Как пережить похороны близкого человека: «Проживание горя»: как быть сильнее ситуации

Разное

Содержание

Как пережить смерть близкого человека? – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 13 мин.

Лишь в редчайших случаях человек заранее готов к смерти близкого. Гораздо чаще горе настигает нас неожиданно. Что делать? Как реагировать? Рассказывает Михаил Хасьминский, руководитель православного Центра кризисной психологии при храме Воскресения Христова на Семеновской (г. Москва).

Через что мы проходим, переживая горе?

Николай Чехов. Молодая вдова на могиле мужа

Когда умирает близкий человек, мы ощущаем, что связь с ним рвется — и это доставляет нам сильнейшую боль. Болит не голова, не рука, не печень, болит душа. И невозможно ничего сделать, чтобы эта боль раз — и прекратилась.

Часто скорбящий человек приходит ко мне на консультацию и говорит: «Уже две недели прошло, а я никак не могу прийти в себя». Но разве можно прийти в себя за две недели? Ведь после тяжелой операции мы не говорим: «Доктор, я уже десять минут лежу, и ничего еще не зажило». Мы понимаем: пройдет три дня, врач посмотрит, потом снимет швы, рана начнет заживать; но могут возникнуть осложнения, и какие-то этапы придется проходить снова. На все это может уйти несколько месяцев. А здесь речь не о телесной травме — а о душевной, чтобы ее излечить, обычно требуется около года или двух. И в этом процессе есть несколько последовательных стадий, перепрыгнуть через которые невозможно.

Какие это стадии? Первое — шок и отрицание, затем гнев и обида, торг, депрессия и, наконец, принятие (хотя важно понимать, что любое обозначение стадий — условное, и что у этих этапов нет четких границ). Некоторые проходят их гармонично и без задержек. Чаще всего это люди крепкой веры, у которых есть ясные ответы на вопросы, что такое смерть и что будет после нее. Вера помогает правильно пройти эти этапы, пережить их один за другим — и в итоге войти в стадию принятия.

А вот когда веры нет, смерть близкого человека может стать незаживающей раной. Например, человек может на протяжении полугода отрицать утрату, говорить: «Нет, я не верю, этого не могло случиться». Или «застрять» на гневе, который может быть направлен на врачей, которые «не спасли», на родственников, на Бога. Гнев может быть направлен и на самого себя и продуцировать чувство вины: я недолюбил, недосказал, не остановил вовремя — я негодяй, я виновен в его смерти. Таким чувством подолгу мучаются многие люди.

Однако, как правило, достаточно нескольких вопросов, чтобы человек разобрался со своим чувством вины. «Разве вы хотели смерти этого человека?» — «Нет, не хотел». — «В чем же тогда вы виновны?» — «Это я послал его в магазин, а если бы он туда не пошел, то не попал бы под машину». — «Хорошо, а если бы вам явился ангел и сказал: если ты пошлешь его в магазин, то этот человек умрет, как бы вы тогда себя повели?» — «Конечно, я бы тогда никуда его не послал». — «В чем же ваша вина? В том, что вы не знали будущего? В том, что вам не явился ангел? Но при чем тут вы?»

У некоторых людей сильнейшее чувство вины может возникнуть и просто из-за того, что прохождение упомянутых этапов у них затягивается. Друзья и коллеги не понимают, почему он так долго ходит мрачный, неразговорчивый. Ему и самому от этого неловко, но он ничего с собой сделать не может.

А у кого-то, наоборот, эти этапы могут буквально «пролететь», но спустя время травма, которую они не прожили, всплывает, и тогда, возможно, даже переживание смерти домашнего животного дастся такому человеку с большим трудом.

Ни одно горе не обходится без боли. Но одно дело, когда при этом ты веришь в Бога, и совсем другое, когда ни во что не веришь: тут одна травма может накладываться на другую — и так до бесконечности.

Поэтому мой совет людям, которые, предпочитают жить сегодняшним днем и откладывают главные жизненные вопросы на завтра: не ждите, когда они свалятся на вас, как снег на голову. Разберитесь с ними (и с самими собой) здесь и сейчас, ищите Бога — этот поиск поможет вам в момент расставания с близким человеком.

И еще: если чувствуете, что не справляетесь с потерей самостоятельно, если уже полтора-два года нет динамики в проживании горя, если есть чувство вины, или хроническая депрессия, или агрессия, обязательно обратитесь к специалисту — психологу, психотерапевту.

Не думать о смерти — это путь к неврозу

Николай Ярошенко. Похороны первенца. 1893

Недавно я анализировал, как много картин знаменитых художников посвящено теме смерти. Раньше художники брались за изображение горя, скорби именно потому, что смерть была вписана в культурный контекст. В современной культуре нет места смерти. О ней не говорят, потому что «это травмирует». В действительности же травмирует как раз обратное: отсутствие этой темы в поле нашего зрения.

Если в разговоре человек упоминает, что у него кто-то погиб, то ему отвечают: «Ой, извини. Наверное, тебе не хочется об этом говорить». А может быть, как раз наоборот, хочется! Хочется вспомнить об умершем, хочется сочувствия! Но от него в этот момент отстраняются, пытаются сменить тему, боясь огорчить, задеть. У молодой женщины умер муж, а близкие говорят: «Ну, не переживай, ты красивая, ты еще выйдешь замуж». Или сбегают как от чумной. Почему? Потому что сами боятся думать о смерти. Потому что не знают, что говорить. Потому что нет никаких навыков соболезнования.

Вот в чем главная проблема: современный человек боится думать и говорить о смерти. У него нет этого опыта, ему его не передали родители, а тем — их родители и бабушки, жившие в годы государственного атеизма. Потому сегодня многие не справляются с переживанием потери самостоятельно и нуждаются в профессиональной помощи. Например, бывает, что человек сидит прямо на могиле матери или даже там ночует. От чего возникает эта фрустрация? От непонимания, что произошло и что делать дальше. А на это наслаиваются всевозможные суеверия, и возникают острые, иногда суицидальные проблемы. К тому же, рядом часто оказываются также переживающие горе дети, и взрослые своим неадекватным поведением могут нанести им непоправимую душевную травму.

Но ведь соболезнование — это «совместная болезнь». А зачем болеть чужой болью, если твоя цель – чтобы тебе было хорошо здесь и сейчас? Зачем думать о собственной смерти, не лучше ли отогнать эти мысли заботами, что-нибудь себе купить, вкусно поесть, хорошо выпить? Страх того, что будет после смерти, и нежелание об этом думать включает в нас очень детскую защитную реакцию: все умрут, а я нет.

А между тем и рождение, и жизнь, и смерть — звенья одной цепи. И глупо это игнорировать. Хотя бы потому, что это — прямой путь к неврозу. Ведь когда мы столкнемся со смертью близкого человека, мы не справимся с этой потерей. Только изменив свое отношение к жизни, можно многое исправить внутри. Тогда и горе пережить будет намного легче.

Стирайте суеверия из своего сознания

Я знаю, что на почту «Фомы» приходят сотни вопросов о суевериях. «Протерли памятник на кладбище детской одеждой, что теперь будет?» «Можно ли поднять вещь, если уронил на кладбище?» «Уронила в гроб платочек, что делать?» «На похоронах упало кольцо, к чему этот знак?» «Можно ли вешать фото умерших родителей на стене?»

Начинается завешивание зеркал — ведь это, якобы, ворота в другой мир. Кто-то убежден, что сыну нельзя нести гроб матери, а то покойнице будет плохо. Какой абсурд, кому же как не родному сыну нести этот гроб?! Конечно, ни к православию, ни к вере во Христа система мира, где случайно упавшая на кладбище перчатка являет собой некий знак, никакого отношения не имеет.

Думаю, это тоже от нежелания заглянуть внутрь себя и отвечать на действительно важные экзистенциальные вопросы.

Не все люди в храме являются экспертами по вопросам жизни и смерти

Владимиров Иван (1869- 1947). Похороны

Для многих потеря близкого человека становится первым шагом на пути к Богу. Что делать? Куда бежать? Для многих ответ очевиден: в храм. Но важно помнить, что даже в состоянии шока надо отдавать себе отчет, зачем именно и к кому (или Кому) ты туда пришел. Прежде всего, конечно, к Богу. Но человеку, который пришел в храм впервые, который, может быть, не знает с чего начать, особенно важно встретить там проводника, который поможет разобраться во многих вопросах, не дающих ему покоя.

Этим проводником, конечно, должен бы стать священник. Но у него далеко не всегда есть время, у него часто весь день расписан буквально по минутам: службы, разъезды и много чего еще. И некоторые батюшки поручают общение с новопришедшими волонтерам, катехизаторам, психологам. Иногда эти функции частично выполняют даже свечники. Но надо понимать, что в церкви можно наткнуться на самых разных людей.

Это как если бы человек пришел в поликлинику, а гардеробщица ему сказала: « У тебя что болит-то?» — «Да, спина». — «Ну, давай я тебе расскажу, как лечиться. И литературу дам почитать».

В храме то же самое. И очень грустно, когда человек, который и так ранен потерей своего близкого, получает там дополнительную травму. Ведь, честно говоря, не каждый священник сумеет правильно выстроить общение с человеком в горе — он ведь не психолог. Да и не каждый психолог справится с этой задачей, у них, как и у врачей, есть специализация. Я, например, ни при каких обстоятельствах не возьмусь давать советы из области психиатрии или работать с алкозависимыми людьми.

Что уж говорить о тех, кто раздает непонятные советы и плодит суеверия! Часто это околоцерковные люди, которые в церковь не ходят, но заходят: ставят свечи, пишут записки, освящают куличи, — и все знакомые к ним обращаются как к экспертам, которые все знают о жизни и смерти.

Но с людьми, переживающими горе, надо говорить на особом языке. Общению с горюющими, травмированными людьми надо учиться, и к этому делу надо подходить серьезно и ответственно. На мой взгляд, в Церкви это должно быть целым серьезным направлением, ничуть не менее важным, чем помощь бездомным, тюремное или любое другое социальное служение.

Чего ни в коем случае нельзя делать — это проводить какие-то причинно-следственные связи. Никаких: «Бог ребенка забрал по твоим грехам»! Откуда вы знаете то, что одному только Богу известно? Такими словами горюющего человека можно травмировать очень и очень сильно.

И ни в коем случае нельзя экстраполировать свой личный опыт переживания смерти на других людей, это тоже большая ошибка.

Итак, если вы, столкнувшись с тяжелым потрясением, пришли в храм, будьте очень осторожны в выборе людей, к которым обращаетесь со сложными вопросами. И не стоит думать, что в церкви вам все что-то должны — ко мне на консультации нередко приходят люди, оскорбленные невниманием к ним в храме, но забывшие, что они не центр вселенной и окружающие не обязаны выполнять все их желания.

А вот сотрудникам и прихожанам храма, если к ним обращаются за помощью, не стоит строить из себя эксперта. Если вам хочется по-настоящему помочь человеку, тихонько возьмите его за руку, налейте ему горячего чая и просто выслушайте его. Ему от вас требуются не слова, а соучастие, сопереживание, соболезнование — то, что поможет шаг за шагом справиться с его трагедией.

Если умер наставник…

Часто люди теряются, когда лишаются человека, который был в их жизни учителем, наставником. Для кого-то это — мама или бабушка, для кого-то — совершенно сторонний человек, без мудрых советов и деятельной помощи которого сложно представить свою жизнь.

Когда такой человек умирает, многие оказываются в тупике: как жить дальше? На стадии шока такой вопрос вполне естественен. Но если его решение затягивается на несколько лет, это кажется мне просто эгоизмом: «мне был нужен этот человек, он мне помогал, теперь он умер, и я не знаю, как жить».

А может, теперь тебе надо помочь этому человеку? Может быть, теперь твоя душа должна потрудиться в молитве об усопшем, а твоя жизнь — стать воплощенной благодарностью за его воспитание и мудрые советы?

Если у взрослого человека ушел из жизни важный для него человек, который давал ему свое тепло, свое участие, то стоит вспомнить об этом и понять, что теперь ты, как заряженный аккумулятор, можешь это тепло раздавать другим. Ведь чем больше ты раздашь, чем больше созидания принесешь в этот мир — тем больше заслуга того умершего человека.

Если с тобой делились мудростью и теплом, зачем плакать, что теперь некому больше это делать? Начинай делиться сам — и ты получишь это тепло уже от других людей. И не думай постоянно о себе, потому что эгоизм — самый большой враг переживающего горе.

Если умерший был атеистом

На самом деле каждый во что-то верит. И если ты веришь в жизнь вечную, значит, ты понимаешь, что человек, провозглашавший себя атеистом, теперь, после смерти — такой же, как и ты. К великому сожалению, он осознал это слишком поздно, и твоя задача теперь — помочь ему своей молитвой.

Если ты был близок с ним, то в какой-то степени ты — продолжение этого человека. И от тебя теперь многое зависит.

Дети и горе

Константин Маковский. Похороны ребёнка в деревне. 1872

Это отдельная, очень большая и важная тема, ей посвящена моя статья «Возрастные особенности переживания горя». До трех лет ребенок вообще не понимает, что такое смерть. И только лет в десять начинает формироваться восприятие смерти, как у взрослого человека. Это надо обязательно учитывать. Кстати, об этом много говорил митрополит Сурожский Антоний (лично я считаю, что он был великим кризисным психологом и душепопечителем).

Многих родителей волнует вопрос, должны ли дети присутствовать на похоронах? Смотришь на картину Константина Маковского «Похороны ребенка» и думаешь: сколько детей! Господи, зачем они там стоят, зачем на это смотрят? А почему бы им там не стоять, если взрослые им объясняли, что смерти бояться не нужно, что это — часть жизни? Раньше детям не кричали: «Ой, уйди, не смотри!» Ведь ребенок чувствует: если его так отстраняют, значит, происходит что-то жуткое.  И тогда даже смерть домашней черепашки может обернуться для него психическим заболеванием.

А детей в те времена и прятать было некуда: если в деревне кто-то умирал, все шли с ним прощаться. Это естественно, когда дети присутствуют на отпевании, оплакивают, учатся реагировать на смерть, учатся делать что-то созидательное ради усопшего: молятся, помогают на поминках. И родители зачастую сами травмируют ребенка тем, что пытаются укрыть его от негативных эмоций. Некоторые начинают обманывать: «Папа уехал в командировку», и ребенок со временем начинает обижаться — сначала на папу за то, что не возвращается, а затем и на маму, ведь он чувствует, что она что-то не договаривает. А когда потом открывается правда… Я видел семьи, где ребенок уже просто не может общаться с матерью из-за такого обмана.

Меня поразила одна история: у девочки умер папа, и ее учительница — хороший педагог, православный человек — сказала детям, чтобы они не подходили к ней, потому что ей и так плохо. А ведь это значит, травмировать ребенка еще раз! Страшно, когда даже люди с педагогическим образованием, люди верующие не понимают детскую психологию.

Дети ничем не хуже взрослых, их внутренний мир ничуть не менее глубок. Конечно, в разговорах с ними надо учитывать возрастные аспекты восприятия смерти, но не надо прятать их от скорбей, от трудностей, от испытаний. Их надо готовить к жизни. Иначе они станут взрослыми, а справляться с потерями так и не научатся.

Что значит «пережить горе»

Полностью пережить горе — это значит превратить черную скорбь в светлую память. После операции остается шов. Но если он хорошо и аккуратно сделан, он уже не болит, не мешает, не тянет. Так и тут: шрам останется, мы никогда не сможем забыть о потере — но переживать ее мы будем уже не с болью, а с чувством благодарности к Богу и к умершему человеку за то, что он был в нашей жизни, и с надеждой на встречу в жизни будущего века.

Читайте также:

Человек умер. Что делать? Пошаговая инструкция

Православные похороны

На заставке: фрагмент фото spbda/www.flickr.com

Загрузка…

Поделиться:

2

4

3

1

3

13

3

Как справиться с горем? | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

«Нет ничего податливей воды, но твердое ее не победит»
«Дао дэ цзин»…

Как справиться с горем?

У любого горя есть начало, есть цель и есть окончание.

Когда в спокойную, счастливую жизнь приходит тяжелая утрата, меняется многое… Смерть близкого человека выбивает нас из равновесия. Рушатся все наши планы, надежды, представления о жизни. В первый момент мы находимся в состоянии шока, нас парализует страх, нежелание принимать происходящее. Трудно заставить себя двигаться, думать, чувствовать, говорить. И в этой ситуации, самое главное, что предстоит сделать — это пережить настигнувшее горе, восстановить свое равновесие. Наша жизнь так устроена, что мы рождаются и умирают. В тот или иной период, наверное, каждому предстоит столкнуться со смертью и вызванными в результате ее потерями.

В этой статье речь будет идти о том, как проявляется горе и как проходит процесс реабилитации после смерти любимого человека. Почему я об этом пишу? Потому что, на мой взгляд, понимание процесса протекания горя позволяет рассматривать его, как естественный процесс, с которым сталкиваются все люди, а также позволяет нам быть более зрелыми и готовыми разделить горечь трагедии людей, потерявших своих любимых и, соответственно, выбирать тот способ общения с ними, который будет способствовать, а не останавливать процесс горевания. Часто у людей, которые столкнулись со смертью близкого человека, возникает ряд вопросов: «Нормально ли, что я разговариваю с умершим? Как пережить горе и продолжать жить? Сколько времени мне будет больно? «Смогу ли я быть счастливым в жизни и не будет ли это предательством по отношению к усопшему и т. д.?». На все эти вопросы ищут ответы не только те, кто столкнулся с потерей любимого человека, но и те люди, кто задумывался над вопросами о жизни и смерти.

И так, что же такое горе и как оно проявляется?

В толковом словаре С.И Ожегова горе определяется как состояние глубокой печали и скорби. Это естественный процесс заживления травмы в результате смерти человека, затрагивающий собой изменения, происходящие во всех пластах сознания человека: в мыслях, чувствах, поведении, воле.

Мы наблюдаем проявления горя в различных физиологических и психологических реакциях организма, в религиозных традициях, принятых в обществе.

Например, многие, потеряв близких людей, отмечают такие физиологические изменения как головокружение, ухудшение памяти, потерю аппетита, бессонницу и др. физиологические симптомы.

Психологические реакции на произошедшее событие и на человека, ушедшего из жизни, очень разнообразны и противоречивы. Пронизывающая боль и тоска парализуют все тело, злость на умершего человека вызывает желание все рушить и разметать на своем пути. Чувство вины как ноющий, больной зуб не дает спокойствия мыслям.

Что касается религии, то следует сказать следующее, что во всех мировых религиях соблюдение традиций и ритуалов, связанных со смертью человека, направлено на спасение души усопшего. Смерть человека рассматривается как переход в вечную жизнь.

Каждый человек переживает утрату по- своему и как умеет. Кому-то в этот момент помогает вера, кому-то занятие любимым делом, кто-то обращается за психологической помощью. Нет единого рецепта от горя. «Болеющее сердце» обычно само находит то лекарство, которое облегчает состояние. Поэтому, время для проживания горя тоже будет варьироваться в зависимости от тяжести травмы и других факторов.

Но, тем не менее, анализ разных концепций горевания, позволяет сделать вывод, что существуют общие этапы протекания горя и сходные чувства, связанные с потерей. Мнение многих авторов сходится в том, что горе в норме протекает в течение 2 лет.

Ниже представлены 4 этапа (фазы) протекания горя Ф. Е. Василюк, описанные в ее книге «Пережить горе. Человеческое в человеке».

Начальный этап горя можно охарактеризовать реакциями шока и оцепенения. Шок может длиться от нескольких секунд до нескольких недель, в среднем — девять дней. На этом этапе страдания человека слабо выражены или не выражены совсем, снижена чувствительность к боли. Отсутствие чувств может быть ошибочно расценено окружающими как недостаточность любви и эгоизм. Между тем, именно такое «бесчувствие» свидетельствует о тяжести и глубине переживаний. И чем дольше длится этот промежуток, тем тяжелее будут последствия.

На этом этапе наблюдаются следующие физиологические и поведенческие изменения: утрата аппетита, мышечная слабость, малоподвижность, суетливая активность.

В сознании появляется ощущение нереальности происходящего, душевное онемение, бесчувственность, оглушенность. Притупляется восприятие внешней реальности, и тогда, в последующем, нередко возникают пробелы в воспоминаниях об этом периоде.

Внешне, на этой фазе человек может выглядеть как всегда. Ведет себя обычно, выполняет свои обязанности — учится, работает, помогает по хозяйству. Но если быть внимательнее, то можно заметить некоторые особенности. Движения человека несколько механические. Лицо амимично, неподвижно. Речь невыразительна. Движения замедленны. Сильных чувств не проявляется.

Несмотря на все внешнее обманчивое благополучие, объективно человек находится в довольно тяжелом состоянии. И одна из опасностей состоит в том, что в любую минуту оно может смениться так называемым острым реактивным состоянием, когда человек вдруг начинает кричать, биться головой о стену, желать что-либо с собой сделать и прочее. Окружающие, чья бдительность усыплена, не всегда могут быть готовы к этому.

Одновременно с шоком или вслед за ним, может иметь место отрицание случившегося, когда человек не может поверить в то, что такое несчастье могло произойти в его жизни. Особенно остро человек реагирует неверием в случае неожиданной утраты: в результате катастроф, стихийных бедствий, убийств.

Если утрата оказывается слишком ошеломляющей, шоковое состояние и отрицание случившегося иногда принимают парадоксальные формы, заставляющие окружающих сомневаться в психическом здоровье человека. Тем не менее, это не обязательно является помешательством. Скорее всего, психика человека просто не в состоянии вынести удара и стремится на какое-то время отгородиться от ужасной реальности, создав иллюзорный мир.

Какую помощь мы можем оказать человеку, переживающему горе, на этом этапе?

  1. Важно не выпускать из поля зрения человека, столкнувшегося с трагическим известием. При этом не обязательно с ним говорить, можно просто наблюдать за ним.
  2. Не утешать человека, словами все нормально, все пройдет. Любое утешение на данном этапе бесполезно. Оно может вызвать удивление, безразличие, злость по отношению к вам.
  3. Прикосновение к человеку способствует выходу слов, действий наружу. Тактильный контакт позволяет вывести человека из тяжелейшего шока. В этот момент большинство людей начинают чувствовать себя маленькими, беззащитными, им хочется заплакать, как плакали в детстве.
  4. Разговор строить таким образом, чтобы он способствовал выражению любых сильных чувств, действий (крик, рыдание, мольба о помощи), которые выведут человека из шока. В народных традициях существовали культурные ритуалы, которые способствовали и помогали человеку пережить горе. На похороны приглашали плакальщиц, которые своими словами выражали то, что чувствует горюющий, но не имеет возможности выразить.

Второй этап называется острым горем или страданием. Он длится в среднем 40 дней. В это время человеку бывает трудно удержать свое внимание во внешнем мире, реальность как бы покрыта прозрачной вуалью, сквозь которую сплошь и рядом пробиваются ощущения присутствия умершего. Кажется, что сейчас он придет домой, и все будет как прежде… Вдруг, на улице — это же он входит в магазин… Такие видения, вплетающиеся в контекст внешних впечатлений, обычно пугают, принимаясь за признаки надвигающегося безумия.

Сохраняются и первое время могут даже усиливаться различные телесные реакции — затрудненное укороченное дыхание, мышечная слабость, астения, утрата энергии, чувство пустоты в желудке, стеснение в груди, ком в горле, повышенная чувствительность к запахам, снижение или чрезвычайное усиление аппетита, сексуальные дисфункции, нарушения сна. Все это свидетельствует о нарушениях здоровья.

Это период наибольших страданий, острой душевной боли. Появляется множество тяжелых, иногда странных и пугающих мыслей и чувств. Это ощущения пустоты и бессмысленности, отчаяние, чувство брошенности, одиночество, злость, вина, страх, тревога, беспомощность. Чувства легко вызываются и любой момент человек готов заплакать.

Не будет большим преувеличением сказать, что почти каждый потерявший значимого для него человека в том или ином виде, в глубине души чувствует вину перед умершим. Люди, потерпевшие утрату, винят себя за то, что не предотвратили уход близкого человека из жизни; за то, что вольно или невольно, способствовали его смерти; за то, что плохо относились к нему: недостаточно заботились, помогали, не говорили о своей любви, не попросили прощения. В конце концов, даже за то, что они остались жить, о его (ее) нету.

Также, люди переживающие утрату, нередко истязают себя многочисленными «если бы» или «что если» приобретающими порой навязчивый характер: «Если бы мне знать…» «Если бы я вызвал (а) «скорую»…» и т. д.

Такого рода феномены являются вполне естественной реакцией на утрату. В них тоже находит свое выражение работа горя. Можно сказать, что здесь принятие борется с отрицанием.

Внешне человек, переживающий горе, сильно меняется. На лице застывает маска страдания. Походка инертна, плечи опущены («горе пригнуло к земле»).

Типичны необыкновенная поглощенность образом умершего и идеализация, подчеркивание необычайных достоинств, избегание воспоминаний о его плохих чертах и поступках.

Горе накладывает отпечаток и на отношения с окружающими. Может наблюдаться утрата теплоты, раздражительность, возникает желание побыть одному.

Изменяется повседневная деятельность. Человеку трудно бывает сконцентрироваться на том, что он делает, трудно довести дело до конца, а сложно организованная деятельность может на какое-то время стать и вовсе недоступной. Порой возникает бессознательное отождествление с умершим, проявляющееся в невольном подражании его походке, жестам, мимике.

Чем можно облегчить страдания на этом этапе?

  1. Быть внимательным к потребностям горюющего человека. Если человек хочет побыть один, следует предоставить такую возможность. Если он пожелает с вами поговорить, будьте в его распоряжении, выслушивая его.
  2. Если человек плачет, вовсе не нужно останавливать слезы, таким образом, утишать его. У нас у всех есть безусловный рефлекс на чужие слезы. Видя их, мы готовы сделать все, лишь бы человек успокоился, перестал плакать. Слезы дают возможность сильнейшей эмоциональной разрядки. Наши слезные железы устроены таким образом, что слезы способствуют выработке успокоительных веществ. Недаром, поплакав, так хорошо спится. Успокаивая человека, мы не даем возможности этому процессу завершиться.
  3. В конце этой фазы нужно начать потихоньку приобщать человека к общественно полезной деятельности: отправить на работу, в школу (если это ребенок), поручить домашнюю работу. Это очень полезно, так как дает возможность отвлечься от своей основной проблемы.
  4. Считается, что с горюющим человеком надо быть чрезвычайно бережным, трепетным. Но это не так. Попытайтесь представить себя в окружении людей, каждый из которых смотрит на вас жалостливым, сочувствующим взглядом. Да вам захочется сбежать от них как можно скорее! Потому что все вам будет напоминать о вашей утрате. 
  5. Если вы видите, что человек в своих страданиях совсем перестал замечать других людей, которые в нем нуждаются, можно сказать ему, примерно следующее: «Тебе нужно заботиться о пожилом отце, ему нужна твоя помощь!» Важно показывать, что хотя вы и понимаете его состояние, проблему, но все же вы относитесь к нему как к обычному человеку, не давая ему никаких скидок и послаблений. Это будет оценено очень высоко и поможет в восстановлении после утраты.

В целом, фазу острого горя можно считать критической в отношении дальнейшего его переживания, а порой она приобретает особое значение и для всего жизненного пути. То, как она будет преодолена, определит и стратегию дальнейшей жизни. Если человек осознает и примет потерю — это будет очень важный эмоциональный опыт. Если человек не справится с горем, он может застрять в этой фазе, или же ему может понравиться сочувствие и жалость, которую он вызывает, и из него сформируется жертва.

Третий этап — остаточных толчков и реорганизации. Эта фаза наступает через 40 дней после события и продолжается примерно год.

На этом этапе жизнь входит в свою колею, восстанавливаются сон, аппетит, повседневная деятельность. Умерший человек перестает быть единственным сосредоточением в жизни. Однако остаточные приступы горя могут быть столь же острыми, как и в предыдущей фазе. Поводом для них чаще всего служат какие-то события: приезд дальних родственников, друзей умершего человека; осуществление долгожданной покупки, о которой мечтал умерший; праздники — «Новый год», «День рождения», «Школьный выпускной» и т.д.

За это время происходят практически все обычные жизненные события. Годовщина смерти является последней датой в этом ряду. Может быть, не случайно, поэтому, большинство культур и религий отводят на траур один год.

Утрата постепенно входит в жизнь. Человеку приходится решать множество новых задач, и эти практические задачи переплетаются с самим переживанием. Появляется все больше воспоминаний, освобожденных от боли, чувства вины, обиды. Некоторые из этих воспоминаний становятся особенно ценными, дорогими, они сплетаются порой в целые рассказы, которыми делятся с близкими, друзьями. На этой фазе человек как бы получает возможность отвлечься от прошлого и обращается к будущему — начинает планировать свою дальнейшую жизнь. Поэтому основная помощь на данном этапе состоит в том, чтобы способствовать этому обращению к будущему, планируя свою жизнь.

Четвертый этап является завершающим. Он представляет собой процесс завершения работы над своей травмой. По продолжительности занимает от 1 года до 2-ух лет. Задача на этом этапе: полное принятие факта смерти и завершение процесса горевания, а также ассимиляция опыта потери, который делает нас взрослее, мудрее и приобщает к вечности.

Смысл работы в этой фазе состоят в том, чтобы образ умершего занял свое постоянное место в нашей жизни. Признаком этой фазы является то, что человек, вспоминая об умершем, переживает уже не горе, а печаль — совершенно иное чувство. И эта печаль уже останется навсегда в сердце человека, потерявшего близкого.

На этом этапе человеку приходиться порой преодолевать некоторые культурные барьеры, затрудняющие завершение «работы горя». Например, представление о том, что длительность скорби является мерой нашей любви к умершему. Также естественному процессу протекания горя могут препятствовать много факторов, скрывающихся в причинах, вызвавших смерть человека, в отношениях, которые были с ушедшим человеком, в характерологических и личностных особенностях человека, переживающего горе.

Невозможность естественного прохождения этапов горя приводит к искаженному, патологическому горю. И, поэтому, особенно важным наблюдением за собой и своими родными является возможность увидеть, распознать особенности протекания горя. Потому что горе, как и любая травматическая реакция, — представляет собой мучительный, но в сёже переносимый, жизненный процесс. А патологическое горе может длиться долго, маскируясь различными не всегда связанными, на первый взгляд, с горем признаками.

В данной статье я хотела показать один из возможных вариантов описания этапов прохождения горя — от шока и смятения до восстановления равновесия. Однако, не хотелось бы напоследок оставить в ваших сердцах скептическое отношение по поводу структурирования процесса горя. Поскольку, я уверенна, что глубина и временные рамки переживания горя очень индивидуальны. Точно также, думаю, не существует правильного способа пережить горе. А мое желание облечь процесс горя в структуру, скорее вызвано необходимостью показать, что у любого горя есть начало, цель, и окончание.

Завершая, выше написанный, текст, хочу процитировать слова из книги митрополита Антония Сурожского: «Жизнь. Болезнь. Смерть», которые, на мой взгляд, могут являться символичным завершением статьи:

«Мы должны быть готовы признать, что любовь может выражаться и через страданье, и что если мы утверждаем, что действительно любим того, кто ушел из этой жизни, мы должны быть готовы любить человека из глубины горя и страдания, как мы любили его в радости, утверждая его этой радостью общей жизни. Это требует мужества, и я думаю, об этом надо говорить снова и снова сегодня, когда многие, чтобы избежать страдания, обращаются к транквилизаторам, к алкоголю, ко всякого рода развлечениям – лишь бы забыться. Потому что то, что происходит в душе человека, может быть заслонено, но не прерывается, и если оно не будет разрешено, человек измельчает, он не вырастет».

Материал подготовлен Кулага Еленой.

Потерявшими близкого человека

Потерявшими близкого человека

Для пожилого человека пережить утрату близкого человека особенно трудно. Установить временные рамки для лечения таких душевных травм по мнению специалистов невозможно. Большинство пожилых людей не в состоянии что-либо делать после смерти близкого человека. В течение некоторого времени у него могут наблюдаться отсутствие аппетита, потеря веса, бессонница, усталость, рассеянность, навязчивые мысли. Печаль влечет за собой неприятные эмоции, которые негативно отражаются на здоровье подопечного.

Приведем некоторые советы специалистов, которые могут помочь окружающим в поддержке пожилого человека, переживающего утрату:

  • Чтобы выплеснуть отрицательные эмоции, человеку следует рассказать близкому о том, что он чувствует. Для этого побудить его поделиться своим несчастьем, обратиться за помощью к профессиональному психологу или психотерапевту, к друзьям и родственникам, к любому человеку, который готов его выслушать.
  • Человека, потерявшего близкого, могут поддержать не только родственники и друзья, но также люди, которые недавно пережили смерть близких. Они лучше поймут его состояние. Для расширения круга контактов целесообразно обраться в районные социальные центры, гериатрические отделения, взять путевку в санаторий и т.д.
  • Важное значение для смягчения печали является сохранение памяти об умершем человеке. Можно посадить дерево, составить альбом, закончить дело, которое он начал, но не успел завершить.
  • В ряде случаев, потерявшему близких человеку помогает ведение дневника, куда он может занести все, что помнит и ощущает, не стыдясь этого. Можно написать письмо умершему, рассказав о своих чувствах. Это поможет избавиться от чувства вины.
  • Позитивный эффект может принести сосредоточенность пожилого человека на повседневных заботах, даже просто домашних делах.
  • Не рекомендуется сразу после потери резко менять строй жизни. Об этом человек может впоследствии пожалеть. Следует повременить с резкими действиями, такими, как переезд, продажа квартиры, новый брак, в течение года после смерти любимого человека.
  • Терпение может рассматриваться как лекарство, при том, что каждый приходит в себя после утраты близкого человека по-разному.
  • Некоторым людям справиться с тяжелым эмоциональным состояние могут помочь запахи. Эфирные масла ,такие как жасмин, роза и лаванда, мелисса, способны повысить настроение, снять стресс, помочь справиться с печалью. Можно капнуть несколько капель на носовой платок и вдыхать аромат по необходимости.
  • Если пожилой человек религиозен, ему поможет молитва. Ритуал молитвы помогает во многих случаях, когда депрессивные состояния длятся в течение многих лет.

В случаях выраженных нарушений после перенесенной утраты, связанных с бессонницей, снижением памяти, апатией, снижением активности и настроения в течение длительного времени, рекомендуем обратиться за медицинской помощью, консультацией психолога или психотерапевта, который, после осмотра, подскажет дальнейшую тактику лечения.

Записаться можно по телефону регистратуры (812)575-27-63 или через форму на главной странице сайта.

При подготовке материалов  использовалась методическая литература, ресурсы сети интернет. В разделе даются ссылки и перечень использованных ресурсов.

Пережить, оплакать и забыть. Отрывок из книги психотерапевта о внутреннем кризисе

Кризис — это «идеальный шторм», по крайней мере, так считает психотерапевт и доктор наук Екатерина Сигитова. На протяжении долгого времени она в своем блоге помогала людям, писала статьи и предлагала методики по преодолению проблем. Все это легло в основу ее новой работы — «Идеальный шторм. Как пережить психологический кризис», которая выходит в издательстве «Альпина Паблишер». 

Наверное, каждый человек на Земле сталкивается с внутренним кризисом хотя бы раз в жизни (особенно учитывая события прошлого года). Триггером может быть все что угодно — от ухода близкого человека до потери любимой работы или чего-то менее значительного. Как пережить горе и начать двигаться дальше? Что происходит с нами, когда мы переживаем что-то столь болезненное? Обо всем этом — простым языком, легко и понятно — рассказывает Сигитова, чередуя теорию с полезными заданиями, которые могут помочь оказавшимся в такой ситуации людям. 

Что делать с горем?

Прежде чем мы начнем что-то делать с горем, важно научиться отличать нормальное горе от осложненного. В кризисе нам важно понимать, нормально ли мы реагируем для той ситуации, в которой находимся, или у нас уже есть затруднения.

Осложненное горе, собственно говоря, бывает двух типов. Есть горе сложносоставное, когда к реакции на утрату и кризис примешиваются сильные требования внешней среды. То есть одновременно с гореванием нужно еще напрячься и продолжать что-то делать под высокой нагрузкой. В таких условиях человек не может полноценно переживать потерю, так как ему нужно одновременно решать еще стопятьсот задач. Я подозреваю, что жизнь большинства взрослых людей именно такова. Нам трудно просто сесть и поплакать, так как обычно у нас много неотменяемых дел, что и дает определенный риск осложненного горя.

Второй вариант — затяжное горе, т.е. когда мы горюем-горюем, а горе все не кончается. И непонятно, то ли мы слишком глубоко закопали какой-то кусочек боли и к нему просто нет доступа, то ли все время появляются новые напоминания об утрате и мы никак не можем выйти из этого замкнутого круга. Нет естественного завершения горя, нет выхода, выныривания из него*.

Пример, который я хочу привести для иллюстрации этого абзаца, связан с ПТСР у участников военных действий. ПТСР — это посттравматическое стрессовое расстройство, которое начали когда-то впервые изучать на опыте людей, участвовавших в военных конфликтах, т.е. солдат. Обнаружилось, что многие из них после возвращения в мирную жизнь продолжают реагировать так, будто они все еще находятся на поле боя. Например, бывший солдат идет по улице, и вдруг рядом с ним лопается автомобильная шина. БУХ! При ПТСР человек моментально переключается в боевой режим. Он может упасть на землю, уползти в укрытие, искать оружие или на кого-нибудь наброситься. У него происходит выброс адреналина, зашкаливают все датчики опасности, могут быть флешбэки о том, что по нему ведут огонь… если бы не было ПТСР, его мозг быстро сделал бы поправку: так, стоп, мы сейчас не на поле боя, это город, вот рядом машина, наверное, у нее лопнула шина.

Так и у нас с вами. Если необходимая в мирное время поправка делается мозгом с запозданием или вообще не делается и только посторонние люди могут нас встряхнуть, поднять и все объяснить про окружающую реальность, то это явно осложненное переживание. Соответственно, наша задача — научить мозг помнить, что когда мы выйдем из кризиса, то вокруг снова будет нормальная, а не враждебная среда. И даже если что-то внезапное рядом с нами происходит, все равно мы не отправляемся снова назад в кризис. Например, если мы видим человека в шлеме на улице, то это не значит, что у нас война, это, скорее всего, мотоциклист.

То есть на выходе мы с вами собираемся научить ваш мозг снова возвращаться к нормальному функционированию, отличая кризис от обычной жизни. И даже если новая жизнь будет содержать следы старой, то мы (я надеюсь!) научим ваш мозг не реагировать так, будто все старое вернулось.

Итак.

Если мы вошли в контакт со своим горем и встретились с чувствами о том, что именно потеряли, то мы находимся в очень глубокой точке. Давайте попробуем в ней немного побыть, а потом подняться оттуда на поверхность естественным для вас способом, в вашем темпе. Уточню, что «подняться на поверхность» — это не про то, что надо заменить горестные переживания на что-то позитивное. Конечно, я тут и там шучу и пытаюсь разбавлять мрак и тьму, но стараюсь не злоупотреблять этим, потому что в горе важно не отвлекаться. Часть общепринятых и публично рекомендуемых способов справиться с горем содержит в себе именно попытки отвлечься, сместить фокус внимания, но, увы, это не терапевтично и не лечебно. Если мы будем все время отвлекаться, у нас будут оставаться неотгореванные, непрожитые и застрявшие куски. То, к чему мы получаем доступ в момент горевания, — важно, и важно все это продышать и прожить, чтобы оно вышло из нас навсегда. Этого никак не добиться, если часто отвлекаться и переключаться.

Какие есть способы продышать и прожить утрату не отвлекаясь?

Прежде всего это организация горевания.

Суть в том, что надо поделить жизнь на зоны, в которых мы горюем и в которых мы не горюем, т.е. функционируем обычным, нормальным образом.

Какие есть виды организации горевания? Первый вариант — организация горевания по времени. Например, раз в неделю вы выбираете день, выделяете для себя в этом дне час, или два часа, или пять (на ваше усмотрение) и в это время занимаетесь только гореванием. Вспоминаете «вот это я утратил/а», «туда бы я пошел/пошла», «вот так оно выглядело» в любых подробностях, какие вам по силам. В это время вам может быть плохо, вы можете плакать, — это нормально. В конце концов вы начинаете прощаться со всем утраченным, раны постепенно затягиваются, и горе потихоньку сходит на нет. Возможно, на такие сеансы горевания у вас уйдет много времени, а может, и не очень, — все зависит от ваших жизненных обстоятельств и от того, что вы оплакиваете.

Важно соблюдать назначенное себе время: например, вы решили, что ваше горевание будет по четвергам с восьми до девяти вечера или по субботам с десяти до двенадцати. Во все остальное время, если у вас возникают горестные мысли и вас тянет в слезы и боль, вы себе напоминаете: так, у меня сессия горевания в субботу с десяти до двенадцати, сейчас запишу, что вот про эту тему я хочу погоревать, она явно просится наружу.

Второй вариант — организация горевания по темам. В кризисе люди теряют разное: есть абсолютно необходимые вещи, есть планы и процессы «для себя» и для развития, есть многое другое. Подумайте, какие у вас были потери. Когда вспомните, начинайте горевать по темам: например, в эту неделю/месяц я занимаюсь процессингом и горем от потери свободы передвижения. Теперь я не могу много гулять, не могу ездить в дальний магазин на велосипеде и покупать сушеных ящериц и т.д.

Вторая неделя/месяц — другая тема. Все, что всплывает по остальным темам, — в другой раз, в третью или четвертую недели/месяцы.

Еще одна широко известная и очень светлая идея о том, что делать с горем и утратами, — это похороны. Как бы странно эта идея для вас ни звучала, не торопитесь ее отбрасывать. Если вы потеряли что-то очень важное, вы можете придумать ритуал и похоронить это. Не обязательно именно закапывать в землю: ритуалов похорон множество, и вы можете выбрать для себя наиболее подходящий: религиозный, языческий, фантастический или придумать свой. Пустить по воде, развеять пепел, бросить с горы и т. д. Ритуалы можно скомбинировать. Практика показывает, что похороны того, что умерло, могут быть очень исцеляющим опытом. По идее, любой человек рано или поздно должен похоронить своих мертвых, он не может вечно их таскать за собой (во всех смыслах). Так что все эти потерянные вещи, планы, процессы могут нуждаться в каком-то ритуале, чтобы мы могли попрощаться с ними окончательно, если мы точно знаем, что этого уже с нами не будет.

Похороны важны еще и потому, что в горе нам не хватает моделей поведения и переживания, нам бывает нечего потрогать руками, чтобы дать голове минимальный опыт прощания через мир физических вещей. Если придумать символ и устроить реальную церемонию похорон, вы сможете успешно решить эту задачу.

Другая техника, которая помогает организовать горевание, — «Пустой стул», пришедший из метода гештальт-терапии. Мы ставим напротив себя пустой стул, который предназначен для человека, процесса или чего-то нами утраченного. Мы мысленно представляем того или то, что сидит на этом стуле, и разговариваем с ним. Говорим о чем хотим. Обсуждаем то, чего не произошло, поскольку этого человека (процесса, вещи, планов) больше с нами нет. Эта техника перекликается с сочинением финального сообщения об утрате (см. задание 4). Отличие в том, что мы не ограничиваемся одним сообщением и можем свободно фантазировать. У нас может получиться полноценный разговор, и наша утрата, которую мы представляем сидящей на стуле, тоже может нам что-то говорить, что-то отвечать, — другими словами, это может быть настоящий обмен и диалог.  

Еще есть техника — «Тонглен». Ее суть состоит в том, что, когда мы представляем себе других людей и их утраты, мы чувствуем соединение и совместность. Если вы потеряли какую-то суперуникальную штуку, в мире непременно найдется человек, который тоже ее потерял. Даже если вы лично не знакомы, все равно этот способ поможет мысленно соединиться с ним. Выдохнуть любовь, исцеление и принятие для него/нее тоже. Поддержка других очень важна, а людям в горе она важна как ничто другое.

Следующий способ работы с горем — написать своей утрате письмо. Это вариант «Пустого стула» для тех, у кого сложно с подобными техниками. Очень важно писать от руки, а не печатать, потому что, когда мы пишем, мы тратим больше энергии, а техника и должна быть энергоемкой. Пишите от руки, даже если вы последний раз это делали 20 лет назад. Как сумеете, так и пишите. Желательно, чтобы письмо не состояло из двух строчек, а было минимум строчек 10–15, чтобы вы смогли выразить все, что хотите. Максимальный объем не ограничен.

Если есть возможность выговориться кому-то, кто не будет давать советов, а будет только слушать, то стоит это сделать тоже. Лечебная атмосфера в группах поддержки для горюющих состоит именно в том, что это не пространство советов, а пространство эмпатичного слушания. Как я уже говорила, горе нельзя починить или исправить и нет единственно правильного способа его переживать. Мы можем только слушать друг друга, мы можем быть друг с другом вместе. В этот момент мы находимся в одном пространстве, все в одной лодке, независимо от того, кто что утратил. Тут не может быть никаких советов. Если у вас в окружении есть человек, с которым этот опыт возможен, попросите его вас выслушать и с вами побыть, не поднимаясь в своих откликах выше уровня «ок, а у меня было вот так». Одно из самых лучших лекарств от горя и утрат — просто побыть с кем-то рядом, пока вам плохо.

Вся эта идея про организацию горевания дает нам структуру — то, что очень важно в любом кризисном переживании. Если вы многое потеряли, горе может вас сильно затапливать. Возможно, вся ваша жизнь разрушилась и вы чувствуете, что опоры полностью выбиты у вас из-под ног. Организация горевания поможет вам вернуть эти опоры или хотя бы их часть. Исчезает ощущение, что горе тотально, что жизнь превратилась в одно сплошное оплакивание потери.

Если у вас есть мысли о том, как вы организовывали в прошлом свое горевание или как бы вы это сделали сейчас, — не слушайте меня и делайте свое. Вперед! Я знаю, что многие рисуют, лепят, что-то еще делают руками и так проживают свое горе. Если воссоздать снаружи то, что происходит внутри, — это тоже организация горевания, это сосредоточение горевания в одном месте, и это место хотя бы частично находится вне вашей головы.

Практические советы:

  • Если вы, погрузившись в оплакивание утраты, намертво зависаете в горевании и не можете его прервать, важно правильно оформить выход из него. Подойдет тщательная организация по времени, можно ставить, например, напоминалку и при ее срабатывании прекращать горевание, уходить по сигналу. Можно продумать ритуал выхода, например, как будто вы физически выдыхаете горе, оставляете его там, где сидели. Или назначить какой-то предмет вашим ключом наружу, из горя, и т. д.
  • Если у вас очень сильные, буквально непереносимые эмоции, то можно кричать: в дýше, в местах с большим фоновым шумом (например, под мостами в момент прохода поезда), в воду. Можно ругаться, материться, просто орать: «А-а-а!» Как кричать в воду? Вдох, погружаем лицо целиком в воду и кричим на выдохе (снаружи не слышно). Также можно бить подушки, швыряться мягкими, нетравмоопасными вещами. Пожалуйста, соизмеряйте удары и энергию, ведь можно случайно сломать себе руку и об мягкий предмет. Бить лучше не жесткую стену, а мягкое — подушку, диван. Ваша задача — не покалечиться физически и тем самым не добавить себе горевания о том, что у вас сломана рука или разбит нос, нет. Главная задача — облегчить свое горевание и выпустить эмоции с соблюдением техники безопасности.
  • Что, если нет слез и совсем не плачется? Слезы есть не у всех. Норма — это и когда они есть, и когда их нет. Большинство людей плачут, когда им плохо и когда они горюют, но плачут не все. Если вы думаете, что вам надо поплакать, помогите себе: используйте что-то, что вам поможет, — фильм, музыку, стихотворение, видео. В интернете есть много подборок всякого плакательного.
  • Важный момент в процессе горевания об утратах: как вы поймете, что все делаете правильно? Ваше состояние изменится. Знак того, что с горем более-менее все идет в нужную сторону, — это появление чувства опустошенности. Оно не всегда бывает явным и сильным, но его нетрудно заметить: если вы устали физически и эмоционально — это значит, что часть работы с горем проделана и что-то вы уже отпустили. Пока что, в эту секунду усталости, у вас нет причин продолжать горевать дальше. Прямо сейчас, конкретно в этот момент, вы не захлебываетесь от боли. Вы снова можете слышать происходящее за окном, как-то отвечать, переключаться, — это значит, что кусочек горя уже ушел. Вот это и есть знак того, что все идет правильно и в нужную сторону.

Стоит ли брать ребёнка на похороны

Смерть близких людей — это большое горе для каждого. Если предстоят похороны близкого человека, то необходимо решить стоит ли брать детей на похороны или нет. Это естественно, когда родители хотят уберечь своего малыша от негативных эмоций. Похороны напрямую связаны с этим, поэтому родители часто опасаются того, что похороны могут плохо повлиять на психику ребёнка. Также часто считают, что ребёнок ничего не поймёт из происходящего. Ниже приведены аргументы, которые нужно тчательно взвесить прежде чем принимать решение о том, брать ли ребёнка на похороны.

Чем ближе для ребёнка является умерший, тем сильнее для него боль утраты и тем тяжелее для ребёнка присутствие на похоронах. С другой стороны, похороны дают возможность ребёнку попрощаться с умершим близким человеком. В конце концов такое прощание для ребёнка намного проще и понятнее, чем ситуация, когда близкий человек просто пропадает, даже не попрощавшись. Без прощания с близким человеком намного сложнее пережить боль утраты и более того, это может привести к психологической травме у ребёнка на долгие годы. Когда умершего близкого человека на похоронной церемонии вспоминают все вместе, а также предоставляется возможность ребёнку участвовать в похоронных действиях, то тогда ребёнку легче пережить траурный период, легче пережить горе и утрату близкого ему человека. А похороны и есть часть траура. Тогда ребёнок видит и понимает, что он не одинок в этом горе, он также понимает, что пережить боль утраты гораздо легче поддерживая друг друга.

Если принято решение взять ребёнка на похороны, то прежде всего необходимо ребёнку объяснить, что означает само понятие «смерть», что делают на похоронах, для чего это нужно и какие правила поведения существуют на похоронной церемонии. Раньше организацией похорон занимались члены семьи усопшего, теперь же этим занимаются опытные работники похоронного бюро. Отношение к смерти, как к естественной части жизни человека, с годами очень изменилось. Любой ценой хочется избежать разговоров на тему смерти. Так не должно быть, потому что разговаривая уменьшается страх в отношении похорон. О похоронах можно говорить как о церемонии, где вспоминают усопшего, вспоминают красивые моменты из его жизни и желают ему всего хорошего в последний раз. Похороны — это событие, где можно всем вместе показать свои эмоции и эти эмоции могут быть очень разными. Смерть является естественной частью жизни человека. Пережив похороны в детстве, когда родители со своей стороны очень доходчиво всё объяснили, то во взрослой жизни гораздо легче психологически пережить похороны и лучше понять своё эмоциональное состояние.Однако если хоронят человека, который не является близким родственником для ребёнка или он вообще его не знает, а также есть страх, что ребёнок получит сильный стресс, увидя слёзы скорбящих близких ему людей, то лучше ребёнка на похороны не брать.

Принимая решение, брать ребёнка на похороны или нет, обязательно нужно учитывать возраст ребёнка и прочувствовать его эмоциональное, психическое и физическое состояние. Также надо учитывать, что маленькие дети часто на похоронах многое могут неправильно понять. Например, они могут подумать, что человек в гробу спит или опускание гроба в землю может вызвать страх и панику.

И в заключении, брать ли ребёнка на похороны или нет — выбор каждой семьи, но в любой ситуации ребёнку нужно говорить правду. Ребёнку нужно объяснить, что значит когда кто-то умирает и какие эмоциональные чувства может это событие вызвать. Если же семья всё-таки решит не брать ребёнка на похороны, всё равно надо дать ему возможность осознать потерю и попрощаться с умершим. Например, можно пойти с ребёнком на могилу и рассказать, кто там похоронен, позволить ему поговорить с покойным, написать письмо или что-то нарисовать и оставить рисунок там, зажечь вместе свечи. Благодаря этим действиям у ребёнка пройдёт ощущение недосказанности, запустится процесс горевания и осознания потери.

Как пережить смерть близкого человека?

Статья подготовлена по материалам вебинара ректора Института христианской психологии протоиерея Андрея Лоргуса «Ненормативные кризисы семьи: болезнь и больной в семье», проведенного Институтом христианской психологии.

Очередная тема — смерть одного из членов семьи. Разумеется, что мы говорим о смерти преждевременной. Смерть члена семьи до того, как семья прошла основные этапы жизненного цикла. То есть до того, как дети выросли и обрели самостоятельность, создали свои семьи, имеют работу, живут самостоятельно и так далее. Преждевременная смерть — это не смерть в каком-то возрасте, а смерть до того, как семья, в общем и целом, завершила свой семейный цикл. Например, отец умирает, когда еще дети не завершили образование, не вступили в самостоятельную жизнь, или еще раньше, или умирает хозяйка, мать, пока дети еще маленькие.

Протоиерей Андрей Лоргус

Прежде всего, важно понять, что семья и каждый член семьи по отдельности переживает смерть примерно так же, как переживает человек принятие диагноза или состояние горя. Здесь те же самые стадии по Кюблер-Росс: оцепенение или шок, отрицание смерти, гнев, сострадание, острая скорбь, дезорганизация семьи, потому что нарушается функциональность семьи, нарушается распределение ролей. Затем происходит какая-то реорганизация, сопровождающаяся уменьшением интенсивности скорби, принятием утраты члена семьи. Затем происходит восстановление — семья горюет. Горевание может растянуться, как мы увидим дальше, достаточно надолго.

Первый симптом выхода семьи из шока — некоторая реорганизация семьи, сопровождающаяся уменьшением интенсивности скорби. Здесь имеется в виду то, что как только семья принимается перераспределять функции и роли, которые каждый член в семье имеет, как только семья приспосабливается к новому образу жизни, тотчас происходит снижение ощущения подавленности, растерянности, беспомощности. Это происходит потому, что включаясь в активную работу, человек открывает для себя выход из создавшегося положения, что дает ощущение собственной силы. Такая активность, деятельное участие, уменьшает или преодолевает чувство беспомощности и бессилия. То есть здесь в обратной пропорции — как только люди начинают каким-то образом менять состояние отношения к утрате, тотчас же снижаются и эти отрицательные качества. Но это не означает вовсе, что исчезает горевание. Горе здесь есть практически на всех стадиях, и мы дальше рассмотрим, что представляет из себя горе с психологической точки зрения.

Симптомы «нормального» горя

Эрих Линдеманн (1900 — 1980) выделил симптомы «нормального» горя, то есть горя, которое в норме развивается у каждого человека. Это можно применить и к семье. Давайте посмотрим, прежде всего, на симптоматику «нормального горя» с тем, чтобы потом ответить на вопрос, как с горем работать.

Прежде всего, физические симптомы. Это то, что мы наблюдаем у человека, в семье которого произошла смерть. Прежде всего, это периодические приступы физического страдания — это слезы, рыдания, обмороки, сердечные приступы и так далее. Кроме того, такой человек может чувствовать пустоту в груди, пустоту в животе, слабость, потерю мышечной силы: человек просто сидит, руки его буквально лежат на коленях или висят вдоль туловища, не может их поднять, голова опрокинута, человек или лежит, или положил голову на руки. Ему трудно дышать, он задыхается, может быть отдышка, острая повышенная чувствительность к шуму, сильная раздражительность на шум, сухость во рту, спазмы в горле, затрудненное дыхание, сердечные приступы и так далее, и так далее.

Тут может быть один из этих симптомов, а могут быть все сразу вместе. Но надо понимать, что тот, кто находится рядом с человеком в остром горе, должен, прежде всего, на первой стадии работы с горем заботиться о физических симптомах. То есть, чтобы человек, переживающий острое горе, и у которого наблюдаются подобные симптомы, первое: чтобы дышал, и дышать надо принудительно, то есть буквально делать дыхательную гимнастику, чтобы дышать; во-вторых, чтобы человек спал, для этого, может быть, надо давать ему снотворное; далее: чтобы человек ел — обязательно, через силу, сколько-нибудь, но он должен есть; и чтобы у него была возможность отдыхать в тишине, чтобы ему дали некоторый покой, то есть не звать к телефону, и, конечно, он не должен ходить на работу. Да, человека можно занять какой-то физической работой, то есть что-то делать по дому, но очень ограничено, потому что, как мы уже отмечали здесь, у него скорее всего присутствует потеря мышечной силы.

Поведенческие составляющие. Прежде всего, это заметно в речи: прерывающаяся речь, торопливость или наоборот замедленность речи, такое впечатление, что человек принимает наркотик. Или застывание на одной фразе. Конечно же, спутанность, непоследовательность речи. Отсутствие интереса к делам, всё как бы валится из рук. Изменение пищевого поведения, например, отсутствие аппетита, и с этим надо бороться — аппетит вызвать невозможно, это внутреннее желание, поэтому нужно принуждать человека понемножечку есть, понемножечку. И это требует постоянной работы — нужно готовить человеку, нужно следить. Обычно человек говорит: «Ну ладно, идите-идите, я потом поем». Нет. Надо обязательно следить, чтобы он пил и ел. Если кто-то хочет помогать человеку в остром горе, то он должен оставаться с ним.

В когнитивной сфере, то есть в сфере интеллекта, человек в остром горе теряет доверие к себе, он думает: «А я не справлюсь. У меня не получится. А мне не верьте, я ничего не знаю». Спутанность мыслей — да, это может быть, трудности с концентрацией, с вниманием — это тоже бывает. Но, как правило, человек это в себе замечает.

Эмоциональная сфера — чувства и переживания. Гнев. Прежде всего, гнев на то, что произошло с ним, с его семьей, с его близким. Этот гнев, кстати говоря, чаще всего люди подавляют, но подавленный гнев оборачивается депрессией, потому что депрессия — это подавленная агрессия, мы должны это помнить. Чувство беспомощности, чувство вины, очень острое чувство вины. Чем ближе был человек, который умер, тем более острое чувство вины. Почему? «Если бы я был, я бы не допустил этого несчастного случая. Если бы я постарался, если бы я нашел врачей, если бы я достал лекарства, если бы, если бы, если бы…», — очень часто близкие так себя обвиняют в том, что они виноваты в смерти. Или чувство вины, что вот «я был невнимателен», «я не поговорил», «я уехал», «я оставил его одного» и так далее, и так далее.

Кстати говоря, что очень важно, часто у близких людей после смерти близкого и не очень близкого человека возникает как резонанс страх и тревога за свое здоровье и свое будущее. Я нередко наблюдаю на консультациях, когда приходит человек и говорит, что у него возникли панические атаки, и очень часто в прошлом, в недавнем прошлом такого человека возникает факт смерти близкого или не очень близкого родственника. Например, бабушки, дедушки, тёти, дяди, двоюродных, троюродных сестер, братьев. Особенно, конечно, родителей. Когда в семье кто-то умирает, и человек, близко знавший его, участвует, как бы близок к кончине, к этой утрате, у него возникает как резонанс страх за собственную жизнь, за собственное здоровье.

И очень часто этот страх, подавленный страх превращается в острую бессознательную тревогу, которая может вырастать в такие симптомокомплексы как панические атаки. Поэтому именно здесь, в этой сфере переживания семьи очень важно выражать тревогу за свое здоровье. Это реакции нормальные. Это нормальное горе. Обратите внимание, это очень важно понимать, что очень часто обостренные страхи, тревоги, панические атаки, депрессии могут быть результатом смерти в недавнем прошлом близкого человека.

Как выражать тревогу? Вообще говоря, все чувства, которые только есть у человека, надо выражать. Что значит выражать? По крайней мере, две вещи это означает: во-первых, признавать, отдавать себе отчет, и во-вторых, проговаривать или выражать как-то по-другому. Но, по крайней мере, если вы признаете в себе тревогу, гнев, вы можете их в себе осознать, это первый очень важный факт, и второй — вы можете сказать об этом. С кем и как, когда это выразить, когда это озвучить, это уже надо смотреть по ситуации. Для этого и существуют близкие люди, друзья.

Что делать с чувством вины? Чувство вины — это отдельная работа. Но надо понимать, что очень часто, когда умирает близкий, у нас есть частично мнимая вина, невротическая вина, частично подлинная вина. И мы должны понимать разницу между ними, это работа уже со специалистом, но она требует длительного времени. Во всяком случае, в момент острого горя с чувством вины работать очень трудно или лучше не стоит.

Время горевания

Здесь изображено время горевания, когда горе касается семьи.

Первая стадия, от суток до двух — это шок и отрицание утраты. Что значит отрицание утраты? Например, когда родственникам сообщают о смерти, они не верят в это. Буквально не верят в это. То есть они начинают продолжать обращаться к врачам, к близким с тем, чтобы те подтвердили им, что это на самом деле не так. На этой стадии отрицания утраты некоторые члены семьи могут застревать на долгие годы или на всю оставшуюся жизнь. Я знаю таких женщин, которые не верят в кончину их ребенка, например, и продолжают сохранять всю обстановку в доме, вещи умершего ребенка, поддерживая для себя призрачный иллюзорный миф, что вот ребенок вернется в свой дом, где ждут его вещи, где ждет его комната и всё прочее.

Застревание на этой отрицающей стадии очень болезненно, может привести к такой дисфункции семьи, что она может в буквальном смысле развалиться. Многие члены семьи просто покинут такую семью, они не могут дальше оставаться в ней, потому что нельзя жить рядом с тем, кто продолжает ожидать давно усопшего, погребенного и похороненного, отпетого члена семьи.

В течение первой недели, конечно, наблюдается истощенность, потому что были похороны, было погребение, было отпевание, встречи, поминки и так далее. Эмоциональная и физическая истощенность семьи здесь очень ярко выражена. И, конечно же, здесь нужно проявить заботу друзьям и знакомым, близким и самим членам семьи о том, что семья нуждается в отдыхе, в уединении, в тишине, в покое.

Две-пять недель, то есть что-то вроде месяца: многие члены семьи возвращаются к повседневности — к работе, к обычному образу жизни, к своим делам, которые были прерваны на неделю, быть может, у кого-то меньше, у кого-то больше. И тогда самые близкие чувствуют больше утрату, потому что гости разъехались, а дальние родственники вернулись к своей жизни. Они остаются с этой пустотой утраты. И у них более остро возникает тоска, гнев, горе. Шок проходит, наступает время острого горевания, которое может продолжаться очень долго — от полутора месяцев до трех месяцев, наступает переходная стадия из тоски и гнева.

Три месяца и до года длится траур, можно сказать, ощущение беспомощности, регрессивное поведение членов семьи. Например, кто-то из членов семьи может вдруг превратиться в подобие маленького ребенка, за которым нужен дополнительный уход и наблюдение. Возможно, кого-то затронет в большей степени депрессия. А кто-то будет искать заместителя этого поведения — того, кто как бы возьмет на себя функцию умершего. Это могут быть самые разные члены семьи. Дети замещают ушедшего родителя, родитель иногда играет в погибшего умершего ребенка и так далее. То есть здесь происходят удивительные приключения с заместителем поведения. Конечно же, с патологическим поведением, с поведением, которое вносит в семью еще большую дисфункцию, кроме самого горя.

Наконец, происходит годовщина. Это очень важный момент, когда семья, по сути дела, имеет возможность совершить эту годовщину. Годовщина — это некоторое очень важное событие, когда частное горе возвышается до семейного символического горя, когда совершается ритуальное завершение. То есть это поминовение, это поминки, это богослужение, это молитва, это поездка на кладбище, может быть, даже в другой город, в другой район. Но, во всяком случае, родственники вновь собираются, и общее горе облегчает горе самых близких родственников. Если не происходит застревание, потому что нередко самые близкие родственники не готовы расстаться со своим трауром, не готовы расстаться со своим горем.

Что означает застревание? Застревание — это когда семья не может преодолеть определенную стадию горевания, и человек не может преодолеть. А это означает, что он не возвращается к обыденной жизни, он продолжает жить в патологической жизни, где его психическое состояние вновь и вновь разрушает его здоровье.

Наконец, от полутора до двух лет после утраты семья имеет возможность вернуться к своей прежней жизни. Разумеется, к прежней, но уже без того, кто ушел навсегда. То есть к этому времени функции семьи тем или иным образом перераспределены. Структура вновь пришла в некоторое равновесие в силу новых ролей: роли замещены, функции перераспределены, структура вновь продолжает пребывать в каком-то равновесии. Разумеется, в новом равновесии.

Если семья теряет нерожденного ребенка, то в чем будет специфика стадий? Стадии не те же. Здесь тоже горе, и здесь очень важно, чтобы мать и отец нерожденного ребенка совместно переживали, проживали это горе. Здесь, как правило, не участвуют посторонние люди, которые могут быть просто не посвящены в это. Поэтому здесь очень важно, чтобы родители этого ребенка — мать и отец, муж и жена, — чтоб они вместе, не порознь, а вместе переживали это горе, чтобы они помогали себе пройти эти стадии. Но в какой-то степени это похоже на потерю ребенка, только здесь нет контакта, здесь нет визуальной памяти, слуховой памяти, сопереживания с этим ребенком. Здесь всё немножко по-другому, и тут еще очень важны обстоятельства, при которых погиб ребенок. Если обстоятельства каким-то образом связаны с образом жизни супружеской пары или конкретно матери, которая вынашивала этого ребенка, тогда здесь будет, конечно же, очень серьезная проблема с чувством вины. И если здесь была какая-то непредвиденная проблема со здоровьем или еще с чем-то, то здесь тоже будет чувство вины от того, что не всё сделали, или от чего-то это зависело, могут быть взаимные обвинения в наследственности и так далее, тут есть своя специфика.

Что означает работа с горем семьи и близких? Прежде всего, важно помочь семье пройти все стадии. Каким образом? На каждой стадии есть своя симптоматика поведения. Скажем, на стадии тоски и гнева очень важно помочь близким воспоминанием жизни усопшего, переживанием вновь всей его жизни, начиная с самых ранних лет его жизни, просматривать его архивы, его дела, его фотографии. И на этой стадии, кстати говоря, рождаются определенные мифы, что неплохо, потому что семья таким образом справляется с горем. Рождаются определенные замыслы, возникают какие-то мемориальные идеи памятника, составления альбома и так далее. То есть здесь есть много очень важных вещей, которые помогают пережить. И если кто-то помогает семье пережить, значит, он выслушивает, много раз выслушивает одно и то же об усопшем — о том, как он болел, о том, как он умирал, о том, что переживали члены семьи в этот момент, это всё очень важно.

Помощники

Собственно говоря, работа помощников семьи, друзей, близких — это и есть быть, присутствовать в семье и слушать бесконечно эти рассказы, эти повторения, которые меняются раз от разу, и это отчасти помощь в преодолении горя. И, конечно же, надо заботиться о близких, которые переживают горе, чтобы они спали, ели, отдыхали и возвращались потихонечку к жизни, которая их продолжает ждать.

Разумеется, еще раз я должен сказать, что работа с острым горем, работа с людьми, которые пережили тяжелое положение, — это серьезная работа, и она начинается, прежде всего, с ресурсов самих помощников. То есть помощники нуждаются в диагностике, помощники нуждаются в подготовке, прежде чем они берутся за это. Естественно, если это речь идет о родственниках — их никто не спрашивает. Родственники встречаются с горем потому, что они родственники, а вовсе не потому, что они взялись помогать. Но если это волонтеры, если это близкие знакомые, то они должны понимать, что помочь они могут только в том случае, если они сами умеют регулировать свое эмоциональное поведение, сами могут быть достаточно эмоционально устойчивы. И тут еще одна очень важная вещь: всем помогающим в остром горе нужно пройти курс исцеления от суеверий и магизма.

Вопросы

Есть ли риск, когда близкие не разъезжаются, а остаются поддерживать самого горюющего члена семьи, что этим они замедлят прохождение этапа переживания горя и наоборот продлят процесс?

Нет, наоборот. Если они задерживаются, остаются в семье, где произошла смерть, они помогают преодолеть горе. Потому что, еще раз говорю, заново проживается жизнь усопшего, повторяется, рассказывается. Это всё важные психотерапевтические ритуалы, которые помогают, и близкие — как раз именно те люди, которые могут помогать семье.

Какая помощь может быть оказана, если в семье проявляется заместительное поведение?

Если члены семьи принимают это заместительное поведение и не хотят от него избавляться, едва ли можно помочь. Например, нередко бывает, в течение года или двух после смерти одного из членов семьи рождается ребенок. И иногда его называют именем усопшего. Или даже еще больше того, как бы назначают его заместить того, особенно если это старший ребенок умер, то родившегося младшего назначают как бы быть ему заместителем. Или если, например, умер отец, старшая дочь берет на себя функции отца, чтобы маме и другим детям заместить отца.

К сожалению, в таких случаях семья неохотно идет на осознание этой действительно патологической ситуации, потому что её устраивает такое положение. И очень часто и самого «заместителя», и тех, кто принимает эту заместительную помощь, может устраивать такое положение. Но когда семья или эти члены семьи готовы будут осознать, что с ними происходит, вот тогда можно помочь им осознать, почему произошло так, и что произошло в семье в этой ситуации. Поэтому не всегда можно помочь.

Если очевидно, что человек застрял на какой-то стадии горевания, но не признает это, как ему помочь?

Если человек не хочет с этой стадии уходить, нельзя его насильно тащить куда-то. Но, по крайней мере, можно быть рядом и не участвовать в его мифах. Например, мать, глядя на фотографию сына, обращается к нему, как к живому, пытается с ним говорить, с ним советоваться. Вы не обязаны в этом участвовать. И вы можете не объяснять и не выводить на чистую воду мать, но вы можете в этом мифе не участвовать. Вы можете совершенно трезво и однозначно говорить о человеке, как об усопшем, молиться о нем, поминать его и не делать вида, что вы тоже думаете, что человек не умер. Вот это уже будет достаточной помощью. В любом случае, человек, страдающий таким застреванием, может обратить внимание, может попросить у вас помощи, и ему, может быть, рядом с вами будет легче. А, может быть, он с агрессией вас оттолкнет, прогонит прочь. Но, по крайней мере, у него будет шанс узнать правду от того, кто был рядом с ним.

Надо понять, что там, где человек хочет обманываться, хочет жить в нереальном мире, хочет жить с мифом, мы не можем его переубедить, мы не можем насильно заставить его жить в реальности. Но мы сами, рядом живущие, можем продолжать жить в реальности, не подыгрывая мифологии другого.

Подготовила Тамара Амелина

Как пережить похороны близкого человека

Тяжёлая неизлечимая болезнь или внезапные обстоятельства унесли из жизни дорогого человека. Скорбь и глубокая душевная боль опускаются на семью. Это поймёт только тот, кто пережил подобное. Рассказать невозможно, сколько слёз и душевных терзаний приносит с собой смерть близких людей. Обратившись в ритуальные услуги, вы получите помощь в организации проводов человека в последний путь.

После покупок, заказов и оформлений наступает тяжёлый день прощания с умершим. Съезжаются близкие, приходят соседи, сослуживцы и друзья, чтобы попрощаться и провести в последний путь человека, с которым они были знакомы. Как пережить этот печальный день? Давайте попробуем найти ответ на этот непростой вопрос.

Жизнь продолжается

Человек ушёл и оставил о себе память. Кто-то вспомнит с улыбкой и скажет, что это был хороший человек. У кого-то останутся неприятные воспоминания. Но, для близких людей его уход — это невосполнимая потеря. Долго будет казаться, что он войдёт в комнату или позвонит по телефону. Его вещи будут напоминать о нём, его увлечениях или работе.

Испытывая тяжёлые чувства, надо понимать, что всё это временно. Пройдёт день похорон с его печалью и болью. Останутся воспоминания и фотографии. Иногда, похороны помогают больше сблизиться родным людям. Общая боль объединяет, отходят на задний план прошлые обиды и ссоры. Родные становятся еще роднее.

Жизнь продолжается. Время – самый лучший целитель душевной боли. Рождаются и растут дети, создаются новые семьи. Конечно, память об умерших навсегда остаётся.

Но вокруг живые люди, которые нуждаются во внимании и заботе. Смерть близкого человека напоминает о том, что надо ценить живых. Пока живы родители, надо навещать и заботиться о них. После их смерти мы тоже не одиноки. Нас окружают близкие, друзья, коллеги. Цените живых, ведь жизнь коротка, и никто не знает, когда она закончится.

Помогите себе медикаментами

Перед похоронами надо запастись успокаивающими и сердечными каплями. Хорошо помогают снять напряжение настойки валерианы, пустырника и боярышника. Нужно взять 25 капель любой из перечисленных настоек и смешать с 1⁄2 стакана воды. Пить можно до 4-х раз в день.

Капли Корвалол, Барбававал и Валемидин можно употреблять по 25-30 капель на 1⁄2 стакана воды до 3-х раз в день. Начинать пить нужно, не дожидаясь похорон.

Также, хорошо поддержат таблетки валерианы или глицина. Их употребляют по инструкции. При склонности к повышенному АД обязательно измеряйте его чаще, чем обычно.

Нельзя полагаться на собственную выдержку. Лучше помочь себе вовремя, чем попасть в стационар с сердечным приступом или гипертоническим кризом.

Как жить дальше?

Жизнь человека не зависит от богатства или здоровья. Её продолжительность определена Богом и только Он решает, когда и кому пришло время. Нам живущим нужно смириться перед Его свершившейся волей и не винить себя или других. Отбросьте самобичевание и оцените приобретённый опыт, чтобы в дальнейшем поступать правильно.

Жизнь продолжается и надо запоминать её уроки. Это закон для любого живущего человека. Приобретая опыт, мы становимся мудрыми. А мудрость – это бесценное сокровище, которое приобретается опытом. Поэтому, даже горькие моменты утраты близких людей учат мудрости и помогают по-новому ценить жизнь.

На похоронах можно понять, насколько временно наше бытие на Земле. Там есть возможность задуматься о том, что жизнь – это бесценный дар, данный на короткое время.

После этого многое меняется в семье и среди друзей. Испытав горе, многие научились ценить радость. Цените каждый день, данный вам для жизни и добра. Дарите живым радость и знайте, что жизнь продолжается.

Твитнуть

Как справиться с потерей родителя

Помощь и совет, как справиться с горем потери родителя

Последнее обновление: 18 июля 2019 г.

Потеря родителей — это то, через что большинству из нас придется пройти в какой-то момент жизни. Хотя мы знаем, что в конце концов это произойдет, ничто не может полностью подготовить вас к потере родителя.

Боль потери родителя

Важно помнить, что не существует «правильного» способа справиться с горем потери родителя. Когда вы пытаетесь справиться с тяжелой утратой, у вас будет много различных сильных эмоций, которые могут не иметь для вас смысла в данный момент. Вы можете испытать:

  • Пустота или онемение и неспособность плакать. Это не признак того, что вы «холодны» или недостаточно любите своих родителей. В глубине души вы, возможно, изо всех сил пытаетесь понять, что произошло, или пытаетесь избежать переполнения эмоциями.
  • Глубокая печаль и отчаяние. Вы, вероятно, почувствуете, что ничего больше не будет хорошо, и вы никогда не научитесь жить с этой потерей.
  • Неспособность заснуть или плохой сон.
  • Нарушение привычного режима питания. Это может быть потеря аппетита или сильное желание поесть.
  • Снова почувствовать себя ребенком, чувствовать себя уязвимым, напуганным и одиноким. Потеря родителей может заставить вас снова почувствовать себя молодым и беспомощным, поскольку вы изо всех сил пытаетесь принять тот факт, что такого важного человека в вашей жизни больше нет.
  • Напряженные отношения с другими членами семьи. Семейная динамика претерпит серьезные изменения после потери родителя. Имейте в виду, что могут возникнуть споры, поскольку каждый будет испытывать непреодолимые эмоции, которые они изо всех сил пытаются выразить.

На начальных стадиях горя вы можете понять, что ничто не может и не должно заполнить пространство, оставшееся в вашей жизни. Родитель незаменим, и хотя горе останется, со временем оно изменится и станет более управляемым.

Потеря родителей в юном возрасте

Большинство людей ожидают, что их родители доживут до тех пор, пока они не состарятся и не уйдут на пенсию, но, к сожалению, это не всегда так. Если ваш родитель умер в относительно молодом возрасте, вы можете испытать шок от внезапности их кончины. Возможно, вы думали, что у вас осталось много лет вместе, прежде чем вам придется смириться с их потерей, и часть процесса скорби будет заключаться в том, чтобы понять, что это уже не так.

Возможно, вы потеряли родителей, когда были еще ребенком.Вы можете обнаружить, что по-прежнему скучаете по ним каждый день, и это обычное чувство в течение длительного времени — у горя нет временных ограничений. Становясь старше, вы можете начать думать о своих родителях по-новому. Вы можете снова испытать чувство горя даже спустя много лет. Это совершенно нормально, когда вы начинаете более полно понимать свою потерю и пересматриваете, как она повлияла на вас.

Потеря пожилого родителя

Хотя потеря родителей в юном возрасте может быть шоком, правда в том, что независимо от того, сколько лет было вашим родителям, вы, вероятно, не были эмоционально готовы к их смерти. Люди, которые никогда не теряли родителя, могут предположить, что если бы они были стары, горе как-то уменьшилось. Они могут сказать что-то вроде: «У них была хорошая возможность» или «Это было ее время». Эти высказывания могут мало утешить. Мы всегда дети наших родителей, и вы, вероятно, все еще будете сильно горевать, независимо от того, сколько им было лет.

Возможно, вы уже давно знали, что здоровье ваших родителей ухудшается. Опять же, это не гарантия того, что вы почувствуете меньше боли. Возможно, небольшая часть вас все еще надеялась, что с ними все будет в порядке и что они проведут с вами еще много лет.

Если они были серьезно больны и, возможно, испытывали боль, вы можете почувствовать облегчение, особенно если это была длительная болезнь. Облегчение — естественная эмоция в таких обстоятельствах. Вы можете чувствовать себя виноватым за то, что почувствовали облегчение, но будьте добры к себе и помните, что горе сопровождается множеством разных эмоций, которые вы не можете контролировать.

Сложные отношения

Хотя у некоторых людей хорошие отношения со своими родителями, многие из них не близки с родителями или с трудом ладят с ними.Вы можете полностью отдалиться от них и не видеть их много лет.

Во многих семьях бывают ссоры и разногласия, но когда родитель умирает, вы можете обнаружить, что эти сложные отношения мешают понять ваши эмоции. Вы можете не знать, как себя чувствовать, особенно если родитель отсутствовал в вашей жизни очень долгое время.

Возможно, вы испытываете чувство сожаления, сожаления о том, что у вас не было последней ссоры, или что вы больше говорили о своих проблемах.Вы можете чувствовать вину или злиться из-за того, что они скончались до того, как вы смогли все исправить. Все эти эмоции являются частью горя, когда вы пытаетесь понять, что произошло и что это значит.

Горе у всех разное, и ваши сложные отношения с родителями могут повлиять на то, как вы переживаете горе. Если есть определенные проблемы или сожаления, о которых вы продолжаете думать снова и снова, может помочь поговорить с терапевтом или консультантом. Они смогут помочь вам справиться с тем, что вы чувствуете, и, понимая и выражая любые проблемы, вы сможете двигаться вперед и скорбеть более здоровым способом.Свяжитесь с организацией поддержки скорбящих, чтобы найти группы поддержки и консультантов рядом с вами.

Поддержка скорбящего родителя

Потеря одного из родителей иногда означает, что другой родитель скорбит о потере своего партнера. Возможно, вам придется предложить им поддержку в их тяжелой утрате, как практическую, так и эмоциональную.
Если возможно, вы можете остаться с ними на некоторое время, чтобы помочь им организовать похороны. Вам обоим может быть приятно быть вместе в это время.

Вам может показаться, что вы поменялись ролями, и теперь вы заботитесь о своих родителях.Это может показаться странным, но ваша помощь будет очень ценна, когда они начнут жить без своего партнера. Однако учтите, что они, вероятно, по-прежнему будут хотеть принимать решения самостоятельно, и они могут чувствовать необходимость оставаться в некоторой степени независимыми в течение этого времени.

Когда умирает родитель, нужно подумать о многих практических и юридических вопросах, которые могут стать проблемой, пока вы все еще скорбите. В дни и недели после их смерти вам, возможно, придется подумать об управлении их имуществом.

Это может включать исполнение желаний завещания, если оно у них было, передачу любого наследства и решение любых долгов, которые у них могли быть. Узнайте больше об управлении недвижимостью, чтобы получить советы по выполнению этих важных обязанностей.

Движение к исцелению

Во многих отношениях вы никогда не сможете «пережить» потерю родителя. Родители часто являются одними из самых важных людей в жизни человека, и вы всегда будете тем, кто вы есть, благодаря им. Вам всегда будет их не хватать, но в конце концов вы сможете двигаться к образу жизни, при котором вас не переполняет горе.

Есть несколько практических способов справиться с горем, которые могут помочь вам восстановиться после этой потери. К ним относятся:

  • Забота о физическом здоровье. Старайтесь хорошо есть и спать, если можете. Избегайте злоупотребления алкоголем и наркотиками, так как это ухудшит ваше самочувствие в долгосрочной перспективе.
  • Участие в организации похорон. Многие люди считают, что участие в организации похорон помогает им попрощаться с родителями и смириться с тем, что происходит.
  • Найдите способ выразить свои эмоции. Сдерживая чувства в себе, вы лишь откладываете борьбу с ними, а их здоровое выражение может помочь вам почувствовать себя лучше. Попробуйте вести дневник или поговорить с другом, которому доверяете.
  • Проведение времени с близкими членами семьи. Хотя вы можете хотеть побыть в одиночестве, и это нормально, некоторым людям очень удобно находиться в окружении семьи. Вы можете поддержать друг друга и поделиться воспоминаниями о любимом человеке.

Если вы изо всех сил пытаетесь справиться с потерей родителя или просто нуждаетесь в помощи и совете, обратитесь в организацию по поддержке близких.

Как горевать, когда похороны невозможны

Пандемия коронавируса коренным образом изменила то, как мы живем, но, возможно, еще более душераздирающе то, как мы можем горевать. Социальное дистанцирование не позволяет проводить похороны или иные собрания, чтобы оплакивать потерю наших близких, и даже утешительное прикосновение или объятие небезопасны.

Другие ритуалы также были сорваны. Иудейская и мусульманская религии гласят, что останки человека должны быть захоронены в течение 24 часов после смерти, но во многих местах это невозможно; есть задержки, поскольку похоронные бюро, кладбища и крематории изо всех сил пытаются не отставать от большого числа смертей от COVD-19.

Мы скорбим о потере близких, а также о наших многочисленных способах прощания: еврейская традиция сидячей шивы, недельный период, когда друзья и семья посещают скорбящих, чтобы выразить соболезнования и утешить, восходящие к библейским раз; ирландские поминки, одновременно радостные и грустные, когда люди делятся песнями, выпивкой и историями об усопших; исламское ритуальное омовение тела умершего; и бесчисленное множество других.

«Невозможность совершать ритуалы разрушительна для людей, — говорит психолог Ноэ Касали, директор консультационного центра Bethesda.«Это продлевает их страдания».

Один из членов семьи выразил тревогу из-за невозможности собраться вместе, чтобы оплакать смерть отца: «Это кажется нереальным, как будто этого не было».

В ответ похоронные бюро, сообщества и семьи находят альтернативные способы быть «вместе», чтобы почтить память умерших близких.

Технологии играют большую роль. Скорбящие собираются виртуально через Zoom и Skype , бесплатные платформы видео/аудио связи.Семьи снимают похороны в прямом эфире на Facebook , что позволяет не только близким принять участие виртуально, но и открывает опыт для соболезнований многих в общем опыте изоляции. Некоторые похоронные бюро предоставляют услуги прямой трансляции, поэтому друзья и родственники, находящиеся далеко, могут участвовать.

В рассказе от первого лица на cheddar. com Макс Годник описал похороны своей бабушки, которая скончалась после осложнений, вызванных COVID-19, в Zoom, как «самые значимые, духовные, интимные и вдохновляющие похороны». когда-либо был в.…Этот момент вобрал в себя все самое лучшее, что происходит в социальных сетях в режиме реального времени. Мне было предоставлено окно в глобальную сеть любви и поддержки моей семьи, разделенных расстоянием, но объединенных одной целью и сеткой Zoom.

«Как и многие другие семьи по всему миру прямо сейчас, моя узнала, как тяжело терять любимого человека, не имея возможности увидеть его, быть с ним или попрощаться в его последние дни», — сказал Годник.

Другие создают новые способы почтить память тех, кого они потеряли.В графстве Керри, Ирландия, соседи выстроились вдоль дороги длиной в милю от церкви до кладбища, чтобы попрощаться со своей подругой Бетти Райан, соблюдая безопасное расстояние друг от друга. «Прекрасная дань уважения и отличный пример духа сообщества», — сказал один обозреватель.

Ближе к дому, в Луисвилле, штат Кентукки, семья устроила «похороны из проезжающего мимо автомобиля» шествие. Одна за другой машины останавливались перед домом Джона Ренна-младшего, бросали цветы, держали плакаты в окнах машин, улыбались и махали семье.

«В какое время мы сейчас живем», — сказал племянник Ренн, Рик Обст. «Всем нужны объятия, но накидать на это трагедию? Такого рода празднования должны быть сделаны и могут быть сделаны. Надеемся, мы пытаемся подать пример того, как мы можем сделать это наилучшим образом и при этом оставаться в безопасности от коронавируса».

Многие семьи, которые, возможно, обсуждали, что выбрать: захоронение или кремацию для близкого человека, теперь выбирают кремацию — уже выбор более половины в США .Это дает возможность запланировать поминальную службу на более поздний срок; Кроме того, в условиях ужесточения экономики стоимость стала более важным фактором, поскольку кремация составляет примерно одну треть стоимости захоронения.

«Важно находить связь всеми возможными способами», — сказала Меган Дивайн , терапевт, защитник горя и автор. «Даже начать переписку с близкими друзьями, чтобы поговорить о человеке, которого вы потеряли, может быть полезно».

Другие альтернативные траурные ритуалы:

Говорите с людьми. Обратитесь к своей социальной сети поддержки — семье и друзьям — по телефону, электронной почте и видеоплатформам. Когда вы физически разлучены, оставайтесь на связи, разговаривайте и делитесь историями о любимом человеке, это может помочь смягчить чувство одиночества в вашем горе.

Создавать и выражать. Есть так много способов воздать должное любимому человеку, а искусство одновременно исцеляет и освобождает. Пишите о них или им, или ведите дневник о том, как вы себя чувствуете. Приготовьте их любимое блюдо.Посадите дерево или цветы в память о них. Прочтите их любимую книгу, послушайте их любимую музыку или посмотрите их любимый фильм. В социальных сетях вы можете создать страницу в Facebook или Instagram, посвященную им, и пригласить других поделиться своими воспоминаниями. Займитесь художественным или музыкальным проектом, которым вы сможете поделиться с близкими, когда будете вместе.

Запланируйте поминальную службу на потом. Во времена неопределенности может быть глубоко исцеляющим план того, что вы будете делать в будущем, когда вы снова будете окружены семьей и друзьями, которые присоединятся к вам в чествовании этого особенного человека.Вместо того, чтобы думать об отмене дани, вы можете использовать это дополнительное время, чтобы спланировать что-то особенное.

Просить о помощи. Если вы боретесь, есть ресурсы, к которым вы можете обратиться за поддержкой. The Dougy Center , Grief.com и Grief Resource Network предлагают группы и программы; Вы также можете подписаться на бесплатную серию статей Общества Нептуна о тяжелой утрате, 12 Weeks of Peace .

Самое главное, не отрицай своего горя.Даже если после смерти любимого человека вы не можете оплакивать и праздновать его жизнь так, как вам хочется, признайте свои чувства утраты и печали. В разгар этого более крупного кризиса, когда вы можете быть охвачены страхом и беспокойством, нездорово преуменьшать или игнорировать то, как эта личная потеря влияет на вас. Это нормально плакать. Мы все скорбим по-разному, поэтому будьте верны своим чувствам и просите о необходимой вам эмоциональной поддержке.

________________________________________________________________________________________________

Общество Нептуна — старейший и крупнейший в стране поставщик доступных услуг кремации.Если у вас есть срочная необходимость или вы хотите заранее спланировать услуги кремации, мы всегда готовы помочь вам и вашей семье.

Позвоните по телефону   1-800-NEPTUNE (800-637-8863) сегодня 1 или узнайте больше онлайн 1

После потери: последующие дни

Часто трудно понять, что сказать или сделать, когда кто-то, кого мы знаем, переживает потерю любимого человека. Смерть любимого человека наполнена сильными моментами и эмоциями, многие из которых сосредоточены на посещении, панихиде и похоронах. Скорбящий человек часто перегружен — как потерей, так и излиянием поддержки со стороны других.

После похорон человек может чувствовать себя изолированным и одиноким в горе. Поток людей сменяется пустотой, мирскими обязанностями и постоянной задачей сортировки документов и имущества. Для многих, кто скорбит, дни после похорон намного труднее, чем сами похороны.

Пережить недели после похорон

Для многих ближайших родственников настоящая скорбь начинается после окончания похорон. Близкие и друзья вернулись домой и наступает чувство реальности и одиночества.

  1. Оставайтесь на связи с членами семьи, которых привлекли на похороны. Все вы все еще находитесь в процессе скорби. Поддержка и поощрение, которые будут генерироваться простым общением друг с другом, будут мощными.
  2. Не возлагайте на себя надежды «вернуться к нормальной жизни». Вы и ваша семья находитесь в периоде адаптации, учитесь, как действовать после болезненных событий. Новой «нормой» станет жизнь без умершего. Нет расписания, когда будет удобнее.
  3. Организуйте и запланируйте предметы, которые необходимо обрабатывать в упорядоченном порядке. У некоторых дел умершего есть крайние сроки, но часто распорядители похорон или адвокаты следят за тем, чтобы эти дела были улажены.
  4. Заранее спланируйте, как вы будете рыться в вещах умершего. Соберите самых близких членов семьи и поговорите о вещах, которые необходимо раздать в семье. Есть ли вещи, которые можно передать благотворительным организациям или нуждающимся? Подумайте о том, кто должен присутствовать при просмотре предметов. Вероятно, двух-трех человек будет достаточно для перемещения по пунктам и достаточно нескольких, чтобы проблем не возникало. Не спешите сортировать эти элементы.

4 способа помочь человеку после потери

Хотя вы не можете избавиться от боли потери, есть много способов помочь скорбящему другу или любимому человеку в болезненные дни после похорон, предоставив утешение, силу и поддержку. Вот некоторые вещи, о которых следует помнить:

  1. Не ждите, что любимый позвонит вам. Часто в похоронном бюро, в разгар объятий, мы напоминаем любимому человеку, что нас отделяет всего один телефонный звонок.Начинаем расставание с успокаивающих слов: «Обещай, что позвонишь мне, если я тебе понадоблюсь». Кивок заставляет нас чувствовать себя лучше, и когда мы не слышим ответа, мы предполагаем, что исцеление началось и что жизнь начала двигаться дальше. Обычно скорбящий человек не хочет беспокоить кого-то еще болью, чувствует себя слабым и виноватым из-за того, что не может быстро прогрессировать, или испытывает смущение из-за необходимости обращаться за помощью. Даже если вы не знаете точно, что сказать, для вас важно установить контакт. Телефонные звонки, открытки, сообщения электронной почты или короткие текстовые сообщения подтверждают, что ваша дверь всегда открыта.
  2. Создайте новую традицию. Большая часть жизни была разделена с человеком, которого сейчас нет. Даже поход в продуктовый магазин может вернуть воспоминания и вновь подчеркнуть боль утраты. Как заботливый друг, вы можете помочь создать новые воспоминания, не связанные с ушедшим любимым человеком. Новые места, где можно поесть или сделать покупки, местные события, которые не отмечались, или даже короткие поездки в места, которые вы не посещали, могут иметь большое значение для создания новых традиций.
  3. Запишите важные даты. Некоторые дни будет труднее обработать и преодолеть. Вы можете сделать годовщины, дни рождения, праздники или другие особые случаи проще, отправив открытку или позвонив по телефону. Убедитесь, что ваш любимый человек не проводит эти дни в одиночестве. Если вы не уверены в этих днях, попросите другого близкого члена семьи сообщить вам о днях, которые, скорее всего, будут трудными.
  4. Поделитесь, когда вы думаете о покойном . Одно из самых изолирующих чувств, которые испытывает скорбящий человек, — это мысль о том, что никто больше не вспомнит об ушедшем близком человеке. Когда что-то в вашей жизни напоминает вам об этом человеке, отправьте ему открытку или записку, чтобы сообщить ему, что вы помните и заботитесь о нем.

Всего несколько минут планирования и заботы сделают дни после похорон менее неловкими и одинокими. Вы можете заверить любимого человека в том, что вы заботитесь о нем и что вместе вы получите силу и поддержку на пути вперед.

Виртуальный центр помощи семьям | Американский Красный Крест

Фонд здоровья Covid-19

Помощь в покрытии расходов, связанных с доставкой продуктов питания, лекарств, диагностики, транспорта и телемедицины в связи с риском или заболеваемостью COVID-19.

(800) 675-8416

COVID-19 Fund

 

ДАВ

Тысячи ветеранов-инвалидов нуждаются в помощи, и DAV здесь, чтобы помочь. В ответ на это беспрецедентное событие мы создаем Фонд помощи COVID-19 для оказания помощи ветеранам-инвалидам, связанным со службой, которые потеряли работу.

1-888-604-0234 (местные номера телефонов доступны на веб-сайте)

https://www.dav.org/covidrelief/

 

Healthcare.gov — охват торговой площадки и коронавирус

Вы можете претендовать на специальный период регистрации или изменение плана Marketplace, если COVID-19 повлияет на ваш доход, существующую медицинскую страховку или семью.

1-800-318-2596            (TTY: 1-855-889-4325)

https://www.healthcare.gov/coronavirus

 

Фонд Healthwell

Фонд помощи в выплате страховых взносов COVID-19.

(800) 675-8416

COVID-19 Insurance Premium Payment Assistance

Военный OneSource

Предоставляет круглосуточные ресурсы по телефону и через Интернет для военнослужащих и ветеранов, служащих в настоящее время, в течение одного года после увольнения. Предоставляет бесплатное немедицинское и финансовое консультирование, помощь в трудоустройстве и переходе по программе MilSpouse, специальные консультации и материалы, которые можно заказать бесплатно. Финансируется Министерством обороны.

800-342-9647

www.военный источник.мил

 

Национальный фонд ветеранов

Информационная и кризисная горячая линия для всех ветеранов и их семей

888-777-4443

The NVF Responds to Covid-19

 

Общество помощи корпуса морской пехоты

Финансовая помощь членам ВМФ и Корпуса морской пехоты

(800)-654-8364 или позвоните в SAF Красного Креста по телефону 877-272-7337

https://nmcrs.орг/

 

НудиМедс

Национальная некоммерческая организация, объединяющая людей с программами, помогающими им оплачивать лекарства и другие расходы на здравоохранение, предлагающая национальные программы обслуживания в связи с COVID-19.

ТЕЛЕФОН ПОДДЕРЖКИ: 1-800-503-6897

https://www.needymeds.org/

 

Решения Navicore

Navicore Solutions — национальный лидер в области некоммерческого финансового консультирования

800-992-4557

www. navicoresolutions.org

 

Единая справедливая заработная плата

Чрезвычайная денежная помощь работникам, получающим чаевые, и обслуживающему персоналу

1877ОДНА ЗАРПЛАТА

https://ofwemergencyfund.org/

 

Операция НАДЕЖДА

Столкнувшись с финансовой реальностью потери работы, прерывания бизнеса, проблем с кредитами и долгами, пострадавшие американцы нуждаются в поддержке HOPE Inside Disaster, подразделения HOPE по подготовке к стихийным бедствиям и восстановлению.HOPE Inside Disaster — единственная в стране финансовая служба готовности к чрезвычайным ситуациям и восстановления. Операция НАДЕЖДА положила начало новому федеральному политическому пространству по обеспечению готовности к чрезвычайным ситуациям, реагированию на них и восстановлению. Наши команды помогают в реагировании на стихийные бедствия, объявленные на федеральном уровне, выступая в качестве финансового защитника местных жителей и владельцев малого бизнеса.

Посетите Операцию НАДЕЖДА

 

Пандемия любви

Пандемия любви — это массовая организация взаимопомощи с отделениями по всей стране.Наша миссия — оказывать финансовую помощь отдельным лицам и семьям, пострадавшим от COVID-19. Эта помощь приходит через прямое совпадение с донором, который напрямую переводит средства получателю или оплачивает счет (ы) за них, чтобы каким-то образом облегчить страдания и бремя. Наши доноры чаще всего помогают с такими вещами, как арендная плата, коммунальные платежи, счета за мобильный телефон, взносы на медицинское страхование, медицинские счета, расходы на похороны и продукты / предметы первой необходимости.

Home

 

Управление социального обеспечения

Как Служба социального обеспечения может помочь вам в случае смерти члена семьи (доступно на английском и испанском языках)

1-800-772-1213 или телетайп 1-800-325-0778, если вы глухой или слабослышащий

https://www. ssa.gov/pubs/EN-05-10008.pdf

Горе и потеря

Горевать о потере близкого человека, преодолевая страх и тревогу , связанные с пандемией COVID-19, может быть особенно невыносимо. Социальное дистанцирование, «приказы оставаться дома» и ограничения на размер личных встреч изменили то, как друзья и семья могут собираться и скорбеть, включая проведение традиционных панихид, независимо от того, была ли смерть человека ожидаемой. к COVID-19. Тем не менее, эти типы стратегий профилактики важны для замедления распространения COVID-19.

Некоторые действия, которые вы можете предпринять, чтобы справиться с чувством горя после потери любимого человека, включают:

  • Связь с другими людьми
    • Приглашайте людей звонить вам или организуйте конференц-связь с членами семьи и друзьями, чтобы оставаться на связи.
    • Попросите членов семьи и друзей поделиться с вами историями и фотографиями с помощью писем по почте, электронной почты, телефона или видеочата, а также через приложения или социальные сети, которые позволяют группам делиться друг с другом (например, групповой чат, групповой обмен сообщениями, Facebook).
    • Назначьте дату и время, когда члены семьи и друзья почтит память любимого человека, прочитав выбранное стихотворение, духовное чтение или помолившись в своем доме.
  • Создание воспоминаний или ритуалов.
    • Создайте виртуальную книгу памяти, блог или веб-страницу, чтобы помнить о любимом человеке, и попросите семью и друзей поделиться своими воспоминаниями и историями.
    • Примите участие в деятельности, такой как посадка дерева или приготовление любимого блюда, которое имеет значение для вас и близкого человека, который умер.
  • Обращение за помощью к другим
    • Обратитесь за консультацией по поводу горя или в службы психического здоровья, группы поддержки или горячие линии, особенно те, которые можно предложить по телефону или через Интернет.
    • Обратитесь за духовной поддержкой к религиозным организациям, в том числе к вашим религиозным лидерам и конгрегациям, если это применимо.
    • Обратитесь за поддержкой к другим доверенным лидерам сообщества и друзьям.

Во время пандемии COVID-19 семья и близкие друзья человека, умершего от COVID-19, могут подвергаться стигматизации, например, социальному избеганию или отвержению.Стигма вредит всем, вызывая страх или гнев по отношению к другим людям. Некоторые люди могут избегать общения с вами, членами вашей семьи и друзьями, когда они обычно обращаются к вам. Стигма, связанная с COVID-19, возникает с меньшей вероятностью, когда люди знают факты и делятся ими с родственниками, друзьями и другими членами вашего сообщества.

Как помочь человеку, перенесшему горе после внезапной смерти

Мисс Вэнс сказала, что ценит все молитвы после смерти мужа, но больше всего ее воодушевили те, кто предложил облегчить ее бремя.

Продолжайте общение.

Исследование, опубликованное в августе Американской психологической ассоциацией, показало, что потеря близкого человека в результате травматического события может вызвать сложные реакции у тех, кто остался, включая продолжительное горе. Другие исследования показали, что люди, которые пережили травмирующую потерю, с большей вероятностью будут испытывать тяжелые, интенсивные и стойкие психологические реакции, такие как посттравматическое стрессовое расстройство, по сравнению с теми, кто пережил ожидаемую потерю, согласно Кристин Алве Глэд, клинический психолог и ведущий автор книги А.П.А. учиться. В таких ситуациях, по словам доктора Вортмана, скорбящие могут бороться в течение многих лет или десятилетий.

«Время не лечит все раны», — сказала мисс Вэнс. «Бывают моменты, когда я чувствую себя забытым. Все возвращаются к своей нормальной жизни, и для нас нормальной жизни больше никогда не будет».

Д-р Вортман предложил периодически приходить на прием и связываться с людьми в периоды, когда те, кто скорбит, могут быть особенно уязвимы, например, в годовщину свадьбы или большие праздники.Она составила список полезных веб-сайтов и статей, посвященных поддержке в таких ситуациях.

Рассмотрите возможность добавления простых сообщений «думаю о вас» в свой список дел. Лиза Залески, живущая в Уайт-Лейк, штат Мичиган, столкнулась с невообразимым: сначала она потеряла свою дочь Сидни в июне 2017 года в возрасте 23 лет в автокатастрофе, а затем своего сына Роберта в декабре 2019 года покончила жизнь самоубийством, когда ему был 31 год. Старый. После того, как ее дочь умерла, подруга, с которой она не была особенно близка, каждый день в течение года отправляла ей текст с благодарностью.«Это было похоже на огромную поддержку», — сказала она.

Соедините скорбящих с общественной поддержкой.

Ннека Нджидека, лицензированный клинический социальный работник из Бруклина, штат Нью-Йорк, специализирующийся на горе, объяснила, что те, у кого больше ресурсов, имеют «привилегию горя». Например, они могут взять продолжительный отпуск и позволить команде профессионалов справиться с потерей. Но она сказала, что это не относится к тем, у кого мало ресурсов, и в частности к цветным людям, которые, помимо потери любимого человека, могут столкнуться с «жизненными потерями», такими как безработица или отсутствие продовольственной безопасности.

Каландриан Симпсон Кемп, чернокожая, живет в Хьюстоне, работала в ночную смену в приюте для бездомных женщин в 2013 году, когда ей позвонили и сообщили, что ее единственный сын Джордж Кемп-младший был застрелен в возрасте 20 лет. . «Все, что вы придумывали для них, было украдено у вас», — сказала она. Это было слишком тяжело для ее мужа. Когда она сообщила ему эту новость, «он уронил ключи и больше не вернулся на работу», — сказала она. В результате семья, в которую входят ее дочь и падчерица, лишилась страховки.Она не могла позволить себе психиатрическую помощь, и в какой-то момент ей пришлось пользоваться кладовой для еды.

7 стадий, симптомы, различия и преодоление

Адамс, К. Управление горем с помощью ведения журнала. Центр журнальной терапии.
2006.

Барри, Л. К., Касл, С. В., Пригерсон, Х. Г. Роль предполагаемых обстоятельств смерти
и готовность к смерти. Американский журнал гериатрической психиатрии , 10:
447-457, август 2002 г.

Центр предотвращения самоубийств.Горе после самоубийства: заметки из литературы
на качественных различиях и стигматизации. Оповещение SIEC № 46, ноябрь 2001 г.

Деммер, К. «Уход за близким человеком, больным СПИДом: точка зрения Южной Африки». Журнал потерь и травм
11 (2006): 439-455.

Forte, A.L., Hill, M., Pazder, R., Feudtner, C. Меры по уходу за близкими: a
регулярный обзор. Biomedical Central Limited Palliative Care , 3: 3, 26 июля,
2004.

Фридман, С., Чанг, WCR.Анализ образца понимания населением в целом прощения: последствия для консультантов по психическому здоровью.
Journal of Mental Health Counseling 2010 Январь; 32(1): 5-34.

Голдсмит Б. и др. Повышенные показатели длительного расстройства горя у афроамериканцев.
Исследования смерти 2008; 32: 352-365.

Керстинг, К. Новый подход к сложному горю. Американский психологический
Ассоциация Интернет
. Том 35 (10) стр. 51.Ноябрь 2004 г.

Куп, П. М., Странг, В. Р. Переживания тяжелой утраты в домашней семье
уход за больными раком на поздних стадиях. Клинические исследования сестринского дела 12(2),
127-144, 2003.

Kramlinger, M. Если вам больше 65 лет и вы вдова. Полезные советы для новичков
скорбящий. Взгляд одной вдовы. Стихи и статьи о тяжелой утрате, 2007.

Кристен М. и др. Разрешение депрессии и горя в течение первого года после выкидыша: рандомизированное контролируемое клиническое исследование вмешательств, ориентированных на пары. Журнал женского здоровья 2009 г .; 18(8).

Ларсон Д. Г., Хойт В. Т. Что стало с консультированием по вопросам горя? оценка
эмпирические основания нового пессимизма. Профессиональная психология: исследования
and Practice
38(4): 347-355, 2007.

Li, J., Laursen, T.M., Precht, D.H., Olsen, J., Mortensen, P.T. Госпитализация по поводу
психические заболевания у родителей после смерти ребенка. Журнал Новой Англии
Медицина
352: 1190-1196, март 2005 г.

Lowenstein, T. Испытание на жизненный стресс. Фонд сознательной жизни, 1997.

Мельхем, Н. М., Дэй, Н., Шир, К., Дэй, Р., Рейнольдс, К. Ф., Брент, Д. Травматическое горе среди
подростков, подвергшихся суициду сверстников. Американский журнал психиатрии 161:
1411-1416, август 2004 г.

Национальный институт рака. Расширенные директивы. Национальные институты США
Health: 2000.

Неймейер, Р. А., Пригерсон, Х. Г., Дэвис, Б. Траур и значение. американский
Behavioral Scientist
46(2): 235-251, 2002.

Люди, живущие с раком. Понимание горя в культурном контексте. 2005.

Пфеффер, Ч. Р. Смерть. Psychiatric Times 17 (9), сентябрь 2000 г.

Филлипс, К. «Женщины и богатство: проблемы, изменения и ключи к процветанию». Партнеры 4 Процветание. March 2016.

Piper, W. E., Ogrodniczuk, J. S., Azim, H. F., Weideman, R. Распространенность потерь и
осложненное горе среди психиатрических амбулаторных больных. Психиатрические службы 52:
1069-1074, август 2001 г.

Раск, К., Каунонен, М., Паунонен-Илмонен, М. Подросток, справляющийся с горем после
смерть близкого человека. Международный журнал сестринской практики. 8(3):
137-142, June 2002.

Reyes-Ortiz, C.A., Moreno-Macias, C.H., Ceballos-Osorio, J. Инфаркт миокарда
вызвано тяжелой утратой у пожилых женщин. Анналы долгосрочного ухода 9 (7), июль
2001.

SadlyMissed.com. Семь стадий горя.2006.

Stroebe, M., Henk, Schut. Модель двойного процесса преодоления утраты:
обоснование и описание. Исследования смерти. 23(3): 197-224, март 1999 г.

Тилден, В.П., Толле, С.В., Нельсон, К.А., Филдс, Дж. Принятие семейного решения о выходе
жизнеобеспечивающее лечение госпитализированных пациентов. Сестринское исследование 50 (2):
105-115, март/апрель 2001 г.

Система здравоохранения Университета Вирджинии. Национальные ресурсы утраты. 2007.

Вайант, Л.Эвтаназия: чего ожидать, когда пришло время вашего питомца.
Vetcentric.com 27.11.2000.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Какое свято завтра: Какой завтра церковный праздник по православному календарю 2022 в России

Какой Завтра Праздник?• Всемирный день молодёжи (World Youth Day)77 лет• Всемирный день курицы (World Chicken Day)• День кухонной мойки• День сотрудника органов внутренних дел РФ

Разное

Бортсурманский алексей: Праведный Алекси́й Гневушев, Бортсурманский, пресвитер

Праведный Алекси́й Гневушев, Бортсурманский, пресвитерСвя­той Алек­сий (Гнев­у­шев) ро­дил­ся 13 мая 1762 го­да в се­ле Борт­сур­ма­ны Кур­мыш­ско­го уез­да Сим­бир­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка. По окон­ча­нии Ни­же­го­род­ской

Разное

Группа здоровья 2 это: Группа здоровья. Что это означает.

Классификация групп здоровья при диспансеризации взрослых и детейДиспансеризация представляет собой комплексный медицинский осмотр населения, предназначенный для выявления заболеваний и факторов риска, а также общей оценки

Разное

Христианство православное википедия: HTTP 429 — too many requests, слишком много запросов

Христианство во Франции — frwiki.wikiХристианство во Франции является основной религией. В христиан в Франции преимущественно католический, но меньшинство протестант, присутствует с Реформации, имеет около 3%