — архаичное пространство поля битвы, отмеченное горизонтом между полем и небом. Маршруты обозначены копьями света, вонзенными в землю, кульминацией которых является край смотровой площадки, где посетитель сталкивается с воспоминаниями о конфликте и вечности стихий.

Несмотря на скромные размеры здания, переход между туристическими потребностями и созерцанием возвышенного осуществляется ловко.Благодаря тщательно спланированным маршрутам посетителей дается достаточно времени, чтобы расслабиться от шума современного мира и погрузиться в не менее интенсивный «белый шум» истории. Переход музея в ландшафт обозначен ребристой брусчаткой вдоль оси главного входа, ориентированной на запад. Монументальные камни отмечают амфитеатр музея, вкопанный в землю. «Шкала камней сознательно геркулесова, — говорит Сергей Гнедовский, — чтобы передать ощущение связи с землей и историей героических воинов.Дважды в день колокола знаменуют начало и конец битвы, которая длилась около трех часов.

В начале проекта высота насыпи и ориентация главной оси музея были определены с помощью строительного подъемника. Это дало директору музея и архитектору представление о том, как посетители будут воспринимать пейзаж и виды. Высота примерно соответствует высоте близлежащего Красного холма, с которого вождь монголо-татар хан Мамай наблюдал за ходом сражения.

В центре музея — глубинные потрясения древней войны, сформировавшей русскую национальную идентичность. Спустя более шести веков он отмечен продуманным слиянием архитектуры и ландшафта, наполненным историей, памятью и интенсивностью места.

Битва на Ворскле

 

В этом году Полтавская область, вся Украина и остальная часть заинтересованного международного сообщества народов отмечают два знаменательных юбилея: 200-летие со дня рождения гениального украинского писателя Николая Гоголя и 300-летие Полтавской битвы, которая имела огромное значение по ходу европейской истории.Многое сделано и делается в Украине в целом и Полтавской области в частности, чтобы достойно отметить эти даты. Однако было бы грустно, если бы эти знаменательные даты полностью затмили еще одну.

12 августа 2009 года исполнится 610 лет битве на Ворскле, одной из крупнейших в средневековье, о которой мимолетно упоминается в большинстве исторических изданий (особенно при советской власти). Об этом событии можно найти пару строк об этом событии в двухтомном курсе лекций История Украины ( История Украины , Киев, Лыбедь, 1991 г.), которые гласили: «Витовт стремился выдавить татар из Причерноморья, но потерпел поражение в сражении с татарским войском на реке Ворскле 2 августа.12, 1399.»

Академик Б.А. Рыбаков в своем учебнике истории для вузов История СССР с древнейших времен до конца XVIII т. ( История СССР с древнейших времен до XVIII века , М., 1983) по этому поводу говорит следующее: «В 1399 г. князь литовский Витовт в бою на реке Ворскле» (с. 145).

Не менее кратко об этом событии рассказывают прогрессивные украинские историки, такие как Н. Полонская-Василенко, И. Крипякевич, Д. Дорошенко и др.Так же мало ей уделяется внимания в учебнике История Украины (История Украины , Киев, Альтернатива, 1997). Даже в 3-томной «Истории Украины » Владимира Литвина (Киев, Альтернатива, 2003) есть один абзац, посвященный событиям 1399 года. М. Котляр, С. Кульчицкий, Киев, 1993) не упоминает об этой битве в тексте, даже в синхронизированной таблице.В другом таком источнике под редакцией Р.Д. Ляха (Донецк, 2004 г.) говорится: «Украинско-литовская армия потерпела сокрушительное поражение от рук 100-тысячной армии хана Темура». При чем здесь Темур?

В 1999 году 600-летие битвы на Ворскле прошло практически незамеченным, за исключением нескольких статей в местных газетах.

Мы знаем о 300 сотнях спартанцев и Фермопилском сражении в 480 г. до н.э., Александре Невском и его победе в Ледовом побоище (а.к.а. Битва на Чудском озере), Куликовская битва, затем Полтавская битва 1709 года и многие другие известные сражения. Почему мы так мало знаем о битве на Ворскле в 1399 году, если учесть, что это была битва союзных войск во главе с Витовтом против Золотой Орды на Полтавщине? Почему наша память так ущербна? Цитируя риторический вопрос, заданный известным писателем и политиком в одном из его выступлений на радио: «Как мы, как нация, можем быть такими?» Действительно, почему этому периоду нашей истории уделяется так мало внимания? Почему нет систематических археологических исследований? Почему мы не знаем точного места этой битвы? Историки расходятся во мнениях по этому вопросу.

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА БИТВЫ

Эта битва произошла через 150 лет после нашествия Золотой Орды и катастрофического нашествия хана Батыя на Киевскую Русь, через 19 дней после Куликовской битвы и за 11 лет до Грюнвальдской битвы. С таким же успехом могу отметить, что по своим масштабам битва 1399 г. соответствовала Куликовской битве (некоторые исследователи считают, что в 1399 г. участвовало больше мужчин) и что она была в три раза больше, чем Грюнвальдская битва 1410 г. польский историк Стефан М.Кучиски.

Другими словами, в 1399 году на Ворскле с каждой стороны было не менее 100 000 человек. Для сравнения, во время Полтавской битвы армия Петра I насчитывала 40 000 человек, около 8 000 казаков под командованием Скоропадского, около 30 000 калмыцкой конницы, а Армия Карла XII насчитывала около 28 000 человек, среди которых фактически было около 17 000 боеспособных шведских солдат.

Чтобы лучше представить себе роль и место этой битвы в нашей истории, предлагаю вернуться на несколько десятилетий назад с этой даты. После ордынского нашествия в 1238–1240 гг. и последующего разорения Древняя Русь перестала существовать; его территория находилась под контролем агрессора. Долгое время большая часть территории Руси приходила в упадок, и население было вынуждено платить дань ордынским ханам. Спустя более 100 лет южная часть Руси вырвалась из-под ордынского ига только для того, чтобы оказаться под властью Литовской династии.

Присоединение юго-западных территорий Руси оказалось сложным процессом, учитывая наличие длительных и устойчивых мирных контактов, основанных на общих экономических и политических интересах, браков и союзов между отдельными княжескими домами Руси, а также сложившуюся практику обращения литовских династий в восточно-православную веру.Конечно, были и вооруженные конфликты, чего и следовало ожидать от периода феодальных войн между князьями и постепенного преодоления феодальной раздробленности.

Продвижение Литовского княжества на южные территории Руси могло быть согласовано с Золотой Ордой. Если это так, то их аннексия произошла на договорных условиях, создав тем самым своего рода кондоминиум между Ордой и Литвой, утверждая свою власть над этими княжескими землями.

Советские историки в основном сосредоточились на процессе эволюции Московии, говоря о XIV веке, и «забыли» упомянуть, что Гедиминас, и особенно его наследники на престоле Великого княжества Литовского, приобретали преимущественно русский характер.Фактически Великое княжество Литовское по существу осуществляло программу, направленную на восстановление первоначальной целостности Киевской Руси. Фактически Великое княжество взяло курс на объединение земель Руси. Эту политику с заметной настойчивостью и последовательностью проводил великий князь Ольгерд (1345–77).

г. Присоединив территории юго-западной и восточной Руси, Великое княжество Литовское превратилось в крупное феодальное государство с преимущественно русинским населением. Какое-то время оно было больше Великого княжества Владимира.Территории Руси с их высшей культурой и законами оказали большое влияние на политическую и общественную жизнь княжества. Русинский язык был официальным языком, используемым в официальных документах и ​​​​законах, основанных на кодексе Русской правды (Русской правды).

О. Ефименко, известная женщина-историк в добольшевистской России, писала: «Альгирдас был тем, кто сделал русский элемент преобладающим в Литовском государстве… В этом государстве его первоначальный, опорный литовский элемент был почти утрачен в Руси». народный элемент даже по размерам и территории, не говоря уже о культуре: более девяти десятых территории было заселено русинами.»

 

ОПАСНЫЙ ВРАГ

Золотая Орда окрепла при хане Едигу, а в 1390-х годах все более активно противодействовала консолидации юго-западной и западной Руси и пыталась ослабить княжество. Великий князь Витовт хотел ослабить влияние Золотой Орды, не заключая союза с Московией, чтобы в конечном итоге стать единоличным правителем Восточной Европы.

В 1397 и 1398 годах совершил успешные военные походы по Дону и Днепру. Его войско захватило несколько тысяч ордынцев и большое количество скота, а также разорило ряд населенных пунктов, вынудив основную массу ордынских войск отступить в Крым и на Кубань. Успеху Витовта способствовала вражда между военачальниками Орды, в первую очередь между ханом Тохтамышем и эмиром Эдигу как ведущими соперниками.

В 1395 году войска грозного среднеазиатского правителя Тимура (он же Тамерлан) нанесли сокрушительный удар войскам Тохтамыша в битве на реке Тереке.Тохтамыш бежал в Великое княжество Литовское, и Витовт разрешил ему и его семье поселиться в Киеве, так как хотел использовать Тохтамыша в осуществлении своих политических планов. Витовт стремился объединить все земли Руси под своим правлением, поэтому искал союзников против московского князя и ставленников Тимура, ордынских ханов Темура Кутлуга и Эдигу. По свидетельству летописца, Витовт и Тохтамыш «договаривались между собою, что Тохтамыш будет править Ордой, Сараем [Берке], Булгарами, Астраханью, Азовом и Яицкой [рекой Урал] Ордой, а Витовт будет править Москвой, Великим княжеством Новгорода и Пскова», т. э., получая контроль над всей Русью. Витовт отказался подчиниться требованию Едигу выдать ему своего врага Тохтамыша и начал готовить свои войска к новому походу на Золотую Орду.

В 1398 году Тохтамыш и Витовт заключили военный союз против своих внутренних и внешних соперников. Тохтамыш взялся помочь Витовту завоевать Московию и остальные юго-восточные территории Руси. Великий князь Витовт также получил от хана Тохтамыша полномочия на присоединение украинских и белорусских земель.Это был особенно важный факт в отношениях между Великим княжеством Литовским и Ордой, однако действия Тохтамыша не следует рассматривать как отказ от традиционной ордынской тактики разжигания огня вражды между княжествами Руси при сохранении некоего баланса, чтобы держать захваченные земли под контролем. Скорее всего, это был ad hoc компромисс между правителем Великого княжества Литовского и Руси и претендентом на ордынский престол.Так что ни Тохтамыш, ни фактический правитель Орды Эдигу не изменили своей политики в отношении русских, белорусских и украинских земель.

Витовт начал свой решающий поход против Золотой Орды летом 1399 года после длительных приготовлений. Летописцы сходятся во мнении, что было собрано огромное войско, включавшее литовские полки, татарские отряды под командованием Тохтамыша, около 500 крестоносцев, 400 человек из Польши и отряд правителя Валахии.

Однако основную часть этой армии составляло ополчение, составленное из солдат и офицеров из украинских, белорусских и русских земель, под командованием князя Киевского Бориса, князей Волынских, князя Андрея Альгирдайтиса Полоцкого, брата его князя Дмитрия Брянский, князь Глеб Смоленский и др.Летописцы упоминают о присутствии в войсках под командованием Витовта пятидесяти русских князей, в том числе воеводы Дмитрия Донского Дмитрия Боброк-Волынского и братьев Андрея и Дмитрия Альгирдайтисов (известных также как Андрей Полоцкий и Деметрий I Старший — Ред.).

Историки также отмечают несовпадение целей Витовта и Дмитрия Донского. В то время как московский князь противостоял силам Мамая, чтобы предотвратить вторжение на Русь, Витовт напал на Золотую Орду, чтобы свергнуть Тимура и сделать Тохтамыша ее единоличным правителем. С одной стороны, это событие продемонстрировало сдвиг в расстановке сил между Ордой и землями Руси, ознаменовав снижение контроля Орды над Русью, а также падение ее имиджа на восточноевропейской арене. С другой стороны, наступательные действия во имя Тохтамыша или, главным образом, в его пользу, не могли сравниться с вдохновляющими патриотическими целями, которые подстегивали московские войска. Проигрыш в Куликовской битве нанес бы непоправимый ущерб или, возможно, гибель северо-восточным территориям Руси.Войска под командованием Витовта были разнородны, не объединены общей целью и не обучены действовать сообща. Им противостояла армия Золотой Орды, еще ничего не потерявшая в боевом потенциале и боеспособности.

Тем временем в стане врага также шли масштабные приготовления. Более чем за год было собрано огромное ордынское войско, которое медленно, но верно продвигало свои части к границам Великого княжества Литовского. В эту армию входили также люди, присланные всеми вассальными князьями Восточной Руси. В этот момент Эдигу отправил в Вильнюс послов, чтобы еще раз предложить Витовту сдать Тохтамыш. Ответ Витовта был решительным: «Князя Тохтамыша я не выдам, а также хочу лично встретиться с ханом Темуром Кутлугом».

Весной 1399 года в южных степях нынешней Левобережной Украины развернулось большое ордынское войско. По некоторым оценкам, которые даже не являются исчерпывающими, его размер составляет 100 000 человек.

Той же весной Витовт посетил Киев, который принимал полки из разных княжеств.В начале июля армия Витовта оставила Киев и направилась на юг, следуя по левому берегу Днепра. После своих военных походов на Орду в 1397 и 1398 годах Витовт разрешил поселиться в своих землях нескольким тысячам татар, в том числе особому полку под командованием Тохтамыша. Русские и литовские летописи не указывают, сколько человек было под командованием Витовта, но учитывая тот факт, что Дмитрий Донской мог мобилизовать 100 000 человек на сравнительно меньшей территории, Витовт, как правитель Великого княжества Литовского, мог собрать значительно большую армию, которая по численности соответствовала бы силам Орды.

В конце июля армия Витовта вышла к низовьям реки Ворсклы и остановилась на ее правом берегу. Вскоре на противоположном берегу появятся ордынцы.

 

«ОТПРАВИТЬ МНЕ»

Битве на Ворскле предшествовали переговоры между воюющими сторонами. Согласно Никоновской летописи, Темур Кутлуг испугался силы войска под командованием Витовта и послал послов, которые передали это сообщение: «Почему вы против меня с оружием в руках? Я не взял ни одной из ваших земель, городов или деревни.На это Витовт ответил: «Наш Господь Бог отдал все эти земли под мою власть. Подчинись и мне, и ты будешь мне сыном, а я буду твоим отцом; ты будешь платить мне все пошлины каждый год».

Учитывая, что этот диалог все-таки состоялся, Темур Кутлуг, должно быть, был ошеломлен сообщением Витовта: никто еще не использовал такой язык и не демонстрировал такой уверенности в своих силах против одного хана Орды. Как бы то ни было, Темур Кутлуг затянул переговоры, ожидая вмешательства Эдигу.

Тем временем Витовт озвучил еще более оскорбительные для Орды требования. Он хотел, чтобы на каждой монете, отчеканенной Ордой, было четкое клеймо литовского князя. Темуру Кутлугу не хватило смелости бросить вызов Витовту на поле боя, поэтому он сделал вид, что отвечает всем требованиям Витовта. Но тут пришел Эдигу, приведя с собой несколько тысяч ордынцев. Он уговорил Темура Кутлуга изменить свое отношение, а затем принял командование войсками Золотой Орды.

Согласно Никоновской летописи, он решительно отверг оскорбительные требования Витовта и выступил с такими же унизительными: «Ты взял нашего хана в сыновья; это было твое право, потому что ты стар, а он молод, а я ты старший, так что ты должен быть моим сыном, платить все дани каждое лето и иметь мое клеймо на каждой литовской монете.»

Конечно, это был вызов, на который можно было ответить только кровопролитием. Затем последовало крупное средневековое сражение на реке Ворскле, состоявшееся 12 августа 1399 года, в ходе которого Витовт и его союзники потерпели сокрушительное поражение.

полка Витовта первыми атаковали войска Едигу. Витовт использовал артиллерию, пищали и арбалеты. Первую атаку его полков можно было признать успешной. Конница Эдигу была вынуждена отступить. Однако этот успех оказался иллюзорным.Орда, верная своей тактике, заманила противника в преследование своих войск притворным отступлением. Летописцы по свидетельствам очевидцев описывали первоначальное наступление Витовта как успешное, но, скорее всего, это было обманчивое отступление Эдигу, поскольку очень скоро появились кавалерийские части Темура Кутлуга, окружившие войска Витовта с флангов и с тыла.

За этим последовало сокрушительное поражение литовской армии. Тохтамыш первым бежал с поля боя и в ходе своего отступления нанес большой ущерб Литовскому княжеству и населению.Люди Витовта «с доблестью сражались с язычниками», писал летописец, но войско великого князя было разбито: «Тогда татары захватили повозки с коваными колесами, стальными шлемами, пушками, пищалями, самострелами и многими другими ценными вещами, включая золотые и серебряные сосуды». Витовту и Тохтамышу удалось бежать с горсткой людей, а тысячи офицеров и солдат литовского князя погибли на берегу реки Ворсклы и в конце концов были погребены в огромных братских и индивидуальных могилах.Среди жертв Ворсклской битвы были герои Куликовской битвы Андрей Полоцкий и Димитрий I Старший и воевода Дмитрия Донского Дмитрий Боброк-Волынский. Летописцы расходятся в точной цифре, говоря о 20-50 литовских и русских князьях. В Никоновской летописи упоминается 74 (вероятнее всего, включая польских, валашских и других князей).

 

ПОСЛЕДСТВИЯ

Преследуя остатки армии Витовта, Орда разграбила Украину.Его части дошли до южной Волыни. Украинское население поднялось с оружием в руках на защиту своей земли, поэтому враг так и не завоевал Каменец-Подольский, Кременец, Луцк и ряд других городов. Основная часть ордынского войска под командованием тяжелораненого Темура Кутлуга вышла перед Киевом. Они захватили нижний район города, Подол, и сравняли его с землей. Однако киевляне и окрестные села оказались внутри Киевской крепости и Печерского монастыря и эффективно отражали атаки татар.

Не сумев захватить Киев, противник отступил, получив от его жителей «3000 золотых». Летописец писал: «И тогда [татарский] правитель Темур Кутлуг ушел из Киева, собрав выкупа в 3000 литовских серебряных рублей, и пошел завоевывать литовские земли, дойдя до Великих Лук (ныне в России — Ред.) .»

До поздней осени Орда продолжала грабить города и села Поднепровья, Подолья, Брацлавщины и Волыни. Дойдя до Луцка, ордынские войска повернули в сторону Причерноморья и Прикаспийской степи.

С.М. Соловьев, известный русский историк, писал в своей История государства Российского ( История государства Российского ), что он был доволен поражением армии Витовта от Золотой Орды, но для населения Левобережной Украины это было катастрофа того времени, аналогичная той, что произошла, когда Киевская Русь была захвачена ханом Батыем.

Размах битвы на Ворскле, в которой погибло столько добрых людей Литвы и Руси, напоминает битву на реке Калке 1223 года, когда погибло столько воинов Руси. Эта аналогия кажется уместной, поскольку в обоих случаях татары не угрожали южной Руси напрямую. В битве на Калке русские князья сражались на стороне кыпчакского хана Котена, а в битве на Ворскле войска под командованием Витовта защищали золотоордынского хана-диссидента Тохтамыша.

Проигрыш в битве на Ворскле был для Витовта более чем военным поражением. Известный польский историк Людвик Коланковский писал, что «мечты Ягайлы и Витовта о том, чтобы объединить всю Русь, всю Восточную Европу в рамках Литовского государства, утонули в реках крови.»

 

ПОЛЕ БИТВЫ

Спустя столетия после битвы на Ворскле 1399 года историки до сих пор расходятся во мнениях относительно того, где именно произошла эта битва. Историки из того, что при Советах стало Полтавской областью, в том числе Л.В. Падалка, считают, что это сражение произошло ниже по реке Ворскле, в районе нынешних сел Кишенки и Орлик Кобеляковского района, также близ так называемого Китайгорода, за рекой Ворсклой, по дороге на Царычанку, близ р. Красногорский овраг, где якобы было уничтожено войско Витовта.

Современный полтавский историк В.Н. Жук, однако, считает, что это был путь, которым следовали войска Тохтамыша, потерпевшие сокрушительное поражение от своих собратьев-татар возле его стоянки. Жук также предполагает, что эти далекие исторические события отражены в топониме Тахтаулово, селе, расположенном на территории нынешней Полтавской области, и что оно на самом деле означает «село Тохтамыш».

Эта версия, однако, вызывает большие сомнения: такие сложные топонимы вряд ли могли существовать в XIV–XV вв., так как они начали употребляться в XX в., при советской власти (т.г., колхоз, райком, комсомол, Днепрогэс и др.). У наших предков не было такой практики. Далее предполагается, что Побыванка, деревня, расположенная у оврага, обязана своим названием месту Ворсклской битвы 1399 года. Известный шведский историк Густав Адлерфельт писал, что Полтавская битва 1709 года произошла именно там, где армия Витовта потерпела поражение. Ущелье и деревня Побыванка находятся рядом с местом Полтавской битвы.

Жук считает, что именно здесь, недалеко от переправы через ручей, использовавшейся в 1709 году печенегами, половцами, а затем крымскими татарами и войсками Петра I, произошел первый раунд Ворсклской битвы.После того как Витовт получил сокрушительный удар, его союзник Тохтамыш бежал. Часть армии Витовта могла отступить и рассчитывать на огневую поддержку своих крепостей вверх по Ворскле. Фактически, большая часть оставшихся сил Витовта была развернута в Великих Будищах, Опишне и Бельске. Одна только Бильская крепость могла вместить за своими высокими валами до 50 000 кавалеристов.

Жук пишет: «Великая битва между войсками Витовта и полчищами Темура Кутлуга и Едигу произошла на поле близ древнего города-крепости Опишня, за рекой Ворсклой и бывшей тогда естественной границей между [Великими Княжество] Литва и [Киевская] Русь.»

Об этом трагическом событии напоминают и другие топонимы: село Лихачевка Котельвинского района и близлежащий курган Витова могила. Последний мог быть упрощенным народным эквивалентом Кургана Витовта. Жук предполагает, что в этом кургане покоятся останки большого количества солдат и офицеров под командованием Витовта и его союзников, а остатки литовской армии были уничтожены у стен и внутри Бельской крепости.

Действительно, в оврагах Скоробир, Осняги, Саранчового Поле, в окрестностях Бельского городища имеются многочисленные скифские курганы.Доктор Б.А. Шрамко, к.т.н. в археологии считает, что это скифское поселение, а именно легендарный город Гелонус (Гелонус), где до конца XVIII века существовали огромные курганы и где посетители находили человеческие кости, черепа и то, что осталось от древнего оружия.

К сожалению, селитровое дело, процветавшее на территории нынешней Полтавской области в течение трех столетий, использовало в основном землю, которая была в курганах, валах и могильниках, тем самым уничтожив большую часть исторических памятников.Тем не менее, до начала ХХ века в районе оврага Скоробир, у села Голубово, находилось большое количество древних могил, занимавших площадь более 50 га. Это побудило историка Л.В. Падалко предположить, что именно здесь войска Витовта потерпели окончательное поражение.

Предположение Жука о месте Ворсклской битвы 1399 года трудно доказать или опровергнуть, поскольку, к сожалению, целенаправленных археологических исследований не проводилось.Другими словами, у нас нет надежных данных, чтобы сказать да или нет. Что касается Витовой могилы, то есть источники, которые говорят, что этот курган датируется 6-5 веком до нашей эры. Его высота 4,3 метра, диаметр 60 метров, прямоугольная форма. Первоначально он имел деревянную кровлю высотой 2,8–4,9 м и примыкает к богатейшим захоронениям с остатками знати скифо-пахотного лесостепного периода в этом районе.

Этот курган изучался И.А. Заретрского в 1888 г., а находок, относящихся к битве 1399 г., не произведено.

Предположение о том, что великая битва, или ее второй тур, между войсками Витовта и Ордой произошла под Опишней за рекой Ворсклой, сомнительна, прежде всего, с точки зрения географии. Дело в том, что овраг и деревня Побыванка (якобы место первого раунда боя) находятся на правом берегу Ворсклы. Иными словами, во время боя под Опишней обоим противникам пришлось бы форсировать реку, чтобы выйти на ее левый берег и пройти около 40 километров.Что-то легче сказать, чем сделать, особенно для Витовта и его армии, когда им приходится отступать с большим количеством телег, лошадей и вспомогательного персонала.

Жук заслуживает похвалы за то, что привлекла внимание общественности к этому историческому событию, хотя ее исследование выдает некоторые мелкие оплошности. Полтавский журналист В.И. Посухов выступил с резонным предложением: «12 августа, в день 600-летия этой битвы, собраться у Витовой могилы для обмена знаниями, взглядами, творческими достижениями и, по старинным обрядам, устроить поминки, воздав почести всех, кто погиб в бою.»

полтавчан интересуются тем, что их территория дважды была эпицентром событий, оказавших заметное влияние на европейскую историю; что эта земля видела сражения, исход которых повлияет на воюющие страны и народы. Говорят, что в историческом анализе не должно быть условного наклонения, но до сих пор будоражит воображение мысль: наша победа хотя бы в одном из этих сражений изменила бы геополитическую карту Европы.

Эти исторические события сделали Полтаву, реку Ворсклу и ряд городов и сел (таких как Побыванка, Великие Будища, Зеньков, Гадяч, Опишня, Старые Санжары, Переволочная) известными далеко за пределами Украины.

Грандиозная битва на Ворскле в 1399 году стала событием, которое историки должны дополнительно изучить, чтобы установить историческую правду и выяснить местонахождение поля битвы, чтобы мы могли воздать должное нашим бесстрашным предкам.

 

 

Автор Олег Кошлатый, доцент Полтавского национального технического университета имени Юрия Кондратюка

«День», №21, вторник, 21 2009

http://www.day.kiev.ua/277210

 

© 1997-2011, Акционерное общество «Украинская пресс-группа». Все права защищены.

 

Куликовская битва – Под звуки орудий

Россия была в смятении в течение 14-го века. Монгольские орды годами контролировали Западную Россию в период так называемого «монгольского ига», но его закат разорвал нацию на мелкие королевства и герцогства. Киевская Русь уже много лет как мертва, что вызвало много проблем в России, поскольку они потеряли свои основные территории. К 1380 году вновь образованное Великое княжество Московское было готово нанести удар.Великий князь Московский Дмитрий Иванович Донской решил, что более слабые татаро-монголы будут достаточно уязвимы для нападения, чтобы изгнать их из своей страны. Мамай, нынешний хан монголов, стремился подтвердить свое положение в России и устранить московскую угрозу. Сцена была подготовлена ​​для самого важного средневекового сражения России.

Дмитрий и его штаб после битвы

г. Дмитрий объединился с коалицией более мелких русских княжеств, чтобы сформировать большую армию для изгнания татаро-монголов. Маршируя под флагом русского православия, коалиция из 60 000 человек двинулась к реке Дон недалеко от современной Тулы. Орда Мамая насчитывала 150 000 человек, включая генуэзских арбалетчиков. Генуэзцы были самыми грозными наемниками в средние века наряду со швейцарцами. На бумаге умелые всадники и смертоносные арбалетчики занимали все позиции силы на открытой равнине.

8 сентября русские войска заняли позиции в водоразделе Дона. Войска Дмитрия выстроились в три линии.Самый большой полк расположился посередине с двумя полками по бокам. Впереди стоял авангард и передовой полк. За основной линией русских стоял Дмитрий и другие полководцы. Русские войска также были размещены в близлежащих лесах, чтобы устроить засаду силам противника. Татаро-монголы Мамая выстроились вокруг своих генуэзских наемников в две основные линии. В 11 утра монголы атаковали и оттеснили наступавшие русские войска. Русские выстроились в линию обороны и встретили натиск монгольских всадников.Войска Дмитрия были обойдены и окружены монголами. В крайней опасности Дмитрий вызвал из леса свои войска, чтобы устроить засаду всадникам. Москвичи быстро сплотились, чтобы разгромить бегущего с поля боя врага.

Битва на Куликовом поле

Битва официально не изгнала монголов с Руси, но битва была чрезвычайно важной в истории России. Позднее Мамай был убит в Крыму. Куликовская битва позволила осуществить расширение Москвы для сброса монгольского ига.100 лет русских нападений позже отбросили татаро-монголов в битве на реке Угре в 1480 году. Россия была открыта для экспансии и вскоре станет одной из самых важных мировых держав.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

Лучшее в наследии

AVICOM [email protected] Интерактивная выставочная инсталляция Золото 2017

 

 

Куликовская битва 1380 года была одним из величайших сражений Средневековья, и задача ее представления в качестве музейного экспоната потребовала помощи различных научных дисциплин.

Верхний уровень музея отображает историю битвы; нижний уровень посвящен исследованиям, проводимым историками, археологами, специалистами по оружию, географами, палеобиологами и другими. Модель находится внутри стеклянной пирамиды в центре атриума, ее площадь составляет более девяти квадратных метров. Он содержит 2048 фигур средневековых воинов. Годы беспрецедентных научных исследований позволили нам создать высокотехнологичную интерактивную модель со сложным сочетанием технических и художественных особенностей.Многое из того, что вы видите в модели, уникально. Впервые мы можем представить ландшафт Куликова XIV века на основе палеогеографических исследований. С помощью специальных световых проекций мы можем показать баланс между различными родами войск, их вооружением, их тактическими и коммуникационными системами.

 

Интерактивные функции, встроенные в модель, выделяют 15 отдельных героев-воинов и позволяют посетителю наблюдать за их судьбой на поле боя. Высокотехнологичная, крупная модель Куликовской битвы – это не статичная вещь, навсегда спрятанная под стеклянным гранем пирамиды. Научные исследования, которые помогли нам создать модель, продолжаются по сей день и с каждым годом приносят нам новые идеи…

Украинская неделя

Россия не исключение.Когда-то в Залесье земля, удобренная Киевской Русью, была засеяна Ордой семенем империи. Из него выросла Московия, которая тогда называлась Великим княжеством Владимирским и была административной территорией Золотой Орды в составе великой Монгольской империи. И когда возникла мечта об империи, не имело большого значения, была ли она из Чингисхана или из Византии. Чтобы стать империей, мифы о ее непобедимости были крайне необходимы.

От головорезов к правителям — путь империи

Первый герой Российской империи Александр Невский был выкован и фигурирован для имперских целей. От предателя до святого, от убийцы до героя, от татарской двойки до вожака — таков был грандиозный образ Сарайского бича и псовых рыцарей, знакомых всем по пропагандистскому фильму Сергея Эйзенштейна в советское время. Такому титану, естественно, нужны были большие победы. Так бандитская засада шведских купцов, решивших нелегально торговать с Ижорой или Ингерманландией, областью, подчиненной Новгороду, превратилась в славную Невскую битву в имперской историографии, а мелкая стычка с ливонцами на Чудском озере превратилась в грандиозное «Ледовое побоище», а ослабевший Ливонский орден в смертельную угрозу всем русским землям.

Следующим столпом империи стал Дмитрий Донской. Подход был тот же: верный слуга хана вдруг становится гордым, самодержавным правителем. Донскому тоже нужны были какие-то громкие победы, поэтому о Куликовской битве заговорили исторические источники. Ход боя был пережат из «Ледового побоища»: противник атакует и заходит глубоко, но тут ему во фланг бьет подобранный взвод. Тот факт, что на Куликовом поле никогда не было найдено следов битвы, никогда не мешал тому, чтобы Куликовская битва стала «триумфом московского оружия».Русский историк XIX -го -го века Сергей Соловьев даже сравнивал ее с битвами на Каталаунских равнинах в 451 году нашей эры и Пуатье в 732 году нашей эры. Если действительно была такая эпическая битва, то Донской участвовал в ней просто как верный вассал законного хана Тохтамыша против узурпатора, хана Мамая. Всего через два года, в 1382 году, тот же Тохтамыш опустошил Москву: Донской бросил столицу и бежал в Кострому. Однако это не нанесло ущерба ни мифу о Куликовом поле, ни образу этого князька, победившего татарское иго.

СООТВЕТСТВУЮЩАЯ СТАТЬЯ: Почему Россия так настойчиво нападает на Украину

Следующим эпическим событием было Великое Стояние на реке Угре в 1490 году, которое также называют «великим торжеством» и «концом монголо-татарского ига». В действительности настоящее иго прекратило свое существование еще в 1327 году, после Тверского восстания: дань собирали уже не монгольские баскаки или даругачи , а великий князь владимирский. На Угре Иван III лишь превосходил хана Ахмата, вождя Большой Орды, окровавленного осколка Золотой Орды, от которой уже откололись Казань, Крым, Астрахань и ногайцы.Ведь на следующий год те же ногайцы убили Ахмата. Что интересно, через 22 года после победы на Угре Иван III вновь объявил себя вассалом хана Большой Орды. В Великой Орде творили даже не москвичи, а крымские татары, унаследовавшие Золотую Орду и которым Москва платила дань до начала 18 -го -го века.

Строительство на костях слабых врагов

Ливонские войны 1558-1583 гг. были следующим крупным московским «триумфом».Одним из самых раскрученных московских правителей был Иван Грозный, известный по-английски как «Грозный» и герой еще одного фильма Эйзенштейна. Он предпринял первое в русской истории крупномасштабное вторжение в Европу. Поначалу дела шли хорошо, и Ливонский орден был легко разгромлен, поскольку силы и ресурсы Московии превосходили ливонцев в несколько раз. Даже во времена Невского ливонцы не были сильны, и когда они были разбиты литовцами и поляками в Вилкомире (ныне Укмерге) в 1435 году, орден пришел в полный упадок. К сожалению, теперь русскому вождю предстояло столкнуться с поляками, литовцами и шведами — катастрофа, принесшая такое опустошение, какого Московия не видела со времен нашествия монголов. Значительная территория была потеряна, и династия Рюриковичей вскоре ушла в историю. Между тем русская историография представляет ливонские войны как военную ничью, как будто храбрые русские сначала уничтожили проклятых ливонских немцев, а затем помешали полякам, литовцам и шведам захватить Великую Россию.

СТАТЬЯ ПО ТЕМЕ: Аннексия Крыма со 2 декабря 2013 г. по 4 апреля 2014 г.

В 1612 году Московия записала на свой счет еще одну «великую победу», когда заставила сдаться польский гарнизон в Кремле. Конечно, сами москвичи пригласили поляков в Кремль, когда избрали польского короля Владислава своим правителем. Каким образом единственный иностранный гарнизон в столице неприятельской страны мог оказать серьезное сопротивление, непонятно, но руководители «борьбы с польским нашествием» Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский славятся этим. день у памятника на Красной площади.

Стремление к Европе

Наконец, был поразительный военный успех русско-польской войны 1654-1667 годов, когда Московия вместе с Украинской Гетманщиной, шведами, Зибенбюргеном (историческая Трансильвания) и Бранденбургом разрушили Польшу. Именно с присоединением Гетманщины Московия заползла в угол Европы и стала все больше позиционировать себя как европейскую страну, в том числе за счет военно-политических союзов.

Первый такой союз был антипольским во время Всемирного потопа, затем последовал антишведский во время Северной войны, завершившейся очередным «славным триумфом». Несмотря на огромное преимущество в силах и средствах, Москва терзалась шведами более двух десятков лет, сумев полностью проиграть сражения там, где имела аж пятикратный перевес — под Нарвой в 1700 г. голодающие, измученные шведские и казачьи силы, которые были вдвое меньше, и у которых не хватало как артиллерии, так и боеприпасов.

Семилетняя война 1756-1763 годов принесла очередной имперский триумф. Вступив в войну на стороне Австрии и Франции против крошечной Пруссии, русские несколько лет отбивались от весьма настойчивого Фридриха Великого. В Гросс-Егерсдорфе в 1757 году они не смогли победить, несмотря на двукратное численное превосходство. В Цорндорфе в 1758 году преимущество в размере 50% также не принесло победы. Наконец, при Кунерсдорфе в 1759 году русские одержали победу, хотя и пиррову, так как потеряли гораздо больше людей, чем побежденный враг.Короче говоря, Россия вела очень дорогостоящую войну за австрийские интересы, не получив при этом никакой существенной выгоды. В чем русская победа? Настоящими победителями Семилетней войны стали Англия, решительно отнявшая у Франции статус высшей державы мира, и Пруссия, сохранившая за собой право на Силезию.

Пушечное мясо во славу других

Эта тенденция вести борьбу за чужие интересы, как если бы она была вассалом, а не империей, все более и более проявлялась в русской истории к середине 18 -го -го века, когда на российский престол пришли голштино-готтропские немцы. Русские постепенно превратились в европейское пушечное мясо, сражаясь в Семилетней войне за Австрию, в наполеоновских войнах за Австрию и Англию, в Первую мировую за Англию и Францию, во Вторую мировую за США и еще раз , Англии и Франции. Но империя не может мириться с таким унизительным образом, поэтому для его преобразования использовались два средства: прославление успехов русского оружия и солдат и обвинение противников в агрессивных намерениях.

Конечно, русские воины считались лучшими в Европе: ведь сам великий Фридрих говорил, что русского солдата мало убить, его надо еще и свергнуть.Но доблесть воинов не могла компенсировать стратегические ошибки их командиров. Даже знаменитый поход Александра Суворова через Альпы в 1799 году после долины Муттен был, по сути, поспешным отступлением под ударами надвигающегося врага. И все же Суворов, прославленный победитель нерегулярных турок, польских повстанцев и пугачевских башкир, стал следующей опорой в идеологической конструкции империи.

СТАТЬЯ ПО ТЕМЕ: Одесса: через казаков, ханов и русских императоров

Даже образ Суворова и его бесконечных побед — могучий, искусно выработанный миф, как и многие приписываемые ему афоризмы.Знаменитая фраза о «чудо-воинах», которую он якобы сказал о русских солдатах, встречается в письмах Суворова, где он употребил термин «чудо-воины» по отношению к одному человеку — и только одному человеку — Наполеону Бонапарту, которого он искренне восхищались.

Граф Дмитрий Милютин, тогдашний министр обороны, ясно выразил свое отношение к швейцарскому походу Суворова: «Этот неудачный поход принес русским воинам большую честь, чем самая блестящая победа». И в этом утверждении есть определенный смысл, так как только отвага и выносливость русских воинов, безропотно покрывавших своими телами заснеженные склоны альпийских перевалов, позволили Суворову завершить этот трагический поход.Солдаты погибли, но Суворову было присвоено звание генералиссимуса за Швейцарский поход и грандиозный памятник в Петербурге.

Однако с началом наполеоновских войн мнение о русских солдатах стало меняться. Сам Наполеон писал: «Я знаю, о чем они думали, когда шли в Аустерлицкий поход: они видели себя непобедимыми. Но теперь они совершенно убеждены, что потерпят поражение от моих армий».

Кто на кого напал?

Другим способом скрыть реальное положение дел в войнах с Европой было кричать: «Они напали на нас первыми.И даже если они на самом деле не нападали, они планировали нападение! Ведь каждый русский знает, какая поганая Европа только и мечтает отнять у Великой России лакомый кусочек!»

Генри Киссинджер однажды высказался по этому поводу: «Парадоксальность всегда была самой классической чертой России. Постоянно находясь в состоянии войны и расширяясь во всех направлениях, она была полностью убеждена, что находится под постоянной угрозой. Чем более многоязычной становилась империя, тем более уязвимой она себя чувствовала — отчасти потому, что ей нужно было изолировать так много разных национальностей от их соседей. Для укрепления своего контроля и преодоления напряженности между разными народами, населявшими ее обширную территорию, все правители России использовали миф о мощной внешней угрозе. Со временем это стало самосбывающимся пророчеством и обрекло Европу на нестабильность…»

В самом деле, до Наполеона ни один европейский вождь никогда не планировал завоевать Россию: ни пруссаки, ни шведы, ни поляки, не говоря уже о ливонских рыцарях. Учитывая условия того времени, европейцы были не в состоянии взять и удержать такую ​​огромную страну с ее ужасной инфраструктурой.Да и что им было делать с этим стволом без ручек: бездорожный, беззаконный, полупустой пустырь без всякой промышленности, населенный дремучим, невежественным, агрессивным народом.

СТАТЬЯ ПО ТЕМЕ: Киевская Русь: древнее украинское государство

Даже монголы никогда не утруждали себя размещением гарнизонов в городах Залесья или назначением там наместников. Все, что они сделали, это потребовали от одного из местных князей собрать дань и доставить ее в Сарай. Ни один из ордынских ханов никогда не пытался утвердиться во Владимире-на-Клязьме или в Москве или объявить себя великим владимирским князем, в отличие от монгольских императоров в Китае, династии Ильханов в Иране или правителей Могулистана и Мавераннахра.

А незадачливые поляки Александра Гончевского оказались в Кремле только потому, что сами москвичи избрали своим царем польского князя. Что касается ливонских рыцарей, Великого княжества Литовского, Польши, Швеции и Пруссии, то все они отражали набеги России.

Даже Наполеон организовал свой поход на Россию только после того, как русские армии трижды вторглись в Европу и начали нападать на него. Но даже он не собирался завоевывать Россию. Он просто хотел заставить русского царя выполнить положения Тильзитского договора, который самодержец подписал пятью годами ранее, после того, как русские были в порошок перебиты во Фридланде.Наполеон интересовался Англией: Россия вообще не входила в его планы — пока не стала им мешать.

Исторически Бородинское сражение является кульминацией Отечественной войны 1812 года, которую русские сразу объявили своей победой. Князь Михаил Кутузов был произведен в генерал-фельдмаршалы, а все русские участники сражения награждены медалями и деньгами. С тех пор Бородинское сражение стало прославлением русского оружия, источником вдохновения и еще одним блестящим примером имперской пропаганды.Фактические итоги битвы были таковы: русские потеряли в полтора раза больше людей, чем французы, они покинули поле боя и без сопротивления оставили свою столицу, перед уходом сжег ее. Если это победа, то что русские могут считать поражением?

СТАТЬЯ ПО ТЕМЕ: Что мешало ассимиляции украинцев Российской империей в 19 веке

Кажется, Наполеон точнее в своих мемуарах: «Битва под Москвой — моя величайшая битва: схватка двух великанов.У русских было 170 000 вооруженных людей. У них было все преимущество — количество пехоты, кавалерии и артиллерии, а также блестящая позиция. И они потерпели поражение!» Более нейтральные российские историки уклончиво называют Бородино «моральной победой» русских.

Конечно, Бородинская победа не принесла французам общей победы в войне. Но что дала победа русским? Почему они стали жертвами наполеоновской кампании? Чтобы защитить английские интересы. За что пожертвовали сотнями тысяч жизней в России, а потом и в Европе? Уничтожить Наполеона и вернуть на трон Бурбонов, чтобы английская торговля, а не французская, могла процветать в обоих полушариях, и чтобы индейские вожди, африканские властители и азиатские эмиры склонялись перед английским, а не французским флагом.

Россия очень дорого заплатила за поражение Наполеона и ничего не получила взамен: русские не могли даже оставаться в Европе дольше, чем им позволяли англичане и австрийцы. Сокрушить противника вместе с союзниками, а потом увидеть себя — и только себя! — непобедимым — эту песню снова и снова напевала Россия.

Соблазн Крыма

В 1853 году Россия наконец решила самостоятельно заняться большой политикой. И вот оно напало на слабую Османскую империю, все во имя «освобождения балканских славян», в надежде заполучить в свои руки Константинополь и проливы.Это был третий раз, когда Россия поверила собственной имперской пропаганде и решила начать большую войну без союзников. Первая закончилась катастрофой Ливонской войны. Второй, первый поход России на османов, закончился позорным окружением Петра I на реке Прут в 1711 году.

Поначалу дела шли хорошо, как и при Иване Грозном и Петре I: османский флот был легко потоплен в Синопском сражении. Однако после этого на сторону османов встали крупные артиллерийские орудия Англии и Франции.Они доплыли до Крыма, разгромили русскую армию в Альме и окружили Севастополь.

Именно тогда родилась имперская фантастика о Севастополе как о «Городе русской славы». Он начался с «Севастопольских рассказов» Льва Толстого и продолжился бесчисленными романами, картинами, фильмами и даже почтовыми марками. «Слава» была основана на потоплении русского флота в его гавани без единого выстрела и напрасной гибели большого числа защитников во время массированных союзнических бомбардировок. Более того, на первом этапе осады союзники ловко заблокировали русских, несмотря на то, что они были в меньшинстве.

СТАТЬЯ ПО ТЕМЕ: Обоснование передачи Крыма Украинской ССР в 1954 

349-дневная осада закончилась сдачей города и отступлением русских войск. В течение почти года русские трижды пытались деблокировать Севастополь и все три раза потерпели поражение — под Балаклавой, под Инкерманом и на реке Черной.Но о «поражении под Севастополем» вы никогда не услышите. Логика русских пропагандистов здесь та же, что и в случае с Ливонской войной: мы сдали Севастополь, но не дали врагу углубиться в Россию — как будто это и было целью врага все время…

Крымская война также стоила России территории Бессарабии, протектората над Молдавией и Валахией и права иметь свой флот в Черном море. Эта позорная потеря наносила ущерб великому имперскому имиджу, поэтому противопоставлять ее нужно было рассказами о героизме, храбрости защитников, без сомнения, в противовес технической отсталости русской армии и ошибкам ее командования.

Кровь против технологий

В своих войнах с Европой московско-русское войско всегда уступало по вооружению и организации, по обучению своих солдат и мастерству своих полководцев. Но она всегда имела численное превосходство в людях и ресурсах. Русских солдат было больше, чем шведов, пруссаков или французов, а огромная и сказочно богатая кладовая, какой была Сибирь, позволяла легко покрывать любые потери. В результате кровь храбрых русских солдат компенсировала бездарность их полководцев: «армия львов во главе с ослами», как выразился Наполеон.

Таков был имперско-русский стиль ведения войны: храбрые холопы отчаянно защищали свое рабство, сражаясь мушкетами против дробовиков, винджаммерами против пароходов. Однако, в отличие от ружей и пароходов, рабы ничего не стоили, их всегда было намного больше там, откуда они приходили, так что никто не беспокоился об их сохранении. Используя кровь против технологий, рабовладельческая империя просто не умела воевать по-другому.

Более того, империя никогда не училась на своих ошибках.«Они ничего не забыли и ничему не научились», что означает, что они никогда не забывали своих побед и не извлекали уроков из своих поражений.

Последние безумства Романовых

В 1877 году Россия начала новую войну против Османской империи, используя тот же боевой клич об освобождении балканских славян с той же стратегической целью — захватить Константинополь и проливы. Несмотря на большие потери, русская армия добилась значительных успехов: турки были разбиты, а Адрианополь был занят на расстоянии вытянутой руки от Константинополя.Как только это окажется в руках русских, победа будет полной. Но когда британские военные корабли вошли в Мраморное море, русские были вынуждены отступить, повторив крымскую катастрофу 20-летней давности.

В очередной раз Россия проиграла войну, потому что в итоге ничего не выиграла — разве что славу «освободительницы славян». Но почему-то освобожденных больше интересовал Запад, чем Россия. В Румынии к власти пришла немецкая династия Гогенцоллернов-Зигмарингенов, а в Болгарии сначала Александр I Баттенберг, а затем Фердинанд I Саксен-Кобург-Готский занял престолы, щедро купленные кровью русских солдат.Россия еще могла всей душой смаковать лавры триумфатора-победителя, а умные авторы, от Валентина Пикуля до Бориса Акунина, волновали своих читателей рассказом за рассказом о героических русских подвигах.

Прошло еще 27 лет, прежде чем Россия рискнула войной без серьезных союзников, на этот раз против крошечной Японии. Русско-японская война закончилась тем, что Россия потеряла оба флота, южную половину острова Сахалин, владение Лядунским полуостровом и влияние в Маньчжурии, известное как Желтая Россия.Его план по оккупации территории был отброшен раз и навсегда. Это была катастрофа впечатляющих масштабов, которая привела к серьезным экономическим и социальным потрясениям — и к революции 1905 года. Как обычно, официальная имперская историография утверждает, что все кончилось не так уж плохо: японцы были измотаны и не могли проникнуть дальше в матушку Россию.

СТАТЬЯ ПО ТЕМЕ: Множество народов в Крыму

Всего за девять лет Россия оказалась втянутой в Великую войну, опять же в интересах иностранных интересов.Эту войну обычно называют «незавершенной», как бы говоря: «Если бы не революция 1917 года, мы бы прикончили Фрица!» А теперь у нас есть Владимир Путин, обращающийся к Совету Федерации и обвиняющий большевиков в поражении России в Первой мировой войне. Реальность была немного иной: большевистский путч был еще лишь революционной мечтой, когда Россия была вынуждена отдать Польшу, часть Прибалтики и Белоруссии и почти всю Западную Украину после «Великого отступления» 1915 года.

Несмотря на все свои последующие усилия, к моменту Февральской революции 1917 года имперская армия не добилась ничего примечательного.Она ушла со сцены, как и жила: захлебываясь в крови, проклиная дураков, трусов и предателей — своих командиров, — таща за собой длинный список поражений, переименованных в победы (или, по крайней мере, вничью).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Публицист егор холмогоров: Егор Холмогоров – биография, книги, отзывы, цитаты

Журналист Егор Холмогоров прочел лекцию студентам ЮУрГУВ Южно-Уральском государственном университете состоялась лекция известного журналиста Егора Холмогорова. Слушателями стали студенты Института социально-гуманитарных наук.

Егор Холмогоров ‒ российский

Разное

Николай 2 картинки: Милые и забавные архивные фото царской семьи Романовых

Фото с места расстрела царской семьи, сделанные князем Голицыным, представят на Урале — ОбществоЕКАТЕРИНБУРГ, 22 сентября. /ТАСС/. Сделанные князем Голицыным фотографии екатеринбургского дома, где в

Разное

В чем состоял монашеский обет история 6 класс: Извините, запрашиваемая страница не найдена!

Контрольная работа по истории за i полугодие 6 класса
Средняя
общеобразовательная школа с углубленным
изучением

иностранного
языка при Посольстве России в США
Контрольная
работа по истории
за
I полугодие 6 класса
2012-2013
учебный год