Роман живые и мертвые автор: Книга: «Живые и мертвые: Роман. В 5 книгах. Книга 1: Живые и мертвые» — Константин Симонов. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 5-275-01013-3

Разное

Содержание

Человек на воине в трилогии К. Симонова «Живые и мертвые» Разное Симонов К. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Сочинения / Симонов К. / Разное / Человек на воине в трилогии К. Симонова «Живые и мертвые»

    Константина Симонова считают основателем “панорамного” романа о Великой Отечественной войне. Теме Отечественной войны посвятили свои произведения такие известные авторы, как Ю.Бондарев, В.Быков, А. Ананьев, Г. Бакланов, В. Богомолов и другие, выступавшие в традиционных жанрах. Однако трилогия Симонова “Живые и мертвые”, благодаря широте охвата событий и отражения судеб людей на войне, получила особое название — “панорамного” романа или романа-события. В один ряд с симоновской трилогией ставятся “Война” и “Москва, 41-й” И. Стаднюка, “Блокада” А. Чаковского.

    Сам Симонов признавался, что центральное в его романе — это человек на войне. “Мне кажется, что в “Живых и мертвых” я напрасно отдал дань мнимой обязательности для романа наличия в нем семейных линий. И как раз это оказалось самым слабым в моей книге”, — признает К. Симонов. Главная задача автора состояла в изображении правды войны. Это потребовало от него введения большого количества действующих лиц — свыше 200. Причем судьбы многих из них остаются незавершенными. Тем самым Симонов показывает одну из главных драм войны — когда люди пропадали без вести. “Я оборвал эти судьбы сознательно”, — говорит автор трилогии. При этом даже эпизодические герои отличаются у Симонова индивидуальностью.

    Вот как представлен в романе самый бесстрашный из командиров дивизий, который погибает немного ранее Серпилина: “Талызин, бирюковатый по натуре и казавшийся по первому впечатлению малообразованным, на самом деле был хорошо начитан, знал службу и командовал своей дивизией хотя и небезошибочно, но честно: не раздувал успехов и не прятал неудач. И вообще, по составившемуся у Серпилина мнению, был человек высокопорядочный…” Далее в нескольких предложениях Симонов рассказывает об этом человеке буквально все. В сорок первом он вместе с несколькими другими генералами был отдан на Западном фронте под трибунал. Талызину предъявлялось обвинение в трусости и утере управления дивизией.

    За это он был приговорен к расстрелу, замененному десятью годами лишения свободы. Из лагеря просился на фронт и летом сорок второго был послан вновь заместителем командира полка.

    Человек на войне у Симонова — это практически реальный человек, то есть взятый из жизни. Судьба Талызина — это художественное воплощение в романе реальных событий. То же можно сказать и о большинстве судеб героев романа.

    При написании трилогии К. Симонов придерживался принципа историзма. В своей работе он опирался на документы, свидетельства очевидцев, свой собственный опыт.

    Я думаю, что наиболее широко тему сочинения можно раскрыть на примере образа Серпилина, являющегося одним из центральных в повествовании. Образ Серпилина, прошедшего во время войны путь от командира полка до командарма, считается открытием Симонова. С этим образом входят в военную прозу люди трагической судьбы — те, кто был подвергнут репрессиям в 30-е годы. Федор Серпилин был осужден без суда и следствия на десять лет, несмотря на то, что он не признал предъявленных ему обвинений.

    “Фигура комбрига Серпилина сложилась у меня из воспоминаний двоякого рода, — писал Симонов, — во-первых, у меня в памяти осталось несколько встреч в разные годы войны с людьми, превосходно воевавшими и имевшими… ту же самую нелегкую биографию… Во-вторых, мне врезались в память некоторые эпизоды обороны Могилева в июле 1941 года и облик командира одного из полков… человека, не желавшего отступать. И внешний, и внутренний облик этого человека лег в первооснову образа Серпилина”.

    Федора Серпилина Симонов показывает как солдата, любящего свою родину и готового до конца стоять за ее свободу. На войне раскрываются такие его качества, как мужество, стремление к победе, чувство долга. Мы видим, что душа этого человека не загрубела от ужасов войны — он сопереживает тем, кто был осужден вместе с ним, и пытается помочь этим людям. Серпилин пишет письмо в защиту друга с просьбой пересмотреть его дело: “Дорогой товарищ Сталин! Считаю своим долгом доложить Вам, что комкор Гринько не меньше меня предан Родине и не хуже меня защищал бы ее от фашистских захватчиков. Если Вы верите мне, то нам с комкором Гринько обоим место на фронте, здесь, где я, а если Вы мне не верите, то, значит, нам обоим место там, где он”.

    Симонов раскрывает характер этого героя и в том, как он ведет себя в военной обстановке с Барановым, которого считает одним из виновников своего ареста в 1937 году; со своим приемным сыном, когда-то публично отрекшимся от него как от врага народа; и в том, как он ведет себя в первые дни войны в ситуации паники, отступления, слухов о диверсантах. Серпилин, всем сердцем преданный своей стране, тяжело переживает неудачи армии. Он пытается осознать, почему это произошло. Глубокий анализ событий приводит героя к правдивому пониманию войны и личности Сталина.

    Симонов показывает, что война всецело поглощает человека. Это проявляется в раздумьях Серпилина — они не о его семье, друзьях. Чаще всего его мысли заняты событиями войны: “…после сталинградского разгрома немцы в марте под Харьковом показали, на что они еще способны. И надо было хоть умереть, но остановить их. Пока останавливали, представитель ставки трижды был у тебя. В последний раз разговор с ним обернулся так, что подумал: снимет с армии. И хотя делал все, что мог и умел, но, если б сняли, жаловаться было бы не на что, потому что отступал, не мог выполнить приказа — остановить немцев. Пришлось выслушать в последний раз и такое, что лучше бы не слышать…”

    Поведение человека на войне может быть разным. Такие герои трилогии “Живые и мертвые”, как член Военного Совета фронта Илья Львов, работник Генштаба Иван Алексеевич, которых в какой-то степени можно противопоставить, помогают читателю глубже понять причину тех или иных военных событий, а автору — раскрыть характеры людей на войне. Образ Ильи Львова, появляющийся в третьей книге трилогии, раскрывает социальную сторону сталинского культа, его проявление в поступках людей на фронте. Львов создавал атмосферу подозрительности, недоверия к человеку. Он фанатично претворяет в жизнь идеи Сталина. Иван Алексеевич, фамилия которого остается неизвестна читателю, напротив, во многом не поддерживает высшее руководство. “…Было все-таки что-то унизительное в том, что вся твоя жизнь зависела от вдруг мелькнувшего в голове воспоминания, которое могло и не мелькнуть, от трех-четырех слов, походя сказанных в трубку”, — думает Иван Алексеевич. Мы видим, что положение у Ивана Алексеевича в Генштабе по понятным причинам непрочное. И хотя ему “дорога возможность в меру своего разумения влиять на ход событий”, он подумывает о том, как уйти на фронт, пока тучи над ним не сгустились окончательно.

    Эти образы относятся к персонажам второго плана, но наряду с главными героями в них, а также в образах члена Военного Совета армии Захарова, начальника штаба Бойко, командующего фронтом Батюка, раскрывается идея романа К. Симонова. Романа о войне и о людях на войне.

    Несомненная заслуга Константина Симонова в том, что в своей трилогии он отразил не только судьбы людей военного времени, но и впервые затронул ряд острых вопросов: почему начало войны было таким провальным? кто такой Сталин? Как его культ преломлялся в судьбах людей? В “Живых и мертвых” автор сам отвечает на эти вопросы, что позволяет нам узнать еще одну точку зрения на события военного времени, оказавшего огромное влияние на судьбы людей XX

22666 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Симонов К. / Разное / Человек на воине в трилогии К. Симонова «Живые и мертвые»

«Живые и мёртвые» за 25 минут. Краткое содержание романа Симонова

Двадцать пятого июня 1941 г.  Маша Артемьева провожает своего мужа Ивана Синцова на войну. Синцов едет в Гродно, где осталась их годовалая дочь и где сам он в течение полутора лет служил секретарем редакции армейской газеты. Находящийся недалеко от границы, Гродно с первых же дней попадает в сводки, и добраться до города не представляется возможным. По дороге в Могилев, где находится Политуправление фронта, Синцов видит множество смертей, несколько раз попадает под бомбежку и даже ведет протоколы допросов, учиняемых временно созданной «тройкой». Добравшись до Могилева, он едет в типографию, а на следующий день вместе с младшим политруком Люсиным отправляется распространять фронтовую газету. У въезда на Бобруйское шоссе журналисты становятся свидетелями воздушного боя тройки «ястребков» со значительно превосходящими силами немцев и в дальнейшем пытаются оказать помощь нашим летчикам со сбитого бомбарди­ровщика. В результате Люсин вынужден остаться в танковой бригаде, а получивший ранение Синцов на две недели попадает в госпиталь. Когда он выписывается, выясняется, что редакция уже успела покинуть Могилев. Синцов решает, что сможет вернуться в свою газету, только имея на руках хороший материал. Случайно он узнает о тридцати девяти немецких танках, подбитых в ходе боя в расположении полка Федора Федоровича Серпилина, и едет в 176-ю дивизию, где неожиданно встречает своего старого приятеля, фоторепортера Мишку Вайнштейна. Познако­мившись с комбригом Серпилиным, Синцов решает остаться у него в полку. Серпилин пытается отговорить Синцова, поскольку знает, что обречен на бои в окружении, если в ближайшие часы не придет приказ отступать. Тем не менее Синцов остается, а Мишка уезжает в Москву и по дороге погибает.

Продолжение после рекламы:

…Война сводит Синцова с человеком трагической судьбы. Серпилин закончил гражданскую войну, командуя полком под Перекопом, и до своего ареста в 1937 г. читал лекции в Академии им. Фрунзе. Он был обвинен в пропаганде превосходства фашистской армии и на четыре года сослан в лагерь на Колыму.

Однако это не поколебало веры Серпилина в советскую власть. Все, что с ним произошло, комбриг считает нелепой ошибкой, а годы, проведенные на Колыме, бездарно потерянными. Освобожденный благодаря хлопотам жены и друзей, он возвращается в Москву в первый день войны и уходит на фронт, не дожидаясь ни переаттестации, ни восстановления в партии.

176-я дивизия прикрывает Могилев и мост через Днепр, поэтому немцы бросают против нее значительные силы. Перед началом боя в полк к Серпилину приезжает комдив Зайчиков и вскоре получает тяжелое ранение. Бой продолжается три дня; немцам удается отрезать друг от друга три полка дивизии, и они принимаются уничтожать их поодиночке. Ввиду потерь в командном составе Серпилин назначает Синцова политруком в роту лейтенанта Хорышева. Прорвавшись к Днепру, немцы завершают окружение; разгромив два других полка, они бросают против Серпилина авиацию. Неся огромные потери, комбриг решает начать прорыв. Умирающий Зайчиков передает Серпилину командование дивизией, впрочем, в распоряжении нового комдива оказывается не более шестисот человек, из которых он формирует батальон и, назначив Синцова своим адъютантом, начинает выходить из окружения. После ночного боя в живых остается сто пятьдесят человек, однако Серпилин получает подкрепление: к нему присоединяется группа солдат, вынесших знамя дивизии, вышедшие из-под Бреста артиллеристы с орудием и маленькая докторша Таня Овсянникова, а также боец Золотарев и идущий без документов полковник Баранов, которого Серпилин, невзирая на былое знакомство, приказывает разжаловать в солдаты. В первый же день выхода из окружения умирает Зайчиков.

Брифли существует благодаря рекламе:

Вечером 1 октября руководимая Серпилиным группа с боями прорывается в расположение танковой бригады подполковника Климовича, в котором Синцов, вернувшись из госпиталя, куда отвозил раненого Серпилина, узнает своего школьного приятеля. Вышедшие из окружения получают приказ сдать трофейное оружие, после чего их отправляют в тыл. На выезде на Юхновское шоссе часть колонны сталкивается с немецкими танками и бронетранс­портерами, начинающими расстреливать безоружных людей. Через час после катастрофы Синцов встречает в лесу Золотарева, а вскоре к ним присоединяется маленькая докторша. У нее температура и вывих ноги; мужчины по очереди несут Таню. Вскоре они оставляют её на попечение порядочных людей, а сами идут дальше и попадают под обстрел. У Золотарева не хватает сил тащить раненного в голову, потерявшего сознание Синцова; не зная, жив или мертв политрук, Золотарев снимает с него гимнастерку и забирает документы, а сам идет за подмогой: уцелевшие бойцы Серпилина во главе с Хорышевым вернулись к Климовичу и вместе с ним прорываются через немецкие тылы. Золотарев собирается пойти за Синцовым, но место, где он оставил раненого, уже занято немцами.

Продолжение после рекламы:

Тем временем Синцов приходит в сознание, но не может вспомнить, где его документы, сам ли в беспамятстве снял гимнастерку с комиссарскими звездами или же это сделал Золотарев, посчитав его мертвым. Не пройдя и двух шагов, Синцов сталкивается с немцами и попадает в плен, однако во время бомбежки ему удается бежать. Перейдя линию фронта, Синцов выходит в расположение стройбата, где отказываются верить его «басням» об утерянном партбилете, и Синцов решает идти в Особый отдел. По дороге он встречает Люсина, и тот соглашается довезти Синцова до Москвы, пока не узнает о пропавших документах. Высаженный недалеко от КПП, Синцов вынужден самосто­ятельно добираться до города. Это облегчается тем, что 16 октября в связи с тяжелым положением на фронте в Москве царят паника и неразбериха. Подумав, что Маша может все еще находиться в городе, Синцов идет домой и, никого не застав, валится на тюфяк и засыпает.

…С середины июля Маша Артемьева учится в школе связи, где её готовят к диверсионной работе в тылу у немцев. 16 октября Машу отпускают в Москву за вещами, так как вскоре ей предстоит приступить к выполнению задания. Придя домой, она застает спящего Синцова. Муж рассказывает ей обо всем, что с ним было за эти месяцы, о всем том ужасе, который пришлось пережить за семьдесят с лишним дней выхода из окружения. На следующее утро Маша возвращается в школу, и вскоре её забрасывают в немецкий тыл.

Брифли существует благодаря рекламе:

Синцов идет в райком объясняться по поводу своих утраченных документов. Там он знакомится с Алексеем Денисовичем Малининым, кадровиком с двадцатилетним стажем, готовившим в свое время документы Синцова, когда того принимали в партию, и пользующимся в райкоме большим авторитетом. Эта встреча оказывается решающей в судьбе Синцова, поскольку Малинин, поверив его рассказу, принимает в Синцове живейшее участие и начинает хлопотать о восстановлении того в партии. Он предлагает Синцову записаться в добровольческий коммуни­стический батальон, где Малинин старший в своем взводе. После некоторых проволочек Синцов попадает на фронт.

Московское пополнение отправляют в 31-ю стрелковую дивизию; Малинина назначают политруком роты, куда по его протекции зачисляют Синцова. Под Москвой идут непрерывные кровопролитные бои. Дивизия отступает с занимаемых позиций, однако постепенно положение начинает стабили­зи­роваться. Синцов пишет на имя Малинина записку с изложением своего «прошлого». Этот документ Малинин собирается представить в политотдел дивизии, а пока что, пользуясь временным затишьем, он идет к своей роте, отдыхающей на развалинах недостроенного кирпичного завода; в расположенной неподалеку заводской трубе Синцов по совету Малинина устанавливает пулемет. Начинается обстрел, и один из немецких снарядов попадает внутрь недостроенного здания. За несколько секунд до взрыва Малинина засыпает обвалившимися кирпичами, благодаря чему он остается жив. Выбравшись из каменной могилы и откопав единственного живого бойца, Малинин идет к заводской трубе, у которой уже целый час слышится отрывистый стук пулемета, и вместе с Синцовым отражает одну за другой атаки немецких танков и пехоты на нашу высоту.

Седьмого ноября на Красной площади Серпилин встречает Климовича; этот последний сообщает генералу о гибели Синцова. Однако Синцов тоже принимает участие в параде по случаю годовщины Октябрьской революции — их дивизию пополнили в тылу и после парада перебрасывают за Подольск. За бой на кирпичном заводе Малинина назначают комиссаром батальона, он представляет Синцова к ордену Красной Звезды и предлагает написать заявление о восстановлении в партии; сам Малинин уже успел сделать через политотдел запрос и получил ответ, где принадлежность Синцова к партии подтвер­ждалась документально. После пополнения Синцова зачисляют командиром взвода автоматчиков. Малинин передает ему характе­ристику, которую следует приложить к заявлению о восстановлении в партии. Синцов проходит утверждение на партбюро полка, однако дивизионная комиссия откладывает решение этого вопроса. У Синцова происходит бурный разговор с Малининым, и тот пишет резкое письмо о деле Синцова прямо в политотдел армии. Командир дивизии генерал Орлов приезжает вручать награды Синцову и другим и вскоре погибает от разрыва случайной мины. На его место назначают Серпилина. Перед отъездом на фронт к Серпилину приходит вдова Баранова и просит сообщить подробности смерти мужа. Узнав, что сын Барановой идет добровольцем мстить за отца, Серпилин говорит, что её муж пал смертью храбрых, хотя на самом деле покойный застрелился во время выхода из окружения под Могилевом. Серпилин едет в полк Баглюка и по дороге проезжает мимо идущих в наступление Синцова и Малинина.

В самом начале боя Малинин получает тяжелое ранение в живот. Он даже не успевает толком проститься с Синцовым и рассказать о своем письме в политотдел: возобновляется бой, а на рассвете Малинина вместе с другими ранеными вывозят в тыл. Однако Малинин и Синцов зря обвиняют дивпарт­комиссию в проволочке: партийное дело Синцова запросил инструктор, ранее ознакомившийся с письмом Золотарева об обстоятельствах гибели политрука Синцова И. П., и теперь это письмо лежит рядом с заявлением младшего сержанта Синцова о восстановлении в партии.

Взяв станцию Воскресенское, полки Серпилина продолжают движение вперед. Ввиду потерь в командном составе Синцов становится командиром взвода.

Книга 2. Солдатами не рождаются

Новый, 1943 г. Серпилин встречает под Сталинградом. 111-я стрелковая дивизия, которой он командует, уже шесть недель как окружила группировку Паулюса и ждет приказа о наступлении. Неожиданно Серпилина вызывают в Москву. Эта поездка вызвана двумя причинами: во-первых, планируется назначить Серпилина начальником штаба армии; во-вторых, его жена умирает после третьего инфаркта. Приехав домой и расспросив соседку, Серпилин узнает, что перед тем как Валентина Егоровна заболела, к ней приходил её сын. Вадим был неродным для Серпилина: Федор Федорович усыновил пятилетнего ребенка, женившись на его матери, вдове своего друга, героя гражданской войны Толстикова. В 1937-м, когда Серпилина арестовали Вадим отрекся от него и принял фамилию настоящего отца. Отрекся он не потому, что действительно считал Серпилина «врагом народа», а из чувства самосохранения, чего так и не смогла простить ему мать. Возвращаясь с похорон, Серпилин сталкивается на улице с Таней Овсянниковой, находящейся в Москве на лечении. Она рассказывает что после выхода из окружения партизанила и была в подполье в Смоленске. Серпилин сообщает Тане о гибели Синцова. Накануне отъезда сын просит его разрешения перевезти в Москву из Читы жену и дочь. Серпилин соглашается и, в свою очередь, велит сыну подать рапорт об отправке на фронт.

Проводив Серпилина, подполковник Павел Артемьев возвращается в Генштаб и узнает, что его разыскивает женщина по фамилии Овсянникова. Надеясь получить сведения о сестре Маше, Артемьев едет по указанному в записке адресу, в дом, где до войны жила женщина, которую он любил, однако сумел забыть, когда Надя вышла замуж за другого.

…Война началась для Артемьева под Москвой, где он командовал полком, а до этого он с 1939 г. служил в Забайкалье. В Генштаб Артемьев попал после тяжелого ранения в ногу. Последствия этого ранения все еще дают о себе знать, однако он, тяготясь своей адъютантской службой, мечтает поскорее вернуться на фронт.

Таня сообщает Артемьеву подробности смерти его сестры, о гибели которой он узнал еще год назад, хотя не переставал надеяться на ошибочность этих сведений. Таня и Маша воевали в одном партизанском отряде и были подругами. Они сблизились еще сильнее, когда выяснилось, что Машин муж Иван Синцов вынес Таню из окружения. Маша пошла на явку, однако в Смоленске так и не появилась; позже партизаны узнали о её расстреле. Таня также сообщает о смерти Синцова, которого Артемьев давно пытается разыскать. Потрясенный рассказом Тани, Артемьев решает помочь ей: обеспечить продуктами, попытаться достать билеты до Ташкента, где живут в эвакуации Танины родители. Выходя из дома, Артемьев встречает успевшую уже овдоветь Надю, а вернувшись в Генштаб, в очередной раз просит об отправке на фронт. Получив разрешение и надеясь на должность начальника штаба или командира полка, Артемьев продолжает заботиться о Тане: отдает ей Машины наряды, которые можно будет обменять на еду, организует переговоры с Ташкентом, — Таня узнает о смерти отца и гибели брата и о том, что её муж Николай Колчин находится в тылу. Артемьев отвозит Таню на вокзал, и, расставаясь с ним, она вдруг начинает чувствовать к этому одинокому, рвущемуся на фронт человеку нечто большее, чем просто благодарность. А он, удивившись этой внезапной перемене, задумывается над тем, что еще раз, бессмысленно и неудержимо, пронеслось его собственное счастье, которое он опять не узнал и принял за чужое. И с этими мыслями Артемьев звонит Наде.

…Синцов был ранен через неделю после Малинина. Еще в госпитале он начал наводить справки о Маше, Малинине и Артемьеве, но так ничего и не узнал. Выписавшись, он поступил в школу младших лейтенантов, воевал в нескольких дивизиях, в том числе в Сталинграде, вступил заново в партию и после очередного ранения получил должность комбата в 111-й дивизии, вскоре после того, как из нее ушел Серпилин.

Синцов приходит в дивизию перед самым началом наступления. Вскоре его вызывает к себе комиссар полка Левашов и знакомит с журналистами из Москвы, в одном из которых Синцов узнает Люсина. В ходе боя Синцов получает ранение, однако комдив Кузьмич заступается за него перед командиром полка, и Синцов остается на передовой.

Продолжая думать об Артемьеве, Таня приезжает в Ташкент. На вокзале её встречает муж, с которым Таня фактически разошлась еще до войны. Считая Таню погибшей, он женился на другой, и этот брак обеспечил Колчину броню. Прямо с вокзала Таня идет к матери на завод и там знакомится с парторгом Алексеем Денисовичем Малининым. После своего ранения Малинин девять месяцев провел в госпиталях и перенес три операции, однако его здоровье подорвано окончательно и о возвращении на фронт, о чем так мечтает Малинин, не может быть и речи. Малинин принимает в Тане живейшее участие, оказывает помощь её матери и, вызвав к себе Колчина, добивается его отправки на фронт. Вскоре Тане приходит вызов от Серпилина, и она уезжает. Придя к Серпилину на прием, Таня встречает там Артемьева и понимает, что ничего, кроме дружеских чувств, тот к ней не испытывает. Серпилин довершает разгром, сообщив, что через неделю, после того как Артемьев в должности помощника начальника оперативного отдела прибыл на фронт, к нему под видом жены прилетела «одна нахальная бабенка из Москвы», и от гнева начальства Артемьева спасло только то, что он, по мнению Серпилина, образцовый офицер. Поняв, что это была Надя, Таня ставит крест на своем увлечении и отправляется на работу в санчасть. В первый же день она едет принимать лагерь наших военнопленных и неожиданно сталкивается там с Синцовым, который участвовал в освобождении этого концлагеря, а теперь разыскивает своего лейтенанта. Рассказ о Машиной гибели не становится для Синцова новостью: он уже обо всем знает от Артемьева, прочитавшего в «Красной звезде» заметку о комбате — бывшем журналисте, и разыскавшего шурина. Вернувшись в батальон, Синцов застает приехавшего ночевать к нему Артемьева. Признавая, что Таня отличная женщина, на каких надо жениться, если не быть дураком, Павел рассказывает о неожиданном приезде к нему на фронт Нади и о том, что эта женщина, которую он когда-то любил, снова принадлежит ему и буквально домогается стать его женой. Однако Синцов, со школьной скамьи питающий к Наде антипатию, видит в её действиях расчет: тридцатилетний Артемьев уже стал полковником, а если не убьют, может стать и генералом.

Вскоре у Кузьмича открывается старая рана, и командарм Батюк настаивает на его смещении со 111-й дивизии. В связи с этим Бережной просит члена военного совета Захарова не отстранять старика хотя бы до конца операции и дать ему заместителя по строевой. Так в 111-ю приходит Артемьев. Приехав к Кузьмичу с инспекционной. поездкой, Серпилин просит передать привет Синцову, о воскрешении которого из мертвых он узнал накануне. А через несколько дней в связи с соединением с 62-й армией Синцову дают капитана. Вернувшись из города, Синцов застает у себя Таню. Ее прикоман­дировали к захваченному немецкому госпиталю, и она ищет солдат для охраны.

Артемьеву удается быстро найти общий язык с Кузьмичом; несколько дней он интенсивно работает, участвуя в завершении разгрома VI немецкой армии. Внезапно его вызывают к комдиву, и там Артемьев становится свидетелем триумфа своего шурина: Синцов захватил в плен немецкого генерала, командира дивизии. Зная о знакомстве Синцова с Серпилиным, Кузьмич велит ему лично доставить пленного в штаб армии. Однако радостный для Синцова день приносит Серпилину большое горе: приходит письмо с извещением о смерти сына, погибшего в своем первом же бою, и Серпилин осознает, что, несмотря ни на что, его любовь к Вадиму не умерла. Тем временем из штаба фронта поступает известие о капитуляции Паулюса.

В качестве награды за работу в немецком госпитале Таня просит своего начальника дать ей возможность повидаться с Синцовым. Встретившийся по дороге Левашов провожает её в полк. Пользуясь деликатностью Ильина и Завалишина, Таня и Синцов проводят вместе ночь. Вскоре военный совет принимает решение развить успех и провести наступление, в ходе которого погибает Левашов, а Синцову отрывает пальцы на покалеченной когда-то руке. Сдав Ильину батальон, Синцов уезжает в медсанбат.

После победы под Сталинградом Серпилина вызывают в Москву, и Сталин предлагает ему сменить Батюка на должности командарма. Серпилин знакомится с вдовой сына и маленькой внучкой; сноха производит на него самое благоприятное впечатление. Вернувшись да фронт, Серпилин заезжает в госпиталь к Синцову и говорит, что его рапорт с просьбой оставить в армии будет рассмотрен новым командиром 111-й дивизии, — на эту должность недавно утвержден Артемьев.

Книга 3. Последнее лето

За несколько месяцев до начала Белорусской наступа­тельной операции, весной 1944 г. , командарм Серпилин с сотрясением мозга и переломом ключицы попадает в госпиталь, а оттуда в военный санаторий. Его лечащим врачом становится Ольга Ивановна Баранова. Во время их встречи в декабре 1941 г. Серпилин утаил от Барановой обстоятельства смерти её мужа, однако она все-таки узнала правду от комиссара Шмакова. Поступок Серпилина заставил Баранову много думать о нем, и когда Серпилин попал в Архангельское, Баранова вызвалась быть его лечащим врачом, чтобы ближе узнать этого человека.

Тем временем член военного совета Львов, вызвав к себе Захарова, ставит вопрос о снятии Серпилина с занимаемой должности, мотивируя это тем, что готовящаяся к наступлению армия долгое время находится без командующего.

В полк к Ильину приезжает Синцов. После ранения, с трудом отбившись от белого билета, он попал на работу в оперативный отдел штаба армии, и теперешний его визит связан с проверкой положения дел в дивизии. Надеясь на скорую вакансию, Ильин предлагает Синцову должность начальника штаба, и тот обещает переговорить с Артемьевым. Синцову остается съездить еще в один полк, когда звонит Артемьев и, сказав, что Синцова вызывают в штаб армии, зовет его к себе. Синцов рассказывает о предложении Ильина, однако Артемьев не хочет разводить семейственность и советует Синцову поговорить о возвращении в строй с Серпилиным. И Артемьев, и Синцов понимают, что наступление не за горами, в ближайших планах войны — освобождение всей Белоруссии, а значит, и Гродно. Артемьев надеется, что, когда выяснится судьба матери и племянницы, ему самому удастся вырваться хоть на сутки в Москву, к Наде. Он не видел жену более полугода, однако, несмотря на все просьбы, запрещает ей приезжать на фронт, так как в последний свой приезд, перед Курской дугой, Надя сильно подпортила мужнюю репутацию; Серпилин тогда едва не снял его с дивизии. Артемьев рассказывает Синцову, что с начальником штаба Бойко, исполняющим в отсутствие Серпилина обязанности командарма, ему работается гораздо лучше, чем с Серпилиным, и что у него как у комдива есть свои трудности, поскольку оба его предшественника находятся здесь же, в армии, и часто заезжают в свою бывшую дивизию, что дает многим недобро­же­лателям молодого Артемьева повод сравнивать его с Серпилиным и Кузьмичом в пользу последних. И неожиданно, вспомнив о жене, Артемьев говорит Синцову, как плохо жить на войне, имея ненадежный тыл. Узнав по телефону, что Синцову предстоит поездка в Москву, Павел передает письмо для Нади. Приехав к Захарову, Синцов получает от него и начштаба Бойко письма для Серпилина с просьбой о скорейшем возвращении на фронт.

В Москве Синцов сразу же идет на телеграф давать «молнию» в Ташкент: еще в марте он отправил Таню домой рожать, но уже долгое время не имеет сведений ни о ней, ни о дочке. Отправив телеграмму, Синцов едет к Серпилину, и тот обещает, что к началу боев Синцов вновь попадет в строй. От командарма Синцов отправляется к Наде в гости. Надя начинает расспрашивать о мельчайших подробностях, касающихся Павла, и жалуется, что муж не разрешает ей приехать на фронт, а вскоре Синцов становится невольным свидетелем выяснения отношений между Надей и её любовником и даже участвует в изгнании последнего из квартиры. Оправдываясь, Надя говорит, что очень любит Павла, но жить без мужчины не в состоянии. Распрощавшись с Надей и пообещав ничего не говорить Павлу, Синцов идет на телеграф и получает телеграмму от Таниной мамы, где сказано, что его новорожденная дочь скончалась, а Таня вылетела в армию. Узнав эти безрадостные новости, Синцов едет к Серпилину в санаторий, и тот предлагает пойти к нему в адъютанты вместо Евстигнеева, женившегося на вдове Вадима. Вскоре Серпилин проходит медицинскую комиссию; перед отъездом на фронт он делает Барановой предложение и получает её согласие выйти за него замуж по окончании войны. Встречающий Серпилина Захаров сообщает, что новым командующим их фронта назначен Батюк.

В канун наступления Синцов получает отпуск для свидания с женой. Таня рассказывает об их умершей дочери, о смерти своего бывшего мужа Николая и «старого парторга» с завода; она не называет фамилию, и Синцов так и не узнает, что это умер Малинин. Он видит, что Таню что-то гнетет, но думает, что это связано с их дочкой. Однако у Тани есть еще одна беда, о которой Синцов пока не знает: бывший командир её партизанской бригады сообщил Тане, что Маша — сестра Артемьева и первая жена Синцова, — возможно, все еще жива, так как выяснилось, что вместо расстрела её угнали в Германию. Ничего не сказав Синцову, Таня решает расстаться с ним.

Согласно планам Батюка, армия Серпилина должна стать движущей силой предстоящего наступления. Под командованием Серпилина оказываются тринадцать дивизий; 111-ю выводят в тыл, к недовольству комдива Артемьева и его начштаба Туманяна. Серпилин же планирует использовать их только при взятии Могилева. Размышляя об Артемьеве, в котором он видит опыт, соединенный с молодостью, Серпилин ставит в заслугу комдиву и то, что он не любит мельтешить перед начальством, даже перед недавно приезжавшим в армию Жуковым, у которого, как вспомнил сам маршал, Артемьев служил в 1939 г. на Халхин-Голе.

Двадцать третьего июня начинается операция «Багратион». Серпилин временно забирает у Артемьева полк Ильина и передает его наступающей «подвижной группе», перед которой поставлена задача закрыть противнику выход из Могилева; в случае неудачи в бой вступит 111-я дивизия, перекрывшая стратегически важные Минское и Бобруйское шоссе. Артемьев рвется в бой, считая, что вместе с «подвижной группой» сможет взять Могилев, однако Серпилин находит это нецелесо­образным, так как кольцо вокруг города уже замкнулось и немцы все равно бессильны вырваться. Взяв Могилев, он получает приказ о наступлении на Минск.

…Таня пишет Синцову, что они должны расстаться, потому что жива Маша, однако начавшееся наступление лишает Таню возможности передать это письмо: её переводят поближе к фронту следить за доставкой раненых в госпитали. 3 июля Таня встречает «виллис» Серпилина, и командарм говорит, что с окончанием операции пошлет Синцова на передовую; пользуясь случаем, Таня рассказывает Синцову о Маше. В этот же день она получает ранение и просит подругу передать Синцову ставшее бесполезным письмо. Таню отправляют во фронтовой госпиталь, и по дороге она узнает о гибели Серпилина — он был смертельно ранен осколком снаряда; Синцов, как и в 1941-м, привез его в госпиталь, но на операционный стол командарма положили уже мертвым.

По согласованию со Сталиным Серпилина, так и не узнавшего о присвоении ему звания генерал-полковника, хоронят на Новодевичьем кладбище, рядом с Валентиной Егоровной. Захаров, знающий от Серпилина о Барановой, решает вернуть ей её письма командарму. Проводив до аэродрома гроб с телом Серпилина, Синцов заезжает в госпиталь, где узнает о Танином ранении и получает её письмо. Из госпиталя он является к новому командарму Бойко, и тот назначает Синцова начальником штаба к Ильину. Это не единственная перемена в дивизии — её командиром стал Туманян, а Артемьева, после взятия Могилева получившего звание генерал-майора, Бойко забирает к себе начальником штаба армии. Придя в оперативный отдел знакомиться с новыми подчиненными, Артемьев узнает от Синцова, что Маша, возможно, жива. Ошеломленный этим известием, Павел говорит, что войска соседа уже подходят к Гродно, где в начале войны остались его мать и племянница, и если они живы, то все опять будут вместе.

Захаров и Бойко, вернувшись от Батюка, поминают Серпилина, — его операция завершена и армию перебрасывают на соседний фронт, в Литву.

Живые и мёртвые — краткое содержание романа Симонова

Трилогия советского писателя, поэта и военного корреспондента Константина Симонова «Живые и мертвые» состоит из трех романов: «Живые и мертвые», «Солдатами не рождаются», «Последнее лето», которые были опубликованы соответственно в 1959, 1962 и 1970 годах.

Все книги трилогии описывают различные периоды Великой Отечественной войны, характеры людей в различных военных ситуациях. Между тем все три романа объединены одной идеей – судьбами людей на войне. Целостность трилогии придает описание войны через дела трех главных героев произведения: комбрига Ф. Серпилина, военного корреспондента И. Синцова, военного врача Т. Овсянниковой.

Горечь отступления и величие первых побед

В первом романе «Живые и мертвые» автор описал судьбы людей в начале войны, в боях под Москвой и в ходе первого крупного контрнаступления Красной Армии под Москвой.

Повествование в этой книге, как и в остальных, ведется от автора. Авторские размышления о происходящих событиях изложены от лица И. Синцова.

В книге рассказывается о неудачах Красной Армии в первые месяцы войны, растерянность отдельных командиров, тяжесть отступлений и окружений. В то же время показана стойкость советских солдат, когда ими руководят уверенные в своих решениях командиры, такие как Ф. Серпилин, командир дивизии полковник Зайчиков, инженер-капитан Иванов.

Показан героизм и готовность к самопожертвованию советских людей. Девять тихоходных бомбардировщиков летят бомбить переправу и практически все погибают, но выполняют поставленную задачу, артиллеристы отходящие от самой границы, но не бросившие свои орудия.

Сюжет первой книги построен в основном вокруг одного из главных героев военного корреспондента И. Синцова. Описываются первые его дни на войне, растерянность не кадрового военного, участие его в обороне Могилева, выход из окружения в составе сводного подразделения под командованием Ф. Серпилина, попадание в новое окружение, утеря документов и кратковременный плен, выход к своим, встреча с подлостью и трусостью своего бывшего сослуживца и наоборот встреча с людьми, которые поверили ему и дали возможность снова стать в строй, пока рядовым бойцом.

Также в этой книге мы узнаем о том, что Серпилин в 1937 г. был репрессирован, но был освобожден в ходе пересмотра дел в 1940 г.

Кульминацией книги становится мимолетная встреча Синцова и Серпилина в ходе наступления под Москвой, в ходе которой показана уверенность в своих силах Синцова.

Начало перелома в войне

Вторая книга трилогии описывает события, ставшие переломными в ходе войны.

В этой книге больше внимания уделено описанию становления полководцев, будущих победителей. Прежде всего, в этой роли показан Серпилин, который при этом остается настоящим гражданином и, когда у него появляется возможность, невзирая на возможные последствия, обращается к И. Сталину с просьбой пересмотреть дело одного из тех, кто был репрессирован.

Во второй книге показано как изменилось настроение командиров и бойцов Красной Армии к концу 1942 г. У них появилась уверенность в том, что они победят в войне.

В романе показаны усилия тружеников тыла, создающих оружие победы.

Решающие дни

В романе «Последнее лето» автор возвращается в те же места, что и в первой книге.

Но теперь уверенно идут к победе советские войска, а немецкие армии и дивизии вынуждены отступать, пытаться прорваться из окружения, капитулировать.

В этом романе основным действующим лицом становится Ф. Серпилин, вокруг которого и построен сюжет.

В тоже время на примере отношений И. Синцова и Т. Овсянниковой показана эфемерность человеческого счастья на войне.

В трилогии К. Симонова практически нет описаний боев, сражений. Но вводя в повествование новых действующих лиц, автор смог донести до читателя всю панораму великой войны.

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

Живые и мёртвые Симонова. Читательский дневник

Советуем почитать

  • Трёхгрошовая опера — краткое содержание рассказа Брехта

    События пьесы происходят в Англии викторианского периода времени. Действия разворачиваются в Лондоне, на территории городского района Сохо.

  • Повесть о двух городах — краткое содержание романа Диккенса

    Молодая девушка Люси узнает, что ее отец доктор Маннет жив. Оказывается, все это время он отбывал наказание в Бастилии. Забрав отца, она отправляется в Англию. Смена обстановки помогает и старик

  • Антигона — краткое содержание трагедии Софокла

    Трагическая пьеса древнегреческого драматурга Софокла «Антигона» (442 г. до н.э.) описывает противостояние двух «держав» государства и внутренних правил рода человечества.

  • Не все коту масленица — краткое содержание рассказа Островского

    Молодая девушка Агния сообщает своей матери, вдове купца Дарье Федосеевне, что познакомилась с приказчиком Ахова, которого зовут Ипполит.

  • Краткое содержание сюиты Шехеразада Римского-Корсакова

    «Шехеризада» сюита Римского-Корсакова включает арабские сказки «1000 и 1 ночь». В них дама по имени Шехеризада рассказывала мужу, шаху, сказки, чтобы отлечь его от уничтожения неповинных людей

Анализ романа Симонова «Живые и мертвые» (сочинение) — Другие авторы

В конце 50-х — начале 60-х годов прошлого века тема Великой Отечественной войны в советской литературе получила новое развитие: в книгах В. Быкова, В. Гроссмана, К. Симонова она показана не с «парадной» стороны, а как очень тяжкое испытание. Эти писатели повествуют в своих произведениях о жизни человека на войне и о тех внутренних противоречиях, которые ощущает всякий, кто оказывается, вольно или невольно, втянутым в военные события.

В романе К. Симонова «Живые и мёртвые» присутствует огромное количество действующих лиц. Обращают на себя внимание такие особенности, как репортёрская точность изложения, «панорамность» описания событий войны, сложные и запутанные пути каждого из героев (судьбы многих из них так и остаются неизвестными для читателя). При этом Симонов уделяет большое внимание раскрытию характеров.

Ещё один отличительный признак романа «Живые и мёртвые» — его документальность. Представленная в книге точка зрения на войну принадлежит не просто писателю-корреспонденту: в лице Симонова мы видим достаточно серьёзного военного историка.

В образе Синцова, одного из главных героев произведения, узнаётся фигура самого автора. Он так же, как и Симонов в своё время, находится в должности военного корреспондента и направляется на самые «огневые» участки фронта, где имеет возможность своими глазами, без прикрас и без утайки видеть всю страшную правду войны.

Именно от лица Синцова Симонов, размышляя о войне, задаёт в своём романе главные вопросы. Одновременно он приоткрывает нам ранее неизвестные страницы истории. Так, например, мы узнаём, что «внезапность», с которой фашистская Германия напала на Советский Союз, была лишь кажущейся: «Что за внезапность? Как могли не заметить скопления фашистских армий у своих границ?». Становится понятным, что огромные по своей численности потери в первые же дни и даже часы войны можно было предотвратить: «Где русские истребители, почему штурмовики идут без прикрытия? ».

Книга Симонова интересна также и тем, что в ней в полный рост выведена фигура командира, трагическая судьба которого была повторена многими тысячами столь же опытных, умелых и твёрдо придерживавшихся своих принципов людей. Таким в романе предстаёт генерал Фёдор Фёдорович Серпилин.

В нём мы видим талантливого полководца и образцового командира, который бережёт солдат, прекрасно понимает военную обстановку, грамотно и уверенно проводит боевые действия. И тем не менее в его адрес звучат нелепые обвинения со стороны «экспертов» из НКВД, которые всю войну просидели в тылу. Серпилин лишается всех орденов, званий и получает десять лет лагерей.

Горькую правду войны мы узнаём и из письма Серпилина Сталину в защиту своего арестованного ранее товарища, комкора Гринько. В этом письме, как мне кажется, отражена типичная для того времени наивность представлений как о личности Сталина, так и о проводимой им политике. Ведь за собирательными образами Серпилина, Гринько, Талызина стоят реальные люди, преданные стране командиры, рассуждавшие точно так же.

Люди, по вине которых были исковерканы судьбы талантливейших командиров, представлены в книге Симонова в лице члена Военного Совета Генштаба Львова, отличающегося фанатической приверженностью официальной идеологии.

Конечно, даже несмотря на политическую «оттепель», Симонов не имел возможности написать всю правду о войне. Однако он положил этому начало. И сегодня мы, читатели XXI века, благодарны писателю за его стремление рассказать нам о том, как же всё было на самом деле.

Источник: Школьные сочинения на «пятерку». Для школьников и абитуриентов. — М.: ООО «Мир книги», 2004

«Живые и мертвые» (Константин Симонов)

«Живые и мёртвые» — трилогия Константина Симонова о людях, участвовавших в ВОВ(«Живые и мёртвые», «Солдатами не рождаются», «Последнее
лето»).

По мнению некоторых литературоведов, роман являлся одним из ярчайших
произведений о событиях Великой Отечественной войны. Роман не является ни
хроникой войны, ни историографическим произведением. Персонажи романа —
вымышленные, хотя и имеющие реальные прототипы.

История создания

Роман написан по материалам записок К. Симонова, сделанных
им в разные годы и отчасти изданных в виде статей и очерков. Первая книга почти
полностью соответствует личному дневнику автора, опубликованному под
названием «100 суток войны».

Начиная
первую книгу, К. Симонов не был уверен в том, что у неё будет продолжение, а
замысел третьей книги возник и вовсе много позже.

Первые две
части романа были изданы в 1959 и 1962 году, третья часть —
в 1971 году.

Фабула, персонажи

Произведение
написано в жанре романа-эпопеи, сюжетная линия охватывает временной интервал с
июня 1941-го по июль 1944-го года. Однако сюжет не охватывает весь
этот временной интервал, но имеет узкие временные рамки:

  • Книга первая: лето, осень и
    зима 1941 года — от начала Великой Отечественной войны до начала контрнаступления
    под Москвой.
  • Книга вторая: зима 1942—1943
    годов — последние дни обороны Сталинграда и операция «Уран».
  • Книга третья: лето 1944
    года — операция Багратион и, в частности, Могилёвская
    операция.

Одним из главных действующих
лиц является генерал Фёдор Фёдорович Серпилин. Образ Серпилина —
собирательный. Одним из прототипов Серпилина является полковник Кутепов.
Также, в какой-то степени прототипами Серпилина можно считать генерала
Горбатова и генерала Гришина.

Первая книга романа «Живые и мёртвые» была экранизирована под тем же названием в 1964 году советским кинорежиссёром А. Б. Столпером, который снимал художественные фильмы по книгам К. Симонова ещё в годы Великой Отечественной войны.  В 1967 году произошла экранизация второй книги.

Кадр из фильма

что известно о прототипах романа

   24
февраля 1964 г. состоялась премьера фильма «Живые и мёртвые» (реж. — Александр
Столпер), снятого по одноимённой трилогии  Константина Симонова. Это картина, как сказано
в первом кадре, «о сорок первом страшном и героическом годе». Это одна из
первых попыток сказать о недавней истории правду. Давайте вспомним знаменитую
книгу писателя.

   Самый
известный «панорамный» роман Симонова сравнивали, ни много ни мало, с «Войной и
миром». Значительный временной размах – действие начинается в июне 41-го, а
заключительная часть трилогии посвящена событиям 44-го; более двух сотен
героев; двенадцать лет работы.

   «Живые
и мёртвые» написаны по материалам записок Симонова, сделанных им в разные годы
и отчасти изданных в виде статей и очерков. Первая книга почти полностью
соответствует личному дневнику автора, опубликованному под названием «100 суток
войны».

   Сюжет
книги построен на том, что в первый месяц Великой Отечественной войны два
главных героя романа, политрук Синцов и комбриг Серпилин встречаются под
Могилевым, где первый оказывается в качестве военного корреспондента, а второй
– командует полком… По ходу книги их пути несколько раз расходятся и вновь
сходятся. В последних эпизодах книги Серпилин командует армией 2-го
Белорусского фронта, которая освобождает Могилев, а Синцов оказывается его
адъютантом. Так вдвоем они и попадают на то поле, с которого для них начиналась
война.

   Персонажи
романа — вымышленные, хотя и имеющие реальные прототипы. Относительно
ясно с Синцовым (в фильме его сыграл Кирилл Лавров). Симонов сам признавался, что этот персонаж – попытка описать
себя самого, но не того, каким он был, а каким бы он мог стать. По всей
видимости, этот выбор – оставить писательство и стать кадровым офицером – стоял
и перед Симоновым. Но если его герой этот выбор делает, то сам Симонов остался,
прежде всего, писателем.

   Гораздо
более сложная ситуация с самим Серпилиным, при создании образа которого Симонов
использовал биографии нескольких людей. Одним из них стал полковник Кутепов.

   Дневниковая
запись Симонова о встрече с полковником Кутеповым слово в слово воспроизводит
текст романа:

    «Всех троих нас
под конвоем доставили в штаб полка. Из окопа поднялся очень высокий человек и
спросил, кто мы такие. Мы сказали, что корреспонденты. Было так темно, что лиц
невозможно было разглядеть.

  — Какие
корреспонденты? — закричал он. — Какие корреспонденты могут быть здесь в два
часа ночи? Кто ездит ко мне в два часа ночи? Кто вас послал? Вот я вас сейчас
положу на землю, и будете лежать до рассвета. Я не знаю ваших личностей».

   И
внешний облик, и многие черты биографии Серпилина взяты именно с полковника
Кутепова.

  «При утреннем
свете мы, наконец, увидели нашего ночного знакомого — полковника Кутепова. Это
был высокий худой человек с усталым лицом, с ласковыми не то голубыми, не то
серыми глазами и доброй улыбкой. Старый служака, прапорщик военного времени в
первую мировую войну, настоящий солдат, полковник Кутепов как-то сразу стал дорог
моему сердцу».

  Действительно,
много общего. Только вот из окружения в июле 41года  Семён Фёдорович Кутепов, в отличие от
Серпилина, не вышел – погиб.

   В
какой-то степени, одним из прототипов Серпилина можно считать и генерала Горбатова.
Тут тоже прослеживается схожесть с биографией  главного героя трилогии.

   Александр
Васильевич Горбатов был командиром 2-й кавалерийской дивизии на Украине. Однако
в  1937 г. в ходе массовых репрессий был
снят с должности «за связь с врагами народа», уволен в запас и арестован.
Подвергался пыткам следователей НКВД, но виновным себя не признал. Освобождён
после пересмотра дела перед войной. После восстановления в армии получил
назначение на должность заместителя командира 25-го стрелкового корпуса на
Украину. С июня 1943 года и до конца войны — командующий 3-й армией. За умелое
руководство  при прорыве обороны противника
10 апреля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза.

   В
фильме «Живые и мертвые» образ Серпилина сыграл Анатолий Папанов. В предисловии
к трилогии, вышедшей в 1976 г., Константин Симонов написал о роли А. Папанова в
формировании образа генерала Серпилина: «Случилось
так, что Папанов сыграл эту роль раньше, чем я дописал последнюю книгу. И
сыграл так, что, когда я заканчивал роман, я видел Серпилина именно таким,
каким его сыграл Папанов».

   Можно
много написать о Серпилине, о его характере, о его судьбе, о его службе, но все
это будет лишним, так как лучшим будет еще раз 
прочесть трилогию «Живые и мертвые», посмотреть  фильм, снятый по этой книге, и сформировать
свое мнение об этом вымышленном, но таком настоящем русском офицере.

   Личная
значимость событий, на которых основан сюжет книги, была для Константина
Симонова огромна. По его завещанию, прах его после смерти был развеян над тем
самым Буйническим полем под Могилевом, на котором встретились комбриг Серпилин
и политрук Синцов. На установленном там камне написано: «Всю жизнь он помнил
это поле боя и здесь завещал развеять свой прах».

Константин Симонов «Живые и мертвые»

Автор: Татьяна Фирсова

Константин Михайлович Симонов является одним из самых известных писателей ХХ века. С первых дней Великой Отечественной войны Симонов уходит на фронт в качестве военного корреспондента. После окончания войны он пишет роман «Живые и мертвые», который сравнивали, ни много ни мало, с «Войной и миром» Льва Толстого. Более двух сотен героев, двенадцать лет работы.

События в романе начинаются в июне 41-го, а заключительная часть трилогии разворачивается в 1944 году. «Живые мертвые» написаны по материалам записок Симонова, сделанных им в разные годы и, отчасти изданных, в виде статей и очерков. Первая книга почти полностью соответствует личному дневнику автора, опубликованному под название «100 суток войны».

Действие романа начинается в первые дни войны. Отступление Красной Армии от западных границ, тяжелые бои, тысячи мирных жителей(беженцев), огромные потери в войсках и немецкие «мессершмиты», которые с воздуха пытаются уничтожить выживших. На фоне этого тяжелого испытания, Константин Симонов создает образы людей, которые пытаются выжить в этих трудных условиях. В романе Симонов не приукрашивает поведение людей, а наоборот описывает все оттенки человеческих отношений: подлость, предательство, любовь, дружбу, верность.

Сюжет книги построен на том, что в первый месяц Великой Отечественной войны два главных героя романа, политрук Синцов и комбриг Серпилин встречаются под Могилевом, где первый оказывается в качестве военного корреспондента, а второй командует полком.

По ходу книги их пути несколько раз расходятся и вновь сходятся. В последних эпизодах книги Серпилин командует армией 2-Белорусского фронта, которая освобождает Могилев, а Синцов оказывается его адьютантом. Так вдвоем они и попадают на то поле, с которого начиналась война.

Персонажи романа-вымышленные, хотя и имеющие реальные прототипы. Прототипами образа генерала Ф.Серпилина является полковник Семен Федорович Кутепов. Под командованием Кутепова было сожжено 39 немецких танков за одни сутки при отступлении. Образ военного корреспондента Синцова, можно сказать, Симонов списал с себя.

Константин Симонов (второй слева) с коллегами-фронтовыми корреспондентами

Личная значимость событий, на которых основан сюжет книги, была для Константина Симонова огромна. По его завещанию, прах его после смерти был развеян над тем самым Буйническим полем под Могилевом, на котором встретились комбриг Серпилин и политрук Синцов. На установленном там камне написано: «Всю жизнь он помнил это поле боя и здесь завещал развеять свой прах».

По роману снят кинофильм «Живые и мертвые» (реж. Ф.Б. Столпер). В главных ролях фильма Анатолий Папанов и Кирилл Лавров. Папанов — сам участник, инвалид Великой Отечественной войны и он замечательно воспроизводит образ Серпилина в фильме. Лавров талантливо сыграл военного корреспондента Синцова.

Государственная Универсальная научная библиотека Красноярского Края обладает изданиями книг Константина Михайловича Симонова: Собранием сочинений, отдельными изданиями книги «Живые и мертвые».

Электронное издание книги можно прочитать в БиблиоЛитрес.

Приятного и полезного чтения!

«Живые и мертвые» Патрика Уайта

Патрик Виктор Мартиндейл Уайт был австралийским писателем, широко известным как один из крупнейших англоязычных писателей 20-го века и лауреат Нобелевской премии по литературе 1973 года.

Уайт родился в Англии, когда его австралийские родители гостили у родственников. Он вырос в Сиднее, прежде чем учиться в Кембридже. Опубликовав свои первые два романа, получившие признание критиков в Великобритании, Уайт затем поступил на службу в

. Патрик Виктор Мартиндейл Уайт был австралийским писателем, широко известным как один из крупнейших англоязычных писателей 20-го века и лауреатом Нобелевской премии 1973 года в области искусства. Литература.

Уайт родился в Англии, когда его австралийские родители гостили у родственников. Он вырос в Сиднее, прежде чем учиться в Кембридже. Опубликовав свои первые два романа, получившие признание критиков в Великобритании, Уайт затем записался на службу во Вторую мировую войну, где встретил своего партнера на всю жизнь, грека Маноли Ласкариса. Пара вернулась в Австралию после войны.

Снова дома, Уайт опубликовал в общей сложности двенадцать романов, два сборника рассказов, восемь пьес, а также множество научно-популярных произведений. В его прозе свободно используются меняющиеся повествовательные позиции и техника потока сознания.В 1973 году он был удостоен Нобелевской премии «за эпическое и психологическое повествовательное искусство, открывшее новый континент в литературе».

С 1947 по 1964 год Уайт и Ласкарис жили уединенно на окраинах Сиднея. Однако после их последующего переезда во внутренний пригород Centennial Park Уайт испытал возросшую страсть к активизму. Он стал известен как откровенный защитник обездоленных, прав коренных народов, а также за преподавание и продвижение искусства в культуре, которую он часто считал отсталой и консервативной.В их личной жизни дом Уайта и Ласкариса стал постоянным пристанищем для известных деятелей всех слоев общества.

Несмотря на то, что он заслужил бурные аплодисменты критиков и был провозглашен национальным героем после получения Нобелевской премии, Уайт сохранил непростые отношения с австралийской публикой и обычными читателями. В его последние десятилетия книги хорошо продавались в мягкой обложке, но он сохранил репутацию трудного, сложного, а иногда и непостижимого человека.

После смерти Уайта в 1990 году его репутация была на короткое время поддержана хорошо принятой биографией Дэвида Марра, хотя к концу века он исчез из большинства университетских и школьных программ, а его романы в основном разошлись. Интерес к книгам Уайта возродился примерно в 2012 году, в год его столетия, и теперь все они снова доступны.

Источники: Википедия, биография Дэвида Марра, Каталог Патрика Уайта. Без Ромеро не было бы ни World War Z , ни The Walking Dead . Когда Ромеро умер в 2017 году, его величайшая работа осталась незавершенной: роман о зомби положил конец всем романам о зомби. New York Times Автор бестселлеров Дэниел Краус ( Форма воды ), Живые мертвецы — это полная история зомби-чумы, от первого подъема до падения человечества — и далее.

Все начинается с одного тела.

В Калифорнии судмедэксперты Луис и Шарлин обнаруживают мертвого человека, который не хочет оставаться мертвым.

Быстро распространяется.

В трейлерном парке на Среднем Западе Грир, темнокожий подросток, и Фади, иммигрант-мусульманин, сражаются с новоявленными друзьями и семьей.На авианосце США живые моряки прячутся от мертвых, пока фанатик проповедует евангелие новой религии смерти.

На кабельной новостной станции выживший ведущий продолжает трансляцию, не зная, смотрит ли кто-нибудь, в то время как его коллеги-нежить пытаются его сожрать. В округе Колумбия Этта, аутичная федеральная служащая, составляет карту вспышки, сохраняя данные на будущее, которое может никогда не наступить.

Кажется, мы знаем, чем закончится эта история.

Ср. Являются. Неправильный.

« Панорамный и масштабный , шведский стол нежити, книга, которая накормит даже самых ярых любителей зомби».

Нью-Йорк Таймс

Окончательный отчет о зомби-апокалипсисе. Он расширяет, проясняет и завершает историю, рассказываемую более 50 лет, и делает это остроумно, стильно и с глубоким чувством ответственности».

The Washington Post

«История зомби на века.Это редкая жемчужина истории, которая отдает дань уважения своему разнообразному исходному материалу, но при этом стоит на своих собственных достоинствах. Настоящий подарок любителям ужасов». 10 ЛУЧШИХ РОМАНОВ УЖАСОВ 2020 ГОДА.

Библиотечный журнал (звездочка)

» Достопримечательность ужасов, произведение кровавого гения , отмеченное всем фирменным остроумием, человечностью и беспощадной социальной наблюдательностью Ромеро. Насколько нам повезло, что у человека, который заставил мертвых ходить, есть последний акт великого гиньоля?

Джо Хилл, автор бестселлеров NYTimes o f Пожарный

» Как утерянная классика Ромеро , которая будет играть внутри вашего черепа еще долго после того, как вы ее закончите.

Клайв Баркер

«Возрадуйтесь, поклонники Ромеро! Живые мертвецы — это обширный, своевременный и пугающий эпический , который чтит традиции зомби, но также идет на риск, который окупается».

Пол Тремблей, автор книг «Голова, полная призраков» и «Песня выжившего»

«Если «Ночь живых мертвецов» было первым словом в поле воскресения мертвецов, то «Живые мертвецы» — последним словом. Монументальное достижение.

Адам Невилл, автор книги Ритуал

«Каждый фильм о зомби живет в тени Ромеро, но у него никогда не было бюджета, чтобы работать в том масштабе, которого он заслуживал. К счастью, Даниэль Краус доставляет эпическую книгу мертвых, которую начал Ромеро. Эта тень стала намного больше.

Грэди Хендрикс, автор книг «Из ада в мягкой обложке» и «Руководство Южного книжного клуба по уничтожению вампиров»

Особенности Архивы — Живые мертвецы : Живые мертвецы

Студия

Living Jacket только что закончила работу над книжным трейлером к фильму «Живые мертвецы   » и выпустила его в открытый доступ.Я встроил его сюда, на сайт, но вы также можете просмотреть его на YouTube, что вы должны сделать и рассказать об этом всем своим друзьям.

Чтобы отпраздновать выпуск буктрейлера, я разместил последнюю (и последнюю) партию бесплатной художественной литературы, которую мы будем размещать на сайте. С этими пятью новыми историями общее количество бесплатной художественной литературы на сайте составляет 11 полных историй плюс 10 отрывков, не говоря уже обо всех интервью и другом бонусном контенте. Но помните, даже если вы прочитаете все здесь, на сайте, в книге все равно есть еще 23 рассказа, которых вы здесь не найдете, так что вы должны пойти и купить экземпляр для себя и, может быть, по одному для всех в вашем списке праздничных покупок. .

Вот новые поступления на сайт:

Красота, как ночь by Norman Partridge
HTML | PDF | Мобипокет

Зомби Мальтуса Джеффри Форд
HTML | PDF | Мобипокет

Искры летят вверх by Lisa Morton
HTML | PDF | Мобипокет

Далее от Will McIntosh
HTML | PDF | Мобипокет

Игра страсти Нэнси Холдер
HTML | PDF | Мобипокет

Расскажите немного о своем романе «Умереть, чтобы жить: пожизненное заключение». О чем это?

Это продолжение моего первого романа Умереть, чтобы жить (Permuted Press, 2007). Действие происходит через 12 лет после первого зомби-апокалипсиса, в сообществе, которое создало для себя довольно безопасную, статичную ситуацию в мире зомби. Так что в основном я смотрю на это сообщество и на некоторых людей в нем. «Обычные» зомби (шаркающие полчища, потрошения и выстрелы в голову) — это скорее фон, на котором разворачивается реальная история.

Каково происхождение истории – что послужило источником вдохновения для нее или что побудило вас написать ее?

Наверное, я хотел рассказать небольшую, более личную и менее жестокую историю, но с гипер-жестоким миром зомби, всегда находящимся на самом краю — если это имеет смысл.Для меня «зомби-мир» — это всего лишь раздутая версия нашего собственного: мы боимся смерти, мы терпим потери, мы не знаем, как справиться с горем — но в зомби-мире это гораздо более непосредственно, открыто и чрезмерно. Это придает истории некую напряженность, потому что угроза насилия всегда находится вне нашего поля зрения, даже если сцена перед нами очень спокойная и пронзительная.

Расскажите о главном герое истории.

Главная героиня Зои, малышка, которую они спасли в первом романе, теперь выросла до 12-летней девочки.Так что это история о совершеннолетии, и мне нравилось сосредотачиваться на этих проблемах — отчуждении, половой зрелости, неприспособленности к людям, самооценке — и все это время учиться стрелять им в голову, чтобы они оставались мертвыми! Я обнаружил, насколько живо я помню те годы и те проблемы (помимо расстрела людей в голове). Есть второй главный герой, но я держу его в секрете до релиза, так как он не совсем традиционный персонаж. Он своего рода большой сюрприз книги, часть, я думаю, заставит людей сказать: «О, теперь это по-другому и интересно!»

Был ли этот рассказ особенно сложным для написания? Если да, то как?
Чередовать два POV и пытаться вплести больше второстепенных персонажей было сложнее, чем я привык, но это нужно было сделать, если я собираюсь совершенствоваться как писатель, и это также была установка, необходимая для этой истории. .Некоторые из второстепенных персонажей сами по себе превратились в настоящие жемчужины, люди, которых я был рад создать, которые действительно подтолкнули историю к новым направлениям.

Большинство авторов говорят, что все их рассказы личные. Если это правда для вас, то каким образом эта история была для вас личной?

Часто спрашивают, как писать с женской точки зрения, если ты мужчина. Но я говорю: «Послушайте, главная героиня — книжная одиночка, которая переживает, что не вписывается в общество, и проводит слишком много времени, думая и беспокоясь о вещах: помимо пола, это похоже на кого-то из ваших знакомых?» Ну, это я, конечно.Все мои персонажи. Злодеи в меньшей степени, чем герои, но я могу полностью отождествить себя со всеми из них. Что касается сюжета, история взросления всегда будет волновать меня, потому что те годы до сих пор живы в моей памяти.

Какое исследование вам пришлось провести для этой истории?

У меня дежурят два эксперта по оружию, и я постоянно консультируюсь с ними. Нет никакого смысла в том, что банальная деталь об огнестрельном оружии портит чье-то удовольствие от истории. Кроме этого, я не могу вспомнить ни одного конкретного исследования, которое я проводил.Теперь следующая книга — это было много исследований.

Чем привлекательна фантастика о зомби? Почему так много писателей — или вы сами — пишете о зомби? Почему его так любят читатели и кинозрители?

Зомби такие повседневные монстры. Как сказал Ромеро, они ваши соседи. Так что они не такие невероятные и невероятные, как другие монстры. Это дало им большой резонанс у современной аудитории, особенно в нашем параноидальном современном мире, когда мы беспокоимся о террористах или безумных преступниках, таких как снайпер DC.Конечно, шанс быть убитым такими людьми ничтожно мал, но страх перед ними наполняет наше воображение и средства массовой информации, и поэтому обычный на вид человек/зомби, выпрыгивающий и откусывающий от вас, кажется нам куда более пугающим и реальным чем, скажем, мысль о летучей мыши, влетающей в окно и превращающейся в вампира, чтобы сосать твою кровь.

Зомби — это тоже мы, как заявляет один из персонажей Ромеро в «Рассвете мертвецов». Так что мы часто, я думаю, отождествляем себя с зомби, а также с живыми персонажами в историях о зомби.Нам их жалко, и они напоминают нам, что даже в реальном мире мы в любой момент находимся всего в одном шаге от смерти. Они — полезное напоминание о нашей смертности и подверженности ошибкам.

Какие ваши любимые примеры художественной литературы о зомби и что делает их вашими любимыми?

«Восстание» Кина — чрезвычайно напряженная история, очень захватывающая и напряженная. А «Остров монстров» Веллингтона мне показался очень милым, простым зомби-апокалипсисом с множеством замечательных действий.Я думаю, что графический сериал «Ходячие мертвецы» — это отличный взгляд на человеческие взаимодействия на фоне зомбированного мира смерти и разрушения. И я думаю, что это то, что у них общего, и что у них есть общего со всей хорошей литературой — персонажи, которые вам небезразличны, взаимодействуют друг с другом действительно осмысленными, сложными способами. И это слабость плохого зомби-лита: если книга просто об убийстве и поедании людей, то она не очень меня интересует. Если речь идет о любви, утрате и вине — это интересно.

Любая наша новая работа, только что вышедшая или готовящаяся к выпуску, которую вы хотели бы упомянуть, или что-то еще, что вы хотели бы добавить?

Видите ли, я знал, что мы поговорим о следующей книге. Вот вкратце: представьте себе, что великий средневековый итальянский поэт Данте лично был свидетелем массового восстания зомби, и именно это заполнило его голову всеми этими ужасными образами (сжигание людей, поедание их заживо, сваривание в смоле, разрывание на части и т. который он вкладывает в свою классику Inferno. Звучит интересно? Ну, когда эта идея пришла мне в голову, я был поражен.Мне не терпелось изложить все это на бумаге. Потребовалось много размышлений, чтобы пройти через девять кругов ада, найти «правдоподобный» зомби-аналог всего того, что Данте описывает в «Инферно», но я был в восторге от того, как это сработало. Это действительно то, что является данью уважения оригиналу, но также имеет свои собственные идеи и новые направления.

Я только что добавил следующие две бесплатные истории на страницу бесплатных историй и отрывков:

Мертвец Даррелла Швейцера  
HTML | PDF | Мобипокет

Beautiful Stuff by Susan Palwick 
HTML | PDF | Мобипокет

Теперь на сайте есть шесть бесплатных рассказов целиком, а также все выдержки.Не забудьте проверить, чтобы увидеть больше!

Загрузите обои для своего компьютера с обложкой Дэвида Палумбо для «Живых мертвецов», щелкнув правой кнопкой мыши (и «сохранить как») на изображениях ниже или посетив страницу загрузок Night Shade Books:

1024 на 768 (стандартный 4:3)

1440 на 900 (широкоэкранный)

В интервью с авторами здесь, на сайте, многие участники Живые мертвецы назвали свои любимые произведения художественной литературы и фильмов о зомби. Вот обзор всех их предложений, а также некоторые вещи, упомянутые мной во введении и заголовке антологии.

Обратите внимание, что это не исчерпывающий список всего хорошего в фантастике о зомби, это просто то, что авторы отметили как свои любимые.

Так чего же в нем не хватает? Какие ваши любимые книги, рассказы или фильмы о зомби?

Продолжить чтение ›

Почему бы вам не рассказать читателям немного о книге — она называется Zombie Haiku , но расскажите нам больше.

Как и Баффи — истребительница вампиров , вся шутка и концепция заключены в названии. Zombie Haiku просто о зомби, который пишет хайку. Однако, как и в случае с Buffy , цель состояла в том, чтобы сделать написание лучше, чем концепция. Хотя это совершенно нереально в обычной вселенной поп-культуры зомби, мне понравилась идея поэта-зомби, который вел дневник хайку о своем путешествии. Короткие стихотворения соединены вместе, чтобы в общих чертах рассказать большую историю человека, который из человека-писателя хайку превращается в писателя-зомби-хайку, и он документирует свое превращение в небольших стихотворениях, следующих по структуре 5-7-5 слогов.

Каково происхождение книги – что послужило источником вдохновения для нее или что побудило вас ее написать?

Я люблю поэзию и люблю зомби. В школе мне всегда казалось, что стихи — это запутанные загадки, которые ученики должны были разгадать и разгадать. Я хочу, чтобы мои стихи развлекали детей, которые думают, что ненавидят поэзию.

Продолжить чтение ›

Джонатан Маберри — LP — книга

Ночи живых мертвецов

Приветствую всех фанатов зомби! New York Times Автор бестселлеров Джонатан Мейберри («Нулевой пациент», «Гниль и разорение») и сам крестный отец мертвых Джордж Ромеро («Ночь живых мертвецов») объединяют усилия для редактирования «Ночи живых мертвецов», антологии всех оригинальные истории, действие которых происходит в течение 48 часов, связанных с историческим фильмом Ромеро.Если вы любите зомби — а кто нет? — все началось с NOTLD. Каждый фильм о зомби, комикс, книга, игра или игрушка существуют благодаря знаковому фильму Ромеро.

Вот убойный состав участников!

1.      Брайан Кин  – американский писатель, преимущественно хоррор, криминальная фантастика и комиксы. Он получил две премии Брэма Стокера. Его роман 2003 года Восстание часто приписывают вдохновению нынешнего интереса поп-культуры к зомби.

2. Кэрри Райан, автор международного бестселлера Лес Рук и Зубов .

3.      Чак Вендиг , автор бестселлера New York Times Звездные войны: Последствия .

4.      Крейг Энглер , соавтор и сценарист популярного телесериала Z Nation .

5.      Дэвид Дж. Шоу , писатель, сценарист и редактор, лауреат премии Международной гильдии ужасов.

6.      Дэвид Веллингтон , автор бестселлера  Остров монстров и его сиквелов, а также получивший признание критиков новый роман о зомби, Positive

7.       Джордж Ромеро , Крестный отец мертвых; сценарист-постановщик фильма «Ночь живых мертвецов » и его четырех сиквелов.

8.      Исаак Марион , автор бестселлера № 5 по версии New York Times о зомби, Теплые тела , по которому был снят успешный фильм

9. Джей Бонансинга , автор бестселлеров New York Times Ходячие мертвецы романов.

10.   Джо Лэнсдейл  – автор бестселлеров и лауреат премии Брэма Стокера, автор 45 романов, а также комиксов и рассказов. Его загадочный сериал Хэп и Леонард находится в производстве для телевидения. Его рассказ « На дальней стороне пустыни Кадиллак с мертвецами s», удостоенный премии Брэма Стокера, был включен в первую в истории антологию зомби «Книга мертвых» (под редакцией Джона Скиппа и Крейга Спектора)

.

11. Джо МакКинни  – многократный обладатель премии Брэма Стокера, автор фантастики о зомби Dead City, The Savage Dead  и других; и другие.

12.   Джон Руссо , соавтор сценария Ночь живых мертвецов и автор первых в истории романов о зомби Ночь живых мертвецов и Возвращение живых мертвецов

13.   Джон Скипп : автор бестселлеров («Свет в конце»), режиссер («Сказки о Хэллоуине»), главный редактор Fungasm Press и соредактор оригинальной антологии пост-Ромеро о зомби,  Книга Мертвых .

14.   Джонатан Маберри , автор бестселлера New York Times Нулевой пациент, Гниль и руины, Мертвая ночь, Зомби CSU и соавтор  Возвращение зомби Marvel

3

15.   Кейт Р.А. Декандидо , автор бестселлеров Resident Evil романов, а также популярных романов в мирах Баффи — истребительница вампиров, Звездный путь, Сонная лощина, V-Wars

16. Макс Бралье : автор более двадцати книг и игр, в том числе серии для среднего класса  Последние дети на Земле , приключения «Выбери свой собственный путь» Сможешь ли ты пережить зомби-апокалипсис?

17.   Майк Кэри : Отмеченный наградами автор комиксов ( Люцифер  – основа телесериалов Hellblazer, X-Men: Legacy) и писатель (серия Феликса Кастора,  Девушка со всеми Подарки  – в процессе постпродакшна для фильма).

18.   Мира Грант , автор бестселлеров NY Times (псевдоним Шонана МакГуайра), чья серия Newsflesh попала в список лучших фильмов о зомби и заняла 74-е место в опросе слушателей Национального общественного радио. 100 романов-триллеров всех времен. Мира / Шонан выиграла премию Джона Кэмпбелла, Зал славы Даррелла, шесть премий Пегас и премию Хьюго

.

19.   Нил Шустерман и Брэндон Шустерман : Нил Шустерман — лауреат Национальной книжной премии и автор бестселлеров. Его сын, кинорежиссер Брэндон, часто работает над короткометражными рассказами Нила.

20.   Сандра Браун и Райан Браун : Сандра является автором более 70 романов, пользующихся международным спросом; Райан — знаменитый автор спортивного романа о зомби Play Dead (

).

 

 

 

Живые мертвецы (мягкая обложка) | Книжный магазин FoxTale

«Знакомство ужасов и произведение кровавого гения» — Джо Хилл, New York Times автор бестселлера The Fireman

New York Times
автор бестселлера Дэниел Краус завершает книгу Джорджа А.Совершенно новый шедевр зомби-хоррора Ромеро, масштабный роман, который остался незаконченным после смерти Ромеро!

Джордж А. Ромеро изобрел современного зомби с помощью Ночь живых мертвецов , создав монстра, который стал ключевой частью поп-культуры. Ромеро часто чувствовал себя ограниченным кинопроизводством. Чтобы рассказать историю о восстании зомби и падении человечества так, как это должно быть рассказано, Ромеро обратился к художественной литературе. К сожалению, когда он умер, история была неполной.

Входит Даниэль Краус, соавтор, с Гильермо дель Торо, бестселлеров New York Times Форма воды (на основе фильма, получившего премию Оскар) и Охотники на троллей (который получил премию Эмми- серия побед) и автор книги «Смерть и жизнь Зебулона Финча » (10 лучших книг года по версии Entertainment Weekly ). Будучи давним поклонником Ромеро, Краус удостоился чести получить задание от вдовы Ромеро завершить «Живые мертвецы ».

События «Живые мертвецы », действие которых происходит в наши дни, представляют собой совершенно новую историю, историю зомби-чумы, которую хотел рассказать Джордж А. Ромеро.

Все начинается с одного тела.

Два судмедэксперта сражаются с мертвецом, который не хочет оставаться мертвым.

Быстро распространяется.

В трейлерном парке на Среднем Западе чернокожая девочка-подросток и иммигрант-мусульманин сражаются с новоявленными друзьями и семьей. На авианосце США живые моряки прячутся от мертвых, а фанатик делает из смерти новую религию.На кабельной новостной станции выживший ведущий продолжает трансляцию, в то время как его коллеги-нежить пытаются его сожрать. В округе Колумбия федеральный служащий, страдающий аутизмом, составляет карту вспышки, сохраняя данные на будущее, которое может никогда не наступить.

Повсюду на людей нападают как живые, так и мертвые.

Кажется, мы знаем, чем закончится эта история.

Ср. Являются. Неправильный.

Классический цикл фильмов про зомби (1940-2017) Джорджа А. Ромеро начинается с новаторских Ночь живых мертвецов и Рассвет мертвецов , за которыми следуют четыре продолжения.Ромеро руководил двумя проектами Стивена Кинга, Creepshow и The Dark Half , и создал сериал Tales From the Darkside . Родом из Нью-Йорка, Ромеро посещал Карнеги-Меллон в Питтсбурге. Он и его жена Сюзанна прожили в Торонто более 10 лет. Джордж А. Ромеро умер в 2017 году.

Даниэль Краус является автором многочисленных романов, в том числе Rotters , дилогии Death and Life of Zebulon Finch и Bent Heavens .Вместе с Гильермо дель Торо он написал бестселлеры New York Times Форма воды (дополнительный роман к оскароносному фильму) и Охотники на троллей (вдохновение для сериала Netflix).

Его романы были лауреатами премии «Одиссея», номинированы Библиотечной гильдией, выбраны YALSA за лучшую художественную литературу для молодежи, получили золотую награду «Выбор родителей», финалисты конкурса Брэма Стокера и многие другие. Он живет с женой в Чикаго.

Живые мертвецы — это обширная, своевременная и страшная эпопея, которая чтит традиции зомби, но также идет в новых направлениях и идет на риск, который окупается.” — Пол Тремблей, автор книг «Голова, полная призраков» и «Песня выжившего»

«Если «Ночь живых мертвецов» было первым словом в поле восстания мертвецов, то «Живые мертвецы» — последним словом. Грандиозное достижение», — Адам Невилл, автор книги «Ритуал». произведение кровавого гения, отмеченное всем фирменным остроумием, человечностью и беспощадной социальной наблюдательностью Ромеро.Насколько нам повезло, что у нас есть этот последний акт Гран Гиньоля от человека, который заставил мертвых ходить?» — Джо Хилл, New York Times автор бестселлера Пожарный

«Каждый фильм о зомби живет в тени Ромеро , но он так и не получил бюджет, чтобы работать в масштабе, которого он заслуживал. К счастью, Даниэль Краус доставляет эпическую книгу мертвых, которую начал Ромеро. Эта тень только что стала намного больше», — Грэди Хендрикс, автор книги «Изгнание нечистой силы моего лучшего друга»

«[A] феноменально захватывающее и звучащее произведение искусства.Ярко освещает сознание персонажей.




Автор в образе живых мертвецов

(Смерть автора по Барту: зомби-ужасы и литературная критика)

Стивен Эриксон

Наверное, нет большего ужаса для ученого-литературоведа, обсуждающего художественное произведение, чем то, что его автор сидит в аудитории. Я видел это достаточно часто и очень сочувствую их бедственному положению. Я вижу неловкость, периодическую робость, моменты неуверенности, все это существенно контрастирует с естественным самоуверенным апломбом ученых, излагающих литературное произведение в отсутствие автора, в идеале самого «неприсутствующего» из возможных, иначе говоря, мертвого. .

Литературная критика начинается как самое личное занятие, почти такое же личное, как романист, пишущий роман. Я представляю, как это происходит в пыльном кабинете или кабинете факультета.Справочные материалы всегда под рукой. Дождь плюется, переносимые ветром капли стучат, словно клюв ворона, в маленькое окошко над батареей и за кучами фотокопированного мусора. Дверь закрывается, внешний мир на время закрывается, предаваясь тихому созерцанию.

Творческая работа, о которой идет речь, сошла с печатной страницы и теперь целиком и полностью обитает в голове ученого. Роль автора (мертвого или живого) сохраняется как второстепенный раздражитель, несколько мрачных вспышек беспокойства мелькают, как слепые пескари в затопленной пещере. Подозрения в авторском замысле грызут и грызут, подтачивая самые основы идущего ныне критического процесса.

Критика — это вскрытие, а не вивисекция. Он воспринимает как мертвый продукт своего исследования, продукт, который ни разу не вздрагивает от скальпеля. Это допускает определенный уровень объективности, своего рода приложение научного метода к анализу искусства. Это также позволяет выполнять полностью автономные упражнения, которые сами по себе очень, даже внутренне, удовлетворяют.

Искусство заставляет нас исследовать его мириадами способов и на множестве уровней.На самой верхней поверхности находится простое удовольствие от его потребления (или неудовольствие). Это может радовать глаз, успокаивать беспокойный ум; он может унести в волшебное место, возвысив чувства; это может вызвать удивление и тайну; это может… развлекать.

Чаще всего (можно подумать) этот первоначальный опыт становится воротами к более глубоким формам, где в игру вступает аналитический импульс, который так важен для человека. Первая любовь становится предметом изучения, интерпретации и переинтерпретации, другими словами, становится материалом для диссертаций, тезисов и рецензируемых публикаций, а из всего этого, в конечном счете, прочной репутацией и утверждениями об экспертизе.

Это карьера, и очень достойная. Даже в самых простых формах искусства есть скрытые глубины, если присмотреться.

Литературная критика в своем развитии прошла множество этапов. По своей сути он изменчив, подвержен влиянию бесчисленного множества других направлений философии, методов анализа, теоретических основ. Он меняется и трансформируется под мирские потоки и давления, пойманный в самореференциальный, непрекращающийся анализ (и пересмотр) своих собственных предписаний, своих собственных структур, своих собственных рамок релевантности и референции.

Таким образом, она ничем не отличается от любой другой дисциплины пост-Просвещения и всех специальностей, порожденных постоянно растущей сложностью нашего исследования мира. Формируются парадигмы, будь то в геологии или физике, в психологии или биологии, в архитектуре или экономике. Практически в каждой области, о которой вы только можете подумать, сложилось общепринятое мнение, и горе тому, кто посмеет бросить ему вызов.

Падение парадигм. Они всегда падают. Появляются новые, и все начинается сначала.Когда дисциплины или области исследования сопротивляются вызовам с наибольшей энергией, конечно, когда этот вызов исходит извне области знаний. Когда геолог, например, бросает вызов египтологам относительно датировки сфинкса, начинается ад. Возводятся стены, строятся баррикады, и снова в ход идет старое оружие (презрение, насмешки и т. д.).

Ты защищаешь свою землю. От этого зависит карьера. Требования экспертизы должны быть защищены.

Смерть автора Барта постмодернистская.Он впитал в себя суть постмодернистской мысли, которая стремится подвергнуть сомнению самые основные предположения реальности. Он стремится отделить автора от произведения в целях анализа. Дверь кабинета факультета должна оставаться закрытой, чтобы обеспечить полную чистоту литературного анализа. После исключения автора и представления аргумента, подкрепляющего утверждение о неконтекстуальности рассматриваемой работы, ученый получает полную свободу действий придумывать все, что ему заблагорассудится, при условии, что тезис составлен должным образом.

Под обширным зонтиком постмодернизма личные интерпретации имеют эгалитарную силу. Текст кастрирован намеренно у своего источника (автора), чтобы его можно было разобрать и собрать на досуге. Если автор пишет: «Рубашка была синей», то теперь литературный критик может утверждать, что эта строчка означает, что рубашка была красной, или же рубашки вовсе не было, а был человек без рубашки, посиневший от свирепого зимнего ветра. И если это предложение было привязано не к точке зрения какого-либо персонажа, а скорее к точке зрения невидимого всезнающего рассказчика, что ж, очевидно, что рассказчик был не настоящим автором, а голосом, порожденным самим романом, который возник в творении, как поганка на куче навоза в подвале.

Другими словами, как и во всем искусстве, творец перестает быть актуальным, а публика становится выдающейся.

Вы можете подумать, что меня это устраивает. Тем самым я снимаю с себя всякую ответственность за то, что пишу. Какое облегчение. Точно так же, как я больше не имею права голоса в том, как читатель интерпретирует (или чувствует) все, что я пишу, единственное, что связывает меня с его ожиданиями, покидает поле литературной критики и отваживается в грубый мир потребительства, популярности и публикации, так как эти рыночные силы будут решать, буду ли я успешным писателем.Когда я написал «Рубашка была синей», я никак не мог ожидать, что читатель воспримет рубашку как красную или вообще без рубашки, и даже если бы я ожидал, что читатель прочитает это предложение одним и тем же образом. только так, это уже не актуально.

Деконтекстуализация произведения искусства — это нежная инъекция, которая погружает его в вечный сон. Экзаменатора больше не ждет рискованная вивисекция. Просто прямое, жесткое, как доска, рассечение тела. Здесь можно определить границы, четко определить параметры, «я» как аудиторию воздвигнуть на самый высокий пьедестал.Это поллюции постмодернистов.

Я помню те времена, когда я сидел в аудитории, пока ученый обсуждал мои романы, и мое сочувствие остается острым, что не означает, что я был достаточно добр, чтобы избежать презентации, потому что в глубине души я жесток, я предполагать. Ну не совсем. Что я любопытно. Интересно, как тот или иной ученый интерпретирует то, что я написал. Кто бы не был? Конечно, это может заставить их извиваться, но я не получаю от этого особого удовольствия. Я просто счастлив, что кто-то — любой — нашел время, чтобы критически изучить то, что я написал.Это само по себе является самым ценным даром, и, как хорошо знают эти ученые (если вы разыщите одного и спросите), я обычно ничего не говорю во время таких презентаций и с удовольствием после этого побеседую с ученым.

Но этот дискомфорт исходит от эссе Барта. Это его прямой продукт. Потому что я не должен быть там. Я должен быть мертв. Таковы правила общения сейчас. Вариант «мертвого автора» действительно работает только в том случае, если автор действительно мертв. Любопытная оговорка для диссертации, не так ли? Это применимо только в том случае, если выполнено одно важное условие.Когда это условие не выполняется, ну и общий дискомфорт вокруг.

Представьте себе игру в покер. Шесть игроков вокруг стола. Все они согласились с правилами. Все делают большую работу по сокрытию своих карт. Но седьмой человек медленно кружит вокруг стола, видя каждую руку каждого игрока. Если этот человек промолчит, ничего страшного. Но что, если этот человек может в любой момент заговорить, показать ту или иную руку? Как-то портит игру, не так ли? Решающее условие наслаждения игрой подорвано, разрушено.С таким же успехом можно бросить карты и пойти домой.

Литературная критика — это игра. Художник — это человек, который крутится вокруг стола и в любой момент может что-нибудь выболтать. Стоит ли удивляться, что ученый перед аудиторией нервничает?

Было время, когда писатели (особенно писатели) должны были в основном оставаться на своих чердаках. Помимо случайного запуска книги или автограф-тура, от них не ожидалось ничего другого. Просто спокойно занимайтесь написанием рассказов и отправкой их издателю.Работа выполнена. Эта общая тишина или угрюмое затворничество в зависимости от того, насколько экстремальной была самоизоляция, заставляли игру продолжаться, раздача за раздачей, фишки летали.

Потом времена изменились. Новые технологии начали вытягивать нас, авторов, на передний план. Нас просили говорить по-настоящему, комментировать вещи, высказывать свое мнение, отвечать на вопросы фанатов. Убеждения, мировоззрения и взгляды автора стали частью обсуждения, помимо опубликованных рассказов и романов.Начал формироваться разрыв, в котором писателю было (не) легко ориентироваться. Поклонники хотели ответов и объяснений. Но литературоведы хотят тишины, тишины мертвых. Увы, интернет не делает различий ни по аудитории, ни по доступности информации.

Система образования (по крайней мере, на Западе) на всех уровнях остается верной своей устоявшейся постбартовской парадигме с точки зрения теории литературного анализа. Но никто не ждет, пока он наверстает упущенное, и пока он придерживается парадигмы мертвого автора, он не может этого сделать.Никогда не будет.

К сожалению, большинство не считает этот новый век золотым веком, в котором автор/художник может воскреснуть; где произведения искусства, создаваемые прямо сейчас, можно рассмотреть по-новому, уникальным образом. Что для этого требуется, конечно, так это отказ от старой парадигмы и участие в акте реконтекстуализации искусства.

Давным-давно археологии (еще до того, как она так называлась) выбила передние зубы культурная антропология (этнология). В конце концов, построение сложных теорий о древних людях каменного века — это прекрасно, красиво и аккуратно, пока другие люди не вышли и не нашли настоящих, живых людей каменного века. Это все испортило. Затем, намного позже, кто-то имел наглость пересмотреть (и деконструировать) этнографическую парадигму, и это здание тоже рухнуло.

Это естественно, ребята. Время мертвых авторов прошло. Сейчас век живых мертвых авторов. Смирись с этим, потому что мы не собираемся молчать. Фанаты хотят знать.

«Рубашка была синей».

Обсудить.

Живая мертвая девушка | Книга Элизабет Скотт | Официальная страница издателя

Получите БЕСПЛАТНУЮ электронную книгу, присоединившись к нашему списку рассылки сегодня!
Кроме того, получайте рекомендации для следующего чтения в Книжном клубе.

Предварительное чтение
Попросите учащихся записать определение оксюморона . Затем попросите их обсудить возможные значения фразы «живой мертвец». Какие выводы они могут сделать из названия? Какие прогнозы они могут сделать по поводу этой истории? Какой опыт заставит их — или кого-либо другого — почувствовать себя «живым мертвецом»?
Вопросы для обсуждения
В первых трех главах история Алисы движется от третьего лица ко второму, а затем к первому. Хотя большая часть истории рассказывается от первого лица, как это изменение повлияет на вашу реакцию на историю? Через какую точку зрения вы больше всего чувствуете связь с персонажем? Почему? Как вы думаете, чего Скотт надеялся добиться, изменив точку зрения? Каким образом это изменение влияет на настроение рассказа?
Скотт использует литературный прием, известный как «поток сознания». Мысли и воспоминания Алисы представлены по мере того, как они протекают в ее уме, без учета логического порядка или структуры предложений.Ее мысли иногда отрывочны; они меняются во времени и пространстве, и за ними может быть трудно уследить. Найдите отрывки в тексте, в которых мысли Алисы скачут во времени и пространстве. Обсудите, что эти сцены говорят нам об Алисе. Какое влияние оказывает на читателя техника потока сознания? Как использование потока сознания способствует общей истории?
Как бы вы описали Рэя? Какие события в его жизни сделали его таким, какой он есть? Найдите отрывки, которые поддерживают ваши мысли. На каких персонажей он похож из других литературных произведений или фильмов? Каких актеров вы можете представить на его роль в кино? Почему?
Рэй не хочет, чтобы Алиса росла. Он морит ее голодом, чтобы она оставалась маленькой, и заставляет ее носить одежду для маленьких девочек, которая слишком мала для девочки-подростка. В чем, по вашему мнению, Алиса ведет себя по-детски? В чем она зрелая? Вы бы назвали Алису наивной? Почему или почему нет?
Как Алиса относится к себе? Что для нее значит фраза «живая мертвая девушка»? На кого она возлагает ответственность за жизнь, которой живет, и за человека, которым она стала?
Как бы вы описали отношения между Алисой и Рэем? Он любит ее? Она заботится о нем? Найдите отрывки, подтверждающие ваши мысли.
Рэй планирует похитить еще одного ребенка и отправляет Алису на игровую площадку на поиски маленькой девочки. Алиса находит «Аннабель» и рассказывает о ней Рэю. Что она думает об Аннабель и как она относится к Рэю, похитившему еще одного ребенка?
Когда Алиса впервые встречает Джейка и провожает его до машины, он узнает отстраненность Алисы и приходит в ужас. Что ее отсутствие эмоций говорит о том, кем она стала? Почему она лишена эмоций? В чем она стала похожей на Рэя?
В конце Джейк пытается помочь Алисе.Как вы думаете, почему он так поступил? Почему он взял пистолет в парк вместо того, чтобы сообщить о своих подозрениях в полицию?
Ряд ключевых фраз повторяется на протяжении всей истории. Например, рассказчик часто повторяет фразу «Жили-были». Найдите отрывки, содержащие эту фразу. Почему автор повторяет фразу? Как это влияет на ваши мысли об Алисе? Какие дополнительные фразы повторяются? Какой эффект они имеют?
В какой-то момент, когда Рэй издевается над Алисой, она думает: «.…особенность сердец в том, что они всегда хотят продолжать биться». Что этот отрывок говорит о ее стойкости и о том, как история разворачивается в конце? Укажите на доказательства, подтверждающие ваше мнение.
Сегодня многие дети похищают, оскорбляют и держат в неволе — многих держат годами, как и Элис, и когда им предоставляется возможность сбежать, они этого не делают Алиса остается дома одна и смотрит мыльные оперы, пока Рэй работает, иногда она выходит куда-нибудь — иногда с Рэй знает, а иногда нет. Почему она не уходит? Как Рэй держит ее в эмоциональном плену? Найдите отрывки, которые поддерживают ваши идеи.
Алиса обеспокоена тем, что никто не замечает, что в ее жизни что-то не так. Какую роль в бедственном положении Алисы играет внешний мир? Как вы думаете, могло ли общество помочь спасти Алису? Как?
Упражнения
Предложите учащимся прочитать классическое стихотворение или рассказ, в котором используется поток сознания, и сравнить и сопоставить стиль, а также общий эффект и настроение двух произведений.Авторы, которых следует рассмотреть, включают Кэтрин Энн Портер, Дороти Ричардсон, Джеймса Джойса, Вирджинию Вульф, Т. С. Элиота и Уильяма Фолкнера. После сравнения и противопоставления двух произведений попросите учащихся написать стихотворение или короткий рассказ, используя поток сознания.
Предложите учащимся разработать карты персонажей Алисы и/или Рэя и обсудить их. Затем попросите их создать собственного персонажа путем мозгового штурма черт характера с картой персонажа. Как только они разовьют своего персонажа, попросите их написать сцену об этом персонаже с трех точек зрения: от первого, второго и третьего лица.Они могут написать одну и ту же сцену с трех разных точек зрения или написать три отдельные сцены.
Пригласите в школу специалиста, имеющего опыт работы в области защиты детей, чтобы он выступил перед классом. Вы можете пригласить врача, социального работника, полицейского, адвоката или детского терапевта. Предложите учащимся подготовиться к визиту, составив список вопросов, которые они хотели бы задать.
В течение пяти лет Кайла (она же Алиса) жила в страхе. С десяти до пятнадцати лет она пропустила многие детские переживания.Представьте, что вы могли бы вернуть некоторые из детских переживаний, которые она упустила. Соберите символы для пяти опытов и представьте их классу. Напишите краткий рассказ об одном из них и о том, почему это важный опыт для молодой девушки. (Примерами для рассмотрения являются дружба, отношения между отцом и дочерью, музыка, фильмы, девчачьи вещи, такие как одежда и мобильные телефоны. ) Это занятие также можно представить в виде презентации PowerPoint или iMovie.
Работая в группах, предложите учащимся изучить законы о защите детей в своем сообществе и советы по обеспечению безопасности детей, а затем представить классу презентацию PowerPoint.Учащиеся также могут поделиться своими презентациями с внешкольными организациями, такими как PTSA, а также академическими и спортивными клубами. На основе своих исследований и презентаций учащиеся могут разработать брошюры и брошюры с советами по обеспечению безопасности детей и полезными ресурсами для преодоления кризиса. Учащиеся могут искать финансирование для печати брошюр и брошюр от школьных клубов, общественных лидеров и предприятий, а также религиозных организаций.
Это руководство для группы чтения было предоставлено Simon & Schuster для использования в классе, библиотеке и группе чтения.Для этих целей оно может быть воспроизведено полностью или частично.
Подготовлено Пэм Б. Коул, профессором английского языка и грамотности Университета штата Кеннесо, Кеннесо, Джорджия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного