Православный портал москва третий рим: Москва — Третий Рим

Разное

Москва – Третий Рим. Согласна ли Церковь?





Церковь и мир





Церковь и мир
















Купола Архангельского собора и звезда на башне Московского Кремля
Источник: Максим Блинов / РИА Новости

JESUS-PORTAL.RU. 17 июля. Концепция Москвы как Третьего Рима возникла первой половине XVI века и выражает философскую идею о переносе центра мира в российскую столицу. Как указывает Татьяна Григорьева, историк, автор портала «Культура. РФ», авторство этого высказывания традиционно приписывается монаху псковского Елеазарова монастыря Филофею, который писал:

«Первые два Рима погибли, третий не погибнет, а четвертому не бывать».

Таким образом обозначалось, что Русь стала фактически преемницей Византийской империи как центра цивилизации в целом и христианства в частности. Как отмечает ученый, само самодержавие в Руси строилось на концепции «Москва – Третий Рим»: государь был не только политическим лидером, но и гарантировал сохранение православных церковных канонов и ценностей, а также защиту православных верующих во всем мире.

Эта идея стала вновь востребованной в середине XIX века, отмечает «Культура.РФ». Тогда концепцию «Москва – Третий Рим» стали использовать славянофилы, которые обосновывали ею отличный от Запада и Востока исторический, «третий», путь России.

Сегодня об этом высказывании нередко вспоминают, говоря об отличии России от Запада и сохранении традиционных ценностей в противовес не всегда положительным достижениям либерализма. Вместе с тем, отношение самой Церкви к идее «Третьего Рима» нельзя назвать однозначным. Можно ли сказать, что сегодня эта концепция устарела? 

Глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда в своем выступлении на фестивале «Православие и спорт» рассказал о своем отношении к идее «Третьего Рима». В его понимании, в эту концепцию заложено два главных смысла: связь с первым Римом, через которую утверждена связь с Евангелием, и идея «последнего оплота», о которой писал историк Церкви Николай Лисовой.

«Многие отпали, мы остались – в этом смысле мы тот самый, так сказать, спецназ, отряд, армия… Здесь это тоже очень важно понимать».

Легойда отметил, что сейчас каждому важно делать то, что от него зависит, «ну а как будет – так будет».

Об идее Москвы как наследницы Византии рассказал и председатель Отдела внешних Церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион. Выступая в эфире программы «Церковь и мир» на канале «Россия-24», он прокомментировал высказывание президента России Владимира Путина о смерти либеральной идеи и поделился своим мнением по вопросу, является ли Россия последним оплотом христианства.

«Я не считаю, что мы сегодня можем использовать концепты, которые сложились много веков назад и отражали определенную историческую реальность, но вряд ли применимы к сегодняшней реальности» – сказал митрополит Иларион. По его мнению, подобные «геополитические теории» являются крайне непрочными. Он подчеркнул, что перед Русской Церковью и в самой России стоит огромная по масштабу внутренняя миссионерская задача – привести к воцерковлению тех людей, которые считают себя православными, но по сути не являются таковыми и далеки от Церкви.

«Я думаю, что это гораздо более важная задача, чем любые рассуждения о Третьем Риме и о роли Москвы как центра христианства».

Архиерей подчеркнул, что Россия – страна с глубокими христианскими корнями, но при этом христианство здесь – «не феномен прошлого, а феномен настоящего и основа для будущего». Свидетельством этого он назвал «огромное число людей, собирающихся в православных храмах на церковные праздники». Вместе с тем он напомнил, что это «не повод для триумфализма».


Поделиться

Вам также может быть интересно








Христианство – оплот либеральных идей?



Жизнь










Чем запомнятся Царские дни в этом году?



Жизнь










Импортозамещение или жизнь?



Жизнь










Защита предпринимателей – это защита общества от произвола



Жизнь


МОСКВА – ТРЕТИЙ РИМ • Большая российская энциклопедия

«МОСКВА́  – ТРЕ́ТИЙ РИМ» («Тре­тий Рим»), тео­рия, обос­но­вы­вав­шая за­ко­но­мер­ность пе­ре­ме­ще­ния по­ли­тич. и ре­лиг. цен­тра пра­во­слав­но­го ми­ра в Рус. гос-во. Осн. по­ло­же­ния сфор­му­ли­ро­ва­ны Фи­ло­фе­ем, мо­на­хом Спа­со-Елеа­за­ров­ско­го мон., в его по­сла­нии (ок. 1523 – не позд­нее 1524) дья­ку вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ва­си­лия III Ива­но­ви­ча в Пско­ве М. Г. Му­не­хи­ну. По­сла­ние со­дер­жа­ло, в ча­ст­но­сти, оп­ро­вер­же­ние пред­ска­за­ний но­во­го Все­мир­но­го по­то­па в февр. 1524. Ряд ис­сле­до­ва­те­лей ви­дят ис­то­ки тео­рии «М. – т. Р.» в «Из­ло­же­нии пас­ха­лии» (1492) митр. Мо­с­ков­ско­го и всея Ру­си Зо­си­мы, од­на­ко в нём ав­тор не вы­хо­дит за рам­ки ут­вер­жде­ния пре­ем­ст­вен­но­сти Мо­ск­вы по от­но­ше­нию к Кон­стан­ти­но­по­лю.

Тео­рия Фи­ло­фея воз­ник­ла в ус­ло­ви­ях ожив­ле­ния ди­пло­ма­тич. кон­так­тов Рус. гос-ва со Свя­щен­ной Рим. им­пе­ри­ей, Свя­тым Пре­сто­лом в Ри­ме, Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­ха­том, на фо­не об­шир­ной по­ле­ми­ки пра­во­слав­ных цер­ков­ных дея­те­лей про­тив ла­тин­ст­ва и пред­ска­за­ний ев­роп. ас­т­ро­ло­гов о ско­ром кон­це све­та, про­дол­же­ния борь­бы Рус. церк­ви за пол­ную ав­то­ке­фа­лию и дис­кус­сии о цар­ском ти­ту­ле рус. мо­нар­ха, ко­то­рый был при­зван за­сви­де­тель­ст­во­вать его не­за­ви­си­мость от пра­ви­те­лей го­су­дарств – на­след­ни­ков Зо­ло­той Ор­ды и осо­бую роль в пра­во­слав­ном ми­ре. Пос­лед­няя бы­ла свя­за­на с тем, что пос­ле па­де­ния Ви­зан­тии (1453) Рус. гос-во к нач. 16 в. яв­ля­лось един­ст­вен­ным не­за­ви­си­мым пра­во­слав­ным го­су­дар­ст­вом. В это вре­мя воз­ник ряд круп­ных лит. про­из­ве­де­ний, близ­ких по идей­но­му со­дер­жа­нию (Рус­ский хро­но­граф, «По­весть о бе­лом кло­бу­ке»).

В со­от­вет­ст­вии с тео­ри­ей «Третье­го Ри­ма» Рус. гос-во и его сто­ли­ца ста­ли по­след­ним («чет­вёр­то­му не бы­ти») зем­ным во­пло­ще­ни­ем «не­раз­ру­ши­мо­го» Ро­мей­ско­го цар­ст­ва (су­ще­ст­во­ва­ло со вре­ме­ни при­ше­ст­вия Ии­су­са Хри­ста и по­яв­ле­ния его по­сле­до­ва­те­лей), т. е., по мыс­ли Фи­ло­фея, во­пло­ще­ни­ем ду­хов­но­го хри­сти­ан­ско­го «цар­ст­ва», под ко­то­рым по­ни­ма­лась функ­ция, не имею­щая про­стран­ст­вен­но-вре­мен­ной ло­ка­ли­за­ции и пе­ре­хо­дя­щая от од­но­го сво­его но­си­те­ля к дру­го­му в со­от­вет­ст­вии с тео­ри­ей «пе­ре­но­са им­пе­рии» («translatio imperii»; вос­хо­дит, в ча­ст­но­сти, к Кни­ге про­ро­ка Да­нии­ла).

Фи­ло­фей на­ме­тил эта­пы и ве­хи ми­ро­вой ис­то­рии, оп­ре­де­лил в ней ме­сто Рус. гос-ва и Рус. церк­ви. По его мыс­ли, 1-й этап за­вер­шил­ся па­де­ни­ем Древ­не­го Ри­ма из-за «апол­ли­на­рие­вой ере­си» (апол­ли­на­ри­ан­ст­ва) и от­па­де­ни­ем ла­ти­нян от пра­вой ве­ры, ко­то­рое Фи­ло­фей свя­зы­вал с эпо­хой Кар­ла I Ве­ли­ко­го (им­пе­ра­тор в 800–814) и па­пы Рим­ско­го Фор­мо­за (891–896). 2-й этап за­вер­шил­ся Фер­раро-Фло­рен­тий­ским со­бо­ром (1439), ре­ше­ния ко­то­ро­го Фи­ло­фей счи­тал из­ме­ной пра­во­сла­вию, при­вед­шей к па­дению «Вто­ро­го Ри­ма» – Кон­стан­ти­но­по­ля (1453), не ус­то­яв­ше­го под уда­ра­ми ага­рян (ос­ма­нов). 3-й, те­ку­щий, этап («Тре­тий Рим») ха­рак­те­ри­зу­ет­ся пе­ре­ме­ще­ни­ем «Ро­мей­ско­го цар­ст­ва» в Рус. гос-во (со сто­ли­цей в Мо­ск­ве и гл. пре­сто­лом – Ус­пен­ским со­бо­ром Мо­с­ков­ско­го Крем­ля), ко­то­рое вос­при­ни­ма­ет­ся как га­рант «стоя­ния», по­след­нее во­пло­ще­ние хри­сти­ан­ско­го цар­ст­ва и оп­лот ис­тин­ной ве­ры, а вел. князь мо­с­ков­ский – как «всем хри­стиа­нам царь». По­сле по­те­ри по­ли­тич. не­за­ви­си­мо­сти Ви­зант. им­пе­ри­ей и все­ми ра­нее су­ще­ст­во­вав­ши­ми пра­во­слав­ны­ми цар­ст­ва­ми их судь­бы на ме­таи­сто­рич. уров­не со­еди­ни­лись («сни­до­ша­ся») в «Треть­ем Ри­ме» (Рус. гос-ве). На этом ос­но­ва­нии Рус. цер­ковь пред­ста­ёт как на­след­ни­ца еди­ной хри­сти­ан­ской Церк­ви пер­вых 8 ве­ков её су­ще­ст­во­ва­ния, под­чёр­ки­ва­ет­ся её осо­бый ста­тус в со­от­вет­ст­вии с ви­зант. кон­цеп­ци­ей «сим­фо­нии» вла­стей. Фи­ло­фей дек­ла­ри­ро­вал вер­ность все­лен­ско­му пра­во­сла­вию в том ви­де, в ка­ком оно су­ще­ст­во­ва­ло до раз­де­ле­ния церк­вей, и в том ви­де, ка­кой оно при­ня­ло в вост. хри­сти­ан­ст­ве.

С По­сла­ни­ем Фи­ло­фея пе­ре­кли­ка­лись ещё 2 ано­ним­ных со­чи­не­ния. Пер­вое со­чи­не­ние «По­сла­ние ца­рю и ве­ли­ко­му кня­зю Ва­си­лию Ива­но­ви­чу» («По­сла­ние о кре­ст­ном зна­ме­нии») (не позд­нее 1526) бы­ло на­пи­са­но с це­лью по­бу­дить цер­ков­ную и свет­скую власть (пре­ж­де все­го вел. кня­зя) к на­зна­че­нию нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па (со­стоя­лось в 1526), од­на­ко вско­ре па­мять о прак­тич. це­ли со­чи­не­ния бы­ла ут­ра­че­на. Вме­сте с тем вы­шла на пер­вый план идея его ав­то­ра о ги­бе­ли ми­ро­вых мо­нар­хий как след­ст­вии от­хо­да от ис­тин­ной ве­ры (вос­хо­дит к Сло­ву еп. Ип­по­ли­та Рим­ско­го кон. 2 – нач. 3 вв. об ан­ти­хри­сте). Ав­тор вто­ро­го со­чи­не­ния «Об оби­дах церк­ви» (1530–40-е гг.) под­верг со­мне­нию проч­ность «стоя­ния Третье­го Ри­ма» из-за ум­но­жив­ших­ся в Рус. гос-ве без­за­ко­ния и не­прав­ды; опус­тил вы­вод Фи­ло­фея о том, что «чет­вёр­то­му Ри­му не бы­ти».

По­сле уч­ре­ж­де­ния пат­ри­ар­ше­ст­ва (1589) и окон­чат. за­кре­п­ле­ния ав­то­ке­фа­лии Рус. церк­ви бы­ла ос­лаб­ле­на ан­ти­гре­че­ская на­прав­лен­ность идеи «Третье­го Ри­ма». Офи­ци­аль­но она на­шла от­ра­же­ние в Уло­жен­ной гра­мо­те 1589, в ко­то­рой бы­ла пред­став­ле­на гл. обр. по «По­сла­нию ца­рю…», од­на­ко в гра­мо­те от­сут­ст­во­ва­ли ут­вер­жде­ния о «па­де­нии» Кон­стан­ти­но­поль­ской церк­ви и о том, что Рус. цер­ковь су­ще­ст­ву­ет вме­сто Рим­ской и Кон­стан­ти­но­поль­ской. За­кре­п­ля­лась мысль о пе­ре­ме­ще­нии в Рус. гос-во ме­таи­сто­рич. цен­тра для всех по­те­ряв­ших не­за­ви­си­мость пра­во­слав­ных го­су­дарств, ут­вер­жда­лось един­ст­во Рус­ско­го и Гре­че­ско­го царств, во­пло­тив­шее­ся в со­вме­ст­ном со­бор­ном дея­нии.

В сер. – 2-й пол. 17 в. по­ло­же­ния тео­рии «М. – т. Р.» (в т. ч. идея «transla­tio imperii») раз­ви­ты Ар­се­ни­ем Су­ха­новым, раз­де­ляв­шим идею о том, что в Рос­сию от гре­ков при­шло «всё доб­рое», и до­пол­нив­шим тео­рию «М. – т. Р.» ут­вер­жде­ни­ем о том, что Русь при­ня­ла Кре­ще­ние от св. ап. Ан­д­рея Пер­во­зван­но­го. В то же вре­мя Иг­на­тий (Кор­са­ков) вос­при­нял по­ня­тия «Ро­мей­ское цар­ст­во» и «Гре­че­ское цар­ст­во» как си­но­нимы, и смысл, пер­во­на­чаль­но вкла­ды­вав­ший­ся в тео­рию, был ут­ра­чен. Идеи «М. – т. Р.» на­шли ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в ста­ро­об­рядч. эс­ха­то­ло­гии.

На­ря­ду с тео­ри­ей «М. – т.  Р.» в 17 в. поя­ви­лись идеи, внеш­не её на­по­ми­нав­шие, но от­ли­чав­шие­ся по су­ще­ст­ву. Они но­си­ли гл. обр. внеш­не­по­ли­тич. ха­рак­тер: обос­но­ва­ние уси­лив­шей­ся ро­ли Рус. гос-ва и Мо­ск­вы в пра­во­слав­ном ми­ре, ут­вер­жде­ние зна­че­ния ду­хов­но­го на­сле­дия хри­сти­ан­ско­го Вос­то­ка и пе­ре­но­си­мых в Мо­ск­ву хри­сти­ан­ских свя­тынь, со­хра­не­ние чис­то­ты греч. пра­во­сла­вия.

Тео­рия «М. – т. Р.» на­шла ос­мыс­ле­ние в тру­дах рус. фи­ло­со­фов кон. 19 – нач. 20 вв., в осо­бен­но­сти у В. С. Со­ловь­ё­ва и Н. А. Бер­дяе­ва.

ИДЕЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ О ТРЕТЬЕМ РИМЕ ПРОВАЛИЛАСЬ В АММАНЕ

Источник: Религиозно-информационная служба Украины (РИСУ)

Виталий Портников представителями Церквей, зависящих от Москвы.

Патриарх Иерусалимский Феофил III созвал встречу после визита в Москву. Это означает, что Московский Патриархат не решается самостоятельно инициировать всеправославные встречи, написал журналист Виталий Порников в своей колонке на Грани. ру, сообщает Обозреватель.

«Всеправославная конференция, созванная Патриархом Иерусалимским Феофилом III после его визита в Москву, закончилась фактическим провалом. По приглашению Иерусалимского Патриарха кроме Патриарха Московского, реального инициатора встречи в Аммане, участвовали только зависимые от РПЦ Предстоятели Польской и Чешской Церквей (а в годы советской власти – от КГБ) откликнулись с момента установления «дружественных режимов» в социалистических странах, и Сербский Патриарх, который использовал встречу для поддержки имущественных прав своей Церкви в соседней Черногории», — сказал журналист.

В коммюнике Ассамблеи указано, что решение о предоставлении автокефалии должно быть принято «в духе всеправославного диалога при общем согласии». Портников напомнил, что этот же тезис глава Русской Православной Церкви пытался навязать Всеправославному Собору на Крите, но предложение не получило одобрения большинства Православных Церквей мира. Сам Патриарх Кирилл в это время даже не появился на Соборе.

«Еще в Аммане митрополит Иларион сообщил журналистам о принципиальном соглашении, которое «не ратифицировали» на Крите. Митрополит не объяснил, почему Патриарх Кирилл не пошел на Собор, чтобы ратифицировать собственное предложение», — сказал журналист.

Но, по словам Портникова, этому есть объяснение. Патриарх Кирилл считал, что Москва — это третий Рим, и продолжает верить, несмотря на поражение в Аммане.

«Мы могли видеть, что это не так, хотя бы потому, что Московская Патриархия не решается сама инициировать всеправославные встречи и поэтому вынуждена прибегать к услугам Иерусалимского Патриарха. На приглашение Иерусалимского Патриарха не откликнулся никто, кроме тех, кто просто не может отказать Москве. Вот и возникла загвоздка – Антиохийского патриарха, который находится в Сирии и зависит от Москвы больше, чем польские и чешские митрополиты, нельзя было сдвинуть с места. Кроме того, даже на этой «сходке союзников» Онуфрия, бывшего митрополита Киевского, возглавляющего УПЦ Московского патриархата, пришлось включить в состав делегации РПЦ в качестве рядового члена делегации, дезавуируя недавние разъяснения Путина о «независимость» Украинской церкви», — пояснил журналист.

Следовательно, заключил Портников, третьего Рима нет и никогда не было. «Есть Церковь, которая пытается спровоцировать раскол в мировом Православии и оказалась в фактической изоляции в борьбе со Вселенским Патриархом. Потому что даже те клиенты этой Церкви, которые не могут ей ни в чем отказать и имитируют всеправославную конференцию в Аммане, не рискуют пойти против Вселенского Патриархата и даже организовать сослужение в иорданской столице. Потому что христианская церковь старше третьего Рима, старше Кирилла и Путина, и это не первое и не двадцать первое поколение амбициозных политиков, верящих в свое картонное величие. Вселенский Патриархат является напоминанием об этой верности традиции. А Московская Патриархия — это напоминание о том, какая моральная катастрофа случается, когда Церковь удовлетворяет желания властей», — сказал журналист, добавив, что только в этом смысле Москва может быть похожа на третий Рим.

Поделиться.

Твиттер

Фейсбук

Пинтерест

LinkedIn

Тамблер

Электронная почта

Путин хочет, чтобы Бог (или, по крайней мере, Церковь) был на его стороне – Foreign Policy

27 августа была раскрыта одна из самых странных целей российских хакеров, когда агентство Associated Press опубликовало новость о том, что Fancy Bear – группа, печально известная своими хакерскими атаками на президентских выборах в США в 2016 году, также нанесла удар по самому сердцу восточного православия — Вселенскому Константинопольскому Патриархату.

Бородатые священнослужители могут показаться странным выбором для группы, которая обычно преследует либеральных политиков или русских диссидентов. Однако большинству жителей Запада неизвестно, что внутри политики восточного православия, насчитывающего около 300 миллионов верующих по всему миру, разыгрывается глобальная борьба. Эта борьба противопоставляет российское государство и Русскую православную церковь Константинополю и его очевидной поддержке независимой Украинской православной церкви.

Русская Православная Церковь, претендующая на 150 миллионов членов, безусловно, является крупнейшей из 14 взаимно признанных Православных Церквей, и ее руководство прекрасно осознает имперское прошлое церкви и тот факт, что это единственная Православная Церковь, поддерживаемая значительная государственная власть сегодня.

27 августа была раскрыта одна из самых странных целей российских хакеров, когда Associated Press опубликовало новость о том, что Fancy Bear — группа, печально известная замешанная в хакерских атаках на президентских выборах в США в 2016 году — также нацелилась на сердце восточного православия. , Вселенский Константинопольский Патриархат.

Бородатые священнослужители могут показаться странным выбором для группы, которая обычно преследует либеральных политиков или русских диссидентов. Однако большинству жителей Запада неизвестно, что внутри политики восточного православия, насчитывающего около 300 миллионов верующих по всему миру, разыгрывается глобальная борьба. Эта борьба противопоставляет российское государство и Русскую православную церковь Константинополю и его очевидной поддержке независимой Украинской православной церкви.

Русская Православная Церковь, претендующая на 150 миллионов членов, безусловно, является крупнейшей из 14 взаимно признанных Православных Церквей, и ее руководство прекрасно осознает имперское прошлое церкви и тот факт, что это единственная Православная Церковь, поддерживаемая значительная государственная власть сегодня.

Тем не менее, Русская Православная Церковь и Кремль по-прежнему возмущаются символическим и моральным авторитетом Константинополя, несмотря на то, что его мирская власть уменьшилась после распада Византийской империи в 1453 году. Вселенский патриарх Варфоломей признан другими православными церквями как имеющий статус первого среди равных. Константинополь управляет епархиями по всему миру среди православной диаспоры, например, в Соединенных Штатах, но Фанар, его штаб-квартира, по-прежнему спрятан в убогом уголке Стамбула, где у него зачастую недовольные отношения с турецким государством.

Русские православные мыслители, напротив, часто предлагали теологическое прикрытие имперским амбициям Москвы. В последние годы президент России Владимир Путин воспринял некоторые аспекты этой христианской имперской идеологии, потребовав, чтобы государственные чиновники читали некоторых религиозных философов, которые добились признания на закате дней Российской империи. К ним относятся Николай Бердяев, самопровозглашенный христианский социалист, идеи которого тяготели к своего рода религиозному анархизму, но который предусматривал мессианскую роль России в мире, и фашист Иван Ильин, два выдающихся интеллектуальных деятеля русской диаспоры первой волны. Бердяев и Ильин презирали друг друга, но придерживались определенной точки зрения на российскую исключительность и христианскую империю.

Одним из очагов этого обновленного христианского империалистического слияния является Украина. Представители российской интеллектуальной элиты, такие как Бердяев (сам из киевской аристократии) и Ильин (москвич), всегда находили украинские национальные устремления трудными или невозможными вообразить. Сегодня будущее Украины неразрывно связано с политической борьбой возрожденной Русской православной церкви, которую Москва мобилизует для достижения своих внешнеполитических целей. Около двух третей украинцев исповедуют православие, но с 1991 верующий был разделен между тремя отдельными телами. Только одна из них, Украинская православная церковь Московского патриархата, официально признана мировым православием и подпадает под юрисдикцию Русской православной церкви, предоставляя Москве важный инструмент влияния.

Фанар, однако, похоже, намерен нанести России серьезный удар в этом отношении, предоставив автокефалию или самоуправление украинским православным христианам, учредив новую каноническую православную церковь в Украине вне власти Русской православной церкви.

Автокефальная Украинская Православная Церковь будет приветствоваться большинством украинцев, которые борются за свой национальный суверенитет перед лицом гибридной войны, которую ведет Россия, унесшая более 10 000 жизней. Украинский парламент и президент Петр Порошенко напрямую лоббировали Варфоломея, и сейчас сообщается, что решение о предоставлении украинской автокефалии уже принято. Сделка могла быть заключена еще в апреле, когда Порошенко посетил Варфоломея в Стамбуле.

Варфоломей, скорее всего, выдаст Томос об автокефалии украинским православным христианам, предоставив им полную независимость от надзора Московского Патриархата. Хотя Русская Православная Церковь оспаривает каноничность такого шага, он, вероятно, будет признан другими Православными Церквами и приведет к значительному сокращению числа верующих, на которое Русская Православная Церковь может достоверно заявлять, что является одним из оснований для Претензии Москвы на лидерство в православном мире. Это также означало бы, что Русская православная церковь больше не может дисциплинировать украинское духовенство.

Хотя обе церкви публично уклонялись, именно поэтому Патриарх Кирилл встретился с Варфоломеем 31 августа, предположительно в попытке остановить или отсрочить признание Фанаром автокефальной Украинской Церкви или, по крайней мере, добиться некоторых уступок. если вообще возможно. Внося свой вклад в борьбу с независимостью Украины, Кирилл следовал тому, что стало печальным примером для постсоветской Русской Православной Церкви, которую российский интеллектуал Сергей Чапнин назвал «Церковью Империи». Это представляет собой возвращение к исторической роли Православной церкви, несмотря на некоторую напряженность и сопротивление внутри, в качестве эффективного рычага Российского государства как во внешних, так и во внутренних делах.

Новое отстаивание Россией так называемых традиционных ценностей, таких как гомофобия и противодействие феминизму и секуляризму, получило мощную поддержку со стороны Православной церкви и крайне правых попутчиков на Западе. (Сам Чапнин был уволен с должности ответственного редактора Журнала Московской Патриархии за открытое выражение своих критических взглядов. ) Связи между Православной Церковью и Российским государством идут до самого верха; и Кирилл, и его предшественник были как минимум информаторами КГБ в советское время, если не полноценными агентами. Сегодня Путин пользуется поддержкой Православной церкви, института, который, несмотря на низкий уровень благочестия россиян и непосредственное религиозное участие, пользуется большим уважением среди россиян.

Соперничество Москвы с Фанаром выходит за рамки борьбы за независимость Украины и затрагивает суть исторической идентичности России. Русские в девятнадцатом и начале 20-го века называли Стамбул (тогда Константинополь) «Царьградом», что означает «Императорский город» или «Царский город», и лелеяли давние амбиции по захвату города у османов. Царьград имел важное символическое значение для русских как историческая столица Византии, средневековой христианской империи, через которую правители Киевской Руси — свободной восточнославянской конфедерации, в которой проживают современные народы России, Украины и Белоруссии, — приняли христианство в 10 век.

Если Константинополь был Вторым Римом, то Москва мечтала стать третьим. Видение Москвы как Третьего Рима было классно изложено православным монахом Филофеем Псковским в письме 1510 года Василию III, первому русскому правителю, принявшему титул царя. Падение Константинополя все еще было в памяти живых, и идея о том, что Москва была его естественным преемником в качестве главы христианского мира, стала глубоко привлекательной для консервативных россиян.

Теория Третьего Рима не пользовалась, однако, широким влиянием в Московской монархии и получила известность лишь с подъемом славянофильства в XIX в.век. При коммунизме идея об особом месте России в мире получила лишь новую окраску. Бердяев в 1937 году сухо заметил, что в Советском Союзе вместо Третьего Рима «был достигнут Третий Интернационал, и многие черты Третьего Рима переходят к Третьему Интернационалу».

Путин сослался на это наследие, пытаясь оправдать незаконную аннексию Россией Крыма у Украины в 2014 году:

«Все в Крыму говорит о нашей общей истории и нашей гордости. Это место древнего Херсонеса, где крестили князя Владимира. Его духовный подвиг принятия Православия предопределил общую основу культуры, цивилизации и общечеловеческих ценностей, объединяющих народы России, Украины и Беларуси».

Эта религиозная риторика предназначалась как для внутреннего, так и для иностранного потребления; очевидно, она произвела сильное впечатление на бывшего советника Ричарда Никсона и видного палеоконсерватора Патрика Дж. Бьюкенена, который процитировал эту речь в песне Путину. Совсем недавно Путин использовал годовщину обращения Киевской Руси, которую он назвал «отправной точкой для формирования и развития российской государственности», чтобы заявить права на киевское наследие таким образом, что ясно показало презрение к украинскому суверенитету тем, кто которые знают, что наследие восточнославянского протогосударства оспаривается между украинскими и русскими националистами.

Москва рассматривает победу украинского суверенитета, которая придет с автокефальной Украинской Православной Церковью, как угрозу собственной власти, и это один из эпизодов давней борьбы за власть между Москвой и Константинополем, которая недавно проявилась, когда Москва вытащила в последнюю минуту вышел из состава Святого и Великого Всеправославного Собора 2016 года, на который Константинополь приложил значительные усилия в надежде на достижение большего православного единства. Ранее в том же году Кирилл встретился с Папой Франциском в Гаване, где они опубликовали совместную декларацию, касающуюся таких вопросов, как христианское возрождение в Восточной Европе и вопрос о браке, который, как настаивали оба, должен заключаться только между одним мужчиной и одной женщиной.

То, что Кирилл издал эту совместную декларацию с папой без участия Варфоломея, было тонким подрывом авторитета Фанара; кроме того, это, безусловно, должно было укрепить статус России как глобального поборника социального консерватизма. Со своей стороны, Фанар имеет более либеральный имидж, по крайней мере, по православным меркам, и стал известен своими экологическими инициативами и теологическими аргументами о необходимости защиты окружающей среды.

Москва не единственная среди православных церквей считает Варфоломея слишком прогрессивным, но Россия, возможно, переигрывает. Как аргументировал Чапнин либеральную российскую розетку Сноб Кирилл, вероятно, был ошеломлен готовностью многих других православных церквей поддержать украинскую автокефалию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Учредительное собрание 1917: УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ • Большая российская энциклопедия

УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ • Большая российская энциклопедияАгитационные плакаты предвыборной кампании в Учредительное собрание 1917.УЧРЕДИ́ТЕЛЬНОЕ СОБРА́НИЕ (Все­рос­сий­ское уч­ре­ди­тель­ное со­б­ра­ние), пред­ста­ви­тель­ный ор­ган, из­бран­ный в но­яб. 1917 для оп­ре­де­ле­ния

Разное

Учение плотина: Учение Плотина. История философии. Древняя Греция и Древний Рим. Том II [litres]

Плотин

Плотин
Школа Плотина значительно отличалась от ранее существовавших философских школ. Если Аристотель готовил своих учеников для ведения научного поиска, а Пиррон, Эпикур и Зенон желали сообщить