Из глубины сборник статей о русской революции: Из глубины — Сборник статей о русской революции (1918)

Разное

Содержание

Из глубины — Сборник статей о русской революции (1918)

Сборник статей о русской революции (1918)

Содержание

Предисловие издателя

C.A. Аскольдов. Религиозный смысл русской революции
I. Общее в революциях
II. Душа русского народа
III. Распад русской души
IV. «Святое», «полезное», «дьявольское»
V. Торжество зверя
Н.А.Бердяев. Духи русской революции
Введение
I. Гоголь в русской революции
II. Достоевский в русской революции
III. Л.Толстой в русской революции
IV. Заключение
С. Н. Булгаков. На пиру богов
Диалог первый
Диалог второй Диалог третий Диалог четвертый Диалог пятый Заключение Вячеслав Иванов. Наш язык § I
§ II
§ III
§ IV
§ V
А.С. Изгоев. Социализм, культура и большевизм § I
§ II
§ III
§ IV
V. Право и политика. § VI
VII
С.А. Котляровский. Оздоровление В.Н. Муравьев. Рев племени § 1
§ 2
§ 3
§ 4
П.И. Новгородцев. О путях и задачах русской интеллигенции § 1
§ 2
§ 3
§ 4
§ 5
И. А. Покровский. Перуново заклятье § III
§ IV
§ V
§ VI
П.Б. Струве. Исторический смысл русской революции и национальные задачи § I
§ II
§ III
§ IV
§ V
§ VI
§ VII
§ VIII
§ IX
§ X.
С.Л.Франк. De profundis § II
§ III
§ IV
§ V
§ VI
 
 

Предисловие издателя

Сборник «Вехи», вышедший в 1909 г., был призывом и предостережением. Это предостережение, несмотря на всю вызванную им, подчас весьма яростную, реакцию и полемику, явилось на самом деле лишь робким диагнозом пороков России и слабым предчувствием той моральной и политической катастрофы, которая грозно обозначилась еще в 1905– 1907 гг. и разразилась в 1917 г. Историк отметит, что русское образованное общество в своем большинстве не вняло обращенному к нему предостережению, не сознавая великой опасности, надвигавшейся на культуру и государство.

Большая часть участников «Вех» объединилась теперь для того, чтобы в союзе с вновь привлеченными сотрудниками высказаться об уже совершившемся крушении,– не поодиночке, а как совокупность лиц, несмотря на различия в настроениях и взглядах, переживающих одну муку и исповедующих одну веру. Взор одних из нас направлен непосредственно на конечные религиозные вопросы мирового и человеческого бытия, прямо указующие на Высшую Волю. Другие останавливаются на тех вопросах общественной жизни и политики, которые, не будучи вопросами общественной техники, в то же время лишь через промежуточные звенья связаны с религиозными основами жизни. Но всем авторам одинаково присуще и дорого убеждение, что положительные начала общественной жизни укоренены в глубинах религиозного сознания и что разрыв этой коренной связи есть несчастие и преступление. Как такой разрыв они ощущают то ни с чем не сравнимое морально-политическое крушение, которое постигло наш народ и наше государство.

Июль 1918 г.

П. С.

Источник: Из глубины: Сборник статей о русской революции / С.А. Аскольдов, Н.А. Бердяев, С.А. Булгаков и др. — М.: Изд. Моск. ун-та, 1990. 298 с. ISBN 5-211-02404-4.

Социокультурный анализ русской революции 1917 года: исторические уроки

Для цитирования

Василенко И. А. Социокультурный анализ русской революции 1917 года: исторические уроки // Власть. 2017. Том 25. № 9. С. 64-69.

Аннотация

В статье рассматриваются основные особенности русской революции 1917 г. как отражение кризиса русской культуры. Автор считает, что духовные и культурные причины, которые привели к революции 1917 г. в России, были уникальными и чисто русскими. Русская революция как коренной слом традиционного уклада жизни и культурной традиции стала возможна только потому, что из повседневной жизни людей ушли традиционные устои, которые расшатал нигилизм, охвативший вначале интеллигенцию, а потом и народ. В статье обосновывается вывод, что трагический опыт русской революции 1917 г. показал необходимость глубокого осознания всеми политическими, общественными и культурными силами страны уроков этих исторических событий. И главный из этих уроков в том, чтобы бережно хранить национальную историческую память, ценить духовную культуру народа, укреплять нравственные основы жизни общества, не допуская духовных расколов и катастроф.

Ключевые слова:

русская революция, историческая память, духовная культура, духовный раскол, нравственные устои общества

Литература

Аскольдов С.А. 1990. Религиозный смысл русской революции. – Из глубины: сборник статей о русской революции. M.: Изд-во МГУ.

Бердяев Н.А. 1990. Истоки и смысл русского коммунизма. Репринтное воспроизводство издания 1955 г. М.: Наука. 224 с.

Достоевский Ф.М. 2012. Дневник писателя. М.: Институт русской цивилизации. 880 с.

Изгоев А.С. 1990. Социализм, культура и большевизм. – Из глубины: сборник статей о русской революции. M.: Изд-во МГУ. 298 с.

Ильин И.А. 1997. Николай Ставрогин (Достоевский. «Бесы»). – Собрание сочинений. В 10 т. М. Т. 6.

Новгородцев П.И. 1990. О путях и задачах русской интеллигенции. – Из глубины. Сборник статей о русской революции. M.: Изд-во МГУ.

Франк С.Л. 1990. De Profundis. – Из глубины. Сборник статей о русской революции. M.: Изд-во МГУ.

Форматы цитирования


Другие форматы цитирования:

APA

Василенко, И. А. (2017). Социокультурный анализ русской революции 1917 года: исторические уроки. Власть, 25(9), 64-69. извлечено от https://www.jour.fnisc.ru/index.php/vlast/article/view/5391

Другие форматы библиографических ссылок

Скачать ссылку

Раздел

ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Манифесты русского идеализма: Проблемы идеализма, вехи, из глубины (Москва, 2009).


Манифесты русского идеализма. Проблемы идеализма. Вехи. Из глубины / сост. и коммент. Сапова В.В. — М.: Астрель, 2009. — 1069 с. — (Социальная мысль России).
Оглавление книги

Н.П. Полторацкий. Сборник "Из глубины" и его значение ........... 3

ПРОБЛЕМЫ ИДЕАЛИЗМА. Сборник статей

[П. Новгородцев]. Предисловие .................................. 17
С. Булгаков. Основные проблемы теории прогресса ................ 22
Кн. Евгений Трубецкой. К характеристике учения Маркса и Энгельса
  о значении идей в истории .................................... 61
П.Г. К характеристике нашего философского развития ............. 81
Николай Бердяев.  Этическая проблема в свете философского
  идеализма .................................................... 97
С.Л. Франк. Фр. Ницше и этика "любви к дальнему" .............. 135
С. Аскольдов. Философия и жизнь ............................... 183
Кн. С. Трубецкой. Чему учит история философии ................. 200
П. Новгородцев. Нравственный идеализм в философии права
  (К вопросу о возрождении естественного права) ............... 217
Б. Кистяковский. "Русская социологическая школа" и категория
  возможности при решении социально-этических проблем ......... 267
А. Лаппо-Данилевский. Основные принципы социологической
  доктрины О. Конта ........................................... 346
Сергей Ольденбург. Ренан, как поборник свободы мысли .......... 425
Д. Жуковский. К вопросу о моральном творчестве ................ 436

ВЕХИ. Сборник статей о русской интеллигенции

Предисловие к 1-му изданию . ................................... 453
Николай Бердяев. Философская истина и интеллигентская правда .. 455
Сергей Булгаков. Героизм и подвижничество (Из размышлений
  о религиозной природе русской интеллигенции) ................ 472
М. Гершензон. Творческое самосознание ......................... 509
A.C. Изгоев. Об интеллигентной молодежи (Заметки об ее быте
  и настроениях) .............................................. 530
Б. Кистяковский. В защиту права (Интеллигенция и правосознание) 552
Петр Струве. Интеллигенция и революция ........................ 577
С. Франк. Этика нигилизма (К характеристике нравственного
  мировоззрения русской интеллигенции) ........................ 592
Библиография "Вех" ............................................ 620

ИЗ ГЛУБИНЫ. Сборник статей о русской революции

Предисловие издателя ..... ..................................... 629
С.А. Аскольдов. Религиозный смысл русской революции ........... 630
Н.А. Бердяев. Духи русской революции .......................... 665
С.Н. Булгаков. На пиру богов. Pro и contra. Современные диалоги 700
Вячеслав Иванов. Наш язык ..................................... 756
А.С. Изгоев. Социализм, культура и большевизм ................. 762
С.А. Котляревский. Оздоровление ............................... 786
В.Н. Муравьев. Рев племени .................................... 798
П.И. Новгородцев. О путях и задачах русской интеллигенции ..... 817
И.А. Покровский. Перуново заклятье ............................ 834
П.Б. Струве. Исторический смысл русской революции и национальные
  задачи ...................................................... 848
С.Л. Франк. De profundis ...................................... 865

КОММЕНТАРИИ . .................................................. 891

Статьи и материалы, помещенные в комментариях
Л. Лопатин. От Московского психологического общества .......... 894
Библиография "Проблем идеализма" .............................. 895
Соответствие страниц разных изданий "Вех" ..................... 954
Д.С. Мережковский. Семь смиренных (отрывки) ................... 964
В.В. Розанов. Между Азефом и "Вехами" ......................... 967
Дополнения к библиографии "Вех" ............................... 990
Н.А. Струве. Пророческая книга ................................ 995

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН И ЦИТИРУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ....................... 1023

Настоящий том включает в себя три легендарных сборника, написанных в разные годы крупнейшими русскими философами и мыслителями XX века: «Проблемы идеализма» (1902), «Вехи» (1909), «Из глубины» (1918).

Несмотря на столетие, отделяющее нас от времени написания и издания этих сборников, они ничуть не утратили своей актуальной значимости, и сегодня по-прежнему читаются с неослабевающим и напряженным вниманием.

Под одной обложкой все три сборника печатаются впервые.

Издание адресовано всем, кто интересуется историей русской мысли, проблемами русской интеллигенции, истоками и историческим смыслом русской революции.



 

К чему призывали «Вехи»? / Православие.Ru



Вышедшей более века назад брошюре
«Вехи. Сборник статей о русской
интеллигенции» была суждена долгая жизнь.
Хотелось бы сразу оговориться: выход в 1909 году этого
сборника статей семи авторов действительно стал
эпохальным событием. Пожалуй, это была наиболее
талантливая и продуманная критика русской
интеллигенции. До сих пор на нее многие смотрят именно
глазами «Вех». Однако сам сборник все же
сложнее бытующих о нем представлений.

Обычно «Вехи» воспринимаются интеллигентским
покаянием за революцию 1905 года. Именно поэтому сборник
сразу после его выхода приветствовал в своем открытом
письме архиепископ Антоний (Храповицкий). Сами веховцы
отвергали это представление и оставались верными
радикальной оппозиционности[1].
Почему? Авторы «Вех», несмотря на свою
молодость (все они были на четвертом десятке), были
активными участниками Первой русской революции. П.Б.
Струве являлся редактором радикального журнала
«Освобождение», вклад которого в
провоцирование революции было бы сложно переоценить.
Революционно настроенный экономист и публицист С.Н.
Булгаков начал менять свои взгляды лишь под
впечатлением от скандальных заседаний II
Государственной Думы в 1907 году. Однако путь отказа от
политического радикализма был чрезвычайно тернист и
вовсе не был еще пройден к моменту выхода
«Вех». Лучше всего об этом написано в
глубокой монографии М.А. Колерова[2].
В любом случае, основные либеральные ценности (свобода,
прогресс, индивидуализм) все-таки оставались для
веховцев первоочередными и непререкаемыми. Почти все
авторы сборника были связаны с кадетской партией
– главной силой русского радикального
либерализма. Кстати говоря, трое из семи веховцев были
иудеями (С.Л. Франк принял Православие лишь через три
года).

Позднее, в вышедшем в 1918 году сборнике «Из
глубины», который стал своеобразным продолжением
«Вех», П.Б. Струве назвал их лишь
«робким диагнозом пороков России и слабым
предчувствием той моральной и политической катастрофы,
которая грозно обозначилась еще в 1905-1907 годах и
разразилась в 1917 году»[3].
Однако «Вехи» не были даже
«слабым» предупреждением о революции
– скорее наоборот. Страшна авторам сборника
была не революция, а ее бесславный провал.
Один из
авторов «Вех» А. С. Изгоев восхищался
младотурецкой революцией 1908 года, считая ее образцом
национального возрождения и примером
«нравственной мощи»[4].
Александр Соломонович не мог знать, что через несколько
лет именно младотурки доведут Османскую империю до
авантюрного вступления в Первую мировую войну,
политической катастрофы и окончательного распада.

Однако веховцы не считали, что России грозит новая
революция. Более всего они боялись реакции и застоя. М.О.
Гершензон писал: «Теперь наступает другое время,
чреватое многими трудностями. Настает время, когда юношу
на пороге жизни уже не встретит готовый идеал, а каждому
придется самому определять для себя смысл и направление
своей жизни, когда каждый будет чувствовать себя
ответственным за все, что он делает, и за все, чего он не
делает… Над молодежью тирания гражданственности
сломлена надолго, до тех пор, пока личность, углубившись в
себя, не вынесет наружу новой формы общественного
идеализма. Будет то, что и в семье, и у знакомых, и среди
школьных товарищей подросток не услышит ничего
определенного»[5].

Неудачная революция, как отмечали авторы сборника,
стала следствием
врожденных пороков русской
интеллигенции
. «Революция есть духовное детище
интеллигенции, а, следовательно, ее история есть
исторический суд над этой интеллигенцией», –
писал по этому поводу С.Н. Булгаков. Интеллигенция
отнеслась к своему революционному призванию поверхностно.
Струве корил интеллигенцию за политический
непрофессионализм: «Никогда никто еще с таким
бездонным легкомыслием не призывал к величайшим
политическим и социальным переменам, как наши
революционные партии и их организации в дни свободы.
Достаточно указать на то, что ни в одной великой революции
идея низвержения монархии не являлась наперед выброшенным
лозунгом. И в Англии XVII века, и во Франции XVIII века
ниспровержение монархии получилось в силу рокового
сцепления фактов, которых никто не предвидел, никто не
призывал, никто не “делал”»[6].

Причиной несостоятельности интеллигенции, как отмечалось,
было ее «отщепенство». В этом смысле Струве
рассматривал интеллигенцию историческим преемником того
казачества, которое сыграло ключевую роль в русской Смуте
начала XVII века и Пугачевщине. Отличием было лишь то, что
интеллигенция приняла на вооружение западные
социалистические идеи. Таким образом, по мнению веховцев,
именно интеллигенция становилась препятствием на пути
развития России. Гершензон цитировал жесткую и
нелицеприятную фразу А.П. Чехова: «Я не верю в нашу
интеллигенцию, лицемерную, фальшивую, истеричную,
невоспитанную, ленивую, не верю даже когда она страдает и
жалуется, ибо ее притеснители выходят из ее же
недр»[7].
Поэтому интеллигенция в перспективе неизбежно должна
была
либо прекратить существование, либо
полностью переродиться
.

Некоторые веховцы советовали читателям проникнуться
«буржуазностью». М.О. Гершензон даже в
усилении эгоистических настроений видел первый этап
выздоровления России. «Эгоизм, самоутверждение
– великая сила; именно она делает западную буржуазию
могучим бессознательным орудием Божиего дела на
земле», – писал публицист. Но все же этого
было недостаточно. Струве очерчивал перспективы таким
образом: «Русская интеллигенция, отрешившись от
безрелигиозного государственного отщепенства, перестанет
существовать как некая особая культурная категория. Сможет
ли она совершить огромный подвиг такого преодоления своей
нездоровой сущности? От решения этого вопроса зависят в
значительной мере судьбы России и ее культуры… Есть
основание думать, что изменение произойдет из двух
источников и будет носить соответственно этому двоякий
характер. Во-первых, в процессе экономического развития
интеллигенция “обуржуазится”, то есть в силу
процесса социального приспособления примирится с
государством и органически-стихийно втянется в
существующий общественный уклад, распределившись по разным
классам общества… Но может наступить в
интеллигенции настоящий духовный переворот, который явится
результатом борьбы идей». Признак начала такой
«борьбы» Струве видел в падении популярности
социалистических идей, которые ранее были основным
знаменем интеллигенции[8].

Следствие «борьбы идей» Бердяев узрел в
будущем философском синтезе: «Интеллигентское
сознание требует радикальной реформы, и очистительный
огонь философии призван сыграть в этом важном деле немалую
роль. Все исторические и психологические данные говорят за
то, что русская интеллигенция может перейти к новому
сознанию лишь на почве синтеза знания и веры, синтеза,
удовлетворяющего положительно ценную потребность
интеллигенции в органическом соединении теории и практики,
“правды-истины” и
“правды-справедливости”». Тогда, по
мнению Бердяева, «народится новая душа
интеллигенции». Булгаков и Франк выступали за
религиозное возрождение. Франк советовал интеллигенции
«перейти к творческому, созидающему культуру
религиозному гуманизму». Булгаков считал своим
«общественным послушанием» создать такое
«учение о личности», которое стало бы для
интеллигенции спасительным[9].
Иными словами, религия, вера понималась как
интеллектуальное и социальное учение, как идея
.

Многочисленные оппоненты «Вех», обычно
достаточно поверхностные, упрекали авторов сборника в
противоречивости и слабом знании традиций русского
общественного движения. Слабость такой критики состояла в
том, что веховцы писали скорее о собственном опыте, чем о
прошедших веках. Кроме того, поднявшийся шквал
свидетельствовал: обвинения, предъявленные авторами
«Вех» русской интеллигенции, попали в цель. И
дело было не в том, что идеи сборника были новы, –
нет, о грядущей смерти интеллигенции в это время говорили
многие: за несколько месяцев до выхода сборника ее
возвещал на заседании Религиозно-философского общества
А.А. Блок, о том же предупреждал Вяч. И. Иванов, причем на
его докладе присутствовал П.Б. Струве[10].
Самое важное, что веховцы сами были плотью от плоти
революции и интеллигенции. Не случайно их товарищ по
кадетской партии П. Н. Милюков призывал веховцев не
бороться с фатумом: «Опомнитесь. Вспомните о
долге и дисциплине, вспомните, что вы – только
звено в цепи поколений, несущих ту культурную
миссию… Не вами начинается это дело, и не вами
оно кончится. Вернитесь же в ряды и станьте на ваше
место. Нужно продолжать общую работу русской
интеллигенции с той самой точки, на которой остановило
ее политическое землетрясение, ничего не уступая
врагам, ни от чего не отказываясь»[11].

Сложно сказать, подействовал ли такой призыв.
Веховцы-кадеты не отрекались от своих идей, но и не
покинули партию. Входившие в ее ЦК Струве и Изгоев
оставались верны радикальной оппозиции. «Вехи»
не были пророчеством: будучи хорошей критикой, они не
стали указанием настоящего пути. «Настоящий духовный
переворот», к которому призывали «Вехи»,
предполагал лишь «борьбу идей», а этого было
мало. Критиковавшие интеллигенцию сами предлагали
интеллигентские рецепты спасения.
Ожидавшие
«национальной революции» по младотурецкому
образцу дождались ее в феврале 1917 года: интеллигенция
взяла власть, чтобы бессильно уступить ее уголовщине.
Дореволюционные идеи «лучших представителей»
общественного движения не прошли проверку практикой. Лишь
потом, «из глубины» смуты и распада, могло
прийти отрезвление и понимание необходимости духовного
делания, без которого «борьба идей» была
бесплодна.

ДУХИ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ: Николай Бердяев


Первоначальный текст статьи

Модест
Колеров

К истории «пореволюционных»
идей:

Н.Бердяев редактирует «Из
глубины» (1918)

         Фонд Н.А.Бердяева в РГАЛИ хранит оттиск
его известной статьи «Духи русской революции», вошедшей в сборник «Из глубины».
Оттиск этот испещрен авторскими исправлениями, относящимися к осени 1918 года,
когда, подготовленный к печати еще летом, сборник так и не увидел света и остался
лежать в типографии. Фактически
Бердяев создал новый вариант своей статьи, но в издании 1921 года свет увидел
лишь ее первый вариант, второй же остался неопубликованным. Таким образом, издание
«Из глубины» 1921 года, равно как и все его переиздания, не учло авторской воли
Бердяева, оставив текст в том виде, в каком он был набран до авторской
правки. Следовательно, отразившаяся в правке авторская идейная эволюция осталась
лишь фактом внутренней жизни автора, а плоды этой эволюции стали достоянием
читающей публики лишь несколько лет спустя, когда она смогла познакомиться с
бердяевской публицистикой уже эмигрантского периода.

            История сборника «Из глубины»
как продолжения закрытого в июне 1918 г. журнала «Русская Мысль» в виде Сборника
«Русской Мысли»
(о чем свидетельствуют сигнатуры листов первого издания),
позже переименованного в «Новые Вехи», в «De profundis», а затем получившего название
«Из глубины», уже описана.
На анализируемом здесь оттиске статьи Бердяева также имеются сигнатуры: Сборник
«Русской Мысли»
. Но сопутствующая в РГАЛИ оттиску машинописная копия статьи
Бердяева дает более полную библиографическую ссылку: Сборник «Русской Мысли».
СПб.-М. Июль 1918
. Так подтверждается предположение, что временем окончательного
составления сборника стал июль 1918-го.

            Учитывая, что правка была
внесена Бердяевым именно в оттиск, очевидно, что ее целью было переиздание статьи.
Таковым, скорее всего, должно было стать включение ее в запланированный авторский
сборник статей «Духовные основы русской революции» (М., 1918).
Предисловие к этому сборнику «Пореволюционные мысли (Вместо предисловия)», датированное
25 октября 1918,
позволяет отнести время внесения правки к периоду с июля по октябрь 1918 года.

            Как следует из приводимых
ниже авторских исправлений, основной смысл отраженной в правке полугодовой эволюции
Бердяева состоял в формулировании впоследствии широко известной концепции «пореволюционности»
(то есть транс-революционности) как пути духовного преодоления крайностей большевизма
и социалистического по своей сути синтеза либеральных завоеваний предреволюционной
России с реальностью большевистского порядка, которую, по мысли Бердяева, призвана
была унаследовать будущая, небольшевистская Россия. К этой идее синтеза генетически
были близки все крупнейшие идейные течения русской мысли после 1917 года — и
национал-большевизм, и евразийство, и сменовеховство, и либерально-консервативная
теория и практика белого движения (П.Б.Струве, П.И.Новгородцев, А.В.Карташев,
П.Н.Врангель). Вслед за А.С.Изгоевым
утверждая, что большевизм есть лишь «социализм, доведенный до конца, до предела»,
Бердяев в своем предисловии к планируемому сборнику счел необходимым уточнить:
«Пореволюционная, в глубоком духовном смысле реакционная мысль должна вступить
на новый, творческий путь, она-то и будет «положительным завоеванием» революции».
Таким образом, в Бердяеве произошла смена «страстного духовного противления
торжествовавшей коммунистической революции»
(что нашло свое высшее выражение в написанной летом 1918-го «Философии неравенства»)
на идею духовного снятия и преодоления революции (составившую
ядро будущего отношения Бердяева к революции). В этом смысле примечательна правка,
внесенная в заключительную главку статьи, равно дистанцирующая философа и от
большевиков, и от их противников. К словам «новая Россия (…) не будет такой,
какой представляют ее себе деятели и идеологи революции», Бердяев прибавляет:
«но и не такой, какой представляют себе многие деятели и идеологи контрреволюции».

            В свете приводимых ниже данных
названную перемену следует датировать не так, как это принято, — зыбким временем
около высылки 1922 года, то есть якобы под воздействием опыта подсоветской
жизни
, — а периодом с июля по октябрь 1918 года, то есть фактически до
опыта
подсоветской жизни, исходя из представлений Бердяева о ней.
Несмотря на то, что в публицистическом отношении авторская правка заметно усиливала
критику большевистского режима, критика эта отступала перед заметным охлаждением
бердяевского антикоммунизма как позиции активного, практического сопротивления
злу в пользу его духовного преодоления.

            Таким образом, на изменение
позиции Бердяева в отношении к коммунистическому режиму не повлияли ни НЭП,
ни порыв масс к культуре, ни воссозданная руками большевиков централизованная,
псевдоимперская государственность, традиционно называемые среди опытных,
исторических причин появления разного рода «синтетических», компромиссных по
отношению к большевизму течений (национал-большевизм, евразийство, сменовеховство).  
Позиция Бердяева переменилась летом-осенью 1918 года, в эпоху террора и предельной
анархии, когда ни о внятной экономической политике, ни о государственности,
ни даже о сколь-нибудь централизованной власти большевиков нельзя было и думать,
— то есть переменилась, исходя из не-исторической, а из — анти-исторической,
чисто умозрительной интуиции мыслителя. Одним словом, в этом, новом для науки,
обстоятельстве генезиса бердяевской «пореволюционности» обнаруживаются не только
анархические инстинкты мыслителя, но и не проясненные еще в полной мере глубины
действительной внеисторичности бердяевского сознания, при всей его широко известной
зависимости именно от исторических (политических, публицистических, личностных)
обстоятельств и формулировок. Неслучайно авторская правка, направленная на придание
тексту большей идейной чистоты, затронула и чисто исторические обстоятельства
1917-1918 гг., ссылки на которые Бердяев истребил с методической аккуратностью.

            Ниже курсивом приводится
вся внесенная Бердяевым правка. Основой для нее служит текст статьи в
сборнике «Из глубины», вышедшем в приложении к журналу «Вопросы философии».
Подчеркиванием обозначается вычеркнутое Бердяевым в корректуре
1918 года.

           

Н.А.Бердяев. Духи русской
революции

С. 250:

Сбились мы. Что делать
нам?

В поле бес нас водит, видно,

Да кружит по сторонам.

Пушкин

            (…) Слишком изменилось
выражение лиц русских людей, за несколько месяцев лет оно сделалось
неузнаваемым.

            (…) Русская революция антинациональна
по своему характеру, она превратила Россию почти в бездыханный труп.

            С. 251:

            (…) Духи русской революции
— русские духи, хотя и использованы врагом нашим на погибель нашу.

            (…) На поверхности все
кажется новым в русской революции, (… ) рабы стали безгранично свободными,
а свободные духом подвергаются насилию.

            С. 256:

            (…) Тщетны оказались надежды,
что революция раскроет в России человеческий образ, что личность человеческая
подымется во весь свой рост после того, как падет самовластье.

            (…) Нет уже самовластья,
а русская тьма и русское зло остались увеличились. Тьма и зло
заложены глубже, не в социальных оболочках народа, а в духовном его ядре. Нет
уже старого самодержавия, а самовластье по-прежнему с большей еще
силой
царит на Руси, по-прежнему нет уважения к человеку.

            С. 257:

            (…) Тридцать пять тысяч
курьеров могут быть представителями «совета рабочих и солдатских крестьянских
депутатов».

            С. 258:

            (…) Но ездит он не медленно
в кибитке, а мчится в курьерских поездах автомобиле и повсюду
рассылает телеграммы.

            (…) В ней есть чичиковская
смелость. В нашем летнем герое аграрной революции селянском министре земледелия
лета 1917 г.
было поистине что-то гоголевское.

            (…) Для Хлестаковых и Чичиковых
ныне еще больший простор, чем во времена самодержавия.

            С. 260:

            (…) Его творческий художественный
акт апокалиптичен, и
в этом он — поистине русский национальный гений. Метод
Достоевского иной, чем у Гоголя. Гоголь более совершенный художник. Достоевский
прежде всего великий психолог пневматолог и метафизик.

            С. 265:

            (…) Русский делает историю
Богу из-за слезинки ребенка (…) Но он же ничего не мало сделает
реально, чтобы слез было меньше…

            С. 266:

            (…) То, что Достоевский
давал антихристовым соблазнам католическое обличье, несущественно и должно быть
отнесено скорее к его недостаткам и слабостям.

            С. 269:

            (…) Это исступленное вихревое
кружение и описано в «Бесах». Там происходит оно в небольшом городке. Ныне происходит
произошло оно по всей необъятной земле русской. И начало началось
это исступленное вихревое кружение от того же духа, от тех же начал, от
которых пошло оно и в том же маленьком городке.

            С. 270:

            (…) Такими Шатовыми
полна русская революция; у всех у них
У Шатовых не разберешь, где
кончается их крайняя левость и революционность и начинается крайняя правость
и реакционность. Они всегда враги культуры, враги права, всегда истребляют свободу
лица. Это они утверждают, что Россия выше цивилизации культуры
и что никакой закон для нее не писан.

            С. 271:

            (…) Жутко в наши дни
теперь читать слова Верховенского: «В сущности наше учение есть отрицание
чести, и откровенным правом на бесчестье всего легче русского человека за собой
увлечь можно».

            С. 272:

            (…) В русской революции
окончательно угасло всякое индивидуальное мышление, мышление сделалось совершенно
безличным, массовым. Почитайте революционные газеты, прислушайтесь к революционным
речам, и получите подтверждение слов Петра Верховенского.

            С. 274:

            (…) Пораженчество во время
войны и было таким явлением смердяковщины. Смердяковщина и привела к тому,
что «умная нация» немецкая покоряет теперь «глупую» нацию русскую.

            С. 276:

            (…) раскрывается мучившая
Достоевского мысль, что любовь к людям может быть безбожной и антихристовой.
Эта любовь лежит в основе революционного социализма. Образ этого безбожного
социализма, основанного на антихристовой любви, предносится Версилову: «Я представляю
себе, что бой уже кончился и борьба улеглась. После проклятий, комьев грязи
и свистков настало затишье, и люди остались одни, как желали: великая
прежняя идея оставила их; великий источник сил, до сих пор питавший и гревший
их, отходил, но это был уже как бы последний день человечества. И люди вдруг
поняли, что они остались совсем одни, и разом почувствовали великое сиротство…
Осиротевшие люди тотчас же стали бы прижиматься друг к другу теснее и любовнее;
они схватились бы за руки, понимая, что теперь лишь они одни составляют все
друг для друга! Исчезла бы великая идея бессмертия, и приходилось бы заменить
ее… Они возлюбили бы землю и жизнь неудержимо и в той мере, в какой постепенно
сознавали бы свою проходимость и конечность, и уже особенною, уже не прежнею
любовью… Они просыпались бы и спешили бы целовать друг друга, торопясь любить,
сознавая, что дни коротки, что это — все, что у них остается. Они работали бы
друг на друга, и каждый отдавал бы всем свое состояние и тем одним был бы счастлив».
В этой фантазии раскрывается метафизика и психология безбожного социализма.
Достоевский живописует явление антихристовой любви.

            С. 277:

            (…) Достоевский видел дальше
и глубже всех. Но сам он не был свободен от русских народнических иллюзий. В
его русском христианстве были стороны, которые давали основание К.Леонтьеву
назвать его христианство розовым. Это розовое христианство и розовое народничество
более всего сказалось в образах Зосимы и Алеши, которые нельзя назвать вполне
удачными.

            (…) Но в русской революции
торжествуют не художественные прозрения Толстого, а многие моральные
его оценки.

            С. 278:

            (…) Это связано с тем,
что личность чувствует себя погруженной в коллектив, личность недостаточно еще
раскрыта и сознана.

            С. 279:

            (…) Я не знаю во всемирной
истории другого другого гения, которому была бы так чужда всякая высшая
духовная жизнь.

            С. 280:

            (…) Толстой мешал нарождению
и развитию в России нравственно ответственной личности, мешал подбору личных
качеств и потому он был злым гением России, соблазнителем ее
.

            С. 280:

            (…) Толстой сам, вероятно,
ужаснулся бы этому воплощению своих моральных оценок. Но он многого, слишком
многого из того, что сейчас происходит, хотел. Он вызвал тех духов, которые
владеют революцией, и сам был ими одержим. Это, конечно, нужно понимать не
так, что кровавый моральный облик большевизма походит на толстовский моральный
облик. Это безмерно сложнее.

            С. 281:

            (…) Исторический мир разлагается
на атомы, и атомы принудительно соединяются в безличном коллективе. «Без
аннексий и контрибуций» и есть отвлеченное отрицание всех положительных исторических
задач. Ибо поистине все исторические задачи предполагают «аннексии и контрибуции»,
предполагают борьбу конкретных исторических индивидуальностей, предполагают
сложение и разложение исторических индивидуальностей, цветение и отцветание
исторических тел.

            С. 282:

            (…) Он морально уготовлял
историческое самоубийство русского народа.
Он подрезывал крылья русскому
народу как народу историческому, морально отравил источники всякого порыва к
историческому творчеству. Мировая война проиграна Россией потому, что в ней
возобладала толстовская моральная оценка войны.
Русский народ в грозный
час мировой борьбы обессилили, кроме предательств и животного эгоизма, толстовские
моральные оценки. Толстовская мораль обезоружила Россию и отдала ее в руки
врага.

            С. 282:

            (…) Толстой был крайним
анархистом…

            С. 282:

            (…) Он дал этим инстинктам
морально-религиозную санкцию. И он один из виновников разрушения русского
государства.

            С. 283:

            (…) И в этом Толстой оказался
источником всей философии русской революции. Русская революция враждебна
высшей культуре, она хочет вернуть к естественному состоянию народной
жизни, в котором видит непосредственную правду и благостность. Русская
революция хотела бы истребить весь культурный слой наш, утопить его в естественной
народной тьме. И Толстой является одним из виновников разгрома русской культуры.
Он
нравственно подрывал возможность культурного творчества, отравлял истоки
творчества. Он отравил русского человека моральной рефлексией, которая сделала
его бессильным и неспособным к историческому и культурному действию. Толстой
— настоящий отравитель колодцев жизни.

            С. 283:

            (…) Все острие толстовской
критики всегда было направлено против культурного строя слоя.

            С. 284:

            (…) Я даже думаю, что
учение Толстого было более разрушительным, чем учение Руссо. Это Толстой сделал
нравственно невозможным существование Великой России. Он
Толстой
много сделал для разрушения России.

            С. 284-285:

            (…) Религиозный гений
апостол Павел некогда понял всю опасность превращения христианства в еврейскую
апокалиптическую секту и ввел христианство в поток всемирной истории, признав
и освятив право относительных ступеней. Толстой прежде всего восстал против
дела апостола Павла.

            С. 285:

            (…) Преодоление толстовства
есть духовное оздоровление России, ее возвращение от смерти к жизни, к возможности
творчества, возможности исполнения своей миссии в мире. И это нисколько не
означает отрицания огромного значения религиозных исканий Толстого и вполне
мирится с положительной оценкой его великого художества
. Нужно чтить своих
великих людей и мы не можем отказаться от почитания  Толстого. Но с религией
Толстого наше сознание должно решительно порвать.

            С. 285-287:

            Русский человек склонен
все переживать трансцендентно, а не имманентно. И это легко может быть рабским
состоянием духа. Во всяком случае это — показатель недостаточной духовной возмужалости.
Русская интеллигенция в огромной массе своей никогда не сознавала себе имманентным
государство, церковь, отечество, высшую духовную жизнь. Все эти ценности представлялись
ей трансцендентно-далекими и вызывали в ней враждебное чувство, как что-то чуждое
и насилующее. Никогда русская интеллигенция не переживала истории и исторической
судьбы как имманентной себе, как своего собственного дела и потому вела процесс
против истории как против совершающегося над ней насилия. Трансцендентные переживания
в массе народной сопровождались чувством религиозного благоговения и покорности.
Тогда возможно было существование Великой России. Но это трансцендентное переживание
не перешло в имманентное переживание святыни и ценности. Все осталось трансцендентным,
но вызывает уже к себе не благоговейное и покорное отношение, а отношение нигилистическое
бунтующее. Революция и есть болезненно-катастрофический переход от благоговейного
почитания трансцендентного к нигилистическому бунту против трансцендентного.
Имманентная духовная зрелость и освобождение в революции не достигаются. Слишком
многие увидали в имманентной морали и имманентной религии Л. Толстого наступление
духовной зрелости. Но это было страшным заблуждением. В действительности имманентное
сознание Толстого было нигилистическим отрицанием всех тех святынь и ценностей,
которые раньше почитались как трансцендентное. Но это есть лишь возвращение
к изначальному рабству. Такой бунт всегда есть рабий бунт, в нем нет свободы
и богосыновства. Русский нигилизм и есть неспособность имманентно и свободно
пережить все богатства и ценности Божьего мира, бессилие ощутить себя сынами
Божьими и собственниками всего наследия истории всемирной и истории родной.
Русская же апокалиптичность нередко бывает разгоряченным ожиданием чуда, которое
должно прекратить жизнь в этом отчуждении от всех богатств и преодолеть болезненный
трансцендентный разрыв. Потому так затруднено для русских имманентное творческое
развитие, так слабо у них чувство исторической преемственности. Есть какая-то
внутренняя болезнь русского духа. Болезнь эта имеет тяжелые отрицательные последствия,
но в ней раскрывается и что-то положительное, недоступное западным людям более
имманентного склада. Великим русским писателям раскрывались такие бездны и пределы,
которые закрыты для западных людей, более ограниченных и закованных своей имманентной
душевной дисциплиной. Русская душа более чутка к мистическим веяниям, она встречается
с духами, которые закрыты для забронированной западной души. И русская душа
легко впадает в смешение и подмену. Не случайно предчувствие антихриста — русское
предчувствие по преимуществу. Чувство антихриста и ужас антихриста были в русском
народе, в низах и у русских писателей, на самых вершинах духовной жизни. И антихристов
дух соблазнял русских так, как никогда не соблазнял он людей западных. В католические
всегда было сильное чувство зла, дьявола, но почти не было чувства антихриста.
Католическая душа представляла крепость, защищенную от антихристовых веяний
и соблазнов. Православие не превратило душу в такого рода крепость, оно оставило
ее более раскрытой. Но апокалипсис переживается русской душой пассивно, а не
активно. Активных орудий борьбы с антихристовыми духами нет, эти орудия не были
приготовлены. Не было лат, не было щита и меча, не было рыцарского закала души.
Русская борьба с антихристом есть всегда уход, переживание ужаса. И слишком
многие, не уходившие от соблазнов, поддавались этим соблазнам, смешивали, пленялись
подменой. Русский человек находится во власти ложной морали, ложного идеала
праведной, совершенной, святой жизни, которые ослабляли его в борьбе с соблазнами.
Эту ложную мораль и ложную святость Достоевский раскрыл и предсказал их последствия.
Толстой же проповедывал их.

            С. 287:

            (…) всякое непочтительное
отношение к этим святым вело к отлучению не только со стороны революционного
общественного мнения, но и со стороны радикального и либерального общественного
мнения.

            С. 289:

            Русским людям, плененным
духовно революционным максимализмом, свойственны переживания, очень родственные
иудейской апокалиптике, той апокалиптике, которая была преодолена и побеждена
апостолом Павлом и Христианской Церковью. Победа над этой иудейской апокалиптикой
и сделала христианство всемирно-исторической силой. Русская апокалиптика заключает
в себе величайшие опасности и соблазны, она может направить всю энергию русского
народа по ложному пути, она может помешать русскому народу выполнить его призвание
в мире, она может сделать русский народ народом неисторическим. Революционная
апокалиптика отвращает русских людей от реальностей и повергает их в царство
призраков. Освобождение от этой ложной и нездоровой апокалиптики не означает
истребления всякого апокалиптического сознания. В русской апокалиптичности скрыты
и положительные возможности.
В русской революции изживаются русские грехи
и русские соблазны, то, что открывалось великим русским писателям. Но великие
грехи и грехи великие соблазны могут быть лишь у великого по своим возможностям
народа. Негатив есть карикатура на позитив. Русский народ низко пал, но в нем
скрыты великие возможности и ему могут раскрыться великие дали. Идея народа,
замысел Божий о нем остается и после того, как народ пал, изменил своей цели
и подверг свое национальное и государственное достоинство величайшим унижениям.
Меньшинство может остаться верно положительной и творческой идее народа. Но
путь к возрождению лежит через покаяние, через сознание своих грехов,
через очищение духа народного от духов бесовских. Вину свою должны признать
все.
И прежде всего необходимо начать различать духов. Старая Россия, в
которой было много зла и уродства, но также и много добра и красоты, умирает.
Новая Россия, рождающаяся в смертных муках, еще загадочна. Она не будет такой,
какой представляют ее себе деятели и идеологи революции, но и не такой, какой
представляют себе многие деятели и идеологи контрреволюции.



В сб.: Вехи; Из глубины.
М., 1991. С.250-289. Далее указываются лишь страницы этого издания. Ссылаясь
на переиздание «Из глубины» в приложении к «Вопросам философии» как на каноническое,
нельзя не заметить однако, что текстологическое качество публикации статьи
Бердяева далеко от совершенства. Здесь особо следует отметить и исправить
пропуск в тексте «Введения».
На с.251 третью и четвертую фразы сверху следует читать так (курсивом обозначено
пропущенное издателями 1991 года): «Призрачность ее [русской революции]
— русская призрачность. Одержимость ее
характерно русская одержимость».

 

Бердяев, Николай Александрович



XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Николай Александрович Бердяев

Бердяев Николай Александрович
(6(18). 03.1874, Киев — 23.03.1948, Кламар, близ Парижа) — философ, публицист.
Учился в Киевском кадетском корпусе, в 1894 г. поступил на естественный
факультет университета Св. Владимира, через год перевелся на юридический. В
ун-те под руководством Челпанова начались его систематические занятия
философией. Тогда же Бердяев включился в с.-д. работу, став пропагандистом
марксизма, за что при разгроме Киевского «Союза борьбы за освобождение рабочего
класса» в 1898 г. был арестован и исключен из ун-та. Работа «Субъективизм и
индивидуализм в общественной философии. Критический этюд о Н. К. Михайловском»
(1901) была снабжена предисловием П. Б. Струве и знаменовала решительный поворот
т. наз. «критических марксистов» к идеализму, закрепленный несколько позже, в
1902 г., участием Бердяева в сборнике «Проблемы идеализма». С 1901 по 1903 г.
Бердяев находился в административной ссылке сначала в Вологде, а затем в
Житомире, где отошел от социал-демократии и примкнул к либеральному «Союзу
освобождения».

В 1904 г. Бердяев входил в редакцию журнала «Новый путь», а в 1905
г. вместе с Булгаковым руководил жури «Вопросы жизни». Стая публицистом и
теоретиком «новогорелигиозного сознания». См. книгу Бердяева «Новое религиозное
сознание и общественность» (1907) и «Sub specie aetemitatis. Опыты философские,
социальные и литературные» (1907). В 1908 г. Бердяев переехал в Москву. Принимал
участие в сборнике «Веки» (1909). Поиск собственного философского обоснования
«неохристианства» завершился книгой «Философия свободы» (1911) и, в особенности,
«Смысл творчества. Опыт оправдания человека» (1916), которую Бердяев ценил как
первое выражение самостоятельности своей философии.

1-я мировая война была
воспринята Бердяевым как завершение гуманистического периода истории с
доминированием западноевропейских культур и начало преобладания новых
исторических сил, прежде всего России, исполняющей миссию христианского
соединения человечества (см. сб. «Судьба России», 1918). Б. приветствовал
народный характер Февральской революции и вел большую пропагандистскую работу
(выступления в журнале «Русская свобода», «Народничество») по предотвращению
«большевизации» революционного процесса, с тем чтобы направить его в «русло
социально-политической эволюции». Октябрьскую революцию расценил как
национальную катастрофу. В советский период жизни Бердяев создал Вольную
академию духовной культуры, участвовал в создании сб. «Из глубины. Сборник
статей о русской революции» (1918), «Освальд Шпенглер и закат Европы» (1922). В
этих работах, а также в вышедших за границей — книгах «Философия неравенства.
Письма к недругам по социальной философии» (1923), «Смысл истории. Опыт
философии человеческой судьбы» (1923), «Миросозерцание Достоевского» (1923) —
русская революция рассматривается как продукт развития западноевропейского
светского гуманизма и, с другой стороны, как выражение религиозной психологии
русского народа. В 1922 г. Бердяев был выслан из Советской России.

В 1922-1924
гг. жил в Берлине. Выход в свет его эссе «Новое средневековье. Размышление о
судьбе России и Европы» (1924) принес Бердяеву европейскую известность. В 1924
г. Бердяев переехал в Кламар под Парижем, где прожил до конца своих дней. Он вел
активную творческую, общественно-культурную и редакционно-издательскую работу.
Самыми важными для понимания его философии он считал книги, написанные им в годы
вынужденной эмиграции: «О назначении человека. Опыт парадоксальной этики» (1931)
и «О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии» (1939).
Книгой, которая в наибольшей степени выражала его метафизические представления,
он считал «Опыт эсхатологической метафизики. Творчество и объективация» (1947)
После смерти Бердяева вышли: «Самопознание. Опыт философской автобиографии»,
«Царство Духа и царство Кесаря» (1949) и «Экзистенциальная диалектика
божественного и человеческого» (1952). В 1954 г. на французском языке вышла его
кн. «Истина и откровение. Пролегомены к критике откровения» (впервые на рус.
языке.: Спб., 1996).

Бердяев принимал участие в деятельности издательства YMCA-Press. известного
своими изданиями русской религиозно-философской литературы, был редактором
журнала «Путь» — органа русской религиозно-философской мысли. Он участвовал в
съездах Русского студенческого христианского движения, в «Православном деле»
матери Марии, движении «новоградства», включался в различные
общественно-политические и общественно-церковные дискуссии в эмигрантской среде,
осуществлял в своем творчестве связь русской и западноевропейской философской
мысли. В годы 2-й мировой войны Бердяев занял ясно выраженную патриотическую
позицию, а после победы над гитлеровской Германией надеялся на некую
демократизацию духовной жизни в СССР, чем и объясняется, в частности, его
«советский патриотизм». Последнее вызвало негативную реакцию со стороны
непримиримой эмиграции, постоянно обвинявшей Бердяева в «левизне» его
общественно-политической позиции, В 1947 г. Бердяеву присуждено было звание д-ра
Кембриджского университета. Главная проблема философии Бердяева — смысл
существования человека и в связи с ним смысл бытия в целом. Ее принципиальное
решение, считал он, может быть только антропоцентрическим — философия «познает
бытие из человека и через человека»; смысл бытия обнаруживается в смысле
собственного существования. Осмысленное существование — это существование в
истине, достижимое им на путях спасения (бегства от мира) или творчества
(активного переустройства мира культурой, социальной политикой).

Присущая
человеку способность к творчеству божественна, и в этом состоит его богоподобие.
Со стороны Бога высшая природа человека показывается Иисусом Христом, Богом,
принявшим человеческий облик; со стороны человека — его творчеством, созданием
«нового, небывшего ещё». Философия христианского творческого антропологизма
получила свое первое развернутое выражение в книге «Смысл творчества». Этот этап
завершается работой «Философия свободного духа. Проблематика и апология
христианства» (ч. 1 и II, 1927-1928). Субъектом бытия в ней выступает личность
как «качественно своеобразная духовная энергия и духовная активность — центр
творческой энергии» (Ч. 1. С. 42). Личность (дух) есть единство двух природ —
Божественной и человеческой; «Духовный мир есть место встречи природы
Божественной и природы человеческой. Эта встреча и есть духовный первофеномен»
(Там же. С. 71), что и определяет христианство как религию Богочеловека и
Богочеловечества. Таким образом, на этом этапе эволюции Бердяева субъектом бытия
выступает двуединство Бога и человека. В последующих работах «О назначении
человека. Опыт парадоксальной этики» (1931), «Я и мир объектов. Опыт философии
одиночества и общения» (1934) и «Дух и реальность. Основы богочеловеческой
духовности» (1937) значение пневмо (духовно) центрического момента усилено. Для
выражения этой изменившейся роли личностного духа Б. использует методологию
экзистенциальной философии. Главным субъектом бытия становится дух как
экзистенциальный субъект. Объект есть результат взаимодействия двух интенций
духа — интериоризации и экстериоризации. Первая обозначает направленность духа
на самого себя, т. е. «к миру подлинно сущему, к царству свободы» (Опыт
эсхатологической метафизики. С. 61).

Здесь происходит самоуглубление жизни духа. Вторая интенция — «к
порабощающему миру объемности, к царству необходимости» (Там же):
экстериоризацией обозначается «недолжное» состояние духа, и результатом ее
является рождение мира объектов, объективация, которая представляет тот же дух,
но в состоянии «падшести», «утери свободы». Характеризуя мир объективации,
Бердяев устанавливает такие его признаки: «1) отчужденность объекта от субъекта;
2) поглощенность неповторимо-индивидуального, личного общим,
безлично-универсальным; 3) господство необходимости, детерминации извне,
подавление и закрытие свободы; 4) приспособление к массивности и мира и истории,
к среднему человеку, социализация человека и его мнений, уничтожающая
оригинальность» (Там же. С. 63). Общество как объективация предстает господством
коллектива, где положение человека опосредствовано безличными нормами и
законами, не исключающими «свободную интимность», а отношение человека к
человеку определяется через его отношение к коллективу. Высшим проявлением
антиперсоналистского духа общества является государство, занявшее место субъекта
социальной жизни. Будучи не в силах решить проблему теодицеи, т. е. примирить
зло мира (объективацию) с существованием Бога, Бердяев в качестве возможного
источника зла допускает добытийственную иррациональную свободу, которая
коренится в безосновной бездне — Ungrund, существующей до бытия и времени. Он
определял свободу как ничем не обусловленную творческую мощь, как возможность
новизны. При этом творчество может быть направлено как во имя добра (его образец
— Сын Божий), так и во имя зла. Термин «Ungrund» Бердяев заимствовал у немецкого
мистика конца XVI — начала XVII векаа Я. Бёме. В Ungrund рождается Бог, который
из этой добытийственной основы бытия творит мир и человека. Метафизика
Богочеловека, выражаемая в терминах экзистенциальной философии, стала основанием
для иных аспектов философствования Бердяева — гносеологических вопросов,
понимания истории и культуры, природы человеческого существования. Имеется два
рода познания, полагал он, — свободное, необъективированное (вера) и
принудительное, обьективированное (наука). Высший уровень познания — религиозный
— возможен на высочайшем уровне духовной общности.

В своем отношении к религии
Бердяев скорее равнодушен к богословским догматическим, церковным вопросам. Его
интересует не столько сохранение христианства, сколько его реформация в целях
превращения его в действительную силу современности. Последнее возможно на путях
сакрализации творческой способности человечества. Модернизация христианства не
пугает Бердяева: по его мнению, «религия в мире объективации есть сложное
социальное явление», в котором чистый и первичный феномен откровения соединен с
коллективной человеческой реакцией на него. Что касается науки, то хотя она
«познает падший мир под знаком падшести», тем не менее научное познание полезно,
поскольку способствует созданию общения между людьми в нем. Высшая же общность
людей достигается в Боге. Она представляет собой соборность как внутреннее
духовное общество людей. Философская антропология Бердяева покоится на идее
богоподобия человека и вочеловечивании Бога. Если это так, то человек призван к
соучастию в Божественном творчестве и история есть продолжение миротворения.
Бердяев различает летописную, земную и небесную историку, метаисторию. Земная
история, т. е. события, следующие в необходимом порядке исторического времени,
создана грехопадением человека, катастрофой падения изначальной свободы.
Символической реальностью метаисторин выступает библейская мифология, основные
события которой (грехопадение, явление Иисуса Христа, Страшный суд) выступают
организующими моментами земной истории, Проблема смысла истории сопряжена с
проблемой исторического времени. Если оно бесконечно, то оно бессмысленно, Тогда
«история мира и история человечества имеет смысл лишь в том случае, если она
кончится» (Опыт эсхатологической метафизики. С. 198). Так в историософию Бердяев
вводит принципиальное положение о конце истории. Однако конец истории он мыслит
не как космическую или социальную катастрофу, а как преодоление объективации, т.
е. отчужденности, вражды и безличности. Поэтому, хотя управляющими историей
силами выступает Бог, историческая необходимость и человек как носитель свободы,
главная роль принадлежит последнему. Он «завершает» историю всякий раз в акте
творчества — внося в историю новизну, преодолевает дурную бесконечность
исторического времени, оконечивает его, делая возможным осмысление,
«просветление» истории. Перманентная эсхатология завершится полным преображением
«плоти» мира, когда он перейдет на качественно новый уровень существования,
окончательного «преодоления объективации, т. е. преодоления… отчужденности,
необходимости, безличности, вражды» (Экзистенциальная диалектика божественного и
человеческого. С. 237
).

В истории особое внимание Бердяева привлекают два переломных
момента: возникновение христианства и возникновение
гуманизма. Христианство
внесло в сознание понятие свободы как творчества добра или зла. Однако оно
попало под знак объективации и было воспринято как религия послушания
необходимости. Полнота откровения о человеке как творческом начале истории
осталась за пределами религиозного сознания. В новое время получила развитие
гуманистическая мировоззренческая установка — вера в «самобытные силы» человека,
«не ведомого уже никакой высшей силой». Это привело к появлению «ложных центров»
человеческого бытия: ее природно-органические и технические основания и средства
выступают в качестве ее целей. С XVIII века на авансцену истории вышла
принципиально новая реальность — техника, которая радикально изменяет условия
человеческого существования. В работах «Человек и машина» (1933), «Судьба
человека в современном мире» (1934), «О рабстве и свободе человека» (1939)
Бердяев
рисует впечатляющую картину отчуждения, дегуманизации человека. Он пишет о
возрастании духовного одиночества человека при его социализации, о безмерной
власти общества (коллектива) над личностью, о господстве фетишей государства и
нации, заместивших христианство. Он считает, что процесс дегуманизации человека
зашел настолько далеко, что вопрос о том, возможно ли будет называть человека
человеком, становится весьма актуальным. По географическим, историческим и
религиозным обстоятельствам в процессе спасения человечества от грозящей
катастрофы особую роль призвана сыграть, по мнению Бердяева, Россия. Русский
народ, в силу автономичности (противоречивости) своего психологического склада и
исторического пути, соблазнился буржуазными началами западной цивилизации
(рационалистические к атеистические учения, включая марксизм). Россия стала
местом, где происходит последнее испытание гуманизма. Бердяев выражал надежду на
то, что в постсоветской России будет создан иной, более справедливый, чем просто
буржуазный, строй и она сможет выполнить предназначенную ей миссию — стать
объединительницей восточного (религиозного) а западного (гуманистического) начал
истории.

А. А. Ермичев

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное.
Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко,
А.П. Поляков. – М., 2014,
с. 49-51.

Сочинения: Соч. (Сер. «История философии в памятниках»): В 8 кн. / Сост. В.
В. Сапов. М, 1999-2009: Собр. соч. Париж, 1983-1991. Т. 1.: Самопознание. Опыт
философской автобиографии; Т. 2: Смысл творчества. Опыт оправдания человека; Т.
3: Типы религиозной мысли в России; Т. 4: Духовные основы русской революции:
статьи 1917 -1918 гг. Философия неравенства; Н, Бердяев о русской философии.
Свердловск, 1991. Ч. 1-2: Судьба России. М., 1990; О назначении человека. М.,
1993; Философия свободного духа. М., 1994; Царство Духа и царство Кесаря. М.,
1995; Истина и откровение. Спб., 1996; Новое религиозное сознание и
общественность. М., 1999; Смысл истории. Новое средневековье. М., 2002;
Философия свободы. М., 2004; Русская идея. М.; Спб., 2005; Опыт эсхатологической
метафизики. М., 2013.

Литература: Антонов Я. Р. Николай Александрович Бердяев и его
религиозно-общественное миросозерцание. Спб., 1912; Полторацкий Я. Л. Бердяев и
Россия. Философия истории России у Н. А. Бердяева. Нью-Йорк, 1967. Кувакин В. А.
Критика экзистенциализма Бердяева. М., 1976; Он же. Религиозная философия в
России: начало XX века. М., 1980; Ермичев А. А. Три свободы Николая Бердяева.
М., 1990; Вадимов А. Жизнь Бердяева: Россия. Oakland, 1993; Н. А. Бердяев: pro
et contra. Антология. Кн. 1. [Русские мыслители о Н А. Бердяеве]. Спб., 1994;
Мысливченко А. Г. Экзистенционально-персоналистическая философия Н. А. Бердяева
// История русской философии. М., 2001, 2013; Гайденко П. П. Владимир Соловьев и
философия Серебряного века. М., 2001; С. 301-322; Титаренко С. А. Специфика
религиозной философии Н. А. Бердяева. Р/Д, 2006; Николай Александрович Бердяев.
Сер. «Философия России первой пол. XX в.» М,, 2013. Lowrie D.-A. Rebellious
prophet. A life of Nicolas Berdyaev. N.Y., 1960; Segundo J. -L. Berdiaeff. Une
reflexion chretienne sur la personne. P., 1963; Stern Я. Die
Gesellschaftsphilosophie N. Berdjajews. Koin, 1966; Dietrich W. Provokation der
Person. N. Berdjajew in dem Impulsen seines Denkens. Geinhausen; В., 1974-1979.
Bd 1-5.


Вернуться на главную
страницу Бердяева.

 

Авторы сборника «Вехи» о политико-правовом развитии России в начале XX века

(Смертин А. Н.) («История государства и права», 2007, N 15)

АВТОРЫ СБОРНИКА «ВЕХИ» О ПОЛИТИКО-ПРАВОВОМ РАЗВИТИИ РОССИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

А. Н. СМЕРТИН

Смертин А. Н., докторант Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук.

В годы первой русской революции 1905 г. стало очевидным несовпадение между априорными образами революции, мыслимой как праздник угнетенных, и теми реалиями, которые предстали перед взором русской интеллигенции, что заставило некоторых ее представителей критически подойти к своим прежним методологическим и мировоззренческим установкам. Несмотря на различия философских и общественно-политических взглядов участников сборника «Вехи», опубликованного в 1909 г., они сходились в одном — глубоком убеждении необходимости коренного пересмотра мировоззренческих основ и духовной ориентации русской интеллигенции, стоящей на позициях революционного социалистического радикализма. «Их общей платформой является признание теоретического и практического первенства духовной жизни над внешними формами общежития, в том смысле, что внутренняя жизнь личности есть единственная творческая сила человеческого бытия и что она, а не самодовлеющие начала политического порядка является единственно прочным базисом для всякого общественного строительства» <1>. Они пытались показать ошибочность и пагубность тех принципов, которые составляли идеологический фундамент российской революции. Веховцы хотели перевести систему ценностей русского общества в иное духовное русло и направление. Многие из них лично пересмотрели свои прежние марксистские и иные радикальные позиции в связи с переходом к иным мировоззренческим установкам. Так, Н. А. Бердяев в молодости за свою социал-демократическую работу был в 1898 г. арестован и проходил по делу киевского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». П. Б. Струве был известен как лидер либеральных марксистов и автор социал-демократической программы манифеста 1898 г. ——————————— <1> Вехи: Сборник статей о русской интеллигенции. С приложением «Библиографии Вех» / Послесловие и примечания Б. В. Емельянова, К. Н. Любутина. Свердловск: Изд. УрГУ, 1991. С. 4.

Ошибку в идеологических принципах русской интеллигенции веховцы видели в признании ею безусловного примата социальности, общественных форм над духовными ценностями и духовной свободой личности, что, по их мнению, в случае практической реализации может привести к трагическим последствиям, к установлению новых форм деспотизма. Но отечественная история политико-правовой мысли продемонстрировала пример неуслышанного предупреждения. Русская интеллигенция преимущественно не вняла веховскому интеллектуально-нравственному призыву и отнеслась враждебно к позиции веховцев. На взгляд автора, веховцы переоценивали значение нравственно-духовного фактора в развитии общества и государства того времени. Веховцы глубоко исследовали духовно-психологический тип или духовный уклад революционера, структуру российского революционного сознания, его историческую эволюцию и связанную с ним политическую практику. Но решительного пересмотра в интеллигентском сознании радикальной философии и идеологии вплоть до октября 1917 г. так и не произошло. Обращая внимание на перемену, произошедшую в социальном настроении интеллигенции после октября 1917 г., Н. А. Бердяев отмечал: «Теперь «Вехи» не были бы встречены так враждебно в широких кругах русской интеллигенции, как в то время, когда они появились. Теперь правду «Вех» начинают признавать даже те, которые их поносили» <2>. В веховском понимании большевизм представляет собой закономерное звено в развитии определенной традиции российской интеллигенции <3>. ——————————— <2> Аскольдов С. А., Бердяев Н. А., Булгаков С. А. и др. Из глубины: сборник статей о русской революции. М.: Изд. Моск. ун-та, 1990. С. 19. <3> Изгоев А. С. Большевистские «дурачки» и умные // Русская мысль. 1908. N 6. С. 185 — 201; Бердяев Н. А. Русская идея // Вопросы философии. 1990. N 1. С. 77 — 79.

Они считали, и достаточно обоснованно, что русская интеллигенция находится в воинственной оппозиции к власти, отчужденная от государственных институтов и политической деятельности, что она негативно настроена не только по отношению к существующему строю, но и ко всей культуре господствующих классов. Находясь в тотальной конфронтации к окружающему миру, только к народным массам интеллигенция питала «коленопреклонные», полумистические чувства. Революционная интеллигенция выработала собственный стиль жизни, свою особую мораль и специфический тип мировосприятия. «Интеллигенция приняла раскольнический характер, что так свойственно русским. Она жила в расколе с окружающей действительностью, которую считала злой, и в ней выработалась фанатическая раскольничья мораль. Крайняя идейная нетерпимость русской интеллигенции была самозащитой, только таким путем она могла сохраниться во враждебном мире, только благодаря своему идейному фанатизму она могла выдержать преследования и удержать свои черты» <4>. Таким образом, можно сделать вывод о том, что авторитарный политический режим в определенной мере порождал своих врагов, не давая возможности легально высказаться, вести политическую деятельность, участвовать в выборах. ——————————— <4> Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990. С. 46 — 48.

Глубокий раскол с миром, который нес в свой душе разночинец-нигилист, по мнению веховцев, был не специфическим интеллигентским явлением, а своеобразным отражением реально существующего в русском обществе раскола между мужицкой (народной) и дворянской культурой. Сословный строй объективно приводил к отчуждению помещиков от народных масс. Народная ненависть к «барству» имела не только классовые корни, но и культурно-бытовые. «Для русского мужика барин был не только «эксплуататором», но — что, быть может, гораздо важнее — «барин» со всей своей культурой и жизненными навыками, вплоть до платья и внешнего облика, был существом чуждым, непонятным и потому глубоко внутренне неоправданным…» <5>. В итоге политическая отчужденность от власти, «отщепенство» революционной интеллигенции, идущее от разночинцев-нигилистов и достигающее своего апогея в большевизме, по убеждению веховцев, сыграли роль той самой разрушительной силы, «которая, разлившись по всему народу и сопрягшись с материальными его похотями и вожделениями, сокрушила великое и многосоставное государство», привели к большевистской революции <6>. ——————————— <5> Франк С. Л. По ту сторону «правого» и «левого». Статьи по социальной философии // Новый мир. 1990. N 4. С. 212 — 213. <6> Аскольдов С. А., Бердяев Н. А., Булгаков С. А. и др. Из глубины: сборник статей о русской революции. М.: Изд. Моск. ун-та, 1990. С. 238.

Вероятно, не совсем обоснованно рассматривать историю возникновения большевизма исключительно как усиливающийся от поколения к поколению процесс государственного и культурного отчуждения русских революционных слоев, но данный фактор, несомненно, имел большое значение. В этом процессе, описанном русскими философами, возникает своеобразная субкультура революционно-радикальной группы интеллигентов, идут интенсивные поиски ее идеологического обоснования и оправдания. В то же время, будучи тесно связанной по своей природе с мужицкой бунтующей натурой, с ее антидворянскими настроениями и злобой к чужому «миру господ», культура нигилистической интеллигенции впитала в себя многие элементы национального, народного сознания. Духовная близость интеллигента-разночинца к мужицким антибарским настроениям и противогосударственным устремлениям подкреплялась духовно-бытовым отчуждением интеллигенции от культуры дворянской, верхних слоев общества. По мнению С. Л. Франка, «по своему социальному, бытовому и образовательному уровню она стояла гораздо ближе к низшим слоям, чем к господствующему классу», и эта социокультурная отчужденность привела к тому, что интеллигенция «явилась авангардом «нашествия внутренних варваров», которое переживала Россия» <7>. Для русской интеллигенции было очевидно, что идеалы буржуазной демократии не прельщают русский народ. Еще в 1846 г. В. Г. Белинский, отмечая эту особенность, писал, что «люди хотят картошку, а не конституцию» <8>. Напрашиваются более современные аналогии. Переход к новым формам государственного и общественного строя предполагался насильственным. «Насилие является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым. Само насилие есть экономическая потенция» <9>. Революционное уничтожение частной собственности и государства позволит, по замыслу анархистов, проявиться стремлению людей к сотрудничеству, а не к борьбе в естественных условиях. Появится возможность создать федерацию свободных коммун. ——————————— <7> Франк С. Л. По ту сторону «правого» и «левого». Статьи по социальной философии // Новый мир. 1990. N 4. С. 216. <8> Цит. по: Дан Ф. И. Демократизация станет исторически возможной // Коммунист. 1990. N 7. С. 78. <9> Маркс К., Энгельс Ф. Полн. собр. соч. Т. 4. М., С. 447.

Коммунисты полагали приоритетной задачей захват политической власти и говорили о постепенном отмирании государства, анархисты выступали за немедленную отмену государства и за экономическую революцию. Анархисты боролись за свободу личности, но непонятно, каким образом должны были обеспечиваться безопасность личности и соблюдение достигнутых договоренностей. В итоге «дело сводится к тому, чтобы рассматривать социальную эволюцию как естественно-исторический процесс развития общественно-экономических формаций» <10>. Но ведь воздействуют на процесс эволюции и развития культурно-религиозные, политические и иные факторы, и не всегда их можно определить предполагающим второстепенное значение термином «надстройка», подчеркивающим важность базиса — состояния производительных сил, исторически необходимые производственные отношения. Причем движущей силой российского коммунизма в данный исторический период во многом была революционная интеллигенция, имевшая своеобразную идейную основу. «Был создан материалистический катехизис, который был усвоен фанатически широкими слоями левой русской интеллигенции. Не быть материалистом было нравственно подозрительно. Если вы не материалист, то значит, вы за порабощение человека и народа» <11>. Русским радикалам присущи такие свойства, как «партийное сектантство, идейная нетерпимость, утрированная принципиальность, «упрямое политическое однодумство», политический и идеологический экстремизм и максимализм» <12>. ——————————— <10> Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 1. М., С. 128 — 129. <11> Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990. С. 38 — 39. <12> Ключников Ю. В., Устрялов Н. В., Лукьянов С. С. и др. Смена вех: Сборник статей. 1921. Прага, 1921. С. 21 — 22.

В образе озлобленного разночинца веховцы увидели ненависть к образованному господствующему классу, которая жила в народных массах, и эту же родственную народному сознанию озлобленность, но еще более агрессивную, чем у разночинца, они разглядели в духовно-психологическом облике большевика. У большевиков много ненависти, мстительности, замечал Н. А. Бердяев <13>. В большевизме, по мнению веховцев, протест, основанный на принципах духовного аскетизма, самоограничения и утилитаризма, противостоял буржуазной культуре. И тем не менее большевики пытались создать свою пролетарскую культуру, которая помогла воспитанию нового «советского» человека. ——————————— <13> Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990. С. 112.

——————————————————————

Русская революция 1917 года

Русская революция 1917 года

Русская революция
1917


Абстракция

Русская революция 1917 г. повлекла за собой крах
империя при царе Николае II и рост марксистского социализма при
Ленин и его большевики. Это послужило началом новой эры в России.
это повлияло на страны по всему миру.

Исторический
Фон

В годы, предшествовавшие революции 1917 года в России, страна
была череда войн. Это были Крымская война (1854-56), Русско-Турецкая
Война (1877-78), Русско-японская война (1904-1905) и Первая мировая война (1914-18).
Все это требовало от государства многого, включая налоги и рабочую силу.
Россия потерпела поражение во всем, кроме Турции.Эта серия войн
вызвали большое недовольство среди людей и причинили страдания в стране
экономика и правительство.

Наряду с этими войнами, были три основные стороны, которые внесли свой вклад
делу революции. Во-первых, это крестьяне, которые поддерживали
большинство населения России. Они были чрезмерно бедны и
едва ли мог избежать голода от урожая до урожая. Демографический бум
в России с 1867 по 1896 год наиболее остро переживали крестьяне.В
рост на 30 миллионов человек менее чем за 30 лет был слишком большим, чтобы
земли в распоряжении крестьян недостаточно увеличивались. Правительство
пытался помочь, но война превалировала. Во-вторых, произошел подъем
промышленный рабочий класс. Эти рабочие работали на шахтах, фабриках.
и мастерские крупных городов. Они страдали низкой заработной платой, плохим жилищем
и много несчастных случаев. И снова правительство попыталось помочь, минуя завод.
законы, ограничивающие количество часов, в течение которых можно работать.Однако их усилия
были в слишком маленьком масштабе, чтобы иметь какой-либо реальный эффект. В результате было
многочисленные забастовки и постоянные конфликты между рабочими и полицией.
Наконец, царь России вызвал большое неодобрение. Царь Николай
II гораздо больше интересовала семейная жизнь, чем дела государства.
Он был одержим сохранением всех своих привилегий и верил, что
он был избран Богом, чтобы править. Кроме того, он не понимал силы
индустриализация и национализм, которые росли по всей России.Его пренебрежение к борьбе людей привело их к утрате веры в
ему и давней традиции самодержавия. Люди были недовольны
и были готовы к восстанию. Им просто нужна была веская причина и сильный лидер.

Отчет об исследовании

Русская революция 1917 года была одним из самых значительных событий
в 20 в. Это полностью изменило правительство и
взгляд на жизнь в очень большой стране России. События
революции были прямым результатом нарастания конфликта в Первой мировой войне,
но значение краха империи и восстания народа увеличивается
помимо военных усилий.

В 1914 году Россия вступила в войну с большой силой. Однако их энтузиазм
было недостаточно, чтобы поддержать их, и армия понесла много потерь и
потеря артиллерийского снаряжения. России не хватало навыков мобилизации для противодействия
его потери, но, что более важно, ему не хватало хорошего руководства.Царь Николай
II (р. 1894-1917) полностью контролировал бюрократию и армию.
Он отказался делиться своей властью, и массы начали сомневаться в его лидерстве.
Летом 1915 г. Дума (парламент) потребовала создания правительства с
демократические ценности, отвечающие потребностям людей. Позже это
Однако через год Николай распустил Думу и отправился на фронт. Его
уход был вредным.

Правительство перешло к царице Александре и ее уникальной коллеге,
Распутин.Александра была очень волевой женщиной, не любила парламенты.
и поддерживал абсолютизм. Она пыталась абсолютно править в своих мужьях.
отсутствие путем увольнения и избрания должностных лиц по прихоти. Ее любимый чиновник,
Распутин, что означает «дегенеративный», был сибирским проповедником. Он принадлежал
в секту, которая смешивала сексуальные оргии с религией, и у него были таинственные
целебные силы. В результате слухов о том, что двое любовников, Распутин
был убит в декабре 1916 года тремя аристократами.В городах еда
дефицит продолжал расти, и моральный дух людей падал. Разразились беспорядки
вышел 8 марта 1917 года в городе Петрограде. (Юлианский календарь,
В то время Россия отставала от западного григорианского календаря на 13 дней.
Поэтому некоторая дата массового беспорядка 24 февраля -го числа гг.) Было начато
женщины требовали больше хлеба, но со временем распространились на другие отрасли
и по всему городу. Даже солдаты на фронте присоединились к революции.Дума сформировала временное правительство 12 марта 1917 г. и через несколько дней
позже царь ушел в отставку.

Временное правительство учредило либеральную программу различных
прав. К ним относятся свобода слова, религии и собраний; равенство
перед законом; и право профсоюзов на организацию и забастовку. Лидеры
нового созданного правительства, включая Александра Керенского, были
все еще выступал против социальной революции и видел продолжение войны
усилия как национальный долг.Правительству приходилось бороться за власть с
Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Эта группа скрупулезно
следили за временным правительством и даже принимали собственные постановления.
Один из них отнял у офицеров авторитет и поставил его
выборные комитеты. Это привело к краху армейской дисциплины. Позже это
год солдаты начали возвращаться домой, чтобы захватить землю для своих семей.
Крестьяне грабили фермы и устраивали продовольственные бунты из-за временного
Правительство не решило проблему снабжения продовольствием.Анархия забирала
место свободы, и это была идеальная ситуация для радикального социалистического
вроде Владимира Ильича Ленина взять под свой контроль.

Ленин (1870-1924) был решительным сторонником марксистского социализма. Он верил
что капитализм исчезнет только с революцией, и это было только
возможно при определенных условиях. Партия социализма разделилась на
Ленин, большевики, или «группа большинства», и меньшевики, или «меньшинство».
группа ». Группа Ленина не осталась в большинстве, но сохранила название и
сформировал дисциплинированную революционную группу.Большевики попытались
захватить власть в июле, но не удалось. Ленин бежал из Петрограда и ушел
скрываться в Финляндии. Однако популярность вечеринок сильно выросла.
все лето.

К осени 1917 г. стало ясно, что основная социально-экономическая
Проблемы, вызвавшие мартовское восстание, все еще существовали. Во-вторых
половину сентября в Петрограде прошли дебаты между большевиками.
и другие партии (социалисты и меньшевики).Цифры голосования четко
указал на большевистское большинство. Лев Троцкий был избран председателем
руководящего органа. Троцкий (1879-1940) был радикальным марксистом, удивительным
оратор и большой сторонник Ленина. За пределами Петрограда чувства
население совпало с большевистскими убеждениями. Народ хотел
видеть конец правительства Керенского, конец войны, и они хотели
новое распределение земли. Троцкий и Ленин увидели ответ на все эти желания
в захвате власти большевиками.

Ленин из Финляндии призвал большевистский комитет спланировать вооруженное восстание.
Многие сочли это слишком преждевременным и опрометчивым. Однако после того, как Ленин сделал
поездка в Петроград инкогнито, и они десять часов спорили с ними,
большевики были убеждены. Троцкий мастерски осуществил революцию.
Он сформировал военно-революционный комитет, чтобы возглавить вооружение рабочих.
по всему Петрограду. Проводились заводские собрания, чтобы поднять рабочую силу.
энтузиазм.Наконец, в ночь на 6 ноября (или 26 октября) комбинированный
силы большевистских солдат и рабочих штурмовали город и захватили
правительственные здания. Они получили большинство на конгрессе.
и объявили Ленина своим новым лидером.

Ленин объявил о прекращении боевых действий и внес предложение о перемирии.
Он также издал декрет о национализации земли. Однако он был далек от решения
проблема голода среди людей. Ленин и его большевики увеличили
противостояние в ближайшие несколько лет.Разразилась гражданская война и внешние страхи
настаивал. Ранее в боях царь Николай II и его семья были
интернирован в Ипатьевском доме, расположенном на базе большевиков в Екатеринбурге.
В июле 1918 года королевская семья была убита. Их убили из-за страха
что, если бы они остались живы, они могли бы служить средоточием антибольшевизма
движение. К концу 1920 года, когда некоторая стабильность действительно вернулась, появилась Россия.
как совершенно другая страна.

Исторический
Значение

События Русской революции, которые привели к возникновению Советского Союза
оказали глубокое влияние на весь мир.Это породило новый образ мышления
об экономике, обществе и государстве. Большевики взялись вылечить
Россия со всеми ее несправедливостями, порожденными классовыми социальными различиями.
В чем-то им это удалось. Тем не менее революция ознаменовала конец
династии, просуществовавшей 300 лет и завершившейся захватом
власть небольшой революционной группы. Царя сменил Совет
наркомов и частной собственности была упразднена. Коммунист
движение начало расти по всему миру, что напугало капиталистический мир.Хотя сила коммунизма длилась недолго, потому что он существовал в
все является доказательством того, что русская революция была крупным событием двадцатого века.
век.

Список литературы

Фицпатрик, Шейла. Русская революция . Нью-Йорк: Оксфорд
University Press, 1994.

Кочан, Лионель. Русская революция . Нью-Йорк: Wayland (издатели)
Ltd., 1971 год.

Марплс, Дэвид Р. Ленинская революция: Россия, 1917-1921 гг. . Лондон:
Pearson Education Limited, 2000 г.

Мэсси, Роберт К. Романовы: Последняя глава . Нью-Йорк:
Рэндом Хаус, 1995.

Шукман, Гарольд. Русская революция . Великобритания: Гернси
Press Company Limited, 1998 г.

Уэйд, Рекс А. Русская революция, 1917 год . Нью-Йорк: Кембридж
Университетское издательство, 2000.

Интернет-ресурсы

http: // www.mmmfiles.com/20tha02.htm
— Это эссе, которое дает краткий обзор русской революции.
и объясняет причину этого. Это также дает
отличный исторический фон.

Русский
Революция 1917 г. — короткая энциклопедическая статья, объясняющая
события революции. Также содержит ссылки на другие сайты с дополнительными
Информация.

http://www.geocities.com/CapitolHill/Senate/5471/
— Отличный сайт для фотографий задействованных людей.

http://www.fordham.edu/halsall/mod/modsbook39.html
— «Интернет-справочник современной истории», сборник правительственных документов.
и некоторые из произведений Ленина.

http://www. encyclopedia.com/articles/11250.html
— Несколько коротких статей, которые прослеживают революцию от причин до
период гражданской войны.

http://www.eurohist.com/the_russian_revolution.ht
— отличный источник для объяснения причин революции, особенно
о Крымской войне.

Веб-страница: Элизабет
М. Фернхольц

Русская революция 1917 года | Энциклопедия Холокоста

Русская революция: введение

С начала 1917 года Россия пребывала в смятении. В 1917 году произошло две революции. Первую обычно называли Февральской революцией. Это свергло имперское правительство. Вторая, большевистская революция, привела к власти большевиков. Эти события вместе именуются Русской революцией.

Февральская революция

В феврале 1917 года плохое руководство царским правительством Первой мировой войны помогло спровоцировать народное восстание, известное как Февральская революция. Этот первый компонент русской революции заставил отречься от престола царя Николая II. Он привел к власти Временное правительство, состоящее из либеральных и социалистических фракций, которое в конечном итоге возглавил член партии эсеров Александр Керенский. Этот краткий эксперимент с плюралистической демократией был хаотическим, и в летние месяцы постоянное ухудшение военных действий и все более ужасающая экономическая ситуация вызвали бунты российских рабочих, солдат и моряков («Июльские дни»).

Большевистская революция

24–25 октября 1917 года большевистские (левые социалистические) силы под руководством Владимира Ленина захватили ключевые правительственные здания и штурмовали Зимний дворец, в то время резиденцию нового правительства в столице России Петрограде (ныне Санкт-Петербург). Большевистская революция, также известная как «Великая Октябрьская социалистическая революция», была первым успешным марксистским переворотом в истории. Во время этой главы русской революции неэффективное Временное правительство было свергнуто и в конечном итоге заменено Советской Социалистической Республикой под руководством Ленина.

Последствия русской революции

Радикальные социальные, политические, экономические и аграрные реформы нового Советского государства в послевоенные годы приведут в нервное состояние западные демократические правительства. Они так опасались распространения коммунизма по Европе, что были готовы пойти на компромисс или умиротворить правые режимы (включая нацистскую Германию Адольфа Гитлера) в 1920-х и 1930-х годах.

Авторы):

Мемориальный музей Холокоста США, Вашингтон, округ Колумбия

Российская революция: как 1917 год сформировал столетие

В том году, конечно, было две революции. Когда люди пишут об историческом влиянии, они почти всегда имеют в виду Октябрьскую революцию, посредством которой Ленин и большевики захватили власть в Петрограде и провозгласили начало новой эры в человеческих делах, которая, как они утверждали, принесет коммунизм во всем мире. Но произошедшая ранее революция в феврале была провозглашена в то время событием важнейшего международного значения, поскольку она привела к падению монархии Романовых. Российскую политическую систему широко осуждали как оплот политической реакции в Европе, а Николая II считали мясником народов своей империи.Когда он отрекся от престола в марте 1917 года, не только в России, но и в Париже и Лондоне прошли радостные торжества. Толпы собрались, чтобы приветствовать перспективу демократии.

Последний монарх России Николай II на снимке под арестом после отречения от престола в марте 1917 года в конце Февральской революции. (Getty Images)

Подобные предчувствия были и в 1905 году, когда за расправой над мирными просителями у Зимнего дворца последовали публичные демонстрации в городах Российской империи. Забастовки, беспорядки в сельской местности и мятежи были близки к свержению монархии, и Николай был вынужден издать «Октябрьский манифест», в котором он обещал провести реформы, охватывающие гражданские свободы и выборные представительные институты. Эта уступка, полученная от упрямого царя, сопровождалась жестокими репрессиями против революционных партий. К концу 1906 года Николай II стабилизировал свой авторитет, хотя и за свою цену: ему пришлось разрешить создание Государственной Думы (первый избранный российский парламент) и обеспечить более широкую свободу слова и собраний.И в течение следующих нескольких лет он пытался вернуть силы, унаследованные им после смерти своего отца в 1894 году.

Революционные партии, как либералы, так и крайне левые социалисты, такие как большевики, были разочарованы тем, что Николаю удалось удержаться на своем троне. Но он был унижен, и монархия Романовых уже никогда не была прежней. Зрелище Николая «Кровавого», вынужденного признать существование избранного парламента, оказало влияние на революционеров и реформаторов по всему миру. Те, кто в Турции и Китае, воодушевились и усилили свои усилия по обеспечению трансформации политики в своих странах. Они рассудили, что туда, куда вела Россия, наверняка быстро последуют другие.

Фотография (возможно, постановочная) показывает, как большевики штурмуют Зимний дворец в Петрограде и катапультируют кабинет временного правительства России. (Getty Images)

Когда Николай II ушел в отставку во время революционного кризиса марта 1917 года, ситуация была совершенно иной.Россия вместе с Францией и Великобританией участвовала в Первой мировой войне против Германии и Австро-Венгрии. Поначалу провоенные политики в Париже и Лондоне считали, что династический инкуб был исключен из российского политического тела, и что дело союзников может только выиграть. Потакание Николая религиозному мистику и серийному аферисту Григорию Распутину навлекло на себя дурную славу императорского двора, а нехватка продовольствия лишила терпения петроградских рабочих и солдат гарнизона, которые вышли на улицы, чтобы призвать к концу монархии. Но российская армия на восточном фронте хорошо себя зарекомендовала в течение этой долгой холодной зимы, и многие западные политики, в том числе американцы, присоединившиеся к войне в апреле, ликовали, что свободная Россия теперь сможет под руководством либералов. временное правительство, чтобы бороться с немцами с повышенным моральным духом и эффективностью.

Иностранцы, жаждущие реформ в своих странах, были впечатлены масштабами изменений, произошедших после упадка монархии.Даже лидер большевиков Ленин признал, что Россия стала «самой свободной страной в мире». Ленин, в то время живший в изгнании в Швейцарии, стремился использовать любую возможность, чтобы свергнуть новый кабинет и развернуть флаг коммунистической революции.

Иностранцы, жаждущие реформ в своих странах, были впечатлены масштабами изменений, которые произошли после упадка монархии.

Однако условия оказались полезными. Городская экономика рухнула. Администрация распалась, в вооруженных силах нарушилась дисциплина. Абсолютная реальная власть принадлежала не правительству, а рабочим советам («советам»), которые возникли в городах, и большевики упорно трудились, чтобы стать избранными на руководящие должности в этих советах. К октябрю Ленин убедил свою партию в том, что советы могут служить основой революционного управления.

Доступный коммунизм

Ленин был фанатичным марксистом, считавшим, что только он может адекватно интерпретировать доктрины Маркса и Энгельса.Невысокий и коренастый, он удивил даже свою партию тем, как успешно приспособился к требованиям открытой политики революции. Вернувшись в Петроград в апреле 1917 года, он завербовал бывшего антибольшевистского марксистского лидера Льва Троцкого в партию большевиков на том основании, что они согласились как с необходимостью прекращения Первой мировой войны, так и с возможностью свержения временного правительства. Хотя Ленин был воодушевляющим оратором, Троцкий был гениальным оратором. Оба были выдающимися в своей способности упрощать коммунистические доктрины и политику до формы, доступной слушателям, которые ничего не знали о марксистской интеллектуальной запутанности.В центральное руководство большевиков входили и другие деятели, ощетинившиеся политическим талантом, в том числе Иосиф Сталин, Григорий Зиновьев и Феликс Дзержинский. Все были привержены цели свержения временного правительства, и рядовые члены партии одобряли их радикализм.

Ленин и Иосиф Сталин в дискуссии в 1922 году. После смерти Ленина, два года спустя, Сталин пришел к власти и ввел быструю индустриализацию и коллективизацию сельского хозяйства. (Getty Images)

25 октября большевики привели в действие Военно-революционный комитет Петроградского Совета и выбросили старый кабинет.Ленин стал председателем Совнаркома, нового советского правительства, которое провозгласило полный отказ от прежней политики. В мировой войне должен был быть установлен всеобщий мир. Земля была передана в крестьянский контроль. Была национализирована крупная промышленность и банковская система.

Партия большевиков считала, что, если бы она могла передать свое послание рабочим и солдатам с обеих сторон войны, эти люди тоже восстали бы и свергнули свои правительства. Вскоре, несомненно, произойдет «европейская социалистическая революция».Ленин и его товарищи пошли на политическую авантюру, которая, по их мнению, была беспроигрышной. Соперничающие социалисты в России предупреждали, что шансы были против них, и что гражданская война и диктатура были наиболее вероятными результатами; они видели в большевиках безответственных авантюристов. Мало кто давал Совнаркому много шансов выжить. Но все знали, что произошло событие огромного международного значения.

Для союзных политиков опасность заключалась в том, что Ленин, даже если бы он находился у власти ненадолго, нанес бы ущерб военным усилиям.Совнарком договорился о перемирии с немцами и австрийцами на восточном фронте. Было очевидно, что, если перемирие станет постоянным миром, немецкие дивизии переместятся с востока на запад. Это решительно изменило бы военный баланс против союзников.

Мир был подписан между Совнаркомом и Центральными державами в Брест-Литовске в марте 1918 года, и весной Германия была близка к тому, чтобы прорвать тыл западному фронту. Но французская и британская армии устояли, и сломалась немецкая военная машина.Война закончилась.

Утопические мечты разбиты

Тем временем большевики, как и предсказывали их политические враги левые, оказались охваченными гражданской войной. Большинство из них ожидало, что революция будет плавно переходить от успеха к успеху, и они глубоко подозревали постоянные армии. Но на собственном опыте они усвоили, что для того, чтобы «Советская власть» выжила, они должны сформировать Красную Армию на принципах регулярной дисциплины и использовать опыт офицеров, служивших в вооруженных силах Николая II.Они тоже начали с идей о высвобождении инициативы простых фабрично-заводских рабочих. Вместо этого они обнаружили, что российский рабочий класс все чаще обвиняет их в неспособности восстановить экономику и гарантировать поставки продовольствия. Лидеры большевиков отреагировали подавлением забастовок и ужесточением своей диктатуры. Большевизм все больше обнажал и пересыпал свои принципы иерархической карательной организации. Утопические либертарианские идеи, которые вдохновляли многих партийных лидеров и членов в 1917 году, исчезли из повестки дня.

Солдаты большевистской Красной армии, около 1920 года во время гражданской войны в России. Войска Красной Армии можно было узнать по характерной буденовской суконной шляпе, украшенной звездой. (Getty Images)

Тем не менее, большевики по-прежнему придерживались цели глобальной революции и в марте 1919 года создали Коммунистический Интернационал (Коминтерн) с целью создания коммунистических партий по всему миру. Для этого были предоставлены агенты и субсидии. Практически в каждой стране оказалось возможным создавать организации, бросающие вызов правящим элитам.С помощью Москвы стали доступны переводы произведений Маркса, Энгельса, Ленина и Троцкого. Ходили слухи, что, каким бы трудным ни был путь, российские коммунисты продвигались к созданию общества нового типа, которое принесет здоровье, кров, образование и материальное благополучие всем членам общества, и, в первую очередь, пользу. будет направлен на работающих бедняков. Коммунисты создавали карикатуры на раздутых капиталистов, сигары во рту и кошельки с золотом, свисающие с их поясов, эксплуатируя «пролетариат».Злобных полководцев и епископов, страдающих расстройством желудка, часто изображали помощниками банкиров и промышленников. В послевоенной Европе и даже в Северной Америке такие идеи получили широкое распространение.

Экспорт большевизма

Действительно, большевистская модель была быстро принята в Баварии и Венгрии в 1919 году, где поражение в войне привело к политическому краху и нехватке продовольствия. Ультралевые социалисты воспользовались шансом захватить власть в Мюнхене и Будапеште. Баварские революционеры были в высшей степени некомпетентными, им не хватало практических навыков, которые большевики выработали за долгие годы, в течение которых им приходилось избегать лап царской тайной полиции.Красная революция была подавлена ​​в Мюнхене в течение нескольких недель, и антикоммунистические демобилизованные офицеры и солдаты пресекали аналогичные попытки в Берлине.

А вот в Венгрии коммунисты были подготовлены лучше. Во главе с Белой Куном они выдвинули себя как единственная партия, которая отказалась преклонить колени перед союзниками. Государственная собственность была объявлена ​​всей городской экономикой, и была предпринята попытка навязать крестьянству систему коллективного земледелия. Однако последовала гражданская война, и румынские силы вторжения разбили армию Куна.

Бела Кун, большевик-коммунист-революционер, который несколько месяцев руководил Венгрией в 1919 году (Getty Images)

Напротив, к 1920 году гражданская война в России завершилась триумфом коммунистов. Ленин был так уверен в Красной Армии, что применил ее против Польши с целью экспорта революции в Центральную Европу. Идея заключалась в том, чтобы не только коммуницировать поляков, но и прорваться в Германию и воскресить волю крайне левых социалистов и сторонников коммунистов к свержению немецкого правительства.Так осуществится мечта о «европейской социалистической революции». Но Ленин совершил грубейший просчет. Красная Армия встретила огромное сопротивление, не считая Варшавы, когда поляки, в том числе рабочие, собрались массами, чтобы отразить вторжение старого национального врага. Совнарком, отчаявшийся в то время, когда он столкнулся с крестьянскими восстаниями в России и на Украине, потребовал мира. Унижение было полным, и многие годы спустя коммунистическое руководство в Москве отказывалось от планов экспорта революции в Европу с помощью военной силы.

Голодная семья в Поволжье, изображенная во время голода, охватившего эту местность зимой 1921/22 года, частично вызванного экономическими и материально-техническими последствиями русской революции. (Getty Images)

Тем не менее, он продолжал обеспечивать руководство и субсидии партиям, принадлежащим Коминтерну. По мере того как росли сообщения о зверствах коммунистов в Советском Союзе, на Западе наблюдалась предсказуемая политическая реакция. Правительства и церкви осудили «красную угрозу»; они выступали против коллективистских целей коммунизма и защищали ценности веры, традиций и свободы личности. Фашистские партии возникли, чтобы противостоять коммунистическому влиянию в своих странах, и эти партии были организованы в соответствии с образцом иерархии и воинственности, копировавшим сам большевизм. Политические ультраправые редко забывали упоминать в своей пропаганде, что некоторые из большевистских лидеров были еврейского происхождения. Эта идея использовалась как способ изобразить коммунистов, действовавших в европейских странах, как инопланетных заговорщиков, стремившихся положить конец христианской цивилизации.

По мере того, как росли сообщения о зверствах коммунистов в Советском Союзе, на Западе наблюдалась предсказуемая политическая реакция.

Ленин умер в 1924 году, но Советское государство, назвавшее себя Союзом Советских Социалистических Республик (СССР), пережило внутренние битвы за политику и политический успех.Иосиф Сталин, преодолев вызов, брошенный Львом Троцким, начал всеобъемлющую кампанию по углублению основ ленинской Октябрьской революции. С 1928 года Сталин ввел программу форсированной индустриализации и насильственной коллективизации сельского хозяйства. Красная Армия была увеличена в размерах и переоснащена современным вооружением. В то же время Сталин распространил сеть современных образовательных учреждений от начальных школ до университетов. Коммунистическая партия, которая уже руководила всеми правительственными учреждениями в СССР, получила задание возглавить кампанию.Несогласие безжалостно подавлялось. Была усилена мощная политическая полиция. Имя Сталина непрестанно прославлялось в СМИ.

Российская пропагандистская иллюстрация 1929 года показывает силу противостояния фашизму. Напротив, Гитлер был полон решимости остановить распространение коммунизма. (Getty Images)

Наконец, хвастались, Советское государство могло защитить себя и реально надеяться, что иностранные сочувствующие найдут способы подражать его достижениям посредством собственных революций.Это взволновало тех иностранцев, которые боялись установления коммунизма. В Германии и Франции коммунистические партии были большими, громкими и активными. Когда Гитлер пришел к власти в 1933 году, он изобразил себя единственным человеком в Европе, который мог предотвратить продвижение коммунизма, и он быстро подавил коммунистическую партию Германии и арестовал тех из ее лидеров, которые не бежали за границу. Во время гражданской войны в Испании с 1936 года военные самолеты были отправлены фашистской Италией и Третьим рейхом для помощи восстанию против республики, которую поддерживали, среди прочего, коммунисты.Кульминацией борьбы между коммунизмом и фашизмом стало вторжение Гитлера в СССР в 1941 году.

Господство и упадок

Сначала казалось, что конец Октябрьской революции близок. Но СССР перегруппировал оборону за пределами Москвы и Ленинграда и, используя свои промышленные районы и патриотический дух своего народа, разгромил немецкий вермахт и пробился к Берлину. Советский Союз взял на себя ведущую роль в урегулировании после Второй мировой войны, вынудив мир признать свое господство в Восточной Европе. Он также приобрел ядерное оружие, чтобы конкурировать с американской военной мощью.

В 1949 году в другой великой стране, Китае, произошла коммунистическая революция. В течение многих десятилетий казалось, что территориальную экспансию коммунизма будет трудно предотвратить. Соперничество двух сверхдержав, СССР и США, было стержнем холодной войны. Однако за советскую мощь пришлось заплатить внутреннюю цену, которая в середине 1980-х вынудила само коммунистическое руководство провести всеобъемлющую реформу.С 1985 года под руководством динамично развивающегося лидера реформ Михаила Горбачева СССР был «реструктурирован».

Михаил Горбачев, на фото в день его отставки с поста лидера Советского Союза, 25 декабря 1991 года. (Getty Images)

Усилия Горбачева в основном направлены на подрыв основ государственной власти. В декабре 1991 года он увидел, что его мечта рухнула, и объявил об упразднении СССР. Для Горбачева это была личная трагедия, потому что он горячо верил в то, что он считал величием идеологии Ленина. Это также была веха в мировой истории. Октябрьская революция наконец умерла на своей родине. То, что Гитлеру не удалось достичь сознательными средствами, непреднамеренно осуществил русский — а точнее, русский коммунист — и советский коммунизм упал в корзину для мусора истории.

Роберт Сервис — историк, книги которого включают История пингвинов современной России: от царизма до XXI века (Penguin, 2015)

Эта статья взята из второго номера журнала BBC World Histories, впервые опубликованного в феврале 2017 года.

История искусства в русской революции | Блог

Еще более шокирующей была смерть автора песен режима Маяковского.Его поэзия — это энергичный, изобретательный призыв к оружию, пылкий призыв восстать против старого мира и поспешить с приходом нового. Но лидеры революции были культурными консерваторами. Ленин назвал творчество Маяковского «вздором, глупостью, двойной глупостью и претенциозностью».

К концу 1920-х Маяковский разлюбил революцию и написал пьесы, критикующие мещанство советского общества. В апреле 1930 года он застрелился в своей московской квартире. Его предсмертная записка — это стихотворение, оплакивающее безответную любовь, охватившую его:

Уже час.Вы, должно быть, легли спать.
Млечный Путь струится серебром сквозь ночь.
Я никуда не тороплюсь; с молниеносными телеграммами
У меня нет причин будить или беспокоить вас.
И, как говорится, инцидент закрыт.
Лодка любви разбилась о повседневную рутину.
Теперь мы с вами уволились. Зачем тогда заморачиваться
Уравновесить взаимные горести, боли и обиды…

Еще писатели, поэты и художники умерли в ГУЛАГе.Им были предъявлены обвинения в смехотворных преступлениях, таких как шпионаж в пользу иностранных держав, но на самом деле их «преступления» носили артистический характер. Творчество великого театрального режиссера Всеволода Мейерхольда было экспериментальным и авангардным. Он был против ограничительной догмы социалистического реализма и выступил с речью. Пытки НКВД, Мейерхольд написал мучительные мольбы о помиловании из своей камеры в московской тюрьме на Лубянке.

Меня мучают. Они заставляют меня лечь лицом вниз и бьют меня по позвоночнику и ногам.Потом ногами сверху бьют … Я вою и плачу от боли. Я извиваюсь и визжаю, как собака. О, конечно же, смерть легче, чем эта. Я начинаю ругать себя в надежде, что быстро пойду на эшафот.

Мейерхольд явился на казнь в феврале 1940 года, якобы крича «Да здравствует Сталин», полагая, как и многие другие, что Отец нации не мог знать о преступлениях, совершаемых от его имени. Но Сталин и Ленин до него, безусловно, знали.Искусство, поэзия, музыка и любовь ничего не значили для фанатиков-большевиков. Как писал в 1930-х годах критик Виктор Шкловский: «Искусство должно двигаться органично, как сердце в груди человека; но они хотят управлять им, как поездом ».

«Я плохо разбираюсь в искусстве», — сказал Ленин. «Искусство для меня — всего лишь придаток, и когда его использование в качестве пропаганды, которое нам сейчас нужно, закончится, мы вырежем его как бесполезное: отрезать, отрезать!»

королевских драгоценностей, вывезенных контрабандой из России во время революции 1917 года, поступят в продажу.

от пандемии.

Оранжево-розовый бриллиант весом 25,62 карата, оцененный в 3,6–5,38 млн швейцарских франков (от 3,9 до 5,9 млн долларов), установленный в кольце, является звездным лотом на полугодовой распродаже ювелирных изделий Sotheby’s в швейцарском городе. 10 ноября.

«Красивый кристалл фантастического цвета с небольшим количеством оранжевого, но не слишком большим, так что это очень нежный цвет», — сказал агентству Рейтер Оливье Вагнер, руководитель отдела продаж и ювелирного эксперта Sotheby’s в Женеве. выставочный зал в отеле на берегу озера.

«Рынок в настоящее время очень динамичный, и после пандемии люди очень хотят покупать ювелирные изделия сегодня и покупать что-то материальное, чем они могут наслаждаться».

Для коллекционеров исторических драгоценных камней снова на площади большая овальная брошь с сапфиром и бриллиантами и соответствующие серьги из шкатулки великой княгини Марии Павловны, тети последнего российского императора Николая II.

Сапфировая брошь с бриллиантами и пара зажимов для ушей, датируемых примерно 1900 годом. Кредит: Robert Hradil / Getty Images

«Они принадлежали Великой княгине Марии Павловне Российской, которая была королевой светской жизни Санкт-Петербурга.Петербург. «Она была женой великого князя Владимира, сына царя (Александра II), и у нее была фантастическая коллекция драгоценностей», — сказал Вагнер. , который перевез их в Лондон на хранение вместе с другими драгоценностями, оценивается в 280-480 тысяч франков, сообщил аукционный дом.

Павловна сбежала из революционной России и умерла во Франции в 1920 году. Ее брошь и серьги продает европейец. княжеская семья, купившая их на аукционе в 2009 году, сообщает аукционный дом.

Sotheby’s расширяет свою неделю роскоши, проводя онлайн-распродажу «Мода сквозь время» для молодых коллекционеров, среди которых есть сумки, названные в честь кинозвезд Грейс Келли и Джейн Биркин, а также кроссовки, которые носил покойная звезда НБА Коби Брайант.

Его желто-черные туфли Nike 14-го размера США оцениваются в 25–35 000 швейцарских франков.

Движущие силы русской революции

Солдатская революция

Ни одна революция не похожа на предыдущую.У каждого есть своя индивидуальность. Вот почему каждый раз, когда вспыхивает революция, мы спрашиваем: действительно ли это революция? Мы оцениваем его по старым схемам и качаем головами от удивления по поводу его «ненормальности». Когда 9 января 1905 года несколько сотен тысяч рабочих прошли в Петербурге к царскому дворцу во главе со священником, многие подняли нос: что, революция под руководством священника?

Равным образом революция, взлетевшая 23 февраля 1917 года, теперь должна быть оценена критически.Какое значение имели солдаты, которые так бурно заняли центральное место в революции? Русская революция 1905–07 на поверхности провалилась, потому что не сумела вовлечь армию на сторону восставшего населения.

Даже если первопричины краха революции 1905 года были разными, главная причина заключается в том, что буржуазия перешла на сторону царизма; это также было результатом помощи, которую иностранный капитал оказывал буржуазии. Внешне революция была отброшена штыками крестьян в погонах. Но в революции 1917 года солдаты петербургского гарнизона атаковали арсеналы, раздавали оружие народу и оказывали самое живое давление на Думу. 1 Даже молодое поколение офицеров не сопротивлялось, к тому же, пока, по крайней мере, сопротивления со стороны армейских командиров Брусилова, Рузского и Эверта не было заметно. 2 Разве нас не заставили поверить, что переход солдатских масс к рабочим произошел с одобрения генералов и что это была военная революция, повторение в более широком масштабе революции Младотурки 1908 года? 3 Но ничего подобного.Прежде всего необходимо с самого начала установить один неоспоримый факт; а именно, что революция началась с агитации рабочего класса, массовых забастовок и демонстраций. Во-первых, солдаты стреляли по ним во многих местах. Лишь позже несколько полков подошли к демонстративным народным массам, пока, наконец, огонь не охватил весь гарнизон Петербурга.

Солдатское восстание последовало за революцией рабочих; но между ними и так называемой военной революцией не было никакого сходства.Так называемая военная революция, которую предвидели декабристы и которая с тех пор произошла в истории Испании, Португалии, Греции и, наконец, Турции, была государственным переворотом, осуществленным офицерским корпусом, единственной организованной силой в стране. эти слаборазвитые страны. 4 Солдаты обычно не вовлекались в борьбу, а когда бы то ни было, это была лишь грубая и пассивная сила, которой командовали ее офицеры. Но в революции 1917 года в первую очередь появились солдатские массы, а не генералы.А что из себя представляли эти массы солдат? Крестьяне и рабочие, пережившие историю последних двенадцати лет, годы революции и контрреволюции, два с половиной года войны и потрясенные ею до глубины души. Рабочие, уже до войны оправившиеся от ударов контрреволюции, которые незадолго до развязывания войны воздвигли баррикады в Петербурге, крестьяне, пролетаризированные столыпинскими реформами, и крестьяне, у которых война вырвала свои дома и поля — это была солдатская революция. 5 Война, возможно, дала униформу большинству народных масс, но она только усилила революционные тенденции в них. Противостояние между народом и армией было подавлено тем, что во время войны народ превратился в армию. С другой стороны, война также облегчила переход части армии на сторону рабочего класса. Большие офицерские потери вынудили правительство нанять университетскую молодежь, учителей и т. Д. В состав офицерского корпуса.Естественно, эти демократические элементы не могли стать преградой против революционных тенденций в армии. Нет необходимости подробно и подробно показывать, что генералы были против этих тенденций. Всякая революционная агитация подавлялась в русской армии такими же драконовскими средствами, как и в любой другой армии. Естественно, Брусиловы и Эверты не были против обновления правительства либералами, которое могло способствовать усилению ведения войны. Но генералы прекрасно понимали, что революция не является средством усиления ведения войны империализма. И если они не смогли отправить войска против восставших петербургских солдат, то это потому, что они приняли во внимание — как генерал Рузский сказал царю, согласно отчету Times, — тот факт, что каждый полк, который они отправляли в Санкт-Петербург, Петербург перейдет на сторону революции. Роль солдат в революции, которая, казалось, противоречила ее популярному пролетарскому характеру, напротив, свидетельствует о ее глубине и широте.

Не по команде сверху, а по искре, разлившейся с улицы в казармы, армия была приведена в движение.Это и определило характер восстания. Даже если бы революционно-патриотические элементы имели влияние в армии и лелеяли надежду на победу над прусским милитаризмом во главе революционных войск, пролетарская и крестьянская армия не поднялась бы по истечении тридцати двух месяцев войны. войны, чтобы продлиться еще тридцать два месяца. Роль, сыгранная армией в революции, которая, казалось, придавала революции воинственный характер, заключалась в укреплении тенденций революции, которая работала в направлении мира.

Итак, теперь мы подошли к носителям империалистических тенденций, к тем, кто хотел использовать революцию как средство для достижения победы, к империалистической буржуазии, участие которой в революции составляет вторую характеристику, отличающую 1917 год от 1905 года.

Империалистические революционеры

Национал-либеральный московский капиталист Гучков и консерватор Шульгин, представлявшие крупных помещиков, милостиво пригласили царя отречься от престола в Пскове. 6 Капиталисты наступали друг другу на ногу в новом революционном правительстве. Было ли это повторением событий января-декабря 1905 года, когда капиталисты платили рабочим зарплату за дни массовой политической стачки, те же самые капиталисты, бросившиеся в объятия царизма, когда выяснилось, что пролетариат начинает борьба за восьмичасовой рабочий день после победы над царизмом? Или буржуазия поняла, что ее интересы несовместимы с интересами царизма, и решилась на радикальную революцию? Разве оппортунисты в российской социал-демократии, возможно, не были правы, подтверждая, что революция победит только тогда, когда буржуазия возглавит ее? Сами факты отвечают на эти вопросы.

В начале революции 1905 года буржуазия не осознавала полностью своего антагонизма по отношению к пролетариату. Он надеялся, что пролетариат вытащит свои каштаны из огня. Но в годы войны он уже не вернулся к безумиям своей юности. Он ни на мгновение не забыл десятилетия борьбы с пролетариатом и на каждом этапе с тревогой оглядывался, чтобы посмотреть, не привел ли он в движение пролетариат своим конфликтом с царизмом. Нет, радости, ошибки и отклонения от юношеской любви оставались полностью запрещенными для буржуазии, которая старше ее на десять или более лет.Таким образом, заключила ли она брак по расчету с пролетарской революцией? Поэтому, возможно, он считал, что ему непременно придется пойти на уступки пролетариату, но что он получит взамен власть? Этого тоже не было. Буржуазия сильно организовалась за последние десять лет. Он породил картели, акционерные общества и ассоциации работодателей; в ходе войны он организовал себя в промышленные и военные комитеты и передал не только гуманитарную работу, но и большую часть снабжения армии в руки Конфедерации городов. 7 И он занялся этой работой не для поддержки царской военной политики, а потому, что видел в мировой войне средство удовлетворения своих собственных интересов.

Мы не находим такую ​​большую фракцию, как буржуазия Великобритании или Германии, стоящая за империалистической политикой России, но это более значительная капиталистическая фракция, чем та, которая поддерживала войну с Японией. Завоевание Константинополя и Армении, которое также положило бы конец независимости Персии, не только открыло бы новые рынки, но, благодаря укреплению позиций России в мире, также предоставило бы российской буржуазии благоприятные условия для заимствования капитала. который ему нужен.Победа над Германией позволила бы вырвать более выгодное торговое соглашение, другими словами, соглашение, которое гарантировало бы еще более высокие монопольные сборы под защитой усиленного контроля над промышленными тарифами. Буржуазия была согласна с царской имперской политикой с 1907 года. Поскольку это касалось государственного аппарата, она рассматривала это как средство принуждения царизма к уступкам во внутренней политике.

. Развертывание мировой войны показало, что, если после русско-японской войны русский милитаризм добился гораздо большего прогресса, чем можно было подумать, то бюрократия также была совершенно коррумпированной и неспособной выполнять огромные задачи по снабжению фронта и безопасности. организация тыла. 8 Фактически, как мы уже говорили, именно буржуазия и ее организации выполнили эти задачи. Следовательно, буржуазия надеялась, что такое положение вещей найдет свое политическое выражение. Он стремился убедить бюрократию, как вы уговариваете непослушную лошадь, но получил взамен пинки. Он запротестовал и снова получил пинки. Тогда было решено взять упрямое животное по уши. Прежде всего она попыталась с помощью союзников, которые увидели, что русская буржуазия может организовать ведение войны намного лучше, чем царские бандиты, и может гораздо дольше сопротивляться в борьбе против Германии.Бьюкенен, британский посол, 9 демонстративно поддерживал буржуазную империалистическую оппозицию. Согласно публичному заявлению в Manchester Guardian, лорд Милнер видел, как царь убедил его пойти на уступки буржуазии. 10 Когда и этот шаг потерпел неудачу, буржуазия попыталась договориться с либеральными адмиралами и генералами о совместном давлении на царя, чтобы добиться назначения либерального правительства. Буржуазия и не мечтала идти дальше.Небольшая угроза небольшого путча, и Его Величество вернется к разуму, и война сможет спокойно идти своим чередом, таков был план. Они не мечтали о революции, не хотели ее и даже боялись. И они не сделали ни одного.

25 февраля буржуазия все еще пыталась заключить мир с царем. К своему большому разочарованию, царь не хотел компромиссов. К этому добавился еще один фактор, обошедший буржуазию: пролетариат и солдаты, которые 23 февраля на улицах боролись с царизмом.Это поставило буржуазию в совершенно новую ситуацию. В Петербурге был вооруженный народ, а царь бежал, то есть объявил войну буржуазии. Должен ли он поэтому также отвергать помощь народа? Это было бы самоубийством. Буржуазия немного поболтала с царем в семье и вступила в революцию.

Пролетариат совершил революцию в спецодежде. «Революция, казалось, началась как солдатское восстание при поддержке рабочего класса, но Дума твердо и быстро взяла власть в свои руки», — писала Times от 16 марта. 11 Это суждение великого британского консервативного журнала, написанное совсем недавно под влиянием событий, звучит правдоподобно и опровергает Times , которая теперь осуждает русский рабочий класс, говоря, что не он взял власть и поэтому он должен молчать и помогать буржуазии победить. Бедный Times был обманут, когда 16 марта выразил надежду, что самые опасные дни прошли, то есть революция закончилась. 12 Он только начинается, и решающую роль в нем будет играть рабочий класс. Вот почему важно увидеть, что было сделано на сегодняшний день. Из этого также будут проистекать принципы его будущей политики.

Роль рабочего класса

Движущая сила этой революции, как и революции 1905 года, — рабочий класс. Брожение мелкой буржуазии и стремление буржуазии к власти создали только благоприятные условия, в которых революционное продвижение пролетариата могло быстро превратиться в революцию и сразу же нанести царизму сокрушительный удар.Без поддержки мелкой буржуазии в городе и деревне пролетариат не совершит революции. победоносно, и если она победит буржуазию, она не сможет долго существовать в такой аграрной стране, как Россия, без помощи крестьян. Мы делаем акцент на этих событиях не для того, чтобы обозначить перспективу развития — это будет задача других статей, — но чтобы показать, что наша концепция роли пролетариата не вытекает из переоценки его силы.Мы знаем его пределы, но это не мешает буржуазии в 1917 году быть такой же движущей силой революции, как это было в 1905 году, или отрицать, что сегодня, как и раньше, этой движущей силой является рабочий класс.

Революция началась в 1905 году с «петиции» пролетариата перед царём 9 января и закончилась его поражением в восстании в Москве в декабре 1905 года. В 1906 году пролетариат пытался удержать завоеванные позиции в своих кровавых руках, но удары капитала и царские расстрелы обрушили его.Вновь рабочий класс поднялся в Санкт-Петербурге, когда депутатов-социал-демократов второй Думы привлекли к царским судам. 13 Петербургские пролетарии произвели последние выстрелы, чтобы сказать своим доверенным лицам: «Мы здесь». Но затем тьма контрреволюции накрыла пролетариат, и только из тюрем приходили вести о вырванных из его рядов боевиках.

И хотя часть социал-демократии, ликвидаторы, 14 капитулировали, покинули ряды партии, или, скорее, признали, что единственной задачей социал-демократии было создание всевозможных легальных организаций, которые постепенно позволить рабочему классу занять позиции в России, которая уже полностью отказалась от пути буржуазной революции и встала на путь длительного буржуазного развития, радикальные элементы в партии, большевики, сохраняли свои революционные цели: до тех пор, пока Царизм и буржуазия не удовлетворили требований крестьян, необходимо было поддерживать цель насильственного ниспровержения царизма, направить борьбу партии к цели, а не к реформам, и только использовать все законные позиции с определенной целью. вид с этой целью.Между этими двумя точками зрения, точкой зрения ликвидаторов, считавших, что революция закончилась и что реформы являются следующей задачей, и точкой зрения большевиков, находилась средняя позиция, по сути, представленная Троцким. Эта тенденция, очевидно, не отказалась от революции, но рассматривала борьбу за частичные реформы как средство достижения цели. Когда рабочий класс, побежденный в 1905–07 годах, снова стал поднимать голову в 1912 году благодаря цикличному экономическому подъему, когда после Ленской резни он принял повстанческий характер, тогда реальный ход событий оборвался. борьба внутри партии. 15 Большинство пролетариата, которое действительно начало борьбу, ставило своей целью не реформу царизма, а его ниспровержение. Оно даже не хотело брать за отправную точку борьбу за реформы, а пошло на глотку царизма. В июле 1914 года, в течение месяца, предшествовавшего войне, Пуанкаре был свидетелем баррикад и массовых демонстраций в Санкт-Петербурге. 16 Возможно, результатом этой борьбы могло быть только достижение реформ, а не победа над царизмом, если бы война не обострила все противоречия. Но тогда история также научит всех, кто видит путь к революции в борьбе за реформы, что она знает и другую диалектику: реформы как результат стремления к революции. История уже доказала полную правоту большевиков против ликвидаторов и примиренцев. 17 Превращение большинства ликвидаторов в социал-патриотов показало, насколько правы были большевики в своей политике раскола с ликвидаторами.

Во-первых, война затормозила борьбу рабочего класса. Антивоенные настроения большевиков и их пропаганда революционной массовой борьбы были представлены зарубежными социал-патриотами как незначительные: небольшие группы идеологов, злобно настроенные против царизма, которым нечего было терять. Но когда из России пришли новости о борьбе постоянно растущей части рабочего класса, о забастовках с боеприпасами и о демонстрациях, они сочли их симптоматичными, но на самом деле незначительными.Лозунг большевиков: «Не социальный мир, а гражданская война!» в очередной раз это показалось центристу realpolitiker преувеличением, которое жизнь исправит сама собой: социал-демократии достаточно будет держать руки в чистоте и не брать на себя ответственность. В настоящее время в России идет гражданская война в прямом смысле этого слова. Он был развязан против воли буржуазии. Под давлением пролетариата царь был свергнут и заключен в тюрьму, полицейские реакции арестованы, а верховное командование отозвано от великого князя Николая. 18 Пролетариат немедленно привел в действие Совет рабочих депутатов, орудие борьбы, рожденное массами в 1905 году, прямое представительство класса, и вооружился. Против кого? Против еще живых сил старого режима и против нового режима буржуазии. Новый режим еще не был застрахован от реакционного заговора. Тем временем был побежден только царь, но демократия еще не была достигнута. Не было ли это слишком рано, когда с того момента радикальная социал-демократия вооружила людей для будущей борьбы, когда она выдвинула другие требования, которые пошли дальше, не только в сфере демократической республики, но и в социальной сфере; когда он требовал восьмичасового рабочего дня для рабочего класса и земли для крестьян? Учитывая, что эти требования были направлены не только против правителей прошлого, но и против нынешних правителей, пресса Антанты говорила о контрреволюционной деятельности большевиков и рабочего класса в целом. 19 Но один взгляд на силы реакции и внешнюю ситуацию революции показывает, что революция произошла бы напрасно для рабочего класса и крестьян, если бы социал-демократия объявила ее оконченной.

Тактика рабочего класса

«Учитывая, что Россия с радостью встретила новый режим, смешно сейчас говорить о возможности восстановления господства реакции; но экстремисты [то есть революционные социал-демократы. — КР] утверждают, что для рабочих опасно возвращаться на фабрики, а солдат выполнять свой долг », — телеграфировал корреспондент Times 20 марта 20 , чьи депеши, несмотря на их лукавство, лучше всего понимают противоречивые течения революции.И в официальной записке в Paris Temps от 22 марта 21 мы читаем: «Нынешнему правительству нечего опасаться возврата к реакции. Но, похоже, он действительно должен опасаться социалистов, которые оказались революционерами в самом полном смысле этого слова ». Опасность представляет не старый режим, а пролетариат; таков лозунг, который британский и французский финансовый капитал дал российской буржуазии. И это тоже его точка зрения.Но слишком слабая, чтобы так быстро свести счеты с пролетариатом, буржуазия пытается убаюкивать его первой частью контрреволюционного лозунга, радостным криком: «Старый режим мертв!» Реакционные силы никогда не складывали оружие без самого отчаянного сопротивления. Российские юнкерс и бюрократы сделают это последними; в течение многих лет экономическое развитие, а также их собственная небрежность подрывали их основу как крупных полуфеодальных землевладельцев; государственная власть — их последний спасательный круг. 22 К великому утешению эксплуататоров и бюрократических разбойников, государство является единственным источником денег и власти. Если они не хотят исчезнуть, они должны сражаться насмерть. Они были потрясены событиями, но они еще не очень ясно видят, чего им следует ожидать от определенных групп солдат. Они хотят дождаться, пока буржуазия, напуганная ростом пролетарского движения, бросится им в объятия.

Может ли пролетариат защититься от этого «уравновешенностью»? Если теперь он откажется от борьбы за хлеб, мир и свободу, в то время как нынешняя буржуазия возложит на него лавровые венцы и сможет устоять против Ноколаевых, тогда рабочие будут продолжать истекать кровью за империализм и выйдут в конце с пустыми руками. 23 Есть только один способ застраховать новый режим от старого. Он состоит в углублении и усилении революции как в социальном, так и в политическом плане. Социальная революция состоит в следующем: пролетариат должен немедленно вооружиться, немедленно провести выборы в местные города, взять на себя административный аппарат, поселить бездомных в квартиры богатых и принять драконовские меры против военных спекулянтов. Городские администрации должны немедленно поощрять создание администраций в сельской местности, подталкивать крестьян к захвату крупных помещичьих земель и предоставлять в их распоряжение средства, необходимые для обработки земли.Задачей больших комиссий и советов рабочих депутатов должно стать открыто выдвигать следующие требования: чтобы фабрики предоставили сельскохозяйственный инвентарь, а солдатам-крестьянам дали отпуск, чтобы они могли вернуться домой и обработать свои поля. Но это невозможно без остановки любого наступления, которое должно гарантировать Персию, Армению и Дарданеллы российскому империализму, и без каких-либо оборонительных действий на немецком фронте. 24

И это приводит к политическим требованиям: немедленное перемирие, мирные переговоры, восьмичасовой рабочий день, выборы в Учредительное собрание на основе всеобщего избирательного права, равного как для мужчин, так и для женщин, и предъявление обвинений Романовым в суде. . 25 Можете ли вы представить себе более высокие требования? И точно так же, как борьба за эти цели будет способствовать повышению боевой готовности рабочего класса, она свяжет русских рабочих и крестьян с состояниями революции до такой степени, что реакция больше не сможет полагаться ни на отсталость, ни на отсталость. крестьяне или усталость рабочих.

Но разве это не «план» тех революционных алхимиков, которые разрабатывают рецепты в своих исследованиях? Всякий, кто обращает пристальное внимание на хаос телеграмм из Санкт-Петербурга.В Петербурге крупные газеты заметят, что мы лишь систематизировали то, что радикализованный рабочий класс уже осознал на месте под давлением необходимости. 24 марта газета Times сообщила даже о том, что солдаты требуют демобилизовать самых пожилых мужчин, чтобы позволить им идти и обрабатывать поля. 26

Иначе и быть не может. Пролетариат должен попытаться использовать успех в своих интересах. И эта эксплуатация победы пролетариатом в своих интересах есть «анархия» «фанатизма», «экстремизма» со стороны «неизвестных ораторов» в Совете рабочих депутатов, против которых Times и Le Temps очень понравился.Подобно Антею, он возвращается на Землю, чтобы набраться сил! 27 Итак, работа пролетариата по сокращению расходов рано или поздно приведет к столкновению с «новым правительством» империалистической буржуазии, которая в этом случае окажется в том же положении, что и люди старого режима. В настоящий момент пролетариат не стремится к свержению нового правительства, он только пытается защитить себя от тех жадных рук, которые хотят отобрать у него все плоды его победы.Но поскольку оно не желает подвергаться старой эксплуатации, которую новое правительство могло бы использовать по своему желанию, мы с уверенностью можем предвидеть, что борьба между пролетариатом и новым правительством будет битвой насмерть. От этого вопроса зависят последствия русской революции.

Борьба за мир

. Вопрос о войне и мире стоит в центре всех проблем революции. Даже если исторические корни этой революции лежат гораздо глубже — это результат не только войны, но и длительного процесса разложения в России, а также длительной революционной борьбы — революция была развязана войной.Буржуазия выступила против царизма, потому что считала, что может более энергично направлять войну, в то время как народные массы поднялись, потому что они хотели бороться с ужасными последствиями войны. Но проблема войны оказалась в центре всех вопросов не только потому, что революция зародилась (во-первых) в результате войны. Царизм свергнут, но новый режим еще не построен. В связи с этим возникает вопрос: как продолжение войны и ее исход повлияют на внутреннюю структуру России? Следовательно, все противоречия и все антагонизмы революции сосредоточены в одном вопросе — мире или войне? Империалистическая буржуазия хочет войны до победы. Именно из-за этой долгожданной победы она восстала против царизма и способствовала созданию ситуации, благодаря которой победа революции стала возможной. И, ведя пропаганду войны до конца, он утверждает, что помогает делу демократизации России. Только тогда, когда Россия достигнет своих империалистических целей, в первую очередь путем захвата Константинополя и получения свободного прохода через Дарданеллы, у нее появится перспектива процветающего экономического развития, без которого невозможно внутреннее восстановление.Только уничтожение Австрии, поражение Германии и общая победа Антанты позволят создать демократическую Европу, в которой Россия будет защищена от контрреволюционных нападений Германии. Вот почему все, кто отказывается присоединиться к империалистической войне господ Гучкова и Милюкова, являются предателями революции. 28

Русские рабочие не дадут себя обмануть этим заклинателям змей. Во-первых, они слишком хорошо знают господ Гучкова и Милюкова, великих либеральных капиталистов-юнкеров и профессоров. Революция 1917 года не пережила медового месяца. Все его главные герои так тесно соприкоснулись друг с другом в течение периода 1907–1916 годов, что ни один из них не удивляет друг друга. Верно, что буржуазные либералы типа Милюкова в то время осуждали царизм, но они всегда были готовы сговориться с ним против демократии; они боролись не за свержение царизма, а за его реформу и модернизацию. Даже 28 февраля, после победы революции. Милюков высказался за конституционную монархию, а не за республику.И если в конце концов ЦК его партии, кадеты, высказались за республику, то только под растущим давлением масс; поэтому на них нельзя полагаться. 29 Еще яснее обстоит дело с Гучковым и его партией, октябристами. 30 Нет ни одного позора, совершенного царизмом после 1905 года, за который не несла бы ответственность эта партия крупных капиталистов, заклятых врагов пролетариата. И это защитники демократии, люди, способные вести войну, имеющую целью обеспечить республику в России? Только в смертельной борьбе с ними, в борьбе, направленной на их свержение, в России может быть обеспечена демократия. Эта борьба в равной степени применима к их военным целям. Эти военные цели не только не создают условий для процветающего экономического развития России, но и служат ему препятствием; если они будут реализованы, они заставят Россию нести самое тяжелое бремя. Константинополь и свободный проход через Дарданеллы не имеют значения для мирного развития России. Если бы Россия была в мире с Турцией, она могла бы посылать свои корабли с зерном по всему миру, сколько пожелает. Дарданеллы нужны России только в том случае, если она мечтает о политике империалистического разбоя и желает предпринять авантюры в Средиземном море.Но это означало бы снова гигантскую политику перевооружения и новые сложности, для разрешения которых миллионы русских рабочих и крестьян должны были бы отдать свои жизни.

Военные цели кадетов, как и октябристов, требуют войны до тех пор, пока Европа не будет обескровлена, войны, которая приведет к росту ее издержек, пока они не станут невыносимым бременем. И даже если эта цель будет достигнута, русским рабочим и крестьянам придется готовиться к новым войнам. Очевидно, что интересы русской революции требуют смертельной борьбы против кадетов и октябристов, против Временного правительства, преследующего их цели. 31 Какими бы хорошими ни были его субъективные намерения, тот, кто сидит в этом правительстве, как и мелкобуржуазный демократ Керенский, предает революцию: «Очевидно, мы должны поэтому бороться против целей империалистической войны, но мы не можем сложить оружие, однако, мы не можем сложить оружие. прежде, чем прусский милитаризм и Гогенцоллерны потерпели поражение.Если они выйдут из этой войны невредимыми, то для Российской республики не будет места. Мы должны будем защищать юношескую свободу России штыками до тех пор, пока опасность, угрожающая ей извне, не будет преодолена победой Антанты ».

Об этом заявляют не только открытые социал-патриоты, Плехановы за границей и Потресовы и Чхенкели внутри России, но даже центристы, такие как депутат Чкеидзе, Скобелев, 32 и его сторонники, формально принимающие циммервальдские резолюции. 33 Такого мнения придерживается большинство Санкт-Петербургского Совета рабочих и солдатских депутатов, представляющее народные массы Санкт-Петербурга. Пресса Антанты торжествующе сообщает: «За исключением« экстремистских »большевиков, которые являются платными немецкими агентами или фанатичными дураками, все русские социалисты выступают за продолжение войны, которую они считают оборонительной войной». И если бы социал-патриоты и центристы смогли удержать то большинство, которое они на данный момент имеют в Совете рабочих депутатов, Антанта была бы права принять их; ибо своими усилиями эти господа социал-патриоты вместе с центристами не только поддерживают цели Антанты и своего империализма, но и играют в игру Милюковых и Гучковых, а следовательно, противников победы революции и враги республики.

Эти господа социал-патриоты и центристы заявляют; «Да, мы против военных целей империализма, мы против проливания крови русских рабочих и крестьян за завоевание Дарданелл и Константинополя. Мы только хотим защитить Российскую республику от прусских штыков ». Все это прекрасно. Но если империалистическая буржуазия останется у власти, если Гучковы и Милюковы сохранят правительство в своих руках, то возобладают не желания социал-патриотов и центристов, а военные цели русского империализма и Антанты.Если Антанта победит с помощью российских социал-патриотов и центристов, это будет победа империализма, а не мир без аннексий и контрибуций, провозглашаемый Советом рабочих депутатов своими целями. Но если бы русские рабочие и крестьяне свергнули Временное правительство империалистической буржуазии, отменили все империалистические обязательства и союзы, на которые согласился царизм и признало Временное правительство, то они могли бы сказать: «Мы гарантировали республику. который не хочет завоеваний, а тот, кто против нас, ведет завоевательную войну »; тогда они могли бы обратиться к пролетариату всего мира с призывом к заключению мира между всеми народами.Тогда русская революция могла бы сказать: «Мир всех народов против империализма, или, вернее, 1793 год русского пролетариата и крестьянства, борьба русской революции против всех реакционных сил мира». 34 Тогда мы бы увидели, существуют ли условия для такой революционной войны — мы только хотим констатировать, что действительно смешно видеть Чкеидзе и Скобелев, притворяющихся Дантоном. 35 Между тем они помогают врагам русской революции, не только жирондистам, но даже монархистам русской революции, не только кадетам, но и октябристам. 36 Для чего на практике лозунг «мы продолжаем оборонительную войну»? Это только означает, что российские солдаты будут продолжать проливать свою кровь за империалистические цели и социальный мир внутри. Совет рабочих депутатов вполне может каждый день ссориться с Временным правительством, как и пишут в газетах. Но нельзя говорить рабочим: «Боритесь за свои пролетарские права, как в декабре 1905 года!» Ибо, если бы это сделали социал-патриоты и центристы, они бы значительно повредили ведению войны, учитывая, что производство боеприпасов было бы дезорганизовано и ослаблено.Если социал-патриоты и центристы хотят защищать отечество «на время», они не должны настаивать на немедленной демократизации армии и отмене офицерских привилегий, поскольку, борясь за эти цели, они ослабят боевые действия армии. емкость. Если социал-патриоты хотят сохранить генералов, устранение которых, несомненно, ослабит нынешнюю мощь армии, они не должны говорить крестьянам: «Немедленно захватите крупную феодальную земельную собственность». Если бы они это сделали, то эти близкие к юнкерам господа генералы сразу стали бы спрашивать, стоит ли защищать столь неблагодарное отечество.Подведем итог: социал-патриоты и центристы хотят временно защитить республику под руководством Гучковых и Милюковых, чтобы юношеская российская свобода не была побеждена прусским милитаризмом. Но эта свобода может быть обеспечена, — как показывает история каждой революции, — если рабочий класс и крестьянство, не дожидаясь Учредительного собрания, построят демократию снизу, возьмут эффективную власть и укоренит ее в социальном плане. Социальные патриоты и центристы должны отказаться от этой эффективной защиты революции, если они хотят продолжать войну под руководством империалистической буржуазии.Революция, которую они хотят защитить, передана врагам революции. Следовательно, остается только одно; борьба за империалистические цели. Но, к счастью для революции, ее логика сильнее, чем у социал-патриотов и центристов. Несмотря на усилия буквальной буржуазии и ее социал-патриотических и центристских прислужников, Титан не позволяет себя приручить. 37 Как сообщает, скрипя зубами, большая пресса Антанты, борьба рабочего класса за реализацию демократии за восьмичасовой рабочий день и за землю продолжается.Но борьба направлена ​​против ведения войны. И он находит своих агентов в санкюлотах, 38 авангарде русской революции, в русской революционной интернационалистической социал-демократии, в большевиках, которые противостоят сиюминутной волне республиканско-революционных иллюзий. И ничто не показывает лучше рост их могущества, чем раздражительность, с которой они борются со стороны Times и Le Temps , общепризнанных органов европейского финансового капитала.

Судьба русской революции, европейских потрясений и мира в последующий период зависит от судьбы этой пролетарской партии. Вопрос о ее положении и ее борьбе, которым мы сейчас займемся, совпадает с проблемой перспектив русской революции.

Позиция большевиков

Русские революционные социал-демократы, большевики, которые из всех фракций русского социализма вели наиболее энергичную и эффективную борьбу с царизмом, которые в период развязывания контрреволюции продолжали непрестанно работать на благо царизма. свержение царизма, не нужно доказывать, что они хотят защитить революцию от всех ее врагов и что они являются ее самыми верными хранителями.Русские революционные социал-демократы, которые с самого начала войны продемонстрировали свой империалистический характер самым резким образом и которые последовательно стремились в Циммервальде и Кентале к общей борьбе против империалистических правительств, придерживаются этой точки зрения. 39 У центральных держав на этот счет нет ни малейших иллюзий. 40 Однако в политике вопрос не в намерениях, а в результатах, задуманы они или нет. Каковы предпосылки политики большевиков и какие они имеют последствия? На этот вопрос, который полностью оправдан, необходимо дать ответ.

Внутренне большевики исходят из того принципа, что сторонников русской революции можно найти только в рабочем классе, бедном крестьянстве и бедной и неудовлетворенной мелкой буржуазии — рабочий класс был и остается единственным действительно последовательным и сознательный авангард революции — следовательно, демократия может быть создана в России только в борьбе с крупным капиталом.На той стадии развития, в которой находится Россия сегодня, когда огромные массы пролетариата противостоят концентрированному капиталу, когда в деревнях царит недовольство, когда вдоль границ России просыпаются молодые народы, российский капитал будет пытаться сосредоточить максимум власти в своих руках. и замедлить развитие демократии.

. Партии кадетов и октябрей нельзя доверять. Отныне пролетариат должен создавать демократию.Он встретит самое решительное сопротивление не только со стороны российского капитала, но и со стороны иностранного капитала. Пресса Антанты пугает русских революционеров призраком прусских штыков. Но собственная пресса уже настаивает на том, — см. Выпуски «Фигаро», — что поставщики иностранных средств имеют право настаивать на том, чтобы в России царил порядок. Нет необходимости далеко искать причины: в капиталистической стране, где существует мощный рабочий класс, который осознает свои собственные классовые интересы, демократия означает величайшую борьбу за восьмичасовой рабочий день, за достойное трудовое законодательство и за политический контроль.Все это уже непосредственно направлено против неограниченной власти капитализма — в том числе и иностранного капитала, который играет важную роль в российской экономике, — и если принять во внимание тот факт, что российский капитал желает проводить империалистическую политику, а иностранный капитал — это толкая Россию в том же направлении, ясно, что один, как и другой, должен сопротивляться победе революции. Следовательно, борьба хотя бы за демократию означает для русского рабочего класса разрыв не только с собственным капиталом, но и наиболее решительную борьбу с мировым капиталом.

. Речь идет о ведении этой борьбы в ситуации, когда при поверхностном рассмотрении не существует единого фронта мирового капитала и где борьба между столицей Центральных держав и Антантой достигла своей высшей стадии. Взгляд на ситуацию показывает, что следующим врагом, который изо всех сил будет препятствовать и сдерживать развитие демократии, будет сам российский капитализм. На данный момент у него есть сила. Его поддерживает британский и французский капитал.Ему «нужна» «немецкая опасность», чтобы отложить процесс демократизации России, чтобы в конечном итоге его остановить. Кто бы ни был с ним союзником, он убивает революцию. Если русский рабочий класс подчинится власти своих капиталистов, если он ограничит свои пролетарские цели, чтобы защитить революцию от внешних угроз, то он сдастся своим внутренним врагам. Если он покажет свою силу, он свергнет своего внутреннего врага.

Перспектива пролетария 1793 года дает ответ на вопрос социал-патриотов и центристов: «Хотите ли вы отдать русскую революцию иностранному врагу?» Большевики отвечают: «Ни внешнему врагу, ни врагу внутри!» Но так же, как невозможно победить внутреннего врага революции, российский капитал, объединившись с врагом за границей, мировым капиталом, также невозможно свергнуть врага за границей, объединившись с врагом внутри. Если бы мы были вместе с Гучковыми и Милюковыми за поражение Германии, мы не только помогли бы англосаксонскому капиталу — самой сильной части мирового капитала — эксплуатировать мир, но также и грабить Россию. Пролетариат может только непосредственно бороться против своей буржуазии.


  1. Дума была конституционным собранием, которое избиралось по принципу дифференцированного классового голосования, предоставленного царем в октябре 1905 года, чтобы ослабить потребность в демократическом парламенте.
  2. Генерал Алексей Алексеевич Брусилов (1853–1926) — главнокомандующий Юго-Западным фронтом в 1916–17; Генерал Н. В. Рузский (1854–1918) — главнокомандующий Северным фронтом; Генерал А.Е. Эверт (1857–1917) был главнокомандующим Западным фронтом в 1915–17.
  3. Движение младотурок против самодержавия, имевшее важное значение для турецкой армии, спровоцировало восстание войск в июле 1908 года при Энвер-паше и вынудило турецкое правительство принять конституцию.
  4. Декабристы были молодыми офицерами, которые инициировали попытку государственного переворота в 1825 году, поощряемую братом царя обещанием конституции.
  5. Граф Петр Аркадьевич Столыпин (1862–1911) был царским обер-министром и министром финансов. Этой реформой между 1906 и 1910 годами он нейтрализовал часть крестьянства, «разбив» сельскую общину в пользу меньшинства.
  6. Василий Витальевич Шульгин (1878–1945) был правым царским государственным деятелем и писателем.
  7. Конфедерация городов, называемая земствами, представляла собой систему провинциального и уездного самоуправления, созданную в 1864 году и управляемую местной шляхтой. Во время войны он играл важную роль в снабжении русской армии.
  8. Во время русско-японской войны (1904–06) русская армия и флот потерпели ряд унизительных поражений на Дальнем Востоке.
  9. Сэр Джордж Уильям Бьюкенен (1854–1924) был послом Великобритании в России 1910–24.
  10. Альфред Виконт Мильнер (1854–1925) был представителем военной миссии союзников в России.
  11. Эта дата в григорианском календаре соответствует 3 марта в России. До 1817 года Россия все еще придерживалась старого юлианского календаря, который к тому времени на тринадцать дней отставал от современного григорианского календаря.
  12. 3 марта в России.
  13. Члены фракции большевиков в Думе были арестованы в ночь с 4 на 5 ноября 1914 г., а затем их судили и сослали за сопротивление Первой мировой войне [ ISR примечание редактора: эта сноска относится к аресту депутатов-большевиков четвертой Думы , существовавшей с 1912–1917 гг.Однако вторая Дума, о которой здесь говорил Радек, была распущена царем в июне 1907 г.]
  14. Ликвидаторы были группой меньшевиков во главе с А. Н. Потресовым после 1907 года, которые выступали за ликвидацию нелегальных органов партии для того, чтобы действовать исключительно в рамках царской законности.
  15. Царская жандармерия обстреляла невооруженную демонстрацию забастовщиков на Ленском Голдфилде в Сибири 4 апреля 2012 года, что вызвало волну забастовок и протестов в России.
  16. Раймонд Николас Ландри Пуанкаре (1860–1934), известный шовинист и правый фланг, был премьер-министром, а затем президентом Франции.
  17. Примиренцы, или «партия большевиков», были группой, возглавляемой Рыковым, Лозовским и Сокольниковым, которые выступали за восстановление единства партии с меньшевиками в 1910 году.
  18. Великий князь Николай Николаевич (1850–1929) был Верховным главнокомандующим русскими войсками с 1914 по август 1915 года.
  19. Кордиальная Антанта, в которую вступили Великобритания и Франция в 1904 году, дала название альянсу (также называемому союзниками) Великобритании, Франции, России, Сербии, Японии, Бельгии, Италии, Румынии, США и Греции, которые воевали в мире. Первая война против центральных держав (см. Примечание о центральных державах ниже).
  20. 7 марта в России.
  21. 20 марта в России.
  22. Юнкеры были представителями прусского дворянского сословия, которые поставляли офицеров для немецкой армии и бюрократов для государственной администрации. Радек использует эту фразу для русского дворянства, чтобы его рассказ был понятен немецким читателям. В данном случае его не следует путать с использованием в России термина юнкер для офицеров-курсантов.
  23. Николаевич, ср. примечание 18.
  24. Дарданеллы, также называемые Босфором, были проходом из Черного моря в Средиземное море мимо Стамбула, турецкой столицы, которая долгое время была желанной царским государством как средство расширения на Ближнем Востоке за счет Турецкая империя.
  25. Семья Романовых была династией, правившей Россией с семнадцатого века.
  26. 11 марта в России.
  27. Антей был великаном в греческой мифологии, который боролся с Гераклом. Он черпал силу из своей матери, земли, каждый раз, когда его бросали.
  28. Александр Иванович Гучков был консервативным российским политиком, председателем Третьей Думы и военным министром Временного правительства России. Павел Милюков был основателем Конституционно-демократической партии (КД, кадеты).В качестве министра иностранных дел Временного правительства Милюков работал над тем, чтобы удержать российские армии в Мировой войне.
  29. Конституционно-демократическая партия (КД, кадеты) была буржуазной «либеральной» партией, созданной в 1905 году.
  30. Партия, созданная сторонниками царского манифеста от октября 1906 года, предусматривающая конституционный режим.
  31. Временное правительство было капиталистическим правительством, созданным Думой после падения царя. Он должен был править Россией до созыва Всероссийского Учредительного собрания для принятия решения о будущей конституции страны. Вместе Временное правительство и Совет рабочих и солдатских депутатов, о которых говорил здесь Радек, составляли известное «двоевластие», существовавшее между Февральской революцией и Октябрьской революцией 1917 года.
  32. Георгий Валентинович Плеханов (1856–1918) был пионером марксизма в России, впоследствии тяготевшим к меньшевизму. Он проводил политику поддержки русских военных усилий в Первой мировой войне и поддержки Временного правительства в 1917 году. Александр Николаевич Потресов (Старовер, 1869–1934) был одним из ведущих меньшевиков, поддерживавших Временное правительство.Аркадий Иванович Чхенкели (1874–1959) был депутатом-меньшевиком в IV Думе, а затем министром меньшевистской Грузинской республики (1918–21). Николай Семенович Чкеидзе (1864–1926) и Матвей Иванович Скобелев (1885–1939) были лидерами меньшевистского правого крыла.
  33. Циммервальдская конференция (сентябрь 1915 г.) была собранием в Швейцарии левых социалистических интернационалистов, выступавших против Первой мировой войны. Циммервальдский манифест был написан Львом Троцким.
  34. В 1793 году французские революционеры, уже находившиеся в состоянии войны с большей частью Европы, получили просьбы от жителей некоторых соседних стран помочь им свергнуть своих феодальных правителей.В этих условиях родился знаменитый лозунг: «Война замку, мир коттедже!»
  35. Жорж-Жак Дантон (1759–1794 гг.) Был революционным лидером, который стимулировал сопротивление Франции иностранному вторжению после поражения при Вальми.
  36. Жирондисты были умеренной фракцией во время Французской революции, которая пыталась затормозить ее прогресс. Некоторые из них были выходцами из Бордо, отсюда и их название.
  37. Титаны были гигантами греческой мифологии, свергнутыми богами, когда они начали свое правление.
  38. Санскюлоты были парижскими низшими сословиями, сыгравшими ведущую роль во Французской революции.
  39. Конференция в Кентале (апрель 1916 г.) была второй встречей в Швейцарии левых социалистических интернационалистов, выступавших против Первой мировой войны.
  40. Центральные державы, названные так из-за своего положения в центре Европы, — это название союза Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии, участвовавших в Первой мировой войне.

Анархизм и извращение русской революции

Аннотация

При рассмотрении вопроса о том, что фу унаследовала самые важные анархические состояния, когда вы потребляете деньги Эммы Гольдман, ведите себя с уважением к большому количеству людей.Tuttavia, mentre sosteneva i fondamenti della Rivoluzione russa, crisava al contempo i bolscevichi per aver instaurato una dittatura basata sul terrore e sulla repressione di color che la crisavano. Dal suo esilio in Inghilterra e in Francia scrisse numerose lettere sottolineando come i bolscevichi non rappresentassero la speranza di una rivoluzione global e della liberazione dei lavoratori internazionali, ma che avrebbero usato e corrotto gliis.Эта статья анализирует эти сценарии для самых редких случаев, когда закон о событиях 1917 года дал реальную политическую жизнь и пришел к новым событиям, связанным с жизнью Эммы Гольдман.

Поскольку она была одним из самых важных анархистов США, можно было предположить, что Эмма Гольдман была за большевиков. Однако, поддерживая основную идею русской революции, она критиковала большевиков за установление диктатуры, основанной на терроре и подавлении тех, кто их критиковал.Находясь в изгнании в Англии и Франции, она писала бесчисленное количество писем, чтобы подчеркнуть, что большевики не олицетворяют надежду на мировую революцию и освобождение международных рабочих, но что они будут использовать и развращать революционные идеалы, чтобы установить власть и остаться у власти. . В данной статье анализируются эти сочинения, чтобы показать, как надежды, связанные с событиями 1917 года, были разочарованы политическими реалиями и как эти события напрямую повлияли на жизнь Эммы Гольдман.

Torna su

Примечание

ФРАНКЕЛЬ, Оз, «Что случилось с« Красной Эммой »? Эмма Гольдман, от инопланетного мятежника до американской иконы », в The Journal of American History, 83, 3/1996, стр. 903-942, стр. 903.

Для некоторых примеров см .: CHALBERG, John, Emma Goldman. Американский индивидуалист , Нью-Йорк, Харпер Коллинз, 1991; ХААЛАНД, Бонни, Эмма Гольдман. Сексуальность и нечистота государства , Нью-Йорк, Монреаль, Black Rose Books, 1993.

AVRICH, Paul, Kronstadt, 1921 , Princeton (NJ), Princeton University Press, 1970; ГЕТЦЛЕР, Израиль, Кронштадт, 1917-1921 гг. Судьба советской демократии , Кембридж, Cambridge University Press, 2002.

SHATZ, Маршалл С., «Обзор: Векслер,« Эмма Гольдман в изгнании »», в The Jewish Quarterly Review , 83, 3-4 / 1993, стр. 458-460, стр. 458.

Подробное обсуждение русской революции и ее восприятия международным анархизмом см .: KELLERMANN, Philippe (hrsg. Von), Anarchismus und Russische Revolution , Berlin, Dietz, 2017. Более широкое обсуждение надежд левых интеллектуалов к российским событиям см . : ОСТОРОЖНО, Давид, Попутчики.Интеллектуальные друзья коммунизма , Нью-Хейвен (Коннектикут), Yale University Press, 1988, стр. 215-237. О перспективах других западных посетителей постреволюционной России см: FOX, Майкл Дэвид, Showcasing the Great Experiment. Культурная дипломатия и западные гости в Советский Союз, 1921-1941 гг. , Оксфорд, Oxford University Press, 2012.

HOBSBAWM, Эрик, Эпоха крайностей. Короткий двадцатый век, 1914-1991 , Лондон, Abacus, 1995.

Для более широкого обсуждения этой темы см .: JACOB, Frank, Emma Goldman und die Russische Revolution , в JACOB, Frank, ALTIERI, Riccardo (hrsg von), Die Wahrnehmung der Russischen Revolutionen 1917. Zwishnung utopischen Träumen und erschümen , Берлин, Метрополь, 2018 г., в ближайшее время.

АВРИЧ, Пол, «Русские анархисты и гражданская война», в Русское обозрение, 27, 3/1968, стр. 296-306, с. 296. Дальнейшее обсуждение позиций анархистов следует за анализом Аверича.

Ibidem , стр. 297.

Ibidem , стр. 298.

BERKMAN, Alexander, The Bolshevik Myth , New York, Boni and Liveright, 1925, p. 319.

SHATZ, Marshall S., op. соч. , стр. 459. О расколе Бакунина и Маркса см .: ECKHARDT, Wolfgang, The First Socialist Schism.Бакунин против Маркса в Международной ассоциации рабочих , Окленд (Калифорния), PM Press, 2016.

ВЕКСЛЕР, Алиса, Эмма Гольдман в изгнании. От русской революции до гражданской войны в Испании , Бостон, Beacon Press, 1989, стр. 58.

Ibidem , стр. 80.

SHATZ, Marshall S., op. соч. , стр. 460.

GOLDMAN, Emma, ​​ Living My Life, New York, Knopf, 1931, Ch.45, URL: org/library/emma-goldman-living-my-life> [по состоянию на 8 июля 2017 г.].

Там же .

Там же .

Там же .

Там же .

Ibidem , гл. 47.

Там же .

БЕРКМАН, Александра, Русская трагедия.Обзор и обзор, Н. П., Анархическая библиотека, 1922, стр. 6, URL:

Ibidem , стр. 7.

Там же .

Ibidem , стр. 8.

Там же .

Ibidem , стр. 3.

Ibidem , стр. 4.

Там же .

Там же .

Ibidem , стр. 10.

Ibidem , стр. 11.

Ibidem , стр. 12.

Там же .

Ibidem , стр.14.

Там же .

Ibidem , стр. 18.

GOLDMAN, Emma, ​​ My Disillusionment in Russia, New York, Doubleday, 1923, URL: [accept 15 июля 2017 г.].

ГОЛДМАН, Эмма, БЕРКМАН, Александр — Ленину, около марта 1920 г. , РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории), URL: jpg> [по состоянию на 3 февраля 2018 г.].

ГОЛДМАН, Мое разочарование в России , Нью-Йорк, Doubleday Page & Co., 1923

Там же .

Там же .

Там же .

Там же .

ГОЛЬДБЕРГ, Гарольд Дж., «Взгляд Гольдмана и Беркмана на большевистский режим», в The Slavonic and East European Review, 53, 131/1975, стр. 272-276, с. 272.

Там же .

Goldman — Элизабет Герли Флинн, 10 января 1920 г., Elizabeth Gurley Flynn Papers, Государственное историческое общество штата Висконсин, цитируется в там же , стр. 273.

Ibidem , стр. 237-274.

Гольдмана к?, Москва, 23 июля 1921 г., стр.I, Институт еврейских исследований Йиво, Нью-Йорк, цитируется в там же, , стр. 275-276.

ДРИННОН, Ричард, ДРИННОН, Анна Мария (ред.), Нигде дома. Письма из изгнания Эммы Гольдман и Александра Беркмана, , Нью-Йорк, Schocken Books, 1977, стр. 17-63.

БЕРКМАН, Александр, ГОЛДМАН, Эмма, «Большевики, стреляющие в анархистов», в Freedom, 36, 391, 1922, стр. 4.

Там же .

Там же .

«Большевистские ошибки, обнаженные Голдманом», в The Washington Times , 27 марта 1922 г., стр. 1-2, стр. 1.

Там же .

Там же .

РИЧАРД, Карл Дж., Когда США вторглись в Россию. Сибирская катастрофа Вудро Вильсона , Лэнхэм (Мэриленд), Rowman & Littlefield, 2013.

ГОЛДМАН, Эмма, Сокрушение русской революции , Лондон, Freedom Press, 1922, Специальные коллекции библиотеки Уорикского университета, JD 10. П6 КПП 1684.

Ibidem , стр. 3.

Там же .

Ibidem , стр. 5.

Там же .

Ibidem , стр. 7.

Там же .

Там же .

БЕРКМАН, Александр, Русская трагедия , соч., п. 4.

Ibidem , стр. 5.

ГОЛДМАН, Эмма, Мое разочарование в России, гл. 29, выделено автором.

Там же .

Там же .

ДУРЭМ, Мартин, «Британские революционеры и подавление левых в ленинской России, 1918-1924», в Журнал современной истории: рабочий класс и левая политика, 20, 2/1985, стр.203-219, с. 204.

Для некоторых примеров см. Freedom , март 1918, октябрь 1918, апрель 1919 и Spur , июль 1918, сентябрь 1918, февраль 1919.

ГОЛДМАН, Эмма, «Речь на обеде в Лондоне», 12 ноября 1924 г., Международный институт социальной истории, Амстердам, Документы Эммы Гольдман, № 284, с. 2.

Ibidem , стр. 3.

Там же .

ГОЛДМАН, Эмма, «Что я видел в России», Международный институт социальной истории, Амстердам, Документы Эммы Гольдман, № 284.

Там же .

Эмма Гольдман — Роджеру Болдуину, Лондон, 6 ноября 1924 г., Документы Эммы Гольдман, Международный институт социальной истории, Амстердам, (EGP-IISH), № 52, с. 2.

Там же .

Эмма Гольдман — Александру Беркману, Лондон, 22 декабря 1924 г., (EGP-IISH), No.23, стр. 1.

MOHRENSCHILDT, Дмитрий фон, «Первые американские наблюдатели за русской революцией, 1917-1921», в The Russian Review, 3, 1/1943, стр. 64-74, с. 65.

Ibidem , стр. 67.

Ibidem , стр. 74.

Беркман резко критиковал такую ​​деятельность. См .: БЕРКМАН, Александр, Русская трагедия , цит., С. 6.

Письмо Роджеру Болдуину, Берлин, 3 июня 1924 г., Emma Goldman Papers, New York Public Library, ZL-386, Reel 1 (EGP-NYPL), p.1.

Там же .

Роджер Болдуин — Эмме Голдман, Нью-Йорк, 24 ноября 1924 г., EGP-NYPL, стр. 2.

Эмма Гольдман — Роджеру Болдуину, Лондон, 5 января 1925 г., EGP-NYPL, стр. 2.

Эмма Гольдман миссис Дж. Д. Кэмпбелл, Сент-Джонс-Вуд, Лондон, 30 января 1925 г., EGP-NYPL, стр. 3.

Эмма Гольдман Бертрану Расселу, Лондон, 9 февраля 1925 г., EGP-NYPL, стр.1.

Эмма Гольдман — Роджеру Болдуину, Норвич, 20 апреля 1925 г. , EGP-NYPL, стр. 1-2.

Ibidem , стр. 2.

Там же .

Там же .

Тем не менее, Великая депрессия в Соединенных Штатах вызовет новый поворот в сторону Советского Союза со стороны левых интеллектуалов в западном мире. Подробнее см .: КЛАРК, Катерина, Москва, Четвертый Рим.Сталинизм, космополитизм и эволюция советской культуры, 1931-1941 гг. , Кембридж (Массачусетс), Harvard University Press, 2011; СТЕРН, Людмила, Интеллектуалы Запада и Советский Союз, 1920-40. От Красной площади до левого берега , Лондон — Нью-Йорк, Рутледж, 2006.

НАРДИН, Бруно, Социалистическая Европа и революционная Россия. Восприятие и предубеждения 1848-1923 , Кембридж, Cambridge University Press, 2002, стр. 445-514.

В Латинской Америке и Азии оценка революционных концепций развивалась по-разному.

Torna su.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts