Книга отец арсений отзывы священников: «Отец Арсений»: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-7533-0406-3, 978-5-7533-0506-3, 978-5-7533-0651-7, 978-5-7533-0767-5

Разное

Двадцать лет, как один день / Православие.Ru

Накануне 20-летнего юбилея ПСТГУ ректор
университета протоиерей Владимир ВОРОБЬЕВ рассказал
«НС» о том, как лекции в кинотеатрах положили
начало университету, как по вдохновению им был написан
тропарь св. патриарху Тихону, и существовал ли в
действительности «отец Арсений».



Первый Ученый Совет Православного
Свято-Тихоновского богословского института. Первый
ряд, слева направо: священник Анатолий Фролов (ныне
протоиерей), профессор Н.Е.Емельянов (1939-2010),
протоиерей Аркадий Шатов (ныне епископ Смоленский и
Вяземский Пантелеимон), протоиерей Владислав
Свешников, протоиерей Владимир Воробьев, священник
Глеб Каледа (1921-1994). Второй ряд, слева направо:
священник Алексий Емельянов (ныне протоиерей),
священник Николай Кречетов (ныне протоиерей),
священник Валентин Асмус (ныне протоиерей), священник
Александр Салтыков (ныне протоиерей), священник
Димитрий Смирнов (ныне протоиерей), профессор А. Б.
Ефимов, протоиерей Сергий Романов. Храм блгв.
царевича Димитрия при Первой градской больнице,
сентябрь 1992 года.

Богословие в кинотеатрах и клубах

История Православного Свято-Тихоновского гуманитарного
университета началась с публичных лекций. Это получилось
совершенно естественно. Когда в конце 1980-х началась
перестройка и появилась свобода, группа молодых
священников, духовно объединенных иеромонахом Павлом
(Троицким) и протоиереем Всеволодом Шпиллером, видя, как
приходившие к ним люди жаждут что-то узнать о Церкви, о
православной вере, не могли не воспользоваться
открывшимися возможностями. Отец Димитрий Смирнов как-то
предложил провести лекторий из четырех лекций в кинотеатре
около его дома. Мы (отец Аркадий Шатов, ныне епископ
Пантелеимон, отец Александр Салтыков, отец Валентин Асмус
и я) согласились, повесили объявления. Приходим. Кинотеатр
набит людьми до отказа. Пришли не только наши духовные
чада, но и многие неизвестные нам, прочитав объявление. Мы
поделили между собой темы докладов, и каждый из нас
выступал. А потом предлагали задавать вопросы. Вопросов
было множество, горы записок. Отвечали по очереди. После
некоторого перерыва повторили эти лекции в кинотеатре на
Красной Пресне.

Потом Светлана Ивановна Горлевская, директор книжного
магазина «Православное слово», предложила
организовать лекции более серьезно, сделать годовой
лекторий в большом помещении. Она договорилась с клубом
железнодорожников на Комсомольской площади, в котором был
большой зал. Здесь давки не было, но зал все равно был
полон.

Мы написали программу для годового лектория. Лекции читали
сами и приглашали новых докладчиков. Так продолжалось
около двух лет. В конце года слушатели попросили сделать
образовательные курсы с учебным процессом, экзаменами и
заданиями.



День памяти протоиерея Всеволода
Шпиллера в храме свт. Николая в Кузнецкой слободе,
2007 г. В центре, рядом с протоиереем Владимиром
Воробьевым, настоятель храма святителя Николая в
Клениках протоиерей Александр Куликов (1933-2009),
служивший много лет вместе с отцом Всеволодом в
Николо-Кузнецком Храме

Братство на задании

29 августа 1990 года мы решили создать Православное
Братство во Имя Всемилостивого Спаса. Тогда открылось
довольно много братств, и для контроля над этим процессом
был учрежден «Союз православных братств».

На учредительном собрании отец Иоанн Экономцев был
назначен председателем Союза православных братств. У него
уже был разработан план – в союзе должно быть
пятнадцать секций. Отец Иоанн предложил всем записываться,
кто, куда хочет. Мы выбрали образование. Ближайшей нашей
целью было открытие Катехизаторских курсов. Нужно было
выбрать ректора, который бы занялся регистрацией и
организацией занятий. Мы выбрали давно нам знакомого
тайного священника отца Глеба Каледу.

Он был тайно рукоположен в 1972 году, но не мог
легализоваться, потому что его документы вызывали сомнения
в Патриархии. Мы решили выбрать его ректором наших курсов,
чтобы таким образом он себя зарекомендовал. Отец Глеб
быстро зарегистрировал курсы, нашел место для занятий, и в
феврале 1991 года курсы стали действовать. На них были
зачислены наши слушатели из лектория.


Новый ректор. Новый институт

Вскоре отец Иоанн Экономцев понял, что Союз православных
братств – это не такое простое дело, как он
предполагал, потому что братства были совершенно разные.
Тогда он выделил два направления, которые развивались
наиболее успешно: образовательное, и направление
благотворительности (в это время как раз начала поступать
гуманитарная помощь с Запада). Отец Иоанн предложил
Патриарху Алексию создать два новых Синодальных отдела
– религиозного образования и катехизации (ОРОИК) и
отдел благотворительности. Отец Иоанн стал председателем
ОРОИКа, который получил помещение в Высоко-Петровском
монастыре. С собой он пригласил туда отца Глеба, который к
этому времени уже был оценен и легализован.

Отец Глеб, видимо, уже тогда себя плохо чувствовал
(болел). В мае 1991 года он попросил, чтобы его
переизбрали. Собрался учебный совет, и выбрали ректором
меня. Я не был, конечно, центральной фигурой, но я
занимался этим с самого начала, и мне в работе помогали
мои духовные чада.

Осенью мы начали следующий учебный год. После того, как
прошел второй набор на курсы, слушатели стали просить об
организации полного образования. Ученый совет проголосовал
«за», и 12 марта 1992 года был зарегистрирован
Православный Богословский институт.


Сложная дата и чудесный тропарь

Осенью было решено просить Святейшего Патриарха Алексия
усвоить нашему институту имя св. Патриарха Тихона.
Патриарх дал такое благословение, и наш Институт стал
называться Свято-Тихоновским. Нужно было теперь выбрать
Актовый день, связанный с памятью Патриарха Тихона. Но
день его кончины приходится на Благовещение. Служить в
этот день Патриарху Тихону нельзя, так как Благовещение
более великий праздник. День канонизации святителя Тихона
9 октября совпадает с памятью св. апостола Иоанна
Богослова. Мощи Патриарха Тихона тогда еще не были
обретены, соответственно, даты обретения мощей не
существовало. Мы нашли день 5 / 18 ноября, когда святитель
Тихон был избран на патриаршество. Получили благословение
Патриарха Алексия, назначили на эту дату Актовый день и
стали совершать службу святителю Тихону. В это время меня
попросили написать статью о Патриархе Тихоне для
французского журнала «Вечное», и издатели
журнала попросили меня приложить к статье стихиры и
тропарь святителю. Тропарь был, но мне он не нравился,
потому что он длинный и невыразительный, а стихир не было.
А из Франции торопят посылать статью. Вечером после звонка
из Парижа я сел за стол, взял ручку и написал тропарь и
стихиры. Они как будто сами легли на бумагу без моего
участия. Потом я пробовал еще писать, но так уже не
получалось.


Самиздат выходит из тени

Институт быстро развивался, разные его подразделения
возникали по необходимости. Так возникло и наше
издательство.

В то время большая часть духовенства имела только
семинарское образование. Мы тоже учились в семинарии, и
понимали, что там образование находится на низком уровне.
При советской власти поднять этот уровень было невозможно.
Когда появилась церковная свобода, нужно было прежде всего
организовать настоящее образование, потому что без
образованных пастырей в наше время Церковь не может
успешно проповедовать веру. Когда мы создавали институт,
было совершенно очевидно, что он не станет полноценным
учебным заведением, если в нем не будет науки, не будет
научных исследований. Но когда появляется научная работа,
становится необходимым публиковать ее результаты, чтобы
они могли обсуждаться общественностью. Без этого наука не
существует. Поэтому мы сразу начали думать об издании
наших работ. Так появилось наше издательство.

Большая часть молодых издательств, которых тогда было
много, занялись переизданием дореволюционных книг, а мы
решили, что этого мало и нужно издавать новые книги, те,
которые были написаны в советское время и существовали в
самиздате. У меня была целая библиотека таких книг. В
частности, в нашей общине была появившаяся в 1975 году в
самиздате книга «Отец Арсений», которая
произвела на всех очень сильное впечатление. Сначала в
журнале «Молодая гвардия» была издана первая
часть этой книги. У нас был экземпляр, в котором были три
части повести, и мы решили их издать отдельной книгой.


Отец Арсений

Вскоре после этого к нам в институт пришел Владимир
Владимирович Быков, который был причастен к изданию этой
книги еще в самиздате. Но он был воспитан в строгой
конспирации, и назвать имена отказался. Он сказал, что все
события книги совершенно реальны, что отец Арсений –
это реальное лицо, и что его покойная жена исповедовалась
у отца Арсения, и сам он видел отца Арсения двенадцать
раз. Только имя отца Арсения, очень созвучное настоящему,
в книге изменено. Он также нас заверил, что вскоре мы сами
все поймем и узнаем, и что все нам откроется.

Затем у нас стал работать Владимир Александрович Гончаров,
который пришел в Церковь благодаря книге «отец
Арсений». Он решил во что бы то ни стало найти отца
Арсения, т.е. выяснить, кто это такой. В течение многих
лет он методически занимался поисками. У него был
необходимый опыт. Владимир Александрович расследовал
каждую главу, и по всем главам книги он нашел прототипы
людей, которые там описаны. Он нашел их настоящие имена и
фамилии, обстоятельства, нашел описанные там места, дома,
лагеря. Эти обстоятельства были изменены, иногда больше,
иногда меньше (в предисловии так и написано, что
«изменены названия и имена»).

Сначала мы были уверены, что найдем отца Арсения, но в
результате долгих поисков у нас создалась уверенность, что
отец Арсений – это все-таки собирательный образ,
который состоит из двух или трех людей. Но для нас было
важно, что все эти события не придуманы, что все чудеса
реально были, а книга была создана путем совмещения
рассказов о двух или трех людях. Во многих рассказах сам
«отец Арсений» никак не участвует. Просто было
благословение собирать чудесные истории и рассказы, и все
это записывать, а поданы они были так, как будто их
рассказывали «на вечерах у о. Арсения».



Освящение кенотафа иеромонаха Арсения на
кладбище Ростова Великого. В центре протоиерей
Владимир Воробьев. Памятник был установлен по
инициативе Веры Бутеневой, переводчицы книги
«Отец Арсений» на английский язык. Проект
памятного знака — сотрудник факультета Церковных
художеств ПСТГУ Ариадны Вороновой

Попутчик из прошлого

Первые три части мы издали быстро, только немножко
подредактировали. Потом мы просили Владимира
Владимировича, который когда-то нам говорил, что есть еще
много неизданных рассказов, найти эти рассказы и отдать
нам, чтобы мы напечатали полный вариант. Он сказал, что
ему надо их собрать среди духовных чад отца Арсения. Он их
принес, и мы издали совершенно новые четвертую и пятую
части. Мне пришлось их редактировать целиком, даже
литературно, так как было очевидно, что они написаны
старыми людьми из последних сил. Например, одни и те же
фразы повторялись по несколько раз, трудно было в
некоторых местах проследить логику автора.

Мне запомнилось одно свидетельство, связанное с главой
книги, которая называется «Отъезд». В ней
говорится о том, как отец Арсений возвращался после
освобождения из лагеря и ехал в плацкартном вагоне в
поезде. Вдруг он услышал, как молодая пара, вошедшая в
вагон на остановке, разговаривает с проводницей.
«Осторожней, здесь из лагеря, как бы не
обворовали»,- сказала проводница. Молодой женский
голос ответил: «Как их только выпускают!
Расстреливать надо». Отец Арсений открыл глаза и
увидел, что напротив него устраивается молодая пара. После
издания книги, я вдруг получил письмо из Петербурга.
Неизвестная мне старушка пишет: «В вашей книге
«Отец Арсений» есть глава
«Отъезд». Там описан такой случай (она
цитирует). Так вот молодая жена из той пары – это
я». Естественно, мы сразу поехали в Петербург, стали
ее расспрашивать. И она подробно рассказала, как это было:
«Услышав наш разговор, этот человек сел на койке и
руками закрыл голову. Он был большого роста, и у него была
большая голова. Мы поняли, что он все слышал, и нам стало
очень стыдно. Муж спросил, как его зовут, – он
сказал: Арсений. Лицо у него было замечательное. Муж
попытался с ним разговориться, а потом попросил выйти с
ним в тамбур. Там он дал Арсению денег и попросил у него
прощения. Вскоре Арсений вышел из поезда».

Фото: сайт ПСТГУ
(www.pstgu.ru)

Отзыв на книгу «Отец Арсений»

Эссе

Торжество любви над злом и смертью в романе «Отец Арсений».

Мой дедушка часто говорит, что жизнь прожить – не поле перейти. Потому что никто не знает, как она сложится. А я иногда спорил с ним и пытался доказывать, что каждый человек сам должен решить, каким будет его жизненный путь. Просто нужно чётко расставить приоритеты в жизни и держаться их, не обращая внимания на мнение других людей.

И вот совсем недавно я прочитал книгу «Отец Арсений», и мои взгляды на жизнь поменялись. В процессе чтения в моей голове возникало много вопросов, и почти на все я сам нашёл ответы, дочитав её до конца.

События, развивающиеся в сюжете романа «Отец Арсений, кажутся неимоверными. Заключённые в лагере «особого режима», словно подопытные кролики. Их ставят в невыносимые и мучительные условия лишь для того, чтобы проверить: кто раньше умрёт, а кто продолжит свои мучения. Главная задача надзирателей – медленно привести людей к смерти.

Зная тот факт, что книга «Отец Арсений» — это есть свидетельства очевидцев, и всё происходящее в ней — реальные события, невозможно остаться равнодушным. Хочется кричать: «Да что же это за время такое было!» Такое ощущение складывается, будто кто-то поделил всю страну на два лагеря, один из которых – зомбированные монстры, а другие – без вины виноватые. Можно понять, когда в лагере отбывают определённый срок настоящие преступники. Но когда, непонятно по какой причине, приговаривают к расстрелу известнейших искусствоведов, кандидатов наук, врачей и даже священников, то напрашивается вывод: политика в стране была «нездоровая». Ужасным для меня является тот факт, что в одном бараке с уголовниками приходилось сосуществовать ни в чём неповинным людям, добрым, умным и достойным сынам нашей страны. Одних заключённых приговаривали к расстрелу, другие погибали от рук надзирателей, четвертых убивали уголовники, «отводя душу».

Главный герой книги отец Арсений, в прошлом Стрельцов Пётр Андреевич, сам «спасался» и «спасал» других людей, пребывая всегда в молитве и заботясь о «ближнем». Кому же легче было выживать в лагере «особого режима» верующему человеку или неверующему? Трудно жить было, конечно, и тем, и другим. Но верующий в Бога человек намного счастливее, потому что он никогда не бывает одинок. Его постоянный диалог с Богом даёт надежду на помощь даже в такие минуты, которые приводят к отчаянию неверующих людей. Молитва к Богу подкрепляла не только душевное состояние отца Арсения, но и физическое. Бывали моменты, когда « неминуемая смерть» не могла к нему приблизиться. Проявлением милости Божьей является чудесное спасение отца Арсения и комсомольца Алексея во время пребывания в ледяном карцере. Зачастую жертвуя своим куском чёрного хлеба, отец Арсений кормил тяжелобольных и помогал им, чем мог. Беспрерывно шептал он, поправляя грубый тюфяк или прикрывая больных: «Господи Иисусе Христе! Помоги им, исцели. Яви милость твою. Дай дожить им до воли». Его бесконечная любовь к людям не могла остаться незамеченной. Многим помог отец Арсений встать на путь православной веры. Его духовными чадами становились даже те, с помощью которых он был приговорён к расстрелу, а также старые уголовники, коммунисты и комсомольцы. Сазиков Иван Александрович, известный уголовник, говорит отцу Арсению: «Не верю я людям, а попам, говорят, и совсем верить нельзя, а Вам, Пётр Андреевич, верю. Не предадите. В Боге своём живёте, добро делаете не для своей выгоды, а ради людей. Мать у меня такая же была!» Уважительное отношение Сазикова к отцу Арсению сложилось не сразу. Терпеливая и бескорыстная любовь отца Арсения постепенно растопила лёд в сердце Ивана Александровича. Эта любовь никогда не делила людей на своих и чужих. Она излечивала раны, грела в сильный мороз, не давала умереть с голоду, уберегала от смерти.

Я понял самое главное, что бесконечная любовь к «ближнему» способна восторжествовать над злом и даже смертью. Зло нельзя победить злом, как огонь нельзя потушить огнём.

Прочитав книгу «Отец Арсений», я узнал о миллионе верующих, погибших в лагерях «особого режима». Лучшие люди Русской православной церкви погибли в это трудное время: иереи и епископы, старцы, монахи и просто глубоко верующие христиане. «Где-то лежали небрежно брошенные в могилы владыка Пётр, архимандрит Иона, монах-праведник Михаил, схимник из Оптиной пустыни Феофил, многие великие праведники и молитвенники: друг людей врач Левашов, профессор Глухов, слесарь Стёпин, до самого последнего часа своего совершавшие добро, и много-много других, когда-то знаемых мною людей», — читаю я в главе «Прощание». А сколько было их, погибших за нас!

Со смертью «Главного» многие заключённые попали под амнистию. Но отец Арсений, как «самый злостный преступник», ещё несколько лет испытывал мучительное пребывание в лагере. И это время для него было особенно трудным. Вокруг него образовалась пустота: одни знакомые, ставшие близкими людьми, были уже на воле, а другие лежали в сырой земле. И только молитва оставалась верной подругой отцу Арсению.

Мы не имеем права забыть эту трагедию. Прошлое не должно быть утеряно, на нём, как на фундаменте, утверждается новая жизнь. Нельзя не знать о страданиях истинных верующих, которые не отреклись от Бога, и, умирая, славили Его.

Теперь я соглашусь с мнением дедушки, что жизнь прожить – не поле перейти. В ней бывают взлёты и падения, совсем не зависящие от желаний самого человека. В нашей жизни злейший враг может стать лучшим другом. А душевная молитва способна спасти от смерти не только молящегося, но и тех людей, за которых он молится.

Книга «Отец Арсений» мне очень дорога. Её хочется перечитывать ещё и ещё, тем более начинать можно с любого рассказа, из которых она состоит. Этот роман оказал благотворное влияние на меня. Прочитав в день хотя бы одну главу, наводишь порядок в душе своей.

Роман «Отец Арсений» — это напоминание всем нам о том, чтобы мы любили друг друга и спешили делать добрые дела. И не забывали благодарить новомучеников и исповедников Церкви Русской за их подвиг.

Стрельцов Пётр Андреевич (Старец Арсений)

Информация о материале




Автор: Денис Стрельцов







Создано: 21 ноября 2021



Просмотров: 10881


Очередная статья из серии «Известные Стрельцовы» посвящена старцу Арсению, в миру Стрельцов Петр Андреевич, иеромонаху, с трудной судьбой, прошедшему через все перепетии XX века нашей истории, через лагеря и ссылки, тем не менее не сломавшемуся и сохранившему силу духа и веру в бога. Отцу Арсению посвящена книга с одноименным названием, которая является своеобразным сборником литературно обработанных свидетельств людей, знавших отца Арсения лично или прошедших с ним через ссылки и лагеря в разные периоды времени. Эта книга стала довольно известной в 90-е годы прошлого столетия в нашей стране. Позднее она была переведена и издана на английском и греческом языках. Выдержала не одно издание и даже сейчас будоражит некоторые умы.

Родился Пётр Андреевич Стрельцов в 1894 году в Москве. Учился в гимназии, после окончания которой в 1911 году поступил в Московский Императорский Университет на историко-филологический факультет. Из университета выпустился в 1916 году. В этом же году заболел эндокардитом, которым проболел более 8 месяцев. И, приблизительно в это же время Пётр Андреевич Стрельцов пишет свои первые работы по древнему русскому зодчеству, которым увлекался еще с детства.

Одновременно Пётр Андреевич Стрельцов переживает сложный период духовных исканий и в результате, в начале 1917 года осуществляет свою детскую мечту — уезжает в Оптину пустынь, где становится послушником двух старцев – Анатолия и Нектария. Позднее он принимает монашеский постриг под именем Арсения, после которого был рукоположен в иеромонаха. В 1919 году отца Арсения определяют третьим священником в один из Московских храмов. Так как служение иеромонахов на приходах обычно не допускалось, для перевода отца Арсения в Москву понадобилось специальное разрешение святого Патриарха Тихона. В начале 1921 года отец Арсений становится уже вторым священником в храме, а после перевода в другой храм и последовавшего за ним ареста в конце 1921 г. настоятеля храма отца Павла, настоятелем становится уже отец Арсений, служивший в этой должности до конца 1927 года.

В конце декабря 1927 года отца Арсения первый раз арестовывают и высылают в Архангельскую область на два года. После окончания срока ссылки отец Арсений возвращается в подмосковье (за пределами стокилометровой зоны) и служит в одном из подмосковных храмов до 1931 года. В 1931 году происходит второй арест, после которого отец Арсений повторно отправляется в ссылку, на этот раз в Вологодскую область и уже на пять лет. Несмотря на постоянно создаваемые советской властью трудности, отец Арсений всё это время продолжает свою деятельность православного священника. Службы в храмах в это время уже были официально запрещены, поэтому отец Арсений продолжает службы дома в условиях серьезной конспирации. Несколько раз тайно приезжал в Москву, встречался с владыкой Афанасием (Сахаровым), просил за нескольких своих учеников рукоположить в священнический сан, на что получил согласие. В 1939 году состоялся новый арест и ссылка в Сибирь. После Сибири была ссылка на Урал. Около года отец Арсений пробыл в ссылке в селе Троицком Архангельской области. В мае 1940 года происходит уже четвертый по счету арест и заключение в Уральский лагерь, после которого в марте 1941 года отца Арсения переводят в лагерь усиленного режима с очень суровыми условиями для жизни и без права переписки. А в 1942 г. отец Арсений попадает уже в лагерь особого режима из которого был освобожден только весной 1958 года.

После освобождения из лагеря отец Арсений поселился в городе Ростов Великий, где и прожил до самой своей смерти в 1975 году. Там же, на кладбище он и был похоронен. Позже могила отца Арсения была утеряна и в настоящее время её местонахождение неизвестно. В 1991 году в Ростове Великом у входа на старое городское кладбище был установлен гранитный памятник в память о преподобном старце иеромонахе Арсении.

А теперь об альтернативной точке зрения на старца Арсения. Позднее, на некоторых православных форумах, главным образом зарубежных, я обнаружил интересное обсуждение книги «Отец Арсений» и вообще личности Петра Андреевича Стрельцова, существование которого многие ставят под сомнение. Существует точка зрения, что сам по себе образ отца Арсения выдуманный и собирательный, а книга «Отец Арсений» вообще была проектом, рожденным в недрах могущественного когда то КГБ. Некоторые основания так считать действительно имеются, хотя многие аргументы в пользу этой версии весьма сомнительны. Действительно есть много вопросов и к утерянной могиле Арсения, и к очевидцам из книги. А самое главное — отсутствуют какие либо фотографии старца, и это несмотря на то, что его многие знали и у него было много прихожан. К тому же его совершенно не помнят старожилы Ростова, а в архивах МГУ не сохранилось никакой информации о выпускнике 1916 года Стрельцове Петре Андреевиче. Не знаю, как обстояли дела на самом деле и где находится истина в этом вопросе. Возможно те, кто с сомнением относится к отцу Арсению, и правы, но скорее всего истина, как всегда, где то посередине. И вполне возможно, что вместе с реальными воспоминаниями очевидцев в книгу закрались и выдуманные истории. Или истории со временем «приукрасились» новыми не существовавшими в действительности подробностями. Не берусь утверждать однозначно. Ибо не суди и не судим будешь. Поэтому предлагаю самостоятельно ознакомиться с этой неоднозначной книгой, которая даже если и является выдуманной, тем не менее оказала сильное влияние на многих людей и очень многих из них укрепила в православной христианской вере. Книга будоражит человеческие умы, а значит как минимум достойна прочтения. А уж выдуманные ли там истории или нет — решайте сами.

Вообще же вопросы, поднимаемые главным образом на эмигрантских православных сайтах, очень серьезные — это вопросы взаимоотношений официального представителя Русской Православной церкви (РПЦ) в лице Московской патриархии и представительства РПЦ за рубежом (РПЦЗ), которые очень непросты. Как выясняется, у РПЦЗ много претензий к современной РПЦ, которая является преемницей еще советской православной церкви. Отсюда и большой скептицизм по отношению ко многим святым и старцам, появившихся в советские времена. Но об этих противоречиях подробнее поговорим в следующей статье.

Дополнительно по теме:


Название: Отец Арсений

Аннотация:

Немногочисленные жизнеописания подвижников и мучеников XX века хотя и являют торжество любви над злом и смертью, столь характерное для древних житий святых мучеников, но редко в такой степени, как книга «Отец Арсений», принадлежащая неизвестному составителю. «Отец Арсений» – это сборник литературно обработанных свидетельств очевидцев о жизни современного святого-преподобного, исповедника – их духовного отца, также их рассказы о своей жизни. Еще в самиздатской машинописи замечательная книга широко распространилась и произвела сильнейшее воздействие на большой круг читателей. Она явила образ святого нашего времени, внутренне тождественный православной святости всех времен, но имеющего неповторимые черты подвижника нового времени. В новом издании впервые печатается пятая часть «Возлюби ближнего своего», переданная издателям после выхода в свет предыдущих изданий.

Скачать книгу «Отец Арсений» (в форматах TXT, FB2, RTF, HTML)

Эта же книга на Литрес:

Киностудия «Покров» в 2011 году выпустила довольно интересный документальный фильм «Отец Арсений», посвященный одноименной книге. Фильм рассказывает о книге «Отец Арсений», а также о том, как собирались рассказы и повести, об их подлинности и литературной составляющей. Посмотреть данный фильм вы можете прямо на нашем сайте:

Добавить комментарий

Где двое или трое собраны во имя мое.

Глава из книги «Отец Арсений»

Приблизительное время чтения: 15 мин.

В одну из зим поступил с этапа в барак юноша лет двадцати трех, студент, осужденный на 20 лет по 58-й статье. Лагерной житейской премудрости еще в полной мере не набрался, так как сразу после приговора попал из Бутырок в «особый».

Молодой, зеленый еще, плохо понимавший, что с ним произошло, попав в «особый», сразу столкнулся с уголовниками. Одет парень был хорошо, не износился еще по этапам, увидели его уголовники во главе с Иваном Карим и решили раздеть. Сели в карты играть на одежду парня. Все видят, что разденут его, а сказать никто ничего не может, даже Сазиков не смел нарушить лагерную традицию. Закон — на «кон» парня поставили — молчи, не вмешивайся. Вмешался — прирежут.

Те из заключенных, кто долго по лагерям скитался, знали, что если на их барахло играют, сопротивляться нельзя — смерть.

Иван Карий всю одежду с парня выиграл, подошел к нему и сказал: «Снимай, дружок, барахлишко-то».

Ну и началось. Парня Алексеем звали, не понял сперва ничего, думал, смеются, не отдает одежду. Иван Карий решил для барака «комедию» поставить, стал с усмешкой ласково уговаривать, а потом бить начал. Алексей сопротивлялся, но уже теперь барак знал, что парень будет избит до полусмерти, а может быть, и забит насмерть, но «концерт» большой будет.

Затаились, молчат все, а Иван Карий бьет и распаляется. Алексей пытается отбиться, да где там, кровь ручьем по лицу течет. Уголовники для смеха на две партии разделились, и одна Алексея подбадривает.

Отец Арсений во время «концерта» этого дрова около печей укладывал в другом конце барака и начала не видел, а тут подошел к крайней печке и увидел, как Карий студента Алешку насмерть забивает. Алексей уже только руками закрывается, в крови весь, а Карий озверел и бьет и бьет. Конец парню.

Отец Арсений дрова молча положил перед печью и спокойно пошел к месту драки и на глазах изумленного барака схватил Карего за руку, тот удивленно взглянул и потом от радости даже взвизгнул. Поп традицию нарушил, в драку ввязался. Да, за это полагалось прирезать. Ненавидел Карий о.Арсения, но не трогал, барака боялся, а тут законный случай сам в руки идет.

Бросил Карий Алешку бить и проговорил: «Ну, поп, обоим вам конец, сперва студента, а потом тебя».

Заключенные растерялись. Вступись, все уголовники, как один, поднимутся. Карий нож откуда-то достал и бросился к Алешке.

Что случилось? Никто толком понять не мог, но вдруг всегда тихий, ласковый и слабый о. Арсений выпрямился, шагнул вперед к Карему и ударил его по руке, да с такой силой, что у того нож выпал из руки, а потом оттолкнул Карего от Алексея. Качнулся Карий, упал и об угол нар разбил лицо, и в этот момент многие засмеялись, а о.Арсений подошел к Алексею и сказал: «Пойди, Алеша, умойся, не тронет тебя больше никто», — и, будто бы ничего не случилось, пошел укладывать дрова.

Опешили все. Карий встал. Уголовники молчат, поняли, что Карий свое «лицо потерял» перед всем бараком.

Кто-то кровь по полу ногой растер, нож поднял. У Алешки лицо разбито, ухо надорвано, один глаз совсем закрылся, другой багровый. Молчат все. Не сдобровать теперь о.Арсению и Алексею, прирежут уголовники. Обязательно прирежут.

Случилось, однако, иначе. Уголовники поступок о.Арсения расценили по-своему, увидев в нем человека смелого и, главное, необыкновенного. Не побоялся Карего с ножом в руках, которого боялся весь барак. Смелость уважали и за смелость по-своему любили. Доброту и необыкновенность о.Арсения давно знали. Карий к своему лежаку ушел, с ребятами шепчется, но чувствует, что его не поддерживают, раз сразу не поддержали.

Прошла ночь. Утром на работу пошли, а о.Арсений делами по бараку занялся: топит печи, убирает, грязь скребет.

Вечером заключенные пришли с работы, и вдруг перед самым закрытием барака влетел с несколькими надзирателями начальник по режиму.

«Встать в шеренгу», — заорал сразу. Вскочили, стоят, а начальник пошел вдоль шеренги, дошел до о.Арсения и начал бить, а Алексея надзиратели из шеренги выволокли.

«За нарушение лагерного режима, за драку попа 18376 и Р281 в холодный карцер N 1, на двое суток без жратвы и воды», — крикнул начальник.

Донес, наклепал Карий, а это среди уголовников считалось самым последним, позорным делом.

Карцер 1 — небольшой домик, стоящий у входа в лагерь. В домике было несколько камер-одиночек и одна камера на двоих с одним узким лежаком, вернее — доской шириною сантиметров сорок. Пол, стены лежака были сплошь обиты листовым железом. Сама камера была шириной не более трех четвертей метра, длиной два метра.

Мороз на улице тридцать градусов, ветер, дышать трудно. На улицу выйдешь, так сразу коченеешь. Поняли заключенные барака — смерть это верная. Замерзнут в карцере часа через два. Наверняка замерзнут. При таком морозе в этот карцер не посылали, при пяти-шести градусах, бывало, посылали на одни сутки. Живыми оставались лишь те, кто все двадцать четыре часа прыгал на одном месте. Перестанешь двигаться — замерзнешь, а сейчас минус тридцать. Отец Арсений старик, Лешка избит, оба истощены.

Потащили обоих надзиратели. Авсеенков и Сазиков из строя вышли и обратились к начальнику: «Гражданин начальник! Замерзнут на таком морозе, нельзя их в этот карцер, умрут там». Надзиратели наподдали обоим так, что от одного барака до другого очумелыми летели.

Иван Карий голову в плечи вобрал и чувствует, что не жилец он в бараке, свои же за донос пришьют.

Привели о.Арсения и Алексея в карцер, втолкнули. Упали оба, разбились, кто обо что. Остались в темноте. Поднялся о.Арсений и проговорил: «Ну! Вот и привел Господь вдвоем жить. Холодно, холодно, Алеша. Железо кругом».

За дверью громыхал засов, щелкал замок, смолкли голоса и шаги, и в наступившей тишине холод схватил, сжал обоих. Сквозь узкое решетчатое окно светила луна, и ее молочный свет слабо освещал карцер.

«Замерзнем о.Арсений, — простонал Алексей. — Из-за меня замерзнем. Обоим смерть, надо двигаться, прыгать, и все двое суток. Сил нет, весь разбит, холод уже сейчас забирает. Ноги окоченели. Так тесно, что и двигаться нельзя. Смерть нам, о.Арсений. Это не люди! правда? Люди не могут сделать того, что сделали с нами. Лучше расстрел!»

Отец Арсений молчал. Алексей пробовал прыгать на одном месте, но это не согревало. Сопротивляться холоду было бессмысленно. Смерть должна была наступить часа через два-три, для этого их и послали сюда.

«Что Вы молчите? Что Вы молчите,о.Арсений?» — почти кричал Алексей, и, как будто пробиваясь сквозь дремоту, откуда-то издалека прозвучал ответ:

«Молюсь Богу, Алексей!» «О чем тут можно молиться, когда мы замерзаем?» — проговорил Алексей и замолчал.

«Одни мы с тобой, Алеша! Двое суток никто не придет. Будем молиться. Первый раз допустил Господь молиться в лагере в полный голос. Будем молиться, а там воля Господня».

Холод забирал Алексея, но он отчетливо понял, что сходит с ума о.Арсений, тот, стоя в молочной полосе лунного света, крестился и вполголоса что-то произносил.

Руки и ноги окоченели полностью, сил двигаться не было. Замерзал. Алексею все стало безразлично.

Отец Арсений замолк, и вдруг Алексей услышал отчетливо произносимые отцом Арсением слова и понял — это молитва. В церкви Алексей был один раз из любопытства. Бабка когда-то его крестила. Семья неверующая, или, вернее сказать, абсолютно безразличная к вопросам религии, не знающая, что такое вера. Алексей — комсомолец, студент. Какая могла быть здесь вера?

Сквозь оцепенение, сознание наступающей смерти, боль от побоев и холода сперва смутно, но через несколько мгновений отчетливо стали доходить до Алексея слова: «Господи Боже! Помилуй нас, грешных. Многомилостиве и Всемилостиве Боже наш, Господи Иисусе Христе, многия ради любве сшел и воплотился еси, яко да спасеши всех. По неизреченной Твоей милости спаси и помилуй нас и отведи от лютыя смерти, ибо веруем в Тя, яко Ты еси Бог наш и Создатель наш…» И полились слова молитвы, в каждом слове, произносимом о. Арсением, лежала глубочайшая любовь, надежда, упование на милость Божию и незыблемая вера.

Алексей стал вслушиваться в слова молитвы. Вначале смысл их смутно доходил до него, было что-то непонятное, но чем больше холод охватывал его, тем отчетливее осознавал он значение слов и фраз. Молитва охватывала душу спокойствием, уводила от леденящего сердце страха и соединяла со стоящим с ним рядом стариком — о.Арсением.

«Господи Боже наш Иисусе Христе! Ты рекл еси пречистыми устами Твоими, когда двое или трое на земле согласятся просить о всяком деле, дано будет Отцом Моим Небесным, ибо где двое или трое собраны во Имя Мое, там и Я посреди них…» И Алексей повторял: «… дано будет Отцом Моим Небесным, ибо где двое или трое собраны во Имя Мое, там и Я посреди них…»Холод полностью охватил Алексея, все застыло в нем. Лежал ли, сидел на полу, или стоял, он не сознавал. Вдруг наступил какой-то момент, когда карцер, холод, оцепенение тела, боль от побоев, страх исчезли. Голос о.Арсения наполнял карцер. Да карцер ли? «Там Я посреди них…» Кто же может быть здесь? Посреди нас. Кто? Алексей обернулся к о.Арсению и удивился. Все кругом изменилось, преобразилось. Пришла мучительная мысль: «Брежу, конец, замерзаю».

Карцер раздвинулся, полоса лунного света исчезла, было светло, ярко горел свет, и о.Арсений, одетый в сверкающие белые одежды, воздев руки вверх, громко молился. Одежды о.Арсения были именно те, которые Алексей видел на священнике в церкви.

Слова молитв, читаемые о.Арсением, сейчас были понятны, близки, родственны — проникали в душу. Тревоги, страдания, опасения ушли, было желание слиться с этими словами, познать их, запомнить на всю жизнь.

Карцера не было, была церковь. Но как они сюда попали, и почему еще кто-то здесь, рядом с ними? Алексей с удивлением увидел, что помогали еще два человека, и эти двое тоже были в сверкающих одеждах и горели необъяснимым белым светом. Лиц этих людей Алексей не видел, но чувствовал, что они прекрасны.

Молитва заполнила все существо Алексея, он поднялся, встал с о.Арсением и стал молиться. Было тепло, дышалось легко, ощущение радости жило в душе. Все, что произносил о.Арсений, повторял Алексей, и не просто повторял, а молился с ним вместе.

Казалось, что о.Арсений слился воедино со словами молитв, но Алексей понимал, что он не забывал его, а все время был с ним, и помогал ему молиться.

Ощущение, что Бог есть, что Он сейчас с ними, пришло к Алексею, и он чувствовал, видел своей душой Бога, и эти двое были Его слуги, посланные Им помогать о.Арсению.

Иногда приходила мысль, что они оба уже умерли или умирают, а сейчас бредят, но голос о.Арсения и его присутствие возвращали к действительности.

* * *

Сколько прошло времени, Алексей не знал, но о.Арсений обернулся и сказал: «Пойди, Алеша! Ложись, ты устал, я буду молиться, ты услышишь». Алексей лег на пол, обитый железом, закрыл глаза, продолжая молиться. Слова молитвы заполнили все его существо: «…согласятся просить о всяком деле, дано будет Отцом Моим Небесным…» На тысячи ладов откликалось его сердце словам:»… Собраны во Имя Мое…» «Да, да! Мы не одни!» — временами думал Алексей, продолжая молиться.

Было спокойно, тепло, и вдруг откуда-то пришла мать и, как это было еще год тому назад, закрыла его чем-то теплым. Руки сжали ему голову, и она прижала его к своей груди. Он хотел сказать:

«Мама, ты слышишь, как молится о.Арсений? Я узнал, что есть Бог. Я верю в Него».

Хотел ли он сказать или сказал, но мать ответила: «Алешенька! Когда тебя взяли, я тоже нашла Бога, и это дало мне силы жить».

Было хорошо, ужасное исчезло. Мать и о.Арсений были рядом. Прежде незнакомые слова молитв сейчас обновили, согрели душу, вели к прекрасному. Необходимо было сделать все, чтобы не забыть эти слова, запомнить на всю жизнь. Надо не расставаться с о.Арсением, всегда быть с ним.

Лежа на полу у ног о.Арсения, Алексей слышал сквозь легкое состояние полузабытья прекрасные слова молитв. Было беспредельно хорошо. О.Арсений молился, а двое в светлых одеждах молились и прислуживали ему и, казалось, удивлялись, как молится этот человек.

Сейчас он уже ничего не просил у Господа, а славил Его и благодарил. Сколько времени продолжалась молитва о.Арсения и сколько времени лежал в полузабытьи Алексей, никто из них не помнил.

В памяти Алексея осталось только одно — слова молитв, согревающий и радостный свет, молящийся о.Арсений, двое служащих в одеждах из света и огромное, ни с чем не сравнимое чувство внутреннего обновляющего тепла.

Били по дверному засову, визжал замерзший замок, раздавались голоса. Алексей открыл глаза. Отец Арсений еще молился. Двое в светлых одеждах благословили его и Алексея и медленно вышли. Ослепительный свет постепенно исчезал, и наконец карцер стал темным и по-прежнему холодным и мрачным.

«Вставайте, Алексей! Пришли», — сказал о.Арсений. Алексей встал. Входили начальник лагеря, главный врач, начальник по режиму и начальник «особого отдела» Абросимов. Кто-то из лагерной администрации говорил за дверью: «Это недопустимо, могут сообщить в Москву. Кто знает, как на это посмотрят. Мороженые и трупы — несовременно».

В карцере стояли: старик в телогрейке, парень в разорванной одежде и с кровоподтеками и синяками на лице. Выражение лиц того и другого было спокойным, одежда покрылась толстым слоем инея.

«Живы? — с удивлением спросил начальник лагеря. — Как вы тут прожили двое суток?»

«Живы, гражданин начальник лагеря», — ответил о.Арсений.

Стоящие удивленно переглянулись. «Обыскать», — бросил начлага.

«Выходи», — крикнул один из пришедших надзирателей.

Отец Арсений и Алексей вышли из карцера. Сняв перчатки, стали обыскивать. Врач также снял перчатку, засунул руку под одежду о.Арсения и Алексея и задумчиво, ни к кому не обращаясь, сказал: «Удивительно! Как могли выжить! Действительно, теплые».

Войдя в камеру и внимательно осмотрев ее, врач спросил:

«Чем согревались?» И о.Арсений ответил: «Верой в Бога и молитвой».

«Фанатики. Быстро в барак», — раздраженно сказал кто-то из начальства. Уходя, Алексей слышал спор, возникший между пришедшими. Последняя фраза, дошедшая до его слуха, была: «Поразительно! Необычный случай, они должны были прожить при таком морозе не более четырех часов. Это поразительно, невероятно, учитывая 30-градусный мороз. Вам повезло, товарищ начальник лагеря по режиму! Могли быть крупные неприятности».

Барак встретил о.Арсения и Алексея, как воскресших из мертвых, и только спрашивали:

«Чем спасались?» — на что оба отвечали: «Бог спас».

ПОСЛЕСЛОВИЕ

ЗАГАДКА ОТЦА АРСЕНИЯ

На наши вопросы отвечает публикатор рукописи и автор предисловия к книге, протоиерей Владимир Воробьев.

Корр.: Как Вы можете объяснить тот факт, что после выхода книги в некоторых православных изданиях говорилось, что это — художественный текст, а не описание реальных событий?

О.В.: Я думаю, это связано с тем, что все рассказы, которые там приведены, отредактированы одним человеком. Возможно, он «сгладил» стилевые особенности воспоминаний. Это дало повод подозревать, что все сочинено.

По поводу этих сомнений можно сказать, что это «Фомино неверие» тоже послужило к пользе. Прочитав с огорчением такие отзывы, люди, близко знавшие отца Арсения, решились сообщить хронологическую канву его биографии.

Корр.: Но вот один священник, сам прошедший лагеря, говорил нам, что чудеса, описанные в книге, уж очень «чудесные». Он сказал, что в лагерях, конечно, были чудеса, но не такие. Если уж православный священник сомневается, то как быть, скажем, читателям «Фомы»?

О.В.: Знаете, чудес в жизни очень много. Я не сомневаюсь, что были и такие чудеса, которые описаны в книге, и неоднократно. Я, например, слышал от многих заключенных рассказы похожие на то, как в карцере отец Арсений спас баптиста Алешу от смерти на морозе… Такие рассказы — как люди не погибали в морозы, а спасались молитвой — неоднократно рассказывали и «сидевшие» епископы… Чудес было очень много.

Корр.: И все же как быть с тем, что, согласно книге, отец Арсений был известным искусствоведом, специалистом по иконописи. Но ведь таких специалистов — по пальцам сосчитать можно. А если это так, то отца Арсения можно очень легко «вычислить»…

О.В.: Мы этим занимаемся, но пока безуспешно. Прежде всего, он не был широко известным специалистом. Хотя работы по искусствоведению действительно были. Мы просили специалистов-искусствоведов помочь, но они пока что не нашли имя священника. Смотрели даже ведомости Университета за годы его учебы — увы, они не полны… Это не так легко делается, как кажется. Мы много приложили трудов, и сейчас нам известна биография отца Арсения, в основных чертах. Но полного имени там нет…

Корр.: Насколько я понимаю, это уже третье издание книги «Отец Арсений». А какова история появления текста?

О.В.: Книга появилась еще при жизни отца Арсения, т. е. в начале семидесятых годов. В то время отец Арсений благословил собирать воспоминания людей, пришедших к вере в страшный период гонений на Церковь, в годы Отечественной войны, в сталинских тюрьмах и лагерях. Но он не хотел, чтобы какие-либо сведения о нем распространялись при его жизни. Вероятно, он сам запретил называть свое имя. Этим скорее всего и естественными при советской власти соображениями безопасности объясняется сокрытие имен и названий в «самиздатовском» сборнике воспоминаний, что никоим образом не позволяет считать их вымышленными.

Вполне вероятно, что отец Арсений взял со своих духовных чад обещание: они не будут называть его имени. Я думаю, этим объясняется то, что они до сих пор его имя не говорят.

Корр.: А прямой связи с его духовными чадами — тоже нет?

О.В.: Нет, но мы знаем достойнейшего человека, который знал отца Арсения и собирал воспоминания. Он связан с его духовными чадами. И вот сейчас в третьем издании будет опубликована четвертая часть, в которую вошли очень интересные рассказы, полученные от духовных детей отца Арсения. Повторяю, они были очень огорчены опубликованными сомнениями и в подтверждение подлинности воспоминаний сообщили довольно подробную биографическую канву жизни отца Арсения.

Корр.: Какова эта биография?

О.В.: Отец Арсений родился в Москве в 1894 г. В 1911 г. окончил гимназию и поступил на историко-филологический факультет Московского Императорского Университета. В 1916 г. более восьми месяцев болел и потому окончил Университет только в 1917 г. В это время он написал свои первые работы по искусству — древнему русскому зодчеству. Затем он уехал в Оптину пустынь, где после некоторого периода духовных исканий получил благословение на монашество и на принятие священного сана. Может быть, здесь совершился его монашеский постриг. В 1919 г. он был рукоположен в иеромонаха и определен третьим священником в один из Московских храмов…

В 1927 г. отец Арсений был первый раз арестован и выслан на Север. Через два года он вернулся с запрещением жить в пределах стокилометровой зоны вокруг Москвы. В 1929 г. он снова стал настоятелем, но уже не в Москве, а в 1931 г. — опять арест и ссылка в Вологодскую область на пять лет. Затем — третий арест, год в тюрьмах и снова — ссылка. Отбыв в ссылке шесть лет, отец Арсений получил разрешение жить в Вологодской, Архангельской и Владимирской областях. Служить в храме было нельзя, служил дома, несколько раз тайно приезжал в Москву.

В 1939 г. последовала новая ссылка в Сибирь, потом — на Урал. В конце 1940 г. — заключение в Уральский лагерь. В марте 1941 г. отец Арсений переведен в лагерь усиленного режима, переписка и приезды духовных чад почти прекращаются, а в 1942 г. — в лагерь особого режима, где переписка и посещения окончательно запрещены. Только в 1958 г. отец Арсений был освобожден из лагеря особого режима и поселился в г. Ростове Великом. Скончался отец Арсений в 1975 г. и был погребен на кладбище г. Ростова.

В РПЦ прокомментировали топ-книг о Боге, который возглавил роман Пелевина

https://ria.ru/20210715/knigi-1741372353.html

В РПЦ прокомментировали топ-книг о Боге, который возглавил роман Пелевина

В РПЦ прокомментировали топ-книг о Боге, который возглавил роман Пелевина — РИА Новости, 15.07.2021

В РПЦ прокомментировали топ-книг о Боге, который возглавил роман Пелевина

В Русской православной церкви прокомментировали рейтинг художественных книг о Боге и духовных поисках, который возглавил роман Виктора Пелевина «Непобедимое. .. РИА Новости, 15.07.2021

2021-07-15T13:34

2021-07-15T13:34

2021-07-15T16:13

культура

виктор пелевин

федор достоевский

пауло коэльо

евгений водолазкин

литрес

новости культуры

религия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/08/15/1576107939_0:0:1547:871_1920x0_80_0_0_6325531d68c2143502c824f20528548e.jpg

МОСКВА, 15 июл — РИА Новости. В Русской православной церкви прокомментировали рейтинг художественных книг о Боге и духовных поисках, который возглавил роман Виктора Пелевина «Непобедимое солнце», исследование проводилось для РИА Новости книжным сервисом «ЛитРес».В топ-10 также вошли книги «Лавр» Евгения Водолазкина, «Есть, молиться, любить» Элизабет Гилберт, «Братья Карамазовы» Федора Достоевского, «Риф» Алексея Поляринова, «Тень горы» Грегори Дэвида Робертса, «Дневник мага» Пауло Коэльо и другие.»Если говорить о книгах о Боге, на которые стоило бы обратить внимание, я бы очень советовал почитать книги Ивана Сергеевича Шмелева «Пути небесные», «Лето Господне», «Няня из Москвы». Еще один бестселлер, о котором не часто говорят в медиа, — книга лауреата Патриаршей литературной премии Виктора Николаева «Живый в помощи». Ее знает и любит простой народ за искренность и несокрушимую веру, которая помогает пройти испытания несмотря ни на что», — сказал РИА Новости заместитель председателя Издательского совета Русской православной церкви иеромонах Макарий (Комогоров).Священнослужитель отметил, что гений русской литературы Федор Достоевский остается наиболее востребованным «проповедником духовных смыслов».»Его книги воспринимаются как произведения о Боге, хотя напрямую о религии он не говорит. Человек пред очами Божиими — вот основная тема творчества великого классика. И, конечно, нужно отметить, что по сравнению с другими авторами, представленными в рейтинге, Достоевский ведет к Богу прямой дорогой евангельских смыслов и ценностей», — сказал иеромонах Макарий.В свою очередь председатель Издательского совета РПЦ митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин) составил для РИА Новости собственный рейтинг духовной литературы, рекомендованной к прочтению. Список возглавили Евангелие и Жития святых. Также в него вошли «В кругу света» священника Александра Дьяченко, «Лето Господне» Ивана Шмелева, «Левша» Николая Лескова, «Без семьи» Гектора Мало, «Пастушья звезда» Бориса Екимова, «Державный» Александра Сеченя, «Дорожный посох» Василия Никифорова-Волгина, «Земляничные луга» протоиерея Алексия Лисняка, сборник «Отец Арсений» о подвижничестве священника в ГУЛАГе.

https://ria.ru/20210615/knigi-1735695268.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/08/15/1576107939_0:0:1547:1161_1920x0_80_0_0_7e59a8de3c05b4b56ace0e7267fa1adc.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

виктор пелевин, федор достоевский, пауло коэльо, евгений водолазкин, литрес, новости культуры, религия

13:34 15.07.2021 (обновлено: 16:13 15.07.2021)

В РПЦ прокомментировали топ-книг о Боге, который возглавил роман Пелевина

МОСКВА, 15 июл — РИА Новости. В Русской православной церкви прокомментировали рейтинг художественных книг о Боге и духовных поисках, который возглавил роман Виктора Пелевина «Непобедимое солнце», исследование проводилось для РИА Новости книжным сервисом «ЛитРес».

В топ-10 также вошли книги «Лавр» Евгения Водолазкина, «Есть, молиться, любить» Элизабет Гилберт, «Братья Карамазовы» Федора Достоевского, «Риф» Алексея Поляринова, «Тень горы» Грегори Дэвида Робертса, «Дневник мага» Пауло Коэльо и другие.

«Если говорить о книгах о Боге, на которые стоило бы обратить внимание, я бы очень советовал почитать книги Ивана Сергеевича Шмелева «Пути небесные», «Лето Господне», «Няня из Москвы». Еще один бестселлер, о котором не часто говорят в медиа, — книга лауреата Патриаршей литературной премии Виктора Николаева «Живый в помощи». Ее знает и любит простой народ за искренность и несокрушимую веру, которая помогает пройти испытания несмотря ни на что», — сказал РИА Новости заместитель председателя Издательского совета Русской православной церкви иеромонах Макарий (Комогоров).

Священнослужитель отметил, что гений русской литературы Федор Достоевский остается наиболее востребованным «проповедником духовных смыслов».

«Его книги воспринимаются как произведения о Боге, хотя напрямую о религии он не говорит. Человек пред очами Божиими — вот основная тема творчества великого классика. И, конечно, нужно отметить, что по сравнению с другими авторами, представленными в рейтинге, Достоевский ведет к Богу прямой дорогой евангельских смыслов и ценностей», — сказал иеромонах Макарий.

В свою очередь председатель Издательского совета РПЦ митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин) составил для РИА Новости собственный рейтинг духовной литературы, рекомендованной к прочтению. Список возглавили Евангелие и Жития святых. Также в него вошли «В кругу света» священника Александра Дьяченко, «Лето Господне» Ивана Шмелева, «Левша» Николая Лескова, «Без семьи» Гектора Мало, «Пастушья звезда» Бориса Екимова, «Державный» Александра Сеченя, «Дорожный посох» Василия Никифорова-Волгина, «Земляничные луга» протоиерея Алексия Лисняка, сборник «Отец Арсений» о подвижничестве священника в ГУЛАГе.

15 июня 2021, 08:00КультураПро Егора Летова, путешествия и желания: самые модные книги этого лета

Отец Арсений: Собирательный образ или реальное историческое лицо?

22. 01.2020

За последние 30 лет издано много книг хороших и не очень, так или иначе затрагивающих церковную тематику. Иную просмотришь и жалко терять время на ее чтение, даже притом, что в ней нет какой-нибудь ереси.

Другую прочитаешь один раз и больше не возникает желания к ней возвращаться.

А есть такие книги, которые хочется перечитывать и от повторения не возникает чувства пресыщения.

Проходит какое-то время и желание чтения у тебя снова обновляется. Одной из них является книга «Отец Арсений».

Книга в художественной форме повествует о жизни, подвигах, чудесах старца-исповедника иеромонаха Арсения, а также о жизни его духовных детей.

За Христа о. Арсений отбывал заключение в советском концлагере, но не только не потерял веры, а сумел обратить к Богу многих заключенных и даже некоторых членов лагерной администрации.

По выходе на свободу он жил на покое в Ростове Великом, где принимал духовных чад, наставляя их тому, как сохранять веру, исполнять заповеди и спасаться в условиях воинствующего государственного атеизма.

Однако этим не ограничивается ее содержание.

Дело в том, что это не совсем обычное жизнеописание святого или подвижника благочестия, у которого, как правило, имеется один автор, издательство, дата написания и выхода в свет. Впервые в самиздате книга появилась после смерти старца Арсения в 1975 году.

Автор по причине гонений предпочел скрыть свое ФИО, а также имена большинства людей, которые упоминаются в книге, о чем честно предупреждает в предисловии.

В 1993 году она была впервые официально издана в трех частях, затем дополнена еще двумя частями воспоминаний других духовных чад подвижника и краткими биографическими данными об отце Арсении. Но и это еще не все.

Как видно из содержания нескольких воспоминаний – книга появилась по инициативе самого отца Арсения и имела целью передачу духовного опыта верующих периода гонений последующим поколениям. Живя в Ростове, старец периодически проводил беседы с духовными чадами и либо сам рассказывал полезные для укрепления в вере случаи из жизни своей и жизни своих сподвижников (например, главы «Михаил», «Мать Мария»), либо просил кого-нибудь из приезжих рассказать о своей жизни, о своем пути ко Христу, о тех испытаниях, которые пришлось пережить и о том, как удавалось их преодолеть, сохранив веру («Отец Платон Скорина», «Милость Божия» и проч. ).

По его благословению автор записывал эти беседы, многие из них вошли в книгу. Старец придумал и название книги «Путь к вере».

В третьем и последующих изданиях так называется четвертая часть книги. Поэтому «Отец Арсений» – это можно сказать дар общины и ее руководителя нам, их духовным потомкам. Автор р. Б. Александр лишь исполнил журналистскую работу – встретился с людьми, записал их воспоминания, расшифровал магнитофонные записи бесед, скомпоновал и литературно обработал текст. Главы, касающиеся жизни о. Арсения он показывал самому старцу, который вносил в них правку.

Четвертая и пятая часть – это личные записи духовных чад батюшки, выполненные по его благословению и собранные у них или их родственников членом Мароссейской общины духовным чадом св. прав. Алексия Мечева, сщмч. Сергия Мечева и иеромонаха Арсения Владимиром Владимировичем Быковым. Им же составлена и краткая биография отца Арсения, помещенная в четвертом и последующих изданиях.

Как пишет редактор прот. Владимир Воробьев, благодаря этой книги многие обрели веру. В то же время по словам того же священника, нашлись «скептики, заявившие даже в печати, что книга «Отец Арсений” – роман, главный герой которого является собирательным образом, а рассказы, из которых он состоит, – художественный вымысел» (https://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=284).

Не хочется ничего плохого говорить о них или осуждать. В конце концов, даже Христос оставляет свободному выбору человека верить или не верить в Него. Имеют право. Другое дело, что этим они сами себя лишают духовной поддержки, а высказывая необоснованные суждения по поводу старца и книги о нем, рискуют навлечь на себя суровый суд Христа, Который предупредил о строгом ответе за каждое праздное слово (Мф. 12, 36).

Прежде чем рассмотреть их аргументы, хотелось бы поделиться с читателем наблюдениями над «скептиками». Уже замечено, что о. Арсения не любят сторонники обновленческих реформ в Православной Церкви. Любой может поставить опыт, задать вопрос об этой книге какому-нибудь модернисту. и он сам увидит, с каким жаром тот будет доказывать, что якобы отец Арсений собирательный образ.

Но как же тверд миф о «собирательном образе». Даже отчасти в него уверовал, а если не уверовал, то под чьим-то давлением вынужден был публично заявить то, во что сам не верит, издатель книги прот. Владимир Воробьев. Вот что он сказал в интервью И. Сечиной: «Сначала мы были уверены, что найдем отца Арсения, но в результате долгих поисков у нас создалась уверенность, что отец Арсений – это все-таки собирательный образ, который состоит из двух или трех людей» (https://pravoslavie.ru/57483.html).

А вот Владимир Владимирович Быков, который 12 раз встречался со старцем, был на этот счет иного мнения, о чем пишет сам прот. Владимир, например, здесь https://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=284. Воспоминания его помещены в конце 4-го издания 2000 года.

Во-вторых, о том, что это реальный человек, свидетельствует схимонахиня Исидора (Петрова), которая также встречалась с о. Арсением во время его возвращения из заключения. Ее рассказ можно посмотреть здесь
https://yandex.ru/video/preview?filmId=8264396427131020682&from=tabbar&parent-reqid=1578656935119020-1495528980501783492200122-vla1-3635&text=Отец+Арсений (34минута).

Кроме того клирик Воронежской епархии протоиерей Александр Евдоков рассказывал, что встречал двух женщин, которые общались с о. Арсением.

Наконец, приведем свидетельство духовника Московской епархии протоиерея Валериана Кречетова. На вопрос корреспондентки отец Арсений – это реальный персонаж или собирательный образ, он прямо говорит:
«Это действительно реальная личность. И он своих некоторых духовных чад посылал к отцу Сергию (Орлову), служившему в Акулове» (http://www.orthedu.ru/news/obzor-smi/17198-protoierey-valerian-krechetov-v-lyubvi-tolko-i-zhizn.html).

Теперь хотелось бы рассмотреть некоторые «доказательства» «скептиков». Как правило, они сводятся к тому, что я/мы искал/искали и не нашел/нашли. Такова логика прот. Владимира Воробьева, которую он излагает в выше приведенном интервью. Также рассуждает и автор ошибочного текста, размещенного здесь comcan.ru›upload/Pulic/220119_mon_plat2011.pdf. Но если ты не нашел, это не значит, что никто. Это лишь говорит о том, что либо плохо искал, либо Господь не открыл, потому что не оказался этого достойным.

Второй автор предлагает нам поверить в то, что якобы прототипом о. Арсения послужил иеромонах Зосимовой пустыни Ефросин (Данилов; †1973).
Однако на самом деле ссылка на него искусственно притянута за уши. Ни по образованию, ни по местам проживания, ни по каким иным критериям он не напоминает старца Арсения. Общее лишь то, что оба в свое время отбывали заключение за Христа и обоих сажали в карцер.

В сети имеется несколько статей, посвященных утверждению мифа о «собирательном образе».
Весьма любопытно, что две из них принадлежат зарубежным раскольникам, одна какому-то укрпатриоту, а одна – скандально известному журналисту из «Московского комсомольца» С. Бычкову, поклоннику А. Меня.

С другой стороны весьма показательно отношение к «Отцу Арсению» подвижников благочестия.
Например, Оптинский новомученик иеромонах Василий (Росляков) дарил эту книгу своим духовным чадам (https://www.proza.ru/2012/12/04/214).

Духовник Санаксарского монастыря схиигумен Иероним заставлял ее читать скорбящих для утешения. (Пестова Фотинья. Крестный путь. 2011. С. 322).

Наши знакомые рассказывали, что они просили помощи отца Арсения, ставя о его упокоении свечи, и получали по своей вере заступление. Но может ли помогать собирательный образ?

Из приведенных нами примеров и свидетельств видна вся неосновательность мифа о собирательном образе. Старец иеромонах Арсений – реальное историческое лицо, подвижник благочестия, который не только при жизни, но и после смерти продолжает людям оказывать помощь.

Источник: Глас православного народа
http://www.sobor2008-narod. ru/

___________________

См. также:

Созвездие преподобного Серафима: Новая книга В.П. Филимонова – уроки спасения среди мира, лежащего во зле

«Смерть всё время стояла рядом»: Урок спасения во времена гонений по житию старца Алексия Кибардина

http://www.inform-relig.ru/news/detail.php?ID=20008

Лучшие триллеры 2021 года – Афиша-Кино

Пол Гринграсс никаких революций в вестерне не совершает. «Новости со всех концов света» вписаны в каноны жанра с его величественными пейзажами, маленькими людьми на фоне этих пейзажей, ретардациями и неспешным ритмом — настолько неспешным, что сначала даже не веришь, что в режиссерском кресле находится постановщик трех частей «Борна», славящихся своим эпилептичным монтажом. Как и в «Капитане Филлипсе», у Гринграсса снова сыграл Том Хэнкс, снова в роли капитана — только теперь ветерана Гражданский войны Джефферсона Кайла Кидда, который ездит по городам и весям США, чтобы читать новости и таким образом отвлекать простых работяг от насущных проблем. Но однажды по дороге он встретит повешенного чернокожего и светловолосую девочку-подростка Йоханну Леонбергер (Хелена Ценгель из «Разрушительницы системы»), дважды сироту, которая в детстве была похищена племенем кайова, поэтому она считает себя не немкой, а Цикадой, дочерью коренных американцев. Кидд возьмется доставить ее домой к дяде и тете, однако путешествие по стране, переживающей острый послевоенный социальный конфликт, будет таить в себе немало опасностей.

Символично, что действие «Новостей со всех концов света» стартует с того момента, на котором завершились классические «Искатели» Джона Форда: главный герой нашел девушку, но на этом его неприятности не заканчиваются, а только начинаются. Отличительная особенность фильма Гринграсса (и отличительная особенность этого вестерна вообще) — в нем нет бессмысленной жестокости, крайне характерной для жанра. Кидд вступает в бой только тогда, когда того требуют обстоятельства. Но если это случается, ждите виртуозно снятую перестрелку в горах. Вообще, экшена в фильме не так много, как хотелось бы, но тот, что есть, работает на сто процентов.

В остальном картина концентрируется на механике взаимоотношений Кидда и Йоханны, которые раскрываются через культурный диалог, а точнее, даже культурный обмен: в дороге они учат друг друга незнакомым словам и понятиям, поэтому вместо того, чтобы бередить былую рану, Гринграсс предпочитает на нее дуть. Это не разобщающее, а примиряющее кино, и потому имеющее терапевтический, целительный эффект. Даже несмотря на то, что Ценгель в этой картине повторяет свою роль из «Разрушительницы системы», в этот раз в ее героине, малолетней оторве, меньше дикости и больше здравомыслия и теплоты. Хэнкс тоже хорош, но он делает свою роль на классе, кажется, не прикладывая к этому каких-то особых усилий.

Единственный минус «Новостей», снятых по роману Полетт Джайлс, — это прямолинейный сценарий, полагающийся исключительно на химию между главными героями и ничем особо не удивляющий в плане сюжета. Так что, несмотря на в целом благожелательную критику, фильм Гринграсса все-таки не «Железная хватка». Впрочем, для истинных поклонников жанра это не та новость, которая сможет испортить удовольствие от просмотра.

9780881411805: Отец Арсений, 1893-1973: Священник, Узник, Духовный Отец: Рассказы, составленные Слугой Божьим Александром о его духовном отце — AbeBooks

Одна из великих загадок жизни заключается в том, что в атмосфере жесточайшей жестокости некоторые не только выживают, но и становятся маяками света и жизни.Отец Арсений, в прошлом знаток церковного искусства, стал узником № 18736 в жестоком «особом секторе» советской лагерной системы. Во тьме систематической деградации тела и души он сиял светом Христова мира и сострадания. Его взоры были направлены на Бога и его жизнь, основанная на Церкви, отец Арсений жил по повелению «нести бремена друг друга и таким образом исполнять закон Христов» (Галатам 6: 2). Этот рассказ, составленный из рассказов о духовных детях отца Арсения и других, которых он привел к Богу, дает волнующие взгляды на его жизнь в лагере для военнопленных и после его освобождения.В нем также рассказываются истории людей, чьи жизни, часто во времена почти невообразимых кризисов, были затронуты и преображены благодаря их связи с отцом Арсением. Эта книга, выходящая из контекста особых трагедий Советской России, оказывает универсальное воздействие, которое наверняка ощутят читатели на Западе сегодня.

«синопсис» может принадлежать другой редакции этого названия.

Примечания к языку :

Текст: английский (перевод)
Язык оригинала: русский

«Об этом заголовке» может принадлежать другой редакции этого заголовка.

Восточно-православных книг на подъеме

Одна за другой, по мере того как различные религиозные группы приходили в эту страну и росли в численности и влиянии, книги о них и о них сначала просачивались, а затем текли в основное русло американской жизни. Этот процесс начался для православных христиан, чья вера также привлекает новообращенных.Возможно, именно ощущение чего-то подлинного, духовно строгого и мистического привлекает неправославных как к книгам, так и к вере.

Православный писатель Фредерика Мэтьюз-Грин прокомментировала в L.A. Times незадолго до прошлого Рождества две книги о вере и примере русского православного священника, который был заключен в тюрьму при коммунизме. Издательство Свято-Владимирской духовной семинарии опубликовало Отец Арсений, 1893–1973: Священник, Узник, Духовный Отец (1998) и Отец Арсений: Облако Свидетелей (сен. 2001), переведенный Верой Бутенефф из подпольных рукописей, составленных писателем, известным только как «раб божий Александр». Мэтьюз-Грин писал: «Характер этого доброго, многострадального священника контрастирует с американскими ожиданиями того, каким должен быть успешный христианский лидер: бойким, бойким, оптимистичным, решительным … Отец Арсений отличается другим: он контактирует со сверхъестественным. Американские христианские представители живут в упорядоченном, корпоративном мире, но отец Арсений часто оказывается в центре чудесных событий.»

В Facing East (Harper San Francisco, 1997) Мэтьюз-Грин написала о своем собственном обращении из епископальной церкви и проследила год из жизни своего небольшого православного миссионерского прихода (ее муж, Гэри, был епископальным священником). священником в течение 15 лет, а в 1993 году стала отцом Григорием, антиохийским православным священником. идея христианского сверхъестественного преобразования и познакомить читателей с такими ранними христианскими практиками, как покаяние, непрекращающаяся молитва, пост и совместное поклонение, которые, по ее словам, православные сохранили лучше, чем кто-либо другой.

Ортодоксальные книги не спешили выходить на более широкий рынок из-за основной природы православия как иммигрантского сообщества, полагает Мэтьюз-Грин. Были академические прессы и некоторые религиозные работы, но первая прорывная книга для широкого потребления появилась в 1963 году, когда «Пеликан» опубликовал Православная церковь британского писателя Тимоти Уэра, ныне епископа Каллистоса Уэра. Книга находится в третьем издании и до сих пор является основным введением в православие.Еще одна книга, которая достигла широкой аудитории, — это «Становясь православным» (Conciliar Press, пересмотренная и обновленная в 1999 г.) отца Питера Э. Гиллквиста, издателя Conciliar, о его обращении в 1987 г. — и еще около 2000 других — из евангельского христианства.

«Мы действительно все еще находимся в зачаточном состоянии православных изданий на английском языке», — говорит Уоррен Фарха, владелец книжного магазина Eighth Day Books и компании по доставке товаров по почте в Уичито, штат Канзас. «В церковь приходит много людей протестантского происхождения, как англиканских, так и евангелических, так что это влияет на то, как издаются православные книги», а также на их тон и аудиторию.«Doubleday», сентябрь 2001 г., «Гора тишины» , Кириакос К. Маркидес (электронная книга, март; газета, ноябрь), является значительным и серьезным дополнением к господствующему присутствию Православия, говорит Фарха. Маркидес, социолог, вернувшийся к своим греческим православным корням из агностицизма, пишет о своих беседах с наставником отцом Максимом на острове Кипр. Другая книга Doubleday, Живой Христос (март) католического писателя Гарольда Фикетта, включает главу, посвященную православному приходу Фархи, Св.Георгия в Уичито. Восьмой день входит в издательский бизнес с Праздником дружбы (апрель) Пола О’Каллагана, пастора Св. Георгия, который обсуждает дружбу как главный путь роста людей. Фарха говорит: «Мы надеемся, что мы будем делать книги, которые часто написаны православными авторами, но которые конструктивно затрагивают западную мысль». Также в новом и важном списке Вархи находятся Филокалии: новые и избранные стихотворения (Zoo Press, апрель) современного американского поэта Скотта Кэрнса, исследующего православное богословие и духовные традиции, и Евхаристия, епископ, Церковь. (Holy Православная пресса; окт.2001 г.) Иоанна Зизиулоса, греческого православного епископа и всемирно известного теолога (перевод Элизабет Теокритофф).

В апреле издательство University of Notre Dame Press опубликует Живые иконы: Лица веры в Восточной Церкви Майкла Плекона, в котором в качестве примеров представлены 10 человек, и Иван Сергеевич Гагарин: В поисках союза православных и католиков Джеффри Брюс Бешонер, исследование национальности и религиозной идентичности в истории России XIX века.

В этом месяце издательство St. Vladimir’s Seminary Press, по-прежнему являющееся основным православным издателем на английском языке, публикует «Православная» и «Уэслианская духовность» , выступления с совместной конференции православных и уэслианских богословов под редакцией С. Т. Кимбро. Богословие болезни (май) Жан-Клода Ларше, пер. Майкла Брека, собирает библейские и святоотеческие тексты о болезни и о том, как она влияет на душу. Об учении Бога (июнь), пер. и вступление Лайонела Уикхема, предлагает богословские речи о Святой Троице Св.Григорий, епископ Назианзина четвертого века. Сентябрь приносит «На смерть » знаменитого теолога Александра Шмеманна, пер. Алексиса Виноградова, о сиянии радости в мраке смерти. В октябре выходит новейшая книга Епископа Уэра, В образе Троицы: Том 2 Собрания сочинений . «Я думаю, что это интересное время, потому что как в римско-католических, так и в евангелических сообществах уделяется много нового внимания отцам церкви, богословски и духовно», — говорит Фарха, отмечая, что это естественным образом усиливает диалог между Православием и остальными. христианства.

Версия этой статьи появилась в выпуске Publishers Weekly от 13.05.2002 под заголовком:

Религиозная литература в посткоммунистической России в JSTOR

Абстрактный

В этой статье рассказывается о православном священнике, отце Арсении, мученике советской эпохи в глазах его приверженцев, воспоминания которого, как говорят, были собраны некоторыми из его последователей. Однако происхождение истории (впервые опубликованной в 1990-х годах) остается спорным.Сторонники русского православия вместе с переводчиком жития отца Арсения были на переднем крае, чтобы воздать должное памяти отца Арсения. В то же время критические голоса постоянно оспаривали биографическую реальность святого и вымышленный персонаж его книги. Примечательно, что некоторые, кто отрицают реальность отца Арсения, ценят повествование за его духовное качество. В этой статье мы опишем процессы аутентификации, которые работают в этом случае.Мы показываем, что различные утверждения истины, которые здесь поставлены на карту, указывают на разные представления о том, что такое истинная религия и что она должна предлагать людям.

Информация о журнале

Журнал Американской академии религии обычно считается лучшим академическим журналом в области религиоведения. Этот международный ежеквартальный журнал, имеющий 68-й том и тираж более 10 000 экземпляров, публикует лучшие научные статьи, охватывающие весь спектр мировых религиозных традиций, а также провокационные исследования методологий изучения этих традиций. В каждом выпуске также есть большой и ценный раздел рецензирования на книгу.

Информация об издателе

Oxford University Press — это отделение Оксфордского университета. Издание во всем мире способствует достижению цели университета в области исследований, стипендий и образования. OUP — крупнейшая в мире университетская пресса с самым широким глобальным присутствием. В настоящее время он издает более 6000 новых публикаций в год, имеет офисы примерно в пятидесяти странах и насчитывает более 5 500 сотрудников по всему миру.Он стал известен миллионам людей благодаря разнообразной издательской программе, которая включает научные работы по всем академическим дисциплинам, библии, музыку, школьные и университетские учебники, книги по бизнесу, словари и справочники, а также академические журналы.

Отец Арсений: Священник, Узник, Духовный Отец

Иван перестал бить Алексея и произнес: «Хорошо. Пап, это конец для вас обоих. Сначала студент, потом ты ». В его руках появился нож, и он бросился на Алексея.

Что случилось? Никто не мог понять, но вдруг кроткий и слабый отец Арсений выпрямился и так ударил Ивана по руке, что нож выпал из его руки. Потом оттолкнул Ивана от Алексея. Иван споткнулся, упал и ударился лицом об угол койки. Отец Арсений подошел к Алексею и сказал ему: «Иди, Алеша, умойся, больше никто тебя не ударит». Затем, как ни в чем не бывало, он вернулся к своей работе.

Все опешили.Иван Бурый встал. Преступники не сказали ни слова. Они поняли, что Иван потерял лицо перед всей баракой. Кто-то осторожно вытер ногой кровь с пола. Лицо Алеши было полностью разбито, ухо разорвано, один глаз был закрыт, а другой был тёмно-красным. Все молчали. Они знали, что теперь и для отца Арсения, и для Алексея все кончено. Преступники убьют их обоих.

Но на самом деле все сложилось иначе; Преступники сочли действия отца Арсения смелыми и отважными.Несмотря на то, что все боялись Ивана, отец Арсений не дрогнул, когда Иван Бурый держал в руках нож, и они уважали человека, который не проявлял страха. Они уже знали отца Арсения за его доброту и необычность; теперь они уважали его за храбрость. Иван отступил на свою койку и перешептывался с друзьями, но понял, что на самом деле они его не поддерживают — они не сразу пришли ему на помощь.

Прошла ночь. Утром все пошли на работу; Отец Арсений был занят уборкой печей, чисткой и соскребанием грязи с пола.Вечером заключенные вернулись с работы и внезапно, незадолго до закрытия барака на ночь, вбежал надзиратель с несколькими охранниками.

«Внимание!» он крикнул. Все мужчины спрыгнули со своих коек. Они стояли неподвижно, в то время как надзиратель шел по очереди мужчин. Когда он подошел к отцу Арсению, он стал его избивать. Тем временем Алексея стащили с места в очереди охранники.

«P18376 и P281 в карцер № 1, на 48 часов, без еды и воды, за нарушение правил лагеря, за драку», — крикнул офицер.

Иван сообщил о них властям. Преступники сочли это самым низшим и самым презренным действием.

Изолятор №1 представлял собой крохотный домик у входа в лагерь. В этом доме было несколько комнат для одиночного заключения; был еще один на двоих, в котором вместо кровати стояла узкая доска. Эта доска была меньше 20 дюймов в ширину. Пол и стены были покрыты металлическими листами. Вся комната была не шире трех четвертей ярда и двух ярдов в длину.На улице было -22 ° F и ветрено, так что дышать было тяжело. Стоило только выйти наружу, как сразу онемел. Обитатели бараков понимали, что это значит: верная смерть. Отец Арсений и Алексей будут заморожены в течение двух часов. Никого еще не отправляли в эту камеру в таком холоде. Иногда к нему присылали, когда температура достигала -21 ° или -22 °, но это только на 24 часа. В живых остались только те, кто мог прыгать все 24 часа, чтобы кровь не замерзла.Если ты перестал прыгать, ты замерз. А тут -22 °, отец Арсений был старик, Алексея только что избили, и оба были в изнеможении.

Надзиратели схватили их обоих и стали вытаскивать из бараков. Авсенков и Сазиков осмелились выйти из строя и сказали офицеру: «Товарищ офицер, в такую ​​погоду они замерзнут насмерть. Вы не можете отправить их в эту камеру! » Надзиратель так сильно ударил их обоих, что они, ошеломленные, полетели о стену барака.

Иван Коричневый опустил голову. Страх охватил его, когда он понял, что его собственные люди в бараке убьют его за это.

Отца Арсения и Алексея затащили в карцер и затолкали внутрь. Они оба упали, разбившись головой о стену. Внутри было темно как смоль. Отец Арсений встал и сказал: «Итак, мы здесь. Бог свел нас вместе. Холодно, Алеша, а кругом металл ».

Они услышали, как закрылась внешняя дверь, щелкнули замки, голоса и шаги стражников затихли.Холод схватил их и сжал грудь. Через маленькое окошко с железной решеткой в ​​камеру светила луна.

«Мы замерзнем, отец Арсений», — простонал Алексей. «Это из-за меня мы замерзнем. Мы оба умрем. Нам нужно продолжать двигаться, прыгать вверх и вниз, но невозможно удерживать это в течение 48 часов. Я уже чувствую себя такой слабой, такой разбитой. Мои ноги уже замерзли. Здесь нет места, мы даже двинуться не можем. Отец Арсений, мы умрем.Они бесчеловечные, лучше бы их расстреляли! » Отец Арсений молчал. Алексей попытался прыгнуть, но это его не согревало. Противостоять такому холоду было безнадежно.

«Почему вы ничего не говорите, отец Арсений?» — крикнул Алексей.

Словно откуда-то очень далеко голос отца Арсения ответил: «Я молюсь Богу, Алексей!»

«О чем молиться, когда мы собираемся замерзнуть?» — пробормотал Алексей.

«Мы здесь совсем одни, Алексей; два дня никто не придет.Будем молиться. Впервые Бог позволил нам молиться вслух в этом лагере, нашим полным голосом. Мы будем молиться, а остальное — воля Бога! » Холод постепенно покорял Алексея, и он был уверен, что отец Арсений сходит с ума. Крестясь и тихо произнося несколько слов, отец Арсений стоял в луче лунного света. Руки и ноги Алексея онемели от холода; у него не было силы в конечностях. Он мерз, и ему было все равно.

Отец Арсений теперь молчал, и вдруг Алексей ясно услышал слова отца Арсения и понял, что это молитва. Алексей был в церкви всего один раз, из любопытства. Хотя бабушка крестила его, когда он был ребенком, его семья не верила в Бога. Их просто не интересовали религиозные вопросы. Они не знали, что такое вера на самом деле. Сам Алексей был студентом, комсомольцем. Как он мог поверить?

Через онемение и боль от полученных ударов Алексей отчетливо слышал слова, которые говорил отец Арсений: «Господи Боже, помилуй нас, грешных! Всемилостивый Бог! Господь Иисус Христос, который по любви Твоей стал человеком, чтобы спасти всех нас.По Своей невыразимой милости спаси нас, смилуйся над нами и уведи нас от этой жестокой смерти, потому что мы действительно верим в Тебя, Тебя, нашего Бога и нашего Создателя ». И так излились слова молитвы, и в каждом из этих слов заключалась глубочайшая любовь и упование на милосердие Бога и безусловная вера в Него.

Алексей начал прислушиваться к словам молитвы. Сначала он был в недоумении, но постепенно начал понимать. Молитва успокоила его душу, сняла страх смерти и соединила его со стариком, стоящим рядом с ним.

«Господи Боже наш Иисус Христос! Ты сказал Твоими чистейшими устами, что если двое или трое согласятся просить об одном и том же, то Твой Небесный Отец исполнит их молитву, потому что, как Ты сказал: «Когда двое или трое соберутся во имя Мое, я среди них … »- повторял Алексей вслед за отцом Арсением эти слова.

Холод полностью овладел Алексеем; все его тело онемело. Он больше не знал, стоит ли он, сидит или лежит. Но внезапно клетка, холод, онемение всего тела, боль от полученных ударов и страх исчезли.Голос отца Арсения заполнил камеру, но это была камера? Алексей повернулся к отцу Арсению и был ошеломлен. Все вокруг преобразилось. Пришла ужасная мысль: «Я схожу с ума, это конец, я умираю».

Клетка расширилась, луч лунного света исчез. Был яркий свет, и отец Арсений в ярко-белом облачении с поднятыми руками громко молился. На отце Арсении одежда была такая же, как у священника Алексея, которого когда-то видел в церкви.

Слова, которые говорил отец Арсений, теперь стали понятны, они стали привычными, они вошли прямо в душу Алексея. Он больше не чувствовал беспокойства, страданий, страха, только желание слиться с этими словами, понять их, запомнить их на всю оставшуюся жизнь. Кельи больше не было: теперь они были в церкви. Как они сюда попали? И почему с ними был еще кто-то? Алексей с удивлением увидел, что отцу Арсению помогают двое мужчин.Оба были одеты в одно и то же яркое облачение, и оба сияли неопределимым белым светом. Алексей не видел их лиц, но чувствовал, что они красивы.

Молитва наполнила существо Алексея. Он встал и стал вместе с отцом Арсением молиться. Было тепло и легко дышалось, и счастье наполняло его душу. Алексей повторял все, что говорил отец Арсений, но не просто повторял, а молился вместе с ним. Казалось, отец Арсений слился со словами своей молитвы, но Алексей понимал, что отец Арсений не забыл его и все время помогает ему, помогает ему молиться.Уверенность в том, что Бог существует, что Он с ними, пришла к Алексею. Он видел Бога своей душой. Алексею временами казалось, что, может быть, они оба уже мертвы, но твердый голос отца Арсения и его присутствие все время возвращали его к реальности.

Сколько времени прошло, он не знал, но отец Арсений повернулся к нему и сказал: «Иди, Алеша! Ложись, ты устал. Я буду молиться, ты меня услышишь ». Алексей лег на покрытый металлом пол, закрыл глаза и продолжал молиться.Слова молитвы наполнили все его существо: «… согласится попросить все, это будет дано им от моего Небесного Отца…» Его сердце тысячами способов откликнулось на эти слова: «Собранные во имя Мое…» «Да, да! Мы не одни », — время от времени думал Алексей, продолжая молиться.

Все было мирно и тепло. Вдруг из ниоткуда появилась его мать. Она накрыла его чем-то теплым. Ее руки взяли его голову, и она прижала его к своему сердцу. Он хотел с ней поговорить: «Мама, ты слышишь, ты слышишь, как молится отец Арсений? Я узнал, что Бог существует, я верю в Него.”

Как будто услышав его речь, она ему ответила: «Алешенька! Когда они забрали тебя, я тоже нашел Бога. Это то, что дало мне силы жить ».

Все, что было ужасно, исчезло, его мать и отец Арсений были рядом. Слова молитвы, которые были ему незнакомы, теперь снова зажигали и согревали его душу. Было важно не забыть эти слова, помнить их всю жизнь. «Я никогда не хочу быть далеко от отца Арсения, я хочу всегда быть с ним», — подумал Алексей.

Лежа на полу у ног отца Арсения, Алексей в полусне слушал прекрасные слова молитвы. Отец Арсений молился, а двое других в ярких одеждах молились вместе с ним и служили ему. Казалось, они были поражены тем, как отец Арсений умел молиться. Отец Арсений больше ни о чем не просил, он только прославлял Бога и благодарил Его. Как долго все это длилось, никто не мог сказать.

В памяти Алексея остались только слова молитвы, согревающий и радостный свет, молитва отца Арсения, двое других в световых одеждах и огромное, ни с чем не сравнимое чувство внутреннего обновляющего тепла.

Кто-то ударил дверь, завизжал замороженный замок, и снаружи камеры послышались голоса. Алексей открыл глаза. Отец Арсений все еще молился. Двое в светлых одеждах благословили его и Алексея и медленно ушли. Ослепляющий свет угас, и камера наконец стала темной и, как прежде, холодной и мрачной.

«Вставай, Алексей! За нами приехали », — сказал отец Арсений.

Алексей вырос. Входили начальник лагеря, врач, главный начальник спецотряда и майор.Кто-то за дверью сказал: «Это непростительно, кто-то может сообщить об этом в Москву. Кто знает, как они на это будут смотреть. Замороженные трупы — это не современный способ ».

В камере стояли старик в заплатанном жилете и молодой человек в рваной одежде с синяками на лице. Их лица были спокойными, а их одежда была покрыта толстым слоем инея.

«Они живы?» — изумленно спросил майор. «Как они выжили здесь два дня?»

«Мы живы, сэр», — сказал отец Арсений.Все в изумлении переглянулись.

«Обыщите их».

«Выходи!» крикнул один из надзирателей. Отец Арсений и Алексей вышли из камеры. Надзиратели сняли перчатки и начали их обыскивать. Врач также снял перчатку, положил ее под одежду отца Арсения, а затем Алексея и ни к кому конкретно не сказал: «Замечательно! Как они могли выжить? Хотя это правда; они теплые. Врач вошел в камеру, осмотрелся и спросил: «Что согревало вас?»

«Наша вера в Бога и молитва», — ответил отец Арсений.

«Они просто фанатики. — Немедленно отправьте их обратно в казармы, — раздраженным голосом сказал один из надзирателей. Уходя, Алексей услышал, как кто-то сказал: «Это потрясающе. В этом холоде они не могли прожить больше четырех-пяти часов. Это невероятно, учитывая, что на улице -22 ° F. Вам, начальникам, повезло. Тебя могли поджидать неприятности.

Казармы встретили их, как будто они воскресшие из мертвых.

Все спрашивали: «Что вас спасло?»

Они оба ответили: «Бог спас нас.”

Иван Бурый был переведен в другую казарму в считанные дни. Через неделю он был убит падающим камнем. Он умер от ужасной боли. Ходили слухи, что его друзья помогли упасть скале.

Алексей стал новым человеком, словно возродился заново. Он следил за отцом Арсением, когда мог, и расспрашивал всех, кого мог, о Боге и о православных богослужениях.

Эту историю рассказал Алексей и подтвердили несколько свидетелей, живших в то время в бараках.

Эта глава была взята из книги Александр, Отец Арсений 1893-1973 Священник, Узник, Духовный Отец, пер. Автор: Вера Бутенефф (Крествуд, Нью-Йорк: издательство St. Vladimir’s Seminary Press, 1999)

FatherArseny.com — Об отце Арсении

Хотя его личность и историческая принадлежность оспариваются (нажмите здесь), существуют серьезные доказательства того, что отец Арсений существовал. В подкасте в январе 2010 года сын переводчика рассказал, что его мать лично встречалась с людьми, которые знали отца Арсения (нажмите здесь).Возможно, книга Отец Арсений объединяет в себе истории нескольких анонимных русских святых — людей, личности которых были размыты под предательскими гонениями советского коммунизма. Возможно, детали повествования были приукрашены в интересах связного повествования. Однако вполне вероятно, что большинство рассказов в книге основаны на реальных событиях из жизни реального исторического деятеля по имени отец Арсений.

Независимо от конкретных деталей, две вещи кажутся очевидными. Во-первых, история отца Арсения отражает реальность православного благочестия при советском коммунизме.Эта реальность демонстрирует сильный, животворный поток сосредоточенной на Христе, наполненной любовью и мирной духовности. Во-вторых, многие читатели рассказа отца Арсения свидетельствуют, что рассказы правдивы и отражают суть истинного христианства. История отца Арсения иллюстрирует плоды молитвенной жизни. Без молитвы в этом мире нет настоящей жизни. Сайт создан в духе рассказа отца Арсения.

Многие люди сегодня ощущают пустоту секуляризма или поверхностность современного, ориентированного на потребителя христианства.Многие также оценили глубокую (и полностью основанную на Писании) форму древнего христианства, все еще сохраняющуюся в Восточной Православной церкви. Несмотря на несовершенное выражение Православия, существующее во многих приходах, правда и опыт Церкви Христовой продолжают сиять. В этой церкви хранится огромное количество молитв и размышлений. Хотя некоторые люди думают, что «письменным молитвам» нет места в свежей, спонтанной духовной жизни, свидетельство Церкви говорит об обратном. Самые ранние христиане были посвящены « молитвам из » (Деяния 2:42 — перевод с оригинальных греческих рукописей Нового Завета).Пусть все, кто посещает это место, будут благословлены размышлениями, поговорками и молитвами в исторической православной христианской традиции. — Слуга Божий, Андрей

Вот список ресурсов об отце Арсении:

КНИГИ

  • Отец Арсений, 1893-1973: Священник, узник, духовный отец: Быть рассказами, составленными Слугой Бог Александр о своем духовном отце. Издательство Свято-Владимирской семинарии (1998).
  • Отец Арсений: облако свидетелей .Издательство Свято-Владимирской духовной семинарии (2001).

ВЕБ-ССЫЛКИ

(Часть 2) Какие христианские ортодоксальные книги считаются лучшими по версии Reddit?

Я использую Псалтырь для молитвы и всем сердцем рекомендую его. У меня есть такая версия. Покрытие довольно жесткое, но со временем оно ослабевает, если вы используете его регулярно. В конце каждой кафизмы на славянских псалтырях напечатаны традиционные молитвы. Это очень хорошее дополнение, и это единственный псалтырь на английском языке, в котором есть эти молитвы.В качестве примера приведем молитвы после Первой Кафизмы (Псалмы 1-8):

& gt; Молитвы после первой кафизмы
& gt;
& gt; Зачатый в беззакониях, блудный я, не смею взирать на высоты небес; тем не менее, уверенный в Твоей любви к человечеству, я взываю: Боже, очисти меня и спаси меня, грешника!
& gt;
& gt; Если праведник вряд ли может быть спасен, где мне, грешнику, оказаться? Я не переносил дневных тягот и зноя; но посчитай меня среди нанятых в одиннадцатый час, Боже, и спаси меня! Слава .
& gt;
& gt; Твои отцовские объятия спешишь открыть мне, который безрассудно растратил мою жизнь, как блудный сын, и кто теперь взирает на неиссякаемое богатство Твоей милости, о Спаситель. Не отвергай мое сердце в его бедности, ибо с сожалением взываю к Тебе, Господи: Отец, я согрешил против неба и перед Тобой. Оба сейчас .
& gt;
& gt; Пресвятая Дева, упование христиан, с небесным воинством непрестанно умоляйте Бога, Которого Ты родил в непонятливом и возвещающем образе, чтобы Он ниспослал прощение грехов и исправление жизни всем нам, кто с верой и любовь всегда чтит тебя.
& gt;
& gt; О МАСТЕР, Всемогущий, Неприступный, Источник света и непостижимая сила, Кто есть Отец ипостатического Слова и от Которого исходит Дух, един с Тобой в силе; Который по милости Твоей любящей доброты и Твоей невыразимой доброты не пренебрег человеческой природой, которая держится во тьме греха, но осветил мир божественными маяками Твоих священных учений, Закона и пророки; Кому в последние времена было угодно, чтобы Твой единородный Сын воссиял над нами во плоти и направил нас к сиянию Твоего славного света, пусть уши Твои будут внимательны к голосу нашей мольбы; и даруй, Господи, чтобы мы могли провести всю ночь этой настоящей жизни с бдительным и бдительным сердцем, ожидая пришествия Твоего Сына и нашего Бога, Судьи всех. И пусть мы, не ложась спать, но бодрствуя и прямо, войдем вместе в Его радость, где нескончаемый голос созерцает невыразимую красоту лица Твоего. Ибо Ты добрый Бог и Человеколюбец, и Тебе мы воздаем славу Отцу, и Сыну, и Святому Духу; и сейчас, и во веки веков, и во веки веков. Аминь .

Если у Вас возникнут вопросы, я с радостью отвечу.

Возможные недостатки: (1) если вам не нравится традиционный английский язык, и (2) он еще не используется во многих приходах, поскольку это довольно новый перевод, поэтому, если вы хотите использовать тот же перевод как используется в вашей приходской литургии, вероятно, это не так.

Все в жизни чудо — Отец Арсений 1893-1973

Все в жизни чудо — Отец Арсений 1893-1973

Опубликовано 7 апреля 2009 г.

Без категории

Ответ на вопрос иеромонаха по имени Арсений о чудесах, которые с ним происходили. Он сказал:

Чудесный? Чудеса? Нет, со мной никогда не происходило ничего, что можно было бы назвать чудом. Каждый священник, слушающий исповедь стольких людей, причащающий и сопровождающий умирающих, руководящий своими духовными детьми, — каждый священник имеет замечательные духовные переживания. То же самое может случиться с мирянами, с любым верующим, но очень часто мы не видим масштабов происходящего и не видим воли Бога, Его руки, Его провидения, Его руководства. Да, то, что со мной произошло, и то, что я увидел вокруг меня, встряхнуло *, заставило меня вздрогнуть, так что я ясно увидел волю Божью. Я не переставал думать, было ли это чудом или просто результатом удивительных совпадений в моей жизни.Я всегда верил и до сих пор твердо верю, что Бог приводит нас ко всему, что происходит, и поэтому, каким бы путем мы ни пошли, мы должны во всем признавать только Его волю.

И только понимая вещи таким образом, мы можем увидеть волю Бога. Многие мероприятия, в которых я участвовал, поразили меня, и я сказал себе: «Но это же чудо». Но потом, когда я осознал свое собственное ничто, я понял, что не мне видеть чудо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts