Религиозная безопасность это: Тема 1. Понятие религиозной безопасности.

Разное

Тема 1. Понятие религиозной безопасности.

Тема 1. Понятие религиозной безопасности.

Впервые о религиозной безопасности в контексте национальной безопасности законодатели в России заговорили в середине 90-х годов прошлого века. Примером может служить обращение Государственной Думы Российской Федерации «К Президенту Российской Федерации об опасных последствиях воздействия некоторых религиозных организаций на здоровье общества, семьи, граждан России» от 15 декабря 1996 года[1]. В данном обращении предлагалось «считать религиозную безопасность российского общества важным приоритетом национальной безопасности наряду с военной, политической, экономической, экологической и социальной». Поводом к такому обращению послужили многочисленные факты антиобщественной и антигосударственной деятельности некоторых религиозных объединений, что является прямой угрозой национальной безопасности Российской Федерации.
На сегодняшний день имеются многочисленные данные, что некоторые религиозные объединения активно используются в качестве прикрытия и часто как инструмент деятельности иностранных, в частности западных, спецслужб на территории Российской Федерации.
В подтверждение того, что религиозной сфере на Западе всегда придавалось высокое значение при стратегическом планировании, в том числе при планировании военных операций, могут служить следующие высказывания.
В 1941 г., при разработке планов по разрушению СССР, Геббельс писал: «Мы можем раздавить Красную Армию, мы можем оттяпать у них огромные территории, мы можем остановить их заводы, но пока мы в каждой деревне не посадим своего священника, пока их не разделим по вере, этот народ в любом случае сумеет встать из пепелища»[2]. Бывший помощник президента США по национальной безопасности З. Бжезинский заявлял: «После того, как мы покончили с коммунизмом, главный наш враг — Православие…»[3].
В 1997 г. состоялась встреча Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и госсекретаря США Мадлен Олбрайт. Единственная задача, которую Олбрайт ставила перед собой на встрече, было обеспечение зарубежным религиозным объединениям полной свободы действий в России, что является доказательством того, что и сегодня западные государства в своей антироссийской деятельности не в последнюю очередь делают ставку на религиозную сферу[4].
И в этом нет ничего удивительного, так как, по нашему мнению, религиозная мотивация в деятельности человека является самой устойчивой и сильной, именно от нее, зачастую, зависят судьбы целых народов. Мы убеждены, что в современном обществе недооценивается геополитический потенциал религии, что грозит подойти совершенно неподготовленными к тому моменту, когда религиозный фактор будет решать судьбу всего мирового сообщества.
Таким образом, на сегодняшний день можно с уверенностью говорить, что система национальной безопасности России является уязвимой без выделения религиозной безопасности в качестве обособленного института.
В последние годы к проблемам религиозной безопасности различные авторы обращаются все чаще. В частности, исследовались политические, социальные, философские, военные аспекты этой проблематики. Предпринимались попытки исследования юридических механизмов обеспечения религиозной безопасности.В тоже время, сам термин религиозная безопасность до сих пор не был введен в научный оборот и не имеет официального определения, что представляет собой сложную и полемическую проблему. Кроме того, никто из исследователей практически не изучал место религиозной безопасности в системе национальной безопасности Российской Федерации, а также ее конституционно-правовые основы.
В ст. 6 «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»[5] содержится следующее определение национальной безопасности: «национальная безопасность» — состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства» [6].
В Федеральном законе РФ «О безопасности» от 05.03.1992 N 2446-1 (ред. от 26.06.2008)[7] в ст. 1 содержится юридическое определение безопасности, согласно которому безопасность – это «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз». Далее законодатель поясняет, что жизненно важные интересы — это «совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства».
К объектам безопасности законодатель относит: личность — ее права и свободы; общество — его материальные и духовные ценности; государство — его конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность.
Таким образом, законодатель выделяет три уровня объектов безопасности – личность, общество, государство, соответственно и религиозная безопасность должна обеспечиваться на всех вышеприведенных уровнях – на уровне отдельной личности, общества и государства в целом.
Кроме того, в Федеральном законе РФ «О безопасности» в ст. 3 дается и определение угрозы, под которой понимается «совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства». Мы считаем, что в данную совокупность условий и факторов необходимо включать и религиозные.
Необходимо отметить, что при исследовании всех проблем безопасности, в том числе и религиозной, как основополагающая встает проблема угрозы безопасности. Анализ нормативно-правовых актов посвященных безопасности показывает, что «угроза» является отправной точкой всех рассуждений и определений.
На этом основании мы считаем, что объекты религиозной безопасности необходимо рассматривать в связи с угрозами, которые создают для данных объектов опасность.
Угрозы в данном случае можно определить как совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства в религиозной сфере. К религиозной сфере можно отнести все общественные отношения, где религия является условием или фактором их возникновения и существования.
В ст. 37 «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» в качестве основных источников угроз национальной безопасности особо выделяется религиозный экстремизм, а также рост преступных посягательств, направленных против личности.
В Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ [по состоянию на 29 апрель 2008 г.][8] религиозный экстремизм определяется как: «…возбуждение религиозной розни; пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его религиозной принадлежности или отношения к религии; нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии; воспрепятствование законной деятельности религиозных объединений, соединенное с насилием либо угрозой его применения; совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;. ..».
Анализируя, приведенное выше определение, мы можем заключить, что религиозный экстремизм в большей степени касается сферы нетерпимости по отношению к представителям той или иной религии, но тогда за «скобками» остается деятельность многочисленных сатанистских объединений, члены которых совершают массу различных преступлений, в частности жертвоприношения животных и людей, которые мы считаем целесообразным называть религиозными преступлениями.
Что касается религиозных преступлений, в частности, человеческих жертвоприношений, то для сатаниста не имеет значения, кто станет предметом покушения верующий человек, или даже атеист, жертвой может стать любой. Отсюда можно сделать вывод, что религиозные преступления, в частности, человеческие жертвоприношения остаются вне поля религиозного экстремизма, но также представляют существенную угрозу обществу.
Необходимо оговориться, что разработка перечня угроз религиозной безопасности само по себе представляется чрезвычайно сложной задачей, которой должно быть посвящено отдельное исследование.
Также угрозы по смыслу Федерального закона РФ «О безопасности» можно подразделить на внешние и внутренние.
К внешним по отношению к личности угрозам в религиозной сфере традиционно относят нарушения свободы вероисповедания. Как мы уже отмечали выше, личности может грозить опасность в религиозной сфере и в том случае, если данная личность никакого отношения к религии не имеет. В частности, люди могут пострадать при совершении религиозным объединением экстремистской направленности террористического акта, или, например, последователи сатанистского объединения могут использовать в качестве жертвы практически любого человека. В том и другом случае пострадавшие могут быть людьми никакого отношения к религии не имеющими, что, однако, является несущественным для субъектов преступления. Или, например, в некоторых религиозных объединениях могут нарушаться такие права граждан, как право на физическое и психическое здоровье, на рождение и воспитание в семье детей, достойное образование, право на собственность и т. д. Но тем не мене, данные правонарушения будут относится к религиозной сфере, так как условия, мотивы и факторы их совершения будут сугубо религиозными.
Но, кроме того, по нашему мнению, личности угрожают и внутренние эндогенные опасности. Например, опасность неправильного понимания законов духовной и религиозной жизни, что может вылиться в появление очередного деструктивного по своей сути религиозного объединения.

Религиозная безопасность

Министерство образования 
и науки РК

Костанайский Государственный
Университет имени А.Байтурсынова

 

 

 

 

 

Доклад.

«Религиозная безопасность»

 

 

 

 

 

 

 

 

Подготовил:Байнакатов Дархан

Группа 13-701-22

Проверила:Исмаилова Жанара
байашиновна

 

 

 

 

Костанай 2013г.

Понятие и направления 
религиозной безопасности 
Употребление понятия «безопасность»
всегда подразумевает наличие неких опасностей
и, соответственно, путей противодействия
им. Широко известны понятия национальной,
государственной, общественной, военной,
экономической, демографической и иных
видов безопасности. Свои опасности есть
и в религиозной сфере. 
Нельзя рассматривать по отдельности
«безопасности» личности, общества, государства,
поскольку право человека на мировоззренческий
и религиозный выбор может быть реализовано
и защищено только в обществе, посредством
правовых законов.  
Цель данной темы – формирование системы
знаний, способствующих обеспечению прав
и свобод человека и гражданина в религиозной
сфере и защите национально-государственных
интересов от посягательств со стороны
отдельных деструктивных религиозных
организаций.  
 
Религиозная безопасность – это комплекс мер, предпринимаемых
государством и гражданским обществом
и направленных на наиболее полную реализацию
прав и свобод человека и гражданина в
религиозной сфере. Однако сфера действия
прав и свобод человека и гражданина выходит
далеко за рамки собственно религиозной
жизни. О каких же специфических правах
идет речь? 
Фундаментом всех остальных прав и свобод
в религиозной жизни являются свобода
совести и свобода вероисповедания. Свобода совести – это возможность человека
выбирать: быть или не быть, считать или
не считать себя религиозным; свобода вероисповедания – это возможность выбирать,
к какому именно религиозному направлению
принадлежать, в какой форме реализовать
свою религиозность. Как мы видим, свобода
вероисповедания – это частный случай
свободы совести, последняя же имеет отношение
не только к верующим, но и ко всем членам
общества, в том числе к атеистам и равнодушным
к религии людям. У них есть свобода быть
свободными от религии. И эта их свобода
охраняется законом и государством наравне
со свободой быть религиозным верующим
человеком.  
В нашей стране в XX веке долгие десятилетия
проводилась политика государственного
подавления религии. Поэтому когда в конце
80-х годов тогда еще советское, а потом
и российское государство отказалось
от официального атеизма, маятник качнулся
в другую крайность: была, по сути, объявлена
абсолютная религиозная свобода, стало
модным считать, что религия – дело сугубо
частное, «сокровенное», и если дать человеку
свободу, то он сам разберется, как и во
что верить. Однако стоит вспомнить старую
философскую пословицу: «свобода взмаха
моей руки оканчивается там, где начинается
нос моего соседа, и наоборот». То есть
личная свобода всегда ограничивается
свободой другого. Этот принцип универсален
и для экономики, и для политики, и для
религии. Человек может верить во что угодно,
совершать любые религиозные обряды, пока
это не затрагивает законных интересов,
прав и свобод других лиц или групп. От
государства требуется умение согласовать
интересы различных религиозных групп,
а также верующих и неверующих (последняя
проблема является не менее сложной), защитить
интересы страны и общества в целом. Содержанием,
предметом религиозной безопасности и
является обеспечение такой общественной
стабильности, реализация прав и свобод
всех и каждого. 
 

В более широком смысле
можно говорить и о «защите 
прав человека в сфере свободы 
совести и вероисповедания». На наш 
взгляд, это тождественно понятию 
«религиозная безопасность», поскольку 
феномен религиозности является
первичным по отношении к отрицанию 
религиозности. Еще раз подчеркнем,
что обеспечение религиозной 
безопасности – это защита прав
и верующих, и неверующих, и убежденных
атеистов в равной степени. 
Обеспечение безопасности неизбежно связано
с ограничениями, вплоть до мер уголовно-правового
и административно-правового воздействия,
но это не противоречит принципу верховенства
прав и свобод человека. Часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации
гласит, что права и свободы человека и
гражданина могут быть ограничены федеральным
законом только в той мере, в какой это
необходимо в целях защиты основ конституционного
строя, нравственности, здоровья, прав
и законных интересов других лиц, обеспечения
обороны страны и безопасности государства. 
 
Религиозная безопасность многогранна
и может быть рассмотрена и реализована
как минимум в трех аспектах (направлениях).  
 
1. Воспитание толерантности (веротерпимости)
в отношениях между представителями различных
религий, а также между верующими и неверующими.   
 
2. Защита национально-государственных
интересов от посягательств со стороны
отдельных деструктивных религиозных
организаций (например, шпионаж, посягательство
на территориальную целостность государства,
попытки захвата власти).  
 
3. Защита прав и свобод человека
от посягательств со стороны религиозных
и квазирелигиозных групп, стремящихся
к подавлению личности и манипуляции сознанием. 

Распространенное ныне слово «толерантность» переводят как «терпимость» или «веротерпимость».
Вопрос в том, по отношению к чему должна
проявляться эта терпимость. 
 
В последние десятилетия в западных странах,
прежде всего в США, широко распространено
понятие политкорректности (PC), требующее
воздерживаться от обсуждения тем, высказываний,
демонстрирования символов, которые по
каким-то причинам могут не понравиться
окружающим. Но, к сожалению, очень часто
этот принцип оказывается доведенным
до абсурда, до крайности, и тогда от человека
требуют, по сути, отказа от своих взглядов,
в том числе и религиозных.  
 
Любая религия, по своей природе, считает
себя обладающей абсолютной истиной и,
следовательно, рассматривает другие
религии как в той или иной степени заблуждение.
Но можно ли считать несогласие с мнением
другого лица посягательством на права
и свободы этого лица?  
 
Важным для безопасности личности, общества
и государства является не то, что думает
и говорит человек, а то, как он выражает
свое мнение, какие именно действия он
мотивирует своими убеждениями. Можно
защищать свою точку зрения, корректно
приводя аргументы, уважая своего собеседника.
А можно агрессивно навязывать ее, унижая,
оскорбляя и дискриминируя собеседника
за несогласие. 
 
Итак, толерантность в религиозной
сфере (в сфере свободы совести и вероисповедания)
– это уважение права другого лица на
собственный мировоззренческий и религиозный
выбор. Уважение не самой по себе религии
или иной мировоззренческой системы, а
права другого человека выбрать свою собственную
точку зрения. Я могу считать религиозную
точку зрения другого человека заблуждением,
но при этом я признаю и уважаю право человека
выбирать эту точку зрения. Здесь уместно
вспомнить слова Вольтера: «Ваше мнение
мне глубоко враждебно, но за ваше право
его высказывать я готов пожертвовать
жизнью». 

Существует понятие, являющееся логической
противоположностью толерантности. Это
греческое слово «ксенофобия», где «ксено»
означает «чужой», а «фобия» страх. Все
вместе – «страх перед чужим», страх перед
человеком другой расы, национальности,
религии. Для психологии человека свойственно
испытывать симпатию ко всему тому, что
на него похоже, что кажется «своим» и,
наоборот, испытывать антипатию, отторжение
того, что кажется чужим, незнакомым. Мы
не говорим о тех случаях, когда ненависть
сознательно и целенаправленно культивируется,
речь идет только о зарождении неприязни
к «чужим» на уровне массового сознания. 
 
Как же сделать так, чтобы в обществе и
государстве не было межрелигиозной и
межнациональной вражды и розни? В тех
случаях, когда по мотивам ненависти к
другим религиям и национальностям совершаются
правонарушения, ответ понятен: виновные
должны нести ответственность, должны
применяться меры правового принуждения.
Но, как известно, всякую болезнь легче
предупредить, чем лечить. Поэтому в противодействии
ксенофобии меры профилактики являются
не менее важными, чем карательные меры. 
 
Чтобы перестать бояться чужого, необходимо
с ним познакомиться. Необязательно становиться
таким же, но, по крайней мере, надо попытаться
его понять, найти с ним точки соприкосновения. 
 
В нашем, и не только нашем, обществе существуют
стойкие негативные стереотипы относительно
различных религий и национальностей.
Часто приходится слышать о том, что «ислам
унижает женщин», «все евреи жадные и богатые»,
«Православная Церковь стремится к власти
над обществом и государством». Но всякие
стереотипы и предрассудки рождаются
от незнания и непонимания. Поэтому самым
эффективным профилактическим способом
противодействия ксенофобии и воспитания
толерантности в сфере межрелигиозных
отношений является образование и просвещение
широких слоев населения, систематическое
информирование о реальном вероучении,
религиозной практике, жизни верующих
и неверующих, популярное знакомство с
основами религиозной культуры и истории.

Религиозный экстремизм – это теоретическое
обоснование и практическое использование
деконструктивных, «крайних» методов
для достижения радикальных религиозно-политических
целей. Экстремизм следует отличать от радикализма (латинского radicalis – коренной, глубинный),
который имеет характер идеологии, мировоззрения,
взглядов и поэтому не может быть предметом
правовой оценки. Например, идея создания
в России Халифата (исламского государства)
является радикальной, но ее выражение
само по себе не является экстремизмом,
если не предполагает насильственных,
противоправных деяний. 
 
Термин «экстремизм» ведет свое происхождение
от латинского «extremum» – крайнее, выходящее
за рамки обычного, чрезвычайное, наибольшее
или наименьшее. В свою очередь латинский
корень «extra» означает – вне, кроме, сверх
меры, чересчур. Экстремизм, будучи по
своему родовому признаку позицией, склонностью,
убеждением, есть сложный, многоаспектный
феномен. В нем можно выделить несколько
составляющих. Во-первых, идейно-мировоззренческий
аспект, совокупность мировоззренческих
установок и идей, лежащих в основе и легитимирующих
экстремистские действия. Во-вторых, психологический
(личностно-эмоциональный) аспект, ментальность,
мысленный настрой особого рода, отличающий
личность экстремиста. В-третьих, политико-организационный
(практический) аспект, формы и способы
экстремистской деятельности. 
 
Говоря об идейно-мировоззренческом аспекте
религиозного экстремизма, в качестве
такового мы выделяем политическое сознание
субъектов экстремистской деятельности,
которое базируется на трех установках:
допустимость и универсальность насилия
как способа решения политических вопросов,
правовой нигилизм и, как следствие, пренебрежение
основными правами и свободами человека,
отрицание абсолютной ценности индивида
как такового.  
 
Психологическая сущность религиозного
экстремизма наиболее полно раскрывается
в понятии фанатизма. В современном мире
у экстремистов слишком мало политико-организационных
возможностей и объективных предпосылок
для создания массовых политических движений
и организации революции. Наиболее вероятной
тактикой современного экстремизма является
терроризм. Но терроризм требует в качестве
исполнителей личностей особого склада
– фанатиков, готовых отдать жизнь ради
достижения цели. 
 
«Фанатизм» происходит от латинских fanum – жертвенник
и fanatikus– исступленый. Фанатик (фанат) – это человек, находящийся во
власти сверхценных и сверхзначимых для
него идей. Они придают его жизни смысл
и он готов жертвовать во имя этих идей
собственной жизнью и жизнями других людей.
Фанатик обладает так называемым «туннельным»
мировосприятием, то есть воспринимает
мир через очень жесткую призму и отвергает
все то, что не согласуется с его мировоззрением.
Именно к позиции фанатиков можно отнести
следующую поговорку: «если факты не согласуются
с нашими идеями, тем хуже для фактов».
Для фанатиков характерно критическое
отношение к любой информации, которая
идет вразрез с их убеждениями. Фанатизм
обычно существует на уровне группы, так
как фанатики находят поддержку во взаимном
признании и совместном разжигании своих
эмоций по поводу общих идей.  
 
Фанатично настроенная личность есть
идеальная кандидатура для совершения
террористических действий. Террористический
акт практически всегда является риском
с очень малой степенью вероятности счастливого
исхода лично для террориста. Террорист
рискует и, следовательно, жертвует собой.
Поэтому террорист – это не киллер, не
наемный убийца. Он обладает всеми характерными
признаками фанатика: нетерпимость к инакомыслию,
пренебрежение к морали и закону, убежденность
в исключительности собственной миссии,
готовность к самопожертвованию. 
 
Терроризм – результат развития экстремизма,
его наиболее деструктивное «кровавое»
воплощение. Терроризм – это наиболее
яркая и драматичная форма насилия, имеющая
мировоззренческую установку и фанатично
настроенных исполнителей. 
 
Религиозный фанатизм является социально-психологической
основой фундаментализма. Фундаментализм
– это стремление противостоять модернизации,
приверженность старым, «фундаментальным»
ценностям, структурам и способам организации
жизни. В современной литературе фундаментализм
ассоциируется прежде всего с религиозными
течениями (в первую очередь с исламским). 
 
Религиозный экстремизм в большей степени,
чем все остальные формы экстремизма,
способен порождать террор, так как исполнителями
в данном случае являются фанатики, для
которых ценность жизни отодвинута на
второй план.  
 
Корни религиозного экстремизма – это
идеи религиозного происхождения, обосновывающие
нетерпимое отношение к иноверцам и инородцам.
В нашу эпоху все традиционные мировые
религии на догматическом уровне отрицают
экстремизм, и тем более терроризм.  
 
Религиозная традиция является радикальной
оппозицией современному миру, но правомерно
ли считать, что религия должна порождать
экстремизм? 
 
Все традиционные религии стремятся к
социальной и личностной гармонии, признавая
духовную свободу и выполняя миротворческую
функцию. Традиционное религиозное мировоззрение
противоположно светскому, «современному»
мировоззрению. Но традиционная религия
отвергает несовершенные, деконструктивные
способы достижения своих целей.

В качестве новейшей формы джихада 
можно рассматривать переселение 
мусульман в Европу. Когда в 
результате реконкисты (освободительной 
войны против мусульман в Европе)
халифат (исламское государство) был 
ликвидирован, исламские старейшины
постановили, что мусульмане не могут 
жить под властью «неверных», и 
в 1492 г. мусульмане покинули Испанию. В 
последние же 30–40 лет мы наблюдаем 
обратный процесс: мусульмане переселяются
в Европу, открыто заявляя, что 
через 1–2 поколения Европа станет мусульманской. 
 
Тема исламского экстремизма и терроризма
воистину неисчерпаема. Жанр данной работы
не позволяет подробно излагать историю
мусульманских экстремистских организаций.
Назовем только основные этапы и наиболее
громкие имена. 
 
«Братья-мусульмане» (БМ). Организована в 1923 г. в арабском мире,
но основную деятельность развернула
в 50–60-е гг. Идеологи данной организации
считали, что арабское общество пребывает
в состоянии варварства, поэтому истинные
верующие должны от него отделиться и
образовать «джамаат исламийя» – исламские
ассоциации. Террористическую деятельность
«братья» начали в арабских странах. На
их совести попытка государственного
переворота в Сирии (1979–1982 гг.), убийство
президента Египта А. Садата (1981 г.), террор
против египетских политиков, жителей
и гостей этой страны. В 90-е годы на базе
БМ образовалась группа «Исламский джихад»,
финансируемая Ираном и действующая против
Израиля. 
 
«Хезболлах» (партия Аллаха). Возникла в Иране во времена
Хомейни, а затем распространила свою
деятельность на Ливию и Сирию. 
 
«Хамас» («Исламское движение сопротивления»).
Основано в 1987 г. шейхом Ахмед Ясином. Цель
– «освобождение Палестины от моря до
Иордана». 
 
В США исламский экстремизм представлен
группировками «Джамаат Уль-Фукра» (ДФ) (возникла
в 1980 г. в Бруклине) и группой Рамзи Юсефа,
устроившей взрыв в 1993 г. в ныне несуществующем
WTC (центре международной торговли). 
 
«Аль-Каида» («Основа», «База») возникла в 1989 году
в Судане. Основатель – почти «легендарная»
личность Усама Бен-Ладен, который придерживается
идеологии ваххабизма, современной формы
мусульманского «протестантизма».  
 
Ряд исследователей проводят параллели
между ваххабизмом и европейской религиозной
реформацией, указывая на сектантский,
антитрадиционный характер того и другого. 

Безопасность | Христианство сегодня

Одного известного психиатра недавно спросили, в чем, по его мнению, основная проблема, беспокоящая большинство его пациентов. Его ответ был: «Неуверенность».

Несомненно, сегодня многие люди страдают от неуверенности в себе из-за глубоко укоренившихся психических проблем, уходящих своими корнями в прошлый опыт, окружающую среду и другие факторы.

Но мы верим, что недостаток безопасности, столь важный для многих сегодня, имеет духовное происхождение. Человек создан для общения с Богом, и до тех пор, пока не установится это общение духа, он беспокоен, неловок и неуверен.

В Иисусе Христе все это можно изменить. Не то, чтобы прекратятся проблемы, давление и непреодолимые обстоятельства жизни, но когда Христос живет и правит в сердце человека, он больше не стоит перед лицом жизни в одиночестве, ибо суверенный Бог вселенной живет в нем в лице Святого Духа. и все становится новым. Для прошлого есть прощение; в настоящее время есть божественное общение; на будущее есть абсолютная уверенность.

Бог умножает благословения тем, кто доверяет Ему, и привилегия и обязанность христианина — знать, что они из себя представляют, и пользоваться ими в полной мере.

Даже в сердце самого отсталого язычника — а он может жить в элитном жилом районе или в джунглях Амазонки — таится чувство тоски, разлуки и тщетности. Эта пустота выражается в излишествах, в различных религиозных обрядах или в нескончаемом поиске развлечений и удовольствий. Он порождает враждебность, страхи, недовольство, комплексы и различные психические и физические реакции, которые мучают человека.

В такой ситуации звучит спокойный, уверяющий голос живого Христа: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. Возьми на себя иго мое и учись у меня; ибо я кроток и смирен сердцем, и вы найдете покой душам вашим. ибо иго мое благо, и бремя мое легко».

«Упокой ваши души» — , что — это безопасность. Что — это утешительная благая весть, которую Отец решил открыть не мудрецам мира сего, а младенцам.

Христианин должен осознавать свою безопасность, которая проистекает из веры и преданности Христу как Спасителю и Господу.

Во-первых, он уверен в искупительной работе Иисуса Христа. Спасение, совершенное для него на Голгофском кресте, было полным. Мы ничего не можем сделать, чтобы увеличить его эффективность, мы ничего не можем сделать, чтобы отнять его очищающую от грехов силу. Мы должны быть приняты как безвозмездный дар любящей благодати Бога. Кроме того, как только человек получает это, это длящийся опыт.

Подробнее Информационные бюллетени

У христианина всегда должно быть чувство безопасности, ибо он стоит на непоколебимой Скале посреди изменчивого и неопределенного мира. Апостол Павел говорит нам, что человек не может положить другого основания, ибо его нет, и это основание — Иисус Христос.

Облегчение для тонущего пловца – это внезапное открытие твердой скалы, на которой можно стоять. Насколько же чудеснее для человека, окруженного проблемами и трудностями жизни, внезапно осознать, что внизу есть Тот, Кто никогда не меняется, и что вокруг него вечные руки.

Христианин также находится в безопасности, потому что он имеет преимущество наслаждаться утешением Божьего присутствия в Святом Духе, Который был послан в мир, чтобы наставлять и утешать тех, кто доверяет Христу. Столкнувшись с проблемами и решениями, столкнувшимися с целым рядом обстоятельств, которые он не может ни контролировать, ни решить, христианин должен иметь уверенность в своем сердце, что он не одинок, что Бог не только рядом, но и готов помочь. и делает это в свете своей любви и вечных целей.

Нам не напрасно говорят, что «все содействует ко благу любящим Бога, призванным по Его изволению». У нас есть утешение , зная , что по непостижимой и совершенной воле Бога все вещи, независимо от их непосредственной важности, содействуют ко благу тем, кто любит Его.

Еще одним источником христианской безопасности является уверенность в том, что Божья благодать поддерживает нас. Дело Христово пострадало от рук тех, кто, кажется, представляет христианство как жизнь в бесконечной защите от превратностей и реальности. Нет ничего более далекого от правды. Мы, посвятившие себя живому Богу через Его Сына, не вознесены в небо на цветочных клумбах праздности. Мы знаем, что мы испытываем не только невзгоды, но и бывают времена, когда наше величайшее свидетельство веры находит свое выражение в бедах и скорбях, через которые мы призваны пройти. Во всем этом мы можем быть уверены в благодати, которую Бог неизменно дает тем, кто принадлежит Ему.

Жизнь влечет за собой решения, многие из которых незначительны по важности, другие имеют решающее значение и являются важными. Христианину дана привилегия божественного руководства в принятии решений. Тот, кто видит прошлое, настоящее и будущее, в своей бесконечной любви и милосердии укажет нам путь, по которому нам следует идти.

Многие христиане усердно молились о руководстве и исполнили для них обетование: «И уши твои услышат слово, говорящее позади тебя: «Вот путь, идите по нему; когда вы обратитесь направо, а когда вы пойдете налево» (Ис. 30:21).

Основой чувства безопасности христианина является знание любви к Богу. Люди этого мира отчаянно нуждаются в любви, и Бог возлюбил их. Крест является центральным свидетельством любви Божией, и эта любовь обильно изливается на нас. Маленькие дети купаются в знании родительской любви, часто негласной преданности, но, тем не менее, настоящей.

Насколько больше Божья любовь и терапевтическая ценность этой любви, когда мы принимаем ее через веру в Иисуса Христа! С осознанием этого непреодолимого факта приходит уверенность, против которой не могут одолеть даже демоны ада.

Наш Господь говорит об этом, когда говорит: «Мир оставляю вам; мир Мой даю вам: не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается».

В последнее время мы много слышим о «комплексе вины». Несомненно, есть несчастные, страдающие от чувства вины, которое может быть вызвано воображаемыми обидами. Но великая проблема мира заключается в том, что так немногие имеют чувство вины за грех и оскорбляют грех святого Бога.

Избежать факта греха или последствий греха совершенно нереально. Кроме того, игнорировать замечательную новость о том, что наказание и вина за грех были навсегда сняты с верующего благодаря искупительной работе Спасителя, значит игнорировать величайшую новость во всей истории.

В центре безопасности человека стоит Голгофский Христос. В нем и через него утомленная душа находит покой и надежду сейчас и на всю вечность.

Есть что добавить по этому поводу? Видите что-то, что мы пропустили? Поделитесь своим отзывом здесь.

Наши цифровые архивы находятся в стадии разработки. Сообщите нам, если необходимо внести исправления.

Продвижение глобального мира и безопасности посредством участия в религии: уроки по совершенствованию политики США

вторник, 23 ноября 2021 г.
/

Автор:
Питер Мандавиль, доктор философии; Крис Сейпл, доктор философии.

Тип публикации:
Специальный отчет

Поделиться

Распечатать страницу

С 2001 года, когда администрация Буша создала в Белом доме подразделение для работы над религиозными инициативами, как демократическая, так и республиканская администрации стремились привлекать религиозных деятелей со всего мира к поддержке своих дипломатических, оборонных и оборонных инициатив. В этом отчете, основанном на многолетнем опыте авторов в правительстве и за его пределами, предлагаются конкретные шаги, которые правительство США может предпринять, чтобы прояснить характер своей религиозной миссии и лучше координировать эту миссию по отношению к другим своим миростроительным и национальным приоритеты безопасности.

Государственный секретарь США Энтони Блинкен выступает на встрече со Вселенским Патриархом Константинопольским Варфоломеем 25 октября 2021 г. (Patrick Semansky/Reuters)

Резюме

  • За последние два десятилетия и во многих агентствах правительство США стремилось повысить потенциал дипломатических, оборонных и оборонных усилий страны для взаимодействия с религией и религиозными деятелями, чтобы продвигать приоритеты внешней политики и национальной безопасности, связанные с миростроительство.
  • Несмотря на то, что существует двухпартийный консенсус в отношении ценности религиозной активности, необходимы дополнительные обсуждения и ясность в отношении взаимосвязанных определений и концепций религиозной активности, свободы вероисповедания и религиозной грамотности.
  • Все три имеют важное значение для миростроительства: религиозные деятели играют центральную роль в поддержании стабильности и социальной сплоченности в обществах по всему миру; недостаток свободы вероисповедания может служить основной движущей силой конфликта; и профессионалы в области миростроительства не могут полностью понять ни одно из них без религиозной грамотности.
  • Чтобы повысить свою способность к религиозной деятельности, правительство США должно решить, какие сферы деятельности наиболее подходят для религиозной деятельности; где в Государственном департаменте должно быть расположено религиозное подразделение; как улучшить подготовку дипломатов и должностных лиц в области обороны и развития; и как продвигать взаимодополняющие, но разные цели религиозной активности и свободы вероисповедания.

Об авторах

Питер Мандавиль — старший приглашенный эксперт по программе «Религия и инклюзивные общества» в Институте мира США (USIP) и профессор международных отношений в Школе политики и управления им. Шара Университета Джорджа Мейсона. Крис Сейпл — старший научный сотрудник программы сравнительного религиоведения Школы международных исследований имени Джексона Вашингтонского университета и почетный президент Института глобального взаимодействия.

Об отчете

В этом отчете описывается недавняя история религиозной активности правительства США и предлагаются предложения по более эффективной институционализации усилий по вовлечению. Авторы опираются на свой обширный непосредственный опыт таких усилий и свое участие в текущих дебатах в политических и академических сообществах. Отчет финансировался в рамках межведомственного соглашения между USIP и Центром религиозного и добрососедского партнерства Агентства США по международному развитию.

Связанные публикации

Новоизбранный президент Колумбии Густаво Петро сделал «полный мир» краеугольным камнем своей повестки дня, стремясь ускорить выполнение мирного соглашения FARC от 2016 года и начать переговоры с ELN и различными другими вооруженными группировками. Монсеньор Эктор Фабио Энао, который является делегатом епископальной конференции Колумбии по вопросам отношений между католической церковью и правительством Колумбии, обсуждает, как церковь работает на низовом уровне для решения гуманитарной ситуации в районах, пострадавших от конфликта, и усилия по добиться консенсуса между гражданским обществом и государственными чиновниками в отношении следующих шагов в мирном процессе.

Тип: Блог

мирные процессы; Религия

Президент России Владимир Путин сослался на религию как часть своего оправдания нападения России на Украину, полагая, что их общая православная история придаст убедительности его амбициям. «Конечно, украинцы не согласны, — говорит Нокс Темз из USIP. «Фактически это усиливает украинское сопротивление агрессивным действиям [Путина]».

Тип:
Подкаст

Религия

Свобода вероисповедания, как и другие права человека, тесно связана с политической стабильностью, а подавление религии или убеждений может служить основной движущей силой конфликтов и насилия. Сегодня во всем мире мы наблюдаем дискриминацию или преследование религиозных меньшинств, связанное с ростом социальной напряженности, межобщинными конфликтами, насилием и даже массовыми зверствами. Мусульмане в Индии, рохинджа в Мьянме, уйгуры в Китае, езиды в Ираке и христиане в Пакистане: все они подвергаются формам насилия, которые оказывают косвенное влияние на более широкие перспективы мира и стабильности в соответствующих контекстах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts

Разное

Читать священное писание онлайн: Священное Писание — Православная электронная библиотека читать скачать бесплатно

Рубрика «Священное Писание (Библия)» — Пять ступеней веры5 ступеней веры

Как читать Библию

Ветхий Завет

Новый Завет

Текст Библии, цитаты и толкования

Священное Писание представляет собой совокупность священных Книг,

Разное

Метро бабушкинская церковь: Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

5 мест и ещё 6 неподалёку

храмы, соборы, церкви — все заведения в городе Москве;
мы