Взаимоотношения византии и руси: works.doklad.ru — Учебные материалы

Разное

Содержание

Киевская Русь и Византия: характер и значение взаимоотношений (реферат)

ФГБОУ ВО ОрГМУ МИНЗДРАВА РОССИИ КАФЕДРА ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВА Реферат Киевская Русь и Византия: характер и значение взаимоотношений Выполнила: студентка 11 гр. факультета клинической психологии Горик Е.В. Проверил: старший преподаватель Дорошева О. Оренбург, 2020 Оглавление 1. История отношений Руси и Византии 1.1 Восточные славяне на пути складывания государственности. Их отношения с Византией. Прежде чем непосредственно подойти к теме отношений Руси и Византии, нужно вернуться на несколько столетий вглубь, в эпоху правления византийских императоров Юстина и Юстиниана. Именно в правления этих императоров, особенно Юстиниана, начала формироваться пока еще не дипломатия Византии со славянским миром, в то время разобщенным, а определенное отношение, которое впоследствии ляжет в основу дипломатических отношений с Русью. Одной из особенностей правления этого императора- воина было то, что 32 года он непрерывно вел войны на всех рубежах обширной Византийской империи: войны с арабо-мусульманским миром, войны с Западом, войны с печенегами, с персами, со славянами. При Юстиниане достаточно интенсивно начинается вторжение славян на территорию Византийской империи, которое происходило в контексте Великого переселения народов. Сначала славяне осели на нижнем и среднем Дунае и оттуда делали набеги на Византию, возвращаясь обратно на Дунай с богатой добычей. Позже они заселили территорию империи: Балканы — Македонию, побережье Эгейского и Адриатического морей и их острова. Юстиниан был встревожен этой ситуацией, поэтому по всей береговой территории Дуная, примыкавшей к границам Византийской империи, он строит систему крепостей против славян. Но эта мера оказалась мало эффективна: славяне по-прежнему продолжали проникать на территорию империи, все более и более широко заселяя территорию Балкан. Постепенно славяне становятся вторым этносом Византийской империи на Балканах, после греков, и начинают играть заметную роль в жизни Византийской империи. Стратегия и тактика славян, их расселение на территории Византии, постепенное ославянивание завоеванных регионов формируют у императора отношение неприятия славянского этноса и враждебную настороженность. Это отношение ляжет в дальнейшем в основу византийско-русской дипломатии, определит политику Византии по отношению к Киевской и, правда в меньшей степени, к Московской Руси. С восточными славянами Византия столкнулась вплотную в VIII-IX вв., когда руссы начали нападать на византийские территории в Крыму и на побережье Черного моря. Здесь невозможно охарактеризовать всю многовековую историю взаимоотношений Руси и Византии, начиная с хождения в Константинополь первого (правившего на рубеже VIII— IX вв.) киевского князя Кия, который, по летописи, «велику честь приял» от византийского 5 императора. Однако стоит попытаться осветить все важные события во взаимоотношениях русского народа с Византией. Большую роль для Византии в IX-X в.в. играли её взаимоотношения с соседями, особенно с северными народами, т.к народы населявшие этот регион переживали в тот момент очень бурные социально-экономические перемены. На северных берегах Черного моря возникло новое сильное государство — Киевская Русь — и его роль в политической ситуации возрастала постоянно. Военные походы на Византию славяне несколько раз совершали уже в VI в., о чем свидетельствуют сочинения византийских авторов, содержащих своеобразные военные наставления по борьбе со славянами. Так, например, византиец Прокопий из Кесарии в книге «Война с готами» писал, что славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом обшим… Они считают, что только Бог, творец молний, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды… У тех и других один и тот же язык… И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же».Византийские авторы сравнивали образ жизни славян с жизнью своей страны, подчеркивая отсталость славян.[1] Походы на Византию могли предприниматься только крупными племенными союзами славян. Эти походы способствовали обогащению племенной верхушки славян, что ускоряло распад первобытно-общинного строя. Дружинники по поручению князя собирали с покоренных племен дань. Неуклонно следуя излюбленному принципу «разделяй и властвуй», византийская дипломатия считала своей основной задачей предотвращение распространения русского влияния на Причерноморье и выхода Руси к Черному морю. Борьба длилась несколько веков, причём Русь, в основном, использовала наступательную стратегию и тактику. Отсутствие общей границы с Византией не приводила к постоянным вооружённым столкновениям. Русь обладала тем преимуществом, что была в состоянии время от времени наносить чувствительные удары по важнейшим византийским центрам. Византия в ответ действовала чужими руками, натравливая на Русь соседние народы. Однако империя была вынуждена постепенно сдавать одну позицию за другой. 1.2 Основные этапы взаимоотношений двух стран В IX в. в Византии начался подъем крупных городов. Расширялись экономические связи с соседними народами. В IX веке произошли перемены в экономической и политической 6 жизни восточных славян. Развивалось ремесло, торговля, распространялось пашенное земледелие, возникали и росли города. Происходила политическая консолидация восточнославянских племен в единое Русское государство. Рост могущества Древнерусского государства вызвал тревогу у византийских политических деятелей, т.к. угроза военных набегов славян была постоянной. Правители Византии были готовы даже, исходя из соображений безопасности и предотвращения набегов славян, поступиться торговыми преимуществами. Да и торговля не всегда была делом безопасным, т.к. купцы — варвары часто соединяли торговлю с грабежом, а правители Киева, стремясь утвердить свои права на международной арене, не останавливались перед чисто грабительскими походами в чужие земли. Чрезвычайно заинтересованное в установлении регулярных отношений с Константинополем, Древнерусское государство силой оружия шаг за шагом преодолевало преграды, созданные усилиями византийской дипломатии. Первым этапом в развитии византийско-русских отношений было установление связей Руси с византийской колонией в Крыму — Херсоном, торговля которого с «варварами» Причерноморья была главным источником его существования и процветания. Позднее появилась тенденция к установлению прямых связей с империей, минуя посредничество херсонитов. В этом, однако, не были заинтересованы ни Херсон, ни Константинополь: первый — по экономическим, второй — по политическим мотивам. Херсон стал военным форпостом, препятствовавшим продвижению русских к южным берегам Черного моря. Устье Днепра было издавна освоено херсонитами. Чтобы вывести из Днепра в море большой купеческий караван или провести войско, необходимо было доброе согласие херсонитов. Второй этап византийско-русских отношений характеризуется попытками русских установить непосредственные связи с городами прибрежных черноморских провинций Византии. Византийцы знали русских задолго до их появления под стенами Константинополя. «Таврические скифы» уже в середине IX в. служили в императорской гвардии: вполне вероятно, что это были русские наемники. Согласно легенде о захвате Киева Олегом, путешествие купцов с товарами по Днепру в Византию — обыденное явление. Во всяком случае нападение русских на Константинополь с многочисленным флотом не могло быть 7 В начале X в. внутреннее и внешнеполитическое положение Византии вновь стало тяжелым. Именно в это время, в 905-907 гг., русский флот и сухопутное войско снова появились под Константинополем. Очевидно, дело не дошло до серьезных военных столкновений, поэтому рассказ о походе не попал в византийские летописи. Однако смутный намек на набег «руси-дромитов» можно усмотреть в одном из испорченных мест хроники Псевдо-Симеона. По всей вероятности, византийцы предпочли переговоры военным действиям против русских. Как это следует из русской летописи, византийцы богато одарили русских, выплатили контрибуцию и согласились уплачивать дань. Важнейшим подтверждением известий летописи об удачном походе на Византию являются договоры русских с греками, в подлинности которых ныне едва ли можно сомневаться. Договоры свидетельствуют, что в Константинополе проживали русские купцы и воины; русские служили наемниками в императорских войсках; в Византию бежали с Руси невольники; русские суда терпели бедствия близ византийских берегов, а византийские — неподалеку от владений русских. Случались и недоразумения, споры, драки и тяжбы между русскими и византийцами. Иногда русские полувоины-полукупцы творили грекам «пакости в селах». Свидетельствует договор и о том, что эти мирные отношения были прерваны незадолго перед походом и заключением договора. В 907 г. под стенами Константинополя было достигнуто соглашение, важнейшие статьи которого сообщает русская летопись. Русские получили право беспошлинной торговли в столице империи. Во время пребывания в столице русским послам предоставлялось особое «посольское» довольствие, а купцам — месячина в течение 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыба, овощи. На обратный путь их снабжали якорями, парусами, канатами, продуктами. Местом пребывания русских устанавливалось предместье Константинополя близ храма св. Мамы. В сентябре 911 г. был заключен еще один договор, торжественно скрепленный взаимными клятвами. Договор устанавливал порядок урегулирования конфликтов, обмена и выкупа пленных, возвращения беглых рабов и преступников, охраны и возвращения имущества, находившегося на судах, потерпевших кораблекрушение, касался вопросов наследования и др. В момент заключения договора. 911 г. 700 русских принимало участие в военной экспедиции византийцев против критских арабов. Существенные перемены в характере отношений с русскими внесло укрепление Византийской империи в 20-30-х годах X в. и вторжение в причерноморские степи полчищ печенегов. С этого времени печенежская 10 угроза становится важнейшим фактором антирусской политики империи. Однако дружественными отношения между Византией и Русью оставались в 20-х годах X в. Еще в 30-х годах X в. русские служили в византийской армии и принимали участие в войнах в Италии. В договоре 944 г. как бы признается и вина Византии за происшедший разрыв — взаимная неприязнь объясняется происками «враждолюбца-дьявола». Византия, по- видимому, не желала более соблюдать условия договоров 907 и 911 гг. Встревожило, по всей вероятности, империю и постепенное укрепление русских на берегах Черного моря. Русские пытались обосноваться в устье Днепра, оставаясь там и на зимнее время. Очевидно, речь шла о попытке русских использовать днепровское устье и другие районы Причерноморья в качестве плацдарма для подготовки весенних и летних военных экспедиций в бассейне Черного моря. По договору 944 г. русские должны были защищать Херсон от нашествия черных болгар, занимавших степи между Доном и Кубанью. В договоре также решительно подчеркивается, что русский князь не имеет права распространять свою власть на владения империи на северных берегах Черного моря. Результатом византийско-русских противоречий, выявившихся после заключения договора 911 г., был поход Игоря 941 г. На этот раз поход не был неожиданностью для византийцев. Узнав о приготовлениях Игоря, херсониты и болгары тотчас известили императорский двор. Молва о нашествии русских распространилась в Константинополе еще до официального оповещения херсонского стратига. 8 июня у входа в Босфор бесчисленные однодеревки Игоря были встречены византийскими кораблями, снабженными греческим огнем. Легкие суда Руси были рассеяны. Русские высадились на берегах Босфора, главные силы флота отошли в мелководье близ малоазийского побережья. Русские разорили Вифинию и берег Понта до Ираклии и Пафлагонии. Лишь в сентябре, стянув значительные силы из Малой Азии, Фракии и Македонии, византийцы вытеснили русских. Византийский флот напал на отходившие суда русских и нанес им поражение. Захваченные в плен были обезглавлены. Несмотря на неудачу, русский князь, едва вернувшись на родину, принялся готовиться к новому походу. В 943 или 944 г. Игорь, заключив союз с печенегами, выступил по суше и по морю против Византии. Однако императорские послы встретили русское войско на Дунае и сумели склонить Игоря к миру. Вскоре был заключен новый договор, более благоприятный для византийцев, чем договор 911. г. В договоре уже не говорилось о беспошлинной торговле русских в Константинополе. Русским купцам запрещалось 11 приобретать шелковых тканей более, чем на 50 номисм, русские обязывались помогать Византии, защищать ее крымские колонии.[3] Среди русской знати, скреплявшей договор 944 г., была довольно многочисленная группа христиан, принесших клятву в церкви св. Ильи. Согласно арабским авторам, русские приняли христианство в 912/913 г., т. е. вскоре после заключения договора 911 г. Можно предполагать, что христианская община на Руси постепенно росла и становилась все более влиятельной. Недаром в 972 г. папа Иоанн XIII считал русских христианами. В течение четверти века после заключения договора 944 г. отношения Византии и Руси были мирными. Русские купеческие караваны ежегодно прибывали в Константинополь. Одновременно русские продолжали вести торговлю с Херсоном. Участвовали русские и в военных предприятиях Византии. В 954 г. они были в составе войск империи в Азии. Гарнизоны из русских воинов стояли по крепостям Византии. В 957 г. Русь сделала шаг навстречу империи: русская княгиня Ольга в сопровождении большой свиты, половину которой составляли купцы, совершила путешествие в Константинополь и была принята Константином VII Багрянородным. По-видимому, в Константинополе она крестилась под христианским именем Елены. Однако уже в это время в отношениях Руси с империей проскальзывают черты настороженности и враждебности. Константин Багрянородный видел в Руси потенциального врага и делал ставку на печенегов как на союзников против русских. Русская летопись сохранила предание о недовольстве княгини Ольги приемом, оказанным ей в Константинополе. Правительница крупнейшего государства Восточной Европы была принята в соответствии с церемониалом приема мелких владетельных князьков Востока. По возвращении Ольга пыталась завязать переговоры с германским королем об организации христианской церкви на Руси. [4] Дело, тем не менее, не дошло до открытого разрыва с Византией. По-видимому, ни та, ни другая сторона не выполняли всех условий договора 944 г. Русская летопись сообщает, что Константин VII просил у Ольги «вой в помощь», но оскорбленная приемом в столице империи княгиня ответила отказом. Русские, правда, продолжали служить в византийской армии. В 960-961 гг. отряд русских принимал участие в отвоевании Крита у арабов, но не известно, были ли это войска, посланные из Киева по просьбе императора, или отряд вольных русских наемников. 12 прибывавшим в Константинополь по торговым делам. Император должен был также убедить печенегов не нападать на дружину Святослава, когда она будет возвращаться на родину. Попытка русского князя распространить свое господство на часть Болгарии не увенчалась успехом. Однако авторитет Руси в глазах византийцев, составивших отчетливое представление о силах Русского государства, повысился, несмотря на поражение русских. 1.4 Крещение Руси как политическая выгода После Доростольского договора торговые и дипломатические отношения Византии с Русью возобновились. Русская летопись сохранила предание о переговорах князя Владимира с империей о принятии христианства в качестве государственной религии. В 986 (987) г. теснимый в Европе болгарами, а в Азии мятежником Вардой Фокой, Василий II обратился к Руси за военной помощью. Обращение Василия было актом, подготовленным предшествующими дипломатическими сношениями. В завязавшихся переговорах Василий был вынужден принять встречные условия русских, а именно — выдать за русского князя порфирородную царевну, свою сестру Анну. Русские, и прежде всего сам князь, обязались принять христианство. В условиях того времени тесное родство с императорским константинопольским двором означало значительное повышение международного авторитета Руси. Согласие Василия на брак Анны с Владимиром было дано только под давлением чрезвычайно тяжелых обстоятельств. Что касается согласия русского князя принять христианство, то оно явилось не только следствием «дипломатической победы» Византии, но и закономерным итогом предшествующего развития Русского государства. Византийское влияние не могло бы привести к христианизации Руси, если бы там не созрели для этого социально- политические предпосылки. Процесс христианизации Руси ко времени княжения Владимира длился уже более столетия. Русская знать успела убедиться, что христианство сулило и повышение авторитета Руси в сношениях с другими государствами, и оформление социального господства феодальной верхушки, и приобщение к культурным традициям Византии. Экономические и политические связи с империей, ее значительное культурное влияние обусловили принятие христианства из Византии, однако это было не столько делом византийской дипломатии, сколько глубоко продуманным государственным актом дальновидного русского князя. 15 Весной 988 г. (а может быть, в конце лета или осенью 987 г.) из Руси на помощь Василию прибыл 6-тысячный корпус. Летом 988 г. русские принимали участие в разгроме войск Фоки под Хрисополем. Положение Василия значительно укрепилось. Император, по всей вероятности, не спешил с выполнением достигнутого соглашения — Анна не была отправлена на Русь. Чтобы принудить Василия к этому, Владимир весной следующего, 989г., осадил Херсон (который был взят в начале лета). В те же дни русский корпус способствовал разгрому основных войск Варды Фоки под Авидосом. Опасаясь углубления конфликта с ними и желая вернуть крымские колонии, император распорядился отправить порфирородную сестру к Владимиру. Брак, которому предшествовало принятие христианства Владимиром, состоялся, по-видимому, летом 989 г. Владимир приступил к крещению языческого населения своего государства. Среди духовных лиц, принимавших в этом участие,находились митрополиты и епископы, отправленные Василием из Византии. Политика христианизации в руках византийских дипломатов являлась испытанным средством политической экспансии. Болгария, сперва принявшая христианство от греков, была в дальнейшем подчинена Византией. В отношениях с Русью планы империи не могли простираться столь далеко. Однако византийское правительство, несомненно, рассчитывало на политическое верховенство. Но возможность этого не стала действительностью. Ни христианизация, ни родственные узы не привели к подчинению Руси интересам империи. Русь не следовала в фарватере внешней политики Византии, но русская угроза ее северным границам временно исчезла. Гораздо больше выиграла от этого союза Русь, ставшая в один ряд с крупнейшими христианскими державами средневековой Европы. Попытки византийских дипломатов представить Русь как часть Романии, как народ, подчиненный империи, не принесли ни вреда Русскому государству, ни выгод Византии. 1.5 Русско-византийские отношения в XI-XII вв. После заключения соглашения между Василием II и Владимиром отношения между Русью и Византией вступили в новую фазу. Ни с каким другим независимым государством Европы Византия не была тогда столь связана, как с Русью. Обе правящие династии были связаны тесными родственными узами. С согласия Владимира русский шеститысячный корпус остался на императорской службе и стал постоянной боевой 16 единицей византийского войска. Число русских наемников на военной службе в Византии стало весьма велико. В Византии сложилось два центра, к которым тяготели все русские, по той или иной причине оказавшиеся в империи. Одним из них стал русский монастырь на Афоне, основанный, по-видимому, на рубеже X-XI или в самом начале XI в. Первое упоминание об этом монастыре, носившем имя Ксилургу («Древодела»), относится к 1016 г. Русский монастырь на Афоне возник, несомненно, в силу особой договоренности между правителями обеих стран. Русские поддерживали монастырь вкладами и пожертвованиями. Русские паломники стали частыми гостями на Афоне, а также в Константинополе и в далеком Иерусалиме. Гораздо большую роль играл русский центр в столице империи. Здесь создалось своеобразное землячество, объединявшее не только купцов и дипломатов, но и военных, служивших в византийском войске, паломников, путешественников, духовных лиц. Русская колония в столице империи была, по всей вероятности, многочисленной и составляла, с точки зрения византийских государственных деятелей, определенную политическую и военную силу. В 1043 г., когда стало известно о походе русских против Константинополя, император, опасаясь мятежа внутри города, распорядился выселить в разные провинции проживавших в столице русских воинов и купцов. С русскими в Константинополе находились в тесном общении норманнские купцы и воины. Норманнские наемники входили, по-видимому, в состав русского корпуса. На Руси, прежде всего в Киеве, в свою очередь появилось греческое население: штат греческого митрополита, возглавившего русскую православную церковь, византийские архитекторы, живописцы, мозаичисты, стеклоделы, певчие. Многие епископские кафедры Древнерусского государства были заняты греками. Значение русского корпуса в военных силах империи ромеев было особенно велико именно в период между 988 и 1043 гг. Русский отряд принимал участие в войнах Василия II за завоевание Болгарии; в 999-1000 гг. русские участвовали в походе в Сирию и на Кавказ; в 1019 г. они защищали византийские владения в Италии от норманнов; в 1030 г. благодаря мужеству русских телохранителей Роман III Аргир избежал плена во время похода в Сирию. В 1036 г. русские входили в состав войска, взявшего крепость Перкрин на армянской границе; в 1040 г. они были в составе армии Георгия Маниака, посланного в Сицилию. 