Почему ислам: Почему Ислам? Фетвы, Принять Ислам, Вопрос ответ

Разное

Содержание

Почему ислам? Рассказывают швейцарские мусульманки

Нора Илли входит в состав «Исламского центрального совета Швейцарии» («IZRS»), представляя в нём интересы женщин-мусульманок. На людях она показывается только с закрытым лицом. Снимок сделан в мае 2010 г. Keystone

Обрезание у девочек, многоженство, платок на голове и отказ от рукопожатий — исламские культурные особенности и традиции не всегда встречают понимание в Швейцарии, а СМИ вдобавок ко всему еще и укрепляют образ ислама как религии, дискриминирующей женщин. 

Этот контент был опубликован 01 июля 2016 года — 11:00

Сибилла Бондольфи

Сибилла Бондольфи (Сибилла Бондольфи)

Доступно на 9 других языках

Барбара Вели. swissinfo.ch

Почему же, несмотря на это, некоторые граждане Конфедерации все равно принимают ислам, причем женщины даже чаще, чем мужчины? Журналистка портала swissinfo. ch встретилась с тремя швейцарками, перешедшими в мусульманство, и выслушала их истории.

Барбара Вели (Barbara Veljiji) поднимается по лестнице своего уютного деревенского дома и приглашает нас последовать за ней. В печи потрескивает огонь, комнаты в доме отапливаются дровами. Здесь, на бывшей родительской ферме в Озёрном регионе на западе кантона Берн, Барбара и живет со своим мужем-албанцем, тремя сыновьями, невесткой и матерью.

Барбара Вели приняла ислам в 1992 году, было ей тогда 23 года. «Для меня ислам — это хорошая религия», — так звучат ее простые и бесхитростные рассуждения. Ислам помог ей обрести внутренний покой. Последние девять лет она постоянно носит на голове платок. Барбара молится, соблюдает пост и употребляет в пищу, насколько это возможно, только халяльные продукты. Правда, когда на столе оказывается китайское фондю, традиционное мясное блюдо, она позволяет себе закрыть глаза на предписания.

К традиционному разделению ролей в семье она тоже относится прагматически. Поскольку благодаря своей профессии Барбара зарабатывает больше, чем муж, с рождением детей именно она стала основной добытчицей в семье, а ее муж — домохозяином. Барбару Вели это особо не беспокоит: «Мне нравится работать, я не могу себе представить, как это можно, жить по-другому».

Наталья Дарвих. swissinfo.ch

Ислам «логичен»

У Наталии Дарвих (Natalia Darwich) из центральной части Швейцарии превалирует другое, более интеллектуальное, видение ислама. Она всегда была верующей, активно работала в своей церковной общине. Но примерно к 30-ти годам у нее начали появляться сомнения в католической церкви и в ее религиозном учении. Тот факт, что католики вместе с Господом Богом-старшим молятся еще и «Богу-младшему», то есть Иисусу Христу, начало казаться ей неправильным.

Потерял для нее убедительность и догмат о непогрешимости Папы Римского, да и вообще, его положение и роль в католицизме виделись ей теперь ошибочными. Молитвы же давно не были для нее чем-то важным — еще в детстве ей приходилось даже «изобретать» грехи, только чтобы священник был этим доволен, ведь в католицизме грех и покаяние являются двумя краеугольными камнями всего вероучения.

Тогда она приняла решение покинуть церковь и всерьез погрузилась в духовные искания. Открыв однажды Коран, она увлеклась и прочла его дважды от корки до корки. «Особенно привлекла меня в исламе та логика, с которой даются ответы на все основополагающие вопросы», — рассказывает Наталия Дарвих.

Она вышла замуж за ливанца и приняла ислам шиитского толка. Ее близкие отреагировали на это спокойно. В тот момент ей уже перевалило за сорок, дело было восемь лет назад. Три года назад она начала носить головной платок, а перед этим ушла с работы.

Нора Илли. swissinfo.ch

Просветление в Дубае

До того, как спрятать лицо под никабом, выйти замуж за конвертированного мусульманина — который, согласно не опровергнутым слухам, имеет и вторую жену — родить пятерых детей и начала разделять идею многоженства, тем самым сделавшись самой знаменитой из принявших ислам швейцарок, Нора Илли (Nora Illi) была обычной молоденькой девушкой из кантона Цюрих. Любила вечеринки, интересовалась буддизмом и предпочитала вегетарианскую пищу.

В 18 лет Нора Илли предприняла путешествие в Дубай, где, слушая молитвенный призыв муэдзина, ощутила, как она говорит, «просветление». Вернувшись в Швейцарию, она в 2002 году приняла ислам. За две недели до этого ее бойфренд и будущий муж Касим Илли (Qaasim Illi) тоже стал мусульманином. Оба они сегодня — активные члены радикального исламского объединения «Исламский центральный совет Швейцарии» («Islamischer Zentralrat Schweiz», IZRS), организации по меньшей мере спорной и неоднозначной, кроме всего прочего и из-за её предположительных связей с исламскими экстремистами. 

Нора Илли рассказывает, что и у нее вначале были предубеждения насчет мусульман. «Я думала, женщина в исламе подавляется», – говорит она. Но затем пришло осознание того, что многие негативные вещи имеют культурную обусловленности и не относятся к исламу. Такие, например, как пассивная роль мусульманок. На самом деле в исламе женщина вполне может вести достаточно активную жизнь вне дома. 

Исламские ценности и запреты — кто как трактует?

У ислама плохая репутация

Истории о сексуальном рабстве девочек и женщин в «Исламском государстве», как и нападения на сексуальной почве на женщин со стороны беженцев-мусульман в Германии и запрет на появление с непокрытой головой в Иране негативно встречаются швейцарским обществом и укрепляют образ ислама как религии, враждебно настроенной к женщинам.

Недавний пример двух сирийских подростков, которые отказались пожимать руку своей учительнице в Швейцарии, был также преподнесен швейцарскими СМИ как пример дискриминации женщин. 

End of insertion

Во время разговора со всеми этими тремя женщинами поразило то, что, хотя они и трактуют Коран буквально и рассматривают его как книгу, данную Богом, каждая из них, в то же время, пытается привнести в систему исламского вероучения западные ценности. Порой они ищут и находят объяснения и извинения для мусульманских запретов и заповедей, порой смягчают их или вовсе обходят.

Так, Барбара Вели допускает, например, что, согласно Корану, муж может ударить жену, если она ослушается: «Но на практике наказывать битьем – это, конечно, перебор, ничего не имеющего общего с религией. Кроме того, возможность физического наказания жены мужем также упоминается и в Ветхом Завете», — утверждает она. 

А вот Нора Илли преуменьшает значение запрета на гомосексуальные связи в исламе, утверждая, что этот тезис касается только общественных мест. Создается впечатление, что три женщины в культурном отношении все-таки  идентифицируют себя со швейцарскими ценностями, в особенности в сфере эмансипации женщин. Они четко проводят различие между религией и культурой. С религиозной же точки зрения в западном обществе им чего-то не хватало. Ислам заполнил этот пробел. Это, впрочем, не значит, что наши собеседницы соответствуют культурным стереотипам, которые западные СМИ – будь это правда это или нет – распространяют об исламе и мусульманских странах.

Уверенные новообращенные

Культурным клише о женщинах в исламе не соответствует даже Нора Илли, наиболее известная в Швейцарии новообращенная мусульманка, провоцирующая общество своим скрытым лицом и заявлениями в пользу многоженства. Напротив, выглядит она очень самостоятельно и уверенно. Из нормальной девушки, предпочитавшей вегетарианскую кухню, получилась вполне нормальная мать семейства, работающая на неполную ставку и питающаяся халяльной пищей.

Причины перехода в эту религию были у всех трёх женщин были разными. Объединяет же их то, что, независимо друг от друга, они сами выбрали для себя ислам с его правилами и живут теперь вполне самостоятельной жизнью. Такие наблюдения полностью согласуются с результатами социологического исследования, проведенного Петрой Блейш (Petra Bleisch). В своей диссертации «Gelebte und erzählte Scharia in der SchweizВнешняя ссылка» («Жизнь по законам шариата в Швейцарии») она предприняла попытку проанализировать, на какие конкретно исламские нормы ориентируются западные женщины, перешедшие в мусульманство.

«Все женщины, с которыми я беседовала, весьма критично настроены по отношению к имамам», – рассказала она порталу swissinfo.ch. «Они отвергают традиционный взгляд на распределение ролей мужчин и женщин в обществе, зачастую пропагандируемый консервативными имамами. Независимо от того, насколько строго эти женщины придерживаются исламских религиозных предписаний, в бытовом и культурном плане они по-прежнему сами определяют свой стиль жизни».

«Ислам предлагает структурированный образ жизни»

Религиовед Сюзанна Лойенбергер (Susanne Leuenberger) написал диссертацию о швейцарцах, которые обратились в ислам. В своем интервью швейцарской газете «Der Bund» она прокомментировала критические выступления СМИ по поводу новообращенных. Хотя за прошедшие несколько лет жителей страны, принявших ислам, стало немного больше, этот рост вызвал непропорционально большое внимание общественности.

Есть меньшинство новых мусульман, которых привлекает ислам фундаменталистского толка, но оно действительно невелико. Большинство же новообращенных – совершенно нормальные и простые «местные». «Следует постараться различать ислам в Швейцарии от того, что практикуется в Ираке, Саудовской Аравии, Иране или Афганистане», – говорит С. Лоейенбергер. Мусульмане в Швейцарии хорошо интегрированы, до сих пор они не создавали никаких проблем.

Такие новообращенные, как швейцарец Николя Бланшо (Nicolas Blancho) из Исламского центрального совета Швейцарии, который ходит с бородой и в молитвенном головном уборе, не способствуют конструктивному диалогу. «Я думаю, понадобится долгий путь, пока в швейцарском обществе бородатые мужчин или женщины в никабе перестанут вызывать беспокойство или считаться не-швейцарцами».

End of insertion

Могли бы Вы принять ислам? Что Вы думаете о положении женщин и мужчин в исламе?

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

«Просвещенный ислам». Как живут и чего боятся мусульмане во Франции

  • Ольга Просвирова
  • Русская служба Би-би-си

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

На доске написаны главные ценности Французской республики: Свобода. Равенство. Братство. Светскость. Свобода слова

Можно ли объяснить, как молодой человек, с шести лет живущий во Франции, воспитывающийся в строгой мусульманской семье, решил взять в руки нож и обезглавить школьного учителя, демонстрирующего на уроках карикатуры на пророка Мухаммеда? Во Франции мало кто знает ответ на этот вопрос. Некоторые винят интернет, другие говорят, что виноваты улицы, третьи видят в произошедшем провал государственной системы интеграции детей иммигрантов в западное общество.

Несмотря на это, власти страны уже дали понять, что не согласны с критиками, многие из которых являются мусульманами. Во Франции живет более 5,7 миллионов мусульман — это около 8,8% населения страны — самый высокий показатель среди всех европейских государств. И многие люди, исповедующие ислам, честно признаются: они не могут понять, почему в этой стране считается нормальным рисовать карикатуры на религиозные темы.

Президент Эммануэль Макрон решительно встал на защиту светского гуманизма и даже заявил, что намерен создать в стране «просвещенный ислам», чем вызвал недовольство нескольких мусульманских стран, а заодно и главы Чечни Рамзана Кадырова, который заявил, что не готов «молча наблюдать, как безбожники глумятся над религией».

Живущие во Франции чеченцы действительно не могут понять, как можно рисовать карикатуры на пророка — они считают это оскорбительным. Но и заявления Кадырова не принимают на свой счет.

«Мы не хотим вашей инаковости»

2 ноября французские дети вернулись в школы после каникул. Изначально планировалось, что в этот день все занятия будут отменены, а школьники почтят минутой молчания память Самюэля Пати.

Автор фото, THOMAS COEX

Подпись к фото,

Постер в память об убитом учителе

47-летний учитель истории, географии и граждановедения в Колледж-Буа-д’Ольн на одном из уроков показал ученикам карикатуру на пророка Мухаммеда, опубликованную сатирическим изданием Charlie Hebdo. После этого, по сообщениям французских СМИ, Пати стали поступать угрозы.

16 октября 18-летний уроженец Москвы чеченского происхождения Абдула Анзоров, вооруженный ножом, обезглавил школьного учителя. Полиция застрелила нападавшего.

Несколько дней спустя президент Франции Эммануэль Макрон выступал на траурной церемонии в память об убитом учителе. Помимо прочего он заявил, что ислам находится в состоянии кризиса, а заодно призвал к защите светских ценностей от радикального ислама. Сразу несколько мусульманских стран ответили Макрону бойкотом французских товаров, демонстрациями и призывами бороться против исламофобии.

По сведениям агентства Рейтер, Франция намерена также выслать из страны 231 предполагаемого экстремиста после убийства учителя.

Бывший инспектор министерства образования Франции Жан-Пьер Обен в интервью телеканалу LCI кратко объяснил суть интеграционной политики страны: школы играют важную роль в культурной ассимиляции детей иммигрантов, которые со временем перестают чувствовать себя итальянцами, испанцами, португальцами или поляками, а «превращаются в маленьких французов». Правда, эта модель перестала демонстрировать эффективность, когда стало понятно, что в страну приезжают далеко не всегда только белые католики из стран Европы.

«Суть этого месседжа в следующем: мы не хотим вашей инаковости, мы хотим, чтобы вы были похожи на нас», — интерпретирует французскую политику Хаким Эль Каруи, старший научный сотрудник парижского аналитического центра Institut Montaigne.

Эксперты называют происходящее очередным столкновением исламского мира с Западом. Отстаиваемые французским обществом принципы абсолютной свободы слова и секулярности — одни из базовых в стране — непросто воспринимаются мусульманами. В 2016 году 29% мусульман, живущих во Франции, заявляли, что шариат должен быть важнее национального законодательства страны. Тремя годами позднее выяснилось, что около 46% мусульман, рожденных за пределами Франции, хотят внедрить законы шариата в правовую систему страны.

«В европейских странах политика разворачивается в сторону вмешательства контролирующих органов в жизнь мусульман, — считает Игорь Алексеев, доцент кафедры современного востока РГГУ. — Мусульмане не были инкорпорированы в жизнь общества, государство плохо знало, что у них происходит. И сейчас они, видимо, решили увеличить контроль».

Согласно опросу, опубликованному в начале сентября, 59% всех французов поддерживают публикацию карикатур как проявление свободы слова. Среди мусульман такой позиции придерживаются 19%.

«Он отвергал то, что мы преподаем в школах»

Сейчас французское общество снова оказалось в ситуации, в которой мусульмане опасаются, что их будут считать террористами, а остальное общество начинает с подозрением относиться к мусульманам.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

На доске висят карточки с надписями «Светскость» и «Свобода слова» — одни из главных ценностей Французской республики

«Я не хотела, чтобы мой ребенок шел на hommage («дань уважения») Самюэлю Пати. Мы обсуждали это с другими родителями, и многие всерьез думают: а что мешает какому-то другому подростку радикализироваться и притащить в школу кинжал?» — говорит Елена. Она родилась и выросла в Париже. Елена просит не называть свою фамилию в прессе.

После теракта в Ницце многие школы отменили торжественные церемонии из опасений за безопасность детей. В большинстве учебных заведений минуту молчания провели в каждом классе отдельно.

Министерство национального образования Франции выпустило рекомендацию для воспитателей детских садов «уделить особое внимание каждому ребенку», чтобы «развеять возможные опасения, связанные со сложившейся ситуацией». А преподаватели начальных школ уже должны объяснить ученикам, что происходит. Министерство предлагает делать это в такой форме: «Мы собрались здесь все в одно время, чтобы почтить память учителя. Его имя Самюэль Пати, его убили 16 октября 2020 года. Это сделал некто, отвергавший то, что мы преподаем в школах».

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Урок в одной из начальных французских школ после убийства учителя. Ученикам читают письмо учителям и учительницам» Жана Жореса

Светлана Трофимова преподает в колледже в бедном пригороде Парижа. Ее ученики — дети от 12 до 15 лет, получающие неполное среднее образование.

«Я просмотрела [все материалы, выложенные министерством], но я знала, что они мне не понадобятся. Мои ученики не мыслят такими понятиями. Они не связывают убийство Самюэля Пати с покушением на свободу слова, — поясняет Трофимова. — Это нормально, это же дети, они не говорят о таких вещах дома. Они не все понимают, почему мы говорим о Самюэле Пати. «Потому что он учитель, ваш коллега?» — спросил меня один из учеников в понедельник».

По словам Светланы Трофимовой, дети не видят разницы между убийством Пати и бытовым убийством, удивляются, почему в школе не говорят и о других смертях.

Для Трофимовой это не первый подобный урок. Классный час она проводила с детьми и после терактов в ноябре 2015 года. Тогда, в 2015-м, 13-летние ученики сказали Трофимовой: «Мадам, но это же нормально: Франция бомбит их в Сирии, вполне логично и естественно, что они приезжают мстить французам в Париж».

«Я ожидала, что в этом году мои ученики тоже выскажут что-нибудь подобное, поэтому я готовилась на разные лады говорить о том, почему людей убивать нельзя. Но в этот понедельник от своих 14-летних учеников ничего такого не слышала», — рассказала преподаватель.

По ее словам, некоторые дети не понимают, почему во Франции демонстрируют оскорбительные для мусульман карикатуры, но никто не высказал мнения, что это заслуживает наказания. «Не у всех моих коллег беседа прошла так же. В одном из классов 14-летний ребенок отказался от диалога с учителем. Среди наших будущих выпускников (15 лет) нашлись те, кто отказался участвовать в минуте молчания, некоторые не побоялись заявить, что Пати «заслужил то, что получил». О таких случаях школа, кстати, обязана уведомлять администрацию и прокуратуру. Почему эти дети решили себя так повести, что ими двигало в этом случае — подростковая страсть к провокации, глупость, убеждения, что-то другое, — я пока не знаю», — рассказала преподаватель.

Отец не знал о втором телефоне

После убийства учителя полиция задержала родственников Абдулы Анзорова. Сейчас, как рассказали Би-би-си в чеченской общине, все они отпущены — судя по всему, полиция пришла к выводу, что они действительно ничего не знали о планах 18-летнего Абдулы. Сразу после произошедшего семья извинилась перед французским народом. Сейчас разговаривать с журналистами они отказываются — предположительно, об этом их попросили следственные органы.

Кое-что о семье Анзоровых рассказала Хеда Индербаева, француженка чеченского происхождения, которая хорошо известна в общине.

«Семья была в абсолютном шоке. Они сказали, что парень не демонстрировал никаких подобных наклонностей, более того, у него были проекты на будущее — он недавно сдал на права и устроился на работу. Радикализация Абдулы была незаметна, потому что он знал, что ему придется выбирать: если он будет открыто это демонстрировать, его семья от него отвернется», — рассказала Хеда Индербаева.

По ее словам, отец Анзорова работает в сфере охраны. К детям он относился строго, следил, чтобы они не шатались по районам ночью. «Абдула, как рассказал его отец, демонстрировал послушание. Когда приходил на работу 0 сообщал, когда уходил, звонил и предупреждал: «Я закончил работать, иду домой». Правда, отец даже не знал, что у него был второй телефон», — рассказывает Индербаева.

Со слов отца Анзорова она рассказывает, что у убийцы нашли сообщения в телефоне от людей, которые даже не жили во Франции. В чеченской общине обсуждают, что радикализация в основном происходила через интернет. Правда, изначально французская полиция говорила, что Анзоров состоял в банде в коммуне Эраньи, где он жил. Одним из членов банды был известный полиции исламист.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

«Я учительница. Я думаю о тебе, Самюэль», — написано на плакате.

«В радикализации огромную роль играют и интернет, и общество, — считает Хеда Индербаева. — Те чеченцы, которые радикализировались, не общаются с остальными. Так же как и чеченцы, которые замешаны в наркодилерстве. Но у чеченской общины нет проблем с интеграцией во Франции, потому что здесь нет никакого предвзятого отношения к нам. У нас нет какого-то института, который занимался бы вопросами интеграции молодежи, потому что мы никогда в этом не нуждались».

По мнению преподавателя Светланы Трофимовой, которая сталкивалась в своей работе с детьми мигрантов, на интеграцию влияет слишком много факторов, среди которых — и знание языка, и уровень дохода, и социальное благополучие, и эмоциональная стабильность семьи.

«Я не хочу делать обобщений, — говорить Трофимова. — В прессе можно найти истории о французских школьниках и студентах, которые бросают семью, учебу и присоединяются к джихадистам в Сирии или Ираке. Не стоит думать, что исключительно эмигранты привозят с собой радикализм «в чемоданах», эти процессы могут вполне запуститься уже на территории Франции».

«Если неприятно — закрой глаза»

Имам центральной мечети Ниццы и президент «Союза чеченцев и ингушей Приморских Альп» Рамзан Магамадов в разговоре с Би-би-си сказал, что демонстрация карикатур на пророка в школах — это «вульгарно, нечестно, аморально и несправедливо». Но все же ничто не может объяснить жестокое убийство учителя, подчеркивает Магамадов.

«Христиане уже привыкли к карикатурам, дистанцировались. Но мусульман это шокирует, — подтверждает Шамиль Албаков, пресс-секретарь Ассамблеи чеченцев Европы. — Мы шокированы не только карикатурами на пророка, нам также неприятно, когда это делают с Иисусом. Но надо стараться проявлять терпение, объяснять нашим детям и соотечественникам, что здесь такая страна, тут можно шутить и насмехаться и над исламом, и над христианством, и над иудаизмом».

Албаков считает, что у мусульман есть два выхода: жить во Франции, «терпеть» и добиваться своих прав законным способом, или покинуть эту страну.

Хеда Индербаева знает семьи, которые не смогли принять французский уклад жизни и решили уехать. Но в общине в целом, говорит Индербаева, подход другой: «Франция приняла нас в самые страшные годы жизни, и мы не имеем никакого права диктовать что-то. Да, есть мусульмане, которые осуждают карикатуры. А есть те, кто говорит: если неприятно — закрой глаза. Во Франции есть свои особенности, которые чеченцам не понять. Но мне кажется, что главное — проявлять терпимость. Теперь это уже наша страна».

Шамиль Албаков сомневается, что чеченцы чувствуют себя во Франции как дома: «На данный момент, к сожалению, мы все-таки в гостях. Большинство из нас еще не имеет гражданства, многие являются политическими беженцами, которые пока не получили документов. У нас нет ощущения, что мы дома находимся. И у французов его нет: они считают нас новыми приезжими, людьми на птичьих правах, которые то ли останутся, то ли уедут — непонятно».

«Мусульмане ехали во Францию за счастьем. Когда была первая массовая волна эмиграции в 70-е годы, французы говорили, что готовы ассимилировать приезжих. Но мусульмане посчитали, что их обижают. Мол, европейцы нас унижают, пишут про нашего пророка черт знает что, — рассуждает исламовед Алексей Малашенко. — Подавляющая часть исламского мира искренне против терроризма, потому что он им самим мешает. Но при этом конфликт цивилизаций — это естественный глобальный тренд. Так что прежде всего нужен диалог между людьми. Эти эмигранты — часть гражданского общества. И надо говорить: если на вашего пророка что-то посыпалось, — да, это плохо, но запретить рисовать мы не можем, у нас такие традиции».

Специалист по исламскому праву Леонид Сюкияйнен говорит, что не склонен перекладывать ответственность на французов, но задается вопросом: что сделала Франция, чтобы адаптировать приезжих?

«Они говорят, что мусульмане выступают против свободы слова. Да не выступают они! Мусульмане достаточно безразличны к свободе слова, — считает Сюкияйнен. — Если вы ведете диалог с мусульманами, вы должны выбирать аргументы, которые для них значимы. А не просто ссылаться на свободу слова, на лозунги французской революции, на устав ООН — для мусульман это пустой звук».

«Какого черта полиция закрывает мечеть?»

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

«Не трогай мой хиджаб» — написано на плакате. Протестная акция в октябре прошлого года против запрета на ношение хиджаба в общественных местах

15-летняя мусульманка Аиша родилась и выросла во Франции. Она ходила в католическую школу, хотя ее родители поясняют: на самом деле в этой школе нет никакого уклона в религию. Вот, что она думает о французских реалиях.

«Я ношу хиджаб, — говорит Аиша. — Но в школе из-за закона не могу его носить, и мне приходится его снимать, когда я захожу в школу, это очень неприятно. Нам все время говорят о свободах, но почему-то именно мусульманские девочки не имеют этой свободы одеваться в школе, как они хотят».

Однажды об этом Аиша говорила со своими подругами. Одна из подруг сказала: «Почему тогда [мусульмане] не возвращаются в свою страну?»

«Я ей ответила: представь, что у тебя на родине началась война, ты бежала в другую страну, и в этой стране тебя заставляют носить платок, и говорят: если не будешь носить платок, то возвращайся в свою страну. Эта подружка промолчала, я думаю, что она поняла ситуацию, а другая подружка согласилась со мной, что это несправедливо», — рассказывает Аиша.

Она говорит, что ей неприятно слышать, когда дети в классе говорят, что мусульманам не стоит смотреть на карикатуры, если они им неприятны. Кроме того, не понравилось девочке и то, что учитель во время открытого урока подчеркнул, что убийца Пати был чеченцем по национальности. «Это тоже неприятно слышать, — говорит Аиша. — Также этот учитель сказал: «Я, конечно, не против мусульманских платков, но когда я был маленьким, в центре города не было видно столько женщин в платках», и своим тоном он дал понять, что ему это неприятно».

Отец Аиши Руслан добавляет, что за годы учебы это первый учитель, который задел религиозные чувства дочери. Сам Руслан считает, что во французской светскости есть элемент лукавства.

«Вроде бы это должно означать отделение религий — всех религий — от государства и невмешательство государства в дела религии. Но очень часто власти используют его в своей риторике как раз таки для вмешательства в религиозные дела. Последний пример: закрытие после убийства Пати одной из мечетей. Об этом закрытии отчитался министр внутренних дел как о быстрой и жесткой реакции своего ведомства на теракт. Но, если задуматься: какого черта полиция закрывает мечеть?! Если в этой мечети имам или кто-то другой призывал или как-то косвенно участвовал в этом теракте, (или в любом другом нарушении закона), надо наказать именно его. Зачем и за что наказывать десятки, если не сотни мусульман, которые никак не причастны к этому или другому преступлению, и приходили в эту мечеть просто помолиться, и теперь не смогут этого сделать, потому что мечетей во Франции не так уж и много, и, например, на пятничные молитвы они все переполнены?»

Некоторые знакомые Руслана (по его словам — умеренно религиозные семьи), прожив несколько лет во Франции, решили переехать в другие страны.

«Двое моих знакомых, которые не знают друг друга, совершенно разные люди, разного возраста и национальности, уехавшие после нескольких лет жизни во Франции в Канаду, в один голос заявили, что никогда не вернутся во Францию, настолько им там легче жить именно в психологическом и религиозном плане. И я не думаю, что Канаду можно назвать «несветской». Я бы сказал, что специфически французский «светский подход» в отношении ислама отличается от того, что можно встретить во многих других западных странах», — считает Руслан.

Представители чеченского сообщества, как и другие мусульмане Франции, опасаются свободно говорить о своем отношении к карикатурам на пророка из опасения быть записанными в террористы. Представитель чеченской общины, попросивший об анонимности, сказал Би-би-си: «За этим следует набор очень нежелательных последствий от ночных налетов полиции до угрозы депортации в страну, из которой мы бежали, спасая свои жизни».

Зарождение ислама | Политика и общество: анализ событий в Европе, России, мире | DW

Держитесь крепче за Его связующую вервь
И не делитесь меж собой,
И помните с признанием ту милость,
Которой Он вас одарил:
Когда вы недругами были,
Ваши сердца в любви скрепил Он,
И милостью Его вы стали братья…»
«И пусть поднимутся средь вас те люди,
что призовут к добру и праведное возгласят,
И запретят дурное.
Таким в блаженстве пребывать.»

7 и 8 века нашей эры оказались решающими в истории народов Ближнего Востока. Именно в это время сформировалась третья (после иудаизма и христианства) великая монотеистическая религия – ислам. В качестве новой духовно-политической силы ислам сумел постепенно слить в единой мусульманской общине многие народы трёх континентов и нанести поражение двум враждовавшим между собой могущественным империям – Византии и Персии, причём в ходе борьбы Персия была исламизирована, а Византия лишилась почти всех своих африканских и азиатских владений.

Ко времени возникновения ислама язычество в Аравии переживало упадок под влиянием иудаизма и христианства. Языческое сознание было не способно выработать более высокие нравственные нормы, которые способствовали бы прекращению межплеменных распрей. В 7 веке среди аравийских племён начался процесс становления государственности. Одним из самых богатых и влиятельных племён Аравии было мекканское племя курайш. Именно в его среде и зародился ислам – новая «надплеменная» монотеистическая религия. Политическое объединение Аравии в результате распространения ислама привело к образованию арабской нации.

Основоположником ислама и первым его проповедником был житель Мекки Мухаммад, выходец из племени курайш. Родился он примерно в 571 году в семье небогатого купца из знатного, но бедного рода хашим.

В возрасте 6 лет Мухаммад осиротел, и заботу о ребёнке взял на себя его дядя Абу Талиб. Какое-то время Мухаммад был пастухом, а затем поступил приказчиком к знатной и богатой овдовевшей купчихе Хадидже. Он сопровождал её торговые караваны в Сирию. В возрасте 24 лет Мухаммад женился на своей 40-летней хозяйке, родившей ему нескольких детей, в том числе и дочь Фатиму. Вскоре после женитьбы Мухаммад оставил торговлю и всецело отдался проповеднической деятельности.

В «Житии пророка», составленном в начале 9 века Ибн Хишамом, рассказывается о путешествиях Мухаммада с караванами. В это время, он очевидно, и познакомился с вероучениями иудеев, христиан и отшельников-ханифов, также отвергавших многобожие. Тогда, по всей видимости, Мухаммад и осознал свою миссию провозвестника новой веры.

Первоначально проповеди Мухаммада были встречены враждебно мекканской знатью, видевшей в новой религии угрозу своим наследственным привилегиям. Пророка пытались заставить отступиться от своего учения, его даже пытались убить. Спасаясь от преследований, Мухаммад в 622 году вместе со своими ближайшими соратниками (мухаджирами) бежит в Ясриб, жители которого давно враждовали с мекканцами. По мере утверждения ислама Ясриб стали именовать «городом пророка» – Мадинат ан-Наби или просто Медина. Год хиджры (то есть бегства Мухаммада в Медину) является началом мусульманского летоисчисления.

В Медине проповеди пророка имеют большой успех. Вокруг него группируются его мединские последователи (ансары, то есть «помощники», «приверженцы»). Именно в Медине и возникает мусульманская религиозная община (умма), ставшая ядром будущего мусульманского государства. Первоначально Мухаммад пытался поставить ислам в один ряд с иудаизмом и христианством, присоединив, таким образом, арабов к другим культурным народам. Затем, однако, он начинает проповедовать ислам в качестве универсальной религии, принять которую должны все народы.

Согласно мусульманской богословской традиции, священная книга ислама Коран была ниспослана Мухаммаду Богом через ангела Джибрила (Гавриила) в форме откровений, которые пророк передал в своим соплеменникам в проповедях.

После смерти Мухаммада в 632 году начинают предприниматься попытки собрать воедино разрозненные части Корана. Первые преемники Мухаммада, так называемые «праведные халифы» Абу Бакр и Омар поручили запись проповедей пророка одному из его сподвижников – Зайду ибн Сабиту, знавшему их наизусть. Третий халиф Осман распорядился в середине 7 века выработать единую редакцию Корана, а все остальные записи уничтожить. Окончательно отредактированный текст был канонизирован.

Весь Коран разделён на 114 глав – сур. Они расположены не по смысловому или хронологическому принципу, а в зависимости от их размера: вначале идут длинные суры, а затем суры с постепенно убывающим количеством стихов. Мусульманская традиция делит суры на «мекканские» (проповеди, произнесённые до бегства в Медину) и «мединские». Современные исследователи Корана датируют суры по содержанию, историческим реалиям и стилистическим особенностям.

Мекканские суры, обращённые к враждебным язычникам, более эмоциональны. В них Мухаммад проповедует единобожие, прославляет Аллаха, грозит язычникам вечной карой. В мединских сурах, обращённых к тем, кто уже принял его учение, Мухаммад формулирует предписания религиозного, нравственного и житейского характера, а также основы политической и военной организации мусульманской общины.

Коран не содержит систематического изложения мусульманских религиозных догматов. В нём содержатся лишь основные положения новой веры, которые впоследствии разъяснялись и комментировались мусульманскими богословами.

В своих проповедях Мухаммад постоянно подчёркивал единство Бога. Однако, в отличие от христианского учения об ипостасях Бога, которое Мухаммад хорошо знал, Бог в исламе «не родил и не рождён». У него нет никаких «товарищей», то есть равноправных или подчинённых божеств. Власть этого Бога безгранична. Он повелевает жизнью и смертью, он всеведущ и всемогущ. Ничто в мире не происходит без его ведома. Бог обладает слухом, зрением, речью. Он может положить руку на плечо пророка так, что «тот чувствует холод его пальцев». Он восседает на престоле в окружении ангелов. Однако, несмотря на всю антропоморфность представлений о Боге в исламе, Мухаммад запрещал какие бы то ни было материальные изображения Бога, трактуя их как идолопоклонство.

Бог беспощадно карает грешников и вознаграждает праведников, причём судьба человека определяется, прежде всего, его верой, покорностью Богу, исполнением Его заповедей. В Коране подчёркивается, что Бог сотворил вселенную и человека исключительно из желания подвергнуть человека испытанию.

Жизнь человека на земле – это лишь этап на пути к будущей жизни, где он получит воздаяние, предначертанное Господом. Это произойдёт не сразу после смерти, а после «Дня воскресения» и Страшного Суда. Как и ортодоксальные христиане, Мухаммад проповедовал не отвлечённое бессмертие души, а воскресение целостного человека во всём его земном физическом обличии. Поэтому будущую (после воскресения) жизнь ислам представляет как полноту бытия не только духовного, но и телесного.

В качестве пророка-посредника между людьми и Богом Мухаммад никогда не приписывал себе сверхчеловеческих достоинств: «Всего лишь человек я, вам подобный. Пришло мне Откровение, что бог ваш – Бог Единый». Мухаммад лишь утверждал, что провозглашаемые им откровения ниспосланы ему свыше от Аллаха. Он не подтверждал это никакими знамениями, не творил чудес; он лишь, согласно Божьей воле, проповедовал арабам единство и истинность Бога, учил их различать добро и зло: «Я вам не говорю, что у меня сокровища Аллаха, и сокровенное мне неизвестно, не говорю я вам, что ангел я. И я лишь следую тому, что мне открыто в откровеньи».

Мухаммад не утверждал, что он – единственный пророк, посланный Богом в этот мир. Напротив, он считал себя последним из «посланников Божиих», завершившим череду пророков, среди которых были Адам, Ной, Авраам, Моисей, Иисус и другие. Все эти пророки получали чистую веру от Бога, но впоследствии она искажалась по вине дьявола и людей.

Согласно мусульманской традиции, лишь последний пророк, Мухаммад, после которого больше не может быть посланцев Божиих, правильно понял обращённые к нему слова Аллаха и возвестил подлинный божественный закон не только своим соотечественникам, но и всему человечеству. Таким образом, учение Мухаммада мусульмане считают не только восстановлением истины в её первоначальной чистоте, но и высшей ступенью в богопознании, ибо это – последнее слово Бога, а ислам – универсальная религия, поэтому для спасения человечества необходимо способствовать её распространению.

Установлением мусульманской обрядности и определением основных обязанностей мусульман Мухаммад начал заниматься в Медине. Основные обязанности мусульман сводятся к так называемым «пяти столпам ислама». Мусульманин обязан верить в то, что нет иного бога, кроме Аллаха, и что Мухаммад его посланник; совершать ежедневно пятикратную молитву; делать взнос в пользу бедных в общественную казну; поститься в месяц рамадан; и совершить паломничество в Мекку. Для того, чтобы стать мусульманином, не нужно специальной подготовки.

Достаточно лишь произнести мусульманский Символ Веры:
«Я свидетельствую, что нет бога, кроме Аллаха, и что Мухаммад посланник Аллаха».

Мухаммад выступил не только в качестве основателя новой религии, но и в качестве главы формировавшегося тогда исламского государства. Он соединил в себе роль духовного вождя и светского политического руководителя. Идея теократического государства выразилась в создании сторонниками Мухаммада уммы – мусульманской общины-государства.

На протяжении всей своей истории ислам оказывал решающее влияние на все области духовной жизни мусульман. Главные положения Корана легли в основу мусульманского права. Ислам определял нормы поведения, этики и морали населения мусульманских стран. Он был главной духовной силой, направлявшей личную и общественную жизнь народов мусульманского Востока.

Георгий Мирский: Откуда взялся исламизм и в чем его притягательность

В последние недели мировые СМИ много пишут о террористической группировке «Исламское государство». Как она возникла? 35 лет тому назад, в разгар восстания против политики псевдомарксистского правительства, Советская армия была введена в Афганистан. Тут же был провозглашен джихад, и добровольцы из арабских стран нахлынули в страну для войны с «неверными». Их организационным форматом стала группировка «Аль-Каида». Впоследствии были созданы ячейки «материнской организации», среди которых — «Аль-Каида в Ираке». Там она начала войну против американских оккупантов в 2003 г., затем была дважды переименована и сейчас под названием «Исламское государство» захватила треть территории Ирака и более четверти — Сирии. После чего провозгласила халифат.

Эта справка позволяет понять суть событий не в большей мере, чем, например, такой рассказ об Октябрьской революции: «Ленин с группой сторонников пребывал в Швейцарии; Германия дала ему деньги и перебросила его в Россию, где он с Троцким произвел переворот, начал и выиграл гражданскую войну и установил советскую власть». Все правильно, но нет главного: духа времени, атмосферы, мотивации, объяснения, почему ничтожная партия с западной идеологией повела за собой миллионы людей и добилась победы. Так и в истории с исламизмом. Откуда он взялся, чем отличается от ислама, за что люди взрывают сами себя, в чем притягательная сила идей, побуждающих мусульман убивать и умирать?

Наиболее безжалостные, массовые акты террора в нашу эпоху совершаются людьми, называющими себя мусульманами. Несерьезно отмахиваться от этого при помощи рассуждений, к которым прибегают некоторые российские служители ислама: «Террористы — не мусульмане, ислам запрещает террор». Почему террористы выходят главным образом из среды приверженцев ислама?

Гипотеза, что главная причина этого — нищета и террористами становятся обездоленные голодающие юноши, не нашла подтверждения, как и надежда на то, что экономическое развитие и рост благосостояния ведут к уменьшению радикализма.

Ислам — это не просто религия, а образ жизни и мировоззрение, основа целой цивилизации. Мусульманская солидарность — могучая сила. У приверженцев других религий не может быть такого всемирного объединения, как Организация исламской конференции. Это никогда не мешало мусульманам вести между собой войны, но перед лицом неисламского мира они чувствуют свою особость, если не превосходство. В третьей суре Корана Аллах, обращаясь к мусульманам, называет их «лучшей из общин, которые созданы для рода человеческого».

Мусульмане привыкли считать себя особой общностью, избранной частью человечества. И справедливость требует, чтобы они занимали в мире высшее, доминирующее место. В действительности все не так: в мире властвуют, задают тон другие. Сила, мощь, влияние — не у исламского сообщества, а у Запада.

Это и порождает ощущение господствующей в мире несправедливости. Стремление покончить с унижением, возродить достоинство — первая причина возбуждения, эмоциональной напряженности, фрустрации, психологического дискомфорта, которые порождают экстремистские настроения в мире ислама. Фундаменталисты (салафиты) утверждают, что первопричиной всех бед мусульманского мира был отход от истинного, праведного ислама, рабское копирование систем, созданных чуждыми цивилизациями и приведших к порче нравов, упадку традиционных ценностей, коррупции. Зазвучал лозунг «Братьев-мусульман»: «Ислам — вот решение». Главным злом объявлена имитация западных образцов жизни, вестернизация.

Войны, интервенции и оккупация после обеих мировых войн, возникновение Израиля (рассматриваемого большинством мусульман как порождение западных держав и удар в сердце исламского сообщества) — все это сильно способствовало радикализации мусульманского, особенно арабского, общества.

Но Враг ислама, Большой Сатана — это не только завоеватель и угнетатель, но еще и великий соблазнитель. Зло Запада, по мнению фундаменталистов, в стремлении навязать мусульманскому обществу (умме) свои тлетворные ценности. США рассматриваются как очаг разврата, сексуальной распущенности, гомосексуализма, феминизма и т. д. Эмансипация женщин для исламистов недопустима, и сама идея светского общества (его презрительно называют «цивилизация декольте») коренным образом противоречит основным установкам ислама, воплощенным в шариате.

Поэтому огромной опасностью считается возможность размывания исламских ценностей идеями и представителями Запада. И в силу этого совершенно несостоятельны мнения, что «голодный Восток завидует богатому Западу», представления о войне религий (ислам против христианства): исламисты считают западные страны не христианскими, а безбожными и растленными. Главный мотив исламистов — защита своей религии, идентичности, ценностей, которые «находятся под угрозой».

Фундаменталисты, перефразируя знаменитую марксистскую формулировку, объяснили мир, а задача в том, чтобы его переделать. И после идеологов на сцену выходят исламисты (или джихадисты) — люди дела, борцы. Это звенья одной цепи: фундаментализм — политический радикализм — джихадизм — терроризм, только она может как прерваться после первого же звена, так и продолжиться вплоть до «Аль-Каиды» и «Исламского государства».

Исламисты отвергают демократию как систему, несовместимую с шариатом. Законы издает Аллах, а не люди. Ни республика, ни монархия — только исламское государство, базирующееся на принципах шариата. Надо освободить страны ислама (и те, где мусульмане владычествовали когда-то, от Андалузии до Бухары) от влияния аморального Запада. Цель лидеров халифата, суннитских предводителей, — прийти к власти в ключевых мусульманских странах, особенно в Саудовской Аравии, Пакистане, Египте, сбросить тамошние нечестивые прозападные режимы (это «ближний враг», а «дальний» — США).

«Мы покончили с одной сверхдержавой, сбросили советское знамя в мусорную яму, теперь возьмемся за другую», — сказал два десятка лет назад создатель «Аль-Каиды» Усама бен Ладен. И взялись: акция 11 сентября 2001 г. считается у исламистов вершиной героизма и самопожертвования («истишхад»). Но с тех пор грандиозных операций не было, и лидеры джихадистов-суннитов решили вернуться к искоренению «ближнего врага».

Радикальный исламизм — это не какая-то занесенная болезнь. Он берет свои корни в некоторых основных, органических положениях ислама, по-своему их интерпретирует, искажает, приспосабливает для нужд насилия и террора. Но как человеку, не относящемуся к мусульманскому миру, трудно понять разницу между исламом и исламизмом, так и большинству мусульман нелегко разобраться в том, где кончается великая религия и начинается человеконенавистническая идеология, способная сформировать армию безжалостных и бесстрашных монстров.

Введение в изучение социальной истории XIX-XX вв.

Автор: профессор А.С. Ходнев, (c) 2003

ISBN 5-87555-429-0

Историю ислама как мировой религии невозможно изучать без
обращения к истокам. Почему ислам появился в Аравии в VII веке?
Почему это случилось в «Изолированной и недоступной стране»? В
предложенных текстах освещаются некоторые проблемы истории арабов
до появления Ислама.

В истории возникновения ислама больша роль принадлежит пророку
Мухаммаду.

После смерти пророка Мухаммада ислам проходит важный период
канонизации основного учения и религиозных текстов

Одним из самых влиятельных течений ислама стал ваххабизм,
возникший в Центральной Аравии (Неджде). Основатель его — Мухаммед
ибн Абд-аль-Ваххаб (1703-1787) ратовал за чистоту ислама и боролся
за объединение Аравии. Ваххабизм стал официальной идеологией в
Саудовской Аравии

Понятие Иной/Другой является центральным для отношения человека с
окружающим миром. В разные исторические времена оно
имело различное содержание. Средневековая концепция Иного
опиралась на авторитет ислама. Примером европейского
взгляда на Другого, возникшего в эпоху Просвещения и
основывавшегося на разуме, может быть c с одной стороны немецкий
дискурс об исламе XIX в., с
другой дискуссии в среде русских интеллектуалов. Как формируется исламская
идентичность? Как влияют
процессы глобализации на исламский мир? Что включается в понятие
панисламизма и какие цели он ставит перед собой?

История ислама была всегда актуальна для российских. исследователей . Интерес к этой теме возрос еще больше
сейчас, после событий сентября 2001 г. «Исламский фактор» в
истории России играл и играет не менее важную, а порой и большую
роль, чем в Европе и Западном мире в целом. К моменту распада
СССР, в его составе проживало около 52 млн. мусульман. В
Российской Федерации их насчитывается более 15 млн. И если
исследователи называли в 1981 г. исламское население Средней Азии
и Закавказья «забытыми мусульманами», подчеркивая этим, что
мировое общественное мнение не было информировано об жизни и
культуре, то в 1990-е гг. «возрождение ислама» и исламская
идентичность ярко проявили себя не только в названный районах, но
во многих регионах России. Для
того, чтобы понять процессы, происходящие в мусульманских общинах
современной России, важно ответить на вопросы: какую роль сыграл
ислам в истории России, по мнению известного российского
исследователя? С какими
проблемами столкнулось русское правительство в Средней Азии в XIX
— начале XX вв.?
Какими по характеру были ответы мусульман России на политику
царского правительства?

Некрестовый поход | Статьи | Известия

Несколько столетий назад ислам проиграл Европу христианству. Однако тихая война религий, представляемая как простое соперничество в борьбе за умы, души и территории, на этом не закончилась. Как отмечают европейские СМИ, ислам продолжает наступление на Старый Свет, используя самое надежное из всех видов оружия — деньги. Подробности — в материале портала iz.ru.

В течение нескольких десятков лет Европа, провозгласившая толерантное отношение к любым религиозным взглядам одной из главных гуманитарных ценностей, старалась не замечать разрастание исламистской и мусульманской общин.

Однако угроза терроризма, кажется, стала подталкивать европейцев к пересмотру своих взглядов. В прессе Евросоюза замелькали термины вроде «религия коренного большинства» и вопросы: «А откуда, собственно говоря, у ислама в Европе деньги?» Дабы не вызвать ни у кого подозрений в нетерпимости к альтернативному (в том числе и религиозному) мнению, Европа, похоже, склоняется к американскому варианту контроля за процессами.

Около 140 тыс. мусульман во время молитвы по окончании священного месяца Рамадан в Малом хит-парке в Бирмингеме

Фото: REUTERS/Henry Nicholls

Суть его отчетливо проявилась в деле главы чикагской мафии 20–30-х годов прошлого столетия Альфонсо Габриэля Аль Капоне. «Великий Аль», как его звали сподвижники, противники и даже литераторы, описывавшие его преступления, занимался бутлегерством, сутенерством, контролировал игорный бизнес, руководил похищением людей, заказывал убивать неугодных. А посадить его смогли только за то, что удалось доказать. За неуплату налогов.

Европа в отношении исламистской общины начинает движение по тому же пути. Во всяком случае, недавно анонсированная высылка из Австрии нескольких десятков религиозных деятелей с формулировкой «за нарушение закона о запрете финансирования мечетей и имамов из зарубежных источников» наводит на мысль об этом.

Ползучая революция

На данный момент, согласно статистике, которую приводят различные британские, испанские, французские и итальянские издания, «толщина» мусульманской прослойки в общем населении стран Евросоюза колеблется от 2,5 до 7%. При этом количество мест отправления исламского культа уже вполне позволяет говорить, что соперник христианству уже состоялся.

Во Франции число мечетей, по разным источникам, составляет от 2 тыс. до 2,5 тыс., в Великобритании — более 1,7 тыс., в Испании — превышает 1,4 тыс. Парижская Le Figarо приводит интересную статистику, отражающую динамику роста любви к исламу в стране: в 1976 году во Франции существовало всего 150 мест отправления мусульманского культа. В 1985-м их было уже 900, в 2001-м — 1555.

Рынок в центре Марселя, Франция

Фото: Global Look Press/Martin Dr.Schulte-Kellinghaus

Вся эта махина существует, конечно же, не только и не столько на скромные пожертвования местных верующих. О чем в Европе наконец-то начали задумываться всерьез.

Катарский дипломатический кризис, случившийся около года назад (момент, когда семь арабских государств объявили бойкот восьмому, обвинив его в финансировании терроризма. — iz.ru), вдруг заставил Евросоюз заняться поисками ответа на вопрос: «Кто платит за мечети, открываемые в Старом Свете?»

Деньги — главное оружие

Единой политики ЕС, направленной на обеспечение равных условий для существования разных религий в пределах европейского сообщества, до сих пор не разработано. Поэтому в каждом из государств, решивших навести порядок в вопросах создания условий для честной конкуренции между христианством, исламом, иудаизмом и другими течениями теологической мысли, ищут свои пути.

Министр внутренних дел Франции периода правления Франсуа Олланда Бернар Казнев предложил пару лет назад перспективную, на его взгляд, программу создания «мягкого европейского ислама». Идея заключалась в том, чтобы открыть на территории Франции академию, в которой бы готовили имамов. Через этих евроориентированных имамов Франция, по словам Казнева, «смогла бы сблизиться с живущими в стране 5 млн мусульман».

Мысль Казнева, надо сказать, возникла не на пустом месте. Несколькими месяцами ранее тогдашний французский премьер Мануэль Вальс предлагал просто «запретить внешнее государственное финансирование и взамен этого переключиться на внутреннее». То есть допустил возможность выделения мусульманским общинам субсидий из бюджета Франции. Парламентарии страны от идеи отказались, так как не знали, «как объяснить народу выделение денег на отправление религиозного культа в тот момент, когда в стране сокращаются расходы на социальные программы».

Фото: Global Look Press

Финансирование академии европейских имамов и деятельности ее выпускников предлагалось производить через специально создаваемый Фонд поддержки ислама во Франции (Fondation pour l’islam en France). В который должны были поступать пожертвования от частных лиц и организаций. Ситуация, однако: государственная институция будет функционировать на частные средства, законность которых еще и проверить будет нельзя (церковь во Франции, как известно, отделена от государства). Какое предположение возникает при прочтении данной информации? Правильно: под маркой заботы о чистоте идеологии создается «прачечная», через которую пойдут серьезные денежные объемы. В общем, идея тоже постепенно сдулась.

Французское правительство — правда, уже при президенте Эммануэле Макроне — решило «одомашнить» ислам другим путем. В феврале нынешнего года, пишет испанская АВС, хозяин Елисейского дворца заявил: «Я не хочу больше мечетей с непрозрачным финансированием. Я не хочу, чтобы деньги от паломничества в Мекку использовались для непонятных целей».

Посчитали — прослезились

Тем не менее призыв Макрона был услышан: через четыре месяца в еженедельнике Obs появились «утекшие» из силовых и финансовых структур государства данные, свидетельствовавшие, что как минимум две парижские мечети и еще дюжина исламских центров в Марселе, Ницце, Клиши, Клермон-Ферране и Нантере имеют «параллельные» (читай: официально не регистрируемые) бухгалтерские книги, приходно-расходные данные которых «не фигурируют в налоговых декларациях».

«Через Францию ислам прокачивает огромные суммы, не доступные контролю со стороны государственных органов. Деньги измеряются не тысячами и не сотнями тысяч, а чемоданами налички и векселей, прибывающими регулярно из-за границы», — отмечает обозреватель Obs в статье «Скрытые деньги ислама Франции». — Мусульманские религиозные деятели благодаря этому могут позволить себе не скупиться на подарки «нужным людям» среди французского чиновничества, выбивая землю под строительство храмов, организацию молельных домов».

Парижская соборная мечеть

Фото: Global Look Press/Fredrik von Erichsen

Инспекторы (как проводилось изучение финансовых потоков — скрытно или открыто, — информация отсутствует), что называется, «посчитали — прослезились». В стране, считающейся христианской, с 67 млн населения зарегистрировано более 250 мусульманских ассоциаций, федераций и некоммерческих организаций. Не имеющее юридического права оказывать финансовую поддержку (а на этом основании и осуществлять контроль) французское государство проигрывает битву за умы Саудовской Аравии, Катару, Алжиру, Арабским Эмиратам и Марокко, практически в открытую финансирующим 2,5 тыс. мечетей и других мест отправления мусульманского культа на территории Франции. Каждое из которых получает в год от €2 млн до €6 млн.

Об эффективности работы можно судить по одной любопытной детали. Примерно два года назад испанская El Mundo публиковала данные анкетирования жителей нескольких стран ЕС на очень своеобразную тему. Респондентам задавали вопрос: «Какую часть населения вашей страны составляют мусульмане?» От отвечающих не требовались знания реальных цифр — нужно было ответить на основе собственных впечатлений от окружающей действительности. Так вот, в Испании (мусульманское население, по официальной статистике, составляет 2,6% от общего) народу кажется, что почитателей Аллаха в стране примерно 5%. А мусульмане Франции (не более 7% от общего населения страны) выглядят на все 33%.

Арабские страны не особо стесняются проявлять свое желание мусульманизировать Европу. В 2015 году Саудовская Аравия заявляла о намерении выделить €200 млн на строительство 200 мечетей в Германии, а Катар в 2016-м выделил €25 млн на строительство 43 мечетей в Италии. В которой тогда этот факт никого не насторожил, за исключением издания Il Giornale, задавшегося вопросом: «До каких пор наше правительство будет закрывать на это глаза?» Вопрос повис в воздухе без ответа.

Около тысячи мусульман молятся перед Колизеем, после того как муниципальная полиция закрыла три мечети из-за отсутствия разрешений, 21 октября 2016 года, Рим, Италия

Фото: Getty Images/Stefano Montesi

Кстати, упомянутые выше 200 млн для саудитов — семечки. По данным испанского издания El Confidencial, Эр-Рияд ежегодно тратит от 2 млрд до 3 млрд на поддержку ислама в Европе. Из них лишь 30% идет по «белой» бухгалтерии. Остальное — частные взносы анонимных лиц, пожертвования организаций с ничего не говорящими названиями, зарегистрированными в офшорах. По мнению французской Le Parisien, «государственная составляющая в этих средствах — не менее 20%, но в некоторых странах Персидского залива государственное от частного не всегда можно отделить, ибо принадлежит всё одному и тому же клану».

Австрийский прецедент

Единственной, пожалуй, страной ЕС, где всерьез обеспокоены проблемой поставить ислам и его финансирование в рамки закона, сегодня представляется Австрия. 8 июня нынешнего года австрийское правительство объявило жесткие меры против исламского экстремизма, пообещав закрыть семь мечетей, в которых пропагандировались идеи салафизма, выслать из страны 60 имамов и около ста человек — членов их семей.

Канцлер Себастьян Курц взбудоражил всю Европу, спокойно парировав обвинения Турции (а высылке подлежат граждане этой страны, проживающие в Австрии) в национализме и религиозном протекционизме. С помощью данных, собранных главой австрийского МВД Герберта Кикля, Курц, не напрягаясь, доказал, что нет никаких идеологических предубеждений — не нарушайте закон о запрете финансирования мечетей и священнослужителей из-за рубежа и будет вам счастье.

8 июня нынешнего года австрийское правительство объявило жесткие меры против исламского экстремизма, пообещав закрыть семь мечетей, в которых пропагандировались идеи салафизма

Фото: Global Look Press/Roland Mühlanger

А главное — получил моментально поддержку от видных европейских политиков. Лидер итальянской партии «Лига» и руководитель МВД Италии Маттео Сальвини отреагировал в своем Twitter словами: «Те, кто исповедует религию, угрожающую безопасности государства, должны быть изгнаны». А экс-кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен заявила в той же соцсети: «Австрия показала, чего можно добиться, если захотеть».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Ислам и феминизм — в чем разногласия и единство — Реальное время

Фото: предоставлено автором

В Новейшее время в западных странах распространились гендерные исследования. Исследователи интересуются историей женщин в различных контекстах. Одним из традиционных полей для исследования является взаимоотношение женщин и религии. С другой стороны, феминистическая повестка все чаще интересует молодых мусульман и мусульманок. Некоторые видят в ней путь к реформации исламских сообществ, некоторые — агента колониализма, стремящегося разрушить незападные цивилизации. Колумнист «Реального времени» Карим Гайнуллин в очередной статье для нашего издания рассматривает те проблемы, которые существуют между исламом и феминизмом.

Феминистическая теория: на пути к преодолению патриархата

Феминистки стремятся переосмыслить статус женщины в культуре и религии. Критике повергаются те положения, которые указывают на привилегированное положение мужского пола, патриархат.

Патриархат — важнейшее понятие для понимания феминистической мысли. Для феминисток, «патриархат» представляет из себя целую систему, внутри которой социальный выбор всегда или чаще совершается в пользу мужчин.

Над идеей «патриархата» и «мужественности» (маскулинности) спорят и внутри самого феминизма. Так, два основных на сегодняшний день течения — радикальные и интерсекциональные феминистски — прямо разошлись в вопросе статуса мужского доминирования.

Для радикальных феминисток «патриархат» представляется основополагающей и важнейшей исторической формой угнетения, превосходящей все остальные.

Радикальные феминистки взяли марксистскую классовую теорию и перенесли ее на взаимоотношения между полами. Мужчины получают выгоды от сложившейся системы угнетения не просто как частные лица, но как целый класс, нависающий над женщиной. В этом смысле нужно совершить революционный акт, преодолеть имеющиеся противоречия. И это невозможно сделать без кардинального слома системы. Среди радикальных феминисток существуют разные методы этого слома — например, полная сепарация и создание исключительно женских сообществ, свободных от мужественности.

Для интерсекциональных феминисток патриархат представляет из себя лишь одну из множества систем угнетения.

Кроме женского вопроса, они поднимают вопросы расизма, отношения к людям, отказывающимся от своего пола, постколониальную повестку и проблемы людей из бедных стран. Привилегии, по мысли интерсекционалисток, есть у всех людей, и задачей каждого человека является рефлексия над собственными привилегиями — только через исправление себя и других людей можно прийти к равенству.

Критики феминизма утверждают, что идея патриархата представляет из себя теорию заговора. Под теорией заговора следует понимать желание описать общественные процессы через некоторую изначально очевидную систему, при которых от всего происходящего выгоду получает определенная группа людей. Большую часть человеческой истории реальными привилегиями обладало меньшинство людей обоих полов. Большинство были крепостными, рабами, зависимыми крестьянами или просто бедняками — и никак не претендовали на роль «сильных мира сего», независимо от пола.

Радикальные и интерсекциональные феминистки разошлись и по самому, казалось бы, важному вопросу — кто же такая «женщина».

Для радикальных феминисток понятие женщины связано с биологическим полом, а для интерсекциальных — женщиной можно стать. Более того, для интерсекционализма люди, которым некомфортно в пределах своего пола, попадают под еще более жесткую линию угнетения, чем обычные женщины. Радикальные феминистски или выступают за исключение «транс-женщин» (то есть, мужчин, «ставших» женщинами) из женских сообществ — или против транс-теории вообще, заявляя, что «женщины — это женщины, а мужчины — это мужчины».

Интересная ситуация произошла с писательницей Джоан Роулинг, автором знаменитой вселенной Гарри Поттера, по взглядам склоняющейся к радикальному феминизму. В социальной сети «Твиттер» она возмутилась, что в статье про коронавирус женщин обозначили, как «людей, которые менструируют». Сделали это, чтобы не оскорбить транс-сообщество. Англоязычное интернет-сообщество разделилось на тех, кто поддержал Роулинг — и тех, кто назвал ее трансфобкой и даже увидел какие-то расистские и антисемитские интенции в знаменитой серии книг.

Кроме упомянутых двух течений феминизма, можно назвать и другие — «черный» феминизм, «марксистский» феминизм, «либеральный» феминизм.

Они являются синтезом феминизма с другой идеологией. В то время как упомянутые две группы пытаются сформировать собственную индивидуальную теорию.

Вопрос ислама и вопрос феминизма

Методология исламского права разительно отличается от теории патриархата. Исламские теологи, когда говорили о конкретных правовых решениях, никогда не описывали их интересами отдельных классов или гендеров. Для ислама шариатские установления, куда включены взаимоотношения между полами, имеют корни в Откровении от самого Бога.

Исламская критика политических идеологий чаще всего обращает внимание на это. Идеологии имеют посюстороннюю природу, они утверждены людьми. Продиктованные идеологиями нормы имеют оценочный характер. Нравственные и моральные категории невыводимы логически. Тем самым выбор происходит из нормы, которую навязывает человеку человек, и нормы, которую утверждает человеку Господь. Если сравнивать эти две природы правовых систем, то для человека верующего всегда будет предпочтительна природа божественная.

В этом корневое отличие религии от идеологии. Для идеологии важны такие вещи, как «кто получает выгоду?», «как достичь справедливости?», «как достичь свободы?». А религия задает метавопрос: «кто задает вопросы?». Религия отвечает, что все идеологии лишаются своей привлекательности как имеющие более низкую по сравнению с божественной природу.

Возвратимся к привилегиям. Они всегда зависят от установок вопрошающего. В современном обществе потребления, «привилегированный» означает владеющий имуществом. Но так было не всегда. В традиционном обществе люди духа и знания почитались больше, чем городские владетели капитала, феодалы или даже войны. В исламе алимы и шейхи, в христианстве и буддизме — монахи, в индуизме — брахманы представляли наивысшую, божественную власть.

Важнейшим пересечением феминизма и ислама является идея социальной субъектности женщины. По исламу женщина может: вступать в судебные тяжбы; наследовать имущество; самостоятельно выбирать себе партнера; самостоятельно распоряжаться своим имуществом и заработанными деньгами; инициировать разводный процесс, если нарушаются ее права; получать образование. Современникам эти права кажутся самоочевидными, но исторически ими обладало заметное меньшинство женщин. Часть из перечисленного входило в требования первых суфражисток.

Для идеологий права женщины являются достижением человечества, но для религии это является частью утвержденным Богом порядка. В религии и мужчина, и женщина могут ощутить, что их самость является не придуманным просвещением концептом, но частью естественного положения дел.

В этом году в издательстве Дар аль-Минхадж вышла масштабная энциклопедия из 43 (!) томов, посвященная именам женщин-ученых ислама.

Тем не менее классическое исламское право не утверждает, что мужчина и женщина равны в правовых вопросах. Например, в соответствии с классическим исламским правом, женщина наследует меньшую часть по сравнению со своим братом, ее слово в суде — меньше слова мужчины… В доисламском обществе женщины были практически бесправны, но ислам не утвердил того равноправия, которое пришло с Новейшим временем. Исламский феминизм рассматривает это как незавершенный процесс на пути к равноправию, в то время как традиционный ислам отрицает процесс и утверждает сформированные Откровением положения, как неизменный божественный закон.

Исламский феминизм

Важнейшим принципом феминистического прочтения священных текстов является «позиционный (standpoint) анализ». Исходя из него, мужское прочтение и мужская теология не может передать метафизический опыт женщины.

Вооружившись этой основой, феминистки начали делать свой «иджтихад», своевольно отделяя предания и фетвы, которые казались им «мизогинистичными», от исламской традиции.

При этом феминистки широко пользуются герменевтическими методами, заимствованными у французских левых. С другой стороны, они активно используют риторику исламских модернистов, включая «ценности шариата» и временную обусловленность правовых установлений. Так как исламская религия как чистое Откровение, по их мнению, попало под влияние патриархальных цивилизаций арабов, персов и византийцев, следует очистить его от примеси «мужественного» взгляда и передать «женский опыт».

В нашем обществе распространены стереотипы, что исламский мир лишь недавно начал сталкиваться с феминизмом. На самом деле вопрос положения женщин исламские модернисты начали затрагивать еще в XIX веке.

Так, отдельные работы, посвященные этому вопросу, написали такие крупные мыслители-джадиды, как Мухаммад Абдо и Касим Амин. Более того, значительное число арабских государств пережило социалистические эксперименты, когда правительства пытались переосмыслить положение женщин в обществе. В Новейшее время во многих мусульманских государствах женщины становились правительницами. Например Беназир Бхутто в Пакистане.

Феминизм — сущностно антропоцентрическое течение, которое утверждает, что человек является источником представлений о добре, то есть равенство хорошо объективно. Критик исламского феминизма может задать на это такой вопрос: если заведомо известно, что Господь приказал женщине нечто, что противоречит гендерному равенству — следует ли ей подчиниться или воспротивиться решению Бога?

Конфликт ислама и феминизма начинается на этой точке — между ценностными убеждениями, формирующимися от человека — и прямыми решениями Бога в откровении.

Например, Амина Вадуд, американская исламская феминистка, пишет, что любое прочтение Корана, в том числе традиционное, не лишено субъективности. Значит, и феминистическое прочтение Корана имеет место.

С другой стороны, ни одно из традиционных прочтений Корана не использует внешние по отношению к самому Корану ценностные категории. Более того, сами представления о добре и зле, которые формируются человеком, исламская ортодоксия считает необъективными и низшими по отношению к божественной Воле (вопрос хусн и кубх у ашаритов). Почему же деконструкция под флагом «субъективности» не распространяется на саму феминистическую теорию?

Ислам и феминизм: между конфликтом и согласием

Часто можно наблюдать, как мусульмане пишут: «феминизм не нужен для ислама, ведь сам ислам уже дал женщинам все права». Однако ислам появился задолго до феминизма, когда те вопросы были просто неактуальны. В этом смысле ислам — вещь из совершенно другой среды и другой ценностной парадигмы.

С другой стороны, ислам, как и авраамическая традиция вообще, утвердил полноправную субъектность женщины в обществе. В этой связи феминистическая риторика «женщина — тоже человек», то есть обладательница прав и свобод, свойственных человеческому существу — эта идея созвучна исламскому взгляду на женщину.

Во многом риторика феминисток как борьба с объективизацией, с торговлей женским телом, с насилием — совпадает с исламской женской повесткой.

Интерсекционалистки кроме женской повестки говорят о проблеме постколониальных обществ и угнетенном положении небелых в современной культуре, что совпадает с исламским деколониализмом и утверждением равенства рас. Притом из-за того, что одни выступают с «прогрессивистских», а другие — с «традиционалистских» позиций, одна и та же позиция по этим вопросам редко приводит к диалогу.

С другой стороны, что делать, когда дело касается конкретного шариатского запрета, который противоречит феминистической идеологии? С какой позиции выступает тот, кто критикует шариатский запрет — с феминистической или исламской? И где расставить приоритеты? Это вопросы, на которые сложно получить ответы при чтении работ исламских феминисток.

Думаю, что исламский феминизм честен до определенной точки. За ее пределами уже придется решать, чего в тебе больше — ислама или феминизма.

Само феминистское движение достаточно разобщено, чтобы предложить единый взгляд на женственность и религию. И, тем не менее, сам феминизм связан с уже сформированными образами и культурой. Он скреплен с идеями сексуальной революции и гендерной теорией. Потому во многих отношениях глобальная феминистическая культура противоречит культуре исламской цивилизации.

Исламские общества в разных уголках мира сталкиваются с проблемами угнетенного положения женщин. Зачастую они имеют корни не в самой исламской религии, а в неизжитых древних культах.

В чем я убежден точно, так это в том, что в XXI веке ислам без женщин уже невозможен. Они все больше будут играть роль представительниц исламской цивилизации и устроителей нового мира. С другой стороны, для меня неочевидно, что исламское женское движение обязательно должно быть связано с феминизмом в том виде, который предлагает современная западная культура.

Карим Гайнуллин

ОбществоКультура

Мусульманин-атеист о том, что правые и левые ошибаются в исламе

«Левые ошибаются в исламе. Правильное неправильно для мусульман».

Эти слова написал в Твиттере Али Ризви, автор новой книги Мусульманин-атеист . Ризви родился в Пакистане в 1975 году в семье, которую он называет «умеренной или либеральной мусульманской семьей». Он вырос в Ливии, а затем переехал в Саудовскую Аравию, где прожил более десяти лет. Сейчас он писатель и врач из Канады.

Книга Ризви является отчасти призывом к секуляризму и отчасти защитой ислама как культуры. Это также внутренний вызов исламу как своду доктрин. Ризви обращается напрямую к агностикам, атеистам и гуманистам, живущим в мусульманском мире, призывая их принять светскую культуру, не отказываясь от своей мусульманской идентичности.

Это сложная линия, и Ризви прекрасно с ней справляется.

Я говорил с ним по телефону о его книге, о том, чего он надеется достичь, и о том, что он имел в виду, когда писал, что левые ошибаются в отношении ислама, а правые ошибаются в отношении мусульман.Мы также обсудили, как выглядит «честный разговор» об исламе и почему нынешний политический климат делает этот разговор еще более трудным.

Далее следует наш слегка отредактированный разговор.


Критика ислама без демонизации мусульман

Шон Иллинг

Эту книгу написать нелегко. Вы подвергаете себя критике со всех сторон. Так зачем это писать?

Али Ризви

Я вырос в мусульманской семье от умеренной до либеральной в трех странах с мусульманским большинством, которые были очень разными в культурном отношении.У меня сложились определенные взгляды на религию и мусульманский опыт, которых не было у большинства других. Я говорю не только о самом исламе, но и о мусульманском опыте, который является более личным и больше связан с идентичностью, чем с идеологией или верой.

Как и большинство вопросов, особенно в Соединенных Штатах, обсуждение этого вопроса — об исламе, мусульманах и терроризме — в конечном итоге разошлось между левыми и правыми. У вас были либералы со своими взглядами и консерваторы со своими взглядами, и я чувствовал, что они оба действительно не достигли цели. Они оба смешивали «ислам» как идеологию и «мусульманин» как идентичность. Ислам – это религия; это набор убеждений, набор идей в книге. Это не по-человечески. Мусульмане — настоящие, живые, дышащие люди, и для меня есть большая разница между критикой идей и демонизацией людей.

Шон Иллинг

И, по вашему мнению, ни левые, ни правые не улавливали этого различия?

Али Ризви

Ни одна из сторон не делала этого различия.Слева люди говорили, что если у вас есть критика в адрес ислама, то вы фанатик против всех мусульман. Справа было похоже, что в исламских писаниях много проблемных вещей, поэтому всех, кто является мусульманином, нужно запретить, или профилировать, или демонизировать. Обе стороны не делали этого различия между вызывающими идеями, которые исторически двигали общества вперед, и демонизацией людей, которые только разрывали общества на части.

Шон Иллинг

Как ваша книга разделяет эту разницу?

Али Ризви

Я думаю, что все мы имеем право верить во что хотим, и мы должны уважать это право, но это не обязательно означает, что мы должны уважать сами убеждения. Вот о чем эта книга. Речь идет о том, чтобы провести различие между исламской идеологией и мусульманской идентичностью и исследовать, как мы можем вести честный разговор об идеях и убеждениях, не опускаясь до фанатизма по отношению к тем, кто может бросить им вызов или поддержать их.

Шон Иллинг

Я думаю, что многое из того, что вы говорите, возвращает нас к фундаментальному вопросу о том, является ли ислам (или вообще любая религия) по сути своей культурой, или где проводится граница между ними.

Али Ризви

Между ними определенно есть какое-то взаимодействие.Но культура всегда развивается. Если вы посмотрите на светские общества, такие как Соединенные Штаты, то то, что было в 1950-х годах, сильно отличается от того, что есть сейчас. Он сильно изменился в культурном плане. Но религия замораживает культуру во времени. Религия догматизирует культуру и тормозит ее эволюцию.

Шон Иллинг

Вы могли бы также сказать, что религия помогает создавать и укреплять культуру, но я понимаю вашу точку зрения.

Али Ризви

Конечно, и есть аспекты, которые могут быть положительными.Многие из нас являются атеистами, но сохраняют некоторые культурные элементы религии. Например, я до сих пор наслаждаюсь праздником Курбан-Байрам и быстрыми ифтарами Рамадана со своей семьей. С этими вещами у меня связаны приятные детские ассоциации и воспоминания.

Это справедливо и для других религий. Сам Ричард Докинз, который является… ну, нет большего атеиста, чем Ричард Докинз. Тем не менее, он также назвал себя культурным христианином. Он даже говорит, что предпочитает петь религиозные рождественские гимны, такие как «Тихая ночь», другим, таким как «Звенящие колокольчики» и «Красноносый северный олень Рудольф».«Я думаю, что мы должны иметь возможность наслаждаться некоторыми из этих ритуалов без бремени веры.

Верующие-мусульмане обходят Каабу во время священного для мусульман месяца поста Рамадан в Мекке, Саудовская Аравия, 16 июня 2017 года. Getty Images

Что правые и левые ошибаются в исламе

Шон Иллинг

Об этом можно еще много говорить, но я хочу переориентировать нас на политические вопросы.Скажу честно: я подошёл к этому разговору с некоторым трепетом. Я левый, но я верю, что есть элемент левых, которые изо всех сил пытаются честно говорить о проблемах в мусульманском мире, отчасти потому, что очень многие чувствуют себя обязанными (я думаю, справедливо) дать отпор фанатизму. право, а также потому, что религия редко является единственным переменным поведением за рулем.

Но когда я на днях увидел ваш твит, в котором утверждалось, что левые ошибаются в отношении ислама, а правые ошибались в отношении мусульман, я почувствовал, что это хорошее начало этих трудных дебатов.Можете ли вы сказать мне, что вы имели в виду?

Али Ризви

Я думаю, что у левых есть слепое пятно, когда дело касается ислама, и у правых есть слепое пятно, когда дело касается мусульман. Когда христианские фундаменталисты, такие как Пэт Робертсон, говорят что-то гомофобное или женоненавистническое, левые обрушиваются на них, как тонна кирпичей. Им очень удобно критиковать и высмеивать фундаменталистское христианство. Но когда дело доходит до ислама, в котором много таких же гомофобных и женоненавистнических учений, они вскидывают руки, отступают и говорят: «Вау, подождите, мы должны уважать их религию и культуру».

Шон Иллинг

Кажется, вы приветствуете это намерение, но все же считаете, что оно в конечном счете контрпродуктивно.

Али Ризви

Я понимаю, что это из хорошего места. Я сам либерал и голосую за либералов. Частью нашего либерального сознания является защита прав меньшинств, поскольку они должны быть защищены. Но это не значит, что мы должны также защищать и защищать все их убеждения, многие из которых столь же нелиберальны, как и убеждения христианских фундаменталистов.

Это очень расстраивает наших либеральных коллег в странах с мусульманским большинством, которые борются с фундаменталистским исламом так же, как либералы здесь борются с фундаменталистским христианством, и даже рискуют ради этого своей жизнью. Многие умерли за это. Однако они слышат, как их либеральные коллеги на Западе называют их идеи «исламофобскими». Это разрушительный двойной стандарт для них.

Шон Иллинг

А что справа?

Али Ризви

Те, что справа, рисуют всех мусульман под одну гребенку.Название моей книги обращается к миллионам людей в мусульманском мире, которые являются атеистами или агностиками, но должны публично идентифицировать себя как мусульмане, иначе они будут отвергнуты, подвергнуты остракизму или даже убиты своими семьями и правительствами. Они атеисты в мыслях, но мусульмане на деле. Они живут противоречивым существованием. Отсюда и название книги.

Они сохраняют ярлык мусульманина, потому что правительства и исламистские группировки в их странах не позволяют им избавиться от него. Ну, а теперь, с запретом мусульман Трампом, особенно первым, который он предложил в качестве кандидата в 2015 году, Трамп тоже не даст их стряхнуть.Такие общие запреты касаются многих людей вроде меня, потому что у нас мусульманские имена и мы выходцы из стран с мусульманским большинством.

Ислам не религия войны или мира

Шон Иллинг

Я не верю, что ислам по своей природе или обязательно является насильственным, и я думаю, что широкий взгляд на историю оправдывает это утверждение. Но в данный момент из мусульманского мира исходит чрезмерное количество хаоса. Во многом это связано с политическими, экономическими, социальными и историческими факторами, и я уверен, что некоторые из них связаны с конкретными религиозными доктринами.Я не чувствую себя способным придавать вес этим причинам, и я настолько далек от авторитета в исламе, насколько это вообще возможно, поэтому я изо всех сил пытаюсь сказать что-либо определенное или полезное об этих проблемах.

Али Ризви

Я собираюсь перефразировать своего друга Мааджида Наваза по этому поводу. Он говорит, что ислам не является ни религией войны, ни религией мира. Это просто религия, как и любая другая религия. Конечно, священные писания этих религий вдохновили многих людей на добрые дела, но они также вдохновили многих людей и на плохие поступки.

Посмотрите на это с другой стороны. Вы знаете евреев, которые едят бекон? Почти все мои еврейские друзья едят бекон. Означает ли это, что иудаизму вдруг стало хорошо с беконом?

В этом разница между религией и людьми. Вы не можете сказать, эй, у меня много друзей-евреев, которые едят бекон, поэтому иудаизм должен быть в порядке со свининой. Это не имеет смысла. Поэтому, когда я говорю, что большинство мусульман, которых я знаю, очень миролюбивы и законопослушны, что они не мечтают о насилии, это не стирает всего насилия и призывов к мученичеству, джихаду и священной войне против неверующих в исламских писаниях. .Большинство моих друзей-мусульман, как в Пакистане, так и здесь, занимались добрачным сексом и тоже употребляли алкоголь. Это не означает, что ислам допускает любую из этих вещей.

Жестокая правда в том, что в Коране одобряется много насилия, и есть другие ужасные вещи, как в Ветхом Завете. Но в мире больше людей — даже если это меньшинство мусульман, — которые серьезно относятся к своему писанию. Нечестно говорить, что агрессивные мусульманские группировки, такие как ИГИЛ, не являются исламскими.

Офицеры Федеральной полиции Ирака держат захваченный флаг ИГИЛ в оккупированной Исламским государством деревне Абу-Саиф, в 6 км от Мосула, 22 февраля 2017 года, в Ниневии, северный Ирак. Мартин Эйм / Getty Images

Шон Иллинг

А как вы объясняете все остальные внешние факторы, которые сговорились создать условия для беспорядков в этих странах?

Али Ризви

Внешняя политика является фактором.Не так давно Соединенные Штаты приветствовали афганских моджахедов как героев, сражавшихся против Советов. Слово «моджахеды» буквально означает людей, ведущих джихад. Это было хорошо для Америки в 1980-х годах. Бен Ладен был среди этих боевиков, и сам получал финансирование и обучение от США. Мы видели, как это получилось.

Но есть еще вот что: если вы молодой иракец, и ваша семья подверглась бомбардировке США, ваша реакция может заключаться в том, что вы можете стать антиамериканцем. Вы можете сказать: «Хорошо, я буду драться с этими парнями». Но станете ли вы реагировать на внешнюю политику США, если начнете порабощать и насиловать 9-летних езидских девочек? Или принуждение местных немусульманских меньшинств к уплате налога или обращению в ислам, или к публичному распятию, как повелевается в стихах Корана 9:29-30 и 5:33? Или обезглавливание шиитов или отступников, отошедших от ислама? Или сбрасывать геев с крыш?

Это не просто чья-то реакция на внешнюю политику США. Это то, что они делают со своим народом.Убийство отступников и захват секс-рабынь. Так что вопрос о весе и о том, насколько он важен, это хороший вопрос. Но эти люди рассказывают нам, почему они делают то, что делают. Есть террористы, которые после теракта скажут: «Это наша месть за то, что вы делаете с нашей землей и нашим народом». А потом бывают и другие случаи, когда они делают заявления, говорящие: «Это то, что говорит Коран». ИГИЛ часто делает очень точные заявления со ссылкой на Коран, которые полностью соответствуют их действиям.

Шон Иллинг

Верно, но снова становится ужасно заманчиво анализировать это расстройство в вакууме. Когда государства рушатся, а общества рушатся, вы часто видите межплеменное, этническое и религиозное насилие в зависимости от того, как проведены линии разлома, и поэтому никогда не бывает так просто, как выделить текст или некоторые доктрины в качестве главной причины.

Али Ризви

Достаточно честно. Дело в том, что у нас было много дискуссий о внешней политике США и о том, как это вызвало проблемы в мусульманском мире, но мы как-то уклоняемся от разговора о не менее важной религиозной, доктринальной основе этих террористических актов.Мы тоже не должны отрицать. Я убежден, что одна из основных причин, по которой мы не решили эту проблему, заключается в том, что мы боимся поставить полный диагноз.

Призыв фундаментализма

Шон Иллинг

Интересно, возможна ли вообще полная диагностика. Сделайте шаг назад и взгляните на историю шире. Содержание этих текстов не изменилось — изменились политические и социально-экономические условия. Таким образом, возникает вопрос: что такого в этих условиях, что порождает определенные интерпретации или ведет к тому, что определенные доктрины становятся более явными?

Али Ризви

Во многом это связано с соблазном принадлежности к группе и поиском личности.В своей книге я обсуждаю идеи Эрика Эриксона, который ввел термин «кризис идентичности», и Джеймса Марсиа, который подробно написал о том, как молодые люди решают его с точки зрения исследования и приверженности набору ценностей.

Достижение

Identity характеризуется высоким уровнем исследования и высокой приверженностью, что означает, что вы предоставляете себе множество вариантов, а затем выбираете набор ценностей, которые представляют вас лучше всего. Потеря права выкупа идентичности — это низкое исследование, высокая приверженность. Это люди, которые придерживаются набора ценностей без особого изучения — например, люди со строгим религиозным воспитанием, которые принимают учения своих родителей без особых вопросов. Мораторий на идентичность — это высокие исследования, низкие обязательства, отмеченные нерешительностью. А распространение идентичности — это низкое исследование, низкая приверженность. Это ваши блуждающие души.

Если вы посмотрите на то, как мы, люди, разрешаем кризис идентичности в подростковом и юношеском возрасте, вы увидите, что некоторые из этих процессов, например лишение права выкупа идентичности в данном случае, лучше подходят для объяснения того, что может побудить молодого человека присоединиться к или сопротивляться насильственным идеологиям, таким как джихадизм. Я думаю, что это гораздо лучшая модель, чтобы понять это и противостоять этому.Он также признает роль самой идеологии и доктрины, а не отклоняется от нее.

Шон Иллинг

Я согласен, что во многих случаях мы говорим о экзистенциально плывущих по течению людях, о людях, жаждущих чего-то грандиозного, благородного или значимого в своей жизни. И во многих отношениях ИГИЛ или исламский экстремизм — самая большая игра в городе на этом фронте. Эти движения или группы предлагают исключительно целенаправленную борьбу, и ее привлекательность трудно переоценить.

Али Ризви

Ага.Я думаю, что это на самом деле очень законно. Многие из этих людей просто блуждающие души. Они просто пытаются найти место для себя. Но для меня более интересным вопросом является то, почему ислам, почему именно эта религия им так импонирует? Почему люди, склонные к насилию, находят ислам таким привлекательным для своих целей?

Странно, как мы думаем об этом. Мы очень, очень стараемся танцевать вокруг этого. Когда кто-то говорит нам, что сделал что-то по политическим мотивам, мы легко это принимаем.«Конечно, они сделали это из-за политики». Когда кто-то говорит: «Я сделал это из-за денег», мы им верим. Даже когда люди говорят: «Я играл в Doom , в видеоигру, и слушал Мэрилина Мэнсона», мы принимаем это за чистую монету и ведем все эти культурные разговоры о роли видеоигр и музыки в насилии.

Но когда люди говорят: «Я делаю это во имя Аллаха», и цитируют аят 8:12, в котором говорится: «Бей неверных по шее и вырубай у них каждый кончик пальца», и мы видим, как они делают именно то, что говорят эти слова, мы смотрим на это и говорим: «Нет, нет, это должна быть политика. Это должно быть за деньги. Давайте посмотрим, в какие видеоигры они играли.»

Это единственное, с чем у меня проблема. Я признаю другие причины. Я исследовал их в своей книге. Да, есть претензии политические, есть претензии внешнеполитические. Мы никогда не отрицаем их. Так почему же мы отрицаем, что сама религия, само писание может привести к этим злодеяниям?

Шон Иллинг

Это честные баллы. Я часто ловил себя на том, что изо всех сил пытаюсь доказать, что люди могут быть сбиты с толку тем, что на самом деле их мотивирует, или, по крайней мере, слепы к первопричинам.Но это трудно сделать в данном контексте. В любом случае нам явно нужен нюансный разговор, а его просто не происходит.

Возьмем кого-нибудь вроде Сэма Харриса, который, как мне кажется, правильно рассуждает, когда говорит о связи между идеями и действиями. Харрис часто недооценивает степень, в которой религиозные идеи могут быть опорой или оправданием поведения, мотивированного нерелигиозными обидами. С другой стороны, однако, есть много людей, которые вообще отрицают такую ​​связь, что абсурдно.Опять же, мне интересно, что делает конкретные идеи привлекательными в определенные периоды истории? Мы должны изолировать эти условия и причины.

Али Ризви

Я думаю, что это сложнее. Вспомните лозунг [Национальной стрелковой ассоциации]: «Оружие не убивает людей; люди убивают людей». Типичный либеральный ответ на это, и это правильно, — нет, не преуменьшайте смертоносность оружия. Вы не можете исключить их из уравнения. Даже если они всего лишь инструмент или реквизит, они занимают центральное место в нем.

Теперь замените в этом утверждении «оружие» на «религию» или «убеждения». Религия в данном случае гораздо худшая опора, потому что имеет идеологические корни. В Священном Писании есть слова, которые дословно повелевают именно тем насильственным действиям, которые мы видим, совершаемые исламскими военизированными группировками. Они не цитируют профессоров исламоведения в университете Аль-Азхар. Они цитируют Коран и хадисы.

И да, в некоторых случаях Ислам используется нерелигиозными людьми в других целях. Хорошим примером этого является запрет пакистанским правительством YouTube в стране после того, как фильм, высмеивающий ислам и Мухаммеда, стал вирусным.Это помогло правительству, поскольку лишило политических инакомыслящих огромной трибуны. Теперь, если бы они сказали: «Мы запрещаем YouTube, потому что хотим подавить политическое инакомыслие», вся страна восстала бы против них. Но когда они сказали, что хотят сделать это, чтобы остановить богохульство против нашего любимого пророка, массы поддержали их. Поэтому они использовали религиозные причины в нерелигиозных целях.

Но это все равно не отменяет сути дела. До сих пор остается в силе, что религия — и на этот раз я говорю «религия вообще», потому что, хотя сегодня ислам особенно опасен, другие авраамические религии когда-то служили той же цели, — чрезвычайно хорошо подходит для целей и прихотей авторитарных тиранов и насилие повсюду, используется ли оно в качестве опоры или движет им верой.

Президент США Дональд Трамп проводит митинг в Сидар-Рапидс, штат Айова. Фото Скотта Олсона / Getty Images

Фактор Трампа

Шон Иллинг

Трамп и трампизм придают этому разговору еще одну остроту. Я думаю, мы должны найти способ честно и продуктивно говорить об этих проблемах, а это тем более сложно на фоне явно антимусульманской администрации.

Али Ризви

Вот о чем книга. Книга — мой ответ на этот вопрос. Как вести честный разговор об этом, не впадая в фанатизм, и как делать это морально ответственным образом? Я не буду полностью винить либералов в подъеме Трампа — я думаю, что в этом во многом виноваты ультраправые. Но либералы не без вины. Они оставили вакуум.

Неспособность либералов противостоять исламизму с честной и моральной позиции оставила пустоту, которая позволила правым Трампам оппортунистически подойти к нему с позиции ксенофобии и фанатизма.

Харрис предупредил об этом — захвате разговора иррациональными действующими лицами крайне правых — более 10 лет назад. И не соглашайтесь с ним сколько угодно, но он всегда помнил об этой разнице между критикой ислама и демонизацией мусульман. Его книга с Мааджидом, Ислам и будущее толерантности , тому подтверждение. Это момент, который нам просто нужно ехать домой и продолжать повторять. Если мы этого не сделаем, мы не сможем вести ответственный разговор об этом.

Шон Иллинг

Согласен. Но именно поэтому кто-то вроде Харриса, которого, я думаю, иногда несправедливо критикуют, делает более продуктивный разговор менее вероятным. Это недавно появилось в его подкасте с Фаридом Закарией. Если мы говорим, что религия сводится к конкретным доктринам в ее священном тексте, то мы не оставляем много места для эволюции или реформации. Как вы сказали, религия в любой момент, по сути, является тем, чем ее считают верующие. Библия пронизана ужасными догмами бронзового века, но большинство христиан больше не воспринимают их всерьез. То же самое может быть верно для любой религии.

Али Ризви

Теперь мы подходим к идее реформы, и именно об этом говорит Мааджид Наваз, который на самом деле также помог изменить взгляд Сэма на это.

Я не думаю, что кто-то говорит, что религия сводится к конкретизированным доктринам в ее священном тексте. Я знаю, что Сэм тоже так не думает. Но мы говорим, что эти тексты — огромная, огромная часть религии. В исламе божественность и непогрешимость Корана — единственное, с чем согласны все секты и деноминации.И опять же, сколько бы евреев ни начали есть свинину, религия иудаизм никогда не будет согласна со свиным мясом.

Одна вещь, которую христиане и иудеи не всегда понимают, потому что это трудно понять, заключается в том, что большинство мусульман почитают свой священный текст совершенно иначе, чем они. Это не просто вдохновлено Богом или написано людьми Божьими. Это написано самим Богом, каждая буква, каждый знак препинания. Это буквально, и это непогрешимо. Вы не можете даже прикасаться к книге, если не совершили ритуал омовения.Это очень серьезно.

Как выглядит реформация

Шон Иллинг

Ваша книга отчасти является призывом к исправлению. Учитывая то, что вы только что сказали, что, по вашему мнению, следует сделать?

Али Ризви

Я говорю, что первый шаг к реформе в исламе — это отказ от непогрешимости. Некоторым это кажется возмутительным. Говорят, этого никогда не будет. Но это случилось в прошлом. Евреи-реформисты сегодня составляют большинство американских евреев. Никто из них больше не верит, что Тора является буквальным словом Бога.Но долгое время так и было — Тора была ниспослана Моисею на горе Синай, а Скиния — так же, как Коран — Мухаммеду, начиная с пещеры Хира в Мекке. Это было без ошибок. Предположение об обратном было богохульством — и посмотрите Левит 24:16, чтобы узнать о последствиях этого.

Удивительно, но за последние 10 или 15 лет я стал наблюдать, как молодые мусульмане начинают сомневаться в абсолютной непогрешимости Корана. Говорят, знаете ли, она была составлена ​​так давно после смерти пророка его сподвижниками, собрана по кусочкам из их коллективной памяти, что можно было что-то упустить или добавить, и можно только сказать, что она богодухновенная, а не чисто божественная.Это кажется небольшим понижением в должности, но на самом деле оно огромное.

Вот почему я говорю, что верю в мусульманскую реформу, а не в исламскую реформу. Я не думаю, что использование умственной гимнастики для переосмысления Священных Писаний убедительно. Вы не можете продолжать говорить, что «убить» на самом деле означает «любить», или «бить свою жену» неверно истолковано и на самом деле означает «поцеловать вашу жену», и оставаться заслуживающими доверия. В эпоху интернета все выставлено напоказ. Он есть в сети, вы можете найти его на дюжине языков, несколько переводов, контекст, синтаксис и этимологию каждого слова — сегодня любой 12-летний ребенок может это откопать.

Но когда вы смотрите на всю книгу в целом и думаете: «Ну, это божественное или просто божественное вдохновение? Какова вероятность того, что Бог действительно сказал это? Если Бог создал бинарные пульсары, замедление времени и тектоническую плиту смены, все эти удивительные вещи, какое ему дело, ем ли я свинину или с кем занимаюсь сексом?» С этим вы можете работать. Не меняйте то, как читается ислам, но попытайтесь изменить то, как молодые мусульмане думают, как они подходят к информации и обрабатывают ее. Скептицизм, эмпирический анализ, критическое мышление.

Шон Иллинг

Я думаю, что ваше мнение здесь крайне необходимо, хотя я понятия не имею, насколько вероятно, что оно найдет отклик. Но я по-прежнему убежден, что рассказывать мусульманам об их религии — чушь собачья и построенная на ложных утверждениях, мир не станет лучше. Ваша книга прекрасно показывает, что религии — это гораздо больше, чем просто идеи. Каждый раз, когда вы говорите о религии, вы также говорите об идентичности, культуре, ритуалах и сообществе, и любой подход, осуждающий ислам как таковой, несомненно, оттолкнет подавляющее большинство мусульман.

Али Ризви

Что ж, моя книга тоже довольно жесткая по поводу религии, но она не о том, чтобы сказать людям, что их религия — чушь собачья, а о том, как вы им это говорите. Я говорю в книге, что подготовка сцены для разговора часто важнее, чем сам разговор. Я вел этот разговор с моими друзьями-мусульманами и семьей в течение очень долгого времени, и мне часто приходилось находить творческие способы вести его в странах, где высказывание того, что есть, может иметь ужасные последствия.Я всегда хотел найти наилучший способ добиться этого, способ, который был бы честным и конструктивным.

Дело в том, что большинство мусульман на самом деле не слишком много знают об исламе. Они родились в мусульманских семьях, поэтому быть мусульманином для них очень похоже на идентичность при рождении. И когда вы критикуете Ислам или проблемный стих в Коране, или шутите о Мухаммеде, они воспринимают это на свой счет как нападение на них , на их идентичность.

В своей книге я намеренно пытался сначала установить связь на основе общей идентичности, а потом уже переходить к идеям.Я рассказал о том, как меня воспитывали, обо всех ритуалах, в которых я и моя семья участвовали, обо всех мелочах, которые случаются, когда вы становитесь мусульманином, — с сообщением, что я был там, где были вы. Меня воспитывали так же. Я уважаю, насколько важной кажется эта идентичность и насколько реальным является этот опыт. Мы родом из одного места.

И как только это заблокировано, я заметил, что почти в каждом случае люди гораздо более восприимчивы к критике своих убеждений. Это действительно потрясающе. Это потому, что теперь они знают, что вы говорите об идеях и убеждениях, и вы не нападаете на них как на людей.И когда это происходит, я замечаю, что гораздо больше людей сомневаются в своих убеждениях, чем вы думаете.

Шон Иллинг

Бывают ли случаи, когда честность может быть контрпродуктивной, и если да, то как нам сбалансировать это напряжение?

Али Ризви

Существует спор о том, что продуктивно, а что честно, и как нам сбалансировать это — как нам быть конструктивными, оставаясь при этом честными. Когда вы очень серьезно говорите о чем-то, например, о человеке, живущем внутри рыбы, невозможно по-настоящему говорить об этом, не прозвучав так, будто вы издеваетесь над чем-то. Это только один пример. Я просто говорю, как трудно иногда бывает вести честные разговоры о убеждениях.

Но я бы призвал либералов вести этот разговор открыто, честно и ответственно. Это уже происходит в мусульманском мире. Несколько белых западных либералов признались мне, что согласны с тем, что я говорю, но сами не скажут этого, потому что боятся, что их заклеймят фанатиками или исламофобами. Я называю это «исламофобофобией», страхом быть названным исламофобом.Это отличный способ прекратить разговор и заставить замолчать людей с колониальной или белой виной.

Я понял. Вот почему «Братья-мусульмане» так любят этот термин. Он смешивает законную критику ислама с антимусульманским фанатизмом. И он эксплуатирует жертв антимусульманского фанатизма, используя их опыт в политических целях цензуры критики ислама. Когда вы поддаетесь на это, когда вы воздерживаетесь от отстаивания своих либеральных ценностей, вы не помогаете обуздать терроризм.Вы уже являетесь его жертвой.

Либералы сегодня пользуются благами Просвещения, которые их предшественники добились великими актами богохульства и восстания, часто ценой своей жизни и средств к существованию. Сегодня этот разговор и это движение происходит в мусульманском мире. Это касается не только женщин в хиджабах и бородатых мужчин, которых вы видите по телевизору. Среди них коллега-мусульманин, пьющий пиво, с которым вы работаете; в него входит девушка-мусульманка из колледжа, которая сомневалась в отношении своей религии к женщинам; она включает в себя агностиков, атеистов и свободомыслящих, таких как я, которые хотят свободы изменить свое мнение, буквально не теряя головы.В этом разговоре много голосов, и вам не нужно выбирать. Просто позвольте этому случиться.

Будь союзником, а не спасителем.

Ислам

И.
Введение

Ислам ,
одна из трех основных мировых религий, наряду с иудаизмом и
Христианство, исповедующее монотеизм или веру в единого Бога. В
в арабском языке слово Ислам означает капитуляцию или
подчинениеподчинение воле Божией.Последователь ислама является
называется мусульманином , , что по-арабски означает тот, кто сдается
Бог. Арабское имя Бога, Аллах , относится к тому же Богу.
почитается иудеями и христианами. Центральное учение ислама состоит в том, что
есть только один всемогущий, всезнающий Бог, и этот Бог сотворил
вселенная. Этот строгий монотеизм, а также исламское учение,
все мусульмане равны перед Богом, обеспечивает основу для коллективного
чувство верности Богу, которое выходит за рамки класса, расы, национальности и даже
различия в религиозной практике.Таким образом, все мусульмане принадлежат к одному
сообщество, умма , независимо от их этнической или национальной
задний план.

В пределах
через два столетия после своего возникновения в 7 веке ислам распространился из
первоначального дома в Аравии в Сирию, Египет, Северную Африку и Испанию до
запад, а в Персию, Индию, а к концу 10 в.
на восток. В последующие века ислам также распространился в Анатолию.
и Балканы на севере, и страны Африки к югу от Сахары на юге. То
Мусульманская община насчитывает около 1 миллиарда последователей на всех пяти
континентах, а ислам является самой быстрорастущей религией в мире. То
самой густонаселенной мусульманской страной является Индонезия, за ней следует Пакистан и
Бангладеш. За пределами Ближнего Востока большое количество мусульман проживает в
Индия, Нигерия, бывшие республики Союза Советских Социалистических
республики (СССР) и Китая.

Один
одной из причин роста мусульманской общины была ее
открытость для новых членов.Дети, рожденные от родителей-мусульман, автоматически
считался мусульманином. В любое время немусульманин может принять ислам путем
объявить себя мусульманином. Заявление человека о
вера является достаточным доказательством обращения в ислам и не обязательно
подтверждены другими или религиозными авторитетами.

II. То
Учение Мухаммеда

Вокруг
год нашей эры 570 Мухаммед,
пророк-основатель ислама, родился в Мекке,
в то время центральный город Аравийского полуострова. Где-то 40 лет спустя
Мухаммед начал проповедовать новую религию, ислам, которая представляла собой
отмечен разрыв с существующими моральными и социальными кодексами в Аравии. Новый
Религия ислама учила, что есть один Бог, и что Мухаммед был
последний и самый важный в ряду пророков и вестников. Через
своим посланникам Бог посылал различные кодексы или системы законов для жизни,
кульминацией в Коране
(Коран), священная книга ислама.Эти посланники были смертными людьми, и
они включали среди многих других Моисея,
еврейский пророк и законодатель, и Иисус,
которого христиане считают сыном Божьим, а не пророком.

Ислам
также учил, что христианская Библия
(который включает еврейскую Библию как Ветхий Завет и дополнительные 27
книги, называемые Новым Заветом), и Коран были священными
книги. Согласно Корану, два более ранних Писания были
со временем изменились по сравнению с их первоначальными формами, данными Богом, в то время как Коран
останется совершенным, сохраненным Богом от такого искажения. Кроме того
отличать себя от иудейской и христианской традиций, новое
религия учила, что Бог ислама предоставил человечеству средства
отличить добро от зла, через пророков и Коран. Следовательно, на
в Судный день люди ответят за свои действия.

Мухаммеда
учение встретило суровое и враждебное сопротивление, и в 622 г.
покинул Мекку и искал убежища в городе Ясриб, так как ряд его
последователи уже сделали.По прибытии Мухаммеда имя Ясриб было
изменен на Медину
(имеется в виду город). Позже была установлена ​​дата иммиграции Мухаммеда.
как начало 12-месячного лунного исламского календаря.

III. То
Пять столпов

Во время
десять лет между его прибытием в Медину и смертью в г. н.э. г.
В 632 году Мухаммед заложил основу идеального исламского государства. Ядро
были созданы убежденные мусульмане, и была упорядочена общинная жизнь.
в соответствии с требованиями новой религии. В дополнение к общему
моральные предписания, требования религии стали включать
количество институтов, которые продолжают характеризовать исламскую религиозную
практика сегодня. Главными из них были пять
столпы ислама, основные религиозные обязанности, требуемые от каждого
взрослый мусульманин, психически дееспособный. Каждый из пяти столпов описан в
части Корана и уже практиковались во времена Мухаммеда.
продолжительность жизни.Это исповедание веры ( шахада ), молитва ( салат ),
раздача милостыни ( закят ), пост ( саум ) и паломничество ( хадж ).
Хотя некоторые из этих обычаев имели прецеденты в иудейской, христианской и
другие ближневосточные религиозные традиции, взятые вместе, отличают
Исламские религиозные обычаи отличаются от обычаев других религий. Пятерка
Столбы, таким образом, являются наиболее центральными ритуалами ислама и составляют ядро
практики исламской веры.

А.
Исповедь Веры

абсолютным центром исламского благочестия является Аллах, верховный, всезнающий,
всесильный и, главное, всемилостивый Бог. Арабское слово Аллах
означает Бог, и этот Бог понимается как Бог, принесший
мир в бытие и поддерживает его до конца. Повинуясь Божьему
команды, люди выражают свое признание и благодарность за
мудрость творения и жить в гармонии со вселенной.

исповедание веры или свидетельство веры (шахада), поэтому
обязательное условие членства в мусульманской общине. Несколько раз
в течение обычного дня и при произнесении ежедневных молитв мусульманин повторяет
исповедание: «Свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, и
что Мухаммад — его пророк». Формальных ограничений на
время и место эти слова могут быть повторены. Чтобы стать членом
мусульманской общины, человек должен исповедовать и действовать в соответствии с этой верой в
единство Бога и пророчество Мухаммеда. Быть настоящим
исповедание веры, которое представляет собой отношения между говорящим и
Боже, словесное высказывание должно выражать подлинное знание своего значения как
а также искренняя вера. Действия человека могут быть подвергнуты проверке
других мусульман, но высказывание человеком исповедания веры является
достаточных доказательств принадлежности к мусульманской общине и не может быть
оспаривается другими членами этого сообщества.

Б.То
Пять ежедневных молитв

Второй столп Ислама – это религиозный долг выполнять пять предписанных
ежедневные молитвы или салат. Всем совершеннолетним мусульманам положено выполнять пять
молитв, которым предшествует ритуальное очищение или очищение тела в
разные промежутки дня. Коранические ссылки также упоминают
акты стояния, поклонов и земных поклонов во время молитв и перед набором
направление, известное как кибла .Сначала мусульмане должны были встретиться лицом к лицу с Иерусалимом.
во время молитвы, но уже при жизни Мухаммеда им было велено
лицом к Каабе,
древняя святыня в городе Мекка. Коран также упоминает о
чтение частей Корана как форма молитвы. Однако даже с
его многочисленные ссылки, один только Коран не дает точных указаний
для этого центрального ритуала молитвы.

Наиболее подробные описания ритуалов молитвы взяты из
примером, установленным пророком Мухаммедом, и сохранились в более поздних исламских
традиции.Некоторые детали этих ритуалов различаются, однако все мусульмане согласны с этим.
что есть пять обязательных ежедневных молитв, которые должны совершаться в определенные
время суток: рассвет ( фаджр или субх ), полдень ( зухр ),
полдень ( аср ), закат ( магриб ) и вечер ( иша ).
Рассветные, полуденные и закатные молитвы не начинаются точно на рассвете, в полдень и
закат; вместо этого они начинают сразу после того, как различать исламский ритуал
от более ранних языческих обычаев поклонения солнцу, когда оно восходит или заходит.

А
молитва состоит из последовательности единиц, называемых поклонами ( ракатов ).
Во время каждой из этих частей молящийся встает, кланяется, становится на колени и
простирается во время чтения стихов из Корана, а также других молитв
формулы. С некоторыми вариациями среди различных мусульманских сект, в полдень
послеобеденной и вечерней молитвах эти единицы повторяются четыре раза, при этом
во время закатной молитвы они повторяются трижды, а на рассвете только
дважды.Первая глава Корана, аль-Фатиха, повторяется в каждом
единица в молитвенной последовательности. Каждая молитва заканчивается чтением
исповедание веры с последующим приветствием «да мир,
да пребудут с вами милость и благословение Божие».

Везде, где
Мусульмане живут в значительном количестве по всему миру, призыв к
молитва, или азан , повторяется пять раз в день муэдзином
(глашатай) из мечети, места отправления культа мусульман. Мусульмане поощряются
молиться вместе в мечетях, но групповая молитва — это только религиозная
обязательство для полуденной молитвы в пятницу. Женщины, путешественники, больные мусульмане,
а тем, кто ухаживает за больными, предоставляется разрешение не посещать
Пятничная совместная молитва, хотя они могут присутствовать, если захотят.

Пятничный полуденный намаз возглавляет имам , который просто молится
лидер; эта молитва отличается от обычных полуденных молитв в другие дни
недели.В качестве обязательной части ритуала на этом собрании
молитве предшествуют две проповеди. В другие дни мусульмане могут молиться
где они хотят, индивидуально или в группах. Они должны соблюдать
ритуалы моления в определенное время суток, лицом в сторону
Мекку, соблюдая надлежащий порядок молитв и готовясь через
символическое очищение. В зависимости от ситуации, этот последний ритуал
омовение требует либо полного омовения тела, либо менее сложного
ритуальное омовение рук, рта, лица и ног.

В
Помимо пяти обязательных ежедневных молитв, мусульмане могут совершать
необязательные молитвы, некоторые из которых имеют фиксированный ритуальный формат и
совершается до или после каждой из пяти ежедневных молитв. Другие
совершается ночью индивидуально или с другими мусульманами. Эти
дополнительные формальные и неформальные молитвы выражают первичную
функция молитвы в исламе, которая заключается в личном общении с Богом для
целью поддержания постоянного присутствия божественного в
личная жизнь мусульман.Более формальные аспекты молитвы также служат
обеспечить дисциплинированный ритм, который структурирует день и способствует чувству
общности и общей идентичности среди мусульман.

С.
Милостыня

Третий столп ислама – это закят, или милостыня. Религиозный долг,
Закят считается выражением преданности Богу. Он представляет собой
попытка обеспечить более бедные слои общества, и это предлагает
средство для мусульманина очистить свое богатство и достичь спасения. То
Коран, наряду с другими исламскими традициями, настоятельно призывает
благотворительность и постоянно напоминает мусульманам об их моральном долге перед
бедняки, сироты и вдовы; тем не менее, он проводит различие между общим,
добровольная благотворительность ( садака ) и закят, причем последний является
обязательный сбор на деньги или продукцию мусульман. В то время как значение
термины были открыты для различных интерпретаций, Коран регулярно
относится к закяту, определяя конкретные способы, которыми этот налог может быть потрачен.Эти конкретные виды использования включают выплату закята на бедных и нуждающихся, на
тех, кто собирает и распределяет закят, на тех, кого мусульмане надеются выиграть
переходить и принимать ислам, на путников, на выкуп пленников, на
облегчить тех, кто обременен долгами, и на деле Божием.

Коран предоставляет менее подробную информацию о том, что
облагаются налогом закят или точной долей дохода или имущества
это должно быть выплачено как закят. Эти определения приведены в
традиции пророка Мухаммеда и были предметом тщательного изучения
дискуссии среди мусульманских юристов или юристов. Например,
одна сороковая (2,5 процента) активов, накопленных в течение года
(включая золото, серебро и деньги) подлежит оплате в конце года,
в то время как одна десятая урожая земли или финиковых деревьев подлежит уплате по
время сбора урожая. Крупный рогатый скот, верблюды и другие домашние животные подлежат
более сложная система налогообложения, которая зависит от рассматриваемых животных,
их возраст, количество вовлеченных и свободно ли они пасутся.Традиционные законы о закяте не распространяются на торговлю, но коммерческие налоги были
навязанные различными мусульманскими правительствами на протяжении всей истории.

Д.
Пост

четвертый столп ислама — это пила, или пост. Очистить Коран
ссылки на пост объясняют раннее введение этого ритуала
упражняться. Коран предписывает пост в месяц Рамадан,
9-й месяц 12-месячного исламского лунного года ( см. Календарь ).Месяц Рамадан священн, потому что это первое откровение Корана.
Говорят, что это произошло в этом месяце. По традиции месяц начинается
с наблюдением новолуния по крайней мере двумя мусульманами. Для всего
месяца мусульмане должны поститься от рассвета до заката, воздерживаясь от
прием пищи, питье и половой акт. Менструирующие женщины, путешественники,
а больные освобождаются от поста, но должны наверстать упущенное
они пропустят позже.

Согласно
к различным традиционным интерпретациям пост вводит физические и
духовная дисциплина, служит напоминанием богатым о несчастьях
бедных, и через этот неукоснительный акт поклонения воспитывает чувство
солидарность и взаимная забота среди мусульман всех социальных слоев. Таким образом
Мусульмане обычно участвуют в дальнейших актах поклонения, выходящих за рамки обычного.
во время Рамадана, такие как добровольная ночная молитва, чтение отрывков из
Коран и добровольное пожертвование бедным.Мусульмане могут даже выбрать
проснуться до рассвета, чтобы съесть пищу, которая продержит их до заката.
После окончания поста наступает праздник разговения, ид аль-фитр,
начинается, продолжаясь три дня.

В
голодание в любое время года требуется также как компенсация различных
правонарушения и нарушения закона. Многие мусульмане также совершают добровольные
посты в разное время года как акты поклонения и духовного
дисциплина.Однако такой дополнительный пост не требуется исламским
закон.

Э.
Паломничество в Мекку

Пятый столп требует, чтобы мусульмане, обладающие физическими и финансовыми
возможность совершить паломничество или хадж,
в Мекку хотя бы раз в жизни. Ритуал паломничества был
практиковался арабами до возникновения ислама и продолжается с раннего
дни ислама. Хадж отличается от других паломничеств.Это должно занять
место в течение 12-го лунного месяца года, известное как Зу аль-Хиджа,
и включает в себя набор и детальную последовательность ритуалов, которые практикуются
на протяжении нескольких дней. Все ритуалы паломничества происходят в
город Мекка и его окрестности, и основное внимание в них
ритуалов представляет собой кубическую структуру, называемую Каабой. Согласно исламскому
традиции, Кааба, также называемая Домом Бога, была построена в
Божье повеление пророка Ибрагима (Авраам
еврейской и христианской Библии) и его сын Исмаил ( см. Измаил).

Коран содержит подробные описания различных частей ритуала и
он изображает многие из этих ритуалов как реконструкцию деятельности
предпринятые Ибрагимом и Исмаилом в ходе строительства Каабы. Набор
в одном углу Каабы находится священный Черный камень, который, согласно
одна исламская традиция была передана Ибрагиму ангелом Гавриилом. В соответствии
Согласно другой исламской традиции, этот камень был впервые установлен Адамом.

Один раз
паломники прибывают в Мекку, совершается ритуальное очищение. Многие мужчины бреются
головы, и большинство мужчин и женщин надевают бесшовные белые простыни. Этот
простая и простая одежда символизирует равенство всех мусульман перед Богом,
статус, дополнительно подкрепленный запретом на ювелирные изделия, духи,
половой акт и охота. После этого ритуального очищения мусульмане
семь раз обойти Каабу, пробежать между аль-Сафой и аль-Марвой, двумя холмами
с видом на Каабу, семь раз, и совершить несколько молитв и
призывы.Этот ритуал является реконструкцией поисков Агари.
на воду дать сыну Исмаилу.

После
После этих вступительных ритуалов собственно хадж начинается на седьмой день и
продолжается в течение следующих трех дней. Опять же, это начинается с производительности
ритуального очищения с последующей молитвой в мечети Кааба. То
Затем паломники собираются в Мине, холме за пределами Мекки, где они проводят
ночь. На следующее утро они отправляются на близлежащую равнину Арафат, где
стоять с полудня до заката и совершать ряд молитв и ритуалов.То
Затем паломники направляются в Муздалифу, место на полпути между Арафатом и
Мина, чтобы переночевать. На следующее утро паломники возвращаются в
Мина, по пути останавливаясь у каменных столбов, символизирующих Сатану, у которых
они бросают семь камешков.

завершающий ритуал — забой животного (овцы, козы, коровы или верблюда).
Это символическое воспроизведение повеления Бога Ибрагиму принести жертву.
его сын Исмаил, которого Ибрагим и Исмаил должным образом приняли и собирались
казнить, когда Бог позволил Ибрагиму заколоть барана вместо своего сына.(В еврейской и христианской Библии Авраам призван принести в жертву свою
сына Исаака, а не Измаила.) Большая часть мяса убитых
животных должны быть розданы бедным мусульманам. Ритуальное жертвоприношение заканчивается
хадж и начинается праздник жертвоприношения, ид аль-адха.
праздник разговения (ид аль-фитр) в конце Рамадана и
id al-adha — два главных исламских праздника, отмечаемых
Мусульмане всего мира.

Во время
паломничество большинства мусульман посещает Медину, где находится могила Пророка
обнаружены, прежде чем вернуться в свои дома. Если ритуалы паломничества
совершается в любое время года, кроме времени, назначенного для совершения хаджа,
ритуал называется умра. Хотя умра считается добродетельным
действия, это не освобождает человека от обязанности совершить хадж. Большинство
паломники совершают одну или несколько умр до или после собственно хаджа.

Многие
Мусульманские паломники также едут в Иерусалим, который является третьим священным городом.
для ислама. Мусульмане верят, что Мухаммеда перенесли в Иерусалим в видении. То
В Куполе Скалы находится камень, из которого, как считается, родился Мухаммед.
вознеслись на небеса и к Аллаху в ночном путешествии. Некоторые мусульмане исполняют
паломничества к Куполу Скалы и другим святыням, где почитают
похоронены религиозные деятели. Некоторые из этих святынь важны
в первую очередь местному населению, в то время как другие привлекают мусульман из
дальние регионы.Для них не существует стандартных предписанных ритуалов.
паломничества и не рассматриваются как обязательные акты поклонения.

Ф. Джихад

Многие
полемические описания ислама были критически сосредоточены на исламском
концепция джихада.
Джихад, который некоторые мусульмане считают шестым столпом ислама,
понимается как священная война в этих описаниях. Однако слово в
Арабское означает «борьба» или «изнурение».
усилия», чтобы угодить Богу.В рамках веры ислама это
усилия могут быть индивидуальными или коллективными, и они могут относиться к руководству
добродетельная жизнь; помощь другим мусульманам через благотворительность, образование или другие
означает; проповедование ислама; и борьба за защиту мусульман. западные СМИ
20-го века продолжают сосредотачиваться на воинствующих интерпретациях
понятие джихада, в то время как большинство мусульман этого не делают.

IV. То
Мечеть

Оф
все мусульманские учреждения, мечеть
является самым важным местом для публичного выражения исламской
религиозность и общественная идентичность.Мечеть – это физическое воплощение
публичное присутствие мусульман и служит точкой соприкосновения для
Исламская социальная и интеллектуальная деятельность. Арабское слово для мечети masjid ,
что означает «место поклонения» перед Богом. Мечети
упоминается в Коране, а самой ранней моделью мечети была
резиденция, построенная пророком Мухаммедом, когда он переехал в Медину. Этот
Первая мечеть представляла собой ограждение, отмеченное как особое место поклонения.А
небольшая часть мечети была отведена для размещения Пророка и его
семьи, а оставшееся пространство было оставлено открытым для мусульман.
молиться.

Хотя
позже мечети превратились в сложные архитектурные сооружения, построенные в
различных стилей, одно требование ко всем мечетям по-прежнему основано на
по самой ранней модели: обозначение места для молитвы.
Ранняя мечеть выполняла не менее важную функцию, которую выполняли тысячи
мечети продолжают служить и сегодня: Мечеть – это место, где мусульмане
укреплять коллективную идентичность через молитву и уделять внимание их общему
обеспокоенность.Мусульманский город обычно имеет множество мечетей, но лишь несколько
общинные или пятничные мечети, где проходят обязательные пятничные полуденные молитвы
выполняются.

Как
Ислам распространился за пределы Аравии, исламская архитектура находилась под влиянием
различные архитектурные стили завоеванных земель, причем как простые, так и
монументальные мечети поразительной красоты были построены в городах исламского
Мир. Несмотря на заимствования из различных цивилизаций, некоторые общие
черты стали характерными для большинства мечетей и, таким образом, служат
отличать их от сакральных пространств других религий и культур.

Важнейшей характеристикой мечети является то, что она должна быть ориентирована
в сторону Мекки. Одна или несколько ниш ( михраб ) на одной из стен
мечети часто служат индикаторами этого направления, называемого киблой .
Когда имам ведет молитву, он обычно стоит лицом к одной из этих ниш. Следующий
к михрабу часто предоставляется кафедра ( минбар ) для доставки
проповедей ( хутба ).Многие мечети также имеют отдельные помещения для
совершение ритуального омовения, и отдельные участки для женщин. Во многих
мечети, несколько рядов колонн используются для обозначения пути для верующих
стоять за имамом во время молитвы.

Мечети
обычно имеют один или несколько минаретов , или башен, с которых
муэдзин призывает мусульман к молитве пять раз в день. В дополнение к их
функционального назначения, эти минареты стали отличительными элементами
архитектура мечети. В частности, в больших мечетях минареты имеют
эффект смягчения грандиозности и великолепия куполообразной конструкции
передавая зрителю возвышение божественности над претензиями
человеческого величия.

Большинство
мечети также имеют купол и линию, соединяющую центр купола
ниша должна указывать на Мекку. Во всем мире есть
много мечетей, которые на самом деле не обращены в сторону Мекки, а такие
несоосность возникает из-за неточных методов определения направления
Мекке и не означает игнорирования этого требования.Мечеть
не самодостаточная единица и не символический микрокосм вселенной,
как и некоторые места отправления культа в других религиях. Скорее мечеть
всегда строилась как связь с Меккой, конечным домом мусульман
поклонение, которое метафорически образует центр всех мечетей. См.  Исламская
Искусство и архитектура.

В.
Бог Ислама

Исламский
доктрина подчеркивает единство, уникальность, трансцендентность и абсолютную
инаковость Бога. Таким образом, Бог отличен от всего, что человек
чувства могут воспринять или что человеческий разум может вообразить. Бог Ислама
охватывает все творение, но ни один разум не может полностью охватить или постичь его.
Бог, однако, проявляется через свое творение и через отражение
человечество может легко различить мудрость и силу, стоящую за созданием
мир. Из-за единства Бога и Его превосходства над человеческим
опытом и знаниями, исламский закон запрещает изображения Бога,
пророки, а у некоторых мусульман и вообще люди.Как результат
этой вере исламское искусство преуспело в разнообразии декоративных узоров.
включая формы листьев, позже стилизованные под арабески, и арабскую вязь. В
В наше время ограничения на создание изображений людей были
значительно расслабленным, но любое поклонение образам и иконам
строго запрещено в исламе.

А.
Исламский монотеизм

Раньше
Ислам, многие арабы верили в верховного, всемогущего Бога, ответственного за
творчество; однако они также верили в меньших богов. С приходом
Ислам, арабское представление о Боге было очищено от элементов многобожия и
превратилась в качественно иную концепцию бескомпромиссной веры в
единого Бога, или монотеизма. Статус арабов до ислама рассматривается
быть одним из невежества Бога, или джахилийа , и исламских источников
настаивают на том, что ислам привел к полному разрыву с арабскими представлениями о Боге
и радикальное изменение арабской веры в Бога.

Исламская
доктрина утверждает, что монотеизм ислама является продолжением монотеизма иудаизма и
Христианство. Однако Коран и исламские традиции подчеркивают
различия между исламом и более поздними формами двух других монотеистических
религии. Согласно исламской вере, и Моисей, и Иисус, как и другие
до них были пророки, уполномоченные Богом проповедовать существенное и
вечное послание ислама. Юридические кодексы, введенные этими двумя
пророки, Десять Заповедей и христианские Евангелия, принимали разные
формы, чем Коран, но, согласно исламскому пониманию, в
уровне доктрины они являются одним и тем же учением. Получатели Священных Писаний
называются людьми книги или «писаными» людьми.
Подобно иудеям и христианам до них, мусульмане стали
Писания, когда Бог открыл им Свое слово через пророка: Бог
открыл Коран пророку Мухаммеду, повелев ему проповедовать его
своему народу, а затем и всему человечеству.

Хотя
Мусульмане верят, что оригинальные послания иудаизма
и христианство
были даны Богом, они также верят, что евреи и христиане в конце концов
исказил их.Таким образом, самовоспринимаемая миссия ислама была
восстановить то, во что верят мусульмане, является первоначальным монотеистическим учением и
заменить более старые правовые кодексы еврейской и христианской традиций
с более новым исламским сводом законов, который соответствует развивающемуся
условия человеческого общества. Так, например, исламские традиции
утверждают, что Иисус был пророком, чьей открытой книгой была христианская
Новый Завет, и что более поздние христиане исказили первоначальный текст
и вставил в него утверждение, что Иисус был сыном Божьим. Или взять
Другой пример: мусульмане утверждают, что строгие законы, издаваемые
Моисей в еврейской Библии соответствовал своему времени. Позже, однако,
Иисус ввел кодекс поведения, который подчеркивал духовность, а не
ритуал и закон.

Согласно
Согласно мусульманской вере, Бог послал Мухаммеда с последним и совершенным сводом законов.
который уравновешивает духовные учения с законом и, таким образом, вытесняет
Еврейские и христианские кодексы.Согласно учению ислама,
Исламский кодекс, называемый шариатом,
это окончательный код, который будет продолжать удовлетворять потребности человечества
в своей наиболее развитой стадии, на все времена. В Коране упоминается 28
доисламские пророки и посланники, а также исламские традиции утверждают, что
Бог послал десятки тысяч пророков к разным народам со времен
начало творения. Некоторые коранические пророки известны из
Еврейская Библия, но другие не упоминаются в Библии и кажутся
пророческие фигуры из доисламской Аравии.

Для
то мусульманин, исламская история разворачивает божественную схему от
от начала творения до конца времен. Само творение есть
осуществление воли Божией в истории. Люди созданы для поклонения Богу,
и человеческая история перемежается пророками, которые гарантируют, что мир
никогда не лишен знания и должного поклонения Богу. Отправка
пророков само по себе понимается в исламе как акт милосердия. Боже,
создатель и хранитель, никогда не отказывается от своих творений, всегда обеспечивая
людей с руководством, которое им нужно для их спасения в этом мире
и мир, который придет после этого.Бог справедлив, и его справедливость требует
информирование людей через пророков о том, как действовать и во что верить
прежде чем возложить на них ответственность за свои действия и убеждения. Тем не мение,
как только люди получают учения пророков и посланников, Божьи
справедливость также означает, что он накажет тех, кто поступает неправильно или не делает
верят и вознаградят тех, кто поступает правильно и верит. Несмотря на
примат справедливости как неотъемлемого атрибута Бога, мусульмане верят, что
Самым фундаментальным атрибутом Бога является милосердие.

Б.
Отношение человечества к Богу

Согласно
исламской вере, кроме того, что он посылает пророков, Бог проявляет
милосердие в посвящении всего творения служению человечеству.
Исламские традиции утверждают, что Бог создал мир для
пользу своих созданий. Его милосердие к человечеству проявляется далее
в привилегированном статусе, который Бог дал людям. Согласно Корану и
более поздние традиции, Бог назначил человечество своими наместниками ( халифов )
на земле, тем самым возлагая на них серьезную ответственность за выполнение
его схема создания.

Исламская концепция привилегированного положения человечества отходит от
ранние иудейские и христианские интерпретации грехопадения из рая,
лежат в основе христианского учения о первоначальном
грех. В библейском повествовании Адам
а Ева падает из рая в результате неповиновения Божьему
запрет, и все человечество изгнано из рая в качестве наказания.
Христианские богословы разработали учение о том, что человечество рождается с
этот грех их прародителей все еще на их душах, основанный на этом
чтение рассказа.Христиане верят, что Иисус Христос пришел искупить
людей от этого первородного греха, чтобы человечество могло вернуться к Богу в
конец времени. Напротив, Коран утверждает, что после их первоначального
непослушание, Адам и Ева раскаялись и были прощены Богом. следовательно
Мусульмане верят, что сошествие Адама и Евы на землю из рая
было не падением, а честью, дарованной им Богом. Адам и его потомство
были назначены посланниками Бога и вице-регентами, и им было поручено
Бог с охраной земли.

С. Ангелы

природу отношения человечества к Богу можно также ясно увидеть по
сравнивая его с ангельским. Согласно исламской традиции, ангелы
были созданы из света. Ангел
бессмертное существо, которое не совершает грехов и служит опекуном,
регистратор дел и связующее звено между Богом и человечеством. Ангел Гавриил,
например, передал послание Бога пророку Мухаммеду.В
в отличие от людей, ангелы неспособны к неверию и, с
кроме Сатаны,
всегда слушаться Бога.

Несмотря на
эти черты, исламская доктрина считает, что люди выше ангелов.
Согласно исламским традициям, Бог доверил людям, а не ангелам,
покровительство земли и приказал ангелам пасть ниц
себя к Адаму. Сатана вместе с другими ангелами допросил
Божье назначение склонных к ошибкам людей на почетное положение
вице-регентство.Будучи ярым монотеистом, сатана ослушался Бога и отказался
падать ниц перед кем-либо, кроме Бога. За этот грех сатана был обречен
вводить людей в заблуждение до скончания века. Согласно
Коран, Бог сообщил ангелам, что он наделил людей
знание ангелы не могли приобрести.

Д.
Исламское богословие

Для
Мусульманские богословы веками обсуждали вопросы справедливости и
милосердие, а также другие атрибуты Бога.Первоначально исламское богословие
развивались в контексте противоречивых дебатов с христианами и
евреи. По мере того как их изложение основных доктрин ислама становилось все более
сложных, мусульманские богословы вскоре обратились к обсуждению различных
толкования Корана между собой, разрабатывая основы
исламского богословия.

Повторяющийся
споры среди исламских ученых о природе Бога продолжаются.
уточнить исламские концепции инаковости Бога и исламского монотеизма.За
например, некоторые богословы интерпретировали коранические атрибуты таких черт, как
как слышание и видение Бога метафорически, чтобы избежать сравнения Бога с
созданные существа. Другой спорный теологический спор был посвящен
Вопрос о свободе воли и предопределении. Одна группа мусульманских богословов
утверждал, что, поскольку Бог справедлив, он творит только добро, а потому
только люди могут создавать зло. В противном случае, утверждала эта группа, Божья
наказание людей было бы несправедливым, потому что он сам создал их злые
дела.Эта конкретная точка зрения была отвергнута другими мусульманскими богословами.
на том основании, что это ограничивает объем Божьего творения, когда Коран
ясно утверждает, что Бог является единственным творцом всего, что существует в
мир.

Другое
спорным вопросом был вопрос о том, был ли Коран вечным или
созданный вовремя. Богословы, которые были посвящены концепции Бога
единство утверждало, что Коран должен был быть создан вовремя, иначе
было бы что-то столь же вечное, как Бог.Эта точка зрения была отвергнута
другие, потому что Коран, высший авторитет в исламе, утверждает во многих
местами и в недвусмысленных выражениях, что это вечное слово Бога.

Многие
другие богословские споры занимали мусульманских мыслителей первые несколько лет.
веков ислама, но к 10 веку взгляды исламских
теолог аль-Ашари и его последователи, известные как ашариты,
преобладали и были приняты большинством мусульман.Как эта школа решила
вопрос о свободе воли состоял в том, чтобы утверждать, что никакое человеческое действие не могло бы произойти, если бы
Бог этого не хочет, и что знание Бога объемлет все, что было,
есть или будет. Эта точка зрения также утверждает, что воля Бога состоит в том, чтобы создать
способность человека делать свободный выбор. Следовательно, Богу просто нужно держать
люди несут ответственность за свои действия. Взгляды аль-Ашари и его
школа постепенно стала доминирующей в суннитском, или ортодоксальном, исламе, и они
до сих пор преобладают среди большинства мусульман.Тенденция суннитов,
тем не менее, заключалась в том, чтобы терпеть и приспосабливаться к незначительным различиям во мнениях
и подчеркивать консенсус сообщества в вопросах доктрины.

Как
так обстоит дело с любой религиозной группой, простые мусульмане не всегда
были связаны с подробными теологическими спорами. Для обычных
Мусульмане центральной верой ислама является единство Бога и Его
пророков и посланников, кульминацией которых стал Мухаммед.Таким образом, мусульмане верят в
Писания, которые Бог посылал через этих посланников, особенно
истина и содержание Корана. Какими бы ни были их конкретные религиозные
практики, большинство мусульман верят в ангелов, Судный день, небеса,
рай и ад.

VI. То
Пророк Мухаммад

Вера
в послании Мухаммеда занимает второе место после веры в единого Бога.
Мухаммед родился около 570 года и рано осиротел.Он
в конце концов был воспитан его дядей, имевшим религиозную известность в
главное племя курайшитов Мекки, но имел скромные финансовые возможности. В возрасте
В 25 лет Мухаммад женился на Хадидже, состоятельной 40-летней женщине. В возрасте 40 лет,
во время ретрита в горах за пределами Мекки Мухаммад впервые
опыт Ислама. Ангел Гавриил явился испуганному Мухаммеду и
сообщил ему, что он избранный Богом посланник. Габриэль также сообщил
Мухаммаду первое откровение от Бога.Испуганный и потрясенный, Мухаммад
пошел к себе домой. Его жена стала первым человеком, принявшим его послание.
и принять ислам. Получив ряд дополнительных откровений,
Мухаммед начал проповедовать новую религию, сначала узкому кругу
родственников и друзей, а затем и широкой публике.

Мекканцы сначала игнорировали Мухаммеда, а затем высмеивали его. Чем больше людей
принял призыв Мухаммеда, мекканцы стали более агрессивными.После
не сумев отвратить Мухаммеда от новой религии, они начали
преследовать его менее известных последователей. Когда этот подход не сработал,
противоборствующие мекканцы решили преследовать самого Мухаммеда. К этому времени,
два основных племени из города Ясриб, примерно в 300 км (200 миль) к северу от
Мекка, пригласил Мухаммеда жить там. Лидеры клана пригласили
Мухаммеда Ясрибу как беспристрастному религиозному авторитету в арбитраже
споры.Взамен лидеры обязались признать Мухаммеда пророком.
и, таким образом, поддерживать новую религию Ислам.

А. Хегира

В
В 622 году Мухаммад иммигрировал в Ятриб, и название города было
изменено на Медину, что означает город Пророка. Эта дата была обозначена
более поздними мусульманами как начало мусульманского календаря, год первый
хиджра (араб. хиджра , иммиграция). Только через два года после
Прибытие Мухаммеда в Медину, основная община мусульман начала
расширять.В Медине, кроме проповеди религиозных и нравственных
послание ислама, Мухаммед организовал исламское общество и стал главой
государства, дипломат, военачальник и главный законодатель растущего
Мусульманская община. Вскоре вспыхнули боевые действия между мусульманами в Медине.
и могущественные мекканцы. В 630 г., после ряда военных
конфронтации и дипломатических маневров, мусульмане в Медине расширили
их власть над Меккой, самым важным городом Аравии того времени.До смерти Мухаммеда в 632 году весь Аравийский полуостров был объединен для
впервые в своей истории под знаменем ислама.

Б.
Человечность Мухаммеда

Ранняя
счета Мухаммеда содержат некоторые истории, которые описывают сверхъестественное
такие события, как его ночное путешествие из Мекки в Иерусалим и его
последующее восхождение на небеса на спине сверхъестественного крылатого коня.
Несмотря на такие истории, основное внимание в биографиях, а также
Исламское учение в целом направлено на человечность Мухаммеда.

Нравится
всех пророков до него, Мухаммед был смертным человеком, которому Бог поручил
передать сообщение своему народу и человечеству. Как и другие пророки,
Мухаммед отличался от обычных людей определенными способностями и
факультеты. Например, мусульмане верят, что отличие бытия
безгрешный был дарован Мухаммеду Богом для поддержки его карьеры пророка.
Таким образом, Мухаммад изображен в Коране как человек, который совершает ошибки.
но кто не грешит против Бога.Однако Бог исправил Мухаммеда.
ошибок или заблуждений в суждениях, чтобы жизнь его служила примером для
будущие мусульмане, чтобы следовать. Этот акцент на человечности Мухаммада служит
напоминание о том, что другие люди могут разумно стремиться вести хорошую жизнь, как он.
сделал.

VII.
Коран

Ас
с другими пророками и посланниками, Бог поддержал Мухаммеда, позволив ему
творить чудеса и таким образом доказать, что он был подлинным пророком.То
единственное чудо Мухаммеда и окончательное доказательство правдивости
Ислам – это Коран. Согласно словам самого Священного Писания,
Мусульмане верят, что Коран — это вечное слово Бога, подобное
которых не может произвести ни один человек. Эта черта Писания, называемая
неповторимость ( i’jaz ), основана на вере в божественное
авторство Корана. В отличие от более ранних религий, чудо ислама
является литературным чудом, а другие сверхъестественные действия Мухаммеда
подчиняться ему.

Это
вера в уникальную природу Корана побудила мусульман посвятить большое
интеллектуальной энергии на изучение его содержания и формы. Кроме того
к толкованию Священного Писания и извлечению из него учений и законов,
многие дисциплины коранических исследований стремятся понять его лингвистическую
и литературные качества как выражение его божественного происхождения.

А.
Формат Священной Книги

Коран состоит из 114 глав, называемых 90 280 сурами, 90 281 из которых примерно
организованы, начиная со второй главы, в порядке длины, начиная
с самой длинной и заканчивая самой короткой главой.Первая глава,
аль-Фатиха (Открытие) — это короткая глава, которая читается во время
каждой из пяти ежедневных молитв и во многих других ритуальных молитвах. Все кроме
одна глава начинается с формулы «во имя Бога Милосердного
Господь Милосердия» ( бис Аллах ар-Рахман ар-Рахим ). Каждая глава
разделен на стихи, называемые аят (единственное число ая , что означает
знак или доказательство). Стихи, за редким исключением, расположены случайным образом.
организованы без связной повествовательной нити.

А
Типичная глава Корана может относиться к любой комбинации следующих
темы: Бог и творение, пророки и посланники от Адама к Иисусу,
Мухаммед как проповедник и как правитель, Ислам как вера и как кодекс
жизнь, неверие, человеческая ответственность и суждение, общество и закон.
Более поздние мусульманские ученые утверждали, что вневременность текста и
универсальность объясняют отсутствие связности повествования и случайность
темы.Другими словами, многочисленные значения Корана выходят за рамки
линейное повествование, поскольку они выходят за рамки любого конкретного исторического момента.

Б.
Коран и Библия

Ислам
признает божественное происхождение древнееврейского и христианского
Писания и представляет собой как восстановление, так и продолжение
своих традиций. Из-за этого Коран опирается на библейские истории.
и повторяет многие библейские темы.В частности, рассказы нескольких
библейские пророки появляются в Коране, некоторые в сжатой форме; разное
истории, такие как об Аврааме, Моисее и Иисусе, приведены в
подробные детали и даже с тонкими изменениями библейских повествований.

Один
важных различий между кораническими и библейскими историями о
Например, жертвоприношение Авраамом своего сына — это то, что Коран предлагает
этот сын Измаил, от которого произошли арабы, а не Исаак, от
от которых произошли колена Израилевы.Более существенная разница
относится к исламской истории об Иисусе, который, согласно Корану,
смертный, человеческий пророк. Исламская вера категорически отвергает идею
что Бог когда-либо рождался, в отличие от христианской веры в то, что Иисус родился
сын божий. Ислам также отвергает идею о том, что Бог разделял свою божественность.
с любым другим существом.

Другое
важная идея, развитая в Коране и более позднем исламском учении, в
сознательное отличие от библейских повествований заключается в том, что хотя
пророки способны на человеческие ошибки, Бог защищает их от совершения
грехи, а также защищает их от мучительных страданий или унизительных
опыт.Бог не оставил бы своих пророков во времена бедствия.
Поэтому Коран утверждает, что Бог вмешался, чтобы спасти Иисуса от
пытки и смерть, подняв его на небо и заменив его на кресте
с кем-то, кто был похож на него.

С.
Сохранение Корана

От
зародившись при жизни Мухаммеда, исламская доктрина дала
приоритет сохранения Священного Писания. В результате один из
самые ранние выражения религиозности были сосредоточены на изучении, чтении и
записывая священное писание. Когда Мухаммед умер, сохранение
Писание также вызывало сознательную озабоченность среди его товарищей и
преемники. Ранние исторические источники относятся к немедленным усилиям, предпринятым
преемниками Мухаммада для сбора глав Корана, которые
были записаны его различными товарищами.

В пределах
примерно через два десятилетия после смерти Пророка различные существующие копии
части Корана были собраны и сопоставлены комитетом близких
сподвижники Мухаммеда, известные своим знанием Корана.Этот комитет был уполномочен третьим преемником Мухаммеда, Усманом.
ибн Аффана, и систематическая работа комитета является основой
кодифицированный официальный текст, используемый в настоящее время мусульманами. Тематическая случайность
стихов и глав Корана в его нынешнем формате четко
показывает, что первые компаньоны, создавшие эту официальную версию
Корана в первую очередь занимались установлением текста и сделали
никаких попыток отредактировать его содержание, чтобы создать связное повествование. Из-за этого ученые соглашаются, что текст Османа действительно отражает,
как по содержанию, так и по форме послание, которое проповедовал Мухаммед.

Д.
Переводы Корана

Несмотря на
консенсус среди мусульман относительно подлинности нынешнего формата
Коран, они согласны с тем, что многие слова в Коране могут быть истолкованы в
равнодействующие способы. Арабский язык, как и другие семитские языки,
согласные и гласные, и значения слов происходят от обоих.На протяжении нескольких столетий письменные тексты Корана показывали только
согласные, без указания знаков гласных. В результате есть
различные способы озвучивания многих слов с разным
значения; это допускает различные законные толкования Корана.

Один
дисциплин по изучению Корана посвящена исключительно
изучение и документирование приемлемого и неприемлемого варианта
чтения.По мнению мусульманских ученых, существует около 40 возможных
чтения Корана, из которых от 7 до 14 являются законными. Законность
различные возможные интерпретации Священного Писания поддерживаются
утверждение в Коране, которое описывает аяты как недвусмысленно
ясными или двусмысленными, потому что они несут значение, известное только Богу.
Поэтому, за исключением небольшого числа бесспорно ясных
предписаний, смысл стихов Корана не всегда является окончательным.

Коран является основным источником авторитета, закона и богословия, а также идентичности
в исламе. Однако во многих случаях он либо полностью умалчивает о
важных исламских верований и обычаев или дает только общие
инструкции без уточнения. Это относится к некоторым из самых основных
религиозные обязанности, такие как молитва, которую Коран предписывает без
Детали. Подробности, касающиеся учений и законов Корана,
происходит из сунны , примера жизни Мухаммеда, и в
в частности, из хадисов , свода высказываний и практик
приписывается ему.

VIII.
Хадис

Ас
второй авторитетный источник в исламе, хадисы дополняют Коран и
представляет собой самый обширный источник исламского права. Конечная
понимание Корана зависит от контекста жизни Мухаммеда
и способы, которыми он демонстрировал и применял его послание. Там есть
доказательства того, что высказывания и практика Мухаммеда использовались его
товарищи, чтобы ответить на вопросы об исламе.Однако, в отличие от Корана, в
хадисы ранних периодов распространялись устно, и не предпринималось никаких попыток
установить или кодифицировать его в качестве закона до начала второй
века ислама.

Срок
позднему началу усилий по сбору и составлению отчетов о
традиции Мухаммеда, мусульманские ученые признают, что подлинность
эти отчеты нельзя принимать как должное. Много ложных сообщений было
часто преднамеренно пускают в обращение для поддержки требований различных
политические и сектантские группы. Другие дополнения возникли в результате естественного
склонность смешивать обычаи, предшествовавшие исламу, с новыми исламскими
законы и нормы. Угасание памяти, рассеяние спутников
пророк на обширных территориях, и уход последнего из
эти компаньоны также внесли свой вклад в проблему аутентификации
Традиции Мухаммеда.

Кому
установить авторитет хадисов на более твердом основании, мусульманские ученые
разработал несколько дисциплин, посвященных изучению и проверке
относительная достоверность различных сообщений, приписываемых Пророку.То
содержание изречений, а также достоверность тех, кто передал
их, были тщательно изучены, и хадисы были разделены на
группам предоставляется разная степень достоверности, начиная от звука и
достоверным к сфабрикованным и отвергнутым. Эта систематическая работа завершилась
в IX веке, примерно через 250 лет после смерти Мухаммеда, в
составление нескольких сборников звуковых ( сахих ) хадисов. Из шести
такие высоконадежные компиляции, две из которых, в частности, рассматриваются
Мусульмане стали важнейшим источником исламской власти после
Коран. Это Сахих Муслим и Сахих Бухари (звук
книги Муслима и Бухари).

Исторически,
составление хадисов шло рука об руку с разработкой
Исламское право и параллельное развитие исламской правовой теории.
Первоначально ни закон, ни его процедуры систематически не
разработан, хотя не может быть никаких сомнений в том, что и Коран, и
регулярно ссылались на хадисы и использовали их для выведения законов, регулирующих
жизни мусульман.К началу IX века использование этих
были систематизированы два источника и введена комплексная правовая теория. В
своей развитой форме эта теория утверждает, что существует четыре источника из
из которого исходит исламское право. Это, в порядке приоритета, Коран,
хадис, консенсус сообщества ( иджма ) и юридические
аналогия ( кияс ). Работает только тогда, когда нет явного решения
в Коране или хадисах, консенсус ретроспективно придает легитимность
Исторические обычаи мусульманской общины.По юридической аналогии причины
для существующих исламских постановлений применяются по аналогии с аналогичными делами для
о которых нет явных утверждений ни в Коране, ни в хадисах.
Используя эти методы, был составлен обширный и разнообразный корпус исламского права.
охватывая различные аспекты личной и общественной жизни.

В
В дополнение к законам, относящимся к пяти столпам, исламское право охватывает
таких областях, как законы о питании, законы о чистоте, законы о браке и наследовании,
законы о коммерческих сделках, законы, касающиеся отношений с
немусульмане и уголовное право.Евреи и христиане, живущие под властью мусульман
подчиняются публичным законам ислама, но они традиционно
было разрешено управлять своими внутренними делами на основе их собственных
религиозные законы.

IX. То
Распространение Ислама

С
его начало Ислам воспринимался мусульманами как универсальный кодекс.
При жизни Мухаммеда было предпринято две попытки расшириться на север.
в византийские владения и его столицу в Константинополь, а в пределах
через десять лет после смерти Мухаммада мусульмане разгромили Сасанидов.
Персию и византийцев, и завоевали большую часть Персии,
Ирак,
Сирия,
и Египет.Завоевания продолжались, и империя Сасанидов вскоре была разрушена.
и влияние Византии в значительной степени уменьшилось ( см. визант.
Империя). В течение следующих нескольких столетий интеллектуалы и культурные
фигуры процветали в огромном, многонациональном исламском мире, и ислам
стала самой влиятельной цивилизацией в мире.

А.
Праведные халифы

первые четыре преемника Мухаммада, известные как праведные халифы, правили
около 30 лет ( см. Халифат).Их правление вместе с правлением Мухаммеда считается большинством мусульман.
составить идеальную исламскую эпоху. Второй халиф Умар правил с по год нашей эры.
с 634 по 644; ему приписывают то, что он был первым халифом, основавшим новую
Исламские города, Аль-Басра ( г. н.э., г. 635 г.) и Куфа ( г. н.э., г.).
638). Администрация восточных и западных исламских провинций была
координируется с этих двух сайтов. После того, как третий халиф Усман был
убит группой мусульманских мятежников, четвертый халиф Али стал преемником
к власти и перенес свою столицу в Куфу в Ираке.Из этой столицы он
боролись с различными оппозиционными группировками. Среди лидеров этих
фракции, Муавия, губернатор богатой провинции Сирии и родственник
Усмана, пережил Али. После смерти Али в 661 году Муавия основал
Династия Омейядов, правившая единой исламской империей почти столетие.
При Омейядах столица ислама была перенесена в Дамаск. См. Разворот
ислама.

Б.Шииты
Ислам

последователи Али были известны как шиитов (партизаны) Али.
Хотя они начинали как политическая группа, шииты или шииты
мусульмане превратились в секту со специфическими теологическими и доктринальными
позиции. Ключевым событием в истории шиитов и всех мусульман стало
трагическая смерть в Кербеле Хусейна, сына Али, и Мухаммеда
дочь Фатима. Хусейн отказался признать легитимность
правление Омейядов Язида, сына Муавии, и направлялся в
заручиться поддержкой своего дела в Куфе.Его планы были раскрыты до того, как он
однако прибыл в Куфу, и большая армия Омейядов встретила его и 70 членов
его семьи на окраине города. Омейяды предложили Хусейну
выбор между унизительным подчинением их правлению или битвой и
определенная смерть. Хусейн решил сражаться, и он, и все члены его
Семья вместе с ним была расстреляна. Инцидент не имел большого значения
с военной точки зрения, но это был определяющий момент в истории
шиитского ислама.Хотя не все мусульмане являются мусульманами-шиитами, все мусульмане считают
Хусейна как мученика за то, что он жил в соответствии со своими принципами даже до смерти.

Шииты-двунадесятники, или Исна-Ашарийа , являются крупнейшими из шиитов.
мусульманские секты. Они считают, что законное исламское руководство принадлежит
линия происхождения, начинающаяся с двоюродного брата и зятя Мухаммеда Али,
через двух сыновей Али, Хасана и Хусейна, а затем через
потомки.Это были первые 12 имамов, или лидеров мусульман-шиитов.
сообщество. Мусульмане-шииты считают, что Мухаммед назначил все 12
преемников по имени и что они унаследовали особое знание истинного
значение писания, которое передавалось от отца к сыну, начиная
с самим Пророком. Эта семья вместе со своими верными последователями и
представителей, имеет политическую власть над мусульманами-шиитами.

C. Сунниты
Ислам

Сунниты
Ислам был определен в ранний период Аббасидов (начало в г. н.э. г.
750 г.), и в него входили последователи четырех юридических школ (маликиты,
ханафитов, шафиитов и ханбалитов).В отличие от шиитов, сунниты
считал, что лидерство находилось в руках мусульманской общины.
большой. Консенсус исторических сообществ, а не решения
политической власти, привело к созданию четырех юридических школ.
Теоретически мусульманин мог выбрать любую школу исламской мысли, которую он или
она хотела следовать и могла изменить этот выбор по своему желанию. Уважение и
популярность, которой пользовались религиоведы, сделала их эффективным
посредников социальной власти и противопоставить их политическим
органы власти.

После
первые четыре халифа, религиозные и политические авторитеты в исламе
никогда больше не были объединены в рамках одного учреждения. Их обычное сосуществование было
подчеркнуто взаимным признанием их отдельных сфер влияния
и их соответствующие обязанности и ответственность. Однако часто оба
столкнулись силы, и неизменно любая социальная оппозиция элите
политический порядок имел религиозный подтекст.

Д.Суфизм

Ан
аскетическая традиция под названием суфизм,
которые подчеркивали личное благочестие и мистицизм и способствовали исламскому
культурное разнообразие еще больше обогатило мусульманское наследие. В отличие от
законопослушный подход к исламу, суфии подчеркивали духовность как способ
познания Бога. В IX веке суфизм превратился в мистическое
доктрина, с непосредственным общением или даже экстатическим союзом с Богом как ее
идеал.Одним из средств этого переживания является экстатический танец
суфийские кружащиеся дервиши. Со временем суфизм позже превратился в
сложное народное движение и было институционализировано в форме
коллективные, иерархические суфийские ордена.

Суфийский акцент на интуитивном знании и любви к Богу увеличил
обращение ислама к массам и во многом сделало возможным его распространение
за пределы Ближнего Востока в Африку и Восточную Азию.Суфийские братства
быстро размножались от атлантического побережья до Индонезии; некоторые охватывали
весь исламский мир, другие были региональными или локальными. Огромный
Успех этих братств был обусловлен прежде всего способностями и
гуманизм их основателей и лидеров, которые не только служили
духовные нужды своих последователей, но и помогали всем бедным
конфессий и часто служили посредниками между народом и
правительство.

Е.
Династия Аббасидов

Исламская
культура начала развиваться при Омейядах, но достигла зрелости в
Первый век династии Аббасидов. Аббасиды пришли к власти в г. н.э. г.
750 г., когда армии, происходящие из Хорасана, в восточном Иране, наконец
разгромили армию Омейядов. Исламская столица переместилась в Ирак при
Аббасиды. Попробовав несколько других городов, аббасидские правители выбрали
место на реке Тигр, на котором был построен город мира в Багдаде.
762.Багдад оставался политической и культурной столицей исламского
мира с того времени до монгольского
вторжение в 1258 году, и большую часть этого времени он был центром
один из величайших расцветов человеческого знания. Аббасиды были арабами.
происходили от дяди Пророка, но движение, которое они возглавляли, включало
Арабы и неарабы, в том числе многие персы, принявшие ислам.
и которые требовали равенства, на которое они имели право в исламе.

Аббасиды более равномерно распределяли власть между различными этническими группами.
регионах, чем были у Омейядов, и они продемонстрировали универсальное
инклюзивность исламской цивилизации. Они добились этого, включив
плоды других цивилизаций в исламскую политическую и интеллектуальную
культуры и отмечая эти внешние влияния отчетливо исламским
отпечаток.

Как
время шло, центральный контроль Аббасидов был ослаблен и
независимые местные лидеры и группы захватили власть в отдаленных провинциях.В конце концов в Египте был основан конкурирующий шиитский фатимидский халифат.
Багдадский халифат попал под контроль расширяющихся провинциальных
династии. Тем не менее должность халифа сохранялась как символ
единства ислама, а несколько более поздних аббасидских халифов пытались возродить
власть офиса.

В
1258 г., однако, внук монгольского правителя Чингисхана.
Хан по имени Хулагу, ободренный королями Европы, повел свои войска
через горы Загрос в Иране и разрушил Багдад.В соответствии с
по некоторым оценкам, в этой резне было убито около 1 миллиона мусульман. В
В 1259 и 1260 годах войска Хулагу двинулись в Сирию, но, в конце концов,
потерпел поражение от мамлюков Египта, захвативших долину Нила. За
В течение следующих двух столетий центры исламской власти переместились в Египет и
Сирии и ряду местных династий. Ирак стал нищим,
обезлюдевшая провинция, где люди занялись временным кочевничеством
образ жизни.Ирак, наконец, не пережил серьезного культурного и политического
Возрождение до 20 века.

Х.
Присутствие Ислама в ХХ веке

Многие
принятых исламских религиозных и культурных традиций были установлены
между 7 и 10 веками, в классический период исламского
история. Однако исламская культура продолжала развиваться по мере распространения ислама.
в новые регионы и смешались с разнообразными культурами.19 век
Оккупация большинства мусульманских земель европейскими колониальными державами была главной
поворотным моментом в мусульманской истории. Традиционные исламские системы
государственное управление, социальная организация и образование были подорваны
колониальные режимы. Национальные государства с независимыми правительствами разделили
Мусульманская община по новым этническим и политическим признакам.

Сегодня
около 1 миллиарда мусульман проживают в 40 мусульманских странах и 5
континентах, и их число растет невиданными темпами.
любой другой религии в мире.Несмотря на политические и этнические
разнообразия мусульманских стран, основной набор верований продолжает обеспечивать
основа для общей идентичности и близости между мусульманами. Тем не менее
совершенно иные политические, экономические и культурные условия в
живут современные мусульмане, затрудняют определение того, что
представляет собой стандартную исламскую практику в современном мире. Многие
современные мусульмане опираются на историческое наследие ислама, поскольку они
противостоять вызовам современной жизни.Ислам является значительным, растущим,
и динамичное присутствие в мире. Его современные выражения так же разнообразны
как мир, в котором живут мусульмане.

Почему ислам популярен? | Запросы об исламе

Уилсон : История показывает, что в ранние времена ислам очень быстро распространялся по Азии, Африке и Европе. Вероятно, никакая другая религия не распространилась по миру так быстро, как ислам. В исламе должны быть какие-то отличительные черты, которые вызвали его быстрый рост и сделали его таким феноменальным.Я хотел бы знать те факторы, которые способствовали его быстрому росту.

Чирри : Есть много факторов, которые способствовали и продолжают способствовать распространению Ислама. Среди них следующие факторы:

Неоспоримым фактом является то, что Коран — это живая книга, которая своей красотой и стилем повлияла на миллионы людей. Превосходство коранического дискурса было и остается вызовом. Сам Коран призвал своих противников попытаться создать дискурс, соответствующий ему.

В Коране неоднократно говорится, что если противники произведут в любое время подобную речь, они автоматически опровергнут всю веру Ислама. Коран остается выше и вне всякого сравнения во всей арабской литературе с момента его откровения в 7 веке. Таким образом, Священный Коран с момента своего появления и до настоящего времени остается великим источником притяжения для исламской веры.

Мухаммед родился под сияющим светом истории.Никакое облако не скрыло ни его рождения, ни его существования, ни его жизни среди своего народа. Если любой другой пророк считается частью религиозной истории, то Мухаммед является частью как религиозной, так и мировой истории.

Мухаммед родился в Мекке от хорошо известных отца и матери и жил со своим народом сорок лет, прежде чем он был назначен пророком Бога. Люди наблюдали за ним в детстве и зрелом возрасте. Он был замечен всеми его соратниками как образец честности и добросовестности.Люди никогда не находили в нем недостатка. Его называли Правдивым, Надежным.

Мухаммед не жил изолированно. Наоборот, он постоянно общался с людьми. Будучи бизнесменом, Мухаммад путешествовал и общался с людьми из всех слоев общества, но их низкие желания или мирские амбиции никогда не затрагивали его. Он жил в языческом обществе, где господствовали идолопоклонники, но никогда не присоединялся к их идеям и не присоединялся к ним в их вере. Он жил в этом мире как в мире для себя.Его уважали его враги и восхищались его друзья, и ни один пророк в истории не получил так много, как Мухаммед от спонтанного послушания своих сподвижников.

Благодаря полной честности и влиянию обаятельной личности Мухаммеда вера его сподвижников в него была необычайно сильна. Это было основано на их непосредственном знакомстве с его образцовой жизнью.

Нам говорят, что последователи Моисея отказались войти в Иерусалим, когда им было приказано сделать это, и сказали ему, что он и его Господь должны идти сражаться с врагами.Нам говорят, что множество людей, собравшихся вокруг Иисуса, покинули его, когда наступил кризис. Даже его ученики покинули его. Его главный ученик трижды отрекся от него до рассвета той роковой ночи. Подобные ситуации происходили с большинством пророков. Никто из них не получил настоящей поддержки от своих последователей, когда они столкнулись с кризисом.

Однако сподвижники Мухаммада были другими. Когда Мухаммед был в Мекке, он и сотни его последователей были бессильны и не имели никакой правовой защиты. Все они выдержали испытание кризисом, и никто из них не отказался от веры или Пророка. Действия этих мусульман доказали их веру в Ислам и Пророка. Все они проповедовали ислам и практиковали то, что проповедовали, и каждый истинный мусульманин оказывал своей вере подлинную поддержку словом и делом.

При серьезном размышлении можно легко принять религиозное учение, которое провозглашает следующее: Нет Бога, кроме Всемогущего, Который сотворил всю вселенную; никто не достоин поклонения, кроме Него; Он один Господь, без партнера, сотоварища или сына; Он не родил и не был рожден, и нет ничего подобного Ему; Он Справедливый, Милосердный и Могущественный, ни антропоморфный, ни физический; и Его сила охватывает всю вселенную.

Такой простой и бескомпромиссный монотеизм вполне приемлем для человеческого разума, ищущего объяснения существования мира. Он не смущает человеческий разум, заявляя, что Бог Един и что Он, в то же время, больше, чем один. Он также не представляет Бога как человека, рожденного от другого человека.

Они не противоречат ни друг другу, ни какой-либо другой установленной истине. Христианство, иудаизм и ислам выступают за справедливость Бога и Его справедливость.Ислам, однако, берет эту фундаментальную концепцию и полностью следует ей. На нем строятся многие другие религиозные понятия, которые нераздельно следуют понятию справедливости. Когда Бог справедлив и справедлив, Он не принуждает ни одну душу делать то, что выходит за рамки ее возможностей. Ислам также говорит нам, что Справедливейший возлагает на человека ответственность только за то, что он делает по своему собственному выбору. Он не считает человека ответственным за грехи своего отца или предков, потому что он не контролировал их действия.

Ислам также говорит нам, что, поскольку Бог не считает человека ответственным за то, что сделал его отец, Он не осуждает весь человеческий род за грех, совершенный до существования любого человеческого поколения. Такое осуждение противоречит понятию справедливости Божией. Вместо того, чтобы обременять человечество первородным грехом, ислам говорит нам, что каждый человек рождается чистым и свободным от любого греха и останется таковым, пока не совершит грех во взрослом возрасте.

Ислам, в отличие от многих других религий, подчеркивает важность как духовных, так и материальных аспектов человеческой жизни.Согласно исламу, Бог не хочет, чтобы человек пренебрегал своими биологическими потребностями, и нет внутреннего конфликта между нашей реакцией на эти потребности и нашим духовным развитием. Наоборот, обе стороны взаимозависимы. Они сливаются друг с другом и могут быть объединены в большинстве видов человеческой деятельности. Человек, которому не хватает необходимой пищи, тепла и крова, едва ли может медитировать, выполнять религиозный долг или делать добро другим людям. Но когда такие потребности удовлетворены, человек может легко направить себя к своему Господу.

Следовательно, благонамеренная работа для удовлетворения телесных потребностей должна быть частью нашего религиозного долга. Религия, согласно исламскому учению, не направлена ​​на подавление биологических желаний; оно направлено на их культивирование и предотвращение того, чтобы человек стал чрезмерным и вредным для себя или общества.

Универсальность исламского учения можно показать в его недискриминационном учении по отношению к человеческому роду и в признании всех предыдущих пророков.

Ислам с момента своего зарождения носил клеймо универсальности. Оно обращалось ко всему человеческому роду, не делая различий ни между нациями, ни между этническими группами. Каждый человек является членом большой семьи. Ни один человек или нация не являются избранными или любимыми творениями Бога из-за рождения, национальности или веры в ту или иную догму. Люди равны перед Богом, и каждый может иметь доступ в Царство Божие, если он (она) праведник.

Истина никогда не противоречит другой истине.Поэтому ислам провозглашает, что существует только одна небесная религия, которая была открыта в разное время пророкам, которым Всемогущий поручил передать Его послания человечеству. Немыслимо, чтобы Всемогущий открывал какое-то учение одному посланнику, а затем открывал другому посланнику учение, противоречащее первому. Всевышний являл свои небесные принципы, заповеди и законы на разных этапах человеческой цивилизации по мере возможностей человеческого разума.Последующее откровение дополняет предыдущие и никогда не противоречит им. Поэтому Ислам говорит, что каждый мусульманин обязан признавать и уважать Иисуса, Моисея и всех истинных пророков и их истинные учения. Это неоднократно записано в Священном Коране:

«Скажи: Мы веруем в Бога и (в) то, что было ниспослано нам и Аврааму, … и то, что было дано Моисею и Иисусу, и то, что было дано пророкам от их Господа. Мы не делаем различий между ними и Ему подчиняемся.2:136

Христиане, которые были в контакте с мусульманами в первые дни Ислама, заметили большое уважение мусульман к Иисусу. В результате миллионы из них приняли ислам не потому, что хотели отказаться от учения Иисуса, а потому, что хотели продолжать придерживаться его истинного учения в рамках последовательного учения ислама.

Wilson : Одобряет ли ислам отправку миссионеров для обращения немусульман способом, подобным тому, который практиковался в христианстве?

Чирри : Ислам, как и христианство, призывает людей к своим принципам и призывает немусульман присоединиться к его последователям.Однако ислам никогда не организовывал таких миссий, как христианские. Всякий раз, когда немусульманин проявляет интерес к изучению Ислама, долг каждого мусульманина сообщить ему об этом. Такая работа, однако, далека от организованных миссий.

Отсутствие духовенства в исламе было одной из причин отсутствия организованных миссий, параллельных христианским. Другой фактор заключается в том, что многие мусульмане склонны полагать, что ислам будет распространяться без миссионеров. Эта склонность была результатом многих впечатляющих завоеваний ислама без особых усилий со стороны мусульман.

Миллионы людей во многих странах приняли ислам не через организованные миссии, а через контакты с некоторыми мусульманами, которые впечатлили их своей честностью и здравыми принципами. Эти мусульмане передавали идеи своей веры другим не потому, что были посланы некоторыми властями в качестве миссионеров, а потому, что считали, что ислам — дело каждого мусульманина.

Я был в Западной Африке несколько раз. Я нашел множество христианских миссионеров в этой части мира, но не видел ни одной организованной мусульманской миссии.Несмотря на это, мнения информированных кругов в этой области сходятся в том, что ислам распространяется в этой области быстрее, чем христианство.

Уилсон : Есть ли у вас информация о количестве христианских миссионеров по всему миру?

Чирри : Число христианских миссионеров во всем мире (согласно воскресной газете «Детройт ньюс» от 2 апреля 1961 г.) составляет 212 250 человек. В эту цифру входят 170 000 католических миссионеров и 42 250 протестантов.Эту огромную армию миссионеров поддерживают тысячи религиозных организаций, которые ежегодно тратят миллиарды долларов на эти миссии. По сравнению с этим у мусульман есть несколько информационных центров, число которых по всему миру не достигает тысячи. Эти центры не получают никакой финансовой поддержки, которую получают христианские миссионеры, и не стремятся обращать других. Их работа заключается только в том, чтобы информировать, в пределах своих возможностей, тех, кто ищет информацию об исламе.

Wilson : Некоторые люди приписывают распространение ислама его снисходительности. Они думают, что ислам менее требователен к своим последователям, чем другие религии, такие как христианство. Каков ваш комментарий?

Чирри : Я думаю, что это мнение неверно. Ислам требует от своих последователей большего, чем многие другие религии. Он требует от мусульман молиться пять раз в день: до восхода солнца, в полдень, днем, на закате и вечером.

Он требует, чтобы мусульмане постились тридцать дней подряд каждый год в течение месяца Рамадан.Постящийся обязан воздерживаться от еды, приема любой жидкости и курения от рассвета до заката. Ислам требует, чтобы каждый физически и финансово дееспособный взрослый совершал паломничество в Мекку и все святые места в ней и ее окрестностях, где мужчины должны были отказаться от всех предметов роскоши и материалов, включая сшитую одежду, на значительное время.

Ислам также требует от каждого мусульманина ежегодно отдавать часть своего состояния на благотворительность. Он запрещает ликер и свинину. Ни одна из этих вещей не является легкой, и ни одна из них не свидетельствует о снисходительности со стороны ислама.Нет никакого снисхождения и в том, что она требует от своих последователей относиться к другим по-братски, оберегая их репутацию и воздерживаясь от слов, которые могут разоблачить их, даже тех, кто причиняет им вред.

Wilson : Некоторые критики говорят, что ислам обещает добрым мусульманам рай, в котором они будут наслаждаться всем, чего пожелают. Эти критики считают, что ислам обещает больше, чем христианство, и поэтому привлекает людей своими обещаниями.

Чирри : Обещание привлекательно, только если исходит из надежного источника.Если авторитетная компания предлагает человеку хорошо оплачиваемую работу, он, скорее всего, согласится на эту должность. С другой стороны, если тому же человеку предлагается должность в ненадежной или обанкротившейся фирме, ожидается, что он откажется от этого предложения, поскольку у него не будет никакой уверенности в финансовой надежности фирмы.

Точно так же я не думаю, что новообращенный был бы готов выполнять так много обязанностей и отказываться от столь многих желаемых вещей ради обещаний, если он не доверяет Исламу.Ни одно обещание не является привлекательным, если оно сделано из ненадежного источника. Привлекательность обещания — результат уверенности. Таким образом, вера в ислам предшествует привлекательности его обещания, а не наоборот.

Wilson : История показывает, что первые мусульмане были воинственными и воинственными. Много вооруженных конфликтов между мусульманами и немусульманами произошло в Сирии, Египте, Северной Африке, Испании и многих других местах. Некоторые критики считают, что ислам распространялся силой, а не проповедью и обсуждением.

Чирри : Сила может победить тело, но не дух. Вы можете подчинить себе человека или сообщество с помощью силы, но вы не можете заставить их поверить в свою правоту. Алжирцы находились под властью колониальной Франции около ста лет, но это не заставило их полюбить своих правителей. Как только у них появилась возможность, они подняли оружие против своих господ и сломили их ярмо.

Нелогично полагать, что ислам распространялся силой.Мухаммед, как один человек, не мог заставить тысячи или сотни принять его веру. История свидетельствует, что Мухаммед прожил тринадцать лет в Мекке после того, как провозгласил свою веру, под постоянной угрозой со стороны своих противников, которые составляли подавляющее большинство мекканцев. Любой, кто хотел присоединиться к исламу, подвергался осуждению, угрозам и преследованиям со стороны мекканцев; и, несмотря на это, число мусульман неуклонно росло. Можем ли мы представить себе, чтобы Мухаммед при таких обстоятельствах мог обращать людей силой, когда сам подвергался гонениям?

На более позднем этапе мусульмане стали достаточно могущественными, чтобы сражаться со своими противниками; и история показывает, что они действительно боролись за ислам.Но это не значит, что ислам обращал людей насильно. В настоящее время в Индонезии насчитывается более 100 миллионов мусульман, а в Западной Африке — десятки миллионов. Все эти миллионы были обращены путем мирных контактов с мусульманами, приезжавшими в эти края в качестве торговцев или просветителей.

Однако нет оснований отрицать, что мусульмане были воинственными. Мусульмане действительно были хорошими защитниками своей свободы. Мы знаем, что никакая идеология не будет распространяться и жить в несвободном обществе. Свобода веры, практики и слова необходима для роста любой идеологии.В отсутствие конституционной защиты свободы долгом людей идеологии было бы обеспечить свою свободу самостоятельно. Если это не оправдывает военную мощь первых мусульман, то не будет никакого способа оправдать военную мощь любой современной нации, которая с оружием в руках защищает свою свободу, когда ей угрожают противники.

Знаете ли вы?: Распространение ислама в Юго-Восточной Азии через торговые пути

Шелковый путь — один из самых важных маршрутов в нашей коллективной истории.Именно по этим дорогам устанавливались отношения между Востоком и Западом, подвергая различные регионы различным идеям и образам жизни. Примечательно, что эти обмены также включали распространение многих основных мировых религий, включая ислам.

После появления ислама на Аравийском полуострове в 7 -м веке ислам начал свою экспансию в восточные регионы посредством торговли, чему способствовало развитие морского Шелкового пути. Мусульмане, как известно, обладали коммерческим талантом, особенно поощряемым исламом, а также отличными навыками мореплавания.Таким образом, они могли монополизировать торговлю Восток-Запад по морскому Шелковому пути, соединяющему воедино различные крупные порты восточноазиатских регионов. Действительно, их торговые суда должны были останавливаться в разных портах для снабжения водой и продовольствием, ремонта или ожидания изменения направления ветра.

Эти взаимодействия привели к дальнейшему распространению ислама на людей, живущих в важных прибрежных городах Индийского субконтинента, Китая или на более отдаленных юго-восточных островах современной Индонезии или Филиппин. Считается, что ислам впервые пришел в эти юго-восточные регионы в 7 -м веке. Мусульманские купцы с Аравийского полуострова должны были пройти через эти южные острова по морскому Шелковому пути, чтобы добраться до портов Китая.

Кроме того, согласно историческим свидетельствам, торговцы-мусульмане пришли на индонезийские острова из-за присутствующих там редких специй. Считается, что некоторые из этих торговцев поселились в Индонезии и смешались с местными жителями. Более того, после прибытия мусульманских купцов на остров Суматра короли острова стали следовать исламу, что еще больше облегчило их интеграцию на торговые пути примерно в 12 веке нашей эры.Археологические свидетельства принятия ислама членами королевской семьи можно увидеть на надгробиях, на которых выгравирована дата исламского года правления суматранских королей 13 -го -го века.

Что касается островов Филиппин, то археологические данные, такие как обнаруженные на архипелаге фарфоровые изделия, принадлежавшие династии Тан (618–907 гг. век. Более того, в 13 -м веке контакты между мусульманскими купцами и местным населением, а также торговля по Шелковому пути между югом Филиппин и другими соседними регионами, такими как Бруней, Малайзия или Индонезия, способствовали распространению ислама среди их местное население.

Таким образом, можно сказать, что ислам пришел в Юго-Восточную Азию мирным путем через торговлю и взаимодействие между мусульманскими купцами и местными жителями. Подобно буддизму, ислам смешался с существующими культурными и религиозными влияниями регионов Юго-Восточной Азии.

 

См. также:

Кёнджу и Шелковый путь

Нара в конце Шелкового пути

Система древних монастырских больниц в Шри-Ланке

Бруней на Морском шелковом пути

Хорезмская область и Шелковый путь

Цюаньчжоу – сердце морского Шелкового пути

Монгольское кочевничество вдоль Шелкового пути

Распространение буддизма в Южной и Юго-Восточной Азии через торговые пути

Сайид Бин Абу Али, истинный представитель межкультурных отношений на Морском Шелковом пути

Таиланд и морской Шелковый путь

Греческое присутствие в Центральной Азии

Центральноазиатские морские шелковые пути

Истоки привлекательности «Исламского государства»

В длинном и бессвязном заявлении, сделанном в сентябре, представитель ИГИЛ Абу Мухаммад аль-Аднани разъяснил неотъемлемое преимущество своей группировки: «Быть ​​убитым… это победа», — сказал он. «Вы сражаетесь с людьми, которых невозможно победить. Они либо одерживают победу, либо погибают». В этом самом базовом смысле важна религия, а не то, что можно было бы назвать идеологией. Боевики ИГИЛ не только готовы умереть в пламени религиозного экстаза; они приветствуют это, веря, что им будет предоставлен прямой вход на небеса. Не имеет особого значения, если это звучит абсурдно для большинства людей. Это то, во что они верят.

Политологи, включая меня, склонны рассматривать религию, идеологию и идентичность как эпифеноменальные продукты — продукты определенного набора материальных факторов.Нас учат верить в примат «политики». Это не обязательно неправильно, но иногда может скрыть независимую силу идей, которые для большей части западного мира кажутся причудливыми и архаичными. Как недавно написал Роберт Каган: «Уже четверть века американцам твердят, что в конце истории скорее скука, чем великий конфликт». Подъем ИГИЛ — лишь самый крайний пример того, как либеральный детерминизм — представление о том, что история движется с намерением к более разумному, светскому будущему , — не смог объяснить реалии Ближнего Востока. Само собой разумеется, что подавляющее большинство мусульман не разделяют точку зрения ИГИЛ на религию, но это не самый интересный и актуальный вопрос. Подъем ИГИЛ к известности как-то связан с исламом, но что это такое?

ИГИЛ черпает силу из идей, которые пользуются широким резонансом среди населения с мусульманским большинством. Они могут не соглашаться с интерпретацией халифата ИГИЛ, но понятие года как халифата года — исторического политического образования, управляемого исламскими законами и традициями — имеет силу даже среди более светских мусульман.Халифат, которого не существовало с 1924 года, является напоминанием о том, как одна из великих цивилизаций мира пережила один из самых крутых закатов в истории человечества. Разрыв между тем, кем мусульмане когда-то были, и тем, где они сейчас находятся, лежит в основе гнева и унижения, которые вызывают политическое насилие на Ближнем Востоке. Но есть также ощущение утраты и стремления к органичному правовому и политическому порядку, существовавшему на протяжении столетий до его медленного, но решительного демонтажа. С тех пор мусульмане, и особенно арабские мусульмане, изо всех сил пытаются определить контуры подходящей политической модели постхалифата.

Напротив, раннехристианское сообщество, как отмечает принстонский историк Майкл Кук, «не имело представления о подлинно христианском государстве» и было готово сосуществовать с римским правом и даже признавать его. По этой причине, среди прочего, эквивалент ИГИЛ просто не мог существовать в обществах с христианским большинством. Так же как и прагматичные, господствующие исламистские движения, которые выступают против ИГИЛ и его идиосинкразического, тоталитарного взгляда на исламское государство.Хотя они имеют мало общего с исламистскими экстремистами как в средствах, так и в целях, «Братья-мусульмане» и их многочисленные потомки и филиалы имеют особое видение общества, которое ставит ислам и исламский закон в центр общественной жизни. Подавляющее большинство западных христиан, включая убежденных консерваторов, не могут представить всеобъемлющий правовой и социальный порядок, основанный на религии. Однако подавляющее большинство, скажем, египтян и иорданцев могут и делают.

Вот почему благонамеренный дискурс «они истекают кровью, как и мы; они хотят есть бутерброды и воспитывать своих детей так же, как и мы», — отвлекающий маневр.В конце концов, можно любить бутерброды и хотеть мира или чего-то еще, но при этом поддерживать смертную казнь за вероотступничество, как это сделали 88 процентов египетских мусульман и 83 процента иорданских мусульман в опросе Pew 2011 года. (В том же опросе 80 процентов египетских респондентов заявили, что они одобряют забрасывание камнями прелюбодеев, а 70 процентов поддерживают отсечение рук ворам). Опрос в арабском мире — неточная наука. Но даже если предположить, что эти результаты значительно преувеличивают поддержку уголовных наказаний, основанных на религиозной принадлежности (скажем, вместо этого поддержка была ближе к 65 или 45 процентам), это все равно, вероятно, заставит нас задуматься (более подробно я обсуждаю эти и другие результаты опросов в моей новой книге о исламистские течения).

Арабские мусульмане все еще пытаются определить постхалифатскую политическую модель.

Стоит отметить, что основные исламистские движения в арабском мире больше не включают худуд наказаний за воровство, прелюбодеяние и вероотступничество в свои политические платформы и редко обсуждают их публично (исламисты из Южной и Юго-Восточной Азии не были столь осмотрительны) . В этом смысле средний египетский или иорданский избиратель находится на 90 005 правее на 90 006 основных исламистских партий в своих странах.(Многие мусульмане говорят, что верят в худуд , потому что наказания описаны в Коране; будут ли они на самом деле довольны государством — государством, против которого они могут выступать — порезать кому-то руку за кражу — это совсем другой вопрос.)

В любом случае это лишь самые крайние примеры, и было бы проблематично рассматривать худуд как символ современного исламизма или, если уж на то пошло, досовременного исламского права. Более важным соображением является то, как арабы относятся к актуальности исламского права, в том числе по таким вопросам, как гендерное равенство, права меньшинств и роль священнослужителей в разработке национального законодательства. Почему, например, только 24 процента из 90 005 египетских женщин, 90 006 согласно опросу YouGov в апреле 2011 года, говорят, что поддержали бы женщину-президента? То, что некоторые могут назвать «культурой», а не обязательно исламом, является важным фактором, но было бы трудно сделать вид, что религия не имеет ничего общего с этими установками. И, по-видимому, ислам имеет какое-то отношение к тому, почему 51% иорданцев, по данным «Арабского барометра» 2010 года, считают «парламентскую систему, допускающую свободную конкуренцию, но только между исламскими партиями», чем-то уместным, уместным или очень подходящее.

Ислам отличается своим отношением к политике. Это не обязательно плохо или хорошо. Это просто так. Сравнение ее с другими религиями помогает понять, что делает ее таковой. Например, премьер-министр Индии Нарендра Моди и его правящая БДП могут быть индуистскими националистами, но идеологическая дистанция между ними и светской партией Конгресс не так велика, как может показаться. Отчасти это связано с тем, что традиционная индуистская королевская власть — с ее крайне неэгалитарным видением кастового социального порядка — просто менее актуальна для современной массовой политики и во многом несовместима с демократическим процессом принятия решений.Как пишет Кук в своей новой книге « Древние религии, современная политика », «у христиан нет закона, который нужно восстанавливать, в то время как у индусов он есть, но они мало заинтересованы в его восстановлении». Мусульмане, с другой стороны, не только имеют закон, но и тот, который серьезно воспринимается подавляющим большинством на всем Ближнем Востоке.

Мусульмане не привязаны к моменту основания ислама, но и не могут полностью избежать его. Пророк Мухаммед был теологом, главой государства, воином, проповедником и торговцем одновременно.Некоторые религиозные мыслители, в том числе суданский Махмуд Мохамед Таха, а позднее его ученик Абдуллахи Ан-Наим, пытались разделить эти разные пророческие наследия, утверждая, что Коран содержит два послания. Первое послание, основанное на стихах, открытых в то время, когда пророк создавал новую политическую общину в Медине, включает в себя особенности исламского права, которые, возможно, подходили для Аравии седьмого века, но не обязательно применимы вне этого контекста. «Второе послание» Ислама, находящееся в так называемых мекканских стихах, включает в себя вечные принципы Ислама, которые должны обновляться в соответствии с требованиями времени и контекста.Таха был казнен режимом Гаафара аль-Нимейри в 1985 году, и его теории не смогли найти много сторонников. Но основная идея извлечения общих принципов при одновременном подчеркивании историчности их применения в менее явной форме отстаивается растущим числом «прогрессивных» мусульманских ученых, многие из которых живут на Западе.

Абдулмецид II, последний османский халиф, в 1923 году (Wikimedia Commons)

Могут ли эти идеи получить поддержку? И если они это сделают, может ли это привести к исламской «реформации»? Возможно, но есть одно небольшое осложнение.Ислам уже пережил своего рода «реформацию». В конце 19 века исламский модернизм Джамаля ад-Дина аль-Афгани и Мохаммеда Абду — предшественника «исламизма» — попытался сделать ислам и домодернистский исламский закон безопасными для современности (или наоборот). вокруг?). Это движение было ответом на многие вещи — секуляризм, колониализм, подъем Европы, — но также, что важно, оно было ответом на ползучий авторитаризм поздней османской эпохи. Ученый-правовед Мохаммад Фадель отмечает, что Рашид Рида, ученик Абду, предложил «новую правовую систему, которая соответствовала бы народному суверенитету и чей метод законотворчества основывался бы на независимых рассуждениях, осуществляемых коллективно через совещательные институты.Такая правовая система требовала кодификации исламского права, придания ему большей унификации для предотвращения произвольных злоупотреблений и, по сути, национализации его применения. Письменный, кодифицированный закон обеспечил бы контроль над эксцессами исполнительной власти. Произвольные прихоти коррумпированных правителей уступят место чему-то, напоминающему верховенство закона. Как утверждает Ной Фельдман в книге «Падение и возвышение Исламского государства» , исторически это был саморегулирующийся класс клерикалов, которые, как хранители данного Богом закона, гарантировали, что халиф будет связан чем-то, кроме него самого.«Рассматривать [основанную на шариате систему] как содержащую баланс сил, столь необходимый для функционирующего, устойчивого правового государства, значит подчеркивать не то, почему она потерпела неудачу, — пишет Фельдман, — а то, почему она столь впечатляюще преуспевала в течение столь долгого времени. ». Исламские модернисты были мало заинтересованы в возвращении религиоведов на видное место. Вместо этого они надеялись ввести консультативные механизмы и институты, чтобы сбалансировать растущую власть исполнительной власти.

Другим вкладом исламского модернизма было признание государства и государственной власти как политического факта.Поскольку у государства было больше обязанностей — предоставление образования и здравоохранения, регулирование средств массовой информации и забота о планировании семьи — ему нужно было иметь больше свободы действий в формировании государственной политики. Как исламские модернисты, так и господствующие исламисты проводили четкое различие между вопросами веры и убеждений, которые неизменны, и вопросами политики, которые не изменялись. Если бы что-то было в интересах общества, или масла , то это можно было бы (вероятно) оправдать. Если запреты на ростовщичество стоят на пути, скажем, кредита МВФ, то должен быть способ обойти это.Исламистам понадобился , чтобы реализовать эту гибкость. Как пишет Фадель, «фундаментальная цель модернистской исламской политической мысли состояла в том, чтобы определить, что означает хорошее управление в соответствии с шариатом в современную эпоху». Досовременный исламский закон по определению был несовместим с современным национальным государством, поэтому должен был быть способ сгладить круг, даже если это означало выйти далеко за рамки того, что текстуальные буквалисты были удобны. Это открыло исламистам, особенно в последние десятилетия, когда они модернизировали свои позиции в отношении политического плюрализма и прав женщин, обвинения в чрезмерном прагматизме или, что еще хуже, в откровенной неискренности.Действительно, ультраконсервативные салафиты, представляющие собой довольно разнообразную группу, регулярно критикуют «Братьев-мусульман» и их попутчиков за то, что они ставят требования политики выше требований веры.

Братство в этом отношении является неортодоксальным и реформистским интеллектуальным и политическим движением. Конечно, это также по своей сути нелиберально. Но нет особой причины, по которой исламская «реформа» должна вести к либерализму так же, как протестантская Реформация в конце концов привела к современному либерализму.Реформация была ответом на клерикальную хватку католической церкви над христианством. То, что впоследствии стало протестантизмом, было неразрывно связано с появлением массовой грамотности, поскольку растущее число верующих больше не зависело от заступничества священнослужителей. Благодаря тому, что Новый Завет был впервые переведен на немецкий и другие европейские языки, верующие могли самостоятельно получить прямой доступ к тексту.

Мусульманский мир, для сравнения, уже испытал ослабление духовенства, которое, будучи кооптировано новыми независимыми государствами, приобрело дурную славу.В Европе упадок духовенства и массовая грамотность заложили основу для секуляризации. На современном Ближнем Востоке эти же силы совпали с господством политического ислама. Египетские Братья-мусульмане непропорционально черпали свое лидерство из профессиональных секторов медицины, инженерии и права. Движение, основанное в 1928 году, было решительно неклерикальным и в некотором роде антиклерикальным. В 1950-х годах каирский аль-Азхар, выдающийся центр исламской мысли арабского мира, был кооптирован и политизирован режимом Гамаля Абдель Насера, главного противника Братства.

У более буквальных салафитов также было мало времени для религиозного истеблишмента. Суть салафизма заключалась в том, что столетия запутанной и технической исламской науки затмили силу и чистоту ислама, воплощенного Пророком Мухаммедом и его сподвижниками. Лидеры салафитов говорили своим последователям, что смысл Корана можно понять, просто прочитав его и следуя примеру Пророка. Салафизм и, если уж на то пошло, такие группы, как «Аль-Каида» и ИГИЛ, были бы немыслимы без ослабления духовенства и демократизации толкования религии.

В Европе эпохи Просвещения клерикальный деспотизм был главной проблемой. Система национального государства предлагала альтернативу, способную положить конец, казалось бы, бесконечным религиозным войнам, опустошавшим континент. Этот Вестфальский мир, как пишет Генри Киссинджер в Мировом Порядке , «зарезервировал суждение об абсолюте в пользу практического и экуменического».

Исламским модернистам конца 19-го и начала 20-го веков приходилось бороться с другим комплексом проблем — в первую очередь с западным колониализмом и неизменно автократическими правителями, на поддержке которых настаивал Запад.Независимость от Великобритании и Франции уступила место светским националистическим государствам, решившим одну проблему только для того, чтобы усугубить другие. Теоретически, отмечает Киссинджер, концепция raison d’etat «представляет [ред.] не превознесение власти, а попытку рационализировать и ограничить ее использование». Но в арабском контексте верховенство «национальных интересов» слишком часто означало усиление государства за счет надлежащего управления, демократии, плюрализма и свободы выражения мнений.

Демонстрация салафитов в защиту законов шариата на площади Тахрир в Каире Мохамед (Абд Эль Гани/Reuters)

Арабский мир явно страдает от слабых, несостоятельных и разваливающихся государств.Но он также страдает от сильных или «сверхразвитых» состояний, если использовать меткое описание Йезида Сайыга (грань между слабым и несостоятельным и сверхразвитым, но хрупким размыта). Но более того, арабский региональный порядок страдает от «возвышения» государства — что наиболее очевидно и пугающе в случае Египта, где президент Абдель Фаттах ас-Сиси с энтузиазмом продвигал сакрализацию государственной власти. Это дилемма демократа: казалось бы, безопасность и стабильность зависят от сильных государств, особенно в краткосрочной перспективе, но требования плюрализма и хотя бы подобия демократии требуют, в конечном счете, сдерживания и даже ослабления тех же самых государств.

Удастся ли исламскому модернистскому проекту, примиряющему досовременную исламскую традицию с современной традицией национального государства, быть успешным, остается открытым вопросом. Ваэль Халлак, ведущий исследователь исламского права, спорит с исламистами именно по этой причине, утверждая в своей книге 2013 года « Невозможное государство », что они стали одержимы современным государством до такой степени, что «принимают [это] как должное». и, по сути, как вневременное явление».

Салафизм и такие группы, как «Аль-Каида» и ИГИЛ, были бы немыслимы без демократизации толкования религии.

Примечательно, что все большее число внешнеполитических деятелей, в том числе совсем недавно Киссинджер и бывший помощник Обамы Деннис Росс, выдвигают противоположные доводы, утверждая, что исламизм во всем его многообразии по существу несовместим с вестфальским порядком. Росс, например, пишет, что «всех исламистов объединяет то, что они подчиняют национальную идентичность исламской идентичности». Сказать, что египетская национальная идентичность и «исламская идентичность», что бы это ни было, можно каким-то образом разделить, было бы новостью, например, для президента Сиси, чей режим хвалит Росс.Сиси, например, написал в своей диссертации в Военном колледже армии США, что «демократию нельзя понять на Ближнем Востоке без понимания концепции [идеального государства халифата]», и во время своей недавней кампании заявил, что работа включала «представление Бога [правильно]». Между тем, другие «умеренные» союзники США, такие как марокканская и иорданская монархии, конституционно наделены религиозной легитимностью (марокканский король — amir al-mumineen , или «вождь правоверных»).

Более проблематично, однако, то, что Росс и Киссинджер, кажется, не знают или, возможно, безразличны к государственному центризму господствующих исламистов. (Иногда это может привести к широким, а иногда и причудливым мазкам, как, например, когда Киссинджеру в Мировом порядке удается свалить в одну кучу «Аль-Каиду», ХАМАС, «Хезболлу», Талибан, Иран, ИГИЛ и «Хизб аль-Тахрир» — все в одну кучу). та же фраза.) Исламизм, скорее господствующий, чем экстремистский, попытался заключить мир с государством, надеясь реформировать его, а не стереть его в пользу какой-то панисламской халифской фантазии.Братство плохо делает революцию именно по этой причине; Это делает медленный, подталкивая постепенности. При президенте Египта Хосни Мубараке Братство, несмотря на резкую критику политики правительства и, в конечном итоге, самого Мубарака, проявляло уважение к военным, судебным органам и Аль-Азхару. Организация спорила с людьми и политикой, а не с государственными учреждениями как таковыми. Постепенный реформизм «Братьев-мусульман» сделал группу анафемой для ИГИЛ и других экстремистских организаций.В одном из своих первых публичных заявлений аль-Аднани, представитель ИГИЛ, назвал «Братство» «падшим идолом», обвинив группу в приверженности «светскому проекту, поддерживаемому неверующими религиями».

Эти соображения делают движение за то, чтобы обозначить все исламистов как проблему — и выступать за ограничение их политического участия или даже полное их исключение — особенно опасным. Демонизация и маргинализация исламистов, пытавшихся работать в рамках существующих государственных структур, грозит их радикализацией не столько в сторону насилия или террора, сколько в сторону революции против государства.Своими необдуманными политическими рецептами Росс и Киссинджер фактически помогают создать ту самую проблему, которую, как они утверждают, решают.

Военный переворот 3 июля 2013 г. в Египте и последовавшие за ним жестокие репрессии правительства против исламистских противников привели к тщательной и непрекращающейся политизации государственных институтов, которые стали соучастниками гражданского конфликта, в ходе которого были убиты сотни египтян. . Неясно, можно ли спасти государство в глазах молодых разгневанных исламистских активистов Египта.Они видят в государстве, по крайней мере, в его нынешней итерации, врага, которого нужно подорвать, если не уничтожить.

Если ИГИЛ и то, что, несомненно, станет растущим числом подражателей, будет побеждено, то государственность — и, что более важно, государства, которые являются инклюзивными и подотчетными своему народу, — необходимы. Государствоцентрический порядок в арабском мире, при всей его искусственности и произволе, предпочтительнее неуправляемого хаоса и постоянно оспариваемых границ. Но чтобы вестфальская система выжила в регионе, для ее легитимации может понадобиться ислам или даже исламизм.Изгнать из государственной системы даже более прагматичные варианты исламизма, основанные на участии, означало бы обречь как слабые, несостоятельные государства, так и сильные, хрупкие на долгий разрушительный цикл гражданских конфликтов и политического насилия.

Ислам в прошлом и настоящем — Атлантика

Сегодня ислам является религией более чем 350 миллионов мусульман (или мусульман, или мусульман), населяющих широкий пояс, простирающийся от Атлантики до Тихого океана, через Африку, части Европы и Азии .

Отчасти из-за важности среды обитания мусульман (или дар эль-ислам ) в мировых делах Запад начал проявлять особый интерес к изучению ислама и пытается понять его отношение к жизни мусульманина.И не будет преувеличением сказать, что сами мусульмане проявляют такой же интерес к изучению реальности ислама, чтобы узнать, в какой степени они могут принять современные пути, не теряя своей религии. В последнее время среди мусульман было две партии: одна утверждала, что религией следует пожертвовать ради модернизации, а другая — что модернизацией следует жертвовать ради религии. Между этими двумя группами теперь есть третья, численность которой увеличивается, и которая видит возможность примирения между современной жизнью и старой религией.Современные мусульманские мыслители находят в принципах ислама гибкость, которая позволяет им объяснять и интерпретировать с величайшей свободой, сохраняя при этом веру в целости. Например, один современный писатель сказал: «Послушание заповедям природы — это повиновение Богу. Естественные законы — это часть того, что называется ангелами. причинность реализуется».

Но прежде чем мы проанализируем эти попытки примирить традиционную религию с потребностями жизни в современном мире, давайте рассмотрим природу ислама.Я, как мусульманин, постараюсь кратко и беспристрастно обрисовать в общих чертах то, что все школы мыслителей в исламе принимают в качестве основных постулатов.

Если бы не внешние проявления единства в какой-либо религии, такие как церкви, мечети, религиозные книги, обряды и т. п., то можно было бы сказать, что каждый человек любой веры понимает свою религию по-своему. . Следовательно, может быть много определений религии; однако наиболее близкое к истине определение почти всегда можно найти в боговдохновенных книгах религии.Коран – это Книга Ислама. Явленный Мухаммеду между 610 и 632 годами нашей эры, он содержит 114 сур, включая шесть тысяч стихов.

Если мы внимательно прочитаем Коран, мы обнаружим, что «ислам» приписывался тем, кто верил в единого Бога со времен Авраама до времен Мухаммеда. Итак, Авраам является отцом веры в божественное единство, стоит во главе всех пророков, и именно он назвал мусульман именем «мусульмане» (сура 22, стих 78) [Ссылки на перевод Корана, сделанный Пиктоллом. , которая доступна в серии Mentor Books].

Значение единства в Исламе состоит, прежде всего, в подчинении Богу (3/19; 2/112; 31/22), что означает обращение себя к Нему как к единственному, единому Богу, не имеющему сотоварищей, и поклонение Ему, полагаясь на Него и отдавая себя Ему. Во-вторых, оно включает в себя делание добра. Эти основные принципы — единство и добрые дела — настолько близки, что почти едины, но Коран подчеркивает: «Аллах не прощает того, что Ему приписывают сотоварища. Он прощает (всех), кроме того, кому пожелает.Кто так приписывает Аллаху сотоварищей, тот действительно выдумал великий грех» (4/48; 22/4). Это ислам, согласно утверждению Корана. Очевидно, что со времени откровения Мухаммеду мусульмане прошли через много стадий и различных обстоятельств. Некоторые люди ограничивали свою практику произнесением утверждений веры. Другие разрабатывали основу религии, опираясь на предания пророка, его сподвижников и их последователей. Но первоначальная идея единства господствует среди большинства мусульман и до сих пор является важнейшей характеристикой ислама.

Особое послание Ислама двоякое. Во-первых, оно завершает послание предыдущих пророков — и мы не должны забывать, что мусульмане признают иудейских пророков, таких как Исайя и Иеремия, которые также были приняты христианством, — тем, что кладет конец спору между несторианами и якобитами о природе Христос: Мусульмане верят, что Христос от Духа Божьего, а не Сам Бог, потому что Бог «не рождает и не был рожден. И нет подобного Ему» (112/1-4).Другими словами, Христос для ислама является пророком, а не частью Божества. Далее Коран поддерживает послание Христа и упрекает тех, кто отрицал его: «И поистине, Мы дали Моисею Писание, и Мы послали за ним вереницу посланников, и Мы дали Иисусу, сыну Марии, ясными доказательствами (владычества Аллаха) и Мы поддержали его Святым Духом. Неужели когда к вам придет посланник (от Аллаха) с тем, чего вы сами не желаете, вы возгордитесь, и некоторые вы не верите и некоторых убиваете?» (2/87).

Ислам, таким образом, рассматривается как продолжение истинного духа религии, открытого Богом более ранним пророкам: «Скажи (о Мухаммед), Мы верим в Аллаха и в то, что ниспослано нам, и то, что было ниспослано Аврааму и Исмаил, Исаак, Иаков и колена, и то, что было дано Моисею, Иисусу и пророкам от их Господа. Мы не делаем различия между кем-либо из них, и Ему мы предались» (3/84).

Мохаммед подчеркивал необходимость послушания приказам более ранних пророков: «Скажи: О люди Писания! У вас нет ничего (руководства), пока вы не будете соблюдать Тору (Закон Моисея) и Евангелие и то, что ниспослано вам от вашего Господа» (5/68).Коран обвиняет последователей еврейской Торы в ряде серьезных ошибок: отбрасывание заветов (2/100), добавление к Торе (2/79) или искажение ее (4/46, 5/3 ), верой в часть Торы и неверием в другие части (9./85), неправомерным убийством пророков (4/155), получением ростовщичества и пожиранием народного богатства под ложным предлогом (4/161). Похоже, что идея расового и религиозного различия распространилась как среди иудеев, так и среди христиан, поэтому ислам высмеивал ее, требуя доказательства ее обоснованности (2/111), утверждая, что все являются лишь смертными, созданными Им (5/18), и что Бог сотворил людей как народы и племена, чтобы познавать друг друга, и самое благородное в глазах Бога — лучшее в поведении (49/13).Другими словами, Ислам вошел в дом, обитатели которого были в ссоре, а мебель была в беспорядке, желая, чтобы мир и порядок были восстановлены.

Фундаментальные учения ислама мало чем отличаются по своей сути от библейских. Молитва и пост изначально встречаются в иудаизме и христианстве. Они отличаются только формой. Мусульманин молится пять раз в день, кланяясь и преклоняя колени, как это делали древние семиты, и постится целый месяц (Рамадан) от восхода до заката.Паломничество в Мекку похоже на паломничество в Священный город Иерусалим. Законная милостыня — это своего рода организованная благотворительность, которую подчеркивал Христос, и она похожа на подоходный налог в наше время в том, что ее размер зависит от дохода налогоплательщика. Ислам запрещал есть падаль, кровь и свиное мясо, а также запрещал азартные игры, употребление вина, прелюбодеяние и ростовщичество, действия, также запрещенные или осуждаемые в Ветхом и Новом Заветах.

Ислам получил уникальную печать успеха Мухаммеда.В отличие от других пророков, он несколько лет жил как глава государства, созданного им самим и которому он давал законы. Мухаммед разработал законы, касающиеся брака, развода, наследования и тому подобных вопросов, направленные на реформу общепризнанных обычаев. Он ограничил количество жен, которые мог иметь мужчина, до четырех, но при условии, что между ними будет сохраняться равенство. Женщины не имели права наследования; новый кодекс предоставил им право на половину мужской доли. Рабство тогда было широко распространено; Ислам объявил это вне закона, за исключением пленников, взятых на войне, и для них он предоставил способы восстановления свободы.Винопитие постепенно контролировалось, а ростовщичество запрещалось. Кастовая система, бывшая тогда в моде, была упразднена, как и жестокая практика заживо закапывать нежеланных младенцев женского пола. Мухаммед реалистично уравновешивал социальное благополучие и господствующие обычаи. Первые ученые правоведы в период после распространения ислама последовали его примеру, делая упор на дух, а не на букву закона. Но в более поздние века началось юридическое затвердение артерий — беспрекословное признание власти стало правилом, а обычаи и условности застыли до такой степени, что стали возможны лишь незначительные социальные изменения или прогресс.

В течение века после своего основания ислам распространился, пока не достиг границ Китая на востоке и Франции на западе. На этой обширной территории коренные мусульмане, арабы, составляли лишь небольшую часть всего населения. Некоторые из людей, которые были поглощены исламом, такие как персы, индийцы и китайцы, уже имели великие цивилизации, литературу, культуру и авторитет, даже превосходящие таковые у самих арабов. Этот подвиг завоевания долгое время считался почти чудом; однако ясно, что для этого были веские причины, среди которых сходство ислама с христианством и иудаизмом, упадок языческих верований, коррумпированное правление, тирания одного класса над другими и отсутствие экономического и социального баланса в результате этого. оттуда.Еще одним фактором был основной дух терпимости в самом исламе, несмотря на его сильное принуждение к прозелитизму среди других религий. Таким образом, ислам продолжал распространяться, пока не стал религией миллионов людей в Азии и Африке и даже довольно большого числа людей в Европе, особенно в Албании и Югославии.

В этом процессе расширения ислам взаимодействовал с иностранными религиями и культурами, влияя и подвергаясь влиянию. Если главным источником влияния были литература и лингвистика, то обмен происходил и на самых глубоких уровнях богословия.Аббас Махмуд эль-Аккад — современный египетский писатель — предположил, что если бы христианство можно было обобщить одним словом, то это была бы «Любовь», а ключевым словом для ислама могла бы быть «Истина». Это, конечно, чрезмерное упрощение, однако верно то, что на протяжении столетий обе религии передавали друг другу кое-что из тех чувств и мыслей, которые подразумевают эти термины. По мере того, как Рим продвигался к позиции посредника между Богом и человеком, ислам, более в духе христианской Реформации, сохранил учение Корана о близости Аллаха к человеку.В Коране сказано: «Аллаху принадлежат восток и запад, и куда бы вы ни обратились, там лик Аллаха» (2/115), и «И Мы ближе к нему (человеку), чем его яремная вена» (50/115). 16). В мечети мусульманина нет священника, молящегося за него; он направляет свою молитву прямо к Божеству. Нет сомнения, что мир нуждался в этом учении так же, как он нуждался в предшествующем ему христианском учении. Он получил эти две доктрины в назначенное им время.

На ислам сильно повлияли культуры, в которых он распространился.В результате взаимодействия ислама и греческой философии возникли новые религиозно-философские школы; он также впитал в себя некоторые индийские и персидские мистические тенденции. Мутазилиты подвергли религиозные тексты греческому рационализму, а суфии привнесли элемент мистицизма и экстаза, которых не хватало исламу. Проповедь дервишей о необходимости посредничества между Богом и его рабом, человеком, привела в некоторые периоды и регионы к своего рода культу святых. Стимулирование этих различных тенденций породило ряд блестящих философов, которых с уважением изучали в средневековой Европе.

Быстрое распространение ислама на огромной территории разрушило ряд социальных идеалов ранней мусульманской общины. Дух ислама — реформа Мухаммедом общества, которую он нашел, — позволил развиться определенной распущенности позже: многоженство стало проблемой, а легкий развод — злом, а социальное равенство раннего ислама уступило место обычаям завоеванных деспотических империй. .

Именно на фоне долгого и утомительного «темного века» следует рассматривать современный ислам.Следует помнить, что не менее 70% арабов сегодня неграмотны, и что в то же время новый стимул к переменам в исламском обществе, в отличие от внешних стимулов в более ранние эпохи, почти полностью светский. Традиционный ислам был законченным «образом жизни», в котором были тесно интегрированы социальные условности и религиозные верования. Сегодня ислам приближается к позиции, более похожей на западную религию, с отделением церкви от государства. Это находит отражение в образовании.

В мусульманских странах нет школы, в которой бы не существовало религиоведения.Но учитель религии обычно не является также учителем светских наук. Эти два поля становятся полностью независимыми друг от друга. Так, например, в Египте наряду со своим древним Азхаром — старейшим в мире университетом и отдельно от него — есть три современных светских университета, в значительной степени западных по организации и духу.

Центральная проблема, стоящая сегодня перед арабскими мусульманами, да и перед всеми мусульманами, заключается в том, как найти новый образ жизни — исламский по своему характеру — который будет на полпути между Востоком и Западом и который обеспечит внутреннюю стабильность, необходимую для того, чтобы мусульмане самостоятельно решать свои проблемы.Арабский мир может заимствовать технологии у Запада, но он должен найти ответы на свои более глубокие проблемы внутри себя. Достаточно лишь понаблюдать за покупательскими привычками, чтобы увидеть живой интерес к исламу и сегодня. В Каире любая книга, посвященная исламу, непременно будет иметь большой успех. Это показывает, что люди не отходят от религии. Также фактом является то, что мировая борьба между демократией и коммунизмом побудила мусульман по-новому оценить свою религию, чтобы увидеть, какое положение она занимает по отношению к этим двум противоборствующим движениям.

Как далеко Ислам действительно проникает в сердца мусульман сегодня? Какие ощутимые последствия это имеет в их жизни? Однозначного ответа нет, и многое зависит от того, что именно имеют в виду под мусульманами. Те, кто хорошо разбираются в исламе — к сожалению, меньшинство — проникнуты своей религией с гордостью, самоуважением и стремлением к свободе. «Братья-мусульмане» являются крайним выражением этой стороны ислама. Хасан эль-Банна, основатель движения, призвал мусульман быть «лидерами в своих странах и хозяевами на родине».«Нет ничего удивительного в том, что прошлая слава ислама пробуждает чувства гордости и стремления к свободе. Этот дух лежал в основе непрерывных восстаний против иностранного правления в этом столетии, и мы видим его в действии сейчас в Северной Африке.

Ислам вдохновляет своих последователей на прилепиться к исламскому сообществу и быть поглощенным им. Выше я указал, что ислам придает особое значение свободе сообщества за счет свободы личности. Истина в том, что человек пользуется огромной свободой, пока он остается внутри мусульманского сообщество.Но если он идет против этого, он теряет свою свободу, или, точнее говоря, он теряет свое положение в мусульманском обществе. Шейх Мохаммед Абду — великий реформатор, умерший в 1905 году — однажды написал: «Если кто-то говорит что-то, что подразумевает неверие сотней способов и подразумевает веру одним единственным способом, его слова следует воспринимать как веру, а не как неверие».

Ислам вдохновляет своих последователей на освящение разума, отказ от чудесного и медитацию на божье творение для подтверждения веры. Магомет не доказывал истинность своего послания чудесами.Коран полон стихов, которые призывают нас к познанию Бога только посредством разума. Абду утверждал, что ислам требует веры в Бога и Его единство посредством рационального вывода и что вера в Бога должна предшествовать вере в пророчества. «Неправильно, чтобы вера в Бога была взята из слов пророков или из открытой Книги, потому что неразумно верить в Книгу, открытую Богом, если человек уже не верит в существование Бога».

Ислам учит своих последователей верить в этот мир и мир грядущий таким образом, чтобы одно не превалировало над другим.Мусульманин имеет право наслаждаться удовольствиями этого мира, потому что он создан для него. «Но ищи обитель будущей жизни в том, что даровал тебе Аллах, и не пренебрегай своей частью мира, и будь добр, как Аллах был добр к тебе, и не ищи нечестия на земле; вот! Аллах не любит коррупционеры» (28/77). А среди мусульман широко распространена известная поговорка: «Работай для этого мира так, как будто будешь жить вечно, и работай для мира иного так, как будто завтра умрешь.

Различные мусульмане по-разному отреагировали на вторжение западных идей. Египетский писатель Ахмад Амин откровенно сказал: «Реформа ислама произойдет двумя путями: во-первых, путем отделения науки от религии и продвижения науки как максимально широко; другой — посредством практики абсолютного иджтихада ». иджтихад означает «свободное толкование», и Ахмад Амин продолжает объяснять: , но мы имеем в виду тот вид иджтихад , который достигается теми, кто квалифицирован, вид, который понимает его цели, а также понимает западную цивилизацию и ее цели; затем разрешить или запретить в свете этих двух видов понимания.

Другой современный мусульманский писатель неявно выступал за то, чтобы свобода толкования применялась к вопросам, относящимся к исламской доктрине, а не только к вопросам юриспруденции. к нему. молодое поколение, Халид Мохаммед Халид, чей « Отсюда мы начинаем » был широко прочитан.Хотя, безусловно, Братья-мусульмане не согласны с этим ходом мыслей, большинство культурных мусульман склонны его поддерживать. Фактически, почти весь мусульманский мир теперь использует светское гражданское право с небольшими исламскими модификациями, а не старый религиозный кодекс. Неизменными остались только законы о «личном положении» — о браке, разводе, наследовании и т. п. И даже старый мусульманский кодекс в какой-то степени является гражданским, особенно в браке, который заключается по письменному договору, условия которого диктуются обеими сторонами.Существуют также определенные традиционные концепции, которые облегчают изменение мусульманского права; в этой области применима идея «свободной интерпретации», как и идея «консенсуса мнений». Таким образом, если достаточное количество мусульман единодушно соглашается по определенному вопросу, это становится религиозным законом. Призыв «Братьев-мусульман» вернуться к религиозному законодательству, безусловно, является одним из самых слабых мест их программы и по сей день вызывает постоянные споры с различными египетскими правительствами.

Правовед эль-Банна выразил либеральную точку зрения, написав: «Мы должны знать, что славный Коран не основан на законах…. Он содержит шесть тысяч стихов, а общее количество стихов, посвященных законам, не превышает пятисот.

Коран скорее касается воспитания характера и очищения и очищения духа». Это означает, что законодательство следует рассматривать как средство, а не как цель. Ахмад Амин пошел еще дальше, утверждая, что только пятьдесят стихов Корана и семнадцать Традиций Пророка действительно были связаны с законом.Он призывал к абсолютно свободному толкованию при условии, что дух Ислама будет правильно понят.А недавно египетский министр вакуфов (мусульманских пожертвований), ученый человек из Азхара, одобрил выплату и получение мусульманами процентов по благотворительным трастовым инвестициям — «современная точка зрения, которая, тем не менее, соответствует духу Мусульманское законодательство

Настало время, я думаю, чтобы христиане и мусульмане поняли, что они в одной лодке: если она утонет, то все они утонут, если она останется на плаву, все они будут спасены. сотрудничество как в духовной, так и в материальной жизни.И это будет достигнуто только на прочной основе взаимного уважения, доверия и терпимости.

Почему ислам неправильно понимают — Мусульманский молодежный фонд

Заблуждение № 1: мусульмане склонны к насилию, террористы и/или экстремисты.

Это самое большое заблуждение в исламе, несомненно, возникшее из постоянных стереотипов и нападок, которые СМИ придают исламу. Когда вооруженный человек нападает на мечеть во имя иудаизма, католический партизан ИРА взрывает бомбу в городском районе или сербские православные ополченцы насилуют и убивают невинных мирных жителей-мусульман, эти действия не используются для стереотипизации всей веры.Эти действия никогда не приписываются религии преступников. Но сколько раз мы слышали слова «исламский, мусульманский фундаменталист». и т. д.», связанные с насилием.

Политика в так называемых «мусульманских странах» может иметь или не иметь исламскую основу. Часто диктаторы и политики используют название ислама в своих целях. Следует не забывать обращаться к истокам ислама и отделять то, что говорит истинная религия ислам, от того, что изображается в средствах массовой информации. Ислам буквально означает «подчинение Богу» и происходит от корневого слова, означающего «мир».

Ислам может показаться экзотическим или даже экстремальным в современном мире. Возможно, это связано с тем, что религия не доминирует в повседневной жизни на Западе, тогда как ислам считается «образом жизни» для мусульман, и они не делают в своей жизни разделения на светское и священное. Нравится

Христианство, ислам разрешает сражаться в целях самообороны, в защиту религии или со стороны тех, кто был насильственно изгнан из своих домов. Он устанавливает строгие правила ведения боя, которые включают запреты на причинение вреда гражданским лицам и уничтожение посевов, деревьев и домашнего скота.

НИГДЕ ИСЛАМ НЕ ПРИЗНАЕТ УБИЙСТВО НЕВИННЫХ. В Коране сказано: “ Сражайтесь на пути Аллаха против тех, кто сражается с вами, но не преступайте ограничений. Бог не любит преступников. (Коран 2:190)

Если они ищут мира, то ищите мира вам. И доверься Богу, ибо Он — Тот, кто слышит и все знает. » (Коран 8:61) Война, таким образом , является последним средством и подчиняется строгим условиям, изложенным священным законом.Термин « джихад » буквально означает «борьба». Мусульмане верят, что есть два вида джихада. Другой « джихад » — это внутренняя борьба души, которую каждый ведет против эгоистических желаний ради достижения внутреннего покоя.

Заблуждение № 2: Ислам угнетает женщин.

Образ типичной мусульманки, носящей чадру, вынужденной оставаться дома и лишенной права водить машину, слишком распространен в сознании большинства людей. Хотя в некоторых мусульманских странах могут быть законы, угнетающие женщин, это не следует рассматривать как происходящее из ислама.Многие из этих стран не руководствуются каким-либо шариатом (исламским правом) и вводят свои собственные культурные взгляды на проблему гендерного равенства.

Ислам, с другой стороны, дает мужчинам и женщинам разные роли, и равенство между ними установлено в Коране и на примере Пророка (, мир ему, ). Ислам рассматривает женщину, незамужнюю или замужнюю, как самостоятельную личность, имеющую право владеть и распоряжаться своим имуществом и доходами. Брачный подарок вручается женихом невесте для ее личного пользования, и она сохраняет свою фамилию, а не берет фамилию мужа.И мужчины, и женщины должны одеваться скромно и достойно. Посланник Божий ( мир ему ) сказал: «Самый совершенный в вере из верующих тот, кто лучше всех ведет себя и добрее к своей жене».

Запрещено любое насилие по отношению к женщинам и принуждение их против их воли к чему-либо. Мусульманский брак – это простое юридическое соглашение, в котором любой из партнеров может включать свои условия. Таким образом, брачные обычаи сильно различаются от страны к стране.Развод не распространен, хотя и приемлем в крайнем случае. Согласно Исламу, девушку-мусульманку нельзя заставить выйти замуж против ее воли: ее родители просто предлагают подходящих, по их мнению, молодых людей.

Заблуждение №3:  Мусульмане поклоняются другому Богу.

Аллах — это просто арабское слово, обозначающее Бога. Аллах для мусульман – величайшее и наиболее всеобъемлющее из Имен Бога, это арабское слово богатого значения, обозначающее единого и единственного Бога и не приписывающее Ему сотоварищей.Это точно такое же слово, которое евреи в иврите используют для обозначения Бога (eloh), слово, которое использовал Иисус Христос в арамейском, когда молился Богу. У Бога одинаковое имя в иудаизме, христианстве и исламе; Аллах — это тот же Бог, которому поклоняются мусульмане, христиане и евреи. Мусульмане верят, что суверенитет Аллаха должен быть признан в поклонении и в клятве повиноваться Его учению и заповедям, переданным через Его посланников и пророков, которые были посланы в разное время и во многих местах на протяжении всей истории.Однако следует отметить, что Бог в исламе Один и Единственный. Он, Возвышенный, не устает, у него нет сына, то есть Иисуса, или соратников, и у Него нет человеческих атрибутов, как в других вероисповеданиях.

Заблуждение № 4: ислам был распространен мечом и нетерпим к другим религиям.

Во многих учебниках по обществознанию для студентов изображен арабский всадник, несущий меч в одной руке и Коран в другой, завоевывающий и насильственно обращающий. Это, однако, не является правильным изображением истории.Ислам всегда давал уважение и свободу вероисповедания всем конфессиям. В Коране сказано: « Бог не запрещает вам, в отношении тех, кто сражается с вами не за [вашу] веру и не изгоняет вас из ваших домов, поступать с ними по-доброму и справедливо; ибо Бог любит праведных.   (60:8)

Свобода вероисповедания изложена в самом Коране: « Нет принуждения (или принуждения) в религии (исламе). Правильное направление отчетливо видно из ошибки «. (2:256) Христианский миссионер, Т.В. У Арнольда было такое мнение по поводу изучения вопроса о распространении ислама: « .. о любой организованной попытке заставить немусульманское население принять ислам или о любом систематическом преследовании, направленном на искоренение христианской религии, мы ничего не слышим. Если бы халифы избрали тот или иной образ действий, они могли бы смести христианство так же легко, как Фердинанд и Изабелла изгнали ислам из Испании или Людовик XIV создал протестантизм… »

Функция исламского права состоит в том, чтобы защищать привилегированный статус меньшинств, и именно поэтому немусульманские места отправления культа процветают во всем исламском мире.В истории есть много примеров терпимости мусульман по отношению к другим конфессиям: когда халиф Омар вошел в Иерусалим в 634 году, ислам предоставил свободу вероисповедания всем религиозным общинам города. Возвещая жителям, что их жизнь и имущество в безопасности, и что их места поклонения никогда не будут отняты у них, он попросил христианского патриарха Софрония сопровождать его в посещении всех святых мест. Исламский закон также позволяет немусульманским меньшинствам создавать свои собственные суды, которые реализуют семейные законы, составленные самими меньшинствами.Жизнь и имущество всех граждан в исламском государстве считаются священными, независимо от того, является ли человек мусульманином или нет.

Расизм не является частью Ислама, Коран говорит только о человеческом равенстве и о том, что все люди равны в глазах Бога. « О человечество! Мы сотворили вас из одной души, мужчину и женщину, и сделали вас народами и племенами, чтобы вы познали друг друга. Поистине, наиболее почитаемый из вас в глазах Бога — это самый большой из вас в благочестии. Бог Всезнающий, Всеведущий. (49:13)

Заблуждение № 5: Все мусульмане — арабы

Мусульманское население мира составляет около 1,2 миллиарда человек. 1 из 5 человек в мире – мусульманин. Они представляют собой широкий спектр рас, национальностей и культур со всего мира — от Филиппин до Нигерии — их объединяет общая исламская вера. Только около 18% живут в арабском мире, а самая большая мусульманская община находится в Индонезии. Большинство мусульман живут к востоку от Пакистана. 30 % мусульман живут на Индийском субконтиненте, 20% – в странах Африки к югу от Сахары, 17 % – в Юго-Восточной Азии, 18 % – в арабском мире и 10 % – в Советском Союзе и Китае.Турция, Иран и Афганистан составляют 10% неарабского Ближнего Востока. Хотя мусульманские меньшинства есть почти во всех регионах, включая Латинскую Америку и Австралию, они наиболее многочисленны в России и ее новых независимых государствах, Индии и Центральной Африке. В США около 6 миллионов мусульман.

Заблуждение № 6: «Нация ислама» — это мусульманская группа.

Ислам и так называемая « Нация Ислама » — это две разные религии. NOI — это скорее политическая организация, поскольку ее члены не ограничены одной верой.Мусульмане считают эту группу лишь одним из многих культов, использующих имя ислама в своих целях. Единственное, что между ними общего, это жаргон, язык, которым пользуются оба. « Нация ислама » — неправильное название; эта религия должна называться фарраханизмом по имени ее проповедника, Луи Фаррахана .

Ислам и фараханизм различаются во многих принципиальных отношениях. Например, последователи Фарахана верят в расизм и в то, что «черный человек» был изначальным человеком и, следовательно, выше, в то время как в исламе нет расизма, и все считаются равными в глазах Бога, единственная разница – в набожности.Есть много других богословских примеров, которые показывают, что «учения нации имеют мало общего с истинным исламом». В Америке есть много групп, которые заявляют, что представляют ислам, и называют своих приверженцев мусульманами.

Любой серьезно изучающий ислам обязан исследовать и найти истинный ислам. Единственные два достоверных источника, которые связывают каждого мусульманина, – это 1. Коран и 2. подлинные или достоверные хадисы. Любые учения под названием «Ислам», которые противоречат или противоречат прямому пониманию основных верований и обычаев Ислама из Корана и достоверных хадисов, должны быть отвергнуты, и такая религия должна считаться псевдоисламским культом.В Америке существует множество псевдоисламских культов, и фарраханство является одним из них. Честное отношение со стороны таких культов должно состоять в том, чтобы не называть себя мусульманами, а свою религию исламом. таким примером честности является бахаизм, который является ответвлением ислама, но бахаи не называют ни себя мусульманами, ни свою религию исламом. На самом деле бахаизм — это не ислам, как и фарраханизм — это не ислам.

Заблуждение № 7: Все мужчины-мусульмане женятся на четырех женах.

Религия Ислам была открыта для всех обществ и всех времен и, таким образом, отвечает самым разным социальным требованиям.Обстоятельства могут потребовать взятия другой жены, но, согласно Корану, это право предоставляется только при условии, что муж абсолютно честен. Ни одна женщина не может быть принуждена к такому браку, если она этого не желает, и они также имеют право исключить это из своего брачного контракта.

Полигамия не обязательна и не поощряется, а только разрешена. Образы « шейхов с гаремами » не согласуются с исламом, так как мужчине дозволено не более четырех жен только в том случае, если он может выполнить им строгие условия справедливого обращения с каждой и предоставления каждой отдельного жилья и т. д.Разрешение на полигамию не связано с простым удовлетворением страсти. Это скорее связано с состраданием к вдовам и сиротам. Именно Коран ограничил и обусловил практику многоженства среди арабов, имевших до десяти и более жен и считавших их « имуществом ».

Честно и точно можно сказать, что именно ислам урегулировал эту практику, ограничил ее, сделал более гуманной и установил равные права и статус для всех жен.То, к чему сводятся постановления Корана, взятые вместе, — это недопущение полигамии, если в ней не существует необходимости. Также очевидно, что общим правилом в исламе является моногамия, а не полигамия. Это очень небольшой процент мусульман, которые практикуют его во всем мире. Однако разрешение практиковать ограниченную полигамию соответствует только реалистическому взгляду ислама на природу мужчины и женщины и на различные социальные нужды, проблемы и культурные различия.

Вопрос, однако, гораздо больше, чем гибкость, присущая исламу; это также откровенный и прямой подход Ислама к решению практических проблем.Вместо того, чтобы требовать лицемерного и поверхностного подчинения, ислам глубже вникает в проблемы отдельных людей и обществ и предлагает законные и чистые решения, которые гораздо полезнее, чем если бы их игнорировали. Нет никаких сомнений в том, что вторая жена, состоящая в законном браке и с которой обращаются хорошо, лучше, чем любовница без каких-либо законных прав или опыта.

Заблуждение №8: Мусульмане — варварский, отсталый народ.

Среди причин быстрого и мирного распространения ислама была простота его доктрины — ислам призывает к вере только в одного Бога, достойного поклонения.Он также неоднократно инструктирует человека использовать свои способности интеллекта и наблюдения. В течение нескольких лет расцвели великие цивилизации и университеты, ибо, согласно Пророку ( мир ), « поиск знаний является обязанностью каждого мусульманина и мужчины ».

Синтез восточных и западных идей и новой мысли со старой привел к большим достижениям в медицине, математике, физике, астрономии, географии, архитектуре, искусстве, литературе и истории.Многие важные системы, такие как алгебра, арабские цифры, а также понятие нуля ( жизненно важное значение для развития математики ), были перенесены в средневековую Европу из ислама. Были разработаны сложные инструменты, которые должны были сделать возможными европейские путешествия открытий , включая астролябию, квадрант и хорошие навигационные карты.

Заблуждение № 9: Мухаммад был основателем ислама, и мусульмане поклоняются ему.

Мухаммед ( мир ему ) родился в Мекке в 570 году нашей эры.Поскольку его отец умер до его рождения, а мать вскоре после этого, его воспитывал дядя из уважаемого племени курайшитов. Повзрослев, он стал известен своей правдивостью, щедростью и искренностью, так что его искали за его способность разрешать споры. Историки описывают его как спокойного и медитативного. Мухаммед ( мир ему ) был глубоко религиозным человеком и давно ненавидел упадок своего общества.

У него вошло в привычку время от времени медитировать в пещере Хира недалеко от Мекки.В возрасте 40 лет, во время медитативного ретрита, Мухаммад ( мир ему ) получил свое первое откровение от Бога через Ангела Гавриила. Это откровение, продолжавшееся 23 года, известно как Коран. Как только он начал повторять слова,  услышанные от Гавриила, и проповедовать истину , которую открыл ему Бог, он и его небольшая группа последователей подверглись ожесточенным гонениям, которые стали настолько свирепыми, что в 622 году Бог дал им команда эмигрировать.

Это событие, хиджра ‘ переселение ’, когда они покинули Мекку и отправились в город Медину, знаменует собой начало мусульманского календаря.Через несколько лет Пророк и его последователи смогли вернуться в Мекку, где они простили своих врагов и окончательно утвердили ислам. До того, как Пророк умер в возрасте 63 лет, большая часть Аравии была мусульманской, и в течение столетия после его смерти ислам распространился в Испанию на западе и так далеко на восток, как Китай. Он умер, оставив менее 5 вещей на свое имя.

Хотя Мухаммад (мир ему и благословение) был избран для передачи послания, он не считается «основателем» ислама, поскольку мусульмане считают ислам одним и тем же божественным руководством, ниспосланным ранее всем народам.Мусульмане верят, что все пророки от Адама, Ноя, Моисея, Иисуса и т. д. были посланы с божественным руководством для своих народов. Каждый пророк был послан к своему народу, а Мухаммед (мир ему и благословение) был послан ко всему человечеству. Мухаммед – последний и последний посланник, посланный донести послание Ислама. Мусульмане почитают и почитают его ( мир ему ) за все, через что он прошел, и за его преданность, но они не поклоняются ему. « О Пророк, поистине, Мы послали тебя как свидетеля и благовестника, и увещевателя, и как того, кто призывает к Богу с Его позволения, и как освещающий светильник. » (33:45-6)

Заблуждение № 10: Мусульмане не верят в Иисуса или любых других пророков.

Мусульмане уважают и почитают Иисуса, мир ему, и ждут его Второго пришествия. Они считают его одним из величайших посланников Бога человечеству. Мусульманин никогда не обращается к нему просто как « Иисус », но всегда добавляет фразу « да будет мир с ним » (сокращенно как (u) здесь). Коран подтверждает его девственное рождение ( глава Корана называется «Мария» ), и Мария считается самой чистой женщиной во всем творении.Коран описывает Благовещение следующим образом:

Вот! » Ангел сказал: « Бог избрал тебя, и очистил тебя, и избрал тебя среди женщин всех народов. О Мария, Бог сообщает тебе благую весть о слове от Того, Чье имя будет Мессией, Иисусом, сыном Марии, прославленным в этом мире и в Последней жизни и одним из тех, кто приблизится к Богу. Он будет говорить с народом с колыбели и в зрелости и будет из числа праведников. » Она сказала: « О мой Господь! Как у меня будет сын, если ко мне не прикасался ни один мужчина? ». Он сказал: « Даже так; Бог творит то, что пожелает.Когда Он повелевает что-то, Он говорит ему: : « Будь! и это (Коран 3:42-47)

Иисус ( u ) родился чудесным образом той же силой, которая сотворила Адама ( u ) без отца: « Воистину, подобие Иисуса у Бога, как подобие Адама. Он создал его из праха, а затем сказал ему: «Будь!», и он стал. » (3:59) Во время своей пророческой миссии Иисус (и) совершил много чудес.В Коране рассказывается, что он сказал: « Я пришел к вам со знамением от вашего Господа: Я сделаю для вас из глины как бы фигуру птицы, и вдохну в нее и она станет птицей через Дай Бог. И слепых исцеляю, и прокаженных, и мертвых воскрешаю с божьего позволения ». (3:49) Ни Мухаммад ( мир ему ), ни Иисус ( u ) не пришли, чтобы изменить основное учение о Едином Боге, принесенное более ранними пророками, но чтобы подтвердить и обновить его.

В Коране сообщается, что Иисус ( u ) сказал, что он пришел: « Чтобы засвидетельствовать закон, который был до меня.И разрешить вам часть того, что вам было запрещено; Я пришел к вам со знамением от вашего Господа, так что бойтесь Бога и повинуйтесь Мне».   (3:50) Пророк Мухаммад ( мир ему ) сказал: « Кто верит, что нет бога, кроме Бога, одинокого, без сотоварища, что Мухаммад (мир ему) – Его посланник, что Иисус – слуга и посланник Бог, Его слово, вдохнутое в Марию, и дух, исходящий от Него, и что Рай и Ад истинны, будут приняты Богом на Небеса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts