С древнейших времен история северного кавказа: История Северного Кавказа с древнейших времен до воцарения Екатерины II. Т. 2

Разное

Содержание

историографический обзор новейших публикаций в периодической печати

128 2016, № 4 (46)

шение детей горской элиты в русские учебные заведения, в том числе

военные. Сзавершением Кавказской войны культурно-просветитель-

ная деятельность значительно активизировалась. Автор показывает

расширение работы по развитию системы народного образования

в регионе с привлечением в нее детей адыгов, по изданию нацио-

нальных букварей, подготовке местных педагогических кадров и др.

По оценке автора, культурно-просветительная политика России на

Северо-Западном Кавказе, наряду с цивилизаторской ролью, имела

стратегические задачи империи по покорению Северного Кавказа.

Различные аспекты функционирования горских обществ. Статья

А.А.Рябцева и А.А. Черкасова (Рябцев, Черкасов 2011) содержит

краткий анализ эволюции религиозных воззрений натухайцев,

шапсугов, убыхов, абазин с раннего Средневековья до середины

XIX в. Отмечено, что до конца XVIII в. регион проживания этих племен

являлся симбиозом язычества и христианства. Авторы статьи считают,

что первоначальному распространению ислама среди прибрежных

горцев, в первую очередь среди членов дворянских фамилий, спо-

собствовали торговые отношения с Османской империей, а центром

являлась турецкая крепость Анапа. Зафиксировано, что уже в первой

трети XIX в. в религиозной системе жителей Причерноморья, помимо

Библии, присутствует Коран. Исходя из задач исследования, дается

детальное описание исполнения горцами различных христианских

обрядов и сохранения христианской символики. По мнению авторов,

территория Черноморья в рамках современной России является

колыбелью христианства, появившегося здесь в III–IV вв. н.э. и про-

существовавшего до начала XX в.

Особенности социально-политической организации западных

адыгских обществ в первой трети XIX в. рассматриваются в статье

Е. А. Мирзакановой (Мирзаканова 2013). Она пытается полемизи-

ровать со свидетельствами авторов XIX в. (Ф. Дюбуа де Монпере,

Д.Белла, Д.-Я. Люнье и др.), отмечавших отсутствие у адыгов государст-

венных институтов в условиях политической раздробленности, когда

распорядительная власть находила свое начало в народе.

Вместе с тем, обращаясь к свидетельствам Г.В. Новицкого, К.Ф. Сталя,

С.Хан-Гирея, И.Ф. Юларамберга и др., автор констатирует, что после

переворота конца XVIII в. у абадзехов, шапсугов, натухайцев был уч-

режден суд присяжных; территории племен стали делиться на округа,

где управление перешло к избираемым обществом старейшинам.

Подчеркивается, что в округах важную роль стали играть народные

собрания (хасэ), выполнявшие определенные политико-управленче-

ские функции. Но решения собраний принимались только при полном

единогласии. Сложность же претворения решений собрания в жизнь

§ 3.

Народы Северного Кавказа. История России с древнейших времен до конца XVII века

§ 3. Народы Северного Кавказа

Населенный множеством племен и народов и в наши дни, горный Кавказ и отчасти предгорья в раннее средневековье представляли из себя еще большее скопление этносов. Можно подумать, что именно сюда после разрушения Вавилон-ской башни устремились разные племена. Нечто сходное с таким определением действительно есть: горный Кавказ издревле являлся убежищем для многих народов, оттесняемых с юга и севера и ассимилируемых там другими этносами. Однако в историческое время на западном Кавказе обитали в основном адыги, на восток от них аланы (осы, осетины), затем предки вейнахов, о которых реальных известий почти нет, и далее различные дагестанские народы (лезгины, аварцы, лакцы, даргинцы и др.). Этническая карта предгорий и отчасти горных районов менялась и до XIII в.: с приходом тюрко-половцев, а еще ранее хазар и булгар часть местного населения, сливаясь с ними, стала основой для таких народностей, как карачаевцы, балкарцы, кумыки.

Еще древние писатели называли на Кавказе местные царства, например, меотов в Приазовье, однако насколько эти названия соответствовали реалиям – сказать трудно. На восточном Кавказе в Дагестане (термин, кстати, поздний, от тюркского «даг» – гора) наиболее древние политические объединения упоминаются с первых веков нашей эры. Так, армянские источники называют «царей лезгин» применительно к IV – V вв. и даже ранее. Однако наибольшее число данных о политической структуре Дагестана связано с периодом иранских шахов Сасанидов (III – VII вв.), с которыми связывают и возникновение местных княжеств, и построение Дербентской крепости.


В центральном Предкавказье, а периодически и на более обширных пространствах уже на рубеже н.э. возник Аланский союз, который был разгромлен гуннами, но возродился после падения Гуннской державы.

Западная часть северного Предкавказья к югу от реки Кубань была издревле населена предками адыгов. Источники называли их либо кашаками (касогами), либо эиками. Термин «черкесы» – поздний, из иранских языков и означает просто воин (чере-кес, где «чери» – войско, а «кес» – человек). Адыгские (кашакскне) племена были в раннее средневековье едва ли не самым многочисленным народом Кавказа, уступая, возможно, порой только аланам. Они всегда были раздроблены и враждовали не только с соседями, но и друг с другом. Вот что писал о них ал-Масуди: «За царством алан находится народ, называемый кашак, живущий между горой Кабх и Румским (Черным) морем. Народ этот исповедует веру магов (т.е. язычников). Среди племен тех мест нет народа более изысканной наружности, с более чистыми лицами, нет более красивых мужчин и более прекрасных женщин, более стройных, более тонких в поясе, с более выпуклой линией бедер и ягодиц. Наедине их женщины, как описывают, отличаются сладостностью… Аланы более сильны, чем кашаки… Причина их слабости по сравнению с аланами в том, что они не позволяют поставить над собой царя, который объединил бы их. В таком случае ни аланы, ни какой другой народ не смогли бы их покорить».

Известия о кашаках X в. говорят об оживленной торговле их с Малой Азией через Трапезунд.

В X в. кашаки столкнулись с русами в районе Тамани. Это случилось при Святославе, который, готовясь к борьбе с Византией, разгромил союзников последней – хазар и закрепился на Таманском полуострове, где русским опорным пунктом надолго стала старая крепость Матарха, которую русские называли Тмутаракань. Владимир, сын Святослава, передал Тмутаракань одному из своих сыновей – Мстиславу, который позже в борьбе с братом Ярославом подчинил себе все русские земли по левую сторону Днепра. На Руси существовали сказания о войнах Мстислава, по своим нравам напоминавшего своего деда Святослава, с касогами и единоборстве русского князя с касожским богатырем Редедей, которого Мстислав зарезал перед рядами касожскими. Очевидно, Мстиславу удалось подчинить себе еще какую-то часть кашакских племен, поставлявших ему храбрых воинов.

Затем степь заполонили половцы, отрезав Северный Кавказ от Руси. Тмутараканское княжество как-то незаметно исчезло в начале XII в. Усилились аланы и Грузия. Часть кашаков вынуждена была признать власть алан, и последние даже в XII в. закрепились в некоторых причерноморских крепостях на территории нынешнего Краснодарского края. Прибрежные кашаки, очевидно, признавали и власть грузинских царей, в XI – XII вв. тесно связанных с аланами.

Внесло изменение и появление на восточном берегу Черного моря итальянских (в основном генуэзских) торговых факторий, которые стали возникать по договорам с Византией уже в середине XII в. В это время в районе Керчинского пролива известен и город Росия, очевидно, связанный с какой-то уцелевшей русской колонией в этих местах.

На Центральном Кавказе доминировали аланы или осы (осетины). О вейнахах (предках чеченцев и ингушей) мы почти ничего не знаем. Они упоминаются в «Армянской географии» VII в. , а также под названием «дурдэуки» в грузинских летописях.

Аланы же упоминаются на Кавказе с начала н.э, хотя пришли они сюда, несомненно, раньше, вместе с прочими сарматскими племенами. Аланский союз был разгромлен гуннами, но возродился после распада империи Аттилы. Долгое время аланы были верными союзниками хазар в их борьбе за гегемонию на Кавказе. Уже в силу этого они являлись врагами арабов и союзниками Византии. От Византии к аланам рано проникло христианство, хотя официально аланский царь стал христианином где-то в начале X в., после чего возникла и Аланская митрополия. Это, однако, вызвало недовольство хазар, и после неудачной войны с последними аланы вынуждены были официально отречься от христианства. После разгрома хазар Святославом ситуация изменилась, аланская знать вернулась в лоно христианской церкви. Когда это случилось, точно неизвестно, но поскольку в конце X в. Аланская епархия занимала в списке подчиненных Константинополю епископств 61-е место вслед за Русью, это, очевидно, произошло где-то в 90-х годах X в.

В XI – XII вв. Алания находилась в тесных отношениях с Грузией. Грузинские и аланские правители часто роднились друг с другом. Известно, что вторым мужем царицы Тамар был аланский царевич Давид Сослан, мать которого была грузинка. Поэтому в XI – XII вв. в Алании переплетаются и византийское, и грузинское влияние, особенно в архитектуре сохранившихся церквей. Возникло на греческой основе и аланское письмо, от которого до наших дней дошли лишь жалкие остатки. Однако ареал сношений правителей Алании был еще шире и доходил до Северо-Восточной Руси – жена Всеволода Большое Гнездо была аланка.

Алания XI – XII вв. выглядит как довольно сильное, хотя и не вполне централизованное государство. Власть царей была ограничена знатью или ос-богатарами, как их называют источники. Столицей Алании был город Магас (буквально Большой, Великий). Его точное местоположение неизвестно, хотя он упоминается даже китайскими источниками в связи с походами монголов.

Больше всего мы знаем о народах и ранних политических объединениях на территории Дагестана, который издавна был тесно связан через Закавказье с Ираном и семитскими цивилизациями Передней Азии. Здесь же в самом узком месте, где горы ближе всего подходят к Каспийскому морю, находился наиболее удобный проход на север в Предкавказье, известный под иранским названием Чола или Чора (узкое ущелье). Контроль над ним издревле был важен не только для небольших государств Восточного Закавказья, но и для мощных ближневосточных империй, типа Ахеменидской, Парфянской и Сасанидской. Заинтересованы были в укреплении этого прохода и Рим, а затем Византия, которые в период их мирных отношений с Ираном даже вкладывали средства для возведения и поддержания здесь в должном порядке укреплений. Археологические изыскания показывают, что древнейшие оборонительные сооружения здесь появились еще в VIII – VII вв. до н.э., т.е. были, очевидно, воздвигнуты местным населением против двигавшихся с севера скифов. Особое внимание этому району уделяли иранские Сасаниды (III – VII вв.), при которых в V – VI вв. и были воздвигнуты те мощные крепость и стены, что в основе сохранились до наших дней, получив уже тогда иранское название Дербент (Закрытые ворота). В период арабо-хазарских войн Дербент обычно находился под арабской властью и халифы уделяли огромное внимание поддержанию и ремонту его укреплений. Сюда с VII – VIII вв. переселялись и арабы, даже в XII в. их потомки сохраняли свой язык. Естественно, сюда в первую очередь проникал и ислам. Однако проникновение ислама в горные районы шло очень медленно, и население горного Дагестана исповедовало либо местные языческие культы, связанные с поклонением силам природы, либо христианство. Последнее проникло в Дагестан из Кавказской Албании и Грузии и еще в IX – X вв. и даже позже занимало прочные позиции у аварцев, лезгин и других дагестанских аборигенов. Вместе с тем о глубоком проникновении христианства в народную среду здесь, как и на остальном Северном Кавказе, вряд ли можно говорить. К примеру, крупнейшим политическим объединением Дагестана в IX – XII вв. была так называемая страна владетеля золотого трона («сахиб сарир аз-захаб»), чаще всего именуемая, не совсем верно, в литературе Сарир. Мнения о ее пределах расходятся. Большинство исследователей считает, что это область аварцев, которые известны и под последним названием и как хундэы (в грузинских источниках). Однако можно предполагать, что под властью «владетеля золотого трона» находились и другие части горного Дагестана (области лакцев и, возможно, частично, даргинцев и даже лезгин). Сам титул «сахиб сарир аз-захаб» происходит от легенды, по которой некий сасанидский правитель пожаловал или подарил этот трон одному из владетелей Дагестана. В IX – X вв. глава этого государства и его окружение были христиане, а остальное население – язычники.


Кроме Сарира известны и другие политические объединения (Гумык, Хайтак и т.д.). Заметим, что и в древности, и в средние века Дагестан, особенно южный, был органически связан с северо-восточной частью нынешнего Азербайджана (Ширвана). Последний населяли родственные лезгинам и аварцам племена, которые очень поздно (в XVI – XVII вв.) были тюркиэированы. Эту органическую связь Дагестана с Ширваном отчетливо видел местный историк Бакнханов (XIX в.), написавший исторический труд, посвященный именно прошлому Ширвана и южного Дагестана (одно из первоначальных его названий и было «История Дагестана»). Труд был написан Бакихановым на двух языках – персидском и русском. Хотя Бакиханов был потомком бакинских ханов, рассматривать его как историка только азербайджанского нет оснований.

До X в. значительная часть северного Дагестана находилась под хазарской властью, против которой боролись местные племена и арабы. Уже в середине X в. здесь отмечается определенное влияние Руси (поход на Бердаа совместно с лезгинами и аланами). Позже, с возникновением русского владения на Тамани, контакты русов с народами Кавказа еще более усиливаются, очевидно, нося разное содержание. В 80-х годах отмечается присутствие русов в качестве союзников одной из борющихся групп в Дербенте, где, судя по остаткам местных летописей, русы были хорошо известны. А в 30-х годах XI в. русы совершают походы в Восточное Закавказье и даже овладевают крупнейшим там городом Байлаканом (опять-таки в союзе с определенными местными силами). Это, несомненно, было связано с деятельностью Мстислава Владимировича (см. ниже). В XII в. с усилением Грузии укрепляется и ее престиж в Восточном Закавказье, куда грузинские цари совершают походы до Дербента. Однако о закреплении их там на сколько-нибудь продолжительное время известий нет. Тем не менее лозунг «Грузия от Никопсы до Дербента» (Никопса находилась приблизительно в районе нынешней границы Грузии и Российской Федерации) возник именно в XII – XIII вв. и позже был весьма популярен в определенных политических кругах Грузии (в частности, в период меньшевистского правительства 1918 – 1921 гг.).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

АРХЕОСЕЙСМОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ДРЕВНЕЙ ГОРГИППИИ

ПОИСК СЛЕДОВ СИЛЬНЫХ ДРЕВНИХ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ НА ЗАПАДНОМ КАВКАЗЕ: АРХЕОСЕЙСМОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ДРЕВНЕЙ ГОРГИППИИ

А. М. КОРЖЕНКОВ1
А.М. НОВИЧИХИН2
А.Н. ОВСЮЧЕНКО1
Б.К. РАНГЕЛОВ3
Е.А. РОГОЖИН1
О.В. ДИМИТРОВ4
А.С. ЛАРЬКОВ1
Ц. ЛЮ5

1 Институт физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН
2 Анапский археологический музей
3 Горно-геологический университет
4 Институт океанологии «Фритьоф Нансен» БАН
5 Геологический институт Китайского сейсмологического управления

Ключевые слова: Горгиппия, Таманский полуостров, Западный Кавказ, исторические землетрясения, археосейсмология, сейсмические деформации, Анапа, Черное море, активные разломы, флексурно-разрывные зоны

Аннотация: Древняя Горгиппия находится в окружении известных сейсмогенерирующих зон: Северо-Черноморской, Керченской, Южно-Азовской. Все они простираются под водой и лишь некоторые оперяющие их разломы выходят на сушу в прибрежной зоне. Также на суше, вблизи древнего города, находятся сейсмоактивные разломы и флексурно-разрывные зоны, которые могут быть источниками (генераторами) сильных землетрясений. Нашими исследованиями в стенах древней Горгиппии был выявлен ряд сейсмически наведенных повреждений и разрушений: систематические наклоны и выдвижения верхних частей стен, а также их дугообразное в плане выпучивание; разрывы стен по сколовым трещинам; развороты стен и других строительных элементов вокруг вертикальной оси; сплющивание устьев и стволов колодцев. Некоторые из этих деформации могли образоваться во время сильных исторических землетрясений в III и I веках до н.э., а также в I и III веках н.э., которые сопровождались локальными разрушениями и пожарами. Суммируя все материалы по историческим землетрясениям Таманского полуострова, можно заключить, что сейсмический потенциал региона определяется возможностью возникновения коровых землетрясений с М ≥ 7.0 со средней частотой — одно землетрясение в несколько сотен лет. Сейсмические сотрясения от таких природных событий составляют в очаговой зоне I0 = IX баллов и более.

Список литературы: Абрамзон М.Г., Новичихин А. М. Крупнейший клад пантикапейских медных монет III в. до н.э. с хоры Горгиппии (2013 г.) // Вестн. древней истории. 2017. № 2 (77). С. 377-388.

Абрамзон М.Г., Новичихин А.М. Два монетных клада митридатовского времени с юго-восточной окраины Боспора (2014 г.) // Вестн. древней истории. 2018. № 2 (78). С. 333-348.

Алексеева Е.М. К изучению сельских поселений вокруг Горгиппии // Горгиппия. I. Материалы Анапской археологической экспедиции. Краснодар, 1980. С. 18-50.

Алексеева Е.М. Горгиппия в системе Боспорского царства первых веков нашей эры // Вестн. древней истории. 1988. № 2. С. 66-85.

Алексеева Е.М. Греческая колонизация Северо-Западного Кавказа. М.: Наука, 1991. 144 с.

Алексеева Е.М. Античный город Горгиппия. М.: Эдиториал УРСС, 1997. 560 с.

Алексеева Е.М. Горгиппия — город Боспорского царства // Очерки по истории Анапы. Анапа, 2000. С. 38-87.

Алексеева Е.М. Горгиппия // Античное наследие Кубани. М.: Наука, 2010. Т. I. С. 470-509.

Алексеева Е. М. Горгиппия. Последний этап развития (конец I — III в. н.э.) // Древности Боспора. 2015. № 19. С. 7-27.

Алексеева Е.М. Горгиппия — античный город на юге России: Историко-археологический очерк. М., 2016а. 56 с.

Алексеева Е.М. Интерпретация комплекса анапских склепов 1975 г. // Древности Боспора. 2016б. № 20. С. 34-67.

Алексеева Е.М. Некрополь Горгиппии, погребальный комплекс 1975-1976 гг.: Датировка и принадлежность // Древности Боспора. 2017. № 21. С. 9-39.

Ананьин И.В. Сейсмичность Северного Кавказа. М.: Наука, 1977. 149 с.

Анохин В.А. Монетное дело Боспора. Киев: Наук. думка, 1986. 184 с.

Белик Ю.Л., Корженков А.М., Куликов А.В., Ларьков А.С., Мараханов А.Н., Овсюченко А.Н., Рогожин Е.А. Сейсмогенные деформации в стенах позднесредневековой крепости Ени-Кале в Восточном Крыму // Вопросы инженерной сейсмологии. 2016. Т. 43, № 2. С. 17-35.

Блаватская Т.В. Рескрипты царя Аспурга // Сов. археология. 1965. № 2. С. 197-209.

Блаватский В.Д. Разведки в Анапе // Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры. 1951. Вып. 37. С. 245-248.

Блаватский В.Д. Землетрясение 63 года до н.э. на Керченском полуострове // Природа. 1977. № 8. С. 55-59.

Брашинский И.Б. О некоторых династических особенностях правления боспорских Спартокидов // Вестн. древней истории. 1965. № 1. С. 118-127.

Вязкова О.Е., Гольева А.А., Малышев А.А. Боспорская сигнально-сторожевая система на полуострове Абрау: Результаты комплексных исследований // ABRAUANTIQUA. Результаты комплексных исследований древностей полуострова Абрау. М.: Гриф и Ко, 2009. С. 212-239.

Гайдукевич В.Ф. Боспорское царство. М.; Л., 1949. 624 с.

Горончаровский В.А. Римско-Боспорский конфликт 40-х годов I в. н.э. // Вестн. древней истории. 2003. № 3. С. 161-170.

Грач Н.Л. О Горгиппе и некоторых династических особенностях правления ранних Спартокидов // Античная история и культура Средиземноморья и Причерноморья. Л.: Наука, 1968. С. 108-114.

Завойкин А.А. Синдская гавань (Синдик) — Горгиппия // Вестн. древней истории. 1998. № 3. С. 134-145.

Завойкина Н.В., Новичихин А.М., Константинов В.А. Новая посвятительная надпись Аспурга из Горгиппии // Вестн. древней истории. 2018. № 3 (78). С. 680-692.

Зуйков Ю.В. Позднеэллинистический керамический комплекс из Горгиппии // Крат. сообщ. Ин-та археологии. 1987. Вып. 191. С. 70-74.

Карпушкина И.А., Арзаманов Г.Ф. Специфика ордерной композиции в архитектуре первых веков нашей эры (на примере находок из Горгиппии) // Сов. археология. 1988. № 2. С. 84-98.

Корженков А.М. Сейсмогеология Тянь-Шаня (в пределах территории Кыргызстана и прилегающих районов). Бишкек: Илим, 2006. 290 с.

Корженков А.М., Мазор Э. Структурная реконструкция сейсмических событий: Руины древних городов как окаменевшие сейсмографы // Изв. МОН РК, НАН РК. 2001. № 1. С. 108-125.

Корженков А.М., Кольченко В.А., Ротт Ф.Г., Абдиева С.В. О сильном средневековом землетрясении в Чуйской впадине, Кыргызстан // Геотектоника. 2012. № 4. С. 62-74.

Корженков А.М., Кольченко В. А., Лужанский Д.В., Рогожин Е.А., Казмер М., Мажейка Й.В., Деев Е.В., Фортуна А.Б., Шен Д., Юдахин А.С., Абдиева С.В., Родина С.Н. Археосейсмологическое исследование Курментинского средневекового городища (Северо-Восточное Прииссыккулье, Кыргызстан) // Вопросы инженерной сейсмологии. 2015а. Т. 42, № 1. С. 70-81.

Корженков А.М., Аванесян М.А., Варданян А.А., Вирджино А. О следах землетрясений IX в. в развалинах Двина — древней столицы Армении // Вопросы инженерной сейсмологии. 2015б. Т. 42, № 1. С. 5-18.

Корженков А.М., Овсюченко А.Н., Ларьков А.С. Сейсмические деформации в древнем городе Илурате // Природа. 2016а. № 10. С. 30-38.

Корженков А.М., Кольченко В.А., Лужанский Д.В., Абдиева С.В., Деев Е.В., Мажейка Й.В., Рогожин Е.А., Родина С.Н., Родкин М.В., Фортуна А.Б., Чаримов Т.А., Юдахин А.С. Археосейсмологические исследования и структурная позиция средневековых землетрясений на юге Иссык-Кульской впадины (Тянь-Шань) // Физика Земли. 2016б. № 2. С. 71-86.

Корженков А. М., Деев Е.В., Лужанский Д.В., Абдиева С.В., Агатова А.Р., Mажейка Й.В., Меньшиков М.Ю., Рогожин Е.А., Родина С.Н., Родкин М.В., Сорокин А.А., Фортуна А.Б., Чаримов Т.А., Шен Д., Юдахин А.С. Сильное средневековое землетрясение в Северном Прииссыккулье (Тянь-Шань): Результаты палеосейсмологических и археосейсмологических исследований // Геофизические процессы и биосфера. 2016в. Т. 15, № 4. С. 43-63.

Корженков А.М., Лужанский Д.В., Абдиева С.В., Деев Е.В., Павлис Т.Л., Рогожин Е.А., Турова И.В., Юдахин А.С. О следах сильного землетрясения в стенах средневековых городищ Сары-Булун на Великом шелковом пути (Западное Прииссыккулье, Северный Тянь-Шань) // Вопросы инженерной сейсмологии. 2016г. Т. 43, № 4. С. 5-20.

Корженков А.М., Ларьков А.С., Мараханов А.В., Молев Е.А., Овсюченко А.Н., Рогожин Е.А., Хршановский В.А. Следы сильных землетрясений в крепостных стенах античного города Китей, Керченский полуостров // Элита Боспора и боспорская элитарная культура: Материалы Междунар. круглого стола. СПб.: ПАЛЛАЦО, 2016д. С. 372-381.

Корженков А.М., Моисеев Д.А., Овсюченко А.Н., Ларьков А.С., Мараханов А.Н., Рогожин Е.А., Эмруллаев Ш.А. Археосейсмологические исследования в древней столице крымских ханов Салачике // Вопросы инженерной сейсмологии. 2016е. Т. 43, № 3. С. 30-47. https://doi.org/10.21455/vis2016.3-3

Корженков А.М., Ломакин Д.А., Овсюченко А.Н., Ларьков А.С., Мараханов А.В., Рогожин Е.А. О следах сильных позднесредневековых землетрясений в комплексе медресе — мечеть Узбека (г. Старый Крым) // Геофизические процессы и биосфера. 2017. Т. 16, № 3. С. 5-28. https://doi.org/10.21455/GPB2017.3-1

Корженков А.М., Овсюченко А.Н., Ларьков А.С., Мараханов А.В., Рогожин Е.А. Сударев Н.И. Следы сильных землетрясений на Михайловском городище (Керченский полуостров, Крым) // Древности Боспора. 2018. № 22. С. 115-132.

Корженков А.М., Овсюченко А.Н., Ларьков А.С., Рогожин Е.А., Димитров О.В., Сударев Н.И., Устаева Э.Р. О следах сильных землетрясений в древнем городе Гермонасса-Тмутаракань и структурное положение их очаговых зон // Боспорские исследования. 2019а. Т. 39.

Корженков А.М., Овсюченко А.Н., Федосеев Н.Ф., Ларьков А.С. Комплекс деформаций строительных конструкций в греческом археологическом памятнике «Госпиталь», г. Керчь, Крым // Геология и геофизика юга России. 2019б. Т. 9, № 1. С. 135-149.

Коровина А.К. Гермонасса: Античный город на Таманском полуострове. М.: ГМИИ им. А.С. Пушкина, 2002. 146 с.

Кругликова И.Т. Синдская гавань. Горгиппия. Анапа. М.: Наука, 1977. 88 с.

Кругликова И.Т. История исследования Горгиппии и ее некрополя // Горгиппия. I. Материалы Анапской археологической экспедиции. Краснодар, 1980. С. 5-17.

Кругликова И.Т. Анапа — 2500 лет. Геленджик: Иль Тан, 2007. 96 с.

Крушкол Ю.С. Клад бронзовых монет времени Митридата VIII из селения Сукко Анапского района // Вестн. древней истории. 1978. № 4. С. 61-63.

Лавров В.В. Готы и Боспор // Античный полис. СПб., 1995. С. 112-122.

Латышев В.В. Греческие и латинские надписи, найденные в Южной России в 1892-1894 годах // Материалы по археологии России. 1895. Вып. 17. С. 1-86.

Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. I. Греческие писатели. СПб., 1906. Вып. 3. 345 с.

Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. II. Латинские писатели. СПб., 1900. Вып. 2. 181 с.

Малышев А.А. В стране аспургиан // Родина. 2001. № 5. С. 5-7.

Малышев А.А., Новичихин А.М., Жеребятьев Д.И., Королева С.В., Моор В.В. Античная Горгиппия: История, исследования и исследователи. М.: МАКС пресс, 2018. 84 с.

Масленников А.А., Овсюченко А.Н., Корженков А.М., Ларьков А.С., Мараханов А.В. Следы сильных землетрясений на городище Полянка и Южно-Азовский активный разлом // Древности Боспора. 2017. Т. 21. С. 265-294.

Милановский Е.Е. Новейшая тектоника Кавказа. М.: Недра, 1968. 483 с.

Моисеев Д.А., Корженков А.М., Овсюченко А.Н. Следы сейсмогенных разрушений черепичной печи средневекового гончарного центра в балке руч. Суаткан (Бахчисарайский район, Крым) // Геофизические процессы и биосфера. 2018. Т. 17, № 2. С. 23-47. https://doi.org/10.21455/GPB2018.2-2

Несмеянов С.А. Неоструктурное районирование Северо-Западного Кавказа. М.: Недра, 1992. 254 с.

Никонов А.А. Об исторических землетрясениях и сейсмическом потенциале в районе г. Анапа // Сейсмол. бюл. Украины за 1993 г. Симферополь: Изд-во ИГ НАНУ, 1996. С. 84-87.

Никонов А.А. Сейсмический потенциал Крымского региона: Сопоставление региональных карт и параметров выявленных событий // Физика Земли. 2000. № 7. С. 53-62.

Никонов А.А. О местонахождении и исчезновении античных городов Пирра и Антисса на Боспоре // Боспорский феномен: Колонизация региона, формирование полисов, образование государства: Материалы Междунар. науч. конф. СПб.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2001. Ч. 2. С. 241-246.

Никонов А.А., Чепкунас Л.С. Сильные землетрясения в низовьях реки Кубань // Геофиз. журн. 1996. Т. 18, № 3. С. 29-41.

Новичихин А.М. Раскопки Горгиппии: История поисков и открытий // Очерки по истории Анапы. Анапа, 2000. С. 284-293.

Новичихин А.М. К династической истории Синдики: Горгипп и его потомки // Stratum плюс. 2014а. № 3. С. 245-254.

Новичихин А.М. Синдская топонимия // Синдика, Горгиппия, Анапа: Исследования по археологии и истории. Краснодар; Анапа, 2014б. С. 39-45.

Новичихин А.М. Греческая колонизация Синдики // Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. 2017. Вып. 9. С. 67-96.

Новичихин А.М., Галут О.В. Золото Горгиппии: Научно-популярный альбом-каталог. Анапа; Краснодар: Платонов, 2013. 96 с.

Новый каталог сильных землетрясений на территории СССР с древнейших времен до 1975 г. / Отв. ред. Н.В. Кондорская, Н.В. Шебалин. М.: Наука, 1977. 506 с.

Овсюченко А.Н., Шварев С.В., Ларьков А.С., Мараханов А.В. Следы сильных землетрясений Керченско-Таманского региона по геологическим данным // Вопросы инженерной сейсмологии. 2015. Т. 42, № 3. С. 33-54.

Овсюченко А.Н., Меньшиков М.Ю., Рогожин Е.А., Корженков А.М. Циклы сейсмической активности во второй половине голоцена на Западном Кавказе и их связь с этапами цивилизационного развития (на примере верховьев р. Мзымта) // Геофизические процессы и биосфера. 2016. Т. 15, № 2. С. 5-38.

Овсюченко А.Н., Корженков А.М., Ларьков А.С., Рогожин Е.А., Мараханов А.В. Оценка сейсмической опасности низкоактивных областей на примере Керченско-Таманского региона // Наука и технологические разработки. 2017а. Т. 96, № 1. С. 5-18. https://doi.org/10.21455/std2017.1-1

Овсюченко А.Н., Корженков А.М., Ларьков А.С., Мараханов А.В., Рогожин Е.А. Новые сведения об очагах сильных землетрясений в районе Керченского полуострова // Докл. Акад. наук. 2017б. Т. 472, № 1. С. 89-92.

Овсюченко А.Н., Корженков А.М., Вакарчук Р.Н., Горбатиков А.В., Ларьков А.С., Рогожин Е.А., Сысолин А.И. Следы сильного землетрясения в средневековом городе Фанагория на Таманском полуострове // Геология и геофизика юга России. 2017в. № 3. С. 78-94.

Островский А.Б. О морских террасах Черноморского побережья Кавказа между г. Анапа и устьем р. Шахе // Докл. АН СССР. 1968. Т. 181, № 4. С. 900-952.

Островский А.Б. Палеосейсмотектонические дислокации на Черноморском побережье Северо-Западного Кавказа в связи с оценкой современной сейсмической опасности этой территории // Комплексные исследования Черноморской впадины. М.: Наука, 1970. С. 46-58.

Пустильников М.Р., Чекунов А.В. Индоло-Кубанский передовой прогиб // Геофизические исследования и тектоника юга Европейской части СССР. Киев: Наук. думка, 1969. С. 190-210.

Рогожин Е.А., Овсюченко А.Н. Сейсмическая и геологическая активность тектонических нарушений Северо-Западного Кавказа // Физика Земли. 2005. № 6. С. 29-42.

Рогожин Е.А., Овсюченко А.Н., Лутиков А.И., Собисевич А.Л., Собисевич Л.Е., Горбатиков А.В. Эндогенные опасности Большого Кавказа. М.: ИФЗ РАН, 2014. 256 с.

Рукавишникова И.В., Двуреченская Н.Д., Двуреченский О.В., Алексеев А.В., Федосеев Н.Ф. Поселение «Госпиталь» (Республика Крым, Ленинский район) // Города, селища, могильники. Раскопки 2017: Материалы спасательных археологических исследований. М.: ИА РАН, 2018. Т. 25. С. 302-309.

Савостина Е.А. Об архитектурных фрагментах из Горгиппии // Горгиппия. I. Материалы Анапской археологической экспедиции. Краснодар, 1980. С. 51-73.

Сапрыкин С.Ю. «Евпаторов закон о наследовании» и его значение в истории Понтийского царства // Вестн. древней истории. 1991. № 2. С. 181-197.

Сапрыкин С.Ю. Природные катастрофы и явления в идеологии Митридата Евпатора // Вестн. древней истории. 1997. № 3. С. 85-92.

Сапрыкин С.Ю. Неопубликованная эпитафия из Горгиппии // Вестн. древней истории. 2001. № 1. С. 190-194.

Соколова О.Ю., Корженков А.М., Овсюченко А.Н., Ларьков А.С., Мараханов А.В. Переплетение торгово-экономического и природного факторов в судьбе античного города Нимфей // Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. Торговля: пути — товары — отношения. XVII Боспорские чтения. Керчь, 2017. С. 506-516.

Строение и эволюция земной коры Черного моря / Б.С. Вольвовский, В.Б. Соллогуб, И. Финетти и др. М.: Наука, 1992. 88 с.

Татевосян Р.Э., Плетнев К.Г., Бяков А.Ю., Шестопалов В.Л. Нижнекубанское землетрясение 9 ноября 2002 г.: Результаты макросейсмического обследования // Физика Земли. 2003. № 11. С. 42-53.

Толстиков В.П. К проблеме землетрясения III в. до н.э. на Боспоре (по материалам раскопок Пантикапея и Нимфея) // Боспорский город Нимфей: Новые исследования и материалы и вопросы изучения античных городов Северного Причерноморья. СПб., 1999. С. 72-75.

Тохтасьев С.Р. ΣΙΝΔΙΚΑ // Таманская старина. Вып. 4. СПб., 2002. С. 11-34.

Фролова Н.А. Вторжения варварских племен в города Северного Причерноморья по нумизматическим данным // Сов. археология. 1989. № 4. С. 196-206.

Якушева В.Н., Бондаренко Т.В., Мовчан Н.А. Макросейсмическое обследование эпицентральной зоны землетрясения 10 декабря 2012 г. с Mw = 4.6 вблизи Анапы // Современные методы обработки и интерпретации сейсмологических данных: Материалы Восьмой Междунар. сейсмол. школы. Обнинск: ГС РАН, 2013. С. 363-366.

Klinger Y., Avouac J.P., Dorbath L., AbouKaraki N., Tisnerat N. Seismic behavior of the Dead Sea fault along Araba valley, Jordan // Geophys. J. Intern. 2000. V. 142, N 3. P. 769-782.

Korjenkov A.M., Mazor E. Earthquake characteristics reconstructed from archeological damage patterns: Shivta, the Negev Desert, Israel // Isr. J. Earth Sci. 1999. V. 48. Р. 265-282.

Korjenkov A.M., Mazor E. Archeoseimology in Mamshit (Southern Israel): Cracking a millennia code of earthquakes preserved in ancient ruins // Archaeologischer Anzeiger. 2003. N 2. P. 51-82.

Korjenkov A.M., Schmidt K. An archaeoseismological study at Tall Hujayrāt al-Ghuzlān: Seismic destruction of chalcolithic and early bronze age structures // Prehistoric Aqaba I. Rahden, Westf.: Marie Leidorf GmbH, 2009. P. 79-97.

Korjenkov A.M., Arrowsmith J.R., Crosby C., Mamyrov E., Orlova L.A., Povolotskaya I.E., Tabaldiev K. Seismogenic destruction of the Kamenka medieval fortress, Northern Issyk-Kul region, Tien Shan (Kyrgyzstan) // J. Seismol. 2006. N 10. P. 431-442.

Korjenkov A.M., Baypakov K.M., Chang C., Peshkov Yu., Savelieva T. Traces of ancient earthquakes in Medieval cities along the Great Silk Route, Northern Tien Shan and Dzhungaria // Turkish J. Earth Sci. 2003. V. 12. P. 241-261.

Korjenkov A.M., Kaiser D., Groupner S. Preliminary analysis of damages of possible seismic origin to historical monuments in North-Eastern Germany // Archeosismicite & Vulnerabilite. Patrimoinebatiouvert au public. Actes des Vie et VII Recontres du Groupe APS, 2005. 2008. P. 199-215.

Korzhenkov A.M., Mazor E. Structural reconstruction of seismic events: Ruins of ancient buildings as fossil seismographs // Sci. and New Technol. 1999. N 1. P. 62-74.

Mazor E., Korjenkov A.M. Applied archeoseismology: Decoding earthquake parameters recorded in archeological ruins // The Makhteshim country: A laboratory of nature. Geological and ecological studies in the desert region of Israel. Sofia; Moscow: Pensoft Rress, 2001. P. 123-153.

Molev E.A., Korzhenkov A.M., Ovsyuchenko A.N., Larkov A.S. Potential traces of earthquakes in the ancient city of Kytaia, Kerch Peninsula, Crimea // Geodesy and Geodynamics. 2019. N 10. P. 321-330.

Rukieh M., Trifonov V.G., Dodonov A.E., Minini H., Ammar O., Ivanova T.P., Zaza T., Yusef A., Al-Shara M., Jobaili Y. Neotectonic map of Syria and some aspects of Late Cenozoic evolution of the northwestern boundary zone of the Arabian plate // J. Geodyn. 2005. V. 40. P. 235-256.

🕵 Северный Кавказ в древние времена.

Шаги племён — Исторический Черкесск : Энциклопедия

Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа IV-X вв. Издательство Ленинградского университета 1978
Пиотровский Б. Б. История народов Северного Кавказа с древнейших времён до конца ХVIII в. – М.: «Наука» 1988 – 544 с.
Нарочницкий А. Л. История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. – 1917 г.). – М. 1988 – 660 с.
Народы Кавказа. Этнографические очерки под общей редакцией С. П. Толстова. – М. 1960
Носовский Г. В. и Фоменко А. Т. Новая хронология Руси. – М.: «Факториал Пресс» 2000 – 256 с.
Очерки истории Кубани с древнейших времён по 1920 г. Под общей редакцией В. Н. Ратушняка. – Краснодар: «Советская Кубань» 1996 – 656 с.
Очерки истории Ставропольского края. 1-й том – с древнейших времён до 1917 г. (под редакцией В. П. Невской). – Ставропольское книжное издательство 1986 – 462 с.
Очерки истории Ставропольского края. 2-й том – с 1917 г. до наших дней (под редакцией Д. В. Кочура). – Ставропольское книжное издательство 1986 – 607 с.
Фридрих фонъ-Гельвальдъ. Земля и ея народы (в 4-х томах). Том III. Живописная Россия. – Санкт-Петербург, издание П.П.Сойкина 1898 – 728 с.

проблемы источниковедения и историографии» Портал органов государственной власти Ставрополького края

12 мая 2015 года в городе Ставрополе впервые состоялась международная научно-практическая конференция «Православие в истории и культуре Северного Кавказа: проблемы источниковедения и историографии». Она организована Ставропольской православной духовной семинарией совместно с комитетом Ставропольского края по делам архивов в рамках VII Международных Свято-Игнатиевских чтений.

Председатель комитета Ставропольского края по делам архивов Долгова Елена Ивановна отмечает: «У нас уже имеется опыт сотрудничества со Ставропольской и Невинномысской Епархией, семинарией. Первым таким опытом стала подготовка к изданию в 2012 году справочника по истории храмов и монастырей Ставропольской епархии, в котором впервые систематизированы и обобщены сведения о документах из фондов государственного архива Ставропольского края за период с конца XVIII века до 1920 года. Справочник получил высокую оценку ученых, общественности и очень востребован сегодня. Мы надеемся, что развитие сотрудничества в научно-исследовательской деятельности взаимообогатит нас, что в дальнейшем такие конференции станут традиционными и будут способствовать глубокому и разностороннему изучению архивных фондов». 

Конференция посвящена вопросам анализа и изучения источников по истории Церкви (памятников письменности и материальной культуры, архивных документов и воспоминаний современников), их археографического описания и интерпретации в работах ученых и исследователей.

В работе конференции приняли участие: ученые из Болгарии, Грузии, Армении, представители трех федеральных архивов (Российского государственного архива социально-политической истории,Российского государственного архива древних актов, Российского государственного архива кинофотодокументов) и государственных архивов Северо-Кавказского и Южного федеральных округов. Отечественная наука будет представлена исследователями из Москвы, Симферополя, Саратова, Ростова-на-Дону, Краснодара, Армавира, Черкесска, Владикавказа, Элисты, Астрахани, Ставропольского края.

На секции «Православие в источниках и исследованиях по новой и новейшей истории Северного Кавказа» рассмотрены информационные возможности неопубликованных до настоящего времени архивных документов по истории Церкви из фондов федеральных и региональных государственных архивов Российской Федерации.

Впервые представлены уникальные кинохроники 1923-1925 годов, связанные с историей Церкви, которые никогда не демонстрировались по телевидению. Участники конференции поделились опытом изучения документальных источников, обсудили вопросы их интерпретации.

Все присутствующие ознакомились с выставкой документов и редких печатных изданий XIX – начала XX столетий из фондов государственного архива Ставропольского края

 

Коллекция открыток с видами Кавказа, конец XIX – начало XX веков

Что мы знаем о Кавказе рубежа XIX–XX веков?

Удивительной красоты природа, воспетая художниками и поэтами, место ссылок и жестоких войн и, наконец, престижный курорт – центр притяжения аристократии. Кавказ издавна привлекает путешественников и отдыхающих.

В начале ХХ столетия искусство фотографии активно осваивалось. Фотографы запечатлевали сцены из городской жизни, традиционную архитектуру, природу Кавказа, а затем эти снимки печаталась в виде открыток, которые отдыхающие отправляли родственникам и друзьям в разные города, чтобы поделиться частью этой красоты.

Именно так в архиве КГИОП появилась коллекция открыток с видами Кавказа. На некоторых из них указан только адрес, на других встречаются короткие послания близким.

 

Начиная со второй половины XIX века, фотографы открывают на Кавказе свои фотоателье для гостей и жителей курортных городов, появляется множество типографий. Распространением открыток с видами Кавказа занимались крупнейшие издательства: «Шерер, Набгольц и Ко», «Blanc & Noir», «Асседоретфегс», «Писчембум», «Акционерное Общество Гранберг в Стокгольме» и др.

Основные сюжеты фотографий – достопримечательности и виды города, жанровые сцены, пейзаж. Фотографы подробно фиксировали улицы и площади, гражданскую архитектуру и древние памятники, а на панорамных снимках можно рассмотреть планировку и застройку городов. Облик большинства кавказских городов сильно изменился за последние сто лет, что делает эти открытки бесценным историческим материалом. Изучая их, мы с вами совершаем то, что сегодня принято называть виртуальной экскурсией.

 

В XIX веке Тифлис, а ныне – Тбилиси, становится культурным центром Закавказья. Туда часто приезжают выдающиеся представители творческой интеллигенции: Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, Толстой.  Не смотря на то, что город часто был в центре баталий и подвергался нападению со стороны соседей, он сохранил многие исторические и культурные памятники. Это сделало столицу Грузии одним из значимых туристических центров.

 

Военно-грузинская дорога — одна из красивейших трасс Кавказа, связывающая между собой Владикавказ и Тбилиси и являющаяся условной транспортной осью региона. Дорога следует древнему историческому пути, соединявшему Северный Кавказ и Закавказье через Дарьяльское ущелье, о ней упоминают еще древние греки. Вдоль дороги часто встречаются древние памятники: соборы, крепости, сторожевые башни.

 

Жанровые сцены – лучший способ познакомиться с традициями и бытом коренных жителей Кавказа, а также с таким важным этнокультурным компонентом, как национальный костюм.

 

С древних времен славились тифлисские бани. Они занимали важное место в жизни коренных жителей. Помимо своего прямого назначения, баня являлась также местом встреч, бесед, проведения досуга, отдыха и даже смотрин невесты. Свою славу бани приобрели благодаря мастерству тифлисских терщиков. О них ходили легенды на всем Востоке.

 

Должно быть, самое сильное впечатление на своих гостей производила монументальная и многообразная природа Кавказа: альпийские луга и лесные массивы, горные ледники и полупустынные степи, глубокие ущелья и пещеры, термальные источники и водопады. Природа щедро награждала тех, кто искал вдохновение в этих краях.

 

Глядя на эти открытки спустя столетие, мы видим, как сильно изменился облик городов, традиции и быт: национальный костюм занял место в музее, уступив место более практичной одежде, а многие профессии  со временем устарели или исчезли из-за развития технологий. Не меняется лишь природа Кавказа: с тем же величием, как и сто лет назад, она смотрит на тех, кто оказался в этих удивительных краях.

Просмотр всех изображений в фотогалерее >

Клычников, Юрий Юрьевич — История народов Северного Кавказа [Текст]


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.

Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.

В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.

Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.

Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. 4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.

Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.

Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Затерянный город на Северном Кавказе

Практически на протяжении всей своей письменной истории Северный Кавказ находился между империями. В седьмом и восьмом веках арабские халифаты боролись с тюркским хазарским каганатом за контроль над его стратегическими горными перевалами, ключевыми точками на Шелковом пути. В 18, 19 и начале 20 веков британские агенты стремились ограничить экспансию Российской империи в сторону Османской империи и Персии. Сегодня чеченские националисты и джихадисты продолжают оспаривать контроль России над регионом и его нефтегазовыми ресурсами.

Эти империи проецировали свои представления на народы Северного Кавказа. Во время завоевания России в 19-м веке опыт Пушкина, Лермонтова и Толстого помог сформировать русский романтизм: их северокавказцы дикие и свободные, храбрые и дикие, но, прежде всего, изолированные и разделенные по языку, этнической принадлежности и географии. Однако средневековый город Магас показывает нам, как северокавказцы иногда объединялись, чтобы оставить свой след в мире.

В период средневековья самым могущественным северокавказским царством была Алания, господствовавшая в регионе с конца IX до начала XII веков.Цари Алании породнились с византийскими, грузинскими и хазарскими знатными особами; их королевство ценили за его стратегическое положение и знаменитых воинов. Но об их царстве не было никаких письменных источников, кроме кратких надписей, поэтому мы очень мало знаем о нем — даже о том, какая часть Северного Кавказа составляла его сердцевину.

Одним из самых важных вопросов об Алании является местонахождение ее столицы, Магаса. Очевидно, это был крупный центр с долгой историей оккупации, о чем упоминали арабские, персидские, китайские и монгольские географы и историки с 10 по 13 века.По свидетельству географа аль-Масуди, писавшего в 940-х годах, Магас был владением аланских царей и располагался в густонаселенной стране, с селениями, расположенными так близко друг к другу, что петушиное пение в одном селении было слышно вдали. следующий. Магас также был сильно укреплен и располагался в густой лесистой местности. Когда монголы вторглись на Северный Кавказ в 1239 году, им потребовалось три месяца, чтобы захватить Магас, после чего большая часть его населения была вырезана. Это событие сделало имя монгольского полководца Мункэ, будущего хана Монгольской империи.

Учитывая это историческое значение, историки и археологи искали Магас почти 200 лет, и было предложено множество мест для его местонахождения. Это даже стало политическим вопросом, поскольку различные автономные республики Северного Кавказа в составе Российской Федерации стремятся укрепить свою легитимность, заявляя права на наследие Алании. Однако все ранее предложенные участки Магаса имеют серьезные проблемы: они принадлежат неправильным временным периодам или не имеют признаков насильственного разрушения.

Теперь местонахождение Магаса, возможно, наконец-то найдено. Ильичевская крепость расположена в Краснодарском крае, недалеко от автономных республик, претендовавших на право наследования Алании, и поэтому ранее игнорировалась. Однако он соответствует нашим текстовым описаниям Магаса больше, чем любое ранее предложенное место. Он датируется правильным временем, был заселен с 10 по 13 века и расположен в естественно сильном месте, на узком лесистом плато между реками Кува и Уруп.Здесь также есть несколько самых ранних церквей, найденных где-либо на Северном Кавказе. Эти церкви были разобраны, а затем перестроены в начале 10 века, вероятно, в результате того, что аланские цари ненадолго отказались от христианства. Это событие, известное из рассказа Масуди, напрямую связывает городище Ильичевское с решениями аланских царей.

Но по-настоящему впечатляют размеры Ильичевского. Имея почти 15 км в поперечнике и занимая территорию в 600 га, Ильичевское на сегодняшний день является крупнейшим памятником на исторической территории Алании.Для сравнения, это больше любого города Западной Европы того периода. Он был массивно защищен семью линиями обороны общей протяженностью 2,5 км, включая стены толщиной до шести с половиной метров.

Несмотря на эти оборонительные сооружения, в середине XIII в. Ильичевское, по-видимому, подверглось разрушительному нападению. Одна из его церквей сгорела и не восстанавливалась. Остатки его деревянной крыши были найдены на полу церкви, наконечник стрелы монгольского типа был найден у ее разрушенной стены, а непогребенное тело ребенка, все еще в украшениях, было найдено в церковном крыльце.Хотя мы не можем быть уверены без дальнейших раскопок, эти свидетельства указывают на разрушение церкви во время нападения монголов.

Если мы действительно можем отождествить Ильичевское с Магасом, то мы можем, наконец, поместить сердцевину Алании в Верхнекубанье Северо-Западного Кавказа. Этот регион горных долин и плато был примечателен своей густонаселенностью и тесными связями с Византийской империей. Десятки церквей построены в византийском стиле; его население приняло византийские погребальные обычаи и выставляло византийские товары в качестве личных украшений.Расположение Магаса в этом регионе ставит принятие христианства и связь с внешним миром в центре истории Алании.

Раскопки в Ильичевском показывают, что в конце IX или начале X века, как раз в начале возвышения Алании, аланские правители привезли через горы каменщиков и архитекторов с Южного Кавказа и из-за пределов Византии. Там они построили первые церкви в этой части Северного Кавказа. Позже византийские каменщики помогали строить массивные стены, с помощью которых аланские правители демонстрировали свою силу и влияние.Определение местонахождения Магаса помогает нам понять, что, вопреки историческим нарративам, сосредоточенным на этнической принадлежности, народы Северного Кавказа вовсе не были изолированы или разделены; а как раз наоборот. Именно их связи с внешним миром позволили его элитам создавать новые политические реалии.

 

Джон Лэтэм-Спринкл — исследователь с докторской степенью на факультете истории Гентского университета.

Северо-Западный Кавказ в раннем средневековье на JSTOR

Абстрактный

Статья посвящена истории Северо-Западного Кавказа на рубеже эпох и до XIII века. Из множества этносов, населявших этот регион со времен греческой и римской античности, аланы были, вероятно, наиболее известны. Поселившись сначала в предгорных массивах Северного Кавказа, они постепенно поднялись по доступным долинам и овладели всей территорией к северу от Главного Кавказского хребта. Постоянно пробиваясь между амбициями Византии и Хазарского каганата степей, северо-западные кавказцы успешно эксплуатировали природные ресурсы региона и вели дальнюю торговлю вдоль боковой артерии Шелкового пути.В 10 веке аланы приняли христианство и создали собственное государство, являвшееся верным союзником Византии. Алания погибла в результате монгольского нашествия в начале 13 века. Большинство его жителей последовали за своими новыми хозяевами в Среднюю Азию, некоторые нашли новые дома в Византии, Венгрии и их окрестностях.

Информация о журнале

Иран и Кавказ посвящен истории иранских и кавказских народов.Этот междисциплинарный журнал направлен на расширение наших знаний о регионе в самых разных областях; экономика, социальные науки, археология, религия, литература, филология и антропология. Иран и Кавказ редактируется под руководством редакционной коллегии, состоящей из ученых из самого региона, а также из Европы и США. Таким образом, он уникален тем, что является научным форумом в прямом смысле этого слова о регионе, значение которого растет, и кладезем информации, которую иначе было бы трудно получить.Иран и Кавказ поддерживается Кавказским центром иранских исследований в Ереване, Армения.

Информация об издателе

BRILL, основанное в 1683 г., является издательством с сильной международной направленностью. BRILL известен своими публикациями в следующих предметных областях; Азиатские исследования, Древний Ближний Восток и Египет, библейские исследования и религиоведение, классические исследования, исследования средневековья и раннего Нового времени, исследования Ближнего Востока и ислама.Публикации BRILL в основном на английском языке включают серии книг, отдельные монографии и энциклопедии, а также журналы. Публикации все чаще становятся доступными в электронном формате (CD-ROM и/или онлайн-издания). BRILL гордится тем, что работает с широким кругом ученых и авторов и обслуживает своих многочисленных клиентов по всему миру. За время своего существования компания была удостоена множества наград, признающих вклад BRILL в науку, издательское дело и международную торговлю.

История нестабильности на Северном Кавказе

Стенограмма видео:

Северокавказский регион России сталкивается с вечной нестабильностью, с насилием, происходящим на регулярной основе в таких местах, как Чечня и Дагестан. Несмотря на вызовы, которые эта территория представляет для Москвы, контроль над Северным Кавказом является давним геополитическим императивом России.

Северный Кавказ состоит из республик Дагестан, Чечня, Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Адыгея.В отличие от государств Южного Кавказа Грузии, Армении и Азербайджана, эта территория осталась частью России после распада Советского Союза.

Географически Северный Кавказ является частью трансконтинентальной зоны Кавказа, зажатой между Черным морем на западе и Каспийским морем на востоке. Русская степь лежит на севере, с высокогорьями Малой Азии на юге. Внутри региона преобладает горный хребет Большого Кавказа. Высокогорная пересеченная местность создает очаги этнических и языковых групп, которых только в Дагестане насчитывается более 40.

Кавказ служит ключевым оборонительным буфером для России, защищая от исламских держав, таких как Турция и Иран на юге. Но этот регион исторически было трудно подчинить России. По мере расширения Российской империи в 18 веке она начала вырывать контроль над Северным Кавказом у персов и османов. Русскому правлению оказывалось ожесточенное сопротивление, которое местные жители рассматривали как еще одного внешнего оккупанта.

В советский период Иосиф Сталин решил эту проблему, нарисовав административные зоны, чтобы затруднить консолидацию какой-либо этнической группы. Сталин также депортировал большое количество людей с Северного Кавказа в Среднюю Азию и Сибирь. Реформы советской системы в 1980-х годах позволили многим из этих групп населения вернуться на родину, но это привело к националистическим движениям, подобным тем, которые распространились во многих советских республиках в этот период. Однако было ключевое отличие — по советской конституции республики имели право провозглашать независимость, а автономные области в составе республик (например, Чечня) не могли.

Это привело к многочисленным конфликтам в ранний постсоветский период, особенно в Чечне. Россия вела две войны в Чечне в 1990-х годах, пытаясь отделиться и создать независимое государство. Эти войны, начавшиеся из националистических и сепаратистских устремлений, со временем приобрели и религиозный элемент. В Чечне, а также в соседних республиках Дагестан и Ингушетия преобладает мусульманское население. Войны с православными русскими привели к росту религиозности и экстремизма и привлекли к участию местных и иностранных джихадистов, а также материальную и идеологическую поддержку со стороны внешних держав, таких как Саудовская Аравия.

Россия подавляла чеченских сепаратистов, в основном, используя внутренние разногласия внутри Чечни между националистами и исламистами, приводя к власти националистические кланы. Однако это не устранило насилия ни в Чечне, ни в соседних республиках. Исламистские группы попытались консолидировать и объединить свои ресурсы с целью создания халифата на Северном Кавказе. Они начали использовать повстанческую и террористическую тактику в регионе и в самой России.

В то время как эти сепаратистские группировки в последнее десятилетие в значительной степени были оттеснены на второй план из-за репрессивных мер российских сил безопасности против их лидеров, на Северном Кавказе продолжают регулярно происходить насилие и нападения на российские или местные силы безопасности.Исламистская воинственность, региональная напряженность и межклановая вражда нелегко решаются в регионе, который трудно контролировать. Таким образом, Северный Кавказ, как и на протяжении всей истории, неизбежно будет и впредь представлять для России политические вызовы и вызовы в области безопасности.

Кавказ — Исламские исследования — Оксфордские библиографии

Введение

Под Кавказом понимается как горная цепь, которая физически разделяет Европу и Азию, так и более крупный регион, состоящий из двух частей: Северный Кавказ в России; и Закавказье, или Южный Кавказ, включающий Грузию, Армению и Азербайджан.Северный Кавказ включает семь республик — Адыгею, Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию, Северную Осетию, Ингушетию, Чечню и Дагестан, а Южный Кавказ также включает три самопровозглашенных государства: Абхазию и Южную Осетию (в Грузии) и Нагорный Карабах ( в Азербайджане). Аджария, расположенная на границе с Турцией, безуспешно пыталась отколоться от Грузии. Этот регион является одним из самых разнообразно населенных в мире как в языковом, так и в религиозном отношении. Десятки этнических групп говорят на кавказских, индоевропейских и алтайских языках.Большинство жителей составляют мусульмане (преимущественно шииты в Азербайджане и сунниты на Северном Кавказе) с меньшим количеством русских и грузинских православных, армяно-григорианских христиан, католиков и христиан-протестантов, евреев и езидов. В 4 веке нашей эры сначала армяне, а затем и грузины обратились в христианство. В 7 веке Омейядский халифат установил контроль над Южным Кавказом, и многие жители современного Азербайджана приняли ислам. Северный Кавказ находился под влиянием тюркских хазар, знать которых обратилась в иудаизм в VIII веке.Примерно с начала 9 века до середины 11 века династия Багратидов правила Арменией и продолжала это делать с различной степенью автономии в Грузии до начала 19 века. К 10 веку на Южный Кавказ переселились первые тюркские поселенцы, а два века спустя за ними последовали монголы. Таким образом, к 14 веку сформировался особый азербайджано-турецкий язык. К 16 веку Кавказ был полем битвы между суннитской Османской империей и тюркской шиитской династией Сефевидов в Персии, а в течение 19 века русские завоевали весь кавказский регион.С 1918 по 1920 год (или 1921 год в случае Грузии) государства Южного Кавказа впервые в 20 веке были независимыми только для того, чтобы перейти под советский контроль.

Вводные работы

Большинство вводных работ о Кавказе на английском языке было опубликовано либо в последние годы существования Советского Союза, когда все более отчетливо проявлялся коренной национализм, либо после окончания холодной войны в 1991 г., когда три государства Юга Кавказ добился своей независимости, а территории либо в составе этих стран, либо Россия стремилась к самоопределению.Ряд книг и статей о Центральной Азии включает Азербайджан из-за его тюркского происхождения, аналогичного преимущественно населенному мусульманами Туркменистану, Узбекистану, Казахстану, Кыргызстану и даже Синьцзяну, где преобладают китайцы, но не персидскому Таджикистану. King 2008 — первая общая история современного Кавказа, доступная на английском языке, и она очень удобочитаема. de Waal 2010 — лучший краткий обзор современной истории Южного Кавказа. Матвеева 2002 особенно полезна для понимания проблем, затрагивающих этнические меньшинства в регионе.Хотя несколько устаревший, Curtis 1995 является прекрасным источником для понимания проблем первых лет независимости. Van der Leeuw 2000 — единственная общая история Азербайджана на английском языке, а Lang 1981 — хороший учебник по армянскому народу и культуре. Redgate 1998 отлично подходит для изучения древней и средневековой истории, а Walker 1991 — отличный учебник по Нагорному Карабаху. Suny 1996 представляет наиболее полный отчет об истории региона Южного Кавказа.

  • Кертис, Гленн Э. Армения, Азербайджан и Грузия: страновые исследования . Вашингтон, округ Колумбия: Федеральный исследовательский отдел, Библиотека Конгресса, 1995.

    Эта книга является частью серии региональных справочников, спонсируемой Министерством армии США.

  • де Ваал, Томас. Кавказ: введение . Oxford: Oxford University Press, 2010.

    Отличный обзор и анализ событий на Южном Кавказе с акцентом на современность.

  • Кинг, Чарльз. Призрак свободы: История Кавказа . New York: Oxford University Press, 2008.

    Это первая общая история современного Кавказа с начала российского вторжения в регион до настоящего времени.

  • Ланг, Дэвид Маршалл. Армяне: народ в изгнании . Лондон: Анвин Хайман, 1981.

    Краткий обзор армянского народа и культуры.

  • Матвеева Анна. Южный Кавказ: национализм, конфликты и меньшинства . London: Minority Rights Group International, 2002.

    Краткое исследование истории и политики трех независимых государств, отколовшихся регионов и этнических меньшинств.

  • Редгейт, AE Армяне . Oxford: Blackwell, 1998.

    Обзор истории армянского народа с акцентом на древние и средневековые времена.

  • Сани, Рональд Григор, изд. Закавказье, национализм и социальные перемены: Очерки истории Армении, Азербайджана и Грузии . Изд. ред. Ann Arbor: University of Michigan Press, 1996.

    Этот том, отредактированный выдающимся ученым региона, является единственным описанием на английском языке всего Южного Кавказа с древних времен до наших дней.

  • Ван дер Леу, Чарльз. Азербайджан: В поисках идентичности . New York: St. Martin’s, 2000.

    Это единственная общая история Азербайджана на английском языке с древности до наших дней.

  • Уокер, Кристофер Дж., изд. Армения и Карабах: борьба за единство . London: Minority Rights Publications, 1991.

    Автор объясняет, как проблема Нагорного Карабаха стала важным фактором национальной политики Армении и армянской диаспоры.

Пользователи без подписки не могут видеть весь контент на
эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Полногеномные данные древнего человека за 3000-летний интервал на Кавказе соответствуют эколого-географическим регионам

Генетическая кластеризация и однородительски унаследованные маркеры

Мы сообщаем полногеномные данные в целевом наборе из 1.2 миллиона однонуклеотидных полиморфизмов (SNP) 18,27 для 59 энеолитических и БА особей Кавказского региона. После фильтрации 14 человек, которые были родственниками первой степени или имели признаки заражения (дополнительные данные 1, дополнительное примечание 3), мы оставили 45 человек для последующего анализа с использованием порогового значения 30 000 SNP. Мы объединили наши недавно сгенерированные образцы с ранее опубликованными древними и современными данными (дополнительные данные 2). Сначала мы выполнили анализ основных компонентов (PCA) 28 и анализ ADMIXTURE 29 , чтобы качественно оценить генетическое сходство древних людей (рис.2). Основываясь на графиках PCA и ADMIXTURE, мы наблюдаем два различных генетических кластера: один относится к ранее опубликованным древним особям из западно-евразийской степи (отсюда название « Степь »), а второй кластер относится к современным южно-кавказским популяциям и древним особям BA. из сегодняшней Армении (далее называемой « Кавказ »), а некоторые особи занимают промежуточное положение между ними. Резкое различие, наблюдаемое на нашем временном разрезе, также видно в распределении гаплогруппы Y-хромосомы с типами R1/R1b1 и Q1a2 в Степь и типами L, J и G2 в кластере Кавказ (рис.3а, дополнительные данные 1, дополнительное примечание 4). Напротив, распределение митохондриальных гаплогрупп более разнообразно и похоже в обеих группах (рис. 3b, дополнительные данные 1).

Рис. 3

Результаты однородительски унаследованных маркеров. Сравнение распределения Y-хромосомы a и митохондриальной гаплогруппы b в кластере Степи и Кавказа

Два отдельных кластера уже видны у древнейших особей нашего временного разреза, датируемых периодом энеолита (~ 6300–6100 лет назад / 4300–4100 кал. до н.э.).Три особи из стоянок Прогресс 2 и Вонючка 1 в предгорной степи Северного Кавказа («Энеолитическая степь»), имеющие родственное происхождение от ЭГГ и ХГГ, генетически очень сходны с энеолитическими особями из Хвалынска II и Самарской области 18,22 . Это расширяет линию разбавления предков EHG через предков, связанных с CHG, до участков непосредственно к северу от предгорий Кавказа (рис. 1c; рис. 2d).

Напротив, самые древние люди с самого северного склона горы, а именно три человека первой степени родства из Унакозовской пещеры, связанной с энеолитической культурой Дарквети-Мешоко (метка анализа «Энеолитический Кавказ»), имеют смешанное происхождение, в основном происходящее от источники, относящиеся к анатолийскому неолиту (оранжевый) и CHG/иранскому неолиту (зеленый) на графике ADMIXTURE (рис. 2с). Хотя аналогичные профили предков были зарегистрированы для анатолийских и армянских людей эпохи энеолита и БА 9,19 , этот результат предполагает присутствие этого смешанного происхождения к северу от Кавказа уже ~ 6500 лет назад.

Древнее североевразийское происхождение в степных майкопских индивидуумах

Четыре индивидуума из курганов в травяной степной зоне, археологически связанных с культурным комплексом «Майкопский степной» (дополнительные примечания 1 и 2), отсутствуют компоненты, связанные с анатолийскими фермерами (AF) по сравнению с современниками Майкопа из предгорий.Вместо этого они несут в себе третий и четвертый компоненты предков, тесно связанные с верхнепалеолитическими сибиряками (максимально выраженными у отдельных Афонтова Гора 3 (AG3) 30,31 и коренных американцев соответственно, а также у современных выходцев из Северной Азии, таких как северные Сибирский нганасан (дополнительные данные 3). Чтобы проиллюстрировать эту близость к «древним северным евразийцам» (ANE) 21 , мы также провели PCA со 147 евразийцами (дополнительный рисунок 1A) и 29 популяциями коренных американцев (дополнительный рисунок 1B). Последний представляет собой клин от богатых ANE степных популяций, таких как EHG, энеолитические люди, AG3 и Мальта 1 (MA1), до современных коренных американцев на противоположном конце. Для формального тестирования избытка аллелей, общих с ANE/коренными американцами, мы выполнили f 4 -статистику формы f 4 (Мбути, X; Степь Майкоп, энеолитическая степь), что дало достоверно положительный результат Z — баллы ( Z > 3) для AG3, MA1, EHG, Clovis и Kennewick для древних популяций и многих современных популяций коренных американцев (дополнительная таблица 1).Основываясь на этих наблюдениях, мы использовали методы qpWave и qpAdm для моделирования количества наследственных источников, вносящих вклад в появление особей степного Майкопа, и коэффициентов их относительного происхождения. Простые двухсторонние модели степного Майкопа как примеси энеолитической степи, AG3 или Кенневика не подходят (дополнительная таблица 2). Тем не менее, мы могли успешно смоделировать происхождение степного Майкопа как производное от популяций, связанных со всеми тремя источниками ( p -значение 0,371 для ранга 2): энеолитическая степь (63.5   ±   2,9%), AG3 (29,6   ±   3,4 %) и Kennewick (6,9   ±   1,0 %) (рис. 4; дополнительная таблица 3). Мы отмечаем, что сигнал, связанный с Кенневиком, скорее всего, обусловлен восточно-евразийской частью индейского происхождения, поскольку статистика f 4 (Степь_Майкоп, Подогнанная Степь_Майкоп; Внешняя группа1, Внешняя группа2) показывает, что особи Степного Майкопа имеют больше общих аллелей, чем только с Каритяной, но и с китайцами хань (дополнительная таблица 2).

Рис. 4

Результаты моделирования кластера Степь и Кавказ.Пропорции примесей, основанные на (временно и географически) дистальных и проксимальных моделях, показывающие дополнительное происхождение AF в степных группах ( a ) и дополнительный поток генов с юга в некоторых степных группах, а также кавказских группах ( b ) (см. также дополнительные таблицы 10, 14 и 19)

Характеристика профиля предков

Кавказ

Майкопский период, представленный 12 особями из восьми майкопских стоянок (Майкоп, n  = 2; культурный вариант «Новосвобода»). стоянка Клады, n  = 4 и Поздний Майкоп, n  = 6) в северных предгорьях выглядит однородной.Эти особи очень напоминают предшествовавших энеолитических особей Кавказа и представляют собой продолжение местного генетического профиля. Эта родословная сохраняется в последующие века, по крайней мере, до ~ 3100 лн.н. (1100 кал. до н.э.), о чем свидетельствуют люди из Кура-Аракса как с северо-востока (Великент, Дагестан), так и с Южного Кавказа (Капс, Армения), а также MBA/ Особи LBA (например, Кудачурт, Марченкова гора) с севера. В целом, этот профиль предков Кавказа попадает в группу «армянских и иранских энеолитических» особей и неотличим от других особей Кура-Аракс (армянский EBA) на графике PCA (рис.2), предполагая двойное происхождение, включающее анатолийско-левантийскую и иранскую неолитическую/CHG родословную, с минимальным вкладом EHG/WHG, возможно, как часть предков AF 9 .

Примесь f 3- статистика вида f 3 (X, Y; цель) с кластером Кавказ в качестве цели привела к значительно отрицательным Z-баллам (Z < −3), когда CHG (или AG3 в позднем Майкопе) использовался в качестве одного, а анатолийские фермеры - в качестве второго потенциального источника (дополнительная таблица 4).Мы также использовали qpWave для определения количества потоков предков и обнаружили, что достаточно минимум двух (дополнительная таблица 5).

Затем мы проверили, можно ли смоделировать каждую темпоральную/культурную группу кластера Кавказ как простую двустороннюю смесь, исследуя все возможные пары источников в qpWave . Мы обнаружили поддержку CHG в качестве одного источника и предков AF или производной формы, такой как встречается в Юго-Восточной Европе, в качестве другого (дополнительная таблица 6).Мы сосредоточились на смешанных моделях проксимальных источников (рис. 4b), таких как CHG и анатолийский энеолит, для всех шести групп кластера Кавказа (энеолитический Кавказ, Майкоп и поздний Макеоп, Майкоп-Новосвободная, Кура-Аракс и дольмен LBA). , с пропорциями примеси в генетическом клине на 40–72%, связанными с анатолийским энеолитом, и на 28–60%, связанными с CHG (дополнительная таблица 7). Когда мы исследовали людей эпохи неолита в Румынии и Болгарии в качестве альтернативных юго-восточных европейских источников (30–46% и 32–49%), пропорции CHG увеличились до 54–70% и 51–68% соответственно.Мы предполагаем, что альтернативные модели, заменяющие анатолийских энеолитических индивидуумов еще не отобранными популяциями из восточной Анатолии, Южного Кавказа или северной Месопотамии, вероятно, также обеспечат соответствие некоторым из проверенных кавказских групп. Модели с иранским неолитом в качестве замены CHG также могут объяснить данные в двусторонней примеси с комбинацией энеолита Армении или энеолита Анатолии в качестве другого источника. Однако модели, заменяющие CHG на EHG, не получили поддержки (дополнительная таблица 8), что указывает на отсутствие сильного влияния примеси из соседней степи на север.Мы также не обнаружили прямых доказательств происхождения EHG или WHG в 90 157 группах Кавказа 90 158 (дополнительная таблица 9), но заметили, что люди Кура-Аракс и Майкоп-Новосвободная, вероятно, получили дополнительную родословную, связанную с Ираном энеолита (24,9% и 37,4%, соответственно). ; рис. 4; дополнительная таблица 10).

Характеристика профиля предков

Степь

Лица из северокавказских степей, связанные с ямной культурной формацией (5300–4400 л.н., 3300–2400 гг. север, среднее Поволжье 18,22 , Украина и другим особям БА из евразийских степей, которые имеют характерный профиль «степного происхождения» как смесь EHG и CHG-родственного происхождения 9,13 .Эти особи образуют плотный кластер в пространстве PCA (рис. 2), и формально можно показать, что они являются смесью, благодаря значительно отрицательной примеси f 3 -статистики вида , CHG; цель) (дополнительный рис. 2). В этот кластер также входят представители северокавказской культуры (4800–4500 лет до н. –4200 л.н., 2600–2200 кал. до н.э.), который пришел на смену ямному горизонту.

Особи посткатакомбного горизонта MBA (4200–3700 л.н., 2200–1700 кал. до н.э.), такие как культуры позднего Северного Кавказа и лола, представляют собой оба профиля предков, распространенных на Северном Кавказе: особи с горного участка Кабардинка демонстрируют типичный степной профиль предков, в то время как особи из местонахождения Кудачурт в 90  км к западу или наши самые последние особи из западной культуры дольменов LBA (3400–3200 л. н., 1400–1200 гг. до н.э.) сохраняют «южно-кавказский» профиль. Напротив, один человек из культуры лола напоминает профиль предков представителей степного Майкопа.

Примесь в степную зону с юга

Доказательства взаимодействия между кластерами Кавказ и Степь видны в наших генетических данных от особей, связанных с более поздней степной майкопской фазой около 5300–5100 лет назад. Эти «отклоняющиеся» особи были погребены в тех же курганах, что и лица со степным и, в частности, степным Майкопским профилем предков, но имеют более высокую долю предков AF, видимую на графике ADMIXTURE, и также смещены в сторону кластера Кавказ в пространстве ПК (рис. .2г). Это наблюдение подтверждается формальной статистикой D (дополнительный рисунок 3). Успешно моделируя выбросы степного Майкопа как двустороннюю смесь степного Майкопа и представителей кластера Кавказа (дополнительная таблица 3), мы можем показать, что эти люди получили дополнительные «анатолийские и иранские неолитические предки», скорее всего, из современных источников. на юге. Мы использовали ALDER 32 для оценки среднего времени примеси наблюдаемого предка, связанного с фермерами, в степных окраинах Майкопа 20 поколений или 560 лет назад (дополнительное примечание 5).

Родословная анатолийских земледельцев в степных группах

Самарские энеолитические особи образуют клин в пространстве PC, идущий от EHG к CHG (рис. 2d), который продолжается недавно обнаруженными энеолитическими степными особями. Однако в последующие века траектория этого клина меняется. Здесь мы наблюдаем наклон от Eneolithic_steppe к кластеру Кавказ . Мы можем качественно объяснить этот «наклонный клин» событиями к югу от Кавказа, где иранские и AF предки продолжают смешиваться, что приводит к смешению, которое также наблюдается в кластере Кавказ , откуда оно могло распространиться на степь.Первое появление «смешанного земледельческого происхождения» в степной зоне проявляется в останцах степного Майкопа. Однако результаты PCA предполагают, что ямная и более поздние группы западно-евразийской степи несут также некоторую родословную, связанную с земледелием, поскольку они немного смещены в сторону «европейских неолитических групп» в PC2 (рис. 2d) по сравнению с предшествующими энеолитическими степными особями. «Наклонный клин» также подтверждается статистикой примеси f 3 , которая обеспечивает статистически значимые отрицательные значения для AG3 и любой группы AF в качестве двух источников (дополнительная таблица 11).Используя статистику f и D , мы также наблюдаем увеличение родословной, связанной с земледельцами (как анатолийской, так и иранской), в нашем кластере Степь , что отличает энеолитическую степь от более поздних групп. Кроме того, мы обнаруживаем, что кластер Кавказ или группы Леванта / AF имеют больше общих аллелей с группами Степь , чем с EHG или Самарским энеолитом (дополнительные рисунки 4 и 5). Группы MLBA, такие как Полтавка, Андроново, Срубная и Синташта, демонстрируют дальнейшее увеличение предков AF в соответствии с предыдущими исследованиями 9,22 , отражающими различные процессы, не связанные напрямую с событиями на Кавказе (дополнительный рис. 6).

Затем мы использовали qpWave и qpAdm , чтобы изучить количество источников происхождения для компонента AF, чтобы оценить, правдоподобно ли географически близкие группы способствовали тонкому сдвигу энеолитического происхождения в степи в сторону неолитических групп. В частности, мы проверили, может ли какая-либо из групп предков евразийских степей быть успешно смоделирована как двусторонняя смесь между энеолитической степью и популяцией X, происходящей от анатолийских или иранских фермеров, соответственно.Удивительно, но мы обнаружили, что для объяснения всех восьми проверенных групп степных предков необходимо как минимум четыре потока предков (рис. 2; дополнительная таблица 12). Важно отметить, что наши результаты показывают тонкий вклад как предков AF, так и предков, связанных с WHG (рис. 4; дополнительные таблицы 13 и 14), которые, вероятно, были привнесены через сельскохозяйственные группы MN / LN из соседних регионов на Западе. Можно исключить прямой источник предков AF (дополнительная таблица 15). В настоящее время из-за ограничений нашего разрешения мы не можем определить единственную наилучшую исходную популяцию.Тем не менее, географически ближайшие и современные группы, такие как шаровидные амфоры и энеолитические группы из района Черного моря (Украина и Болгария), представляющие все четыре отдаленных источника (CHG, EHG, WHG и анатолийско-неолитический), являются одними из наиболее поддерживаемых кандидатов (рис. 4; дополнительная таблица 16). Применение того же метода к последующим северокавказским 90 157 степным 90 158 группам, таким как катакомбы, (поздний) Северный Кавказ, подтверждает эту закономерность (дополнительная таблица 16).

Используя qpAdm с Globular Amphora в качестве непосредственной суррогатной популяции, мы оценили вклад предков AF в ямную и другие степные группы.Мы обнаруживаем, что представители Ямной Самары имеют 13,2 ± 2,7%, а представители Ямной Украины или Кавказа — 16,6 ± 2,9% предков AF (рис. 4; дополнительная таблица 17) — статистически неразличимые пропорции. Замена шаровидной амфоры на Iberia Chalcolithic не сильно меняет результаты (дополнительная таблица 18). Это говорит о том, что исходная популяция представляла собой смесь предков AF и как минимум 20% предков WHG, генетический профиль, общий для многих европейских MN / LN и людей эпохи энеолита 3 тысячелетий до н.э., проанализированных до сих пор.

Чтобы учесть потенциально несмоделированное происхождение от групп Кавказа , мы добавили «Энеолитический Кавказ» в качестве дополнительного источника для построения трехсторонней модели. Мы обнаружили, что Ямный Кавказ, Ямная Украина, Озера, Северный Кавказ и Поздний Северный Кавказ, вероятно, получили дополнительное происхождение (6–40%) от ближайших кавказских групп (дополнительная таблица 19). Это предполагает более сложную и динамичную картину групп степного происхождения во времени, включая формирование местного варианта степного происхождения в северокавказских степях из местного энеолита, вклад степных майкопских групп и преемственность населения между ранним ямным периодом и MBA (5300–3200 л. н., 3300–2200 кал. до н.э.).

Наблюдения за микроразрезами во времени

Доступность нескольких особей из одного кургана позволила нам проверить генетическую преемственность на уровне микроразрезов. Сосредоточив внимание на двух курганах (Марьинская 5 и Шарахалсун 6) с четырьмя и пятью особями соответственно, мы наблюдаем, что генетическая родословная менялась во времени, чередуя предков Степи и Кавказа (дополнительный рисунок 7), что предполагает смещение генетической границы между двумя генетическими кластерами.Мы также обнаружили разную степень родства между людьми, погребенными в одном и том же кургане, что подтверждает мнение о том, что отдельные курганы отражают генеалогические линии. В целом мы наблюдаем сбалансированное соотношение полов на наших сайтах среди протестированных лиц (дополнительное примечание 4).

Совместная модель древних популяций Кавказского региона

Наша аппроксимированная модель qpGraph резюмирует генетическое разделение между Кавказскими и Степными группами, где энеолитические степные особи имеют более 60% предков от EHG и остаток от основной линии, связанной с CHG, тогда как майкопская группа получила около 86. 4% от CHG, 9,6% анатолийского происхождения, связанного с сельским хозяйством, и 4% от EHG. Ямные особи с Кавказа получили большую часть своей родословной от энеолитических степных особей, но также получили около 16% от фермеров, связанных с шаровидными амфорами (рис. 5, дополнительное примечание 6).

Рис. 5

Примесь Графовое моделирование истории населения Кавказского региона. Начали со остова дерева без примеси, включая Мбути, Лошбур и МА1. Мы привили к этому EHG, CHG, Globular_Amphora, Eneolithic_steppe, Maykop и Yamnaya_Caucasus, добавляя их последовательно ко всем возможным ребрам дерева и оставляя только графовые решения, не дающие различий | З | > 3 между подобранной и оценочной статистикой.Самый низкий показатель Z для этого графика равен | З | = 2,824. Отметим, что максимальное расхождение составляет f 4 (MA1, Майкоп; EHG, Eneolithic_steppe) = −3,369, если мы не добавим 4% EHG-предков Майкопа. Погрешности по краям умножены на 1000, а пунктирные линии обозначают примесь

Поиск по более чем 200 ведущим изданиям в области биологических, экологических наук и наук об окружающей среде.

Внебрачные нектарники в Карапа Аубл. (Meliaceae-Cedreloideae)

Дэвид Кенфак, Морис Тиндо, Матье Гуйе

МАЛЕНЬКИЙ НОВЫЙ ДРЕВЕЖНЫЙ ВИД ВЕСТ-ИНДИЙСКОГО УДАВА (BOIDAE; CHILABOTHRUS) ИЗ ЮЖНОЙ ИСПАНИЯ

Мигель А.Ландестой Т., Р. Грэм Рейнольдс, Роберт В. Хендерсон

Влияние почвенных карт грубого разрешения и атрибутов, сгенерированных цифровой моделью рельефа высокого разрешения, на моделирование цинка и меди лесных почв

Чжэнъюн Чжао, Ци Ян, Сяоган Дин, Цзышэн Син

Поздравляем победителей премии BioOne Ambassador 2021

Компания BioOne рада объявить победителей премии Ambassador 2021 года.Награда посла присуждается начинающим исследователям, которые лучше всего сообщают о своих специализированных исследованиях, выходящих за рамки их непосредственной дисциплины, и широкой публике.

Читать полный пресс-релиз


Прочтите наш информационный бюллетень за ноябрь 2021 г.

BioOne Complete достигает 200 000 статей, Сьюзи Скомаль размышляет о 17-летнем руководстве BioOne, BioOne присоединяется к Кооперативу знаний об изменении климата и т. д.

Узнайте о том, чем занимается BioOne


BioOne Vista: январь 2022 г.

Сборник этого месяца посвящен исследованиям в области энтомологии, поскольку мы приветствуем два названия в коллекции BioOne Complete за 2022 год — Odonatologica и Notulae odonatologicae .В выпуске BioOne Vista за январь 2022 г. представлены статьи из этих новых изданий, а также Annales Zoologici , The Coleopterists Bulletin , Entomologica Americana , Journal of the Lepidopterists’ Society , The Pan-Pacific Entomologist 9 Систематическая и прикладная акарология и др.

Прочитать коллекцию


Лучшие и актуальные исследования Январь 2022 г.

Мы рады поделиться подборкой лучших и популярных статей, опубликованных в журналах BioOne, которые охватывают все области биологических, экологических и экологических наук.Рекомендуемые журналы включают Journal of East African Natural History , Annales Zoologici , Journal of Ethnobiology , Ursus и другие.

Откройте для себя наши лучшие и популярные статьи


Сложное взаимодействие генов и культур — ScienceDaily

Международная исследовательская группа, координируемая Институтом истории человечества им. Макса Планка (MPI-SHH) и Евразийским отделом Немецкого археологического института (DAI) в Берлине, впервые проводит систематические генетические исследования в Кавказском регионе.Исследование, опубликованное в Nature Communications, основано на анализе полногеномных данных 45 человек из степных и горных районов Северного Кавказа. Скелетные останки, возраст которых составляет от 6500 до 3500 лет, показывают, что группы, жившие по всему Кавказскому региону, были генетически схожими, несмотря на суровый горный рельеф, но существовала резкая генетическая граница с соседними степными районами на севере.

Кавказ, территория, которая сегодня включает в себя части России, Азербайджана, Армении, Грузии, Ирана и Турции, является важным перекрестком в истории Европы как в генетическом, так и в культурном плане.Сегодня это один из регионов мира с самым высоким языковым разнообразием, а в прошлом кавказское население сыграло важную роль в формировании генетических компонентов сегодняшних европейцев. В эпоху бронзы важные технологические инновации, разработанные на Кавказе и за его пределами, были доставлены в Европу через этот регион, например, первое высокоэффективное металлическое оружие, колесо и повозка.

«Мы предполагаем, что после неолита, где-то до 5000 г. до н.э., когда установился более оседлый образ жизни с одомашненными животными и растениями, популяции с Южного Кавказа распространились по горам на север и встретились там с кочевым населением из Евразийская степь», — говорит доктор.Вольфганг Хаак, руководитель группы молекулярной антропологии в MPI-SHH и руководитель исследования. «Генетическая граница в принципе соответствует эколого-географическим регионам: горам и степям. С другой стороны, сегодня сами горы Кавказа являются скорее барьером для потока генов».

На протяжении веков сформировалась зона взаимодействия, где традиции месопотамской цивилизации и кавказской цивилизации встретились с культурами степи. Это переплетение проявляется в культурном обмене и передаче технологических и социальных инноваций, а также в случайном обмене генами, который, как показывает исследование, также имел место между группами с совершенно различным генетическим происхождением.

Зона культурного контакта, генетический пограничный регион

Изученные скелетные останки происходят из разных культур бронзового века. В частности, майкопская культура, судя по ее впечатляющему инвентарю, имевшему близкие параллели на юге, долгое время считалась населением, мигрировавшим на Северный Кавказ из Месопотамии.

Нынешнее палеогенетическое исследование рисует более тонкую картину мобильности в бронзовом веке. Люди с ярко выраженным южнокавказским происхождением уже к 5-му тысячелетию до нашей эры жили к северу от горных хребтов.Весьма вероятно, что именно эти группы легли в основу местной майкопской культуры раннего бронзового века IV тысячелетия до н.э. Интересно, что протестированные майкопские особи генетически отличаются от групп, живущих в прилегающих степях к северу.

«Генетические результаты не подтверждают сценарии крупномасштабных миграций с юга в майкопский период или даже с северо-запада, как постулировали некоторые археологи. Эти находки имеют большое значение для нашего понимания локального развития Северного Кавказа. культуры в 4-м тысячелетии до нашей эры», — объясняет проф.Доктор доктор Х.К. Свенд Хансен, директор Евразийского департамента DAI.

К 3-му тысячелетию до нашей эры группы скотоводов из степей произвели фундаментальные изменения в населении Европы. Настоящее исследование подтверждает параллельные изменения на Кавказе вдоль южной границы степной зоны. «Однако в течение 3-го и 2-го тысячелетий до нашей эры все люди, жившие на Северном Кавказе, имели схожий генетический состав, хотя их можно признать (археологически) разными культурными группами», — говорит Сабина Рейнхольд, соруководитель археологической группы. .«Индивидуумы, принадлежащие к ямному или катакомбному культурным комплексам, согласно археологическим анализам их могил, генетически неотличимы от индивидуумов из северокавказской культуры предгорий и гор. Местные или глобальные культурные атрибуции, по-видимому, имели большее значение, чем общие биологические корни. »

Тонкий поток генов с запада способствовал формированию ранних ямных групп

Массовые перемещения населения в 3-м тысячелетии до н.э., в связи с экспансией групп из степи, входивших в состав так называемой ямной культуры, уже давно связывают с переносом значительных технических новшеств из Месопотамии в Европу.Однако недавние исследования Евразийского отдела DAI по распространению ранних повозок или металлического оружия показали, что интенсивный обмен между Европой, Кавказом и Месопотамией начался гораздо раньше. Однако могут ли доказательства этих технологических обменов быть также предоставлены генетическими взаимодействиями, обнаруженными в текущем исследовании? И если да, то в каком направлении они указывают?

Геномы ямных особей из степей, граничащих с Кавказом, действительно обнаруживают тонкие генетические следы, характерные и для соседних земледельческих популяций юго-восточной Европы.Детальный анализ теперь показывает, что этот тонкий поток генов не может быть связан с населением Майкопа, а должен был прийти с запада.

«Это волнующие и удивительные результаты, которые подчеркивают сложность процессов, которые привели к формированию степных скотоводов бронзового века», — говорит Чуан-Чао Ванг, постдокторант популяционного генетика в MPI-SHH и первый автор исследования, в настоящее время профессор Сямэньского университета в Китае.

Хансен добавляет: «Эти тонкие генетические следы с запада действительно примечательны и предполагают контакт между людьми в степях и западными группами, такими как культура шаровидных амфор, между 4-м и 3-м тысячелетием до нашей эры. »

Похоже, что мир 4-го тысячелетия до нашей эры был хорошо связан задолго до крупной экспансии степных скотоводов и связанных с ними групп. В этой разветвленной сети контактов люди не только распространяли и обменивались ноу-хау и технологическими новинками, но иногда и обменивались генами, причем не только в одном направлении.

Действительно, особи из северо-восточных сухих степей Северного Кавказа обнаруживают генетические следы, указывающие на глубокую и далеко идущую связь с людьми Сибири, Северо-Восточной Азии и Америки.«Это показывает, что Евразия была местом многих захватывающих глав в предыстории человечества, которые до сих пор окутаны тайной. Наша цель — исследовать их в тесном сотрудничестве с археологами и антропологами», — говорит профессор Йоханнес Краузе, директор отдела археогенетики MPI. соруководитель исследования.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

В прорубь в крещение: На крещенских купаниях женщину течением унесло под лед. Ее тело нашли 10 дней спустя

На крещенских купаниях женщину течением унесло под лед. Ее тело нашли 10 дней спустя
28 января 2022, 16:16
Общество
19 января в Гатчинском районе 41-летняя Анна Ускова нырнула с головой в самодельную прорубь, и ее

Разное

Последование к причащению слушать: Последование ко Святому Причащению с переводом на русский язык

Последование ко Святому Причастию — Храм свт. Николая Мирликийского в с. Саввинская СлободаКанон ко причащению  Слушать:         Скачать: аудио, текст (.rtf)   Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш,