Игорь цуканов: Игорь Цуканов

Разное

Содержание

Игорь Цуканов Latest Articles | Tatler Россия

Skip to main content

Игорь Цуканов — о выставке собрания Ивана Морозова в фонде Louis Vuitton

Выставка года: миру наконец показывают коллекцию Ивана Морозова.

Игорь Цуканов — о выставке Дэмиена Херста в парижском Фонде Картье

В парижском Фонде Картье показывают Дэмиена Херста, каким мы его никогда не видели.

«Я не здешний, я чужой»: Игорь Цуканов о выставке Олега Целкова в ММАМ

10 сентября в Мультимедиа Арт Музее на Остоженке открывается выставка Олега Целкова, ушедшего из жизни этим летом. В Москву работы друга привез Игорь Цуканов.

Игорь Цуканов — о выставке «Итон. Школа джентльменов» в Мультимедиа Арт Музее

В Мультимедиа Арт Музее покажут все, что скрыто за стенами Итонского колледжа.

Игорь Цуканов — о выставке Ансельма Кифера в Gagosian

В парижской галерее Gagosian в инновационном формате выставили новые работы Ансельма Кифера.

Игорь Цуканов — о выставке Билла Виолы в Пушкинском музее

В Пушкинском музее новый блокбастер: выставка классика видеоарта Билла Виолы.

Игорь Цуканов — о коллекции Пегги Гуггенхайм в Палаццо Веньер деи Леони

Шторм ковида унес много выставок. Пока музеи собираются с силами, самое время заново открыть для себя палаццо Пегги Гуггенхайм в Венеции.

Игорь Цуканов — о выставке Джексона Поллока в Музее Гугенхайм

В Нью-Йорке показывают главную работу Джексона Поллока.

Игорь Цуканов — о выставке Анри Матисса в Центре Помпиду

Умные французы пытаются объяснить творчество Матисса с помощью литературы.

Игорь Цуканов — о выставке Синди Шерман в Fondation Louis Vuitton

В Fondation Louis Vuitton устроили выставку, идеально подходящую нашему времени переоценки ценностей, – ретроспективу Синди Шерман.

Игорь Цуканов — о выставке «Наши 90-е. Время перемен» в МАММ

Вечно живые девяностые на выставке Игоря Мухина в Мультимедиа Арт Музее.

Игорь Цуканов — о ретроспективе Дональда Джадда в MoMА

На виртуальной выставке Дональда Джадда в нью-йоркском MoMА становится понятно, что зритель искусству только мешает.

Игорь Цуканов — о выставке коллекции Георгия Костаки

В Москве на примере одной коллекции объясняют, как создать великое собрание искусства.

Игорь Цуканов о выставке Питера Линдберга в Дюссельдорфе

Лучшие фотографии Питера Линдберга за сорок лет в фэшн-индустрии выставили в Дюссельдорфе 5 февраля — и почти сразу закрыли к ним доступ из-за карантина. После того, как ситуация в Германии стабилизировалась, экспозицию вновь открыли и даже продлили на полтора месяца. Рассказываем подробнее — вдруг все-таки получится прилететь до 12 июля.

Успейте посмотреть автопортреты Люсьена Фрейда в Лондоне

Самопсихоанализ внука Фрейда в Королевской академии художеств — до 26 января.

Почему вам нужно успеть на выставку Бэкона в Париже

Рассказывает коллекционер и арт-критик Игорь Цуканов.

Игорь Цуканов — о выставке Владимира Янкилевского

В музее Ольги Свибловой показывают высшее творческое достижение Владимира Янкилевского.

Игорь Цуканов о выставке Натальи Гончаровой в Tate Modern

Для третьей выставки русских художников в истории Tate Modern в духе нашего времени выбрали женщину – Наталью Гончарову. Спешите — экспозиция открыта до 8 сентября.

Игорь Цуканов — о выставке «Красное: искусство и утопия в Стране Советов» в Гран-Пале

В июле в Гран-Пале показывают не только кутюр, но и столь же исключительное русское искусство.

Игорь Цуканов — о выставке Комара и Меламида в Московском музее современного искусства

Ретроспектива отцов соц-арта Виталия Комара и Александра Меламида — в России наконец.

Показать еще

Игорь Цуканов — о своем участии и роли фонда Потанина в организации выставки в Париже

Свой вклад в «Коллекцию» Центра Помпиду, 10 работ, коллекционер оценивает в $700-800 000

Игорь Цуканов — глава благотворительного фонда Tsukanov Family Foundation, коллекционер и филантроп, поддерживает проекты в области образования, культуры и искусства в России, Великобритании и других странах мира. Фонд помогает Третьяковской галерее, ММОМA, организует совместные проекты с Saatchi Gallery и Национальной портретной галереей в Лондоне. Игорь Цуканов и его Tsukanov Family Foundation приняли участие в дарении коллекции современного искусства СССР и России 1950-2000 годов, сделанном художниками и коллекционерами по инициативе и при поддержке Фонда Потанина Центру Помпиду.

Проект «Коллекция!» получил премию The Artnewspaper Russia в номинации «Личный вклад» в 2016 году. Выставка имеет такой успех, что продлена и увеличена. В марте 2017 в парижском музее открылась новая часть экспозиции «Коллекция+».

Игорь Цуканов о своей «Коллекции» с продолжением в интервью Forbes Life.

— Игорь,  как вы присоединились к проекту дарения современного искусства из СССР и России в коллекцию Центру Помпиду?

— Проект начался осенью 2015 года  со встречи Ольги Свибловой (директор Московского Мультимедиа Арт Музея — Forbes Life) и Бернара Блистена (директор Национального центра современного искусства Жоржа Помпиду — Forbes Life). Когда речь зашла о возможной выставке русского искусства в Центре Помпиду, выяснилось, что у Музея есть окно осенью 2016 года. Энергичная Свиблова, взяв быка за рога, тут же предложила музею показать русское послевоенное искусство. И не просто собрать экспозицию, а подарить ее, сделать частью музейной коллекции. За несколько месяцев собрать такую коллекцию невозможно, поэтому Бернар поначалу отмахнулся. Но надо знать Ольгу: раз сказала — сделает и точка! Провернуть это можно было только одним способом — обратиться к коллекционерам с просьбой подарить работы. Работы такого уровня, что соответствуют амбициям Центра Помпиду. Это, мягко говоря, непросто. Каждый год в дар музею предлагается порядка шести тысяч работ, из них отбор проходит только каждая десятая.

На следующий день после разговора с Бернаром Блистеном Оля позвонила мне и заявила, что если мы не сделаем такой проект с Центром Помпиду сейчас, то не сделаем больше никогда и ни с кем, и попросила выступить «якорным дарителем».  У меня есть репутация в кругу коллекционеров. Я понимал, что мое участие поможет привлечь других коллекционеров. И, конечно, согласился. Затем Ольга договорилась о поддержке с коллекционерами Катей и Володей Семенихиными, (основателями фонда «Екатерина» — Forbes Life), и дело завертелось очень быстро. Фонд Потанина сыграл важную роль в покрытии затрат на организацию выставки (каталог и транспортировка работ) и закупке работ у самих художников.

Komar and Melamid The Future American Flag, 1980

— Вы согласились, не раздумывая? 

— Проект был понятен мне с первого дня. Не было такого вопроса: участвовать или не участвовать. Конечно участвовать! Я профессионально занимаюсь созданием коллекции российского послевоенного искусства и более пятнадцати лет продюсирую крупные международные выставки. Знаю всех людей в этом мире и многие знают меня. Но я никогда не предполагал, что такой мировой музей как Центр Помпиду возьмется за реализацию подобного проекта.  Музей — крупнейший депозитарий современного мирового искусства. Здесь есть все, от импрессионизма до видео-арта. Какая бы выставка ни устраивалась, за работами обращаются именно сюда. Таким образом российское современное искусство входит в мировой круговорот: работы будут путешествовать, их будут видеть. Создан колоссальный магнит, притягивающий и доноров, и новых коллекционеров.

Это мощный месседж другим музеям. Я пригласил на открытие «Коллекции!» Грегора Мюира, который занимается собранием Tate Modern. Раньше он возглавлял Institute of Contemporary Art в Лондоне. Если в других музеях начнется подобная работа, я буду очень рад.

 Какие работы вы подарили Центру Помпиду?

— Я подарил музею десять работ из трех основных групп. Во-первых, абстракционизм (или второй русский авангард): работы Лидии Мастерковой, Льва Кропивницкого и раннего Эрика Булатова. Во-вторых, художники соц-арта: Виталий Комар и Александр Меламид, Леонид Соков и Борис Орлов. В-третьих, две большие работы представителя московского концептуализма Сергея Волкова.

Orlov Three Headed Totem, 1989

— Это трудно — дарить, отдавать навсегда свои работы? 

— Расставаться с работами, которые тщательно отбирались и композиционно помещались в жизненное пространство дома, конечно сложно. Но это именно то, ради чего тратишь свое время, знания и финансы. Собранные нами предметы искусства обретают свое место в больших мировых музеях, — это доказывает, что все не зря.

— Как проходил отбор картин? 

— Отбор вещей для большой публичной институции —сложный многоступенчатый процесс. В случае с русской коллекцией Ольга Свиблова предлагала Бернару Блистену и французскому куратору проекта Николя Люччи-Гутникову. Она в свою очередь консультировалась с друзьями-коллекционерами, что у кого есть и кто что может сделать. В большинстве случаев из одной коллекции в финальный отбор попадали одна-две работы.  Даже на первичном просмотре работы проходили придирчивый отбор французской команды. Из 300 единиц русской коллекции, оказавшейся в Помпиду, большое количество приходится на фотографии, видео и различную документацию, которая не проходила столь жесткий отбор. Но с живописью, скульптурами и инсталляциями все обстояло именно так.

Volkov Rabota Zarplata, 1986

— Как вам выставка? 

— Главное —  то, что один из трех крупнейших музеев мира выступил с программным заявлением, что хочет обладать коллекцией русского искусства второй половины XX века. Наверное, лучше было бы сделать смешанную экспозицию из даров и вещей, взятых временно на выставку у коллекционеров и художников. Но музей решил показывать только свое. В результате хорошо скомпонованы, как мне представляется, лишь два направления — концептуализм и соц-арт, но нет целого пласта искусства 1950-1960-х годов: Плавинского, Вейсберга, Краснопевцева, Целкова, Шварцмана и других мастеров.

Бернар Блистен и Ольга Свиблова любят концептуализм. Поэтому выставка больше напоминает каталог, чем шоу: много документов, фотографий под стеклом, печатных изданий. В день открытия Бернар Блистен повел меня на пятый этаж, где развернута постоянная коллекция, а в ней — немало работ русского авангарда. Музей дополнил исторический раздел документами, дневниками, первыми изданиями Хлебникова, чтобы и новая выставка русского искусства, и старое собрание рифмовались друг с другом. Я советую смотреть четвертый и пятый этажи вместе, чтобы сложить представление обо всем XX веке.

Lidiay Masterkova_Composition, 1962

— Можете ли вы озвучить денежный эквивалент вашего участия?

— Крупные коллекционеры в принципе не рассматривают дары музеям исходя из денежной оценки работ. Главным вопросом является то, в правильном ли месте окажутся работы из личных коллекций, не уйдут ли они навсегда в музейные запасники. Я задал этот вопрос директору Центра Помпиду и получил ответ: «Нет не уйдут». Коллекция будет не только выставлена, но и продолжит путешествие по музеям Франции и других стран. Бернар сдерживает свои обещания безукоризненно. Когда он приехал в Лондон и провел несколько часов у нас дома, попросив еще несколько работ, у меня не было ни минуты сомнения: картинам окажут хороший прием в новом доме. Наверное Бернар был впечатлен моим поступком, ничем иным не могу объяснить тот факт, что совершенно неожиданно я был представлен к высшей награде Франции — Ордену Почетного Легиона. Инициатором такого шага мог стать только Центр Помпиду.

Ну, а если вам все-таки важно узнать денежный эквивалент подаренных мною работ, то вероятно, он составляет $700-800 000  или что–то в этом порядке.

90 000 российских мегаколлекционеров выбыли из арт-рынка. Но их влияние шло на убыль задолго до войны

«Арт-детектив» — это еженедельная колонка Кати Казакиной для Artnet News Pro, которая приоткрывает завесу над тем, что на самом деле  происходит на рынке искусства.

 

Фонд коллекционера Игоря Цуканова уже три года работает над ретроспективой русского художника-нонконформиста Олега Целкова в Москве. После задержки, вызванной пандемией, и смерти художника в возрасте 87 лет в июле открытие, наконец, было назначено на 1 марта в Московском музее современного искусства. За шесть дней до дебюта Россия вторглась в Украину.

В последующие недели на Киев посыпались бомбы, и мир объединился, чтобы отрезать Россию, ее финансовые институты и ее олигархов. В Москве закрылись частные музеи. Многие представители культурной элиты бежали за границу, опасаясь преследований.

Несмотря на углубляющуюся изоляцию России, открылась выставка «Олег Целков: Незнакомец» со 100 картинами из 25 частных международных коллекций, прибывшими самолетами из Нью-Йорка и Флориды и грузовиками из Европы. Целков, пионер советского неофициального искусства, имеет большое количество поклонников в России и за рубежом. В декабре ему 9Картина 0003 Boy with Balloons (1957) была продана на аукционе Sotheby’s за рекордные 760 612 долларов.

По словам Цуканова, несмотря на то, что посетителей было много, открытие не было праздничным. Супружеская пара из США с украинскими корнями, которая одолжила две картины для выставки, попросила забрать их в знак протеста против войны. (В конце концов они согласились оставить картины, но удалили свои имена.) Некоторые гости плакали.

«Люди понимали, что это будет последнее открытие на какое-то время», — сказал мне Цуканов на этой неделе из своего дома в Лондоне.

Коллекционер Игорь Цуканов на открытии выставки «Олег Целков: Незнакомец» в Московском музее современного искусства. Предоставлено: Игорь Цуканов.

Новая реальность

Когда война в Украине шла уже четвертую неделю, Цуканов перерабатывал новую реальность. Бывший банкир с двойным гражданством Великобритании и России, он увидел, что его счета в европейских банках были ограничены в одночасье, хотя санкции к нему не применялись. Значительный популяризатор русского искусства, он не будет проводить выставки в Лондоне в ближайшее время, сказал Цуканов группе руководителей арт-рынка на выездном «мозговом штурме», организованном отделом русского искусства Christie’s на прошлой неделе.

Некоторым соотечественникам Цуканова приходится гораздо тяжелее. В число российских миллиардеров, попавших под санкции США или Великобритании, входят несколько ведущих мировых коллекционеров: Роман Абрамович, Петр Авен и Андрей Мельниченко. Они не могут официально покупать или продавать какие-либо произведения искусства, а аукционные дома заявили, что не ведут дела с лицами, находящимися под санкциями.

Торговля русским искусством также стала намного сложнее. Sotheby’s, Christie’s и Bonhams отменили свои предстоящие аукционы русского искусства в Лондоне, эпицентре этого сектора.

«Пока все приостановлено», — сказала Джо Викери, соучредитель лондонской консалтинговой компании Vickery Art и бывший международный директор отдела русского искусства Sotheby’s.

Крупная сила на рынке в начале 2000-х, российские миллионеры и миллиардеры устанавливали рекорды во всем, от Фаберже до Фрейда, толпами ездили на Art Basel в Майами-Бич и входили в советы крупнейших музеев, таких как Гуггенхайм и Тейт.

Сотрудники Christie’s позируют перед Леонардо да Винчи Salvator Mundi перед продажей на Christie’s в Нью-Йорке 15 ноября 2017 года. Фото: Толга Акмена/AFP/Getty Images.

Дмитрий Рыболовлев, российский миллиардер, не попавший под санкции, в период с 2003 по 2014 год потратил около 2 миллиардов долларов на первоклассное искусство, заплатив невероятные суммы за работы Гогена, Климта и Родена. Хотя с тех пор он продал многие работы себе в убыток, одна из них в 2017 году превзошла все ожидания: картина Леонардо да Винчи « Спаситель мира », проданная за 450 миллионов долларов, стала самым дорогим произведением искусства всех времен.

Влияние российских коллекционеров пошло на убыль после финансового кризиса и первого раунда санкций, связанных с аннексией Крыма Россией в 2014 году. Ситуация начала меняться в 2018 году, когда новое поколение коллекционеров обратило свое внимание на современное российское искусство. Годовые продажи Vladey, московского аукционного дома, культивирующего эту аудиторию, выросли с 500 000 евро в 2013 году до 6 миллионов евро в 2021 году. Потом началась война.

«Люди умирают», — сказал родившийся в России коллекционер произведений искусства из США. «Кто может думать об искусстве?»

Страх перед репрессиями широко распространен среди элиты, поскольку режим Владимира Путина становится все более авторитарным, закрывая независимые СМИ, делая слово «война» незаконным и запрещая социальные сети, такие как Instagram. На этой неделе Путин призвал к «самоочищению» от предателей, которые зарабатывают деньги в России, но живут на Западе и отравлены западными ценностями.

Российский арт-рынок «несомненно, переживет трансформационный период изменений, масштабы которых будут зависеть от того, насколько изолированной останется Россия в будущем», — сказал Викери. «Воздействие на рынок современного искусства будет минимальным. Сегодня есть покупатели по всему миру — в Азии, Америке, Европе — и все они конкурируют».

Продажи Sotheby’s «Русские картины» и «Русские произведения искусства» на Sotheby’s 1 июня 2018 года в Лондоне, Англия. (Фото Тристана Фьюингса/Getty Images для Sotheby’s)

Безусловно, рынок русского искусства – это капля в море. По оценкам экспертов, его стоимость составляет от 50 до 80 миллионов долларов в год, что эквивалентно не более 0,16 процента от 50,1 миллиарда долларов мировых продаж произведений искусства в 2020 году, согласно отчету UBS о рынке искусства.

Между тем, по словам Викери, объем продаж российского современного искусства на аукционах, которого на рынке уже много лет почти не было, в 2021 году превысил 15 миллионов долларов, но эта сумма остается крошечной частью рынка современного искусства. Между тем российские галереи годами не выставлялись на крупных арт-ярмарках Art Basel и Frieze.

«У нас стагнация и изоляция», — сказал московский дилер.

 

Взлет и падение российских коллекционеров

Российские коллекционеры ворвались на мировую арену примерно через десять лет после распада Советского Союза. Сначала основное внимание уделялось вывозу русских сокровищ обратно в Россию. В 2004 году Виктор Вексельберг, недавно попавший под санкции, заплатил около 100 миллионов долларов за девять императорских яиц Фаберже из семейной коллекции Forbes. Три года спустя коллекция произведений искусства виолончелиста Мстислава Ростроповича из 450 произведений, оцененная на аукционе Sotheby’s в 20 миллионов фунтов стерлингов, была в одиннадцатом часу раскуплена в частном порядке Алишером Усмановым, еще одним недавно попавшим под санкции миллиардером.

По мере расширения вкусов россияне стали покупать западное искусство. В 2008 году Мельниченко заплатил рекордные цены за картины Моне, которые якобы размещены на одной из двух его мега-яхт. Абрамович потратил 86,3 миллиона долларов на « Триптих » Фрэнсиса Бэкона и еще 33,6 миллиона долларов на « «Спящий » Люциана Фрейда. Оба были рекордами того времени.

Люсьен Фрейд « льготы супервайзеру сна » (1995). Фото: Эммануэль Дюнан/AFP/Getty Images.

Крупные аукционные дома отправляли свои топ-лоты в Москву для превью. В 2007 и 2008 годах галерея Гагосяна организовала там две шумные всплывающие выставки, одна из которых совпала с крахом Lehman Brothers. «Все распродано», — сказал коллекционер, родившийся в России, который купил Джеффа Кунса.

Но история любви длилась недолго. По словам московского дилера, после финансового кризиса многие российские коллекционеры осознали, что покупали некачественные западные современные произведения или платили по завышенным ценам. В то время как легендарные коллекционеры начала 20-го века Сергей Щукин и Иван Морозов создали одни из лучших коллекций западного авангардного искусства, «сейчас нет ни одной российской коллекции, которая могла бы соперничать, скажем, с [владельцем Christie’s Франсуа] Пино», — сказал дилер. .

По словам Викери, они продолжали покупать импрессионистов и модернистов, конкурируя за работы Шагала, Кандинского и Сутина с международными покупателями. «Их отсутствие будет ощущаться, но это не будет таким большим сокращением», — сказала она.

Они также продолжали инвестировать в русское искусство. Вместе со своей бывшей женой Дашей Жуковой Абрамович купил полную коллекцию работ русско-американского художника Ильи Кабакова за сумму, которая, как считается, достигает 60 миллионов долларов.

Авен собрал значительную коллекцию советского фарфора, созданную между 1917 и 1941 года рядом с шедеврами русского авангарда. В начале февраля Арт-газета сообщила о его планах открыть частный музей в Риге, Латвия, в 2025 году. 

Оксана Мась, Исход, Red Expression . С разрешения Игоря Цуканова.

Глядя вперед

С начала войны Московский музей современного искусства обратился к проживающему в Лондоне Цуканову с просьбой расширить выставку Целкова. «Новых проектов нет», — сказал он.

Он также занимается благотворительностью в Украине. Оксана Мась, которая изучала искусство в Одессе и представляла Украину на Венецианской биеннале в 2011 году, попросила Цуканова помочь ей продать около 50 картин из ее собственных запасов. По его словам, вырученные средства она хочет направить на помощь украинским беженцам.

— Я вообще не был уверен, как все пойдет, — сказал Цуканов. «Но я был приятно удивлен энтузиазмом». Он уже продал на 400 000 фунтов стерлингов, и кампания продолжается.

Он задумал выставку украинского искусства в Лондоне.

— После войны, — сказал он. «Сейчас не время».

Следите за новостями Artnet на Facebook:

Хотите быть впереди мира искусства? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать последние новости, поучительные интервью и острые критические выводы, которые способствуют развитию беседы.

«В России либо будьте смелыми, либо молчите… золотой середины нет»

Игорь Цуканов хочет, чтобы мы ощутили напряжение, опасность и шок, когда артист в России делает что-то экстремальное в знак протеста против статус кво. И хотя они вряд ли умрут, как во времена Сталина, они вполне могут попасть в тюрьму, и они определенно рискуют столкнуться с резким неодобрением населения, которое мало знает о современном искусстве и тщательно избегает раскачивать лодку.

Предоставлено Художественной коллекцией Цуканова

Выставка «Арт-бунт» будет представлена ​​и развешена на стенах, и нас пригласят к участию, потому что для Цуканова это не просто художественная выставка, а возможность повысить осведомленность о том, какой ужасной стала Россия: «Если вы хотите разрушить страну, назначьте такого президента, как Путин», — говорит он.

Лондонский банкир, рано ушедший на пенсию, чтобы развивать художественные проекты, Цуканов всегда интересовался искусством, выступающим против режима. В 2012 году он хотел устроить в Лондоне выставку неофициального московского искусства XIX века.с 60-х по 1980-е годы, но не получил ответа от музеев, к которым он обращался. Затем ему позвонили из галереи Саатчи, которые видели презентацию, им понравилось и предложили сотрудничество. Получившаяся выставка получила название «Ломая лед: искусство Москвы 1960–80-х годов» и привлекла более 600 000 посетителей. Это и два следующих шоу, вероятно, были самыми оригинальными, интеллектуальными и актуальными шоу, которые когда-либо проводились пространством Саатчи в Челси. Партнерство Саатчи и Цуканова продлится до 2018 года, и его целью является проведение выставок о Советском Союзе, России и Восточной Европе. Это четвертая, а пятая и последняя за два года покажут искусство Кавказа, объединяющее некоторые из бывших советских республик: Армению, Азербайджан, Грузию, Дагестан и Чечню.

Работа с художниками-акционистами не лишена трудностей. Один из трех его звезд шоу Саатчи, Петр Павленский, был арестован в прошлом месяце после поджога Банка Франции в Париже.

The Art Newspaper: Является ли совпадением то, что Art Riot: постсоветский акционизм, довольно подрывной материал, проходит в годовщину революции 1917 года?

Игорь Цуканов: Я точно думал о юбилее. Эта выставка не имеет прямого отношения к Революции 1917, но атмосфера 1916 и 1917 годов, того, что вот-вот должно было случиться — это чувствовали художники, это чувствовали музыканты — такая же, как сейчас в России. Правительство и президент Путин дошли до того, что нужно срочно что-то делать. Артисты начали делать эти перформансы десять лет назад, чтобы разбудить общество, сказать: «Происходит что-то нехорошее». Спектакли касаются политического режима, религиозного угнетения и общего отсутствия свободы.

Как вы думаете, почему 1917 Революцию в России отмечают выставками о Романовых?

Думаю, это потому, что Путину не нравится русская революция. Несмотря на то, что он был офицером КГБ, он считает коммунистов сумасшедшими, поэтому предпочитает, чтобы его связывали с большой историей России: великая империя, российская императорская семья и тому подобное. Так что те, кто делает эти выставки о Романовых, знают, что министр культуры будет доволен. Выставки, посвященные настоящей революции, нуждаются в частной поддержке. Кстати, министр культуры Владимир Мединский публично сказал — это его девиз — обращаясь к режиссерам: «Если мы, Минкультуры, будем вас финансировать, вы будете делать то, что вам скажут». Он думает, что это деньги министра культуры, а не деньги налогоплательщиков.

Акционизм обычно представляет собой перформанс. О каких перформансах идет речь на этой выставке?

Документация живых событий, происходивших на улицах Москвы и Санкт-Петербурга, на Красной площади и на Лубянке, где Петр Павленский поджег входную дверь этого символа власти. Это засняли почти на 20 камер со всех сторон, а когда его судили, спецслужбы собрали все видео, так что Павленский сказал: «Своим выступлением я заставил их производить свои арты». Это было очень смешно.

Я хочу принести это в галерею Саатчи с видео и визуальными эффектами, а также с живыми выступлениями, созданными или исполненными профессиональными артистами, особенно Pussy Riot, которые устроят 20-минутное театральное представление, в котором посетители должны быть одеты балаклавы, чтобы они чувствовали себя перед Красной площадью, как это делали Pussy Riot много лет назад.

Каких художников вы собираетесь показывать?

Петр Павленский, Pussy Riot и Олег Кулик — главные, они едут в Лондон на открытие и презентацию для СМИ. Другие — арт-группа «Синие носы», Арсен Савадов, AES+F и Василий Слонов.

Изменилась ли тема их выступлений после падения коммунизма в 1991 году?

Определенно. Олег Кулик, один из первых перформансистов и отец акционизма в новой России, начал свою деятельность в 1992 году, когда он поставил один из своих самых известных перформансов. Он играл собаку, которая была окружена людьми, но чувствовала себя некомфортно как собака. Это была ссылка на то, что в новой России, при новом капитализме, произошел крах общественного строя и люди чувствовали себя очень неуверенно, так как были вынуждены перейти из коллективного типа среды обитания в полностью индивидуальную среду обитания, где каждый сам по себе. Еще одним перформансом Кулика были «Я кусаю Америку» и «Америка кусает меня». Это было в Нью-Йорке, сердце капитализма.

Эти художники сейчас являются мейнстримом российского искусства последних 20 лет, а не чем-то маргинальным

В конце 1990-х Кулик прекратил свои перформансы, потому что чувствовал, что тема уже не актуальна по мере роста экономики. Как только он остановился, тогда и другие молодые в то время художники почувствовали, что в стране что-то произошло. Речь шла не об экономике, не о личности и обществе, а о том, что общество претерпевает серьезные изменения из-за нового путинского режима. Он постепенно начал менять вектор будущего страны от капиталистической, рыночной экономики со свободой писать, свободой исполнения, к так называемому государственному капитализму, который контролируется государством. Они контролируют не только экономику, но и свободу слова и прессу. Средства массовой информации были захвачены правительством, а в церкви вмешались священники со своими патерналистскими идеями.

Итак, артисты начали делать перформансы, направленные на политическое и религиозное подавление в обществе, в надежде, что это будет похоже на колокольчик — им очень хотелось звонить в колокольчик, сообщать людям: «Здесь что-то происходит; ты больше не свободен». Это было угрозой для системы, поэтому Pussy Riot посадили в тюрьму, Павленский предстал перед уголовным судом, а некоторые другие творческие группы покинули страну после следования КГБ.

Это перформансы, которые длятся уже более 15 лет, и это было довольно опасно для артистов в России. Я очень хочу, чтобы посетители этой выставки почувствовали, насколько это было сложно и почему эти юноши и девушки начали выходить на передовую.

Удалось ли вам найти кого-нибудь, кто помог бы вам спонсировать это дорогое предприятие?

У меня есть постоянный спонсор, мой старый друг Леонард Блаватник со своим фондом. Он поддерживал все мои выставки. Но некоторые другие спонсоры, которые раньше мне помогали, мои друзья, у которых есть бизнес здесь и особенно в России, сказали: «Послушай, мы знаем, что ты делаешь; мы поддерживаем шоу. Мы поможем, но анонимно». Но я тоже очень ценю это.

Миф о художнике 20-го века состоит в том, что он должен быть пророком, бунтарем, критиком общества, и некоторые художники действительно были очень смелыми. Но на Западе некоторые художники стали мягкими; рынок их потребляет. Как вы думаете, воодушевит ли британскую художественную общественность вид этих смелых художников, работающих в очень тяжелых условиях?

Я согласен, что художники сейчас более мягкие из-за рынка. Но я думаю, что иногда это вопрос предмета, на котором они сосредоточены. Просто пример: несколько лет назад были беспорядки в Греции, на Украине, даже в Великобритании, трагические события, поэтому британский художник Марк Куинн создал прекрасный набор картин [History Painting, 2011 г. и далее], в которых он представлял то, что он видел в прессе, — очень мощную серию. Я бы не сказал, что это британское искусство, потому что оно настолько мощное. Конечно, британское общество теперь также разделено Brexit и сильным чувством незащищенности. Ты тоже это чувствуешь, да? Художники тоже не могут этого избежать, поэтому я ожидаю, что Brexit станет частью нового искусства, которое скоро появится. Но, в отличие от России, здесь художников никто не сажает в тюрьму, если они затрагивают острую тему. В Турции есть несколько художников, которые производят работы на очень деликатные темы из-за того, что там происходит, а в Америке все становится все более и более поляризованным. Художники почувствуют это и создадут искусство об этом.

Какой будет дальнейшая жизнь этой выставки?

Мы выпускаем каталог, который является не только книгой выставки, но и призван стать справочным пособием для будущих ученых. Борис Гройс из Нью-Йоркского университета внес свой вклад в это, и есть статья Натальи Мюррей из Института Курто [куратор Революция: русское искусство 1917-1932 в Королевской академии в начале этого года] об искусстве перформанса во время революции 1917 года, и многие другие ученые.

У нас есть планы перенести выставку в другие места, и это должно быть легко, потому что большая часть произведений искусства была заказана мной, поэтому они будут храниться в Лондоне на складе и могут быть отправлены туда, где есть спрос. Вы знаете, что касается освещения в СМИ, об этих артистах были опубликованы тысячи статей по всему миру. Penguin books только что опубликовали Riot Days Марии Алехиной, которая является одним из основателей Pussy Riot, а пару месяцев назад в Economist было интервью Петра Павленского, о котором New York Times готовит огромный репортаж. Эти художники сейчас — мейнстрим русского искусства последних 20 лет, а не что-то маргинальное.

В сложившихся в России условиях либо будь смелым, либо молчи. Вот и все. Нет золотой середины.

Думаю, вряд ли нужно говорить, что эта выставка не могла состояться в России.

Нет, в России этого быть не могло.

• Art Riot: постсоветский акционизм, Галерея Саатчи, Лондон, 16 ноября – 31 декабря

Три ключевых художника

Предоставлено галереей Саатчи

Олег Кулик

Киевлянин Кулик наиболее известен своими спектаклями, в которых он разделся догола и превратился в собаку, лающую по городам и галереям на привязи — в одном спектакле он даже укусил искусствоведа. Он также появлялся в виде человеческого блестящего шара, в том числе в Турбинном зале Тейт Модерн, стоя на трапеции над аудиторией, покрытой осколками зеркального стекла.

Изображение предоставлено галереей Саатчи. эмблемой российского активизма в 2012 году, когда их выступление в своих обычных балаклавах в московском Храме Христа Спасителя, протестуя против связей между государством Путина и Русской Православной Церковью, привело к арестам трех членов и тюремному заключению за «хулиганство по мотивам религиозной ненависти» двух из них. У Pussy Riot гораздо больше участников, и они связаны с перформанс-арт-группой «Война», которая нарисовала знаменитый пенис на взлетно-посадочной полосе поднимающегося и опускающегося моста напротив здания Службы безопасности России.

Предоставлено галереей Саатчи

Петр Павленский

Если Pussy Riot совершили акцию, которая наиболее ярко символизирует активистское искусство в современной России, то Павленский создал ее определяющий образ: он зашил себе рот красной ниткой. Он также прибил свою мошонку к брусчатке Красной площади в знак протеста против апатии и фатализма российского общества. Он бежал из России после того, как в 2015 году поджег дверь здания Федеральной службы безопасности. А 16 октября этого года он поджег окна Банка Франции в Париже. Б.Л.

Революционные выставки в России

Кто-то 1917 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва

Взгляд в сознание художников революционного периода, включающий как авангардную абстракцию, так и более традиционные фигуративные работы.

До 14 января 2018 г., tretyakovgallery.ru

Зимний дворец и Эрмитаж в 1917 году, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

901:20 Годовое празднование Революции в Государственном Эрмитаже посвящено царю и его семье, инсценировано в зданиях, в которых происходили многие события.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts

Разное

Читать священное писание онлайн: Священное Писание — Православная электронная библиотека читать скачать бесплатно

Рубрика «Священное Писание (Библия)» — Пять ступеней веры5 ступеней веры

Как читать Библию

Ветхий Завет

Новый Завет

Текст Библии, цитаты и толкования

Священное Писание представляет собой совокупность священных Книг,

Разное

Метро бабушкинская церковь: Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

5 мест и ещё 6 неподалёку

храмы, соборы, церкви — все заведения в городе Москве;
мы