Православие в африке: Танец веры. Православие в Африке

Разное

Православие в Африке : Некоммерческая Исследовательская Служба «Среда»

Мы пока вне этого делания

Священник Георгий Максимов, религиовед, кандидат богословия, глава сектора Миссионерской апологетики Синодального миссионерского отдела МП

Африка условно делится на две очень разные части — ​Африка мусульманская, арабская, и вся остальная «черная» Африка. Она тоже частично мусульманская, частично языческая и в значительной степени — ​христианизированная. В основном, христиане — ​протестанты или католики. Православных меньше. На севере континента православные в основном не местные, приезжие. А в «черной» Африке уже много обращенных коренных жителей, по разным оценкам от пяти до семи миллионов африканских православных. Они обращаются к вере и воцерковляются благодаря труду греческих миссионеров. Поэтому во всем африканском православии присутствует довольно большой отпечаток именно греческой православной традиции, причем современной. Потому я бы не сказал, что там много какой-то прямо местной экзотики. Да, африканские православные танцуют: танец в африканской культуре — ​неотъемлемая часть жизни. Но танцуют они после окончания литургии. Они и песни тогда православные поют, которые сами придумывают.

В Африке пока нет монастырей, они только-только начинают зарождаться, получится ли из этого что-то в дальнейшем — ​трудно сказать.

В «черной» Африке в целом нет никаких препятствий со стороны государства для ведения миссионерской деятельности. Мне ни разу не довелось слышать об этом. В северной Африке, в мусульманской, в арабской, конечно, запрещено вести миссионерскую деятельность среди мусульман. Более того, существует проблема столкновений экстремистской части ислама с христианством. Экстремисты не относятся к православным лучше, чем к другим христианам, для них это все одно и то же, поэтому православные живут там в такой же угрозе, как и католики и протестанты. Но это беда не только Африки. Более того, экстремисты убивают не только христиан, но — ​всех не мусульман. В Таиланде, в мусульманских регионах режут головы монахам-буддистам. И индуистов убивают, теракты устраивают. Всем известно, какие проблемы у иудеев.

Коренные жители Африки обращаются в православие, находят для себя нашу веру. Господь им помогает, Он совершает там множество чудес. Это очень важно и дорого для нас. Но мы, самая большая Православная Церковь, не принимаем никакого участия в миссии православия в Африке. Мне кажется, за это нам должно быть стыдно. Даже православные финны помогают больше, чем мы. А сколько их всего?! Греки, которых в десять раз меньше, чем нас, несут на себе миссионерский груз. Хотя у них финансовый кризис, различные проблемы и сложности. Александрийские Патриархи, когда бывали в России, приглашали Русскую Православную Церковь поучаствовать в африканской миссии. Но мы оказываемся, вне этого великого делания.

Один африканский архиерей мне даже говорил: «У нас были миссионеры из самых разных народов, только из русского не было».

У нас некоторые любят умиляться африканскому православию как некой экзотике: «Ах, православные негры, ах, они танцуют, ах, у них свои костюмы!» Но в этом, на мой взгляд, мало смысла. Нужно говорить об африканском православии с точки зрения того, как мы можем в этом поучаствовать, что мы можем сделать. А сделать что-то мы можем. Например, мы — ​Православное миссионерское общество прп. Серапиона Кожеозерского — ​начали такой проект: собираем иконы и отправляем в разные африканские страны, пытаемся переводить православные книги. Потому, что у них тотальный дефицит всего. Нехватка денег и миссионеров — ​общая миссионерская проблема. Но в случае с Африкой она особенно чувствуется.

Миссия? Постройте школу или больницу

Екатерина Загуляева, религиовед, корреспондент сайта Miloserdie.ru

Миссионерская деятельность в Африке тесно связана с социальной и без нее невозможна даже на законодательном, юридическом уровне. В Африке все миссионерские проекты начинаются с того, что любая церковь или христианская община строит школу, больницу или другой социальный объект, в котором люди могут получать помощь. Это способ познакомиться, так как, получив помощь, местные жители заходят и в храм. Церковь, в которой помогают сейчас, пользуется большим доверием, чем та, которая только обещает “золотые горы” в будущем. Поэтому и у католиков, и у православных, и у других конфессий в Африке — ​свои социальные проекты.

Активность миссионерской деятельности в Африке очень сильно зависит от страны. Скажем, бывшие европейские колонии исповедуют христианство в том виде, в котором его привезли колонизаторы: французы, англичане, португальцы. Есть страны традиционно исламские и там, конечно, говорить об активной миссии христианства трудно. Африка — ​очень большая и разнообразная. Например, в Кении или Уганде Православная Церковь развивается стремительно. Не в последнюю очередь потому, что в этих странах есть православные семинарии, в которых обучаются священники из местных жителей.

С одним из таких священников мне удалось познакомиться и даже съездить в его храм. Отец Марк Мванга недавно достроил каменный храм Свв.Константина и Елены в городе Илласит на границе с Танзанией. Он единственный православный священник на 100 километров вокруг. И у него на приходе тоже активно развита социальная деятельность.

Там живет очень много бедных людей. Как правило, никто из них нигде не работает за зарплату (просто нет работы), все они занимаются сельским хозяйством: выращивают маис, бананы. Два раза в год продают урожай. Все остальное время денег у них нет, они живут запасами. Потому, скажем, получать медицинскую помощь за деньги они не могут. Даже если медицинская помощь оказывается где-то бесплатно, то они, как правило, не в силах туда доехать. Ведь для этого тоже нужны деньги. А пешком, если человек болен, далеко не пойдешь.

В Африке распространенная проблема — ​много людей ВИЧ-положительны. Совсем необязательно, что все они ведут какой-то аморальный образ жизни. Дело в том, что во многих странах Африки принято ритуальное обрезание.

С этим борется и Католическая Церковь, и Православная Церковь, и светские медики — ​все проводят просветительскую работу. Но тем не менее, в деревнях продолжают обрезать и мальчиков, и девочек. Причем, одним ножом обрезают всех — ​это может быть сто человек. И если из них болеет кто-то один — ​заражаются все. Людям с ВИЧ необходима дорогостоящая регулярная терапия, консультации врачей. Так вот, отец Марк со своей женой привозит врачей к своему храму. Народ заранее оповещают, что будут, допустим, два терапевта, педиатр, врач, который делает тесты на ВИЧ и СПИД, фармацевт, который привезет лекарства. Люди раз, второй, третий придут за медицинской помощью, потом — ​зайдут в храм. А дальше он начинает среди них проповедовать…

Кроме того, отец Марк с матушкой помогают детям, у которых родители умерли от СПИДа — ​это одновременно 60–80 человек детей. Я однажды ездила с отцом Марком к этим детям. То, что увидела — ​потрясает. Хижины, сделанные из мешков и картонных коробок. Бывает, что по пять-семь детей спят на голой земле. Он смотрит — ​кому одеяло купить, у кого еды нет, кому-то нужна школьная форма. Хотя школа — ​бесплатная, не все могут туда ходить: нужна школьная форма и учебники. Отец Марк проповедуют и среди язычников — ​среди племени масаи, ходит к ним в деревню, они тепло его встречают. Есть среди них и православные — ​их можно увидеть в храме на службе.

Когда я собиралась ехать в Кению, я написала об этом в фейсбуке. Мне удалось собрать деньги, на которые я закупила нательные крестики и иконы, чтобы раздать людям на месте. Народ живет очень бедно и ничего этого у них просто нет. Через социальные сети мы собрали деньги и на облачения священнику — ​там его купить очень трудно. Во-первых, и средств нет, а во‑вторых — ​никто не шьет, нужно заказывать в Греции или в других странах.

Есть в Африке свои великие святые. Не будем забывать, что монашество в IV веке зародилось именно в Африке: преподобные Антоний Великий, Павел Фивейский, александрийские святители — ​все они жили и проповедовали именно в Африке.

Или, например, преподобный Моисей Мурин. Этот праведник до того, как пришел к вере, был разбойником, для которого ничего не стоило убить человека. К сожалению, сейчас африканское монашество не развито, местные священники говорили об этом с грустью. Но все впереди. Не так давно епископом в Кении стал африканец (а раньше епископами всегда были греки), в Уганде на кафедре уже давно стоит африканец. Свой человек, конечно, внушает больше доверия местным жителям. Так что и миссия, я думаю, наберет обороты.

 «Рашен доктор» и чудо в Бенине

Илья Молев, преподаватель Школы Православного Миссионера при Синодальном Миссионерском отделе МП

Африка — ​это зона канонической ответственности Александрийского Патриархата. Ведь именно в Александрии, на севере Африки началась православная жизнь в Римской империи на этом континенте. Но только недавно, в конце XIX века Александрийский Патриархат начал заниматься коренным чернокожим населением. И успех миссии очень большой. Сейчас, по разным оценкам, в Африке до семи миллионов православных христиан из местного населения. Понятно, что распределяются они неравномерно.

Север Африки — ​это мусульманские страны. Там проповедь крайне затруднена и православные, условно говоря, живут в подполье. Они не могут открыто проповедовать свою веру. На юге Африки в основном проповедуют сербы.

Эфиопская православная церковь — ​одна из Древневосточных (дохалкидонских) церквей. На самом деле, она, конечно, не православная и у нас нет с ними ни евхаристического общения, ни диалога.

Активно развивается миссия на востоке Африки: Кения, Танзания. Митрополит Кенийский и Иринопольский Макарий, киприот — ​духовное чадо отца Софрония (Сахарова). Он в свое время поехал в Англию, учиться музыке, там исповедался отцу Софронию и услышал от него: «У Бога на тебя другие планы. Ты пойдешь учиться на теологию». Потом, по его же благословению, будущий архиерей защитил диссертацию в Оксфорде. Затем, в качестве простого монаха, поехал в Африку миссионерствовать. Как-то связался с отцом Софронием, тот говорит: «Тебе скоро предложат епископство. Ты не отказывайся». Будущий владыка Макарий удивился: «Я даже не дьякон, как могу стать епископом?». Но буквально спустя десять дней и ему позвонил Патриарх Александрийский и сказал: «Я буду предлагать вашу кандидатуру на епископство».

В Кении о христианстве узнали с первыми путешественниками-европейцами. И когда началась колонизация, приехали католические миссионеры. Но они были на стороне колониальных властей, угнетавших местное население и потому воспринимались негативно. И так совпало, что во время бунта против колониальных властей в прошлом веке местные жители познакомились с Православной Церковью и православные архиереи, священники, стали как раз на сторону местного населения. Православные в том числе старались проповедовать на местных языках и ратовали за то, чтобы коренные люди получали обучение именно на родном языке. Многие православные пострадали тогда, оказывались в тюрьмах. Интересно, что в тюрьме оказался Джомо Кениата — ​христианин, будущий первый президент Кении. И там он познакомился отцом Артуром Гауната, будущим первым «чёрным» епископом Кении. Позднее Джомо Кениата подарил православной общине большой участок земли. Сейчас там располагается православная семинария в Найроби. Кроме того, там есть православная школа.

Сегодня местные власти дают полный карт-бланш всем религиозным организациям: «Мы даем землю, стройте на ней храмы, мечети, проповедуйте, только при условии, что вы построите или школу (по государственной программе), или больницу. Дальше — ​если есть возможность поддерживать школу, она субсидируется, если нет, то нет. На школы, в основном, жертвуют греки и американцы. Мечетей (со школой или больницей) строят меньше — ​видимо, мусульманам это не очень интересно. В Кении, кстати, почитаем, святитель Луки (Войно-Ясенецкий) (его называют «рашэн доктор», есть ему посвященный храм.

В Кении очень жарко, много насекомых, в том числе паразитов, много болезней. Особенно много паразитов в воде: стоит только ступить в нее, они проникают через кожу и начинают путешествовать в лимфе человека. В результате человек может серьезно заболеть. Есть водоемы, куда не заходят — ​это опасно. Но когда владыка Макарий крестит людей, они безо всякой боязни входят в воду после освящения — ​такая у них сильная вера.

Африка приходит к православию сейчас очень и очень активно. Иногда — ​благодаря настоящим чудесам. Как, например, в Бенине. В этой стране ничего не знали о православии. В основном там жили язычники и совсем немного христиан-католиков и протестантов. У одного из протестантов, Оптата Беханзина, серьезно заболел сын, молитвы в молельном доме не помогли. Тогда Оптат собрал всех родственников и близких людей у себя, и они все вместе начали молиться. Случилось чудо, — ​ребенок поправился. Так организовалась маленькая община, которая официально зарегистрировалась. Спустя какое-то время Эрик во сне услышал: «Моя Церковь называется Православной». Позднее они вошли в Православную Церковь, узнав про нее. Сейчас Бенин — ​центр активности православной миссии, оттуда отсылают священников в соседние страны.

Африка — ​очень быстро христианизируется. Те теракты, которые проходят в центре Африке, в Нигерии, например, — ​это жест отчаяния мусульман. Там, где появляется христианство (не только православие), они проигрывают Африку.

Несмотря на крайне бедственное и тяжелое положение (многие местные жители не знают, что будут сегодня есть и даже пить, ведь вода — ​это дефицит), африканцы не то что не унывают, но, напротив, всегда веселы и радуются. Танцы, песни, выраженные эмоции и улыбки — ​проявление той внутренней радости, которая, оказывается, не зависит от внешнего благосостояния. Стоит немного прочитать про опасности Африки и посмотреть на африканцев, чтобы понять, как мы далеки от выполнения заповеди “всегда радуйтесь» (1Фес. 5: 16–18).

Мы привыкли свысока относиться к африканцам, которые плохо образованы, часто не умеют читать и писать. Но удивительно, что они научены православной вере лучше многих наших соотечественников, и легко могут отвечать на сложные богословские вопросы, например: “Если Бог Всемогущ и Всеблаг, то откуда в мире зло?”

Желающие поучаствовать в деле православной миссии могут сделать это здесь: orthomission.ru.

Русская православная церковь укрепила позиции в Африке – Картина дня – Коммерсантъ

В среду Священный синод принял в состав Русской православной церкви более сотни клириков Александрийского патриархата из восьми стран Африки. Священнослужители перешли под юрисдикцию Московского патриархата из-за категорического несогласия с решением патриарха Александрийского — тот признал Православную церковь Украины, учрежденную патриархом Константинопольским Варфоломеем. Эксперт убежден, что решение РПЦ вызовет раздражение у Александрийского и Константинопольского патриархов, но приведет к укреплению роли Москвы в глобальной христианской миссии.


Фото: свящ. Игорь Палкин / «пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси»

Фото: свящ. Игорь Палкин / «пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси»

29 декабря иерархи Русской православной церкви рассмотрели прошения 102 клириков Александрийской православной церкви с просьбой о принятии их под омофор Московского патриархата. «Вследствие уклонения в раскол патриарха Александрийского Феодора, поминовения им за Божественной литургией 8 ноября 2019 года главы так называемой Православной церкви Украины в числе предстоятелей автокефальных Церквей, признания упомянутой раскольнической группировки и сослужения с ее главой 13 августа 2021 года, часть клира Александрийского патриархата, заявив о своем несогласии с позицией предстоятеля, обратилась в адрес патриарха Московского и всея Руси Кирилла с просьбой о принятии их в лоно Русской православной церкви,— говорится в документах, представленных на рассмотрение синода зампредом Отдела внешних церковных связей МП архиепископом Ереванским и Армянским Леонидом. — На сегодня не менее ста приходов Александрийского патриархата во главе с их настоятелями заявили о желании перейти в лоно Русской православной церкви. Многие из них обратились с соответствующей просьбой в адрес патриарха Московского и всея Руси Кирилла еще в 2019 году, после признания предстоятелем Александрийской православной церкви патриархом Феодором раскольнической группировки».

Напомним, в апреле 2018 года власти Украины решили образовать собственную православную церковь, независимую от Московского патриархата. При поддержке Вселенского патриарха Варфоломея в Киеве был запущен процесс по созданию новой церкви. 15 декабря там прошел так называемый объединительный собор православных церквей Украины. На нем был избран глава новой церковной структуры — им стал митрополит Переяславский и Белоцерковский Епифаний (Думенко), иерарх Украинской православной церкви Киевского патриархата. В Московском патриархате назвали собор «разбойничьим сборищем», а действия Константинополя — «антиканоническим посягательством на чужие церковные уделы». В январе 2019 года патриарх Варфоломей наделил новую церковь томосом, но не дал ей полной самостоятельности: все глобальные вопросы решаются не в Киеве, а в Константинополе.

Члены синода констатировали «невозможность дальнейшего отказа клирикам Александрийской православной церкви, подавшим соответствующие прошения, в принятии их под омофор Московского патриархата».

Приняв в юрисдикцию РПЦ более сотни клириков из восьми стран Африки, синод образовал патриарший экзархат Африки в составе Северо-Африканской и Южно-Африканской епархий. Главой экзархата с титулом митрополит «Клинский» назначен архиепископ Ереванский и Армянский Леонид.

«Создание патриаршего экзархата в Африке стало единственно возможной реакцией на признание патриархом Федором раскольничьей юрисдикции Фанара на Украине,— рассказал “Ъ” замруководителя Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе.— Это решение патриарха Александрийского стало совершенно неожиданным, потому что до этого он последовательно придерживался позиции о каноничности только одной церковной юрисдикции на Украине (УПЦ.“Ъ”)».

Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин назвал решение «отголосками конфликта» между РПЦ и Константинопольским патриархатом: «Этот недружелюбный шаг по отношению к РПЦ (решения патриарха Константинопольского Варфоломея образовать ПЦУ.— “Ъ”) привел к переделу православного христианского мира». Он напомнил, что это не первый случай, когда священники просят принять их под юрисдикцию Московского патриархата. Так, в 2019 году Священный синод принял в состав РПЦ Архиепископию западноевропейских приходов русской традиции, которая до 2018 года была под юрисдикцией Константинопольского патриарха.

«Расширение миссии РПЦ на Африку является важным церковно-политическим шагом,— считает господин Лункин.— Развитие проповеди среди африканцев имеет большие перспективы, православие достаточно динамично развивается в самых разных государствах континента и привлекает миллионы человек».

По его мнению, «хорошим стартом миссии является и наличие более 100 священников, которые перешли в РПЦ».

В этой связи господин Лункин говорит об «укрепление роли Москвы в глобальной христианской миссии, несмотря на все политические кризисы»: «Раздражение Константинополя и Александрийского патриархата неизбежно».

Павел Коробов











африканских путей возникновения Православия? | ReligionWatch

Имея епархии на Африканском континенте, Греческий Православный Александрийский Патриархат все чаще служит за пределами Египта, в первую очередь людям с африканскими корнями, которые почувствовали влечение к православной вере и могут прийти, чтобы добавить новое измерение в церковь, пишет Ciprian Burlacioiu (Университет Людвига-Максимилиана) в Religion & Gesellschaft in Ost und West (октябрь). Первоначально большинство православных, следующих византийской традиции в Африке, были людьми греческого происхождения, жителями Египта или поселенцами двадцатого века в различных странах к югу от Сахары. Но греческая диаспора в Африке сократилась в результате политических беспорядков и деколонизации в 19 веке.50-х и 1960-х годов. Сегодня по всей Африке (в основном в Египте, Эфиопии, Конго, Нигерии, Южной Африке, Судане и Зимбабве) проживает около 100 000 греков или лиц греческого происхождения. Финансовая и иная поддержка со стороны Греции и Кипра стала для Патриархии решающей. Однако в наши дни византийское православие распространяется среди других групп верующих. Наряду с несколькими арабоязычными приходами, а также восточноевропейскими православными жителями африканских стран, большинство из этих членов являются коренными африканцами, присоединившимися к церкви (и были аналогичные тенденции в отношении Коптской православной церкви, хотя это не обсуждается в статье Бурлациою). статья). Интересно, что в значительной степени это было результатом автономных решений — того, что Бурлачойу называет «самостоятельной миссией». Прототипом послужила группа христиан в Уганде, вышедшая из англиканской церкви в XIX в. 30-х годов и идентифицировал себя как православный, сначала вступив в контакт с (независимой) Африканской Православной Церковью (базирующейся в США и Южной Африке), а затем принят Александрийским Патриархатом.

Хотя интеграция таких групп не всегда проходила без напряженности, а иногда и с расколом, в настоящее время в ряде африканских стран существуют приходы коренных народов. Большинство из 35 епископов Патриархата по-прежнему являются греками, но пять из них являются коренными африканцами, как и большинство духовенства за пределами крупных городов. Действительно, большая часть расширения происходила в сельской местности. В 2018 году в различных частях Африки к югу от Сахары были созданы еще пять епархий для пастырского окормления этой растущей православной паствы. Византийская литургия уже переведена на ряд местных африканских языков и играет миссионерскую роль. Греческая поддержка этой миссии важна, в основном через ее миссионерское агентство Apostoliki Diakonia, которое привозит в Грецию для обучения квалифицированных кандидатов в священники и предлагает другую финансовую помощь. Некоторых греческих монахов поддерживают их монастыри или верующие в распространении православной веры в Африке. Что еще предстоит увидеть, так это то, как это новое православное население превратится из греческого православия в африканскую православную церковь. По словам Бурлациу, хотя православная вера также привлекала новообращенных в других местах мира (например, в Азии), нигде она не имела такого успеха, как в Африке, что повышает вероятность африканской инкультурации греческого православия в будущем. в том числе и в богословской сфере.

( Religion & Gesellschaft in Ost und West , Institut G2W, Birmensdorferstrasse 52, P.O. Box 9329, 8036 Zurich, Switzerland – https://www.g2w.eu/)

Эфиопия: исключение из православия Христианский мир

Православный священник в церкви Накуто Лаб Рок, недалеко от Лалибелы, Эфиопия. Около трех четвертей православных эфиопов говорят, что посещают церковь каждую неделю. (Eric Lafforgue/Art in All of Us/Corbis via Getty Images)

В Эфиопии проживает самое многочисленное православное население за пределами Европы, и по многим параметрам православные эфиопы имеют гораздо более высокий уровень религиозной приверженности, чем православные христиане в сердце веры в Центральная и Восточная Европа.

В стране на Африканском Роге проживает 36 миллионов православных христиан, это второе по численности православное население в мире после России.

Почти все православные эфиопы (98%) говорят, что религия очень важна для них, по сравнению с медианой 34% православных, говорящих так в 13 опрошенных странах Центральной и Восточной Европы. Около трех четвертей православных эфиопов говорят, что посещают церковь каждую неделю (78%), по сравнению со средним показателем в 10% в Центральной и Восточной Европе и всего 6% в России.

Православные эфиопы чаще, чем православные христиане в Центральной и Восточной Европе, носят религиозные символы (93% против медианы 64%), говорят, что верят в Бога с абсолютной уверенностью (89% против 56%), соблюдают пост в священные времена, такие как Великий пост (87% против 27%), и для десятины (57% против 14%). Действительно, эти разрывы между православными христианами в Эфиопии и Европе отражают более широкие различия в религиозной приверженности между людьми, живущими в странах Африки к югу от Сахары, где религиозные обряды относительно высоки среди всех основных религиозных групп, и людьми в более светских обществах Центральной и Восточной Европы.

Православные эфиопы также более консервативны в социальных вопросах, чем другие опрошенные православные; они выражают более высокий уровень морального сопротивления гомосексуализму, проституции, абортам, разводу и употреблению алкоголя. Например, православные эфиопы гораздо чаще говорят, что аборт является аморальным с точки зрения морали, чем православные в Центральной и Восточной Европе (83% против медианы 46%).

Православные христиане не составляют большинства населения Эфиопии: 43% эфиопов исповедуют православие, а примерно 19% протестанты и 35% мусульмане. Тем не менее, в 2010 году 36 миллионов православных христиан в Эфиопии составляли около 14% всего православного населения мира (по сравнению с 76% в Центральной и Восточной Европе), по сравнению с примерно 3 миллионами в 1910 году, когда православные эфиопы составляли 3% от общего числа православных. Это увеличение в основном связано с естественным приростом населения Эфиопии, которое увеличилось с 9 миллионов до 83 миллионов в период с 1910 по 2010 год.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts

Разное

Читать священное писание онлайн: Священное Писание — Православная электронная библиотека читать скачать бесплатно

Рубрика «Священное Писание (Библия)» — Пять ступеней веры5 ступеней веры

Как читать Библию

Ветхий Завет

Новый Завет

Текст Библии, цитаты и толкования

Священное Писание представляет собой совокупность священных Книг,

Разное

Метро бабушкинская церковь: Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

5 мест и ещё 6 неподалёку

храмы, соборы, церкви — все заведения в городе Москве;
мы