Колумбайн сейчас: история трагедии и что могло к ней привести

Разное

история трагедии и что могло к ней привести

20 апреля 1999 года в школу «Колумбайн» американского штата Колорадо пришли два её ученика. Пришли с намерениями остаться в истории, и это у них, увы, получилось. Массовое убийство в школе «Колумбайн» потрясло весь мир.

Лилит Мазикина

Колумбайн — название школы в штате Колорадо в США. Название школа получила по посёлку, в котором находилась, или, точнее, по не включённой общине — то есть поселению или городку, в котором собственной администрации нет. В США старшие классы учатся в отдельных школах — Колумбайн была одной из них. 20 апреля 1999 года в школе произошло массовое убийство: погибло 15 человек и ранены 23.

В тот день двое учащихся, Эрик Харрис и Дилан Клиболд, приехали в школу на своих машинах — почти как обычно, только припарковали автомобили на чужих местах — местах, откуда отлично были видны выходы из школы. Вместе с самодельными бомбами они пошли в столовую, где расставили сумки со взрывными устройствами, заведя таймер на 11:17. По их расчётам, именно в это время в столовой должно было собраться больше всего подростков и учителей. Знали парни или нет, но именно во время «заминирования» столовой, перед уроками, охранник заменял в записывающем устройстве камер наблюдения видеокассету — так что засечь странное поведение учеников и предупредить подготовку к массовому убийству в школе у него шанса не было.

После установки бомб Эрик и Дилан вернулись на стоянку.

В машине их ждали ружья, карабин и пистолет. Парни собирались спокойно расстреливать подростков, когда после взрывов они побегут во двор школы. На стоянке с ними столкнулся одноклассник Эрика и спросил, почему Эрик пропустил контрольную на первом уроке. «Брукс, ты мне теперь нравишься. Уходи отсюда. Иди домой», — сказал Харрис. Он выглядел, вероятно, очень убедительно, потому что одноклассник развернулся и пошёл прочь от школы, где через несколько минут произойдёт массовое убийство. Потом Брукса не раз упрекали в том, что он не пытался ничего сказать взрослым, но он сам утверждал, что пытался вызвать полицию с сотового телефона знакомого.

Очень плохой розыгрыш

В 11:17 бомбы не взорвались, что немного изменило план массового убийства в школе «Колумбайн». Выждав ещё две минуты, Эрик и Дилан решили начать стрельбу просто так. Они начали с двух подростков, сидевших с перекусом на газоне у входа — девочки по имени Рэйчел Скотт и её друга Ричарда Кастальдо. Рэйчел умерла на месте, Ричард выжил чудом — он получил восемь пулевых ранений. Примерно в это время по ступеням лестницы поднимались ещё три мальчика. Им показалось, что двое с ружьём и двое на траве устроили какой-то розыгрыш, и они решили подойти поближе. Эрик с Диланом расстреляли и их. Один из мальчиков, по имени Дэниэл, умер.

У стрелявших всё ещё не хватало духу войти в здание школы, и они начали обходить её, стреляя в подростков, сидящих с бутербродами на газонах. По счастью, четверо подростков спаслись, просто дав дёру (один из них был ранен), ещё один, получивший пули в грудь, руку и ногу, притворился мёртвым — и это его спасло от массового убийства, потому что, вернувшись ко входу, убийцы попытались добить стонавшего мальчика по имени Лэнс — в результате нанесли ему страшную рану лица. Третьего мальчика, Шона, они сочли мёртвым, потому что он прополз небольшое расстояние и неподвижно упал, потеряв сознание.

Эрик и Дилан продолжили массовое убийство в школе «Колумбайн», расстреливая учеников снаружи. Они ранили девочку по имени Анна-Мария и попытались убить подростков, стоявших у футбольного поля — тем удалось разбежаться. Тем временем звуки выстрелов, которые в таком количестве уже нельзя было ни с чем спутать, привлекли к себе внимание. Учительница Патти Нильсон вместе с одним из учеников пошли к выходу, тоже решив, что стали свидетелями розыгрыша.

Нильсон собиралась призвать хулиганов к дисциплине.

Однако, едва Эрик с Диланом увидели их за стеклянными дверями, они без колебания выстрелили. По счастью, они выжили в трагедии школы «Колумбайн» — пули прошли мимо женщины с мальчиком, и они оказались ранены только осколками стекла. Нильсон побежала в библиотеку, велела сидящим там ученикам спрятаться под столами и сидеть тихо и по телефону связалась с полицией.

Ученик, который выходил с ней, продолжил лежать между внутренними и наружными дверями выхода — во-первых, в него вошло больше всего осколков, он был ранен сильнее, чем думала Нильсон, во-вторых, он просто боялся снова привлечь к себе внимание. Позже он потихоньку дошёл до библиотеки и спрятался в служебном помещении. Это спасло ему жизнь в массовом убийстве в школе «Колумбайн». Чтобы мальчик мог встать и скрыться, прибывший полицейский Гарнер начал с Эриком и Диланом перестрелку, вызывая в то же время подкрепление.

Тем временем убийцы забрались в школу.

Сначала они практически бесцельно бродили по коридорам, продолжая массовое убийство в школе «Колумбайн» — раскидывали бомбы и стреляли во всех встречных. Так они ранили девочку по имени Стефани, которой удалось потихоньку выбраться из школы и перейти дорогу до дома, и убили пытавшегося эвакуировать учеников учителя физкультуры Дейва Сандерса. Через четыре минуты ходьбы по коридорам Эрик и Дилан зашли в библиотеку, где всё ещё находилась Нильсон и прятались под столами школьники.

«Всем спортсменам встать! Парни в белых кепках наши!»

Фразы, которые произнесли парни, устроившие массовое убийство в школе «Колумбайн», помогли потом найти их мотивы. Обнаружив под одним из столов мальчика по имени Эван, Эрик выстрелил в стол, а Дилан закричал, что должны встать «все, кто в белых кепочках» — то есть спортсмены. «Это вам за всё дерьмо, которым вы нас кормили четыре года!» Когда никто не встал, Эрик и Дилан принялись обходить столы, стреляя в каждого, кого находили. Именно в библиотеке они убили больше всего детей; часть раненых и даже кое-кто из незадетых всё же смогли выжить, притворившись мёртвыми. С одной из девочек Эрик заговорился и потом, отозванный Диланом, не стал возвращаться к ней.

Убийцы также постреливали из окон по полицейским, занятым эвакуацией школьников.

Заглянув под один из столов, Дилан встретился взглядом со знакомым парнем по имени Джон, и Джон ляпнул первое, что ему в голову пришло. «Привет, что тут делаешь?» — «Убиваю людей», ответил Дилан и велел ему убираться вон. Джон встал и вышел, сам не веря в своё спасение. Вплоть до того, как дверь за ним закрылась, он думал, что ему выстрелят в спину. Убийцы, устроившие массовое убийство в школе «Колумбайн», тем временем продолжили расстреливать школьников и, заметив, что патроны постепенно подходят к концу, стали шутить, что можно будет резать подростков ножами — так даже веселее.

Под одним из столов парни снова увидели Эвана, который в панике перебрался из-под того стола, в который выстрелили сначала. Это рассмешило убийц. «Назови хоть одну причину, по которой нам не стоит тебя убивать», — предложили они. Эван не смог ничего придумать, кроме тривиального: «Мне не нужны проблемы». Ответ убийцам понравился, и они решили продолжить массовое убийство в школе, перейдя в комнату отдыха. Напоследок они выстрелили в запертую дверь служебного помещения, где прятались в тот момент пять человек, включая раненого у двери мальчика и учительницу.

Когда двое вышли из библиотеки, было 11:36.

На их счету парней, устроивших массовое убийство в школе «Колумбайн» в 1999 году было уже 12 убитых и 23 раненых подростка от пятнадцати до восемнадцати лет и один смертельно раненый учитель физкультуры. Немного выждав, оставшиеся в живых потихоньку вышли через другой вход, оставив двух раненых без сознания и, конечно, убитых. Запершиеся в служебном помещении не выходили до объявления окончания чрезвычайной ситуации. Оставленным позже оказали помощь, и они выжили.

Вероятно, к тому времени запал убийц уже сильно остыл. Свидетели говорят, что дальше они практически бесцельно бродили по коридорам. Заглядывая сквозь стеклянные окошки в дверях классов, они встречались взглядом с теми, кто сидел внутри, и шли дальше. Они бросили одну бомбу в чулан, зашли в столовую и, заставив взорваться пару бомб, побрели дальше. Психологи указывали позже, что это — верный признак того, что убийцы, устроившие массовое убийство в школе «Колумбайн», не были садистами по природе.

По мнению экспертов, настоящих садистов бойня в библиотеке только бы завела, им хотелось бы ещё крови. Эрик и Дилан же утратили всякий азарт, хотя и пытались бодриться.

Снова слоняясь по коридорам, парни стреляли в стены, кричали: «Давайте, выходите, мы знаем, что вы здесь!», но сами никого отыскать не пытались. Потом их снова взяла злость, и они принялись стрелять по парамедикам местной пожарной охраны, которые пытались вынести раненых школьников со двора. Парамедиков прикрыли полицейские ответным огнём. Перестрелка длилась около шести минут. Позже стало ясно, что последние три минуты стреляла только полиция. Массовое убийство в школе «Колумбайн» закончилось. Парни были мертвы. Каждый из них выстрелил себе в голову. Вероятно, так и планировалось с самого начала.

К тому моменту школу уже двадцать минут прочёсывал спецназ, методично осматривая помещение за помещением в поисках как убийц, так и выживших. Двух учеников извлекли из холодильника на кухне с серьёзным переохлаждением — если бы их вытащили на час позже, исход был бы смертельным. Дети были в такой панике, что многие приняли спецназовцев в тёмной форме за террористов, устроивших массовое убийство в школе и сначала не хотели их слушаться.

В 14.38 очнулся в библиотеке раненый мальчик по имени Патрик. Почти ничего не соображая, он начал вылезать в окно, пытаясь спастись от массового убийства в школе. Его вовремя заметили и поймали на руки два бойца спецназа, встав на крышу машины, иначе бы он упал на бетон с опасной в его состоянии высоты. Раненую девочку спецназ вынес из библиотеки через дверь — до этого помещения бойцы дошли последним.

Идея кошмара

Все действия убийц уместились меньше, чем в час. Несмотря на это в трагедии, произошедшей в школе «Колумбайн» в том числе винили полицию и персонал школы — якобы они действовали недостаточно быстро, хотя на деле, учительница позвонила в полицию в первые минуты стрельбы, первый полицейский прибыл через несколько минут, а уже через полчаса в здание вошли бойцы спецназа, выпуская одного за другим школьников и учителей.

Миф, который ходил вокруг школы Колумбайн, где произошло массовое убийство в 1999 году, состоял в том, что Эрик и Дилан намеренно атаковали христиан. Легенда эта выросла из одного-единственного вопроса, который убийцы задали одной из девочек в библиотеке: она что, верит в бога? Этот вопрос последовал за её стоном боли: «Господи, помоги мне». Поскольку Дилан и Эрик, накручивая себя, задавали школьникам в библиотеке много разных издевательских вопросов, глупо выделять только один из них в качестве мотива. Куда ближе приводят нас к пониманию их поступка их первые выкрики в библиотеке — про спортсменов и четыре года издевательств.

Без сомнения, не каждый, кто подвергается школьной травле, берётся за оружие.

Массовое убийство в школе «Колумбайн» стало первым известным случаем, когда объекты травли не пытались мстить своим обидчикам поодиночке вне школы или не оказывались в больнице сами после группового избиения, а решили «показать им всем». До сих пор спорят, что могло вдохновить Эрика и Дилана именно на такую ответную реакцию. Фильмы-боевики? Игры, в которых ходишь по коридорам, методично расстреливая врагов в разных комнатах и закутках? Рок-музыка? Психическое расстройство? Среди прочих причин мальчикам-убийцам приписывали даже принадлежность к готической субкультуре (которая, якобы, помешана на ненависти к христианам).

Возможно, идею массового убийства в школе «Колумбайн» в 1999 году, подало нападение на начальную школу в Британии в 1996 году, когда сорокалетний мужчина ворвался в классы с детьми пяти-шести лет и стал их расстреливать. Этот случай широко освещался в прессе среди международных происшествий. Попытка массового расстрела в школе происходила в США и в 1998 году, когда два подростка помладше Эрика и Дилана убили четырёх детей и одну учительницу.

В любом случае трагедия в школе «Колумбайн» спровоцировала подражания как в Америке, так и в Европе и России. Финский школьник Эрик Аувинен перед тем, как устроить стрельбу в школе, подвергался травле, как и американец Джеффри Уиз. Последних двух объединяет еще и любовь к консервативным ценностям (гомофобия, неприязнь к матерям-одиночкам), а Уиз, к тому же, был поклонником Гитлера, так что, вероятно, одного факта травли и знания о школе Колумбайн маловато для того, чтобы подросток в состоянии накопившегося отчаяния пошёл убивать себе подобных.

Убийцы, которые устраивали массовое убийство в школах, не обязательно были жертвами травли. Например, немецкий подросток Тим Кретчмер расстрелял студентов колледжа, где училась девушка, отказавшая ему во взаимности, а причины, по которым стрелял в учеников начальной школы американец Адам Питер Лэнза, неясны до сих пор.

Можно ли было заметить, что Эрик Харрис и Дилан Клиболд шли к массовому убийству? Журналисты и психологи до сих пор задаются этим вопросом. Мать Дилана тоже. Она написала книгу о том, каково это — оказаться матерью сына, который устроил массовое убийство в школе.

Читайте интервью: Мать подростка, застрелившего 13 человек в школе «Колумбайн»: «Я буду жить с этой трагедией до конца жизни».

Фото: Getty images, Legion-media

А вы слышали про трагедию в школе Колумбайн?

В США хотят снести школу «Колумбайн», чтобы она не вдохновляла школьных стрелков

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Автор фото, MARK LEFFINGWELL/AFP/Getty Images

Подпись к фото,

Стрельба в школе «Колумбайн» до 2012 года была самым кровавым нападением в американской школе. С тех пор печальный рекорд был несколько раз побит

Власти округа Джефферсон в Колорадо предложили снести школу «Колумбайн», где 20 лет назад произошла стрельба, шокировавшая весь мир. Преступники, идущие на стрельбу в школах, до сих пор вдохновляются нападением на «Колумбайн», считают чиновники.

Двое подростков убили 12 учеников и учителя в «Колумбайне» в апреле 1999 года.

Суперинтендант округа Джефферсон Джейсон Гласс обратился к родителям школьников с предложением снести здание «Колумбайна» и выстроить заново, чтобы пресечь это «отвратительное увлечение» массовым убийством.

«Трагедия, которая произошла в 1999 году в средней школе «Колумбайн» служит отправной точкой в эпидемии случаев школьной стрельбы. Стрелки изучают случай «Колумбайна» и говорят о нем как об извращенном источнике вдохновения. Эти люди живут по всему миру и называют себя «колумбайнерами». Они помешаны на стрельбе в школе «Колумбайн».

  • Избежать стрельбы в школах. Какие меры принимали российские власти?
  • Нападения на школы: опять виноват интернет?
  • «Крики, слезы, страх»: что известно о нападении в башкирской школе

Гласс утверждает, что 18-летняя Сол Паис, приехавшая в Колорадо в апреле и угрожавшая устроить стрельбу в местной школе, была одной из «колумбайнеров». По официальной версии, Паис совершила самоубийство — ее нашли мертвой 17 апреля.

По словам Гласса, каждый год в школу пытаются пройти несколько сотен человек, чтобы посмотреть на место преступления. За последние 11 месяцев количество таких людей возросло до рекордного уровня, утверждает чиновник.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

В этом году с нападения на школу «Колумбайн» прошло двадцать лет. В школе провели траурный вечер

«В 1999 году не существовало никаких руководств, как поступать с такими зданиями, как «Колумбайн», — говорится в обращении. — Сейчас эксперты по безопасности рекомендуют сносить здания школ, где была стрельба».

Школа «Колумбайн» была частично перестроена после нападения. Согласно новым предложениям, здание школы стоит снести и выстроить заново. Название и символика школы останутся прежними.

Мемориальное здание библиотеки, построенное после нападения, предлагается оставить, а на месте старой школы появится засаженное травой поле.

20 апреля 1999 года двое учеников школы «Колумбайн», 17 и 18 лет, совершили нападение на школу, убив 12 учеников и преподавателя, после чего покончили с собой.

  • В Казани школьник пришел на урок с пистолетом и ножом
  • После Флориды: школьники в США требуют ограничить торговлю оружием

Нападение на «Колумбайн» до 2012 года оставалось самым кровавым в американской истории. Рекорд был побит в 2012 году в школе Сэнди Хук погибли 20 детей в возрасте от 6 до 7 лет и шесть женщин. Подозреваемый 20-летний Адам Ланза, убивший собственную мать перед тем, как отправиться в школу, покончил с собой.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Одному из нападавших, Дилану Клебальду, было 17 лет

С тех пор в США произошло несколько десятков случаев школьной стрельбы. В ряде случаев стрелки делали отсылки к преступлению в школе «Колумбайн».

В 2007 году в школе открыли мемориал погибшим. В этом году провели траурные мероприятия по случаю 20-летия стрельбы.

Двадцать лет спустя Взгляд на Колумбайн тогда и сейчас

20 апреля 1999 года нация была потрясена, когда 12 учеников и один учитель были убиты в результате массовой стрельбы в средней школе Колумбайн за пределами Денвера, штат Колорадо.

За 20 лет, прошедших с тех пор, благодаря другим громким случаям стрельбы в школах от Сэнди-Хук до Паркленда и продолжающемуся росту числа смертей от стрельбы в США, «Колумбайн» занимает видное место в нашей политике, политике и культуре.

Эван Тодд до сих пор хорошо помнит события 20 и 19 апреля.99.

Будучи второкурсником старшей школы Колумбайн, он был в библиотеке со своими друзьями тем прохладным солнечным утром, пытаясь написать реферат, но на самом деле просто дурачился, разбрасывая пачки бумаги.

Однако в одно мгновение все изменилось.

Тодд помнит взрыв, дым, а затем выстрелы эхом разносились по коридорам. Он почувствовал прилив адреналина, когда его охватила паника.

«Помню, я подумал: «Кто-то с ружьем должен прийти сюда, как в любой день», — сказал Тодд. «Вы просто думаете, что они придут и остановят этих парней, и мы уйдем отсюда. И ничего.»

Тодд наблюдал, как двое убийц убивали его одноклассников в стиле казни.

«Один из них встал на колени, приставил пистолет к моей голове и сказал: «Почему бы нам не убить тебя?» — вспоминал Тодд. «И поэтому, когда они подошли ко мне, я действительно подумал: «Вот оно, это конец моей жизни». Тодд хорошо помнит тот день, когда двое убийц убили его одноклассников. Теперь он считает, что учителям следует разрешить носить оружие в школах.

Убийцы не нажали на курок. Тодд выжил.

Пережитое в тот день повлияло на его размышления о безопасности и оружии. Теперь Тодд считает, что учитель, которому разрешено носить огнестрельное оружие, может изменить ситуацию во время стрельбы в школе.

Он владелец оружия и сам имеет разрешение на скрытое ношение.

Ранее в этом году Тодд дал показания в здании штата Колорадо в пользу законопроекта, который позволит людям носить оружие на территории школы, и выступил по этому поводу с публичными выступлениями.

«Что мешает этому случиться? И в мире, в котором мы живем, огнестрельное оружие — один из таких способов», — сказал Тодд, говоря о стрельбе в школах. «И огнестрельное оружие спасло бы жизни в Колумбайне».

Вооружение учителей

Исследования воздействия вооруженных учителей в школах немногочисленны, но, согласно анализу ФБР 160 активных стрельб в различных местах, вооруженное гражданское лицо или охранник остановил только пять из этих инцидентов.

Эксперты, критикующие учителей с оружием, говорят, что эта тенденция может привести к опасным ситуациям, таким как случайные выстрелы и кражи оружия, во имя решения редкой проблемы: на массовые расстрелы приходится менее 2 процентов смертей от огнестрельного оружия в США

» СВЯЗАННЫЕ | Перейти к другим историям из проекта «Оружие и Америка»

Однако, независимо от данных, страх, который Тодд испытал в Колумбайне, определяет политику во многих частях страны. Национальный протест и внимание средств массовой информации после инцидентов с массовыми расстрелами вызвали реакцию по всем политическим направлениям.

В настоящее время учителя и другие школьные работники округов в 31 штате могут на законных основаниях носить оружие в школах, согласно обзору законов штата и местным новостям, опубликованным Guns & America.

Авторы и права: Луис Мелгар и Мэтт Ричмонд, Guns & America

Некоторые штаты установили правила, но часто из-за давления со стороны родителей некоторые местные школьные округа принимают собственные решения. Федеральных стандартов не существует, хотя недавно разгорелась политическая борьба за законность использования федерального финансирования для покупки оружия для школ.

«Что мне интересно, так это то, что последние пять или десять лет мы как нация все больше критиковали правоохранительные органы», — сказал Кен Трамп, президент Национальной службы школьной безопасности и эксперт по подготовке к чрезвычайным ситуациям. «И мы потребовали больше обучения, больше внимания. И в то же время сейчас у нас были разговоры, где мы говорим, что тренируем кого-то гораздо меньше, чем полицейского. Отдайте его в школу и все станет лучше.

Однако для Тодда потенциальные выгоды просто перевешивают потенциальные риски.

«Если бы я не прошел через это, не знаю, был бы у меня такой же взгляд», — сказал Тодд. «И это трудная часть, потому что я могу видеть эту сторону, если бы ты не прошел через что-то. Люди продолжают жить, потому что знают, насколько редки и безопасны их дети. Но я видел зло в этом мире. И игнорирование этого ничего не дает».

Эволюция психиатрической помощи

Кредит Ли Патерсон / Guns & America

/

Оружие и Америка

Средняя школа Колумбайн выглядит почти так же, как и 20 лет назад, когда она стала местом смертельной стрельбы в школе.

Хотя это может выглядеть как любая другая средняя школа, история Колумбайн как места смертельной школьной стрельбы выделяет ее.

Некоторые изменения физические; в здании есть новая библиотека взамен старой, где в тот день было убито большинство студентов.

Теперь у входа в новую библиотеку установлена ​​мемориальная доска, посвященная 13 жертвам.

Другие изменения носят более системный характер.

Стрельба в школе изменила траекторию психиатрических услуг в школах Колорадо с целью предотвращения насилия в будущем.

И на протяжении многих лет он также продолжал формировать общенациональный диалог.

 

В поисках места общения и любви

Credit Leigh Paterson / Guns & America

/

Guns & America

Консультант школы Columbine Ноэль Судано говорит, что не видит связи между нынешними опасениями некоторых ее учеников по поводу стрельбы в школе и произошедшим инцидентом 20 лет назад.

Сегодня Ноэль Судано работает консультантом в старшей школе Колумбайн, но 20 лет назад она была второкурсницей в этой школе.

Она одна из немногих бывших студентов, которые сейчас там работают.

Она часто улыбается и смеется, несмотря на то, что ей приходится решать сложные вопросы.

«Тревога огромна, и есть много детей, которые имеют более высокий уровень тревожности, чем я когда-либо помнил в старшей школе», — сказал Судано.

Недавнее исследование Pew Research Center подтверждает то, что видит Судано: высокий уровень депрессии и беспокойства, о котором сообщают подростки.

Что касается стрельбы в школах, Судано говорит, что некоторые дети волнуются, но она не видит особой связи между стрельбой 20-летней давности и сегодняшними тревогами.

«[Когда] все началось, я была на уроке математики», — сказала она. «Я помню тот день, когда он превратился из флиртующих криков в крики ужаса. И мой учитель, она пыталась продолжать читать лекции, но потом она остановилась, и я увидел, что ее лицо просто побледнело».

Итак, почему после этого опыта Судано вернулся в Колумбайн как профессионал?

«Это странно, правда?» Судано сказал, смеясь. «Я думаю, что это просто было похоже на призыв ко мне. Для меня это было похоже на возможность послужить сообществу, которое так много сделало, чтобы обнять нас в такой ужасный день».

Она говорит, что возвращение также помогло ей пережить то, через что она прошла.

«Это помогает мне восстановить некоторые эмоции, которые я испытываю к Колумбайн, — сказала она, — потому что теперь я могу сказать, что это место общения, любви, здоровья и радости. И когда я закончил среднюю школу, это не обязательно было так».

 

Психиатрическая помощь со времен Колумбайн

Стрельба в «Колумбайн» побудила к оценке психиатрических служб в школах.

Целевая группа, созданная губернатором Колорадо в 2000 году, рекомендовала всевозможные меры, включая анонимные информационные линии, программы предотвращения издевательств и группы по оценке угроз.

За прошедшие годы, а иногда и после других случаев школьного насилия, другие штаты, школьные округа и сообщества по всей стране внесли свои собственные изменения.

В прошлом году Вирджиния и Нью-Йорк стали первыми двумя штатами, принявшими законы, требующие обучения психическому здоровью в школах.

Новый оздоровительный центр недавно открылся в Паркленде, штат Флорида, для обслуживания учащихся, родителей и преподавателей после стрельбы в средней школе Марджори Стоунман Дуглас в соседней школе в прошлом году, а в марте — пары очевидных самоубийств.

«Я думаю, какое-то время существовало мнение, что школы созданы для того, чтобы давать образование», — сказала Сара Гудрам, заведующая кафедрой криминологии и уголовного правосудия в Университете Северного Колорадо. «То, что они не созданы для предоставления услуг по охране психического здоровья или социальной поддержки. Я думаю, что эта философия сильно изменилась со времен «Колумбайн».

Дети, которые становятся школьными стрелками, представляют собой верхушку айсберга, объясняет она, наихудший сценарий.

«Мы хотим работать над тем, чтобы сосредоточить наши усилия на профилактике, чтобы мы могли выявить основные причины насилия, — сказал Гудрам, — а не только наихудший сценарий школьного насилия».

Типы происшествий, которые гораздо более распространены, чем стрельба, составляют остальную часть айсберга, такую ​​как издевательства, членовредительство, физические драки и наркотики.

После стрельбы в Колумбайне в Колорадо запустили Safe2Tell — телефонный номер, веб-сайт и приложение, с помощью которых любой может анонимно сообщить о проблеме или угрозе. С тех пор его принял Вайоминг, и аналогичные программы действуют в нескольких штатах, включая Пенсильванию, Мэриленд и Неваду.

Гай Грейс, директор по безопасности в государственных школах Литтлтона в Колорадо, является одним из тех, кто фактически отправляет сообщения Safe2Tell. Он получает оповещения в течение всего учебного дня, среди ночи, в выходные и праздничные дни.

В течение 2017–2018 учебного года через Safe2Tell по всему штату поступило 16 000 чаевых.

Наиболее распространенными являются угрозы самоубийства, за которыми следуют наркотики и издевательства. Согласно документации Safe2Tell, в течение этого учебного года 692 сообщения Safe2Tell были классифицированы как «запланированная атака на школу».

К сожалению, системой иногда злоупотребляют. Тоже не всегда работает. Грейс рассказала, что получала отчеты Safe2Tell о суицидальных детях, но не успевала вовремя.

Но Грейс говорит, что по-прежнему готов посвящать свое свободное время Safe2Tell, «потому что это работает».

Государственные школы Литтлтона также принимают серьезные меры физической безопасности: более 100 видеоэкранов, более 10 000 камер наблюдения, аудиопотоки и автоматическая система проверки биографических данных для выявления лиц, совершивших преступления на сексуальной почве, и многое другое. Грейс говорит, что он полагается на технологии как на «последнее средство».

«Итак, когда я смотрю на психическое здоровье, замечательно видеть, что сейчас мы пытаемся перейти к тому, где мы пытаемся остановить стрельбу в школе, или самоубийство, или травлю, или что-то еще, что связано с психическим здоровьем». здоровье, пока оно не превратилось во что-то большее, — сказала Грейс.

 

Активизм после Колумбины

На протяжении поколений многие активисты, призывавшие к более строгим правилам обращения с оружием, могли указывать на массовую стрельбу, которая побудила их к действию.

Движения произошли от Сэнди Хук, стрельбы в ночном клубе Pulse, Паркленда — и этот список продолжает расти.

Колумбайн ничем не отличалась.

7 ноября 2000 г. — ночь выборов в Денвере, штат Колорадо — была большой ночью для Тома Маузера.

Его сын Даниэль был одним из 12 студентов, убитых в Колумбайне.

В следующем году он был активистом, праздновавшим принятие избирательным бюллетенем в Колорадо поправки 22, которая закрывала то, что обычно называют «лазейкой для оружейных выставок», требуя проверки биографических данных при покупке огнестрельного оружия на оружейных выставках.

«Всего за две недели до своей смерти Даниэль неожиданно задал мне вопрос за обеденным столом, — вспоминает Маузер. «Он сказал: «Папа, ты знал, что в законе Брейди есть лазейки?»

Закон Брейди, принятый в 1999 году, — это национальный закон, требующий проверки биографических данных при покупке пистолета в оружейном магазине.

«А я как-то не обратил особого внимания. Я сказал: «Нет, я не знал, что есть лазейки», — сказал Маузер. «Дэниел, две недели спустя он был убит из пистолета, который был куплен через лазейку в брейди-билле».

Credit Leigh Paterson / Guns & America

/

Guns & America

Том Маузер в своей церкви в Литтлтоне, Колорадо. Его сын Дэниел был убит 20 лет назад во время стрельбы в средней школе Колумбайн.

Маузер отреагировал почти сразу же, начав с протеста против ежегодного съезда NRA, который должен был состояться в Денвере менее чем через две недели после стрельбы в Колумбайне (ежегодный съезд 1999 года был сокращен, но не отменен.)

Компания Маузер продолжила борьбу за контроль над огнестрельным оружием после ежегодной конференции NRA. Он поехал в Вашингтон, округ Колумбия, чтобы поговорить с законодателями о закрытии лазейки в оружейной выставке; он лоббировал законодателей штата по ряду мер по сокращению насилия среди молодежи.

После забастовки в законодательном собрании Колорадо Том и другие сосредоточили свое внимание на ноябрьских выборах и вместо этого настаивали на голосовании, чтобы закрыть лазейку для оружейной выставки в Колорадо. Поправка 22 в конечном итоге была принята 70 процентами голосов.

После этого движение Маузера было частью практически распущенного.

Тогда, по его словам, многим казалось, что цель достигнута. Они двинулись дальше.

«Сегодня все так по-другому из-за социальных сетей», — сказал Маузер. «Я думаю, что в 1999 году, когда студенты реагировали, это было просто из-за шока и страха, и просто в общем: «Боже мой». все еще происходит. Теперь это тоже часть нас».

Маузер говорит, что ему очень интересно видеть, как новое поколение студентов выступает за контроль над оружием. Иногда он задается вопросом, выжил ли его сын Дэниел, будет ли он участвовать в активизме.

«У нас не было этого в 1999 году. Но их голоса такие сильные, и они так быстро реагировали», — сказал Маузер. «Меня очень обнадеживает то, что это происходит».

Разговор сейчас, по словам Маузера, более изощренный: запрет на ударные запасы, принятие законов о чрезвычайном риске — также известных как «красный флаг» — законов, которые позволяют временно отбирать огнестрельное оружие у кого-то в кризисной ситуации. Ранее в этом месяце после страстных дебатов и разногласий законодательный орган Колорадо проголосовал за принятие такого законопроекта, и губернатор Джаред Полис подписал этот законопроект.

«Мы видим так много других вариантов и вещей, которые мы должны рассмотреть, и наши законы об оружии», — сказал Маузер. «И, конечно же, в некоторых отношениях мы также наблюдаем гораздо большее сопротивление. Я думаю, что мы видим как большую поддержку, так и более сильное сопротивление, чем в 1999 году».

 

Активизм сегодня

В эти дни Маузер чувствует, что передает эстафету группе высоко мотивированных молодых людей, многие из которых даже не родились в 1999, когда произошла стрельба в средней школе Колумбайн.

Молодые люди, такие как Эмма Гонсалес и Дэвид Хогг, которые вмешались после стрельбы в их средней школе в Паркленде, штат Флорида, в 2018 году, собрали миллионы подписчиков в Твиттере. Но есть и много других молодых людей, выполняющих аналогичную работу в сообществах по всей стране.

Двадцатилетняя Тай Андерсон работает в Северной средней школе в Денвере, штат Колорадо. Он также баллотируется в школьный совет Денвера.

Андерсон выступает за сокращение насилия с применением огнестрельного оружия с двух точек зрения: желание обеспечить безопасность детей в школах и стремление обеспечить безопасность общества.

«В 2016 году, в мой день рождения — 5 июля — был убит Филандо Кастиле, — сказал Андерсон. «И я устал терять безоружных афроамериканцев, потому что это мог быть я. Трейвон Мартин мог быть мной».

Стрельба в школе в Паркленде усилила это чувство. Он стал президентом молодежной организации Never Again Colorado и выступил с речью на мероприятии «Марш за наши жизни» в Денвере в прошлом году.

В феврале Андерсон потерял своего бывшего коллегу, Т. Дж. Каннингема, в результате перестрелки недалеко от Денвера. Каннингем был заместителем директора в школе, где работал Андерсон.

Средства массовой информации двигались относительно быстро, сказал он, и это поразило его в резком контрасте с освещением стрельбы в школах, которое он видел.

«Вы навсегда запомните эти названия расстрелянных школ. И мы видим в системе, что когда цветные люди умирают, это нормально», — сказал Андерсон. «Но когда происходит массовая стрельба, то это наши мысли, наши молитвы. Мы должны послать помощь, мы должны изменить законы. У нас нет законов, которые меняются для нас каждый божий день.

Согласно новому исследованию, опубликованному в The American Journal of Medicine, 38,9В период с 1999 по 2017 год в США были застрелены 42 ребенка. Авторы отмечают резкий рост смертности среди чернокожих детей, начиная с 2013 года.

«Это происходит повсюду, — сказал Андерсон. «И мы должны обращать на это внимание повсюду, потому что не только в Чикаго и белых пригородах [есть проблема с оружием.] Проблема с оружием есть и в Соединенных Штатах Америки».

Адхити Бандламуди, Лиза Данн и Алана Уайз внесли свой вклад в этот отчет.

KERA является частью Guns & America, национальной организации, объединяющей 10 отделов новостей государственных СМИ, которая уделяет внимание роли оружия в жизни Америки. Вы можете найти больше информации о Guns & America здесь и узнать больше о сотрудничестве здесь.

Я пережил стрельбу в школе Колумбайн — затем наблюдал, как Увальде повторяет цикл смерти

В апреле 1999 года я пережил стрельбу в Колумбайне. Когда мне было всего 17 лет, я был вынужден пережить убийство моих друзей, травму моего сообщества и то особое внимание, которое мир уделил моему опыту. В то время «Колумбину» считали типом трагедии, которая случается раз в поколение, и лишь немногим людям в нашей стране приходилось сталкиваться с ней.

Если бы это было правдой.

В то время «Колумбайн» считалась трагедией, которая случается раз в поколение.

Фраза «массовая стрельба» (чаще всего определяемая как четыре или более смертей от огнестрельного оружия в одном инциденте) едва ли была частью нашего лексикона 23 года назад. Когда я прятался с десятками одноклассников в кабинете учителя хора в средней школе Колумбайн, я и подумать не мог, что мой кошмар станет новым нормальным явлением в Америке. Но теперь массовое насилие с применением огнестрельного оружия в Соединенных Штатах происходит с захватывающей дух частотой.

По данным организации Everytown for Gun Safety, только с 2009 года в США произошло 274 массовых расстрела. Тысячи выживших теперь являются частью клуба, в который никто не хочет вступать. Многих мучает тревога, что они или их близкие станут частью этого в следующий раз. Как отец четверых детей, старший из которых только что закончил первый курс колледжа, я разделяю эти опасения. Зачем предполагать, что «со мной этого не случится», если оружие в настоящее время является убийцей № 1 детей и подростков в Соединенных Штатах? Это вполне могло случиться с тобой.

Я думаю о том, как мы поклялись «никогда не забывать» Колумбайн. Как мы позаботимся о том, чтобы следующее поколение было более безопасным. Произошло обратное. Технологический институт Вирджинии. Аврора. Новый город. Орландо. Лас Вегас. Паркленд. Эль Пасо. Баффало. Увальде. Это слишком тяжелое бремя.

Вероятно, у вас есть воспоминания, связанные с некоторыми из этих перестрелок. Что вы делали, когда услышали. С кем ты был. Как это повлияло на вас. Когда появляются заголовки, я часто слышу от друзей, семьи и коллег: «Мне очень жаль, что вам приходится переживать это снова». Правда в том, что мы все снова переживаем это на каком-то уровне. Постоянный ритм шока, горя и боли — наша общая история.

Это Америка: Согласно одному недавнему исследованию, 71 процент из нас считают насилие с применением огнестрельного оружия серьезной проблемой, стоящей перед страной, а 45 процентов считают, что она находится на кризисном уровне. Почти половина нашей страны сегодня находится в состоянии реагирования на кризис.

Итак, теперь, когда мы поделились «мыслями и молитвами», что мы можем сделать вместе?

Итак, теперь, когда мы поделились «мыслями и молитвами», что мы можем сделать вместе?

Во-первых, политизировать. Политики любят говорить нам не «политизировать эти трагедии» после массовых расстрелов. Но само это утверждение — это политическое требование, защищающее статус-кво. Мы должны ожидать политических решений от наших руководителей немедленно. Мы должны потребовать, чтобы была услышана основанная на фактах политика . Мы должны маршировать за свою жизнь.

Отсутствие политики в отношении массового насилия с применением огнестрельного оружия только увеличивает риск того же самого. Задайте родителю, потерявшему ребенка в результате применения огнестрельного оружия, простой вопрос: вас бы волновала, если бы предыдущая трагедия была политизирована, если бы это означало возвращение вашего сына или дочери? Конечно нет. Горе не имеет политической принадлежности.

Выжившие вроде меня заинтересованы в возможности политики (или, точнее, политики ) изменить повествование. Итак, давайте сделаем это нашим ожиданием. В стране, где, как сообщается, более 110 человек ежедневно умирают от насилия с применением огнестрельного оружия, пришло время связаться с избранными вами должностными лицами. Спросите их, что они делают для предотвращения и прекращения насилия с применением огнестрельного оружия в вашем районе. И требуйте ответов.

Крейг Нейсон окончил среднюю школу Колумбайн в 2000 году. Предоставлено Cassandra Chance

 

Затем измените культуру. Невозможно игнорировать роль превосходства белых, женоненавистничества и экстремизма во многих случаях массового насилия с применением огнестрельного оружия. Во многих массовых расстрелах стрелок перед стрельбой демонстрировал опасные предупреждающие знаки. Эти известные факторы риска для стрелков нашли достаточно места, чтобы укорениться и процветать в нашей демократии. Это реальность, которую мы должны признать, а затем бросить вызов.

Как мы это делаем? Демонтаж сложных систем, таких как расизм и токсичная мужественность, — это долгосрочная работа. Но у всех нас есть роль, которую нужно сыграть прямо сейчас. Ищите успешные программы по предотвращению насилия в вашем городе и станьте волонтером. Ищите признанных лидеров, которые задают темп, и спросите, как вы можете принять в них участие. Рассмотрите возможность поддержки молодежных программ, которые наставляют мальчиков или молодых мужчин в сообществах с ограниченными ресурсами. Пожертвуйте общественным организациям, которые берут на себя ответственность за решение этих параллельных проблем.

Потому что речь идет об оружии. В Соединенных Штатах проживает примерно 5 процентов населения мира и более 30 процентов мировых массовых расстрелов. Мы единственная страна, в которой огнестрельного оружия у гражданских лиц больше, чем у людей. Данные ясно показывают: наша давняя любовь к огнестрельному оружию играет ведущую роль в нашей эпидемии насилия с применением огнестрельного оружия. Мы в значительной степени игнорировали этот фактор, и это только усугубило проблему.

Хотите больше подобных статей? Подпишитесь на THINK в Instagram, чтобы быть в курсе самых важных политических новостей недели  

И хотя политики любят вести себя так, как будто это невероятно противоречивый вопрос, возможно, мы не так разделены, как нам кажется. Большинство американцев на самом деле считают, что Конгресс должен принять более обширный закон об оружии. Согласно опросу Public Policy Polling 2015 года, 83 процента владельцев оружия поддерживают расширенную проверку биографических данных. В стране, где, по оценкам, 4,6 миллиона детей живут в доме, где есть хотя бы одно заряженное и незапертое ружье, требования к безопасному хранению могут изменить правила игры. Давайте продвигать и отстаивать эти консенсусные позиции и вместе спасать жизни.

После Колумбины выросло новое поколение; Еще 310 000 студентов в США стали жертвами насилия с применением огнестрельного оружия с того дня в 1999 году, когда я спасся бегством. Они заслуживали лучшего. Но еще не поздно изменить историю для следующего поколения. Ни один американец не должен испытать травму, через которую я прошел. На этот раз может быть по-другому, но это требует участия всех нас. Будем ли мы как общество соучастниками? Или скажем, наконец, хватит смерти. Время действовать сейчас.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts

Разное

Читать священное писание онлайн: Священное Писание — Православная электронная библиотека читать скачать бесплатно

Рубрика «Священное Писание (Библия)» — Пять ступеней веры5 ступеней веры

Как читать Библию

Ветхий Завет

Новый Завет

Текст Библии, цитаты и толкования

Священное Писание представляет собой совокупность священных Книг,

Разное

Метро бабушкинская церковь: Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

5 мест и ещё 6 неподалёку

храмы, соборы, церкви — все заведения в городе Москве;
мы