Свойства древнерусской литературы: Что характерно для древнерусской литературы? назовите эти свойства. какие события описывались в древнерусской литературе

Разное

Содержание

Особенности и жанры древнерусской литературы

Древнерусской (или русской средневековой, или древней восточнославянской) литературой называют совокупность письменных произведений, написанных на территории Киевской, а затем Московской Руси в период с 11 по 17 века. Древнерусская литература является общей древней литературой русского, белорусского и украинского народов.

Карта Древней Руси
Крупнейшими исследователями древнерусской литературы являются академики Дмитрий Сергеевич Лихачёв, Борис Александрович Рыбаков, Алексей Александрович Шахматов.

Академик Д.С. Лихачёв
Древнерусская литература не являлась результатом художественного вымысла и обладала рядом особенностей.
1. Вымысел в древнерусской литературе не разрешался, так как вымысел – это ложь, а ложь греховна. Поэтому все произведения носили религиозный или исторический характер. Право на вымысел было осмыслено лишь в 17 веке.
2. По причине отсутствия вымысла в древнерусской литературе отсутствовало понятие авторства, так как произведения либо отражали реальные исторические события, либо представляли собой изложение христианских книг. Поэтому у произведений древнерусской литературы есть составитель, переписчик, но не автор.
3. Произведения древнерусской литературы создавались в соответствии с этикетом, то есть по определённым правилам. Этикет складывался из представлений о том, как должен разворачиваться ход событий, как должен вести себя герой, как составитель произведения обязан описывать происходящее.
4. Древнерусская литература развивалась очень медленно: за семь веков было создано лишь несколько десятков произведений. Это объяснялось, во-первых, тем, что произведения переписывались от руки, а книги не тиражировались, так как до 1564 года на Руси не существовало книгопечатания; во-вторых, число грамотных (читающих) людей было очень мало.

Жанры древнерусской литературы отличались от современных.

Жанр Определение Примеры
ЛЕТОПИСЬ

Описание исторических событий по «летам», то есть по годам. 

Восходит к древнегреческим хроникам.

«Повесть временных лет», 

«Лаврентьевская летопись»,

«Ипатьевская летопись»

ПОУЧЕНИЕ Духовное завещание отца детям. «Поучение Владимира Мономаха»
ЖИТИЕ (АГИОГРАФИЯ) Жизнеописание святого.

«Житие Бориса и Глеба»,

«Житие Сергия Радонежского»,

«Житие протопопа Аввакума»

ХОЖДЕНИЕ Описание путешествий.

«Хождение за три моря»,

«Хождение Богородицы по мукам»

ВОИНСКАЯ ПОВЕСТЬ Описание военных походов.

«Задонщина»,

«Сказание о Мамаевом побоище»

СЛОВО Жанр красноречия.

«Слово о Законе и Благодати»,

«Слово о погибели Русской земли»

Возникновение и периодизация древнерусской литературы 

Начальное русское летописание

Список рекомендуемой литературы, История древнерусской литературы

В.В. Кусков

Основой изучения студентом истории древнерусской литературы является вдумчивое прочтение основных рекомендуемых текстов. Их минимальный объем представлен в Хрестоматиях, составленных Н. К. Гудзием, Н. И. Прокофьевым: Хрестоматия по древней русской литературе / Сост. Н. К. Гудзий. Науч. ред. Н. И. Прокофьев. 8-е изд. М., 1973. Древняя русская литература. Хрестоматия / Сост. Н. И. Прокофьев. М, 1980.

Тексты в хрестоматиях опубликованы на древнерусском языке, что порой отталкивает студента «трудностями» прочтения, а точнее, понимания.

Следует посоветовать не пугаться этого, а постараться вникнуть в смысл читаемого. Для этого нужно читать очень медленно! Вникать в смысл каждого слова и обращаться к словарям: Материалам для словаря древнерусского языка И. И. Срезневского, или Полному церковно-славянскому словарю Г.Дьяченко, или Словарю русского языка XI – XVII вв. АН СССР. Институт русского языка (изд. не завершено, вышел 21 выпуск). Можно также использовать Словарь «Слова о полку Игореве» / Сост. В. Л. Виноградова. Выл. 1 – 23.

Работа со словарями позволит студенту постигнуть не только смысл древнерусских слов, но и их значение для современного русского языка, эстетические свойства старославянского языка, облегчит усвоение такого трудного для филолога предмета, как старославянский язык и история русского литературного языка.

Студент, конечно, может облегчить свою задачу и обратиться к переводам текстов на современный русский язык. Такие переводы он может найти в изданиях серии «Литературные памятники», «Всемирная литература», «Памятниках литературы Древней Руси» в 12 т. Однако переводы не дают возможность глубоко постигнуть красоту и глубину древнерусских текстов.

Помимо хрестоматии, каждому студенту необходимо полностью прочитать «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное» в любом издании (М., 1960; Иркутск, 1979 и др.).

Любознательному студенту можно рекомендовать научно изданные тексты древнерусской литературы в серии «Литературные памятники»:

Воинские повести Древней Руси. М.; Л., 1949.

 «Повесть временных лет». М.; Л., 1950. Ч. 1, 2.

«Хожение за три моря» Афанасия Никитина. Л., 1986.

Сказания и повести о Куликовской битве. Л., 1982.

Послания Ивана Грозного. Л., 1951.

Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л., 1979.

Александрия. Роман об Александре Македонском по русской рукописи XV века. М.; Л., 1965.

Русская демократическая сатира XVII века. Л., 1977.

Повесть о Горе-Злочастии. Л., 1974.

Симеон Полоцкий. Избранные сочинения. М.; Л., 1953.

«Слово о полку Игореве». М.; Л., 1950.

В издательстве «Советская Россия» в серии «Сокровища древнерусской литературы» изданы:

«Слово о полку Игореве». М., 1981.

Древнерусские предания XI – XVI вв. М., 1982.

Книга хожений. Записки русских путешественников XI – XV вв.

Записки русских путешественников XVI – XVII вв. М., 1988.

Красноречие Древней Руси (XI – XVII вв.). М., 1987.

Русское историческое повествование XVI – XVII веков. М., 1984.

Русская бытовая повесть. XV – XVII вв. М., 1991.

Сатира XI – XVII веков. М., 1987.

Виршевая поэзия (первая половина XVII века). М., 1980.

Для желающих ознакомиться с более полным объемом древнерусской литературы рекомендуется: Памятники литературы Древней Руси: В 12т. / Общ. ред. Л. А. Дмитриева и Д. С. Лихачева. М., 1978 – 1994.

1. XI – начало XII века.

2. XII век.

3. XIII век.

4. XIV – середина XV века.

5. Вторая половина XV века.

6. Конец XV – первая половина XVI века.

7. Середина XVI века.

8. Вторая половина XVI века.

9. Конец XVI – начало XVII века.

10. XVII век. Книга первая.

11. XVII век. Книга вторая.

12. XVII век. Книга третья.

молодые ученые о науке в их жизни


Композитные тонкие пленки и изучение ценностей человека на разных этапах его пути: молодые ученые о науке в их жизни



Verbum продолжает серию публикаций о молодых ученых СГУ им. Питирима Сорокина. Сегодня – истории физика, занимающегося структурными и высокочастотными электромагнитными свойствами композитных тонких пленок и филолога, изучающего воплощение мотивов древнерусских воинских повестей в исторических романах.


Руслана Тубылевич, документовед научно-исследовательской лаборатории «Филологические исследования духовной культуры Севера», аспирант.



О «своей» теме


— Сфера моих научных интересов — древнерусская литература, а именно воинские повести. Исторические романы я исследую с точки зрения сюжета, образов, мотивов отдельных воинских повестей. Это касается романов о событиях татаро-монгольского ига, которые так или иначе опираются на сведения из летописей, с которыми автор мог познакомится непосредственно или с помощью их критического осмысления в научных трудах.



К своей теме я пришла постепенно. Три года я изучала женские образы в повестях Куликовского цикла, а затем два года сопоставляла, как некоторые женские образы древнерусской литературы, например, княгиня Ольга, были воплощены в кинематографе — в фильме Юрия Ильенко «Легенда о княгине Ольге». Также изучала, как воплощался образ женщины древней и средневековой Руси в фильмах Сергея Эйзенштейна («Иван Грозный»), Павла Лунгина («Царь») и других. Поскольку меня заинтересовало, как персонажи одной эпохи воплощаются в произведениях другой, уже под другим углом, иными средствами и с другими акцентами, мы с научным руководителем д.ф.н. Михаилом Васильевичем Мелиховым решили обратить внимание на то, как образы, сюжеты и мотивы древнерусских воинских повестей воплощаются в исторических романах, которые взяли за основу ту же эпоху и те же события, изображают тех же героев.


О роли науки в жизни


— Наука лично для меня — увлекательное исследование и поиск ответа на вопрос, каким был человек на разных этапах своего пути, о чем думал и что было для него особенно важно. Кроме того, это дает возможность понять современного человека.




Безусловно, я пока далеко не ученый, но мне интересно пытаться попробовать себя в научной деятельности, замечать маленькие улучшения в том, как я изучаю текст, как меняется представление о предмете исследования. Думаю, что роль ученого в современном обществе — способствовать дальнейшему развитию науки и культуры, сохранять, в том числе и от забвения, наше прошлое и вдохновлять молодое поколение на изучение нашего мира, на реализацию своих способностей и талантов.


О молодежи в науке


Возможно, не такое большое количество молодых ученых сегодня связано с недостатком времени и сил, которые они тратят на учебу или работу (и часто и на то и на то). Не всегда сразу находится область исследования, которая достаточно заинтересует и вдохновит «дерзнуть».


Совет


Прежде всего, настроиться на серьезную и вполне выполнимую работу, ничего не бояться и попытаться поступить в аспирантуру. Дальше она все покажет!


Михаил Ласёк, старший лаборант кафедры радиофизики и электроники.



О «своей» теме


— На данный момент я занимаюсь исследованием структурных и высокочастотных электромагнитных свойств композитных тонких пленок. Композитные тонкие пленки — это пленки, изготовленные из объединения разнородных материалов в общую структуру, свойства которой отличаются от свойств отдельных компонентов. Например, объединили атомы металлического сплава и диэлектрика, в результате возникла новая структура, отличная от структуры металлического сплава и диэлектрика. Также люблю заниматься электроникой, которая сегодня близко связана с программированием.




К исследованию композитных пленок я пришел на четвертом курсе. Заведующий кафедрой предложил работу, связанную с этими исследованиями. С тех пор я занимаюсь наукой. Электроникой я начал заниматься на третьем курсе, поскольку выбрал курсовую работу и научного руководителя по электронике. Вначале думал стать или программистом или электронщиком, но в итоге, после окончания специалитета, выбрал науку.



О роли науки в жизни


— Наука для меня, во-первых, это поиск и подготовка композитных тонких пленок с дальнейшими экспериментальными и теоретическими исследованиями. Во-вторых, работа с оборудованием и экспериментальными установками, некоторые из них изготавливаются самостоятельно. В-третьих, применение и написание вычислительных программ для теоретических исследований. И, напоследок, это публикация полученных результатов. Если подробно, то это и исследование составов и структур пленок с помощью электронного сканирующего, атомно-силового и магнитно-силового микроскопов. Исследование ВЧ и СВЧ проводящих свойств композитных пленок новыми разработанными методами. Проведение исследований по ферромагнитному резонансу на ЭПР спектрометре. После экспериментов идет объяснение полученных результатов, путем создания теоретических моделей и компьютерного моделирования. По полученным результатам отправляются тезисы для участия в конференции, участие в самой конференции и, в случае положительной оценки результатов научным сообществом, публикация статьи в научном журнале. И потом все по кругу.



Лично я выбрал науку, чтобы продолжать изучать что-то новое и близкое мне, как это было во время учебы в университете и одновременно чтобы можно было с помощью интересного дела зарабатывать. Ученый — это источник развития взаимодействия людей с окружающим миром.


О молодежи в науке


Сложно ли сейчас увлечь молодежь наукой? Все зависит от того, с каким временем сравнивать.


Совет


Я бы посоветовал поучаствовать в научных конференциях для знакомства с учеными, от которых можно получить полезные знания, опыт, материалы для исследований и возможность организовать научное сотрудничество.

Часть 1: Физик, филолог и химик: молодые ученые о науке в их жизни

Часть 2: Математик и историк: молодые ученые о науке в их жизни


Екатерина Ахмадуллина, журналистика, 3 курс

Фото из открытых источников

Особенности средневековой литературы (Россия и другие страны)

Особенности средневековой литературы (Россия и другие страны). — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//137/osobennosti-srednevekovoi-literatury-rossiia-i-drugie-strany/ (дата обращения: 24.01.2022)

Средневековая литература

Средневековая литература — литература, принадлежащая периоду, который начинается в поздней античности (IV—V века), а завершается в XV веке. Самыми ранними сочинениями, оказавшими наибольшее влияние на последующую средневековую литературу стали христианские Евангелия (I век), религиозные гимны Амвросия Медиоланского (340—397), работы Августина Блаженного(«Исповедь», 400 год; «О граде Божием», 410—428 годы), перевод Библии на латинский язык, осуществлённый Иеронимом Стридонским (до 410 года) и другие труды Латинских Отцов Церкви и философов ранней схоластики.

Зарождение и развитие литературы Средневековья определяется тремя основными факторами: традициями народного творчества, культурным влиянием античного мира и христианством.

Своей кульминации средневековое искусство достигло в XII—XIII веках. В это время его важнейшими достижениями стала готическая архитектура (Собор Парижской Богоматери), рыцарская литература, героический эпос. Угасание средневековой культуры и переход её в качественно новую стадию — Возрождение (Ренессанс) — проходит в Италии в XIV веке, в других странах Западной Европы — в XV веке. Этот переход осуществлялся через так называемую словесность средневекового города, которая в эстетичном плане имеет полностью средневековый характер и переживает свой расцвет в XIV—XV и XVI веках.

Медиевисты XIX века различали два вида средневековой литературы, «ученую» и «народную». Такая классификация казалась правдоподобной, ибо содержала социаль­ные коннотации; к первому классу относились латинские тексты и придворная поэзия, ко второму — все остальные произведения, считавшиеся, в духе романтиков, первородным искусством.

В настоящее время средневековую литературу принято разделять на латинскую литературу и литературу на народных языках (романских и германских). Различия между ними фундаментальны. Долгое время ни латинские литературные формы не имели соответствий в народных языках, ни, наоборот, романо-германские формы — в латыни. Лишь в XII веке латинская традиция утрачивает замкнутость и «модернизируется», тогда как народные языки обретают способность разрабатывать некоторые её аспекты. Но явление это долгое время остается маргинальным. Понятие «литература» в том смысле, в каком мы понимаем его сейчас, то есть предполагающее письменный и в то же время выраженно индиви­дуальный характер текста, по-настоящему применимо только к латинским текстам эпохи. В тех случаях, когда наблюдается со­впадение какого-либо факта латинской литературы с фактом лите­ратуры романо-германской, они почти всегда отделены друг от друга значительным временным промежутком: романо-германское явление возникает гораздо позднее, чем его предполагаемый образец.

Народные языки заимствовали из школьной традиции известное количество при­емов — но от случая к случаю, в силу второстепенных потребностей и возможностей. Единственным примером латинского жанра, усвоенного в первоначальном виде народным языком, служит жи­вотная басня, восходящая к Эзопу. Современная филология решительно отказалась от теорий 1920-1930х гг., согласно которым фаблио или пастурель восходят к латинским образцам.

Трудно сказать, как связано «каролингское возрождение» с появлением первых текстов на народном языке, однако связь между двумя этими явлениями безу­словно имеется. Упадок X века, судя по всему, как-то соотносится с предысторией романской поэзии. «Возрождение XII века» совпа­дает с появлением новых поэтических форм, которым суждено вскоре потеснить все остальные: куртуазной лирики, рома­на, новеллы, нелитургических драматических «действ».

В начале XII века при англо-нормандском дворе начался процесс перевода латинских текстов на романский язык (развитию народного языка в этой среде благоприятствовали, по-видимому, те англосаксонские обычаи, которые существовали до завоевания — и которые ещё не имели аналогов на континенте). Примерно полвека англо-нормандские переводчики трудились в одиночестве, и лишь с середины века к ним присоединились пикардийские переводчики. Число переводчиков резко возрас­тает уже с начала XIII века, века морали и педагогики, когда в культурном балансе повышается удельный вес городов и школ.

Слово «перевод» здесь нужно понимать в расширительном смыс­ле. Чаще всего речь идет об адаптациях — приблизительных, упрощенных или комментированных эквивалентах оригинала, ко­торые предназначались для какого-либо двора, проявлявшего ин­терес к «ученым» вопросам. Труды эти преследовали главным образом практическую цель: переводчик, стремясь угодить вкусам клиента, создавал нечто вроде литературного аналога оригинала, обычно с помощью стиха — почти всегда восьмисложника, закрепившегося к тому времени в повествовательной традиции.

Особенности средневековой литературы

  1.  Средневековая литература была литературой традиционалистского типа. На всем протяжении своего существования она развивалась на основе постоянного воспроизведения ограниченного набора образных, идеологических, композиционных и др. структур — топосов (общих мест) или клише, выражавшихся в постоянстве эпитетов, изобразительных клише, устойчивости мотивов и тем, постоянстве канонов для изображения всей образной системы (будь то влюбленный юноша, христианский мученик, рыцарь, красавица, император, горожанин и т.д.). На основе указанных клише сформировались жанровые топосы, обладавшие собственным смысловым, тематическим и изобразительно-выразительным каноном (например, жанр агиографии или «видений» в клерикальной литературе или жанр куртуазного романа в рыцарской литературе).
    Средневековый человек находил в литературе общепризнанный, традиционный образец, уже готовую универсальную формулу описания героя, его чувств, внешности и т.д. (красавицы всегда златоглавые и голубоглазые, богачи скупые, святые обладают традиционным набором добродетелей и т.д.).
  2.  На формирование средневековой топики значительное влияние оказала литература античности. В епископских школах раннего средневековья ученики, в частности, читали «образцовые» произведения античных авторов (басни Эзопа, сочинения Цицерона, Вергилия, Горация, Ювенала и др. ), усваивали античную топику и использовали ее в собственных сочинениях.
    Двойственное отношение средневековья к античной культуре как прежде всего языческой обусловило выборочное усвоение античных культурных традиций и приспособление их для выражения христианских духовных ценностей и идеалов. В литературе это выразилось в накладывании античной топики на топику Библии, главного источника образной системы средневековой литературы, освящавшей духовные ценности и идеалы средневекового общества.
  3.  Ярко выраженный морально-дидактический характер. Средневековый человек ожидал от литературы морали, вне морали для него утрачивался весь смысл произведения.
  4.  Литература средневековья основана на христианских идеалах и ценностях и стремится к эстетическому совершенству.

Средневековые жанры

Жанровое деление латинской литературы в целом воспроизводит античное. В «вернакулярных» литературах, напротив, идет бурный процесс жанрообразования.

Стих и проза

Появление письменной прозы ознаменовало глубокий сдвиг в традициях. Этот сдвиг можно считать границей между архаической эпохой и Новым временем.

До конца XII века прозой на народных языках пишутся только юридические документы. Вся «художественная» литература стихотворна, что связано с исполнением под музыку. Начиная с середины XII века восьмисложник, закрепленный за повествовательными жанрами, постепенно автономизируется от мелодии и начинает восприниматься как поэтическая условность. Бодуэн VIII велит переложить для него прозой хронику псевдо-Турпина, а первые сочинения, написанные или продиктованные в прозе, — это хроники и «Мемуары» Виллардуэна и Робера де Клари. За прозу сразу же ухватился роман.

Однако стих отнюдь не отошёл на второй план во всех жанрах. На протяжении XIII—XIV веков проза остается явлением сравнительно маргинальным. В XIV—XV веках часто встречается смесь стихов и прозы — от «Правдивого рассказа» Машо и до «Учебника принцесс и благородных дам» Жана Маро.

Средневековая поэзия

В лирике Вальтера фон дер Фогельвейде и Данте Алигьери, крупнейших лирических поэтов средних веков, мы находим полностью сформированную новую поэзию. Произошло полное обновление лексики. Мысль обогатилась абстрактными понятиями. Поэтические сравнения относят нас не к будничному, как у Гомера, а к смыслу бесконечного, идеального, «романтичного». Хотя абстрактное и не поглощает реального, а в рыцарском эпосе стихия низкой действительности выявляется достаточно выразительно (Тристан и Изольда), — происходит открытие нового приёма: реальность находит своё скрытое содержание.

Стих и музыка

Средневековая цивилизация в первые столетия своего существования в значительной мере принадлежит к неодно­кратно описанному типу культуры с устной доминантой. Даже когда в XII и особенно в XIII веке эта её черта стала постепенно стираться, поэтические формы по-прежнему несли на себе её отпе­чаток. Текст адресовался публике, воспитанной на изобразительных искусствах и ритуалах — на взгляде и жесте; голос создавал третье измерение этого пространства в практически неграмотном обществе. Способ обращения поэтического продукта предполагал наличие в нём двух факторов: это, с одной стороны, звук (пение или просто голосовые модуляции), а с другой — жест, мимика.

Эпопею пели или читали нараспев; лирические вставки, встречающиеся в ряде романов, предназначались для пения; какую-то роль играла музыка в театре.

Отделение поэзии от музыки завершилось к концу XIV века, и в 1392 г. этот разрыв фиксирует Эсташ Дешан в своем Art de dictier («Поэтическом искусстве» — dictier здесь отсылает к риторической операции, от лат. dictari): он различает «естественную» музыку поэтического языка и «искусственную» музыку инструментов и пения.

Русская средневековая литература

Говоря об отличительной черте древнерусского искусства в целом, в том числе и литературы, Б. И. Бурсов отмечает ее эпическую тему: «На протяжении всего древнего периода истории русского искусства, при учете непрерывного его развития в целом и отличительных свойств разных школ и направлений, преобладали тенденции к темам общего характера — теме судьбы государства в первую очередь, то есть к эпической теме. Нет спору, что к самым замечательным памятникам древнерусской литературы принадлежат произведения эпические по своему заданию».  Но эпическая тема, как отмечает Б. И. Бурсов, воплощается в произведения, проникнутые сильным лирическим началом. «Эпическая тема в древнерусской литературе проникнута не спокойным и созерцательным отношением к миру, как это было в классическом эпосе древней Греции, а всевозрастающей тревогой… В ней звучат голоса, полные тоски и боли. Но они перебиваются другими, которые зовут к подвигам и жертвам и которые исполнены веры в победу. События и люди изображаются в древнерусской литературе с резко определенных позиций, а потому окрашены ярким лирическим чувством. И если уже доводить эту мысль до конца, то следует сказать, что в смысле средств изображения лирическая стихия является ведущей в древнерусской литературе. Она не столько показывает, сколько рассказывает, что нередко подчеркнуто самими названиями произведений: „Слово…“, „Сказание…“ и т. д. …Носитель лирической стихии — именно тот, кто в наибольшей степени испытывает тоску и боль за судьбу родины».

В приведенной цитате дана характеристика одной из самых важных особенностей древней русской литературы. Эпическая тема, разрешаемая лирическими средствами, боль и тоска за судьбу родины, взволнованный рассказ об исторических событиях, непосредственное авторское толкование этих событий, прямой призыв к спасению родины, к преодолению неурядиц, к согласованным действиям всех ради общественного блага, преобладание рассказа над показом, ораторства над авторским самоустранением последующих литературных произведений или трансформаций образа автора как одной из форм авторского самоустранения — все это, действительно, очень типично для древней русской литературы, для всех ее жанров и всех веков вплоть до начала XVII в.

Общественные несчастия служили нравоучительной основой и для житийной литературы. Убийство Бориса и Глеба, убийство Игоря Ольговича служили исходной темой для проповеди братолюбия, княжеского единения и княжеского послушания старшему.

Характерно, что не только церковная, но и чисто светская литература, светское нравоучение, политическая агитация находили себе повод в политических несчастиях. Поражение обычно служило в древней Руси стимулом для подъема общественного самосознания, для начала новых действий, реформ, введения новых установлений. Это была до известной степени реакция здорового, полного сил общественного организма, признак его жизнеспособности и уверенности в своем будущем. Вспомним всю реформаторскую деятельность Владимира Мономаха. Он стремился использовать уроки неурядиц и поражений для новых и новых обращений к русским князьям. Замечательно при этом, что проповедь политического единения, призывы к исправлению нравов или к новым военным действиям против врагов опирались на события только что совершившиеся, которые еще живо ощущались, не остыли, были перед глазами у всех, были полны эмоциональной силы. Этим во много раз увеличивалась действенность проповеди. В древней литературе XI—XIII вв. почти нет случая, чтобы основной нравоучительный толчок давался событием далекого прошлого. Нравоучение могло широко использовать воспоминания о прошлом (особенно, когда нужно было сравнить печальное настоящее с цветущим прошлым, как например в «Слове о погибели Русской земли»), но тем не менее поводом для написания нравоучения прошлое не служило. Литературная тенденция была остро современна.

Почти все произведения древней русской литературы, посвященные историческим событиям, избирают эти события из живой современности, описывают события только что случившиеся. События далекого прошлого служат основанием только для новых компиляций, для новых редакций старых произведений, для сводов — летописных и хронографических.

Авторы древнерусских литературных произведений обычно не скрывают своих намерений. Они ведут свое повествование для определенной цели, которую прямо сообщают читателю. Авторская тенденция по большей части явна и только в редких случаях скрыта за авторским изложением (в некоторых случаях так скрывалась, например в летописи, политическая тенденция). Это стремление открыто проводить определенную идею в своих произведениях отразилось, в частности, в описаниях природы.

Древняя русская литература чаще рассказывает, чем описывает. Она чаще изображает события, чем состояния. Она не отвлекает явления от их отношения к главной цели повествования, не интересуется явлениями самими по себе, независимо от их отношения к человеку. Она антропоцентрична. Поэтому древняя русская литература знает очень мало описаний того, что находится в статическом состоянии, того, что не связано непосредственно с событиями или нуждами человека.

Так, например, древняя русская литература редко описывает памятники архитектуры, а если это и делает, то только для того чтобы прославить князя строителя или пожалеть об утраченной красоте погибшего памятника. Самое пространное описание архитектурных памятников читается в Ипатьевской летописи под 1259 г.: это описание города Холма, сожженного «от оканьныя бабы». Это описание преследовало двойную цель: оплакать красоту и богатство погибшего города и прославить князя — его строителя Даниила Галицкого. Поэтому оно построено как рассказ о создании города, хотя помещен этот рассказ в месте, где полагалось бы говорить о его гибели. Но русские авторы не умели создавать описания самого по себе, и поэтому летописец Даниила Галицкого создал лирический рассказ о создании города и о его гибели. «Си же потом спишемь о создании града, и украшение церкви, и оного погибели мнозе, яко всим сжалитися», — так заявляет летописец о цели своего повествования. Весь дальнейший рассказ о красоте погибшего города представляет 

собою повествование о его созидании. Следовательно, описывается действие, событие, а не статическая картина. Это описание города Холма — лучшее из описаний древнерусских архитектурных ансамблей, и оно часто использовалось в специальных работах искусствоведов.

И во всех остальных случаях о древнерусских архитектурных сооружениях говорится только в связи с их созиданием или с их гибелью — чаще в связи с последним, так как то, что сохранилось и что было перед глазами современников, с точки зрения древнерусских авторов, меньше нуждалось в описании. Так было при описании взятия города Судомира и гибели его «великой» церкви или при описании взятия Владимира Залесского. Жалость и похвала красоте утраченного — вот к чему сводятся обычно короткие замечания об архитектуре. Строго говоря, это не описания, а похвалы, в которых есть элементы описания.

Так же точно и в описаниях природы. По существу объективного, самоустраненного описания природы, статического литературного пейзажа, статической картины природы древняя русская литература не знает. В этом одно из коренных отличий отношения к природе древней русской литературы от новой. 

Кроме этих четырех типов отношений к природе, в древней русской литературе есть и пятый — редкий в летописи, но зато частый в церковно-учительном жанре: это раскрытие символического значения того или иного явления природы.

Типично для этого раскрытия символизма в природе знаменитое изображение весны в «Слове на Фомину неделю» Кирилла Туровского. Кирилл описывает весну и каждую деталь сопровождает разъяснением ее символического смысла: «Ныне небеса просветишася, темных облак яко вретища съвьлекъша, и светлымь въздухом слава господню исповедають. Не си глаголю видимая небеса, нъ разумныя… Днесь весна красуеться оживляющи земное естьство, и бурьнии ветри тихо повевающе плоды гобьзують, и земля семена питающи зеленую траву ражаеть. Весна убо красная есть вера Христова…бурнии ветри — грехотворнии домыслы… земля же естьства нашего, аки семя слово божие приемши и страхом его болящи присно, дух спасения ражаеть».  Не буду продолжать цитирование этой обширной символической картины весны. Приведенного вполне достаточно, чтобы судить об этой системе изображения природы — типично церковной и зависящей, в конечном счете, от византийской традиции.

Типичной для средневековой русской литературы следует признать также особого рода конкретизацию абстрактных понятий в метафорических выражениях: «уже бо беды его пасет птиць по дубию», «слава на суд приведе и на ковылу зелену паполому постла», «уже пустыни силу прикрыла», «Игорь и Всеволод уже лжу убудиста», «уже снесеся хула на хвалу», «уже тресну нужда на волю», «веселие пониче», «тоска разлияся по Руской земли, печаль жирна утече средь земли Рускыи», «Въстала обида в силах Дажьбожа внука», «за ним кликну карна, и жля наскочи по Руской земли» (если только «карна» и «жля» не языческие боги), а также «истягну умь крепостию своею и поостри сердце своего мужеством», «жалость ему знамение заступи», «скача славию помыслену древу, летая умом под облакы, свивая славы оба полы сего времени».

Европейская средневековая литература

Выделяют раннее Средневековье — V-IX вв., зрелое или высокое (классическое) Средневековье — X-XIII вв. и позднее Средневековье — XIV-XV вв. Средневековую литературу разделяют на клерикальную и светскую.

Официальная клерикальная литература

В клерикальной литературе ярко выражена дидактичность. В ней широко используется античная и библейская топика.

На всем протяжении многовекового развития средневековья особой популярностью пользовалась агиография — церковная литература, описывающая жития святых. К X в. сформировался канон этого литературного жанра: несокрушимый, твердый дух героя (мученика, миссионера, борца за христианскую веру), классический набор добродетелей, постоянные формулы восхваления. Жизнь святого предлагала высший нравственный урок, увлекала образцами праведной жизни. Для житийной литературы характерен мотив чуда, отвечавший народным представлениям о святости. Популярность житий привела к тому, что отрывки из них — «легенды» (например, известные легенды о святом Франциске Ассизском /1181/1182 — 1226 гг. /, основавшем нищенствующий орден францисканцев) стали читать в церкви, а сами жития — собирать в обширнейшие сборники. Широкую известность в средневековой Европе приобрела «Золотая легенда» Якова Ворагинского (XIII в.) — свод житий католических святых.

Склонность средневековья к иносказанию, аллегории выражал жанр видений. Согласно средневековым представлениям высший смысл открывается только откровением — видением. В жанре видений автору во сне открывалась судьба людей и мира. Видения часто рассказывали о реальных исторических лицах, что способствовало популярности жанра. Видения оказали значительное влияние на развитие позднейшей средневековой литературы, начиная со знаменитого французского «Романа о Розе» (XIII в.), в котором ярко выражен мотив видений («откровений во сне»), до «Божественной комедии» Данте.

К видениям примыкает жанр дидактико-аллегорической поэмы (о Страшном суде, грехопадении и т.д.).

К числу дидактических жанров относятся также проповеди, разного рода сентенции (изречение нравоучительного характера), заимствованные как из Библии, так и у античных поэтов-сатириков. Сентенции собирались в специальные сборники, своеобразные учебники житейской мудрости.

Среди лирических жанров клерикальной литературы доминирующее положение занимали гимны, воспевающие святых покровителей монастырей, церковные праздники. Гимны имели собственный канон. Композиция гимна о святых, например, включала зачин, панегирик святому, описание его подвигов, молитву к нему с просьбой о заступничестве и т.д.

Литургия — главное христианское богослужение, известное со II века, носит строго канонический и символический характер. К эпохе раннего средневековья относится зарождение литургической драмы. Истоки ее — диалогические вставки в канонический текст литургии, так называемые тропы, возникли в конце IX — X вв. Первоначально эти диалоги сопровождались пантомимой, постепенно переходя в сценки, а затем и в небольшие пьесы на библейские сюжеты, разыгрывавшиеся священниками или певчими возле алтаря. Католическая церковь поддерживала литургическую драму с ее ярко выраженной дидактичностью. К концу XI в. литургическая драма потеряла связь с литургией. Помимо драматизации библейских эпизодов, она начала разыгрывать жития святых, использовать элементы собственно театра — декорации. Усиление развлекательности и зрелищности драмы, проникновение в нее мирского начала вынудило церковь вынести драматические представления за пределы храма — сначала на паперть, а затем и на городскую площадь.

Литургическая драма стала основой для возникновения средневекового городского театра.

Клерикальная лирика

Клерикальная лирика берет свое начало с творчества вагантов (от латинского — «странствующий») (XI — XIII вв.). Их музыка была адресована духовной элите средневекового общества — образованной его части, умеющей ценить поэтическое творчество. Песни создавались на латыни. Создателями лирики вагантов были бродячие клирики, главным образом, недоучившиеся студенты, не нашедшие себе места в церковной иерархии. Ваганты были образованными людьми, лично независимыми, как бы «выпавшими» из социальной структуры средневекового общества, материально необеспеченными — эти особенности их положения способствовали выработке тематического и стилистического единства их лирики.

Как и вся латинская литература этого периода, лирика вагантов опирается на античные и христианские традиции (источники сатиры вагантов — Ювенал и библейские пророки, эротических тем — Овидий и «Песнь песней»). Поэтическое наследие вагантов широко и многообразно: это и стихи, воспевающие чувственную любовь, кабаки и вино, и произведения, обличающие грехи монахов и священников, пародии на литургические тексты, льстивые и даже нахальные просительные стихи. Ваганты сочиняли и религиозные песнопения, дидактические и аллегорические поэмы, но эта тематика занимала незначительное место в их творчестве.

Творчество вагантов в основном анонимно. Известно мало имен, среди них — Гугон, прозванный «Примасом (Старейшина) Орлеанским» (кон. XI — сер. XII в.), Архипиит (XII в.), Вальтер Шатильонский (вторая половина XII в). Антиаскетическая, антицерковная литература вагантов преследовалась католической церковью. К концу XIII в. вагантская поэзия сошла на нет из-за репрессий, наложенных церковью, и не выдержав конкуренции со стороны светских соперников — с новоязычпой поэзией провансальских трубадуров, французских труверов и немецких миннезингеров.

Светская культура

Хотя средневековая культура обладала идейной, духовной и художественной целостностью, доминирование христианства не делало ее совершенно однородной. Одной из ее существенных черт являлось возникновение в ней светской культуры, отразившей культурное самосознание и духовные идеалы военно-аристократического сословия средневекового общества — рыцарства и возникшего в зрелом средневековье нового социального слоя — горожан.

Светская культура, будучи одним из компонентов западноевропейской средневековой культуры, оставалась христианской по своему характеру. Вместе с тем сам образ и стиль жизни рыцарства и горожан предопределили их сосредоточенность на земном, выработали особые воззрения, этические нормы, традиции, культурные ценности.

Прежде чем сформировалась собственно городская культура, светская духовность стала утверждаться в рыцарской культуре.

Рыцарская культура как компонент светской культуры

Создателем и носителем рыцарской культуры являлось военное сословие, зародившееся еще в VII — VIII вв. , когда получили развитие условные формы феодального землевладения. Рыцарство, особый привилегированный слой средневекового общества, на протяжении веков выработало собственные традиции и своеобразные этические нормы, собственные воззрения на все жизненные отношения. Становлению идей, обычаев, морали рыцарства способствовали во многом Крестовые походы, его знакомство с восточной традицией.

Расцвет рыцарской культуры приходится на XII-XIII вв., что было обусловлено, во-первых, окончательным его оформлением в самостоятельное и могущественное сословие, во-вторых, приобщением рыцарства к образованию (в предшествующий период большая его часть была неграмотной).

Если в раннем средневековье рыцарские ценности имели в основном военно-героический характер, то к XII столетию формируется специфически рыцарские идеалы и рыцарская культура.

В обязанности рыцаря входила не только защита чести и достоинства сюзерена. Традиция требовала от рыцаря следовать определенным «правилам чести», так называемому «кодексу рыцарской чести». Основа кодекса — идея верности долгу, кодекс регулировал правила ведения боя и т.д. К числу рыцарских достоинств относились благородное поведение в бою, поединке, щедрость, смелость. Традиция требовала от рыцаря знать правила придворного этикета, уметь вести себя в обществе, утонченно ухаживать за дамой, благородно относиться к женщине, защищать униженных и оскорбленных. В число «семи рыцарских добродетелей», наряду с верховой ездой, фехтованием, плаванием, игрой в шашки, умелым обращением с копьем, входило также поклонение и служение даме сердца, сочинение и пение стихов в ее честь.

Указанные идеалы составляли основу представления о специфически рыцарском поведении — куртуазии (от французского court –двор). КУРТУАЗНОСТЬ, куртуазия — средневековая концепция любви, согласно которой отношения между влюбленным и его Дамой подобны отношениям между вассалом и его господином. Важнейшее воздействие на сложение идеала куртуазной любви оказал римский поэт Овидий (1 в.), поэтический «трактат» которого — «Искусство любви» — стал своеобразной энциклопедией поведения рыцаря, влюбленного в Прекрасную Даму: он дрожит от любви, не спит, он бледен, может умереть от неразделенности своего чувства. Представления о подобной модели поведения усложнились за счет христианских представлений о культе Девы Марии — в этом случая Прекрасная Дама, которой служил рыцарь, становилась образом его духовной любви. Значительным было также воздействие арабской мистической философии, разрабатывавшей концепцию платонического чувства.