17 воздействовать на внешнюю политику Древней Руси, получили отпор. Ярослав был недоволен митрополитом-греком, и в 1051 г. вопреки воле Константинополя возвел на митрополичий престол русского церковного деятеля Илариона. Конфликт был, однако, вскоре улажен. Митрополитов на Русь по-прежнему поставляла Константинопольская патриархия. После смерти Ярослава ослабла власть великого князя. Разные княжеские центры Руси стремились к независимой внешней политике. Глухое соперничество вылилось в междоусобицы, захлестнувшие Русь после 1073 г. Отношение к Византии утратило характер единой государственной политики. В борьбе за политическое преобладание важное значение приобрел вопрос о взаимоотношениях между епископскими центрами, обострились отношения отдельных епископий с Киевской митрополией. Князья мечтали об учреждении автокефальной церкви или собственной митрополии, независимой от киевского митрополита. Все это позволило византийской дипломатии вести тонкую и сложную игру на Руси. Наибольшее внимание Византии привлекал, как и прежде, Киев, затем Тмуторокань и Галицкая Русь. В торговых отношениях Византии и Руси в XI-XII вв., очевидно, не произошло особенно глубоких перемен. Русские купцы торговали на рынках империи, а греческие приезжали на Русь. Вероятно, непосредственная зависимость торговли от политики, характерная для IX-X вв., постепенно ослабевала. Падало значение русских военных сил в византийской армии. Экономический прогресс местных русских центров и возрастание потребности соперничавших друг с другом князей в военной силе обусловили сокращение потока русских наемников в Константинополь. В 50-70-х годах XI в. русские наемники еще служили в византийском войске. Однако к концу XI в. сведения о них становятся редкими. С 1066 г. место русских в византийской армии постепенно занимают англичане, С середины XI в. взоры византийских императоров все сильнее привлекает Тмуторокань. К 1059 г. Византия владела Восточным Крымом (Сугдеей). Между населением греческих колоний в Крыму и жителями Тмуторокани установились дружественные отношения. Экономическое значение Херсона падало, и овладение богатой и удаленной от основных русских земель Тмутороканью становилось для Византии все более заманчивым делом. Однако Византия соблюдала осторожность. Случай представился лишь в царствование Алексея I. В 1079 г., еще при Вотаниате, по соглашению с византийским двором великому князю Всеволоду удалось сослать в Византию тмутороканского князя Олега. Олег и стал орудием замыслов Алексея I. Он прожил в Византии четыре года. Там он женился на 20 знатной гречанке. В 1083 г. Олег вернулся и, видимо, с помощью империи снова утвердился в Тмуторокани, которой владел, может быть, до своей смерти в 1115 г. С 1094 г. упоминания о Тмуторокани исчезают из русских летописей. Разгадку этого, по всей вероятности, следует видеть в том, что, помогая Олегу вернуться, Алексей обеспечил себе верховные права на Тмуторокань. До 1115 г. между Киевом и Константинополем сохранялись тесные дружественные связи, заключались династические браки, члены семьи киевского князя путешествовали в Константинополь, ширилось паломничество. И совершенно неожиданно в 1116 г. русские войска великого князя приняли участие в походе против Византии на Дунай. Эти действия могли быть ответом на захват Тмуторокани Алексеем I. Владимир Мономах даже попытался удержать за собой несколько византийских городов на Дунае. Мирные отношения были, однако, вскоре восстановлены и сохранялись почти до середины XII в. В 40-х годах этого столетия Русь оказалась втянутой в конфликт между Венгрией и Византией. Киевская Русь вступила в союз с враждебной Византии Венгрией. Галицкая и Ростово-Суздальская Русь были, напротив, врагами Венгрии и Киевской Руси и союзницами империи. Таким образом, тылам каждого участника одной из этих обширных коалиций угрожал участник другой коалиции. Эта расстановка сил не замедлила сказаться на отношениях между Киевом и Константинополем. Шурин венгерского короля Гейзы II киевский князь Изяслав в 1145 г. прогнал греческого митрополита. На митрополичий престол был возведен русский иерарх Климент, который занимал этот пост дважды, в 1147-1149 и в 1151- 1154 гг. Став великим князем, ростово-суздальский князь, союзник Византии, Юрий Долгорукий вернул русскую церковь под византийское верховенство. Однако через несколько лет после его смерти греческий митрополит был снова изгнан из Киева. Киевский князь Ростислав отказался в 1164 г. принять нового греческого митрополита. Лишь с помощью богатых даров Мануил I смог заставить Ростислава уступить. Великий князь требовал, чтобы патриарх впредь назначал митрополита с его согласия, и, может быть, постепенно этот порядок стал неофициальным правилом в отношениях Руси и Византии. В 60-х годах XII в., таким образом, наметился союз между Византией и Киевской Русью. Галицкая Русь, напротив, разорвала при Ярославе Осмомысле дружественные связи с империей, вступила в союз с Венгрией и оказала поддержку сопернику Мануила I — знаменитому авантюристу Андронику Комнину. Но императору удалось не только 21 упрочить союз с Киевом, но и отколоть Галицкую Русь от Венгрии. Свидетельством тесных дружественных связей Византии с Русью в это время является быстрый рост числа русских монахов на Афоне. В 1169 г. афонский протат уступил русским большой запустевший монастырь Фессалоникийца со всеми его владениями, сохранив за русскими и обитель Ксилургу. Монастырь Фессалоникийца, или Русский монастырь св. Пантелеймона, скоро стал одним из крупнейших монастырей Афона, и в течение многих веков играл значительную роль в развитии культурных русско-византийских и русско- греческих связей. Существовал к концу XII в. и в Константинополе специальный русский квартал. Дружественные отношения Византии с русскими сохранялись при представителях династии Ангелов. Политика доброго согласия с Русью стала с середины XI в. традиционной для византийских государственных деятелей, несмотря на все превратности внутренней политической жизни империи. Можно предполагать, что в какой-то степени эта политика обусловливалась общей половецкой опасностью, угрожавшей и Руси и Византии. Борьба русских с половцами отвечала интересам империи. Иногда русские князья оказывали прямую военную помощь Византии против половцев. Постепенно в тесные отношения с империей втягивались и другие русские центры (Новгород, Ростов, Суздаль, Владимир, Полоцк, Перемышль). Именно в XI-XII вв. сложились и окрепли те культурные русско-византийские связи, которые оставили глубокий след в духовном развитии Руси. Падение Константинополя в 1204 г. и завоевание европейских владений империи латинянами нарушило нормальное развитие русско-византийских отношений. Итог первой главы: В отношениях с Русью Византия искала такие формы связей которые соответствовали бы ее целям, но не вызывали раздражения Руси. Хотя договоры с ней обязывали партнеров оказывать империи союзную помощь, ее политическая независимость признавалась как факт. Византия весьма редко обращалась к христианской Руси с просьбой об экстраординарной военной помощи, тогда как у языческой Руси просила ее неоднократно. Крещение Руси не внесло, на первый взгляд, коренных перемен в ее политические отношения с империей. Сохранение контактов с Византией стало на Руси древней традицией, питаемой исторической памятью не только о том, что именно Византия 22 передаче Руси подлежала лишь христианская компонента, воздвигаемая над славянским языческим мировосприятием. Одним из факторов, способствующих принятию Древнерусским государством христианства в восточном, византийском варианте, стало наличие славянской письменности. Появление на Руси письменности, как способа хранения, обработки и распространения знания, явилось исторически первой предпосылкой становления российской науки. Развитие средств коммуникации обеспечивало более совершенные способы накопления и распространения практических знаний, носящих эмпирический, рецептурный характер, и содержащих зачатки некоторых теоретических научных знаний. Традиционно изобретение славянского письма связывают с деятельностью братьев Константина (после пострижения — Кирилла) и Мефодия, происходивших из города Салоники. В IХ веке Салоники представлял собой двуязычный город, в котором местное население разговаривало как на греческом, так и на славянском языках. Возможно, Константин и Мефодий с детства владели славянским языком (имеется предположение, что их мать была славянкой). Константин получил образование в Константинополе, где его учителями были Лев Математик и патриарх Фотий, (в речах которого впервые упоминается Русь под этим названием). Деятельность Константина и Мефодия на славянских землях была санкционирована светской и духовной властью Византийской империи, что было обусловлено политическими соображениями и стратегической выгодой государства и церкви, находящейся в состоянии острого соперничества с западным христианством за влияние на варварские народы. Просвещение славян, таким образом, явилось политическим заказом империи и церкви. Разработанный Константином и Мефодием алфавит в качестве основы использовал греческое письмо с добавлением нескольких букв и являлся адаптацией греческого письма к нормам славянского языка и более ранней славянской азбуке — глаголице, получившей распространение среди юго-западных славян на Западе Балкан и в Моравии. Достаточно простая в написании кириллица с IХ века широко применялась в религиозной и светской литературе. С греческого языка на славянский стали переводить богослужебные источники. Константин и Мефодий впервые перевели ряд церковных книг. Перевод книг, разрешение вести церковные службы на родном языке было альтернативой западной латыни и аргументом для славянских народов в пользу Константинополя перед Римом. 25 Принятие христианства греческого образца, допускающего ведение богослужения на родном языке, наличие славянского фонетического алфавита, доступность близкого, хорошо разработанного литературного языка южных славян, крещенных ранее, — все эти факторы привели к созданию на Руси условий для распространения литературы на совершенном, понятном народу языке. Данное обстоятельство имело противоречивые социокультурные последствия. С одной стороны, произошло формирование предпосылок к развитию самобытной русской культуры и, прежде всего, ее духовной составляющей. С другой стороны, опосредованное приобщение Руси к византийской цивилизации через алфавит Кирилла и Мефодия предопределило ограниченность восприятия многих культурных традиций, прежде всего античных. Поскольку христианство пришло не с греческой грамотой, Русь оказалась отрезанной от античной культуры, использовавшей греческий или латинский языки. Кроме того, культуры и философии на русскую мысль не было непосредственным, а преломлялось через призму проникшей из Византии богословской догматики, которая заимствовала из языческой культуры лишь то, что уживалось с религией и служило ее обоснованию» [6]. Русь попала в ситуацию оторванности от классического научного наследия античности, что предрешило ее культурную изоляцию. Христианство по-византийски и церковно-славянская кириллица сделали для Руси недоступными античные научные источники, в то время как западные страны имели возможность приобщиться к ним через церковную латынь. В результате в эпоху Возрождения в Западной Европе произошло непосредственное обращение к античной культуре, а русская мысль оставалась под давлением ортодоксального богословия. ГС. Кнабе в книге «Русская античность: содержание, роль и судьба античного наследия в культуре России» указывает на специфические особенности осмысления античной традиции в рамках истории русской культуры. Античная традиция, как показано Г.С. Кнабе, никогда не являлась постоянным действующим фактором в истории российской культуры, она не получала ценностно-мировоззренческого осмысления. Наследие античности не утверждалось само по себе в качестве самостоятельной ценностной системы, но лишь через призму последующих интерпретаций: византийской и позже — западноевропейской. И отношение к первоисточнику этой интерпретации неизбежно определяло оценку всего античного наследия как такового [7]. 26 Античность отождествлялась на Руси прежде всего с язычеством, и потому ее ценность отрицалась. Тем не менее, некоторая информация об античных ученых проникала на Русь, что подтверждается упоминанием древних авторов, приводимых в русских памятниках. Так в летописях сообщается, что некий пресвитер Фома упрекал митрополита Климента Смолятича за то, что в стремлении «показать себя философом» обращался к Гомеру, Платону и Аристотелю [6, с. 25]. Были переведены со- чинения Иоанна Дамаскина, созданные под непосредственным влиянием Аристотеля. Особый интерес представляет византийский сборник «Пчела», переведенный в конце ХII — начале ХIII веков. В сборнике приводились тексты, в основном этического содержания различных греческих авторов: Гомера, Геродота, Фукидида, Пифагора, Демокрита, Аристотеля, Платона, Еврипида, Эсхила, Софокла, Эпикура, и др. «Пчела» являлась «самым значительным проводником идей античных авторов в древнерусскую среду» [8, с. 185] Со стороны Византийской империи трансляция своей культурной традиции на Русь в значительной степени носила целенаправленный характер в контексте ее общей политики в сопредельных варварских странах. Культурное влияние Византии следует рассматривать как активное воздействие империи с целью подчинения Руси своей политической и церковной власти. С этой точки зрения объясняется избирательность транслируемого культурного опыта и специфика его усвоения Русью. Совпадения и конфликты интересов империи и древнерусской правящей элиты обусловили противоречивость восприятия византийского влияния: в некоторых случаях наблюдалось его некритическое освоение, в других — переосмысление, переработка и даже сопротивление ему, что отразилось в «Слове о законе и благодати» Илариона — первого митрополита, который не был греком; в создании пантеона русских святых; постройке в Киеве Софийского собора и Золотых ворот, которые символически конкурировали со знаменитыми константинопольскими строениями. «Весьма симптоматично, что византийское влияние в различных сферах материальной и духовной культуры Древней Руси проявлялось с неодинаковой степенью интенсивности. Порою это влияние было более действенным, амальгамировалось с местной русской культурой, в других же сферах оно было более поверхностным, как бы наложенным тонким слоем на самобытную русскую культуру. Как правило, степень интенсивности проникновения византийского влияния зависела не только от активности самого византийского государства и церкви, но в первую очередь от уровня развития дохристианской народной культуры в той или иной сфере знания к моменту проникновения на Русь византийского влияния… Причем в некоторых сферах 27 различные сферы знания: богословие, вопросы христианской этики, история, филология, естествознание, математика. Изборники являлись переводами с греческого и были распространены в Болгарии х века, в Руси ХI-ХШ веков и даже в Московском государстве ХV—ХVII веков. Болгарские книги широко использовались и переписывались в Древней Руси. Учитывая, что в то время древнеболгарский и древнерусский языки были весьма близки, не возникало необходимости в переводе. Но, следует признать, большинство книг на момент их появления на Руси были достаточно устаревшими. Функции образовательных центров выполняли монастыри, где формировались и концентрировались знания, осуществлялась их связь с практикой. Образование выполняло не столько познавательно-информативную задачу, сколько воспитательную. Главной целью образования являлось указание человеку пути и условий духовного и нравственного очищения и совершенствования. «Для византийской литературы, известной в то время на Руси, характерно преобладание морально-назидательной тематики. Обычной являлась постановка вопросов о «житейской добродетели и злобе», «о мужестве», «о правде», » о мужестве и крепости» ит. п.» [6, с. 24]. Такая особенность была следствием православного понимания богословия в соответствии с учением отцов церкви, как способа опытного богопознания. Но, в отличие от Византии, на Руси образование не стало самоцелью и не служило средством достижения социальных успехов. Образование на Руси было подчинено стремлению достигнуть духовного и нравственного становления человека, понимаемого в соответствии с требованиями и запросами церкви. Примат эстетического начала над философским стал важной чертой русской культуры и определил особенности развития науки и образования. Культурное и политическое влияние Византии укреплялось церковно-административной зависимостью русской православной церкви. До 1448 года русская церковь являлась митрополией константинопольского патриархата, киевские митрополиты утверждались в Константинополе. Из 23 митрополитов, имена которых упоминаются в летописях домонгольского периода, 17 были греками. Не случайно, когда между Константинополем и Киевом возник военный конфликт, Михаил Пселл назвал его не «нападением», а «восстанием» русских. Данное обстоятельство показывает, что византийцы не воспринимали Русь как самостоятельное государство [11, с. 199]. Но и вхождение Руси в состав византийской христианской ойкумены в качестве полноправного члена византийцами так же не признавалось. В византийском политическом мышлении Русь находилась за пределами идеальной христианской 30 Вселенной ромеев. Михаил Пселл в своей работе «История» описывает тавроскифов как варваров, как будто не было принятия христианства Русью, и она оставалась все еще языческой [12, с. 238]. Данный факт отчасти объясняет в исследованиях феномен двоеверия на Руси, которое было системой воззрений, где сочетались пласты языческой первобытной культуры и утверждавшейся христианско-церковной. Многие христиане фактически оставались язычниками и сохраняли древние суеверия и обычаи, исполняя лишь внешние церковные обряды. Языческое восприятие внешней стороны религии отражено в легенде о выборе веры: «И пришли мы к немцам и видели в храмах их различную службу, но красоты не видели никакой. И пришли мы в Греки, и ввели нас туда, где служат они богу своему, и не знали — на небе мы или на земле: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом. Знаем мы только, что служба их лучше, чем в других странах» [10, с. 33—37]. Не идеология, а красота богослужения — критерий при выборе веры киевским князем Владимиром. Крещение обеспечило приобщение Руси к византийской литургии, богослужебной литературе, культовому изобразительному искусству, что относительно легко накладывалось на первобытно-мифологическую мировоззренческую основу славян. Однако трансляции духовных ценностей, философии, спиритуалистической церковной идеологии не происходило. Византийское христианство было воспринято в эстетическо-обрядовой форме благодаря красоте богослужения и церковного искусства, но внутренний смысл вероучения остался незамеченным. Приоритет нравственного и художественного осмысления бытия над логическим анализом, в значительной степени характерный и для Византии, связан с важнейшей ролью искусства как способа познания мира. Философия реализовывалась в специфических формах, получивших отражение, прежде всего, в иконах — «умозрении в красках». Те функции, которые в других культурах выполняло абстрактное мышление, в русской культуре взяло на себя религиозное творчество. Эмоционально-чувственное переживание обнаруживает свое первостепенное значение перед логикой и интеллектом. В результате обозначилось стремление не к познанию, требующему личностной активности и ощущения ценности нового знания, а к пониманию, для которого достаточно приобщения к общей истине и приложения ее к собственной жизни. Отсюда проистекал феномен юродства и высокий статус подвижников духа, демонстрировавших своей жизнью идеалы религиозно-нравственной философии. Храмовый синтез искусств, православная вера, задающая умозрение в 31 красках, препятствовали формированию у людей Средневековой Руси способности к абстрактно-аналитическому и логическому мышлению. В таких условиях не приходится говорить о наличии благоприятных предпосылок к развитию логического научного мышления. Монголо-татарское нашествие на Русь ослабило русско-византийские связи, однако основа культурного своеобразия России уже была заложена. Активизация византийского культурного влияния произошла уже в Московском государстве после падения самой Византийской империи. Особую роль в интеллектуальной жизни Московского государства ХVI века сыграл Максим Грек (Михаил Триволис). Прибыв в Москву в качестве переводчика с греческого языка, он всю свою дальнейшую жизнь провел в России, занимаясь религиозно-философской деятельностью. Он был высокообразованным человеком, обучался в Париже, Флоренции, Венеции. Его произведения содержат ссылки на античных авторов, в них угадывается также влияние западноевропейского Возрождения. Максим Грек высоко ценил Сократа, Платона и Аристотеля (хотя и критиковал его учение, видя в нем идейный источник католической схоластики). Выступления против «иосифлян» и другие действия, не совпадающие с политикой церкви, привели к обвинению его в ереси [13]. Становление Московского государства сопровождалось ростом ремесленного производства, развитием торговли, дальнейшим накоплением знаний о природе и постепенным вырабатыванием рационалистического мировоззрения. Появляются переводы произведений, содействовавших распространению научных знаний в области биологии, астрономии, математики, географии и др. Научные сведения носили утилитарно-прикладное значение и имели разрозненный, несистематизированный характер, попыток построения стройных теоретических систем не предпринималось. Стихийное развитие практической стороны научных знаний к ХVII веку создало предпосылки для перехода от мистического и богословско-символического понимания мира к теоретико-рационалистическому изучению природы. Несмотря на господство религиозного мышления, начинает уделяться определенное внимание светской научной литературе западно-европейского Возрождения. Церковь пыталась пресечь появление в России научных знаний и технологий западных стран, способствовавших, по ее мнению, распространению ересей и разрушению православных традиций. Характерно, что первоначально церковь вела борьбу с книгопечатанием, как бесовским чародейством. Лишь после того, как церковь осознала преимущества установления единства в передаче 32 периферии православного мира Московская Русь, наоборот, сохранила богослужебные особенности в том виде, в каком узнала их в момент крещения, в то время как эволюционировали греческие обряды. Церковная реформа проходила для великороссов болезненно, в результате произошел раскол, который сказался на ходе русского просвещения. В целях содействия распространению просвещения по просьбе царя Феодора Алексеевича и патриарха Иоакима в 1685 году в Москву прибыли уроженцы острова Кефалиния братья Иоанникий (в миру Иоанн) и Софроний (в миру Спиридон) Лихуды. Братья учились в Венеции, окончили Падуанский университет. Они приняли непосредственное участие в основании при Заиконоспасском монастыре Славяно-греко-латинской академии. Это было первое в России высшее учебное заведение (не считая Киевской академии) — прообраз Московского университета и основа Московской духовной академии. В уставе созданной Лихудами академии оговаривалось, что она открывалась для людей всех состояний и давала выпускникам служебные чины. Лихуды сами преподавали математику, физику, логику, грамматику, риторику. Позже в Новгороде ими была организована славяно-греко- латинская школа по образцу московской академии. Московская Славяно-греко-латинская академия наряду с Киевской академией были единственными учебными заведениями в Российском государстве, где курс обучения предполагал вознания, изучение латинского языка делало доступной их выпускникам западную научную литературу. В преподавательской практике в Славяногреко-латинской академии использовались учебники, составленные самими Лихудами. В логике и физике Лихуды ориентировались в основном на труды Аристотеля, дополненные с учетом сведений позднейшей науки. В целом, образование в академии соответствовало системе, принятой в то время в Падуанском и других западноевропейских университетах. Но Лихуды осуществили переоценку и переосмысливание западного материала с позиций православного вероучения. В академии распространялась, прежде всего, церковная образованность, основной задачей обучения считалось правильное, то есть православное, понимание и толкование Священного Писания. Учебное заведение, целенаправленно созданное по заказу государства и церкви, не способно было стать оплотом свободной научной мысли. Должности ректора и учителей могли занимать только греки и русские. Учащимся запрещалось пользоваться услугами домашних учителей иностранных языков, читать и хранить дома западноевропейские книги. Академия строго следила за соблюдением этих правил и 35 судила обвиняемых враспространении идей, противоречащих официальному православию. Виновные подвергались жестким наказаниям. В итоге вместо центра распространения просвещения было создано «церковно-полицейское» учебное заведение. В 1694 году братьев Лихудов удалили из академии, поскольку в преподавании они «забавляются около физики и философии» [6, с. 40]. Тем не менее, трудно переоценить вклад Лихудов в развитие российской науки и образования. В академии сумело сформироваться первое поколение деятелей российской науки. Ее выпускниками были математик Леонтий Магницкий, первый русский доктор медицины и философии Петр Постников и др. Под влиянием «Физики» Иоанникия Лихуда появилась первая научная работа на русском языке — «Зерцало естествозрительное», представляющая собой систематический курс аристотелевской натурфилософии. Знакомство с античным наследием, прежде всего с трудами Аристотеля, способствовало утверждению логического мышления, накоплению того мыслительного материала, на основе которого в дальнейшем развивалась российская наука. В 2007 году был установлен дар правительства Греции городу Москве — памятник братьям Лихудам в знак признания роли греческих ученых в деле развития российского просвещения. Итог второй главы Таким образом, византийское влияние лежало у истоков становления и распространения научных знаний в средневековой Руси. Трансляция византийских научных традиций и их освоение Русью задает и определяет самобытную основу становления российской науки. Даже после ослабления и падения Византийской империи греческое влияние оставалось основополагающим в процессах начального формирования российской науки. Проводником этого влияния являлась православная церковь, задающая условия и специфику восприятия византийских интеллектуальных традиций. Воздействие Византии носило сложный и противоречивы характер, оценить однозначно его проявления и результаты не представляется возможным. Благодаря Византии были заложены основы российской науки, и все дальнейшее ее развитие невозможно рассматривать без учета византийского влияния. Если в эпоху европейского Возрождения Византия оказала мощное воздействие светского характера на западную науку, заложив основу научной революции Нового времени, то в России овладение 36 византийским наследием имело иные последствия. Специфика освоения византийского опыта в русских условиях стала причиной практического отсутствия естественно-научных изысканий и длительной неприязни к развитию форм логического и аналитического мышления. Изоляционизм России, закрепленный идеологемой «Москва — третий Рим», привелк концу ХVII века к очевидному отставанию в научно-технической сфере от западноевропейских стран. Заключение Россия, подобно Византии, сложилась и как евразийское, и как идеократическое государство. Евразийская суть Руси ярко отразилась в летописном рассказе о том, как Владимир Святославич, не предрешая заранее итога, избирал одну веру из четырех — западного и византийского христианства и, с другой стороны, азиатских мусульманства и иудаизма (выбор — что было вполне закономерно — пал на религию «евразийской» Византии). Притом, в данном случае не столь уж важно, имеем ли мы дело с легендой или же с сообщением о реально состоявшемся выборе; действительно существенно то, что летописец, воплощавший так или иначе в своем рассказе представления pyсскиx людей XIсскиx людей XI — начала XII вв., не усматривал ничего противоестественного в подобном акте, явно подразумевающем, что западные и восточные религии равноправны (хотя избрание именно византийской веры было, повторяю, закономерным итогом). И если не забывать о верховном и всестороннем значении религии в бытии тогдашних обществ, станет ясно, что это восприятие верований Европы и Азии как равно достойных внимания имеет чрезвычайно существенный смысл: «евразийская» природа русского духа выступает тут с наибольшей несомненностью. Но не менее важно и характерно и другое: будучи воспринятым, христианство становится на Руси определяющим и всепроникающим стержнем бытия. Ведь невозможно, например, переоценить тот факт, что не позднее XIV века основная часть населения Руси обрела название — и самоназвание — крестьяне (вариант слова «христиане»). Более того, уже из памятника начала XII века явствует, что слово «христианин» («хръстиянинъ») имело, помимо обозначения принадлежности к определенной религии, смысл «житель Русской земли» (см.: И. И. Срезневский. «Материалы для Словаря древнерусского языка», т. III, стр. 1410). 37

Русско-византийские войны


Русско-византийские войны

Русско-византийские войны — походы князей Древней Руси IX—XII вв. на
территорию Византийской империи с целью захвата добычи и обеспечения торговых
привилегий для русских купцов в
Константинополе
.

Первым документально
зафиксированным крупным нападением Руси на Византию считается поход
варяжско-славянской дружины князей Аскольда и Дира, которая летом 860 г. в
течение недели осаждала Константинополь и разоряла его окрестности.

Легендарный
поход князя Олега в 907 г. не подтверждается византийскими источниками, однако
вполне вероятно, что заключению русско-византийского договора 911 г.
предшествовали какие-то военные действия. В середине X в. киевский князь
Игорь,
воспользовавшись тем, что главные силы византийской армии и флота вели борьбу с
арабами на Ближнем Востоке, совершил 2 похода на Константинополь.

В 941 г.
попытка русских войти в Босфор была сорвана действием огненосных кораблей
византийцев, потопивших часть неприятельских ладей. Остальной русский флот
отошел к черноморскому побережью Малой Азии. Высадившееся там 40-тысячное
русское войско разорило прибрежные районы Вифинии и Пафлагонии, жестоко
расправившись с местными жителями. Стянутые из других областей Малой Азии, а
также Фракии и Македонии крупные силы византийцев вынудили русских оставить
занятые ими территории и погрузиться на суда. Вслед за этим византийский флот
нанес русским тяжелое поражение: большая часть их ладей была уничтожена, а
захваченные в плен воины казнены. Уцелевшие с большим трудом вернулись в Киев.

Следующий поход на Византию в 944 г. русские совершили по суше и морским путем.
На этот раз 80-тысячное войско князя Игоря, помимо славян и варягов, включало
половцев и печенегов. Император
Роман I
предпочел не доводить дело до
вооруженного столкновения и на Дунае заключил с Игорем компромиссный
торгово-политический мирный договор. На протяжении последующих 25 лет отношения
Руси и Византии оставались мирными. Отряды русских наемных воинов принимали
участие в византийских военных экспедициях на
Крит, в
Италию и против
ближневосточных арабов. Во второй половине X в., в ходе обострения
болгаро-византийских отношений, Константинополь попытался использовать Русь для
борьбы с Болгарией, но прибывший в 968 г. на Балканы с войском киевский князь
Святослав решил удержать захваченные им задунайские земли за собой. Чтобы
заставить его уйти, византийцы в 969 г. организовали нападение печенегов на
Киев, но в том же году Святослав во главе 60-тысячного войска предпринял новый
поход в Болгарию. Русские форсировали Дунай, преодолели Балканские горы и заняли
Филиппополь, но весной 970 г. были разбиты византийцами в сражении при
Аркадиополе. Святослав был вынужден отвести войско к Дунаю и попал в осаду в
крепости Доростол. После 3-месячной обороны русские потерпели поражение в
сражении 22 июля 971 г., Святославу пришлось подписать с императором
Иоанн I Цимисхием мирный договор и уйти из Болгарии. На обратном пути он попал в
печенежскую засаду у днепровских порогов и погиб. В дальнейшем отношения между
Русью и Византией в целом нормализовались.

В 986-987 гг. император
Василий II

вновь обратился к великому князю киевскому
Владимиру за помощью для борьбы с
Болгарией и внутренними мятежами, пообещав выдать замуж за него свою сестру.
Когда же помощь Русью была оказана, а Константинополь начал тянуть с исполнением
этого условия, Владимир весной 989 г. осадил и взял византийский город Херсонес
в Крыму. Впрочем, этот конфликт не сказался на общем характере
русско-византийских отношений. Русь приняла христианство, а русские воинские
контингенты и в дальнейшем участвовали в боевых действиях в составе византийской
армии: в Болгарии, Северной Сирии, на Кавказе, в Италии, на
Сицилии и в других
районах.

Только в 1043 г., когда византийцы начали вводить ограничения в
торговле для русских купцов, разразился новый военный конфликт. В июне русский
флот с многочисленным десантом появился в виду Константинополя, но был уничтожен
византийской эскадрой при помощи «греческого огня». Уцелевшие и выбравшиеся на
берег русские воины пытались вернуться на Русь сухопутным путем, но были
окружены и разбиты в районе Варны. Около 800 из них попали в плен. Ни одна из
сторон не имела желания продолжать войну и был заключен новый мирный договор.
Наконец, в 1116 г., когда император
Алексей I Комнин
присоединил к империи
Тмутараканское княжество, великий киевский князь
Владимир Мономах, в качестве
средства военно-политического давления на Византию, предпринял поход на Дунай,
но закрепиться здесь ему так и не удалось.

Во второй половине XII в., в ходе
войн Византийской империи с Венгрией, часть русских князей оказались на стороне
венгров, но Константинополю удалось связать им руки борьбой с союзниками
Византии на Руси. Политика доброго согласия с Русью стала с конца XII в.
традиционной для Византии, несмотря на все превратности внутренней политической
жизни империи. Борьба русских с половцами отвечала интересам империи, поскольку
половцы и для византийцев представляли угрозу. Иногда русские князья оказывали
прямую военную помощь Византии против половцев.

Византийский словарь: в 2 т. / [ сост. Общ. Ред. К.А. Филатова]. СПб.:
Амфора. ТИД Амфора: РХГА: Издательство Олега Абышко, 2011, т. 2, с.259-261.


Далее читайте:





Византия (краткая
справка).

Хронологические таблицы и по векам — | IV |
V | VI
| VII | VIII |
IX | X |
XI |
XII | XIII |
XIV | XV |
 





Константинопольские патриархи
(биографический справочник).



 

 

 



Византия и Русь: взаимоотношения

Из всех соседних стран именно Византия имела особенно важное значение для Руси. Отношения между государствами выстраивались на протяжении четырех столетий — вплоть до распада Византийской империи. Несмотря на то, что «знакомство» славян и греков произошло не в самых дружелюбных условиях, впоследствии страны сохраняли уважительное отношение друг к другу — и были верными союзниками.

Краткий обзор истории отношений

Впервые Русь и Византия столкнулись в 907 году — князь Олег и его дружина совершили успешный поход на Константинополь. Военное могущество славян произвело большое впечатление на византийцев, и те предпочли подписать с «варварами» мирный договор, позволяющий русским купцам выгодно торговать в Константинополе.

Однако очень скоро мирные отношения подверглись проверке на прочность.

  • Преемник Олега, князь Игорь, совершил несколько военных походов на средиземноморского соседа. Они оказались неудачными для славян, и мирный договор был перезаключен на менее выгодных условиях, хотя за Русью и остались территории в устье Днепра.
  • Воевал против Византии и князь Святослав — правда, более успешно, поскольку к территориям Руси удалось присоединить несколько новых земель на Дунае. Однако мирный договор, заключенный Святославом, повторял договор 944 года и был не таким выгодным, как соглашение Олега.

«Оттепель» в русско-византийских отношениях наступила только при князе Владимире. Состоялось важнейшее событие — принятие Русью христианской веры. Отношения между странами начали выправляться, шел активный культурный обмен. Новый конфликт возник только в начале XI века при Ярославе — и завершился очередным мирным договором и династическим браком между русским князем Всеволодом и константинопольской принцессой.

Принцип отношений двух стран

Значение союзнических отношений с Византией для Руси трудно переоценить — благодаря Константинополю на Русь пришло христианство, значительно обогатилась культура, улучшился уровень образования.

Но и Русь была для Византии совершенно особенным партнером. За всю историю отношений славяне ни разу не попадали в зависимость от Константинополя, а всегда выступали с ним на равных. Это было нетипично — могущественная Византийская империя чаще всего старалась подчинить своих союзников, сделать их вассалами и диктовать свои правила. Поэтому Русь ярко выделялась на фоне прочих союзников Византии.

Похожие статьи

История: Наука и техника: Lenta.ru

Откуда у нас появилась традиция противопоставления Западу? Что Русь взяла у Константинополя, помимо куполов на храмах, православия и древнеболгарского языка? Почему Москва постоянно подражала Византии, но так и не стала Третьим Римом? Зачем византийские императоры отпустили бороды? В каком регионе нынешней России сохранялся последний осколок Византии? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказал кандидат исторических наук, доцент Высшей школы экономики Андрей Виноградов.

Юстинианова чума

«Лента.ру»: Известно, что термин «Византия» придумали европейские историки в эпоху Возрождения, а сами византийцы называли себя ромеями — то есть римлянами. Но была ли Византия естественным продолжением Древнего Рима, сохранившегося еще на тысячу лет?

Андрей Виноградов: Специалист по античности Елена Федорова в своей книге образно писала, что жители Рима, проснувшись поутру, еще не догадывались, что уже наступило Средневековье. О том, где заканчивается Рим и начинается Византия, историки спорят давно. Существует большой разброс датировок — от Миланского эдикта 313 года, когда христианство стало дозволенной религией в империи, до смерти василевса Ираклия в 641 году, когда Византия потеряла огромные территории на Востоке. К тому времени случилась не только трансформация титула правителя и изменения в его внешнем облике (отныне в подражание персидским Сасанидам византийские императоры стали носить длинные бороды), но и замена латыни греческим языком в официальном делопроизводстве.

Андрей Виноградов

Поэтому большинство историков этот период (с начала IV века до середины VII века), называют ранневизантийской эпохой, хотя есть и такие, кто считают то время продолжением римской античности. Конечно, трансформация Римской империи с нарастанием непосредственно византийских признаков (христианство в качестве государственной религии, отказ от латыни, переход от счета годов по консулам на эру от сотворения мира, ношение бороды как признак перехода на восточный вариант репрезентации власти) происходила постепенно. Например, константинопольский патриарх в коронации византийского императора стал участвовать только с середины V века. Это был очень важный момент, потому что отныне император получал власть не только от сената и войска, как было раньше, но и от Бога.

Именно тогда появилась идея симфонии — согласия государственной и церковной власти, позаимствованной Россией от Византии?

Она появилась спустя столетие — при Юстиниане I, когда коронация стала происходить в только что построенном соборе Святой Софии. Но источником права по-прежнему оставались законы двенадцати таблиц и мнения римских юристов. Их Юстиниан кодифицировал, и только новое законодательство (Новеллы) перевел на греческий язык.

Конечно, Византия стала естественным продолжением Древнего Рима, хотя и своеобразным. Когда в 395 году император Феодосий разделил империю между сыновьями — Аркадием и Гонорием, обе ее части стали развиваться разными путями. То, что мы теперь называем Византией — это трансформация Восточной Римской империи, в то время как Западная Римская империя деградировала и исчезла под натиском варваров в 476 году.

Падение Рима в 476 году

Иллюстрация: гравюра XIX века

Но через несколько десятилетий императору Юстиниану удалось отбить у варваров территорию современной Италии вместе с Римом, часть Испании и южное побережье Средиземного моря. Почему византийцам так и не удалось там закрепиться?

Во-первых, это свидетельствует, что к тому времени пути Запада и Востока Римской империи разошлись окончательно. Восточная Римская империя постепенно переходила на греческие традиции не только в культуре, но и в системе управления. На Западе главенствующая роль осталась за латынью. Это стало одним из первых проявлений нараставшего культурно-цивилизационного отчуждения между разными частями некогда единого государства.

Материалы по теме:

Во-вторых, во время Великого переселения народов Восточная Римская империя более успешно противостояла натиску варваров, нежели Западная. И хотя варвары несколько раз осаждали Константинополь и регулярно опустошали Балканы, на Востоке империя смогла выстоять, в отличие от Запада. Поэтому было уже поздно, когда при Юстиниане византийцы решились отвоевать Запад от варваров. К тому времени этнокультурный и политический ландшафт там необратимо поменялся. Пришедшие туда остготы и вестготы за несколько десятилетий перемешались с местным римским населением, и для них византийцы считались чужаками.

В-третьих, непрерывные войны против варваров на Западе и против Персии на Востоке сильно подорвали силы Византийской империи. К тому же именно в это время она серьезно пострадала от эпидемии бубонной чумы (Юстинианова чума), после которой пришлось еще долго и тяжело восстанавливаться. По некоторым подсчетам, в Юстинианову чуму погибло до трети населения империи.

«Темные века»

Именно поэтому столетием позднее, во время арабского нашествия, Византия потеряла почти все Восточное Средиземноморье — Кавказ, Сирию, Палестину, Египет и Ливию?

По этой причине тоже, но не только. В VI-VII веках Византия сильно перенапряглась под тяжестью внутренних и внешних вызовов. При всех своих успехах Юстиниан не смог преодолеть религиозный раскол, раздиравший империю еще с IV века. Внутри христианства появились противостоящие друг другу течения — никейство, арианство, несторианство, монофизитство. Их поддерживали жители восточных провинций, а Константинополь их жестоко преследовал за ересь.

Поэтому в Египте или Сирии местные христиане-монофизиты с радостью встретили арабских завоевателей, потому что надеялись, что те не будут мешать им верить в Бога так, как они считают нужным, в отличие от ненавистных греков-халкидонитов. Кстати, поначалу так оно и было. Другой пример касается 614 года. Тогда евреи помогли взять Иерусалим персам, с которыми византийцы вели затяжную и кровопролитную войну. По некоторым версиям, причина была простой — Ираклий собирался насильно обратить евреев в христианство.

Собор Святой Софии, построенный при императоре Юстиниане I

Фото: Globallookpress.com

Повлияли ли на ослабление Византии климатические изменения, случившиеся в это же время?

Византия всегда была подвержена воздействую природных факторов. Например, в 526 году сильное землетрясение полностью уничтожило один из крупнейших городов империи — Антиохию. Климатический пессимум раннего средневековья привел к заметному похолоданию. Тогда даже замерзал Босфор, и громадные льдины с грохотом бились о городские стены Константинополя, что вызывало страх и ужас у его жителей, ожидавших конца света.

Безусловно, климатический пессимум вкупе с сокращением экономической базы империи из-за потери многих восточных провинций сильно ее ослабил. Когда под натиском арабов Константинополь утратил контроль над Египтом, издавна снабжавшим его хлебом, это стало для Византии подлинной катастрофой. Когда все подобные факторы совпали, Восточная Римская империя на два столетия погрузилась в «темные века».

Историк Андрей Андреев говорил, что европейская юриспруденция основывается на дигестах Юстиниана, найденных в Италии в XI веке. Вы рассказывали, что накануне этого в Византии были «темные века», после которых византийское законодательство включило в себя многие нормы варварского права. «Темные века» в истории Византии — это что?

Термин заимствован в историю Византии из западной культурной традиции, где «темными веками» именовался период времени от падения Западной Римской империи в конце V века до «Каролингского возрождения» в конце VIII века. В Восточной Римской империи «темные века» отсчитывались от арабских завоеваний VII века и аваро-славянского нашествия на Балканы. Эта эпоха закончилась в середине IX века, что совпало с концом византийского иконоборчества, а потом и утверждением Македонской династии.

Материалы по теме:

«Темные века» — это неоднородный и неоднозначный исторический период, когда Византия то стояла на краю окончательной гибели, то одерживала крупные победы над своими врагами. С одной стороны, в империи наблюдался явный культурный упадок: надолго прекратилось монументальное строительство, были утрачены многие приемы античной архитектуры и искусства, перестали переписываться древние книги.

С другой стороны, все это парадоксальным образом привело к проникновению византийских культурных традиций на Запад. Такие шедевры, как росписи папской церкви Санта-Мария-Антиква в Риме или фрески в лангобардском храме в Кастельсеприо под Миланом, в то время могли создать только византийские мастера. Мусульманское нашествие на Востоке приводило к тому, что местное христианское население целыми провинциями переселялось на Запад. Известен случай, когда после одного арабского рейда на Кипр почти все жители Константианы — главного города острова — мигрировали на Балканы.

Аббасидский халиф аль-Мамун отправил посланника византийскому императору Феофилу

Иллюстрация: неизвестный художник XIII века / Biblioteca Nacional de España

«Византийское содружество наций»

То есть «темные века» имели и положительные стороны?

Да, после пресечения римской государственной традиции и некоторой варваризации государственного управления и права эти самые вчерашние варвары стали быстрее вливаться в византийское общество. Активно работающие социальные лифты и вертикальная динамика позволили империи сравнительно быстро восстановиться после «темных веков». К тому же Византия в это время смогла вовлечь в орбиту своего политико-экономического и культурного влияния большинство соседних народов, что придало им мощный импульс для дальнейшего развития. Историк Дмитрий Оболенский этот феномен назвал «Византийским содружеством наций». Взять хотя бы письменность, которую от византийцев получили готы, большинство славян, грузины, армяне и кавказские албанцы.

Древняя Русь входила в это «Византийское содружество наций»?

Частично. Русь в отношениях с Византией вообще занимала особенное положение. Политически она никак не зависела от Константинополя. Исключением был правитель Тмутараканского княжества, входивший в политическую систему державы Рюриковичей и одновременно имевший статус византийского архонта. Это типичный пример двойной легитимации — нередкого явления в истории взаимоотношений крупных империй и их окраин.

Но в церковном и культурном отношении зависимость Руси от Византии существовала очень долго. На протяжении нескольких веков Русская церковь была частью Константинопольского патриархата. Все, что мы теперь ассоциируем с Древней Русью — храмы и купола на них как символ небесного свода, иконы, фрески, мозаики, книги, — является византийским наследием. Даже большинство современных русских имен, появившихся у нас вместе с христианством, имеют древнегреческое или древнееврейское происхождение.

Такая культурно-религиозная экспансия была целенаправленной политикой Константинополя. Например, после разгрома Первого Болгарского царства в 1014 году императором Василием II Болгаробойцей византийцам в числе трофеев досталось много славянских церковных книг, которые им оказались совершенно ненужными, поскольку церковную структуру на этой территории те собирались формировать на греческом языке.

Крещение княгини Ольги в Константинополе

Картина Ивана Акимова, ок. 1792 г.

Поэтому все эти книги отправились на Русь, которая совсем недавно приняла от Византии христианство. Так к нашим предкам пришел церковнославянский язык (на самом деле это вариант древнеболгарского языка) и письменная культурная традиция. Одна из древнейших русских книг «Изборник 1076 года» — это переписанная на Руси копия «Изборника» болгарского царя Симеона I.

Насколько сильным было греческое влияние на Русь в поздневизантийскую эпоху? Историк Михаил Кром в интервью «Ленте.ру» рассказывал, что уже после падения Константинополя в 1453 году и женитьбы Ивана III на Софье Палеолог в Москве перенимали не только византийскую терминологию вроде термина «самодержец» (автократор), но и давно забытые на своей родине обычаи и придворные церемонии.

Монгольское нашествие на Русь и падение Константинополя в 1204 году сильно нарушили связи Руси с Византией. Это даже заметно по сохранившимся древнерусским текстам. Начиная с XIII века Константинополь потихоньку исчезает с горизонта русской жизни, но не окончательно.

Материалы по теме:

В церковной сфере Византия по-прежнему оказывала здесь серьезное влияние, особенно с того времени, когда после монгольского нашествия на Руси выявились две соперничающие политические силы — Москва и Великое княжество Литовское. Когда киевский митрополит переехал сначала во Владимир, а потом в Москву, в подчиненных Литве западнорусских землях регулярно пытались создать свою митрополию. В Константинополе этой ситуацией успешно манипулировали — то признавали отдельную митрополию в Великом княжестве Литовском, то в этом споре становились на сторону Москвы.

Но тут главное другое — если западнорусские земли (Галицко-Волынское княжество и Великое княжество Литовское) под воздействием контактов со своими западными соседями вошли в европейский политический мир, то в северо-восточной Руси (в Москве или в Твери) утвердилась политическая модель по домонгольскому византийскому образцу. Когда Москва окрепла и усилилась, она действительно принялась подражать Константинополю и стремилась стать новым сакральным центром.

«Неправда Запада»

Отсюда и царский титул у Ивана Грозного?

Да, а также стремление поставить в Москве собственного патриарха. Дело в том, что Константинополь считал себя одновременно и Новым Римом, и Новым Иерусалимом. Именно там были сосредоточены все главные реликвии империи — Животворящий крест, терновый венец Христа и многие другие святыни, увезенные в Европу крестоносцами после взятия города в 1204 году. Позднее Москва подражала и Константинополю как Новому Риму (отсюда «город на семи холмах»), и Иерусалиму. Иными словами, Константинополь был средоточием многих римско-языческих и восточнохристианских традиций и церемоний, воспринятых Москвой именно в византийском виде.

Вы сказали про взятие и разграбление европейскими крестоносцами Константинополя в 1204 году. Историк Александр Назаренко считает, что именно этот момент стал точкой перелома в восприятии русскими людьми своих западных соседей, после чего и началось «культурно-цивилизационное размежевание католического Запада и православного Востока». Еще я читал, что именно с этого события восходит традиция антизападной пропаганды на Руси, которую здесь вели византийские церковники. Но стало ли оно началом заката некогда могущественной империи?

В политическом отношении 1204 год стал полной катастрофой для Византии, ненадолго распавшейся на несколько государств. Что касается религиозной сферы, то здесь ситуация даже парадоксальнее. До 1204 года Русь действительно постоянно находилась в церковном контакте с Западом, даже несмотря на схизму 1054 года. Как мы теперь знаем, в XII веке русские паломники посещали Сантьяго-де-Компостела (Испания), их граффити недавно нашли в Сен-Жиль-дю-Гарде, Понсе (Франция) и Лукке (Италия).

Взятие Константинополя крестоносцами

Фрагмент картины Эжена Делакруа / Wikipedia

Например, когда в XI веке итальянцы похитили и вывезли в Бари мощи святого Николая, для византийцев это событие стало катастрофой, а на Руси по этому случаю быстро установили новый религиозный праздник, получивший в народе название Николы Вешнего. Однако взятие Константинополя латинянами в 1204 году на Руси восприняли не менее болезненно, чем в самой Византии.

Почему?

Во-первых, традиции антилатинской дискуссии древнее событий 1204 года. Богословское осмысление «неправды Запада» началось сперва в Византии, а потом и на Руси, примерно с Фотиевого раскола IX века. Во-вторых, на это накладывалось формирование древнерусской идентичности — подобные процессы всегда идут через отталкивание от Другого.

В данном случае речь шла об отрицании тех, кто иначе молился и не так причащался. В этих условиях византийская антизападная полемика воспринималась на Руси гораздо сильнее и ложилась на благодатную почву. Поэтому Русская церковь в вопросе сохранения чистоты веры оказалась строже Константинополя, который ради собственного выживания заключал с Ватиканом Лионскую унию 1274 года и Флорентийскую унию 1439 года.

На ваш взгляд, Флорентийская уния и помощь Запада могли спасти Византию от окончательного краха или империя к тому времени уже была обречена?

Конечно, к этому времени Византия себя изжила и была обречена. Даже удивительно, как она вообще смогла протянуть до середины XV века. На самом деле империя должна была пасть еще в конце XIV века, когда турки-османы осадили и едва не взяли Константинополь. Византия смогла просуществовать еще полвека благодаря вторжению Тамерлана, разгромившего османского султана Баязида I в битве при Анкаре в 1402 году. Что касается Запада, то после Флорентийской унии он действительно пытался помочь грекам. Но собранный под эгидой Ватикана крестовый поход против турок-османов завершился поражением европейских рыцарей в битве при Варне в 1444 году.

Крымский осколок Византии

Сейчас у нас иногда любят говорить, что Запад постоянно обманывал Византию и в итоге оставил ее на растерзание туркам.

Если речь идет о событиях XV века, то это совсем не так. Византийцы точно так же пытались обмануть латинян — про их коварство хорошо знали не только на Западе. У нас на Руси еще в начале XII века летописец писал, что «греки лукавы суть». Из воспоминаний Сильвестра Сиропула видно, что во Флоренции византийцы совершенно не желали подписывать унию, но у них просто не оставалось другого выхода.

Материалы по теме:

Если говорить про турок, то к середине XV века они захватили почти все Балканы и уже угрожали другим европейским странам, а Константинополь оставался у них в глубоком тылу. Единственными, кто реально помогал византийцам оборонять его во время осады 1453 года, были генуэзцы. Так что подобные упреки я считаю несправедливыми — к сожалению, их у нас очень часто используют для политизации событий прошлого.

Княжество Феодоро в Крыму, пережившее Византию на 20 лет, стало последним ее осколком?

Да, это поздневизантийское государство пало в 1475 году наряду с последними генуэзскими крепостями в Крыму. Но проблема в том, что мы еще очень мало знаем об истории Феодоро. Большинство сохранившихся источников о нем — это генуэзские нотариальные документы и письма. Известны надписи княжества Феодоро, где одновременно присутствуют собственные символы (крест с именем Иисуса Христа), генуэзский крест и орел династии Комнинов, правителей Трапезундской империи. Так Феодоро пыталось лавировать между мощными силами в регионе, сохраняя при этом самостоятельность.

Известно что-либо об этническом составе населения Феодоро?

Он был очень пестрым, потому что Крым похож на мешок, в который все постоянно влезают, а обратно оттуда выбраться уже никак нельзя. Поэтому там издревле оседали самые разные народы — скифы, сарматы, аланы, древние греки и прочие. Затем в Крым пришли готы, чей язык сохранялся там до XVI века, а потом и тюрки с крымчаками и караимами. Все они между собой постоянно перемешивались — если верить письменным источникам, в Феодоро нередко чередовались греческие, готские и тюркские имена.

Как вы полагаете, Османская империя стала в некотором смысле наследницей погибшей Византии или, как говорил Солженицын про другой случай, соотносилась с ней как убийца с убитым?

О полном подражании Османской империи Византии говорить нельзя хотя бы потому, что это было мусульманское государство, основанное на других началах — например, турецкий султан считался халифом всех мусульман. Но Мехмед II Завоеватель, взявший Константинополь в 1453 году, в юности жил в византийской столице в качестве заложника и многое оттуда воспринял.

Вступление Мехмеда II в Константинополь

Фрагмент картины Жана-Жозефа Бенжамен-Констана / Wikipedia

К тому же до этого турки-османы захватили в Малой Азии государство турок-сельджуков — Румский султанат. Но что означает слово «Рум»?

Искаженное название Рима?

Совершенно верно. Так издревле на Востоке именовали сначала Римскую империю, а потом и Византию. Поэтому в системе власти Османской империи можно заметить некоторые византийские черты. От Константинополя, например, Стамбул воспринял идею безусловного господства над огромным пространством от современной Молдавии до Египта. Схожие признаки можно найти в управленческих аппаратах обоих государств, хотя все бюрократические империи немного похожи друг на друга.

А что Россия? Наша страна может считаться преемницей Византии? Стала ли она Третьим Римом, о чем когда-то писал старец Филофей?

Россия всегда очень этого хотела, но в самой Византии никогда не существовало концепции Третьего Рима. Наоборот, там считалось, что Константинополь навсегда останется Новым Римом, а другому никогда не бывать. К середине XV века, когда Византия стала крохотным и слабым государством на окраине Европы, ее главным политическим капиталом стало владение непрерывной тысячелетней римской имперской традицией.

Материалы по теме:

После падения Константинополя в 1453 году эта традиция окончательно пресеклась. Поэтому никакое иное христианское государство, каким бы могущественным оно ни было, хотя бы в силу отсутствия исторической легитимности не могло и не может претендовать на статус преемника Рима и Константинополя.

Отношения Руси с Византией и Хазарией в X в.

Первым из конунгов, окончательно обосновавшихся в Киеве и положивших начало местному норманнскому владельному роду, был Игорь Старый. История его правления не столь легендарна, как история правления Олега. Среди источников середины X в. наибольшее значение имеют договор Игоря с греками 944 г., включенный в текст «Повести временных лет», записки императора Константина VII Багрянородного и еврейско-хазарская переписка середины X в. Император Константин VII, заняв трон мальчиком в 908 г., стал обладать реальной властью лишь после переворота в 944 г. Трактат «Об управлении империей» был составлен им как наставление для наследника сына и вручен ему в связи с достижением 14 лет — совершеннолетия — в 952 г. Сочинение было посвящено описанию народов, окружавших Византию, и определению основных направлений внешней политики мировой империи. Материалы для трактата были подобраны с большой тщательностью византийскими чиновниками из числа опытных дипломатов и уроженцев соседних государств. Собранные ими сведения отличались достоверностью. Подобно запискам Константина Багрянородного, еврейско-хазарская переписка середины X в. относится к числу ранних и наиболее значительных источников. История переписки такова. При кордовском халифе Абд-ал-Рахмане III (912-962) финансами и торговлей халифата ведал Хасдай ибн Шафрут. От византийских купцов он узнал о существовании «царства иудеев» в Аль-Хазаре. Хасдай послал гонца с дарами и письмом к византийскому царю, чтобы через него завязать сношения с хазарами. Однако император под разными предлогами не пропустил гонца в Хазарию, отослав его назад в Кордову. Содержание письма Хасдая к императору стало известно членам еврейской общины Константинополя. Хасдай выражал желание узнать, каким образом евреи добились власти в Хазарии, каковы военные силы хазар и отношения с окрестными странами и пр. Член константинопольской общины в своем письме к Хасдаю постарался ответить на его вопросы, а кроме того, сообщил о бедственном положении евреев в Византии. Подлинность названных писем подтверждается древними памятниками еврейской письменности. В конце X в. книжник Иегуди бен Барзиллаай (Барселонец) держал в руках письмо, написанное «иудеем на своем (еврейском — Р. С. ) языке в Константинополе» с сообщением о принятии хазарами еврейской веры, о воинах царей хазар Аарона и Иосифа с соседними народами и пр. Описание Иегуди строго совпадает с содержанием еврейско-хазарской переписки X в.

Не сумев переслать письмо через Рум (Византию), Хасдай прибег к услугам еврейских купцов, ехавших в страну Рус и Булгары. Они доставили письмо царю Хазарии Иосифу, и тот отправил в Кордову ответное послание. В неустановленное время (может быть еще до падения Хазарии) письмо Иосифа было снабжено географическим комментарием, имеющим самостоятельную ценность. Так возникла подробная редакция послания Иосифа. Хасдая живо интересовал вопрос о происхождении иудейского царства Хазарии, но его обращение в Хазарию имело в виду также торгово-политические цели. Хасдай не упоминал о норманнах, хотя эта тема была исключительно злободневна для стран Западной Европы. В ответных письмах из Хазарии норманнская проблема неожиданно стала одной из главных. Еврейские купцы сообщили Хасдаю ряд уникальных подробностей о восточных норманнах, или русах. Нападения норманнов не только наносили огромный ущерб народам на разных концах Европы, но и грозили дезорганизовать мировые торговые пути. Понятно, сколь важны были для купцов любые сведения о норманнах.

Автор письма из Константинополя подробно объяснил Хасдаю, как Хазария стала иудейским государством и достигла могущества, отчего «напал страх перед хазарами на народы». Когда «было гонение (на евреев) во дни злодея Романа», Хазария заступилась за гонимых, начала войну с Византией и организовала нападение норманнов (русов) на Константинополь. Роман I Лакапин правил в 919-944 гг. Гонения на евреев имели место в 943-944 гг., а нападение русов в 941 г. Подлинной причиной войны было не могущество, а слабость Хазарии. Византия давно вытеснила хазар из Хазарской Готии и намеревалась окончательно изгнать их из Крыма. С этой целью они послали «большие дары Х-л-гу, царю Русии». Среди ночи, продолжает автор письма, русы напали на хазарский город С-м-кр и захватили его из-за беспечности начальника города раб-Хашмоная, уехавшего из города. Письмо царя Иосифа в подробной редакции дополнено описанием хазарских провинций, что помогает уточнить месторасположение захваченного русами города. Как значится в письме, на западной стороне Хазарии располагались Ш-р-кил (Саркел) на нижнем Дону, С-м-к-е-рц Керц (Керч) и Суг-рай (Сурож, Сугдея) в Крыму. Очевидно Самкерц располагался на пространстве между Саркелом и Сурожем по соседству с Керчью. Константин Багрянородный выделяет три города в Приазовье и на восточном побережье Крыма: Саркел на Дону, Соспор и Таматарху. Танаис течет «от крепости Саркел. …на проливе стоит Боспор, а против Боспора находится так называемая крепость Таматарха».

Хазарские данные совпадают с византийскими: Боспор — хазарская Керчь, что не вызывает сомнения, а значит, Таматарху можно отождествить с хазарской Самкерц, или Самкерчью. Русы усвоили хазарское наименование Керчь, преобразовав его в Кърчев и заимствовали у византийцев наименование Таматарху, переделав его в Тмутаракань. Восемнадцатимильный Керченский пролив не был преградой для норманнов. Завоевав Таматарху, русы, по-видимому, подчинили и стоявшую напротив Керчь, положив основание будущему Тмутараканскому княжеству.

Норманнская «волость» в Таматархе существовала достаточно долго. Захват русами двух черноморских гаваней создал угрозу для торговли на Черном море. Арабский географ и путешественник Аль-Масуди не позднее 957 г. (дата его смерти) записал сведения о «Русском» (Черном) море, на одном из берегов которого живут русы. Название как бы предупреждало арабских купцов об опасности, которая угрожает их караванам в Причерноморье.

Попытка византийцев использовать норманнов для изгнания хазар из Восточного Крыма привела к хазарско-византийской войне. Сурож оставался в руках хазар, и их военачальник Песах прошел на запад к Херсону, разорив по пути три византийских города. Затем Песах повернул к Таматархе: «пошел войной на Х-л-гу и воевал …месяцев и Бог подчинил его Песаху, и нашел он …добычу, которую тот захватил из С-м-к-рая». Автор письма не упоминает о сражении с русами, занятии городов и пр. Но его слова о подчинении Хельга, видимо, не были вымыслом. Сведения о мирных переговорах между Песахом и Хельгом объясняют, каким образом Хазария подчинила себе русов. Проведя несколько месяцев под Таматархой, Песах заявил предводителю норманнов: «Иди на Романа и воюй с ним… и я отступлю от тебя. А иначе я здесь умру или буду жить до тех пор, пока не отомщу за себя». Кажется почти невероятным, что Песах не требовал от русов сдачи захваченного города и, более того, обязался отступить от Тамарахи, если Хельг согласится заключить с ним военный союз и нападет на Византию.

Обосновавшись неподалеку от хазарской столицы, норманны в конце концов согласились на предложение Песаха. Саркел и некоторые другие крепости были построены византийскими инженерами и хорошо укреплены. Таматарха имела слабые укрепления, по этой причине Константин Багрянородный обозвал ее «так называемая крепость». Русы начали войну в союзе с Византией. Но они не намеревались передавать захваченные земли византийцам. Поэтому они не могли рассчитывать на помощь империи.

Песах вернул себе сокровища, награбленные Хельгом в Таматархе. Из этого следует, что Тмутаракань не стала частью Киевского государства. Иначе невозможно объяснить, почему сокровища Таматархи и Керчи не были вывезены в Киев после захвата этих городов русами.

История Керчи и Таматархи насчитывала полторы тысячи лет. Это были крупные и богатые города, располагавшие превосходными морскими гаванями, столь необходимыми норманнам. Славянский Киев был сравнительно молодым и малонаселенным городом. Неудивительно, что Хельг сделал своей резиденцией Тмутаракань и не стал делиться своей добычей с Киевом.

Тмутараканский конунг воевал с хазарами. Киевским конунгам пришлось вести войну с более опасным и грозным противником — печенегами, разбившими свои станы в «одном дне пути» от Киева, т.е. в 30-50 км от столицы. По словам Константина Багрянородного, печенеги часто грабят росов (русов), наносят им значительный ущерб, уводят в рабство их жен и детей; легко побеждают и устраивают резню, когда росы проходят днепровские пороги; если росы отправляются в далекий поход, печенеги могут, «напав, все у них уничтожить и разорить».

Появление печенегов в Приднепровье и на византийских границах показало, что орды кочевников после длительной паузы вновь двинулись из Азии в Европу. Записки Константина Багрянородного были написаны под впечатлением печенежского нашествия на Европу. Норманнская опасность в глазах императора отступила на задний план. Печенеги, казалось бы прочно отгородили приднепровских русов от Византии и остановили их натиск. Однако печенеги перекрыли пути днепровским, но не тмутараканским русам. Беспечность византийцев дошла до того, что они сами подтолкнули русов к походу в Крым.

В 907 г. Олег отправился в Византию из Поднепровья и ему удалось застать греков врасплох. В 941 г. Хельг на пути в Константинополь должен был проплыть мимо Херсонеса. Стратиг этого города успел предупредить императора о движении русов. Аналогичное сообщение было получено в Константинополе от болгар.

Византийские боевые корабли были отправлены на войну с арабами. В столичной гавани находились старые корабли, которые давно не использовались для военных действий. Византийцам пришлось срочно вооружать их. 18 июня 941 года произошло морское сражение у Иерона под Константинополем. Греки в полной мере использовали свое превосходство в вооружении. Их тяжелые галеры сожгли множество норманнских ладей с помощью «греческого огня», применение которого явилось, по-видимому, полной неожиданностью для русов. Их отряды, высадившиеся на берег, были разгромлены войсками доместика Пампфира и силами, подтянутыми из Македонии и Фракии. Вероятно, исходной базой наступления русов была Таматарха, а не Киев: потерпев поражение под Константинополем, норманны отступили не к устью Днепра, а к побережью Малой Азии, откуда ушли в Кърчев. Захватив несколько гаваней в Вифинии и Пафлагонии, русы разорили всю местность вокруг. На Востоке норманны воевали с такой же жестокостью, как и на Западе. Они распинали пленных, вбивали им гвозди «посреди главы», грабили и жгли церкви и монастыри. Греческий флот отправился в погоню за русами и блокировал их суда в малоазийских гаванях. Большая часть норманнских ладей была сожжена при попытке вырваться из кольца блокады. Эпидемия, подхваченная русами, окончательно подорвала их силы. Поход начался в июне и закончился в сентябре 941 г.

Кто возглавил поход русов на Константинополь в 941 г.? В основных византийских источниках — Житии Василия Нового и Хронике Георгия Амартола — имя Игоря не упоминалось. Лишь в «Истории» Льва Диакона, составленной в конце X в., сообщается, что Ингар, отец Святослава, приплыл к Константинополю на 10 000 лодок, а к Боспору Киммерийскому (Керченскому проливу) добрался лишь с 10 лодками. Не следует думать, что грекам удалось сжечь весь остальной флот русов. 10 лодок составлял отряд Игоря. Но в походе участвовал не один конунг. Даже в Киеве находилось, по словам Константина Багрянородного, не один, а несколько «архонтов». Кроме киевских русов, в войне участвовали русы из Таматархи. Автор еврейского письма из Константинополя середины X в. утверждает, что поход на Византию возглавил «царь» русов Хельг, захвативший один из хазарских городов. По свидетельству того же источника, хазары навязали Хельгу союз и толкнули его на войну с Византией; Хельг воевал «против Кустантины на море четыре месяца, и пали там богатыри его, потому что македоняне осилили (греческим — Р. С.) огнем, бежал он… и пошел в Персию и пал там весь его стан…» Осведомленность автора письма не подлежит сомнению. В 941 г. русы действительно воевали на Черном море четыре месяца, потеряли много судов от «греческого огня» и уплыли в Таматарху. В XI в. киевский летописец записал предание, что поход 941 г. возглавил киевский князь Игорь. Предание получило подтверждение после того, как в руки летописца Нестора в начале XII в. попал договор князя Игоря с греками 944 г. Однако ссылка на договор не проясняет вопроса. После поражения в 941 г. союз конунгов, предпринявших поход на Византию, распался. «Царь» Хельг ушел на Каспий и там погиб. Многие признаки указывают на то, что главной силой в морской экспедиции 941 г. выступили конунги из Таматархи. Однако они не участвовали в заключении договора 944 г.

Совместный похода Хельга и Игоря был предпринят из Крыма, а потому в нем не участвовали славянские ополчения. При описании других войн с Византией летописец старательно перечислял племена, собранные для похода князем. Относительно похода 941 г. он ограничивается одной краткой заметкой: «Иде Игорь на Греки», без указания на славянские отряды.

Хазарский царь Иосиф пытался использовать поражение Хельга, чтобы выпроводить опасного союзника из пределов Хазарии. В первый раз он отправил русов в поход на Византию, во второй раз — в поход на прикаспийские государства. По свидетельству восточных авторов, крупный отряд русов появился между 943 и 945 гг. на южном побережье Каспия. Норманнам удалось захватить богатейший город Прикаспия Бердаа, который называли «Багдадом Закавказья». Потерпев неудачу в войне с Византией на Черном море, «царь» русов Хельг готов был осесть в своих новых владениях на Каспийском море и перенести туда свою «столицу». Восточные авторы начала XI в. сообщают любопытные подробности об обстоятельствах, сопутствовавших образованию ранних норманнских княжеств на востоке. При вступлении в Бердаа конунг объявил мусульманскому населению: «Нет между нами и вами разногласия в вере (эти слова означали, что русы готовы были принять мусульманскую веру или, во всяком случае не собирались преследовать мусульман. — Р. С.) Единственно, чего мы желаем, это власти. На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас — хорошо повиноваться нам». Местная знать склонна была согласиться на такие условия. Но чернь всеми силами помогала мусульманскому правителю, который вел жестокую войну против русов. Оказавшись в трудном положении, предводитель русов отдал приказ жителям в три дня покинуть город. Те, кто не подчинился приказу, были затем вырезаны. 10 000 мусульман были превращены в заложников. Конунг предложил освободить их за выкуп. Попытка основать норманнское герцогство в устье Куры закончилась неудачей. Русы пытались построить власть всецело на насилии, что вызвало противодействие воинственного и многочисленного кавказского населения. В решающей битве под стенами Бердаа мусульмане взяли верх. Предводитель русов и 700 его воинов пали на поле битвы. Остатки войска под покровом ночной темноты погрузились в ладьи и отплыли на север. Такой была судьба конунга Хельга, покинувшего Киев ради Таматархи и Таматарху ради Бердаа. Его история была достаточно типична. Большинство конунгов, не получая своевременно подкреплений из Скандинавии и оторвавшись от своих баз, гибли при попытках закрепиться на завоеванных землях.

Рассказав о гибели Хельга, автор еврейского письма заключает: «Тогда стали русы подчинены власти хазар». Понимать это можно мак, что немногие русы, уцелевшие после двух экспедиций и удержавшие в своих руках Таматарху (Тмутаракань), вступили в прочный союз с хазарами и практически превратились в их военных наемников.

Ответ царя Иосифа сановнику Кордовского халифа — это памятник дипломатической переписки, отличный от письма частного лица из Константинополя. Иосиф не желал, чтобы в Кордове его считали другом норманнов и извечным врагом мусульманского мира. Но для этого ему нужно было избежать всяких упоминаний о поддержке русов или пропуске их через территорию Хазарии на Каспий, где они грабили мусульманские страны. Иосиф постарался себя изобразить врагом русов. «Я живу у входа в реку (Дон), — писал он, — и не пускаю русов, прибывающих на кораблях, как и других врагов, приходящих сухим путем; я веду с ними упорную борьбу; если бы я их оставил (в покое), они уничтожили бы всю страну исмаильтян до Багдада».

Константин Багрянородный упомянул о том, что русы наряду с хазарами не раз требовали прислать им в награду за разные услуги и службу что-нибудь из царских одеяний или венцов и мантий. Императорские регалии нужны были тем из конунгов, кто пытался основать свои «волости» или княжества в Поднепровье и в Крыму. Формирование норманнских княжеских династий в Восточной Европе началось, и притязания на корону доказывали это. Империя неизменно отклоняла все домогательства русов.

Одной из причин катастрофического поражения «царя» Хельга и князя Игоря в 941 г. было то, что они не смогли найти союзников для войны с Византией. Хазария была поглощена борьбой с печенегами и не могла оказать русам действенной помощи.

В 944 г. киевский князь Игорь предпринял второй поход на Константинополь. Киевский летописец не нашел в византийских источниках никаких упоминаний об этом предприятии, и, чтобы описать новую военную экспедицию, ему пришлось «перефразировать» рассказ о первом походе.

Игорю не удалось застать греков врасплох. Корсунцы и болгары успели предупредить Константинополь об опасности. Император послал к Игорю «лучших бояр», моля его: «Не ходи, но возьми дань, юже ималъ Олегъ, придам и еще к той дани». Воспользовавшись этим, Игорь принял дань и ушел «въ свояси». Летописец был уверен, что греков испугала мощь русского флота, ибо корабли Игоря покрыли все море «бесщисла». В действительности византийцев обеспокоил не столько флот русов, о недавнем разгроме которого они не забыли, сколько союз Игоря с Печенежской ордой. Кочевья Печенежской орды раскинулись на огромном пространстве от Нижнего Дона до Днепра. Печенеги стали доминирующей силой в Причерноморье. По словам Константина Багрянородного, нападения печенегов лишали русов возможности воевать с Византией. Мир между печенегами и русами таил в себе угрозу для империи.

Готовясь к войне с Византией, киевский князь «нанял» печенегов, т.е. послал богатые подарки их вождям, и взял у них «талей» -заложников. Получив дань от императора, русы отплыли на восток, но прежде Игорь «повеле печенегам воевати болгарсъку землю». К войне против болгар печенегов подталкивали , возможно, не одни русы, но и греки. Византия не отказалась от намерения ослабить Болгарию и вновь подчинить ее своей власти. Завершив военные действия русы и греки обменялись посольствами и заключили мирный договор. Из договора следует, что сферой особых интересов Византии и Руси был Крым. Ситуация на Крымском полуострове определялась двумя моментами: давним византийско-хазарским конфликтом и появлением норманнского княжества на стыке византийских и хазарских владений. Главным опорным пунктом империи в Крыму оставался Херсонес (Корсунь). Составители договора посвятили специальную статью Корсунской феме (провинции). «А о Корсуньстей стране. Елико же есть городов на тоя части, не не имать волости князь руский, да воюет на тех странах, и та страна не покаряется вам, и тогда, аще просить вой у нас князь руский, да воюет, да дам ему елико ему будет требе». А. А. Шахматов счел приведенный текст искаженным и предложил внести в него поправку, полностью меняющую его смысл. «Греки, — писал исследователь, — разрешают русскому князю воевать Корсунскую страну, если она выйдет из повиновения, и соглашаются помогать ему присылкой войск». Предложенное исправление кажется неудачным. Крым был полем постоянных военных столкновений между Византией и Хазарией, что и нашло отражение в приведенной статье. Первый пункт статьи имел в виду византийские владения в Крыму, «елико же есть городов на тоя части», т.е. захватывать земли в «Корсунской феме. Русскому князю запрещалось «имать волости», т. е. захватывать владения хазар в Крыму. Более того, договор обязывал русского князя воевать («да воюет») с врагами Византии в Крыму. Если «та страна» (хазарские владения) не покорится, в этом случае император обещал прислать в помощь русам свои войска. Фактически Византия поставила цель изгнать хазар из Крыма руками русов, а затем поделить из владения. Соглашение было выполнено, хотя и с запозданием более чем на полвека. Киевскому княжеству досталась Тмутаракань с городами Таматархой и Керчью, а Византия завоевала последние владения хазар примерно в районе Сурожа. Прямую помощь византийцам оказал при этом конунг Сфенг, дядя киевского князя.

Источники:

1. Скрынников Р.Г. История Российская. IX-XVII вв. (www.lants.tellur.ru)

См. также:

Русь и Византия.. Том 1. Дипломатия с древних веков до 1872 гг.

Читайте также

3. Русь и Московская Русь на страницах Библии

3. Русь и Московская Русь на страницах Библии
Перейдем к еще одному очень интересному вопросу – а что сказано о Руси в Библии? Напомним, что согласно нашей новой хронологии, Библия, в ее современном виде, была закончена по-видимому лишь в XIV-XVI веках [1]…[4]. Поэтому

Глава 4 Экспансия на восток: Прибалтика, Русь, Византия

Глава 4
Экспансия на восток: Прибалтика, Русь, Византия
Установившееся довольно рано, но прочно, главенство конунгской династии Центральной Швеции, хотя и не отражено в достаточной мере в письменных источниках, судя по всему, было решающим фактором в истории Скандинавии в

1.

 Грандиозная Троянская война как месть за Христа Русь-Орда организует Крестовые Походы на Царь-Град, и вскоре центр Империи переносится во Владимиро-Суздальскую Русь

1. Грандиозная Троянская война как месть за Христа
Русь-Орда организует Крестовые Походы на Царь-Град, и вскоре центр Империи переносится во Владимиро-Суздальскую Русь
В 1185 году на горе Бейкос около Ероса распяли императора Андроника-Христа. Возмущенные провинции,

Русь и Византия

Русь и Византия
До XV в. русская церковь была послушной дочерью Византии, своей митрополии. Оттуда она принимала своих митрополитов и епископов, церковные законы, весь чин церковной жизни. Авторитет греческого православия много веков стоял у нас непоколебимо. Но с XV в. этот

Глава 4. Экспансия на восток: Прибалтика, Русь, Византия

Глава 4. Экспансия на восток: Прибалтика, Русь, Византия
Установившееся довольно рано, но прочно, главенство конунгской династии Центральной Швеции, хотя и не отражено в достаточной мере в письменных источниках, судя по всему, было решающим фактором в истории Скандинавии

1. Грандиозная Троянская война как месть за Христа. Русь-Орда организует Крестовые Походы на Царь-Град, и вскоре центр Империи переносится во Владимиро-Суздальскую Русь

1. Грандиозная Троянская война как месть за Христа. Русь-Орда организует Крестовые Походы на Царь-Град, и вскоре центр Империи переносится во Владимиро-Суздальскую Русь
В 1185 году на горе Бейкос около Ероса распяли императора Андроника-Христа. Возмущенные провинции,

Глава XIV ВИЗАНТИЯ И РУСЬ. ДОГОВОРЫ ПУТЕШЕСТВИЕ СВ. ОЛЬГИ В КОНСТАНТИНОПОЛЬ

Глава XIV

ВИЗАНТИЯ И РУСЬ. ДОГОВОРЫ

ПУТЕШЕСТВИЕ СВ. ОЛЬГИ В КОНСТАНТИНОПОЛЬ
/ Исходный пункт в вопросе о происхождении руси есть начальная русская летопись и византийские известия, из которых школы заимствуют средства к нападению и защите. А так как византийские известия

Глава XXII РУСЬ И ВИЗАНТИЯ В КОНЦЕ X В. [163]

Глава XXII

РУСЬ И ВИЗАНТИЯ В КОНЦЕ X В. [163]
/К концу X в. языческая Россия порывалась к Византии всеми необузданными влечениями своей беспокойной природы. Столица империи не раз дрожала перед русскими полками. Составилось убеждение, перешедшее в мистическую литературу, что

Русь и Византия в X в.

Русь и Византия в X в.
Речь, произнесенная 11 мая 1888 г. в торжественном собрании Одесского Славянского Благотворительного Общества в память 900-летнего юбилея крещения

Глава 3.

Русь объединяется, Русь готовится

Глава 3.
Русь объединяется, Русь готовится
Московскому князю Дмитрию Ивановичу, будущему Донскому, пришлось отстаивать свое право на великое княжение в упорной борьбе сначала с суздальско-нижегородским, а затем с тверским князем; причем оба они пользовались поддержкой

Русь и Византия.

Русь и Византия.
Для Киевской Руси Византия служила рынком, куда князья и их дружинники сбывали меха и рабов, и откуда они получали тканные золотом материи и другие предметы роскоши. В Царьграде «языческая Русь» знакомилась с великолепием христиан­ской культуры.

I ЮЖНОРУССКАЯ ЗЕМЛЯ. ПОЛЯНЕ-РУСЬ. ДРЕВЛЯНЕ (ПОЛЕСЬЕ). ВОЛЫНЬ. ПОДОЛЬ. ЧЕРВОНАЯ РУСЬ

I
ЮЖНОРУССКАЯ ЗЕМЛЯ. ПОЛЯНЕ-РУСЬ. ДРЕВЛЯНЕ (ПОЛЕСЬЕ). ВОЛЫНЬ. ПОДОЛЬ. ЧЕРВОНАЯ РУСЬ
Древнейшие известия о народах, занимавших Южнорусскую землю, очень скудны; впрочем, не без основания: руководствуясь как географическими, так и этнографическими чертами, следует отнести к

IV.

Угорская Русь под властью мадьяр. — Национальное пробуждение Угорской Руси после 1849 г. — Буковинская Русь

IV. Угорская Русь под властью мадьяр. — Национальное пробуждение Угорской Руси после 1849 г. — Буковинская Русь

Над Черемешем.Положение Угорской Руси под властью мадьяр было несравненно более тяжелым, нежели положение русских галичан. Здесь связи с Россией были еще

5. Русь и Византия

5. Русь и Византия
Византийская империя в политическом и культурном отношениях была главной силой средневекового мира, по крайней мере до эпохи Крестовых походов. Даже после Первого крестового похода империя все еще занимала чрезвычайно важное место на Ближнем Востоке,

Карпатская Русь Карпатская Русь (Галицкая Русь, Буковина, Угорская Русь)

Карпатская Русь
Карпатская Русь (Галицкая Русь, Буковина, Угорская Русь)

Русины (русичи) живут в основном на землях Словакии, Польши и «Малой» Руси
1772 год. Галицкая Русь (главные города Галич, Перемышль, Звенигород) находилась под властью русской Литвы.1772–1918 годы.

Взаимоотношения Древней Руси с кочевыми народами Дикого поля в IX-XIII веках

Великая степь протянулась почти от Тихого океана на Востоке и до Дуная на Западе. На протяжении веков Степь служила местом рождения кочевых орд, разрушавших и захватывавших более цивилизованные территории от Китая и Средней Азии до Европы. Киммерийцы, скифы, сарматы, готы, гунны, уничтожая и поглощая друг друга, прокатились по северному Причерноморью.

Хазары

Первые, с кем пришлось столкнуться молодому древнерусскому государству, были хазары. Тюркское объединение племен, возможно потомки гуннов, в VII веке выделяется в собственное государство — Хазарский каганат. Хазары взимали дань с народов населяющих Крым, Приазовье и Северный Кавказ. Со временем в число данников попали и восточные славяне: поляне, северяне, радимичи, вятичи.  

Появление варягов и образование Древнерусского государства кардинально меняло ситуацию в регионе — русские князья, подчиняя себе славянские племена, столкнулись с хазарами.

«В год 6393 (885). Послал (Олег) к радимичам, спрашивая: «Кому даете дань?». Они же ответили: «Хазарам». И сказал им Олег: «Не давайте хазарам, но платите мне».

Для защиты от русичей хазары возводят серию крепостей на своих северо-западных рубежах. Для этого они просят помощи от Византии и получают ее. Главной крепостью стал город Саркел на левом берегу Дона.

В 965 году Святослав Игоревич идет в Восточный поход против каганата.

«В год 6473 (965) пошёл Святослав на хазар… одолел Святослав хазар, и столицу их и Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов…»

Тогда же был захвачен Самкерц (Тмутаракань) и образовано Тмутараканское княжество. В 968-969 гг. Святославом был взят и разрушен  Итиль. Война закончилась уничтожением независимого Хазарского государства. Вожди были вынуждены просить помощи у Ширвана и Хорезма, отказаться от иудаизма в пользу мусульманства. Но в 985 году князь Владимир Святославич совершил поход на Хазарию и наложил на неё дань. Вскоре Хазария прекратила своё существование как государство. Позднее хазары служат в войске Мстислава Тмутараканского. Многие переселяются в Крым, упоминаются хазары которые живут в Киеве.

Печенеги

Печенеги представляли собой союз тюркоязычных, отчасти сарматских и финно-угорских кочевых племён. Они появились в Диком поле в VIII веке, выдавленные из Азии более сильными соперниками. Никоновская летопись так говорит о первом столкновении  славян с печенегами:

«Того же лета избиша множество печенег Осколд и Дир»

Случилось это в 875 году. С тех пор практически все русские князья или воевали с печенегами, или заключают союзы с ними. Так в 944 году степняки идут в поход с Игорем на византийцев. Со Святославом печенеги сражаются против Хазарии в 965 году и Византией в 970. Но во время похода князя на Болгарское царство печенеги осаждают Киев. Они же подстерегли Святослава на днепровских порогах и лишили жизни.

После смерти Святослава кочевники воспользовались междоусобицей между его сыновьями, набеги участились. В 992 году на реке Трубеж состоялась битва, закончившаяся разгромом печенегов. В честь этой победы князь Владимир Святославич повелел основать на месте сражения город Переяславль.

В 995 году набег печенегов был более успешным, Владимир потерпел поражение и бежал в Новгород, чтобы собрать новые силы. В это время кочевники грабили порубежные земли. С осадой Белгорода связана легенда. Когда в осажденном городе закончились запасы еды, защитники пустились на хитрость: выкопали два колодца и поставили в них бадьи с овсяным киселем и медом. Приглашенным на переговоры «лучшим мужам» печенежским дали попробовать из колодцев, убеждая, что земля сама дарит пищу, даже дали припасов в дорогу. Пораженные печенеги сняли осаду.

Белгородский кисель. Иллюстрация из Радзивилловской летописи

В 1015-1019 гг. печенеги воюют на стороне киевского князя Святополка Окаянного и польского князя Болеслава Храброго против Ярослава Мудрого за киевский стол. В 1019 году в решающей битве на берегу реки Альта (Киевская область) году войска печенегов, Болеслава и Святополка были разбиты.

Битва на реке Альте. Иллюстрация из Радзивилловской летописи.

В 1036 году печенеги подступили к Киеву и осадили его. Ярослав собрал в Новгородских землях войско из новгородцев и варягов и наголову разгромил кочевников. Большая часть их была уничтожена во время бегства. В честь этой победы Ярослав повелел заложить храм Святой Софии в Киеве. Урон, понесенный печенегами, был настолько силен, что после битвы под Киевом они больше никогда не вторгались в  русские земли, а вскоре и вовсе исчезли из Дикого поля.

Половцы

В середине XI века Степь становится Половецкой — Дешт-и-Кипчак. Половцы-кипчаки берут под свой контроль земли от Дуная до Иртыша. Воинственные кочевники выдавили либо ассимилировали иных степняков из Дикого поля. До появления монголо-татар в XIII веке они становятся главной военной угрозой с юго-востока. В русских княжествах эти два века – время смут и междоусобиц. Половцы регулярно выступают на стороне то одного, то другого русского князя в их войнах за власть.

В 1097 году Любечский съезд князей остановил взаимные распри. А на Долобском съезде в 1103 году князья объединились для противостояния половецкой угрозе.  В том же году в сражении при Сутени (река в Запорожской области) единое войско русских князей наголову разбило половцев, погибло 20 ханов.

Через восемь лет в битве при Салнице (верховья Северского Донца) русская армия опять наносит поражение половцам.

Битва при Салнице. Иллюстрация из Радзивилловской летописи.

«В лето 6620(1111). Идоша на половци Святополк, Ярослав, Всеволод, Володимир, Святослав, Ярополк, Мстислав, Давыд Святославичь со сыном Ростиславом, и Олгович, Давыд Игоревич и доидоша града Осенева и Сугрова, вземше веже половецькиа и бишася с половци на Салне реце»

В этом сражении кочевники имели настолько большое численное превосходство, что окружили русских, но не выдержали удара и побежали. Половцы потеряли в битве более 10 000 человек.

После этих битв половцы надолго уходят на Кавказ, за Волгу и Дон. На Кавказе служат грузинскому царю Давиду Строителю. После смерти Владимира Мономаха вновь начинается период междоусобной борьбы и половцы  на стороне суздальских и северских князей принимают участие в походах на Киев в 1169 и в 1203 годах. Русь теряет Тмутараканское княжество и Белую Вежу. К этому же периоду относится неудачный поход князей на Дон, описанный в «Слове о полку Игоревом»

Русичи поле большое

Перегородили щитами червлёными,

Ищущи себе чести, а князю славы.

Конец противостоянию положило вторжение монголо-татар

Может сложиться впечатление, что история взаимоотношения Руси со Степью – непрекращающаяся война. Но это не так. Летописи, в большинстве своем, это описание походов и битв. Помимо войн была взаимовыгодная торговля и обоюдное культурное проникновение. Хазары жили в Киеве и служили русским князьям. Именно хазары убеждали Владимира принять иудаизм, когда он выбирал веру для Руси. Печенеги в союзе с русскими воевали против Византии, Болгарии, Хазарии. Половцы же, по некоторым версиям, могли быть южной ветвью славян. На половецких княжнах были женаты многие князья, в том числе и основатель Москвы Юрий Владимирович (Долгорукий). Степняки же, в свою очередь, принимали православие и сливались с южными княжествами. Именно объединенное русско-половецкое войско противостоит монголам в битве на Калке.

Литература:

  1. Повесть временных лет.
  2. Радзивилловская летопись.
  3. Егоров В. Л.«Русь и её южные соседи в X—XIII веках». Отечественная история, 1994, № 6

Византийское влияние на Россию на протяжении веков — Университет Маккуори

TY — JOUR

T1 — Византийское влияние на Россию на протяжении веков

AU — Райан, Нонна

PY — 2006

N2 —

Y1 — 20036 20036 византийской культуры и ее влияние на регионы за пределами ее непосредственного
контроль был значительным и продолжительным. С российской точки зрения, наиболее
важным наследием Византийской империи было ее влияние на развитие русской
общества и культуры, которые последовали за принятием в 10 веке православия предками современных русских.Благодаря этому воздействию византийское христианство оказало глубокое и постоянное воздействие на русскую цивилизацию. В данной работе будет рассмотрено влияние византийской культуры на развитие русской архитектуры, музыки, языка, литературы, живописи и скульптуры с 10 века до наших дней. Интересно спросить, почему одна культура оказала такое глубокое влияние на столь многие аспекты другой. Центральное место в любом ответе занимает оценка взаимодействия и меняющихся отношений между Православной Церковью и развивающимся Российским государством за последнюю тысячу лет.Мы начнем с краткого рассмотрения истории дохристианской Руси, опишем взаимодействие восточных славян с Византией, а затем проследим некоторые стороны развития современного русского общества.

AB — Распространение византийской культуры и ее влияние на регионы за пределами ее непосредственного
контроль был значительным и продолжительным. С российской точки зрения, наиболее
важным наследием Византийской империи было ее влияние на развитие русской
общества и культуры, которые последовали за принятием в 10 веке православия предками современных русских.Благодаря этому воздействию византийское христианство оказало глубокое и постоянное воздействие на русскую цивилизацию. В данной работе будет рассмотрено влияние византийской культуры на развитие русской архитектуры, музыки, языка, литературы, живописи и скульптуры с 10 века до наших дней. Интересно спросить, почему одна культура оказала такое глубокое влияние на столь многие аспекты другой. Центральное место в любом ответе занимает оценка взаимодействия и меняющихся отношений между Православной Церковью и развивающимся Российским государством за последнюю тысячу лет.Мы начнем с краткого рассмотрения истории дохристианской Руси, опишем взаимодействие восточных славян с Византией, а затем проследим некоторые стороны развития современного русского общества.

M3 — Артикул

SP — 279

EP — 290

JO — Современные греческие исследования (Австралия и Новая Зеландия)

JF — Современные греческие исследования (Австралия и Новая Зеландия)

SN — 103 IS — Культура и память

ER —

с одиннадцатого по пятнадцатый век [WorldCat.

орг]

      Название/Автор Тип Язык Дата/издание Публикация
1. Взаимоотношения Византии и России (XI-XV вв.) 1.

Дмитрий Оболенский

Распечатать книгу

Английский

1970

Москва Наука

2.Отношения между Византией и Россией: одиннадцатый-пятнадцатый век 2.

Дмитрий Оболенский

Печатная книга: Публикация конференции

Английский

1970

Москва : Наука, Центральный отд. восточной литературы

3. Отношения между Византией и Россией: одиннадцатый-пятнадцатый век. 3.

Дмитрий Дмитриевич Оболенский

Распечатать книгу

Английский

1970

Москва : Изд-во «Наука».дом : Центральный отдел восточной литературы

4. Отношения между Византией и Россией: одиннадцатый-пятнадцатый век. 4.

Дмитрий Оболенский

Распечатать книгу

Английский

1970

Москва : Наука

5.Взаимоотношения между Византией и Россией: (11-15 вв.) 5.

Дмитрий Оболенский

Печатная книга: Публикация конференции

Русский

1970

Москва : «Наука»

6. Взаимоотношения Византии и России: 11-15 вв. 6.

Дмитрий Оболенский

Печатная книга: Публикация конференции

Английский

1970

Москва : Наука

7.Взаимоотношения между Византией и Россией (одиннадцатый-пятнадцатый век); XIII Международный конгресс исторических наук, Москва, 16-23 августа 1970 г. 7.

Дмитрий Оболенский

Распечатать книгу

Английский

1970

Москва Наука

8.Отношения между Византией и Россией: (одиннадцатый-пятнадцатый век): XIII Международный конгресс исторических наук, Москва, 16-23 августа 1970 г. 8.

Дмитрий Оболенский

Печатная книга: Публикация конференции

Английский

1970

Москва : Издательство «Наука»

9. Отношения между Византией и Россией: одиннадцатый-пятнадцатый век. 9.

Дмитрий Оболенский

Распечатать книгу

Английский

1970

Москва : Наука. Дом’

10.Отношения между Византией и Россией: одиннадцатый-пятнадцатый век 10.

Дмитрий Оболенский

Распечатать книгу

Английский

1970

Москва : Наука

Влияние византийской культуры на Россию и Восточную Европу

Православное христианство

Подобно католической церкви на Западе, Православная церковь считала своим долгом обращать нехристиан в свою веру.Еще в IX веке православные миссионеры святитель Кирилл и его брат Мефодий пытались обратить славянский народ, живший на Балканском полуострове. Для этого они работали над созданием алфавита, чтобы Библию и произведения греческой литературы можно было переводить на родные языки народа. Этот алфавит, основанный на греческом алфавите, в конечном итоге превратился в кириллицу , которая и по сей день остается формой письма, распространенной в России и других странах Восточной Европы.Благодаря их усилиям среди южных славян, живших на Балканах, стало распространяться православие.

Однако только после обращения русских в 988 г. н.э. Православная церковь стала доминирующей церковью в Восточной Европе. Христианство какое-то время росло среди русского народа благодаря византийским торговцам, которые работали по всему региону, торгуя мехами и янтарем, прибывающими с Балтийского побережья. Однако в 988 году князь Владимир крестился и приказал крестить и народ.Русские правители предпочли православие католицизму по ряду причин. Во-первых, они были физически ближе к Константинополю, центру Православной Церкви, чем к Риму. Во-вторых, они были бы более знакомы с православной ветвью веры из-за работы предыдущих миссионеров и присутствия греческих торговцев. Наконец, они должны были знать, что Польша обратилась в католицизм и столкнулась с вмешательством церкви в свои дела.В то время как католическая церковь рассматривала себя как единую объединенную церковь с папой как доминирующим главой, православная церковь рассматривала себя как более свободную конфедерацию церквей-членов. В результате, когда нация обращалась, часто создавалась новая национальная церковь со своим собственным Патриархом , или лидером. Обращение в православие связало Россию со сложной культурой, принесло престиж, но также освободило ее правителя от внешнего давления и вмешательства. Это также привлекло многих византийцев, чтобы они служили лидерами ранней церкви, которые могли учить людей путям веры, а также учить священников читать и писать, распространяя грамотность по всему региону.

Правительство

Карта Ранней Руси времен наибольшего византийского влияния

С принятием православия Россия и другие народы открылись византийскому влиянию. Многие правители начали принимать византийские обряды при своих дворах и приняли титул царя , который был славянским переводом византийского титула «Цезарь». Правители были привлечены к византийской форме правления из-за богатых и щедрых церемоний, сопровождавших ее, которые повышали престиж правителей.Их также привлекала бы византийская концепция императора, который обладал огромной властью над централизованным государством. Многие правители также начали издавать своды законов на основе византийских кодексов. Например, Ярослав, русский правитель, известен тем, что издал Судебник, чтобы все его царство управлялось одними и теми же законами. С кодексом законов также необходимо было убедиться, что он справедливо применялся во всем королевстве. Из-за этого правители часто создавали судебную систему на основе существующей в Византии.Эти суды были важны не только потому, что они заменили систему кланового правосудия и вендетты, но и потому, что они позволяли правителю распространять свою власть на все королевство, повышая при этом свой авторитет и престиж.

Культура

Русские луковые купола

По мере того, как византийские миссионеры вводили грамотность среди народов Восточной Европы, на которые они оказали влияние, они также принесли с собой многие культурные и художественные идеи, которые были подхвачены славянами.Например, знаменитые луковичные купола , связанные с русской архитектурой, были основаны на аналогичных куполах, существовавших по всей Византийской империи. На самом деле, русский стиль церковного дизайна, ориентированный на здание в форме креста с куполом на вершине, был непосредственно основан на дизайне византийских церквей. Православное христианство также сильно повлияло на литературу народов, которых оно коснулось; многие русские произведения, например, в эту эпоху были сосредоточены в основном на религиозных выражениях, таких как Агиографии .Агиография — это повествование или рассказ о жизни и чудесах святых. Даже популярные произведения, такие как эпическая поэма «Слово о полку Игореве», демонстрируют смешение древних языческих взглядов с христианским влиянием. Многие традиционные греческие произведения также были переведены на славянские языки, и их влияние ощущалось в грядущих поколениях. Кроме того, византийцы принесли популярные формы искусства в Россию и остальную часть Восточной Европы. Одной из самых популярных из них будет нарисованная икона .Икона представляла собой изображение Иисуса, святых или других религиозных деятелей. Византийское влияние на Россию было настолько подавляющим, что, в частности, после падения Константинополя в 1453 г. русские цари стали считать себя наследниками старой империи и стали рассматривать Россию как «третий Рим» (как Византийскую империю). был вторым Римом). Это влияние продолжает процветать в регионе и по сей день.

Резюме урока

Восточная Европа, регион Европы, расположенный к востоку от Германии, находился под сильным влиянием Византийской империи . Приняв обращение в православие , многие правители добровольно попали под власть Империи, назвав себя царями и переняв многие черты византийского правления, такие как кодексы законов и суды. Церковь также ввела в регионе грамотность и даже создала новый алфавит Кириллица для перевода произведений на славянские языки. Через византийских торговцев и, что более важно, церковь, Византия повлияла на искусство, литературу и архитектуру региона.Даже луковичных куполов , которые мы ассоциируем с русскими постройками, были введены и основаны на византийской архитектуре.

Византийские и русские влияния в искусстве Андрея Рублева

Андрей Рублев (ок. 1360-1430) — загадочная фигура, биография которой малоизвестна, хотя исторически он считается самым известным иконописцем и фрескописцем. В начале своей жизни он поступил в Троице-Сергиеву Лавру, став учеником Прохора Городецкого, а затем перебрался в Андроников монастырь под Москвой, где и умер. В 1405 году вместе с Прохором Городецким Рублев работал с Феофаном Греком над росписями Благовещенского собора Московского Кремля, а некоторые из них, а именно Благовещение, Рождество Христово, Крещение Христово, Преображение Христово, Введение Христа во Иерусалим, Представление Младенца Христа во храм и Воскрешение Лазаря приписываются Рублеву. Им же написаны главные иконы для иконостаса Рождественского собора в Звенигороде ( Христос Пантократор, св.Павел, Архангел Михаил ). В 1408 году его можно найти вместе с Даниилом Черным, писавшим в Успенском соборе во Владимире (фреска Страшный суд, икон, таких как Христос во славе, Вознесение Христово и Св. Иоанн Креститель ). Знаменитая икона Рублева Троица Ветхозаветная , была заказана около 1411 года в честь преподобного Сергия, основателя Троице-Сергиева монастыря. Его последние работы были выполнены вместе с Даниилом Черным в Троице-Сергиевом монастыре и Андрониковом монастыре, который впоследствии стал музеем Рублева.

Икона Андрея Рублева «Троица».

Эта краткая биография Андрея Рублева открывает вопрос о влиянии на его искусство, особенно на его иконы. Его искусство, возможно, имеет разные влияния. Наиболее заметным из них является византийское влияние и греческое христианское искусство, особенно через Феофана Грека, а также через наследие более древней русской иконописи, особенно киевской. Второй из них — собственно русская иконография (в частности, новгородская иконография) и собственные духовные верования и монашеская жизнь Рублева, которые опять-таки можно назвать «греческими» или «русскими».История русского православия и иконописи дает нам ответ на этот вопрос.

Когда киевский князь Владимир I (980-1015) женился на Анне, сестре императора Василия II, он также принял христианство, а в 988 году сделал христианство официальной религией своей земли и народа. Тем не менее, культура улетучилась, и традиция зародилась не при Владимире I, а началась при его сыне Ярославе (1015-1054) и продолжалась все время правления внука последнего, Владимира Мономаха (1113-1125). ).Ярослав превратил Киев в христианскую столицу, построив Софийский собор, помимо нескольких других величественных церквей и заказав иконы для написания, назначил митрополита Киевского Илариона, а Печерский монастырь стал местом культурное развитие, от архитектуры до истории ( Первичная хроника была написана здесь монахами). Но этот золотой век киевской культуры интенсивно заимствовался у Византии, а значит, и у греков.Художники и архитекторы из Константинополя строили знаменитые храмы в Киеве, большинство митрополитов были уроженцами Константинополя, и даже монахи вели свою монашескую жизнь от традиции Афона в Греции. В этом смысле утверждалось, что не только киевская культура, но и последующая русская средневековая культура «делала и переделывала» модели Византии. Эти соображения важны, учитывая тот факт, что Рублев был не только иконописцем (и, таким образом, возможно, находился под влиянием византийской иконографии), но и монахом.Со времени христианизации Руси греческие художники постоянно привлекались к строительству, украшению и росписи церквей и икон, а православие (взятое из Византии) стало опорой русской народности.

Однако довольно скоро Киев пришел в упадок, и повсюду стали возникать княжества, которые большую часть времени воевали друг с другом, пытаясь получить больше земли и власти, а нашествие монголов только усилило раздробленность. Конечно, эти местные центры силы начали продвигать и местную культуру, но с ограниченным числом меценатов и спонсоров.Но один центр избежал бича монголов и раздробленности остальной Руси: Новгород. Благодаря своему демократическому самоуправлению и плодотворной торговле с северными портами Европы, а также с Византией, Новгород был не только богатым и независимым, но и влиятельным культурным центром. Помогло и то, что она никогда не была опустошена так, как остальные русские земли были опустошены монголами. С точки зрения монашества новгородские монастыри были стратегически расположены по периметру города, что позволяло городу защищаться от многих иноземных нашествий.Они также находились в ведении новгородского архиепископа (с 1156 г.). Монашество не отделялось от городской жизни, а вливалось в нее, подчеркивая и размножая культуру и религиозную литературу.

Следы византийского влияния в новгородской иконографии существуют: русские иконы заимствованы из развития, происходящего в греческом искусстве, с более индивидуальными портретами, уравновешивающими человеческое и божественное. Греческие художники приезжали в Новгород и работали там в специфической аскетичности стиля византийского искусства и его общей гармонии.Но Новгород был не только перекрестком купеческих путей и, следовательно, абсорбентом иноземных влияний, но и местом, где зародился своеобразный стиль в иконописи. Фон икон стал окрашиваться (особенно в желтый цвет) или золотом (параллельное развитие происходило в византийском искусстве), активное выражение лица, красные щеки и живые глаза оживляли фигуры. Композиции имели небольшой объем, но были яркими и лаконичными, содержали в основном единичные фигуры. Часто фигуры массивные, со строгими лицами, симметричными композициями, переливающимися киноварно-красным, зеленовато-голубым, коричневым и фиолетовым.В этом в русской иконописи появляются первые следы национальных черт, отличные от византийского искусства, хотя и рожденные от него. Действительно, дальнейшее развитие византийского искусства будет продолжать оказывать влияние на русскую иконографию, но это не замедлит и без того самостоятельного развития русской иконографии.

Среди политической нестабильности в стране возникли два центра надежды: один — Москва, другой — монашеская духовность и вместе с ней иконопись, пластически представлявшая человеческие идеалы и вечное Царство Божие.Монашеское движение стремилось к освящению тела и духа посредством аскетического подвига и вдохновенной иконописи, изображая свет, просвещающий святых, источником которого является Христос. Благодаря новой стабильности в стране Москва восстановила отношения с Византией, и греческие художники стали украшать русские храмы. Одним из таких был Феофан, писавший в стиле палеологовского Возрождения, напряжённом, экспрессивном, полном задумчивости и мистическом стиле. Феофан работал в нескольких местах, например, в Спасо-Преображенской церкви в Новгороде и в Благовещенском соборе Московского Кремля, используя приглушенные цвета и белые блики. Одним из влияний, которые он оставил на искусство Рублева, является способ драпировки фигур. В то же время возникло мощное монашеское движение во главе с преподобным Сергием Радонежским, заложившим традицию афонского созерцания в монашеской жизни. Именно он основал Свято-Троицкий монастырь. Сергиевский монастырь, где Андрей Рублев начал свою жизнь монахом, и именно он был признан духовным лидером России.Движение Сергея приобрело чисто русские тона и продолжалось так, распространяясь по густым лесам России (отсутствующим в Греции), восхваляя труд на земле, поддерживая борьбу с монголами и стремление к национальной независимости. Это движение вдохновило русских художников на изображение плавных силуэтов, более мягких тонов и общей гармонии композиции. Эти два основных потока вдохновения нашли отражение и в творчестве Андрея Рублева. Действительно, он гениально сочетал византийские влияния с русским стилем в гармоничной композиции, которая послужила образцом для будущих поколений художников, как русских, так и зарубежных. Его образы глубоки, возвышенны, в безмолвном созерцании, отражающем исихастскую молитву сердца, которую, должно быть, практиковал и сам Рублев. Благодаря этому он стал основоположником и лидером художественного движения XV -го -го века России.

Замечательно, что именно самая известная икона, написанная Рублевым, Ветхозаветная Троица , как раз и выражала основные идеи православия и Церкви, которая ведь была заимствована из Византии: община (и живые верные и умершие — святые, изображенные на стенах храма), над которыми председательствует Христос, как Пантократор, полнота Отца, Сына и Святого Духа.Представления о красоте Царства Божия и о тайне Воплощения раскрываются в иконографии. Рублев мог бы никогда не написать эти иконы, если бы спор между Византийской Православной Церковью и иконоборцами, считавшими иконы идолами, не закончился поражением последних. Безмятежные, полные света картины Рублева выражают тему Иисуса как Света Мира и/или надежды на Его владычество. Более того, устройство Церкви давало это стремление к духовной жизни по сравнению с той силой, которой позже оказалась Церковь.Эту функцию выполняли монахи и монахини, жившие истинно духовной жизнью, и Рублев был одним из них. Дисциплина и строгость, свойственные византийскому искусству, видны в четких очерченных контурах Рублева, стилистической отвлеченности и спокойствии ликов святых.

Но специфика русского стиля и особенно монашеского движения XV -го -го века проявляется через Ветхозаветную Троицу , представляющую совершенную жертву любви: Отца (ангел слева, в обрамлении учреждения как знак Его Мудрости), полный печали, но ободряющий, смотрит на Сына (ангел в центре), который склоняет Свою голову перед волей Отца, благословляя чашу, и Святой Дух (ангел справа, по бокам горой, знаком духовного возвышения), который также склоняет голову перед Отцом.Вся композиция круглая, все действие и все персонажи сосредоточены на центре, чаше, Евхаристии: три ангела, Авраам и Сарра бегут к ней со своими хлебными приношениями. В этой иконе воплощено исполнение пророчеств, Жертвоприношение Агнца (изображаемого между Авраамом и Саррой), центр христианства.

Конечно, часть этих тем соответствует не только уже упомянутым влияниям, но и течению «богословского философствования», характерному для XV века, когда объем икон выходит за рамки изображения святых и Христа, к новым богослужебные темы, которые неоднократно требовали особого толкования.Однако в целом произведения Рублева излучают свет, богатство чувств, чистоту и поэзию, влекущие к созерцанию. Тени, кажется, не имеют места в его картинах, настолько, что работы Рублева обладают невиданным ранее качеством прозрачности. Его святые кажутся великодушными и готовыми помочь, наблюдая за вами своим душевным взглядом. Ярким образцом рублевского искусства является образ Христос в Успенском соборе Звенигорода, исполненный характерной для Рублева лирической одухотворенности, исполненный сострадания, доброты и благочестия.Как и в жизни Сергея Радонежского, Андрей Рублев сочетает в своем творчестве христианское богословие и мировоззрение с любовным отношением и заботой о человеке (который является объектом православно-христианского толкования).

В заключение следует сказать, что искусство Андрея Рублева было не только вершиной средневековой иконописи в России, выражавшей идеалы русского православия и монашества, но и созданным на основе знания предшествующих пластов художественного развития, как русского, так и византийского. Действительно, наряду с православием, Русь заимствовала византийскую традицию иконописи и строго следовала этим образцам вплоть до монгольского нашествия, когда только Новгород, единственный избежавший разрушения захватчиками, все еще имел контакты с Византией и находился под ее влиянием. искусства, но в то же время разработал уникальную русскую иконографию.Кроме того, благодаря многочисленным князьям со своими дворами, существовавшими в период, известный как Удельная Русь (после падения Киевской Руси и до возникновения Московской Руси), развивался местный центр искусства и иконописи, который со временем породил мало похоже на византийские каноны. Рублев рождается в то время, когда Москва приходит к власти и начинает объединять все княжества России под своим протекторатом, и этому способствует интенсивное духовное движение преподобного Сергия Радонежского. Таким образом, Рублев соприкасается со старой киевской иконографией и с вновь прибывшими из Византии греческими художниками, но находится и в сфере влияния русской иконописи, которую он выводит на новый уровень, недостигнутый до него и едва превзойденный впоследствии: та, которая выражала надежду, веру и любовь не только в Царствие Божие, но и имеющееся на земле, духовную прозрачность и свет, проникающий в материальный мир, выражение исикамизма и монашества, посвященного не только Богу, но и заботе о Божьи подданные.


Каталожные номера

Андреев Николай. «Языческие и христианские элементы в Древней Руси». Славянское обозрение 21 , вып. 1 (1962): 16-23.

Франклин, Саймон. « Происхождение России и ее культуры ». В Вратах Тайны: Искусство Святой Руси, под редакцией Родерика Грирсона, 27-36. Форт-Уэрт: InterCultura, 1992.

.

Хьюз, Линдси. « Искусство и литургия в России: Рублев и его преемники ». В году Кембриджская история христианства. Том. 5, Восточное христианство . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2006.  

Лазарев Виктор Никитич. Русские иконы XII-XV веков . Нью-Йорк: Новая американская библиотека мировой литературы по договоренности с ЮНЕСКО, 1962 г.

.

Мейендорф, Джон. « Наследие красоты: литургия, искусство и духовность в России ». В Вратах Тайны: Искусство Святой Руси, под редакцией Родерика Грирсона, 37-44.Форт-Уэрт: InterCultura, 1992.  

Попова Ольга. « Средневековая русская живопись и Византия ». В Врата Тайны: Искусство Святой Руси, под редакцией Родерика Грирсона, 45-59. Форт-Уэрт: InterCultura, 1992.

.

Рясановский Николай В. и Штейнберг Марк Д. История России . 7 изд. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2005.

.

Шалина Ирина. « Троица ». В Вратах Тайны: Искусство Святой Руси, под редакцией Родерика Грирсона, 114-117.Форт-Уэрт: InterCultura, 1992.

.

Смирнова, Энгелина. « Школы средневековой русской живописи ». В Вратах Тайны: Искусство Святой Руси, под редакцией Родерика Грирсона, 60-71. Форт-Уэрт: InterCultura, 1992.

.


1.) Энциклопедия истории России, Том 3., с.в. «Андрей Рублев».

2.) Международный словарь по искусству и художникам , Том 1, Художники , с.в. «Андрей Рублев».

3.) Саймон Франклин, « Происхождение России и ее культуры », в Врата тайн: искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 29–30.  

4.) Там же, 30. По годам княжения Николая Васильевича Рязановского и Марка Д. Штейнберга, История России, 7 изд. (Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2005), 30–35.

5.) Саймон Франклин, « Происхождение России и ее культура », в Тайные врата: Искусство Святой Руси, изд.Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 31.

6.) Там же, 31.

7.) Николай В. Рясановский и Марк Д. Штейнберг, История России, 7 изд. (Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2005), 60–62.

8.) Саймон Франклин, « Происхождение России и ее культура », в Тайные врата: искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 33.

9.) Энциклопедия монашества , с.v. «Андрей Рублев».

10.) Там же, 978

11.) Виктор Никитич Лазарев, Русские иконы: от двенадцатого до пятнадцатого века (Нью-Йорк: Новая американская библиотека мировой литературы по соглашению с ЮНЕСКО, 1962), 12-13.

12.) Энгелина Смирнова, « Школы средневековой русской живописи », в сб. Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 66.

13.) Николай В.Рясановский и Марк Д. Штейнберг, История России, 7 изд. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 2005 г.), 120.

.

14.) Джон Мейендорф, « Наследие красоты: Литургия, искусство и духовность в России », в Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 42.

15.) Там же, 43.

16.) Ольга Попова, « Средневековая русская живопись и Византия », в сб. Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд.Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 55.

17.) Там же, 56.

18.) Линдси Хьюз, « Искусство и литургия в России: Рублев и его преемники », в Кембриджская история христианства, том. 5, Восточное христианство (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2006), 287.

19.) Международный словарь по искусству и художникам , Том 1, Художники , с.в. «Андрей Рублев».

20.) Энциклопедия монашества , с.v. «Андрей Рублев».

21.) Николай В. Рясановский и Марк Д. Штейнберг, История России, 7 изд. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 2005 г.), 112.

.

22.) Ольга Попова, « Средневековая русская живопись и Византия », в сб. Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 57.

23.) Там же, 58.

24.) Там же, 58.

25.) Энциклопедия истории России, Том 3, с.v. «Андрей Рублев».

26.) Джон Мейендорф, « Наследие красоты: Литургия, искусство и духовность в России », в Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Fort Worth: InterCultura, 1992), 39.  

27.) Виктор Никитич Лазарев, Русские иконы: от двенадцатого до пятнадцатого века (Нью-Йорк: Новая американская библиотека мировой литературы по соглашению с ЮНЕСКО, 1962), 20.

28.) Джон Мейендорф, « Наследие красоты: Литургия, искусство и духовность в России », в Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд.Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 40.

29.) Там же, 41.

30.) Ольга Попова, « Средневековая русская живопись и Византия », в сб. Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Fort Worth: InterCultura, 1992), 48.  

31.) Виктор Никитич Лазарев, Русские иконы: от двенадцатого до пятнадцатого века (Нью-Йорк: Новая американская библиотека мировой литературы по соглашению с ЮНЕСКО, 1962), 21.

32.) Ирина, Шалина, « Троица », в кн. Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 116.

33.) Виктор Никитич Лазарев, Русские иконы: от двенадцатого до пятнадцатого века (Нью-Йорк: Новая американская библиотека мировой литературы по соглашению с ЮНЕСКО, 1962), 20, 22.

34.) Международный словарь по искусству и художникам , Том 1, Художники , с.v. «Андрей Рублев».

35.) Линдсей Хьюз, « Искусство и литургия в России: Рублев и его преемники », в Кембриджская история христианства, том. 5, Восточное христианство (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2006), 291.

36.) Международный словарь по искусству и художникам , Том 1, Художники, с.в. «Андрей Рублев».

37.) Николай Андреев, «Языческие и христианские элементы в Древней Руси», Славянское обозрение 21, вып.1 (1962): 20.

1.) Энциклопедия истории России, Том 3., с.в. «Андрей Рублев».

2.) Международный словарь по искусству и художникам , Том 1, Художники , с.в. «Андрей Рублев».

3.) Саймон Франклин, « Происхождение России и ее культура », в Тайные врата: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 29–30.  

4.) Там же, 30. По годам княжения Николая Васильевича Рязановского и Марка Дмитриевича Штейнберга, История России, 7 изд. (Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2005), 30–35.

5.) Саймон Франклин, « Происхождение России и ее культура », в Тайные врата: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 31.

6.) Там же, 31.

7.) Николай В. Рясановский и Марк Д. Штейнберг, История России, 7 изд.(Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2005), 60–62.

8.) Саймон Франклин, « Происхождение России и ее культура », в Тайные врата: искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 33.

9.) Энциклопедия монашества , с.в. «Андрей Рублев».

10.) Там же, 978

11.) Виктор Никитич Лазарев, Русские иконы: от двенадцатого до пятнадцатого века (Нью-Йорк: Новая американская библиотека мировой литературы по соглашению с ЮНЕСКО, 1962), 12-13.

12.) Энгелина Смирнова, « Школы средневековой русской живописи », в сб. Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 66.

13.) Николай В. Рясановский и Марк Д. Штейнберг, История России, 7 изд. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 2005 г.), 120.

.

14.) Джон Мейендорф, « Наследие красоты: Литургия, искусство и духовность в России », в Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд.Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 42.

15.) Там же, 43.

16.) Ольга Попова, « Средневековая русская живопись и Византия », в сб. Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 55.

17.) Там же, 56.

18.) Линдси Хьюз, « Искусство и литургия в России: Рублев и его преемники », в Кембриджская история христианства, том. 5, Восточное христианство (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2006), 287.

19.) Международный словарь по искусству и художникам , Том 1, Художники , с.в. «Андрей Рублев».

20.) Энциклопедия монашества , с.в. «Андрей Рублев».

21.) Николай В. Рясановский и Марк Д. Штейнберг, История России, 7 изд. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 2005 г.), 112.

.

22.) Ольга Попова, « Средневековая русская живопись и Византия », в сб. Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд.Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 57.

23.) Там же, 58.

24.) Там же, 58.

25.) Энциклопедия истории России, Том 3, с.в. «Андрей Рублев».

26.) Джон Мейендорф, « Наследие красоты: Литургия, искусство и духовность в России », в Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Fort Worth: InterCultura, 1992), 39.  

27.) Виктор Никитич Лазарев, Русские иконы: от двенадцатого до пятнадцатого века (Нью-Йорк: Новая американская библиотека мировой литературы по соглашению с ЮНЕСКО, 1962), 20.

28.) Джон Мейендорф, « Наследие красоты: Литургия, искусство и духовность в России », в Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 40.

29.) Там же, 41.

30.) Ольга Попова, « Средневековая русская живопись и Византия », в сб. Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Fort Worth: InterCultura, 1992), 48.  

31.) Виктор Никитич Лазарев, Русские иконы: от двенадцатого до пятнадцатого века (Нью-Йорк: Новая американская библиотека мировой литературы по договоренности с ЮНЕСКО, 1962), 21.

32.) Ирина, Шалина, « Троица », в кн. Врата тайны: Искусство Святой Руси, изд. Родерик Грирсон (Форт-Уэрт: InterCultura, 1992), 116.

33.) Виктор Никитич Лазарев, Русские иконы: от двенадцатого до пятнадцатого века (Нью-Йорк: Новая американская библиотека мировой литературы по соглашению с ЮНЕСКО, 1962), 20, 22.

34.) Международный словарь по искусству и художникам , Том 1, Художники , с.в. «Андрей Рублев».

35.) Линдсей Хьюз, « Искусство и литургия в России: Рублев и его преемники », в Кембриджская история христианства, том. 5, Восточное христианство (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 2006), 291.

36.) Международный словарь по искусству и художникам , Том 1, Художники, с.в.«Андрей Рублев».

37.) Николай Андреев, «Языческие и христианские элементы в Древней Руси», Славянское обозрение 21, №1 (1962): 20. видел Константинополь как центр российской власти. Ее первый спуск на нее был совершен в девятом веке, когда она еще была языческим народом; и ее последний в девятнадцатом. Можно ли найти какой-либо аналогичный пример, когда нация твердо придерживалась одной великой идеи в течение тысячи лет, несмотря на все превратности судьбы и все изменения в правительстве, религии и цивилизации? Его назвали мечтой России, — разве это не чудесный пророческий сон?

В ранний и отчасти легендарный период ее планов достижения Босфора мы не входим.Первое решительное и торжественное объявление миру о ее намерениях было сделано в 1472 г. Иваном III, когда он женился на царевне Софье, племяннице Константина Палеолога, последнего из греческих императоров, и принял двуглавого орла византийской империи. Империя как символ России. Это смелое присвоение права на византийский трон было тем более достойным восхищения, что Мехмет, перед которым трепетала Европа, занимал этот трон; именно расстояние и неизвестность претендента обеспечили его безопасность.Но он сделал заявление; и в течение пяти столетий Россия преследовала его с безмятежным и непобедимым мужеством. Она была тогда неведомой, ничтожной силой, но только сбросившей оковы татарского владычества и медленно собиравшей элементы той могучей силы, которую она одна сознавала. Теперь она ужас всего мира. Ее территория тогда составляла около 740 000 квадратных миль; сейчас это более восьми миллионов! Каждый квадратный метр его завоёван мечом и обагрён человеческой кровью.

Впервые она вступила в прямой конфликт с турками — хотя. у нее были ожесточенные и кровопролитные войны с угрюмыми татарами, вассалами султана, вследствие попытки турок занять Астрахань в 1569 г. Селим II. был великий визирь Соколли, неудачник де Лессепс своего времени. Он решил прорубить судоходный канал, чтобы соединить Дон и Волгу в том месте, где одна крюком на восток, другая на запад сближаются на тридцать верст.

Предлагаемый канал должен был соединить Черное море, Азофское море и, таким образом, все великие морские магистрали мира с Каспийским морем. Этот грандиозный проект Соколли, возможно, не был полностью коммерческим по своему замыслу. В случае успеха это позволило бы султану превратить шаха в вассала и сформировать сильную северную границу своей империи. Соколли сделал приготовления, соответствующие величию предприятия. Но для его безопасного преследования необходимо было овладеть Астраханью, недалеко от Каспия.Русские, ясно понимая политические замыслы предприятия, защищали это место с таким мужеством и твердостью и атаковали экспедицию с такой решимостью, что удержали пост и отбросили турок.

Мусульманские историки утверждают, что солдаты и рабочие отступили скорее с места, чем от русских. Летние ночи в этих широтах были такими короткими, что между вечерним молебном, через два часа после захода солнца, и утренним богослужением было всего три-четыре часа.Если они произносили свои молитвы, они спасали свои души, но губили свои тела. Если они пренебрегали своими молитвами, они спасали свои тела, но губили свои души. Поскольку ни о каком результате не могло быть и речи, они покинули это место с большим отвращением.

За целое столетие Россия не сделала решительных шагов в своем продвижении к Константинополю. Она разжигала войны между Австрией и Турцией, держала дунайские провинции в состоянии хронического восстания и отвоевала Украину у татар. Но когда на престол взошел Петр Великий, Российской империи предстояло облечься в новый облик.Приняв в 1689 г. всю власть правительства, он решил иметь армию и флот, которые должны были отдать России северные берега Азофа среди Черного моря. В 1695 году он атаковал город Азоф с отрядом в шестьдесят тысяч человек и был отбит с большими потерями. В следующем году он взял город; а форты и военные сооружения, которые последовали за ними, ясно указывали на то, что он приехал, чтобы остаться и продлить свои завоевания. После ожесточенной и страшной войны с Австрией Карловицкий мир 1699 г. дал сторонам время собраться с силами для новых состязаний.В этом мире Турция впервые должна была опуститься до уровня равенства с христианскими народами. Христианские державы теперь были в выигрыше. Австрия частично вернула себе Венгрию и завершила свою оккупацию в 1718 году; Россия получила Керчь и всю провинцию Азоф; а в Польше были Каминик и Подолио.

Царь был слишком занят своими великими реформами, чтобы вести войну с османами до 1711 года, когда он решил завладеть Молдавией и Валахией. Он вел свои войска вниз по правому берегу реки Прут, когда великий визирь заманил его в ловушку, из которой не было выхода.У него не было ни воды, ни провизии, и он предпринимал отчаянные, но бесполезные и пагубные усилия, чтобы прорубиться. У визиря не было повода напасть на него, потому что само место представляло собой ужасного союзника; а голод, жажда и болезни очень скоро заставят безоговорочно сдаться или истребит Петра и всю его армию.

В этой высшей необходимости не дремлет добрый гений России. Императрица Екатерина собрала свои драгоценности и ордена и драгоценные украшения офицеров и послала их великому визирю купить мир.Визирь поддался искушению и позволил великому врагу своей страны бежать; но условия мира, слишком суровые для благодати, слишком мягкие для государственной мудрости, вскоре были полностью проигнорированы, и Турция, к своему горькому огорчению, обнаружила, что Россия является таким же неизменным врагом.

Только в 1736–1739 годах Россия была настроена снова нанести удар за Константинополь. В союзе с Австрией русский генерал маршал Мюнхен был уверен в триумфальном въезде в османскую столицу.Он отправился в Молдавию, чтобы завладеть великим призом. Но поражение австрийской армии и деморализация ее сил вынудили Австрию просить мира, к полному расстройству ее планов и надежд и планов и надежд России. И снова приз ускользнул из рук царя. В последовавшем за этим Белградском договоре было решено, что Азоф должен быть уничтожен, что Россия не должна держать никакого флота ни на Азофе, ни на Черном море, и что ее завоевания в Молдавии и Бессарабии должны быть восстановлены; но она добилась некоторого увеличения территории, исправив свою южную границу.

Белградский договор 1739 года дал Турции возможность подготовиться к новой борьбе. Крым был страшно опустошен маршалом Мюнхеном, но не захвачен. Когда состоялось еще одно состязание в Дунайских провинциях, русский победил; а Кайнарджийский договор 1774 г. был унизительным для Порты. Ханы Крыма были объявлены независимыми от Турции и в равной степени под опекой Турции и России. Право России иметь консулов ​​во всех частях Османской империи при отсутствии соответствующего права со стороны Турции с тех пор открывало дорогу русским интригам во всех частях Турецкой империи.Наконец, все предыдущие договоры с их обязательствами, правами и привилегиями были объявлены недействительными, и ни одно из основанных на них требований никогда не могло быть выдвинуто. Один дипломат того времени заметил по поводу договора, что он предвещает беду не только для Турции, но и для Европы; и что, поскольку военное значение Турции уменьшилось, ее дипломатическое значение будет возрастать — точка зрения, которая остается в силе и по сей день.

После Кайнарджийского договора императрица Екатерина не скрывала своего намерения изгнать турок из Европы.Она отдала своего внука Константина на попечение греческих кормилиц и греческих учителей, чтобы он мог взойти на трон Палеологов. В 1779 г. она объявила о своем намерении завладеть Крымом, подвиг, который был совершен в 1783 г. Храбрых жителей-мусульман вырезали тысячами, чтобы грубо предупредить их об эмиграции. Среди зимы были изгнаны даже армянские жители. Из семидесяти пяти тысяч только около семи тысяч несчастных, разоренных существ добрались до безопасного места в Турции.В 1787 году императрица Екатерина совершила триумфальное путешествие через Крым в сопровождении императора Австрии Иосифа. Над триумфальной аркой было написано: «Это путь в Константинополь». Война с Турцией, которая последовала за этой оккупацией Крыма, была катастрофой для османов. Завоевание и массовое истребление жителей Исмаила и Окзакова потрясло Европу как возвращение к самым варварским методам ведения войны.

У императрицы теперь было все северное побережье Черного моря и флот, вполне равный турецкому.Она подписала Ясский договор 1792 года, чтобы лучше подготовиться к войне. Англия была встревожена этим военным ростом и успехом России, ее безопасным и великолепным положением на Черном море. Г-н Питт, который был тогда премьер-министром, попытался сформировать комбинацию против ее дальнейшего продвижения к Константинополю. Он поддерживал доктрину баланса сил, необходимого для безопасности Европы. Но Европа была слишком взволнована Французской революцией, чтобы принимать какое-либо положительное участие в делах Востока; а императрица Екатерина, хотя и раздраженная поведением Питта, увидела возможность двинуться прямо на Константинополь и наконец осуществить то, чего так желали Иван Грозный и Петр Великий.

Четыре года активной подготовки привели ее армию и ее припасы в состояние, полностью удовлетворяющее ее и ее генералов. У нее было дисциплинированное войско в триста тысяч и еще сто пятьдесят тысяч в процессе дисциплины для подкрепления. Ее транспорты и флот на Черном море были в полной готовности. Никогда еще не проводилось таких обширных и энергичных приготовлений во всех войнах, которые велись с того дня, триста двадцать лет назад, когда ее предок принял византийского двуглавого орла.Страстная императрица, с гордостью наблюдая за этой обширной подготовкой и безгранично доверяя своему генералу Суварову, заявила, что она «получит Константинополь, несмотря на Питта и дьявола!» Смерть внезапно положила конец всем ее проектам в 1796 году. Трудности престолонаследия и положение в Европе на какое-то время скрыли Константинополь из поля зрения. Турки при поддержке Питта готовились к отчаянному сопротивлению. Но распространенной поговоркой было: «Смерть и Питт спасли Турцию!»

Великая императрица умерла, и ее цели были сведены на нет; а как обстояли дела между турцией и россией? Христианская империя росла огромными шагами.Ее территория, ее население и все военное искусство продвинулись вперед, к изумлению Европы. Ее военные ресурсы были равны ее амбициям. Сила ее великого противника на Босфорском проливе неуклонно уменьшалась. Султан потерял Венгрию, Трансильванию, Крым и все северные побережья Черного и Азофского морей. Молдавия, Валахия и Сербия были терниями в его боку; Египет был в открытом восстании; и далекие пашалики часто бросали вызов его авторитету. Его армия и флот находились в состоянии неподчинения.Старая дисциплина отошла как от янычар, так и от простых солдат. Турция находилась на последнем этапе потребления, а Россия «радовалась, как силач, пробежать гонку».

Во время войн Наполеона Турция получила частичную передышку. Россия часто воевала с ней, но была настолько поглощена великим европейским конфликтом, что не имела времени для эффективной агрессивной политики. Внутреннее состояние Турции также оказывало определенное сопротивление. Селим III. взошел на престол в 1789 году и предпринял огромные усилия, чтобы спасти империю от ее неорганизованного и отчаянного состояния.

Одно событие изменило политику России с враждебной на дружественную по отношению к поддержке Турции самым необычным образом, на короткое время. Наполеон решил установить мощь Франции в Египте и имел великолепные планы создания Восточной империи. Россия с первого взгляда увидела, что эта идея, однажды реализованная, может стать непреодолимым препятствием для ее собственных планов. Тогда вся мощь Франции будет брошена на защиту Константинополя и проливов от России. Когда эта мечта о Наполеоне развеялась, после большого кровопролития, неслыханных зверств и великих проявлений героизма со стороны турок, англичан и французов, Россия вернулась к своей политике изнурения и истощения своей жертвы подстрекательством бесконечных восстаний. и пограничные войны.Она приняла имя и сыграла роль покровительницы христиан Востока. Вследствие этого Босния, Сербия, Валахия и Молдавия были ареной непрекращающихся и кровавых раздоров. Ее объявленной политикой было побудить христиан вести свои собственные битвы; и у них не хватило разума понять, что они сражаются с ней. Сербия часто и яростно обвиняла Россию в том, что она доставляет ей неприятности, а затем оставляет ее «на произвол судьбы». Русское использование термина «христианин» не было хорошо понято в этой стране.Как покровительница христиан, как она могла безжалостно уничтожить семьдесят пять тысяч армян-христиан в Крыму? Объяснение состоит в том, что она дает этот титул только членам греческой церкви. Все остальные, армяне, якобиты, католики, протестанты, являются еретиками и находятся в той же категории, что и мусульмане. Николай, желая избежать оскорблений, называл их «иноверцами». Он никогда не называл их христианами.

Большое состязание с Наполеоном, предлагавшим в свое время царю Александру различные неосуществимые схемы раздела Турецкой империи между собой, — неосуществимые, ибо каждый из разбойников претендовал на львиную долю, — удержало Россию от всякого прямого наступления на Константинополь .Кроме того, внутренних волнений Османской империи было достаточно, чтобы на время удовлетворить ее. Враг уничтожал себя. Его окружали опасности со стороны улемов, янычар, ваххабитов, мамелюков, друзов, греков, албанцев, сербов и молдо-валахов. Селим III. был убит янычарами; и молодой Махмуд II. был возведен на руинах империи, великой лишь в руинах.

В 1812 году Англия побудила Россию заключить мир с Турцией и обрушить всю свою тяжесть на Наполеона.Молдавия и Валахия были возвращены Турции. По Пруту сделали границу между Молдавией и Россией. Сербия должна была платить определенный налог непосредственно в казну султана, без вмешательства турецких сборщиков налогов. Крепости были отданы Турции; но у России была Бессарабия и устья Дуная. Ее мало заботили временные преимущества, предоставленные туркам, или неопределенность договора с Сербией. Договор обязательно породил проблемы, а это всегда было в интересах Москвы.Когда великолепный метеор, долго висевший над Европой, «дышавший от своих ужасных волос чумой и войной», упал на Святую Елену и Священный Союз заново освятил царство деспотизма в Европе, Россия могла безопасно возобновить свой поход на Константинополь.

Турция потерпела одно большое и фатальное поражение в пользу своего великого врага. Более половины населения Северной Турции составляют христиане, состоящие из румын, славян различных подразделений, албанцев, греков и армян.Славянская среди албанских рас частично мусульманская, частично христианская. Мы с уверенностью оценим их в двенадцать миллионов. Убичини оценивает их в девять миллионов, не считая Румынии. Все они естественные союзники России и враги Порты. Они не дают солдат турецкой армии; истощение войн и эпидемии лагерей тяжким бременем ложатся на постоянно уменьшающееся число мусульман. Удивительно, что конкурс продолжается так долго.

Минуя многие события, слишком запутанные, чтобы их здесь разбирать, мы подходим к следующему великому ходу России, — независимости Греции.Хорошо известно, что подготовительная работа велась в России и заключалась в образовании гетерий, или тайных революционных обществ, которые с незаметной, но удивительной быстротой распространились по всему греческому народу. В 1821 году хорошо сложенный поезд был сожжен. Деметра Ипсиланти, грек по происхождению и генерал русской армии, перешла Прут в Молдавию и призвала греков к оружию. К сожалению, восстание характеризовалось недостойными дела зверствами. Турецкие купцы в Яссах и Галаце были жестоко убиты.Страшные расправы со стороны разъяренных мусульман производились и в других местах. В Константинополе янычары удовлетворяли свою любовь к крови; и среди других мстительных ударов повесил почтенный греческий патриарх у его собственной двери. Армия Ипсиланти на Дунае вскоре была уничтожена турками. Но в Греции и на греческих островах героические усилия греков увенчались успехом, пока султан не призвал на помощь Мехмеда Али из Египта. Не испытывая отвращения к тому, чтобы его войска находились в Турции, истребитель мамелюков послал своего сына Ибрагима — своего величайшего полководца — с армией и флотом, которые могли овладеть любым портом, удерживаемым греками.Миссолонги, героически оборонявшиеся, пали в 1826 г., а Афины — в июне 1827 г. Дело греков казалось проигранным. Но флот союзных держав вошел в бухту Наварино и уничтожил турецкий и египетский флоты.

Это был великий триумф Греции, но еще больший триумф России. Она использовала флоты этих двух держав, наиболее стремившихся укрепить Турцию против России, и заставила их нанести Турции смертельную рану. Она весьма успешно подстрекала Австрию ко многим войнам, в которых Австрия ничего не выиграла, а Турция много потеряла в людях и деньгах, но теперь она манипулировала Францией и Англией.Союзники, осознав свое глупое положение, пытались прикрыться предлогом гуманности; но Россия не перестает смеяться над ними и по сей день. Освобождение Греции могло быть обеспечено единым требованием союзников. Удар был нанесен без объявления войны и силами, с которыми Порта была в мире. Акерманский договор между Россией и Портой 1826 г. и договор союзников 1827 г. означал триумф для России, потерю и унижение для Турции.

Тем временем в Константинополе произошли события, которые, казалось, давали царю долгожданный, долгожданный случай вернуть на Босфор двуглавого орла и воздвигнуть на куполе русский крест. св.София. Восстание и полное уничтожение янычар в 1826 г. и катастрофа под Наварином в 1827 г. оставили Османскую империю без армии и флота и с внутренними беспорядками самого угрожающего характера. Султан уничтожил собственную армию; его союзники уничтожили его флот.

Царь радостно узнал час. Между ним и осуществлением мечты России не было ничего, кроме нескольких дней перехода. В 1828 году он послал стотысячную армию, чтобы пересечь Балканы и взять Константинополь.Он не ожидал ничего, кроме слабого сопротивления. Он забыл, что каждый мусульманин по своей религиозной вере является воином и что для него кратчайший путь в рай лежит через поле крови. Армия без сопротивления переправилась через Дунай, но была раздражена ожесточенной обороной Ибраилы, которая стоила ей четырех тысяч человек. Им не удалось взять Шумлу; Варна пала после доблестного боя. Граф Мольтке, находившийся в то время на турецкой службе, писал: «Если учесть огромные жертвы, которых война стоила русским [в 1828 году], трудно сказать, выиграли ее они или турки или проиграли.Оставалось провести вторую кампанию, чтобы определить ценность первой».

В большом раздражении по поводу его неудач, царь послал маршала Дибича с силами, достаточными, чтобы нести все перед собой. Он пересек Балканы с большими потерями и прибыл в Адрианополь с армией, измученной боями и так эффективно пораженной чумой и холерой, что туркам нужно было подождать всего пару недель или около того, чтобы она погибла. Но маршал Дибич с непревзойденным русским искусством напугал Порту и послов в Константинополе, заставив поверить, что у него есть стотысячное победоносное войско, готовое двинуться на столицу.Был заключен договор; на Турцию была наложена военная контрибуция в размере двадцати пяти миллионов; а затем десять или пятнадцать тысяч деморализованных, пораженных чумой солдат вышли из Адрианополя, большинство из них погибло по дороге. Из всех сил, перешедших Прут, в родные края вернулось не более десяти тысяч. У России такое огромное население, что она не возражает против потери одной или двухсот тысяч человек.

Этот договор был огромным выигрышем для России по многим пунктам, но Константинополь снова ускользнул.Если бы султан продержался еще несколько дней, маршал Дибич был бы вынужден сдаться; кампания 1829 г. была бы самым выдающимся провалом; польское восстание 1830 г. оставило бы Турцию в полной безопасности от иностранных врагов; и новая турецкая армия была бы сформирована под руководством Мольтке.

Теперь султан может надеяться на небольшую передышку. Но его мятежный подданный, паша Египта, быстро продвигался по северной Сирии и вошел в Малую Азию, почти не встречая сопротивления.Султан тщетно обращался за помощью к Англии и Франции. С непостижимой глупостью они не оставили ему никакого ресурса, кроме России. Царю было милостиво угодно послать 15 000 солдат, чтобы занять азиатскую сторону Босфора. Когда Мехмет Али обнаружил, что преследование его замысла означает войну с Россией, он отозвал свою армию. Договор Ункиар-Скелеси связал Турцию с Россией как простого вассала. Она должна закрыть проливы от вооруженных кораблей всех других держав и поддерживать наступательный и оборонительный союз.

Франция и Англия объединились в решении египетского вопроса и не должны были снова оставлять Турцию целиком в руках России. В войне 1839 г. между пашой и султаном Россия не имела преобладающего влияния; Франция и Англия объединились, чтобы поддержать Османскую империю. В Конвенции 1840 г. об умиротворении Леванта согласились Великобритания, Австрия, Россия, Пруссия и Турция. Мехмет-Али был объявлен наследственным правителем Египта, а Турция наслаждалась тринадцатью годами отдыха.

Под вдохновением сэра Стратфорда Каннинга (Lord Stratford de Redcliffe) молодой султан Абдул Адеджид (1839 г.) провел множество реформ. Были реконструированы гражданская администрация, армия, флот. Флот, предательски отданный египетскому паше, был возвращен, и изменники вскоре умерли естественной смертью, возможно, от яда. Турецкая армия произвела на свет одного солдата, Омара-пашу, обладавшего бесспорным военным гением. В течение тринадцати лет мира он удерживал Дунайские провинции от восстания, несмотря на русские заговоры.Он обуздал пылких боснийцев и черногорцев; и когда в 1848 году революционное помешательство охватило Европу и затронуло Молдо-Валахию, благоразумие и умение этого генерала разрушили планы России, шедшей с 40-тысячной армией. После длительных переговоров с Англией и Турцией они были отозваны.

Но Николай стал нетерпеливым и, возможно, встревоженным этими неожиданными признаками выздоровления и возвращающихся сил. Его беседы с сэром Гамильтоном Сеймуром о «больном человеке», «очень больном человеке» слишком хорошо известны, чтобы нуждаться в повторении.Он убедил себя, что Англия не будет вмешиваться; он отдал бы ей Египет и Крит, и ему было наплевать на Францию. Обезопасив себя, как он думал, от вмешательства, царь послал князя Меншикова в Блистательную Порту, чтобы самым наглым, недипломатичным и неджентльменским образом потребовать исключительного покровительства всех христианских подданных империи. . Это было равносильно требованию передачи царю двенадцати миллионов подданных; и последовала вынужденная война.

Русская армия переправилась через Прут в июне 1853 года, чтобы удерживать дунайские провинции до тех пор, пока Турция не уступит то, что требовал царь. Его флот вошел в гавань Синопа в тумане, застал врасплох и уничтожил стоявшие там на якоре турецкие суда. (ССЫЛКА ЗДЕСЬ: Вопрос обсуждался в то время, почему Николай начал войну против больного в то время. Сэр Генри Остин Лавард сказал, на своем месте в парламенте, что царь ускорил войну, чтобы сокрушить зарождающуюся Протестантизм, укоренившийся в империи.Заявление было объявлено некоторым абсурдом. Достопочтенный. Джордж П. Марш, посланник-резидент в Турции, в письме секретарю Американского совета от 8 сентября 1855 г. сказал: «У меня нет ни малейшего сомнения в том, что проницательный Лейард прав, приписывая этому проявлению американские институты в Восток занимает видное место среди поводов для политических и военных движений, потрясших Азию и Европу с 1853 года. Железная пята, сокрушившая зарождавшиеся надежды на континентальную свободу в 1849 году, снова вооружена, чтобы затоптать мерцающую искру гражданской и религиозной свободы. в восточном мире.Друзья человеческого прогресса в Азии встречают свое самое грозное препятствие в безжалостной враждебности «великой консервативной державы Европы». ступил на территорию Турции. Выяснилось, что русский полковник, находившийся в плену у англичан, обладал точнейшим знанием всех миссионерских постов в Турции. Он посетил их всех самым дружелюбным образом, как немецкий путешественник.Он был агентом российского правительства. Успехи России предвещают зло и миссиям, и всем учебным заведениям, и печати. ) Султан конечно объявил войну. Омар-паша смело переправился через Дунай и напал на русских у Олтеницы, Читате и Калафата и добился таких явных преимуществ, которые продемонстрировали Европе, что солдаты «больного человека» живы и здоровы.

Весной 1854 года генерал Шильдерс переправился через Дунай в Болгарию с 60-тысячной армией и напал на Силистрию, в которой Омар-паша разместил гарнизон из 8000 отборных солдат под командованием Мусы-паши, своего самого доверенного генерала.Место было защищено земляными работами; и генерал Шильдерс уверенно рассчитывал на легкую победу. После месяца безрезультатных усилий маршал Пускевич был послан с подкреплением и приказом занять это место во что бы то ни стало. Он имел все расходы, но не занял место. После трех героических атак он поспешно отступил за Дунай, чтобы спасти свою армию от перехвата Омар-пашой. Велико было удивление россиян. Их старый враг, казалось, был здоров до мозга костей.

Отныне конкурс перенесен в Севастополь.Толебен научился в Силистрии силе земляных работ и с большим искусством преподал урок союзникам. Сен-Арно и лорд Раглан приняли командование; и у Омар-паши не было больше возможности отличиться, за исключением того, что в Евпатории он сурово наказал русские силы в 40 000 человек, которые были посланы, чтобы сокрушить его и отомстить за кампанию на Дунае. В долгой и доблестной обороне Севастополя Россия была окончательно побеждена. Николай умер от огорчения, — или «лекарства», — и Александра II.вступил на престол, провозгласив с этого момента политику мира.

Россия была вынуждена подвергнуться череде унижений. Она должна была признать право Европы вмешиваться в дела Востока. Ункярско-Скелессиский договор, по которому Турция была превращена в вассала, был отменен. Ее флот был потоплен у входа в Севастополь, и она была обязана не восстанавливать его. Чудесный док Севастополя был разрушен, насколько это могли сделать инженеры союзников. Она потеряла Бессарабию и, таким образом, была изгнана с Дуная.Всему этому подчинялись по горькой необходимости, но с гордым сознанием, что все это ничто по сравнению с огромными ресурсами империи. Упущение союзников возложить на Россию ответственность за расходы на эту войну необъяснимо. Тревожным фактом для нее было то, что Европа должна объединиться и выступить с непреодолимой силой против русского владения Константинополем.

Ссылаясь на результат, российский дипломат заявил, что «Россия больше не двинется прямо на Константинополь.Это, очевидно, взволновало бы Европу. Но ей бы конверт . Европейская Турция, естественно, принадлежала ей, и она расширит в нее. Теперь, когда она изгнала черкесов с Кавказа, она постепенно — может быть, не в этом поколении, но в конце концов — расширится в Малую Азию. Когда у нее будут обе стороны пролива, где будет столица? «Но, — возразили, — Европа может объединиться против вас». «Нет, — ответил он. «Европа не заботится о естественном росте империи.Константинополь будет признан нашим, когда мы овладеем им!»

После Крымской войны 1854-1855 годов два комбатанта следовали курсу, который не оправдал ожиданий всего мира. Считалось, что Россия будет проводить политику мира. Император Александр освободил крепостных. Призыв в армию был бы значительно облегчен; налогообложение будет облегчено; внутренние улучшения и всеобщий мир сделали бы всех довольными и счастливыми. На самом деле налоги постепенно становились все тяжелее, а призывы на военную службу значительно увеличили армию.Экспедиции в Азию дали ему активное применение. «Святая Русь» стремительно продвигала свои границы в сторону Афганистана. Тщательное, практическое и научное образование в широких масштабах квалифицированных рабочих и инженеров, механических и военных, и такое развитие промышленности, которого Россия могла бы хватить для себя во время общеевропейской войны, вызвало и заняло силы этой великой империи. Но общественные тяготы стали вызывать большое недовольство в определенных классах. Освобождение крепостных было сделано исключительно для того, чтобы иметь лучших солдат.Усилия по всеобщему образованию для мальчиков имели своей целью умную солдатскую армию. Все искусства сосредоточены на войне. Сибирь была домом для всех, кто осмеливался критиковать правительство. Так родился нигилизм. Это детище милитаризма. Россия стала великой военной державой века; но твердь над ней не чиста от облаков.

Турция начала свою новую карьеру с лучшими возможностями, которые когда-либо были у спасенной нации для обеспечения процветающего будущего, и со всеми мотивами, чтобы вдохновить ее усилия.У нее не было государственного долга. У нее было тихое, довольное и преданное население. Как случилось, что она докатилась прямо до банкротства, беспорядка и разорения?

Во-первых, она была проклята недееспособным правительством. Иметь в руках гарема непогрешимого самодержца, меняющего по женскому капризу самого ответственного офицера, вполне достаточно, чтобы погубить нацию. Но, во-вторых, сами союзники были способными помощниками в деле разрушения. Коммерческая жадность и заговоры английских и французских капиталистов, поддерживаемые их правительствами, опустошили ресурсы Османской империи.Промышленность пострадала от свободной торговли и погибла. Но правительство связано договором о не введении тарифов и тщетно борется в течение многих лет, чтобы освободиться от кабалы.

Опять же, в конце Крымской войны Луи-Наполеон потребовал отстранения лорда Стратфорда де Редклиффа от посольства в Константинополе. Его влияние в Турции было слишком велико, чтобы его можно было терпеть дольше. Лорд Пальмерстон также мог быть достаточно готов пожертвовать человеком, превосходящим его во всех отношениях, и обладавшим надменным и непреклонным характером.Сэр Генри Бульвер, человек по сердцу Луи-Наполеона, был назначен на этот самый ответственный пост в английской дипломатии. Мастер интриг и взяточничества, тщеславный, честолюбивый и с гнусной моралью, его главная цель состояла в том, чтобы отменить все, что сделал Де Редклифф. В частности, он изображал из себя перед Англией возродителя Турции, и у него были газеты, чтобы воспевать его похвалы. Он установил эру больших государственных займов. Явной целью, которую очень прославляли, были внутренние улучшения. Настоящей целью было хорошо провести время.Эти ссуды были выданы на пять и шесть процентов; но поскольку выплачивалось только от пятидесяти до шестидесяти фунтов на сотню, фактические проценты держателям облигаций составляли от десяти до двенадцати процентов. Кроме того, за пятьдесят оплаченных в итоге сто должны быть возвращены. Казалось бы, этого достаточно, чтобы удовлетворить даже английскую жадность. Эпоха ссуд началась в 1858 году, а в 1874 году государственный долг составил 184 981 783 фунта стерлингов, или 924 908 915 долларов. В то же время существует огромный плавающий или внутренний долг, который, по оценкам, составляет более или менее 100 000 000 долларов.Мы можем с уверенностью сказать, что нисходящий путь, по которому сэр Генри Бульвер запустил империю во имя прогресса и реформ, погрузил ее в пропасть более чем одной тысячи миллионов долларов процентных долгов.

Все это порадовало москвичей. Это была англо-французская мера, которую генерал Игнатьев мог благоволить всем своим влиянием. Когда вследствие этого Турецкая империя обанкротилась, он с величайшим удовлетворением сказал бедному глупому султану, что тот должен объявить себя банкротом, и все это за то, что он последовал за своими английскими и французскими советниками.Это, несомненно, вызвало бы революцию; но он пошлет за достаточными русскими силами для охраны трона. Хорошо известно, что свержение султана Абдул-Азиза было вызвано этой частной сделкой. Его считали виновным в измене империи и исламу.

После двадцати лет большого прогресса с одной стороны и деградации с другой пришло время царю снова отправиться в Константинополь. На этот раз ошибки не будет. Султан был слабоумным, его империя обанкротилась.Держатели европейских облигаций были в ярости; кроме того, царь не стал бы так тянуться в Европу. Он просто хотел создать сильную и постоянную базу к югу от Дуная и убедить Европу в своих добрых намерениях.

Войне 1877 года между Турцией и Россией предшествовали восстания в Герцговине, Черногории и Сербии. Турцию втянули в войну с Сербией, когда у нее были самые веские причины избегать ее. У нее не было ни денег, ни средств; но по этой самой причине это было навязано ей.Проснулся старый дух ислама, и сербов очень грубо использовали. Именно этого желала и ожидала Россия. Теперь у нее были религиозные и гуманитарные аргументы в пользу интервенции.

Съезд послов и посланников в Константинополе тщетно пытался восстановить мир или, вернее, избежать войны. Россия выдвигала требования, которые Порта не могла принять и которые другие державы не поддержали. Плохим результатом конференции было то, что России пришлось действовать под свою собственную ответственность.Ее дипломатия одержала полный триумф, и вся опасность европейской комбинации против нее миновала.

В последовавшей войне Россия потерпела тяжелое и кровавое поражение при нападении на Плевну. Принц Карл Румынский со своим корпусом спас русскую армию от уничтожения, за что получил отплату подлой неблагодарностью. Россия не может себе позволить признать себя в долгу перед кем бы то ни было. Плевна была взята в осаду, и жители и армия страдали от голода и болезней.Александр II. оставил темное пятно на своем имени, предав себя и офицеров трехдневному веселью, прежде чем оказать хоть малейшее облегчение умирающим и голодающим военнопленным. Даже г-н Форбс, военный корреспондент и способный защитник России, не мог одобрить эту поразительную бесчеловечность в обращении с отважным врагом.

Когда пала Плевна, цель России, как было заявлено дипломатично, была достигнута. Болгария была в ее владении. Это было ее завоеванием; и если бы она остановилась на этом, то могла бы на досуге расшириться в Европейскую Турцию, и Европа не вмешивалась бы.Но, как часто прежде, ее военные офицеры и советники, особенно генерал Игнатьев, который всегда умел сорвать успех и был в то время верховенством, отбросив всякую осторожность, бросились зимой через Балканы, потеряв двадцать человек. тысяч человек и были почти у ворот Константинополя, прежде чем изумленная Европа успела действовать.

В Буюке Чекмедже британские железные папы спасли город. Приближающаяся армия не могла их избежать. Россия нарушила Парижский договор и строила флот, но не имела ничего готового, чтобы позволить ей появиться на воде.Армия остановилась, как и должна остановиться. Ибо был момент, когда «кит» мог сражаться со «слоном», но не слон с китом.

Затем последовал знаменитый Сан-Стефанский договор между Россией и Турцией от 3 марта 1878 года. Как только у Европы появилось время изучить договор и разобраться в его географии, она увидела, что Турция прекратила свое существование. Прекрасные фразы, доказывающие обратное, не имели существенного значения. Англия потребовала, чтобы договор был представлен конвенту великих держав, подписавших Парижский договор, и получила вежливый, но надменный отказ.Генерал Игнатьев хвастливо сказал: «J’y suis; да отдыхай!»

Тем временем лорд Биконсфилд перебросил семь тысяч сипаев из Индии в Средиземное море, как указание на огромное количество сипаев и мусульман под командованием Англии. Война уже предъявила непредвиденные требования к армии и казне. Негодование Европы достигло опасного предела, и тон России изменился. «Договор был эластичным и допускал любые модификации, которые великие державы могли счесть необходимыми.

Отсюда великий Берлинский конгресс, который потребовал от России вывести все свои войска из европейской Турции в установленный срок. Затем границы договора были существенно изменены, и было организовано Болгарское княжество. Неразумно этот предприимчивый, бережливый и сплоченный народ был разделен Балканскими горами на два правительства. Часть между Балканами и Дунаем была княжеством; что юг Балкан, под названием Восточная Румелия, номинально оставался под властью султана, но с большой муниципальной свободой.Княжество стало самоуправляемым. Его молодые патриоты, многие из которых получили образование в Роберт-колледже, умные студенты, изучающие американскую историю и Конституцию Соединенных Штатов, взяли на себя инициативу в формировании правительства и вызвали сильное отвращение к русским агентам. Выбрали князя Александра, и он постепенно влился в политику этих энергичных молодых болгар. Твердое намерение России свергнуть это свободное правительство и изгнать любимого всем народом князя есть причина настоящего болгарского осложнения.

Наша цель состояла в том, чтобы просто очертить достаточное количество достижений России и османского сопротивления, чтобы представить две державы в их нынешнем виде: одна, могущественная и честолюбивая; другой, обедневший, обанкротившийся, обескураженный. Одна за долгий конфликт четырех столетий увеличила свою территорию более чем в десять раз, а население до ста миллионов. Другая проигрывала почти во всех войнах, пока не закрепилась только в Европе; и ее азиатские владения становятся все меньше.Как боец ​​она перестала быть. В качестве помощника она все еще может предоставить великолепных солдат.

И все же мечта России не сбылась! Объединенная Европа стоит на пути. Обладание Константинополем со временем, если оно будет реализовано, сделает Россию великой на море. Ей бы Черное море, Мраморное море, Средиземное море. Затем она ухватится за Египет и Индийскую империю; а Англия, Франция и Италия станут сравнительно ничтожными. Поскольку она тогда будет господствовать над Дунаем и сокрушит ненавистных венгров, у Австрии и Германии есть основания смотреть в будущее с заботой.Отсрочка злого дня не спасет их. Настоящее соперничество идет уже не между Россией и Турцией, а между Россией и Европой.

Византия, Балканы и Россия —

Содержание

Содержание: Введение; Часть 1 Плавучесть Византии до 1204 г.: ее манифестная судьба и множество границ: Бог и «княжеская семья» под председательством византийского императора Андре Грабаря; Сила империи и капитала глазами Византии, Пол Дж. Александер; История будущего и его использование: пророчество, политика и пропаганда (с постскриптумом), Пол Магдалино; Императоры и экспансионизм: от Рима до Средней Византии, Джонатан Шепард; Исаак II, Саладин и Венеция, Пол Магдалино; Византийская торговля с Египтом с середины 10 века до 4-го крестового похода, Давид Якоби; Молитва, озарение и добрые времена: экспорт византийского вина и масла на север Руси в домонгольское время, Томас С.Нунан и Роман К. Ковалев; «Вино и масло на всю Русь!» ввоз византийского вина и оливкового масла в Киевскую Русь, Фома С. Нунан и Роман К. Ковалев; Многогранность домонгольской Руси, Дэвид Б. Миллер; Миссия невыполнима: взлеты и падения византийской миссионерской деятельности XI-XV вв., С.А. Иванов; «Второе Болгарское царство»: его происхождение и история до 1204 г., Роберт Л. Вольф. Часть II После грехопадения: смещение центров православного мира: фрагментация (1204–1453) (с библиографией), Стивен У.Рейнерт; Некоторые наблюдения над административной терминологией 2-го Болгарского царства (13-14 вв.), Иван Билярский; Царь Стефан Дуан и гора Афон, Джордж К. Соулис; Между королевством и империей: переосмысление государства Дуана 1346–1355 гг., Сима М. Циркович; Божественная мудрость как часть византийской имперской идеологии: исследование художественных интерпретаций темы в средневековой Сербии. Нартекс программа Лесново и Сопочаны, Зага Гаврилович; Хан или василевс: аспект русской средневековой политической теории, Михаил Чернявский; «Знай своего врага»: знакомство средневековых русских с монголами Золотой Орды, Чарльз Дж.Гальперин; Под давлением язычников? — Монголы и Русская Церковь, Se

Музеи Московского Кремля: — Византийские древности

07 июня — 25 июля 2013 г.

  парадный зал Оружейной палаты

Организаторы:
Музеи Московского Кремля

Экспозиция парадного зала Оружейной палаты включает небольшую часть уникального собрания, представленного в фундаментальном каталоге «Византийские древности в музеях Московского Кремля».Некоторые шедевры экспонируются впервые. В экспозиции представлены высокочтимые религиозные предметы и церковная утварь – иконы, панагии, наперсные и раки, евангелие в рамке и др., а также несколько предметов светского быта и золотые монеты. Ряд археологических находок из кладов, обнаруженных в разных уголках страны, свидетельствуют о многовековой связи Византии и Руси. Среди реальных изделий особого внимания заслуживают недавно приобретенные ранневизантийский серебряный ковш конца IV века и чаша XII века.

Коллекция византийских древностей Московского Кремля формировалась в течение длительного времени, наиболее интенсивным из которых был период становления Российского государства и Русской патриархии. Основу коллекции составляют священные реликвии из великокняжеской и царской казны, иконы из кремлевских церквей и предметы государственных регалий. Эти глубоко почитаемые предметы попадали в Москву либо из Императорского города, либо через другие русские земли, присоединенные к Московии; а после падения Константинополя они были пожалованы духовенством христианского Востока московским государям в XVI и XVII веках как наследие Православной Империи.

Византийское искусство также пользуется спросом в современном мире, и интерес к нему быстро растет в последние десятилетия. Это связано не только с эстетическими достоинствами его произведений, но и с их духовной ценностью. Произведения константинопольских мастеров можно встретить во многих странах Европы: они стали частью их истории и национального самосознания. Кремлевское собрание византийской живописи занимает особое место, отличаясь иконами большого художественного достоинства и необычной иконописи.

Византийские произведения искусства в Московском Кремле раскрывают отношения и взаимодействие двух культур; большинство из них столетиями хранилось в Москве, некоторые упоминались в завещаниях великих князей и царей, многие из них фигурировали в описях царской казны, кремлевских соборов, Патриаршей ризницы и документах Посольская канцелярия: служили личными святынями князей, царей, а позднее императоров и императриц России.Некоторые изделия созданы в XIV-XV веках греческими мастерами в соавторстве с русскими мастерами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного