Пастырь сайт для священников: «Пастырь» — сайт для священников — Новости

Разное

Содержание

положительный и отрицательный опыт» / Новости / Патриархия.ru

11 июля 2020 г. 15:11

9 июля 2020 года на онлайн-площадке портала для священнослужителей «Пастырь» состоялся онлайн-семинар «Психология в душепопечении: положительный и отрицательный опыт». В мероприятии приняли участие архиепископ Биробиджанский и Кульдурский Ефрем, епископ Переславский и Угличский Феоктист и более 40 священников из России, Украины, Казахстана и Коста-Рики.

Мероприятие открыл модератор встречи, проректор Православного Свято-Тихоновского богословского института при ПСТГУ протоиерей Николай Емельянов. Отец Николай представил докладчиков и озвучил регламент семинара, акцентировав внимание на том, что все поднимаемые вопросы планируется обсудить именно с позиции душепопечения — т.е. насколько священнику в его пастырской работе уместно использовать те или иные инструменты, традиционно относящиеся к психологическому консультированию.

С первым докладом выступил настоятель храма Владимирской иконы Божией Матери в Сан-Хосе (Коста-Рика) иерей Георгий Капланов.

Будучи психологом по образованию, отец Георгий обозначил основную проблематику психологии, точки ее пересечения с богословием и пастырским душепопечением. «Лично я убежден, что что психология может быть полезна священнику в его служении, но только при двух условиях, — отметил докладчик. — Первое — это определенная обработка психологического знания, о котором говорил свт. Григорий Палама в «Триадах», а второе — использование психологического знания при взаимодействии с человеком только до определенного момента времени, после которого взаимоотношение пастыря и пасомого переходит в качественно другое состояние».

Проанализировав отношение к психологии в духовном образовании XIX века, в частности, сославшись на свт. Феофана Затворника, который преподавал психологию и логику в Новгородской семинарии, отец Георгий постарался дать ответ на вопрос, почему сейчас отношение к психологии в кругу духовенства весьма неоднозначное. Также докладчик предложил слушателям наглядную модель того, что по, его мнению, представляют из себя некоторые психотерапевтические подходы.

Подводя итог своего выступления, отец Георгий отметил, что пастырь не должен забывать о главной цели пастырского душепопечения — привести человека ко спасению, а не сделать комфортной его земную жизнь.

Дискуссию после доклада открыл преподаватель Сретенской духовной семинарии протоиерей Вадим Леонов. В ответном слове он обратил внимание на неоднородность психологии, различие психологических школ и их практик, а также прокомментировал тезис о преподавание психологии в дореволюционных семинариях: «В XIX веке психология, выделившись из философии, еще несла в себе христианские следы, в частности, в ее научной терминологии присутствовала «душа», и ее преподавание в духовных школах не являлось диссонансом по отношении к богословским наукам. Но с тех пор, как в XX веке понятие «души» исчезает из психологии, она во многом начинает противостоять христианскому мировоззрению».

При осмыслении внутреннего содержания конкретной психологической школы отец Вадим предложил критерий — соотносить антропологическую модель человека, используемую той или иной психологической школой, на предмет ее соответствия православной антропологии. Если соответствие есть, то возможно ставить вопрос о взаимодействии и практическом использовании такого психологического знания, если нет — такую психологическую школу пастырю необходимо отвергать.

В ходе дальнейшего обсуждения председатель Санкт-Петербургской епархиальной комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Александр Дягилев выступил с докладом «Психологическое консультирование в душепопечении кризисных семейных пар».

Отец Александр проанализировал такое явление, как алекситимия — неспособность человеком осмыслить и дать описание собственному состоянию, поделился тем, как возникла идея организации «Супружеских встреч» в Санкт-Петербурге, и рассказал об азах психологического консультирования кризисных супружеских пар, находящихся на грани развода, которые необходимо знать каждому приходскому священнику.

Дополняя выступление отца Александра, настоятель храма князя Владимира в Новогирееве г. Москвы протоиерей Алексий Батаногов напомнил участникам обсуждения главную задачу пастыря: решать в первую очередь не земные проблемы человека, которые нередко посылаются для того, чтобы человек задумался о духовном, а способствовать соединению человека с Богом и спасению его души.

Архиепископ Биробиджанский Ефрем выступил с докладом «Место психологии в пастырской подготовке». Он рассказал об опыте Хабаровской духовной семинарии, когда она была экспериментальной площадкой для внедрения расширенного психологического курса при подготовке будущих священников, и поделился выводами, которые он сделал, будучи в то время проректором семинарии, в результате этого эксперимента.

«В какой-то момент под влиянием психологов сложилось ложное впечатление, что можно читать Священное Писание, изучать аскетику и святых отцов, но для того, чтобы все это применить во благо людей, требуются те знания, которых у священников нет», — рассказал архиепископ Ефрем.

По словам владыки, произошла фундаментальная подмена — овладение психологическими знаниями поспособствовало пренебрежительному отношению к благодатной церковной жизни и церковному Преданию.

В качестве одного из выводов прозвучало, что психологию в пастырской подготовке можно допускать только в том случае, если ее методы не противоречат православной антропологии и преданию, и конечной целью будет приведение человека к покаянию, молитве и таинствам Церкви.

После всех выступлений докладчиков состоялась дискуссия, а рамках которой выступили все желающие участники онлайн-встречи.

Заведующий кафедры психологии и антропологии Медицинской академии г. Днепра, действующий психолог-психотерапевт протоиерей Тарас Марченко заметил, что достаточно часто люди, находящиеся в кризисной ситуации, приходят к священнику с вопросами далеко не духовного характера, а лишь психологического: «Если к священнику обращаются с проблемами, в которых он не является специалистом, то нужно честно сказать об этом человеку: друг, давай мы с тобой начнем от Евангелия, а с этими твоими вопросам — обратись к специалисту. И хорошо, если у священника на примете есть такой специалист, который, в свою очередь, не будет претендовать на решение духовных вопросов человека. Иначе существует серьезная опасность повредить человеку своим советом».

Как человек, получивший психологическое образование, отец Тарас подчеркнул, что не считает нужным всем священникам глубоко изучать психотерапию, но при этом каждый пастырь должен ориентироваться в азах психологии и психиатрии, чтобы в нужным момент квалифицировать, по какому вопросу к какому специалисту нужно человеку рекомендовать обратиться.

Модератор встречи протоиерей Николай Емельянов в ответном слове заметил, что не только психологам приходится работать с теми людьми, кому священник дал некомпетентный совет не из области своей компетенции, но и к священнику нередко приходят люди с тяжелыми духовными последствиями после неудачных советов психологов.

Выпускник Института практической психологии и психоанализа, клирик храма прп. Саввы Сторожевского г. Балашихи иерей Димитрий Огнев предложил использовать в качестве главного критерия для разграничения ответственности между священником и психологом целеполагание человека, который обращается с проблемой, и сформулировал разницу между целями, которые лежат в основании пастырского душепопечения и различных психотерапевтических практик.

Подводя итоги обсуждения, отец Николай Емельянов поблагодарил всех участников дискуссии и предложил участникам сформулировать и предложить темы для будущих обсуждений в подобном формате.

***

Сайт «Пастырь» с самого начала своей работы в 2016 году регулярно проводит пастырские семинары, собирающие священников из разных епархий для обсуждения самого широкого круга острых проблем пастырского служения. Ранее все семинары проводились в Москве на базе Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Но в связи с тем, что во время карантина очные встречи временно стали невозможны, а число вопросов для обсуждения не уменьшилось, было решено начать проводить семинары в дистанционном формате — с помощью Zoom-конференции и YouTube-трансляции.

Первый онлайн-семинар состоялся 10 июня на тему «Пастырская аскетика сегодня». На нем и было принято решение провести в июле следующую интернет-встречу для обсуждения вопросов применения психологических приемов в пастырской практике.

Портал «Пастырь»/Патриархия.ru

«Задавленные приходы» и священники-олигархи — интервью о деградации РПЦ

https://www.znak.com/2021-09-07/zadavlennye_prihody_i_svyachenniki_oligarhi_intervyu_o_degradacii_rpc

2021.09.07

На этой неделе священника Романа (Степанова) запретили в служении после того, как он публично призвал патриарха Кирилла и епископат раскрыть доходы и раскаяться. В интервью Znak.com Сергей Чапнин — некогда известный деятель Московской патриархии, а теперь церковный оппозиционер — рассуждает о проповедниках с дорогими резиденциями, смене идеологии патриарха Кирилла, стагнации и даже деградации РПЦ и «задавленных приходах», которые «начинают роптать».

Официальный сайт РПЦ

«Вместо традиционной церкви мы получили весьма своеобразный вариант постсоветской гражданской религии»

— Мем «религия — опиум для народа», который ввел в XVIII веке Жан-Жак Руссо, а потом развили марксисты, сохраняет актуальность в 21 веке для России, в том числе для РПЦ?

— Я бы разделил. Религия как реальность — гораздо более сложная вещь. Если мы говорим об РПЦ как о воплощении русской религиозности, то это не так. Другое дело, что гигантский тренд XX века, перешедший в XXI век, это кризис всех институциональных религий. Успех буддизма и индуизма сегодня связан во многом с тем, что они отказались от жесткого структурирования своей миссии и отпустили ситуацию. Что-то похожее происходит сейчас со всем христианством и с православием тоже. 

— И с РПЦ?

— Сегодня нельзя сводить все православие только к РПЦ. Многих православных христиан уже совершенно не волнует, как РПЦ, то есть официальная Церковь, кого-то воспринимает. Есть свежий пример из российской глубинки. Женщина, 30 лет в монашестве, сейчас живет в крохотном отдаленном ските в Ивановской области. Там восемь монахинь, самой младшей из них 60 лет. Казалось бы, кому они мешают? Однако епископ зацепился за какой-то маленький скандал, раскрутилась история  публичного преследования и наказания. Епископ запретил им причащаться и потребовал переехать в большой монастырь. Они переезжать отказываются и прямо называют все это «маховиком репрессий». В итоге они связались по интернету с американским епископом и договорились с ним, что он примет их под свой омофор. Я прекрасно понимаю этих монахинь и не могу их осудить. Если епископ РПЦ решил кого-то раздавить, то он непременно раздавит. Возможности защититься от епископского произвола в РПЦ нет. Этим старым монахиням нужно уйти из РПЦ хотя бы для того, чтобы сохранить свое человеческое достоинство. И таких случаев сейчас немало.

Сергей Чапнин (на фото слева)Яромир Романов / Znak.com

— Что вообще РПЦ сейчас представляет собой?

— Во-первых, это яркое административно-бюрократическое воплощение нашей постсоветской религиозности. Во-вторых, это один из громких голосов системной пропаганды. В-третьих, это проводник государство-центричной историософии, где в центре истории стоит не Христос, а земное государство. Набор этих трех факторов позволяет говорить, что вместо традиционной церкви мы получили весьма своеобразный вариант постсоветской гражданской религии. По форме она является восточно-православной, а по содержанию гражданской, выполняющей задачу консолидации нации через традиционные ценности, через религиозные и социальные традиции. Сервилизм, признание сакрального характера государственности и некой особой исторической миссии России. Все это в той или иной степени присутствует в разных христианских традициях, но, когда это все выходит на первый план, мы, повторюсь, получаем гражданскую религию.

— Проще говоря, РПЦ сейчас — это институт повышения политической лояльности россиян?

— Скорее, инструмент консолидации нации, в том числе, политической. 

— Не вокруг же [Алексея] Навального консолидация идет!

— Безусловно. Вокруг того государства, которое в данный момент существует. В этом смысле церковь полностью интегрированный в государственный аппарат институт. И это поразительная вещь, потому что в конце перестройки церковь воспринималась принципиально иным образом.

— Как обособленный и даже диссидентский институт?

— Верно.

«Церковь всегда откликалась на любые, в том числе весьма щекотливые просьбы государства»

— Кстати, тогда церковь была популярна у интеллигенции, где преобладали диссидентские настроения. Сейчас же говорят, что поддержку интеллигенции РПЦ потеряло. Вы согласны?

— Отчасти это и моя судьба. Я крестился в 1989 году и сразу, без особых раздумий отдал себя церковной жизни. Церковь тогда была щедрой и давала нам невероятную свободу. Это было увлекательное путешествие. Кроме того, давала опору в истории…

— Внекоммунистические ориентиры?

— Опору вне советской мировоззренческой парадигмы. Ведь на тот момент существовал краткий курс КПСС, фактически он был основой истории страны. Причем, все, что было до 1917 года, описывалось лишь в виде отдельных рассказов: крещение Руси, Александр Невский, Петр I, декабристы, разночинцы.

— Это понятно. Почему произошел перелом в отношениях с интеллигенцией?

— Обращение к церкви было связано с тем, что нам казалось, будто бы это единственный несоветский институт, сохранившийся до конца XX века. Но все мы делали тогда трагическую ошибку, рассуждая так. На самом деле к концу XX века церковь тоже была глубокого советским институтом.

— Почему вы так говорите?

— Уже к 1970-м годам церковь была полностью интегрирована в советское государство. Существовал Совет по делам религий [при правительстве СССР]. Он выражал баланс интересов КГБ и партийного руководства в отношении к религиозным общинам. Десятилетиями этот Совет не просто следил за церковью, но и воспитывал тех, кто приходил в семинарии. Отбирал из семинаристов лояльных и выращивал из них церковных руководителей разного уровня.

Владимир Путин регулярно встречается с патриархом КирилломСайт президента РФ

— Открытые источники полны рассуждений о том, являлся ли таким человеком нынешний патриарх Кирилл. Упоминается даже его агентурный псевдоним — «Михайлов». Что вы думаете на этот счет?

— Если посмотреть непредвзято на биографию патриарха Кирилла, то мы увидим, что уже в юном возрасте он отправился в свою первую заграничную командировку. И поехал он сразу в капиталистическую страну (в 1971 году назначен представителем Московского патриархата при Всемирном совете церквей в Женеве — Znak.com). Казалось бы, ничего особенного, но в Советском Союзе такое было просто невозможно. Сначала советским гражданам давали разрешение на поездку в какую-нибудь социалистическую страну, а уже потом, по результатам поведения в этой поездке, принималось решение, может ли человек ехать в капстрану. Будущий патриарх Кирилл сразу поехал в капиталистическую страну. Очевидно, что на это было специальное разрешение. А с чем такие специальные разрешения были связаны, тут вариантов немного.

— Вы ведь работали с ним, когда возглавляли журнал Московской патриархии. Контакты силовиков и РПЦ сохранялись?

— Если говорим о пруфах, то мы их не найдем. А вот если мы посмотрим на общую логику развития отношений церкви и государства, начиная с конца 1990-х годов, особенно в последние четверть века, то увидим, что церковь всегда откликалась на любые, в том числе весьма щекотливые просьбы государства. Не всегда, правда, у нее это удачно получалось. Общий кейс Украины нам это демонстрирует. Да, Украина сохранилась в юрисдикции Московского патриархата, но задач интеграции церковными методами решить не удалось…

— Об Украине чуть позже.

— Поскольку в 1990-х годах никакой люстрации не было, то все, кто работал в КГБ и в церкви, остались на своих местах. Соответственно, можно предположить, что вся эта система отношений не только сохранилась, но и продолжила развиваться.

«Библию в России знают плохо, в том числе среди епископата»

— Возвращаясь к теме отношений с интеллигенцией, эти связи с силовиками ее оттолкнули?

— Надо понимать, что в 1990-е годы произошло несколько важных событий. Во-первых, сменился патриарх, и место занял Алексий II (его предшественник патриарх Пимен, умер в мае 1990 года — Znak.com). А всякий новый патриарх — это период реформирования системы под себя. Как правило, это продолжается около трех-пяти лет. Соответственно, это время некоторой либерализации, период возможностей, который потом схлопывается. К тому же, начало патриаршества Алексия II совпало с мощным мирянским движением. Оно не было связано с клерикальными или корпоративными интересами духовенства и развивалось как свободное гражданское движение. Люди сами определяли цели и задачи, которые хотели решать, собирали средства и что-то делали по мере сил. Диапазон мирянской активности получился на удивление широким. Здесь пока еще спокойно: и монархисты, и либералы. Все в этот момент чувствовали себя спокойно и взаимодействовали друг с другом. Этакая эра всеобщего благоденствия. Однако епископат был в растерянности…

— Почему?

— Совет по делам религий был упразднен, епископы и священники, уже привыкшие получать инструкции, перестали их получать и оказались в растерянности. Не стало никаких уполномоченных, ты сам можешь определять, что тебе делать. Нет больше никакого Союза, есть [Борис] Ельцин и демократия. Руководящая роль партии вычеркнута, но ты не можешь так быстро перестроится и найти новые ориентиры.

— Библии разве недостаточно, чтобы найти себе новые ориентиры?

— Дело в том, что Библию в России знают плохо, в том числе среди епископата. Да, Библия под рукой есть всегда, но надо уметь ей пользоваться. Это не просто сувенир в богатой обложке. Именно растерянность епископата давала простор для свободы мирян. Потом, примерно через пять лет, епископат сообразил, что надо власть постараться удержать в своих руках, и сгруппировался.

Затем, довольно мягко, чтобы не вызывать революций, они свернули мирянское движение и взяли курс на воспитание новой лояльности, новой сервильности к новому государству.

Это и породило, в конечном счете, кризис во взаимоотношениях. В том числе, с интеллигенцией.

— Государство вроде бы и не требовало тогда от церкви этого?

— В 1990-е годы государству было не до церкви. Государство пыталось быть демократическим, решало острые экономические и социальные проблемы. Собственно, до конца 1990-х у церкви и не получалось толком доказать свою полезность. Да, была активная борьба церкви с сектами и американскими миссионерами. Естественно, что в опасные движения тогда на всякий случай записали даже не опасные. Но к концу 1990-х годов, к моменту принятия закона о свободе совести с преамбулой о традиционных религиях, стало ясно, что государство, выбравшись из основных экономических проблем, начинает уже задумываться о сути новой российской идентичности. Советская идентичность рухнула, никакой новой не возникло. Секулярная идентичность оказалась невозможной. Плюс, с точки зрения государства, идентичность — это вещь сугубо практическая. Но где ж ее взять? Казалось, что для ее конструирования можно использовать православие. Опыт 1990-х и начала 2000-х годов показал, что все это не очень состоятельно. Но, поскольку другие варианты вообще не рассматривались, то политическая игра с церковью продолжалась. И надо сказать, что тогда митрополит Кирилл первым — и это было во многом интуитивно — понял, что предстоит консервативный разворот. Будучи сам по натуре либералом, он первым начал говорить об угрозе традиционным ценностям страны со стороны либерального миропорядка.

— Обычно этот поворот в мышлении ему приписывают на 10 лет позже, привязывая к панк-молебну Pussy Riot 2011 года.

— Верно, однако уже в 2000 году он написал статью, своего рода, манифест, выражая свои новые взгляды: антизападничество, антилиберализм и антиэкуменизм. К слову сказать, его тогда практически никто не услышал.

Панк-молебен Pussy Riotpussy-riot.livejournal.com

— Я правильно понимаю, что это в корне противоречит установкам его учителя митрополита Никодима (Ротова)?

— Это поразительный факт. Он фактически перечеркнул весь свой предыдущий жизненный опыт. Просто удивительно, насколько он уверился, что за консервативными политическими идеями будущее. Более того, в церковном плане он так и остался либералом. Однако он умел ждать, и спустя 10-12 лет оказалось, что его идеи могут пригодиться. Тогда он предложил концепцию традиционных ценностей, которую разрабатывал его think tank — группа экспертов, собравшихся вокруг Всемирного русского собора. Они стали одними из основных центров разработки идей русского мира и теории традиционных ценностей. Это очень пригодилось государству на определенном этапе развития. Да, это был серьезный вклад церкви в формирование государственной идеологии и той самой новой российской идентичности. Именно в это время Кирилл состоялся политически, по крайней мере, на раннем этапе своего патриаршества. Только суть любых идей такова, что рано или поздно как элементы пропаганды они теряют свою эффективность. Сейчас уже нужны новые.

И если 2010-е годы Кирилл проехал на прежнем своем политическом багаже, то сейчас мы видим, что все фактически закончилось. Закончился потенциал творческого развития.

Это та же самая ситуация, что и с патриархом Алексием II: пять лет вначале своего патриаршества ты активно работаешь, а дальше начинается стагнация.

«Зачем нам такие епископы? Зачем такие гигантские административные структуры?»

— Когда, по-вашему, она началась в РПЦ?

— Примерно с 2014-го или с 2015-го года РПЦ начала погружаться в стагнацию. Поскольку административные реформы Кирилла раскрутили церковь, то в какой-то момент казалось, что удастся перейти на новую ступень. На самом деле маховик крутился вхолостую — никакого практического привода не было.

— Какую ступень можно было достичь?

— Мы начали с того, что институциональные религии испытывают колоссальные проблемы.

Единственное решение — укреплять и развивать grass roots level, низовой уровень. Проще говоря приходы, своего рода гражданское общество. А у нас они, наоборот, оказались в самом конце цепочки.

К тому же, они теперь придавлены жесткой иерархической вертикалью. Сейчас, во время пандемии и экономического кризиса, когда доходы церкви упали, крепкие общины — это то, что могло бы помочь церкви выжить. Верность прихожан способна была бы сохранить церковь, даже в условиях внешних неблагоприятных условий. Но у нас задавленные приходы наоборот начинают роптать. Спрашивать: «Зачем нам такие епископы? Зачем такие гигантские административные структуры? Зачем власть церковной бюрократии, которая не заинтересована в том, чтобы мы развивались? Правда ли, что это бюрократы заинтересованы только в том, чтобы сохранить свою власть и влияние в церкви?»

— Бывший сихиигумен Сергий (Романов) из монастыря под Екатеринбургом это как раз пример такого роптания?

— Тонкое замечание, это как раз пример своеобразной альтернативы. Помимо идеологии, есть ряд важных для церкви характеристик. Сколько ни укрепляй иерархию, она будет все равно держаться на базовых вещах: на моральном авторитете, на властных полномочиях и на деньгах. Нынешняя церковная иерархия, безусловно, держится на деньгах, на cash flow. Когда эффективность настоятеля оценивается по тому, платит он назначенные ему взносы или не платит. Если платит, то он очень хороший настоятель, если не платит — будет моментально снят. Это, конечно, ведет к деградации и самой церковной системы, и в особенности духовенства.

Происходит отрицательная селекция. Понятно, что те священники, для которых главное — это работа с людьми, не имеют времени, чтобы заниматься бесконечными отчетами, заигрывать с церковной бюрократией и иерархами. Они оказываются аутсайдерами.

А когда лузерами оказываются те, кто занимается тем, чем и должен заниматься пастырь, это порочная система. Отсюда еще одна проблема. Моральный авторитет церковная власть также почти полностью потеряла…

Бывший схиигумен СергийЯромир Романов / Znak. com

— Объясните.

— Духовный авторитет священника и монаха связан с одной очень простой вещью: живешь ли ты так, как проповедуешь, или нет. В житиях византийских и древнерусских святых мы такого почти не встретим. А вот в житиях западных святых раннего средневековья мы часто встречаем фразу, что святой, выходя на миссионерские труды, привлекал себе большое количество людей, именно потому, что жил так же, как проповедовал. Очень важно, чтобы дела и слова не расходились.

Сейчас мы часто видим, как человек профессионально прочитал проповедь любого содержания, а после этого, не подпуская никого к себе, садится в лимузин и укатывает в свою дорогую резиденцию. И все понимают, что такая проповедь — это пустая профессиональная говорильня.

Мол, мели Емеля, твоя неделя! Мы же видим, что живет такой проповедник радикально иначе, чем те апостолы и святые, о которых он говорил в проповеди.

— Священники оказались страшно далеки от народа?

— Прежде всего епископы. К большинству церковных иерархов относятся уже как к инопланетянам. Другое дело, что остается потребность в людях, которые как проповедуют, так и живут. Великая сила Сергия Романова в том, что он был таким «простым человеком». Да, он был совершенно не образован, наивен богословски, идеологически зашорен. Но у него была некая монашеская простота, которую люди жаждут увидеть своими глазами. Он ведь всем задавал один простой вопрос: «Спастись хотите?» И люди приходили в состояние шока! Им задали простой и в то же время самый главный вопрос, но они нигде прежде его не слышали. В других местах им рассказывают про чудотворные иконы, про роль Александра Невского в истории России и государственности. Им рассказывали все что угодно, кроме главной цели, за которой ты идешь в церковь. Конечно, они отвечали Сергию: «Я хочу». В ответ слышали: «Приезжай в монастырь». С детьми — значит, с детьми, пусть они тоже спасутся. Не разведена, и ладно, потом. Но люди смотрели на это уже по-другому. Романов отвечал тем задачам народной религиозности, на которые не отвечали церковные иерархи. И он стал опасен именно поэтому.

— Он классный актер или настоящий священник?

— Во-первых, он гениальный манипулятор. Я в этом уверен. Он сумел воспринять в православной монашеской традиции то, что помогает управлять другими людьми. Но, поскольку он был тоньше, чем большинство епископов, то шел через молитву, а не напрямую через деньги. Деньги там тоже текли рекой. Если бы он не делился с митрополитом Викентием и потом с митрополитом Екатеринбургским Кириллом, то ему бы быстро скрутили голову. А так он был полностью интегрирован в епархиальную жизнь. И вот тут вопрос уже к церкви!

Если такие люди легко находят себя в церкви, не встречая никаких ограничителей, а, наоборот, оказываются особо приближенными к митрополиту людьми, значит что-то не так с церковью?

Ведь Сергий такой не один. В прошлом году умер Петр Кучер в Боголюбском монастыре. Есть и другие сильные манипуляторы, ставшие игуменами и архимандритами. И это люди с невероятным духовным, политическим и экономическим ресурсом.

— Есть же расхожее словосочетание «православный талибан*», описывающее происходящее. Почему вообще в лоне РПЦ произошел такой расцвет фундаменталистских взглядов?

— Фундаментализм — это попытка буквального понимания норм религиозной жизни. Эта отчаянная попытка все заморозить связана со стремлением защититься от внешнего мира. Мир меняется, общество меняется, сознание меняется, а мы, говорят они, хотим, чтобы церковное сознание оставалось прежним, таким, каким оно было. Это защитная реакция на стремительно меняющийся мир. Заведомо проигрышная позиция. Церковь — это прежде всего люди. Люди меняются, и церковь в каждом поколении, если так можно выразиться, воссоздает себя заново. Одно дело, когда мы имеем в виду допетровскую Русь, тогда перемены шли медленно. Другое дело, современная эпоха, когда мы имеем дело с глобализацией и эпохой интернета. Сейчас за пару вечеров с компьютером ты можешь понять основы православного вероучения. Да, есть свои ловушки, здесь важно, кого и как ты читаешь. И фундаменталисты, боясь всего этого, формируют некий неприкосновенный круг идей и церковно-практических норм, которые не должны меняться, подвергаться сомнению или ревизии.

— Почему эти идеи находят сторонников?

— Этот подход находит отклик у людей с определенным типом сознания. Проповедь фундаментализма направлена на тех, кто боится перемен, напуган изменениями и считает, что в меняющемся мире меняющаяся церковь перестанет быть собой.

Кстати, церковные либералы, напротив, полагают, что смерть наступает, когда мы перестаем двигаться. Если ты перестал шевелиться, значит, ты заболел и умер. Поэтому шевелиться надо, и церковь живет, меняясь.

Традиция не может быть законсервированной и замороженной. 

— Вообще-то, были примеры в истории, когда церковь очень активно шевелилась.

— За свою двухтысячелетнюю историю церковь прошла через множество довольно радикальных реформ. Казалось бы, они должны были ее бесповоротно изменить и даже разрушить, но этого не произошло. На мой взгляд, боязнь перемен — это ложный страх. Если ты тормозишь, значит, тратишь силы впустую. Возможно, ситуация была бы лучше, если бы дискурс, который был еще в 1990-х годах, сохранялся бы. Фундаменталисты были уравновешены радикальными либералами, либералы уравновешивались консерваторами — в целом это был бы полезный синтез. Кстати, он отчасти  сохранялся при Алексии II.

«Страх перед фундаменталистами у патриарха остается до сих пор»

— Покойный ныне протоиерей Всеволод Чаплин, которого отрядил на работу с фундаменталистами патриарх Кирилл, не справился с этой задачей? 

— Чаплин был отряжен на невероятно важный участок церковно-политической работы — убеждать фундаменталистов не выступать против Кирилла. В целом у него получалось. За исключением, пожалуй, дискуссии о русском языке, которую патриарх побоялся доводить до конца и соответствующие документы положил «в стол». Потом был всплеск, когда Кирилл решил встретиться с Папой Римским и поехать на Критский собор в 2016 году. Это вызвало жесткую реакцию фундаменталистов. Кирилл ее явно не ожидал и был вынужден отказаться от участия в этом соборе. Увы, он в принципе оказался в крайне слабой позиции, так как постоянно пытался доказать фундаменталистам, что он для них свой и ни минуты не либерал. Страх перед фундаменталистами остается у него до сих пор. Страх этот совершенно иррациональный, ничем не оправданный. Да, фундаменталисты крикливые и скандальные, но их не так много. Их надо было упаковать и определить им какое-то место в пространстве церковной жизни. Это несложно, нужно только захотеть. Только Кирилл боится поставить их на свое место. Все это видят и понимают. И делают выводы. Мол, раз он не хочет прижать фундаменталистов, то и мы не будем. Дело даже дошло до взрыва в Екатеринбурге, когда «Матильду» собирались показывать (радикально настроенный 39-летний свердловчанин Денис Мурашов попытался в сентябре 2017 года сжечь кинотеатр «Космос», где планировалось показывать фильм режиссера Алексея Учителя о любовной связи императора Николая II — Znak. com).

— Может быть, патриарх Кирилл боится раскола, который покажет Кремлю слабость церкви и его лично, ведь в конечном счете это поставит вопрос о целесообразности тех преференций и материальных благ, которыми пользуется церковь и ее иерархи?

— Нынешний православный фундаментализм в России — это фантомная вещь. Кажется, что он большой и весомый, но если его разобрать, то окажется, что это пустышка, bubble. Со временем мы увидим, что этот король голый. Впрочем, это уже сейчас многие начинают понимать.

— Да, только коронавирус, кажется, подкосил экономику церкви. В РПЦ, кажется, пытаются сейчас сделать ставку на производство православной утвари «Софрино», как одно из средств спасения своей экономики?

— Время «Софрино» прошло. Завышенные цены, плохое качество, [да] и в целом большая фабрика не выдерживает конкуренции с маленькими мастерскими. Поэтому Софрино загнется, и шансов спасти его в том виде, в каком оно сложилось в 1990-х — начале 2000-х годов, нет никаких. Поэтому там сейчас и происходит эта чехарда директоров: они меняются буквально каждые несколько месяцев. В целом же нужна новая модель хозяйственной деятельности церкви, но пока она не сформирована. В приходской экономике очень многое было завязано на среднем и мелком бизнесе, особенно в регионах, и на относительном благополучии прихожан. Сейчас, в кризис, мы видим, как все это рушится. Многие говорят, что падение посещаемости относительно уровня до пандемии составило около 30%. Это очень существенно.

Патриарх КириллОфициальный сайт РПЦ

— Заткнут дыры за счет благотворительности «сверху», вливаниями российских олигархов…

— Такая благотворительность была всегда, но деньги олигархов достаются очень узкому кругу. 

— Патриарх ведь обращался за помощью к главе «Норникеля» Владимиру Потанину?

— В России все корпорации лишь условно частные. Соответственно, государство контролирует и рынок средств на благотворительность. Если государство не даст отмашки, никакой «Норникель» не даст патриарху Кириллу денег. И сейчас большой вопрос, а какие дыры в экономике или в социальной сфере актуальнее заткнуть? Сейчас год 800-летия со дня рождения Александра Невского, поэтому основное внимание к реставрации Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге и в Городце (место смерти князя — Znak.com) все надо привести в порядок. Эта история под юбилеи и праздники будет сохраняться. Только масштаб привлечения денег даже под эти вещи, на мой взгляд, резко упадет.

— Решение Конституционного суда РФ, который в конце 2020 года фактически дал церкви право реституции, является попыткой удержать экономику РПЦ на плаву?

— Безусловно. Экономическая составляющая реформы патриарха Кирилла в церкви состояла в том, что ни приходам, ни монастырям ничего сейчас не принадлежит. Все имущество принадлежит Московской патриархии. Она приняла на себя функцию управляющей компании и ведает всеми церковными активами на территории РФ. И сейчас речь идет о реституции не собственно религиозных зданий, а иного церковного имущества, в том числе доходных домов, которые сейчас расположены в исторических центрах российских городов. Я думаю, что это самый сильный ход Кирилла с точки зрения аккумулирования ресурсов. Церковь хочет стать крупным владельцем недвижимости и получать деньги от ренты. 

— Право реституции дано не только РПЦ, есть еще старообрядческая церковь и прочие общины.

— Есть право, а есть правоприменительная практика. И тут нам надо подождать, потому что в силу будут вступать еще и лоббистские возможности. Например, центр Москвы, здание Администрации президента РФ на Ильинке. Это ведь до революции было здание монастырских доходных домов. Вот теперь и посмотрим, что с этим произойдет. Кстати, и Лютеранская церковь была до октябрьского переворота крупным собственником. Посмотрим, что им удастся получить.

— Еще одна проблема для РПЦ сейчас — кадровый голод, который усугубляют имиджевые скандалы вроде истории с Mercedes матушки Феофании… 

— Самый главный кадровый вопрос — это какое количество новых священников будет рукоположено и какого они будут качества. В последнее время на публичных лекциях и закрытых семинарах, куда приходят семинаристы, я их регулярно спрашиваю, собираются ли они рукополагаться. И многие отвечают, что боятся этого.

Они видят, что происходит в церкви, понимают, что жизнь сложная и церковь их будет не защищать, а прессовать.

Многие осознают, что как священники в этой церкви они буквально не выживут, поэтому и рукополагаться не планируют. В конечном счете, священниками будут становиться серые, абсолютно безынициативные выпускники семинарий. Люди, послушные начальству, отказавшиеся добровольно от всякой свободы, в том числе интеллектуальной и духовной. Готовые жить в бедности и выслуживаться. Это означает только одно — авторитет духовенства в ближайшие годы будет продолжать падать.

«Разгромить Украинскую православную церковь Московского патриархата не удалось»

— И теперь про Украину. В конце июля секретарь отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Игорь Якимчук официально заявил, что РПЦ разорвала общение из-за признания раскольнической Православной церкви Украины только с Константинопольским патриархатом. Как понимать это заявление — как нежелание рвать отношение с остальными церквями?

— Там еще осложнились отношения с другими греческими церквями — Александрийским патриархатом, с Кипрской и Элладской церквями. Заявление секретаря ОВЦС свидетельствует лишь о политической игре, которую ведет Московская патриархия.

— В чем суть?

— Новая Украинская православная церковь — это реальность. Да, она слабая, да, сформирована из бывших раскольников, которые десятилетиями были маргиналами. Увы, это дает о себе знать. Но их постепенно выводят из этой маргинализации, и греки умеют это делать. На этот процесс накладывается жесткий идеологический и политический церковный кризис на Украине. Ведь разгромить Украинскую православную церковь Московского патриархата не удалось. Она, как и прежде, самая большая, продолжает жить и жестко реагирует на давление со стороны государства вместе с греками. Это патовая ситуация, конфликт будет подморожен, причем надолго.

Сергей ЧапнинЯромир Романов / Znak. com

— Хорошо, но грозит ли РПЦ изоляция?

— Она частично уже наступила. Самоизоляция РПЦ началась с 2016 года, когда патриарх не поехал на Критский собор. Украина в этом плане не начало изоляции, а лишь новый этап. Плюс оказалось, что значительная часть епископата и молодежь в других православных церквях сейчас очень настороженно относятся в РПЦ. Раньше была симпатия, сейчас все видят, что богословие в РПЦ не развивается. Зато доминирует идеология русского мира, которая превратилась из soft power в имперскую дубинку. И никаких других идей у РПЦ нет. Сегодня она не способна сформулировать ничего нового и конструктивного.

— До какого периода, по вашему мнению, это будет продолжаться?

— Я думаю, до смены церковной власти. 

— Новым патриархом станет митрополит Тихон (Шевкунов), который, кстати, демонстрирует сейчас максимальную лояльность власти, в том числе, по вопросу вакцинации?

— Я не сторонник спекуляций. Понятно, что наследие патриарха Кирилла при новом руководителе будет решительно пересмотрено. Очевидно, что новый патриарх будет типологически другим. Бюрократическое реформирование Кирилла привело к отрыву церковной власти не только от народа, но и от реальности. Так что следующий патриарх должен быть реалистом. Я бы сказал, что митрополит Тихон на эту роль подходит. А как все сложится, трудно загадывать.

* Движение «Талибан» — запрещенная в России радикальная террористическая организация.

«Мера ответственности священника — предельная»


«Мера ответственности священника — предельная»

«Жатвы много, а делателей мало». Эти слова Спасителя — точная характеристика современной жизни Церкви, когда к вере приходит все больше людей, а священников на приходах по-прежнему катастрофически не хватает. Кто такой пастырь и как вырасти в меру своего призвания? Что характерно для современной церковной жизни? Какова именно та «жатва», к которой приступает делатель на ниве церковной сегодня? Своим опытом и своими мыслями по этому поводу делится священник Андрей Лоргус, декан факультета психологии Российского Православного Института святого апостола Иоанна Богослова.

— Пастырство… Всегда ли это призвание? Или же к нему можно подходить как к любой другой профессии?

— Это только призвание, иначе быть не может. Это Божье призывание. Понять это возможно, только если ты умеешь прислушиваться к Божьему голосу. Однако человек имеет свободу не ответить Богу, и Бог прощает это человеку, но дар отнимает.

Впрочем, уже в рамках призвания есть то, что можно было бы назвать профессиональным возрастанием: священство ― очень непростая вещь. И те, кто чувствует к этому призвание или благословлен кем-то, должны рассматривать свою подготовку как подготовку, в том числе, и профессиональную.

— Как же именно следует готовиться?

― Во-первых, конечно, подготовка должна быть богословская.

Во-вторых ― практическая. Кандидат в священники должен знать Устав не только по книгам, как в семинарии изучают, но и на практике. Видно с первой минуты появления семинариста в алтаре: кто из храма пришел, а кто со школьной скамьи, или из армии, или откуда-то еще.

В-третьих, очень важно иметь жизненный опыт, это «золотой запас» кандидата в священники. Вот почему 30 лет для хиротонии — оптимальный возраст, тут уже речь идет о зрелой личности.

В-четвертых, очень важна для будущей пастырской деятельности священника психологическая готовность. Если человек страдает различными личностными проблемами ― неврозами, страхами или фобиями, теми или иными комплексами, то, став священником, он будет все эти проблемы переносить на паству. Это будет очень тяжело и для прихожан, и для него самого.

В-пятых, очень важно, чтобы у кандидата в священники была хотя бы минимальная музыкальная подготовка, подготовка голоса. И, конечно, необходимо, чтобы он знал церковнославянский язык.

— Какой предмет для будущего священника нужнее всего?

— Предмет «Практическое руководство» очень важен. Пожалуй, это самый интересный предмет для семинариста, потому что тут ― не отвлеченные рассуждения, а разговор о Церкви, конкретной, живой, сегодняшней. Но, к сожалению, когда нам читали «Практическое руководство», этот курс был сведен к разбору совершения чинопоследований; не обсуждались вопросы избрания кандидата в священники, его подготовки, проблемы личностные, психологические. Вопросы брачной жизни, внебрачной, вопросы поведения священника уже внутри прихода.

Наша современная духовная школа построена так, что пастырский опыт едва ли может быть передан молодежи. Ведь преподают в семинарии — скажем, в наше время преподавали — чаще всего священники, которые не знакомы с приходской жизнью. И монахи, даже живущие в Лавре, в большинстве не знают, что такое приход. И когда священник остается один на один ― в деревне, в селе ― со своими прихожанами, он очень часто не понимает, что ему делать. Я разговаривал со многими своими собратьями по выпуску, и все они переживали это одинаково: сложно и мучительно. А кто-то даже не пережил, оставил служение.

— Этот недостаток полученных знаний можно как-то восполнить?

— Если молодой человек попадает в многоклирный храм и общается с настоятелем, со старшими священниками, он получает от них самые драгоценные знания и опыт. И когда священник вот так растет в своем храме, там его учат и готовят, он переживает все будущие кризисные ситуации гораздо менее болезненно и успешнее проходит послушание.

Беда в том, что семинарист зачастую получает назначение на приход, прослужив в лучшем случае месяц, а в худшем ― неделю в соборе. Это даже не опыт. Это самое поверхностное умение просто совершить богослужения и требы.

Я был направлен проходить практику в качестве священника в Елоховский собор. На третий день мне поручили говорить проповедь, и в тот же день отправили на исповедь, которая стала для меня шоком. Никто не позаботился о том, чтобы предупредить меня, что я услышу, как к этому относиться и как это выдержать. И никто не спросил меня тогда: «Ну, как ты?». Посмотрели со стороны: жив, стоит, читает молитву…

Уже потом, пройдя этих исповедей сотни и тысячи, спокойнее относишься ко всему, что можешь услышать. Но первая исповедь ― это всегда потрясение для молодого священника. Однако мне никто об этом никогда не говорил. Даже когда рукоположили.

Хотя вообще мне повезло: я пришел в семинарию, имея большой опыт чтеца и алтарника. И мне повезло, что я принял священный сан после почти шести лет диаконского служения.

— Кто был Вашим духовником?

— Протоиерей Владимир Рожков, ныне покойный. Он был настоятелем Николо-Кузнецкого храма. Он меня крестил. Он меня учил, как-то вел, взял в храм, и я работал в его храме, потом служил с ним дьяконом. То есть я всю свою церковную жизнь до его смерти провел вместе с ним. Что касается моей преемственности по отношению к нему ― она, конечно, есть. Но она более касается вопросов литургических, чем пастырства. Я не встречал больше никого, кто совершал бы литургию, как он.

Это трудно описать словами. Это дар Духа, то, как он служил ― огненно… Это было очень страшно. Он предстоял Господу лично, он молился со слезами, он увлекал своей молитвой и голосом прямо к Богу.

Одна женщина так хорошо это выразила: «Я обычно на раннюю прихожу литургию, а батюшка всегда позднюю служит. Но однажды я замешкалась, и мне пришлось уходить в тот момент, когда начиналась поздняя литургия. Я уже повернулась, чтобы уйти, и вдруг услышала за спиной как бы призыв ко мне Самого Бога: “Куда ты уходишь?”. На самом деле это был возглас священника “Благословенно Царство…”. Но я поняла, что надо либо с этим голосом оставаться, либо убегать прочь». К этому нельзя было отнестись, как к чему-то, что в церкви происходит каждый день. Ее рассказ раскрывает самое поверхностное, но очень верное отношение к его служению. С ним надо было молиться всю Литургию до конца или не молиться вовсе. Равнодушным оставаться было нельзя. К сожалению, из служащих это понимали не многие.

Кто-то говорил, что он служит театрально, артистично, нетрадиционно. Однако он служил вполне традиционно, никогда не нарушал правил, хотя мог бы при его опыте служения и в славянских странах, и на Востоке… При всем при этом он никогда в чин литургии ничего не добавлял ― так, как, например, старец Кукша в Карпатах, или святитель Афанасий (Сахаров), или митрополит Антоний Сурожский… Но то, как он сам служил и как горел на литургии,― это было самым главным, что он нам, своим ученикам, передал. Вернее, не передал, а показал, как можно служить, никому из нас ничего не указывая. И он стал для меня тем человеком, у которого я научился верить в Бога, быть с Церковью, несмотря ни что, и служить Божественную литургию. Вот эти дары я получил от своего духовного отца. С меня довольно. Это и так очень много.

— Часто говорят, что преемственность в монашеской жизни была нарушена. А что можно сказать в этом отношении о жизни церковной?

— Судя по тому, что можно прочитать о духовной традиции в Русской Церкви до революции, даже до войны, ныне традиция пресеклась, и в монашестве, и в пастырстве. Более того, как-то неожиданно и та духовная традиция, которая была до перестройки, точно «улетучилась» с приходом совсем новых поколений.

В середине 80-х ― начале 90-х в Церковь хлынуло очень много людей. И Церковь «доперестроечная» численно оказалась в меньшинстве. Новые поколения привнесли свой дух, и этот дух… он был сложным. Это был неофитский, как бы «советский» дух. Не имея достаточного образования, не имея опыта постепенного воцерковления, эти люди внесли в жизнь Церкви очень много чуждого ей. Появился целый ряд проблем, явлений, которых раньше не было. Никто и не подозревал, что они возникнут.

— Например?

— Появилось множество старцев. Причем откуда, если их не было прежде? До перестройки был отец Иоанн (Крестьянкин). Все его знали. Был отец Василий из Васка-Нарвы. К нему многие ездили. Про отца Николая Гурьянова тогда еще мало кто слышал. Монастырей было всего четыре.

А тут… появились новые обители, в которых сразу же «завелось» по старцу. И, конечно, это явление 90-х годов ― обилие старчества такое ― у людей с «доперестроечным» церковным опытом вызывает изумление: откуда они взялись? Кто их вел по жизненной дороге? В каких монастырях они воспитывались?

Прежде их не было. И младостарчества не было до перестройки…

— А чем отличается младостарчество от попыток просто искренне дать совет, помочь человеку?

— Когда молодой священник дает совет по какому-то духовному вопросу ― это одно. Но когда он говорит: «Благословляю тебя уходить с работы…», или «разводиться», или «жениться вот на этой девице», это ― младостарчество. То есть, во-первых, это дерзновение советовать в том, в чем священник вообще к такому совету не призван, а во-вторых, если и призван, то только опытный священник, и очень осторожно, лишь в тех случаях, когда вопрос действительно требует такого вмешательства.

А сейчас никакие даже не младостарцы, а просто молодые священники на приходах берутся рекомендовать пожилому человеку уходить с работы, или менять ее, или разводиться, или еще чего-нибудь. Например, недавно рукоположенный священник заявляет супружеской паре, которая прожила 30 лет в браке: «Вы живете в блуде». Это не только дерзновение, это преступление, и это оскорбление. Или когда молодой или немолодой священник говорит женщине: «Ты должна развестись, потому что он не хочет с тобой венчаться». Да кто ж право тебе дал расторгать браки?! По этому поводу есть заявление Священного Синода и выступления Святейшего Патриарха на каждом ежегодном собрании духовенства Москвы … И все равно такие случаи имеют место быть.

А если еще о «новом» духе говорить, то вот, например, изобилие новых акафистов, тоже начиная с 90-х годов, новых молитв каких-то неожиданных. Однажды, году, наверное, в 1996-м, приходит к нам прихожанка и говорит: «Что это такое ― “Молитва задержания”»? Насколько мне позволяет судить моя грамотность книжная, ничего этого раньше тоже не было.

— Вы считаете ― это плохо, такие новые молитвы?

— Не то что плохо, это недопустимо. Потому что новые молитвы должны быть приняты к употреблению Церковью, а не кем-то в частном порядке. Кроме того, это ― какая-то отсебятина. Конец XX столетия в России ― пора появления доморощенного богословия, этих доморощенных акафистов, совершенно маргинальных выдумок типа того же самого «конца мира», ИНН, штрих-кодов и всего прочего. И это вылилось в какое-то очень мрачное, дикое, мракобесное движение, в основании которого лежат чудовищные соображения, неграмотность с богословской точки зрения, невежественность с точки зрения научной.

― Это проблема только лишь нашего настоящего?

― Мне кажется, что когда вырастет несколько поколений людей, которые с детства в Церкви, которые прошли воскресную школу, маргинальный элемент в церковной жизни будет занимать очень небольшое место.

Если вы почитаете русскую литературу, то встретитесь с этим «элементом» в истории неоднократно, но прежде Церковь была достаточно здорова и мощна по своему объему, поэтому она могла не пугаться этого низового слоя, хотя и боролась с подобными явлениями. Это сейчас маргинальный слой по объему очень велик, и он о себе заявляет, он кричит, он пытается властвовать. Причем особенно печально то, что этим пользуются политики. Однако я думаю, что постепенно эта проблема сойдет на нет.

Вообще, мне представляется, что в настоящее время в толще народной религиозной жизни образовалось два крайних «лагеря»: реалистически-прагматический и вот этот самый маргинально-идеологический. Помимо них есть здоровое большинство, ищущее от пастырей молитвенного опыта и духовного научения. Мне лично ближе это большинство.

— Иногда говорят: «крепкий приход», или, наоборот, «слабый приход», или вообще: «нет прихода». А что это такое ― приход? И как правильно организовать приходскую жизнь?

— Приходская жизнь — это, прежде всего, сама жизнь, то есть рождения, проживание, взлеты и падения, возрождения и смерть. В каждом приходе это есть. Есть любовь, есть проблемы, есть трагедии, есть свадьбы и есть дети, есть смерть и поминовение. Но все это совершается именно в приходе, внутри богослужебной и общинной жизни. А в храме, где просто служатся требы, и где один другого не знает и другому не сопереживает, прихода нет.

«Организовать» приходскую жизнь в полном смысле этого слова нельзя. Она строится вокруг Чаши, то есть церковных Таинств, и, отчасти, вокруг личности священника. Эта жизнь ― естественный поток, образующийся из жизни составляющих приход людей.

Кроме того, прихожанам нужно общаться помимо литургии. Они, после того, как причастились, прочитали молитвы, хотят общаться. И это законно. У них должна быть для этого возможность ― попить вместе чаю, пойти куда-то, посидеть, поговорить, поехать в паломничество, и это не стоит особенных трудов настоятельских. Этому просто нужно дать некую форму, направление, и в разных храмах это по-разному благополучно решается.

Должен быть, конечно, определенный актив приходской, который хочет заниматься особыми делами: библиотека, богадельня, помощь нищим, убогим, сиротам и так далее, и для этого у прихожан достаточно любви. И здесь, опять же, не должен настоятель все организовывать сам. Он должен задать направление и поручить наиболее активным людям этим заниматься.

— Как сделать приход «устойчивым»?

— Настоятель и община ― вот сердце прихода. И они должны быть максимально постоянны. Тогда этот приход являет собой единое целое, у него есть лицо, этот приход известен как приход и он устойчив. В Москве сейчас немало таких общин, слава Богу. Есть приходы, в которых настоятель по 15–20 лет один и тот же, а есть такие, где и по 30. Их мало в процентном отношении, конечно, но есть. Жизнь в них уже налажена, течет в своем русле, и не нужно ее с нуля начинать.

— Что такое пастырь? В чем лично для Вас заключается смысл пастырского служения?

— Пастырь, прежде всего, совершитель Таин Божиих. Поэтому его первое призвание ― служение литургии. Во-вторых, он человек, имеющий духовный опты. Опыт ― категория личная. Опыт нельзя взять из книг, из рассказов, из традиции. Личностью можно только быть. И во все времена это было не просто, не просто и сейчас. Пастырь ― человек, идущий по духовному пути, и потому он падает, встает, делает ошибки, учится сам и потому может научить других.

Путь каждого пастыря, как и каждого человека вообще, индивидуален. Каким он станет, никто не знает: ни он сам, ни его духовный отец, никто. Пастыри могут быть очень разные. Один полностью «растворится» в своих прихожанах, и для него паства будет важнее, чем литургисание. Такое тоже возможно, хотя у меня такой образ вызывает, скорее, сожаление. А другой, наоборот, будет в большей степени служить и в меньшей степени заниматься пастырской деятельностью. Третий станет «социальным работником», больше уделяя внимание больницам, детям, неимущими. Четвертый, может быть, будет богословом.

То есть направлений пастырской деятельности чрезвычайно много, поэтому один пастырь воплотить в себе всего не может. Тут легко впасть в ошибку, и многие из нас прошли (и я в том числе) через это искушение: быть всем на приходе. Настоятель «должен быть всем»: должен литургисать, должен исповедовать, должен быть хозяйственником, старостой, учителем в воскресной школе и социальным лидером и так далее, и так далее. Типичный образ такого трудоголика, путь которого ― погибель. И, к сожалению, мы таких примеров преждевременных смертей знаем много. Тут, с одной стороны, гордыня, с другой ― неопытность, а с третьей стороны есть и превратное представление о должности священника.

Если посмотреть на священников дореволюционных, то они были гораздо скромнее. Как правило, сельский священник преподавал в школе, возможно, сам вел церковное хозяйство, но очень многое было доверено общине. Всякие попечительские советы, устройство школ, богаделен ― иногда священник принимал в этом участие, но чаще всего это брали на себя члены приходского совета.

— Как Вы считаете, насколько реально в условиях сегодняшней жизни на приходе духовное руководство?

— Духовное руководство ― не что-то сверхъестественное. Это может быть одна встреча человека со священником, а может ― вся жизнь, прожитая вместе.

Главное в духовном руководстве ― именно встреча двух личностей, каждая из которых в ходе этой встречи что-то получает и что-то отдает. А если священник во время встречи со своим духовным чадом не получает, но только отдает (или думает, что только отдает), то в конце концов для него это духовное руководство становится неприемлемым, и он от него бежит. И для пастыря, и для пасомого духовное руководство ― соприкосновение с иным опытом, с иным миром. Безусловно, предполагается, что духовник, духовный руководитель имеет больше опыта, чем духовное чадо. Но не всегда бывает так. Ко мне приходит на исповедь женщина, прожившая в Церкви 60 лет. Да она с детства там! И я выспрашиваю у нее: как жила, как это было, и я учусь. Это очень важно для духовника ― учиться у людей.

И еще, конечно, духовный отец ― это тот, кто сам живет духовной жизнью. Если он сам, так сказать, прозябает, если он сам не может решить своих проблем, то его духовничество будет либо малополезным, либо бесполезным, либо погибельным для кого-то. Такое тоже бывает.

— Какова мера ответственности духовника за его духовное чадо?

― Она настолько велика, что измерить ее нельзя ничем. Священник уже на суде только за то, что стал священником. Поэтому какая у него ответственность? Предельная.

— В молитве о духовном отце есть такие слова: «Господи, не осуди, не истяжи его ради греховной моей жизни». Значит ли это, что священник «берет на себя» грехи кающегося?

— Во-первых, сам чин покаяния не предполагает никакой передачи грехов от кающегося к священнику. Священник говорит во время молитвы: «Я только свидетель». То есть свидетель ― и все.

Во-вторых, грехи на Себя все взял Спаситель, и никто больше не может взять ничьих грехов на себя. Это онтологически невозможно. Грех ― это не вещь, не зараза, не вирус. Я часто слышу в простонародье: «Батюшка болеет, потому что он наши грехи берет на себя». Это не только неправда, это безграмотная чепуха.

— А как же понять «не осуди и не истяжи»?

— Это другое дело. Тут опять говорится об ответственности: священник отвечает за то, как живут его духовные чада. Недаром русская пословица гласит: «Каков поп, таков и приход». Но это ответственность не за поступок каждого человека (ведь у всех у нас есть свободная воля), а за пример и опыт, который духовные дети могут видеть в духовнике.

— Иногда приходится слышать: «Ведь это мне на исповеди сказали, во время Таинства». То есть человек воспринимает сказанное как нечто особенно важное, почти откровение. Каково Ваше мнение: на исповеди нет случайного? Или все зависит от веры человека?

— Конечно, бывает, когда интуитивно чувствуешь: что-то в этот момент открылось тебе в данном конкретном случае по поводу данного конкретного человека ― что сказать именно ему. И сам невольно удивляешься: откуда?

Но в какой форме это преподнести? Ведь можно сказать: «Подумайте, а не будет ли это… не пожалеете ли Вы… берете ли Вы на себя ответственность?». Сама модальность разговора важна. Не директивы, а разговор о «возможном». А выбирать, как поступить, ― всегда самому человеку.

Что же касается послушания… Например, одна женщина хочет поехать на некое сборище, где будут какие-то безумные, совершенно нецерковные деяния по поводу всенародного покаяния, как, например, в Тайнинском. И я говорю: «Нет, не ездите туда». Но и не ругаю за то, что она это послушание не выполнила.

Я вообще не беру на себя смелость выдавать какие-то повеления своим духовным ― если так можно сказать ― чадам. Я предоставляю решать во всех случаях им самим. Я могу лишь подсказать, каковы могут быть мотивы для их решения, подсказать, как их поступок будет выглядеть с той или другой стороны ― с канонической, с духовной, с нравственной. Могу попытаться вместе с ними увидеть последствия этого поступка, могу что-то посоветовать от своего опыта, если у меня есть таковой. Могу сказать: у святителя Игнатия ― так, у Феофана Затворника ― так. Одни отцы говорят то-то и то-то, другие говорят ― вот это. Вот, что я могу. А сказать: «Стой там ― иди сюда» — не могу. Не дерзаю.

Священникам рассказали о правилах посещения COVID-больных и совершении Таинств в красной зоне

214 священников из разных регионов России приняли участие в подробном семинаре-инструктаже на тему пастырского окормления COVID-больных, который состоялся 26 ноября. Его провел заместитель председателя Комиссии по больничному служению при Епархиальном совете Москвы протоиерей Иоанн Кудрявцев. Инструктаж прошел в онлайн-формате. Во время семинара отец Иоанн рассказал о санитарно-эпидемиологических правилах посещения COVID-больных, объяснил его участникам, как совершать Таинства в красной зоне больниц и на дому у человека с коронавирусной инфекцией. Он также ответил на практические вопросы слушателей. Мероприятие было проведено совместно с порталом для священнослужителей «Пастырь».

На семинаре, который прошел в формате zoom-конференции, протоиерей Иоанн Кудрявцев поделился накопленным опытом посещения больных с коронавирусной инфекцией. С начала пандемии он возглавил группу московских священников, которые выезжают к covid-больным, и лично посетил на дому и в лечебных учреждениях более 150 человек.

Человеку на самоизоляции приходится очень тяжело и ему необходима духовная поддержка, отметил отец Иоанн. «Самоизоляция, которая является вынужденной санитарной мерой в период пандемии, является противоестественной для человека, и ее очень трудно преодолеть. Ни компьютер, ни интернет не могут в этом помочь. Человек все равно находится в одиночестве, находится порой в унынии, особенно когда болеет. И только Церковные Таинства, только общение со священником, исповедь, покаяние, молитва могут помочь ему ощутить единство с Богом, единство с людьми, единство с Церковью», — сказал заместитель председателя Комиссии по больничному служению при Епархиальном совете Москвы протоиерей Иоанн Кудрявцев.

В этот сложный период священник должен быть со своей паствой, добавил отец Иоанн. При этом болезнь поражает не только тело человека, но и касается духовного состояния. «Многие люди, которые болеют covid, жалуются на уныние, у человека пропадает внутренняя энергия и внутренняя радость, — рассказал отец Иоанн. – Человек чувствует свою беззащитность, беспомощность, и ему особенно в этот момент нужно слово поддержки, утешения. Поэтому священник должен приходить к больному с радостью, словами поддержки».

Во время семинара отец Иоанн продемонстрировал, как священник должен правильно и в какой последовательности надевать средства индивидуальной защиты, среди которых специальный костюм, бахилы, две пары перчаток, маски, очки. Он показал, как безопасно эти средства снимать, при этом он подчеркнул, что методика использования защиты разработана очень давно и если священник соблюдает все санитарные правила безопасности, то вероятность заражения близка к нулю.

Отец Иоанн заострил внимание слушателей семинара на том, что все предметы и средства индивидуальной защиты, которые берет с собой священник при посещении людей, находящихся в режиме самоизоляции на дому или на лечении в стационарах больниц, должны быть утилизированы после совершения Таинств.

Также отец Иоанн подробно рассказал об особенностях участия людей в Таинствах в зависимости от состояния (от легкого перенесения болезни дома до критического состояния на аппарате ИВЛ в стационаре), проинформировал о составе одноразового требного набора, необходимого для посещения «красной зоны».

В завершение онлайн-семинара отец Иоанн ответил на практические вопросы слушателей, а представители епархий поделились своим опытом посещения больных коронавирусом.

Запись семинара опубликована на сайте «Пастырь»: https://priest.today/seminars/54

Вопрос посещения священниками пациентов с коронавирусом в больницах приобрел особую актуальность. 20 ноября эту тему обсуждали Святейший Патриарх Кирилл и президент В. В. Путин: Президент поблагодарил Патриарха и всех священников за их пастырский труд в период пандемии.

Напомним, в различных регионах священники посещают больных с коронавирусом. Они всегда посещают больных с коронавирусом в специальных костюмах и средствах защиты.

При участии эпидемиологов в начале апреля Синодальный отдел по благотворительности разработал правила совершения треб на дому и в лечебных учреждениях при посещении людей с коронавирусом. Эти правила были разосланы во все епархии. Синодальный отдел по благотворительности направляет в епархии комплекты индивидуальных средств защиты для посещения священниками больных с коронавирусом.

В конце марта при Синодальном отделе по благотворительности и Комиссии по больничному служению Московской епархии была создана спецгруппа священников и их помощников для посещения больных с коронавирусом, для них были приобретены специальные костюмы и средства защиты. Священники прошли инструктаж по технике безопасности. Для вызова священника в Москве был организован круглосуточный телефон (+7-903-660-30-40).

Только в московском регионе специальная группа подготовленных священников Больничной Комиссии Московской епархии с 15 апреля по 2 декабря совершила 853 выезда к людям с коронавирусом, подозрением на коронавирус и умирающим без симптомов коронавируса. С апреля священники специальной группы посетили 57 медицинских учреждения московского региона.

священник — это… Что такое священник?

  • священник — Иерей, поп, отец, пастырь, пресвитер, батюшка, служитель алтаря. Наш университетский батюшка. .. Ср. духовенство… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. священник …   Словарь синонимов

  • Священник —     Священник снится к болезни. А если вы увидели его во время службы, то ко всему еще прибавится беспокойство.     Женщине, которой приснилось, что она влюблена в священника, следует быть готовой к обману возлюбленного. Сон, в котором священник… …   Большой универсальный сонник

  • Священник —     Священник во сне – предвестье болезни. Если во сне Вы видите его занятым службой – значит, Вас ожидает болезнь и беспокойство.     Если женщине снится, что она влюблена в священника – значит, ей следует опасаться обмана своего бесчестного… …   Сонник Миллера

  • Священник —  Священник  ♦ Prêtre    Особого рода чиновник, находящийся не на службе государства, а на службе Церкви; не на службе нации, а на службе Бога. Можно сказать, что священник – министр культа, а не гражданского общества. Нелепостью было бы судить… …   Философский словарь Спонвиля

  • СВЯЩЕННИК — СВЯЩЕННИК, священнослужитель, совершающий все таинства, кроме рукоположения; официальное обращение Ваше преподобие, бытовое (разговорное) отец, батюшка. Старший священник называется протоиереем. Смотри также Иерей, Пресвитер …   Современная энциклопедия

  • СВЯЩЕННИК — (иерей поп), православный священнослужитель, допущенный к самостоятельному ведению богослужения; официальное обращение Ваше преподобие , бытовое (разговорное) отец , батюшка . Торжественное название пресвитер. Старший священник называется… …   Большой Энциклопедический словарь

  • священник —     СВЯЩЕННИК, иерей, отец, книжн. пастырь, книжн. пресвитер, разг. батюшка, разг. поп     СВЯЩЕННИЧЕСКИЙ, иерейский, книжн. пастырский, книжн. пресвитерский, разг. поповский …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • СВЯЩЕННИК — СВЯЩЕННИК, священника, муж. (церк.). У православных христиан служитель религиозного культа, имеющий т.н. вторую степень священства, между дьяконом и епископом, то же, что иерей. «Священники с хоругвями обходили свои приходы.» Герцен. Толковый… …   Толковый словарь Ушакова

  • СВЯЩЕННИК — СВЯЩЕННИК, а, муж. Служитель церкви, исполняющий церковные службы и требы (в православии: иерей; в других христианских религиях: ксёндз, кюре, пастор, патер). | прил. священнический, ая, ое. С. сан. Священническое облачение. Толковый словарь… …   Толковый словарь Ожегова

  • Священник — (иерей, поп) – православный священнослужитель, допущенный к самостоятельному богослужению; официальное обращение – «Ваше преподобие», бытовое разговорное – «отец», «батюшка». Большой толковый словарь по культурологии.. Кононенко Б.И.. 2003 …   Энциклопедия культурологии

  • Священник — …   Википедия

  • (PDF) A contemporary priest: profession or divine service

    271

    с помощью компетенций (знаний, умений, навыков, способно-

    стей и личных качеств). 12 октября 2015 г. произошло то, чего цер-

    ковь настойчиво добивалась в последние годы: специальность “те-

    ология” была утверждена Президиумом Высшей аттестационной

    комиссии (ВАК) при Министерстве образования и науки Россий-

    ской Федерации26. Насущную необходимость в этом церковные

    иерархи выводят из следующих установок:

    – сфера светского образования и науки является, в первую оче-

    редь, средой для формирования личности, профессионализма и

    гражданской ответственности;

    – в обширном пространстве знаний университеты должны вос-

    питывать творческих, активных и целеустремленных людей в на-

    правлении раскрытия их потенциала на благо России27.

    Динамика событий позволяет предположить, что целью реформы

    духовного образования РПЦ является не только общедоступность

    высшего образования для церковных пастырей. Это одна из состав-

    ляющих стратегии по сближению светского и духовного образова-

    ния. Формирование профессиональных компетенций в процессе

    подготовки будущих пастырей является необходимым условием

    для интеллектуального и ресурсного обеспечения данной страте-

    гии. Но это не значит, что компетентностный подход – новое яв-

    ление в жизни РПЦ. Во второй половине XX в., когда началось

    оживление церковной жизни за счет возвращения к православию

    части советской интеллигенции28, компетенции рассматривались

    применительно к самообразованию священника ввиду недостатка

    духовных школ. Желательным для священника считалось иметь

    широкий кругозор, ориентироваться в области общечеловеческих

    знаний и светских наук. В церковной среде высказывались мне-

    ния о пользе для пастырского служения знаний общей истории,

    классической литературы, светских искусств, формальной логики,

    древнегреческой и западной философии, психологии, музыки,

    иностранных языков. В своей книге “Пастырская эстетика” в 1968 г.

    профессор Московской Духовной академии протоиерей Алексей

    Остапов выделял набор необходимых компетенций применитель-

    но к системе пастырского самообразования:

    26 Теология стала в России научной специальностью // Lenta. ru. URL: http://

    lenta.ru/news/2015/10/12/theology/ (дата обращения: 13.10.2015).

    27Иларион, Митрополит. Университет должен создавать необходимые условия

    для духовно-нравственного формирования личности // Отдел Внешних церков-

    ных связей Русской Православной церкви. URL: https://mospat.ru/ru/2015/09/24/

    news122947/ (дата обращения: 28.10.2015).

    28 Синелина Ю.Ю. Церковь и интеллигенция. Мифы и реальность // Монито-

    ринг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2012. № 4

    (110). С. 63.

    Эксперт: целибат — давняя католическая традиция, но не доктрина

    Отвечает эксперт в области канонического права, католический священник Дмитрий Пухальский:

    Хотя католическим священникам запрещено вступать в брак, женатые священники в Католической церкви тоже есть.

    В чём тут дело? Говоря о целибате, нужно помнить, что это добровольный отказ от вступления в брак. Поэтому корректнее говорить не о том, что католическим священникам запрещено жениться, а о том, что Католическая церковь рукополагает во священники мужчин, избравших жизнь в безбрачии (есть несколько исключений, о которых более подробно будет рассказано ниже).

    Следует напомнить, что, во-первых, и в Католической, и в Православной церквах нельзя жениться, уже будучи священником, и, во-вторых, безбрачие обязательно для тех, кто избрал монашеское служение.

    Рассмотрим, однако, ситуации, когда католический священник может быть женатым. Первая из них: он не является священником латинского обряда. Как вы, возможно, знаете, помимо латинского обряда (с которым у большинства ассоциируется католичество), есть Церкви восточных обрядов, пребывающие в полном общении со Святым Престолом (на сегодняшний день их 23). Там есть женатые священники, поскольку безбрачие для них не является обязательным (но, опять же, никогда нельзя жениться уже после принятия священного сана!). Кстати, священники этих церквей могут служить и в латинском обряде.
    Следующая ситуация, когда возможно появление женатых священнослужителей — уже в Католической церкви латинского обряда – это воссоединение с ней англиканских священников. Согласно апостольской конституции  Anglicanorum coetibus от 15 января 2011 года, рукоположение бывших англиканских женатых священников в священники латинского обряда разрешается при соблюдении некоторых условий.

    Важно напомнить, что целибат — это только традиция, она не имеет под собой доктринальных обоснований. В первые века христианства общины не требовали от священников целибата, но часть духовенства уже тогда добровольно избирала путь безбрачия. Целибат стал обязательным для священников во время правления Папы Григория VII только в XI веке.

    Что будет со священником, если он во время своего служения женится? Согласно канону 1394 Кодекса Канонического права, священник при попытке заключения брака подвергается церковному наказанию («суспенсии»), следствием которого является запрет в служении. Наказание является «автоматическим», то есть прямым и немедленным следствием попытки священника заключить брак. Если же оставивший священническое служение человек хочет обвенчаться со своей супругой в Католической церкви и участвовать в таинствах, то для этого нужно освобождение (диспенсация) от целибата, предоставление которой остается исключительной прерогативой папы Римского.

    Священник как пастор, слуга и пастырь

    Священник как пастор, слуга и пастырь

    Отец Джеймс Маккарти
    Священник Сиднейской архиепископии

    Недавно рукоположенный священник размышляет о своем призвании

    Время Рождества Христова — время Воскресения. . Кроме того, во многих местах католического мира пасха — это время, когда часто отмечаются хиротонии.Фактически, в четвертое воскресенье Пасхи, 3 мая, Святой Отец рукоположил 19 мужчин в священники Римской епархии. Тремя днями ранее, в четверг, 30 апреля, в Сиднее, Австралия, архиепископ Сиднея кардинал Джордж Пелл рукоположил четырех человек в священство Иисуса Христа, крупнейшее рукоположение для Сиднея с 1988 года.

    Это было особенно важно для меня, когда я вернулся домой в Сидней из Рима, где я сейчас учусь, чтобы стать одним из четырех. Рукоположение было великолепным празднованием присутствия Католической церкви в Австралии: более 3000 человек собрались в Сиднейском соборе Святой Марии.

    Как 27-летний недавно рукоположенный священник, меня очень утешает тот факт, что во всем мире число рукоположенных каждый год продолжает расти, как и число мужчин, поступающих в семинарии. Священство — это уникальное призвание, не похожее ни на одну карьеру или профессию.

    Когда я ответил на призыв вступить в ряды священства, я изучал историю и политику в Сиднейском университете. Именно в контексте светского государственного университета я услышал призыв служить Богу, Церкви и нашему миру в качестве священника.

    С момента рукоположения я был восхищен любовью, радостью и поддержкой, которые верные мне оказывали, и мне ясно, что католики ценят призвание, свидетельство и служение священников. Однако меня очень приятно удивила поддержка, которую оказали многие в нашем обществе, особенно люди, не являющиеся католиками. Часто в Австралии, как и в других местах, вера неправильно описывается как личное или личное дело. Присутствие на рукоположении в Сиднее более 30 политиков из всех форм правительства Австралии, включая губернатора штата, а также более 40 судей и многих людей, вовлеченных в общественную жизнь, было признаком того, что служение Церкви и священство — это общественная забота, и общественная поддержка и признание уместны.Более того, большое количество представителей различных церковных общин и других конфессий было еще одним признаком стремления к единству в нашем мире. Священство не от этого мира, но священство находится в этом мире, и оно влияет на наш мир различными способами.

    Папа Бенедикт XVI в своей проповеди для пресвитерианских рукоположений в Риме ранее в этом месяце заметил, что священник находится в этом мире, но «мы рискуем также быть« от мира сего ».

    Меня тянуло к священство не только из-за роли священника в Церкви, но и из-за того важного вклада, который священники вносят в наш мир, служа нашему обществу и помогая сделать наши общины по благодати Божьей более совершенным отражением Небесного Царство.

    Католические священники, кажется, проводят большую часть своих дней, служа католикам, но роль и миссия священника включает служение всему человечеству. Переводя нашу веру и веру на язык, доступный для всех в нашем обществе, священник ведет диалог и выражает истину Бога, которая питает человеческое сознание полнотой жизни, которая может быть достигнута только через Христа. Проповедуя полноту жизни во Христе, священник призван к мирному, объединяющему и радостному присутствию среди христиан и всех людей доброй воли. И, живя миссией Христа, священник участвует и служит в тройной работе Христа как Священник, Пророк и Царь.

    Церковь собирается начать Год священников, год празднования и молитвы за священников. Благодаря щедрости Святого Отца доступны особые милости, особенно в первый четверг каждого месяца, когда верующих поощряют посещать Святую Мессу и возносить молитвы «Иисусу Христу, верховному и вечному Священнику, за священников Церкви». Церковь «и живая, и мертвая.Если верные не могут присутствовать на мессе, их поощряют «выполнять любую хорошую работу по освящению и формированию» священников в Сердце Священного Сердца. Папа Бенедикт XVI напомнил нам, что «Бог есть любовь» и что священник действительно призван участвовать и делиться Божьей любовью и жизнью.

    Священник уникальным и сакраментальным образом участвует в миссии Христа, in persona Christi, , и это включает в себя миссию Троичного Бога. Священник через отношения с Богом как Отцом становится духовным отцом всего в нашем мире. Через отношения со Христом священник становится пастырем, слугой и пастырем, который собирает, учит и ведет стадо к Царству Божьему, знамением которого является священник. Посредством Таинств, Дела Божьего священник входит в жертву Божью и изливает милость Божью в наш мир. А через отношения со Святым Духом священник помогает освятить верных и привести их в отношения с Богом, чтобы «имели жизнь и имели ее в полной мере» (Иоанна 10:10).

    В детстве я часто думал о возможности того, что Бог призывает меня стать священником. Когда я готовился принять Таинство конфирмации в возрасте 10 лет, меня познакомили с историей святого Максимилиана Кольбе, и я был глубоко вдохновлен его жизнью. Я читал многие из его работ о его святой жизни и творчестве в проповедовании Евангелия с использованием различных средств массовой информации, часто возникающих из-за необходимости противостоять нацистам и проповедовать в Японии. Его героическая смерть в нацистском концентрационном лагере в Освенциме действительно вдохновила меня рассматривать священство как законный вариант служения Богу, Церкви и нашему миру.

    Свидетельство и пример Папы Иоанна Павла II также вдохновили меня серьезно задуматься о священстве. Когда я поступил в семинарию, я знал только об одном Папе, и жизнь и свидетельство Папы Иоанна Павла II показали мне, что священство не было скучным или неуместным, но что служение и вклад священников сегодня необходимы больше, чем когда-либо. Он показал мне, что приверженность вере и проповедованию Евангелия означает стремление к единству, миру и полноте жизни не только для католиков, но и для всех в нашем обществе.Мне выпала честь находиться на площади Святого Петра, когда умер Папа Иоанн Павел II, и для меня большая честь иметь возможность петь в одном из хоров на его похоронах. Я многим обязан надежде, которую Папа Иоанн Павел II давал и продолжает давать мне и нашему миру.

    Я часто слышал, как было сказано, что служение Святого Отца того времени влияет на подход и видение рукоположенных в тот Понтификат. Я поистине благословлен рукоположением в Понтификат и эпоху Папы Бенедикта. Он один из великих гигантов богословия, и с каждым днем ​​я узнаю все больше и больше от Нашего Святого Отца. Будучи студентом, изучающим теологию, сначала в Папском григорианском университете, а теперь в Папском университете святого Фомы Аквинского ( Angelicum), мне было предоставлено много возможностей изучать и размышлять над трудами кардинала Джозефа Ратцингера, а теперь и Папы Римского. Бенедикт XVI. Его любовь к традициям и его скромный подход, который подчеркивает, среди прочего, важность богословской преемственности, вдохновили меня на изучение ранних отцов церкви и церковных соборов.Во имя «современности» многие сегодня поощряют широко распространенный релятивизм и истинный либерализм, который искажает наше понимание Бога и человеческой личности. Наш Святой Отец вдохновил меня искать Истину по всем великим вопросам жизни не только для меня, но и для блага всего нашего мира.

    С 2004 года я учился в семинарии Папского Североамериканского колледжа, который является американской семинарией в Риме. В 2004 году колледж впервые принял австралийских семинаристов, и в настоящее время в колледже обучается девять человек.Несмотря на некоторые спортивные и разговорные различия, между американской и австралийской культурой есть много общего, и эти страны являются ближайшими союзниками. Дружба, которую я завел в Риме, помогли мне еще больше осознать, что Церковь действительно универсальна, и теперь я могу сказать, что испытал универсальность Церкви на собственном опыте. Образование, которое я получил в колледже, еще раз подчеркнуло радостную роль католического священника в нашей церкви и обществе. Я верю, что у меня есть ресурсы, необходимые для того, чтобы познакомиться с Народом Божьим в определенном месте, проповедовать Евангелие и разносить Таинства верным таким образом, чтобы все человечество было еще более вовлечено в жизнь Христа.

    Начав свою жизнь в качестве священника, я очень рад, что большую часть моего первого года в качестве священника я буду проводить в Год священника. Знание о том, что верные будут регулярно молиться за меня и за всех священников, что мы будем святыми, любящими и поистине хорошими пастырями и отцами по Сердцу Христа, является подтверждающим знаком того, что священство является важным, необходимым и достойным призванием и служение в нашем мире сегодня.

    Взято из:
    L’Osservatore Romano
    Еженедельное издание на английском языке
    20 мая 2009 г., стр. 23

    L’Osservatore Romano — газета Святого Престола.
    Еженедельное издание на английском языке издается для США:

    The Cathedral Foundation
    L’Osservatore Romano English Edition
    320 Cathedral St.
    Baltimore, MD 21201
    Подписка: (410) 547-5315
    Факс: (410) 332-1069
    [email protected]

    священников должны быть «пастырями, живущими с запахом овец».Справа — госпожа. Гвидо Марини, папский церемониймейстер (фото CNS / Пол Харинг)

    ДЛЯ САМЫХ АКТУАЛЬНЫХ НОВОСТЕЙ О ПОПА ФРАНЦИСЕ И КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ щелкните здесь.

    Кэрол Глатц
    Католическая служба новостей

    ВАТИКАН (CNS) — Папа Франциск призвал мировых священников нести исцеляющую силу Божьей благодати каждому нуждающемуся, оставаться рядом с маргиналами и быть «пастырями, живущими с запахом овец».

    Те священники, которые «не выходят из себя», будучи посредниками между Богом и людьми, могут «постепенно стать посредниками, руководителями», — сказал он 28 марта во время мессы в Св.Базилика Петра.

    Когда священник «не ставит на карту свою шкуру и собственное сердце, он никогда не слышит теплых, сердечных слов благодарности» от тех, кому он помог, — сказал Папа в своей проповеди.

    «Именно по этой причине некоторые священники становятся недовольными, падают духом и становятся в некотором смысле коллекционерами древностей или новинок, вместо того, чтобы быть пастырями, живущими с« запахом овец », — сказал он.

    «Вот о чем я вас прошу, — сказал он с акцентом, оторвавшись от подготовленного текста, — будьте пастырями с запахом овец», чтобы люди могли почувствовать, что священник заботится не только о своей общине, но и также ловец мужчин.

    Председательствующий на первой из двух литургий Великого четверга, Папа Франциск благословил масла, которые будут использоваться в таинствах крещения, конфирмации, рукоположения и помазания больных.

    Дьяконы несли сакраментальные масла в шести больших серебряных урнах к главному алтарю, чтобы папа благословил их во время своей первой миротворческой мессы в качестве епископа Рима.

    Папа Франциск, окруженный более чем 1600 священниками, епископами и кардиналами, возглавил их в обновлении своих священнических обещаний.В своей проповеди он сосредоточил внимание на том, что значит быть «помазанниками» через рукоположение, подчеркнув Великий четверг как день, когда Иисус разделил свое священство с апостолами.

    Бог помазал своих слуг, чтобы они были рядом с другими, служа «бедным, узникам, больным, тем, кто скорбит и одиноким», — сказал Папа, стоя у кафедры.

    Драгоценное сакраментальное масло «предназначено не только для того, чтобы нас благоухать, не говоря уже о том, чтобы хранить его в кувшине, потому что тогда оно станет протухшим, а сердце горьким», — сказал Папа.

    Он сказал, что хороший священник помазывает свой народ «елеем радости», проповедуя Евангелие «с помазанием», то есть успокаивающими, утешительными словами Бога.

    Если люди покидают мессу, «выглядя так, как будто они услышали хорошие новости», значит, священник явно хорошо выполнил свою работу, сказал Папа.

    «Когда у нас есть эти отношения с Богом и с Его народом, и Его благодать проходит через нас, тогда мы священники, посредники между Богом и людьми», — сказал он.

    Папа призвал священников не утомляться просьбами и потребностями людей, какими бы «неудобными… чисто материальными или совершенно банальными» ни казались такие призывы.Священникам необходимо глубже взглянуть на то, что движет встречей: на скрытые надежды человека и его стремление к божественному утешению, к тому, чтобы быть «помазанным ароматным маслом, поскольку они знают, что оно есть у нас».

    «Тогда нам нужно« выйти », чтобы испытать собственное помазание, его силу и его искупительную силу: на« окраину », где есть страдания, кровопролитие, слепота, жаждущая зренья, и пленники, находящиеся в плену у них. много злых хозяев », — сказал Папа.

    Служители не встречаются с Богом посредством «самоанализа или постоянного самоанализа», — сказал он.Несмотря на то, что «курсы самопомощи могут быть полезны в жизни», — сказал он, — жизнь по ним приведет людей только к тому, чтобы стать «пелагианцами», то есть к ложной вере в то, что добрая воля и настойчивые усилия без божественной помощи могут преодолеть грех.

    Сила благодати «оживает и процветает в той мере, в какой мы с верой выходим и отдаем себя и Евангелие другим, давая то небольшое количество мази, которое у нас есть, тем, у кого нет ничего, вообще ничего», — сказал он.

    Папа призвал противостоять натиску «кризиса духовной идентичности (который) угрожает всем нам и усугубляет более широкий культурный кризис», а также не отказываться от закидывания сетей во имя Господа.

    «Это не плохо, что реальность вынуждает нас« броситься в бездну »», где «единственное, что имеет значение, — это« помазание », а не« действие », — сказал он, принося Божье исцеление и утешение. другие — приоритет.

    Папа закончил свою проповедь, попросив верных «быть со своими священниками с любовью и молитвами, чтобы они всегда были пастырями согласно сердцу Бога».

    Папа священникам: Будьте «пастырями с« запахом овец »»

    Папа Франциск в понедельник встречается с группой французских священников, изучающих высшее церковное образование в Риме, и рассказывает им об их будущей пастырской деятельности и свидетельстве их общины .

    Робин Гомес

    Папа Франциск в понедельник вспомнил любимый образ пастора, призывающего священников быть «пастырями с« запахом овец »», основанными на положении своего стада. Он сделал замечание сообществу французских студентов-священников, которые проживают в общине в общежитии французской церкви Святого Людовика в Риме.

    «Запах овцы»

    «Учеба, которую вы проводите в различных римских университетах, подготовит вас к вашим будущим задачам в качестве пастырей и позволит вам лучше оценить реальность, в которой вы призваны провозглашать Евангелие радости», — сказал он 19 священникам «национальной церкви». французов »в итальянской столице.Он сказал, что они не должны выходить на поле, чтобы применять теории, не принимая во внимание среду, в которой они будут работать, или людей, которым они доверяют. «Я желаю, чтобы вы были пастырями с« запахом овец »», — сказал Папа, еще раз повторив аналогию, которую он использовал в своей проповеди на Мессе 28 марта 2013 года, через две недели после своего избрания.

    Он сказал, что пасторы должны быть «людьми, способными жить, смеяться и плакать вместе с вашими людьми, словом, общаться с ними».Он выразил обеспокоенность тем, что иногда размышления и мысли о священстве являются лабораторным образцом: этот священник, этот священник и так далее. Он сказал, что священство, изолированное от народа Божьего, не является ни католическим, ни христианским священством.

    «Избавьтесь от своих заранее созданных идей, своих мечтаний о величии, своего самоутверждения, чтобы поставить Бога и людей в центр своих повседневных забот», — сказал Папа, подчеркнув, что пастор — это тот, кто ставит Бога в центр своих повседневных забот. святые верные люди в центре.Папа сказал, что тем священникам, которые хотят быть интеллектуалами, а не пастырями, лучше быть мирянами. Священник должен быть пастором среди народа Божьего, потому что Бог избрал его для этого.

    Общественная жизнь

    Папа Франциск также давал советы французским священникам относительно их общинной жизни, говоря, что индивидуализм, самоутверждение и безразличие — вот некоторые из проблем совместной жизни. Он предостерег их от «соблазна создавать небольшие закрытые группы, изолировать себя, критиковать и плохо говорить о других, считать себя выше и умнее».

    Папа сказал, что сплетни — это привычка закрытых групп, «холостяцких» священников, которые болтают и клевещут на других, подрывая всех. «Нам нужно избавиться от этой привычки и посмотреть и подумать о Божьей милости». Папа пожелал, чтобы они всегда приветствовали друг друга в качестве подарка. «В братстве, живущем в истине, в искренних отношениях и в молитвенной жизни, мы можем сформировать сообщество, в котором мы сможем дышать воздухом радости и нежности».

    Святой Отец поощрял совместную жизнь, полную радости и молитвы.Он сказал: «Священник — это человек, который в свете Евангелия распространяет вокруг себя вкус Бога и передает надежду беспокойным сердцам». Тем, кто посещает свою общину, они могут передать евангельские ценности «разнообразного и поддерживающего братства» и заставить их почувствовать верность Божьей любви и Его близость.

    Св. Иосифа

    В связи с этим Папа предложил им образец святого Иосифа, предложив им «заново открыть лицо этого человека веры, этого нежного отца, образца верности и веры в отказ от плана Бога».Он сказал, что святой Иосиф учит нас, что вера в Бога включает веру в то, что Он может действовать даже через наши страхи, наши немощи и наши слабости.

    Наши слабости — это «богословское место встречи с Господом», — сказал Папа, добавив, что «хрупкий священник», который знает свои слабости и говорит о них с Господом, подойдет. Вместо этого жрецы «сверхчеловеков» плохо кончают. «С Иосифом, — сказал Папа, — мы призваны вернуться к опыту простых актов принятия, нежности и

    Радость и чувство юмора

    Папа также призвал молодых французских священников построить Церковь, полностью служащую миру, более братскому и солидарному.Им не следует бояться осмелиться, рискнуть и идти вперед, будучи уверенными, что со Христом они могут быть апостолами радости и быть благодарными за служение своим братьям и сестрам и Церкви.

    Эта радость должна сопровождаться чувством юмора, отметил Папа, добавив, что священник, у которого нет чувства юмора, не нравится, что-то не так. «Подражайте тем великим священникам, которые смеются над другими, над собой и даже над своей собственной тенью», — сказал он, добавив, что «чувство юмора — одна из характеристик святости», как он указал в своем Апостольском наставлении, Gaudete et Exultate .

    Вспомнив об их священническом посвящении, он напомнил им, что они были помазаны елеем радости и должны помазать других елеем радости. Он сказал, что только оставаясь укорененными во Христе, они могут испытать радость, которая побуждает завоевывать сердца. «Священническая радость — это источник ваших действий как миссионеров своего времени», — сказал он.

    Благодарность

    Еще одна добродетель, которую Святой Отец поощрял развивать молодых священников, — это благодарность Богу за то, что они есть друг с другом.«С вашими ограничениями, вашими слабостями, вашими невзгодами, — напомнил им Папа Франциск, — на вас всегда смотрит любящий взгляд и вселяет в вас уверенность».

    Благодарность «всегда« мощное оружие », — сказал он, — которое« позволяет нам поддерживать пламя надежды в моменты уныния, одиночества и испытаний ».

    Национальный католический комитет по разведке

    Об этом мероприятии

    «Среди тех различных должностей, которые исполнялись в Церкви с древнейших времен, главное место, согласно свидетельству традиции, занимают те, кто, посредством своего назначения на сана и ответственности епископа, и в Следовательно, благодаря непрерывной преемственности, восходящей к началу, они считаются передатчиками апостольской линии. Катехизис Католической церкви 1555

    Ответы на требования можно найти здесь.
    Патч для активности епископа, пастыря стада
    Требования
    • Какие четыре шага нужно выполнить, чтобы назначить епископа?
    • В чем разница между архиепископом, епископом и епископом-помощником?
    • Существуют ли какие-либо требования к возрасту или рукоположению священника, чтобы стать епископом?
    • Кто определяет границы епархии?
    • Какие дополнительные сакраментальные способности есть у епископа, которых нет у священника?
    Деятельность
    • Напишите письмо своему (Архиерейскому) епископу и расскажите ему что-нибудь о Скаутинге.Спросите его, был ли он когда-нибудь разведчиком; спросите его, что он делает как «пастырь стада».
    • Как называется ваша (арочная) епархия и город, в котором расположен ваш собор?
    • Как называется ваш собор; каково значение его имени?
    • Как зовут вашего (архиепископа) епископа? Узнайте о нем пять вещей и поделитесь ими со своим родителем / опекуном или другим скаутом.
    • С разрешения родителей — посетите веб-сайт вашей епархии.Есть информация о католическом скаутинге?
    Завершение деятельности

    После выполнения требований участники закажут патч ( Online ).

    Доступные действия (нажмите на ссылку ниже)

    «Вы будете пастырями, как он»: Папа Франциск рукоположил девять новых священников в базилике Святого Петра

    Кардинал Анджело де Донатис, викарий Рима, сослужил мессу у алтаря исповеди с папой, как и настоятели семинарий, где обучались кандидаты.

    (Vatican Media)

    После проповеди ординанды один за другим подошли к папе. Они преклонили колени перед ним, заложив свои руки между его руками, когда он спросил их: «Обещаете ли вы мне и моим преемникам сыновнее уважение и послушание?»

    После того, как они ответили утвердительно, он сказал: «Пусть Бог, который начал свою работу в вас, доводит ее до конца».

    Затем, всей группой, кандидаты пали ниц перед жертвенником, когда хор пел литанию святых.

    Девять мужчин снова подошли к Папе по отдельности, и он возложил руки им на головы, посвящая их в священники.

    Новым священникам были вручены ласточки и ризы. Надев их, они один за другим предстали перед Папой. Он помазал их руки маслом мироздания, читая молитву.

    Кардинал Де Донатис подарил каждому из священников патен — неглубокую металлическую тарелку — и чашу вместе с хозяином для празднования мессы.

    Затем Папа совершил Евхаристическую литургию.

    (Vatican Media)

    После мессы папа приветствовал священников, поцеловав их ладони. Затем он поприветствовал членов общины, среди которых были родственники новых священников.

    (Vatican Media)

    Трое из девяти новых священников Римской епархии в возрасте от 26 до 43 лет родились за пределами Италии. Неитальянцы родом из Румынии, Колумбии и Бразилии.

    • Пт. Джордж Мариус Бодган, родом из Румынии, обучался священству в Папской малой римской семинарии и Папской римской большой семинарии. Впервые он был вдохновлен на то, чтобы заняться этим призванием, когда в возрасте девяти лет прочитал житие святого Иоанна Боско.

    • Пт. Сальваторе Марко Монтоне, 32-летний мужчина из Калабрии на юго-западе Италии, родился в Страстную пятницу 1989 года. В день его крещения в приходе закончились белые одежды для детей, поэтому священник накрыл его своей палантиной. «У меня, конечно, нет воспоминаний, но мои родители всегда рассказывают мне об этом», — сказал он в пресс-релизе Римской епархии.

    • Пт. Мануэль Секчи, 26-летний младший из девяти новых священников, родился в Риме.Его призвание было взращено в его местном приходе Санти-Симоне-э-Джуда-Таддео-а-Торре-Анджела, где, по его словам, «чувство общности и прекрасные впечатления питали мое призвание». Он обучался в Папской римской высшей семинарии.

    • Пт. 27-летний Диего Армандо Баррера Парра родился в Колумбии. После окончания средней школы он пошел волонтером в изолятор для несовершеннолетних и в фонд помощи наркоманам. «Здесь зародилось мое желание всегда помогать и служить другим», — сказал новый священник, который учился в Папской римской большой семинарии.

    • Пт. Джорджио Де Юри, 29-летний парень из Бриндизи, портового города на Адриатическом море, впервые почувствовал призыв к священству в возрасте 15 лет. Изучая медицину в Риме, он решил продолжить свое призвание, обучаясь в больнице. Папская римская высшая семинария.

    • Пт. Сальваторе Орацио Луккези, 43-летний сицилиец, понял свое призвание позже, когда учился в Папской римской семинарии.

    • Пт. 40-летний Риккардо Чендамо, прошедший обучение в семинарии Redemptoris Mater, ранее был кинорежиссером.В 2013 году его пригласили показать его со-режиссерский короткометражный фильм «Regreso a casa» на кинофестивале Искья. Он преподавал режиссуру в Академии Тольяни, культурной ассоциации в Риме. Перед своим рукоположением он сказал: «Если я сейчас оглядываюсь назад, я понимаю, что призыв к священническому призванию существовал всегда, что любовь должна была созреть».

    • Пт. 28-летний Самуэль Пьермарини был многообещающим молодым футболистом, который отказался от возможности играть за молодежную команду клуба серии А A.S. Рома.Узнав о призвании к священству, он поступил в семинарию Redemptoris Mater.

    • Пт. Матеуш Энрике Атаиде да Круз, 29 лет, родился в Афогадуш-да-Ингазейра, на северо-востоке Бразилии. Он напомнил, что в 15 лет начал работать на пожилого мужчину. «Я помог ему с компьютером», — сказал он. «В трудовом контракте было четко написано, что каждый день мне также придется молиться с ним и читать четки. То, что я сначала воспринимал как навязывание, стало для меня необходимостью ». Он переехал в Рим семь лет назад, чтобы обучаться в Семинарии Богоматери Божественной Любви.

    Иисус Добрый Пастырь — образец для всех священников — Madison Catholic Herald

    Fr. Дэвид Каррано

    Далее следует проповедь на о. Первая месса Благодарения Джозефа Бейкера 25 июня 2016 года в церкви Святого Искупителя в Мэдисоне от о. Дэвид Каррано, пастор прихода Святого Сердца в Ридсбурге.

    Вотивная месса Святого Сердца Иисуса

    Показания: Второзаконие 10: 12-22 и Иоанна 10: 11-18

    «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели ее с избытком.”

    Преподобные отцы, родители отца Джо Марк и Кей, о. Семья Джо, друзья и верные из епархии Мэдисона, для меня большая радость быть здесь. Поистине живительно присутствовать, когда отец Джо Бейкер совершает свою первую мессу в День Благодарения Богу.

    Хотя упорство на протяжении многих лет обучения в семинарии — большое достижение, мы здесь не для того, чтобы праздновать достижения отца Джо. Моисей сказал людям сегодня: «Бог вам хвала. . . Тот, кто сделал для вас те великие и удивительные вещи, которые видели ваши собственные глаза.”

    Бог избрал тебя

    Отец Джо, хотя Церковь сочла вас достойным взять на себя то, что литургия называет обязанностью священства, задолго до этого заявления Бог избрал вас. Моисей говорил о ГОСПОДЕ, Который «полюбил сердце свое» Израиль. Бог выбрал их первыми, еще до того, как они узнали, кто Он такой. Он выбрал их из любви. Он выбрал их, привязав к ним свое сердце.

    Сегодня мы отмечаем Вотивную Мессу Святого Сердца Иисуса. Отец Джо, это было сердце, которое Он сосредоточил на тебе.Именно в этом Святейшем Сердце любовь Бога проявила для вас выбор следовать за Ним — принадлежать Ему — быть Его таким образом — как священнику Нового и Вечного Завета.

    Иисус сказал Апостолам: «Не вы избрали меня, а Я избрал вас и назначил вас идти и приносить плод — плод, который останется». Этот выбор Бога произошел задолго до того, как кто-либо произнес слова утверждения — это произошло в глубине вашего сердца, которое через молитву вы пытались настроиться на Священное Сердце Спасителя.

    Это выбор Бога, за который мы благодарны — и за великие и удивительные дела, которые Он совершил. Иногда мы видим некоторые из последствий того, что Бог настроил свое сердце любить кого-то, но в основном это можно увидеть только глазами вашего собственного сердца, потому что эти дела совершаются в тайном, безмолвном месте, где мы общаемся с Ним.

    Прежде всего, мы приносим благодарность Богу и только во вторую очередь за то, что вы, Отец Джо, добровольно приняли призыв Бога и что Бог проявляет Свою доброту через вас многими способами, видимыми для нас, присутствующих здесь.

    Ты пастырь доброго пастыря

    «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели ее с избытком». Это слова Доброго Пастыря, которые непосредственно предшествуют отрывку из Евангелия, который мы услышали сегодня. Иисус, Добрый Пастырь, полагающий Свою жизнь за овец, делает это для того, чтобы овцы имели жизнь с избытком.

    Отец Джо. При рукоположении вы тоже положили свою жизнь. Причина должна быть только одна. Вы не священник, чтобы вам служили.Вы не пастырь, чтобы получить что-то для себя или лишить жизни овец ради какой-то выгоды — в самом деле, тогда вы были бы не более чем наемным человеком, наемником.

    Нет, вы священник Иисуса Христа. Вы пастырь доброго пастыря. Таким образом, вы приходите не для того, чтобы вас обслуживали, а для того, чтобы служить. Не для того, чтобы сделать жизнь более скучной и обременительной, но для того, чтобы дать жизнь — передать новую жизнь благодати — и дать ее в изобилии.

    Назначение пастыря — вести овец к животворным водам.Цель священника — привести людей к Иисусу, источнику жизни.

    Веди овец через пустыню ко Христу

    Чтобы сделать это, вы должны добровольно положить свою жизнь. Опять и опять. Когда Папа Бенедикт XVI получил паллий и кольцо рыбака, чтобы начать свое служение в качестве преемника Святого Петра, он рассказал о том, как пастырь часто ведет овец через пустыню.

    Он сказал, что в нашем мире есть много видов пустынь. «Пустыня бедности, пустыня голода и жажды, пустыня заброшенности, одиночества, разрушенной любви.Это пустыня тьмы Божьей, пустота душ, уже не осознающих своего достоинства или цели человеческой жизни. Внешние пустыни в мире растут, потому что внутренние пустыни стали такими обширными ».

    [Папа Бенедикт продолжил. . .] «Церковь в целом и все ее пастыри, подобно Христу, должны стремиться вывести людей из пустыни к месту жизни, к дружбе с Сыном Божьим, к Тому, Кто дает нам жизнь, и жизнь в изобилии ».

    Иисус — источник жизни.Если священник стремится просто привести людей к себе — и они, и он будут голодать в пустынях мира. Мы должны вести овец к воде. Ведите к Иисусу людей, а не самих себя.

    Как вывести людей из этих бескрайних пустынь? Невозможно сделать это, если мы не желаем вступать в пустыни одиночества, заброшенности, изоляции, пустоты, боли и вопросов людей. В какой-то момент Папа Франциск сказал нам, священникам, что пастырь должен «пахнуть овцами».

    Это напомнило мне Пьера Джорджо Фрассатти, чье жизнелюбие в сочетании с его искренней любовью к другим привело его к непредвиденному контакту с теми, кто страдает.Если пастор не желает вместе с другим вникать в их обиду, их сомнения, их чувство отсутствия Бога. . . Если пастор не желает пахнуть овцами, делясь своим опытом, он не может вывести их из пустыни. Он не может привести их к «Тому, Кто дает нам жизнь».

    Уход за ранеными

    Папа Франциск также призвал нас, особенно в этот Год Милосердия, рассматривать Церковь как полевой госпиталь, заботящийся о раненых в жизненных битвах. Подобно пастуху в пустыне, ухаживающему за раненой овцой, ни один врач в полевом госпитале не сможет избежать прямого контакта с ранами — никому в полевом госпитале не разрешается оставаться, если они не хотят быть окровавленными в процессе связывания того, что сломано.Они становятся не помощником в работе, а обузой.

    Иисус — Добрый Пастырь. Он образец для всех священников. Он пришел, чтобы привести нас к жизни. Чтобы накормить нас. Чтобы связать и залечить наши раны. Чтобы вернуть заблудших. Тем не менее, расширяя образ пастыря, Священное Писание говорит нам, что Сам Иисус стал ягненком без порока. От него не только пахло овцой — он стал одним из нас.

    В своей проповеди Папа Бенедикт продолжил: «Символ ягненка также имеет более глубокое значение.На Древнем Ближнем Востоке цари считали себя пастырями своего народа. Это был образ их власти, циничный образ: для них их подданные были подобны овцам, которыми пастырь мог распоряжаться как угодно.

    «Когда пастырь всего человечества, живой Бог, сам стал агнцем, он встал на сторону агнцев вместе с забитыми и убитыми. Вот как Он проявляет себя как истинный пастырь: «Я Добрый пастырь. . . Я отдаю свою жизнь за овец », — говорит о себе Иисус.Не сила, а любовь спасает нас! Это знак Бога: он сам — любовь ».

    Иисус принес Себя в жертву любви

    Здесь я хочу остановиться. Потому что я ничего не сказал. . . и ничто из того, что вы сделали, посвятив себя священству, не имеет никакого значения, если мы не понимаем и не верим в силу жертвы Иисуса.

    Папа Бенедикт говорит нам, что в воплощении, когда Бог стал человеком, Он стоял на стороне страдающего человечества. Он стоял на стороне слабых, а не сильных.И Он пришел, чтобы не одолеть слабых. Нет, Он пришел проявить свою любовь именно к тому, кто чувствует (или даже является) наиболее недостойным любви. И Он «доказывает свою любовь к нам тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками», — говорит нам апостол Павел (Рим. 5: 8).

    Любовь Бога к нам заключалась не только в том, что Он принял нашу человеческую форму и слабость, но и в том, что Он принял даже смерть. Он охотно принял смерть. «Никто не отнимает у меня мою жизнь, но я отдаю ее сам», — сказал Он. Иисус решил умереть — и даже принял позорную смерть преступника, повешенного на кресте.Подумайте на мгновение о короле, решившем умереть за одного из самых ничтожных из своего народа: какой позор это навлечет на себя среди сильных мира сего! И какая любовь будет привита среди слабых!

    Жертвоприношение — чистейшее выражение любви. И сама жизнь, отданная в жертву, является величайшей любовью: нет никого большей любви, чем эта — отдать свою жизнь за другого ». Иисус умер за нас из любви. И Его жертва любви была так приятна, так угодна Отцу, что Иисус воскрес из мертвых.

    Само сердце, пронзенное копьем в доказательство того, что Он действительно умер, стало тем сердцем, из которого новая жизнь течет к другим даже сейчас в таинствах. Любовь, которая течет из Сердца Иисуса, не имеет границ — и Его Милосердие безгранично. Его сердце горит любовью к нам даже сейчас — Он живет, чтобы нести жизнь всем.

    Вы верите в эту любовь? Каждая задача, с которой вы столкнетесь как священник. . . каждый кризис в себе и в других сводится к следующему вопросу: верите ли вы в любовь, которую Иисус явил вам на кресте?

    Стать пастырем по сердцу Своему

    Отец Джо, только через вашу настоящую дружбу со Христом вы по-настоящему познаете Его любовь к вам и будете продолжать настраивать свое сердце на Его — становление одного сердца с Иисусом.Мать Тереза ​​сказала: «Если вы будете слушать своим сердцем, вы услышите, вы поймете. . . . Пока вы глубоко внутри не узнаете, что Иисус жаждет вас, вы не сможете начать понимать, кем Он хочет быть для вас. Или кем Он хочет, чтобы ты был для Него ».

    Кем хочет быть для вас Иисус? Он жаждет вас — чего Он хочет для вас? Жизнь с избытком!

    Кем Иисус хочет, чтобы вы были для Него? Пастух по сердцу Своему.

    Верьте в Его любовь к вам. Не сомневайтесь в этом, в какой бы сухой пустыне вы ни оказались.И, веря, будьте готовы пойти туда, куда Он пошел — отдать свою жизнь, чтобы спасти овец.

    Иисус вложил в вас Свое сердце в любви. Направьте свое сердце на Него и только на Него. Тогда вы действительно познаете жизнь — жизнь в изобилии.

    Пастух и его священники «изгнаны в бездну»

    Автор: JOHN WOODS

    Иногда, будучи редактором «Католического Нью-Йорка», я попадаю в такие места, куда я иначе не попал бы.Один из таких случаев произошел в этом месяце, когда я поехал в Хантингтон, штат Лос-Анджелес, чтобы освещать ретритную конференцию для священников архиепископии, которую провел кардинал Долан.

    Обычно католический Нью-Йорк уклоняется от освещения таких конференций. Но на этот раз была веская причина пойти, так как это был первый раз, когда каждый священник архиепархии был приглашен на такое заседание, как мне сказали. Треть священников, или 115 человек, присутствовали в семинарии Непорочного Зачатия в епархии Роквилл-Центра в ту первую неделю.

    Две другие ретритные недели запланированы на следующий месяц и начало декабря.

    Утром 7 октября кардинал Долан проповедовал цитату из Св. Петра, как он это делал на восьми конференциях во время ретрита 4-8 октября. Цитата — «Изгнать в бездну!» (Лк 5: 4-11) — это известное наставление Иисуса Петру, когда он плыл на рыбацкой лодке в море.

    Кардинал разговаривал со своими священниками в классе с пастырским сердцем и в общем деле, опираясь на идеи, почерпнутые из Священного Писания, папских учений и своего собственного пастырского опыта.Его комментарии, всегда сжатые, иногда выражались довольно откровенно, в то время как в другие моменты он предпочитал фирменный юмор.

    Своими словами: «Изгнать на дно» Иисус «побуждает нас до глубины единения с Ним», — сказал кардинал своим священникам. «В посвящении Ему не может быть ничего мелкого, поверхностного или недобросовестного», — объяснил он.

    Может показаться, что проще оставаться на мелководье, ближе к берегу. «Он ждет от нас большего, — сказал кардинал.«Он говорит, что я призываю вас к героической добродетели».

    Кардинал обозначил четыре способа откликнуться на повеление Христа. Они включали в себя участие в глубокой молитвенной жизни, следование наставлениям апостола Павла никогда не уставать творить добро, культивирование ужаса греха и развитие чувства бесстрашия.

    Я кратко остановлюсь на примерах, которые кардинал Долан привел для объяснения двух последних категорий. Первый поступил от его учительницы второго класса, сестры Милосердия Мэри Боско Дейли. В передней части класса она разместила слова «Смерть, а не грех» — девиз великого салезианского святого Доминика Савио.«Я никогда этого не забывал», — восхищенно сказал кардинал.

    Вскоре после этого кардинал предположил священникам, что 50 лет назад одной из опасностей католической жизни была чрезмерная скрупулезность в моральных или религиозных вопросах. Сегодня, по его словам, все наоборот. «Мы перестали искать греха».

    Развивая бесстрашие к «изгнанию на бездну», кардинал Долан продвигал постоянное напоминание Господа «не бойся», призыв, повторяемый 365 раз в Библии, по словам кардинала, по одному на каждый день года.

    «Страх бесполезен, — сказал кардинал. «Что нужно, так это доверие… Страх удерживает нас на мелководье». Затем кардинал откровенно поделился со своими священниками некоторыми вещами, которых, по его словам, опасаются оба.

    Отец Эндрю О’Коннор, пастор прихода Святой Марии на Гранд-стрит в Нижнем Ист-Сайде Манхэттена, сказал мне, что совместное пребывание на ретрите со своими братьями-священниками было «бесценно». Среди посетителей ретрита были священники, которых он не видел некоторое время, и другие, которых он никогда не встречал, которых «нужно приветствовать».”

    Обстановка также вернула воспоминания об общем опыте. «Хорошо быть здесь. Это заставляет задуматься о семинарии и о том, как нам продвинуться в этой жизни », — сказал он.

    Отец О’Коннор высоко оценил то, как кардинал Долан умел «тонко» вплетать свой опыт пастырского служения.

    Отец Марк Вайланкур, президент и директор католической подготовительной школы им. Джона Ф. Кеннеди в Сомерсе, а также недавно ставший пастором церкви Св.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    [an error occurred while processing the directive]

    Related Posts

    Разное

    Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

    Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

    Разное

    Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

    обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

    Крещение — это одно из важных событий в жизни православного