Все плохо: Все плохо! Что делать? | Блог 4brain

Разное

Содержание

Что делать, когда кажется, что весь мир — против тебя

  • Елена Савинова
  • Психолог

Автор фото, Isaac Castillejos / Unsplash

Есть люди, которым хронически не везет. Или, если сказать точнее — они сами считают, что у них все плохо.

И самое обидное — они не ждут от жизни ничего хорошего. На все случаи имеют определенные штампы-установки. Например: судьба несправедлива, страна — не та, молодость проходит, работа плохая, людям доверять нельзя, а все мужчины — сами знаете кто.

Парадоксально, но рядом с такими, мягко говоря, скептиками в одном и том же офисе работают женщины и мужчины, которые в общем не намного способнее, красивее или умнее.

Но их мир устроен по-другому. Они любят и любимы, восторженно рассказывают о каких-то рабочих моментах, горячо спорят, рисуют в воображении будущие достижения.

Конечно, все зависит от личного восприятия действительности. Но иногда и самые радужным оптимистам бывает нелегко. Со всех сторон только и слышишь: что-то у меня такая депрессия! Особенно сейчас, когда день заканчивается, не успев начаться, а до ярких новогодних праздников еще далеко.

Чтобы не дать негативным мыслям овладеть собой, надо знать врага в лицо. Что запускает депрессию, и как не поддаться ей?

Черно-белая маска депрессии

Автор фото, Ian Espinosa / Unsplash

Наш почти земляк, известный американский психотерапевт Аарон Бек, отец которого родом из Хмельницкого, посвятил жизнь исследованию меланхолии, тревожности, различных фобий.

По его мнению, существует так называемая когнитивная триада депрессии.

Негативные представления о себе: я — ничтожество. Такой же взгляд на мир: он жестокий и опасный, там — плохо.

И как следствие — человек, который так мыслит, ничего хорошего от своей жизни не ожидает.

На самом деле мы знаем, что это не так, но попробуй докажи это тому, кто не видит перспектив.

Депрессия, как известно, это состояние, когда мы не видим будущего. В отличие от эйфории, когда наоборот — забываем о прошлом. Для нее характерно сужение сознания под влиянием следующих факторов:

Персонализация — что бы ни произошло, человек воспринимает это на свой счет. Например, что это лично ему все хотят сделать плохо.

Мышление крайностями. Мир черно-белый. Все либо друзья, либо предатели, если не со мной, то — против меня.

Выборочные суждения. Когда из-за мелочной детали — например, девушка наклонилась к коллеге, чтобы о чем-то спросить, рисуется в воображении невесть что и устраивается сцена ревности.

Попадание в «слепые зоны». Безосновательные самобичевания из-за неумения увидеть объективную картину. Например, женщина, которая целый день на работе, оставив ребенка на бабушку, делает вывод, что она — плохая мать.

Склонность к чрезмерным обобщениям. Это хорошо известные «все мужчины — неверные, женщины — легкомысленные».

Преувеличение последствий. Если он не перезвонил — между нами все кончено. Не прошел собеседование — я никому не нужен.

«Автоматические» мысли по наследству

Автор фото, Randy Jacob / Unsplash

Підпис до фото,

«Даже если вам когда-то не повезло, это вовсе не означает, что так будет всегда. А будет то, что вы сами захотите — лужа под ногами или звезды в луже»

Такие паттерны негативного восприятия или «автоматические» мысли, как их называл Аарон Бек, формируются в детстве.

Возможно, родители сами были чрезмерно тревожными и передали такое отношение ребенку. Или были слишком требовательными. Отсюда у многих и появляются убеждения, что нам кто-то должен выставить оценку. А чтобы заработать высокую оценку, мы обязаны все время тяжело работать и убеждать в собственной значимости других.

Как преодолеть в себе такие «когнитивные искажения»? Ведь именно они препятствуют той легкости бытия, благодаря которой везет тем, кто не слишком старательный и серьезный.

Для начала хорошо по крайней мере осознать наличие подобных установок у себя. Далее нужно мысленно отделить себя от своих привычных, но противоречивых негативных суждений о себе и окружающем мире.

Это нелегко. Потому как вам придется фактически признать себя неправым в том, что вам раньше казалось бесспорным.

Так вы почувствуете разницу между «я знаю, что» (как было раньше) и «я считаю» или «мне кажется, что» — то восприятие действительности, к которому желательно привыкнуть. Если конечно, вы не хотите быть законченным невротиком.

То есть вместо того, чтобы привычно цепляться за привычные негативные конструкции типа «все плохо», а точнее — прятаться за ними, вы осознаете, что мир — не черно-белый, а разноцветный.

И даже если вам когда-то не повезло, это вовсе не означает, что так будет всегда. А будет то, что вы сами захотите — лужа под ногами или звезды в луже.

Автор фото, Fernando Pereira / Unsplash

У Unity всё плохо / Хабр

На просторах интернета, и в частности хабра, очень трудно встретить статьи с критикой игрового движка Unity. Я решил это исправить, и приготовил вам текст о переходе на DOTS, насилию над C#, знаменитых UI пакетах, MonoBehaviour, универсальности и о многом другом.

Статья не требует от вас знаний о создании игр на Unity, я ее писал с учетом того, что ее будет читать обычный программист, который сравнивает плюсы и минусы разных движков, чтоб выбрать подходящий для своего проекта. В конце концов, может вам будет просто интересно узнать, что же это за движок такой, для которого курсы рекламируются на каждом шагу.

DOTS

Кадр из презентации DOTS. На картинке изображен спальный район Москвы через 20 лет.

В данный момент Unity активно переходит на новый стек технологий под названием DOTS. Транзит сопровождается лозунгом «Производительность по умолчанию» и идеей того, что С# может быть таким же быстрым как C++ у UnrealEngine и других движков. Главные фронтмены данного действа это Entities, Jobs и Burst.

Теория

Если вы уже знаете, что из себя представляет пакет DOTS, тогда можете смело переходить к пункту Имплементация.

Entities представляет из себя реализацию популярного в игровой индустрии паттерна ECS. ECS это паттерн, где код делится на сущности к которым добавляются компоненты с данными, состоянием компонентов у сущностей управляют системы, которые эффективно перебирают сущности с нужными им компонентами и изменяют данные компонентов по надобности.

К примеру, у вас игра — шутер, в которой снаряд это сущность с компонентом Bullet в котором хранятся данные о расположении снаряда. Есть система движения снарядов, которая перебирает все сущности с компонентом Bullet и двигает их вперед, а есть система рендера снарядов, которая перебирает все сущности со снарядом Bullet и рендерит их.

Реализаций ECS есть великое множество, но в основном, используют следующие способы оптимизации перебора сущностей:

  • Хранение компонентов эффективно в памяти в соответствии с архетипом существа к которому они привязаны. Архетип это уникальное сочетание компонентов у существа. В случае Unity, компоненты хранятся в чанках по 16кб в соответствии с архетипом. Выходит, что чанки с компонентами хранятся друг за другом в памяти.

  • Распараллеливание обработки существ системой. Тут всё очевидно, двигать 50 тысяч снарядов в каком-то шутере быстрее в 32х потоках одновременно. От программиста не требуется особых телодвижений для управления многопоточностью, потенциально ECS может эффективно управлять потоками самостоятельно. В Unity роль управления потоками делегирована фреймворку Jobs.

Такой паттерн хорошо подходит сложным играм, в которых есть очень много сущностей которые надо очень часто перебирать (к примеру ММО). Вдобавок, ECS управляет зависимостями, позволяя игре становиться все больше и больше без последствий.Но есть и обратная сторона медали, ECS плохо подходит играм, в которых мало сущностей и их не надо часто перебирать (например 99% мобильного рынка).

Jobs это реализация безопасной мультипоточности путем создания экземпляра «работы». Работу можно запланировать, получить ее обработчик и выполнить ее. Также работу можно запланировать после другой работы, или вместе с другими работами. Таким образом создаются целые цепи последовательных задач. Сами задачи выполняются сразу в нескольких потоках. Например, вам надо умножить все числа массива А с вместительностью в 100 элементов и положить их в массив B. Это можно сделать в десяти потоках, в каждом из них задача будет обрабатывать по 10 элементов.

Burst это компилятор, который транслирует IL байткод в оптимизированный нативный код с помощью LLVM. В основном, используется для компиляции работ с Jobs.

Имплементация

Теперь, когда вы понимаете что из себя представляет новый стек технологий теоретически, можно поговорить об имплементации. А она, как всегда, не выдержала столкновения с реальностью.

Начнем с того, как же команда Unity хочет сделать C# таким же быстрым, как C++, а именно:

  • Создали новый компилятор для Работ с векторизацией и intrinsics (разве что без блекджека).

  • Создали нессылочные альтернативы массиву, списку, очереди и т.д которые дружат с Burst’ом. Особенность в том, что эти контейнеры надо аллоцировать и после их жизненного цикла освобождать, иначе утечка. Причем, аллоцировать надо не абы как, а с правильными лейблами (Persistent/Temp/TempJob).

  • Ввели в использование указатели на списки и указатели на функции. Также вам может понадобиться использовать Malloc, MemMove, MemCpy и подобные brand-new функции.

Я думаю, вы уже поняли к чему я клоню. Они решили, что лучший способ сделать сишарп таким же быстрым как и плюсы, это сделать из сишарпа плюсы! *занавес, бурные овации, публика в шоке*

Ладно указатели, ладно Dispose у контейнеров, но когда вы начали писать новый компилятор для языка, можно же было что-то заподозрить! Пытаться уже третий год реализовать стек технологий на языке, который не подходит вашему стеку, и при этом переделывать* язык, это же сумасшествие!

Ещё один пример несовместимости DOTS и C# это Jobs с Работой IJobChunk и производными. Для того, чтобы проитерировать 3 компонента c помощью IJobChunk, вам надо 43 строки кода. Ситуацию могли бы спасти макросы, но они в C# предательски отсутствуют!

Следующая проблема нового стека Unity это недостаток многих функций, которые, иногда, могут вам пригодиться в создании игры, например:

  • Звук. Версия пакета для звука 0.1.0-preview17 и за 3 года он так и не обновлялся.

  • Интерфейс. Тут всё проще, пакета для интерфейса с поддержкой Entities просто нет.

  • 2д. Существует com.unity.2d.entities, но он создан для Project Tiny и работает в общем-то только с ним, о Project Tiny тоже позже.

  • Анимации. Пакет тоже существует, версия 0.9.0-preview.6, в теории использование возможно, на практике не очень.

  • Всё элементы движка, которые не требуют очевидного отдельного пакета. Свет, камера, партиклы и т.д, всеми ими нельзя управлять через Entities, что угодно делайте. Можете создавать псевдо-сущность с компонентом, к примеру, камеры, и отдельной системой в главном потоке синхронизировать поля между MonoBehaviour камерой и вашей псевдо-камерой, можете другие костыли городить. За 3 года решения от Unity так и нет.

*под переделыванием языка я подразумеваю минимизирование использования ссылочных объектов и, как следствие, кучи путем создания кастомных аллокаторов, компиляторов которые не поддерживают кучу и т.п.

Проблемы

Предположим, что отсутствующие пакеты можно дописать, а текущую имплементацию можно ещё починить (в конце концов, можно переписать Roslyn!). Но проблемы самой DOTS как концепции, быстро решить не выйдет.

DOTS по умолчанию сложен. ECS требует полного понимания, как он работает, программисту надо знать на что влияет Read/Write доступ к компонентам, что такое Sync point и как сократить их количество, зачем нужен ECB, WriteGroup, гибридные компоненты и многое, многое другое. Также есть Jobs со своими контейнерами на указателях и такой же морокой с Read/Write доступом, Burst с миллиардом приспособлений для оптимизиации и примерами в документации из ассемблера.

Такая сложность явно не идёт на руку движку, одна из основных преимуществ которого простота. Unity занял свое место на рынке как «движок для дизайнеров, а не программистов», на нём делают Cuphead, Ori, Hollow Knight и другие игры которые не Factorio по сложности исполнения и требуемой оптимизации. У Unity занят рынок мобильных игр, маленьких кросс-платформенных инди игр, игр уровня «мы с парнями другие движки не знали, пришлось на этом пилить» (таким образом получаются Rust и Tarkov), в общем, идиллия. ААА игры не будут делать на Unity даже с полностью реализованным DOTS, ведь для них уже пишут отдельные движки на основе опенсоурса (UE) или вообще с нуля, а сложные инди игры делают энтузиасты на своих микро-движках, фреймворках или на том же UE.

В общем, плюсы от перехода на DOTS неочевидны, а минусы из-за нехватки ресурсов компании на поддержку и развития старых решений из уже уходящей эры MonoBehaviour присутствуют.

Project Tiny

В дополнение к выше написанному, хочу упомянуть Project Tiny. Это этакий набор мини-фреймворков для DOTS, которые должны помочь в разработке «Instant games» или, если выражаться русским языком, сделанные за 2 недели Егором из 9Б гипер казуальные игры типа тривряд. Также для Project Tiny команда Unity написала новую среду выполнения DOTS Runtime, вот вам документация (кстати в гугл доках, такого я не видел). Опять пересказывать то, что они пытаются переделать C#, смысла я не вижу, просто обозначу, что факт существования данного набора пакетов подтверждает то, что они хотят именно переделать движок с новым стеком DOTS, что в свою очередь, делает проблемы, описанные выше, ещё более значимыми.

Unity, но без DOTS

Скриншот редактора Unity. Если вы думаете, что автор не умеет удобно расставлять окна — вы правы.

Под данным заголовком я хочу описать проблемы как старого архитектурного решения Unity, так и самого Unity как движка.

MonoBehaviour

Начнем с основного старого архитектурного решения — MonoBehaviour. Mono потому что на C#, раньше ещё был, к примеру, JSBehaviour, но все языки кроме C# в Unity бесславно умерли, так и остался один единственный MonoBehaviour.

Если кратко излагаться, MonoBehaviour представляет из себя базовый класс для скриптов в Unity, унаследованные от него классы можно добавить на любой объект в сцене как компоненты, а публичные поля таких классов красивенько отображаются в редакторе. Код пишется в методах со спец. именем, которые ядро движка на С++ вызывает самостоятельно, такие методы называются Messages, их у MonoBehaviour целая куча, от обычных Start и Update до OnCollisionEnter и OnApplicationQuit.

Такое решение довольно простое в понимании и не требует вообще никаких навыков у программиста, у вас все под рукой. Для больших проектов это, естественно, никуда не годится. Тут нет какой-то внятной архитектуры, у вас логика приложения находится сразу же в структуре с данными (компоненте). MonoBehaviour почти не предоставляет никаких абстракций, не дает инструмента для управления зависимостями, методы для поиска объектов с MonoBehvaiour на сцене де факто антипаттерн из-за производительности, методы для вызова Message-методов у других MonoBehaviour ещё больше антипаттерн из-за ещё худшей производительности.

В принципе создание чего-то сложнее тривряд с активным использованием MonoBehaviour не рекомендуется, а поскольку модульность в старом Unity отсутствует как понятие, просто убрать пакет с MonoBehaviour и написать что-то свое вы, конечно, не можете. Так и живут разработчики под Unity с гайдлайнами по оптимизации, в которых рекомендуют не использовать половину функций движка.

Команда Unity давным давно забила на попытки хоть как-то развить эту систему и пофиксить проблемы с производительностью.

Editor и UI

Разработчики Unity не умеют в UI. За 16 лет они не смогли создать пакет для адекватного интерфейса с xml/css/js и имплементировать редактор своего движка на нем. Для игр они сделали какой-то хлам с Canvas-ом и перетаскиванием панелей по иерархии сцены, а для редактора они предоставили что-то невообразимо ужасное с IMGUI на C# и рефлексией.

Спустя 16 лет они поняли, что шутки про использование штатного пакета для интерфейса Unity на форумах больше не смешные, и решили сделать новый пакет для интерфейса — UIElements (UIToolkit), с xml и css, но без js. Новый пакет для интерфейса непригоден для работы из-за отсутствия функционала у стилей. В нем нет анимаций, нет масок, нет полей для настроек выставления фона (только background-color и background-image), нет настроек шрифта и теней. Можете сравнить набор свойств у обычного CSS, и USS Unity.

Можно было бы сказать, что реализовать полный набор функций CSS движка довольно сложно, но вот Valve создали свой фреймворк Panorama с JS’ом, анимациями, масками, фоном, партиклами, сценами и многим другим. Благодаря ему, у игр Valve одни из самых лучших интерфейсов в индустрии. Понятно, что сравнивать Valve с Unity не совсем корректно, но это пример успешной реализации xml/css/js интерфейса в движке.

Декларируемая универсальность

Уже не совсем техническая, но огромная проблема Unity прошлого, настоящего и будущего. Unity старается быть универсальным, но игровой движок по природе своей не может быть универсальным. Нельзя сделать движок, который одинаково подходил бы сандбокс игре с процедурной генерацией мира, кооперативному FPS шутеру и мобильному кликеру. У разных игр разные требования к архитектуре движка, и если ваш движок это не каркас для плагинов как vim, то сделать его одинаково подходящим для всех не выйдет.

В случае с Unity это выливается в то, что ни одно отдельно взятое общее решение движка просто не подходит вашей конкретной проблеме. Как итог, вы постепенно отказываетесь от предоставленных движком решений и пишете свои, от чего попросту теряете время.

Этой проблеме, по сравнению с остальными, выделено не так много места в статье, но она фундаментальна. Именно эта проблема, скорее всего, потратит тонну вашего времени и похоронит проект, или уже похоронила. Если разработчики Unity сразу бы решили, для каких игр они делают свой движок, этой статьи бы не было.

Другое

Руководствуясь больше долгом о написании всех недочетов Unity, чем здравым смыслом, хочу отметить ещё немного мелких проблем которые не заслуживают отдельного параграфа, но заслуживают упоминание:

  • Стилистика кода у биндингов Unity с префиксами m_, чрезмерным использованием internal и бесполезными комментариями наподобие «x — Left coordinate, y — Top coordinate». Пример.

  • Существование авто-сериалайзера Unity который работает хуже чем любой другой из существующих в мире, я думаю что сериалайзер на конвейерах в Factorio работал бы лучше, и как минимум, поддерживал бы сериализацию словаря.

  • Перезагрузка всех ресурсов с надписью «Hold on» после каждой правки кода. Команда Unity клянется что ничего не могут с этим сделать, но это нетерпимо.

  • В Unity до сих пор нет поддержки C# 9, я просто напомню, что последняя версия уже C# 10. Поддержку #9 давно добавили.

  • Асинхронные юнит тесты обещали, но конечно, не сделали. Приходиться создавать костыли.

Конец

Статья вышла немного больше, чем я думал и наверняка я где-то допустил ошибку, так что прошу в комментарии. А если вы тот самый человек из начала статьи, который ищет движок для своего проекта, можете ознакомиться со следующим списком:

Для небольших игр с простой 3д или 2д графикой
  • Unity. Не смотря на все минусы перечисленные выше, скорее всего для простых игр он вам подойдет.

  • Godot. Сам не пробовал, по ощущениям Unity v2, но опенсоурс и не будет требовать от вас деньги и ставить свой логотип в начале.

  • GameMaker: Studio. Создан для 2д игр, на нем сделали Undertale. Без подписки минимум за 10$ делать ничего не хочет.

  • Microsoft XNA. Не движок, но фреймворк для создания игр на C#, больше не поддерживается (но есть форки). На нем создают довольно много разных инди игр и по сей день, одна из самых популярных это Stardew Valley.

Для средних или больших игр с 3д графикой
  • UnrealEngine. Больше мне советовать нечего, скорее всего он вам подойдет. Писать код на C++ это сжигание тонны времени, но блюпринты могут вас спасти.

Другое

У нас все плохо, и нам все должны. Российские мифы на американском фоне

После того как я написал об американских мифах, приятель предложил оглянуться и на наши, российские. Дескать, какими ты их увидел, вернувшись домой после четверти века за океаном.

Мысль меня заинтриговала, особенно когда я понял, что даже просто перечислить наши мифы мне не так-то легко. Пришлось вникать и в различие между мифом как иллюзией, заблуждением и «культурным мифом» как основой национального самосознания.

Но я все же попробовал поискать ответы хотя бы на главные, на мой взгляд, вопросы.  

Миф о том, что свято место пусто не бывает  

Восьмого марта я впервые посмотрел фильм «Любовь и голуби». Раньше никогда его целиком не видел, что почему-то страшно удивляло моих родных и близких.

Запоздалое знакомство с культовой картиной навело меня на мысль о том, что «мифов», лежавших в ее основе, больше нет. От своих, якобы устаревших, мы сами отказались. Чужие, якобы прогрессивные, так и не приняли. И то, что создателей фильма свои умиляли, а заемные раздражали, теперь уже не имеет никакого значения.

Главное — свято место оказалось пусто: внятного ответа на вопрос, «камо грядеши», у нас сейчас нет. А это стержень национальной идеи, родного нашего «мифа». Без которого и вся наша история становится просто набором календарных дат.

На эту тему

Сам я считаю, что у нас происходит конвергенция, которую в свое время предсказывал академик-диссидент Андрей Сахаров. Попытка совместить лучшее из того, что создано социалистической и капиталистической моделями, — чтобы не только как можно быстрее и эффективнее производить материальные блага, но и более-менее справедливо их распределять.

Многим, правда, кажется, что пока из обеих моделей берется скорее худшее. Но во всяком случае специалисты подтверждают, что жажда справедливости остается ключевым компонентом российского «мифа».

Миф о том, чем люди живы

В науке принято исходить из того, что человек действует рационально и руководствуется фактами. По-моему, это иллюзия. Я считаю, что человек жив не знанием, а верой, любовью и памятью (вспомните «Бессмертный полк»). И каждый без труда подбирает факты, подтверждающие его веру.

Думаю, и с народами так же. Еще Конфуций в Древнем Китае утверждал, что для прочности государственных устоев нужны продовольствие, оружие и доверие народа. В случае крайней необходимости он считал возможным жертвовать едой и оружием, но не верой.

Что касается наших дней, один мой знакомый, молодой московский политолог, уверен, что всеобщий всплеск энтузиазма в российском обществе во время «Крымской весны» пятилетней давности был вызван не только, а может быть, и не столько возвращением Крыма как таковым, сколько надеждой на возрождение нашего национального «мифа». На то, что мы все сплотимся вокруг великой общей цели, которая тогда называлась «крымским консенсусом» и ради которой можно терпеть любые лишения.

Но на смену надежде пришло разочарование. Национальные проекты, по мнению знакомого, на роль российского «мифа» не тянут. Впрочем, как и любая иная идея, «сводящаяся просто к зарабатыванию денег».

Эмоциональный спад заметен и со стороны. Давнишний американский приятель, специалист по России, регулярно бывающий в Москве, на вопрос о том, что у нас изменилось за последние годы, отвечает: «У людей погасли глаза. Раньше каждый носился с каким-нибудь своим проектом. Теперь этого нет».

Миф о том, будто у нас все плохо и становится хуже

Правда, в «лихие 90-е» люди с лихорадочно горящим взором хватались за любые «проекты», чтобы просто прокормить семью. Но приятель имел в виду не это, да и мне тоже кажется, что грех уныния у нас теперь — один из самых распространенных.

С тех пор как схлынула прошлогодняя праздничная толпа футбольных фанатов, на улицах и в метро почти не видно улыбчивых радостных лиц. На вопрос «как дела?» обычно слышишь наше традиционное «ничего». А нередко — и вариации на тему из известного анекдота про то, что «систему надо менять».

Между тем, на мой взгляд, жизнь в России за время моего отсутствия радикально изменилась к лучшему. А вот в Америке в те же годы наблюдался застой, если не регресс. Отчасти поэтому там и выбрали президентом популиста, волюнтариста и демагога Дональда Трампа.

Тем не менее жаловаться на жизнь там не принято. Американцы не ноют, особенно в общении с посторонними людьми. У нас же это происходит постоянно и повсеместно. И это одно из самых тягостных для меня лично впечатлений от возвращения на родину.

Например, однажды меня пытались втянуть в такой разговор в очереди на прием в райсобесе. Солировала женщина, пришедшая за бесплатной путевкой в дом отдыха в Крыму. Другие туда уже ездили. Но когда я осторожно сказал, что раньше, по-моему, таких подарков ветеранам от государства не было, дама обиделась и со словами «Вы, наверное, из начальства» отвернулась.

Миф о том, что всем «недодано»

Почему у нас все ноют, я пока даже для себя не уяснил. Думаю, отчасти это привычка прибедняться и задабривать судьбу, чтобы не сглазить удачу и не вызывать чужой зависти. Как сказал один собеседник, сказывается «генетическая память о коллективизации и об избах, сгоравших из-за того, что были лучше других».

Но отчасти нытье — и выражение реального недовольства, например, итогами постсоветской реставрации капитализма и перераспределения собственности в стране. Я спрашивал ведущего нашего социолога академика Михаила Горшкова, признало ли общество справедливыми эти итоги, и он однозначно ответил, что нет, не признало и в обозримой перспективе не признает.

Мне это напомнило давнюю фразу одного моего начальника: мол, у нас «полстраны живет с ощущением, что лично им — недодано». По-моему, это психологически очень точно: чуть ли не каждый убежден, что заслуживает большего. А тогда, конечно, какая уж тут радость жизни…

Понятно, что огромному множеству россиян живется и вправду очень нелегко. Но я вот обсуждал эту тему с давней своей закадычной приятельницей, русской американкой, которая была замужем за известным ученым и вместе с ним объездила почти весь мир. Так она с ходу привела примеры стран, где люди «живут в страшной нищете», «ходят босыми», но при этом чувствуют себя счастливыми.

И видно это, по ее словам, невооруженным глазом — прежде всего по «довольным и радостным детям на улицах». А вот пример других «нытиков» она привести затруднилась, хотя наций замкнутых, интровертных, внутренне зажатых в мире, на ее взгляд, хватает.

На эту тему

Председатель отдела по церковной благотворительности и социальному служению РПЦ епископ Пантелеймон, приходивший к нам в ТАСС на пресс-конференцию, признался, что «и сам удивляется» всеобщему брюзжанию. На его взгляд, оно вызвано прежде всего тем, что «люди разучились быть благодарными».

Владыка винит в этом отчасти былую советскую систему распределения социальных благ, отчасти — ненасытное потребительское отношение к жизни. Для него это современная напасть, хотя мне вспоминается пушкинская «Сказка о рыбаке и рыбке».

Наконец, личный дискомфорт может, видимо, быть и отражением общей нашей неприкаянности. В отсутствие общепринятой национальной идеи (такой, как «американская мечта» в США) каждый творит себе личный «миф». И раздражается, возмущается, протестует, когда тот не вписывается в заоконную действительность.

Часто «ноющий» негодует: «Но я же прав!» Возможно. Но, как возразили бы американцы, что лучше: быть правым или быть счастливым?

Миф о том, что «хорошо там, где нас нет»

«Две мухи собрались лететь в чужие краи и стали подзывать с собой туда пчелу. Им насказали попугаи о дальних сторонах большую похвалу».

Эти двухсотлетние строки дедушки Крылова вспоминаются мне всякий раз, когда меня спрашивают, действительно ли в Америке житье не худо, а порой — и зачем я оттуда вернулся. Я отвечаю, хотя и странно объяснять, почему тянет вернуться домой.

Помню, как-то в Нью-Йорке на приеме в честь журналистов выступала украинка, считавшаяся героиней «майдана». Точнее, они с коллегами вроде бы спасли от уничтожения и предали огласке какие-то документы, которые прежняя власть в Киеве пыталась утопить. В общем, внесли посильный вклад в «народный переворот».

Благодаря хозяев за добрые слова в свой адрес, она рассказывала, как украинцы всей душой рвутся на Запад и у всех посольств в Киеве стоят длиннющие очереди. При этом с подиума не замечала — но я-то в зале видел, —  с какой кислой миной слушали эти излияния американские леди и джентльмены.

Позже я ей посоветовал не особо напирать на этот тезис, если она не хочет себе навредить. Сказал, что для американской своры, в отличие от россиян, украинцы были, есть и будут чужими.

Слово «свора» ее поразило. Но я говорил искренне, она это видела и, думаю, понимала, что я не вру. Собственно, ведь и Крылов предупреждал своих «мух»: мол, «рады пауки лишь будут вам/ И там».

Вообще-то миф о том, будто за морем «медом намазано», по идее должен постепенно сходить на нет. Российские границы открыты на выезд. Если не станет дело за визами, все желающие могут съездить куда угодно и все увидеть своими глазами.

Но вера в то, будто чужое лучше, живуча. Мы и дома вроде как притворяемся, будто мы не у себя, а где-то еще. Города и веси наши буквально испещрены иностранными названиями.

Между тем бытует еще и миф о России как осажденной крепости. Он считается делом рук российской пропаганды.

На эту тему

Но, по совести говоря, разве это мы его насаждаем в последние годы? Разве не наши западные «партнеры», прежде всего те же американцы, трубят на всех углах о «международной изоляции» России? И стараются реально нам такую изоляцию обеспечить, а заодно окружают все более плотным кольцом военных баз.

Так что если это и миф, то непонятно чей.

Миф о том, будто кто-то должен за нас налаживать нашу жизнь

Сразу поясню, что я не об иностранной помощи, хотя много о ней писал в свое время. Я о нашем родимом иждивенчестве и патернализме.

С иностранной помощью в нынешней ситуации как раз все ясно: ее нам всюду блокируют. Но мы, слава богу, уже давно ее и не просим. В международных организациях Россия — кредитор, а не заемщик. Двусторонние отношения с другими странами строятся по принципу равноправного и взаимовыгодного партнерства. Мы никому не навязываемся в друзья.

И внутри страны у нас происходит заметное снижение иждивенческих настроений. Как рассказывал академик Горшков, доля так называемых самодостаточных россиян, то есть тех, кто готов рассчитывать только на собственные силы в обеспечении себя и своих близких, за последние пять лет (2013–2018) выросла с 36 до 48%.

Расширяется знакомая мне по США практика общественной взаимопомощи без государственного участия — например, при сборе средств на лечение больных детей.

Все это меня радует. Но все же повсюду — от кухонь до офисов — по-прежнему слышны нотки, как я его называю, «страдательного залога». Рабской привычки держать кукиш в кармане: хаять, а порой и обманывать власть, но при этом от нее же ждать милости. А о себе думать, что мы, мол, люди маленькие, спрос с нас невелик и от нас в нашей жизни «ничего не зависит».

Американцы на своего Дядю Сэма особо не рассчитывают. Считают правильным всегда начинать с самих себя и просто по мере сил «подметать свою сторону улицы». Я совершенно согласен с этим простым подходом — чтобы после нас было лучше, чем до нас.

Мифы про начальство

Восемь лет назад российский чиновник в ранге замминистра рассказывал в Вашингтоне о работе по улучшению у нас инвестиционного климата. Было ему на тот момент 34 года, выглядел он еще моложе, а выступление начал с воспоминания о том, как строгий папа в свое время не похвалил его за заслуженную в школе пятерку. Сказано это было к тому, что и Запад излишне требователен к России. В зале ободряюще смеялись.

Чуть позже, когда стало ясно, что и уроки про инвесторов российский «отличник» знает назубок, я наклонился к соседке, чопорной американской даме, и шепнул ей: «Вот же негодяи, коррупционеры».

— Где? — вздрогнула соседка.

— Да вон, на трибуне.

— Не может быть!

— Вот и мне кажется, что не может быть, — сказал я ей. — Но вы же без конца внушаете себе и другим, что все российские чиновники сплошь продажны и некомпетентны, что они только выслуживаются и набивают карманы, не заботясь ни о народе, ни о порученном деле.

Ответа я не получил, но его и не предполагалось. Тирада была риторической. Бывший замминистра теперь возглавляет один из российских регионов.

За два десятка лет в Вашингтоне я перевидал сотни, если не тысячи начальников разного уровня — от президентского до рабочего. С некоторыми общение было регулярным. Естественно, у меня сложились свои впечатления.

В подавляющем большинстве своем эти люди вызывали у меня уважение и симпатию, поскольку я убеждался, что дело свое они знают и любят. Кстати, дело это, по-моему, сложное, требующее особых талантов.

Тезис о кухарках, управляющих государством, — одновременно и миф, и апокриф: Ленин такой способности стряпухам не приписывал. И даже не все из президентов США, которых я наблюдал в Белом доме, на мой взгляд, умело и охотно справлялись со своими обязанностями.  

Конечно, одно дело компетентность, а другое — порядочность. Как минимум один бывший российский министр, к которому я в свое время подходил за комментариями, ныне по решению суда отбывает срок в колонии строгого режима за крупные взятки.

Что ж, бывает и такое. Ангелов я в своей жизни не встречал. Но в нечистоплотность тех, кого знаю лично, не верю.

Расхожее представление о том, будто «все начальники — дураки и сволочи», считаю глупым и вредным мифом. Впрочем, равно как и памятную еще с советских времен пропагандистскую установку на то, будто руководство у нас всегда принимает только «единственно верные» решения.

Еще древние латиняне отчеканили: «Человеку свойственно ошибаться». Главное, по их же словам, не упорствовать в заблуждениях.

С кондачка не решишь

Конечно, заметки мои — сугубо личные и заведомо неполные. Обобщений и без меня хватает: о российских и антироссийских мифах написаны и научные исследования, и популярные труды — например, серия книг Владимира Мединского, изданная еще до того, как он возглавил Минкульт.

Его я, кстати, тоже спрашивал после пресс-конференции в ТАСС, что он думает не о стереотипах, используемых для очернения России, а о национальном «культурном мифе». Но он резонно ответил, что на ходу подобные темы не обсуждаются.

А известный писатель Захар Прилепин, представлявший у нас на днях свою новую книгу о Донбассе «Некоторые не попадут в ад», по тому же поводу сказал, что мы — «собиратели пространств». Собственно, чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на географическую карту. И это же — ответ на распространенный миф о том, будто мы «ленивы и нелюбопытны».

А надписывая книгу для моего сына Ивана, родившегося и выросшего в США, Прилепин вывел: «Быть русским — труд. Но самый высокий и честный».

Остается добавить, что «Любовь и голуби» в оригинале вообще мало кто видел. Оказывается, фильм изначально был двухсерийным, но госкомиссия потребовала его ужать. И то, что было тогда вырезано, не сохранили, а уничтожили.

Но то, что осталось, разошлось на пословицы. Стало частью того самого «мифа», который, может, один только и объединяет нас всех — от бомжей до олигархов — в единый народ. И без которого нам не жить.

 

SABBAT CULT – Все плохо (All Poorly) Lyrics

[Текст песни «Все плохо» ft. SUPERIOR.CAT.PROTEUS]

[Интро: SUPERIOR.CAT.PROTEUS]
Е, а
Энзайм Килла
Энзайм, воу
Я знаю, я знаю
Я знаю, я знаю
Ты знаешь, ты знаешь
Все знают, все знают
Ты знаешь, ты знаешь, а
Все знают, все знают
Я знаю, я знаю
Я знаю, я знаю, а, е

[Куплет 1: SUPERIOR.CAT.PROTEUS]
Я знаю, что делать (Делать)
Когда понимаешь
Что всё очень плохо
Я знаю, что время (Время)
Сожрёт моё тело
Как голодные волки
Суки ненавидят меня (Меня!)
Но
Волноваться мне было бы зря (Зря!)
Меня не волнует хуйня (Нет!)
Не волнует хуйня (Нет)
Не волнует хуйня (Нет)
Нахуй этот серый сброд (Нахуй, нахуй)
Знаешь точно
Кто их всех убьёт? (Кто их всех)
Кто убьёт их? (Убьёт их)
Кот убьёт их (Убьёт их)
Мне так похуй
Меня не волнует дерьмо
И это неплохо (Да)
Мне неплохо жить, зная
Что у всего на свете есть цена (Всего)
Превосходство это всё, что
Я когда-либо мог пожелать (По-же-лать)

[Припев: SUPERIOR. CAT.PROTEUS]
Всё очень плохо
Но есть один способ
Ты знаешь, точно
Нужен допинг (Woah!)
Набирай обороты
Юзай только доуп, сука
(Enzyme) Юзай только доуп, сука
(Enzyme) Не спать ещё сутки —
Отличный исход
Здоровый сон, либо
Здоровая прибыль
Всё очень плохо
Но есть один способ
Ты знаешь, точно
Нужен допинг
Набирай обороты (О)
(Enzyme) Юзай только доуп, сука
(Enzyme) Юзай только доуп, сука
(Enzyme) Не спать ещё сутки —
Отличный исход
Здоровый сон, либо
Здоровая прибыль (Прибыль)

[Куплет 2: SUPERIOR.CAT.PROTEUS]
Там, где крутятся деньги
Всегда будет тлен
Вкус горького бремени (Бремени)
Мэн, я на улице неделями
Каждый день в этом
Дерьме и похуй на мнения (Похуй)
Сеть мира
Долина, где люди
Становятся мемами
Мысли забвения —
Обычная часть
И это всё вне меня (Вне меня)
Эта голодная пасть (Пасть)
Открыта для нас (Нас)
И каждый час (Час)
Она может напасть (Напасть)
И каждый раз (Раз)
Откусив наш кусок (Кусок)
Мне придётся пропасть (Пропасть)
Чтобы с новыми силами
В погоню за властью
И славой
Богатством
Кто-нибудь, дайте немного свободы пространства

[Припев: SUPERIOR. CAT.PROTEUS]
Всё очень плохо
Но есть один способ
Ты знаешь, точно
Нужен допинг (Woah!)
Набирай обороты
(Enzyme) Юзай только доуп, сука
(Enzyme) Юзай только доуп, сука
(Enzyme) Не спать ещё сутки —
Отличный исход
Здоровый сон, либо
Здоровая прибыль
Всё очень плохо
Но есть один способ
Ты знаешь, точно
Нужен допинг
Набирай обороты (О)
(Enzyme) Юзай только доуп, сука
(Enzyme) Юзай только доуп, сука
(Enzyme) Не спать ещё сутки —
Отличный исход
Здоровый сон, либо
Здоровая прибыль (Е)

[Аутро: SUPERIOR.CAT.PROTEUS]
А, ещё раз
Оу, оу да-а
Е, а, ты сможешь
А, е, у!
Ещё раз!
Ещё раз!
Ещё раз! А

Почему у россиян все плохо

Помню, какой шок я испытал три года назад, когда вышла первая публикация о Wikimart в России. Мы рассказали, как, отучившись в Соединенных Штатах, начали создавать бизнес, что именно мы делаем и почему это для нас важно. Комментарии читателей на Executive. ru оказались сплошь негативными: вы воруете деньги инвесторов (хотя не было никакого повода для такого заключения), делаете все не то и не так, ничего у вас не получится. После этой публикации мы много рассказывали о себе и Wikimart разным изданиям. И уже привыкли к тому, что негативные отклики чаще всего связаны не с тем, что людям чем-то не понравился наш сервис или они не согласны с тем, что мы говорим. Просто им кажется, будто мы кого-то обманываем. Или еще проще: у нас на самом деле все очень плохо. Ну вот просто плохо, и все.

Есть такое понятие «обратный культурный шок» — он знаком всякому, кто возвращается в Россию из сколь-нибудь длительного отпуска. И дело даже не в том, что там солнце, а здесь нет, там тепло, а здесь холодно. Дело в отсутствии позитивного настроя у окружающих. Я давно заметил, что русские покупатели очень скупы на «спасибо» и очень скоры на негатив. В России есть такой культурный феномен: многие самоутверждаются, критикуя других. Об этом феномене как-то рассказал в одном из своих телеинтервью Костя Цзю, ранее великий чемпион, а сейчас тренер чемпионов по боксу. Его поразила степень негативной реакции российских болельщиков на любой промах спортсмена. Участвуя в соревнованиях и путешествуя по всему миру, нигде и никогда он не видел, чтобы местные болельщики «награждали» своих спорт-сменов такой ненавистью и с энтузиазмом делились новостями о том, как у выступающих за их страну ничего не получилось. Слушая рассказ Кости, я вспомнил о проигрыше сборной России на чемпионате Европы по футболу минувшим летом. Спорт, как известно, такая штука — там проигрывают. Наша сборная не попала в финал, так разве обязательно должна была? Россия все-таки не Бразилия. Но на наших футболистов был вылит удивительный поток негатива — на конкретных лиц, которых еще вчера все любили. И реакция Аршавина, не вполне адекватная, на мой взгляд, была спровоцирована еще более неадекватными реакциями болельщиков.

Безусловно, есть реальные проблемы, формирующие негативные реакции. Однако в значительной степени эти проблемы существуют, потому что мы сами себя заряжаем негативом. Мы им обмениваемся. Ты входишь в лифт и видишь угрюмо-недружелюбное лицо соседа. Негатив способен моментально передаваться и взаимоусиливаться, в итоге градус твоего настроения понижается. Впереди улица, коллеги по работе, водители на дорогах — следующие порции негатива.

Реклама на Forbes

Россия — страна плохих равновесий. Я думаю, что ты меня обманываешь, ты думаешь, что я тебя обманываю, и мы вместе заранее боремся против обмана друг друга, и в итоге друг к другу плохо относимся. Такое странное равновесное состояние, разумеется, препятствует нормальному ведению бизнеса. Определенные взаимодействия становятся невозможными: договоренности без гарантий и сделки под обещание. Если выработать в себе дисциплину не впадать в это плохое равновесие, то его может и не случиться. Если повезет, с другой стороны могут оказаться люди с такой же дисциплиной, и вы нормально договоритесь и хорошо поработаете. В нашей отрасли, онлайн-ритейле, конечно же, есть конкуренция. Тем не менее у нас не принято плохо говорить о конкурентах. Никакой грызни, все мы друг с другом общаемся, сотрудничаем. И отрасль очень быстро растет, развивается.

Не хотелось бы заканчивать на грустной ноте, но вывод напрашивается сам собой: в этом феномене нам некого винить, кроме самих себя. Ни Путина, ни правительство, хотя они и дают ролевую модель своим поведением: не принято у российских политиков улыбаться. Не дай Бог, их улыбку покажут по телевизору — люди подумают, что ты несерьезный человек или что-то скрываешь. Я не стал бы ссылаться на нашу историю и даже на климат как на оправдание. Прожив два года в Калифорнии, могу сказать со стопроцентной уверенностью: там действительно легче улыбаться и, наверное, частично тому причиной южная атмосфера.  Но в Финляндии, например, климат как в России, местами даже хуже. А люди что в быту, что в бизнесе совсем другие. Быть отражением среды, мне кажется, самая неподходящая модель поведения. Проблема не столько в окружающей среде, сколько в нашей реакции на нее. Менять среду надо через себя. Дарить друг другу больше позитива — значит дарить себе больше счастья. А кому это не нужно — пусть пишут негативные комментарии. Welcome! — я привык.

В Украине не плохо. Конечно, всегда может быть лучше. Но у нас все только начинается.: Владислав Чечеткин. | Идеи и Кейсы

Пару дней назад вернулся из долгой поездки и вместе с приятелем из Кремниевой долины пошел гулять по Киеву. Прошли от статуи Родина-Мать до Владимирской горки, остановились на Арсенальной площади, где дети играли в новом фонтане, потом возле арки Дружбы народов и на мосту с видом на Днепр. Смотрели на людей, выпили кофе в ларьке, никуда не торопились. 

Пешеходный маршрут вдоль всех центральных достопримечательностей, красивые виды, зеленые парки, главное — Киев очень живой! Повсюду люди. Много молодежи, музыканты, туристы, художники, куча влюбленных пар, семей с собаками, компаний друзей. Пока меня не было, кажется, открыли еще с десяток ресторанов. Чувствуется, как много энергии, движения и жизни.  

В какой-то момент мой знакомый говорит: «Слава, как же вам повезло! Вы живете в таком красивом городе, и у него все только начинается!».

В это же время мимо проходит пара и обсуждает, как все плохо, одна из ступеней на лестнице – качается, людей – толпы и из-за них грязь, вообще – все ужас и разруха.

Такие разные комментарии в один момент! Тут я как никогда осознал, что мы привыкли жаловаться. Мы не привыкли хвалить. У нас для самих себя, и тем более для других, — все плохо!

Но нет! НЕТ, у нас не плохо! Всегда может быть лучше! Но у нас не плохо, у нас есть возможность, силы и желание влиять на свою судьбу, на наши города и на нашу страну!

Очень хочется, чтобы украинцы развивали в себе умение замечать хорошее и говорить о хорошем, хвалить себя, украинские города, бизнесы, таланты, свою страну. А если есть что-то очень хорошее — не зазорно даже этим восхититься. 

У нас и вправду все только начинается!

Оригинал

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Статьи, публикуемые в разделе «Мнения», отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net

«Все плохо, но»: литературный критик встретилась с читающей публикой Алтая

25 марта Галина Юзефович стала гостем фестиваля «Издано на Алтае» и в онлайн-формате поговорила о состоянии современной русской литературы. А еще о школьном образовании, женщинах в литературе и феномене Яхиной.

Галина Юзефович – российский литературный критик. Ее обзоры современной прозы и статьи о литературной жизни страны пользуются огромной популярностью и более авторитетного критика в России, на данный момент, пожалуй, нет. Мы ждали встречи в прошлом году, но пандемия не позволила Галине Леонидовне приехать в Барнаул, как сейчас «живой» визит был невозможен в силу ряда других причин. Но все же встреча состоялась в онлайн-формате и два часа с долгожданным спикером пролетели в один миг. Коротко расскажем, что вы пропустили.

Сначала Галина Юзефович сделала яркий обоз современного состояния русской литературы, который начинался весьма трагично: «Все плохо». Плохо у нас в стране с тиражами (2-5 тыс. экземпляров), которые на уровне Норвегии – это при разнице в размерах стран и количестве жителей. У писателей чрезвычайно низкие гонорары (вы удивитесь: всего-то тысяч 80 за книгу), нет литературных агентов, на рынке монополия ЭКСМО/АСТ (но вообще они молодцы), книготорговля в плачевном состоянии, качественной литературной критики мало, литературные премии не пользуются авторитетом у читателей, наши авторы не котируются в англоязычном мире, – и все это еще и подкосила пандемия. Коротко в цитатах о некоторых из этих пунктов.

– Во всем мире литературная премия – это мощнейший маркетинговый инструмент. У нас они в этом смысле работают не очень хорошо: не успели стяжать достаточно авторитета, чтобы по-настоящему влиять на читательские предпочтения. Премия «Большая книга» дает прирост в продажах на уровне статпогрешности, а в Британии, например, фактор того, в коротком списке премии книга или нет, может давать разницу в 100%.

– У нас плохо со спросом на российскую литературу за рубежом. Казалось бы, ну и что – главное чтобы нашу литературу читали у нас. Но любая литература чувствует себя лучше, если включена в широкий мировой контекст. Сегодня нет у нас таких писателей как Толстотой и Достоевский, которых в 19 веке одинаково хорошо читали у нас и в других странах. Можно сказать, что это связано с упадком литературы, мол, рылом не вышли. Но ситуация сложнее: Россия в мире сейчас не очень в моде и это, в том числе, отвращает иностранных издателей и читателей от нашей литературы. Кроме того, есть проблема герметичности – русские писатели пишут исключительно для русских читателей. Это было бы здорово, если бы этих самых читателей было чуточку хоть побольше.

– Раньше были критики – такие эксперты «со справкой», имевшие право публично выражать свою экспертную позицию. А сейчас каждый человек получил доступ к публичному высказыванию, каждый стал экспертом. И в этой ситуации, когда очень много голосов, вся ответственность перекладывается на читателя: сам решай, что во всем потоке литературы – графомания, а что настоящая литература.

А потом было «но» – Галина Юзефович показала, что хорошего происходит в литературной и издательской сферах. Здесь – активное развитие книжных клубов (только в «Шишковке» их два, представьте, как все происходит в масштабах страны!), рост рынка аудиокниг, появление новых ярких имен, растущий интерес читателей к малой прозе, расцветающий отечественный нон-фикшн и подъем литературного образования.

– Аудиокниги – это явление. Они претендуют на ту часть нашего времени, которая раньше уходила в мусор. Мы не могли заполнить это время никаким интеллектуальным занятием. Невозможно читать и вести машину, читать и совершать пробежку, читать и гладить белье. А теперь – можно! По статистике, 70% читателей аудиокниг – это те люди, которые раньше читали крайне мало – не более 4 книг в год. Таким образом, число читателей увеличивается в разы! Это огромное событие для мирового книжного рынка, и он соответствующим образом реагирует. Так, стали появляться книги, которые изначально пишутся под аудиоформат (например, «Просто Маса» Бориса Акунина, «Пост» Дмитрия Глуховского и «Тени тевтонов» Алексея Иванова), и только потом выходят в бумаге и электронной версии. Фактически, сейчас появляется новый тип: литература, созданная для потребления на слух.

– 10 лет назад 100% рынка просветительской литературы составляли переводные издания, в России нон-фикшн не было. Сейчас у нас его пишут не то, что ничуть не хуже, а зачастую лучше, чем на Западе. Более того: это та часть русской литературы, которая активно экспортируется – переводится на другие языки. Эти книги абсолютно конкурентоспособны на международном рынке.

Конечно, Галина Юзефович порекомендовала нам самые интересные издания – как от новых авторов-прозаиков, так и в направлении нон-фикшн. А потом были вопросы из зала, – и как же нам было мало времени! Спрашивали про задействование известных людей в продвижении книг и чтения (спасибо, Леонид Агутин!), про редактуру, которая часто является еще одной болевой точкой российской литературы, а еще…

Про женщин в литературе:

– От 60% до 80% читателей в России сегодня – это женщины. И это общая тенденция в мире. И сегодня литература гораздо более женское занятие, чем когда бы то ни было. Россия просто позже догнала этот тренд, чем англоязычный мир. И логично, что и среди писателей женщин больше, чем мужчин. И среди издателей       женщин больше чем мужчин. Они больше читают, больше пишут, больше обсуждают книги и больше занимаются книгами как делом жизни.

Про школьную программу по литературе:

– От какой задачи ответом является школьная программа по литературе? Мы не знаем. Вообще есть спектр этих задач. Привить детям любовь к чтению. Сохранять единый культурный код. Научить осмыслять прочитанное и формулировать свои мысли. Развивать эмоциональный интеллект. Как все это упихать в одну учебную программу? Я не знаю. Я вообще не знаю, что делать с этим предметом, потому что очевидно, что столько задач в рамки одного курса не влезают. Возможно, надо как-то перформатировать задачи и только после этого начинать говорить о том, какие тексты брать в программу, а какие нет.

Про феномен Гузели Яхиной:

– Передаю всем журналистам: в книжной сфере PR не работает. Ничего нельзя продать читателю, покуда не заработает сарафанное радио. А оно не заработает без народной любви. Зачем нужна Яхина и почему она вызывает такой горячий отклик у читателей? Мы живем в стране с таким прошлым, которому никто не позавидует. У нас есть и славные, и позорные, и трагические страницы, и проблема в том, что они пересекаются по времени, а не идут последовательно. Славные подвиги времен войны пересекаются со сталинскими репрессиями, например. И в этой ситуации, когда есть одновременно и то и другое, очень трудно жить. Большинству людей при этом комфортно выбрать какую-то одну сторону: для одних Сталин – эффективный менеджер, приведший нашу страну к победе, для других Сталин – тиран. Но правда в том, что всегда есть одновременно и то, и другое, счастье и трагедия. Яхина умудряется в своих книгах это все примирить. Она реализует функцию социального примирения в рамках одной человеческой головы. У нее утешительная и довольно правдоподобная версия нашей российской истории. Зулейха выходит из патриархального ада, попадает в ад советский, но и там встречает хороших людей. Читатель Яхиной получает очень счастливое право не выбирать сторону. Она поливает бальзамом те раны, которые иначе не зарубцовываются.

Книга Галины Юзефович «Таинственная карта. Неполный и неокончательный путеводитель по миру книг» с автографом (мы умудрились «сбегать» в Москву и заранее получить автограф критика!) досталась автору вопроса о редактуре: как сказала Галина Леонидовна, «это такая тема, о которой редко спрашивают, а она чрезвычайно болезненная и важная». Завершился вечер признанием в любви, к которому присоединились  участники встречи на 9 площадках фестиваля: встреча транслировалась и в библиотеках Алтайского края.

Разговор о современной литературе состоялся в ходе программы фестиваля «Издано на Алтае». В 2021 году проект поддержали «АЗП «Ротор», «Барнаульский пивоваренный завод», «Сибсоцбанк», «Компания Хорст», «Бочкаревский пивоваренный завод», «Барнаульский завод АТИ», «Алттранс», «Каменская птицефабрика», Объединение работодателей «Союз промышленников Алтайского края», «Кучуксульфат», «НПП «Алтайспецпродукт», компания «Хирон», «Компания Металл Профиль», Барнаульский филиал компании «Авантел», группа компаний «Две линии», «Алтайский геофизический завод», холдинговая компания «Барнаульский станкостроительный завод», компания ЖБИ «Сибирь-Контракт», Региональный операционный офис «Алтайский» Филиала Сибирский ПАО Банка «Финансовая корпорация Открытие» и «Газпром газораспределение Барнаул». Благодарим наших меценатов: с вами этот проект масштабнее, ярче и интереснее!

10 вещей, которые нужно помнить, когда что-то идет не так

Иногда мы несем с собой древнюю мудрость, которую нашептывали из поколения в поколение, где мы находим силы для того, что нам нужно. В других случаях мы чувствуем, что наше счастье и здравомыслие унесены прочь, и мы парим без руля в своем пространстве. Мы задаемся вопросом, движемся ли мы в правильном направлении, и чувствуем гибель, а не трансформацию. В такие моменты нам могут понадобиться некоторые потерянные цитаты, которые помогут нам снова обрести вдохновение.

Когда мы чувствуем себя потерянными, слишком легко забыть о комфорте хороших времен и пробраться сквозь пух, который отделяет нас от стаи.

Я часто работаю руководителем, и мне приходится проверять свои возможности и вдохновлять тех, кого я возглавляю. Одна из цитат, которые я помню, Т.С. Эллиот:

«Только те, кто рискнет зайти слишком далеко, могут узнать, как далеко можно зайти».

Знание того, как вы будете вести себя в кризисной ситуации, в личном или профессиональном плане, может помочь вам пережить трудные времена. Люди, которые лучше всего работают в кризис или сохраняют спокойствие в трудные времена, честны и прямолинейны.

Мы часто пытаемся найти смысл в нашей жизни с помощью логики, снижая воспринимаемые риски за счет усиления контроля. Проблема с контролем заключается в том, что вы можете держаться слишком крепко, сужая свои возможности и упуская из виду общую картину.

Попытка выжать действие из неопределенных целей только усиливает давление. Счастье исходит из ощущения себя и свободы, а не из узкого списка, в который вы себя заперли.

Иногда нам нужно наблюдать за своей жизнью по-новому и исследовать ее с мудростью, в которой мы сомневаемся.Эти большие успехи достигаются небольшими пошаговыми действиями, совершаемыми каждый день. Кем вы выберете быть во времена сомнений?

Добавляете ли вы эту страницу в закладки для будущего вдохновения или хвастаетесь сильными, вдохновляющими цитатами на своей футболке, кофейной кружке, цепочке для ключей и заставке, эти 40 цитат о потерянных чувствах помогут вам напомнить вам о вашей истинной сущности.

Мы можем воссоединиться с нашими приоритетами и черпать вдохновение как у древних, так и у современных провидцев с некоторыми из моих любимых слов ниже, которые вдохновляют на простоту и правду.

Чувство потерянности Цитаты

1. «Если вы работаете над чем-то, что вам действительно важно, вас не нужно подталкивать. Видение притягивает вас» — Стив Джобс

2. «Если вы чего-то не стоите, вы попадетесь на что угодно». – Гордон Иди

3. «Одним из самых верных тестов на честность является категорический отказ быть скомпрометированным». –Chinua Achebe

4. «Страхи, с которыми мы не сталкиваемся, становятся нашими ограничениями». –Эми Элизабет

5. «Будь тем, кем ты был нужен, когда был моложе.” – Anonymous

6. «Мы порождаем страхи, когда сидим. Мы преодолеваем их действием». –Доктор Генри Линк

7. «Нематериальное представляет реальную силу вселенной. Это семя материального». – Брюс Ли

8. «Буря заставляет деревья пускать более глубокие корни». – Долли Партон

9. «Когда кажется, что все идет против тебя, помни, что самолет взлетает против ветра, а не по нему». –Генри Форд

10. «Если вы слышите голос внутри себя, говорящий: «Вы не можете рисовать», тогда непременно рисуйте, и этот голос замолкнет. — Винсент Ван Гог

11. «Перестань вести себя так мало, ты — вселенная в экстатическом движении». – Руми

12. «Негнущееся дерево обычно ломается». – Лоа-цзы

13. «То, чего мы достигнем внутри, изменит внешнюю реальность». –Plutarch

14. «Мы можем легко простить ребенка, который боится темноты; настоящая трагедия жизни — это когда люди боятся света». – Платон

15. «Ваш учитель может открыть дверь, но вы должны войти сами». – Китайская пословица

16.«Заблудиться — значит узнать дорогу». – Африканская пословица

17. «Не отвлекайтесь на критику. Помните, что единственный вкус успеха у некоторых людей — это когда они откусывают от вас кусочек». – Зиг Зиглар

18. «Вы знаете, кто вы? Не спрашивай. Действовать. Действие очертит и определит вас». – Томас Джефферсон

19. «Поблагодарите за то, что вы есть сегодня, и продолжайте бороться за ту часть себя, которая завтра исчезнет». –William Shakespeare

20. «Печаль оглядывается назад. Беспокойство смотрит вокруг.Вера смотрит вверх». – Ральф Уолдо Эмерсон

21. «Однажды ты спросишь меня, что важнее, моя жизнь или твоя? Я скажу свое, и ты уйдешь, не зная, что ты моя жизнь». –Кахлил Джебран

22. «Ты родился, чтобы быть настоящим, а не совершенным». – Аноним

23. «Поднявшись на большой холм, человек обнаруживает, что есть еще много холмов, на которые нужно взобраться». – Нельсон Мандела

24. «Мы можем столкнуться со многими поражениями, но мы не должны быть побеждены». –Майя Энджелоу

25.«Я умываю руки от тех, кто воображает, что болтовня — это знание, молчание — невежество, а привязанность — искусство». –Кахлил Джебран

26. «Страх настолько глубок, насколько позволяет разум». – Японская пословица

27. «Мы должны быть готовы отказаться от жизни, которую мы запланировали, чтобы иметь жизнь, которая нас ждет». — Джозеф Кэмпбелл

28. «Каждый день погружайтесь в себя и находите внутреннюю силу, чтобы мир не задул вашу свечу». — Кэтрин Данэм

29.«Одна ласточка не делает лета, как и один прекрасный день. Точно так же один день или короткое время счастья не делает человека полностью счастливым». — Аристотель

30. «Есть два способа прожить жизнь. Словно ничто не является чудом. Другой как будто все это чудо». — Альберт Эйнштейн

31. «Вы должны пройти много неправильных дорог, чтобы найти правильную». — Боб Парсон

32. «Гнев, негодование и ревность не меняют сердце других. Это меняет только твое.” — Шеннон Л. Алдер

33. «Быть ​​потерянным — такая же законная часть вашего процесса, как и быть найденным». — Алекс Эберт

34. «Рубцовая ткань прочнее обычной ткани. Осознай силу, иди дальше». — Генри Роллинз

35. «Самая большая ошибка, которую вы можете совершить в жизни, — это постоянно бояться совершить ее». — Элберт Хаббард

36. «Жизнь не в том, чтобы ждать, пока пройдет буря. Речь идет о том, чтобы научиться танцевать под дождем». — Вивиан Грин

37. «Нет ничего прекраснее, чем улыбка, пробивающаяся сквозь слезы». — Деми Ловато

38. «Оставьте входную и заднюю дверь открытыми. Позвольте своим мыслям приходить и уходить. Только не подавайте им чай». — Сюнрю Судзуки

39. «Трудные времена никогда не длятся долго, но крутые люди остаются». — Роберт Х. Шуллер

40. «Вы никогда не будете слишком стары, чтобы ставить другую цель или мечтать о новой мечте». — К. С. Льюис

Иногда нормально чувствовать себя потерянным

Глядя на эти цитаты о чувстве потерянности, легко запутаться.Но эти вдохновляющие цитаты помогут вам услышать голос каждый раз, когда риск высок, и вам некуда бежать. Всегда легко выбрать ярлык и проигнорировать голос подсознания, чтобы поступить правильно!

Какими бы ужасными ни были обстоятельства, нужно приложить усилия и найти способы поднять свой боевой дух. Не прилагать усилия больнее, чем риск погрузить свои мысли в негатив.

Когда вы чувствуете себя потерянным, вполне естественно, что вы не знаете, что делать дальше. Тем не менее, вы должны определить, когда риск пребывания в грустном состоянии в течение более длительного периода приносит больше вреда, чем пользы.

И не волнуйтесь, иногда нормально чувствовать себя потерянным и не знать, куда вы движетесь в своей жизни. Мы проходим через разные этапы в жизни, и ни один из них не остается постоянным. Помните, что «жизнь — это работа в процессе», и это тоже пройдет. Сохранять надежду очень важно, если вы хотите плыть по течению жизни.

Не будь слишком строг к себе

Каждый сражается по-своему, но никто не может сказать: «Я все знаю.Жизнь — это постоянная борьба, и каждому приходится пробиваться лично, чтобы преодолевать препятствия.

Будь то ваша профессиональная жизнь, которая заставляет вас чувствовать себя потерянным, или ваша личная жизнь вызвала такое состояние ума, помните, что только вы можете найти решение. Счастье — это состояние ума, и только вы можете контролировать эмоции, которые могут изменить ваше отношение, когда вы чувствуете себя потерянным.

Никто не может сказать вам, какова ваша цель в мире, и только вы сами должны решить это.Вселенная дала нам жизнь, которая учит нас разным вещам посредством уникального опыта. Некоторые могут быть хорошими, а некоторые могут быть плохими.

Так что не корите себя и не ругайте себя, даже если вы еще этого не поняли. Все нормально! Вы не должны никому объяснять, почему это занимает так много времени или почему вы до сих пор не смогли во всем разобраться. Идите в своем собственном темпе, и вы достигнете того, чего намеревались достичь. Ничто не вечно, и вы найдете выход. Это лишь вопрос времени.

Вместо того, чтобы жаловаться и принижать себя, попробуйте провести мозговой штурм, чтобы двигаться дальше. Промедление и самобичевание только заглушат мотивацию и не принесут ничего ценного, кроме жалости к себе.

Не забывайте, если вы к чему-то стремитесь, вы можете этого достичь. Чувство потерянности не является постоянным состоянием, и чтобы поднять свои эмоции, вам нужна вера.

Заключительные мысли

Многие из этих цитат, которые чувствуют себя потерянными, имеют общую основу.То есть сделать шаг назад и посмотреть на себя по-новому.

Действовать и превратить вдохновение в рутину. Действие ведет к обучению, а это укрепляет уверенность, дает направление и устраняет сомнения.

Представьте, что вы хотите, чтобы ваша вибрация соответствовала вашему желанию. Мы не можем щелкнуть пальцами, чтобы мгновенно избавиться от чувства потерянности, но мы можем повысить нашу ситуационную осведомленность с помощью наших эмоций и мест, где наша жизнь имеет или может сделать резкий поворот.

Мы черпаем вдохновение из нашей повседневной жизни в столь многих индивидуально уникальных формах, сколько мы отличаемся друг от друга.Вдохновение может приходить мгновенно и время от времени или ощущаться как струйка, которая медленно превращается в величественный водопад, прорывающийся сквозь творческую энергию. Эта струйка будет поддерживать вас в темные времена.

Когда вы чувствуете себя потерянным и не узнаете себя, проявите внутреннее сострадание к тому человеку, которым вы являетесь в данный момент.

У вас есть возможность создать свой мир шаг за шагом, и эти цитаты о чувстве потерянности могут вам помочь. Вы выбираете, как вы думаете.Настройтесь на то, что вы чувствуете и почему.

Помните, что у вас есть возможность быть, иметь и делать все, что пожелаете. Тяжелые времена никогда не длятся долго, но крутые люди живут.

Видишь, что я там сделал? Еще одна цитата, которая вдохновит вас на оригинальные мысли. Говорят, что если вы хотите проверить характер человека, дайте ему силу, и вы увидите его истинное лицо. Так что держите свое вдохновение наготове, когда вам понадобится напоминание о вашей цели.

Еще, чтобы вдохновить вас, когда вы чувствуете себя потерянным

Автор фото: Дэниел Дженсен, unsplash.ком

Все ужасно: объяснение — TechCrunch

Facebook является рассадником фейковых новостей и поляризованного возмущения, обвиняемых в развращении демократии и подстрекательстве к геноциду. Твиттер знает, что стал бурлящим полем широкомасштабных целенаправленных злоупотреблений, но не имеет решения. Видео на YouTube воздействуют на умы как детей, так и взрослых, поэтому YouTube решил переложить ответственность на Википедию, не сказав им об этом.

Пять лет назад все три предложения казались почти невообразимыми.Что, черт возьми, происходит? Эв Уильямс говорит о росте социальных сетей: «Мы заложили фундаментальные архитектуры, в которых были предположения, не учитывающие плохое поведение». Что изменилось? И, пожалуй, самый важный вопрос: всегда ли люди были такими ужасными, или социальные сети действительно сделали нас коллективно хуже?

У меня есть две несколько связанных теории. Позволь мне объяснить.

Зловещая теория социальной долины

«Социальные сети — это яд», — сказала мне моя близкая подруга пару лет назад, и с тех пор все больше и больше моих знакомых, кажется, соглашаются с ее точкой зрения и отказываются или сильно сокращают свое время. потрачено на Facebook и/или Twitter.

Почему это яд? Потому что эта технология, призванная спровоцировать человеческое общение, на самом деле дегуманизирует. Не всегда, конечно; не последовательно. Это по-прежнему прекрасный способ поддерживать связь с далекими друзьями, а также улучшать ваши отношения и понимать тех, кого вы регулярно видите во плоти. Более того, есть люди, с которыми вы просто «щелкаете» онлайн, и настоящие дружеские отношения растут. Есть люди, которых я никогда не встречал, которым я без колебаний доверил бы ключи от своей машины и дома из-за нашего взаимодействия в различных социальных сетях.

И все же — учитывая все хорошее — многие онлайн-взаимодействия могут превратить других людей в ужасные карикатуры на самих себя. Лично мы склонны управлять чем-то вроде эмпатии млекопитающих, базовым пониманием того, что мы все просто кучка переросших обезьян с гиперактивными миндалевидными телами, пытающимися разобраться во всем как можно лучше, и что относительно немногие из нас являются злыми стереотипами. (Хотя см. ниже.) В сети, однако, все, что мы видим, — это несколько проекций мозга этих млекопитающих, как правило, в форме наспех сконструированного, низкоконтекстного текста и изображений… опосредованных и усиленных машинами возмущения, теми алгоритмами временной шкалы, которые думаю, что «вовлечение» — это высшая цель, к которой можно стремиться в Интернете.

Мне вспоминается концепция Зловещей долины: «гуманоидные объекты, которые выглядят почти, но не совсем, как настоящие люди, вызывают у наблюдателей сверхъестественные или странно знакомые чувства жуткости и отвращения». Иногда вы «нажимаете» на людей в Интернете так, что они полностью человечны для вас, даже если вы никогда не встречались. Иногда вы довольно часто видите их в реальной жизни, поэтому их онлайн-проекции — это просто новое измерение их существующей человечности. Но в большинстве случаев все, что вы получаете от них, — это проекция… которая попадает прямо в лишенную эмпатии, не совсем человеческую, зловещую социальную долину .

И так многие из нас проводят так много времени в сети, проверяя Твиттер, болтая в Facebook, что мы все практически построили маленькие коттеджи в жуткой социальной долине. Черт, иногда мы проводим там так много времени, что начинаем верить, что даже людей, которых мы знаем в реальной жизни, лучше всего описать как соседей в этой долине… именно так рушится дружба и распадаются сообщества в Интернете. Большая часть возмущения и ярости в Интернете — по моему мнению, большинство, хотя и не все — вызвана не присущей жертвам ужасностью, а отсутствием с обеих сторон контекста, нюансов и, прежде всего, сочувствия и сострадания. .

Большинство. Но не все. Потому что это не просто история отсутствия сострадания. Это также история действительно, действительно ужасных людей, которые делают действительно ужасные вещи. Этот аспект объясняется…

Теория непримиримого мудака

Конечно интернет всегда был ужасен. Засранцы занимаются троллингом по крайней мере с 1993 года. «Не читать комментарии» старше пяти лет. Но теперь все по-другому; мудаки более организованы, их жертвы часто сознательно и стратегически преследуются, и многие, кажется, превратились из мудаков в настоящее зло.Что изменилось?

Теория непримиримых мудаков утверждает, что единственное, что изменилось, это то, что больше мудаков находится в сети, и у них было больше времени, чтобы найти друг друга и объединиться в своего рода пагубное движение. Их не так уж и много. Скажем, всего лишь три процента онлайн-населения на самом деле представляют собой злые стереотипы, которых мы считаем таковыми.

Если трое из 100 человек известны как ужасные люди, остальные 97 могут определить их и относительно легко организоваться, чтобы защитить себя.В конце концов, 97 вполне соответствует числу Данбара. А как насчет 30 из 1000? Это становится более сложным, если эти тридцать объединяются; неужасные люди должны образовывать довольно большие группы. Как насчет 300 из 10 000? Или 3000 из 100 000? 3 миллиона из 100 миллионов? Внезапно три процента не кажутся такой уж маленькой цифрой.

Я выбрал три процента, потому что это пример, использованный Нассимом Талебом в его эссе/главе «Победа самых нетерпимых: диктатура меньшинства».Слегка приняв его аргумент, если только 3% онлайн-населения действительно хотят, чтобы онлайн-мир был ужасным, в конечном итоге они могут заставить его быть таким, потому что остальные 97% могут — как показывают эмпирические данные — жить в мире, в котором Интернет часто представляет собой выгребную яму, тогда как эти 3%, по-видимому, не могут жить в мире, в котором его нет.

Только очень небольшое количество людей комментирует статьи. Но они преданы ему; и, как следствие, «не читать комментарии» стало клише.Так ли уж удивительно, что фраза «не читай комментарии» распространилась на «Фейсбук — для фальшивого возмущения, а Твиттер — для оскорблений», учитывая, что Фейсбук и Твиттер явно предназначены для распространения материалов с высоким уровнем вовлеченности, то есть самых возмутительных? На самом деле единственное, что удивительно, это то, что потребовалось так много времени, чтобы стать настолько распространенным.

Хуже всего то, что когда вы объединяете теорию жуткой социальной долины с теорией непримиримых мудаков и высокоактивными алгоритмами возмутительной машины, вы получаете ситуацию, когда даже если только 3% людей на самом деле являются неисправимыми мудаками, целых 30% или некоторые из них кажутся нам такими.И ситуация все время катится вниз.

«Подождите, — можете подумать вы, — а что, если они не так проектировали свои социальные сети?» Что ж, это подводит нас к третьему аргументу, который является не столько теорией, сколько неоспоримым фактом:

.

Машина для заработка денег

Возмущение равно заинтересованности равно прибыли. Это совсем не ново; это восходит к «славным» дням желтой журналистики, и «если это кровоточит, это ведет». Однако сегодня это более личное; сегодня каждый получает настроенный набор кричащих таблоидных заголовков, от которых получает прибыль разнообразный набор манипулятивных издателей.

Это явно относится к YouTube, создатели которого зарабатывают деньги непосредственно на самых популярных и, следовательно, (часто) самых возмутительных видео, а также для македонских подростков, создающих фальшивые новости и получающих доход от рекламы. Это явно для политически мотивированных, для русских троллей и бирманских групп ненависти, которые получают прибыль в виде беспорядка и хаоса, которого они хотят.

Это подразумевается для самих платформ, для Facebook, Twitter и YouTube, которые загребают огромные суммы денег.Их доход и прибыль, конечно же, неразрывно связаны с «вовлеченностью» их пользователей. А если есть социальные издержки — а стало ясно, что социальные издержки огромны — то их надо экстернализовать. Вряд ли можно найти более наглядный пример, чем YouTube, решивший, что Википедия — это решение своих социальных издержек.

Социальные издержки должны быть экстернализированы, потому что человеческая модерация просто не масштабируется до гигантского объема данных, о которых мы говорим; любое алгоритмическое решение можно и нужно обыграть; а фактическое решение — прекращение оптимизации для все более высокой вовлеченности — настолько отвратительно для бизнес-моделей платформ, что они буквально не могут себе этого представить и вместо этого заявляют: «Мы не знаем, что делать».

Меня неоднократно поражало, как:
— Каждый технический директор признает злоупотребление платформой чрезвычайно серьезной проблемой, и
— Как мало практических идей у ​​каждого из них для решения этой проблемы в краткосрочной перспективе

— Кейси Ньютон (@CaseyNewton) 14 марта 2018 г.

 

Вкратце

  • Только ~3% людей по-настоящему ужасны, но если мы в достаточной мере смиримся с их ужасностью, этого достаточно, чтобы разрушить мир для остальных из нас.История показывает, что мы более чем достаточно уступчивы.
  • Социальные сети часто дегуманизируют своих участников; это плюс их оптимизация взаимодействия с машиной возмущения заставляет целых 30% людей казаться, что они являются частью тех 3%, которые порождают злобу и даже, честно говоря, не обманывая, не преувеличивая, геноцид.
  • (Это точные цифры? Почти наверняка нет! Я хочу сказать, что социальные сети приводят к тому, что «вы ужасный, неисправимый человек» массово гипердиагностируется, на порядок или больше. )
  • Решение состоит в том, чтобы социальные сети заглушили свою машину возмущения, то есть прекратили оптимизацию для взаимодействия.
  • Они не будут реализовывать это решение.
  • Поскольку они не будут реализовывать это решение, то, если они каким-то образом не найдут другое — возможное, но маловероятное — наша коллективная онлайн-среда будет только ухудшаться.
  • Извините за это. Повесить там. В конце концов, в социальных сетях есть еще много хорошего, и вряд ли все может стать намного хуже, чем уже есть.Правильно?
  • …Правильно?

 

Кажется, в эти дни у вас все плохо! :: YummyMummyClub.ca

Я чувствую себя немного подавленным. Куда бы я ни повернулся и что бы ни прочитал, кажется, что я столкнулся с чем-то еще, что плохо для меня или для моих детей.

Есть солнцезащитный крем, наполненный неприятными химическими веществами и вредными солнечными лучами. Есть опасность, вызванная использованием микроволновой печи, и риск для здоровья, связанный с чрезмерным количеством текстовых сообщений. В вашей одежде есть ГМО, парабены, BPA и токсины! А сейчас видеомониторы вредны для детского мозга.

Я лично стремился избавить свой дом и жизнь от некоторых неприятных химикатов и нездоровых привычек, но иногда мне кажется, что каждый раз, когда я делаю шаг вперед, я оказываюсь на два шага назад.

Все началось с бытовой химии. Я переключился на более натуральные альтернативы спреям, чистящим средствам, средствам для мытья посуды и стиральному порошку прямо перед тем, как родилась Уиллоу.

Затем я перебрала всю косметику, косметику и туалетные принадлежности в нашем доме. Замена мыла и лосьонов «более чистыми» вариантами с меньшим содержанием химикатов для меня и детей.Я пробовал много разных марок по пути. И хотя я все еще немного запутался в том, что на самом деле «хорошо для вас», а что вредно, я думаю, что проделал долгий путь. По крайней мере, я надеюсь!

Хотя многие люди подвергают сомнению это решение, говоря: «Мы выросли, мыли волосы с помощью Johnson & Johnson, и у нас все получилось…», такие отчеты, как этот: «Johnson & Johnson удаляет формальдегид из продуктов». «— найденный в New York Times в прошлом году, сделал меня еще более уверенным в своем решении.

Теперь я столкнулся с гораздо более сложной задачей изменить то, как мы едим. Это всегда было для меня борьбой, а с появлением детей стало еще труднее. Я отчаянно хочу хорошо питаться и делать правильный выбор продуктов для своих детей. Но у меня есть годы не очень хороших привычек, от которых я пытаюсь избавиться, муж, которого тоже нужно убеждать, и трехлетний ребенок, который уже очень полюбил мороженое и другие угощения. Я люблю хлеб. Я обожаю сыр. И я жажду мороженого.Чем больше я читаю, тем больше нахожу проблем с продуктами, которые мы едим. И чем больше я слышу о людях, полностью отказывающихся от глютена, убирающих сахар из своего рациона и заменяющих молочные продукты другими «молочными продуктами», такими как миндальное и соевое.

Я начал читать очень хорошо написанную и чрезвычайно информативную книгу диетолога из Торонто Меган Телпнер под названием UnDiet: Eat Your Way To Vibrant Health. Если вы вообще увлекаетесь едой и здоровьем, вы, вероятно, слышали об этом.

Я проделал только половину пути, а уже провел полную уборку дома, избавившись от многих нездоровых продуктов, из-за которых у меня в кладовке был беспорядок.

Но я беспокоюсь, что мне предстоит пройти долгий путь.

Меня также беспокоит тот факт, что даже здоровая пища становится нездоровой с помощью химических спреев, генетической модификации и переработки. Я знаю, что не могу доверять тому, что говорят этикетки. И я знаю, что «промывание здоровья» — это реальная вещь и огромная проблема для многих покупателей. Я считаю, как говорит Телпнер, что употребление в пищу продуктов, максимально приближенных к их естественной форме, является лучшим способом питания. Я люблю делать покупки на фермерском рынке. Я стараюсь покупать как можно больше органических продуктов.Я стараюсь избегать обработанных пищевых продуктов. Но в эти дни поход в продуктовый магазин вызывает у меня стресс.

А еще тут целая проблема со стрессом. Знаете ли вы, что стресс на самом деле очень вреден для здоровья? Ой!

Когда жизнь стала такой сложной? От ответственности за благополучие двух маленьких людей у ​​меня начинает кружиться голова. Я думаю, я должен начать делать выбор. Какое действительно имеет значение ? Как я могу извлечь максимальную пользу из имеющейся у меня информации, не сойдя с ума? Какие изменения мне следует внести сейчас, а какие могут подождать?

Я все еще пытаюсь разобраться.Какие-либо предложения?

Как вы справляетесь со всеми плохими новостями о том, что плохо для вас?

Все плохое для вас хорошо Стивен Джонсон: 9781594481949

Похвала

«Откровенный… Смелый… Наконец-то интеллектуал, который не думает, что мы катимся в унитаз!» – Washington Post Book World

«Убедительно… Старые псы не смогут так легко отдохнуть после прочтения «Все плохое – это хорошо для вас» , элегантной полемики Стивена Джонсона…. С ним почти невозможно не согласиться». — Уолтер Кирн , The New York Times Book Review

«Наводящий на размышления аргумент о том, что сегодняшние якобы бессодержательные СМИ, ну, наводит на размышления… Живое, остроумное чтение, хорошо разбирающийся в истории литературы и подкрепленный исследованиями … Джонсон, оказывается, все еще знает ценность чтения книги. А этот незаменим». — Время

«В мышлении [Джонсона] есть приятный эклектизм.Он так же счастлив анализировать В поисках Немо , как и анализировать хитросплетения части программного обеспечения… Джонсон хочет понять популярную культуру… в очень практическом смысле, задаваясь вопросом, как просмотр чего-то вроде Герцоги Хаззарда влияет на то, как наша ум работает». — Малкольм Гладуэлл , The New Yorker

«Автор Newsweek позвонил одному из самых влиятельных людей в киберпространстве… вернулся. Красота последней работы Джонсона — помимо увлекательной и доступной прозы — заключается в том, что любой, кто хоть немного знаком с поп-культурой, подойдет к книге, готовый бросить вызов его посылу. Все плохое хорошо для вас предвосхищает и опровергает почти все вероятные утверждения, убедительно доказывая, что средства массовой информации стали более сложными и, таким образом, заставляют наш разум работать усерднее». — Cleveland Plain Dealer

«Посредством ряда герметичных, академических и очень развлекательных эссе Джонсон утверждает, что телевидение в прайм-тайм более интеллектуально увлекательно, чем когда-либо». — Time Out New York

«Изысканно… проворно… до странного удовлетворения». — Newsday

«Возражение Джонсона на часто повторяемые жалобы на то, что массовая культура тупит, настолько поучительно, насколько это необходимо.” – BookForum

«Джонсон может быть первым мейнстримным писателем, который привнес нейробиологические исследования в « Ученик ». .. Это научная и литературная строгость, стиль домоседа». – Chicago Tribune

«Джонсон рисует убедительный и грамотный портрет, и он показывает себя мастером многих дисциплин, что укрепляет его авторитет». – San Francisco Chronicle

«Увлекательно… Интригующе… Свежо и забавно… Джонсон сильный писатель, и он приводит убедительные доводы; его книга представляет собой элегантную аргументационную работу.” — Salon.com

Является ли Facebook злом? Все плохое в Facebook плохо по той же причине — Quartz

В июне 2016 года Антонио Перкинс непреднамеренно сообщил миру о своей смерти. В Чикаго был солнечный день, и он поделился им в Facebook Live, платформе для распространения видео в реальном времени, выпущенной всего несколькими месяцами ранее.

Видео длинное. В нем Перкинс занимается обыденными летними делами. Стоя на тротуаре. Жалоба на жару.Примерно через шесть минут внезапно раздаются выстрелы. Камера бешено движется, затем падает на землю. Позже в тот же день Перкинс был объявлен мертвым.

Видео набрало около миллиона просмотров.

Уродливый

На следующий день внутри Facebook была распространена записка под названием «Уродливый». Его автор, Эндрю Босворт, один из вице-президентов компании и ответственный за принятие решений.

«Мы часто говорим о хорошем и плохом в нашей работе», — начинается служебная записка, полученная BuzzFeed в марте.«Я хочу поговорить об уродливых». Он продолжается:

Мы [в Facebook] соединяем людей… Может быть, это стоит жизни, подвергая кого-то хулиганам. Может быть, кто-то погибнет в теракте, скоординированном с помощью наших инструментов. А еще мы соединяем людей. Ужасная правда состоит в том, что мы так глубоко верим в объединение людей, что все, что позволяет нам чаще связывать больше людей, является де-факто благом. [выделено мной]

В служебной записке Перкинс не упоминается. Возможно, Босворт не знал об инциденте. В конце концов, трагедии в реальном времени не так уж редки в Facebook Live.

Но трансляция смерти Перкинса в прямом эфире — яркий пример «Гадкого». Хотя его смерть трагична, видео не нарушает заумных общественных стандартов компании, поскольку оно не «прославляет насилие» и не «прославляет страдания или унижение других». Если оставить его включенным, к Perkins и Facebook будет подключаться больше людей, поэтому видео останется. В конце концов, у него миллион просмотров.

Решение является одним из многих недавних действий Facebook, которые, возможно, оставили у вас неприятный привкус во рту.Компания по незнанию позволила предвыборному штабу Дональда Трампа собирать личные данные миллионов американцев. Он не заметил попыток России повлиять на выборы 2016 года; способствовал этническому и религиозному насилию в ряде стран; и позволили рекламодателям ориентироваться на такие благородные категории потребителей, как «еврейоненавистники». Не говоря уже о том, что на платформе много фейковых новостей, теорий заговора и откровенной лжи.

Facebook не планировал ничего подобного. Он просто хотел соединить людей.Но есть нить, тянущаяся от смерти Перкинса к религиозному насилию в Мьянме и половинчатым попыткам компании бороться с фейковыми новостями. Facebook действительно зло. Не специально. Банальным образом.

В основе всех ошибок Facebook лежит неуклюжее забвение реальных людей. Исключительный акцент компании на «объединении людей» позволил ей завоевать мир, сделав возможным создание обширной сети человеческих отношений, источника идей и глазных яблок, которые вызывают у рекламодателей и инвесторов слюни.

Но императиву «объединять людей» не хватает одного ингредиента, необходимого для того, чтобы быть хорошим гражданином: относиться к отдельным людям как к неприкосновенным. Для Facebook мир состоит не из людей, а из связей между ними. Миллиарды учетных записей Facebook принадлежат не «людям», а «пользователям», наборам точек данных, связанных с другими наборами точек данных в обширной социальной сети, на которые нацелены и монетизируются компьютерные программы.

Есть определенные вещи, которые вы не должны делать с людьми с чистой совестью.С данными можно делать что угодно.

Жизнь как база данных

После публичного выпуска «Гадкого» Босуорт дистанцировался от аргумента, выдвигаемого в меморандуме. Теперь он говорит, что просто хотел «осветить проблемы» и что он, что довольно невероятно, «не был согласен с этим, даже когда [он] писал это». Марк Цукерберг добавил, что он тоже категорически не согласен с меморандумом, заявив: «Мы никогда не верили, что цель оправдывает средства».

Снова и снова выбор Facebook показывает, что объединение людей считается де-факто благом почти во всех случаях.Вот почему Цукерберг в недавнем интервью Recode защищал решение разрешить публикации от отрицателей как стрельбы в Сэнди Хук, так и Холокоста, говоря, что они просто «неправильно понимают».

Благодаря Facebook «жизнь превратилась в базу данных», — пишет технолог Джарон Ланье в своей книге 2010 года You Are Not a Gadget . Ланьер пишет, что культура Силиконовой долины пришла к убеждению, что «вся реальность, включая людей, представляет собой одну большую информационную систему». Эта уверенность, по его словам, дает самым влиятельным людям в мире технологий «новый вид явной судьбы.Это дает им «миссию, которую нужно выполнить».

Принятие этой миссии удобно для Facebook. Это делает максимально быстрое масштабирование моральным императивом. С этой точки зрения, чем больше Facebook, тем лучше компания для мира. Это также является способом заработать больше всего денег.

Проблема, говорит Ланье, в том, что в этой информационной системе нет ничего особенного в людях. Каждая точка данных обрабатывается одинаково, независимо от того, как ее воспринимают люди. «Ненавистники евреев» — такая же рекламная категория, как и «Мамы, которые бегают трусцой».«Это все данные. Если у группы А больше присутствия на Facebook, чем у группы Б, пусть будет так, даже если группа А пытается унизить или организовать насилие против группы Б. Конечно, реальность такова, что все люди разные, и их нельзя свести к данным.

Попробуйте рассказать об этом группе белых парней из Лиги Плюща, которые запустили Facebook как популярный веб-сайт и изобрели бочонок с распознаванием лиц.

Что значит думать

Ошибка Facebook не нова. В общем, все становится ужасно, когда крупные, могущественные организации не принимают во внимание человечность других.Мы сейчас поговорим о нацистах.

Лучший анализ интеллектуальной неудачи Facebook дал политический теоретик Ханна Арендт в своей книге Эйхман в Иерусалиме . Книга представляет собой отчет о судебном процессе над Адольфом Эйхманом в 1961 году. Нацистский бюрократ среднего звена, Эйхман в основном отвечал за логистику насильственной перевозки евреев в концентрационные лагеря во время Второй мировой войны.

Эйхман был схвачен в Аргентине и предстал перед израильским судом, чтобы объяснить свои преступления.Все присутствующие ожидали, что он будет сумасшедшим садистом, извращенно одержимым идеей уничтожения еврейского народа.

Вместо этого он показал себя шутом и карьеристом. Он утверждал, что забыл подробности крупных политических событий, но ясно помнил, кто из его сверстников получил повышение, которого он жаждал. По словам Арендт, один израильский придворный психиатр, обследовавший Эйхмана, объявил его «совершенно нормальным человеком, во всяком случае более нормальным, чем я после его осмотра.

Вопрос, который преследовал Арендт, заключался в том, как такой «нормальный» человек сыграл главную роль в массовых убийствах. Эйхман сознательно отправил тысячи евреев на верную смерть.

Арендт заключает, что ни садизм, ни ненависть побудили Эйхмана совершить эти исторические преступления. Это была неспособность думать о других людях как о людях вообще.

«Решающим» недостатком его характера, как пишет Арендт, была его «неспособность когда-либо смотреть на что-либо с точки зрения другого человека.

Как так получилось, что Эйхман и сотни других нацистов не имели базового понимания святости человеческой жизни? Ответ заключается в вере Эйхмана в грандиозный исторический проект по созданию расово чистой «утопии». Этот проект вышел за пределы человеческих жизней, сделав их второстепенными. Одна жизнь или миллион жизней были небольшой ценой за обещание создать «тысячелетний рейх».

Неспособность Эйхмана думать о страданиях других возникла из-за того, что он усвоил первостепенное значение грандиозного проекта, заключает Арендт.Поскольку проект должен быть завершен любой ценой, все, что способствует его реализации, является де-факто хорошим. Эта логика может искажать социальные нормы, которые мы считаем само собой разумеющимися, даже превращая такие фундаментальные вещи, как «убийство — это неправильно», в «убийство тех, кто стоит на пути проекта, — это правильно».

Такая безумная логика не выдерживает даже малейшей проверки. Но Эйхман, как и окружающие, ограждал себя от реальности своих действий бесчувственными абстракциями.«Клише, шаблонные фразы, приверженность общепринятым, стандартизированным кодексам выражения и поведения имеют социально признанную функцию защиты нас от реальности», — писала Арендт в эссе под названием «Мышление», опубликованном в The New Yorker через 15 лет после смерти Эйхмана. книга. События и факты мира должны постоянно давить на наше «мыслительное внимание», пишет она, заставляя нас переоценивать свое поведение и убеждения.

«Эйхман отличался от всех нас, — заключает она, — только тем, что не было связи между реальностью и его мыслительным процессом.Вместо этого он слепо следовал извращенной морали, ставшей общепринятой в его кругах. И миллионы погибли из-за этого.

Это возвращает нас к Facebook. У него есть свой грандиозный проект — превратить человеческий мир в одну большую информационную систему. Это, разумеется, далеко не так ужасно, как проект тысячелетнего рейха. Но основная проблема та же: неспособность смотреть на вещи с точки зрения другого человека, разрыв между человеческой реальностью и грандиозным проектом.

Нисходящая дуга исторического проекта

Арендт помогает нам увидеть, как связаны все различные ошибки Facebook. Вот пример, который, хотя и незначительный, иллюстрирует суть.

В прошлом году Марк Цукерберг выпустил видео, демонстрирующее Spaces, новую платформу виртуальной реальности Facebook. В нем он представлен блестящей, большеголовой, улыбчивой, сгенерированной компьютером версией самого себя.

Впервые эту карикатуру на Цука можно увидеть снаружи, на крыше штаб-квартиры Facebook.Затем он вытаскивает какой-то шар. По его словам, шар содержит 360-градусное видео Пуэрто-Рико, снятое вскоре после разрушительного урагана «Мария». Этот шар помещается перед камерой. Внезапно Цук вместе с аватаром Рэйчел Франклин, главы социальной виртуальной реальности в Facebook, «телепортируется» на сцену. Эти две фигуры теперь можно увидеть «едущими на грузовике» по разрушенным кварталам и «стоящими» в ногах паводковой воды.

О, они забыли упомянуть, насколько крута эта технология, поэтому остановились, чтобы дать пять.

«Кажется, что мы действительно здесь, в Пуэрто-Рико», — говорит диги-Цук (помните, что это все в некачественной компьютерной графике). Они прыгают по разным местам катастроф на пару минут. — Хорошо, значит, ты хочешь телепортироваться куда-нибудь еще? Еще одна сфера, и их уносит обратно в Калифорнию.

Для тех из нас, кто не участвовал в грандиозном проекте Facebook, это видео явно было ужасной идеей. Новостные агентства высмеяли его как глухой и безвкусный. Несмотря на это, видео прошло через множество уровней одобрения Facebook.Тот факт, что люди в Facebook поставили ему большой палец вверх, когда проблемы видео были настолько очевидны для сторонних зрителей, свидетельствует о том, насколько система ценностей Facebook отличается от системы ценностей остального общества — результат его близорукой сосредоточенности на соединении все, что возможно, последствия к черту.

Имея это в виду, начинает проясняться нить, пронизывающая многочисленные пиар-катастрофы Facebook. Он продолжает увольнять активистов из Шри-Ланки и Мьянмы, умоляя его что-то сделать с подстрекательством к насилию.Он отказывается удалять материалы, в которых резня в Сэнди-Хук называется «розыгрышем» и угрожают родителям убитых детей. Его вводящий в заблуждение язык о конфиденциальности и методах сбора данных.

Facebook, похоже, не видит возможности того, что его можно использовать для лечения. В недавнем интервью Цукерберга Каре Суишер из Recode она упомянула встречу с менеджерами по продукту для Facebook Live. Они казались «искренне удивленными», сказала она, когда она предположила, что это может быть использовано для трансляции убийств, издевательств и самоубийств.«Кажется, они меньше ориентированы на это, чем на позитивность того, что может произойти на платформе», — говорит она.

Наихудшие сценарии действительно случались, как наглядно демонстрирует видео Антонио Перкинса. Не потому, что Facebook хотел, чтобы кто-то пострадал. Все потому, что в какой-то момент он защитил себя от человеческой реальности с помощью жаргона компьютерного программирования, клише о свободе слова и стандартных фраз, утверждающих «позитивность» техноутопии, которая, если бы она была реализована, имела бы приятный побочный эффект в виде создания лодок. наличных денег.

Facebook стал жертвой фундаментальной ошибки Арендт.

Подумай сам

На самом деле Цукерберг намекает на это прочтение неудач своей компании в манифесте из 6000 слов, который он написал в феврале прошлого года о будущих амбициях Facebook. Около 4500 слов он признает, что Facebook допускал ошибки, говоря, что он «часто соглашается» с критиками. (О чем конкретно он не говорит.) Но, добавляет он, «Эти ошибки почти никогда не возникают из-за того, что мы придерживаемся идеологических позиций, расходящихся с сообществом, а вместо этого являются проблемами оперативного масштабирования.

Это правда, что Facebook редко занимает «идеологические позиции, противоречащие сообществу». Поскольку Facebook банален, ему обычно вообще не хватает идеологических позиций. Платформа социальных сетей давно пытается позиционировать себя как оплот нейтралитета, платформу для чужих идей, пассивный проводник. Когда Свишер бросил вызов Цукербергу за то, что он позволил отрицателям «Сэнди Хук» распространять свое сообщение, он сказал: «Послушайте, каким бы отвратительным ни был этот контент, я действительно думаю, что он сводится к принципу предоставления людям права голоса.

Но организация с таким большим влиянием не должна быть идеологически противной обществу, чтобы причинить вред. Нужно только перестать думать о людях, чтобы чувствовать себя комфортно, отвергая религиозное насилие, этническую дискриминацию, разжигание ненависти, одиночество, дискриминацию по возрасту и смерть в прямом эфире как «проблемы оперативного масштабирования». Думать о самоубийстве как о «варианте использования» Facebook Live.

В наши дни может возникнуть соблазн утверждать, что Facebook находится на правильном пути. Заявление о миссии компании было изменено в прошлом году, чтобы уменьшить важность «связей».Вместо того, чтобы «сделать мир открытым и связанным», его цель теперь состоит в том, чтобы «сблизить мир». В июле Facebook объявил, что в некоторых странах начнет удалять посты, призывающие к физическому насилию.

Этого недостаточно. Новая миссия по-прежнему не может сделать то, что, по словам Арендт, она должна сделать. Это по-прежнему ставит платформу Facebook выше людей, которые ее используют. Сближение мира может означать содействие продажам выпечки и чтению Библии; это также может означать объединение ККК и скинхедов.В заявлении о миссии ничего не говорится о различиях между ними.

Facebook нужно научиться думать самостоятельно. Его собственный сотрудник службы безопасности Алекс Стамос сказал об этом в своей прощальной записке, также полученной BuzzFeed. «Мы должны быть готовы выбрать чью-то сторону, когда есть явные моральные или гуманитарные проблемы», — пишет он. Это то, чего Эйхман никогда не делал.

Решение не в том, чтобы Facebook стал полицией нравов в Интернете, решая, следует ли разрешать каждый отдельный пост, видео и фото.Тем не менее, он не может отказаться от своей нейтральной платформы, одинаково подходящей как для любви, так и для ненависти. Арендт говорила, что реальность всегда требует внимания наших мыслей. Мы всегда узнаем новые факты о мире; их необходимо учитывать и включать в наше мировоззрение. Но она признала, что постоянно уступать этому требованию было бы утомительно. Разница с Эйхманом заключалась в том, что он никогда не сдавался, потому что его мышление было полностью отделено от реальности.

Таким образом, решение для Facebook состоит в том, чтобы изменить свое мышление.До сих пор даже позитивные шаги Facebook — такие как удаление постов, подстрекающих к насилию, или временный запрет на участие в теории заговора Алекса Джонса — были результатом не самоанализа, а интенсивного общественного давления и последствий пиара. Facebook поступает правильно только тогда, когда его вынуждают. Вместо этого он должен быть готов пожертвовать целью полной связанности и роста, когда эта цель требует человеческих затрат; создать процесс принятия решений, требующий от руководителей Facebook сверки их инстинктивного технологического оптимизма с реалиями человеческой жизни.

В отсутствие человеческих соображений Facebook продолжит приносить миру бездумный, банальный вред. 2,5 миллиарда человек, которые используют его как часть своей реальной жизни, не будут мириться с этим вечно.

Как быть креативным, когда все плохо | Джеральдин ДеРуитер

Я слышу, как многие люди говорят: приближаясь к годовщине этой пандемии и карантина, мы не знаем, что значит обнимать тех, кто рядом с нами, или видеть людей, которых мы любим, или делать что-либо из этого ранее забываемые, но теперь совершенно невообразимые повседневные вещи, такие как посиделки в переполненном баре или разделение десерта со всеми за столом, — что они бьются о стену.

Кажется, я попал в свою. (Я говорю «думаю», потому что понимаю, что, возможно, это было не так — что еще может произойти что-то худшее.) Это случилось несколько месяцев назад, выбив воздух из моих легких. Я хотел злиться на что-то, на мир и обстоятельства, которые сформировали это, но это было похоже на те сны, где ты пытаешься закричать, и ничего не выходит. Это просто остается внутри вас, и вы чувствуете, что тонете. Я не знал, что делать — все разваливаются в разное время, и поэтому всякий раз, когда я это делаю, мне кажется, что я единственный, кто разваливается.

Я долго гуляла и плакала, и я делала это снова и снова, пока синяк от удара о стену не стал так сильно болеть, даже когда я нажимал на него.

Во всем этом я пытался проявить творческий подход. Я потратил год на работу над книгой и не добился большого прогресса, и это ежедневная битва с собой и своим мозгом. Я смотрю на книгу, которую написал много лет назад, и это часть алхимии, которую я не понимаю. Я соединяю слова снова и снова, их достаточно, чтобы составить мемуары, и мне кажется, что это сделал кто-то другой.

На днях я разговаривал со своей подругой Рэйчел Фридман, которая написала одну из моих любимых книг о творчестве (книга, которая заставила меня плакать, потому что она писала о вещах, которые я остро переживал). Мы говорили о том, что значит пытаться творить прямо сейчас.

Мне кажется, у меня нет оправданий. У меня много свободного времени, тихий офис, мало отвлекающих факторов. У меня нет детей, которых нужно обучать дома, кормить или оставлять в живых. Мой муж чистоплотный, аккуратный и внимательный, почти каждый вечер готовит мне ужин, а иногда, когда я устаю и капризничаю, он готовит и мне обед.Единственное, что меня останавливает, как всегда, кажется, это я сам. Это невыносимо, я знаю. Никто не хочет слышать о писателе, пытающемся писать. Это смотрящий в пупок уроборос, хорошая большая петля самогоря от людей, у которых слишком много свободного времени.

«Я не думаю, что писательский кризис существует», — деликатно говорит мне Рэйчел, когда я говорю ей, что пытаюсь что-то сделать во всей этой неразберихе. «Я думаю, что это страх. Я думаю, мы боимся, и этот страх означает, что мы перестаем творить.”

В этом, конечно, есть правда: я пропитан страхом и неуверенностью в себе. Но я также должен что-то сделать, говорю я ей. Мне нужно осмыслить это время. Потому что просто пройти через этот участок недостаточно. «Все говорят о том, как Шекспир написал Лир во время чумы», — говорю я.

Рейчел смеется, но как-то нежно и легко, не насмешливо. Она говорит мне, что даже не знает, правда ли это. (Я склонен согласиться. Я рассказываю ей, что Эмилия, по-моему, написала половину его пьес, и однажды я собираюсь написать книгу с ее точки зрения, еще один в списке проектов, о которых я говорю, но никогда не делаю.) Рэйчел говорит мне, что, по ее мнению, творчество не такое изолированное занятие, как мы часто думаем, и в то время, когда мы все так одиноки, несправедливо ожидать, что мы можем создавать искусство.

И в этом суть, уловка-22 всего этого.

Многие из нас пытаются творить, потому что кажется, что это единственный способ придать смысл этому одинокому, печальному, невозможному моменту времени.

Но сейчас так сложно творить из-за того, как мы себя чувствуем в этот одинокий, печальный, невозможный момент времени.

Я действительно не знаю, какой ответ. Иногда я говорю себе, что единственный способ справиться с этим — закончить рукопись. В другие дни я напоминаю себе об уроке из замечательной книги Рэйчел о том, что есть так много способов проявить творческий подход. Например, найти новый способ успокоиться, когда мир кажется невозможным. Может быть, это каракули, которые вы рисуете во время разговора по Zoom, или печенье, которое вы печете своему соседу. Или поток сообщений, которые вы и ваш друг отправляете друг другу, чтобы каждый из вас чувствовал себя менее одиноким в тихие часы ночи.

Если ты мой муж, твоя креативность заключается в еде, которую ты готовишь, с такой любовью, что у меня начинает чесаться сердце.

Мы делаем вещи, которые не являются книгами. Но они делают наши дни легче, и, может быть, это само по себе чудо. Может быть, это своего рода искусство.

Как пережить плохой день, когда все идет не так

Итак, у вас был плохой день…

Это был один из тех дней, когда кажется, что миры работают против вас.Все идет не так.

День начался достаточно хорошо. Вас встречали объятиями и поцелуями ваши малыши, они сидели и смотрели телевизор, пока вы готовили завтрак. Но это все. На этом хороший день закончился.

Прямо посреди приготовления завтрака ребенок заплакал… снова.

Она находится в той болезненной стадии, когда у нее каждый божий день прорезаются новые зубы. Никакое количество Orajel или прорезывателей, кажется, не помогает.Она просто хочет, чтобы вы ее обнимали, и кричит каждый раз, когда вы опускаете ее в туалет.

Итак, вы заворачиваете ее в моби-пленку и начинаете готовить завтрак.

Затем вы чувствуете что-то… что-то не то. Тогда ПОП! Тостер начинает дымить и гаснет.

Вы подбегаете и замечаете, что задняя часть маленькой духовки так сильно нагревается, что прожигает собственный шнур питания.

Правда?!

Этот пост содержит партнерские ссылки.

Вы убираете неисправный небольшой прибор на заднее крыльцо, опасаясь, что он может загореться в любой момент. Вы возвращаетесь внутрь, но ручка не поворачивается.

Ваше сердце замирает, когда вы понимаете, что дверь заперта. С другой стороны, вы слышите, как ваш малыш… «Я поворачиваю замок! Замок! Замок! Замок!»

Вот ты стоишь, запертая снаружи, босиком, без лифчика, без телефона, с кричащим ребенком.

Нет! Нет! Нет! Этого не может быть!

Вы в панике оглядываетесь, бежите к раздвижной стеклянной двери на другой стороне дома и изо всех сил бьете в дверь.Вам нужно привлечь внимание сына.

Мне нужно вернуться внутрь!!

После того, как он остановил малыша и наполовину покричал, наполовину поиграл в шарады, он, наконец, смог щелкнуть замком и открыть дверь.

В течение следующих нескольких часов плохие вещи продолжаются. Разбитая тарелка, пролитый кофе, раненый ребенок.

Количество происходящих ужасных вещей становится смешным.

Ты на пределе, а еще даже не обед….

Это должно прекратиться!

Пока я буду использовать эти советы, помните одну очень важную вещь:  вы не можете изменить то, что с вами происходит, но вы можете изменить то, как это на вас влияет.

Возьмите управление в свои руки и перестаньте позволять миру влиять на ваше настроение. Вот как.

1. Дышите

Дыши, мама, Дыши.

Остановитесь, замедлитесь и сделайте несколько глубоких вдохов.

Когда мы испытываем стресс, наш организм вырабатывает гормоны стресса, которые запускают нашу симпатическую нервную систему.Это заставляет наше тело быть в состоянии повышенной готовности и на пределе. Наши сердца бьются быстрее, из-за чего кровь течет по телу.

Мы становимся гиперсфокусированными и готовыми наброситься на что угодно и кого угодно, кто встанет у нас на пути.

Лучший и самый быстрый способ успокоить наш организм — это сделать глубокий вдох.

2. Запишите хорошее

В такие дни так легко сосредоточиться только на негативных вещах, происходящих с нами, что мы упускаем из виду хорошие вещи.

Исследования показали, что люди чрезмерно фокусируются на негативе.Даже если среди тысячи хороших вещей произойдет только одна плохая вещь, мы все равно сосредоточимся на этой одной плохой вещи.

Боритесь с этим, выделив несколько минут и записав все хорошее, что произошло за день. Найдите как минимум 3 вещи, за которые вы благодарны, и тоже запишите их.

Это может помочь вам переориентироваться и посмотреть на свой день в новом свете.

Мне нравится держать этот список при себе, особенно в очень трудные дни, как напоминание о том, что нужно сосредоточиться на хорошем.

Для начала вы можете скачать мой бесплатный журнал благодарностей здесь.

3. Сделайте что-нибудь только для себя

В тяжелые дни забота о себе должна быть на первом месте. Уделите минутку дня и сосредоточьтесь на себе.

Не бойтесь включить телевизор или устроить своим детям отличное самостоятельное занятие, чтобы у вас был небольшой перерыв.

  • Принять душ
  • Пить горячий чай или вино
  • Читать книгу
  • Займись хобби
  • Упражнение

Сделайте что-нибудь, что наполнит вашу чашу и заставит вас чувствовать себя прекрасно. Когда наша чаша полна, мы можем с большим изяществом справляться с жизненными разочарованиями.

4. Вентиляционное отверстие

Иногда нам нужно рассказать другим о нашем плохом дне. Это просто хорошо, чтобы получить его.

Позвони другу и расскажи ей о том, какой у тебя сегодня ужасный день. Выдыхайте, плачьте и даже кричите, если нужно.

Наличие надежного человека, который может услышать вас и сказать: «О, черт возьми, это отстой», может быть чрезвычайно исцеляющим.

Весь фокус в том, чтобы не оставаться в этом негативном пространстве. Подкрепите разговор хорошим решением проблем или попрактикуйтесь в поиске положительных моментов в жизни.Не зацикливайтесь на негативе.

Плохие дни ужасны и неизбежны. Но с этими 4 советами мы можем пережить их с изяществом и радостью.

 Ещё из этой серии:

 

 

 

 

 

 

 

 

Хорошие чтения:

    

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Сомневающийся апостол: Сомневающийся, апостол Андрей и прислушивающийся (группа). Сомневающийся (два варианта) — Иванов А. А. :: Артпоиск

СОБОРНОЕ ПОСЛАНИЕ СВЯТОГО АПОСТОЛА ИАКОВА
 



Соборное послание

святого апостола Иакова





1 Иаков, раб Бога и Господа Иисуса Христа, двенадцати коленам, находящимся в рассеянии, — радоваться. 2