Таким образом, к XII в. рыцарские ценности подверглись систематизации и универсализации, им был придан широкий этический смысл. Эти новые ценности легли в основу светской, так называемой куртуазной литературы — рыцарской лирики и рыцарского романа. Возникла она в XII в. одновременно со средневековым героическим эпосом. Однако, если последний выражал общенародный идеал, то куртуазная литература ориентировалась на определенную сословную среду.

Следует отметить, что в период высокого Средневековья наряду с отдел» нием литературы от исторических, религиозных, научных и т.п. произведений, увеличивается разрыв между народной культурой и элитарной (в предшествующий период вся сфера поэтического творчества преимущественно отражала общенародный идеал). Классическое же Средневековье противопоставляет народному героическому эпосу рыцарский роман, народной лирике &mdash поэзию труверов, трубадуров и миннизингеров.

Рыцарская поэзия

У трубадуров лирические произведения впервые зазвучали на народном языке (до них западноевропейская средневековая литература была записана лишь на латыни, народная же культура была бесписьменной). Впервые поэтическое творчество стало творчеством мирян, а не исключительно духовных лиц. Лирика трубадуров вобрала в себя литературные элементы церковной латинской поэзии, фольклора, заметны в ней и арабские влияния. Трубадуры создали и новый образ автора &mdash человека, служащего только Красоте.

Наиболее известным куртуазным поэтом был Бернард де Вентадорн (XII в.). Среди трубадуров &mdash Бертран де Борн (умер в 1210 г.), Пейре Видаль (XII в.), Гильом де Кабестань (конец XII в.), Гильом IX, герцог Аквитанский, граф Пуатье (1071 &mdash 1127). Стихи сочиняли и знатные женщины, самая известная из них — герцогиня Аквитанская Альенора.

Миннезингеры сами сочиняли музыку к своим произведениям, но распространяли их, как правило, странствующие певцы &mdash шпильманы. Хотя главной темой творчества миннезингеров было воспевание утонченных чувств к прекрасной даме, как и у их провансальских предшественников, поэзия их более сдержанна, грустна, склонна к дидактизму, нередко окрашена в религиозные тона (оставаясь в основном светской). Наиболее выдающимися миннезингерами были Генрих фон Фельдеке, Фридрих фон Хаузен, Вольфрам фон Эшенбах и др.

Творчество миннезингеров XIII &mdash XIV вв. отражает начавшийся кризис рыцарской культуры. Особенно это заметно в поэзии Нейдхарта фон Рейенталя, где нередки бытовые зарисовки и сценки простонародной жизни (чуждые рыцарской лирике). Последователи Нейдхарта фон Рейенталя тяготеют к формам народной плясовой песни, высмеивают &laquo куртуазность&raquo как стиль поведения и жизни. В XIV &mdash XV вв. наступает закат миннезанга, связанный с кризисом рыцарской идеологии. Рыцарство начинает терять значение основной военной силы государства в связи с формированием боеспособной пехоты.

В XIV в. в идеологии рыцарства начинает увеличиваться разрыв между мечтой, идеалом и действительностью. Рыцарская этика с ее принципами верности долгу, сюзерену, даме переживает глубокий кризис. В новых условиях сама &laquo куртуазность&raquo становится анахронизмом, да и сами рыцари в изменившихся исторических условиях все реже обращаются к поэзии. Куртуазная поэзия уступает место литературе, становясь все больше объектом насмешек и пародий.

Рыцарский роман

Вопреки религиозным произведениям, прославляющим аскетизм, рыцарская литература воспевала земные радости, выражала надежду на торжество справедливости уже в этой, земной жизни. Рыцарская литература не отражала действительность, а воплощала лишь идеальные представления о рыцаре. Образ рыцарского романа &mdash герой, стремящийся к славе, совершающий чудесные подвиги (рыцари в них нередко сражались с драконами, колдунами). В романе широко представлена сложная символика и аллегории, хотя реалистический элемент также присутствует в нем. Сюжет нередко содержит реальные сведения по истории, географии и т.п. Автором куртуазного романа был чаще всего клирик, как правило, незнатного рода горожанин или бедный рыцарь.

Рыцарские романы впервые появились во Франции. Пожалуй, самым знаменитым автором их стал Кретьен де Труа (XII в)., использующий в своих произведениях античную традицию и кельтский героический эпос.

Одним из трех обширнейших эпический циклов, разработанных в средневековой литературе, был так называемый Артурианский цикл. Артур &mdash фигура полумифическая, видимо, один из героев борьбы кельтов против англов, саксов и ютов. Хроника об Артуре была впервые записана в XII в. Артур и его двенадцать верных рыцарей разбивают во многих сражениях англо-саксов. С легендой о королевстве Артура тесно связана другая легенда &mdash о святом Граале &mdash чаше причастия, в которой была собрана кровь Христа. Грааль стал символом мистического рыцарского начала, олицетворением высшего этического совершенства.

Сказание о любви Тристана и Изольды (XII в.) стало сюжетом для многочисленных рыцарских романов, от которых главным образом до нас дошли лишь фрагменты. Роман был восстановлен французским ученым Ж. Бедье в начале XX в. Сюжет восходит к ирландским сказаниям. Рыцарь Тристан попадает в Ирландию в поисках невесты для своего родственника &mdash короля Марка. В дочери короля Изольде Златовласой он узнает предназначенную Марку невесту. На корабле Тристан и Изольда случайно выпивают любовный напиток, приготовленный матерью Изольды и предназначенный для Изольды и ее мужа. Между Тристаном и Изольдой вспыхивает любовь. Верный своему долгу, Тристан уезжает в Бретань и там женится. В конце романа смертельно раненый герой просит о встрече с любимой, которая одна может его излечить. Он ждет корабль с белым парусом &mdash корабль Изольды. Однако ревнивая жена сообщает Тристану, что плывет корабль с черным парусом. Тристан умирает. Прибывшая к нему Изольда умирает от отчаяния.

К XIV в. в связи с наступлением кризиса рыцарской идеологии куртуазный роман постепенно приходит в упадок, утрачивая связь с реальностью, все больше становясь объектом пародий.

Городская культура

В X-XI вв. в Западной Европе начинают расти старые города и возникают новые. В городах зарождался новый образ жизни, новое видение мира, новый тип людей. На основе возникновения города оформляются новые социальные слои средневекового общества &mdash горожане, цеховые ремесленники и купцы. Они объединяются в гильдии и цехи, защищающие интересы своих членов. С возникновением городов усложняется само ремесло, оно требует уже специальной подготовки. В городах формируются новые социальные отношения &mdash ремесленник лично свободен, защищен от произвола цехом. Постепенно крупным городам, как правило, удавалось свергнуть власть сеньора, в таких городах возникало городское самоуправление. Города были центрами торговли, в том числе внешней, что способствовало большей информированности горожан, расширению их кругозора. Горожанин, независимый от любой иной власти, кроме магистрата, видел мир по-иному, чем крестьянин. Стремящийся к успеху, он стал новым типом личности.

Формирование новых социальных слоев общества оказало огромное влияние на дальнейшее развитие средневековой культуры, нации, становление системы образования.

Вольнолюбивая направленность городской культуры, ее связи с народным творчеством наиболее ярко отразила городская литература. Хотя на раннем этапе развития городской культуры спрос на клерикальную литературу &mdash жития святых, рассказы о чудесах и т.д. &mdash был все еще велик, изменились сами эти произведения: возрос психологизм, усилились художественные элементы.

В городской вольнолюбивой, антицерковной литературе формируется самостоятельный пласт, пародирующий основные моменты церковного культа и вероучения (как на латинском, так и на народных языках). Сохранились многочисленные пародийные литургии (например, &laquo Литургия пьяниц&raquo ), пародии на молитвы, псалмы, церковные гимны.

В пародийной литературе на народных языках главное место занимают светские пародии, осмеивающие рыцарскую героику (появляется, например, комический двойник Роланда). Создаются пародийные рыцарские романы, пародийные эпосы средневековья &mdash животные, плутовские, дурацкие. Так, в XIII в. многочисленные рассказы о животных &mdash хитроватом лисе Ренане, глупом волке Изенгрине и простоватом льве Нобле, в поведении которых легко угадывались человеческие черты, свели вместе и переложили на стихи. Так появилась обширная эпическая поэма &laquo Роман о Лисе&raquo .

Одним из популярнейших жанров французской городской средневековой литературы XII &mdash XIV вв. были фаблио (от французского &mdash фабльо &mdash побасенка). Фаблио &mdash это короткие забавные истории в стихах, комические бытовые рассказы. Анонимными авторами этого жанра городской литературы были горожане и странствующие певцы и музыканты. Героем этих коротких рассказов чаще всего выступал простолюдин. Фаблио тесно связаны с народной культурой (народные обороты речи, обилие фольклорных мотивов, комичность и быстрота действия). Фаблио развлекали, поучали, восхваляли горожан и крестьян, осуждали пороки богачей и священников. Нередко сюжетом фаблио были любовные истории. Фаблио отразили жизнелюбие горожан, их веру в торжество справедливости.

Тематически к фаблио примыкает шванк (от немецкого &mdash шутка) &mdash жанр немецкой городской средневековой литературы. Шванк, как и фаблио, небольшой юмористический рассказ в стихах, позже в прозе. Возникший в XIII в., шванк был очень любим немецкими бюргерами не только в средневековье, но и в эпоху Ренессанса. Основой сюжета шванка часто служил фольклор, а позже &mdash новелла раннего Возрождения. Шванк имел антиклерикальный характер, высмеивая пороки католической церкви. Анонимные авторы фаблио и шванков противопоставляли свои произведения элитарной рыцарской литературе. Жизнерадостность, грубоватость, сатирическое высмеивание рыцарей были своеобразным ответом духовной элите и ее утонченной культуре.

Городская литература XIV &mdash XV вв. отразила рост социального самосознания горожан, которые все более становились субъектом духовной жизни. В городской поэзии появились немецкие поэты &mdash певцы из ремесленно-цеховой среды &mdash мейстерзингеры (буквально &mdash мастер-певец). Они усваивали в своих певческих школах каноническую манеру исполнения песен миннезингеров, на смену которым они пришли. Поэзии мейстерзингеров не были полностью чужды и религиозно-дидактические мотивы, хотя в основном творчество их носило светский характер. Наиболее известными мейстерзингерами были Г.Сакс, Х.Фольц, Г.Фогель и др.

В этот же период появляется новый жанр городской литературы &mdash прозаическая новелла, в которой горожане предстают людьми независимыми, сметливыми, ищущими успеха, жизнелюбивыми.

Городской театр

К XIII в. относится возникновение городского театра.

Народный средневековый театр своими корнями уходит в литургическую драму католической церкви. Как уже отмечалось, ко времени позднего средневековья в ней стали превалировать развлекательность и зрелищность, и церковь была вынуждена перенести драматические представления на городскую площадь, что еще более усилило светский элемент в них.

Приблизительно в тот же период распространяются светские фарсы &mdash юмористические сцены, в которых реалистически изображается жизнь горожан. Позднее фарсом стали называть самостоятельную форму средневекового спектакля &mdash сатирического, нередко фривольного содержания, действующие лица которого представляли определенные социальные типы. Фарс стал главным народным жанром средневекового театра. В это время появляются народные пьесы и пасторали, преимущественно анонимных авторов.

С XIII в. широкое распространение получает особый жанр драмы в стихах &mdash моралите &mdash аллегорической пьесы, имеющей нравоучительный характер. Персонажи пьесы-моралите олицетворяли христианские добродетели и пороки. К XV в. пьесы-моралите претерпели большие изменения. Хотя сюжет их оставался основанным на христианских темах, они стали аллегорическими драмами, исполняемыми профессиональными актерами. Прямолинейность и назидательность морали сохранились, но усиление комического элемента, введение в представление музыки создавало форму народной драмы.

XIV-XV вв. &mdash период расцвета городской гражданской архитектуры. Богатые горожане строят большие, красивые дома. Феодальные замки постепенно превращаются в загородные дома, утрачивая функцию военных крепостей. Растет производство предметов роскоши, более богатой и яркой становится одежда знатных горожан. По мере роста значения капитала сословные различия между аристократами и бюргерами начинают постепенно стираться. В то же время претерпевает изменения и социальное положение третьего сословия. Средневековая социальная структура общества все более разрушается. Все это отражает глубокий кризис средневековья. Постепенно наступает закат средневековой культуры.

Народная культура средневековой западной Европы

На протяжении всего средневековья в народной культуре сохраняются пережитки язычества, элементы народной религии. Спустя века после принятия христианства западноевропейские крестьяне продолжали тайно молиться и приносить жертвы старым языческим святыням. Под влиянием христианства многие языческие божества трансформировались в злых демонов. Особые магические обряды совершались в случае неурожая, засухи и т.п. Древние верования в колдунов, оборотней сохранялись в крестьянской среде на всем протяжении средневековья. Для борьбы с нечистой силой широко использовались различные обереги, как словесные (всевозможные заговоры), так и предметные (амулеты, талисманы). Едва ли не в каждой средневековой деревне можно было встретить колдунью, умеющую не только навести порчу, но и лечить.

Героический эпос

Коллективной памятью народа был героический эпос, в котором нашли отражение его духовная жизнь, идеалы и ценности. Истоки западноевропейского героического эпоса лежат в глубине варварской эпохи. Лишь к VIII &mdash IX вв. были составлены первые записи эпических произведений. Ранний этап эпической поэзии, связанный с формированием раннефеодальной военной поэзии &mdash кельтской, англосаксонской, германской, древнескандинавской &mdash дошел до нас лишь фрагментарно.

Ранний эпос западноевропейских народов возник в результате взаимодействия богатырской сказки-песни и первобытного мифологического эпоса о первопредках &mdash &laquo культурных героях&raquo , считавшихся родоначальниками племени.

Героический эпос дошел до нас в виде грандиозных эпопей, песен, в смешанной, стихотворно-песенной форме, и реже &mdash прозаической.

Кельтский эпос является древнейшей европейской литературой. Ирландские саги возникли в I в. н.э. и складывались на протяжении нескольких столетий. В письменном виде они существуют с VII в. &mdash (дошли до нас в записях XII в.). Ранние ирландские саги &mdash мифологические и героические. Содержание их &mdash языческие верования древних кельтов, мифическая история заселения Ирландии. В героических сагах в главном герое Кухулине нашел отражение национальный идеал народа &mdash бесстрашный воин, честный, сильный, великодушный. В героических сагах много места отведено описанию поединков Кухулина.

Фенианский цикл относится к XII в. Герой его Финн Мак-Куль, его сын певец Ойсин и их воинство. Цикл этот существовал во многих редакциях, в ряде из них рассказывается о странствиях Ойсина в чудесные страны и о его возвращении в Ирландию после ее христианизации. В диалогах Ойсина и св. Патрика сопоставляется жизнь народа до и после христианизации.

Хотя древние ирландские саги и были записаны уже в XII в., вплоть до XVII в. они продолжали существовать и в форме устной традиции, со временем приняв форму народной ирландской сказки и баллады.

В XII в. появляются первые письменные памятники средневекового героического эпоса в обработках. Будучи авторскими, в основе своей они опираются на народный героический эпос. Образы средневекового эпоса во многом подобны образам традиционных эпических героев &mdash это бесстрашные воины, доблестно защищающие свою страну, храбрые, верные своему долгу.

Героический средневековый эпос в идеализированной форме отражает народные нормы героического поведения, в нем в синтезированном виде нашли отражение представления народа о королевской власти, дружине, о героях, он пронизан духом народного патриотизма.

Вместе с тем, поскольку средневековый героический эпос в обработках создавался в период уже достаточно развитой культуры своего времени, в нем очевидны следы влияния рыцарских и религиозных представлений эпохи его создания. Герои средневекового эпоса &mdash верные защитники христианской веры (Сид, Роланд), преданные своим сеньорам вассалы.

В средневековой литературе было разработано три обширных эпических цикла &mdash об Александре Македонском, о короле Артуре и о Карле Великом. Наибольшей популярностью пользовались два последних, т.к. Александр Македонский жил в дохристианскую эпоху.

Герой поэмы — Роланд, племянник Карла Великого, советует королю послать для переговоров с сарацинским царем Марсилием своего отчима Ганелона. Однако последний предает франков, заключив тайное соглашение с Марсилием. Стремясь отомстить своему пасынку за рискованную миссию, Ганелон советует Карлу уйти из Ронсевальского ущелья, оставив там только воинов Роланда. Мавры уничтожают отряд героя, сам Роланд умирает последним, вспоминая своих павших воинов. Предавший героя Ганелон осужден на позорную смерть.

Неизвестные авторы &laquo Песни&raquo создали образ, воплотивший народный идеал &mdash отважного воина, патриота, прямодушного и честного человека. Эти черты превратили Роланда в народного героя.

В «Песне» повествуется о том, как Сид, изгнанный королем Альфонсом Кастильским, ведет отважную борьбу с маврами. В награду за победы Альфонс сватает дочерей Сида за знатных инфантов из Карриона. Вторая часть «Песни» рассказывает о коварстве зятьев Сида и его мщении за поруганную честь дочерей.

Отсутствие вымысла, реалистическая передача быта и нравов испанцев того времени, сам язык &laquo песни&raquo , близкий народному, делают «Песнь о моем Сиде» самым реалистическим эпосом в средневековой литературе.

Нидерландский королевич Зигфрид сватается к бургундской королеве Кримгильде и помогает ее брату Гюнтеру обманом взять в жены королеву Исландии Брунгильду. Спустя годы Брунгильда, обнаруживает обман и приказывает убить Зигфрида (в заговоре против Зигфрида участвует брат его жены Кримгильды). Короли выманивают у Кримгильды золотой клад сказочных нибелунгов, и убийца Зигфрида скрывает его в Рейне. Кримгильда клянется отомстить за предательскую гибель мужа (убитого ударом в спину). Она выходит замуж за короля гуннов Аттилу и спустя некоторое время приглашает в гуннскую землю всех своих родственников с их дружинниками (в «Песни» бургунды выступают под именем нибелунгов). Во время пира Кримгильда намеренно устраивает ссору, в ходе которой погибает весь бургундский род. От рук единственного оставшегося в живых дружинника гибнет и сама Кримгильда.

Фольклор западноевропейских народов

Носителем фольклорных традиций было крестьянство. Фольклорная традиция, обрядовая по своему происхождению, оказала огромное влияние на формирование средневековой литературы, в т.ч. клерикальной. Хотя в средневековье народная лирика не записывалась, ее тематика, образы, ритмика оказывали огромное влияние на позднейшие жанры средневековой поэзии (рыцарскую и городскую лирику).

В фольклоре прослеживаются следы языческих верований крестьян, особенно в сказках и поговорках. В крестьянском фольклоре выражено негативное отношение к богатым. Любимый герой западноевропейских сказок &mdash бедняк. Героями народных сказок нередко становились Жан-Дурак во Франции, Глупый Ганс &mdash в Германии, Большой Дурак-в Англии.

Сказочный материал средневековья светская и церковная литература использовала довольно широко. Около 1100 г. испанец Петрус Альфонский составил целый сборник, в который вошло 34 рассказа, в том числе ряд сказок о животных &mdash &laquo простонародные рассказы&raquo . Церковники-составители придавали этим рассказам моралистическое толкование.

Сказочно-повествовательный материал широко использовался в рыцарских романах, в новеллах Марии Французской (XII в.), в городских новеллах XIV &mdash XV вв., в отдельных произведениях мейстерзингеров.

Однако во всех случаях &mdash это лишь материал, нередко используются лишь отдельные эпизоды, мотивы и детали. Только с середины XVI в. мы можем говорить о введении в литературу собственно сказок.

Разного рода нечистая сила &mdash частый герой западноевропейских народных сказок. Во многих рассказах действующими лицами выступают животные, обладающие человеческими способностями. В XIII в. эти многочисленные истории были объединены и переложены на стихи &mdash так возникла уже упоминаемая знаменитая средневековая народная поэма &laquo Роман о Лисе&raquo .

Крестьянские представления о справедливой жизни, о благородстве и чести звучат в сказаниях о благородных разбойниках, защищающих сирых и обездоленных.

Жанром средневекового народного творчества на этот сюжет стали англо-шотландские баллады. Их анонимные авторы &mdash крестьяне, ремесленники, иногда баллады слагали профессиональные певцы-менестрели. Произведения эти бытовали в среде народа. Время зарождения баллады как жанра народного творчества неизвестно. Самая ранняя баллада относится к XIII в.

Английские и шотландские баллады подразделяются на несколько групп: баллады эпического содержания, в основе которых лежат реальные исторические события, так называемые разбойничьи баллады, лирико-драматические любовные баллады, фантастические и бытовые.

Герой разбойничьих баллад &mdash благородный Робин Гуд, народный герой Англии, и его воинство. Первые баллады о Робин Гуде записаны в XV в. В балладе легко проследить сочувствие народа к лесным стрелкам, ушедшим в лес в результате притеснений. Впервые в европейской поэзии идеалом стал человек неблагородного происхождения. В отличие от рыцарей Робин Гуд воюет с притеснителями народа. Все добрые чувства и дела отважного лучника распространяются только на народ.

Главное в сюжете любовных баллад — воспевание не подвига во имя прекрасной дамы (как в рыцарской поэзии), а подлинного чувства, душевных переживаний влюбленных.

Фантастические баллады отражали верования народа. Сверхъестественный мир с его феями, эльфами и другими фантастическими персонажами предстает в этих балладах как реальный, действительный мир.

В более поздний период возникают бытовые баллады, отличающиеся большей прозаичностью, преобладанием комического элемента.

В балладе часто используются художественные приемы народного творчества. Своеобразен язык баллад — слова конкретные, без пышных метафор и риторических фигур. Особенностью баллад является также их четкий ритм.

Крестьянский труд и отдых был связан с песнями — обрядовыми, трудовыми, праздничными, народными танцами.

В странах французской и немецкой культуры на ярмарках, в селах часто выступали жоглеры (потешники) и шпильманы (буквально &mdash игрец) &mdash странствующие поэты-певцы, носители народной культуры. Они исполняли под музыкальный аккомпанемент духовные стихи, народные песни, героические поэмы и т.д. Пение сопровождалось пляской, кукольным театром, разного рода фокусами. Народные певцы выступали нередко и в замках феодалов, и в монастырях, делая народную культуру достоянием всех слоев средневекового общества. Позже, с XII в., они стали исполнять различные жанры рыцарской и городской литературы. Народное искусство жонглеров и шпильманов стало основой светской рыцарской и городской музыкально-поэтической культуры.

07.03.2016, 22178 просмотров.

Своеобразия и значение древнерусской литературы

История древнерусской литературы

Семинар 1 02.02.2015

Своеобразия и значение древнерусской литературы

Древнерусскую литературу нельзя рассматривать вне контекста культурного, языкового. Все эти понятия возможно включить в понятие культура. Культура, как цивилизационное явление, это наследственная память коллектива, эта память может быть осознанной и неосознанной (сюда можно отнести стереотипы поведения, стереотипы восприятия). Культура – это система взаимоотношений между человеком и окружающей действительностью. Культура представляется как “язык” и или совокупность языков, различных по своим функциям. Язык культуры –это не только система коммуникаций, это также система хранения и организации информации, это своего рода фильтр, организующий поступающую к нам информацию.

Значимым в коммуникации человек-мир возникает ситуация, когда человек вычленяет из окружающего мира значимое, а остальное оставляет за полем внимания, в разных культурах информация, которая поступает из внешнего мира организуется по-разному. Одному и тому же явлению может придаваться разный смысл, одно явление может быть в центре внимания, а может быть на периферии.

Культура основывается на естественном языке. Многие виды искусства, в том числе и словесные основаны на языке. Язык, как известно, моделирует мир, но он моделирует и самого говорящего.

История важная часть человеческой культуры, которая пытается осмыслить прошлое. Существует различные способы объяснения исторических событий, одни и те же события могли получать различные интерпретации, которые зависели от экономических, государственных, культурных взглядов. За каждым объяснением исторического факта стоит определенная модель исторического развития, разнообразия интерпретаций исторических событий отражает сложность в процессах, разночтения истории не отрицает, а скорее дополняют друг друга, одни и те же объективные факты интерпретируются на разных уровнях социума, времени, пространства по-разному, что было значимо для одной эпохи, то может быть вне поля зрения другой эпохи. Исторические события выстраиваются в линейный ряд, историки как бы задают семантическую установку, которая определяет прочтение событий и, некоторые события являются значимыми для истории, отдельной стороны, культуры, другие значимы для отдельных сообществ или индивида.

Все исторические события так или иначе связаны друг с другом и настоящее производит отбор и осмысление прошлых событий, которые хранятся в коллективной памяти или сознании. В свою очередь исторический опыт естественным образом оказывает влияние на будущий ход истории.

Искусство тоже средство познания жизни. Искусство познает жизнь и воссоздает жизнь. Произведения искусства принадлежат к духовной и материальной культуре. Сначала зарождается замысел и, возникнув, произведение искусства переходит в область материального воплощения, поэтому оно сохраняет свойства идеального, но и становится явлением действительности. Особой спецификой обладают произведения древнерусской литературы. Они как бы представляют собой синтез духовного и материального в искусстве. Памятники древнерусской литературы-это не только то, что написано в них, но и сами книги, которые представляют собой материальное воплощение культуры и искусства книги.

Древнерусская литература принадлежит к особому типу литература –средневековой литературе. Средневековье- время, в которое формировались феодальные отношения, христианство. В это время происходило новое видение культуры, в том числе осознание самоценности культурных явлений. Средневековье в разных странах имеет много общего, но есть и отличия. Сам термин “средневековье” появился в 16-17в. Термин был позаимствован у филологов. Окончательно термин средневековье

русская литература | Британика

Русская литература , совокупность письменных произведений, созданных на русском языке, начиная с христианизации Киевской Руси в конце 10 века.

Необычный облик русской литературной истории был источником многочисленных споров. Три крупных и внезапных разрыва делят его на четыре периода — допетровский (или древнерусский), имперский, послереволюционный и постсоветский. Реформы Петра I (Великого; годы правления 1682–1725), который быстро вестернизировал страну, создали настолько резкую пропасть с прошлым, что в XIX веке было принято утверждать, что русская литература возникла всего за столетие до этого.Самый влиятельный критик XIX века Виссарион Белинский даже назвал точный год (1739) начала русской литературы, тем самым лишив всех допетровских произведений статуса литературы. Русская революция 1917 года и большевистский переворот позже в том же году привели к еще одному серьезному расколу, в конечном итоге превратив «официальную» русскую литературу в политическую пропаганду коммунистического государства. Наконец, приход к власти Михаила Горбачева в 1985 году и распад СССР в 1991 году ознаменовали еще один драматический перелом.Что важно в этой модели, так это то, что переломы были внезапными, а не постепенными, и что они были продуктом политических сил, внешних по отношению к самой истории литературы.

Британская викторина

Русская литература

Вы думаете, что знаете русскую литературу? Проверьте свои знания с помощью этого теста.

Самым прославленным периодом русской литературы был XIX век, когда в поразительно короткий период были созданы одни из бесспорных шедевров мировой литературы. Не раз отмечалось, что подавляющее большинство русских произведений мирового значения было создано при жизни одного человека, Льва Николаевича Толстого (1828–1910). Действительно, многие из них были написаны в течение двух десятилетий, 1860-х и 1870-х годов, периода, который, возможно, никогда не был превзойден ни в одной культуре по чисто концентрированному литературному блеску.

Русская литература, особенно имперского и послереволюционного периодов, имеет определяющими характеристиками глубокую озабоченность философскими проблемами, постоянное осознание своего отношения к культурам Запада и сильную тенденцию к формальному новаторству и нарушение принятых родовых норм. Сочетание формального радикализма и озабоченности отвлеченными философскими вопросами создает узнаваемую ауру русской классики.

Древнерусская литература (10–17 вв.)

Условный термин «Древнерусская литература» является анахронизмом по нескольким причинам.Авторы произведений, написанных в это время, явно не считали себя «старыми русскими» или предшественниками Толстого. Более того, этот термин, представляющий точку зрения современных ученых, стремящихся проследить происхождение более поздних русских произведений, затемняет тот факт, что восточнославянские народы (земли, тогда называвшейся Русью) являются предками украинцев и белорусов, а также современный русский человек. Произведения древнейшего (киевского) периода также привели к современной украинской и белорусской литературе.В-третьих, литературным языком, установившимся в Киевской Руси, был церковнославянский, который, несмотря на постепенное увеличение местных восточнославянских вариантов, связывал культуру с более широкой общностью, известной как Slavia orthodoxa , то есть с восточно-православными южными славянами Балканы. В отличие от настоящего, это более широкое сообщество имело приоритет над «нацией» в современном смысле этого слова. В-четвертых, некоторые задаются вопросом, можно ли эти тексты правильно называть литературными, если под этим термином подразумеваются произведения, предназначенные для выполнения прежде всего эстетической функции, поскольку эти сочинения обычно писались для церковных или утилитарных целей.

русская литература | Британика

Русская литература , совокупность письменных произведений, созданных на русском языке, начиная с христианизации Киевской Руси в конце 10 века.

Необычный облик русской литературной истории был источником многочисленных споров. Три крупных и внезапных разрыва делят его на четыре периода — допетровский (или древнерусский), имперский, послереволюционный и постсоветский. Реформы Петра I (Великого; годы правления 1682–1725), который быстро вестернизировал страну, создали настолько резкую пропасть с прошлым, что в XIX веке было принято утверждать, что русская литература возникла всего за столетие до этого. Самый влиятельный критик XIX века Виссарион Белинский даже назвал точный год (1739) начала русской литературы, тем самым лишив всех допетровских произведений статуса литературы. Русская революция 1917 года и большевистский переворот позже в том же году привели к еще одному серьезному расколу, в конечном итоге превратив «официальную» русскую литературу в политическую пропаганду коммунистического государства. Наконец, приход к власти Михаила Горбачева в 1985 году и распад СССР в 1991 году ознаменовали еще один драматический перелом.Что важно в этой модели, так это то, что переломы были внезапными, а не постепенными, и что они были продуктом политических сил, внешних по отношению к самой истории литературы.

Британская викторина

Еще одна викторина по русской литературе

Кто написал «Мертвые души»? Какой персонаж является главным героем в «Преступлении и наказании»? Проверьте, что вы знаете о русской литературе, с помощью этого теста.

Самым прославленным периодом русской литературы был XIX век, когда в поразительно короткий период были созданы одни из бесспорных шедевров мировой литературы. Не раз отмечалось, что подавляющее большинство русских произведений мирового значения было создано при жизни одного человека, Льва Николаевича Толстого (1828–1910). Действительно, многие из них были написаны в течение двух десятилетий, 1860-х и 1870-х годов, периода, который, возможно, никогда не был превзойден ни в одной культуре по чисто концентрированному литературному блеску.

Русская литература, особенно имперского и послереволюционного периодов, имеет определяющими характеристиками глубокую озабоченность философскими проблемами, постоянное осознание своего отношения к культурам Запада и сильную тенденцию к формальному новаторству и нарушение принятых родовых норм. Сочетание формального радикализма и озабоченности отвлеченными философскими вопросами создает узнаваемую ауру русской классики.

Древнерусская литература (10–17 вв.)

Условный термин «Древнерусская литература» является анахронизмом по нескольким причинам.Авторы произведений, написанных в это время, явно не считали себя «старыми русскими» или предшественниками Толстого. Более того, этот термин, представляющий точку зрения современных ученых, стремящихся проследить происхождение более поздних русских произведений, затемняет тот факт, что восточнославянские народы (земли, тогда называвшейся Русью) являются предками украинцев и белорусов, а также современный русский человек. Произведения древнейшего (киевского) периода также привели к современной украинской и белорусской литературе.В-третьих, литературным языком, установившимся в Киевской Руси, был церковнославянский, который, несмотря на постепенное увеличение местных восточнославянских вариантов, связывал культуру с более широкой общностью, известной как Slavia orthodoxa , то есть с восточно-православными южными славянами Балканы. В отличие от настоящего, это более широкое сообщество имело приоритет над «нацией» в современном смысле этого слова. В-четвертых, некоторые задаются вопросом, можно ли эти тексты правильно называть литературными, если под этим термином подразумеваются произведения, предназначенные для выполнения прежде всего эстетической функции, поскольку эти сочинения обычно писались для церковных или утилитарных целей.

русская литература | Британика

Русская литература , совокупность письменных произведений, созданных на русском языке, начиная с христианизации Киевской Руси в конце 10 века.

Необычный облик русской литературной истории был источником многочисленных споров. Три крупных и внезапных разрыва делят его на четыре периода — допетровский (или древнерусский), имперский, послереволюционный и постсоветский. Реформы Петра I (Великого; годы правления 1682–1725), который быстро вестернизировал страну, создали настолько резкую пропасть с прошлым, что в XIX веке было принято утверждать, что русская литература возникла всего за столетие до этого.Самый влиятельный критик XIX века Виссарион Белинский даже назвал точный год (1739) начала русской литературы, тем самым лишив всех допетровских произведений статуса литературы. Русская революция 1917 года и большевистский переворот позже в том же году привели к еще одному серьезному расколу, в конечном итоге превратив «официальную» русскую литературу в политическую пропаганду коммунистического государства. Наконец, приход к власти Михаила Горбачева в 1985 году и распад СССР в 1991 году ознаменовали еще один драматический перелом.Что важно в этой модели, так это то, что переломы были внезапными, а не постепенными, и что они были продуктом политических сил, внешних по отношению к самой истории литературы.

Британская викторина

Еще одна викторина по русской литературе

Кто написал «Мертвые души»? Какой персонаж является главным героем в «Преступлении и наказании»? Проверьте, что вы знаете о русской литературе, с помощью этого теста.

Самым прославленным периодом русской литературы был XIX век, когда в поразительно короткий период были созданы одни из бесспорных шедевров мировой литературы. Не раз отмечалось, что подавляющее большинство русских произведений мирового значения было создано при жизни одного человека, Льва Николаевича Толстого (1828–1910). Действительно, многие из них были написаны в течение двух десятилетий, 1860-х и 1870-х годов, периода, который, возможно, никогда не был превзойден ни в одной культуре по чисто концентрированному литературному блеску.

Русская литература, особенно имперского и послереволюционного периодов, имеет определяющими характеристиками глубокую озабоченность философскими проблемами, постоянное осознание своего отношения к культурам Запада и сильную тенденцию к формальному новаторству и нарушение принятых родовых норм. Сочетание формального радикализма и озабоченности отвлеченными философскими вопросами создает узнаваемую ауру русской классики.

Древнерусская литература (10–17 вв.)

Условный термин «Древнерусская литература» является анахронизмом по нескольким причинам.Авторы произведений, написанных в это время, явно не считали себя «старыми русскими» или предшественниками Толстого. Более того, этот термин, представляющий точку зрения современных ученых, стремящихся проследить происхождение более поздних русских произведений, затемняет тот факт, что восточнославянские народы (земли, тогда называвшейся Русью) являются предками украинцев и белорусов, а также современный русский человек. Произведения древнейшего (киевского) периода также привели к современной украинской и белорусской литературе.В-третьих, литературным языком, установившимся в Киевской Руси, был церковнославянский, который, несмотря на постепенное увеличение местных восточнославянских вариантов, связывал культуру с более широкой общностью, известной как Slavia orthodoxa , то есть с восточно-православными южными славянами Балканы. В отличие от настоящего, это более широкое сообщество имело приоритет над «нацией» в современном смысле этого слова. В-четвертых, некоторые задаются вопросом, можно ли эти тексты правильно называть литературными, если под этим термином подразумеваются произведения, предназначенные для выполнения прежде всего эстетической функции, поскольку эти сочинения обычно писались для церковных или утилитарных целей.

русская литература | Британика

Русская литература , совокупность письменных произведений, созданных на русском языке, начиная с христианизации Киевской Руси в конце 10 века.

Необычный облик русской литературной истории был источником многочисленных споров. Три крупных и внезапных разрыва делят его на четыре периода — допетровский (или древнерусский), имперский, послереволюционный и постсоветский. Реформы Петра I (Великого; годы правления 1682–1725), который быстро вестернизировал страну, создали настолько резкую пропасть с прошлым, что в XIX веке было принято утверждать, что русская литература возникла всего за столетие до этого.Самый влиятельный критик XIX века Виссарион Белинский даже назвал точный год (1739) начала русской литературы, тем самым лишив всех допетровских произведений статуса литературы. Русская революция 1917 года и большевистский переворот позже в том же году привели к еще одному серьезному расколу, в конечном итоге превратив «официальную» русскую литературу в политическую пропаганду коммунистического государства. Наконец, приход к власти Михаила Горбачева в 1985 году и распад СССР в 1991 году ознаменовали еще один драматический перелом.Что важно в этой модели, так это то, что переломы были внезапными, а не постепенными, и что они были продуктом политических сил, внешних по отношению к самой истории литературы.

Британская викторина

Русская литература

Вы думаете, что знаете русскую литературу? Проверьте свои знания с помощью этого теста.

Самым прославленным периодом русской литературы был XIX век, когда в поразительно короткий период были созданы одни из бесспорных шедевров мировой литературы. Не раз отмечалось, что подавляющее большинство русских произведений мирового значения было создано при жизни одного человека, Льва Николаевича Толстого (1828–1910). Действительно, многие из них были написаны в течение двух десятилетий, 1860-х и 1870-х годов, периода, который, возможно, никогда не был превзойден ни в одной культуре по чисто концентрированному литературному блеску.

Русская литература, особенно имперского и послереволюционного периодов, имеет определяющими характеристиками глубокую озабоченность философскими проблемами, постоянное осознание своего отношения к культурам Запада и сильную тенденцию к формальному новаторству и нарушение принятых родовых норм. Сочетание формального радикализма и озабоченности отвлеченными философскими вопросами создает узнаваемую ауру русской классики.

Древнерусская литература (10–17 вв.)

Условный термин «Древнерусская литература» является анахронизмом по нескольким причинам.Авторы произведений, написанных в это время, явно не считали себя «старыми русскими» или предшественниками Толстого. Более того, этот термин, представляющий точку зрения современных ученых, стремящихся проследить происхождение более поздних русских произведений, затемняет тот факт, что восточнославянские народы (земли, тогда называвшейся Русью) являются предками украинцев и белорусов, а также современный русский человек. Произведения древнейшего (киевского) периода также привели к современной украинской и белорусской литературе.В-третьих, литературным языком, установившимся в Киевской Руси, был церковнославянский, который, несмотря на постепенное увеличение местных восточнославянских вариантов, связывал культуру с более широкой общностью, известной как Slavia orthodoxa , то есть с восточно-православными южными славянами Балканы. В отличие от настоящего, это более широкое сообщество имело приоритет над «нацией» в современном смысле этого слова. В-четвертых, некоторые задаются вопросом, можно ли эти тексты правильно называть литературными, если под этим термином подразумеваются произведения, предназначенные для выполнения прежде всего эстетической функции, поскольку эти сочинения обычно писались для церковных или утилитарных целей.

Понимание моего увлечения русской литературой | Майкл Китто

Я не совсем понимаю, откуда взялся мой интерес к русской литературе. Я думаю, это началось с увлечения холодной войной, что привело к желанию понять сложную природу Советского Союза, как его политики, так и людей. Первым русским романом, который я прочитал, был « Анна Каренина » Льва Толстого, однако моя одержимость русской литературой пришла вскоре после этого. Когда я впервые стал читателем, я использовал список 1001 книг, которые вы должны прочитать, прежде чем умереть , в качестве руководства, чтобы решить, что читать.Хотя я хотел бы завершить полный список, он выполнил свою задачу, которая заключалась в том, чтобы познакомить меня с хорошей литературой во всех жанрах, что позволило мне понять, в чем заключаются мои литературные вкусы.

Моя одержимость русской литературой выросла из моего интереса к сатире, начиная с «Супер-грустная история настоящей любви » Гэри Штейнгарта, антиутопической истории о глобализации. Однако при всем при этом это автобиографический роман русского эмигранта. Мне нравилось открывать для себя историю, скрытую за сюжетом, и я быстро обнаружил, что русская литература — кладезь для этого.У России очень сложная история; это часто отражается в его литературе и делает его важной частью русской культуры.

Краткая история русской литературы, уходящая своими корнями в рыцарские романы, былины и летописи о русской жизни. Именно здесь, в ее истоках, мы устанавливаем важность иронии и сатиры в литературе. Именно усилия Петра Великого по модернизации России уступили место русской литературе в 18 веке. Хотя я не читал ни одного из этих авторов того времени, такие авторы, как Антиох Кантемир и Василий Тредиаковский, внесли заметный вклад в его литературу.XIX век — золотой век русской литературы, когда Николай Гоголь, Федор Достоевский, Антон Чехов, Иван Тургенев и Лев Толстой создали одни из величайших произведений русской литературы. Именно здесь зародилось литературное движение «Русский романтизм», которое исследует метафизическое недовольство обществом и собой у таких известных авторов, как Александр Пушкин и Михаил Лермонтов. Серебряный век начала ХХ века был сосредоточен вокруг поэзии и авангарда.Поэты, часто связанные с серебряным веком, включают Марину Цветаеву и Бориса Пастернака.

Затем последовала советская эпоха, время расцвета соцреализма, русского формализма и футуризма. В то время как советская эпоха была чрезвычайно сложным периодом для литературы и охватывает так много различных литературных стилей, легче собрать воедино все произведения советской эпохи. Если вы хотите вырваться из советской эпохи, вы можете сделать это с помощью Самиздата, Тамиздата и Госиздата. Самиздат «самиздат» — распространение литературы, изданной нелегально (часто под копирку машинописного текста) и распространяемой среди других россиян.Это похоже на метод, использовавшийся в царскую эпоху, и позволял не подвергавшейся цензуре литературе таких авторов, как Михаил Булгаков и Александр Солженицын, достигать аудитории. Тамиздат «там» — это когда советский писатель печатает свои произведения на Западе, потому что они не могли издаваться в России. Большинству советских авторов приходилось полагаться на этот метод для публикации своих произведений, наиболее ярким примером Тамиздата является «Доктор Живаго » Бориса Пастернака . Госиздат «Государственное издательство» — термин, используемый для официально разрешенных изданий.Честно говоря, я не могу вспомнить ни одного современного классика советской эпохи, который изначально был издан государством. Хотя журналы русской литературы, в которых впервые были опубликованы многие произведения, были бы государственными.

Постсоветская эпоха охватывает всю литературу, изданную после распада СССР. Хотя цензура советской эпохи была официально снята, писатели по-прежнему подходили к острым темам аналогичным образом. Отчасти политическим/экономическим хаосом постсоветской эпохи, отчасти следованием традициям великой русской литературы.Хотя такие авторы, как Борис Акунин, пользуются огромным успехом в популярной фантастике, сочиняя исторические детективные сериалы. Сюда не входят авторы, бежавшие из России или Советского Союза и ставшие авторами после получения гражданства в другом месте, такие как Айн Рэнд, Исаак Азимов и Владимир Набоков.

Несмотря на богатую историю русской литературы, часто встречаются общие темы, которые проявляются на протяжении веков. В первую очередь это борьба за стабильность; Русская история была вихрем войн и тирании.Эта борьба часто переводится как искупление через страдание. Это может быть борьба с религией, философией, обществом или даже с самим собой. Эту борьбу можно увидеть в таких романах, как « Братья Карамазовы » до научно-фантастического романа Владимира Сорокина 2006 года « День опричника ». Хотя моя жена могла бы согласиться с русским литературным критиком Виктором Шкловским, который сказал : «Русская литература посвящена описанию неудачных любовных приключений».

Авторы в России часто попадают в социальный класс (я не думаю, что мне нужно объяснять роль класса в России), известный как интеллигенция.Этому классу интеллекта поручено направлять или критиковать культуру и политику общества. Вот почему русская литература играет такую ​​огромную роль в русской культуре, а также объясняет, почему в советское время литература находилась под таким контролем. Союз советских писателей был создан Сталиным для управления литературой в СССР. Членство не было обязательным, но если автор не был членом, у него были очень ограниченные возможности для публикации. Несмотря на все их усилия, к счастью, у нас все еще есть богатый выбор советской литературы, критикующей культуру и политику того времени.

И в царской России, и в Советском Союзе авторам приходилось следить за тем, что они говорили, многих сослали в трудовые лагеря за то, что они написали. Поэтому часто использовались литературные приемы, чтобы сказать то, что нужно было сказать, более творчески. Литературные приемы, часто встречающиеся в русской литературе, включают метафоры, аллегории, иронию, сатиру и даже пропаганду для выражения взглядов автора. Вот почему многие русские классики носят очень философский или политический характер. Это опасное письмо, кажется, выдержало испытание временем.

В русской литературе так много интересного, я знаю, что у меня так много всего, что мне нужно выучить и прочитать, но я воодушевлен перспективами. Мне грустно, когда я вижу, что «русский роман» используется как сокращение для длинного или напыщенного; Я никогда этого не понимал. В то время как Война и мир часто считается сложной книгой из-за ее длины, есть причина, по которой ее считают шедевром. Я хотел бы получить некоторые рекомендации по русской литературе, которые я должен проверить. Мои личные фавориты включают Преступление и наказание Федора Достоевского, Мастер и Маргарита Михаила Булгакова и что-то действительно странное, День опричника Владимира Сорокина.

Пророческий характер русской литературы | Гэри Сол Морсон

С 2016 года критик и славист Гэри Сол Морсон писал на страницах The New York Review о ряде великих русских писателей и мыслителей, в том числе об Александре Герцене, Александре Пушкине, Исааке Бабеле, Василии Гроссмане, Николае Гоголе. , Александр Грибоедов и, совсем недавно, Федор Достоевский (с отступлением от Ивана Грозного). Статьи Морсона показали, насколько важна литература для русской истории, и исследовали парадокс нации, которая, как он объяснил в электронном письме на этой неделе, почитает свою высокую культуру, споря «о том, следует ли ее вообще упразднить.

Родившийся в Бронксе, Морсон изначально планировал изучать французский язык, но из-за снежной бури он опоздал на вступительный экзамен и провалил его, что привело к тому, что вместо этого он сдал русский язык. Он получил степень бакалавра и магистра в Йельском университете и преподавал в Пенсильванском университете, а затем перешел в Северо-Западный университет, где сейчас преподает крупнейший курс славянского языка в Соединенных Штатах.


Андрей Катценштейн: В предисловии к роману Достоевского Игрок вы написали, что «русские — это все возможности» из-за их склонности «к поглощению чужой культуры, к крайностям и внезапным трансформациям». ». Этот национальный характер, по-видимому, является результатом противоречия между местной культурой страны и западным влиянием — противоречия, которое проходит через всю русскую историю и литературу. Как это отразилось на работе писателей, которых вы обсуждали в обзоре ?

Гэри Сол Морсон: Грубой силой Петр Великий полностью преобразил Россию почти за одну ночь.Дворянам приходилось изучать западные ценности, брить бороды, выводить женщин из уединения и копировать западные манеры, поэтому у них было сильное чувство игры и самозванства. Обычаи, которые веками складывались в западных странах и были там естественными, казались русским произвольными. У них было сильное ощущение, что все могло бы быть иначе, потому что так было совсем недавно.

Высокая культура сама по себе казалась иностранным импортом. Тысячелетия западных мыслителей и писателей были поглощены одновременно, так что, скажем, Софокл, Данте и Декарт вошли в Россию вместе и казались современниками, прямо спорившими друг с другом.Это телескопирование культурной истории создавало ощущение безотлагательности и присутствия далекого прошлого, чего нет на Западе.

Из-за острого ощущения предельной условности жанров русская традиция стала металитературной. Толстой лихо сказал, что Война и мир не принадлежит ни к какому признанному жанру, и это делает его типично русским, поскольку «ни одно произведение русской литературы, от Мертвых душ Гоголя до Мертвого дома Достоевского », не соответствует западным нормам жанра. .Неудивительно, что русские формалисты разработали теорию литературы, основанную на том, что они называли «обнажением устройства».

Нравственная актуальность русской культуры, соединенная с ощущением ее условности, легко привели к вопросу, называемому «оправданием культуры». Западники могли бы задаться вопросом, следует ли трансформировать высокую культуру, но русские спорили о том, следует ли ее вообще упразднить. Ведь оно зависело от труда угнетенных крестьян, а потому было морально сомнительно.Как заметил один критик, крестьяне сильно пострадали, чтобы мы могли сидеть в наших кабинетах и ​​обсуждать социальную философию. Существовала традиция, когда великие писатели отказывались от своих произведений или сжигали их.

Что в истории России привело к тому, что карьеры писателей были так тесно связаны с политикой, что необычно для западных стран? Все авторы, о которых вы писали, были либо тесно связаны с государством, либо казнены им, либо высланы им в изгнание, чего не было бы среди случайного выбора, скажем, крупных британских, немецких или французских писатели.

Совершенно верно. По причинам, которые трудно указать, русские больше, чем любая культура, о которой я слышал, почитают литературу. Рецензируя отрывок из « Анны Карениной », Достоевский воодушевлен тем, что наконец-то оправдано существование русского народа. Я не могу себе представить, чтобы француз или англичанин думал, что их существование требует оправдания, а если бы оно и было, то уж точно не обратилось бы к роману. Мы склонны думать, что литература существует для того, чтобы отражать жизнь, но русские часто полагают, что жизнь существует для того, чтобы создавать литературу. Это своего рода Библия, и ее можно сравнить с тем, как древние евреи относились к своим священным текстам, когда еще можно было добавлять книги к канону.

Оскорбите Пушкина — или героиню его романа Евгений Онегин — и вас могут обвинить в «кощунстве». Русские писатели — пророки, своего рода «второе правительство», как говорит персонаж Солженицына. Пастернак замечает, что «книга — это квадратный кусок горячей, дымящейся совести — и ничего больше!» Когда в середине 1960-х прозаик Михаил Шолохов провозгласил, что писатели-диссиденты Андрей Синявский и Юлий Даниил не получили достаточно сурового приговора, — когда он встал на сторону угнетателей против писателей, — писатель и редактор Александр Твардовский написал, что Шолохов не был больше русский писатель! Книги Шолохова, конечно, еще существовали, но русский писатель был не просто производителем великих книг.

В ваших очерках о Гроссмане и Достоевском мы оказываемся там, где наиболее значимыми политическими действиями являются действия обычной, повседневной порядочности по отношению к ближайшему окружению. Не потому ли, что насилие — совершаемое государством, террористами или революционерами — делает политические решения по существу моральными, так что политическое и личное становятся неразделимыми? Как проблемы формирования неполитических или субполитических сообществ — традиционных или радикальных — проявляются в творчестве этих писателей?

Я отвечаю на эти вопросы в книге, которую пишу о широком значении русской литературы и опыта с 1855 года по настоящее время.Условия жизни в России были экстремальными. Например, в советских ГУЛАГах на Колыме на крайнем севере люди работали при семидесяти градусах ниже нуля в лагерях, в которых было слишком мало калорий для поддержания жизни. Во время террора люди ночевали одетыми и готовились к аресту; они знали, что каждое слово отслеживается и осведомители были повсюду, так что это стало обществом «шептунов». Личная невиновность считалась устаревшим понятием, и существовали лагеря для жен врагов народа.Во время голода, сопровождавшего коллективизацию сельского хозяйства, миллионы людей умерли от голода, поскольку чиновники не позволяли им собирать зерно, оставленное на полях, или ловить рыбу в реках. Как и в случае с нацистами, людей сознательно дегуманизировали.

Для россиян эти условия стали проверкой идей. Как повели бы себя люди, которые думали данным образом? Кто стал бы красть еду у более слабого заключенного или превращаться в стукача? Мемуаристы свидетельствовали, что интеллигенция легко поддавалась и всегда находила какой-нибудь остроумный способ оправдать свое отвратительное поведение.

Советская идеология учила, что нет внеклассовой морали, нет абстрактного добра и зла; все, что приносит пользу Коммунистической партии, хорошо по определению. И важен только результат. Это был не первый принцип морали, а единственный. Верить, например, в святость человеческой жизни или в то, что человек не должен быть излишне жестоким, означало показать, что он все еще придерживается идей, заимствованных из религии или идеалистической философии, и что, следовательно, он не является истинным материалистом.

По тем же соображениям сострадание рассматривалось как импульс, который необходимо искоренить, и детей учили преодолевать его. Люди, принявшие такой образ мышления, особенно ужасно вели себя в лагерях; ведь если важен только результат, то почему бы не спасти себя ценой жизни другого? Многие спрашивали: не показывает ли это, что с материализмом, атеизмом и релятивизмом что-то не так? Лагеря не считали простым интеллектуальным упражнением утверждение, что все относительно, и для многих их опыт убедил их так, как не могли убедить никакие аргументы, что добро и зло столь же реальны, как и законы физики.

Замечательные мемуары Евгении Гинзбург « В вихре » указывают на то, что многие наблюдали: наименее склонными к дурному поведению и отказу от того, что они считали злом, даже под суровым наказанием, были верующие. Она описывает одну группу, которых заставили стоять босиком на льду, потому что они отказались работать на Пасху; они выдержали наказание, распевая гимны. Она и другие атеисты задавались вопросом, свидетельствует ли это о героизме или фанатизме. И им пришел в голову неудобный вопрос: хватило бы у атеистов мужества сопротивляться тому, что они считали неправильным? Именно подобные соображения заставили многих, но не саму Гинзбург, стать верующими.

Жители Запада часто считают само собой разумеющимся, что цель жизни — счастье. Что еще это может быть? Традиционная экономическая теория исходит из того, что «максимизация полезности» — единственная человеческая мотивация. Достоевский, Толстой и Чехов разоблачали поверхностность такого взгляда на жизнь, а в советских условиях он казался, как пишет Солженицын, детским лепетом.

Короче говоря, русские задавали предельные вопросы в экстремальных условиях. Можно, конечно, задаться вопросом, являются ли крайности, а не повседневность той реальностью, с которой следует проверять идеи, и русские тоже задавались этим вопросом.Толстой настаивал на том, что жизнь состоит из суммы обычных условий, и нужно приобретать прозаическую мудрость, как это делают Левин, герой «Анны Карениной» и Пьер из «Войны и мира ».

Ваше пристальное внимание к тому материалу , из которого состоят великие произведения, — подбору слов, построению предложений, порядку деталей и стратегическим повторениям — особенно сильно проявляется в ваших произведениях о переводах поэтов Пушкина и Грибоедова. Какие трудности ставит перед русско-английскими переводчиками проблема литературного ремесла и что делает перевод успешным или, что еще интереснее, неудачным?

Меня всегда поражало, что преподаватели русской литературы так мало заботятся о том, какой перевод они выбирают для своих студентов, или что рецензенты новых переводов, похоже, упускают из виду сам смысл перевода великих литературных произведений. Они часто сосредотачиваются на дословной точности, но это означает игнорирование стиля, так что крестьянский диалект становится профессорским английским, а библейские каденции передаются на детском языке.Некоторые переводчики даже сосредотачиваются на сохранении порядка слов оригинала на том основании, что они пытаются передать стиль автора. Но как читателю узнать, является ли данный порядок слов смелым стилистическим выбором или просто тем, как вы говорите по-русски?

Возникает вопрос: передает ли эта версия то, что делает работу великолепной? В чем смысл комического романа, если он не смешной? Есть только одна версия гоголевских «Мертвых душ » (Герни, недавно переработанная Фуссо), которая забавна. Нужно понять произведение, чтобы знать, какое слово подобрать. Нельзя просто так выбрать первое определение в Оксфордском русско-английском словаре. Центральная концепция «Записки из подполья » — это «злоба» — действие, совершаемое именно так, причинение вреда себе только потому, что предположительно никто никогда этого не делает, — и поэтому переводить это слово как «злодеяние», как это делается в одной из версий, значит затемнять суть книги. весь смысл.

Грибоедовская пьеса Горе от ума снабжает русский язык необычайным количеством цитируемых строк — вероятно, больше, чем любое другое произведение, — и поэтому перевод должен передать этот факт.Ни один не делает. Нужно уловить тон оригинала, как это блестяще делает версия Кэтрин Тирнан О’Коннор/Дианы Бургин «» Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита ». Когда она переводит реалистические романы — что она понимала, — у Констанс Гарнетт это часто получается очень хорошо. Много лет назад Джанет Малкольм, с которой я общался по поводу ее книги о Чехове, попросила меня рецензировать новый перевод « Войны и мира », который, как она знала, должен быть плохим, потому что ни один хороший писатель не напишет так, как некоторые отрывки были оказаны. Говоря словами Михаила Бахтина, литературное произведение следует рассматривать как целостное высказывание, а не набор предложений.

Иногда достаточно быть тонким литературным критиком, чтобы сделать хороший перевод; в другое время нужны творческие способности значительного поэта или прозаика. Не надо любить литературу так, как русские, но это не больно.

Русский реализм XIX века | Survivingbaанглийский

Русский реализм XIX века

Необычайный расцвет русской реалистической литературы второй половины XIX века происходил на фоне общественно-политической смуты, начавшейся в 1840-е годы, при Николае I (1825–1855).Литературовед Виссарион Григорьевич Белинский (1811–1848) возвестил реформы: он призвал писателей реалистично подойти к социальным проблемам страны, таким как крепостное право и т. п., и осознать свою роль критиков общественного порядка. Как цитирует Томас Гейтон Марулло, русская реалистическая литература предоставила «альтернативное правительство» царскому диктату.

К общим характеристикам русского реализма 19 в. относятся стремление исследовать состояние человека в духе серьезного исследования, не исключая при этом юмора и сатиры; тенденция размещать художественные произведения в России времен писателя; культивирование прямолинейного стиля, но также включающего фактические детали; акцент на персонаже и атмосфере, а не на сюжете и действии; и скрытая терпимость к человеческой слабости и злу.В конце 1840-х годов стали публиковаться ведущие реалисты: романисты Иван Тургенев, Иван Гончаров, Федор Достоевский, граф Лев Толстой; драматург Александр Островский; поэт Николай Некрасов; и писатель и политический мыслитель Александр Герцен.

Россия 1840-х годов, хотя и породила несколько могучих самобытных литературных гигантов, все же не имела общего литературного движения. Под опекой Белинского в середине 1840-х годов было посеяно зерно реалистического движения. Ему помогал Николай Гоголь, перешедший от романтизма к своему эксцентричному реализму. Наиболее известен такими историческими новеллами, как «Тарас Бульба» о казачьей жизни; за сатиру «Ревизор»; для романа «Мертвые души»; и за петербургские повести, среди которых «Шинель»). По мнению Белинского, возникновение гоголевского периода, борьба за торжество гоголевского реализма совпали с усилением демократической революционной борьбы против абсолютизма и феодализма. . Большое социально-политическое значение гоголевского реализма заключалось в беспощадном обличении социальных реалий своего времени, в верном отражении суровых диссонансов жизни.Первоначально названное естественной школой, движение после смерти Белинского превратилось в так называемую реалистическую школу.

Поражение революций 1848 г. не внесло в идейном развитии России такого же поворота в сторону реакции, как в остальной Европе, хотя своего рода период депрессии был явно неизбежен. Но сравнительно скоро, в середине 1850-х гг., в России начался новый подъем демократических идей. Экономическое, социальное и политическое развитие страны прямо поставило вопрос о неизбежной отмене крепостного права, и связанные с этим всеобщие волнения вынудили тогдашнее правительство временно предоставить несколько большую свободу мнений. Классическими лидерами и представителями этого нового подъема демократической мысли были два великих наследника всей жизни Белинского: Николай Гаврилович Чернышевский (1828–1889) и Николай Александрович Добролюбов (1836–1861).

Центральной проблемой, вокруг которой вращалось мышление русского общества в период их деятельности, был вопрос об отмене крепостного права. Однако между различными прогрессивными лагерями существовали резкие различия в способах освобождения.Цитируя Джорджа Лукаса, «Именно по этому вопросу либерализм и демократия впервые разошлись в России». Демократы хотели коренного социально-экономического изменения феодально-аграрного строя России, тогда как либералы не решались конфликтовать с крепостниками-землевладельцами, бюрократией и самодержавием. На протяжении 50-х годов это политическое разделение отражалось в литературе. Чернышевки и Добролюбов были идейными лидерами радикальных демократов против либералов.

Этот новый подъем революционной демократии в России происходил, таким образом, в политически и социально более передовых условиях, чем те, в которых Белинский вел свою идеологическую борьбу. Высший уровень политической борьбы виден во всех произведениях Чернышевки и Добролюбова. Литературная критика теперь была направлена ​​не только против деспотизма самодержавия и феодальной реакции, которую Белинский считал главным врагом, но и против либеральной буржуазии и ее идейных представлений.Они опирались уже не на философию Гегеля, а на радикальный воинствующий материализм Людвига Фейербаха. Это было связано с конфликтом времен Белинского и Герцена между славянофилами, верившими в превосходство православия и допетровской России, и западниками, которые становились все более критически настроенными по отношению к религии и все более симпатизировали социалистическим идеалам, направленным на создание более гуманного общества. , решительное и справедливое общество. Для них любые демократические преобразования означали прежде всего политическое и социальное освобождение низшей плебейской части общества, что влекло за собой полную коренную смену социальных властных структур и иерархических лестниц. Они понимали социальный катаклизм, революцию в универсалистском смысле, как радикальное изменение всех человеческих отношений и всех проявлений жизни, от массивных экономических устоев до высшей формы идеологии. Более того, поскольку оба эти писателя могли исторически и философски понять и переварить период, следующий за Великой французской революцией, они могли смотреть на препятствия на пути к освобождению народных масс с меньшим количеством иллюзий. В их реалистических сочинениях и конкретном анализе известного явления мы находим живую диалектику, хотя и производную от механистического материализма Фейербаха.Они также вели ожесточенную борьбу с «эстетическими» критиками своего времени, проповедовавшими «искусство ради искусства» и пытавшимися отделить концепцию художественного совершенства от реалистического воспроизведения социальных явлений, рассматривавших искусство и литературу как явление независимое от социальной борьбы. В противоположность двум таким идеям писатели-реалисты придавали большое значение связи между литературой и обществом. Они считали, что сама жизнь, глубоко осмысленная и верно воспроизведенная в литературе, есть самое действенное средство осветить проблемы общественной жизни и прекрасное оружие в идеологической подготовке ожидаемой и желаемой ими демократической революции.Они требовали от писателей, чтобы они, верно изображая повседневные судьбы людей, показывали великие проблемы, волнующие русское общество, и те решающие, роковые общественные силы, которые определяют его эволюцию, а не простое натуралистическое воспроизведение поверхности жизни. Именно им мы обязаны правильной оценкой таких зарождающихся русских реалистов, как Тургенев, Гончаров, Островский, Достоевский и т. д.

Как уже упоминалось ранее, зарождающаяся борьба между либерализмом и демократией была одним из центральных полей сражений в российской политической и интеллектуальной атмосфере.Большинство писателей-реалистов того времени склонялись к либеральной философии, но, поскольку они верно изображали русскую действительность, они невольно во многом помогали революционной демократии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного