Крещение ольги в константинополе дата: Страница не найдена — ИНФОРМАРУС

Разное

Содержание

Когда и как крестилась княгиня Ольга

Рубрика : Легенды и были о княгине Ольге в Псковской земле

Крещение Ольги по летописи — 955 год. — 957 год. — Современная дата: до 946 года. — Западные источники.

-Крещение при Романе I около 920 года. — Косвенные доказательства. — Как крестилась княгиня Ольга. — Несостоявшийся поход Руси 921 года. -Дата крещения Ольги и дата основания Пскова. — Время крещения Ольги по Иакову Мниху. — Другие известия. — Гробница Ольги в Киеве — святые чудотворные мощи. — Портрет Ольги на фреске Софии Киевской начала XI века.

Вопросы, связанные со временем и обстоятельствами крещения княгини Ольги всегда вызывали большой интерес. У истоков этого круга проблем стоял летописец,

который датировал поездку княгини Ольги в Константинополь 955 годом и сообщил о том, что именно во время этой поездки Ольга приняла христианство и при этом «переклюкала», то есть, переумничала византийского императора, который предложил ей выйти за него замуж. По летописцу выходило так, что княгиня Ольга, чтобы избавиться от императорских претензий, собственно, и крестилась, избрав при этом крёстным отцом самого императора, который на это согласился. После момента крещения Ольга заявила, что по христианским канонам крёстный отец не может жениться на крёстной дочери, так что сам император признал, что Ольга его перехитрила. И это летописное сообщение так бы и осталось красивой легендой, если бы в дальнейшем известным историком -византиевистом Г.Г. Литавриным не было доказано, что описанное византийским императором Константином Багрянородным и хорошо известное в науке посещение Ольгой Константинополя относится не к 957 году, как считали ранее, а к сентябрю — октябрю 946 года. При этом замечено, что во время посещения императорского дворца она побывала во внутренних покоях императрицы Елены, куда язычников ни под каким предлогом пустить не могли. Кроме того, в свите Ольги был священник Григорий, который, вопреки тому, как предполагали ранее, переводчиком не был, а исполнял свои прямые функции священника. В свите Ольги и без того были три переводчика. Поэтому О.М. Рапов, историк, приводящий вышеописанные соображения, совершенно справедливо считает, что присутствие в посольстве Ольги христианского священнослужителя — это верный признак того, что она уже приняла христианство. Кстати, и Константин Багрянородный никак не отметил крещение Ольги в годы его правления. А византийцы, как известно, не упускали случая подробно описывать события такого рода. Так вот, в связи с этим вновь возникает вопрос: а когда же крес-

тилась княгиня Ольга? Часть ответа на этот вопрос содержится в немецкой хронике Продолжателя Регинона, составителем которой, как было доказано, являлся Адальберт, современник Ольги, бывший также в 961 — 962 годах русским епископом, посланным в Киевскую Русь немецким королём Оттоном I. Следовательно, этот человек, как никто другой, хорошо знал и время, и обстоятельства принятия Ольгой христианства. Однако, этой хронике в русском переводе не повезло. Вот этот перевод: 959 г. «Пришли к королю (Оттону I), — как после оказалось лживым образом, послы Елены, королевы ругов (русов), которая при константинопольском императоре Романе крещена в Константинополе, и просили для сего народа епископа и священников».

А вот сам латинский текст хроники, чтобы любой желающий мог меня проверить: «Legati Helenae, reginae Rugorum, quae sub Romano Imperatore Constantinopoli-tano baptizata est, ficte, it post claruit, ad regem venientes, episcopum et presbyteros eidem genti petebant».

Крещение княгини Ольги. Крещение Руси

Крещение княгини Ольги

Ольга, жена князя Игоря, заняла Киевский стол в 945 г. после убийства Игоря древлянами, за которое она вскорости жестоко отомстила. В то же время она понимала, что сохранение в государстве старых порядков, взаимоотношений князя и дружины, традиционного сбора дани (полюдья) чревато непредсказуемыми последствиями. Именно это побудило Ольгу заняться устройством поземельных отношений в государстве. Она совершила поездку по стране. Летописец писал: «И пошла Ольга с сыном своим и с дружиною по Древлянской земле, устанавливая распорядок даней и налогов; и сохранились места её стоянок и охот до сих пор. И пришла в город свой Киев с сыном своим Святославом и пробыла здесь год». Через год «отправилась Ольга к Новгороду и установила по Мете погосты и дани и по Луге – оброки и дани, и ловища ее сохранились по всей земле, и есть свидетельства о ней, и места ее и погосты, а сани стоят в Пскове и поныне, и по Днепру есть места её для ловли птиц и по Десне, и сохранилось село ее Ольжичи до сих пор. И так, установив все, возвратилась к сыну своему в Киев и там жила с ним в любви». Историк H. М. Карамзин, давая общую оценку правления Ольги, отмечает: «Ольга, кажется, утешила народ благодеяниями мудрого правления; по крайней мере все ее памятники – ночлеги и места, где она, следуя обыкновению тогдашних героев, забавлялась ловлею зверей – долгое время были для сего народа предметом какого-то особого уважения и любопытства». Отметим, что эти слова H. М. Карамзина написаны столетием позже «Истории» В. Н. Татищева, который под 948 г. сделал следующую запись: «Ольга послала в отечество свое, область Изборскую, с вельможами много золота и серебра, и повелела на показанном ею месте построить град на берегу Великой реки, и назвали его Плесков (Псков), населить людьми, отовсюду призывая».


В правление Ольги земельные отношения приводятся в соответствие с теми тенденциями укрепления княжеской и боярской власти, которые соответствовали процессам распада прежней общины, рода. Повинности определены, нет прежнего произвола, и крестьянам-смердам нет нужды разбегаться по лесам, укрывая пожитки, а может, избегая еще горшего – веревки, на которой поведут в тот же Царьград на продажу. В то же время ни боярские верхи, ни сельские низы общества не подозревают, что во всех их действиях пробивает себе дорогу объективная историческая закономерность, потребности того нарождающегося общественного устройства, которое со временем назовут феодализмом.

Утвердив внутренний порядок в государстве, Ольга возвратилась к сыну Святославу, в Киев, и жила там несколько лет, наслаждаясь любовью своего сына и признательностью народа. В эти годы не было внешних походов, стоивших людских потерь, а самый буйный элемент, заинтересованный в таких походах (прежде всего наемных варягов), княгиня отправляла в качестве вспомогательных отрядов в Византию, где они сражались с арабами и прочими врагами империи.

Здесь, летописец заканчивает повествование о государственных делах и переходит к освещению дел церковных.

После укрепления своего положения в Киеве и успокоения подвластного населения, Ольга должна была приступить к решению внешнеполитических задач. Со Степью в этот период Русь войн не вела и ответным нападениям не подвергалась. Ольга решила обратить свои взоры на Византию, которая в то время являлась мощным высокоразвитым государством. Кроме того, с Византией продолжал, хотя и не в полной мере, действовать, несмотря на смерть Игоря, заключенный им договор.

Этот договор, с одной стороны, расширял права русских, но с другой – накладывал на них определенные обязательства. Великий русский князь и его бояре получили право посылать в Византию сколько угодно кораблей с послами и купцами. Теперь им достаточно было показать грамоту от своего князя, в которой тот должен был указать, сколько послал кораблей. Этого для греков было достаточно, чтобы знать, что Русь пришла с миром. Но если корабли из Руси приходили без грамоты, то греки получали право задерживать их до тех пор, пока не получат подтверждение от князя. После повторения условий договора Олега с греками о месте проживания и содержании русских послов и гостей в договоре Игоря была добавлено следующее: к русским будет приставлен человек от греческого правительства, который должен разбирать спорные дела между русскими и греками.

Определенные обязательства возлагались и на великого князя. Ему запрещалось ходить военным походом на Крым (Корсунскую землю) и его города, поскольку «эта страна не покоряется Руси». Руссы не должны обижать корсунцев, ловивших рыбу в устье днепровском, а также не имели права зимовать в устье Днепра, в Белобережье и у св. Еферия, «но когда придет осень, должны возвращаться домой в Русь». Греки требовали от князя, чтобы он также не пускал черных (дунайских) болгар «воевать страну Корсунскую». Имелся пункт, в котором говорилось: «Если грек обидит русского, то русские не должны самоуправством казнить преступника; наказывает его греческое правительство». В итоге заметим, что хотя в целом этот договор был менее удачным для Руси, чем договор Олега, он сохранял торговые отношения между государствами, что позволяло Руси развивать свое хозяйство и экономику.

Однако со времени заключения этого договора прошло более десяти лет. Сменились правители на византийском троне, новые люди встали во главе Древнерусского государства. Опыт прошлых лет и взаимоотношений империи с «варварскими» государствами подсказывал необходимость либо подтверждения, либо пересмотра соглашения, заключенного князем Игорем с Византией в 944 г.

Итак, обстановка настоятельно требовала «прояснить» отношения с Византией. И хотя русская летопись не объясняет нам причины поездки княгини в Византию, понятно, что она собиралась заняться именно этим. Нестор просто записал: «Отправилась Ольга (955 г.) в Греческую землю и пришла к Царьграду». А вот В. Н. Татищев поездку Ольги в Византию объясняет ее желанием креститься.

То, что на Руси ко времени княжения Ольги проживали христиане, ни у кого не вызывает сомнения. О крещении какой-то части руссов в 60-е гг. IX столетия свидетельствует ряд византийских источников, в том числе и «Окружное послание» константинопольского патриарха Фотия. Византийский император Константин VII Багрянородный сообщил в биографии своего деда, собственноручно им написанной, об обращении в христианство жителей Руси в правление императора Василия I Македонянина (867–886) и в период второго патриаршества Игнатия в Константинополе. Данное известие подтверждается как некоторыми греческими хронистами, так и отдельными русскими летописцами. Соединив все имеющиеся сведения, мы получим завершенный рассказ об этом событии – походе Аскольда (и Дира?). «В царствование греческого императора Михаила III, в то время когда император отправился с войском против агарян, у стен Константинополя явились на двухстах ладиях новые враги империи, скифский народ руссы. С необычайною жестокостью опустошили они всю окрестную страну, ограбили соседственные острова и обители, убивали всех до одного пленника и привели в трепет жителей столицы. Получивши столь горестную весть от Цареградского эпарха, император бросил войско и поспешил к осажденным. С трудом пробился он сквозь неприятельские суда в свою столицу и здесь первым долгом счел для себя прибегнуть с молитвою к Богу. Целую ночь молился Михаил вместе с патриархом Фотием и бесчисленным множеством народа в знаменитой Влахернской церкви, где хранилась тогда чудотворная риза Богоматери. Наутро при пении священных гимнов изнесена была эта чудодейственная риза на берег моря, и едва только она коснулась поверхности воды, как море, дотоле тихое и спокойное, покрылось величайшею бурею; суда безбожных руссов были рассеяны ветром, опрокинуты или разбиты о берег; весьма малое число избежало гибели». Следующий автор как бы продолжает: «Испытавши, таким образом, гнев Божий, по молитвам управлявшего в то время церковью Фотия, руссы возвратились в отечество и спустя немного прислали послов в Константинополь просить себе крещения. Их желание было исполнено – к ним послан был епископ». И как бы завершает это повествование третий автор: «Когда этот епископ прибыл в столицу руссов, царь руссов поспешил собрать вече. Тут присутствовало великое множество простого народа, а председательствовал сам царь со своими вельможами и сенаторами, которые по долгой привычке к язычеству более других были к нему привержены. Начали рассуждать о вере своей и христианской; пригласили архипастыря и спросили его, чему он намерен учить их. Епископ разверз Евангелие и стал благовествовать перед ними о Спасителе и Его чудесах, упоминая вместе о многоразличных знамениях, совершенных Богом в Ветхом Завете. Руссы, слушая благовестника, сказали ему: «Если и мы не увидим чего-либо подобного, особенно подобного тому, что, по словам твоим, случилось с тремя отроками в пещи, мы не хотим верить». На это служитель Божий ответил им: «Хотя и не должно искушать Господа, однако, если вы искренно решились обратиться к Нему, просите, чего желаете, и Он все исполнит по вашей вере, как мы ни ничтожны перед Его величием». Они просили, чтобы повергнута была в огонь, нарочито разведенный, самая книга Евангелия, давая обет непременно обратиться к христианскому Богу, если она останется в огне невредимою. Тогда епископ, возведши очи и руки свои горе, воззвал велигласно: «Господи, Иисусе Христе, Боже наш! Прослави и ныне святое имя Твое пред очию сего народа» – и вверг священную книгу Завета в пылающий костер. Прошло несколько часов, огонь потребил весь материал, и на пепелище оказалось Евангелие, совершенно целое и неповрежденное; сохранились даже ленты, которыми оно было застегнуто. Видя это, варвары, пораженные величием чуда, немедленно начали креститься». Конечно, эти известия – сказка, но сказка приятная. Тем более что русская летопись сообщает, что на могиле Аскольда была построена христианская церковь.


В действительности же в то время христианство на Руси еще не получило широкого распространения. Возможно, Аскольду не хватило времени. Как мы говорили выше, в 882 г. в Киеве появился со своей дружиной язычник Олег. Христиане не смогли противостоять вооруженным язычникам и были полностью уничтожены. По крайней мере при заключении Олегова договора Руси с греками русы-христиане вовсе не упоминаются.

Однако со вступлением на великое княжение Игоря отношение к христианам стало меняться. И этому во многом способствовал договор Олега с греками. Из Руси в Византию ходили караваны торговых судов. Русские жили в Константинополе несколько месяцев у монастыря св. Мамы. Другие руссы сотнями нанимались на службу к греческому императору и проводили в Греции почти всю свою жизнь. Греки, без сомнения, не упускали при этом случая знакомить наших предков со своею верою. Константин Багрянородный, описывая в своем произведении «О церемониях византийского двора» прием тарсийских послов в 946 г., упомянул руссов-христиан, входивших в состав императорской охраны, т. е. наемников, находившихся на службе в Константинополе. Многие из них, возвращаясь крещенными на родину, могли с соплеменниками вести беседы о христианской вере. Как бы там ни было, но уже в упомянутом договоре князя Игоря с греками, заключенном в 40-х гг. X в., явственно проступают две сильные группировки на Руси: языческая, возглавляемая великим князем, и христианская, в состав которой входят представители высшей феодальной знати и купечества. Автор «Повести временных лет», например, прямо заявляет под 945 г.: «Призвал Игорь послов и пришел на холм, где стоял Перун; и сложили оружие свое, и щиты, и золото и присягали Игорь и люди его – сколько было язычников между русскими. А христиан русских приводили к присяге в церкви святого Ильи, что стоит над Ручьем в конце Пасынчей беседы, и хазар, – это была соборная церковь, так как много было христиан-варягов». Но не стоит думать, что христианами на Руси в это время были исключительно иностранцы. Кстати, упоминание о существовании русской христианской церковной организации, относящееся к 967 г., есть в булле Папы Римского Иоанна XIII.

Отметим также, что христиане в договоре князя Игоря выглядят равноправными членами общества. Они принимают активное участие в решении важнейших вопросов, касающихся внешней политики Киевской Руси. Этот факт наглядно свидетельствует в пользу того, что в 40-е годы. X ст. христиане не только жили на Руси, но и играли значительную роль в жизни страны. Согласно летописному рассказу, в это время в Киеве существовала соборная (т. е. главная церковь) церковь св. Ильи. Это значит, что в 40-е гг. X ст. в Киеве были и другие христианские храмы, подчинявшиеся соборной Ильинской церкви. Возможно, в это время в Киеве был и епископ.

Подтверждением наличия на Руси в то время христиан могут служить и многочисленные захоронения по способу ингумации. Основную массу таких захоронений составляют ямные погребения с ориентацией на «запад – восток», чрезвычайно характерные для христиан. Все это позволяет нам предположить, что княгиня Ольга, живя в Киеве, общалась с христианскими миссионерами, вела с ними беседы и, вероятно, склонялась к принятию этой религии. Правда, в окружении Игоря большинство составляли как раз язычники, что и являлось главным препятствием для крещения великого князя и княгини.

Относительно времени и места крещения Ольги, а также ее поездки в Царьград и ее тамошнем личном крещении в науке существуют разные точки зрения. Сторонники одной из них утверждают, что Ольга приняла крещение в Киеве в середине 40—начале 50-х г. X в. Основанием для них служат сообщения Яхьи Антиохийского, арабского историка, врача, византийского хрониста, современника тех далеких событий, жившего далеко от Константинополя. В своей хронике он говорит, что Ольга в свое время обращалась к императору с просьбой прислать на Русь священников. В ответ на ее просьбу из Царьграда якобы был послан епископ, который в Киеве крестил саму княгиню и еще каких-то людей. Хронист дает справку: «Нашел я эти сведения в книгах руссов».

Сторонники другой точки зрения убеждены, что Ольга приняла крещение в Византии. Но здесь многие ученые расходятся в датах поездки, а некоторые говорят и о двух возможных поездках княгини в Константинополь. По их мнению, первая поездка Ольги в Константинополь состоялась в 946 г. Но, как мы помним, в это время, согласно «Повести временных лет», Ольга совершает поход на древлян, стоит все лето под Искоростенем, осаждая город, а быть в одно время в двух местах, как мы понимаем, невозможно.

Большинство же исследователей соглашаются с теми рассказами летописей, которые говорят о поездке Ольги в Константинополь в середине 950-х годов. Однако и здесь имеются расхождения. Одни летописи называют 954–955 гг., другие – 957 год. В связи с этим некоторые исследователи говорят о том, что Ольга крестилась в Киеве накануне своей второй поездки в Константинополь. В подтверждение своей версии они приводят рассказ из сочинения Константина Багрянородного, императора византийского, «О церемониях византийского двора». В этом сочинении император подробно описал прием посольства Ольги, но вовсе не упомянул о ее крещении в Царьграде. Значительная же часть исследователей придерживается той точки зрения, что крещение состоялось все-таки в Константинополе, как это написано в летописи. Авторы всех этих гипотез проводят различные расчеты, стараясь аргументировать свои выводы. Но оставим в стороне эти дискуссионные вопросы. Возьмем за основу свидетельства летописца Нестора, которые совпадают с изложением событий историком В. Н. Татищевым. Он пишет под 948 г. (дата сомнительная): «Ольга, будучи и в язычестве, многими добродетелями сияла и, видя христиан многих, в Киеве добродетельно живших и всякому воздержанию и благонравию поучающих, вельми их похваляла и, часто с ними рассуждая через долгое время, закон христианский по благодати Святого Духа так в сердце своем вкоренила, что хотела в Киеве креститься, но учинить было ей того без крайнего страха от народа никак невозможно. Того ради советовали ей ехать в Царьград, якобы для других нужд, и там креститься, что она за полезное приняв, ожидала удобного случая и времени».

Историк H. М. Карамзин выдвигает свою версию. «Ольга, – говорит он, – достигла уже тех лет, когда смертный, удовлетворив главным побуждениям земной деятельности, видит близкий конец ее перед собою и чувствует суетность земного величия. Тогда истинная вера более, нежели когда-нибудь, служит ему опорою или утешением в печальных размышлениях о тленности человека. Ольга была язычницей, но имя Бога Вседержителя уже славилось в Киеве. Она могла видеть торжественность обрядов христианства, могла из любопытства беседовать с церковными пастырями и, будучи одарена умом необыкновенным, увериться в святости их учения. Плененная лучом сего нового света, Ольга захотела быть христианкою и сама отправилась в столицу империи и веры греческой, чтобы почерпнуть его в самом источнике».


Как бы там ни было, в начале лета 955 г., как отмечает русский летописец, Ольга отправляется в Константинополь. Правда, современные исследователи же, сопоставив даты и день недели приема императором Ольги – 9 сентября (среда) и 18 октября (воскресенье), – пришли к выводу, что эти даты совпадают с 957 годом. Таким образом, Ольга отправилась в Константинополь скорее всего в 957 г.

Число сопровождавших Ольгу лиц перевалило за сотню, не считая охраны, корабельщиков и многочисленных слуг. (В состав посольства Игоря в Византию, которое по количеству и пышности представительства не имело себе до этого равных на Руси, входил только 51 человек. ) В свиту Ольги входили: племянник Ольги, 8 ее приближенных (возможно, знатных бояр или родственников), 22 поверенных от русских князей, 44 торговых человека, люди Святослава, священник Григорий, 6 человек из свиты поверенных от русских князей, 2 переводчика, а также 18 приближенных к княгине женщин. Состав посольства, как видим, напоминает русскую миссию 944 г.

Когда княгиня отправлялась в Константинополь, она, конечно же, думала не только о принятии христианства лично. Как мудрый политик, она понимала, что христианская религия позволяла Руси стать равноправным партнером в среде европейских государств. Кроме того, необходимо было подтвердить условия договора о мире и дружбе, заключенного Игорем.

Судя по оценкам, данным Руси, Хазарии и печенегам византийским императором Константином VII в трактате «Об управлении государством», византийское правительство в середине 50-х годов. X в. было весьма обеспокоено состоянием своих отношений с Русью, опасалось новых нападений с ее стороны и не доверяло ей, стремясь направить против нее печенегов. В то же время Русь была нужна Византии как противовес в борьбе с Хаз арией и мусульманскими правителями Закавказья, а также как поставщик союзных войск в противоборстве империи с арабами. Таким образом, интересы государств в некоторой степени все же совпадали.

Итак, летописец под 955 (957) г. записал: «Отправилась Ольга в Греческую землю и пришла к Царьграду». Русская флотилия пришла к Константинополю в середине июля или начале августа и остановилась в предместье города, в Суде. Руссы дали знать о своем появлении императору. Купцов разместили, как это предусматривалось договором Игоря, на подворье монастыря у церкви Св. Мамы, и они занялись своими торговыми делами. Но здесь произошел казус, который, вероятно, из политических соображений, опустил автор «Повести временных лет». Дело в том, что Ольга просидела на своем корабле, ожидая приема у императора, больше месяца, о чем она немного позже напомнит послам императора в Киеве: «Если ты [император] так же постоишь у меня в Почайне, как я в Суду, то тогда дам тебе [обещанные подарки]». Но вернемся к пребыванию Ольги в Константинополе.

Что же заставило императора откладывать так долго прием русской великой княгини? Одни исследователи считают, что русское посольство отбыло в Константинополь, не известив об этом императора. Возможно, русские, отправляясь посольством, руководствовались условиями договора Игоря, в котором говорилось: «те послы и гости (купцы), которые будут посылаться (князем), пусть приносят грамоту, так написав ее: «Послал столько-то кораблей». И из этих грамот мы узнаем, что пришли они с миром». Но в данном случае ехала сама великая княгиня. Ольга явилась в Константинополь во всем великолепии, со значительным флотом, на котором прибыло сто с лишним человек посольства. Такая миссия должна была преследовать какие-то исключительные цели. И, конечно же, грамот она никаких не имела. И это поставило греков в трудное положение.

Дело в том, что Византия свято оберегала свое исключительное политическое и религиозное положение в тогдашнем мире. Согласно византийской концепции власти, император являлся наместником Бога на земле и главой всей христианской православной церкви. В соответствии с этим представлением и оценивались ранги иностранных правителей. Никто из них не мог встать вровень с византийским императором. Однако степень этого неравенства для правителей различных государств была, естественно, различной и зависела от многих факторов – мощи данного государства, степени его влияния на политику Византии, характера сложившихся отношений между этим государством и империей. Все это находило закономерное выражение в титулах, почетных эпитетах, инсигниях и прочих знаках достоинства. Политической символикой был пронизан не только весь византийский придворный церемониал, но и порядок общения с иностранными государствами, приема иностранных правителей и послов.

Византийцы умели поводить за нос кого угодно. Император всякий раз оказывался занят делами чрезвычайной важности. Перед княгиней извинялись, но официальный прием откладывали со дня на день. Такая практика – выдержать приезжих, отчасти для большей сговорчивости, а больше из спеси – существовала с очень давних времен. Можно также предположить, что появление Ольги во главе русского посольства поставило императора и его двор перед вопросом: как принимать русскую княгиню? На решение этого вопроса императору и его окружению понадобилось больше месяца. Ольга понимала это. Важно, чтобы греки не переступили границ, когда проволочки переходят в дипломатическое оскорбление. Границ этих Константин VII не перешел. А пока Ольгу занимали, чем приличествовало. Скорее всего, она осматривала город.

Град Константина, конечно, поражал всякого приезжего. Вряд ли Ольга осталась равнодушной к этому действительно великому городу. Прежде всего каменные громады храмов и дворцов, сложенные на века оборонительные стены, неприступные башни и камень, всюду камень. Это было совсем не похоже на дремучие лесные дебри и тихие реки русских равнин, с редкими поселениями пахарей и охотников, еще более редкими небольшими городами, обнесенными бревенчатой стеной или просто частоколом. Зеленые просторы Руси – и здешние скученные ремесленные кварталы: литейщики и ткачи, сапожники и кожевники, чеканщики и мясники, ювелиры и кузнецы, живописцы, оружейники, судостроители, нотариусы, менялы. Строгая иерархия занятий и ремесел. Мастера сдержанно хвалят свои действительно отличные и удивительно дешевые товары. Цена вырастает потом, когда вещи пройдут десятки рук, обрастут налогами и пошлинами.

На Руси этого пока еще не было. И пока мало где на Руси дымились горны да слышался перезвон кузниц. Больше стук топоров. Также дубили шкуры зверей, мочили лен, молотили хлеб. Правда, в Царьграде все продавалось и, стало быть, все покупалось. А Русь везла на его рынки – на мировой рынок – нечто совершенно бесценное: меха, пушнину северных лесов.

И в Константинополе, и на базарах сказочного Багдада, и еще дальше – повсюду это предмет самой изысканной и расточительной роскоши. А еще воск, мед… Долгие века еще Русь-Россия будет вывозить на рынки Европы товары, которые называли традиционными в ее экспорте. Холсты, льняные и конопляные ткани, лес, сало, кожи. Лен и конопля – это паруса и канаты, это флот, это господство на море. Сало – веками, вплоть до недавнего времени практически единственная смазка, без которой нет промышленности. Кожа – это упряжь и седла, обувь и походное снаряжение. Мед – необходимый и ничем не заменимый в ту пору продукт. Во многом, очень во многом на русском экспорте стояла и росла промышленность Европы. И в Византийской империи хорошо понимали значение Киевской Руси и как богатого сырьевого рынка, и как союзника, обладающего значительными вооруженными силами. Поэтому Византия активно стремилась к хозяйственным, экономическим, торговым связям с Русью, к русскому рынку, русским товарам.


Но вернемся к пребыванию княгини Ольги в Константинополе. Ни русские, ни византийские источники, даже обстоятельный рассказ императора Константина практически ничего нам не рассказывают о том, как протекала жизнь русской княгини в Константинополе. Они не говорят нам, где жила княгиня, кому наносила визиты, какие достопримечательности столицы осматривала, хотя известно, что для византийских политиков было в порядке вещей потрясать иностранных правителей и послов пышностью константинопольских дворцов, богатством собранных там светских и церковных сокровищ.

Христианская религия изменила назначение и устройство храма. Как уже упоминалось, в древнегреческом храме помещали статую бога внутри, а религиозные церемонии проводили снаружи на площади. Поэтому греческий храм стремились сделать внешне особенно нарядным. Христиане же собирались для общей молитвы внутри церкви, и архитекторы особенно заботились о красоте ее внутренних помещений. Безусловно, самым замечательным произведением византийской архитектуры был построенный еще при Юстиниане храм Св. Софии. Храм называли «чудом из чудес», воспевали в стихах. Ольга стала участницей богослужения в этом храме и смогла воочию увидеть его красоту. Ее поразили внутренние размеры и красота храма, в котором только площадь пола составляет 7570 м2. Гигантский купол диаметром 31 м как бы вырастает из двух полукуполов, каждый из них опирается, в свою очередь, на три малых полукупола. Вдоль основания купол окружен венком из 40 окон, через которые льются снопы света. Кажется, что купол, подобно небесному своду, парит в воздухе; ведь 4 столба, которые его поддерживают, скрыты от зрителя, а отчасти видны лишь паруса – треугольники между большими арками.

Очень богато и внутреннее убранство храма. Над престолом возвышался в виде башни балдахин, массивная золотая кровля которого покоилась на золотых и серебряных колоннах, украшенных инкрустацией из жемчугов и алмазов и, кроме того, лилиями, между которыми находились шары с крестами из массивного золота в 75 фунтов весом, тоже осыпанные драгоценными камнями; из-под купола балдахина спускался голубь, изображавший Святого Духа, внутри этого голубя хранились святые дары. По греческому обычаю, престол был отделен от народа иконостасом, украшенным рельефными изображениями святых; иконостас поддерживали 12 золотых колонн. В алтарь вели трое ворот, задернутых завесами. Посреди церкви находился особый амвон, имевший полукруглую форму и окруженный балюстрадой, над ним тоже был балдахин из драгоценных металлов, покоившийся на восьми колоннах и увенчанный золотым, усыпанным драгоценными камнями и жемчугом крестом в 100 фунтов весом. На этот амвон вели мраморные ступени, перила их, равно как и балдахин, сверкали мрамором и золотом.

Церковные врата были изготовлены из слоновой кости, янтаря и кедрового дерева, а их косяки – из позолоченного серебра. В притворе находился яшмовый бассейн с извергающими воду львами, а над ним возвышалась великолепная скиния. В дом Божий могли входить, только предварительно омыв ноги.

Сильное впечатление производила и шестидесятиметровая колонна Константина с фигурой императора – она будет и через века впечатлять русских паломником, и древний монумент посреди ипподрома – тридцатиметровый, из розоватого египетского гранита – трофей, привезенный в столицу еще в конце IV века, в 390 году…

Посмотрим на тогдашний Константинополь глазами великой княгини, правительницы большого государства. Ольгу-женщину мог увлечь сказочный Царьград. Но Ольга-княгиня видела, что далеко не всё из этой чужой жизни может быть заимствовано Русью. Да, акведук Валента – канал над городом – чудо строительной техники, но к чему он в Киеве? В Царьграде нет пресной воды, а в Киеве течет могучий Днепр, что не уступит и самому Босфору. Красота города пленяла. Но главная цель – переговоры с императором – откладывалась. Наконец, на 9 сентября назначен был прием у императора.

Прием Ольги императором в этот день проходил так же, как обычно проходили приемы иностранных правителей или послов крупных государств. Император обменялся с княгиней через логофета церемониальными приветствиями в роскошном зале – Магнавре. На приеме присутствовал весь двор, обстановка была чрезвычайно торжественной и помпезной. В тот же день состоялось еще одно традиционное для приемов высоких послов торжество – обед, во время которого присутствующих услаждали певческим искусством лучших церковных хоров Константинополя и различными представлениями.

Детали приема Ольги в Константинополе русские летописи не описывают. Зато относительно подробно о приемах Ольги (их было два – 9 сентября и 10 октября) пишет в своих записках сам император Константин VII Багрянородный. Император продемонстрировал Ольге свое величие, но сделал ряд отступлений от традиционных форм приема. После того как он воссел на «троне Соломона», завеса, отделявшая русскую княгиню от зала, была одернута, и Ольга во главе свиты двинулась к императору. Обычно иностранного представителя подводили к трону два евнуха, поддерживавшие его под руки, а затем тот совершал проскинезу – падал ниц к императорским стопам. Такой прием, например, описывал епископ Кремонский Лиутпранд: «Я оперся на плечи двух евнухов и так был приведен непосредственно перед его императорское величество… После того как я, согласно обычаю, в третий раз преклонился перед императором, приветствуя его, я поднял голову и увидел императора совершенно в другой одежде». Ничего подобного не произошло с Ольгой. Она без сопровождения подошла к трону и не упала перед императором ниц, как это сделала ее свита, хотя в дальнейшем и беседовала с ним стоя. Беседа русской княгини с императором велась через переводчика.

Ольгу приняла и императрица, которую она также приветствовала лишь легким поклоном. В честь русской великой княгини императрица устроила торжественный выход придворных дам. После небольшого перерыва, который Ольга провела в одном из залов, состоялась встреча княгини с императорской семьей, что не имело аналогий в ходе приемов обычных послов. «Когда император воссел с августою и своими багрянородными детьми, – говорится в «Книге о церемониях», – княгиня была приглашена из триклина Кентурия и, сев по приглашению императора, высказала ему то, что желала». Здесь, в узком кругу, и состоялся разговор, ради которого Ольга и явилась в Константинополь. А ведь обычно в соответствии с дворцовым церемониалом послы беседовали с императором стоя. Право сидеть в его присутствии считалось чрезвычайной привилегией и предоставлялось лишь коронованным особам, но и тем ставились низкие сиденья.


В тот же день состоялся, как уже говорилось, парадный обед, перед которым Ольга опять вошла в зал, где на троне восседала императрица, и вновь приветствовала ее легким поклоном. В честь обеда играла музыка, певцы славили величие царского дома. За обедом Ольга сидела за «усеченным столом» вместе с зостами – придворными дамами высшего ранга, которые пользовались правом сидеть за одним столом с членами императорской семьи, т.  е. такое право было предоставлено и русской княгине. (Кое-кто из исследователей считает, что за «усеченным столом» восседала именно императорская семья.) Мужчины из русской свиты обедали вместе с императором. За десертом Ольга вновь оказалась за одним столом с императором Константином, его сыном Романом и другими членами императорской семьи. И во время парадного обеда 18 октября Ольга сидела за одним столом с императрицей и ее детьми. Ни одно обычное посольство, ни один обыкновенный посол такими привилегиями в Константинополе не пользовались. (Следует отметить, что во время приемов Ольги императором не было ни одного другого иностранного посольства.) Вероятнее всего, в этот день и состоялась беседа императора с Ольгой, которую описал русский летописец: «И пришла к нему Ольга, и увидел царь, что она очень красива лицом и разумна, подивился царь ее разуму, беседуя с нею, и сказал ей: «Достойна ты царствовать с нами в столице нашей». Она же, уразумев смысл этого обращения, ответила цесарю: «Я язычница; сюда приехала услышать и понять закон христианский и, познав истину, желаю быть христианкой, если хочешь крестить меня, то крести меня сам – иначе не крещусь». Император послал распоряжение патриарху приготовить все необходимое к обряду крещения княгини. Русская летопись подчеркивает, что инициатива крещения исходила от Ольги. Император эту идею принял и одобрил: «Царь же безмерно рад был этим словам и сказал ей: патриарху скажу».

Почему с таким вопросом Ольга обратилась к императору, а не к патриарху? Главную роль в христианизации окрестных государств и народов в Византии, как известно, играли не патриарх, не иерархи церкви, а император, аппарат политической власти. Хотя, разумеется, церковники, в том числе константинопольские патриархи, в соответствии со своим саном принимали участие в реализации этой политики, поскольку греческая церковь сама являлась частью феодальной государственной системы.

В один из дней между 9 сентября и 10 октября в соборе Св. Софии состоялся торжественный обряд крещения Ольги. На императорском троне в парадных одеждах восседал император. Патриарх и весь клир совершали обряд крещения. Вся священная утварь, чаши, сосуды, ковчеги были из золота и ослепляли сверканием драгоценных камней; книги Нового и Ветхого Завета с золотыми переплетами и застежками лежали на видном месте. Из золота же были все семь крестов, необходимых в придворном церемониале при короновании и крещении высоких особ. В храме горели шесть тысяч канделябров и столько же переносных подсвечников, каждый весом в 111 фунтов. Своды купола сверкали от сияния канделябров и серебряных лампад, висевших на бронзовых цепях.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Поездка княгини Ольги в Константинополь. Крещение: sergeytsvetkov — LiveJournal

Первый прием у императора

Записи Константинова обрядника «О церемониях» о двух приемах «Эльги Росены» выдержаны в сухом и сдержанном стиле казенного протокола.

Первая аудиенция русской княгине была назначена на 9 сентября 957 г. Церемониям в этот день не было конца. Сначала Ольгу принял сам Константин в большом триклине (зале) древнего Магнаврского дворца, строительство которого приписывалось Константину I Великому. Император Константин Багрянородный восседал на «троне Соломона», снабженном эффектными механизмами. Ольга вошла в триклин в сопровождении своих «родственниц-архонтисс» и служанок; прочие члены посольства остались в вестибюле, отгороженном от триклина занавесом. Когда Ольга встала на указанное ей место перед троном, заиграли органы, и трон вместе с сидевшим на нем императором внезапно взмыл вверх и затем плавно опустился вниз. После этого маленького представления логофет дрома (глава ведомства почты и внешних связей) от имени Константина задал «архонтиссе Росии» несколько предписанных этикетом вопросов — о здоровье самой государыни, ее вельмож и благоденствии ее страны. Пока чиновник произносил свою речь, механические львы у подножия трона, приподнявшись на лапах, зарычали и забили хвостами, а на ветвях стоявшего рядом золотого дерева искусственными голосами защебетали птицы. Почти тотчас дворцовые слуги внесли в зал дары Ольги, предназначенные василевсу ромеев. За ответными словами Ольги последовало несколько мгновений торжественной тишины; потом вновь зазвучали органы, и княгиня, поклонившись, вышла.

Эти подробности представления Ольги императору не упомянуты в рассказе Константина; но вообще порядок приема иноземных послов во дворце Магнавры был именно таков (см.: Литаврин Г.Г. Путешествие русской княгини Ольги в Константинополь. Проблема источников // Византийский временник. Т. 42. М., 1981).

Дав гостье немного отдохнуть, придворные чины провели ее через несколько залов и вестибюлей в триклин Юстиниана, где «архонтиссу Росии» ожидали супруга Константина, императрица Елена Лакапина, и ее невестка Феофано. Торжественная церемония повторилась, только без демонстрации механических чудес. По ее окончании Ольгу вновь проводили в комнату отдыха.

Деловая часть встречи состоялась во внутренних покоях императрицы, в присутствии Константина, Елены и их детей. Василевс пригласил Ольгу сесть, после чего «она беседовала с ним, сколько пожелала».

Во второй половине дня русскую делегацию пригласили на званый обед. Парадные столы были накрыты в триклине Юстиниана (для женщин) и в Хрисотриклине (для мужчин). Войдя в зал, Ольга подошла к креслу императрицы и «наклонила немного голову», тогда как «родственницы-архонтиссы» из ее свиты распростерлись на полу. На время трапезы Ольгу усадили рядом с Еленой за особый стол, места за которым по дворцовому уставу были отведены женам высших сановников империи, носившим титул зост-патрикисс. Слух пирующих услаждали певчие собора Святой Софии и церкви Святых апостолов, распевавшие василикии — величальные гимны в честь здравствующего василевса и членов его семьи; актеры разыграли пред очами августейших особ несколько театральных сценок.

Константин обедал вместе с «послами архонтов Росии, людьми и родичами архонтиссы [Ольги] и купцами». После обеда состоялось вручение подарков: «получили: анепсий ее — 30 милиарисиев, 8 ее людей — по 20 милиарисиев, 20 послов — по 12 милиарисиев, 43 купца — по 12 милиарисиев, священник Григорий — 8 милиарисиев, 2 переводчика — по 12 милиарисиев, люди Святослава — по 5 милиарисиев, 6 людей посла — по 3, переводчик архонтиссы — 15 милиарисиев».

*Милиарисий — мелкая серебряная монета, одна тысячная золотого фунта. 12 милиарисиев составляли одну номисму (солид).

Выдав денежные подарки, император покинул Хрисотриклин и проследовал в другое помещение — аристирий (зал для завтрака), куда тем временем переместились и женщины. Здесь, на небольшом золотом столе, их ждал десерт, сервированный в «украшенных жемчугами и драгоценными камнями чашах». После трапезы Ольге поднесли «золотую, украшенную драгоценными камнями» чашу с 500 милиарисиев; женщин из ее свиты также почтили денежными дарами: «6 ее женщинам — по 20 милиарисиев и 18 ее прислужницам — по 8 милиарисиев».

Из всего этого видно, что 9 сентября Ольге была оказана почетная встреча, впрочем мало чем отличавшаяся в целом от обхождения с другими иноземными послами, посещавшими двор Константина, — например, от аудиенций, данных «друзьям-сарацинам» из пограничного города Тарса (в Сирии), описание приемов которых находится в той же 15-й главе II книги «О церемониях», где помещен и рассказ о приемах «Эльги Росены».

Второй прием

Но вторая протокольная запись от 18 октября резко контрастирует с первой. В ней нет ни пышных церемоний, ни доверительных бесед с глазу на глаз, ни внимательного наблюдения за перемещениями действующих лиц и занимаемых ими местах. Скупо сообщается о прощальном обеде для русского посольства. Как и в первый раз, «василевс сидел с росами [в Хрисотриклине]. И другой клиторий [обед] происходил в Пентакувуклии Св. Петра [парадном зале при дворцовой церкви], где сидели деспина [императрица] с багрянородными ее детьми, с невесткой и архонтиссой [Ольгой]. И было выдано: архонтиссе — 200 милиарисиев, ее анепсию — 20 милиарисиев, священнику Григорию — 8 милиарисиев, 16 ее женщинам — по 12 милиарисиев, 18 ее рабыням — по 6 милиарисиев, 22 послам — по 12 милиарисиев, 44 купцам — по 6 милиарисиев, двум переводчикам — по 12 милиарисиев». В общем, поели, отдарились, разошлись.

Сравнение обоих приемов показывает, что 18 октября состав приглашенных лиц подвергся некоторому сокращению (не пришли «люди» Ольги, Святослава, посла и личный переводчик княгини), а сумма денежных даров была сильно урезана. Историки справедливо отказываются видеть в этом просто нейтральный нюанс протокола, так как оба эти обстоятельства нельзя отнести к повседневной дипломатической практике византийского двора. Скажем, вышеупомянутые сарацинские послы после первого и второго приемов получили одинаковую сумму — по 500 милиарисиев; неизменной осталась и общая сумма раздач, предназначенная их людям — 3000 милиарисиев. Таким образом, уменьшение суммы даров членам русской делегации позволительно считать явным знаком недовольства Константина ходом переговоров. Очевидно, ему понравилось далеко не все из того, что он услышал из уст Ольги во время беседы с ней во внутренних покоях императрицы. Причем интересно, что недовольство императора выразилось очень избирательно — оно коснулось только самой Ольги, ее ближайшего окружения и купцов, тогда как послы «архонтов Росии», «общественные» переводчики и отец Григорий оба раза получили одну и ту же сумму. Значит, раздражение Константина было вызвано некими претензиями «архонтиссы Росии» и городских общин Киева, Чернигова и Переяславля.

Содержание переговоров

О чем же говорили Ольга и Константин во время своей единственной личной беседы друг с другом?

Конечно же в первую очередь о главной цели Ольгиного визита — крещении. Обычно крещение «оглашенных» совершалось в дни больших церковных праздников. И скорее всего, желание Ольги креститься было удовлетворено уже через несколько дней после первой аудиенции — 14 сентября, в день Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Это единственный крупный праздник в церковном календаре между 9 сентября и 18 октября. Он был установлен в память великого события в жизни Церкви, случившегося, по церковному преданию, в 313 г., когда императрица Елена, мать Константина I, нашла в Иерусалиме подлинный крест Христов и воздвигла его для всеобщего чествования и поклонения. Со стороны Константина Багрянородного и его супруги Елены, носивших имена своих великих предков, было вполне естественно приурочить крещение «архонтиссы Росии» к этому знаменательному дню. Средневековье вообще любило такие символические переклички с прошлым. Крещение Ольги на праздник Воздвижения Креста Господня подтверждается выбором ее крестильного имени — Елена, которое «Повесть временных лет» напрямую связывает со святой царицей Еленой: «Бе бо наречено имя ей во святом крещении Елена, якоже и древняя царица, мати великого Константина».

Митрополит Иларион в «Слове о законе и благодати» при упоминании Ольги также обыгрывает тему обретения Честного Креста — в материальном и духовном планах. Великий Константин, пишет он, обращаясь к князю Владимиру, «с матерью своей Еленою крест из Иерусалима принес… Ты же с бабкою твоею Ольгою принес крест из нового Иерусалима — града Константина – по всей земле своей поставил и утвердил веру». Впрочем, позднее церковное предание утверждало, что патриарх действительно передал Ольге крест, который она привезла в Киев. В Прологе XIII в. сказано, что эта святыня «ныне стоит в Киеве во Святой Софии в алтаре на правой стороне». Литовцы, завоевав Киев, вывезли «Ольгин крест» в Люблин. Больше о нем ничего не известно.

Зримым памятником совершенного над Ольгой церковного таинства долгое время оставалось драгоценное блюдо, хранившееся в ризнице собора Святой Софии, где, по всей видимости, и проходила церемония крещения. Это «блюдо велико злато служебно» (то есть используемое при богослужении) еще в 1200 г. видел новгородский паломник Добрыня Ядрейкович (будущий архиепископ Новгорода Антоний). В его описании эта достопримечательность выглядела так: «Во блюде же Олжине камень драгий, на том же камени написан Христос, и от того Христа емлют печати людие на все добро; у того же блюда все по верхови жемчугом учинено». Ольгин дар пропал из собора после разграбления Константинополя крестоносными громилами в 1204 г.

С формальной стороны Ольга могла быть довольна: она «восприяла свет в самом источнике его». Но весьма вероятно, что именно при обсуждении некоторых церемониальных вопросов, связанных с обрядом ее крещения, были посеяны первые семена будущей размолвки. Дело касалось выбора Ольге крестного родителя. В случае, когда восприемником иноземного государя-язычника выступал сам император, обряд крещения сопровождался церемонией наречения новообращенного «цезарем сыном» василевса ромеев, каковой титул был выше звания «августы», жены императора. При этом патриарх, произнося особую молитву «на князи, хотящии прияти власть великую от царя», подавал василевсу епитрахиль, которую тот собственноручно возлагал на получавшего царское достоинство «варвара». Подобной чести некогда удостоился болгарский хан Борис, крещенный императором Михаилом III; «сыном» василевса числился Ольгин современник, болгарский царь Петр. В книге «Об управлении империей» Константин Багрянородный пишет, что вожди «северных и скифских» народов, в том числе и русов, неоднократно просили («а подобное случается частенько») послать им «что-нибудь из царских одеяний или венцов, или из мантий ради какой-либо их службы и услуги…». То есть стремление приравнять великокняжеский титул к царскому было присуще еще Игорю. Похоже, что и Ольга претендовала на звание императорской «дщери», сопряженное с цесарским достоинством. По-видимому, летописная новелла о крещении Ольги в Царьграде является кривым зеркалом трудных переговоров русской княгини с Константином по этому поводу. Как можно догадываться, первоначальный смысл «крестильной истории» заключался в прославлении очередной «мудрости» (хитрости) Ольги, которая уклонилась от предложенного ей звания императорской супруги-августы и приобрела более весомый титул «дщери-царицы».

На самом же деле царский венец не был возложен на голову «архонтиссы Росии». Подобные требования со стороны «северных и скифских народов» Константин Багрянородный считал «неуместными домоганиями и наглыми притязаниями», которые следует «пресекать правдоподобными и разумными речами, мудрыми оправданиями…» («Об управлении империей»). Он также не поленился привести образец возможных аргументов: «Эти мантии и венцы… изготовлены не людьми, не человеческим искусством измышлены и сработаны, но, как мы находим запечатленным словами заповедными в древней истории, когда Бог сделал василевсом Константина Великого, первого царствующего христианина, он послал ему через ангела эти мантии и венцы… и повелел ему положить их в великой божьей святой церкви, которая именем самой истинной мудрости божьей святою Софией нарекается, и не каждый день облачаться в них, но когда случается всенародный великий Господний праздник. Из-за этого-то божьего повеления он [Константин Великий] убрал их… Когда же наступает праздник Господа Бога нашего Иисуса Христа, патриарх берет из этих одеяний и венцов нужное и подходящее для случая и посылает василевсу, а тот надевает их как раб и слуга божий, но только на время процессии, и вновь после использования возвращает в церковь. Мало того, есть и заклятие святого и великого василевса Константина, начертанное на святом престоле божьей церкви, как повелел ему Бог через ангела, что если захочет василевс ради какой-либо нужды или обстоятельства, либо нелепой прихоти забрать что-нибудь из них, чтобы употребить самому или подарить другим, то будет он предан анафеме и отлучен от церкви как противник и враг божьих повелений». Константин уверяет, что на своем опыте убедился в действенности этих «мудрых оправданий». Возможно, нечто подобное услышала и Ольга.

Впрочем, у василевса имелась более простая отговорка для отказа стать ее крестным отцом. В православной Церкви принято при обряде крещения взрослой женщины выбирать ей крестную мать, а не отца, и Константин легко мог сослаться на эту традицию. Во всяком случае несомненно, что император под каким-то благовидным предлогом уклонился от личного восприемничества при крещении русской «архонтиссы», перепоручив эту роль своей супруге. Ни один источник не подтверждает версию «Повести временных лет» о том, что Ольгу крестил патриарх, а ее восприемником от купели был сам василевс. Этих подробностей нет у Иакова Мниха и в ранних редакциях Жития Ольги. Византийский историк XI в. Иоанн Скилица пишет только, что, «крестившись и явив свою преданность истинной вере, она [Ольга] была почтена по достоинству этой преданности и вернулась восвояси». Почти в тех же выражениях описывают крещение Ольги греческие писатели XII в. Георгий Кедрин и Иоанн Зонара.

Оказанная русской княгине «великая честь», по всей вероятности, заключалась в том, что Ольга была принята в идеальную «семью» василевса с титулом патрикии. На это как будто указывает почетное место, отведенное ей за столом августы Елены во время званых обедов 9 сентября и 18 октября. Тут кстати вспомнить, что и двое венгерских «архонтов», Булчу и Дьюла, крестившись, стали официально именоваться «патрикиями». И поскольку в глазах Константина, как видно из его сочинений, «архонты» Венгрии и Руси имели равное достоинство (императорские грамоты к тем и другим одинаково запечатывались печатями весом в два золотых солида), Ольга вряд ли могла рассчитывать на большее.

Еще один вопрос, который неизбежно должен был возникнуть на русско-византийских переговорах в связи с крещением Ольги, был вопрос о статусе Русской Церкви. И здесь, по-видимому, тоже не обошлось без взаимного непонимания и раздражения. Византийская Церковь в своем историческом развитии выработала строгую систему административной централизации по образцу гражданского управления ромейской империей, благо границы светские и церковные тогда приблизительно совпадали. Пяти имперским диоцезам (военно-административным округам) соответствовали пять диоцезных архиепископств или патриаршеств. Это свое домашнее устройство Церкви, пригодное исключительно для национально-государственного бытия Византийской державы, греки очень скоро стали рассматривать как имеющее всемирное значение и, более того, как единственно возможное. Патриарх антиохийский Петр (первая половина XI в.) убежденно писал: «Пять патриаршеств знаем во всем мире, как и тело наше управляется пятью чувствами — пятью престолами». Естественно, что всем прочим «варварским» народам, желавшим вступить в лоно Греческой Церкви, предлагалось просто подчиниться одной из пяти патриархий на правах митрополии или епископии. Их попытки приобрести церковную независимость (автокефалию) воспринимались в Византии очень болезненно. Церковную жизнь вне пяти патриархатов византийские иерархи приравнивали к существованию вне всемирной Церкви.

Вопросы церковной организации приобретали особенную остроту в свете теократической доктрины Византийской империи. Последняя мыслилась защитницей и хранительницей всемирного христианства, внешней оградой православного благочестия. Возлагаемые на государство церковно-охранительные функции превращали василевса в светского главу Церкви, блюстителя веры, догматов и вообще установленного Богом и освященного Церковью миропорядка; с пера Константина Багрянородного даже слетело, что император — это «Христос среди апостолов». И коль скоро «варварские» народы принимали церковный протекторат Греческой Церкви, они автоматически попадали в разряд подданных василевса, вселенского «царя православия».

На каких конкретных условиях пытались столковаться Ольга и Константин по вопросу устройства Русской Церкви — об этом у историков существуют одни предположения. Быть может, василевс предлагал не так уж мало. А.В. Назаренко обратил внимание на то, что, судя по составленному Константином жизнеописанию его деда, Василия I Македонянина, «в представлении императора Русь была достойна архиепископа», ибо именно архиепископом именуется в этом сочинении отправленный на Русь в 60-х гг. IX в. безымянный архиерей (Назаренко А.В. Древняя Русь на международных путях. С. 300).

Так или иначе, несомненно лишь то, что с византийской стороны речь шла о восстановлении в той или иной форме протектората Константинопольской патриархии над «Русской митрополией». Между тем в планы Ольги это наверняка не входило. Еще находясь в Болгарии, она могла составить первое понятие о том, что теория, а еще больше практика византийской теократии противоречат национальной независимости соседних с империей братьев во Христе. Фактически достигнутая церковная самостоятельность христианской общины Киева ее вполне устраивала. Проблема, однако, заключалась в том, что корни этой самостоятельности не восходили явным образом и непосредственно к первоисточнику благодати — апостольской Церкви. После разрыва с греческой иерархией киевские христиане лишились преемственности со священной и признанной всеми церковной традицией, и потому «кафоличность» основ ее самобытного существования в любой момент могла быть оспорена и поколеблена. Возможно, киевское духовенство испытывало некоторые затруднения и в практической сфере церковной жизни. Ведь византийцы, например, всерьез уверяли «варваров», что священный елей производится только в их империи и оттуда расходится по всему миру (болгарский хан Борис даже был вынужден в связи с этим обратиться за разъяснениями к римскому папе Николаю II, который яростно опроверг это гегемонистское измышление).

Перед Ольгой стояла чрезвычайно трудная задача: воссоединить Русскую Церковь с византийским священством и в то же время воспрепятствовать превращению своей страны в политического сателлита и культурную провинцию Византийской империи. Возможно, она прочила в русские епископы того же отца Григория; может быть, не возражала и против приезда в Киев греческого духовенства, но вместе с тем требовала для Русской земли широкой церковной автономии и сохранения литургии на славянском языке. То и другое было для Константина одинаково неприемлемо, и воссоздать «Русскую митрополию» на подобных условиях, как видно из ее отсутствия в списке митрополичьих кафедр в книге «О церемониях», он не пожелал.

Несколько косвенных признаков как будто бы указывают на то, что среди прочего Ольга вынашивала, возможно, и планы русско-византийского династического союза. В 957 г. Святослав, которому исполнилось 15–16 лет, как раз вступил в брачный возраст. В Константинополе он был представлен не только собственным послом, но также и своими «людьми», что может свидетельствовать о делегировании им каких-то экстраординарных поручений и полномочий, не входивших в компетенцию посла. Сама Ольга во время приемов пользовалась привилегиями «опоясанной патрикии», как если бы была свекровью одной из византийских принцесс (Ариньон Ж. -П. Международные отношения Киевской Руси в середине Х в. и крещение княгини Ольги // Византийский временник. Т. 41. М., 1980. С. 120). В те времена лучшим и даже едва ли не единственным способом раз навсегда выйти из черного тела “варваров” и стать династическими аристократами была женитьба на византийской принцессе, ибо в мире раннего Средневековья — мире невесть откуда взявшихся герцогов и королей с сомнительными генеалогиями — одни только византийские василевсы могли считаться подлинными наследниками римского величия и аристократического благородства. Не случайно в 968 г., на переговорах с послом Оттона I епископом Кремонским Лиутпрандом, ломбардцем по происхождению, василевс Никифор Фока бросил прямо ему в лицо презрительные слова: «Вы не римляне, а лангобарды!»

Стремясь приобрести царский венец и добиться от Византии признания ее суверенных прав, Ольга вполне могла и, более того, с необходимостью должна была прийти к мысли о желательности династического брака ее сына с одной из трех дочерей Константина (подходящей по возрасту невестой была, например, принцесса Феодора — почти ровесница Святослава).

Но если такие замыслы и подогревали Ольгино честолюбие, то они заранее были обречены на неудачу, поскольку именно эти «неразумные и нелепые домогательства» иноземцев вызывали у Константина особенно сильное раздражение. Своему сыну Роману II он советует в будущем «отклонять и эту их просьбу, говоря такие слова: “Об этом деле также страшное заклятие и нерушимый приказ великого и святого Константина начертаны на священном престоле вселенской церкви христиан святой Софии: никогда василевс ромеев да не породнится через брак с народом, приверженным к особым и чуждым обычаям, по сравнению с ромейским устроением, особенно же с иноверным и некрещеным, разве что с одними франками. Ибо для них одних сделал исключение сей великий муж святой Константин, так как и сам он вел род из тех краев*, так что имели место частые браки и великое смешение меж франками и ромеями. Почему же только с ними одними он повелел заключать брачные сделки василевсам ромеев? Да ради древней славы тех краев и благородства их родов. С иным же каким бы то ни было народом нельзя этого сделать; а дерзнувший совершить такое должен рассматриваться как нарушитель отеческих заветов и царских повелений, как чуждый сонму христианскому — и предается анафеме”». И далее он поносит двух своих предшественников — Льва IV, женившегося на дочери хазарского кагана, и своего тестя Романа I Лакапина, выдавшего внучку за болгарского царя Петра: первый, по его словам, «из-за сих его противозаконных нечестивых деяний… в божьей церкви постоянно отлучается и предается анафеме, как преступник и ниспровергатель повелений и Бога, и святого великого василевса Константина»; второй же «еще при жизни… был крайне ненавидим, порицаем и поносим и советом синклита, и всем народом, и самою церковью, так что ненависть к нему под конец стала явной и после смерти точно так же подвергали его презрению, обвинению и осуждению, введшего как новшество это недостойное и неподобающее для благородного государства ромеев дело». Быть может, доведя до сведения Ольги все эти доводы, Константин все же попытался смягчить свой отказ, воздав ей почести, на которые русская «архонтисса» имела бы право в случае женитьбы Святослава на императорской дочери.

*В действительности Константин Великий родился в Наиссе (современный Ниш, Югославия). Подлинная причина сделанного для франков исключения заключалась в военной мощи империи Каролингов, с которой Византии волей-неволей приходилось считаться. Сестра самого Константина Багрянородного была замужем за Людовиком Слепым.

Итак, по совокупности косвенных свидетельств, почти не приходится сомневаться в том, что во время беседы с Ольгой 9 сентября Константин Багрянородный увидел перед собой крупного политика, предложившего к обсуждению всесторонне продуманную программу коренного пересмотра русско-византийских отношений. Посредством личного крещения Ольга попыталась заставить Византию признать ключевую роль Русской земли в Северном Причерноморье и превратить киевского князя в главного союзника империи в этом регионе — союзника не только политического, но и, так сказать, цивилизационного. Но Константин, кажется, не был готов к этому. В книге «Об управлении империей» чувствуется его глубокое недоверие к «росам». Константин очень неприязненно и настороженно отзывается о них и явно предпочитает сближению с «внешней Росией» укрепление союза с печенегами. Все его политические советы сыну сводятся к тому, как нейтрализовать «росов», а не каким образом на них опереться. Весьма вероятно, что подобные настроения императора были следствием походов Игоря на Византию. По всей видимости, в отношениях с Русью Константин не хотел выходить за политические рамки договора 944 г.

У русско-византийских переговоров 957 г. был еще и экономический аспект, который, впрочем, почти полностью скрыт от нас. Должно быть, Ольга пыталась выговорить какие-то новые торговые преимущества для русских купцов. Возможно, она добивалась отмены ограничения на вывоз из Византии шелковых тканей. Запретительная торговая система византийского правительства была непостижима для варвара, который жил в условиях рудиментарной экономической организации. Более того, в его глазах система эта выглядела прямым оскорблением, дискриминацией. Лиутпранд, у которого при отъезде из Константинополя таможенники отняли приобретенные им пять пурпурных плащей, разразился по адресу византийцев следующей гневной тирадой: «Эти дряблые, изнеженные люди, с широкими рукавами, с тиарами и тюрбанами на головах, лгуны, скопцы, бездельники, ходят одетые в пурпур, а герои, люди полные энергии, познавшие войну, проникнутые верой и милосердием, покорные Богу, преисполненные добродетели, — нет!» Едва ли торговые «люди земли Русской» смотрели на дело иначе. Однако никаких уступок им сделано не было.

Исход переговоров

После крещения 14 сентября Ольга пробыла в Константинополе еще целых 34 дня. Вряд ли княгиня все это время просто «болталась с своим караваном на водах Босфора и Золотого Рога», терпеливо дожидаясь ответа на свои предложения, как пишет историк Церкви А. В. Карташев. Надо полагать, между нею и византийским двором шли активные консультации с целью достичь окончательной договоренности. Сообщение «Повести временных лет» дает основание думать, что необычная продолжительность переговоров была спровоцирована не только бескомпромиссной позицией Константина, но и неуступчивостью Ольги, у которой тоже имелись свои козыри — «вои в помощь», крайне необходимые Византии для военных операций против арабов. В 956 г. воинственный эмир г. Алеппо Сайф-ад-Даула, заклятый враг греков, наголову разбил византийскую армию под командованием Иоанна Цимисхия. Грекам удалось отчасти выправить положение, захватив крепость Арандасу, где они взяли в плен двоюродного брата алеппского эмира Абу аль-Ашаира Ибн Хамдана. В 957 г. воюющие стороны вступили в переговоры по поводу перемирия и обмена пленными. Однако византийцы повели себя коварно, инспирировав покушение на жизнь Сайфа-ад-Даула. Эта попытка покончить с опасным врагом закончилась неудачей, и военные действия возобновились.

Кроме того, попусту томить «архонтиссу Росии» ожиданием было слишком накладно для императорской казны, — ведь все эти пять недель русское посольство находилось на полном правительственном содержании.

В конце концов переговоры, по-видимому, зашли в тупик, и терпение василевса лопнуло. 18 октября Ольге просто дали прощальный обед. Еще раз говорить со строптивой «архонтиссой» Константин не пожелал. Свое раздражение «неуместными домогательствами и наглыми притязаниями» он выразил резким уменьшением суммы денежных даров: Ольге — в 2,5 раза, ее людям — на 30–40 %, купцам — наполовину. Список приглашенных лиц из Ольгиной свиты подвергся сокращению, люди горе-жениха Святослава также не были позваны на пиршество. Вероятно, уже на следующий день Ольга уехала. Медлить с отъездом не следовало: путь из Константинополя в Киев занимал около шести недель, а ледостав на Нижнем Днепре, как правило, бывает в конце декабря.

«Переклюкать» Константина не получилось.

Договор 944 г., однако, оставался в силе, и в следующем, 958 г., после неоднократных стычек с отрядами Сайф-ад-Даула, Константин, по сообщению арабских источников, «начал мирные переговоры с соседними народами… Он заключил мир с властителями болгар, русов, турок [венгров], франков и просил у них помощи». Но его послы, если верить «Повести временных лет», были встречены в Киеве более чем прохладно. В ответ на их просьбу поскорее прислать обещанные «челядь, воск и скору и вои в помощь», Ольга будто бы высокомерно возразила, что василевс безусловно получит все это, если соблаговолит постоять у нее в Почайне, как она стояла у него «в Суду». Подлинные слова княгини, вероятно, звучали более дипломатично, но факт остается фактом: послы Константина вернулись назад ни с чем. Забыть обиду Ольга не захотела. К тому же в голове у нее зрел замысел нового церковно-политического альянса. В лице Ольги древнерусская политическая мысль постигла ту важную истину, что в конце концов на Царьграде свет клином не сошелся.

***

Я зарабатываю на жизнь литературным трудом.

Буду благодарен, если вы поддержите меня посильной суммой

Сбербанк 4274 3200 2087 4403

У этой книги нет недовольных читателей. С удовольствием подпишу Вам экземпляр!

Последняя война Российской империи (описание и заказ)

Мои книги в электронном формате

Европейская мозаика

Русское тысячелетие

Исторический калейдоскоп

Карлик Петра Великого и другие

Князь Владимир — создатель единой Руси

Крещение ольги.

Крещение княгини Ольги (кратко)

Экономическое укрепление Киевского государства, последовавшее за административными реформами княгини Ольги, способствовало повышению политического веса Киевской Руси в международных отношениях.

Укрепив свое положение внутри страны, Ольга перешла к активной внешней политике.

Перед ней стоял вопрос установления политических и экономических отношений с сильными соседями. Это могло бы возвысить авторитет и государства, и династии, которая уже прочно утвердилась на киевском престоле.

В 957 г. Ольга отправилась в Константинополь, для обсуждения с византийским императором Константином VII Багрянородным вопросов, важных для Руси. Этот случай был чрезвычайным в истории страны: на этот раз в Византию шло не простое посольство — в путь отправлялась сама владетельная особа. Такое совершалось впервые. Можно лишь представить, сколько времени между Русью и Византией продолжались переговоры по поводу появления Ольги в Константинополе, сколько посольств или легких гонцов побывало в те дни в столицах обоих государств. А если учесть, что путь между ними был неблизкий, то и весь ход переговоров наверняка был длительным и упорным.

Неизвестно, кто был инициатором этого приглашения, как обговаривался церемониал пребывания русской княгини в Византии, но то, что вопросы эти действительно существовали, ясно как из летописных данных, так и из византийского источника. Случилось так, что один и тот же сюжет — появление Ольги в Константинополе и ее переговоры там — был довольно подробно описан и в «Повести временных лет», и в книге «О церемониях», принадлежащей перу Константина VII.

В погожий летний день флот Ольги появился в гавани Константинополя. Посольство русской княгини было необыкновенно пышным. Только состав свиты насчитывал свыше ста человек. По мнению историков, всего вместе с Ольгой прибыло в Византию около тысячи человек, считая охрану, корабельщиков, челядь и так далее. Состав посольства, его количество, участие в нем главы киевского правительства указывали на его исключительные цели. И вот этот огромный флот явился в виду Константинополя во всем своем великолепии. Однако дальше дело застопорилось. Первый прием княгини у императора состоялся 9 сентября, когда обычно русские караваны уже собирались в обратный путь. А это значит, что княгиня простояла «в Суде» (в гавани Константинополя) около двух с половиной месяцев. Два с лишним месяца русская влиятельная особа, прибывшая во главе столь пышного посольства, должна была ждать. Чего? И почему это ожидание вызвало сильное раздражение Ольги? Прием иностранного посольства в Константинополе обычно проходил по заранее отработанному ритуалу. Вероятно, и в канун прибытия русской княгини в Византию были проведены определенные переговоры о том, на каком уровне будет принято посольство, как пройдет прием и так далее. И все-таки налицо дипломатический казус: Ольгу не принимали до 9 сентября. Не принимали или она сама не желала являться во дворец? Ответ на этот вопрос мы можем получить, как это ни парадоксально, у самого Константина VII, подробно описавшего ее прием.

Вначале аудиенция проходила так, как это обычно было принято в отношении иностранных правителей или послов крупных государств. Император, сидя на троне в роскошном зале, обменялся с Ольгой церемониальными приветствиями. Рядом с императором находился весь состав двора. Обстановка была чрезвычайно торжественная. В тот же день состоялось еще одно традиционное для приемов высоких гостей событие — обед, во время которого присутствующих услаждали певческим искусством лучшие церковные хоры Константинополя; здесь же давались различные сценические представления. Но наряду с этим имелись и отступления от принятых традиций, обозначились нарушения незыблемого византийского дипломатического ритуала, которые были совершенно невероятны, особенно при Константине VII, их ревностном блюстителе. В начале аудиенции, после того как придворные встали на свои места, а император воссел на «троне Соломона», завеса, отделявшая русскую княгиню от зала, была отодвинута, и Ольга впереди своей свиты двинулась к императору. В этих случаях обычно иностранного представителя подводили к трону два чиновника, поддерживавшие подходящего под руки. Затем иностранный владыка или посол падал ниц к императорским стопам. Во время приема киевской княгини этот порядок был изменен. Ольга одна, без сопровождения, подошла к трону, не упала перед императором ниц, как это сделала ее свита, а осталась стоять и, стоя же, беседовала с Константином VII. Затем Ольгу отдельно приняла императрица, которую русская княгиня приветствовала лишь легким наклоном головы. После небольшого перерыва, который Ольга провела в одном из залов дворца, состоялась ее встреча с императорской семьей, что не допускалось во время приемов обычных послов. «Когда император воссел с августою (императрицей) и своими багрянородными детьми, — говорится в книге «О церемониях», — была приглашена княгиня. Сев по приглашению императора, она высказала ему то, что желала». Здесь, в узком кругу императорской семьи, Ольга и повела речь о том, ради чего прибыла она в Константинополь. И во время второго приема, 18 октября, Ольга сидела за одним столом с императрицей и ее детьми. Ни одно обычное посольство, ни один обыкновенный посол такими привилегиями в Константинополе не пользовались. Право сидеть в его присутствии считалось чрезвычайной привилегией и предоставлялось лишь высоким коронованным особам, причем для них ставились низкие стулья. И еще одна важная деталь. В Константинополе, как правило, устраивали торжественные приемы двум-трем посольствам одновременно. На сей раз, руссы были в одиночестве и во время первого, и во время второго визита. Итак, слишком много было отступлений от правил, слишком много нарушений веками устоявшегося церемониала. Как это произошло, если церемониал играл огромную роль во внешнеполитической жизни средневековых государств? Можно вспомнить, как в XV-XVII веках русские послы за рубежом и иностранные миссии в России неделями вели переговоры о том, встанет ли иностранный государь при вопросе о здоровье русского монарха или задаст его сидя, снимет при этом шляпу или нет; особо и в Москве, и за рубежом — в Вене, Париже, Лондоне, Кракове — оговаривалась последовательность тостов за здоровье монархов, их жен и наследников во время торжественных обедов. Случалось, что дело доходило до курьезов: русские послы грозили отъездом, если иностранные правители нарушали принятый между государствами дипломатический этикет. Известен случай, когда в XVI веке русский посол в Ватикане отказался целовать туфлю Папы Римского, что делали послы других христианских государств; разгорелся скандал, и русского дипломата насильно заставили совершить унижающую Русское государство процедуру, о чем он с возмущением доносил в Москву. Также внимательно в отношении церемониала вели себя и иностранные дипломаты при русском дворе. Можно только представить себе, сколько упорства, изобретательности, знания дипломатического этикета проявили и русские и византийские дипломаты, вырабатывая ритуалы приемов Ольги во дворце. По существу, шла борьба за политический престиж Древнерусского государства, подкрепленный силой русского оружия и утвержденный договорами Руси с Византией. Ольга прекрасно понимала, что в ее руках находился сильный дипломатический козырь — возможность оказать империи помощь в борьбе с арабами и хазарами в Крыму и Северном Причерноморье, и этот козырь руссы использовали в полной мере, хотя на это и ушло два с лишним месяца.

Когда Ольга осталась в кругу императорской семьи, она высказала Константину VII и императрице Елене «то, что желала». Но вот вопрос: что желала княгиня и какова была главная цель ее визита в Константинополь? Что она требовала взамен русских воинов, которых просил император в преддверии новых походов против арабов? Высокий уровень приема? Несомненно. Но не только об этом просила Ольга. Возможно, речь шла о крещении русской княгини. Константин VII в своих записях молчит по этому поводу, но русская летопись красочно передает историю крещения Ольги, которая весьма напоминает старинное предание. Согласно летописи, русская княгиня собиралась креститься, но при условии, чтобы ее крестным отцом являлся сам византийский император. Во-вторых, Ольга просила, чтобы ей было даровано христианское имя Елены, и в честь жены Константина VII, и в честь императрицы Елены, матери Константина I. И, наконец, Ольга обратилась с просьбой, чтобы император официально назвал ее своей дочерью. Кажется, что это само собой разумеется: если Константин VII выступает в роли крестного отца. то Ольга, естественно, — в роли крестной дочери.

В раннем Средневековье такие понятия, как отец, сын, брат, дочь, в отношениях между монархами различных государств были исполнены большого политического смысла. Известны случаи, когдa иностранные правители для возвышения своего престижа настойчиво старались получить для детей титул «сына византийского императора».

Если верить летописи, крещение Ольги произошло между ее первым и вторым визитом к императору. Во время второго визита император нарек ее своей дочерью, преподнес ей прощальные дары — золото, серебро, драгоценные сосуды, дорогие ткани. В ответ он получил обещание русской княгини прислать ему дары из Киева и оказать военную помощь.

Когда весной следующего года византийские послы явились в Киев закрепить договоренность об обещанной военной помощи, русская княгиня припомнила им, как она неделями ждала приема во дворце у императора. Летопись лаконично передала эти чувства княгини: когда послы напомнили ей, что она, прощаясь, обещала Константину VII «воинов в помощь», а также собиралась преподнести императору ответные дары, то Ольга велела послам передать ему: «Постоиши у мене в Почайне, яко же азъ в Суде, то тогда ти дам» (то есть Ольга насмешливо предлагала императору прибыть к ней и ждать в гавани на Днепре столько, сколько она прождала в бухте Константинополя). Горькая обида, уязвленное самолюбие, едкая ирония слышатся в этих словах, приведенных летописью. Ясно: в этом эпизоде отразилась большая неудовлетворенность русской княгини результатами визита в Византию, несмотря на видимые успехи и оказанные ей высочайшие знаки внимания. Несомненно и другое: политические отношения между двумя странами продолжали оставаться дружественными, греческие послы, натерпевшись в Киеве страхов и неудобств, все-таки получили и челядь, и меха, и воск для своего императора, как и согласие послать воинов в помощь. И такие воины действительно появились в империи в конце 50-х и начале 60-х годов, помогая грекам в войнах с арабами.

Через несколько лет после поездки в Константинополь Ольга направила посольство к германскому императору Оттону I. Цель посольства была двоякой — установить постоянные политические отношения с Германией и укрепить религиозные связи. Ревностный христианин, Оттон I направил в Киев христианских миссионеров. Ольга продолжала свою линию. Однако киевские язычники выгнали миссионеров из города и едва не перебили их.

Многие факты из жизни одной из самых великих правительниц Руси и до сегодня неизвестны. Княгиня Ольга, краткая биография которой имеет множество «белых пятен», и сегодня является одной из самых одиозных персон

Происхождение княгини Ольги

Историки и исследователи жизни и деятельности Ольги и сегодня не пришли к единому мнению о ее происхождении. Несколько источников тех лет дают разные сведения о происхождении будущей жены великого князя Игоря.

Так, один из признанных источников тех времен — «Повесть временных лет» — указывает, что будущая княгиня Ольга, краткая биография которой не дает точных данных о ее родителях, была привезена из Пскова.

Другой источник — «Житие княгини Ольги» — утверждает, что родилась она на Псковской земле, в деревне Выбуты. простолюдинкой, именно поэтому имена ее родителей остались неизвестными.

Иокимовская летопись упоминает, что будущая жена князя Киевского была знатного рода Изборских, а корни ее уходят к варягам.

Еще одна версия: Ольга — дочь

Замужество

Знакомство Игоря с будущей женой также окутано массой неточностей и загадок. В «Житии» сказано, что будущая княгиня Ольга, краткая биография которой иногда противоречиво подается в разных источниках, познакомилась со своим будущим мужем в Пскове, где князь охотился. Ему было нужно перебраться через реку, и, увидев лодку, Игорь сел в нее. После князь обнаружил, что его паромщик — прекрасная девушка. На все ухаживания своего пассажира она отвечала отказом. А когда настало время выбирать князю невесту, он вспомнил девушку в лодке и послал за ней гонцов с предложением руки и сердца. Так стала женой русского Ольга. Княгиня Киевская, краткая биография которой с этих пор прослеживается более четко, была хорошей и мудрой женой. Уже в скором времени родила она Игорю сына — Святослава.

Убийство князя Игоря

Князь Игорь был великим завоевателем, он постоянно совершал набеги со своей дружиной на соседние земли, собирая дань со слабых племен. Один из таких походов стал для русского князя роковым. В 945 году Игорь с дружиной отправился к соседним древлянам за положенной данью. Забрав множество богатств, разрушив деревни и надругавшись над местным населением, русичи отправились домой. Однако на обратном пути князь с малым количеством воинов решил вернуться и вновь ограбить древлянские земли. Но местные мужчины, убедившись, что князь идет с малым войском, напали на него и убили.

Месть древлянам

Узнав о смерти мужа от рук древлян, долго горевала Ольга. Княгиня Киевская, краткая биография которой описана в «Повести временных лет», оказалось мудрой женой и правительницей. По обычаям того времени была приемлема Естественно, Ольга не могла обойти эту традицию. Собрав дружину, Она стала выжидать. Вскоре пришли послы от древлян с предложением свадьбы ради объединения русских и древлянских земель. Княгиня согласилась — в этом и состояла ее месть.

Доверчивые древляне поверили ей, зашли в столицу, но были схвачены, брошены в яму и засыпаны землей. Так, часть самых смелых и отважных древлян была уничтожена. Вторая партия послов была также умерщвлена хитростью — их сожгли в бане. Когда Ольга с дружиной подошла к вратам Искоростеня, главного города древлян, под предлогом справить тризну (поминки) по князю она опоила своих врагов, а дружина изрубила их. По свидетельствам летописцев, около пяти тысяч древлян полегло тогда.

В 946 году княгиня с войском отправилась в древлянские земли, разрушила их, собрала подати и установила обязательный, фиксированный размер налога, но занять Искоростень ей так и не удалось. Город был неприступен. Тогда Ольга сожгла город дотла с помощью голубей и воробьев, привязав к их лапкам горящую ткань. Школьникам рассказывают, кто такая княгиня Ольга. Краткая биография для детей младших классов опускает полную историю мести. В основном уделяется внимание годам ее правления и принятию христианской веры.

Княгиня Ольга: краткая биография, годы правления

После смерти Игоря преемником стал их сын Святослав, но фактически вся власть была сосредоточена в руках его матери, и пока он был юным, и после его совершеннолетия. Святослав был воином, и основное свое время проводил в походах. Благоустройством земель и подконтрольных территорий занималась княгиня Ольга. Краткая биография правительницы свидетельствует о том, что эта женщина основала несколько городов, в том числе Псков. Повсюду она облагораживала свои земли, возводила вокруг крупных селений стены, строила храмы в честь христианских святых. В годы правления Ольги чрезмерные подати были заменены фиксированными сборами.

Внешняя политика княгини также заслуживает внимания. Ольга укрепила связи с Германией и Византией. Способствовало этому, прежде всего, принятие ею христианской веры.

Крещение княгини Ольги

Первой ласточкой христианства на русской земле названа княгиня Ольга. Краткая биография для 4 класса особое внимание уделяет этому событию. В письменных источниках прошлых лет отсутствует единая дата принятия княгиней христианства. Некоторые называют 955 год, другие — 957 год.

Посетив Константинополь, Ольга не только крестилась в христианской вере, но и возобновила торговые договоры, подписанные еще ее покойным мужем. Крестили княгиню сам VII и священник Феофилакт. Нарекли ее Еленой (по христианскому обычаю).

Вернувшись домой, Ольга всячески пыталась приобщить к новой вере своего сына Святослава, но князь не проникся этой идеей и остался язычником, боясь осуждения дружины. И тем не менее, матери он не запрещал строить соборы и церкви. Ольга оставалась в Киеве, активно участвовала в воспитание внуков. Возможно, именно этот факт привел к тому, что сын Святослава, Владимир, в 988 году крестил Русь, тем самым объединив ее.

В 968 году печенеги напали на Русскую землю. Ольга находилась в осажденной столице вместе с внуками. Она послала гонца за Святославом, который в это время находился в очередном походе. Князь прибыл домой, разбил печенегов, но Ольга попросила сына не планировать очередной поход, так как тяжело хворала и предчувствовала близкий конец. В 969 году княгиня Ольга умерла и была похоронена по христианскому обряду. Легенда гласит, что мощи великой княгини были нетленными.

В XVI веке Ольга была причислена к лику святых.

Тоже только и ждали случая пограбить Русскую землю. Но княгиня Ольга , мать Святослава, оказалась женщиной очень умной, притом твердого и решительного нрава, к счастью, были и между боярами опытные военачальники, преданные ей.

Прежде всего княгиня Ольга жестоко отомстила мятежникам за смерть мужа. Вот что говорят предания об этой мести. Древляне, убив Игоря, порешили уладить дело с Ольгой: выбрали из среды своей двадцать лучших мужей и послали к ней с предложением выйти замуж за князя их Мала. Когда они прибыли в Киев и княгиня Ольга узнала, в чем дело, то сказала им:

– Люба мне ваша речь, мужа своего мне не воскресить. Хочу вам завтра оказать почет перед людьми моими. Идите теперь в ладьи ваши; завтра я пришлю за вами людей, а вы скажите им: не хотим ни верхом ехать, ни пешком идти, несите нас в лодках, вас и понесут.

Когда на другой день утром к древлянам пришли от Ольги люди звать их, они отвечали так, как она научила.

– Нам неволя, князь наш убит, а княгиня наша хочет выходить за вашего князя! – сказали киевляне и понесли древлян в лодке.

Послы же сидели спесиво, гордясь высокою честью. Принесли их на двор и бросили с лодкою в яму, которую раньше вырыли по приказу Ольги. Наклонилась княгиня к яме и спросила:

– Хороша ли вам честь?

– Честь эта нам хуже Игоревой смерти! – отвечали несчастные.

Месть княгини Ольги древлянам. Гравюра Ф. Бруни

Княгиня Ольга приказала засыпать их живых землею. Затем отправила послов к древлянам сказать: «Если вправду вы просите меня, то пришлите за мною самых лучших мужей ваших, чтобы с великою честью я пришла к вам, иначе не пустят меня киевляне».

Прибыли новые послы от древлян. Ольга, по тогдашнему обычаю, приказала приготовить для них баню. Когда они вошли туда, их по приказу княгини заперли и сожгли вместе с баней. Тогда послала она опять сказать древлянам: «Я уже иду к вам, приготовьте побольше меду – хочу сотворить на могиле моего мужа тризну
(поминки)».

Древляне исполнили ее требование. Княгиня Ольга с небольшой дружиной пришла к могиле Игоря, плакала по муже своем и приказала своим людям насыпать высокий могильный холм. Затем стали править тризну. Древляне сели пить, отроки (младшие дружинники) Ольгины услуживали им.

– Где же наши послы? – спрашивали древляне у княгини.

– Идут с дружиною мужа моего, – отвечала Ольга.

Когда древляне опьянели, княгиня велела своей дружине рубить их мечами. Много их было изрублено. Ольга поспешила в Киев, стала собирать дружину и на следующий год пошла на Древлянскую землю; при ней был и сын. Древляне думали было сразиться в поле. Когда обе рати сошлись, маленький Святослав первый бросил копье, но слаба была еще его детская рука: копье едва пролетело между ушей коня и упало к ногам его.

– Князь уже начал! – крикнули воеводы. – Дружина, вперед, за князем!

Древляне были разбиты, бежали и укрылись в городах. Княгиня Ольга хотела приступом взять главный из них – Коростень, но тут все усилия были напрасны. Отчаянно оборонялись жители: знали они, что ждет их, если сдадутся. Целое лето простояла киевская рать под городом, а взять его не могла. Где сила не берет, там иной раз умом да сноровкою можно взять. Послала княгиня Ольга сказать коростенцам:

– Чего вы не сдаетесь? Все города уже сдались мне, платят дань и спокойно возделывают нивы свои, а вы, видно, хотите досидеться до голодной смерти?!

Коростенцы отвечали, что они опасаются мести, а дань они готовы дать и медом, и мехами. Княгиня Ольга послала сказать им, что она уже достаточно отомстила и требует от них лишь малой дани: по три голубя и по три воробья с каждого двора. Обрадовались осажденные, что так дешево могут отделаться от беды, и исполнили ее желание. Ольга приказала воинам своим привязать к ногам птиц куски трута (то есть тряпок, пропитанных серою) и, когда смеркнется, зажечь трут и пустить птиц. Воробьи полетели под крыши в свои гнезда, голуби в свои голубятни. Жилища в то время были все деревянные, крыши соломенные. Скоро Коростень запылал со всех концов, все дома охватил пожар! В ужасе кинулся народ вон из города и попадал прямо в руки врагов своих. Старшин княгиня Ольга взяла в плен, а простых людей – одних велела избить, других отдала в рабство дружинникам своим, а на остальных наложила тяжелую дань.

Многих пленных древлян Ольга принесла в жертву богам и велела похоронить вокруг могилы Игоря; затем справила тризну по мужу, причем в честь покойного князя происходили воинственные игры, как требовали обычаи.

Если Ольга и не была так хитра, а древляне так просты и доверчивы, как говорит предание, то все-таки в народе и в дружине верили, что дело было именно так: хвалили княгиню за то, что она хитро и жестоко отомстила древлянам за смерть мужа. Суровы были в старину нравы наших предков: кровавой мести требовал обычай, и чем ужаснее мститель мстил убийцам за смерть своего родича, тем большей похвалы заслуживал.

Усмирив древлян, княгиня Ольга с сыном и дружиной пошла по их селам и городам и установила, какую дань должны они платить ей. На следующий год обошла она с дружиною и другие свои владения, делила земли на участки, определяла, какие подати и оброки должны были жители платить ей. Умная княгиня, как видно, ясно понимала, сколько зла было от того, что князь и дружина брали дани, сколько вздумается, а народ не знал вперед, сколько он обязан уплатить.

Княгиня Ольга в Константинополе

Самым же важным делом Ольги было то, что она первая из княжеской семьи приняла христианство.

Княгиня Ольга. Крещение. Первая часть трилогии «Святая Русь» С. Кириллова, 1993

Датой крещения княгини Ольги в Константинополе большинство источников считают осень 957 года.

По возвращении в Киев сильно хотела Ольга крестить и своего сына Святослава в христианскую веру.

– Вот познала я истинного Бога и радуюсь, – говорила она сыну, – крестись, познаешь и ты Бога, будет радость и в твоей душе.

– Как я приму один иную веру? – возражал Святослав. – Дружина станет смеяться надо мною!..

– Если ты крестишься, – настаивала Ольга, – все за тобою последуют.

Но Святослав оставался непреклонен. Не лежала душа воителя-князя к крещению, к христианству с его кротостью и милосердием.

Завершив «устроение» государства и упорядочив сбор дани, княгиня Ольга задумалась о выборе новой веры. Она первой из правителей Руси приняла христианство еще до крещения Руси и была причислена к лику святых. Оставаясь язычницей, Ольга долгие годы наблюдала жизнь христиан, которых в Киеве было уже немало. Еще в конце 866 года константинопольский патриарх Фотий у «Окружном послании», разосланном иерархам Восточной церкви, сообщал о крещении киевских руссов в Византии. В русско-византийском договоре 944 года о мире в составе дружины и свите князя Игоря были упомянуты, помимо язычников, и христиане. Они приносили клятву на верность пунктам соглашения в соборе Святой Софии. В Киеве в эпоху Ольги существовало несколько христианских церквей и соборный храм Святого Ильи.

Став правительницей Киевского государства, княгиня Ольга начала присматриваться к религиозному учению, которому следовали многие страны Европы. Постепенно Ольга пришла к мысли о том, что принятие новой веры может еще более объединить страну, поставить ее в один ряд с другими христианскими государствами мира. Ею овладело желание посетить Константинополь, увидеть великолепие его храмов и встретиться с императором, а затем принять святое крещение.

Летописный рассказ о поездке Ольги в Константинополь относится к 954-955 годам и сообщает, что отправилась княгиня « в греки» и достигла Царьграда. Византийский император Константин Багрянородный принял ее и удостоил беседой. Его поразили красота и ум гостьи, и он сказал, намекая на возможный супружеский союз с ней: «Достойна ты царствовать в граде с нами!»

Ольга же от прямого ответа уклонилась. Она пожелала принять веру Христову и просила, чтобы император стал ее восприемником от купели. Это было исполнено. Когда же монарх вновь предложил Ольге стать его женой, она ответила, что у христиан не приняты браки между крестными отцами и крестницами. Император оценил ее хитроумный ход и не разгневался. «И дал ей дары многие — золото, серебро. Паволоки, и сосуды различные; и отпустил ее…» — сообщает «Повесть временных лет». Названная при крещении Еленой, княгиня вернулась в Киев.

О крещении русской княгини упоминают немецкая «Хроника» и византийские источники, среди которых трактат Константина Багрянородного «О церемониях византийского двора», где он описывает два приема Ольги Росской в Константинополе, представляющий для нас особый интерес. Сочинение монарха позволяет восстановить истинный ход событий, приведших к крещению Ольги.

Историки полагают, что летом 957 года княгиня водным путем отправилась в Константинополь. Она везла с собой богатые дары императору Византии. В дороге ее сопровождала большая свита, общим числом примерно в тысячу человек. Ее путь в Царьград занимал не менее сорока дней. Наконец караван русский судов вошел в бухту Золотой Рог. Там Ольге пришлось пережить томительное ожидание: византийские власти никак не могли решить, как им надлежит принимать высокую гостью. Наконец, 9 сентября ей было назначено предстать перед очами императора.

Император Константин принимал княгиню Ольгу в Золотой палате Большого дворца. Церемония была обставлена с обычной пышностью. Государь восседал на троне, представлявшем собой удивительное произведение искусства. Ольга вошла в зал в сопровождении близких родственниц. Помимо них, в свите было 20 послов и 43 купца. С достоинством поклонившись императору, она преподнесла ему свои дары. Император не проронил ни слова. От его имени говорил придворный — дромологофет. На этом прием завершился.

В тот же день княгиню Ольгу принимала супруга императора Елена на своей половине дворца. После вручения даров Ольгу и ее спутниц препроводили в покои для отдыха. Позже княгиню пригласили для беседы с императором, где она смогла обсудить с ним государственные вопросы. Историки также предполагают, что Ольга хотела выяснить возможность династического брака своего сына Святослава и одной из византийский царевен. На это Константин Багрянородный ответил отказом, что оскорбило княгиню. Договор о мире между двумя странами был подтвержден: Константин наждался в военной помощи руссов в борьбе с доместиком Никифором Фокой.

В честь пребывания княгини в Константинополе императрица Елена дала бед, после которого гостям вручили дары от императора. Княгиня получила «золотую, покрытую драгоценными камнями чашу», а в ней 500 серебряных монет. Вскоре состоялся второй прием у византийского императора. К сожалению, нам неизвестны подробности этого события: Константин Багрянородный о них не сообщает. Для нас важно, что на этот прием княгиня Ольга явилась уже христианкой. Версия русской летописи о причастности императора к крещению Ольги имеет явно мифологический характер. В действительности таинство совершил константинопольский патриарх Полиевкт в Софийском соборе. В дар храму Ольга передала золотое богослужебное блюдо.

Каков же характер связи Новгорода и Киева? Можно повторить
за А. А Шахматовым: «Русское государство создалось не на торговом пути, а на
пути завоевателей» 119. Значение пути «из варяг в греки» как транзитного
торгового пути ничем не доказано и едва ли было для Киева особенно
значительно.

Южные византийские товары шли из Киева на запад, в
Среднюю Европу, а вывозил он на юг продукты славянских промыслов. Лишь для
Новгорода, участника киевской торговли, имел этот путь существенное значение,
но чтобы он играл особую роль в общем обороте международной торговли, не
видно: не знаем никаких особых «варяжских» товаров. По смерти Игоря в
деятельности Ольги

и Святослава
сказалась с особой
наглядностью двойственность в ранней деятельности русской княжеской власти:
противоречие стремлений к прочной организации Киевского государства и
усвоению новой культуры, вскормленной болгарским влиянием, и старых порывов
боевой силы к богатому югу.

С именем Ольги связан такой крупный культурно-исторический
факт, как ее крещение. Сообщение летописи об этом событии выродилось в
наивную и весьма несуразную народную побасенку. Вообще, как дата, так и
обстоятельства крещения Ольги остаются весьма неясными из-за разноголосицы
источников наших, византийских и западных. Поездка Ольги в Константинополь —
факт, удостоверенный подробным описанием ее приема в труде императора
Константина Багрянородного: «Описание императорского церемониала»]. Аудиенция
русской княгини у императора происходила 9 сентября 957 г. Ольгу приняли во дворце по тому же ритуалу, какой существовал для иноземных послов, а не как
владетельную особу. Цель и характер этого приезда Ольги в Византию не указаны
и могут быть угаданы разве косвенно. О крещении Ольги — ни слова, нет даже
указания, что император принимал христианку. . .

Правда, в перечне членов свиты княгини Ольги


назван священник Григорий. Но в церемониале приема ему отведено место столь
невысокое, что едва ли его считали духовником княгини. При распределении
подарков ему назначили дар меньше переводчиков, бывших в свите Ольги. И
называет император свою гостью «Helga», т. е. ее скандинавским языческим
именем, не упоминая ни разу ее христианского имени Елена.

С Ольгой были в Византии ее племянник (не названный по
имени), несколько родственниц, русских княгинь, и большая свита — 18 женщин,
22 посла, 42 купца, 12 переводчиков- толмачей. В таком составе посольства
видят указание на его обычную цель — торговые и политические переговоры.
Отражение такой цели посольства видят в некоторых деталях летописного
рассказа, в общем вовсе переиначившего все дело. А именно в словах
императорских послов, которые прибыли в Киев по возвращении Ольги, что она
обещала выслать императору «дары многи» — челядь, воск, скору и «вой в
помощь». Названы главные товары русского вывоза и «вой в помощь». В этом
видят (Шахматов, Грушевский) реальную черту, след переговоров о торговом
договоре и военном союзе. Последнее было бы особенно любопытно, по аналогии с
Владимировыми временами, если бы не естественные подозрения, не эта ли
аналогия послужила источником для сказания об Ольге.

Однако не одна наша летопись говорит о крещении Ольги в
Константинополе
. О том же говорят западные хроники и позднейшие греческие
писатели. Из западных хроник важнейшая — труд современника, хрониста
императора Оттона 1, так называемого Продолжателя Регинона 122. Он под 959 г. сообщает, что «пришли к королю (Оттону I), — как после оказалось, лицемерно, — послы Елены,
королевы ругов, которая при константинопольском императоре Романе крещена в
Константинополе». Что руги — руссы, а Елена — наша Ольга, видно из других
западных хроник, где говорится о прибытии к Оттону послов от русского племени
(legati Rusciae gentis). Роман тут, разумеется, сын Константина
Багрянородного Роман И; Константин умер в ноябре 959 г., так что подмена одного имени другим едва ли дает основание для хронологических соображений,
как делает Пархоменко123. Цель посольства к Оттону, по Продолжателю Регинона:
«просили посвятить для сего народа епископа и священников». Отправка епископа
задержалась. Назначенный было Либуций умер нежданно, и только в 961 г. поехал на Русь епископ Адальберт. Но и этот через год вернулся назад, «ибо не успел ни в чем,
зачем был послан, и видел, что его старания тщетны». Что до позднейших
византийских историков, то упоминания их, т. е. Скилицы (у Кедрина) 124 — XI
в. и Зонары 25 — XII в., о крещении Ольги в Византии едва ли имеют цену: они
могли отражать версию, ставшую, так сказать, официальной со времен Ярослава и
торжества на Руси греческой иерархии.

Наш летописный рассказ помещен под 955 г., быть может, случайно. В одном памятнике киевской письменности, так называемой Похвале
Владимиру Иакова Мниха 126, говорится, что Ольга умерла в 969 г., прожив христианкой 15 лет. По этому расчету ее крещение как раз придется на 954/955
сентябрьский год 43. Поэтому часть наших историков готова признать крещение
Ольги в Киеве ранее поездки в Византию, самую поездку объяснять желанием
побывать в столице новой веры.

Указанные особенности рассказа Константина Багрянородного
о приеме Ольги тогда пришлось бы объяснить тем, что ее христианство было, так
сказать, неофициальным (как это было, например, в XIV в. у литовских князей,
например,Ольгерда) и что ее священник был поэтому неважным лицом при княжом
дворе. Другие принимают крещение после 957 г., а Пархоменко строит целое второе путешествие Ольги после 959 г. Приселков принимает 955 г. для крещения Ольги в Царь- граде, поездку ее в 957 г. считает второй, а враждебный тон
отношения Ольги к императору в летописном рассказе, след несостоявшегося
соглашения, объясняет раздражением Ольги против тех «приниженных форм
церковно-политической зависимости Киева», какие ей навязывали греки в случае
принятия из Византии церковной иерархии. Тогда, по мнению Приселкова, Ольга
поступила по примеру болгар, т. е., не поладив с греками, обратилась на
запад, но и тут получила не лучшие условия — не архиеписко- пию или
митрополию, а подвластную чужой высшей иерархии епископию,27.

Мне представляется весьма трудным сделать надежный вывод
из этих данных. Думается только, что 955 год заслуживает внимания ввиду
свидетельства Скилицы об имени патриарха, [и] что слишком искусственно в то
же время всякое удвоение поездки Ольги в Царьград. Поэтому сравнительно более
вероятным я считал бы крещение Ольги в Киеве и притом ранее 955 г., а запись ее приема отражением недовольства греков тем, что Ольга не склонилась перед
греческой церковью, а быть может, и не получила «полного» крещения, т. е.
епископского миропомазания. Все это предположения, которые, может быть, не
хуже, но, во всяком случае, и не лучше других. Они не противоречат
приселковским соображениям, в пользу которых говорит сообщение Регинона о
назначении на Русь епископа.

Сообщение весьма интересное, так как оно свидетельствует,
что у Ольги была мысль о введении на Руси христианской церкви (ср. летописные
рассказы о том, как она Святослава уговаривала креститься) 128. Кажется
только, что Приселков слишком прямолинейно сводит все дело к разногласиям с
Византией по вопросу о независимости этой иерархии от патриарха и вообще о
«церковно-политической зависимости». Вероятнее, что и другие мотивы
разногласия были: не состоялся и торговый договор, шла, быть может, неудачная
речь о союзе и военной помощи; словом, византийцы поставили ряд требований, а
к тому же в летописном рассказе звучит, хоть и в народно-юмористической
форме, словно отголосок вполне возможного недовольства Ольги, что «архонтиссу
руссов» приняли не как владетельную особу, а наравне с иноземными послами.

Твердым остается только самый факт принятия христианства
Ольгой с именем Елены. Он показателен для силы влияния христианской культуры
в Киеве, но не только для этого. Сви- тельства Константина Багрянородного и
Регинона показывают, что при ней Киевская Русь выходит на путь более широких
и определенных государственных (международных) сношений с соседними
культурными странами. Как бы уже назрела мысль о вступлении Руси в круг
стран, составлявших тогдашний европейский мир, что неизбежно должно было
связаться с ее христианизацией. При некоторых конструктивных преувеличениях
«Очерки» Приселкова имеют ту бесспорную заслугу, что чутко уловлен в них этот
момент: на исторической очереди стоял важнейший вопрос о том, как же сложатся
дальнейшие отношения Руси. Христианский культурный мир стоял перед нею
организованным в две империи — западную и восточную. Обе половины когда- то
единой Римской империи несли в себе дух ее универсализма, лишь углубленного и
усиленного связью империи со вселенской христианской церковью, еще не
расколотой формально тоже на две части.

Каждая из этих империй была, однако, особым миром
своеобразной культуры. Русь могла примкнуть к любому их них, и к миру
восточному ее в конце концов привязала не Византия, а Болгария как посредница
между христианской культурой и восточным славянством. Вопрос остался
нерешенным при Ольге. Быть может, потому, что сама-то Русь была еще
недостаточно готова к какому-либо его решению.

 

Полное имя княгини ольги. Крещение ольги в константинополе

Многие факты из жизни одной из самых великих правительниц Руси и до сегодня неизвестны. Княгиня Ольга, краткая биография которой имеет множество «белых пятен», и сегодня является одной из самых одиозных персон

Происхождение княгини Ольги

Историки и исследователи жизни и деятельности Ольги и сегодня не пришли к единому мнению о ее происхождении. Несколько источников тех лет дают разные сведения о происхождении будущей жены великого князя Игоря.

Так, один из признанных источников тех времен — «Повесть временных лет» — указывает, что будущая княгиня Ольга, краткая биография которой не дает точных данных о ее родителях, была привезена из Пскова.

Другой источник — «Житие княгини Ольги» — утверждает, что родилась она на Псковской земле, в деревне Выбуты. простолюдинкой, именно поэтому имена ее родителей остались неизвестными.

Иокимовская летопись упоминает, что будущая жена князя Киевского была знатного рода Изборских, а корни ее уходят к варягам.

Еще одна версия: Ольга — дочь

Замужество

Знакомство Игоря с будущей женой также окутано массой неточностей и загадок. В «Житии» сказано, что будущая княгиня Ольга, краткая биография которой иногда противоречиво подается в разных источниках, познакомилась со своим будущим мужем в Пскове, где князь охотился. Ему было нужно перебраться через реку, и, увидев лодку, Игорь сел в нее. После князь обнаружил, что его паромщик — прекрасная девушка. На все ухаживания своего пассажира она отвечала отказом. А когда настало время выбирать князю невесту, он вспомнил девушку в лодке и послал за ней гонцов с предложением руки и сердца. Так стала женой русского Ольга. Княгиня Киевская, краткая биография которой с этих пор прослеживается более четко, была хорошей и мудрой женой. Уже в скором времени родила она Игорю сына — Святослава.

Убийство князя Игоря

Князь Игорь был великим завоевателем, он постоянно совершал набеги со своей дружиной на соседние земли, собирая дань со слабых племен. Один из таких походов стал для русского князя роковым. В 945 году Игорь с дружиной отправился к соседним древлянам за положенной данью. Забрав множество богатств, разрушив деревни и надругавшись над местным населением, русичи отправились домой. Однако на обратном пути князь с малым количеством воинов решил вернуться и вновь ограбить древлянские земли. Но местные мужчины, убедившись, что князь идет с малым войском, напали на него и убили.

Месть древлянам

Узнав о смерти мужа от рук древлян, долго горевала Ольга. Княгиня Киевская, краткая биография которой описана в «Повести временных лет», оказалось мудрой женой и правительницей. По обычаям того времени была приемлема Естественно, Ольга не могла обойти эту традицию. Собрав дружину, Она стала выжидать. Вскоре пришли послы от древлян с предложением свадьбы ради объединения русских и древлянских земель. Княгиня согласилась — в этом и состояла ее месть.

Доверчивые древляне поверили ей, зашли в столицу, но были схвачены, брошены в яму и засыпаны землей. Так, часть самых смелых и отважных древлян была уничтожена. Вторая партия послов была также умерщвлена хитростью — их сожгли в бане. Когда Ольга с дружиной подошла к вратам Искоростеня, главного города древлян, под предлогом справить тризну (поминки) по князю она опоила своих врагов, а дружина изрубила их. По свидетельствам летописцев, около пяти тысяч древлян полегло тогда.

В 946 году княгиня с войском отправилась в древлянские земли, разрушила их, собрала подати и установила обязательный, фиксированный размер налога, но занять Искоростень ей так и не удалось. Город был неприступен. Тогда Ольга сожгла город дотла с помощью голубей и воробьев, привязав к их лапкам горящую ткань. Школьникам рассказывают, кто такая княгиня Ольга. Краткая биография для детей младших классов опускает полную историю мести. В основном уделяется внимание годам ее правления и принятию христианской веры.

Княгиня Ольга: краткая биография, годы правления

После смерти Игоря преемником стал их сын Святослав, но фактически вся власть была сосредоточена в руках его матери, и пока он был юным, и после его совершеннолетия. Святослав был воином, и основное свое время проводил в походах. Благоустройством земель и подконтрольных территорий занималась княгиня Ольга. Краткая биография правительницы свидетельствует о том, что эта женщина основала несколько городов, в том числе Псков. Повсюду она облагораживала свои земли, возводила вокруг крупных селений стены, строила храмы в честь христианских святых. В годы правления Ольги чрезмерные подати были заменены фиксированными сборами.

Внешняя политика княгини также заслуживает внимания. Ольга укрепила связи с Германией и Византией. Способствовало этому, прежде всего, принятие ею христианской веры.

Крещение княгини Ольги

Первой ласточкой христианства на русской земле названа княгиня Ольга. Краткая биография для 4 класса особое внимание уделяет этому событию. В письменных источниках прошлых лет отсутствует единая дата принятия княгиней христианства. Некоторые называют 955 год, другие — 957 год.

Посетив Константинополь, Ольга не только крестилась в христианской вере, но и возобновила торговые договоры, подписанные еще ее покойным мужем. Крестили княгиню сам VII и священник Феофилакт. Нарекли ее Еленой (по христианскому обычаю).

Вернувшись домой, Ольга всячески пыталась приобщить к новой вере своего сына Святослава, но князь не проникся этой идеей и остался язычником, боясь осуждения дружины. И тем не менее, матери он не запрещал строить соборы и церкви. Ольга оставалась в Киеве, активно участвовала в воспитание внуков. Возможно, именно этот факт привел к тому, что сын Святослава, Владимир, в 988 году крестил Русь, тем самым объединив ее.

В 968 году печенеги напали на Русскую землю. Ольга находилась в осажденной столице вместе с внуками. Она послала гонца за Святославом, который в это время находился в очередном походе. Князь прибыл домой, разбил печенегов, но Ольга попросила сына не планировать очередной поход, так как тяжело хворала и предчувствовала близкий конец. В 969 году княгиня Ольга умерла и была похоронена по христианскому обряду. Легенда гласит, что мощи великой княгини были нетленными.

В XVI веке Ольга была причислена к лику святых.

К сожалению, о том, когда и при каких обстоятельствах была
рождена будущая великая русская княгиня Ольга достоверно неизвестно. Многие
исследователи спорят об этом, выдвигая порой самые смелые теории. Одни учёные
утверждают, что род её вёлся от болгарского князя Бориса, другие предполагают,
что она была дочерью князя Олега Вещего. А монах Нестор, являвшийся автором
бессмертной летописи «Повесть временных лет» утверждал, что Ольга была простого
рода и упоминает о небольшой деревне под Псковом в качестве места её рождения.
Подтверждённые достоверно факты составляют только краткую биографию великой
княгини.

После того как Игорь взял Ольгу в жёны на её плечи легла не
только женская обязанность по воспитанию сына, но и большая часть политических
государственных дел. Так, отправляясь в очередной поход, Игорь оставлял в Киеве
Ольгу, которая занималась всей внутренней жизнью Русского государства,
встречаясь с послами и наместниками.

После того, как Игорь был убит в 945 году древляне
предложили через послов Ольге стать женой их князя Мала. Посольство было
встречено с большими почестями. На руках ладьи принесли к дворцу, однако потом
сбросили их в яму и живьём зарыли. После чего сама княгиня отослала древлянам
послание в котором просила прислать к ней лучших древлянских мужей для
достойного входа в их земли. Их Ольга сожгла в бане.

Затем послы княгини принесли весть древлянам, что она хочет
справить тризну на могиле мужа. На этот раз после опоения древлян их перебили
русские воины, после чего идёт знаменитая история о сожжении города древлян
через два года.

Последующим важным решением княгини после усмирения
непокорных древлян стала смена погостами полюдий. При этом, для каждого полюдья
был установлен фиксированный урок. Ольга занималась внутренней и внешней
политикой страны не только во время младенчества Святослава, но и при нём, так
как сын проводил большую часть времени в военных (к слову сказать, успешных)
походах.

Самым важным событием в осуществлении внешней политики было
принятие русской княгиней христианства в Константинополе. Именно этот факт смог
укрепить союз с Германией и Византийской Империей, выведя Киевскую Русь на
мировую арену в качестве сильного и цивилизованного игрока.

Умерла княгиня в 969 году, а в 1547 году её канонизировали.

Основателем Древнерусского государства считается Рюрик, он был первым новгородским князем. Именно варяг Рюрик является родоначальником целой династии, правящей на Руси. Как произошло, что именно он стал князем, до…

Основателем Древнерусского государства считается Рюрик, он был первым новгородским князем. Именно варяг Рюрик является родоначальником целой династии, правящей на Руси. Как произошло, что именно он стал князем, до конца узнать не удастся. Существует несколько версий, по одной из них, его пригласили править, чтобы предотвратить бесконечные междоусобицы на земле славян и финов. Славяне и варяги были язычниками, они верили в богов воды и земли, в домовых и леших, поклонялись Перуну (богу грома и молний), Сварогу (хозяину вселенной) и другим богам и богиням. Рюрик построил город Новгород и постепенно стал править единолично, расширяя свои земли. Когда он умер, остался его малолетний сын Игорь.

Игорю Рюриковичу было всего 4 года, и был нужен опекун и новый князь. Эту задачу Рюрик возложил на Олега, происхождение которого неясно, предполагают, что он был дальним родственником Рюрика. Известный нам как князь Вещий Олег, он правил Древней Русью с 879 по 912 год. За это время он захватил Киев и увеличил размеры Древнерусского государства. Поэтому иногда он считается его основателем. Князь Олег присоединил к Руси много племен и ходил воевать Константинополь.

После его внезапной смерти вся власть перешла в руки князя Игоря, сына Рюрика. В летописях его называют Игорь Старый. Это был юноша, воспитанный во дворце в Киеве. Он был жестоким воином, варягом по воспитанию. Почти непрерывно он возглавлял военные действия, совершал набеги на соседей, покорял различные племена и облагал их данью. Князь Олег, регент Игоря, подобрал для него невесту, в которую Игорь влюбился. По некоторым источникам ей было 10 или 13 лет, и звали ее красиво – Прекраса. Однако ее переименовали в Ольгу, предполагается потому, что она была родственницей или даже дочерью Вещего Олега. По другой версии она была из рода Гостомысла, что правил до Рюрика. Есть и другие версии ее происхождения.

В историю эта женщина вошла под именем княгини Ольги. Древние свадьбы были чрезвычайно красочными и оригинальными. Для свадебных нарядов использовали красный цвет. Свадьба совершалась по языческому обряду. У князя Игоря были и другие жены, ведь он был язычником, но Ольга всегда была любимой женой. В браке Ольги и Игоря родился сын Святослав, который позднее станет управлять государством. Ольга любила своего варяга.

Князь Игорь во всем полагался на силу, и постоянно боролся за власть. В 945 году он объезжал захваченные земли и собирал дань, получив дань с древлян, он уехал. В дороге он решил, что получил слишком мало, вернулся к древлянам и потребовал новую дань. Древляне были возмущены таким требованием, они взбунтовались, схватили князя Игоря привязали его к согнутым деревьям и отпустили их. Великая княгиня Ольга тяжело переживала смерть мужа. Но именно она стала править Древней Русью после его смерти. Ранее, когда он был в походах, она также управляла государством в его отсутствие. Судя по летописям, Ольга первая женщина – правитель государства Древняя Русь. Она начала военный поход на древлян, уничтожая их поселения, и осадила столицу древлян. Затем потребовала по голубю с каждого двора. А тогда их употребляли в пищу, и никто не заподозрил ничего плохого, посчитав это данью. К ножке каждого голубя привязали подожженную паклю и голуби полетели в свои дома, и столица древлян сгорела.

Князь Святослав

Крещение Ольги

Дважды княгиня Ольга путешествовала в Константинополь. В 957 году она крестилась и стала христианкой, ее крестным отцом был сам император Константин. Правила Ольга Древней Русью с 945 по 962 год. При крещении она приняла имя Елена. Она первая стала строить христианские храмы и распространять христианство на Руси. Ольга пыталась приобщить к христианской вере своего сына Святослава, но он остался язычником и после смерти матери притеснял христиан. Сын Ольги, внук великого Рюрика трагически погиб в засаде печенегов.

Икона святой равноапостольной княгини Ольги

Княгиня Ольга, крещеная Еленой, умерла 11 июля 969 года. Похоронена она по христианскому обычаю, и сын ее не запретил этого. Первая из русских государей она приняла христианство ещё до крещения Древней Руси, это — первая русская святая. Имя княгини Ольги связано с династией Рюриков, с появлением на Руси христианства, это великая женщина стояла у истоков государства и культуры Древней Руси. Народ почитал ее за мудрость и святость. Время правления княгини Ольги наполнено важными событиями: восстановление единства государства, налоговая реформа, административная реформа, каменное строительство городов, укрепление международного авторитета Руси, укрепление связей с Византией и Германией, укрепление княжеской власти. Похоронили эту незаурядную женщину в Киеве.

Ее внук, Великий князь Владимир приказал перенести ее мощи в Новую церковь. Скорее всего, именно во время княжения Владимира (970-988) княгиню Ольгу стали почитать как святую. В 1547 году княгиня Ольга (Елена) была причислена к лику святой равноапостольной. Таких женщин было всего шесть, за всю историю христианства. Кроме Ольги это — Мария Магдалина, первомученица Фёкла, мученица Апфия, царица Елена Равноапостольная и просветительница Грузии Нина. Память Великой княгини Ольги отмечается праздником, как у католиков, так и у православных христиан.

Княгиня Ольга — одна из немногочисленных правителей женщин в истории России. Её роль в укрепление мощи древнерусского государства недооценить невозможно. Это образ русской героини, мудрой, умной и в тоже время хитрой женщины, которая как настоящая воительница смогла отомстить за смерть своего мужа Игоря Старого.

О ней, как и о других правителей древнерусского государства, немного фактов, в истории её личности есть спорные моменты, на счет которых историки дискутируют, и по сей день.

Происхождение Княгини Ольги

Много споров о её происхождении, одни считают, что Ольга была крестьянкой из Пскова, другие считают княгиню родом из знатного новгородского рода, а третьи вообще считают, что она из варягов.

Княгиня Ольга жена Игоря

Княгиня была достойной женой киевского князя, имел в своем владении Вышгород, что под Киевом, села Будутино, Ольжичи и другие русские земли. Пока муж был в походах, она занималась внутренней политикой русского государства.

У неё была даже своя дружина, и свой посол, который был третьим в списке лиц, участвовавших в переговорах с Византией, после удачного похода Игоря.

Месть Княгини Ольги Древлянам

В 945 году от рук древлян погибает Игорь Старый. Их сын Святослав был еще мал, и поэтому вся тяжесть управления государством ложится на плечи княгини. Первым делом она отомстила древлянам за смерть мужа.

Месть — эта почти мифическая, но рассказ о ней по истине впечатляет. Именно это время ярче всего проявилась мудрость княгини, и её хитрость.

Древляне хотели, что бы Ольга вышла замуж, за их князя Мала, и прислали свое посольство в ладье. Они говорили: «Ни едем на конях, ни пешие не идем, но понесите нас в ладье». Она согласилась и приказала выкопать большую яму, послать людей за древлянами. Понесли Киевляне их в ладье, и скину в большую яму, и заживо закопали.

Потом отправила древлянам гонца с послание — «Если и вправду меня просите, то пришлите лучших мужей, чтобы с великой честью пойти за вашего князя, иначе не пустят меня киевсеи люди». Древляне, услышав это, отправили лучших мужей. Княгиня приказала растопить им баню, и пока те мылись, им заперли двери и подожгли баню.

После этого Ольга опять отправляет гонца к древлянам — «Вот уже иду к Вам, приготовьте меды многие у того города, где убили мужа моего, да поплачусь на могиле его и устрою ему тризну». Взяла с собой небольшую дружину и двинулась на легке в древлянские земли.

Оплакав мужа на его могиле, приказала насыпать великую могилу и начать тризну. Затем начался пир. Древляне подвыпили. Княгиня отошла в сторону и велела рубить древлян, и полегло их пять тысяч.

Затем вернулась в Киев и стала готовиться к взятию древлянской столицы — Искоростень. Долго длилась осада Искоростени. Тут она опять проявила хитрость. Поняв, что город еще долго может обороняться, отправила послов в город, и те заключили мир, обязали древлян заплатить дань в размере… трех голубей и воробье со двора. Древляне обрадовались, собрали дань и выдали Ольге. Она обещала уйти уже на следующий день.

Когда стемнело, то приказала своим дружинникам привязать к каждому голубю и воробью трут (тлеющий материал) и отпустить птиц. Птицы полетели в свои гнезда, которые находились в сараях, и на сеновалах.

Город Искоростень запылал. Люди побежали из города. Дружина хватала защитников и простых мирных. Людей обращали в рабство, убивали, а кого-то оставили в живых, и заставили платить большую дань. Вот так изящно и коварно отомстила она за смерть своего мужа Игоря Старого.

Годы правления

Княгиня Ольга правила в переод с 945 — 964 годы.

Внутренняя политика княгини Ольги

После расправы с древлянами Ольга начинает активно заниматься внутренней политикой древнерусского государства. Вместо полюдья установила четкие размеры дани для земель, находившихся под властью Киева. Установила «уставы и уроки», «становища и ловища», «погосты». Погосты — место сбора дани, как бы становились небольшими центрами княжеской власти.

Смысл реформ княгини заключался в нормировании повинностей, централизации власти, ослаблении племенной власти. Долгое время она приводила в действия эту реформу, оттачивая её механизмы. Эта работа не принесла ей славы, не обросла легендами, зато имела большое значение в становлении русского государства. Теперь русское хозяйство имело административно — хозяйственную систему.

Внешняя политика Княгини Ольги

Во внешней политике, во время её правления было затишье. Не было крупных походов, нигде не лилась русская кровь. Завершив внутригосударственные дела, она решила позаботиться и о престиже Руси на мировой арене. И, если предшественники Рюрик, Олег, и Игорь завоевывали авторитет для Руси с помощью силы, военных походов, то Ольга предпочитала пользоваться дипломатией. И, тут особое значение приобрело её крещение в православие.

Княгиня Ольга и православие

«Ольга с малых лет искала мудростью, что есть самое лучшее на свете этом, и нашла многоценный жемчуг — Христа». Княгиня приняла православие и стала первой правительницей — христианкой на Руси.

Историки спорят, где же приняла она веру православную, в Киеве или в Константинополе? Скорее всего, в Киеве она только ознакомилась с христианством, а непосредственное крещение приняла уже в Византии, куда её сопровождал киевский священник Григорий.

Сам Византийский Император стал крестным отцом русской княгини. Такое положение дел резко повышало престиж Киева и возвышало княгиню среди прочих представителей других государств. Получить в крестники Византийского Императора дорогого стоит. Крещение её не повлекло за собой введения христианства на Руси, но её внук, Владимир Святославович продолжит начатое дело.

Ольга первая русская святая. Именно с неё на Руси пошло православие. Имя её навсегда войдет в историю нашей страны, как имя женщины героини, искренне любившей своего мужа, свою Родину и свой народ.

Ольга и ее сын Святослав

Ольга была матерью знаменитого князя Святослава Игоревича, который продолжит ее дела по становлению и укреплению русского государства. Во взаимоотношениях матери и сына было много протеворечий. Ольга была православной. Святослав же не хотел креститься, опасался, что дружина не одобрит его поступок, он был ярым защитником язычества. Сын вошел в историю, как талантливый полководец и хороший воин.

Крещение Ольги

Крещение Ольги

  Завершив «устроение» государства и упорядочив сбор дани, княгиня Ольга задумалась о выборе новой веры. Она первой из правителей Руси приняла христианство.

  Оставаясь язычницей, Ольга долгие годы наблюдала жизнь христиан, которых в Киеве было уже немало. Еще в конце 866 года константинопольский патриарх Фотий в «Окружном послании», разосланном иерархам Восточной церкви, сообщал о крещении киевских руссов в Византии. В русско-византийском договоре 944 года о мире в составе дружины и свите князя Игоря были упомянуты, помимо язычников, и христиане. Они приносили клятву на верность пунктам соглашения в соборе Святой Софии. В Киеве в эпоху Ольги существовало несколько христианских церквей и соборный храм Святого Ильи.

  Интерес Ольги к христианству. Став правительницей Киевского государства, княгиня Ольга начала присматриваться к религиозному учению, которому следовали многие страны Европы. Постепенно Ольга пришла к мысли о том, что принятие новой веры может еще более объединить страну, поставить ее в один ряд с другими христианскими государствами мира. Ею овладело желание посетить Константинополь, увидеть великолепие его храмов и встретиться с императором, а затем принять святое крещение.

  Летопись о крещении Ольги. Летописный рассказ о поездке Ольги в Константинополь относится к 954-955 годам и сообщает, что отправилась княгиня «в греки» и достигла Царьграда. Византийский император Константин Багрянородный принял ее и удостоил беседой. Его поразили красота и ум гостьи, и он сказал, намекая на возможный супружеский союз с ней: «Достойна ты царствовать в граде с нами!» Ольга же от прямого ответа уклонилась. Она пожелала принять веру Христову и просила, чтобы император стал ее восприемником от купели. Это было исполнено. Когда же басилевс вновь предложил Ольге стать его женой, она отвечала, что у христиан не приняты браки между крестными отцами и крестницами. Император оценил ее хитроумный ход и не разгневался. «И дал ей дары многие — золото, серебро, паволоки, и сосуды различные; и отпустил ее…» — сообщает «Повесть временных лет». Названная при крещении Еленой, княгиня вернулась в Киев.

  Свидетельство современника. О крещении русской княгини упоминают немецкая «Хроника» и византийские источники, среди которых трактат Константина Багрянородного «О церемониях византийского двора», где он описывает два приема Ольги Росской в Константинополе, представляет для нас особый интерес. Сочинение басилевса позволяет восстановить истинный ход событий, приведших к крещению Ольги.

  Посольство «архонтиссы». Историки полагают, что летом 957 года княгиня водным путем отправилась в Константинополь. Она везла с собой богатые дары императору Византии. В дороге ее сопровождала большая свита, общим числом примерно в тысячу человек. Ее путь в Царьград занимал не менее сорока дней. Наконец караван русских судов вошел в бухту Золотой Рог. Там Ольге пришлось пережить томительное ожидание: византийские власти никак не могли решить, как им надлежит принимать высокую гостью. Наконец, 9 сентября ей было назначено предстать перед очами императора.

  Пышная церемония. Император Константин принимал княгиню Ольгу в Золотой палате Большого дворца. Церемония была обставлена с обычной пышностью. Государь восседал на троне, представлявшем собой удивительное произведение искусства. Ольга вошла в зал в сопровождении близких родственниц. Помимо них, в свите было 20 послов и 43 купца. С достоинством поклонившись императору, она преподнесла ему свои дары. Басилевс ромеев не проронил ни слова. От его имени говорил придворный — дромологофет. На этом прием завершился.

  Пребывдние в Константинополе. В тот же день княгиню Ольгу принимала супруга императора Елена на своей половине дворца. После вручения даров Ольгу и ее спутниц препроводили в покои для отдыха. Позже княгиню пригласили для беседы с императором, где она смогла обсудить с ним государственные вопросы. Историки также предполагают, что Ольга хотела выяснить возможность династического брака своего сына Святослава и одной из византийских царевен. На это Константин Багрянородный ответил отказом, что оскорбило княгиню. Договор о мире между двумя странами был подтвержден: Константин нуждался в военной помощи руссов в борьбе с доместиком Никифором Фокой. В честь пребывания княгини в Константинополе августа Елена дала обед, после которого гостям вручили дары от императора. Княгиня получила «золотую, покрытую драгоценными камнями чашу«, а в ней 500 серебряных монет. Вскоре состоялся второй прием у византийского императора. Никаких новых подробностей Константин Багрянородный о нем не сообщил. Для нас важно, что на этот прием княгиня Ольга явилась уже христианкой. Версия русской летописи о причастности басилевса к крещению Ольги имеет явно мифологический характер. В действительности, таинство совершил константинопольский патриарх Полиевкт в Софийском соборе. В дар храму Ольга передала золотое богослужебное блюдо.

Княгиня Ольга | Государственное управление в России в портретах

Н. А. Бруни. Святая великая княгиня Ольга. 1901 г.

Княгиня Ольга (ст.-слав. Ольга), в крещении Елена (ок. 890 — 11 июля 969) — княгиня, правившая Древнерусским государством после гибели мужа, Великого князя Киевского Игоря Рюриковича с 945 до 962 года. Первая из русских правителей приняла христианство ещё до крещения Руси, первая русская святая.

Спустя примерно 140 лет после её смерти древнерусский летописец так выразил отношение русских людей к первому правителю Киевской Руси, принявшему крещение:

Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи.

С. Ефошкин. Древняя Русь. Князь Игорь и будущая княгиня Ольга

Летописи не сообщают год рождения Ольги, однако поздняя Степенная книга сообщает, что скончалась она в возрасте около 80 лет, что относит дату её рождения к концу IX века.

Согласно самой ранней древнерусской летописи «Повесть временных лет», Ольга была родом из Пскова (др.-рус. Плесковъ, Пльсковъ). Житие святой великой княгини Ольги уточняет, что родилась она в деревне Выбуты Псковской земли, в 12 км от Пскова выше по реке Великой. Имена родителей Ольги не сохранились, по Житию они были незнатного рода, «от языка варяжска». По мнению норманистов, варяжское происхождение подтверждается её именем, имеющим соответствие в древнескандинавском как Helga. Присутствие предположительно скандинавов в тех местах отмечено рядом археологических находок, возможно датируемых первой половиной X века. С другой стороны, в летописях имя Ольги часто передано славянской формой «Вольга». Известно и древнечешское имя Olha.

Типографская летопись (конец XV века) и более поздний Пискаревский летописец передают слух, будто Ольга была дочерью Вещего Олега, который стал править Киевской Русью как опекун малолетнего Игоря, сына Рюрика: «Нецыи же глаголют, яко Ольгова дщери бе Ольга». Олег же поженил Игоря и Ольгу.

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает о знатном славянском происхождении Ольги:

«Когда Игорь возмужал, оженил его Олег, выдал за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, которая Прекраса звалась, а Олег переименовал её и нарек в своё имя Ольга. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу из-за мудрости её более других чтил».

Болгарские историки выдвигали также версию о болгарских корнях княгини Ольги, опираясь в основном на сообщение «Нового Владимирского Летописца» («Игоря же ожени  въ Болгарехъ, поятъ же за него княжну Ольгу».) и переводя летописное название Плесков не как Псков, но как Плиска — болгарская столица того времени. Названия обоих городов действительно совпадают в древнеславянской транскрипции некоторых текстов, что и послужило основанием для автора «Нового Владимирского Летописца» перевести сообщение «Повести временных лет» об Ольге из Пскова как об Ольге из болгар, так как написание Плесков для обозначения Пскова давно вышло из употребления.

Киевские князья Рюрик, Игорь и Святослав. Фрагмент росписи Грановитой палаты Московского Кремля

На местных преданиях основываются утверждения о происхождении Ольги из летописного прикарпатского Плеснеска, громадного городища (VII—VIII в. — 10-12 Га, до Хв. — 160 Га, до ХІІІв. — 300 Га) со скандинавскими и западнославянскими материалами.
По «Повести временных лет» Вещий Олег женил Игоря Рюриковича, начавшего самостоятельно править с 912 года, на Ольге в 903 году, то есть когда ей уже исполнилось 12 лет. Дата эта подвергается сомнению, так как, согласно Ипатьевскому списку той же «Повести», их сын Святослав родился только в 942 году.

Возможно, чтобы разрешить это противоречие, поздние Устюжская летопись и Новгородская летопись по списку П. П. Дубровского сообщают о 10-летнем возрасте Ольги на момент свадьбы. Данное сообщение противоречит легенде, изложенной в Степенной книге (2-я половина XVI века), о случайной встрече с Игорем на переправе под Псковом. Князь охотился в тех местах. Переправляясь через реку на лодке, он заметил, что перевозчиком была юная девушка, переодетая в мужскую одежду. Игорь тотчас же «разгореся желанием» и стал приставать к ней, однако получил в ответ достойную отповедь: «Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание». О случайном знакомстве Игорь вспомнил, когда пришло время искать себе невесту, и послал Олега за полюбившейся девушкой, не желая никакой другой жены.

Призвание варягов. Ф.А. Бруни, 1839

Новгородская Первая летопись младшего извода, которая содержит в наиболее неизменном виде сведения из Начального свода XI века, оставляет сообщение о женитьбе Игоря на Ольге не датированным, то есть самые ранние древнерусские летописцы не имели сведений о дате свадьбы. Вполне вероятно, что 903 год в тексте ПВЛ возник в более позднее время, когда монах Нестор пытался привести начальную древнерусскую историю в хронологический порядок. После свадьбы имя Ольги упоминается в очередной раз только через 40 лет, в русско-византийском договоре 944 года.

Согласно летописи, в 945 году князь Игорь погибает от рук древлян после неоднократного взимания с них дани. Наследнику престола Святославу тогда было только 3 года, поэтому фактическим правителем Киевской Руси в 945 году стала Ольга. Дружина Игоря подчинилась ей, признав Ольгу представителем законного наследника престола. Решительный образ действий княгини в отношении древлян также мог склонить дружинников в её пользу.

Древляне после убийства Игоря прислали к его вдове Ольге сватов звать её замуж за своего князя Мала. Княгиня последовательно расправилась со старейшинами древлян, а затем привела к покорности народ древлян. Древнерусский летописец подробно излагает месть Ольги за смерть мужа.

«Мщение Ольги против идолов древлянских». Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.

1-я месть княгини Ольги: Сваты, 20 древлян, прибыли в ладье, которую киевляне отнесли и бросили в глубокую яму на дворе терема Ольги. Сватов-послов закопали живьем вместе с ладьёй.

« И, склонившись к яме, спросила их Ольга: „Хороша ли вам честь?». Они же ответили: „Горше нам Игоревой смерти». И повелела засыпать их живыми; и засыпали их.. »

Вторая месть Ольги древлянам. Миниатюра из Радзивилловской летописи. 2-я месть: Ольга попросила для уважения прислать к ней новых послов из лучших мужей, что и было с охотой исполнено древлянами. Посольство из знатных древлян сожгли в бане, пока те мылись, готовясь к встрече с княгиней.

3-я месть: Княгиня с небольшой дружиной приехала в земли древлян, чтобы по обычаю справить тризну на могиле мужа. Опоив во время тризны древлян, Ольга велела рубить их. Летопись сообщает о 5 тысячах перебитых древлян.

4-я месть: В 946 году Ольга вышла с войском в поход на древлян. По Новгородской Первой летописи киевская дружина победила древлян в бою. Ольга прошлась по Древлянской земле, установила дани и налоги, после чего вернулась в Киев. В ПВЛ летописец сделал врезку в текст Начального свода об осаде древлянской столицы Искоростеня. По ПВЛ после безуспешной осады в течение лета Ольга сожгла город с помощью птиц, к ногам которых велела привязать зажжённую паклю с серой. Часть защитников Искоростеня были перебиты, остальные покорились. Схожая легенда о сожжении города с помощью птиц излагается также Саксоном Грамматиком (XII век) в его компиляции устных датских преданий о подвигах викингов и скальдом Снорри Стурлусоном.

Четвёртая месть Ольги древлянам. Миниатюра из Радзивилловской летописи

После расправы с древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава, но и после этого она оставалась фактическим правителем, так как её сын большую часть времени отсутствовал в военных походах.

Покорив древлян, Ольга в 947 году отправилась в новгородские и псковские земли, назначая там уроки (своеобразная мера дани), после чего вернулась к сыну Святославу в Киев. Ольга установила систему «погостов» — центров торговли и обмена, в которых более упорядоченно происходил сбор податей; затем по погостам стали строить храмы. Путешествие Ольги в Новгородскую землю ставили под сомнение архимандрит Леонид (Кавелин), А. Шахматов (в частности, указывал на путаницу Древлянской земли с Деревской пятиной), М. Грушевский, Д.Лихачев. Попытки новгородских летописцев привлекать к Новгородской земле несвойственные события отмечал и В. Татищев. Критически оценивают и свидетельство летописи о санях Ольги, будто-бы хранившихся в Плескове (Пскове) после поездки Ольги в Новгородскую землю.

КНЯГИНЯ ОЛЬГА. ХУД. МИХАИЛ ШРИЛЁВ. 1994 г.

По мнению Ю. Дыбы летописная фраза «и оустави по мьстѣ. погосты и дань. и по лузѣ погосты и дань и ѡброкы», помещенная в продолжении летописного описания мести Ольги древлянам («по мьстѣ» — буквально «по отмщении»), отражает реалии маршрута похода княгини Ольги после древлянской мести дальше на запад, к правой притоке Западного Буга — р. Луге, и свидетельствует об инкорпорации Киевом Волыни. Покорение Древлянской земли и Волыни открыло перед Киевом перспективы контроля двух важных международних торговых путей. Один из них — сухопутный, названный «из немец в хозары», связывал Волжскую Булгарию через Киев, Краков и Прагу с Регенсбургом и рынками сбыта русских товаров в Баварском Подунавье. Кроме этого, владение древлянским и волынским отрезками этого пути, который проходил через Устилуг, расположенный при впадении Луги в Западный Буг, давало Киеву возможность контролировать водный маршрут по Бугу который открывал выгоды прямой торговли с Балтикой. Масштабы торговых операций по Западному Бугу и Висле отражены в массовых находках торговых пломб в Дрогичине. Из 15000 шт их общего известного количества 12000 (80 %) обнаружено в Дорогичине и его окрестностях. На Северную Русь приходится лишь 2500 (17 %) пломб, из которых до 1000 найдено в Новгороде и Городце на Волге. Остальные 3 % дали другие земли. Выгодное расположение р. Луги на пересечении торговых маршрутов впоследствии привело к основанию на ней Владимира-Волынского.

Княгиня Ольга положила начало каменному градостроительству на Руси (первые каменные здания Киева — городской дворец и загородный терем Ольги), со вниманием относилась к благоустройству подвластных Киеву земель — новгородских, псковских, расположенных вдоль реки Десна и др.

В 945 Ольга установила размеры «полюдья» — податей в пользу Киева, сроки и периодичность их уплаты — «оброки» и «уставы». Подвластные Киеву земли оказались поделены на административные единицы, в каждой из которых был поставлен княжеский администратор — «тиун».

Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей» (гл. 9), написанном в 949 году, упоминает, что «приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии». Из этого короткого сообщения следует, что к 949 году власть в Киеве держал Игорь, либо, что выглядит маловероятным, Ольга оставила сына представлять власть в северной части своей державы. Также возможно, что Константин имел сведения из ненадёжных или устаревших источников.

Крещение Ольги в Константинополе. Витраж в соборе Св. Варвары, Кутна-Гора, Чехия

Следующим деянием Ольги, отмеченным в ПВЛ, является её крещение в 955 году в Константинополе. По возвращении в Киев Ольга, принявшая в крещении имя Елена, пробовала приобщить Святослава к христианству, однако «он и не думал прислушаться к этому; но если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем». Более того, Святослав гневался на мать за её уговоры, опасаясь потерять уважение дружины.

С. ефошкин. Древняя Русь. Княгиня Ольга. Крещение

В 957 году Ольга с большим посольством нанесла официальный визит в Константинополь, известный по описанию придворных церемоний императором Константином Багрянородным в сочинении «Церемонии». Император именует Ольгу правителем (архонтиссой) Руси, имя Святослава (в перечислении свиты указаны «люди Святослава») упоминается без титула. Видимо, визит в Византию не принёс желаемых результатов, так как ПВЛ сообщает о холодном отношении Ольги к византийским послам в Киеве вскоре после визита. С другой стороны, Продолжатель Феофана в рассказе об отвоевании Крита у арабов при императоре Романе II (959—963) упомянул в составе византийского войска русов.

Точно неизвестно, когда именно Святослав начал править самостоятельно. ПВЛ сообщает о его первом военном походе в 964.

Западноевропейская хроника Продолжателя Регинона сообщает под 959 годом:

Пришли к королю (Оттону I Великому), как после оказалось лживым образом, послы Елены, королевы Ругов, которая при константинопольском императоре Романе крестилась в Константинополе, и просили посвятить для этого народа епископа и священников.

С. Ефошкин. Древняя Русь. Княгиня Ольга. В молитве

Таким образом, в 959 Ольга, в крещении Елена, официально рассматривалась как правительница Руси. Материальным свидетельством пребывания миссии Адальберта в Киеве считают остатки ротонды Х в., обнаруженные археологами в пределах так называемого «города Кия».

Убеждённому язычнику Святославу Игоревичу исполнилось 18 в 960, и миссия, посланная Оттоном I в Киев, потерпела неудачу, как о том сообщает Продолжатель Регинона:

«962 год. В сем году возвратился назад Адальберт, поставленный в епископы Ругам, ибо не успел ни в чём том, за чем был послан, и видел свои старания напрасными; на обратном пути некоторые из его спутников были убиты, сам же он с великим трудом едва спасся».

Дата начала самостоятельного правления Святослава достаточно условна, русские летописи считают его преемником на престоле сразу же после убийства древлянами отца его Игоря.

С. Ефошкин. Древняя Русь. Княгиня Ольга. Благословление

Святослав находился всё время в военных походах на соседей Руси, передоверяя матери управление государством. Когда в 968 печенеги впервые совершили набег на Русские земли, Ольга с детьми Святослава заперлась в Киеве. Вернувшийся из похода на Болгарию Святослав снял осаду, но не пожелал оставаться в Киеве надолго. Когда на следующий год он собирался уйти обратно в Переяславец, Ольга удержала его:

«Видишь — я больна; куда хочешь уйти от меня?» — ибо она уже разболелась. И сказала: «Когда похоронишь меня, — отправляйся куда захочешь». Через три дня Ольга умерла, и плакали по ней плачем великим сын её, и внуки её, и все люди, и понесли, и похоронили её на выбранном месте, Ольга же завещала не совершать по ней тризны, так как имела при себе священника — тот и похоронил блаженную Ольгу».

Монах Иаков в сочинении XI века «Память и похвала князю рускому Володимеру» сообщает точную дату смерти Ольги: 11 июля 969 года.

Княгиня Ольга стала первым правителем Киевской Руси, принявшим крещение, хотя и дружина, и древнерусский народ при ней были языческими. В язычестве пребывал и сын Ольги, великий князь Киевский Святослав Игоревич.

Дата и обстоятельства крещения остаются неясными. Согласно ПВЛ это произошло в 955 году в Константинополе, Ольгу лично крестили император Константин VII Багрянородный с патриархом (Феофилактом): «И было наречено ей в крещении имя Елена, как и древней царице-матери императора Константина I». ПВЛ и Житие украшают обстоятельства крещения историей о том, как мудрая Ольга перехитрила византийского царя. Тот, подивившись её разуму и красоте, захотел взять Ольгу в жены, но княгиня отвергла притязания, заметив, что не подобает христианам за язычников свататься. Тогда-то и крестили её царь с патриархом. Когда царь снова стал домогаться княгини, та указала на то, что она теперь приходится крёстной дочерью царю. Тогда тот богато одарил её и отпустил домой.

Акимов Иван Акимович (1754-1814) ~ Крещение княгини Ольги в Константинополе 

Из византийских источников известно только об одном визите Ольги в Константинополь. Константин Багрянородный описал его подробно в сочинении «Церемонии», не указав года события. Зато он указал даты официальных приёмов: среда 9 сентября (по случаю прибытия Ольги) и воскресенье 18 октября. Такое сочетание соответствует 957 и 946 годам. Обращает на себя внимание длительное пребывание Ольги в Константинополе. При описании приёма называются василевс (сам Константин Багрянородный) и Роман — багрянородный василевс. Известно, что Роман II Младший, сын Константина, стал формальным соправителем отца в 945. Упоминание на приёме детей Романа свидетельствует в пользу 957 года, который считается общепринятой датой визита Ольги и её крещения.

С. Ефошкин. Древняя Русь. Княгиня Ольга. Месть древлянам

Однако Константин нигде не упомянул о крещении Ольги, как и о целях её визита. В свите княгини был назван некий священник Григорий, на основании чего некоторые историки предполагают, что Ольга посетила Константинополь уже крещённой. В таком случае возникает вопрос, почему Константин именует княгиню её языческим именем, а не Еленой, как это делал Продолжатель Регинона. Другой, более поздний византийский источник (XI века) сообщает о крещении именно в 950-х годах:

«И жена некогда отправившегося в плаванье против ромеев русского архонта, по имени Эльга, когда умер её муж, прибыла в Константинополь. Крещеная и открыто сделавшая выбор в пользу истинной веры, она, удостоившись великой чести по этому выбору, вернулась домой».

О крещении в Константинополе говорит и процитированный выше Продолжатель Регинона, причём упоминание имени императора Романа свидетельствует в пользу крещения именно в 957. Свидетельство Продолжателя Регинона может считаться достоверным, поскольку под этим именем, как полагают историки, писал епископ Адальберт Магдебургский, возглавивший неудачную миссию в Киев (961) и имевший сведения из первых рук.

Согласно большинству источников княгиня Ольга приняла крещение в Константинополе осенью 957, и крестили её, вероятно, Роман II, сын и соправитель императора Константина VII, и патриарх Полиевкт. Решение о принятии веры Ольга приняла заранее, хотя летописная легенда представляет это решение как спонтанное. Ничего не известно о тех людях, кто распространял христианство на Руси. Возможно, это были болгарские славяне (Болгария приняла крещение 865), так как в ранних древнерусских летописных текстах прослеживается влияние болгарской лексики. О проникновении христианства в Киевскую Русь свидетельствует упоминание соборной церкви Ильи пророка в Киеве в русско-византийском договоре (944).

С. Ефошкин. Древняя Русь. Княгиня Ольга. Успение

Ольга была похоронена в земле (969) по христианскому обряду. Её внук князь Владимир I Святославич Креститель перенёс (1007) мощи святых, включая Ольгу, в основанную им церковь Святой Богородицы в Киеве. По Житию и монаху Иакову тело блаженной княгини сохранилось от тлена. Её «светящееся яко солнце» тело можно было наблюдать через окошко в каменном гробу, которое приоткрывалось для любого истинно верующего христианина, и многие находили там исцеление. Все же прочие видели только гроб.

Скорее всего, в княжение Владимира (970—988) княгиня Ольга начала почитаться как святая. Об этом свидетельствует перенесение её мощей в церковь и описание чудес, данное монахом Иаковом в XI веке. С того времени день памяти святой Ольги (Елены) стал отмечаться 11 июля, по крайней мере, в самой Десятинной церкви. Однако официальная канонизация (общецерковное прославление) произошла, видимо, позднее — до середины XIII века. Её имя рано становится крестильным, в частности, у чехов.

В 1547 году Ольга причислена к лику святой равноапостольной. Такой чести удостоились ещё только 5 святых женщин в христианской истории (Мария Магдалина, первомученица Фёкла, мученица Апфия, царица Елена Равноапостольная и просветительница Грузии Нина).

Память равноапостольной Ольги празднуется православными церквами русской традиции 11 июля по юлианскому календарю; католическими и др. западными церквами — 24 июля по григорианскому. Почитается как покровительница вдов и новообращённых христиан.

Княгиня Ольга. Иллюстрация из книги «Отечественный пантеон. Великие князья, цари и императоры». Москва. 1846 г.

По материалам Википедии

Древляне должны были ожидать мести от родных Игоря от Руси из Киева, Игорь оставил сына-младенца, Святослава, да жену Ольгу; воспитателем (кормильцем) Святослава был Асмуд, воеводою — знаменитый Свенельд. Ольга не дожидалась совершеннолетия сына и отомстила сама древлянам, как требовал закон. Народное предание, занесенное в летопись, так говорит о мести Ольгиной. Убив Игоря, древляне стали думать: «Бот мы убили русского князя, возьмем теперь жену его Ольгу за нашего князя Мала, а с сыном его, Святославом, сделаем, что хотим». Порешивши таким образом, древляне послали двадцать лучших мужей своих к Ольге в лодье. Узнав, что пришли древляне, Ольга позвала их к себе и спросила, зачем они пришли? Послы отвечали: «Послала нас Древлянская земля сказать тебе: мужа твоего мы убили, потому что он грабил нас, как волк, а наши князья добры, распасли Древлянскую землю, чтобы тебе пойти замуж за нашего князя Мала?»

Святая княгиня Ольга. Эскиз росписи собора Св. Владимира в Киеве. М. В. Нестеров, 1892.

Ольга сказала им на это: «Люба мне ваша речь; ведь, в самом деле, мне мужа своего не воскресить! Но мне хочется почтить вас завтра пред своими людьми; теперь вы ступайте назад в свою лодью и разлягтесь там с важностию; а как завтра утром я пришлю за вами, то вы скажете посланным: не едем на конях, нейдем пешком, а несите нас в лодье! Они вас и понесут». Когда древляне ушли назад в свою лодку, то Ольга велела на загородном теремном дворе выкопать большую, глубокую яму и на другое утро послала за гостями, велев сказать им: «Ольга зовет вас на великую честь». Древляне отвечали: «Не едем ни на конях, ни на возах и пешком нейдем, несите нас в лодье!». Киевляне сказали на это: «Мы люди невольные; князь наш убит, а княгиня наша хочет замуж за вашего князя», — и понесли их в лодье, а древляне сидя важничали. Когда принесли их на теремный двор, то бросили в яму как есть в лодье. Ольга нагнулась к ним и спросила: «Довольны ли вы честью?». Древляне отвечали: «Ох, хуже нам Игоревой смерти!». Княгиня велела засыпать их живых и засыпали. После этого Ольга послала сказать древлянам: «Если вы в самом деле меня просите к себе, то пришлите мужей нарочитых, чтоб мне придти к вам с великою честью, а то, пожалуй, киевляне меня и не пустят». Древляне выбрали лучших мужей, державших их Землю, и послали в Киев. По приезде новых послов Ольга велела вытопить баню, и когда древляне вошли туда и начали мыться, то двери за ними заперли и зажгли избу: послы сгорели. Тогда Ольга послала сказать древлянам: «Я уже на дороге к вам, наварите побольше медов в городе, где убили мужа моего, я поплачу над его могилою и отпраздную тризну». Древляне послушались, свезли много меду и заварили. Ольга с небольшою дружиною, налегке, пришла к Игоревой могиле, поплакала над нею и велела своим людям насыпать высокий курган, а когда насыпали, то велела праздновать тризну. Древляне сели пить, а Ольга велела отрокам своим служить им; когда древляне спросили Ольгу: «А где же наша дружина, что посылали за тобою?», то она отвечала: «Идут за мной вместе с дружиною мужа моего». Когда древляне опьянели, то Ольга велела отрокам своим питьза их здоровье, а сама отошла прочь и приказала дружине сечь древлян. Перебили их 5000; Ольга возвратилась в Киев и начала пристроивать войско на остальных древлян.

В. М. Васнецов. «Княгиня Ольга»

На следующий год Ольга собрала большое и храброе войско, взяла с собою сына Святослава и пошла на Древлянскую землю. Древляне вышли навстречу; когда оба войска сошлись, то Святослав сунул копьем в древлян, копье пролетело между ушей коня и ударило ему в ноги, потому что князь был еще ребенок. Свенельд и Асмуд сказали тогда: «Князь уже начал; потянем, дружина, за князем!» Древляне были побеждены, побежали и затворились по городам. Ольга с сыном пошла на город Искоростень, потому что здесь убили мужа ее и обступила город. Коростенцы бились крепко, зная, что они убили князя и потому не будет им милости, когда сдадутся. Целое лето простояла Ольга под городом и не могла взять его, тогда она придумала вот что сделать: послала сказать в Коростень: «Из чего вы сидите? Все ваши города сдались мне, взялись платить дань и спокойно теперь обрабатывают свои поля, а вы одни хотите лучше помереть голодом, чем согласиться на дань». Древляне отвечали: «Мы рады были б платить дань, но ведь ты хочешь мстить за мужа?». Ольга велела им сказать на это: «Я уже отомстила за мужа не раз: в Киеве и здесь, на тризне, а теперь уже не хочу больше мстить, а хочу дань брать понемногу и, помирившись с вами, пойду прочь». Древляне спросили: «Чего же ты хочешь с нас? Ради давать медом и мехами». Ольга отвечала: «Теперь у вас нет ни меду, ни мехов и потому требую от вас немного: дайте мне от двора по три голубя, да по три воробья; я не хочу накладывать на вас тяжкой дани, как делал мой муж, а прошу с вас мало, потому что вы изнемогли в осаде». Древляне обрадовались, собрали от двора по три голубя и по три воробья и послали их к Ольге с поклоном. Ольга велела им сказать: «Вы уже покорились мне и моему дитяти, так ступайте в свой город, а я завтра отступлю от него и пойду назад к себе домой». Древляне охотно пошли в город, и все жители его очень обрадовались, когда узнали Ольгино намерение. Между тем Ольга раздала каждому из своих ратных людей по голубю, другим — по воробью и велела, завернув в маленькие тряпочки серу с огнем, привязать к каждой птице и, как смеркнется, пустить их на волю. Птицы, получив свободу, полетели в свои гнезда, голуби по голубятням, воробьи под стрехи, и вдруг загорелись где голубятни, где клети, где вежи, где одрины, и не было ни одного двора, где бы не горело, а гасить было нельзя, потому что все дворы загорелись вдруг. Жители, испуганные пожаром, побежали из города и были перехватаны воинами Ольги. Таким образом город был взят и выжжен; старейшин городских Ольга взяла себе; из остальных некоторых отдала в рабы дружине, других оставила на месте платить дань. Дань наложена была тяжкая: две части ее шли в Киев, а третья — в Вышгород к Ольге, потому что Вышгород принадлежал ей.

Таково предание об Ольгиной мести: оно драгоценно для историка, потому что отражает в себе господствующие понятия времени, поставлявшие месть за убийство близкого человека священною обязанностию; видно, что и во времена составления летописи эти понятия не потеряли своей силы. При тогдашней неразвитости общественных отношений месть за родича была подвигом по преимуществу: вот почему рассказ о таком подвиге возбуждал всеобщее живое внимание и потому так свежо и украшенно сохранился в памяти народной. Общество всегда, на какой бы ступени развития оно ни стояло, питает глубокое уважение к обычаям, его охраняющим, и прославляет, как героев, тех людей, которые дают силу этим охранительным обычаям. В нашем древнем обществе в описываемую эпоху его развития обычай мести был именно этим охранительным обычаем, заменявшим правосудие; и тот, кто свято исполнял обязанность мести, являлся необходимо героем правды, и чем жесточе была месть, тем больше удовлетворения находило себе тогдашнее общество, тем больше прославляло мстителя, как достойного родича, а быть достойным родичем значило тогда, в переводе на наши понятия, быть образцовым гражданином. Вот почему в предании показывается, что месть Ольги была достойною местию. Ольга, мудрейшая из людей, прославляется именно за то, что умела изобрести достойную месть: она, говорит предание, подошла к яме, где лежали древлянские послы, и спросила их: «Нравится ли вам честь?» Те отвечали: «Ох, пуще нам Игоревой смерти!». Предание, согласно с понятиями времени, заставляет древлян оценивать поступок Ольги: «Ты хорошо умеешь мстить, наша смерть лютее Игоревой смерти». Ольга не первая женщина, которая в средневековых преданиях прославляется неумолимою мстительностию; это явление объясняется из характера женщины, равно как из значения мести в тогдашнем обществе: женщина отличается благочестием в религиозном и семейном смысле; обязанность же мести за родного человека была тогда обязанностию религиозною, обязанностию благочестия.

Характер Ольги, как он является в предании, важен для нас и в других отношениях: не в одних только именах находим сходство Ольги с знаменитым преемником Рюрика, собирателем племен. Как Олег, так и Ольга, отличаются в предании мудростию, по тогдашним понятиям, т. е. хитростию, ловкостию: Олег хитростию убивает Аскольда и Дира, хитростию пугает греков, наконец, перехитряет этот лукавейший из народов; Ольга хитростию мстит древлянам, хитростию берет Коростень; наконец, в Царе-граде перехитряет императора. Но не за одну эту хитрость Олег прослыл вещим, Ольга — мудрейшею из людей: в предании являются они также как нарядники, заботящиеся о строе земском; Олег установил дани, строил города. Ольга объехала всю землю, повсюду оставила следы своей хозяйственной распорядительности. Предание говорит, что немедленно после мести над древлянами Ольга с сыном и дружиною пошла по их земле, установляя уставы и уроки: на становища ее и ловища, т. е. на места, где она останавливалась и охотилась, указывали еще во времена летописца. Под именем устава должно разуметь всякое определение, как что-нибудь делать; под именем урока — всякую обязанность, которую должно выполнять к определенному сроку, будет ли то уплата известной суммы денег, известного количества каких-нибудь вещей или какая-нибудь работа. После распоряжений в земле Древлянской Ольга пошла на север к Новгороду, по реке Мсте установила погосты и дани, по реке Луге — оброки и дани; ловища ее, говорит летописец, находятся по всей Земле, везде встречаются следы ее пребывания, места, которые от нее получили свое имя, погосты, ею учрежденные; так, во времена летописца показывали ее сани во Пскове, по Днепру и Десне — перевесища, или перевозы; село ее Ольжичи существовало также во времена летописца. Мы знаем, что русские князья в ноябре месяце отправлялись с дружиною к подчиненным племенам на полюдье и проводили у них зиму: обязанность племен содержать князя и дружину во время этого полюдья называлась, кажется, оброком. Обычай полюдья сохранился и после, при тогдашнем состоянии общества это был для князя единственный способ исполнять свои обязанности относительно народонаселения, именно суд и расправу; разумеется, что для этого князь не мог останавливаться при каждом жилье: он останавливался в каком-нибудь удобном для себя месте, куда окружное народонаселение и позывалось к нему для своих надобностей. Естественно, что для большего удобства эти места княжеской стоянки, гощения, эти погосты могли быть определены навсегда, могли быть построены небольшие дворы, где могли быть оставлены княжие приказчики (тиуны), и, таким образом, эти погосты могли легко получить значение небольших правительственных центров и передать свое имя округам; впоследствии здесь могли быть построены церкви, около церквей собирались торги и т. д. Хотя летописец упоминает о распоряжениях Ольги только в земле Древлянской и в отдаленных пределах Новгородской области, однако, как видно, путешествие ее с хозяйственною, распорядительною целию обнимало все тогдашние русские владения; по всей Земле оставила она следы свои, повсюду виднелись учрежденные ею погосты.

Как женщина, Ольга была способнее ко внутреннему распорядку, хозяйственной деятельности; как женщина, она была способнее к принятию христианства. В 955 году, по счету летописца, вернее в 957, отправилась Ольга в Константинополь и крестилась там при императорах Константине Багрянородном и Романе и патриархе Полиевкте. При описании этого события летописец основывается на том предании, в котором характер Ольги остается до конца одинаким: и в Константинополе, во дворце императорском, как под стенами Коростеня, Ольга отличается ловкостию, находчивостию, хитростию; перехитряет императора, как прежде перехитрила древлян. Император, говорит предание, предложил Ольге свою руку; та не отреклась, но прежде требовала, чтоб он был ее восприемником; император согласился, но когда после таинства повторил свое предложение, то Ольга напомнила ему, что по христианскому закону восприемник не может жениться на своей крестнице: «Ольга! ты меня перехитрила!» — воскликнул изумленный император и отпустил ее с богатыми дарами. Император Константин Багрянородный оставил нам описание приемов, сделанных русской княгине при византийском дворе; церемонии, соблюденные при этих приемах, не могли польстить честолюбию Ольги: в них слишком резко давали чувствовать то расстояние, которое существовало между особами императорского дома и русскою княгинею; так, например, Ольге давали место наряду с знатными гречанками, она сама должна была выгораживаться из их среды, приветствуя императрицу только легким поклоном, тогда как гречанки падали ниц. Из этих известий о приеме Ольги мы узнаем, что с нею был племянник, знатные женщины, служанки, послы, гости, переводчики и священник; вычислены и подарки, полученные Ольгою и ее спутниками: один раз подарили ей с небольшим сорок, в другой — около двадцати червонцев. Известия о подарках очень важны; они могут показать нам, как мы должны понимать летописные известия, где говорится о многих дарах, о множестве золота, серебра и проч.

О побуждениях, которые заставили Ольгу принять христианство и принять его именно в Константинополе, не находим ничего ни в известных списках нашей летописи, ни в известиях иностранных. Очень легко могло быть, что Ольга отправилась в Царь-город язычницею, без твердого еще намерения принять новую веру, была поражена в Константинополе величием греческой религии и возвратилась домой христианкою. Мы видим, что везде в Европе, как на западе, так и на востоке, варвары, несмотря на то, что опустошали области Империи и брали дань с повелителей обоих Римов, питали всегда благоговейное уважение к Империи, к блестящим формам ее жизни, которые так поражали их воображение; таковы бывают постоянно отношения народов необразованных к образованным. Это уважение варваров к Империи способствовало также распространению между ними христианства. Не одна надежда корысти могла привлекать нашу Русь в Константинополь, но также и любопытство посмотреть чудеса образованного мира; сколько дивных рассказов приносили к своим очагам бывальцы в Византии. Как вследствие этого возвышался тот, кто был в Константинополе, и как у других разгоралось желание побывать там! После этого странно было бы, чтобы Ольга, которая считалась мудрейшею из людей, не захотела побывать в Византии. Она отправляется туда. Что же прежде всего должно было обратить ее внимание? Разумеется то, что всего резче отличало греков от Руси — религия; известно, что греки обыкновенно сами обращали внимание варварских князей и послов на свою религию, показывали им храмы, священные сокровища; разумеется, при этом и основные догматы веры были объясняемы искусными толковниками. Если многие из мужчин, воинов русских, принимали христианство в Греции, то нет ничего удивительного, что обратилась к нему Ольга, во-первых, как женщина, в характере которой было к тому менее препятствий, чем в характере князей-воинов, во-вторых, как мудрейшая из людей, могшая, следовательно, яснее других понять превосходство греческой веры перед русскою. Но, кроме этого, трудно отвергать, что Ольга была уже в Киеве знакома с христианством и предубеждена в его пользу, это предубеждение в пользу христианства могло сильно содействовать к принятию его в Царе-граде, но от предубеждения в пользу до решительного шага еще далеко. Есть известие, что Ольга еще в Киеве была расположена к христианству видя добродетельную жизнь исповедников этой религии, даже вошла с ними в тесную связь и хотела креститься в Киеве, но не исполнила своего намерения, боясь язычников. Принимая первую половину известия, мы не можем допустить второй: опасность от язычников не уменьшалась для Ольги и в том случае, когда она принимала крещение в Константинополе; утаить обращение по приезде в Киев было очень трудно, и при том Ольга, как видно, вовсе не хотела таиться — это было несовместно ни с ревностию новообращенной, ни с характером Ольги; не. хотела она таиться и равнодушно смотреть, как сын ее, вся семья и весь народ остаются в язычестве, следовательно, лишаются вечного спасения. Так, по возвращении в Киев Ольга начала уговаривать сына Святослава к принятию христианства, но он и слышать не хотел об этом; впрочем, кто хотел креститься, тому не запрещали, а только смеялись над ним. В этом известии мы находим прямое указание, что христианство распространялось в Киеве, тогда как прежние христиане из варягов могли принимать греческую веру в Константинополе. Над принимавшими христианство начали смеяться в Киеве, но на прежних христиан при Игоре, как видно, не обращали внимания; следовательно, хотя не было явного преследования, однако насмешки были уже началом преследования и знаком усиления христианства, чего обращение Ольги могло быть и причиною и следствием; можно заметить, что новая религия начала принимать видное положение, обратила на себя внимание древней религии, и это враждебное внимание выразилось насмешками. Борьба начиналась: славянское язычество, принятое и руссами, могло противопоставить христианству мало положительного и потому должно было скоро преклониться пред ним, но христианство само по себе без отношения к славянскому язычеству встретило сильное сопротивление в характере сына Ольгина, который не мог принять христианства по своим наклонностям, а не по привязанности к древней религии. Ольга, по свидетельству летописи, часто говорила ему: «Я узнала бога и радуюсь; если и ты узнаешь его, то также станешь радоваться», Святослав не слушался и отвечал на это: «Как мне одному принять другой закон? Дружина станет над этим смеяться». Ольга возражала: «Если ты крестишься, то и все станут то же делать». Святославу нечего было отвечать на это; не насмешек дружины боялся он, но собственный характер его противился принятию христианства. Он не послушался матери, говорит летописец, и жил по обычаю языческому (творил норовы поганские). Эта самая невозможность отвечать на возражение матери должна была раздражать Святослава, о чем свидетельствует и летопись, говоря, что он сердился на мать. Ольга даже ожидала больших опасностей со стороны язычников, что видно из ее слов патриарху: «Народ и сын мой в язычестве; дай мне бог уберечься от всякого зла!».

Мы видели, что предание провожает Ольгу в Константинополь и заставляет мудрейшую из всех людей русских перехитрить грека: тогда не знали лучшего доказательства мудрости. Предание провожает мудрую княгиню и домой, в Киев, заставляет ее и здесь постыдить греческого императора, охотника до даров и вспомогательного войска, и отомстить ему за то унижение, которому подвергались руссы в константинопольской гавани и которое, как видно, лежало у них на душе. Мы знаем из Игорева договора, что греки, опасаясь буйства русских и воинских хитростей с их стороны, выговорили себе право не впускать их в город до тех пор, пока в точности не узнают характера новоприбывших, имена которых должны были находиться на княжеском листе; эти меры предосторожности, как видно, очень раздражали русских, и вот в предании Ольга мстит за них императору. Когда Ольга, говорит летопись, возвратилась в Киев, то царь греческий прислал сказать ей: «Я тебя много дарил, потому что ты говорила мне: возвращусь на Русь, пришлю тебе богатые дары — рабов, воску, мехов, пришлю и войско на помощь». Ольга велела отвечать ему: «Когда ты столько же постоишь у меня на Почайне, сколько я стояла у тебя в гавани цареградской, тогда дам тебе обещанное».

Ольга воспитывала сына своего до возраста и мужества его, говорит летописец. Когда князь Святослав вырос и возмужал, то начал набирать воинов многих и храбрых, ходя легко, как барс, много воевал. Идя в поход, возов за собою не возил, ни котлов, потому что мяса не варил, но, изрезав тонкими ломтями конину или зверину, или говядину, пек на угольях; шатра у него не было, а спал он на конском потнике, положивши седло под голову; так вели себя и все его воины. Он посылал в разные стороны, к разным народам с объявлением: «Хочу на вас идти!» Начальные слова предания о Святославе показывают набор дружины, удальцов, которые, как обыкновенно тогда водилось, прослышав о храбром вожде, стекались к нему отовсюду за славою и добычею. Поэтому Святослав совершал свои подвиги с помощию одной своей дружины, а не соединенными силами всех подвластных Руси племен: и точно, при описании походов его летописец не вы числяет племен, принимавших в них участие. Святослав набирал воинов многих и храбрых, которые были во всем на него похожи: так можно сказать только об отборной дружине, а не о войске многочисленном, составленном из разных племен. Самый способ ведения войны показывает, что она велась с небольшою отборною дружиною, которая позволяла Святославу обходиться без обозу и делать быстрые переходы: он воевал, ходя легко, как барс, т. е. делал необыкновенно быстрые переходы, прыжками, так сказать, подобно названному зверю.

При князьях, предшественниках Святослава, не было тронуто одно только славянское племя на восток от Днепра — то были вятичи. С них-то и начал Святослав свои походы, узнав, что это племя платило дань козарам, Святослав бросился на последних, одолел их кагана, взял его главный город на Дону — Белую Вежу; потом победил ясов и касогов, жителей Прикавказья. К 968 году относят восточные писатели поход руссов на волжских болгар, разграбление главного города их (Болгар), который был складкою товаров, привозимых из окрестных стран; потом Русь вниз по Волге спустилась до Казерана, разграбила и этот город, равно как Итиль и Семендер. Все это согласно с русским преданием о походе Святослава на Волгу и битвах его с козарами, ясами и касогами. Так отомстил Святослав приволжскому народонаселению за недавние поражения руссов. По всем вероятностям, ко времени этих походов Святослава относится подчинение Тмутаракани русскому киевскому князю. На возвратном пути с востока Святослав, говорит летопись, победил вятичей и наложил на них дань. С этого времени начинаются подвиги Святослава, мало имеющие отношения к нашей истории. Греческий император Никифор, угрожаемый войною с двух сторон, — и со стороны арабов и со стороны болгар — решился по обычаю вооружить против варваров других варваров: послал патриция Калокира к русскому князю нанять его за 15 кентинарий золота и привести воевать Болгарию. Калокир, говорят греческие историки, подружился с Святославом, прельстил его подарками и обещаниями; уговорились: Святославу завоевать Болгарию, оставить ее за собою и помогать Калокиру в достижении императорского престола, за что Калокир обещал Святославу несметные сокровища из императорской казны. В 967 году Святослав с своею дружиною отправился в Болгарию, завоевал ее и остался жить там в Переяславце на Дунае; он княжил в Переяславце, говорит летописец, а Русь оставалась без князя: в Киеве жила престарелая Ольга с малолетними внуками, а подле была степь, откуда беспрестанно можно было ожидать нападения кочевых варваров. И вот пришли печенеги, оборонить было некому, Ольга затворилась в Киеве со внуками. Бесчисленное множество печенегов обступило город, нельзя было ни выйти из него, ни вести послать, и жители изнемогали от голода и жажды. На противоположной стороне Днепра, говорит предание, собрались ратные люди в лодках, но не смели напасть на печенегов и не было сообщения между ними и киевлянами. Тогда последние встужили и стали говорить: «Нет ли кого, кто б мог пройти на ту сторону и сказать нашим, что если они завтра не нападут на печенегов, то мы сдадимся» И вот вызвался один молодой человек: «Я, — сказал он, — пойду» «Иди!» — закричали ему все. Молодой человек вышел из города с уздою и, ходя между печенегами, спрашивал, не видал ли кто его лошади. Он умел говорить по-печенежски, и потому варвары приняли его за одного из своих. Когда он подошел к реке, то сбросил с себя платье и поплыл; печенеги догадались об обмане, начали стрелять по нем, но не могли уже попасть: он был далеко, и русские стой стороны выехали в лодке к нему навстречу и перевезли на другой берег. Он сказал им: «Если не подступите завтра к городу, то люди хотят сдаться печенегам». Воевода именем Претич сказал на это: «Подступим завтра в лодках, как-нибудь захватим княгиню с княжатами и умчим их на эту сторону, а не то Святослав погубит нас, как воротится». Все согласились и на другой день, на рассвете, седши в лодки, громко затрубили; люди в городе радостно откликнулись им. Печенеги подумали, что князь пришел, отбежали от города, а тем временем Ольга со внуками успела сесть в лодку и переехать на другой берег. Увидав это, печенежский князь возвратился один к воеводе Претичу и спросил у него: «Кто это пришел?» Претич отвечал: «Люди с той стороны». Печенег опять спросил Претича: «А ты князь ли?» Воевода отвечал: «Я муж княжой и пришел в сторожах, а по мне идет полк с князем, бесчисленное множество войска». Он сказал это, чтобы пригрозить ему. Тогда князь печенежский сказал воеводе: «Будь мне другом». Тот согласился. Оба подали друг другу руки и разменялись подарками: князь печенежский подарил Претичу коня, саблю, стрелы; Претич отдарил его бронею, щитом и мечом. После этого печенеги отступили от города, но стали не в далеком расстоянии от него; летописец говорит, что русским нельзя было коней напоить: на Лыбеди стояли печенеги. Таково предание, внесенное в летопись, так народная память передавала это событие. Из характеристических черт времени в этом предании мы заметим описание подарков, которыми обменялись Претич и князь печенежский, — в различии оружия резко выразилось различие между Европою и Азиею, между европейским и азиатским вооружением: степной кочевник, всадник по преимуществу, дарит коня и скифское оружие — саблю, стрелы; воевода русский дарит ему оружие воина европейского, большею частью оборонительное: броню, щит и меч.

Киевляне, продолжает предание, послали сказать Святославу: «Ты, князь, чужой земли ищешь и блюдешь ее, от своей же отрекся, чуть-чуть нас не взяли печенеги вместе с твоею матерью и детьми; если не придешь, не оборонишь нас, то опять возьмут; неужели тебе не жалко отчины своей, ни матери-старухи, ни детей малых?» Услыхав об этом, Святослав немедленно сел на коней, с дружиною пришел в Киев, поздоровался с матерью и детьми, рассердился на печенегов, собрал войско и прогнал варваров в степь. Но Святослав недолго нажил в Киеве: по преданию, он сказал матери своей и боярам: «Не любо мне в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — там средина Земли моей; туда со всех сторон свозят все доброе: от греков — золото, ткани, вина, овощи разные от чехов и венгров — серебро и коней, из Руси — меха, воск, мед и рабов». Ольга на это отвечала ему: «Ты видишь, что я уже больна, куда же это ты от меня уходишь? Когда похоронишь меня, то иди куда хочешь». Через три дня Ольга умерла, и плакались по ней сын, внуки и люди все плачем великим. Ольга запретила праздновать по себе тризну, потому что у ней был священник, который и похоронил ее.

Крещение Ольги в Царьграде. Миниатюра из Радзивилловской летописи.

С.М. Соловьев. История России с древнейших времен, гл. 6

Портреты деятелей сходных направлений деятельности:

Крещение Ольги в Константинополе. Княгиня Ольга Киевская. Прославление равноапостольной княгини Ольги в Святом крещении Елены

6. Мстительные зверства княгини Ольги Но жадность преследовала Игоря. Это произошло из-за нее. В 6453 (945) году »отряд сказал Игорю:« Юноши Свенельда состоят из оружия и одежды, а мы голые. Пойдемте, князь, с нами за данью, и получите себе и за нас. И Игорь их послушал —

автора Сапожникова И.Ю.

22.О КНЯЗИИ ВЕЛИКОЙ Княгини Ольги в Киеве. ВЕЛИКАЯ КНЯЗЬЯ Ольга после смерти мужа Игоря Рюриковича осталась вдовой со своим сыном Святославом Игоревичем, все государства Русские в их власти, и не как сосуд женщины слаб, а как сильнейший Монарх или

Княгиня Ольга (~ 890-969) — великая княгиня, вдова великого князя Игоря Рюриковича, убитая древлянами, правившими Россией в раннем детстве своего сына Святослава. Имя княгини Ольги лежит в основе русской истории и связано с величайшими событиями основания первой династии, с первым утверждением христианства в России и яркими чертами западной цивилизации.После ее смерти в простонародье прозвали ее хитрой, церковь — святой, историей — мудрой.

Святая равноапостольная великая княгиня Ольга, в святом крещении Елена, происходила из рода Гостомыслов, по совету которого варяги были призваны княжить в Новгороде, родилась на Псковской земле, в селе Выбуты, в г. языческий род изборской династии.

В 903 году она стала женой великого князя Киевского Игоря. После его убийства в 945 году восставшими древлянами вдова, не желая выходить замуж, приняла на себя бремя государственной службы под своим трехлетним сыном Святославом.Великая княгиня вошла в историю как великая творец государственной жизни и культуры Киевской Руси.

В 954 году княгиня Ольга с целью религиозного паломничества и дипломатической миссии отправилась в Константинополь, где была с честью принята императором Константином VII Порфирогенитом. Ее поразило величие христианских церквей и собранных в них святынь.

Таинство крещения над ней совершил Патриарх Константинопольский Феофилакт, и его принял сам император.Имя русской княгини было названо в честь святой императрицы Елены, принявшей Крест Господень. Патриарх благословил новокрещеную княгиню крестом, вырезанным из цельного куска Животворящего древа Господа, с надписью: «Земля Русская обновилась Святым Крестом, и благородная княгиня Ольга приняла его. . »

По возвращении из Византии Ольга ревностно разнесла христианское Евангелие язычникам, начала возводить первые христианские церкви: во имя св.Николая над могилой первого киевского христианского князя Аскольда и Святой Софии в Киеве над могилой князя Дира, церковь Благовещения в Витебске, храм во имя Святой и Живоначальной Троицы в Пскове, местечко за что, по свидетельству летописца, был указан ей сверху «Луч Трилистической Божественности» — на берегу Великой Реки она увидела «три ярких луча», спускающихся с неба.

Пресвятая княгиня Ольга скончалась 11 июля 969 г. (по старому стилю), завещав открыто похоронить ее по-христиански.Ее нетленные мощи покоились в Десятинной церкви в Киеве.

Брак с князем Игорем и начало царствования

Ольга, княгиня Киевская

Предание называет село Выбуты недалеко от Пскова, вверх по реке Великой, родиной Ольги. Житие Святой Ольги повествует о том, что здесь она впервые встретила своего будущего мужа. Молодой князь охотился «в Псковской области» и, желая переправиться через реку Великую, увидел «плывущего в лодке некоего» и подозвал его к берегу.Отплыв от берега на лодке, князь обнаружил, что его увозила девушка удивительной красоты. Блаженная Ольга, осознав мысли зажженного похотью Игоря, оборвала его разговор, обратившись к нему, как к мудрому старику, со следующим увещеванием: «Что ты смущаешься, князь, замышляя невыполнимое задание? В ваших словах обнаруживается ваше бесстыдное желание оскорбить меня, чего может и не случиться! Я не хочу об этом слышать. Прошу вас, повинуйтесь мне и подавите в себе эти абсурдные и постыдные мысли, которых вам нужно стыдиться: помните и думайте, что вы князь, а князь для людей должен быть, как правитель и судья, ярким примером добрые дела; Вы сейчас близки к какому беззаконию ?! Если вы сами, охваченные нечистой похотью, совершаете зверства, то как вы будете удерживать от них других и справедливо судить своих подданных? Откажитесь от бесстыдной похоти, которую ненавидят честные люди; а ты хоть и князь, но последний может ненавидеть за это и выдавать постыдные насмешки.И тогда ты должен знать, что хотя я здесь один и бессилен по сравнению с тобой, ты все равно меня не победишь. Но даже если ты сможешь одолеть меня, то глубина этой реки немедленно станет моей защитой: лучше мне умереть в чистоте, похоронив себя в этих водах, чем быть поруганным над моей девственностью. «Она смутила Игоря, напомнив ему о княжеском достоинстве правителя и судьи, который должен быть« ярким примером добрых дел »для своих подданных.

Игорь расстался с ней, сохранив в памяти ее слова и красивый образ.Когда пришло время выбирать невесту, в Киеве собрались самые красивые девушки княжества. Но никто из них ему не понравился. И тут он вспомнил об Ольге, «дивной в девушках», и послал за ней родственницу своего князя Олега. Так Ольга стала женой великой русской княгини князя Игоря.

После женитьбы Игорь пошел в поход на греков и вернулся от него отцом: у него родился сын Святослав. Вскоре Игорь был убит древлянами. Опасаясь мести за убийство киевского князя, древляне направили к княгине Ольге послов с предложением выйти замуж за их правителя Мала.

Месть княгини Ольги древлянам

После убийства Игоря древляне прислали сватов к его вдове Ольге позвать ее замуж за их князя Мала. Княгиня последовательно расправлялась со старейшинами древлян, а затем приводила к покорности древлян. Древнерусский летописец подробно описывает месть Ольги за смерть мужа:

Первая месть княгини Ольги: Сваты, 20 древлян прибыли на лодке, которую киевляне вынесли и бросили в глубокую яму во дворе Ольгинской башни.Сваты-послы похоронили заживо вместе с лодкой.

И, поклонившись яме, Ольга спросила их: «Хороша ли ваша честь?» Они ответили: «Мы ожесточены смерти Игоря». И она велела им заснуть живыми; и накрыл их ..

2-я месть: Ольга просила почтения прислать к ней новых послов от лучших мужей, что охотно исполнили древляне. Посольство знатных древлян сожгли в бане, пока они мылись, готовясь к встрече с княгиней.

3-я месть: Княгиня с небольшой свитой прибыла в земли древлян, чтобы по обычаю отпраздновать похороны на могиле мужа. Напившись древлянам во время поминки, Ольга велела их зарубить. Летопись сообщает о 5 тысячах убитых древлян.

4-я месть: В 946 году Ольга пошла с войском в поход на древлян. Согласно Новгородской Первой летописи, киевский отряд разбил древлян в бою. Ольга прошла по древлянской земле, установила дань и налоги, а затем вернулась в Киев.В ПВЛ летописец сделал вставку в текст Первичного кодекса об осаде древлянской столицы Искоростеня. На ПВЛ после неудачной летом осады Ольга с помощью птиц сожгла город, к ногам которых приказала привязать зажженный пакль с серой. Некоторые защитники Искоростеня были убиты, остальные подчинились. Похожую легенду о сожжении города с помощью птиц излагает и саксон Грамматик (XII век) в своем сборнике устных датских легенд о подвигах викингов и скальда Снорри Стурлусона.

После расправы над древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава, но даже после этого оставалась фактической правительницей, так как ее сын большую часть времени отсутствовал в военных походах.

Княгиня Ольга

Покорив древлян, Ольга в 947 году пошла на Новгородскую и Псковскую земли, назначив там уроки (своего рода дань), после чего вернулась к своему сыну Святославу в Киев. Ольга установила систему «кладбищ» — центров торговли и обмена, в которых сбор налогов был более упорядоченным; затем вдоль погостов стали возводиться храмы.Княгиня Ольга положила начало каменному градостроительству на Руси (первые каменные постройки в Киеве — городской дворец и загородный дом Ольги), обратила внимание на благоустройство подвластных Киеву земель — Новгорода, Пскова, расположенных вдоль реки Десна, пр.

В 945 году Ольга установила размер «полюдья» — налогов в пользу Киева, сроки и периодичность их уплаты — «оброк» и «устав». Подвластные Киеву земли делились на административные единицы, в каждой из которых назначался княжеский управляющий — «тиун».

На реке Псков, где она родилась, Ольга, по легенде, основала город Псков. На месте видения трех светоносных лучей с неба, которым в тех краях чествовали Великую Княгиню, воздвигнут Храм Святой Живоначальной Троицы.

Константин Порфирогенит в своем эссе «Об управлении империей» (глава 9), написанном в 949 году, упоминает, что «моноксилы, приходящие из внешней Руси в Константинополь, являются одним из Немогардцев, в котором Сфендослав, сын Ингора, архонт. России, сб.«

Из этого короткого сообщения следует, что к 949 году Игорь держал власть в Киеве или, что маловероятно, Ольга оставила своего сына, чтобы представлять власть в северной части своего государства. Также возможно, что Константин имел информацию из ненадежных или устаревших источников.

Life рассказывает о творчестве Ольги следующее: «И княгиня Ольга управляла подвластными ей краями Русской земли не как женщина, а как сильный и разумный муж, твердо держа власть в своих руках и мужественно защищаясь от врагов.И она была ужасна для последнего, любима своим народом, как милосердный и благочестивый правитель, как праведный судья и никого не обижающая, наказывающая милосердием и вознаграждающая добро; она внушала страх всему злу, награждая каждого пропорционально достоинству его действий, но во всех вопросах управления она проявляла дальновидность и мудрость.

В то же время Ольга, милосердная сердцем, была щедра к бедным, бедным и бедным; справедливые просьбы вскоре достигли ее сердца, и она быстро их выполнила…. Со всем этим Ольга совмещала умеренную и целомудренную жизнь, она не хотела повторно выходить замуж, но была в чистом вдовстве, соблюдая его княжескую власть над своим сыном до его дней. Когда последний повзрослел, она передала ему все дела правительства, а сама она, отказавшись от слухов и забот, жила вне забот правительства, предаваясь добрым делам. «

Как мудрый правитель Ольга увидела на примере Византийской империи, что недостаточно заботиться только о государстве и хозяйственной жизни.Надо было приступить к организации религиозной, духовной жизни народа.

Автор Степени пишет: «Подвиг ее (Ольги) заключался в том, что она познала истинного Бога. Не зная христианского закона, она жила чистой и целомудренной жизнью, и она хотела быть христианкой по свободной воле, глазами сердца она нашла путь познания Бога и без колебаний пошла по нему. «Преподобный Нестор-летописец повествует:« Блаженная Ольга с ранних лет искала мудрости, лучшей в этом свете, и нашла драгоценную жемчужину — Христа.«

Первая молитва

О святая равноапостольная великая княгиня Ольга, первая угодная русская, теплая заступница и молитвенник за нас перед Богом. Мы бежим к вам с верой и молимся с любовью: разбуди нас во всем на благо помощника и прихвостня и, как и в нашей временной жизни, ты пытался просветить наших предков светом святой веры и наставить меня исполнить волю Господа, так оно и есть сейчас, пребывая в небесном господстве, благосклонно обращаясь к вашим молитвам с Богом, помогите нам просветить наши умы и сердца светом Евангелия Христа, чтобы мы процветали в вере, благочестии и любви Христа .В бедности и печали настоящего утешения протяните нуждающимся руку помощи, оскорбляйте и подвергайте нападкам, чтобы заступиться, заблуждения, исходящие от правильной веры и ослепленные ересями с разумом, и просите нас у всемогущего Бога всего доброго и полезного в жизни. временная и вечная жизнь, так что мы будем довольны наследием здесь вечных благословений в бесконечном Царстве Христа, Бога нашего, Ему с Отцом и Святым Духом вся слава, честь и поклонение всегда, сейчас и во веки веков и во веки веков и Когда-либо.Аминь

Молитва вторая

Святая равноапостольная княгиня Ольга, прими хвалу от нас, недостойная раба Божия (имена), перед иконой честной молясь и смиренно прося: защити нас своими молитвами и ходатайством от бед и бед и скорбей, и жестокие грехи; и спаси тебя от грядущих мучений, честно творив твою святую память и прославляя прославленного Бога, прославленного в Святой Троице, Отце и Сыне и Святом Духе, ныне, во веки веков и во веки веков.Аминь

Молитва вторая

О великая святая Божья, избранная и прославленная Богом, равноапостольная великая княгиня Ольга! Ты отверг языческое зло и беззаконие, Ты уверовал в Единого Истинного Троичного Бога, Ты принял святое крещение и положил начало просвещению земли Русской светом веры и благочестия. Ты наш духовный предок, ты, по словам Христа Спасителя, первый виноват в просвещении и спасении нашей расы.Вы — теплый молитвенник и заступник о Царстве Всея Руси, о его царях, правителях народа, армии и обо всех людях. По этой причине мы смиренно молимся Тебе: посмотри на нашу слабость и умоляй милостивого Царя Небесного, пусть он не гневается на нас, как из-за нашей слабости мы грешим все дни, пусть он не погубит нас нашими беззакониями, но пусть Он помилует и спасет нас Своей милостью, пусть Его спасительный страх вселит в наши сердца, пусть наши умы просветятся Его благодатью, позволь нам понять пути Господа, оставить пути зла и заблуждения, бороться на путях спасение и истина, неуклонное исполнение заповедей Божиих и уставов Святой Церкви.Молись, блаженная Ольга, Гуманитарий Божий, да прибавит он нам Свою великую милость: да избавит нас от нашествия инопланетян, от внутренних беспорядков, бунтов и раздоров, от голода, смертельных болезней и всякого зла; пусть дарит нам доброта воздуха и плодородие земли, пусть пастырь ревностно спасает стадо, пусть все люди спешат исправно исправлять свое служение, имеют любовь между собой и единомыслие на благо всех людей. Отечество и Святая Церковь, добросовестно трудиться на благо Отечества и Святой Церкви, пусть свет спасительной веры на Нашей Родине, во всех ее концах; пусть они обратятся к неверующей вере, пусть все ереси и расколы будут уничтожены; да, живя в мире на земле, позвольте нам удостоиться вечного блаженства на небесах, восхваляя и превознося Бога во веки веков.Аминь

Крещение Святой равноапостольной княгини Ольги

«Блаженная Ольга с ранних лет стремилась мудрости, лучшей в этом свете,

и нашел драгоценную жемчужину — Христа »

Сделав свой выбор, великая княгиня Ольга, доверив Киев своему взрослому сыну, отправляется с большим флотом в Константинополь. Этот поступок Ольги древнерусские летописцы назовут «хождением», в нем сочетались и религиозное паломничество, и дипломатическая миссия, и демонстрация военной мощи России.«Ольга сама хотела поехать к грекам, чтобы своими глазами увидеть христианское служение и полностью убедиться в их учении об истинном Боге», — говорится в житии святой Ольги. Согласно летописи, Ольга решила стать христианкой в ​​Константинополе. Таинство Крещения совершил над ней Константинопольский Патриарх Феофилакт (933 — 956), а его приемником был император Константин Порфирогенит (912 — 959), оставивший в своем произведении «О церемониях византийского двора» подробное описание. описание церемоний во время пребывания Ольги в Константинополе.На одном из приемов русской княгине подарили золотое блюдо, украшенное драгоценными камнями. Ольга передала его в ризницу Софийского собора, где его увидел и описал в начале XIII века русский дипломат Добрыня Ядрейкович, впоследствии архиепископ Новгородский Антоний: «Блюдо велико для Ольги русской службы. , когда она взяла дань, когда ехала в Константинополь: в блюде Ольги драгоценный камень, на тех же камнях написан Христос.«

Хроническая легенда о событиях, предшествовавших крещению Ольги, весьма своеобразна. Здесь Ольга ждет, очень долго, месяцами, когда император примет ее. Испытывается ее достоинство как великой княгини, как и ее стремление обрести истинную веру, стать причастницей веры через Святое крещение. Главное испытание — перед самым крещением. Это знаменитое «предложение руки и сердца» византийского императора, которым восхищалась русская княгиня. А летописная версия, как мне кажется, не точна.По ее словам, по летописям Ольга упрекает императора, мол, о замужестве можно подумать до крещения, а после крещения — посмотрим. И просит императора быть ее приемником, то есть крестным отцом. Когда после крещения император возвращается к своему предложению руки и сердца, Ольга напоминает ему, что брака между «крестными отцами» быть не может. И восхищенный император восклицает: «Вы меня перехитрили, Ольга!»

В этом сообщении есть безусловная историческая основа, но есть и искажение, возможно, «по причине» тех, кто сохранил традицию.Историческая правда угадывается следующим образом. В то время на престоле «мировой» Византийской империи находился Константин Порфирогенет (т. Е. Porphyrogenitus). Это был человек более чем незаурядного ума (он автор знаменитой книги «Об управлении Империей», в которой также есть новости о зарождении Русской Церкви). Константин Порфирогенет был закоренелым политиком и успешным политиком. И, конечно же, он был достаточно образован, чтобы помнить о невозможности брака между крестным отцом и крестницей.В этом эпизоде ​​видна «растяжка» летописца. Но правда в том, что, скорее всего, было «предложение руки и сердца». И это было, наверное, вполне в духе знаменитого византийского обмана, а не наивного преклонения перед «варваром» в восприятии византийской царевны далекой Руси. Но это предложение поставило русскую княжну в очень неприятное положение.

Вот в чем должна была быть истинно «византийская» хитрость суть императорского «предложения руки и сердца», его подтекст.

«Ты, пришелец, принцесса далекого, но могущественного государства, населенным честолюбивыми воинами, не раз сотрясавшими стены« столицы мира »Константинополя, где теперь ищешь истинную Веру. О том, какой воин ваш сын Святослав, гремит слава во всех странах и мы знаем. И мы знаем о вас, насколько вы сильны духом, ваша властная рука держит в покое многие племена, населяющие вашу землю. Так зачем же вы пришли, принцесса из рода честолюбивых завоевателей? Вы действительно хотите обрести истинную Веру и ничего больше? Едва ли! И я, император, и мой двор подозреваю, что, приняв крещение и став нашим единоверцем, вы хотите приблизиться к престолу византийских императоров.Посмотрим, как вы отнесетесь к моему предложению! Вы настолько мудры, насколько об этом говорит слава! В конце концов, прямой отказ императору — это пренебрежение к чести, оказанной «варвару», прямое оскорбление императорского престола. И если вы, княгиня, несмотря на солидный возраст, соглашаетесь стать императрицей Византии, то понятно, зачем вы к нам приехали. Понятно, почему вы, несмотря на уязвленную гордость, месяцами ждали императорского приема! Вы так же амбициозны и хитры, как и все ваши варяжские предки.Но мы не позволим вам, варварам, оказаться на престоле благородных римлян. Ваше место — место наемных солдат — служить Римской Империи. «

Ответ Ольги прост и мудр. Ольга не только мудрая, но и находчивая. Благодаря ее ответу она сразу же получает то, что ищет — крещение в православную веру. Ее ответ — это ответ как политиков, так и христиан: «Я благодарю императорский дом за честь стать родственником великого македонского (так называлась тогда правящая династия) императорского дома.Давай, император, давай свяжемся. Но наше родство будет не по плоти, а по духовному. Будь моим преемником, крестный отец! «

«Я, княгиня, и мы, русские христиане, нуждаемся в истинной спасительной Вере, которой богаты вы, византийцы. Но только. И нам не нужен ваш пропитанный кровью престол, опозоренный всеми пороками и преступлениями. Мы построим нашу страну на основе нашей общей веры, и позволим остальным из вас (и престолу тоже) остаться с вами, как это было дано вам Богом на вашу заботу.В этом суть ответа святой Ольги, открывшей ей и России путь к Крещению.

Патриарх благословил новокрещенную русскую княжну крестом, вырезанным из цельного куска Животворящего Древа Господня. На кресте была надпись: «Святым Крестом обновилась земля Русская, и благородная княгиня Ольга приняла его».

Ольга вернулась в Киев с иконами, богослужебными книгами — началось ее апостольское служение. Она построила церковь во имя св.Николай над могилой Аскольда, первого христианского князя Киева, и обратил многих киевлян ко Христу. С проповедью веры княгиня отправилась на север. На киевских и псковских землях, в далеких землях, на перекрестке дорог она воздвигала кресты, истребляя языческих идолов.

Святая Ольга положила начало особому почитанию Пресвятой Троицы на Руси. Из века в век передавалась история видения, случившегося с ней у реки Великой, недалеко от ее родного села.Она увидела, что с востока с неба спустились «три ярких луча». Обращаясь к товарищам, которые были свидетелями видения, Ольга пророчески сказала: «Да будет вам известно, что волей Божией на этом месте будет храм во имя Пресвятой и Животворящей Троицы и будет великая и славный город, изобилующий всем ». На этом месте Ольга поставила крест и основала храм во имя Святой Троицы. Он стал главным собором Пскова, славного русского города, который с тех пор называют Домом Святой Троицы.Таинственными путями духовной преемственности четыре века спустя это почитание перешло к преподобному Сергию Радонежскому.

11 мая 960 года в Киеве был освящен храм Святой Софии Премудрости Божией. Этот день отмечался в Русской Церкви как особый праздник. Главной святыней храма был крест, полученный Ольгой во время крещения в Константинополе. Храм, построенный Ольгой, сгорел в 1017 году, а на его месте Ярослав Мудрый воздвиг храм Святой великомученицы Ирины и мощи св.Храм Софии Ольгиной был перенесен в до сих пор стоящий каменный храм Святой Софии Киевской, основанный в 1017 году и освященный около 1030 года. В Прологе XIII века о кресте Ольги сказано: «Тот сейчас стоит в Киеве в Санкт-Петербурге. София в алтаре с правой стороны ». После завоевания Киева литовцами крест Ольгина был украден из Софийского собора и вывезен католиками в Люблин. Его дальнейшая судьба неизвестна. Апостольские подвиги княгини встретили тайное и открытое сопротивление язычников.

Равноапостольная княгиня Ольга

Богомудрая княгиня, православная берегиня,

Вместе с апостолами вы прославляете Творца.

Пусть, как раньше, так и сейчас, по вашим уговорам, княгиня,

Бог просветит наши сердца Своим не вечерним светом.

Ты, Ольга, для тебя прекраснее многих жен, принцесса наша,

Мы обращаем наши молитвы, чтобы прославить Творца в вас.

Не отвергай нас, принцесса, и слушай, какие мы все сейчас

Слезно просим вас не оставлять нас навсегда!

Среди мирских идолов и знамен,

Живой источник — питает имя «Оля»,

Суровость древних княжеских времен,

И звон копыт на утреннем поле…

На вечность, как Родина, как Россия,

Как шум реки, как шелест падающих листьев,

В нем задумчивая грусть весны

И легкий шепот утреннего сада.

В нем есть жизнь и свет, и слезы, и любовь,

И роскошь полянного лета

Испокон веков звоните

И песня, которую еще не спели.

В нем буйство ветра, поток чувств,

Восход задумчивый и суровый

Свет надежды, потеря зажимающей нагрузки,

И дорога, зовущая чью-то мечту.

Роман Маневич

Ольга рыдала у могилы мужа.

Похоронен в земле древлянского князя,

Где в темном небе кружат вороны,

И лес подходит со всех сторон.

Плач пронесся по темным дубовым рощам

Дорогой зверей и бурелом …

И ей приснилась переправа через реку

И любое сердце, добрый отцовский дом …

Оттуда Ольга, скромница,

Когда первый снег упал на землю,

Отвезли в башню, в Киев — город, столицу:

Так велел великий князь Олег.

Вышла замуж за простолюдина Игоря,

Он стал в Ольге и увидел гордость:

«Её место только в княжеских покоях,

Принцессе будет назначена ее судьба! «

Нет Игорь … убийцы мужа смерды —

Загубили жизнь, отняли любовь …

Отправив угощение мужу Ольге со смертью

Она наказала жестокого: «Кровь за кровь!»

Горели жалкие лачуги мятежников,

Трупы лежали на земле древлян

Как пища для собак и в позорной наготе

Они были ужасом для простых жителей деревни.

Законы язычников суровы. И месть

И смерть может быть только устрашающей.

Но князь выбрал невесту из народа,

И она — управлять этим народом.

Враги повсюду. И злостная клевета.

Неповиновение и происки князей …

Принцесса слышала: в мире где-то

Нет веры в языческих богов

И поклонение не идолам, но Богу.

Признание Единого Создателя!

Княгиня отправилась в путь,

Чтоб сердца таяли в России.

И вера, милосердная, святая,

Ольга приняла предложение одной из первых.

Благословение Родине

Как светлый, добрый ум завел.

Россия была сильна веками

Не феерическое украшение городов —

В святой вере Россия питала силу,

Канон, из которого: В БЛИЖАЙШЕМУ ЛЮБВИ.

Валентина Кейл

[Начало страницы]

последние годы жизни

святая княгиня Ольга

Среди бояр и воинов в Киеве было много людей, которые, по свидетельству летописцев, «ненавидели Мудрость», как св.Ольга, построившая свои храмы. Рватели языческой древности все смелее поднимали голову, с надеждой глядя на подрастающего Святослава, решительно отвергавшего уговоры матери принять христианство. «Повесть временных лет» повествует об этом так: «Ольга жила с сыном Святославом, и мать уговорила его креститься, но он пренебрег и заткнул уши; однако, если кто хотел креститься, он не запрещал и не насмехался над ним … Ольга часто говорила: «Сын мой, я познала Бога и радуюсь; вот и ты, если научишься, тоже начнешь радоваться.«Он, не слушая этого, сказал:« Как я могу захотеть изменить свою веру в одиночку? Мои воины будут смеяться над этим! »Она сказала ему:« Если ты крестишься, все будут делать то же самое ». Он, не слушая свою мать, жил по языческим обычаям.

Святой Ольге пришлось пережить много скорбей в конце своей жизни. В конце концов сын переехал в Переяславец на Дунае. Находясь в Киеве, она учила христианской вере своих внуков, детей Святослава, но крестить их не решалась, опасаясь гнева сына.Кроме того, он препятствовал ее попыткам утвердить христианство в России. В последние годы, на фоне торжества язычества, она, некогда почитаемая госпожа государства, которую крестил Вселенский Патриарх в столице Православия, вынуждена была тайно держать при себе священника, чтобы не спровоцировать новую вспышку гнева. антихристианские настроения. В 968 г. Киев был осажден печенегами. Святая княгиня и ее внуки, среди которых был князь Владимир, оказались в смертельной опасности. Когда весть об осаде дошла до Святослава, он бросился на помощь, и печенеги обратились в бегство.Уже тяжело больная святая Ольга попросила сына не уходить до самой смерти.

Крещение княгини Ольги в Константинополе

Княгиня Ольга
была одной из немногих владычиц женщин за всю историю России. Невозможно недооценить его роль в укреплении могущества всего древнерусского государства. Ольга — образ героини, а также хитрой и мудрой женщины, которая, как настоящие воины, смогла жестоко и справедливо отомстить за убийство своего мужа Игоря.

При этом до нас дошло не так много фактов о ней, как и о других правителях того периода (да и тех, которые постоянно опровергаются исследователями). Существует множество версий о его происхождении. Одни историки считают, что это была крестьянка из Пскова, другие высказывают версию, согласно которой княгиня была из дворянского рода варягов или новгородцев.

Одним из важнейших деяний великой княгини Ольги, отмеченной в «Повести временных лет», является ее крещение, которое она приняла в Константинополе в 955 году.«Житие и сказка временных лет» украшает крещение Ольги рассказом о том, как мудрой княжне удалось перехитрить византийского императора. Последний, дивясь ее красоте и мудрости, хотел взять Ольгу себе в жены, но сама княгиня ответила, что «не прилично ли праведным христианам ухаживать за язычниками?» Когда патриарх и византийский царь крестили Ольгу, император снова стал искать царевну, но она указала царю, что теперь она его дочь и поэтому сватовство невозможно.Царь удивился, дал ей богатство и с миром отпустил на родину.

Вернувшись домой из Византии, княгиня, принявшая в христианстве имя Елена, предприняла попытку приобщить к христианству своего сына Святослава. Однако он даже не подумал слушать свою мать. При этом Святослав никому не запрещал креститься, а только издевался над ними.

В 957 году княгиня Ольга посетила Константинополь с большим посольством. Это событие известно многим историкам и исследователям по описанию церемоний византийским императором Константином Порфирогенитом в его произведении «Церемонии».В этом визите сам император обращается к Ольге как к равной, называя ее правительницей России (архонтиссой), а имя ее сына, фактического правителя, упоминается без титула. Но, видимо, сам визит Ольги в Византию прошел не так, как она хотела, потому что в «Повести временных лет» говорится о холодном отношении к послам Константинополя, визит которых произошел немного позже, чем визит княгини в Царство. император. Однако, с другой стороны, в рассказе Феофана о завоевании Крита у арабов при императоре Романе II упоминается, что византийская армия включала русских.

Крещение Ольги по летописи 955. — 957. — Современная дата: до 946. — Западные источники.

Крещение при Романе I около 920 года. — Косвенные доказательства. — Как крестилась княгиня Ольга. — Неудачный поход Руси 921 года. — Дата крещения Ольги и дата основания Пскова. — Время крещения Ольги по Якову Мниху. — Другие новости. — Могила Ольги в Киеве — святые чудотворные мощи. — Портрет Ольги на фреске Святой Софии Киевской, начало XI века.

Вопросы, связанные со временем и обстоятельствами крещения княгини Ольги, всегда вызывали большой интерес. У истоков этого круга проблем был летописец

.

, который датировал поездку княгини Ольги в Константинополь 955 годом и сообщил, что именно во время этого путешествия Ольга обратилась в христианство и в то же время «победила», то есть слишком сильно задумалась над византийским императором, который предложил ей выйти за него замуж. По данным летописца, оказалось, что княгиня Ольга, чтобы избавиться от имперских притязаний, фактически крестилась, избрав крестным отцом самого императора, который согласился на это.После момента крещения Ольга объявила, что по христианским канонам крестный не может жениться на крестнице, поэтому сам император признал, что Ольга его перехитрила. И это летописное сообщение осталось бы красивой легендой, если бы в будущем известный византийский историк Г.Г. Литаврин не доказал, что визит Ольги в Константинополь, описанный византийским императором Константином Порфирогенитом и известный в науке, относится не к 957 году, как считалось ранее, а к сентябрю — октябрю 946 года.При этом было замечено, что во время посещения императорского дворца она посетила внутренние покои императрицы Елены, куда язычников не пускали ни под каким предлогом. Кроме того, в свиту Ольги входил иерей Григорий, который, вопреки тому, что предполагалось ранее, не был переводчиком, а выполнял свои прямые функции священника. В свите Ольги уже было три переводчика. Следовательно, О. Историк Рапов, приводящий вышеизложенные соображения, совершенно справедливо считает, что присутствие христианского священника в посольстве Ольги — верный признак того, что она уже обратилась в христианство.Кстати, Константин Порфирогенит даже не упомянул о крещении Ольги в годы своего правления. И византийцы, как известно, не упускали случая подробно описать события подобного рода. Итак, в связи с этим снова возникает вопрос: когда выйдет

была княгиня Ольга? Частично ответ на этот вопрос содержится в немецкой летописи преемника Регинона, составителем которой, как было доказано, был Адальберт, современник Ольги, который также был русским епископом в 961 — 962 гг. отправлен в Киевскую Русь немецким королем Отто I.Следовательно, этот человек, как никто другой, хорошо знал время и обстоятельства принятия Ольгой христианства. Однако летописи в русском переводе не повезло. Вот этот перевод: 959 «Они пришли к царю (Оттону I), — как позже выяснилось, обманом послы Елены, царицы ковров (Руси), крестившейся в Константинополе при Император Константинополя Роман, и они попросили епископа и священников для этого народа ». …

А вот и латинский текст самой хроники, чтобы любой желающий мог проверить меня: «Legati Helenae, reginae Rugorum, quae sub Romano Imperatore Constantinopoli-tano baptizata est, ficte, it post Clearuit, ad regem venientes, episcopum et al. presbyteros eidem genti petebant.«

Узнавайте о новых игровых автоматах на сайте igrovieawtomaty777.ru/novye-igrovye-avtomaty-777/. Туроператор НТК-Интурист туры в Анталию туры Анталия

Он правил Русью с 945 по 960 год. При рождении девушке дали имя Хельга, муж называл ее своим именем, но по женскому варианту, а при крещении стала называться Елена. Ольга известна как первая правительница Древнерусского государства, добровольно принявшая христианство.

О княгине Ольге сняты десятки фильмов и сериалов.Ее портреты находятся в галереях русского искусства, по старинным летописям и найденным реликвиям ученые пытались воссоздать фотографию женщины. В родном Пскове есть мост, набережная и часовня имени Ольги и два ее памятника.

Детство и юность

Точная дата рождения Ольги не сохранилась, но в Книге Града XVII века сказано, что княгиня умерла в восьмидесятилетнем возрасте, а это значит, что она родилась в конце 9-го числа. век.Если верить «Архангельскому летописцу», девушка вышла замуж, когда ей было десять лет. Историки до сих пор спорят о году рождения принцессы — с 893 по 928. Официальная версия — 920-й, но это примерный год рождения.

В древнейшей летописи «Повесть временных лет», описывающей биографию княгини Ольги, указано, что она родилась в селе Выбуты Пскова. Имена родителей неизвестны, потому что они были крестьянами, а не людьми знатной крови.

В сказке конца 15 века говорится, что Ольга была дочерью, правившей Россией, пока не вырос Игорь, сын Рюрика. Он, согласно легендам, женился на Игоре и Ольге. Но эта версия происхождения принцессы не подтвердилась.

Руководящий орган

В то время, когда древляне убили мужа Ольги, Игоря, их сыну Святославу было всего три года. Женщина была вынуждена взять власть в свои руки, пока ее сын не вырос. Первое, что сделала княгиня, — отомстила древлянам.

Сразу после убийства Игоря прислали к Ольге сватов, которые уговорили ее выйти замуж за их князя — Мала. Так древляне хотели объединить земли и стать самым большим и могущественным государством того времени.

Ольга закопала первых сватов живьем вместе с лодкой, убедившись, что они понимают, что их смерть хуже смерти Игоря. Принцесса послала Малу сообщение, что она достойна лучших сватов из сильнейших мужчин страны.Князь согласился, и женщина заперла этих сватов в бане и сожгла их заживо, пока они умывались ей навстречу.

Позже княгиня пришла с небольшой свитой к древлянам, чтобы, по традиции, отпраздновать похороны на могиле своего мужа. Во время похорон Ольга выпила древлян и приказала солдатам их рубить. В летописях указывается, что тогда древляне потеряли пять тысяч воинов.

В 946 году княгиня Ольга вступила в открытую битву на земле древлян.Она захватила их столицу и после долгой осады хитростью (с помощью птиц, к лапам которых были привязаны зажигательные смеси) сожгла весь город. Часть древлян погибла в битве, остальные послушались и согласились отдать дань России.

Поскольку подросший сын Ольги большую часть времени проводил в военных походах, власть над страной находилась в руках княгини. Она провела множество реформ, в том числе создала центры торговли и обмена, которые упростили сбор домиков.

Благодаря княгине на Руси зародилось каменное строительство. Посмотрев, как легко горели деревянные крепости древлян, она решила построить свои дома из камня. Первыми каменными постройками в стране были городской дворец и загородный дом правителя.

Ольга установила точный размер налогов с каждого княжества, дату их уплаты и периодичность. Тогда их называли «полюдья». Все подчиненные Киеву земли были обязаны платить, и в каждой административной единице государства назначался княжеский управляющий — тиун.

В 955 году принцесса решила принять христианство и крестилась. По некоторым данным, она была крещена в Константинополе, где была крещена лично императором Константином VII. Во время крещения женщина взяла имя Елена, но в истории она еще больше известна как княгиня Ольга.

Вернулась в Киев с иконами и церковными книгами. В первую очередь мать хотела крестить своего единственного сына Святослава, но он только издевался над принявшими христианство, но никого не запрещал.

За время своего правления Ольга построила десятки церквей, в том числе монастырь в родном Пскове. Княгиня лично отправилась на север страны крестить всех желающих. Там она уничтожила все языческие символы и поместила христианские.

Охранники отнеслись к новой религии с опасением и враждебностью. Они всячески подчеркивали свою языческую веру, пытались убедить князя Святослава в том, что христианство ослабит государство и должно быть запрещено, но он не хотел противоречить своей матери.

Ольге так и не удалось сделать христианство основной религией. Гвардия победила, и княжне пришлось остановить свои походы, закрывшись в Киеве. Она воспитывала сыновей Святослава в христианской вере, но крестить не решалась, опасаясь гнева сына и возможного убийства внуков. Она тайно держала при себе священника, чтобы не вызывать новых гонений на людей христианской веры.

В истории нет точной даты, когда княгиня передала бразды правления своему сыну Святославу.Он часто бывал в военных походах, поэтому, несмотря на официальный титул, Ольга правила страной. Позже принцесса передала сыну власть на севере страны. И, предположительно, к 960 году он стал правящим князем всея Руси.

Влияние Ольги будет ощущаться во время правления ее внуков и. Их обоих воспитывала бабушка, они с младенчества привыкли к христианской вере и продолжили становление Руси по пути христианства.

Личная жизнь

По «Повести временных лет» Вещий Олег женился на Ольге и Игоре, когда они были еще детьми.В легенде также говорится, что свадьба была в 903 году, но, по другим данным, Ольга тогда даже не родилась, поэтому точной даты свадьбы нет.

Существует легенда, что пара познакомилась на переправе под Псковом, когда девушка была перевозчиком на теплоходе (переоделась в мужскую одежду — это была работа только для мужчин). Игорь заметил юную красавицу и сразу стал приставать, на что получил отпор. Когда пришло время жениться, он вспомнил об этой своенравной девушке и приказал ее найти.

Если верить летописям, описывающим события тех времен, то князь Игорь погиб в 945 году от рук древлян. Ольга пришла к власти, когда ее сын подрастал. Она больше не выходила замуж; она не упоминала никаких связей с другими мужчинами в анналах.

Смерть

Ольга умерла от болезней и старости, и не погибла, как многие правители того времени. В летописях указано, что княгиня умерла в 969 году. В 968 году печенеги впервые совершили набег на русские земли, и Святослав пошел войной.Княгиня Ольга и ее внуки заперлись в Киеве. Когда его сын вернулся с войны, он снял осаду и хотел немедленно покинуть город.

Его мать остановила его, предупредив, что она очень больна и почувствовала приближение собственной смерти. Она оказалась права, через 3 дня после этих слов княгиня Ольга умерла. Ее похоронили по христианским традициям в земле.

В 1007 году внук княгини Владимир I Святославич перенес мощи всех святых, в том числе останки Ольги, в основанный им храм Пресвятой Богородицы в Киеве.Официальная канонизация княгини произошла в середине 13 века, хотя ее мощам задолго до этого приписывали чудеса, почитали их как святых и называли равноапостольными.

Память

  • улица Ольгинская в Киеве
  • Свято-Ольгинский собор в Киеве

Фильм

  • 1981 — балет «Ольга»
  • 1983 — фильм «Легенда о княгине Ольге»
  • 1994 — мультфильм «Страницы истории России.Земля предков »
  • 2005 г. — фильм« Сага о древних булгарах. Сказание об Ольге святой »
  • 2005 г. — фильм« Сага о древних булгарах. Лестница Владимира Красное Солнышко
  • 2006 — «Князь Владимир»

Литература

  • 2000 — «Я знаю Бога!» Алексеев С. Т.
  • 2002 — Ольга, Королева Руси.
  • 2009 г. — «Княгиня Ольга». Алексей Карпов
  • 2015 — Ольга, лесная царевна.
  • 2016 — «Объединенная держава».Олег Панус

Всемирная история на связи | Vol. 7 № 1

Это странный исторический поворот
что первая «русская» женщина, канонизированная в православной церкви, была
Принцесса-воительница викингов, которая большую часть своей жизни была язычницей. Ольга заработала на ней
святости, став первым членом дома Рюриковичей, династии, которая
управлял европейской Россией и частями Украины и Белоруссии более семи
веков (860-е — 1598 гг.), чтобы принять христианство.Но роль этой битвы
горничная в распространении христианского мира на восточных славян — лишь часть ее
замечательный вклад в историю Восточной Европы.

Ольга
является единственной женщиной, о которой мы располагаем значительными биографическими данными в
письменные источники по периоду истории России Киевской Руси (860–1240 гг.). В
контраст с Западной Европой и Византийской Империей, средневековые русские женщины
не участвовал в литературной культуре, за исключением редких надписей
или буква типа найденной на бересте при раскопках средневековья.
Новгород.Законы того периода показывают, что женщины мало пользовались юридическими услугами.
защиты по сравнению со своими сверстниками-мужчинами. Женщины могли унаследовать собственность от
их родители или мужья, но только в отсутствие братьев и сыновей. Если
сыновья были молоды, вдова управляла имением семьи, пока сыновья
достигли своего совершеннолетия.

Ольга
Это типично для киевских свободных элитных женщин. 1 Для
почти два десятилетия (с 945 по 962 год) Ольга правила быстро расширяющимся королевством
Киевская Русь, 2 , получившая свое название от
столица Киев на среднем берегу Днепра, регент для своего маленького сына
Святослав.И она сделала это потрясающе, несмотря на значительные препятствия.
Ольга пришла к власти в то время, когда королевство было потрясено племенным насилием и
административный беспорядок. Она кроваво усмирила мятежные племена и заменила
взятие дани при обычной системе налогообложения. Решение Ольги обратить
к восточному христианству вместо католицизма также был фундаментальным шагом в
духовный и политический союз Киевской Руси с византийскими православными
мир, а не с латинским христианским миром.Короче, потребовалась воля и
проницательность варварской вдовы, чтобы начать преобразование русских земель
от слабо связанного языческого вождя к более стабильному и централизованному
Христианское царство.

Реконструкция
История Ольги — сложный вопрос, потому что было написано очень мало.
вниз при ее жизни, когда Киевская Русь была еще преимущественно языческим царством
без литературной традиции. Летописцы, возможно, начали записывать действия
династии после официального принятия христианства через поколение
Ольги, но эти ранние записи, к сожалению, не сохранились.В
Самый важный рассказ о жизни Ольги взят из источника, написанного многими
поколения после жизни Ольги, Повесть временных лет , летопись, завершенная монахами Нестором
и Сильвестр, живший в Киево-Печерском монастыре, который поддерживался
киевские князья Рюриковичи. Как иждивенцы Рюриковичей, авторы-монахи
организовал повествование о роли предков правящей семьи в
создание христианского государства. Поскольку большая часть хроники освещает события
который имел место за много поколений до его составления, авторы кажутся
чтобы основать сказку на устных рассказах, некоторые явно вдохновлены легендами.В
результатом является богатая и часто драматическая история, отражающая
многонациональные традиции, восточнославянские, скандинавские и финские, которые составили
культура Киевской Руси. История Ольги, рассказанная в Сказке о
Прошлые годы
является продуктом этого типа
ведение хроники. Нам повезло, что летописцы создали увлекательную
портрет Ольги, который иногда подтверждается современными
источники из Западной Европы и Византии.Обследование Ольги,
таким образом, это фактически упражнение в раннесредневековой критике источников.

власть вождя Рюрикидов основывалась на его способности контролировать и
использовать природные богатства европейской части России, Белоруссии и Украины. Этот
территория простирается на четыре широтные ландшафтные зоны, каждая из которых поддается
различные формы экономической эксплуатации. С севера на юг протянулась тундра
(охота-собирательство), бореальный лес и промежуточный лесостепь (охота).
собирательство и земледелие) и степь (скотоводство).Лес
зоны были особенно богаты пушным зверем (куница, лисица, соболь,
белка), мед и воск. Более густонаселенные регионы также поставляли
рабы. Их связывали речные системы Волхов-Ловать, Днепр, Волга и Дон.
разнообразные ресурсные зоны. Через эту речную сеть, соединенную системой
волнах можно было путешествовать на лодке из северной Европы в великие
империи раннего средневековья Западной Евразии — Византийская Империя и Исламская
Халифат.Меха, мед, воск и рабов можно было обменять в
Константинополь и Багдад за шелка, специи и, самое главное, серебро в
форма монет, называемых дирхемами, чеканилась в огромных количествах
ежегодно на мусульманских землях. В раннем средневековье было очень мало
действующие серебряные рудники в Западной и Северной Европе, но необходимость в этом
товар был велик из-за экспансии англосаксов и каролингов.
экономики. К девятому веку должно было стать очевидным для многих, что
возможность большого богатства представилась тем, кто мог контролировать
Русская речная система и ее люди.

Викинги были скандинавскими фермерами, торговцами и летними налетчиками, а
совершенные коммерческие приспособленцы раннего средневековья, и именно они
захватили контроль над торговыми путями России и снабжали Западную Европу
Исламское серебро на протяжении двух веков. Согласно Повесть временных лет , группа викингов во главе с полководцем Рюриком
принял приглашение конфедерации славянских и финских племен
«прийти и править ими».Летописец сообщает, что славяне и финны
находились в состоянии войны друг с другом и требовали нейтральной стороны, чтобы принести мир и
порядок в царстве. Важно отметить, что автор писал
кусок королевской пропаганды, призванный прославить династию. Нам говорят, что
в 862 году Рюрик и его род прибыли на северо-запад Руси и основали
базы власти в нескольких городах. К 879 году родственник Рюриковичей Олег (ум. 912) взял в плен.
Киев, провозгласивший себя «матерью городов русских». 3

Олег
и его преемник Игорь (912 — 945) провел свое правление, подчиняя племена
вдоль основных речных систем. После завоевания каждое племя было поглощено
рудиментарная система сбора налогов, при которой киевские князья добывали
«дань» в виде меха, воска, меда и рабов из различных племен
посредством ежегодного зимнего тура под названием poliudie , что в переводе означает «для людей». Добыча
переправили в Киев, где погрузили в большие байдарки и
каждую весну вывозили по Днепру в Черное море.Коммерческий
Конечным пунктом назначения флотилии был Константинополь, столица
Византийская империя и самый могущественный город Западной Евразии в десятом
век. Конечно, византийские императоры осознавали опасность открытия
ворота имперской столицы орде викингов и их нужно было
убедился в пользе мирной торговли с Киевом. Соответственно, викинги
из Руси пять раз нападали на Византийскую империю (860, 907, 912, 941, 944) в
меньше века.Большинство кампаний закончились коммерческими соглашениями.
между Киевом и Константинополем. Положения этих договоров включали
ограничения на количество Русов, разрешенных в город за один раз (пятьдесят) и
требование, чтобы викинги проверяли свое оружие у ворот.

Пока
Похоже, что Ольга не играла большой роли в киевской политике во время этого
периода, она жила при Киевском дворе и была свидетельницей
явления, описанные выше.Согласно Повесть временных лет , Ольга присоединилась к семье Рюрикидов, когда вышла замуж.
Игорь в 903 году. Источник мало знает о ее ранних годах, но утверждает, что она
родился в Пскове, крупном городке у Чудского озера (на эстонско-российском
граница), в 890 г. Ольга не упоминается снова до 942 г., когда она родила
Сын Игоря Святослав в довольно зрелом возрасте пятидесяти двух лет. Это важно
здесь, чтобы напомнить, что Повесть временных лет была составлена ​​более чем через полтора века после
Прижизненная Ольга.Хронологические оговорки являются обычным делом для средневековых
авторов, и вполне вероятно, что некоторые из этих дат ошибочны.

Что
уверен, что жизнь Ольги внезапно изменилась с насильственной смертью ее
муж Игорь от рук одного из подчиненных ему племен. В 945 г.
люди из его свиты, желая более высокого уровня жизни, вымогали необычно
большая дань от деревлей, славянского племени, живущего на болотах и
леса к югу от реки Припять (к северо-западу от Киева). 4 Недовольный даже суммой сбора, Игорь решил:
вернитесь назад, чтобы узнать больше. Узнав о его скором прибытии, деревлян
вождь принц Мал предупредил своих людей: «Если волк окажется среди овец, он
убирайте все стадо по одному, если он не будет убит. Если мы этого не сделаем
убей его, он уничтожит всех нас ». 5 Игорь попал в засаду и
убит. Действия деревлян стали логичной реакцией на Игоря.
инициативы.Он уже собрал ежегодную дань. Возвращаясь за большей данью
так скоро нарушил традицию, и Игорь потерял «легитимность по контракту» с
его подчиненные подданные.

Контроль семьи Рюрикидов над королевством находился на грани краха.
Преемник Игоря Святослав был еще совсем маленьким ребенком, поэтому вдова
Великая княгиня Ольга стала регентшей. Необходимо было принять немедленные меры против
деревлян, поскольку они угрожали как королевству, так и династии.Ольги
борьба с повстанцами, известная как «Месть Ольги», составляет одну из
самые красочные эпизоды в истории восточных славян.

После
похоронить Игоря под большим курганом недалеко от деревенской столицы
Искоростень, их князь Мал решил сделать Ольге предложение руки и сердца с целью
управления молодым Святославом. Ольга встретила деревлянское посольство у входа в
ворот Киева, ответив, что предложение ее заинтриговало, но хотела
почтить делегацию на публичной церемонии на следующий день, на которой они будут
несли в своих лодках.Обрадованные должным образом, деревляне удалились в свой лагерь.
Отсюда ясно, что Ольга не собиралась выходить замуж за князя Мала.
По ее приказу киевляне провели ночь, роя глубокий ров в своем
город. На следующий день деревлянское посольство явилось в роскошном платье,
требуя, чтобы их перенесли в город на их деревянных лодках. В соответствии
по плану лодки сбросили в канаву, а людей похоронили заживо.
Затем Ольга послала известие князю Малу с просьбой отправить отряд из его лучших людей.
сопровождать ее в деревенскую столицу.Не зная о своем первом посольстве
В ужасной кончине принц Мал исполнил желание своей будущей невесты. Когда
в Киев приехали шаферы Дерева, Ольга предложила им искупаться перед просмотром
ей. Однако, когда они оказались в бане, ее подожгли, и мужчины
сгорел заживо. Затем Ольга отправилась в деревенскую столицу Искоростень. Как она
подошел к воротам города, скорбящая вдова попросила провести похороны
пир на Игоревском кургане. Все еще не обращая внимания на судьбу посольств
отправленные в Киев, деревляне с радостью присоединились к ней в большом пиршестве, на котором
потреблялось обильное количество напитков для взрослых.При полном опьянении
В результате Ольга и ее войско перебили более пяти тысяч пьяных.
Деревлян. Но план Ольги еще не дошел до полного исполнения. Следующий год
она вторглась в землю Дерева. В последней битве она осадила
Искоростень. Через год деревляне предложили платить дань, но они сделали.
нет под рукой ни мёда, ни меха, так что же они могли ей предложить? Ольга
просил по три голубя и по три воробья от каждого дома. На их
По получении, ее люди прикрепляли к лапам каждой птицы тряпки, смоченные в сере.Когда птицы вернулись в свои гнезда, они подожгли город и
Деревлицы погибли в своих домах. 6 Месть Ольги завершилась.

Как
должны ли мы понять этот, казалось бы, фантастический рассказ? Ранние средневековые сказки о
скорбящих вдов на тропе войны не следует принимать за чистую монету, поскольку они
использовались как литературный прием, предназначенный как для развлечения, так и в случае
Ольги, чтобы продемонстрировать резкое моральное преобразование, вызванное ее будущим
обращение в христианство.С описанием жестокости языческой Ольги,
таким образом авторы-монахи продемонстрировали чудесные преобразующие силы
обращение, так же как буддийские писатели приписывали жестокие акты угнетения
Индийский император Ашока до своего обращения и последующей валоризации
из ахимсы, или ненасилия. Это делает
Однако это не означает, что история в одном или обоих случаях является чистой фантазией.
Независимые подтверждения убийства Игоря относятся к X веку.
Византийский источник, написанный диаконом Львом, рассказывающий о том, что Игорь «попал в плен»
ими привязаны к стволам деревьев и разорваны надвое.» 7 Несомненно, что
последовало военное возмездие. Однако сказка о мести Ольги играет
другая роль как литературная аллегория, воспроизводящая скандинавский языческий морг.
ритуал. Во-первых, захоронение заживо деревлянского посольства в их лодках.
отражает практику викингов по захоронению корабля, в котором умерший часто
погребен в лодке с ритуальным жертвоприношением. Во-вторых, горение следующего
Посольство в бане воспроизводит ритуал очищения огнем.В-третьих
убийство пятитысячной армией Ольги пьяного врага представляет собой
поминки и сопутствующее им жертвоприношение. Известно, что скандинавские вдовы
элитных воинов практиковали сати (или сутти), но это был не вариант для Ольги, чей сын был слишком молод, чтобы
правило. В связи с этим авторам летописи важно было
продемонстрировать, что Ольга была и послушной женой, и хитрым военачальником,
атрибуты, которые были выделены в истории.

Повторное подчинение
Деревли были лишь частичной мерой к закреплению Рюриковичей.
положение в царстве. Система, которая существовала несколько десятилетий,
полиудие , не ввезли
достаточный доход для содержания киевских князей и их последователей. В
попытка собрать вторичную дань вскоре после необычно высокого ежегодного
оплаты, Игорь нарушил традицию и поставил себя в опасное положение, которое
привело к его убийству.Успех poliudie зависел от взаимного доверия, сотрудничества племен.
вожди и племенные обычаи. Ольга заменила эту, по сути, специальную практику.
с рядом торговых станций ( погост ), укомплектованных ее собственными чиновниками, которые взимали стандартный налог с
подчиненные племена. Как и предыдущая дань, налог по-прежнему уплачивался в
ресурсы в изобилии в каждом регионе (меха, мед, воск), но теперь государство могло
зависят от получения установленных сумм.Кроме того, использование королевских чиновников в
процесс сбора позволил правителю заниматься другими делами и защитить
его или ее от гнева разгневанных налогоплательщиков. Постоянные торговые посты также
по-видимому, сыграли роль в расширении территории Киевской Руси,
особенно к северу, откуда королевские чиновники могли утверждать сюзеренитет
Киева в областях, где до сих пор преобладали племенные вождества. В качестве дальнейшего
административной изысканности, Ольга организовала чеканку монет, первой из
правители Рюриковичей сделали это, что помогло облегчить торговлю, обмен,
и уплата налогов в княжескую казну.

В
В 954 или 955 году Ольга побывала в Константинополе, где провела исторически сложившуюся жизнь.
важный шаг в качестве первого Рюрикида, принявшего христианство. В соответствии с
История, рассказанная в году Повесть временных лет , византийский император Константин VII был так поражен киевскими властями.
Красоту и интеллект Великой Княгини, которые он «заметил, что она достойна
царствовать с ним в его городе ». Ольга ответила, что это невозможно, так как она
был язычником «и что если он желает крестить ее, он должен выполнить это
функционировать сам; в противном случае она не желала принимать крещение.»Крещение
возглавил Патриарх, официальный глава Церкви и
Император был крестным отцом Ольги. После крещения Император
напомнил Ольге его предложение руки и сердца. Ольга подумала и ответила: «Как
Ты можешь выйти за меня замуж после того, как ты крестил меня и назвал своей дочерью?
Ибо среди христиан это незаконно, как ты сам должен знать «. Император
потом воскликнул: «Ольга, ты меня перехитрила». Она вернулась в Киев с
благословение Патриарха и богатые дары Императора, в том числе «золото,
шелка, серебра и различных ваз.» 8

Ольги
обращение было смелым шагом, потому что теперь она принадлежала к небольшой религиозной
меньшинство. Подавляющее большинство населения Киевской Руси практиковали
множество религий, которые можно условно охарактеризовать как язычество. В
Славяне, например, почитали ряд богов, связанных с плодородием.
(Даждьбог), небо (Стрибог) и скот (Велес). Финны тренировались
шаманизм, предполагавший общение с духами животных через
шаман.Их главным богом была богиня плодородия по имени Мокошь.
Наконец, воинская элита во главе с кланом Рюрикидов последовала культу
Перун, бог молнии, очень напоминавший бога викингов Тора. Посредством
время обращения Ольги в середине X века, по крайней мере, небольшая часть
население было христианским, судя по торговому договору между Византией и Русью.
датируется 944 годом, где упоминается «христианская Русь». Однако среди воинов
количество христиан было, конечно, невелико.Как его лидер, Рюрикидов
семья не могла позволить себе отчуждать постоянный наплыв языческих воинов из
Скандинавия путем насильственного обращения в христианство. Зачем Ольге потенциально
подорвать с трудом завоеванную стабильность царства, делая то, что должно быть
противоречивый шаг к отказу от религии ее предков и, самое главное,
единомышленники?

ответ основан на более широкой схеме принятия решений, направленных на консолидацию
Власть Рюриковичей внутри страны и укрепление позиций Киева по отношению к
его гораздо более могущественный сосед — Византийская империя.С ее административной
реформы Ольга установила постоянное королевское присутствие на удаленных территориях
царство за счет установки назначенных должностных лиц и более формализованного налогообложения
коллекция. Как налог, который в основном уплачивается в виде меда, воска или
меха, которые должны были быть превращены в деньги или предметы роскоши, поскольку суд во многом зависел
о сохранении позитивных отношений Киева с Византийской империей, поскольку пункты
собранные были отправлены на рынки в Константинополь.Коммерческие отношения с
Императоры, однако, были далеко не равны, поскольку с византийской точки зрения
Киевские купцы были опасными языческими идолопоклонниками. Византийцы запретили
купцы от зимовки в Днепровском лимане и ограничили
количество шелка, которое они могли купить в Константинополе. Как указано выше,
Киевские правители неоднократно прибегали к военной силе в первой половине
десятый век для заключения торговых договоров с Империей.Но
коммерческие преимущества были не единственной движущей силой на пути Ольги к
конверсия. В IX веке славянские соседи Киева, Моравия и
Болгария уже приняла христианство в качестве официальной государственной религии, и
в 966 г. последует Польша. Даже королевство викингов Дании перенимает
новая религия. Как языческое ополчение Киев все больше и больше обнаруживал себя.
изолирован от дипломатических кругов христианской Европы. Без сомнения, Ольга
также понимал, что если все Киевское царство исповедует единую религию
под эгидой церкви, контролируемой государством, такой как та, которая
существовало в Византийской империи, способствовало бы централизации королевства.

Создание
государственная церковь в Европе десятого века была опасным занятием. христианство
была разделена на два конкурирующих учреждения: католическая церковь с центром в Риме
и Православная церковь в Константинополе, и каждая из них контролировалась
могущественное государство. Император Священной Римской империи в Германии доминировал над римским папством.
и византийский император Патриарх в Константинополе. В то время как церковь
Раскола, который был фактическим разрывом между Востоком и Западом, не произойдет.
до 1054 г., девятый и десятый века были свидетелями интенсивного периода
соперничество между двумя, в котором они оба стремились создать сферы
влияние через обращение остальных языческих народов Европы.Для этого отправляли миссионеров в нехристианские районы или предлагали языческие
такие стимулы для правителей, как большая честь выйти замуж за одного из императорских
родные. Затем обращенные получали священников, религиозные книги и
Церковный иерарх. Чаще всего вновь создаваемые государственные церковные учреждения
оставаться под контролем Патриарха в Константинополе или Папы в
Рим, предоставляющий императорам возможность вмешиваться в местные государственные дела
новообращенных и, таким образом, осуществляют значительные религиозные и светские
оказать влияние.

Ольга
похоже, осознавала потенциальную угрозу автономии Киева во время ее
визит в Константинополь. Ее нерешительность проявляется в ее умном отказе
предложение руки и сердца византийского императора. Таким образом Ольга предотвратила
Византийское завоевание Киева через брак. Смысл ясен, хотя
прямо не указано, что Ольга требовала особых требований, например, усиление
коммерческие привилегии и, возможно, церковь в Киеве, независимая от
Константинополь, тот, что будет автокефальным (со своей «головой»).В
неудача ее переговоров с Императором стала очевидной к осени 959 г., когда
Ольга обратилась с просьбой к заклятому врагу Византийского императора, императору Оттону I.
светский защитник папства. Немецкий летописец Адальберт пишет
что Ольга просила «рукоположения во епископа и священников для … [ее]
людей ». Адальберт отправился в Киев, но позже отказался от миссии.
потому что его усилия по «тому, ради чего он был послан», привели к
дала незначительные результаты. 9

Ольги
цель основания церковного учреждения в Киеве не будет реализована до тех пор, пока
Правление ее внука Владимира. Однако ее неудача, вероятно, помогла сохранить
Автономия Киева от Германии и Византии, потому что оба эти государства были
чрезвычайно мощный в 950-х / 960-х годах, и Киевская церковь контролировалась одним из
из них вполне могли оказаться вредными для будущей силы
область. Похоже также, что киевская воинская элита сопротивлялась новому
вера, как видно из попыток Ольги обратить своего сына Святослава: «Сын мой, я
научились познавать Бога и рада этому.Если ты это знаешь, ты будешь
радуйтесь », на что Святослав ответил:« Как мне одному принять иную веру?
Мои последователи будут смеяться надо мной ». 10

В
В 962 году Святослав достиг совершеннолетия и начал свое правление в Киеве. Как и его отец,
молодой правитель был воином, сокрушившим хазарское государство в низовьях Дона-Волги.
региона и пытались расширить территорию Руси до Болгарии в нижнем течении Дуная, что
привел его к конфликту с византийским императором.Ольга правила Киевом в ней
долгое отсутствие сына, забота о его маленьких сыновьях Ярополке, Олеге и
Владимир. В 968 году разжигание войны Святослава против Империи спровоцировало
тотальное нападение на Киев союзников Византии, тюрков-печенегов. В
Последовавшая осада была продолжительной, и киевляне во главе с Ольгой выдержали
значительные лишения, в то время как Святослав оставался в Преславе, Болгария. Сейчас
пожилой Ольге пришлось вместе с ней бежать через Днепр на лодке.
внуки на буксире.Кажется, раскаявшийся Святослав затем вернулся в Киев.
и прогнал войско печенегов. Ольга умерла вскоре после старости, но не
прежде, чем она устроила себе похороны по христианскому обряду, совершенные
священник. Она не хотела ни кургана, ни поминального пиршества.
языческие традиции.

два десятилетия после смерти Ольги были неспокойными для сына и внуков.
В 972 году Святослав, продолжив войну против Византийской империи, был
убиты печенегами, отпраздновавшими свою победу изготовлением позолоченного
чашка для питья из его черепа.Сыновья Святослава Ярополк, Олег и Владимир
вели долгую гражданскую войну, в результате которой погибли первые двое и
восхождение Валдимира единоличным правителем над Киевом. Набожный язычник в начале
часть своего правления и лидер языческого возрождения, Владимир увидел возможность
укрепить свое положение по отношению к Византийской империи в конце десятого века.
века, когда Император был в агонии гражданской войны и нуждался в войсках для
поддерживаю его поход в Крым.В обмен на военную помощь,
Владимиру предложили в жены руку сестры византийского императора,
большая честь оказана очень немногим иностранцам. Это казалось неважным
Император, что у Владимира уже было три жены и триста наложниц.
Император также дал Владимиру большую свободу в создании государственной церкви.
в Киеве, опять же потому, что ему нужна была киевская армия, чтобы помочь предотвратить восстание.
Обращение Владимира в православие в 988/989 г.и принятие его как
официальная религия Киевского царства, несомненно, сметала с лица земли великокняжеский
грехи как заблудший язычник.

главным стимулом для крещения Владимира были, безусловно, дипломатические и политические
один, но мы не можем не заметить влияние его бабушки Ольги во время его
годы становления в 960-х гг. Ее семья почитала Ольгу и, пока ей не удалось
убедить сына и внуков обратить в другую веру при ее жизни, память о
ее преданность Православию в дальнейшей жизни сыграла немаловажную роль в
возможный поворот семьи к византийскому христианству. Спустя столетия глубокая Ольга
благочестие неоднократно упоминалось средневековыми авторами, которые описывали ее как
«сияющий среди неверных, как жемчужина в навозе», 11
святая Ольга, «всегда« искавшая мудрости Божией », 12 и
«хотя телом она была женщина, она обладала мужским мужеством.» 13 Точная дата ее канонизации Русской Православной Церковью неизвестна,
но он внимательно следил за возведением Владимира в сан святого в конце
тринадцатого века, что сделало Ольгу единственной женщиной, включенной в этот первый
группа доморощенных русских святых.

Хайди Шерман — доцент кафедры истории университета.
Висконсина — Грин-Бей. С ней можно связаться по адресу [email protected]

Визит Ольги в Константинополь в Де Черимони

Визит Ольги в Константинополь в Де Черимони *

Майкл ФЕЗЕРСТОУН

Для покойного Джона Феннелла,

в десятую годовщину его смерти.

Vecnaja Pamjat ‘

Двенадцать лет назад мы утверждали, что русская княгиня Ольга посетила и крестилась в Константинополе в 957 году. С тех пор ряд ученых оспаривают наши аргументы в пользу этой датировки, совсем недавно О. Крестен и К. Цукерман.1 Мы не собираемся здесь репетировать все детали — еще раз! — из всех источников, славянских, латинских и византийских, которые рассказывают о визите Ольги, но чтобы сосредоточиться на свидетельствах в De Cerimoniis, в котором только упоминаются точные дни приемов, проводившихся для Ольги в императорском дворце и на которых основаны основные аргументы в пользу датировки визита Ольги основаны.

И Крестен, и Цукерман провели очень тщательные исследования приемов для арабских посольств, описанных в той же главе De Cerimoniis, что и для Ольги, II, 15, и мы принимаем их определение четвертого указания как 946 г. н.э. в заголовках. двух подразделов, посвященных приемам для арабов.2 Но мы не согласны с тем, что приемы для Ольги в последнем подразделе датируются одним и тем же годом.3

* Большое спасибо П. Шрайнеру за его комментарии к этой статье, а также к С.Франклин, Дж. Холдон, Кэтрин Холмс, Дж. Ховард-Джонстон, К. Манго, О. Пристак, И. Севченко, Дж. Шепард и С. Уолгрен.

1. М. Фезерстоун, Визит Ольги в Константинополь (далее «Визит Ольги»), Гарвардское украиноведение 14, 1990, с. 293-312; О. Крестен, ‘Staatsempfänge’ im Kaiserpalast von Konstantinopel um die Mitte des 10. Jahrhunderts (далее Staatsempfänge), Sitzungsberichte d. Филос. -истор. Kl. d. Österr. Акад. d. Wiss. 670, Вена, 2000 г., и К. Цукерман, «Путешествие Ольги и премьер-министр Испании в Константинополь в 946 году» (далее «Путешествие»), TM 13, 2000, стр.- 59812.

Revue des Études Byzantines 61, 2003, p. 241-251

Кто был отцом княгини Ольги. Крещение Ольги и церковное почитание. Жизнь Ольги после свадьбы с Игорем

На самом деле о биографии княгини Ольги можно говорить лишь с натяжкой — об обстоятельствах жизни первого русского правителя известно очень мало. В наши дни принято хвалить ее за христианское миссионерство. Но этот факт в то время практически не имел значения для жизни государства, а вот хитрости, ума и расчетливой жестокости Ольги было немало.

Князь Игорь и Ольга

Год рождения и происхождение Ольги неизвестны. Ее родиной чаще всего называют Псков, но Ольга явно не была славянкой (Ольга (Хельга) — скандинавское имя). Здесь нет никаких противоречий. Существует множество вариантов года рождения от 893 до 928, и все они основаны на скудных данных из письменных источников.

То же самое и с происхождением. Самый распространенный вариант — Ольга была дочерью малоизвестных варягов. Более «патриотическая» версия — она ​​происходила из знатного славянского рода, имела местное имя, а скандинавское получила от князя Олега, который решил сделать ее своей невесткой.Также есть предположение, что Олег был отцом Ольги. Рядом с ним — версия о том, что сам вещий князь хотел жениться на интеллигентной женщине из Пскова, но отказался от этой идеи из-за огромной разницы в возрасте.

Брак Ольги и Игоря, по наиболее распространенной версии, состоялся в 903 году, невесте было либо 10, либо 12 лет. Но эту версию часто ставят под сомнение.

Согласно Житию, князь Игорь случайно встретил Ольгу, на охоте, стал уговаривать ее на похоть, но девушка его стыдилась.Впоследствии, выбирая невесту, Игорь вспомнил о ней и решил, что лучшей жены ему не найти.

Странно выглядит и принятое многими историками утверждение о том, что Святослав (будущий князь) был старшим ребенком Ольги. Да, о детях постарше в источниках не упоминается. Но о девочках там упоминают редко, а уровень младенческой смертности в те времена легко достигал от числа рождений. Так что Святослав легко мог стать первым выжившим или даже первым выжившим мальчиком и иметь полдюжины старших сестер.

Ольга, княгиня Киевская

Но не оспаривается тот факт, что в 945 году, когда Игорь был жадным, Святослав «едва мог бросить копье между ушами коня», то есть ему было не старше 7-8 лет. Таким образом, Ольга стала фактическим правителем государства Российского.

Ужасная месть древлянам, описанная в «Повести временных лет», почти наверняка вымысел, и тем лучше. Но факт остается фактом: Ольге удалось добиться подчинения племенных князей центральной власти — они признали ее авторитет, и на некоторое время междоусобные столкновения прекратились.Киевской княгине следует также заручиться налоговой реформой, которая установила точный размер дани, место и сроки ее уплаты — Ольга сделала правильные выводы из судьбы мужа.

Это факт. Записываются заключенные ею международные торговые соглашения (обычно продление уже заключенных ее мужем, но это тоже важно), а также посещение Византии (около 955 г.). Отношения с этой могущественной империей много значили для России, и византийские источники дают Ольгу блестящую характеристику.

Принцесса продолжала заниматься внутренней политикой, даже когда ее сын «достиг совершеннолетия». Святослав почти не бывал дома и интересовался только войной. Следовательно, Ольга была его соправительницей до самой своей смерти в 968 году.

Крещение княгини Ольги

Святая княгиня Ольга стала первой правительницей на Руси, принявшей христианство. Церковь признает ее равной апостолам за ее великие заслуги в распространении веры во Христа. Правитель крестился во время пребывания в Византии.Согласно «Повести временных лет», княгиня Ольга крестилась в Константинополе в 955 году, а сам император Константин VII Порфирогенит (который, по той же «Повести»), даже хотел на ней жениться, стал ее крестным отцом. При этом многие историки считают, что на самом деле крещение произошло в 957 году, а крестил Ольгу император Роман II, сын Константина.

Имя: Княгиня Ольга (Елена)

Дата рождения: 920 до н.э.

Возраст: 49 лет

Деятельность: Княгиня Киевская

Семейное положение: вдова

Княгиня Ольга: биография

Княгиня Ольга — жена великого русского князя, мать, правившая Россией с 945 по 960 год.При рождении девочке дали имя Хельга, муж назвал ее своим именем, но по женскому варианту, а при крещении стали называть Еленой. Ольга известна как первая правительница Древнерусского государства, добровольно принявшая христианство.

О княгине Ольге сняты десятки фильмов и сериалов. Ее портреты находятся в галереях русского искусства, по старинным летописям и найденным реликвиям ученые пытались воссоздать фотографию женщины. В родном Пскове есть мост, набережная и часовня имени Ольги и два ее памятника.

Детство и юность

Точная дата рождения Ольги не сохранилась, но в Книге Града XVII века сказано, что княгиня умерла в восьмидесятилетнем возрасте, а это значит, что она родилась в конце 9-го числа. век. Как сообщает «Архангельский летописец», девушка вышла замуж, когда ей было десять лет. Историки до сих пор спорят о году рождения принцессы — с 893 по 928. Официальная версия — 920-й, но это примерный год рождения.

В древнейшей летописи «Повесть временных лет», описывающей биографию княгини Ольги, указано, что она родилась в селе Выбуты Пскова. Имена родителей неизвестны, поскольку они были крестьянами, а не людьми знатной крови.

В сказке конца 15 века говорится, что Ольга была дочерью, правившей Россией, пока не вырос Игорь, сын Рюрика. Он, согласно легендам, женился на Игоре и Ольге. Но эта версия происхождения принцессы не подтвердилась.

Руководящий орган

В момент, когда древляне убили мужа Ольги, Игоря, их сыну Святославу было всего три года. Женщина была вынуждена взять власть в свои руки, пока ее сын не вырос. Первое, что сделала княгиня, — отомстила древлянам.

Сразу после убийства Игоря прислали к Ольге сватов, которые уговорили ее выйти замуж за их князя — Мала. Так древляне хотели объединить земли и стать самым большим и могущественным государством того времени.

Ольга закопала первых сватов живьем вместе с лодкой, убедившись, что они понимают, что их смерть хуже смерти Игоря. Принцесса послала Малу сообщение, что она достойна лучших сватов из сильнейших мужчин страны. Князь согласился, и женщина заперла этих сватов в бане и сожгла их заживо, пока они умывались ей навстречу.

Позже княгиня пришла с небольшой свитой к древлянам, чтобы, по традиции, отпраздновать похороны на могиле своего мужа.Во время похорон Ольга выпила древлян и приказала солдатам их рубить. В летописях указывается, что тогда древляне потеряли пять тысяч воинов.

В 946 году княгиня Ольга вступила в открытую битву на земле древлян. Она захватила их столицу и после долгой осады хитростью (с помощью птиц, к лапам которых были привязаны зажигательные смеси) сожгла весь город. Часть древлян погибла в битве, остальные послушались и согласились отдать дань России.

Поскольку подросший сын Ольги большую часть времени проводил в военных походах, власть над страной находилась в руках княгини. Она провела множество реформ, в том числе создала центры торговли и обмена, которые упростили сбор домиков.

Благодаря княгине на Руси зародилось каменное строительство. Посмотрев, как легко горели деревянные крепости древлян, она решила построить свои дома из камня. Первыми каменными постройками в стране были городской дворец и загородный дом правителя.

Ольга установила точный размер налогов с каждого княжества, дату их уплаты и периодичность. Тогда их называли «полюдья». Все подчиненные Киеву земли были обязаны платить, и в каждой административной единице государства назначался княжеский управляющий — тиун.

В 955 году принцесса решила принять христианство и крестилась. По некоторым данным, она была крещена в Константинополе, где была крещена лично императором Константином VII.Во время крещения женщина взяла имя Елена, но в истории она еще больше известна как княгиня Ольга.

Вернулась в Киев с иконами и церковными книгами. В первую очередь мать хотела крестить своего единственного сына Святослава, но он только издевался над принявшими христианство, но никого не запрещал.

За время своего правления Ольга построила десятки церквей, в том числе монастырь в родном Пскове. Княгиня лично отправилась на север страны крестить всех желающих.Там она уничтожила все языческие символы и поместила христианские.

Охранники отнеслись к новой религии с опасением и враждебностью. Они всячески подчеркивали свою языческую веру, пытались убедить князя Святослава в том, что христианство ослабит государство и должно быть запрещено, но он не хотел противоречить своей матери.

Ольге так и не удалось сделать христианство основной религией. Гвардия победила, и княжне пришлось остановить свои походы, закрывшись в Киеве.Она воспитывала сыновей Святослава в христианской вере, но крестить не решалась, опасаясь гнева сына и возможного убийства внуков. Она тайно держала при себе священника, чтобы не вызывать новых гонений на людей христианской веры.

В истории нет точной даты, когда княгиня передала бразды правления своему сыну Святославу. Он часто бывал в военных походах, поэтому, несмотря на официальный титул, Ольга правила страной.Позже принцесса передала сыну власть на севере страны. И, предположительно, к 960 году он стал правящим князем всея Руси.

Влияние Ольги будет ощущаться во время правления ее внуков и. Их обоих воспитывала бабушка, они с младенчества привыкли к христианской вере и продолжили становление Руси по пути христианства.

Личная жизнь

По «Повести временных лет» Вещий Олег женился на Ольге и Игоре, когда они были еще детьми.В легенде также говорится, что свадьба была в 903 году, но, по другим данным, Ольга тогда даже не родилась, поэтому точной даты свадьбы нет.

Существует легенда, что пара познакомилась на переправе под Псковом, когда девушка была перевозчиком на теплоходе (переоделась в мужскую одежду — это была работа только для мужчин). Игорь заметил юную красавицу и сразу стал приставать, на что получил отпор. Когда пришло время жениться, он вспомнил об этой своенравной девушке и приказал ее найти.

Если верить летописям, описывающим события тех времен, то князь Игорь погиб в 945 году от рук древлян. Ольга пришла к власти, когда ее сын подрастал. Она больше не выходила замуж; она не упоминала никаких связей с другими мужчинами в анналах.

Смерть

Ольга умерла от болезней и старости, и не погибла, как многие правители того времени. В летописях указано, что княгиня умерла в 969 году. В 968 году печенеги впервые совершили набег на русские земли, и Святослав пошел войной.Княгиня Ольга и ее внуки заперлись в Киеве. Когда его сын вернулся с войны, он снял осаду и хотел немедленно покинуть город.

Его мать остановила его, предупредив, что она очень больна и почувствовала приближение собственной смерти. Она оказалась права, через 3 дня после этих слов княгиня Ольга умерла. Ее похоронили по христианским традициям в земле.

В 1007 году внук княгини Владимир I Святославич перенес мощи всех святых, в том числе останки Ольги, в основанный им храм Пресвятой Богородицы в Киеве.Официальная канонизация княгини произошла в середине 13 века, хотя ее мощам задолго до этого приписывали чудеса, почитали их как святых и называли равноапостольными.

Память

  • улица Ольгинская в Киеве
  • Свято-Ольгинский собор в Киеве

Фильм

  • 1981 — балет «Ольга»
  • 1983 — фильм «Легенда о княгине Ольге»
  • 1994 — мультфильм «Страницы русской истории.Земля предков »
  • 2005 г. — фильм« Сага о древних булгарах. Сказание об Ольге святой »
  • 2005 г. — фильм« Сага о древних булгарах. Лестница Владимира Красное Солнышко
  • 2006 — «Князь Владимир»

Литература

  • 2000 — «Я знаю Бога!» Алексеев С. Т.
  • 2002 — Ольга, Королева Руси.
  • 2009 г. — «Княгиня Ольга». Алексей Карпов
  • 2015 — Ольга, лесная царевна. Елизавета Дворецкая
  • 2016 — «Единая сила.Олег Панус

После убийства князя Игоря древляне решили, что отныне их племя свободно и они не могут платить дань Киевской Руси. Более того, их князь Мал попытался жениться на Ольге. Таким образом, он хотел захватить киевский престол и единолично править Россией. Для этого было собрано посольство, которое отправили к принцессе. Послы несли с собой богатые дары. Мал надеялся на малодушие «невесты» и на то, что она, принимая дорогие подарки, согласится разделить с ним киевский престол.

В это время великая княгиня Ольга воспитывала сына Святослава, который после смерти Игоря мог претендовать на престол, но был еще мал. Воевода Асмуд взял на себя опеку над молодым Святославом. Сама княгиня взялась за государственные дела. В борьбе с древлянами и прочими внешними врагами ей приходилось полагаться на собственную хитрость и доказывать всем, что страной, которая раньше управлялась только мечом, можно управлять женской рукой.

Война княгини Ольги с древлянами

Приняв послов, великая княгиня Ольга проявила хитрость.По ее приказу лодка, на которой плыли послы г.,
подняли на руки и понесли в город по бездне. В какой-то момент лодку бросили в пропасть. Послов похоронили заживо. Затем принцесса отправила сообщение о согласии на брак. Принц Мал поверил в искренность сообщения, решив, что его послы достигли своей цели. Он собрал в Киев знатных купцов и новых послов. По старинному русскому обычаю для гостей готовили баню.Когда все послы оказались внутри бани, все выходы из нее были закрыты, а само здание сожжено. После этого Малу было отправлено новое сообщение о том, что к нему идет «невеста». Древляне приготовили для княгини пышный пир, который по ее просьбе устроили недалеко от могилы ее мужа Игоря. Княгиня потребовала, чтобы на застолье присутствовало как можно больше древлян. Древлянский князь не возражал, считая, что это только повышает престиж соплеменников.Все гости были пьяны до костей. После этого Ольга послала сигнал к своим войнам, и они убили всех, кто был там. Всего в тот день было убито около 5000 древлян.

В 946 Великая княгиня Ольга организовывает военный поход против древлян. Суть этой кампании заключалась в демонстрации силы. Если раньше наказывали хитростью, то теперь враг должен был почувствовать военную мощь России. В этот поход попал и молодой князь Святослав.После первых сражений древляне отступили в города, осада которых длилась почти все лето. К концу лета защитники получили сообщение от Ольги, что ей надоела месть и она больше не хочет ее. Она просила всего трех воробьев, а также по одному голубю от каждого жителя города. Древляне согласились. Приняв подарок, дружина принцессы привязала к лапам птиц уже зажженный серный трут. После этого всех птиц выпустили.Они вернулись в город, и город Искоростень погрузился в сильный пожар. Горожане были вынуждены бежать из города и попали в руки воинов Руси. Великая княгиня Ольга приговорила старцев к смерти, некоторых к рабству. В общем, убийцам Игоря была возложена еще более высокая дань.

Принятие Ольгой Православия

Ольга была язычницей, но часто посещала христианские соборы, отмечая торжественность их обрядов. Это, а также незаурядный ум Ольги, позволивший ей поверить в Бога Вседержителя, явились причиной крещения.В 955 году великая княгиня Ольга отправилась в Византийскую империю, в частности в город Константинополь, где и произошло принятие новой религии. Сам патриарх был ее крестителем. Но это не послужило поводом для изменения веры в Киевскую Русь. Это событие никоим образом не оттолкнуло россиян от язычества. Приняв христианскую веру, княгиня ушла из правительства, посвятив себя служению Богу. Она также занялась помощью в строительстве христианских церквей.Крещение правителя еще не означало крещения Руси, но было первым шагом к принятию новой веры.

Великая княгиня скончалась в 969 году в Киеве.

Святая равноапостольная великая княгиня Ольга, крещенная Елена (ок. 890 — 11 июля 969), правила Киевской Русью после смерти мужа, князя Игоря Рюриковича, с 945 по 962 год. Христианство еще до крещения Руси первым русским святым. Имя княгини Ольги лежит в основе русской истории и связано с величайшими событиями основания первой династии, с первым утверждением христианства в России и яркими чертами западной цивилизации.Великая княгиня вошла в историю как великая творец государственной жизни и культуры Киевской Руси. После ее смерти в простонародье прозвали ее хитрой, церковь — святой, историей — мудрой.

Великая княгиня Ольга (ок. 890 — 11 июля 969) была женой великого князя Киевского Игоря.

Основные сведения о жизни Ольги, признанные достоверными, содержатся в «Повести временных лет», Житии из Градусной книги, житийном произведении инока Иакова «Память и хвала князю Русскому Володимеру» и сочинение Константина Порфирогенита «О церемониях византийского двора».»Другие источники предоставляют дополнительную информацию об Ольге, но их достоверность не может быть точно определена.

Ольга происходила из славной семьи Гостомыслов (правительница Великого Новгорода до князя Рюрика). Она родилась на псковской земле, в селе Выбуты, в 12 км от Пскова вверх по реке Великой, в языческой семье из династии Изборских. Споры о точной дате рождения Ольги продолжаются.
— одни историки настаивают на дате около 890 года, другие — на дате 920 года (хотя эта дата абсурдна из-за того, что Ольга вышла замуж за Игоря при Вещем Олеге, который умер в 912 году). Обе даты могут быть оспорены, поэтому принимаются условно.
Имена родителей Ольги не сохранились.

Когда Ольге было уже 13 лет, она стала женой великого князя Киевского Игоря.
По легенде, князь Игорь занимался охотой. Однажды, охотясь в псковских лесах, потом охотясь на зверя, он пошел на берег реки. Решив переправиться через реку, он попросил Ольгу, проходившую на лодке, отнести его, приняв ее сначала за молодого человека.Пока они плыли, Игорь, внимательно всмотревшись в лицо гребца, увидел, что это был не молодой человек, а девушка. Девушка оказалась очень красивой, умной и чистой в мыслях. Красота Ольги задела Игоря сердце, и он стал соблазнять ее словами, склоняя к нечистой плотской растерянности. Однако целомудренная девушка, почувствовав разожженные похотью мысли Игоря, пристыдила его мудрым увещанием. Князь был удивлен столь выдающимся умом и целомудрием молодой девушки, и не стал ее беспокоить.

Игорь был единственным сыном новгородского князя Рюрика (+879). Когда умер его отец, князь был еще очень молод. Перед смертью Рюрик передал власть в Новгороде своему родственнику и воеводу Олегу и назначил его опекуном Игоря. Олег был успешным воином и мудрым правителем. В народе его прозвали Вещим … Он захватил город Киев и объединил вокруг себя множество славянских племен. Олег любил Игоря, как собственного сына, и вырастил его настоящим воином. А когда пришло время искать ему невесту, в Киеве устроили жениха из красивых девушек, чтобы найти среди них девушку, достойную княжеского дворца, но ни одна из них
не понравилась князю.Ибо в душе давно выбор невесты был сделан: он приказал вызвать ту прекрасную лодочницу, которая перевезла его через реку. Князь Олег с большой честью привел Ольгу в Киев, и Игорь женился на ней. Выйдя замуж за молодого князя на Ольге, стареющий Олег начал ревностно приносить жертвы богам, чтобы Игорь получил наследника. За долгие девять лет Олег принес множество кровавых жертв идолам, столько людей и быков сжег заживо, ждал, пока славянские боги подарили Игорю сына.Не ждать. Он умер в 912 году от укуса змеи, выползшей из черепа его бывшей лошади.

Языческие идолы начали разочаровывать принцессу: долгие годы жертвоприношений идолам не давали ей желанного наследника. Ну как Игорь поступит по человеческому обычаю и возьмет себе вторую жену, третью? Гарем возглавит. Кем она будет тогда? И тогда княгиня решила помолиться христианскому Богу. И Ольга стала по ночам горячо просить у Него сына-наследника.

И так в 942
, г. На двадцать четвертом году брака родился наследник князя Игоря — Святослав!
Князь Ольга завалила подарками.Она брала самых близких в церковь Илии — для христианского Бога. Мчались счастливые девчонки. Ольга стала задумываться о христианской вере и о пользе ее для страны. Только Игорь таких мыслей не разделял: боги в битвах ему никогда не изменяли.

По летописи, г. в 945 г., князь Игорь умирает от рук древлян г.
после неоднократного сбора с них дани (он стал первым в истории России правителем, умершим от народного возмущения). Казнен Игорь Рюрикович
, в тракте, с помощью почетного «дисконнекта». Пригнув два молодых гибких дуба, связала их за руки и за ноги и отпустила …

Ф. Бруни. Казнь Игоря

Наследнику престола Святославу тогда было всего 3 года, следовательно, г. фактической правительницей Киевской Руси в 945 г. была Ольга г.
… Отряд Игоря послушался ее, признав Ольгу представительницей законной наследницы престола.

После убийства Игоря древляне прислали сватов к его вдове Ольге позвать ее замуж за их князя Мала. Княгиня жестоко отомстила древлянам, проявив хитрость и твердую волю. Месть Ольги древлянам подробно и подробно описана в «Повести временных лет».

Месть княгини Ольги

После расправы над древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава, но даже после этого оставалась фактической правительницей, так как ее сын большую часть времени отсутствовал в военных походах.

Внешняя политика княгини Ольги проводилась не военными методами, а с помощью дипломатии. Она укрепила международные связи с Германией и Византией. Отношения с Грецией показали Ольге, насколько христианская вера выше языческой.

В 954 году княгиня Ольга отправилась в Константинополь (Константинополь) с религиозным паломничеством и дипломатической миссией, где ее с честью принял император Константин VII Порфирогенит.Целых два года она знакомилась с основами христианской веры, посещая службы в Софийском соборе. Ее поразило величие христианских церквей и собранных в них святынь.

Таинство крещения над ней совершил Патриарх Константинопольский Феофилакт, и его принял сам император. Имя русской княгини было названо в честь святой императрицы Елены, принявшей Крест Господень. Патриарх благословил новокрещеную княгиню крестом, вырезанным из цельного куска Животворящего древа Господня, с надписью: «Земля Русская обновилась Святым Крестом, и благородная княгиня Ольга приняла его. ».

Княгиня Ольга крестилась первой правительницей Руси
, хотя и дружина, и русский народ с ней были язычниками. Сын Ольги, великий князь Киевский Святослав Игоревич, тоже был язычником.

По возвращении в Киев Ольга пыталась приобщить Святослава к христианству, но «он даже не подумал это слушать; но если кто-то собирался креститься, он не запрещал, а только издевался над ним. «Более того, Святослав злился на мать за ее уговоры, опасаясь потерять уважение дружины. Святослав Игоревич остался убежденным язычником.

По возвращении из Византии Ольга ревностно несла христианское Евангелие язычникам, начала возводить первые христианские церкви: во имя святителя Николая над могилой первого киевского христианского князя Аскольда и святой Софии в Киеве над могилой могила князя Дира, церковь Благовещения в Витебске, храм во имя Святой и Живоначальной Троицы в Пскове, место для которого, по свидетельству летописца, было указано ей сверху «Лучом». Трисли Божественного »- на берегу Великой Реки она увидела« три ярких луча », спускающихся с неба.

Скончалась святая княгиня Ольга в 969 году, в возрасте 80 лет
и был закопан в землю по христианскому обряду.

Сергей Ефошкин. Княгиня Ольга. Успение

Ее нетленные мощи покоились в Десятинной церкви в Киеве. Ее внук, Князь Владимир I Святославич, Креститель Руси, перенес (в 1007 г.) мощи святых, в том числе Ольги, в основанную им в г. церковь Успения Пресвятой Богородицы в Киеве (Десятинная церковь).
Вероятно, в году во время правления Владимира (970–988) княгиня Ольга стала почитаться как святая.
Об этом свидетельствует перенесение ее мощей в храм и описание чудес, данное монахом Иаковом в XI веке.

В 1547 году Ольга была причислена к лику святых, равноапостольных.
Только 5 других святых женщин в христианской истории удостоены такой чести (Мария Магдалина, первая мученица Фекла, мученица Апфия, равноапостольная царица Елена и просветительница Грузии Нина).

Память равноапостольной Ольги чествуют православная, католическая и другие западные церкви.

Княгиня Ольга была первым из русских князей, официально принявших христианство, и канонизирована Русской Православной Церковью в домонгольский период. Крещение княгини Ольги не привело к утверждению христианства на Руси, но она оказала большое влияние на своего внука Владимира, который продолжил ее дело.Она не вела захватнических войн, а направила всю свою энергию на внутреннюю политику, поэтому в народе надолго сохранилась хорошая память о ней: принцесса провела административную и налоговую реформу, которая облегчила положение простых людей и налаженная жизнь в государстве.

Святая княгиня Ольга почитается как покровительница вдов и новообращенных христиан. Ее основательницей псковичи считают Ольгу. В Пскове есть Ольгинская набережная, Ольгинский мост, Ольгинская часовня.Дни освобождения города от немецко-фашистских захватчиков (23 июля 1944 г.) и памяти святой Ольги отмечаются в Пскове как Дни города.

Подготовил Сергей ШУЛЯК

для церкви Живоначальной Троицы на Воробьевых горах

В тропаре Равноапостольной Ольги, глас 8


В тебе, Богомудрая Елена, образ спасения известен в стране Русской, / как будто, приняв омовение святого Крещения, ты последовал за Христом, / творишь и учишь, идолское очарование ежика, / берешь забота о душе, бессмертное, / то же и с ангелами радуется, равный апостолам, дух твой.

В Кондаке равноапостольной Ольги голос 4


В этот день явится благодать всякая Божия, / прославила Ольгу Богомудрую на Руси / своими молитвами, Господи, / даруй людям / грехи прощение.

Молитва Святой равноапостольной княгине Ольге.


О святая равноапостольная великая княгиня Ольга, Преосвященная Русская, теплая заступница и молитвенник за нас перед Богом! Мы прибегаем к вам с верой и молимся с любовью: разбудите нас во всем на благо помощника и помощника, и, как и в нашей временной жизни, вы пытались просветить наших предков светом святой веры и наставить меня исполняйте волю Господа, так что теперь, пребывайте в Небесном Господстве, благосклонно обращаясь к вашим молитвам с Богом, помогайте нам просвещать наши умы и сердца светом Евангелия Христа, чтобы мы процветали в вере, благочестии и любовь Христа.В бедности и печали настоящего утешения протяните нуждающимся руку помощи, обиженное и оскорбленное ходатайство, заблуждение правильной веры и ослепленную разумом ересь и попросите нас у Всеславного Бога всей хорошей и полезной жизни временного и вечные, так что мы будем счастливы с наследием здесь навеки, в бесконечном Царстве Христа, Бога нашего, Ему с Отцом и Святым Духом, вся слава, честь и поклонение всегда, ныне и во веки веков, и во веки веков и Когда-либо. Мин.

ВЕЛИКАЯ КНЯЗЬЯ ОЛЬГА (890-969)

Из цикла «История государства Российского».

Великая княгиня Ольга, причисленная к лику святых, правила Киевской Русью с 945 по 960 год в статусе регентки со своим малолетним сыном Святославом. Согласно «Повести временных лет», Ольга родилась в нескольких километрах от Пскова, в селе Выбуты. Точная дата ее рождения не известна. Хотя принято считать, что она родилась около 920 года.

Девочку звали Хельга, традиционное для скандинавов.Существует множество версий его происхождения. Кто-то предполагает, что Ольга на самом деле дочь Вещего Олега. Кто-то говорит о ее скандинавских корнях. Другие спорят о ее знатном болгарском происхождении. О родителях девочки тоже ничего не известно. В Life говорится, что они не из дворянской семьи.

Дата женитьбы Вещего Олега Ольги на Игоре Рюриковиче также подвергается сомнению. Согласно «Повести временных лет», дата свадьбы — 903. На тот момент юной принцессе было около 10-12 лет.

Вскоре после рождения первого ребенка принцесса овдовела. Она была вынуждена стать регентшей при молодом Святославе и править великой Киевской Русью. Произошло это в 945 году.

Первым действием княгини Ольги стала месть убийцам мужа. Она безжалостно расправилась с древлянами, которые решили расширить свои земли, выдав ее замуж за своего князя Мала. Она покорила этот народ.

Во время своего правления великая княгиня Ольга создала централизованные места сбора дани, торговли и обмена — «кладбища».Каменное градостроительство началось в России. Были установлены фиксированные суммы налогов, сроки и период их уплаты. Земли Киева разделены на административные единицы.

Одним из самых заметных достижений княгини было ее обращение в новую веру (955 г., Константинополь). Там она получила новое имя — Елена. После этого началось постепенное крещение всей Руси. Постановление, в то время, Святослав не слишком обрадовался этому, но и не противоречил его матери, которая фактически правила страной.

К сожалению, полностью искоренить языческую веру принцессе не удалось. Отряд Святослава ей категорически противоречил. Пришлось отступить. Ольга поселилась в Киеве, где занялась воспитанием внуков.

Великая княгиня умерла, предположительно в 969 году от старости, сопровождаясь непродолжительной болезнью. Похоронили ее по христианским традициям в земле.

Биография 2

Было известно, что великая княгиня Ольга родилась в 890 году в небольшой деревне под Псковом.Дата ее рождения остается неизвестной, как и много интересных фактов, связанных с ее личной жизнью. Крестили ее под именем Елена.

В 903 году она стала женой князя Игоря. И только в 942 году у них родился первенец. Его назвали Святославом. У Игоря кроме Ольги было еще несколько жен.

Она прожила с мужем недолго после рождения ребенка. Так как он был убит в 945 году древлянами.

Сын должен был занять трон, но в то время он был очень мал.И все легло на хрупкие женские плечи Ольги, не только воспитывающей сына, но и управляющей государством.

Участвовала во многих успешных боях. Походы она проводила вместе со Святославом.

Она была умной и разумной правительницей. И она смогла отомстить древлянам за смерть мужа. Одни были зверски сожжены в бане, другие закапали живьем. Поскольку они даже не пожалели о содеянном. И они хотели, чтобы Ольга снова вышла замуж за их князя.

Она подошла к решению проблем с дипломатической стороны. Одним из важных решений было принятие христианства в Константинополе. Благодаря этой акции удалось укрепить дружественный союз с Германией и Византийской империей. Ей удалось вывести Киевскую Русь на арену сильным и непобедимым игроком.

Путешествовал по странам, строил дороги и мосты.

Летописцы затронули историю поездки Ольги в Константинополь.Продолжительность ее визита составила два года. За это время ей удалось посрамить хитрых византийцев. И она смогла всем доказать, что она не хуже императора. Успел составить и обновить торговые договоры и принял христианство. Но информация сбивает с толку. Поскольку многие летописцы утверждают, что она крестилась и приняла веру задолго до поездки.

В 968 году Ольга была осаждена в Киеве печенегами. На тот момент у нее было трое внуков. У нее не было другого выхода, кроме как обратиться за помощью к своему сыну, который в тот момент находился в походе в Болгарии.Она не отпускала сына до самой смерти. Своим предсмертным указом она приказала ему не совершать языческих застолий.

Великая княгиня Ольга скончалась в 969 году, и только в 1547 году она была канонизирована как святая в Православной церкви.

Правление княгини Ольги далось легко. Она была мудрой и разумной женщиной. Она одержала победы более чем в одной кампании. Она умела восстанавливать торговые и партнерские отношения, заключать контракты. Успешно обменялись посольствами. Годы жизни прошли в постоянных путешествиях и путешествиях.Многие данные о ее царствовании и личной жизни остались неизвестными и не сохранились до наших дней.

Святая украинская княгиня Ольга — 901-1200 Хронология церковной истории

За каждым великим мужчиной стоит женщина », — гласит пословица.
реальный смысл, который был верен Владимиру, князю Руси (Украины).
Приписывается христианизации Украины, Белоруссии и России,
Владимир шел по стопам своей бабушки, княгини Ольги.
Киева, который пытался выполнить задачу раньше и может быть частично признан за
предотвращение превращения региона в исламский.

Ольга, которая считается потомком викингов, стала регентшей
ее сын Святослав в 954 году после убийства ее мужа Игоря I,
Князь Киевский. Его дорогостоящие войны привели Русь к гибели. Она сразу
казнил своих убийц и правил в течение следующих двадцати лет, выполняя
фискальные и другие реформы на всей территории княжества. Возможно, уже
приняла христианство, она посетила Константинополь и крестилась
там в 957 году. Она вернулась в Киев с христианским голодом по душам.
и пыталась привести свой народ к Православию.В то же время она
отправила послов в Рим с просьбой прислать учителей для обучения ее людей
Вера. Во главе с ее сыном Святославом противостояли Христу языческие вельможи.
и ее усилия не увенчались успехом. Сам Святослав почти принял ислам.
Византийская дипломатия предотвратила эту опасность. Несомненно, влияние Ольги оказало
рука. Конечно, она создала политическую фракцию, которая была заинтересована
в видении Руси христианизированной.

Ольга умерла в 969 году. Ее сын-язычник разрешил ей совершить христианское погребение. Она
признан святым как в католической, так и в православной церквях.Ей
праздник в этот день, 11 июля.

Ее внук Владимир начал свое правление как жестокий плейбой. Он был,
однако достаточно мудр, чтобы признать, что общая вера поможет объединить
его страна. Согласно легенде, он отправил гонцов для расследования
три великие религии Среднего Востока: ислам, иудаизм и христианство в
его римские и православные формы. Эпикюр во владимирской мысли иудаизм
и ислам с их диетическими ограничениями нежелательны. Он нашел Романа
Католицизм «слишком прост.»Но его посланники убедили его
их отчет о ритуале, свидетелями которого они были в Византии. Говоря о
поклонение, которое они видели в Святой Софии, они сказали: «Мы не знали
были ли мы на небе или на земле. Было бы невозможно найти на
земля любое великолепие большее, чем это. . .Никогда не сможем
Забудь такую ​​красоту ».

Владимир принял православие и женился на Анне, сестре византийца.
император. Сообщается, что после женитьбы и обращения он стал
сменил направление, избавился от бывших жен и стал
добрее.Во всяком случае, христианство, которое Ольга пыталась пересадить в
Русь сейчас прижилась. Подданные Владимира не сопротивлялись ему, как раньше.
для нее. Со временем вся Северо-Восточная Европа и Северная Азия была
Христианизированный. Личные вкусы и политическая хитрость одного человека добавили
драгоценный камень Царства Христова. Русское православие, прямое
результат обращения Владимира, который по своим масштабам соперничал с греком,
престиж и искусство.

Библиография:

  1. Британская энциклопедия. Чикаго:
    Британская энциклопедия, Inc., 1967.
  2. Кертис, А. Кеннет, Дж. Стивен Лэнг и Рэнди Петерсен. дат
    с Судьбой; 100 самых важных дат в истории Церкви.

    Тарритаун, Нью-Йорк: Флеминг Х. Ревелл, 1984.
  3. Справочник Эрдмана по истории христианства. Редактор
    Тим Доули. Berkhamsted, Herts, England: Lion Publishing, 1977.
  4. Тысячелетие русского христианства. Журнал христианской истории
    №18.
  5. Нил, Стивен. История христианских миссий. г.
    Пеликан История церкви №6. Хаммондсворт, Мидлсекс, Англия:
    Пеликан Букс, 1964.
  6. «Ольга, ул.» Католическая энциклопедия. Нью-Йорк:
    Роберт Эпплтон, 1914.

Последнее обновление: апрель 2007 г.

Тысячелетие христианства: в чем уникальность русского православия? — myRepublica

Верующие в России, Украине и Беларуси отмечают 1030 лет с тех пор, как их предки приняли христианство — веру, которая в конечном итоге станет Православием, ставшая уникальной в результате десятивекового расхождения с западными ветвями.

Очевидно, что изменение религии целого народа не было делом одного дня — Киевская Русь, огромная нация, которая включала в себя части современной Беларуси, Украины и России, не просто однажды заснула, как язычники, и проснулась, как христиане. следующий. 988 год был годом, когда процесс начался. 28 июля было выбрано в качестве даты поминовения, потому что это годовщина Святого Владимира, или Владимира Великого, князя, который пришел к власти над разрозненными славянскими племенами и в конечном итоге объединил их под влиянием восточно-христианской веры.

Как гласит легенда, Владимиру предложили выбор между несколькими монотеистическими религиями: мусульмане, евреи, римляне и византийские христиане прислали к его двору делегации.

Ислам, запрещающий вино, был отвергнут — Владимир сказал, что «питье было радостью Руси», среди ряда других фундаментальных изменений в образе жизни славян продолжится.

У евреев не было своей земли, что было слабым аргументом в пользу правителя, которому нужна была религия, чтобы связать вместе огромные территории.А у римлян уже была стычка с бабушкой Владимира, Ольгой Киевской, первой крестившейся правительницей Руси; поэтому он сказал им, что «наши предки не приняли вас».

Византийский священник, напротив, заинтриговал Владимира, поэтому он послал свою миссию в Константинополь. Посланники вернулись, ослепленные тем, что они видели в византийских церквях, заявив, что не могут сказать, было ли это «небо или земля». Итак, выбор был сделан.
«Крещение Руси» Виктора Васнецова, 1890 г. / Википедия

Однако, с точки зрения фольклора и летописцев, исторические факты делают выбор еще более очевидным.Торговые связи между Русью и Византией начались за десятилетия до крещения, и Ольга Киевская была крещена в Константинополе, который в то время уже имел первые разногласия с Римом — трещины, которые позже раскололи православных и католиков.

Кроме того, Византия была на пике своего могущества и, по крайней мере, частично зависела от военной мощи Владимира, чтобы удержать ее в таком состоянии. Союз, и без того взаимовыгодный, теперь был укреплен общей верой.

Восток vs.Запад

Различия между восточным (с центром в Константинополе) и западным (с центром в Риме) христианством окончательно разрешились в расколе 1054 года, когда православная и католическая церкви официально разделились. Русь следовала за Византией по восточному пути, с годами окрашивая ее своим неповторимым колоритом.

Оба учения верят в одного и того же Бога и разделяют основы своих верований, но различия и споры, вызвавшие их раскол, привели к тому, что они превратились в два очень разных явления.Так чем же отличается православная вера?

Филиокве

Один из больших расколов между Востоком и Западом связан с происхождением Святого Духа, части Святой Троицы. По сути, он вращается вокруг наличия или отсутствия единственного слова в Никейском символе веры 4-го века, базовом утверждении христианской веры. Это слово «Filioque», что по-латыни означает «и от Сына», предположительно добавлено к записанному символу веры в VI веке.

Восточная церковь отвергает Filioque, таким образом полагая, что Святой Дух исходит только от Отца, в отличие от западного, в котором говорится, что он исходит как от Отца, так и от Сына, что делает больший акцент на Сыне — Иисусе.
Троица. Копия иконы Андрея Рублева / Sputnik

Папа

Католики придерживаются папского первенства — «полной, высшей и универсальной власти Папы над всей Церковью, которую он всегда может беспрепятственно осуществлять». Восточная православная церковь считает его «первым среди равных» без реальной власти над другими церквями. В то время как для католиков Папа является непогрешимым лидером церкви, проводником божественной воли, православная вера считает, что церковью руководит Святой Дух.
Священник Русской Православной Церкви благословляет воду в реке во время празднования Крещения Господня | Фото: Шамиль Жуматов / Reuters

Догмат

В отличие от западных деноминаций, православная догма не считает каждого человека лично причастным к первородному греху, из-за которого Адам и Ева были изгнаны с Небес. Они согласны с тем, что это сделало людей изначально несовершенными: смертными, слабыми и склонными к греху.

Среди прочего, Православная церковь отвергает понятие чистилища и считает, что души умерших достигнут конечного состояния блаженства или погибели только после Страшного Суда.
Окончательный приговор, изображенный в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга, Россия | Фото: Алексей Даничев / Sputnik

Безбрачие

На более личном уровне христианские церкви разделились по вопросу безбрачия: женатым мужчинам разрешается становиться православными священниками, но рукоположенным священникам не разрешается вступать в брак. Католическим священникам не разрешается вступать в брак или состоять в браке до рукоположения. Другие западные конфессии, такие как протестанты или англикане, гораздо более расслаблены и не накладывают никаких ограничений на брак священников, за исключением определенных конкретных орденов.Мормонские священники даже должны быть женаты, чтобы подняться на более высокие должности.
Русский православный священник Александр Константинов с детьми и женой | Фото: Эмиль Ален Дак / dpa / Global Look Press

Обряды

Отличий здесь много и нюансов, и в основном они сводятся к трактовке значения того или иного элемента услуги. Например, восточные православные церкви используют квасный хлеб для причастия к Евхаристии, тогда как римский обряд предписывает использование пресного хлеба.Католические службы традиционно совершаются на латыни, а православные — на родном языке своей страны. Другой пример — крещение: в большинстве католических церквей крещеного окропляют водой, в то время как православные священники купают потенциальных последователей целиком.

Атрибуты

Вы узнаете русского православного священника, когда увидите его. Ослепительные струящиеся золотые одежды и массивные распятия, которые носят во время литургии, сразу узнаваемы. Но здесь есть и более сложный символизм: на самом деле, цвет рясы священника, а также особый макияж облачений зависят от точной природы святого дня.Возможны насыщенный красный и темно-малиновый, синий, фиолетовый, зеленый, золотой, белый или черный цвет.
Фото: Сергей Пятаков / Sputnik

Иконки

Западно-христианские изображения святых и ангелов, как правило, похожи на живые, а статуи встречаются чаще, чем иконы. Иначе обстоит дело с восточной традицией, художники которой придерживаются определенного стиля: иконы двухмерны, в перевернутой перспективе, каждый элемент имеет значение, и часто его размер пропорционален его важности.Эти правила объединяют ряд различных иконописных традиций и художников, самым известным из которых является Андрей Рублев. Художнику 14 и 15 веков удавалось создавать устрашающе реалистичные изображения, соблюдая все византийские принципы.
Архангел Михаил. Копия иконы Андрея Рублева | Фото: Владимир Вдовин / Sputnik

Церкви

До появления каменных храмов и рядом с ними деревянные церкви строились по всей Руси (позже Россия).Хотя большинство из них были скромными и аскетичными, некоторые представляли собой грандиозные многоглавые постройки, достойные обозначения памятников архитектуры.
Церковь Преображения и Покрова на острове Кижи, Карелия, Россия | Фото: Илья Тимин / Sputnik

Что касается камня, то ранние русские церкви строились под надзором византийских архитекторов и следовали их стилю. Вскоре, однако, начали просачиваться отдельные русские элементы, и, в конце концов, все это слилось в то, что мы видим сейчас: высокие строения с множеством рифленых луковичных куполов, позолоченных или красочно раскрашенных, увенчанных сияющими распятиями.

Храм Спаса-на-Крови, Санкт-Петербург, Россия | Фото: Владимир Астапкович / Sputnik

Киев Княгиня Ольга. Крещение Ольги в Константинополе

Месть древлянам

Древляны после убийства Игоря во время сбора дани отправили его вдове Ольге сваты с просьбой вывести ее замуж за своего князя Мала. Княгиня последовательно расправлялась со старейшинами древлян, а затем привела к подчинению древлян.

Древнерусский летописец подробно описывает месть Ольги за смерть мужа:

Первая месть княгини Ольги: Сваты, 20 древлян, прибыли на лодке, которую киевляне пронесли и бросили в глубокую яму во дворе Ольги. башня. Сваты похоронили заживо с ладьей.

2-я месть: Ольга просила почтения прислать к ней новых послов от своих лучших мужей, что древляне с радостью было казнено. Посольство знатных древлян сожгли в бане, пока они мылись, готовясь к встрече с принцессой.

3-я месть: Княгиня с небольшой свитой прибыла в земли древлян, чтобы по обычаю отметить поминки на могиле своего мужа. Напившись древлянам во время трисена, Ольга велела их рубить. Летопись сообщает о 5 тысячах убитых древлян.

4-я месть: В 946 году Ольга пошла с войском в поход на древлян. По празднованию Первой годовщины Новгорода, киевский отряд разгромил древлян в бою. Ольга прошла по древлянской земле, установила дань и налоги, а затем вернулась в Киев.

В ПВЛ летописец сделал вставку в текст Первоначального кодекса об осаде древлянской столицы Искоростень. После неудачной летней осады Ольга с помощью птиц сожгла город, к которому приказала привязать зажигательные средства. Некоторые защитники Искоростеня были убиты, остальные подчинились.

После расправы над древлянами Ольга стала править Киевской Русью до совершеннолетия Святослава, но даже после этого оставалась фактической правительницей, так как ее сын большую часть времени отсутствовал в военных походах.

Княжение Ольги

Покорив древлян, Ольга в 947 году пошла в Новгород и Псковские земли, устроив там подати и дань, после чего вернулась к своему сыну Святославу в Киев.

Ольга создала систему «погостов» — центров торговли и обмена, в которых сбор налогов был более упорядоченным; затем на кладбищах начали строить храмы.

Княгиня Ольга положила начало каменному градостроительству на Руси (первые каменные постройки Киева — городской дворец и Ольгинская загородная башня).

В 945 году Ольга осуществила серьезные преобразования в управлении княжеством — установила точный размер дани («полюды»), взимаемой в пользу Киева — «уроков» (или «оброков») и периодичность их сбора. («Чартеры»).

Крещение Ольги

Следующее деяние Ольги — ее крещение в 955 году в Византийском Константинополе. По возвращении в Киев Ольга, принявшая в крещении имя Елена, пыталась сделать Святослава христианином, но «он не подумал прислушаться к этому; но если кто и собирался креститься, он не запрещал, а только издевался над ним.Более того, Святослав злился на мать за ее уговоры, опасаясь потерять уважение дружины.

Ольга приняла решение принять веру заранее, хотя летописная легенда представляет это решение как спонтанное. О тех людях, которые распространяют христианство в России, ничего не известно.

В политической анналах христианской эпохи Ольгу называли предтечей православной земли. Она первая на Русской земле сбросила, согласно летописям, греховную одежду первого человека Адама и надела одежду нового Адама — Христа.Первый русский, вошедший в Царство Небесное. Впоследствии Православная Церковь признала святую Ольгу.

В одной из старинных русских книг также сказано, что после смерти некоторое время тело княгини лежало в особом домике, куда каждый мог прийти и, заглянув в маленькое окошко, посмотреть на Ольгу. Но, как утверждал автор книги, принцессу могла увидеть только чистая и просвещенная душа. Конечно, неизвестно, насколько это правдоподобно … Ясно одно — Ольга стала царевной, почитаемой древними русскими.

Правление княгини Ольги — краткое описание

Исследователи расходятся во мнениях относительно даты и места рождения княгини Ольги. Древние хроники не дают нам точных сведений, был ли он из знатной или простой семьи. Одни склонны считать, что Ольга была дочерью великого князя Вещего Олега, другие утверждают, что ее семья происходит от болгарского князя Бориса. Автор летописи «Повесть временных лет» прямо говорит, что родина Ольги — небольшое село под Псковом и что она «из простой семьи».

По одной из версий, князь Игорь Рюрикович видел Ольгу в лесу, где охотился на дичь. Решив переправиться через речку, князь попросил помощи у проходившей мимо лодки девушки, которую сначала принял за юношу. Девушка оказалась чистой помыслами, красивой и умной. Позже князь решил на ней жениться.

Княгиня Ольга после смерти мужа (а также во время правления Игоря в Киеве) от древлян зарекомендовала себя твердой и мудрой правительницей Руси.Она занималась политическими вопросами, контролировала комбатантов, губернаторов, жалобщиков, а также принимала послов. Очень часто, когда князь Игорь отправлялся в военные походы, его обязанности полностью ложились на плечи княгини.

После того, как Игорь был убит в 945 году за повторный сбор дани, Ольга жестоко расплатилась с ними за смерть мужа, проявив невиданную хитрость и волю. Она трижды убила древлянских послов, после чего собрала войско и пошла войной к древлянам.После того, как Ольга не смогла взять главный город Коростень (а остальные населенные пункты были полностью разрушены), она потребовала по три воробья и по три голубя из каждого дома, а затем приказала своим воинам прикрепить трут к лапам птиц. опалить его и отпустить птиц. Горящие птицы залетели в свои гнезда. Итак, Коростень был взят.

После умиротворения древлян княжна начала налоговую реформу. Она отменила полюды и разделила их на участки земли, для каждой из которых были установлены «уроки» (фиксированная плата).Основной целью реформ было упорядочение системы дани, а также усиление государственной власти.

Также во время правления Ольги появились первые каменные города, и ее внешняя государственная политика проводилась не военными методами, а дипломатическим путем. Таким образом укрепились связи с Византией и Германией.

Сама княгиня решила принять христианство, и хотя ее крещение не повлияло на решение Святослава оставить Русь языческой, Владимир продолжил ее дело.

Ольга скончалась в 969 году в Киеве, а в 1547 году была причислена к лику святых.

Издревле в народе называли равноапостольную Ольгу, в земле Русской называли «Главой веры» и «корнем Православия». Крещение Ольги ознаменовалось пророческими словами крестившего ее патриарха: «Блаженны вы в русских женах, ибо вы вышли из тьмы и возлюбили Свет. Сыны России прославят вас до последнего поколения! При крещении русская княгиня была удостоена имени Святой равноапостольной Елены, упорно трудившейся для распространения христианства на просторах Римской империи и получившей Животворящий Крест, на котором был распят Господь.Как и ее небесная покровительница, Ольга стала столь же апостольской проповедницей христианства на бескрайних просторах земли Русской. В ее летописях много хронологических неточностей и загадок, но вряд ли можно сомневаться в подлинности большинства фактов ее жизни, переданных в наше время благодарными потомками святой княгини — устроительницы праздника. земля русская. Обратимся к истории ее жизни.

Имя будущей просветительницы Руси и ее родины, древнейшая из летописей — «Повесть временных лет» — названа в описании брака киевского князя Игоря: «И привезли ему жену из Пскова по имени Ольга.«Иоакимовская летопись уточняет, что она принадлежала роду изборских князей, одной из древнерусских княжеских династий.

Жену Игоря звали варяжским именем Хельга, в русском произношении — Ольга (Волга). Село Выбуты, что недалеко от Пскова, вверх по реке Великой, по традиции называют родиной Ольги. Житие Святой Ольги повествует о том, что здесь впервые произошла ее встреча с будущим супругом. Молодой князь охотился «в Псковской области» и, желая переправиться через Великую реку, увидел «плывущего в лодке некоего человека» и подозвал его к берегу.Отплыв от берега на лодке, князь обнаружил, что несет девушку удивительной красоты. Игорь воспылал к ней похотью и стал склонять к греху. Носитель был не только красив, но целомудрен и умен. Она пристыдила Игоря, напомнив ему о княжеском достоинстве правителя и судьи, которые должны быть «ярким примером добрых дел» для ее подданных. Игорь расстался с ней, сохранив в памяти ее слова и красивый образ. Когда пришло время выбирать невесту, в Киеве собрались самые красивые девушки княжества.Но ни одно из них не пришло ему в голову. И тут он вспомнил об «дивном в девочках» Ольгу и послал за ней подручную своего князя Олега. Так Ольга стала женой великой русской княгини князя Игоря.

После женитьбы Игорь пошел в поход на греков и вернулся из него отцом: у него родился сын Святослав. Вскоре Игорь был убит древлянами. Опасаясь мести за убийство киевского князя, древляне направили к княгине Ольге послов с предложением выйти замуж за их правителя Малого.Ольга сделала вид, что согласна. Хитростью она заманила в Киев два посольства древлян, предав их мучительной смерти: первое заживо похоронили «во дворе князя», второе сожгли в бане. После этого пять тысяч человек из древлянских мужчин были убиты воинами Ольги во время похода к Игорю от стен древлянской столицы Искоростеня. В следующем году Ольга снова подошла к Искроостену с войском. Город сожгли с помощью птиц, к ногам которых привязали горящую паклю.Уцелевшие древляне были схвачены и проданы в рабство.

Наряду с этим летопись полна свидетельств ее неутомимых «хождений» по русской земле для построения политической и экономической жизни страны. Она добилась усиления власти киевского великого князя, централизованного государственного управления с помощью системы «кладбищ». В летописи отмечается, что она с сыном и дружиной шли по древлянской земле, «устанавливая дань и оброк», отмечая села, стоянки и охотничьи угодья, которые должны были войти в состав Киевских княжеских имений.Она уехала в Новгород, устраивая кладбища на реках Мстэ и Луга. «Ее добыча (места охоты) была по всей земле, приметы, ее места и кладбища, — пишет летописец, — а сани ее стоят в Пскове по сей день, есть места, указанные ею для ловли птиц вдоль Днепра. и по Десне; а ее деревня Ольгичи существует до сих пор. «Погосты (от слова« гость »- купец) стали опорой великой княжеской власти, центрами этнокультурного объединения русского народа.

Life рассказывает историю писаний Ольги: «И княгиня Ольга правила подвластными ей областями Русской земли не как женщина, а как сильный и разумный муж, твердо держав власть в своих руках и храбро защищаясь от врагов. И она была ужасна для последнего, любима своим народом, как властительница, милосердная и благочестивая, как праведный судья и никого не обижающая, наказывающая милосердием и вознаграждающая добро; она внушала страх всему злу, отдавая каждому соразмерно достоинству его поступков, но во всех вопросах управления она проявила дальновидность и мудрость.В то же время милосердная Ольга была щедрой к бедным, убогим и бедным; справедливые просьбы скоро дошли до ее сердца, и она быстро их выполнила … Ольга совмещала со всем этим сдержанную и целомудренную жизнь, вторично выходить замуж она не хотела, а оставалась в чистом вдовстве, соблюдая княжескую власть сына до его лет . Когда последний повзрослел, она передала ему все государственные дела, а сама, ускользнув от слухов и забот, жила вне забот руководства, предаваясь труду творить добро.”

Россия росла и укреплялась. Города строились, окруженные каменными и дубовыми стенами. Сама княгиня жила за надежными стенами Вышгорода в окружении верной свиты. Две трети собранной дани, согласно летописям, она отдавала в распоряжение киевской церкви, треть уходила «Ольге, в Вышгород» — военным структурам. Время Ольги восходит к установлению первых государственных границ Киевской Руси. Воспетые в былинах героические форпосты охраняли мирную жизнь Киева от кочевников Великой Степи, от нападений с Запада.Иностранцы с товарами устремились в Гардарика («страна городов»), как они называли Россию. Скандинавы, немцы охотно вступали в русскую армию в качестве наемников. Россия стала великой державой.

Как мудрая правительница Ольга увидела на примере Византийской империи, что мало забот только о государственной и хозяйственной жизни. Необходимо было заняться устроением религиозной, духовной жизни людей.

Автор Power Book пишет: «Ее подвиг / Ольга / заключался в том, что она познала истинного Бога.Не зная закона христианства, она жила чистой и целомудренной жизнью, и она хотела быть христианкой по собственному желанию, своим сердечным взглядом она нашла путь познания Бога и без колебаний пошла по нему. «Преподобный Нестор-летописец повествует:« Блаженная Ольга с ранних лет искала мудрости, что есть лучшее в свете сего, и нашла много ценных жемчужин — Христа ».

Сделав свой выбор, великая княгиня Ольга, доверив Киев своему взрослому сыну, отправляется с большим флотом в Константинополь.Этот поступок Ольги древнерусские летописцы назовут «хождением», он сочетал в себе религиозное паломничество, дипломатическую миссию и демонстрацию военной мощи России. «Сама Ольга хотела поехать к грекам, чтобы воочию увидеть христианское служение и полностью убедиться в их учении об истинном Боге», — рассказывает житие святой Ольги. Согласно летописям, в Константинополе Ольга решает стать христианкой. Таинство Крещения совершили Константинопольский Патриарх Феофилакт (933 — 956) и император Константин Багрянородный (912 — 959), оставившие подробное описание церемоний во время пребывания Ольги в Константинополе, в своем очерке «О церемониях свидания». Византийский двор «.На одном из приемов русской княгине подарили золотое блюдо, украшенное драгоценными камнями. Ольга подарила его ризнице Святой Софии, где его увидел и описал в начале XIII века русский дипломат Добрыня Ядрейкович, впоследствии архиепископ Новгородский Антоний: «Блюдо было великим золотом и служением Ольге Ольге, когда она взяли дань, отправившись в Константинополь: в блюде Ольги Драги камень, на тех же камнях написан Христос. «

Патриарх благословил новокрещеную русскую княгиню крестом, вырезанным из цельного куска Животворящего Древа Господня.На кресте была надпись: «Крестом Святым обновлялась земля Русская, и благородная княгиня Ольга приняла это».

Ольга вернулась в Киев с иконами, богослужебными книгами — началось ее апостольское служение. Она возвела церковь во имя святителя Николая над могилой первого киевского христианского князя Аскольда, и многие киевляне обратились ко Христу. С проповедью веры княгиня отправилась на север. На киевских и псковских землях, в далеких масштабах, на перекрестках, воздвигнуты кресты, истребляющие языческих идолов.

Святая Ольга положила начало особому почитанию на Руси Святой Троицы. Из века в век передавалось повествование о видении, случившемся с ней у Великой реки, недалеко от ее родной деревни. Она увидела, что с востока с неба спускаются «три ярких луча». Обращаясь к своим товарищам, которые были свидетелями видения, Ольга пророчески сказала: «Да будет вам известно, что волей Божией на этом месте будет храм во имя Пресвятой и Животворящей Троицы и будет. великий и славный город, изобилующий всем.На этом месте Ольга поставила крест и основала храм во имя Святой Троицы. Он стал главным собором Пскова — славного русского города, с тех пор называемого «Домом Святой Троицы». Таинственными путями духовной преемственности четыре века спустя это почитание перешло к преподобному Сергию Радонежскому.

11 мая 960 года в Киеве был освящен храм Святой Софии Премудрости Божией. Этот день отмечался в Русской Церкви как особый праздник.Главной святыней храма был крест, полученный Ольгой при крещении в Константинополе. Церковь, построенная Ольгой, сгорела в 1017 году, и на ее месте Ярослав Мудрый возвел храм Святой великомученицы Ирины, а святыню Софии Святой Ольги перенесли к ныне стоящему каменному храму Св. София Киевская, основанная в 1017 году и освященная около 1030 года. В Прологе 13 века на Кресте Ольгина сказано: «Даже сейчас он стоит в Киеве в Святой Софии в алтаре с правой стороны.«После завоевания Киева литовцами Ольгин крест был украден из Софийского собора и вывезен католиками в Люблин. Дальнейшая его судьба нам неизвестна. Апостольские писания княгини встречали тайное и открытое сопротивление язычников. среди бояр и воинов в Киеве было много людей, которые, по словам летописцев, «ненавидели Мудрость», как и святая Ольга, строившая свои храмы. Зилоты языческой древности смелее поднимали головы, с надеждой глядя на младшего Святослава. , который решительно отверг уговоры своей матери принять христианство.В «Повести временных лет» об этом рассказывается следующее: «Ольга жила с сыном Святославом, и мать уговорила ее креститься, но он пренебрегал этим и заткнул уши; однако, если кто хотел креститься, он не запрещал и не насмехался над ним … Ольга часто говорила: «Сын мой, я пришла познать Бога и радоваться; вот и ты, если узнаешь, начнешь радоваться. Он, не слушая этого, сказал: «Как я могу изменить одну веру? Мои воины будут смеяться над этим! Она сказала ему: «Если ты крестишься, они сделают то же самое.”

Он, не слушая свою мать, жил по языческим обычаям, не зная, что, если кто-то не послушает его мать, у него будут проблемы, как сказано: «Если кто-то не слушает своего отца или мать, он примет смерть ». Он тоже злился на мать … Но Ольга любила сына Святослава, когда она говорила: «Пусть воля Божья. Если Бог желает помиловать моих потомков и землю Русскую, то прикажет их сердцам обратиться к Богу, как это было даровано мне.Сказав это, она днями и ночами молилась за своего сына и за его народ, заботясь о своем сыне до его зрелости. «

Несмотря на успех своей поездки в Константинополь, Ольге не удалось убедить императора согласиться по двум важнейшим вопросам: династический брак Святослава с византийской принцессой и условия восстановления митрополии, существовавшей при Аскольде в Киеве. Поэтому святая Ольга смотрит на Запад — Церковь тогда была единой. Вряд ли русская княгиня могла знать о богословских различиях греческого и латинского вероисповеданий.

В 959 году немецкий летописец пишет: «Послы Елены, королевы русских, крестившейся в Константинополе, пришли к королю и попросили рукоположить епископа и священников для этого народа». Король Оттон, будущий основатель Священной Римской империи германской нации, откликнулся на просьбу Ольги. Через год Либий был назначен епископом России из братии монастыря святого Албана в Майнце, но вскоре скончался (15 марта 961 г.). Вместо него они посвятили Адальберта Трирского, которого Оттон, «щедро снабжая всем необходимым», в конце концов был отправлен в Россию.Когда Адальберт появился в Киеве в 962 году, он «не успел ни на что, за чем был послан, и увидел, что его усилия напрасны». На обратном пути «некоторые из его товарищей были убиты, а сам епископ не избежал смертельной опасности», — так рассказывается о миссии Адальберта.

Языческая реакция проявилась настолько сильно, что пострадали не только немецкие миссионеры, но и некоторые киевские христиане, крестившиеся с Ольгой. По приказу Святослава племянник Ольги Глеб был убит, а некоторые построенные ею церкви были разрушены.Святой Ольге пришлось смириться с происшествием и заняться делами личного благочестия, отдав власть язычнику Святославу. Конечно, с ней по-прежнему считались, к ее опыту и мудрости неизменно обращались во всех важных делах. В отсутствие Святослава в Киеве управление было возложено на святую Ольгу. Утешением для нее стали славные боевые победы русской армии. Святослав разгромил давнего врага Русского государства — Хазарский каганат, навсегда сокрушив могущество еврейских владык Азовского моря и низовий Волги.Следующий удар был нанесен по Волжской Булгарии, затем настала очередь Дунайской Булгарии — восемьдесят городов были взяты киевскими войсками на Дунае. Святослав и его воины олицетворяли героический дух языческой Руси. В летописях сохранились слова Святослава, окруженного со своим дружиной огромным греческим войском: «Не посрамим землю Русскую, но кости здесь положим! У них нет мертвого стыда! Святослав мечтал создать огромную русскую державу от Дуная до Волги, которая объединила бы Россию и другие славянские народы.Святая Ольга понимала, что при всем мужестве и мужестве русских дружин они не справятся с древней империей римлян, не допустившей усиления языческой Руси. Но сын не послушал предупреждений матери.

Святой Ольге пришлось пережить много скорбей в конце своей жизни. В конце концов сын переехал в Переяславец на Дунае. Находясь в Киеве, она учила христианской вере своих внуков, детей Святослава, но крестить их не решалась, опасаясь гнева сына.Кроме того, он препятствовал ее попыткам утвердить христианство в России. В последние годы, на фоне торжества язычества, она, когда-то почитаемая госпожа государства, которую крестил Вселенский Патриарх в столице Православия, вынуждена была тайно держать при себе священника, чтобы не спровоцировать новую вспышку антипатии. -Христианские настроения. В 968 г. Киев был осажден печенегами. Святая княгиня с внуками, среди которых был князь Владимир, оказались в смертельной опасности. Когда весть об осаде дошла до Святослава, он поспешил на помощь, и печенеги обратились в бегство.Святая Ольга, уже будучи тяжело больной, просила сына не уезжать до самой смерти. Она не теряла надежды обратить сердце сына к Богу и на смертном одре не прекращала проповедовать: «Почему ты покидаешь меня, сын мой, и куда ты идешь?» Ищете незнакомца, кому доверяете свое? Ведь дети Ваши еще маленькие, а я уже стар и даже болен — я жду скорейшего конца — ухода к возлюбленному Христу, в которого я верю; Я сейчас ни о чем не беспокоюсь, как только о вас: я сожалею, что хотя я многому научил и уговаривал оставить идолопоклонство, поверить в истинного Бога, которого я знал, а вы этим пренебрегаете, и я знаю, что вы непослушание — это дурной конец, ожидающий вас на земле, а после смерти — вечные муки, приготовленные для язычников.Теперь исполни даже мою последнюю просьбу: никуда не уходи, пока я не покаюсь и не буду похоронен; потом идите куда хотите. После моей смерти не делай ничего, что в таких случаях требуется по языческому обычаю; но пусть пресвитер и священнослужители похоронят мое тело по христианскому обычаю; Не смей насыпать мне могильный холм и делать трисны; но мы пошли в Константинополь золотом к Святейшему Патриарху, чтобы он совершил молитву и подношение Богу за мою душу и раздал милостыню бедным. «

«Услышав это, Святослав горько заплакал и пообещал исполнить все завещанное ей, отказавшись только принять святую веру.Через три дня блаженная Ольга впала в крайнее истощение; она приобщилась к Божественным Тайнам Пресвятого Тела и животворной Крови Христа, Спасителя нашего; все время она была в горячей молитве Богу и Пресвятой Богородице, которой она всегда имела себе помощника в Боге; она призвала всех святых; Блаженная Ольга с особым усердием молилась о просвещении земли Русской после ее смерти; забегая вперед, она неоднократно предсказывала, что Бог просветит народ земли Русской и многие из них будут великими святыми; Блаженная Ольга молилась о скорейшем исполнении этого пророчества при ее кончине.И еще одна молитва была на ее устах, когда ее честная душа отделилась от тела и, как праведная, была принята руками Бога. «11 июля 969 года святая Ольга скончалась», и ее сын, и внуки, и весь народ плакали о ней великими воплями ». Пресвитер Григорий точно исполнил ее волю.

Святая равноапостольная Ольга была канонизирована в Соборе 1547 года, что подтвердило ее всеобщее почитание на Руси в домонгольскую эпоху.

Бог прославил «владыку» веры на Русской земле чудесами и нетленными мощами.При святом князе Владимире мощи святой Ольги были перенесены в Десятинную церковь Успения Пресвятой Богородицы и положены в саркофаг, в который на Православном Востоке было принято помещать мощи святых. В церковной стене было окно над могилой Святой Ольги; и если кто-то с верой приходил к мощам, он видел через окно мощей, некоторые из которых видели исходящее от них сияние, и многие, которые были больны болезнями, получали исцеление. Но окно, которое пришло к нему с малой верой, было открыто, и он не мог видеть мощи, а только гроб.

Так в конце святая Ольга проповедовала жизнь вечную и воскресение, наполняя радость верующих и наставляя неверующих.

Ее пророчество о злой смерти ее сына сбылось. Святослав, по данным летописца, был убит печенежским князем Куреем, который отсек Святослава голову и сделал себе чашу из черепа, связал ее золотом и пил из нее во время пира.

Исполнилось пророчество святителя о земле Русской. Молитвенные дела и дела св.Ольга подтвердила величайший подвиг своего внука святого Владимира (память 15 (28) июля) — Крещение Руси. Образы равноапостольных святых Ольги и Владимира, взаимно дополняя друг друга, воплощают материнский и отцовский начала русской духовной истории.

Святая равноапостольная Ольга стала духовной матерью русского народа; через нее началось ее просветление светом христианской веры.

Языческое имя Ольга соответствует мужскому имени Олег (Хельги), что означает «святой».«Хотя языческое понимание святости отличается от христианского, оно подразумевает в человеке особое духовное отношение, целомудрие и трезвость, разум и проницательность. Раскрывая духовный смысл этого имени, в народе Олег называл Вещей, а Ольгу — Мудрой. Впоследствии святая Ольга будет называться Богомудрой, подчеркивая ее главный дар, ставший основой всей лестницы святости русских жен — мудрость. Сама Пресвятая Богородица — Дом Премудрости Божией — благословила св.Ольге за ее апостольские сочинения. Возведение ею Софийского собора в Киеве, матери городов русских, было знаком участия Богородицы в домостроении Святой Руси. Киев, т.е. христианская Киевская Русь, стал третьим Лотом Богородицы во Вселенной, и утверждение этого Лота на земле началось через первую из святых женщин Руси — святую равноапостольную Ольгу.

Христианское имя Святой Ольги — Елена (в переводе с древнегреческого «Факел») стало выражением сожжения ее духа.Святая Ольга (Елена) приняла духовный огонь, который не угас на протяжении тысячелетней истории христианской Руси.

Она была первой женщиной, ставшей правительницей одного из крупнейших на то время государств — Киевской Руси. Месть этой женщины была ужасной, а правила были суровыми. Княгиня воспринималась неоднозначно. Кто-то считал ее мудрой, кто-то жестокой и хитрой, а кто-то настоящей святой. Княгиня Ольга вошла в историю как создательница государственной культуры Киевской Руси, как первая крестившаяся правительница, как первый русский святой..

Княгиня Ольга прославилась после трагической гибели мужа

Еще совсем молодой Ольга стала женой великого князя Киевского Игоря. По легенде, их первая встреча была довольно необычной. Однажды молодой принц, желавший переправиться через реку, позвал с берега человека, плывущего в лодке. Он различил своего товарища только после того, как они отплыли. К удивлению принца, перед ним села девушка, к тому же невероятной красоты. Поддавшись чувствам, Игорь стал склонять ее к порочным поступкам.Между тем, осознавая его мысли, девушка напомнила князю о чести правителя, который должен быть достойным примером для своих подданных. Посрамленный словами молодой девственницы, Игорь отказался от своих намерений. Отметив ум и целомудрие девушки, он расстался с ней, сохранив в памяти ее слова и образ. Когда пришло время выбирать невесту, ни одна киевская красавица не пришла ему в сердце. Вспомнив про странника с лодкой, Игорь послал за ним своего опекуна Олега. Так Ольга стала женой Игоря и русской княгини.

Однако о принцессе стало известно только после трагической гибели мужа. Вскоре после рождения сына Святослава князь Игорь был казнен. Он стал первым правителем в истории России, погибшим от рук народа, возмущенного повторным сбором дани. Наследнику престола тогда было всего три года, поэтому практически вся власть перешла в руки Ольги. Она правила Киевской Русью, пока Святослав не достиг совершеннолетия, но даже после этого, в действительности, княгиня осталась правительницей, так как ее сын большую часть времени отсутствовал в военных походах

Получив власть, Ольга безжалостно отомстила древлянам

Первое, что она сделала, это безжалостно отомстила древлянам, виновным в смерти ее мужа.Сделав вид, что согласна на новый брак с князем древлян, Ольга расправилась со старшими, а затем поработила весь народ. В мести принцесса использовала любые методы. Заманив древлян в нужное ей место, по ее приказу киевляне заживо похоронили их, сожгли, и кровожадные выиграли битву. И только после того, как Ольга закончила расправу, она стала контролировать Киевскую Русь.

Княгиня Ольга — первая русская женщина, официально принявшая христианство

Княгиня Ольга направила свои основные силы во внутреннюю политику, которую она пыталась осуществить дипломатическими методами.Обойдя русские земли, она подавила бунты мелких местных князей и провела ряд важных реформ. Важнейшей из них была административная и налоговая реформа. Другими словами, она создала торговые и обменные центры, в которых упорядоченно организовывались сборы налогов. Финансовая система стала прочной опорой княжеской власти на самых дальних от Киева землях. Благодаря царствованию Ольги оборонная мощь России значительно выросла. Вокруг городов выросли сильные города, были установлены первые государственные границы России — на западе, с Польшей.

Княгиня укрепила международные отношения с Германией и Византией, а отношения с Грецией открыли Ольге новый взгляд на христианскую веру. В 954 году княгиня с целью религиозного паломничества и дипломатической миссии отправилась в Константинополь, где ее с честью принял император Константин VII Багрянородный.

Прежде чем решиться на крещение, принцесса за два года ознакомилась с основами христианской веры. Посещая службы, она поражалась величию храмов и собранных в них святынь.Княгиня Ольга, получившая при крещении имя Елена, стала первой женщиной, официально принявшей христианство в языческой Руси. По возвращении она приказала построить храмы на кладбищах. Во время своего правления Великая Княгиня возвела церкви Святителя Николая и Софии в Киеве, Благовещения Богородицы в Витебске. По ее указу был построен город Псков, где воздвигнут храм Святой Живоначальной Троицы. По легенде, место будущего храма ей указали спускающиеся с неба лучи.

Крещение княгини Ольги не привело к утверждению христианства на Руси

Княгиня пыталась приобщить сына к христианству. Несмотря на то, что многие дворяне уже приняли новую веру, Святослав остался верен язычеству. Крещение княгини Ольги не привело к утверждению христианства на Руси. Но ее внук, будущий князь Владимир, продолжил миссию своей обожаемой бабушки. Именно он стал крестителем Руси и основал в Киеве церковь Успения Пресвятой Богородицы, куда перенес мощи святых и Ольги.Под его властью принцессу стали почитать как святую. А уже в 1547 году она была официально причислена к равноправным апостолам. Стоит отметить, что такой чести удостоились всего пять женщин в истории христианства — Мария Магдалина, Первомученица Фекла, мученица Апфия, равноапостольная царица Елена и просветительница Грузии Нина. Сегодня княгиня Ольга почитается как покровительница вдов и обращенных христиан.

После убийства князя Игоря древляне решили, что впредь их племя свободно и не могут платить дань Киевской Руси.Более того, их князь Мал попытался жениться на Ольге. Таким образом, он хотел захватить киевский престол и единолично править Россией. Для этого было собрано посольство, которое отправили к принцессе. Послы привезли с собой богатые дары. Мал надеялся на трусость «невесты» и на то, что, приняв дорогие подарки, она согласится разделить с ним киевский престол.

В это время великая княгиня Ольга воспитывала сына Святослава, который после смерти Игоря мог претендовать на престол, но был еще мал.Хранителем молодого Святослава стал наместник Асмуд. Сама княгиня взялась за государственные дела. В борьбе с древлянами и прочими внешними врагами ей приходилось рассчитывать на собственную хитрость и доказывать всем, что страной, которой раньше управляли только мечом, можно управлять женской рукой.

Война княгини Ольги с древлянами

Принимая послов, великая княгиня Ольга показала трюк. По ее приказу лодка, на которой плыли послы г.,
подобрали и понесли в город по бездне.В какой-то момент лодку бросили в пропасть. Послов хоронили заживо. Затем принцесса отправила сообщение о согласии на брак. Принц Мал поверил в искренность сообщения, решив, что его послы достигли своей цели. Он собрал в Киев знатных купцов и новых послов. По старинному русскому обычаю для гостей готовили баню. Когда все послы оказались внутри бани, все выходы из нее были закрыты, а само здание сгорело.После этого Малу было отправлено новое сообщение о том, что «невеста» отправлена ​​к нему. Древляне приготовили для княгини пышный пир, который по ее просьбе прошел недалеко от могилы ее мужа Игоря. Княгиня потребовала, чтобы на празднике присутствовало как можно больше древлян. Князь Древлян не возражал, считая, что это только повышает престиж соплеменников. Всем гостям было предложено выпить. После этого Ольга подала сигнал к своим войнам, и они убили всех, кто был там. Всего в тот день было убито около 5000 древлян.

В 946 году великая княгиня Ольга организовывает военный поход на древлян. Суть этой кампании заключалась в демонстрации силы. Если раньше их наказывали хитростью, то теперь противник должен был почувствовать военную мощь России. В этот поход попал и молодой князь Святослав. После первых сражений древляне отступили в города, осада которых длилась почти все лето.Ближе к концу лета защитники получили сообщение от Ольги, что она устала от мести и больше не хочет ее. Она просила всего трех воробьев, а также по одному голубю от каждого жителя города. Древляне согласились. Приняв подарок, дружина принцессы привязала к лапам птиц уже зажженный серный трут. После этого всех птиц выпустили. Они вернулись в город, и город Искоростень погрузился в сильный пожар. Горожане были вынуждены бежать из города и попали в руки воинов Руси.Великая княгиня Ольга приговорила старцев к смерти, некоторых к рабству. В общем, убийцам Игоря наложили еще более высокую дань.

Принятие Православия Ольгой

Ольга была язычницей, но часто посещала христианские церкви, отмечая торжественность их обрядов. Это, а также незаурядный ум Ольги, позволивший ей поверить во Вседержителя, послужили поводом для крещения. В 955 году великая княгиня Ольга была отправлена ​​в Византийскую империю, в частности в город Константинополь, где и произошло принятие новой религии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts