Зиновий мажуга: Новопрославленный святой митрополит Зиновий (Мажуга), в схиме Серафим

Разное

Содержание

Преподобный Зино́вий (Мажуга) (в схиме Серафи́м), Тетрицкаройский, митрополит

Мит­ро­по­лит Зи­но­вий, иерарх Гру­зин­ской Церк­ви (в ми­ру За­ха­рий Иоаки­мо­вич Ма­жу­га), на­чи­нал свою ду­хов­ную жизнь в Глин­ской пу­сты­ни. Ро­дил­ся он неда­ле­ко от оби­те­ли, в г. Глу­хо­ве 14 сен­тяб­ря 1898 г. На­зва­ли маль­чи­ка За­ха­ри­ей. Он ра­но ли­шил­ся ро­ди­те­лей. Отец умер, ко­гда ему бы­ло 3 го­да, а мать ко­гда ис­пол­ни­лось 11 лет. При­шлось жить у род­ствен­ни­ков. Жи­ли бед­но, но ос­но­вы бла­го­че­стия – ве­ру и лю­бовь к Бо­гу, за­ло­жен­ные по­кой­ной ма­те­рью, маль­чик бе­рег все­гда. Сест­ра его, уже имея свою се­мью, и при­няв­шая млад­ше­го бра­та, вско­ре устро­и­ла его в по­ши­воч­ную ма­стер­скую при Глин­ской пу­стыне. Это бы­ло для него ве­ли­кой ра­до­стью: он бе­гал в оби­тель и рань­ше, знал неко­то­рых на­сель­ни­ков, жалев­ших оси­ро­те­ло­го маль­чи­ка, с теп­лом и уча­сти­ем от­но­сив­ших­ся к нему. Ко­гда ему ис­пол­ни­лось 16 лет, его за­чис­ли­ли в Глин­скую пу­стынь по­слуш­ни­ком. Обыч­но вновь по­сту­пив­ших опре­де­ля­ли сра­зу же в го­сти­ни­цу, чтобы на­учить слу­жить лю­дям – на пол­го­да, по­том – в пра­чеч­ную, чтобы не бо­ял­ся в бу­ду­щем ни­ка­ких тру­дов – на год или два. По­сле это­го, смот­ря по усер­дию и склон­но­сти к опре­де­лен­ным тру­дам, по­сы­ла­ли на кух­ню, в пе­кар­ню, в пе­ре­плет­ную или швей­ную и дру­гие ма­стер­ские, ес­ли яв­но бы­ла склон­ность к ино­че­ской жиз­ни. Ес­ли ее не за­ме­ча­ли в юно­ше, то со­ве­то­ва­ли вер­нуть­ся до­мой.

У За­ха­рии бы­ло все хо­ро­шо с пер­вы­ми по­слу­ша­ни­я­ми, а на спе­ци­аль­ных – не ла­ди­лось. Стар­шие без кон­ца жа­ло­ва­лись на него на­сто­я­те­лю, его пе­ре­во­ди­ли с ме­ста на ме­сто… Он очень пе­ре­жи­вал, мо­лил­ся изо всех сил, бо­ясь, что его от­пра­вят до­мой. Жа­лел его и ста­рал­ся под­дер­жи­вать лишь один стро­гий схи­мо­нах Ге­ра­сим, ко­то­ро­му его по­ру­чи­ли. Ста­рец ре­шил ис­пы­тать мо­ло­до­го по­слуш­ни­ка, стал гроз­но вы­го­нять и да­же обе­щал по­бить, но огор­чен­ный юно­ша ре­ши­тель­но за­явил, что он ни­ку­да не уй­дет, как бы ста­рец к нему не от­но­сил­ся. С тех пор За­ха­рия стал ду­хов­ным сы­ном стро­го­го мо­на­ха, ко­то­рый при­учал его к про­дол­жи­тель­ным мо­лит­вам, стро­го­му огра­ни­че­нию в пи­ще, воз­дер­жа­нию в сло­вах. По­сте­пен­но на­ла­ди­лось де­ло и с по­слу­ша­ни­я­ми. По­сла­ли его при­смат­ри­вать за ло­шадь­ми. Их он бо­ял­ся, бо­ял­ся и то­го, что, не спра­вив­шись с этим по­слу­ша­ни­ем то­же, его вы­го­нят. Од­на­ко, ско­ро при­вык и по­лю­бил их. Де­ло пошло на лад.

В 1914 г. на­ча­лась 1-ая ми­ро­вая вой­на, а в 1916 г. За­ха­рию вме­сте с дру­ги­ми мо­ло­ды­ми по­слуш­ни­ка­ми взя­ли на во­ен­ную служ­бу. Про­во­дил его ста­рец Ге­ра­сим, пред­ска­зав воз­вра­ще­ние в оби­тель и то, что боль­ше они не уви­дят­ся. За­ве­щал ста­рец при по­след­нем сви­да­нии усерд­но мо­лить­ся и во всем по­ла­гать­ся на во­лю Бо­жию. Бу­ду­щий мо­нах мо­лил Бо­га о том, чтобы его на­зна­чи­ли на та­кое ме­сто, где он мог бы ни­ко­го не уби­вать, и Бог дал ему: его за­чис­ли­ли в ро­ту кон­во­и­ров и в во­ен­ных дей­стви­ях он не участ­во­вал. Удер­жи­вать по­зи­ции, тес­ни­мые нем­ца­ми, рус­ским вой­скам (где был За­ха­рия) при­шлось в Пин­ских бо­ло­тах в Бе­ло­рус­сии. По­сто­ян­ная сы­рость этих мест при­ве­ла к за­боле­ва­ни­ям, ко­то­рые му­чи­ли его в те­че­нии всей жиз­ни – эк­зе­ме и тром­бо­фле­би­ту.

Ко­гда За­ха­рию де­мо­би­ли­зо­ва­ли, он вер­нул­ся в Глин­скую пу­стынь, где в 1917 г. Был по­стри­жен в день Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы с име­нем Зи­но­вий в честь свя­щен­но­му­че­ни­ка Зи­но­вия, епи­ско­па Эгей­ско­го. Ста­рец Ге­ра­сим, как и пред­ска­зы­вал, к это­му вре­ме­ни умер. Но­во­по­стри­жен­но­го мо­на­ха вру­чи­ли стар­цу иерос­хи­мо­на­ху Ни­ко­лаю. На­сто­я­тель оби­те­ли ар­хи­манд­рит Нек­та­рий бла­го­сло­вил мо­на­ху Зи­но­вию ез­дить на мо­на­стыр­скую мель­ни­цу в г. Пу­тивль (это в 40 км от мо­на­сты­ря на ре­ке Сейм), от­во­зить ту­да зер­но, а в мо­на­стырь при­во­зить му­ку. Ес­ли учи­ты­вать, что это вре­мя – го­ды граж­дан­ской вой­ны – осо­бен­но от­ли­ча­лось на­си­ли­ем, гра­бе­жа­ми, убий­ства­ми, то мож­но пред­ста­вить, с ка­ким риском бы­ло со­пря­же­но та­кое по­слу­ша­ние. По ми­ло­сти Бо­жи­ей, обо­зы при­хо­ди­ли це­лы­ми. Мо­нах Зи­но­вий знал, что на­сто­я­тель, бла­го­слов­ляя на та­кое по­слу­ша­ние, мо­лил­ся за него, но и сам про­сил Бо­га, чтобы бла­го­по­луч­но вы­пол­нять по­ру­чен­ное.

Учась на де­ле от­се­че­нию сво­ей во­ли и сми­ре­нию, мо­на­ху Зи­но­вию при­шлось ис­пы­тать нема­ло тре­вож­ных ми­нут. Од­на­жды его по­зва­ли к на­сто­я­те­лю, ве­ле­ли сесть на стул, и ке­лей­ник, не го­во­ря ни сло­ва, остриг во­ло­сы, при этом ни­че­го не объ­яс­няя. Он то­же ни о чем не спра­ши­вал, но в мыс­лях недо­уме­вая, по­че­му так и к че­му это… По­сле че­го ему ве­ле­ли ид­ти в ке­лью и ждать. Че­го? Опять все мол­чат. По­зва­ли ве­че­ром, сня­ли мо­на­ше­скую одеж­ду, да­ли по­ме­рить ко­стюм. Все это мол­ча, ни­че­го ему не го­во­ря. По­сле это­го, по­ло­жив­шись на во­лю Бо­жию, он по­шел за­пря­гать ло­ша­дей, как бы­ло ве­ле­но. По­до­гнал по­воз­ку к на­сто­я­тель­ско­му кор­пу­су, во­шел к на­сто­я­те­лю. Тот мо­лил­ся, по­том, по­вер­нув­шись, ска­зал, что он в нем не ошиб­ся и по­ру­ча­ет ему труд­ное де­ло: тай­но от­вез­ти од­но­го че­ло­ве­ка, не при­вле­кая к се­бе вни­ма­ния (для то­го и нуж­но бы­ло из­ме­нить внеш­ний об­лик). На до­ро­гах за­ни­ма­лись гра­бе­жа­ми все­воз­мож­ные бан­ды, и спа­стись от них бы­ло не так-то про­сто. Ока­за­лось, мо­нах Зи­но­вий вез ар­хи­ерея. Про­ща­ясь, тот ска­зал: «Ты спас ар­хи­ерея, сле­до­ва­тель­но, быть те­бе ар­хи­ере­ем». Это ис­пол­ни­лось через 35 лет.

В 1922 г. Глин­скую пу­стынь за­кры­ли и вско­ро­сти ра­зо­ри­ли. Мо­нах Зи­но­вий взял с со­бой один из ан­ти­мин­сов, на ко­то­ром впо­след­ствии со­вер­ша­ли бо­го­слу­же­ния под от­кры­тым небом. На­пра­вил­ся он в Гру­зию, где то­гда бы­ло спо­кой­нее. В Дран­дов­ском Успен­ском мо­на­сты­ре его ру­ко­по­ло­жи­ли во иеро­ди­а­ко­на, а в 1925 г. епи­скоп Су­хум­ский Ни­кон ру­ко­по­ло­жил во иеро­мо­на­ха. Недол­го жи­ли мо­на­хи и там. В 1927 г. мо­на­стырь за­кры­ли. Отец Зи­но­вий стал на­сто­я­те­лем церк­ви ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия, по­том слу­жил в Ни­коль­ском хра­ме г. Су­ху­ми. Вско­ре и это ста­ло невоз­мож­но. Ре­шил под­нять­ся в го­ры, устро­ив неболь­шой скит. И там не да­ли спо­кой­но по­жить. При­шлось о. Зи­но­вию жить в гре­че­ских по­се­ле­ни­ях, пе­ре­хо­дя с ме­ста на ме­сто. Бла­го­да­ря при­об­ре­тен­но­му в Глин­ской пу­стыне ре­ме­с­лу он бес­плат­но шил мест­ным жи­те­лям все, что про­си­ли, за это они его кор­ми­ли и устра­и­ва­ли на ноч­лег. Об­ща­ясь с гре­ка­ми, о. Зи­но­вий вы­учил гре­че­ский язык и мог сво­бод­но го­во­рить на нем. Поз­же он рас­ска­зал об од­ном уди­ви­тель­ном слу­чае тех лет. Но­чуя в од­ном се­ле­нии, он узнал от хо­зя­и­на, что на­ме­ча­ет­ся про­вер­ка. Он, ко­неч­но, там не про­пи­сан. На­до ухо­дить, чтобы ни­ко­го не под­ве­сти и се­бе не при­чи­нить непри­ят­но­сти. Ушел в лес, на­шел под­хо­дя­щее ме­стеч­ко, буд­то кто-то устро­ил се­бе жи­ли­ще, раз­вел ко­стер, стал мо­лить­ся свя­ти­те­лю Ни­ко­лаю, ведь эта ночь как раз под празд­ник «веш­не­го Ни­ко­лы» 22 мая. Вско­ре он услы­шал тя­же­лые ша­ги, хруст ве­ток. Кто-то ло­мил­ся через ку­сты пря­мо к нему. Отец Зи­но­вий под­бро­сил хво­ро­сту в ко­стер, стал сту­чать… Ша­ги стих­ли, но раз­дал­ся рев. Мед­ведь! Еще ог­ня при­ба­вил, еще усерд­нее стал мо­лить­ся… Неза­мет­но за­снул. Проснул­ся от то­го, что его раз­бу­дил маль­чик, сы­ниш­ка хо­зя­и­на, ко­то­рый при­шел его по­звать до­мой, при­не­ся с со­бой мо­ло­ко для под­креп­ле­ния сил. Отец Зи­но­вий встал, обо­шел свое убе­жи­ще – ку­сты по­мя­ты, вид­но, что по кру­гу, об­хо­дя свою бер­ло­гу, хо­дил мед­ведь. У хо­зя­и­на до­ма за зав­тра­ком о. Зи­но­вий рас­ска­зал о ноч­ном по­се­ти­те­ле, но тот не по­ве­рил, ре­шив, что это со стра­ху при­сни­лось от­шель­ни­ку. Хо­зя­ин был охот­ни­ком, знал по­вад­ки зве­рей, знал, что в их кра­ях во­дят­ся ги­ма­лай­ские мед­ве­ди, ко­то­рые ни­ко­гда не усту­пят сво­ей бер­ло­ги. Ре­ши­ли схо­дить на это ме­сто, чтобы убе­дить­ся, уви­деть все днем. Уви­де­ли по­ло­ман­ные ку­сты, сле­ды мед­ве­жьих лап, по­мет. Охот­ник ска­зал: «Да, о. Зи­но­вий, те­бя спас свя­ти­тель Ни­ко­лай». Это очень ред­кий слу­чай, ко­гда мед­ведь ушел, не на­ка­зав обид­чи­ка.

Не на­хо­дя воз­мож­но­сти для слу­же­ния о. Зи­но­вий уехал в г.Ро­стов-на-До­ну, где стал слу­жить в Со­фи­ев­ском хра­ме.В 1936 г. его аре­сто­ва­ли. В след­ствен­ном изо­ля­то­ре он за­ра­зил­ся ма­ля­ри­ей, что бы­ло для него ми­ло­стью Бо­жи­ей, так как один мо­ло­дой врач, стал до­ка­зы­вать сво­им кол­ле­гам, что та­ко­го боль­но­го нель­зя от­прав­лять в Сред­нюю Азию, ку­да со­би­ра­лись пе­ре­во­дить пар­тию за­клю­чен­ных, из-за это­го его от­пра­ви­ли на Урал, а че­тыр­на­дцать свя­щен­но­слу­жи­те­лей – в Таш­кент. Отец Зи­но­вий пе­ре­жи­вал, что его ис­клю­чи­ли, хо­тел ехать со все­ми вме­сте. Поз­же, уже на стро­и­тель­стве Бе­ло­мор­ка­на­ла, он узнал, что все, от­прав­лен­ные в Таш­кент умер­ли. Уте­ше­ни­ем ему бы­ла крат­кая встре­ча в Ро­стов­ском рас­пре­де­ли­те­ле с бу­ду­щи­ми Глин­ски­ми стар­ца­ми – о. Се­ра­фи­мом (Ро­ман­цо­вым) и о. Ан­д­ро­ни­ком (Лу­ка­шом).

По при­бы­тию на ме­сто за­клю­че­ния о. Зи­но­вий раз­дал все, что имел. Так по­сту­пил и один из его по­пут­чи­ков. Дру­гой сме­ял­ся над ни­ми: «Зав­тра-то, что есть бу­де­те?». Ко­гда же ве­че­ром все вер­ну­лись в ба­рак, то уви­де­ли, что на кро­ва­ти о. Зи­но­вия и его спут­ни­ка, по­сле­до­вав­ше­го его при­ме­ру, ле­жа­ли их ве­щи, а у на­смеш­ни­ка укра­ли все, да­же мат­рас. Обыч­но свя­щен­ни­ков по­ме­ща­ли вме­сте с уго­лов­ни­ка­ми. Так бы­ло и здесь. Од­на­жды но­чью в ка­ме­ру при­ве­ли мо­ло­до­го пар­ня. Мест сво­бод­ных не бы­ло. Он со­би­рал­ся уже по­сте­лить га­зе­ту и лечь на бе­тон­ный пол. Отец Зи­но­вий и его спут­ник раз­ре­за­ли свои оде­я­ла и да­ли вновь по­сту­пив­ше­му. Утром он ска­зал о. Зи­но­вию: «Отец, по­ка я здесь, вас ни­кто не тронет». Он ока­зал­ся од­ним из ав­то­ри­те­тов в уго­лов­ном ми­ре и их, дей­стви­тель­но, за­щи­щал от мно­гих непри­ят­но­стей, неиз­беж­ных при об­ще­нии с пред­ста­ви­те­ля­ми пре­ступ­но­го ми­ра. В тюрь­ме о. Зи­но­вий, пом­нив­ший на­изусть ча­сто упо­треб­ля­е­мые служ­бы, ис­по­ве­до­вал всех, кто про­сил, мо­лил­ся с же­ла­ю­щи­ми, но боль­ше лю­бил и мо­лить­ся один, ко­гда поз­во­ля­ли усло­вия. Как-то, на Ура­ле, ко­гда за­клю­чен­ные стро­ем воз­вра­ща­лись в ба­рак по­сле ра­бо­ты, о. Зи­но­вий, как са­мый ма­лень­кий по ро­сту, идя в кон­це ко­ло­ны, за­ме­тил в сне­гу, в 50 гра­дус­ный мо­роз све­же­со­рван­ную гроздь ви­но­гра­да. Он по­до­брал ее, при­нес в ба­рак и раз­дал каж­до­му зэку по ви­но­гра­дин­ке, как яв­ное Бо­жье чу­до и уте­ше­ние. Ра­бо­тать ему при­хо­ди­лось на­равне со все­ми. Ни­кто не счи­тал­ся с тем, что он был физи­че­ски сла­бее мно­гих, к то­му же еще со вре­мен 1-ой ми­ро­вой вой­ны он стра­дал за­боле­ва­ни­ем ног. Ко­гда его по­сла­ли гру­зить меш­ки, он на­до­рвал­ся. Врач хо­да­тай­ство­вал о пе­ре­во­де его на бо­лее лег­кую ра­бо­ту. Хо­тя это бы­ло ред­ким яв­ле­ни­ем, но, его все-та­ки, пе­ре­ве­ли в порт­няж­ную ма­стер­скую. А там ма­стер ста­рал­ся ему до­са­дить, так как на­ме­ре­вал­ся взять на это ме­сто сво­е­го че­ло­ве­ка. Неожи­дан­но ма­сте­ра сме­ни­ли, а но­вый ма­стер про­ве­рил оформ­ле­ния на­ря­дов (где бы­ли на­ме­рен­ные ис­ка­же­ния), и вос­ста­но­вил все, как на­до бы­ло в со­от­вет­ствии с ре­аль­ным вы­пол­не­ни­ем нор­мы. Бла­го­да­ря это­му о. Зи­но­вий ока­зал­ся в чис­ле пе­ре­до­ви­ков и за­слу­жил до­сроч­ное осво­бож­де­ние, про­быв 4 го­да и 8 мес. вме­сто 5-ти лет по при­го­во­ру.

Мно­го при­шлось вы­тер­петь за эти го­ды, но и не раз убе­дить­ся, что Гос­подь не остав­ля­ет без Сво­ей по­мо­щи упо­ва­ю­щих на Него. Осво­бо­ди­ли о. Зи­но­вия на празд­ник Успе­ния Ма­те­ри Бо­жи­ей, ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли. По­ехал он в Су­ху­ми, но там не ста­ли его про­пи­сы­вать. Ре­шил по­ехать под­ле­чить­ся в Тби­ли­си, но там у него укра­ли день­ги и до­ку­мен­ты. Как бес­пас­порт­но­го при­ве­ли в ми­ли­цию. Обыс­кав, на­шли чет­ки. На­чаль­ник ми­ли­ции ска­зал сво­им со­труд­ни­кам: «Пре­ступ­ни­ков на­до ло­вить, а это мо­нах. Ко­го вы при­ве­ли?». От­ца Зи­но­вия от­пу­сти­ли, но при­шлось ждать, по­ка вос­ста­но­вят до­ку­мен­ты. Ожи­дая свои до­ку­мен­ты, о. Зи­но­вий стал хо­дить в Си­он­ский со­бор, где его уви­дел пат­ри­арх Кал­ли­страт, ко­то­рый пред­ло­жил ему быть вне­штат­ным свя­щен­ни­ком со­бо­ра. Пат­ри­арх очень ува­жал о. Зи­но­вия и по­это­му про­сил, на­хо­дясь на смерт­ном од­ре, сво­е­го преем­ни­ка, чтобы он до­бил­ся епи­скоп­ской хи­ро­то­нии для о. Зи­но­вия. Это бы­ло очень непро­сто, так как гру­зи­ны не хо­те­ли ви­деть сре­ди сво­е­го епи­ско­па­та рус­ско­го че­ло­ве­ка.

В го­ды Оте­че­ствен­ной вой­ны – с 1942 по 1945 го­ды – о. Зи­но­вий слу­жил в Си­он­ском со­бо­ре и был ду­хов­ни­ком Оль­гин­ско­го мо­на­сты­ря в Мц­хе­те. В 1945 г. его пе­ре­ве­ли в с. Ки­ро­во Сте­па­нов­ско­го рай­о­на Ар­ме­нии. С 1947 и по 1950 го­ды на­сто­я­тель Свя­то-Ду­хов­ской церк­ви г. Ба­ту­ми. При­хо­ды где он слу­жил, ожи­ва­ли, ре­ста­ври­ро­ва­лись хра­мы, лю­ди на­чи­на­ли тя­нуть­ся к Бо­гу.

В по­сле­во­ен­ные го­ды от­но­ше­ния меж­ду дву­мя брат­ски­ми Церк­ва­ми усер­ди­ем пат­ри­ар­ха Кал­ли­стра­та, смяг­чи­лись, вос­ста­но­ви­лось мо­лит­вен­ное об­ще­ние. Пат­ри­арх Кал­ли­страт по­ста­вил о. Зи­но­вия бла­го­чин­ным рус­ских при­хо­дов Гру­зии и Ар­ме­нии, ко­то­рые вхо­ди­ли преж­де в юрис­дик­цию пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го. На­зна­че­ние о. Зи­но­вия спо­соб­ство­ва­ло дру­же­ствен­но­му при­ми­ре­нию, зна­ком ко­то­ро­го бы­ла пе­ре­да­ча этих при­хо­дов в юрис­дик­цию Гру­зин­ско­го Пат­ри­ар­ха­та. Отец Зи­но­вий мно­гое сде­лал для то­го, чтобы не воз­ни­ка­ли кон­флик­ты меж­ду рус­ски­ми и гру­зи­на­ми. Он лю­бил Гру­зию, знал ее ис­то­рию, чтил свя­тых Гру­зин­ской Церк­ви, не де­лал раз­ли­чия меж­ду людь­ми раз­ных на­цио­наль­но­стей, ува­жая в каж­дом об­ра­щав­шем­ся к нему об­раз Бо­жий.

Ста­рец Зи­но­вий, то­гда ар­хи­манд­рит, как член Си­но­да Гру­зин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в 1950-е го­ды од­на­жды был участ­ни­ком встре­чи пред­сто­я­те­ля Алек­сан­дрий­ской Церк­ви, при­е­хав­ше­го с ви­зи­том в Гру­зию. Вы­со­кую де­ле­га­цию со­про­вож­дал епи­скоп Пи­мен (Из­ве­ков; впо­след­ствии Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си). По­сле ли­тур­гии в од­ном из тби­лис­ских хра­мов де­ле­га­ции вы­стро­и­лись для вза­им­ных при­вет­ствий. Вне­зап­но ста­рец Зи­но­вий по­до­шел к пред­сто­я­те­лю Алек­сан­дрий­ской Церк­ви и по­про­сил его усту­пить ему ме­сто, при­чем очень на­стой­чи­во. (Позд­нее вла­ды­ка вспо­ми­нал, что дей­ство­вал в этот мо­мент не по сво­ей во­ле и вполне по­ни­мал ка­жу­щу­ю­ся неумест­ность сво­е­го по­ве­де­ния.) Это чрез­вы­чай­но всех уди­ви­ло, но, учи­ты­вая об­ста­нов­ку, не ста­ли вы­яс­нять при­чи­ны, а под­чи­ни­лись его тре­бо­ва­нию. Про­шло ка­кое-то вре­мя, вдруг из од­но­го из верх­них ря­дов ико­но­ста­са вы­па­ла ико­на и упа­ла точ­но на го­ло­ву от­ца Зи­но­вия. Удар был очень силь­ным, и кло­бук на по­стра­дав­шем был весь разо­рван. Сам ста­рец Зи­но­вий от­де­лал­ся лег­ким об­мо­ро­ком без ка­ких-ли­бо ослож­не­ний. Оче­вид­ца­ми это­го со­бы­тия бы­ли все при­сут­ство­вав­шие в хра­ме. Воз­му­ще­ние и недо­воль­ство го­стей ар­хи­манд­ри­том сме­ни­лось ис­крен­ним ува­же­ни­ем и при­зна­тель­но­стью: все по­ни­ма­ли, что бла­го­да­ря от­цу Зи­но­вию уда­лось из­бе­жать боль­ших непри­ят­но­стей. Ни­кто из при­сут­ство­вав­ших не со­мне­вал­ся в чу­дес­но­сти про­ис­шед­ше­го. Сам вла­ды­ка Зи­но­вий го­во­рил по­сле, что Про­мысл Бо­жий и ан­гел-хра­ни­тель через него обез­опа­си­ли жизнь гла­вы Алек­сан­дрий­ской Церк­ви.

В 1956 г. со­сто­я­лась хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Зи­но­вия во епи­ско­па через год он был на­зна­чен ви­ка­ри­ем пат­ри­ар­ха Мел­хи­се­де­ка III с ти­ту­лом «епи­скоп Сте­па­нов­ский». При пат­ри­ар­хе Еф­ре­ме вла­ды­ка Зи­но­вий в 1960 г. стал епи­скоп Тет­риц­ка­рой­ским. В 1972 г. его воз­ве­ли в сан мит­ро­по­ли­та. В этом же го­ду он тя­же­ло за­бо­лел. Кон­си­ли­ум вра­чей опре­де­лил: он бо­лее 2-х дней не про­жи­вет. Вла­ды­ка Зи­но­вий ле­жал и мо­лил­ся Гос­по­ду и Ма­те­ри Бо­жи­ей пе­ред Ее ико­ной «Це­ли­тель­ни­ца». Поз­же близ­ким ска­зал, что Ма­терь Бо­жия по­се­ти­ла его и бла­го­сло­ви­ла, по­сле че­го, во­пре­ки всем про­гно­зам, стал по­прав­лять­ся и пе­ре­жил всех вра­чей, пред­рек­ших ему близ­кую кон­чи­ну.

Знав­шие близ­ко Вла­ды­ку от­зы­ва­лись о нем с удив­ле­ни­ем и ува­же­ни­ем, так как в его ли­це со­че­та­лось ве­ли­чие иерар­ха со сми­ре­ни­ем мо­на­ха. Пе­ре­жив мно­го труд­но­стей, ли­ше­ний, мно­го бо­лея (прак­ти­че­ски всю жизнь), он был сер­деч­ным, ра­душ­ным, го­сте­при­им­ным. Всех ему хо­те­лось уте­шить, ду­хов­но укре­пить, во­оду­ше­вить. Го­во­рил он обыч­но ма­ло, ста­рал­ся преж­де вы­слу­шать, по­том от­ве­тить, ес­ли на­до. Не все­гда сра­зу же опре­де­лен­но от­ве­чал, ино­гда в об­щем раз­го­во­ре вы­ска­зы­вал свое мне­ние, и тот, ко­го оно ка­са­лось, де­лал для се­бя вы­во­ды. Мно­гие, встре­чая вни­ма­ние, доб­ро­же­ла­тель­ность, счи­та­ли, что Гос­подь на­де­лил об­ла­да­те­ля та­ких ка­честв да­ром про­зор­ли­во­сти. Го­во­рить об этом труд­но, по­то­му что име­ю­щие та­кие да­ро­ва­ния тща­тель­но скры­ва­ли их от окру­жа­ю­щих, а о том, что встре­ча с че­ло­ве­ком Бо­жи­им мо­жет из­ме­нить жизнь го­во­рить вполне воз­мож­но. Так не раз бы­ва­ло с те­ми, кто об­щал­ся с вла­ды­кой Зи­но­ви­ем. На­при­мер, хи­рург Г.А.Гзи­ри­шви­ли вспо­ми­нал: «Пред­ки мои бы­ли пра­во­слав­ны­ми, но я, к со­жа­ле­нию, был некре­ще­ным. Зна­ком­ство с Вла­ды­кой про­бу­ди­ло во мне огром­ное же­ла­ние быть кре­ще­ным, тем бо­лее, что Вла­ды­ка сам пред­ло­жил быть мо­им крест­ным от­цом. Так и со­вер­ши­лось мое вто­рое рож­де­ние, т.е. кре­ще­ние, в де­каб­ре 1957 г. Мне бы­ло то­гда 30 лет. Он стал мо­им крест­ным от­цом и са­мым близ­ким че­ло­ве­ком. По­сле кре­ще­ния моя лич­ная жизнь из­ме­ни­лась, я стал со­всем дру­гим че­ло­ве­ком. Ина­че стал смот­реть на жизнь, на бо­гат­ство, на лю­дей и да­же на боль­ных. Са­мые слож­ные хи­рур­ги­че­ские опе­ра­ции уда­ва­лось де­лать весь­ма успеш­но, с хо­ро­шим ре­зуль­та­том. Пом­ню боль­ную в тя­же­лом со­сто­я­нии, ко­то­рая бы­ла про­опе­ри­ро­ва­на мною по по­во­ду ра­ка поч­ки и вы­здо­ро­ве­ла. Она и вся ее се­мья не зна­ли, как бла­го­да­рить ме­ня. Они бы­ли рус­ские, и я их на­пра­вил в цер­ковь к Вла­ды­ке со сло­ва­ми: «Мои успе­хи за­ви­сят от Бо­га и от мо­ей ве­ры». Вла­ды­ке Зи­но­вию я обя­зан по­ни­ма­ни­ем че­ло­ве­че­ской ду­ши, стра­да­ний, пе­ре­жи­ва­ний боль­но­го че­ло­ве­ка, и ес­ли я стал хо­ро­шим вра­чом, то в этом боль­шая за­слу­га Вла­ды­ки…».

А вот что пи­шет в сво­ей кни­ге «Глин­ская пу­стынь в Тби­ли­си» Ва­ле­рий Ля­лин:

«В Тби­ли­си я сел на ав­то­бус и по­ехал в Ка­хе­тию по­кло­нить­ся мо­щам свя­той рав­ноап­о­столь­ной Ни­ны и на­ве­стить сво­е­го ду­хов­но­го от­ца – пу­стын­ни­ка Ха­ра­лам­пия. Про­быв там день, я к ве­че­ру вер­нул­ся в Тби­ли­си. Бы­ло уже до­воль­но позд­но, и мне при­шлось за­но­че­вать у зна­ко­мых осе­тин. Утром на трам­вае быст­ро до­брал­ся до со­бо­ра. Здесь все бы­ло как в Рос­сии. Во­круг со­бо­ра хо­ди­ли, си­де­ли в ожи­да­нии на­ча­ла служ­бы ис­тин­но рус­ские лю­ди. Я и рань­ше об­ра­щал вни­ма­ние, что чем даль­ше от ком­му­ни­сти­че­ских цен­тров, тем яс­нее, спо­кой­нее и при­ят­нее ли­ца, тем про­ще и есте­ствен­нее лю­ди оде­ты, тем спо­кой­нее их раз­го­во­ры, и нет в них хму­рой на­пря­жен­но­сти. А со­бор-то ка­кой бла­го­дат­ный, пря­мо как буд­то его пе­ре­нес­ли из Шуи или Му­ро­ма. Эх, ду­маю, вот она, Русь-ма­туш­ка!

На­до бы по­спра­ши­вать на­род: где бы по­ви­дать вла­ды­ку Зи­но­вия?

Ви­жу, у цер­ков­ной огра­ды сто­ит ста­рый мо­на­шек, сто­ит и раз­го­ва­ри­ва­ет со ста­руш­ка­ми в бе­лых пла­точ­ках. Пой­ду – рас­спро­шу. Под­хо­жу бли­же: мо­на­шек су­хой, ста­рень­кий. Одет неваж­но: на го­ло­ве по­но­шен­ная ску­фья, ря­са се­рень­кая, по­тер­тая, на но­гах лап­ти. Сто­ит, опи­ра­ет­ся обе­и­ми ру­ка­ми на по­сох.

Эх, ду­маю, ка­кой-то пу­стын­ник с гор из бед­но­го ски­та. Слу­шаю, пе­ре­би­вать неудоб­но. Раз­го­вор шел за жизнь. Ста­руш­ка жа­ло­ва­лась, что зять пьет горь­кую и ее оби­жа­ет. Ста­ри­чок-мо­нах на­став­лял ее, как при­нять­ся за де­ло, чтобы от­ва­дить зя­тя от при­стра­стия к хмель­но­му. Я до­ждал­ся окон­ча­ния раз­го­во­ра и об­ра­тил­ся к мо­наш­ку:

– Про­сти­те, Хри­ста ра­ди, где мне най­ти мит­ро­по­ли­та Зи­но­вия?

Ста­ри­чок по­смот­рел на ме­ня лас­ко­во сво­и­ми яс­ны­ми доб­ры­ми гла­за­ми и ти­хо ска­зал:

– Мит­ро­по­лит Зи­но­вий – это я.

Ну, я так чуть не по­ва­лил­ся от удив­ле­ния!

– Вла­ды­ка, это Вы?

Я ви­дел на­ших сто­лич­ных мит­ро­по­ли­тов в чер­ных шел­ко­вых ря­сах, в бе­лых кло­бу­ках, с ал­маз­ны­ми кре­ста­ми, с дра­го­цен­ны­ми по­со­ха­ми в ру­ках, как их с по­чте­ни­ем при­ни­ма­ли из чер­ной ла­ки­ро­ван­ной ма­ши­ны, ве­ли под ру­ки в храм со сла­вой ко­ло­коль­но­го зво­на, через строй по­до­бо­страст­но скло­нив­ших­ся свя­щен­ни­ков, а они ми­ло­сти­во, обе­и­ми ру­ка­ми, раз­да­ва­ли на­ро­ду бла­го­сло­ве­ние. А тут бед­ный, ста­рень­кий мо­на­шек с по­со­хом и в лап­тях. Это был ста­рец-свя­ти­тель Зи­но­вий-мит­ро­по­лит. Это про него ска­зал Пат­ри­арх Гру­зии Илия II: «Вла­ды­ка Зи­но­вий яв­ля­ет­ся ве­ли­ким свя­ти­те­лем Пра­во­сла­вия, но­си­те­лем Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти, и ис­то­ча­ю­ще­е­ся от­сю­да не зем­ное, а небес­ное теп­ло, со­би­ра­ет во­круг него столь­ко ду­хо­вен­ства, столь­ко ве­ру­ю­щих…»

Вла­ды­ка Зи­но­вий все де­лал ос­но­ва­тель­но, не спе­ша. Не раз он по­се­щал и Моск­ву, и Тро­и­це-Сер­ги­е­ву Лав­ру, бы­вал в Пюх­тиц­ком жен­ском мо­на­сты­ре и мно­гих дру­гих ме­стах. Так в се­ре­дине 60-х го­дов вме­сте с епи­ско­пом Чер­ни­гов­ским Вла­ди­ми­ром (Са­бо­да­ном)(ныне Бла­жен­ней­ший мит­ро­по­лит Ки­ев­ский и всея Укра­и­ны, свя­щен­но­ар­хи­манд­рит Глин­ской пу­сты­ни) по­се­тил свою род­ную ра­зо­рен­ную «кра­са­ви­цу Глин­скую». По­се­ща­ли и его мно­гие ар­хи­ереи с офи­ци­аль­ны­ми ви­зи­та­ми, и то­гда, ко­гда ну­жен был со­вет, или про­си­ли его мо­литв.

Все 35 лет сво­е­го слу­же­ния в Алек­сан­дро-Нев­ском хра­ме в Тби­ли­си вла­ды­ка Зи­но­вий про­жил в скром­ном до­ми­ке око­ло хра­ма. Все его «по­кои» со­став­ля­ла од­на ком­на­та-ке­лья, где по­ме­стил­ся лишь стол, кро­вать и два шка­фа книг. Пат­ри­арх Да­вид V пред­ло­жил ему по­стро­ить ре­зи­ден­цию, ко­то­рая да­ва­ла бы воз­мож­ность по­се­щать храм все­гда, ко­гда он мо­жет и хо­чет. Вла­ды­ка Зи­но­вий от­ка­зал­ся. Ему при­выч­нее и про­ще бы­ло в его ке­лье. Каж­дый день утром и ве­че­ром вла­ды­ка Зи­но­вий ста­рал­ся при­хо­дить на бо­го­слу­же­ние. В празд­нич­ные дни слу­жил или вы­хо­дил на мо­ле­бен. Ес­ли же его не бы­ло в хра­ме, зна­чит, он был бо­лен. В хра­ме все де­ла­лось по бла­го­сло­ве­нию Вла­ды­ки. Он поль­зо­вал­ся ду­хов­ным ав­то­ри­те­том у иерар­хов, свя­щен­но­слу­жи­те­лей, мо­на­ше­ству­ю­щих, у ми­рян и у всех, кто бы к нему ни об­ра­щал­ся. Бо­лее все­го он ста­рал­ся, чтобы все жи­ли в ми­ре, мо­лил­ся обо всех, при­учал все­гда пом­нить о Гос­по­де и, глав­ное, ни­ко­гда не счи­тать се­бя чем-то зна­чи­тель­ным, спо­соб­ным на тру­до­вые и мо­лит­вен­ные по­дви­ги. Все мо­жет че­ло­век, ес­ли Бог даст ему со­вер­шить что-то, во­оду­ше­вив и укре­пив Сво­ей бла­го­да­тью. «Без Бо­га, – как го­во­рит рус­ская по­сло­ви­ца, – ни до по­ро­га». По­ка че­ло­век это­го не по­ни­ма­ет, все его успе­хи мо­гут быть не толь­ко бес­по­лез­ны для ду­ши, но да­же очень вред­ны, так как умно­жа­ют са­мо­мне­ние. Вла­ды­ка учил это­му и сло­вом, и лич­ным при­ме­ром. Он по­сто­ян­но чи­тал, чтобы быть в кур­се со­бы­тий, так как при­хо­ди­ли лю­ди раз­ных воз­рас­тов, про­фес­сий, взгля­дов, об­ра­зо­ва­ния, на­цио­наль­но­стей. Для всех, по сло­ву Апо­сто­ла, на­до быть всем, чтобы спа­сти хо­тя бы неко­то­рых. И глав­ное, при­во­дить не к се­бе, а к Бо­гу. Ес­ли неко­то­рые нера­зум­но при­вя­зы­ва­лись, на­де­ясь най­ти в нем опо­ру и по­сто­ян­ную по­мощь, от­ка­зы­ва­лись от лич­ных уси­лий, то Вла­ды­ка об­ли­чал та­ких, на­по­ми­ная: «не на­дей­ся на кня­зи, ни на сы­ны че­ло­ве­че­ские, в них же несть спа­се­ния». Ко­гда про­си­ли бла­го­сло­ве­ния и мо­литв, и Гос­подь по­мо­гал яв­но, то вла­ды­ка Зи­но­вий объ­яс­нял это с ве­рой про­сив­ших: «По ве­ре ва­шей бу­дет вам». Вме­сте с тем Вла­ды­ка вну­шал се­рьез­но от­но­сить­ся к бла­го­сло­ве­нию: «Ес­ли спра­ши­вать ме­ня, так и слу­шать, а ес­ли не слу­шать, так неза­чем при­хо­дить ко мне за бла­го­сло­ве­ни­ем». Ко­гда на­до бы­ло, ко­гда яв­но име­лась в ви­ду поль­за ду­шев­ная, Вла­ды­ка мог быть и стро­гим. Од­на­ко стро­гость не бы­ла вы­ра­же­ни­ем раз­дра­жи­тель­но­сти или гне­ва. Бо­лее все­го учил Вла­ды­ка усерд­ной мо­лит­ве, ду­хов­но­му рас­суж­де­нию и дол­го­тер­пе­нию. Со­ве­ты свои он да­вал, имея ос­но­ва­ни­ем не соб­ствен­ное мне­ние, а уче­ние свя­тых от­цов. Сам он учил­ся это­му при­ме­ра­ми стар­цев Глин­ской пу­сты­ни, ко­то­рую все­гда пом­нил и лю­бил.

Ко­гда в 1958 г. умер о. Се­ра­фим (Аме­лин), на­сто­я­тель Глин­ской пу­сты­ни, вла­ды­ка Зи­но­вий при­ез­жал на по­хо­ро­ны. По­сле вто­рич­но­го за­кры­тия Вла­ды­ка опе­кал мо­на­хов оби­те­ли, ко­то­рые тя­ну­лись к нему, зная, что он яв­ля­ет­ся но­си­те­лем тех ду­хов­ных тра­ди­ций, ко­то­рые бы­ли за­ло­же­ны еще в до­ре­во­лю­ци­он­ной пу­сты­ни, бла­го­да­ря ко­то­рым дер­жа­лись стар­цы в го­ды вос­со­зда­ния мо­на­сты­ря из ру­ин в се­ре­дине ми­нув­ше­го ве­ка. Жи­вой свя­зью с Глин­ской пу­сты­нью, вновь ра­зо­рен­ной в 1961 г. бы­ло об­ще­ние с о. Ан­д­ро­ни­ком, к ко­то­ро­му еха­ли ото­всю­ду и те, кто бы­вал в Глин­ской пу­сты­ни, и те, кто толь­ко слы­шал о ней.

Вла­ды­ка Зи­но­вий, все­гда окру­жен­ный людь­ми, ко­то­рых стре­мил­ся уте­шить, вра­зу­мить, на­ста­вить, вы­нуж­ден был мно­гих вы­слу­ши­вать и ве­сти с ни­ми мно­го­ча­со­вые бе­се­ды. Это его очень утом­ля­ло, но ни­ко­гда не раз­дра­жа­ло, не ли­ша­ло внут­рен­не­го ми­ра и со­бран­но­сти. По­треб­ность в мо­лит­ве он мог осу­ще­ствить толь­ко в ноч­ные ча­сы. Се­бе не де­лал по­слаб­ле­ния, но дру­гим, вклю­чая и ке­лей­ни­ков, он не да­вал стро­гих пра­вил. Вста­вал на мо­лит­ву в час или два но­чи и про­сил толь­ко, чтобы ему не ме­ша­ли, ес­ли кто-ли­бо, жа­лея его, уго­ва­ри­ва­ли лечь спать. Счи­тая мо­лит­ву ба­ро­мет­ром ду­хов­ной жиз­ни, Вла­ды­ка Зи­но­вий стре­мил­ся и при­хо­дя­щих к нему на­стро­ить на се­рьез­ное и вни­ма­тель­ное от­но­ше­ние к мо­лит­ве цер­ков­ной и до­маш­ней.

От при­хо­дя­щих к нему за ду­хов­ным со­ве­том, о. Зи­но­вий тре­бо­вал по­слу­ша­ния: «Ес­ли спра­ши­ва­ешь, то­гда слу­шай­ся, – го­во­рил он. – А ес­ли не ис­пол­нишь, то­гда за­чем идешь за бла­го­сло­ве­ни­ем».

Од­на­жды он не раз­ре­шил при­ча­щать­ся м. Ан­ге­лине, игу­ме­нье Оль­гин­ско­го мо­на­сты­ря за то, что она осуж­да­ла свя­щен­ни­ков.

Об этом из­вра­щен­но до­ло­жи­ли рус­ско­му пат­ри­ар­ху Алек­сею I, как буд­то о. Зи­но­вий хо­тел за­крыть этот рус­ский мо­на­стырь. По­лу­чил­ся кон­фликт. Впо­след­ствии пат­ри­арх Алек­сей I, со­жа­лея о воз­ник­шем непо­ни­ма­нии, по­жерт­во­вал церк­ви св. Алек­сандра Нев­ско­го ико­ну в се­реб­ря­ном окла­де.

О. Зи­но­вий очень лю­бил пат­ри­ар­ха Илью II. Пе­ред смер­тью он ска­зал о. Ви­та­лию (Си­до­рен­ко) и м. Се­ра­фи­ме: «Ваш ду­хов­ник – пат­ри­арх Илья. Он мой ду­хов­ный сын и хо­ро­ший че­ло­век. Будь­те с ним ря­дом».

Неза­дол­го до пе­ре­хо­да в веч­ность, вла­ды­ка Зи­но­вий со­вер­шил мо­на­ше­ский по­стриг Ми­ха­и­ла По­та­по­ва, бу­ду­ще­го ста­ро­чер­кас­ско­го ар­хи­манд­ри­та Мо­де­ста, и при этом про­из­нес та­кие сло­ва: «На Мо­де­сте все мое за­кон­чи­лось».

Неумо­ли­мые го­ды при­бли­жа­ли вре­мя кон­чи­ны. Вла­ды­ка ре­же вы­хо­дил в храм, но ни­че­го не ме­нял в сво­ей жиз­ни до кон­ца. Ка­за­лось, его не бу­дет – это­го неиз­беж­но­го кон­ца жиз­ни. Го­то­вясь к нему, Вла­ды­ка при­нял схи­му с име­нем Се­ра­фим в честь пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го. По­след­нюю ли­тур­гию Вла­ды­ка от­слу­жил в день пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го 1-ого ав­гу­ста 1984 г. и по­чув­ство­вал, что но­ги от­ка­зы­ва­ют. А 19 де­каб­ря, в день па­мя­ти свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, Вла­ды­ка по­след­ний раз вы­шел в храм, был на мо­лебне. По­сле это­го он уже не мог хо­дить, мо­лил­ся в ке­лье днем и но­чью. В по­след­нюю ночь пе­ред кон­чи­ной он ска­зал ке­лей­ни­ку: «я от вас ухо­жу». В это же вре­мя по­про­сил остать­ся игу­ме­нов Фила­ре­та и Ве­ни­а­ми­на. Его со­бо­ро­ва­ли, при­ча­сти­ли и во вре­мя чте­ния ка­но­на на ис­ход ду­ши он ти­хо скон­чал­ся на 87 го­ду жиз­ни 8 мар­та 1985 г. От­пе­ва­ли его мо­на­ше­ским чи­ном. Воз­гла­вил со­бор иерар­хов и свя­щен­но­слу­жи­те­лей, со­брав­ших­ся на от­пе­ва­ние пат­ри­арх Илия II. Пе­ли два хо­ра – рус­ский и гру­зин­ский. Мно­же­ство на­ро­да со­бра­лось про­во­дить Вла­ды­ку. Пат­ри­арх Илия II ска­зал про­чув­ство­ван­ное сло­во, вы­ра­зив в нем свою ве­ру в то, что «он не оста­вит всех нас в сво­их мо­лит­вах». Мно­гие по ве­ре сво­ей по­лу­ча­ли по­мощь в сво­их труд­ных об­сто­я­тель­ствах, при­хо­дя к над­гро­бию Вла­ды­ки и про­ся его мо­литв. Он и сам пе­ред кон­чи­ной, успо­ка­и­вая ке­лей­ни­ка, го­во­рил: «Я ухо­жу, но там (ука­зы­вая на небо) бу­ду за вас мо­лить­ся».

25 мар­та 2009 го­да Свя­щен­ный Си­нод Укра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви при­чис­лил к ли­ку мест­но­чти­мых свя­тых схи­мит­ро­по­ли­та Се­ра­фи­ма (Ма­жу­га).

30 но­яб­ря 2017 го­да Ар­хи­ерей­ский Со­бор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви при­нял ре­ше­ние об об­ще­цер­ков­ном про­слав­ле­нии пре­по­доб­но­го Зи­но­вия (Ма­жу­ги) с уста­нов­ле­ни­ем да­ты па­мя­ти 22 сен­тяб­ря – в Со­бо­ре Глин­ских свя­тых.

См. также:

Святитель митрополит Зиновий (Мажуга) | Храм Святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бруклине

8 марта (23 февраля ст. ст.) Церковь празднует день памяти одного из последних Глинских старцев, святителя Зиновия (Мажуги).

Новопрославленный святой — святитель Зиновий (Мажуга), в схиме Серафим

Митрополит Зиновий (в миру Захарий Иоакимович Мажуга) родился 14 сентября 1896 года в городе Глухове Черниговской губернии (ныне Сумская область) в семье рабочего.  Будущий митрополит Тетрицкаройский Зиновий (в схиме Серафим; 1896–1985) сочетал в себе святительское служение и благодать старчества. Восприняв духовный опыт глинских старцев, он передал его своим многочисленным духовным чадам, среди которых Каталикос-Патриарх Грузии Илия II.

В три года ребенок лишился отца, в одиннадцать — матери, и рос в бедной семье двоюродной сестры Параскевы. В 1912 году шестнадцатилетним юношей Захарий был зачислен в Глинскую пустынь послушником. В 1916 году он был призван на военную службу. После демобилизации юноша вернулся в родную обитель. Для монастыря наступили трудные времена, но традиции старчества в Глинской пустыни не прерывались даже в эти страшные годы гонений на веру и Церковь.

С самого детства он благоговел к Пресвятой Богородице, и Она Сама стала его покровительницей и путеводительницей по морю житейскому. В 1914 году Захария стал послушником Глинской пустыни. С самого детства он был очень милостивым и сострадательным.

По воспоминаниям рабы Божией Анны, которая была его ближайшей соседкой и долгие годы ежедневно общалась с ним, владыка Зиновий был человеком очень чутким, с чрезвычайно отзывчивым сердцем. Мог выслушивать и утешать всех, кто приходил к нему. Часто до полного изнеможения. Он не мог отказать в помощи.

Владыка Зиновий был очень прост в жизни и доступен для общения. Часто дарил соседским деткам мелочь. Скорбел обо всех сердцем. Был совершенно незлопамятным и кротким человеком. Даже когда староста храма, в котором владыка был настоятелем, писал на него жалобы, в ответ на возмущение прихожан недостойным поведением этого человека и желание снять его с этого места, владыка отвечал, что никого он снимать не будет. Еще в юности, когда Захария был послушником в монастыре, его старцем был отец Герасим, известный своим строгим отношением к послушникам. Но будущий владыка все переносил с терпением и полным послушанием.

Захарий был пострижен в рясофор в 1920 году, а монашеский постриг принял в марте 1921 года, в день Благовещения Пресвятой Богородицы, с именем священномученика Зиновия, епископа Эгейского.

В 1922 году обитель закрыли. Многие монахи были расстреляны, а монастырь был полностью разорен и осквернен. По благословению старцев, взяв с собой священный антиминс, отец Зиновий отправился в Грузию, в Драндский Успенский монастырь близ Сухуми. В Драндском Успенском монастыре отец Зиновий был рукоположен во иеродиакона, а в 1925 году — во иеромонаха. Вскоре и этот монастырь закрыли.

С 1925 до 1930 года отец Зиновий служил в сухумском храме святителя Николая Чудотворца. Вместе с другими монахами и священнослужителями он пережил арест и заключение. Будущий старец отбывал заключение на строительстве Беломорско-Балтийского канала, на Урале, в Средней Азии.

В лагере отец Зиновий, помнивший наизусть часто употребляемые службы, отпевал усопших, тайно крестил, молился с желающими, исповедовал всех, кто просил. Епитрахилью служило полотенце с начертанными углем по углам крестами. Так и в тюрьме будущий святитель продолжал нести свое пастырское служение, облегчая многим людям тяжкий крест заключения.

В 1930 году он был арестован и отправлен на Урал. Когда его и других заключенных везли в лагерь, по его молитвам Господь послал дождь для изнемогавших от жажды, запертых в вагоне арестантов, и, имея при себе деревянную ложку, он всех напоил дождевой водой. И в тюрьме будущий святитель тайно продолжал нести свое пастырское служение, облегчая многим людям тяжкий крест заключения.

За его кротость и смирение Господь даровал ему преждевременное освобождение и дал возможность вновь вернуться в Сухуми.Хотя у отца Зиновия был дом в Сухуми, прописку он так не получил. Он ушел в горы и образовал там монашескую общину. Многие люди духовно окормлялись у него. Многие монахи из других разоренных монастырей России скрывались тогда в горах Кавказа. Им покровительствовал Католикос-Патриарх Грузии Каллистрат (Цинцадзе), а после Патриарх Мелхиседек.

Но богоборческая власть и там не дала находиться молитвенникам. Однажды, преследуемый властями, отец Зиновий заснул в медвежьей берлоге и был чудесным образом спасен. Это произошло в день праздника святого Николая Чудотворца и святого Шио Мгвимского. По благословению Святейшего Патриарха Каллистрата, отец Зиновий стал служить сверхштатным священником при главном кафедральном Соборе Сиони, в Тбилиси. В 1943 году Блаженнейший Каллистрат наградил его наперсным крестом.

Отец Зиновий был представителем Грузинской Православной Церкви на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1945 году и на интронизации Патриарха Алексия I (Симанского). Патриарх Алексий I наградил грузинское духовенство наградами, а отца Зиновия почтил саном игумена.

Отец Зиновий служил в разных уголках Грузии, а когда скончался настоятель русской Александро-Невской церкви в Тбилиси, то Патриарх Каллистрат срочно вызвал его и назначил настоятелем. Он сказал о нём такие слова: «Этот человек … имеет великое послушание, а послушание затмевает и грамотность, и гордость, и ставит его на первое место». Жил митрополит Зиновий при Александро-Невском храме, в маленьком домике, в котором были всего две небольшие комнаты: одна служила ему кельей, а другая — приемной. Пережив много трудностей, лишений, он был сердечным, радушным, гостеприимным. Нередко владыка оказывал людям милость тайно. Часто, проходя мимо нуждающихся и благословляя их, незаметно давал им деньги.

После вторичного закрытия Глинской обители в 1961 году иноки монастыря нашли приют у владыки Зиновия. Некоторые из них так и остались в Грузии на всю жизнь. Святейший Патриарх всея Грузии Илия II даже говорил старцу: «Владыка, у вас филиал Глинской пустыни».

Всю свою жизнь владыка Зиновий посвятил служению Господу и утешению страждущих. Во время блокады Ленинграда, он, как и многие, горячо молился о спасении осажденного города и удостоился видения, о котором вспоминал потом: «В это же время и мне под утро в тонком сне привиделось, как святая Нина предстоит перед Престолом Божиим на коленях и молит Господа пожалеть и помочь страждущим людям осажденного города одолеть врага и супостата. И при этом из Ее глаз катились крупные, величиной с виноградину, слезы. Я это растолковал так, что Божия Матерь дала послушание святой Нине быть споручницей этому осажденному городу».

Являлась владыке Зиновию и Сама Пресвятая Богородица. Однажды Она исцелила его, когда он был при смерти. После этого он пережил и всех тех врачей, которые тогда предрекли ему явную смерть.

В сан митрополита епископ Зиновий был возведён 1972 году. Владыка стал духовным отцом Патриарха Илии II, и сам постригал его в монашество. Он завещал своим духовным детям после его смерти слушаться Патриарха Илию II. При жизни он покровительствовал всем насельникам Глинской пустыни, изгнанным из стен родной обители.

Жил владыка Зиновий чрезвычайно скромно, в маленьком домике при церкви и не соглашался на предложения переехать в более подобающую для митрополита резиденцию. Одевался так, что многие, не знающие его, принимали владыку за бедного монаха. Святитель обладал даром прозрения: многие слова, сказанные им своим чадам, были пророческими и сбывались со временем. Раба Божия Анна вспоминает, что те, кто не слушался совета владыки, потом очень сожалели об этом, потому что впоследствии сказанное им часто сбывалось. Часто владыка произносил свои пророчества, говоря как бы в третьем лице, а позже становилось совершенно ясно, что это было сказано именно про того человека, с которым беседовал владыка.

Архимандрит Рафаил (Карелин) в книге «Тайна спасения» о владыке Серафиме

«Нередко Владыка оказывал людям милость тайно, о чем узнавали уже потом и случайно. Некоторые монахи рассказывали мне, что когда они стояли в храме, то Владыка Зиновий, проходя мимо них и благословляя, незаметно давал им деньги.

Прп. Зиновий, в схиме Серафим (Мажуга), митрополит Тетрицкаройский

Он ежедневно присутствовал на всех службах, совершавшихся в храме, и на Литургии вынимал множество частиц за живых и усопших, за тех, кого он знал и о ком его просили молиться. В своей личной жизни Владыка отличался простотой и невзыскательностью, но церковные службы проводил с особым торжеством и благолепием.

Владыка Зиновий (Мажуга) всегда говорил: «Будьте щедрыми, не будьте жадными, и всегда Господь пошлет. Чем больше отдаешь, тем больше Господь посылает». Объяснял: «Послушание выше любви, так как любовь без послушания оказывается страстью, а послушание, очищая душу человека, ведет ее к любви духовной». Замечал: «В гордом и непослушном сердце нет и не может быть любви — это самообман».

После смерти митрополита Зиновия я дважды видел его во сне.

Первый сон: после погребения он лежит во гробе, как живой. Ночь. Храм закрыт. Кто-то стучится со стороны двора в двери храма и просит у митрополита благословения. Тот встает, протягивает руку для благословения, и вдруг рука его удлиняется и достигает двери храма; он благословляет и снова ложится в гроб.

Я думаю, смысл сна был таков: владыка быстро откликается на молитвы людей, даже те, кто по своим грехам находится за дверями храма (как в древности — несущие епитимью), не лишаются его помощи и благословения, и о них возносится к престолу Божию его молитва.

Второй сон. Также ночь. Храм освещен, и владыка ходит по храму, внимательно осматривая каждый уголок. Значит, он не ушел от нас, он здесь, он как живой с нами, он незримо посещает храм, в котором был настоятелем тридцать пять лет».

Рассказ протоиерея Владимира Гамариса о святителе Серафиме 

Арестовали Угодника Божьего. Сидел он в тюрьме в ожидании суда «тройки», которая штамповала смертные приговоры. Усердно помолился накануне судилища, и потом задремал. Ему приснилось, что он в полном священническом облачении благословляет крестом на все четыре стороны и каждый раз произносит: «С крестом мне ничего не страшно, с Христом мне ничего не будет!» Утром предстал перед тройкой. Его «помиловали»: вместо расстрела «всего» 20 лет лагерей…

Святой много лет провёл в тюрьмах, лагерях, ссылках. Когда он сидел в лагере в Средней Азии, шел «верховой пожар», горела степь. Огонь распространялся очень быстро в сторону лагеря. Отец Зиновий (так его звали в монашестве) попросил у начальника лагеря разрешения выйти с крестом навстречу смертоносному пожару. Начальник разрешил.

Святой помолился Богу и стал крестом благословлять в сторону приближающего зарева. Он произносил «во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа». И в тот момент, когда он это сказал и завершил благословение крестом, пламя ещё ярче вспыхнуло, поднялось значительно выше, а потом с силой как бы ударилось об землю… И погасло.  С тех пор начальник лагеря распорядился, чтобы этот заключенный свободно ходил по всей территории лагеря и мог свободно молиться там, где хочет…

Приехал святой Серафим в Москву. Его встречал и сопровождал в лавру семинарист Николай. Помогал нести его саквояж. На Комсомольской площади (площади трёх вокзалов), когда шли они к Ярославскому вокзалу на электричку, святой сказал: «Коля, а сколько здесь рабов Божиих!» Семинарист: «Владыка, ну что вы такое говорите. Здесь одни безбожники толкаются и ругаются». Святой ответил: «Нет, Николай, ты не видишь, а я вижу их, рабов Божиих. Их много вокруг нас. Так же было и во времена пророка Божия Илии, когда он сказал с горечью Господу: жертвенники Твои разрушили; остался я один, и моей души ищут. … Господь ответил ему: Нет, Илия, Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили колени перед Ваалом… Так что, нет, Николай вокруг нас здесь на площади много рабов Божиих…»

Этот Николай мне это и рассказал. Сейчас он Митрополит Псковский Евсеви

Святителю отче Серафиме, моли Бога о нас!

Из святых угодников Божиих покойный митрополит особенно любил святителя Николая и советовал во всех скорбях и нуждах обращаться к нему, а если есть возможность, то как можно чаще читать акафист этому замечательному чудотворцу. Также любил он молиться Пресвятой Богородице, мученику Иоанну Воину и преподобному Серафиму Саровскому. В последние годы своей жизни он принял тайный схимнический постриг с именем Серафим. О нём, как и о преподобном Серафиме, можно сказать словами тропаря: “От юности Христа возлюбил еси”.

Владыка чрезвычайно любил Грузию и не благословлял (как и его духовный сын схиархимандрит Виталий) никого без крайней нужды уезжать из нее. Он знал ее историю, чтил святых Грузинской Церкви.

На протяжении многих десятилетий владыка Зиновий являлся живым связующим звеном между Русской и Грузинской Церквами. Вот и сейчас он так же ждет всех нас там, в Грузии, в Тбилиси, с великой любовью.

О таких людях, как владыка Зиновий, сказано в Евангелии: «Блажени милостивии, яко тии помиловани будут», «Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят», «Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся» (Мф. 5: 7-9).

Теперь владыка Зиновий зрит Господа и прославлен Им перед нами. Нам только надо прийти к нему и попросить о помощи, а если не можем, то хотя бы мысленно обратиться к нему с горячей верой в его предстательство за нас перед Господом. И как при жизни святитель никому не мог отказать в помощи, так и теперь он поможет всем, кто призовет его в своих молитвах.

Сам Господь тогда прославляет своих святых и открывает их имена для того, чтобы мы чтили их и прибегали к их помощи. В 2010 году были прославлены известные глинские старцы – схимитрополит Серафим (митрополит Зиновий Мажуга), схиархимандрит Серафим (Романцов), и схиархимандрит Андроник (Лукаш).

Тело новопрославленного святого митрополита Зиновия (Мажуги) почивает в Грузии, в Тбилиси, в русском храме святого благоверного князя Александра Невского. В нем владыка был настоятелем и служил все последние годы жизни.

Господь заранее открыл прозорливому старцу день его кончины, о чем он накануне сообщил близким ему людям. Владыку соборовали, причастили и во время чтения канона на исход души он тихо скончался на восемьдесят седьмом году жизни 8 марта 1985 года.

В последние годы перед своей блаженной кончиной он принял тайный схимнический постриг с именем Серафим. После его кончины у него под кроватью нашли чемодан, в котором было полное схимническое облачение и записка: «Имя мое Серафим».

Сам Господь тогда прославляет своих святых и открывает их имена для того, чтобы мы чтили их и прибегали к их помощи. В 2010 году были прославлены известные глинские старцы – схимитрополит Серафим (митрополит Зиновий Мажуга), схиархимандрит Серафим (Романцов), и схиархимандрит Андроник (Лукаш).  Тело новопрославленного святого митрополита Зиновия (Мажуги) почивает в Грузии, в Тбилиси, в русском храме святого благоверного князя Александра Невского. В нем владыка был настоятелем и служил все последние годы жизни. Прославлен Святой Церковью как Святитель. Его мощи находятся в Тбилиси.

После кончины митрополита Зиновия Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II (Шиолошвили) благословил похоронить его в храме. «Хорошо, что владыка не только духом, но и телом будет пребывать с нами», – сказал при этом Патриарх.

А в день похорон Патриарх Илия II сказал о нем: «Жизнь митрополита Тетрицкаройского Зиновия была полностью посвящена служению святой Православной Церкви и ближнему. Бывают люди, имена которых надолго остаются в сердцах и в молитвах верующих людей. Таким облагодатствованным человеком, который стяжал благодать Святого Духа, был Высокопреосвященный митрополит Зиновий». Патриарх-Католикос всея Грузии Илия (в день похорон 8 марта 1985 г.)

Смотрите также:

 

Facebook

Twitter

Google+

Вконтакте

Одноклассники

Мой мир

E-mail

Митрополит Зиновий

От редакции.

8 марта — 25-летие со дня преставления преподобного Зиновия (Мажуги), митрополита Тетрицкаройского, в схиме Серафима († 1985) 25 марта 2009 года Священный Синод Украинской Православной Церкви прославил схимитрополита Серафима в лике святых, причтя его к Собору преподобных отцов Глинских (память 9/22 сентября).

Еще в 20-е годы, после первого разгрома Глинской пустыни, по Промыслу Божию, в Грузию приехал один из глинских монахов — Зиновий (Мажуга). Он получил рукоположение в иеромонахи в Драндском монастыре, который тогда не был закрыт, затем жил в пустыне за Сухуми, около греческого села Георгиевка, и стяжал большую любовь и уважение местных жителей. Я несколько отступлю в сторону, чтобы рассказать об одном эпизоде.

В 70-х годах этот глинский монах, в то время уже митрополит, Зиновий приехал из Тбилиси на несколько дней в Сухуми. О его приезде стало известно жителям Георгиевки. Некоторые из стариков знали его лично, а другие слышали о нем по рассказам. Они пришли к владыке Зиновию и просили его посетить Георгиевку. Владыка Зиновий согласился. По случаю его приезда в селе устроили праздник. На улицу вынесли столы и скамьи для трапезы. Греки приводили к нему своих детей, чтобы он благословлял их. Владыка Зиновий побывал на том месте, где раньше была его пустынька. Он вспоминал, что некоторое время жил в лесу в шалаше, а один раз ему даже пришлось ночевать в дупле огромного дерева. Был такой случай. Однажды председатель сельсовета Георгиевки вызвал монаха Зиновия и сказал: «На мое имя из центра поступило распоряжение арестовать тебя». Тот ответил: «Я не прописан в селе, поэтому вы не отвечаете за мое местонахождение». Председатель сказал: «Я знаю об этом. И вызвал тебя, чтобы предупредить. Наверно, за тобой придут сегодня ночью. А теперь поступай как знаешь. Но помни, что я тебе ничего не говорил». Надо было скрываться. Зиновий рассказал, что его ищут, одной греческой семье, особенно близкой к нему. Отец этого семейства решился проводить его в уединенное место в глухом лесу, где он должен будет скрываться несколько недель, до тех пор пока не минует опасность. Обычно аресты производились кампаниями: набирали по плану определенное число людей, а затем наступала пауза до следующей кампании, вернее, охоты за людьми, как за зверями. Монах Зиновий быстро собрался. Этот человек помог ему нести несколько верст теплую одежду, войлок и другие нужные вещи. Он оставил Зиновия одного и вернулся в деревню, пообещав навестить его на следующий день. Ночевать в лесу в горах даже в летнее время холодно. Зиновий долго искал место, где можно было бы устроить ночлег. Наступали сумерки: он утомился, сел у большого дуба и решил отдохнуть, но от пережитого волнения и тягот долгого пути погрузился в глубокий сон, похожий на беспамятство. Вдруг он слышит, что его окликают по имени. Просыпается и видит: уже день, около него стоит сын грека, проводившего его в лес, бледный от страха. «Тебя Бог спас,— сказал юноша,— ты заснул около берлоги медведя, посмотри, вот свежие следы. Зверь несколько раз обошел дерево, у которого ты спал; как он не набросился на тебя, что его испугало — не знаю. Должно быть, святой Георгий помог тебе». (В этом селе был храм святого Георгия, и само село называлось Георгиевкой в честь святого великомученика.) «Через несколько часов,— рассказывал владыка Зиновий,— пришел мой хозяин-грек со своими родственниками. Они сделали мне шалаш из веток и нескольких досок, где я мог спать и прятаться от непогоды. Тайком, по очереди они приносили мне пищу. У меня не было ничего, кроме четок, и я целый день ходил по лесу и читал Иисусову молитву. Наконец мне сказали, что я могу вернуться. Эти люди рисковали не только своим положением, но и жизнью: им грозили тюрьма и ссылка, если бы власти узнали, что они прячут монаха, скрывающегося от ареста».

Вообще, владыка Зиновий был человек во всех отношениях замечательный. Семнадцатилетним юношей он поступил в Глинскую пустынь, где исполнял различные послушания, в том числе — в портняжной мастерской. Это ремесло ему впоследствии пригодилось. Он даром шил одежду для бедных жителей Георгиевки, и они запомнили это. У одного грека хранился плащ, который сшил для его отца монах Зиновий. Но люди любили его прежде всего за безукоризненную монашескую жизнь. Он был делателем непрестанной Иисусовой молитвы, и какой-то особенный внутренний свет озарял его лицо.

Владыка неоднократно подвергался арестам и ссылкам, но даже там, как бы в преддверии ада, он своим смирением и терпением завоевывал уважение как у преступников, так и у надзирателей тюрем, следователей и судей, которые большей частью были в то время попросту садистами, наслаждавшимися болью своих жертв и своей звериной властью. Владыка Зиновий говорил, что в ссылке получил разрешение уединяться в лес для молитвы, что было неслыханным доверием к заключенному, поскольку уход в лес считался бегством и человека, который решился бы на такое самовольно, охрана могла убить на месте. В воскресные и праздничные дни он пользовался этим разрешением: уходил на берег небольшого пустынного озера и молился. Владыка говорил, что однажды в праздник Божией Матери получил там некое знамение о своем освобождении, но не рассказывал, что это было за знамение.

Владыка имел особенное молитвенное усердие к Божией Матери. На вопрос одного иеромонаха о том, что надо делать, чтобы остаться верным Христу и перенести все испытания, если вновь начнутся кровавые гонения на Церковь, митрополит ответил: «Молись Божией Матери и как можно чаще читай “Богородице Дево, радуйся”. Кто читает эту молитву, того хранит Пресвятая Богородица. Я был в ссылке с одним епископом. От него требовали, чтобы он подписал бумагу о том, что он участвовал в заговоре против властей; там было указано еще несколько лиц. Его пытали во время допросов, но он выдержал пытки и не предал своих собратьев. Этот епископ рассказывал мне, что он непрестанно читал молитву “Богородице Дево, радуйся”, а по ночам — канон Одигитрии, который знал наизусть. Он говорил, что чувствовал боль, но как бы приглушенно, а затем терял сознание. Наконец, не добившись ничего, его оставили в покое».

В 1950 году Патриарх Калистрат назначил отца Зиновия настоятелем Александро-Невской церкви в Тбилиси и возвел его в сан архимандрита. Тогда для жилья ему было отведено помещение около храма, состоявшее из двух маленьких комнаток. Впоследствии, когда он стал епископом, эти две комнатки так и остались его архиерейскими апартаментами.

Владыка Зиновий был аскетом в миру. Молитвенное правило он большей частью совершал ночью, а день его с утра до вечера принадлежал храму и людям. Главным молитвенным деланием владыки была, как уже говорилось выше, внутренняя Иисусова молитва, не прерывавшаяся у него даже во время бесед. Редко можно встретить человека, жизнь которого была бы так неразрывно связана с храмом, как жизнь митрополита Зиновия. Он собрал вокруг церкви монашествующих, которые исполняли различные должности, в основном клиросное послушание. После вторичного закрытия Глинской пустыни многие ее монахи нашли себе приют у владыки Зиновия. Он как бы заменил собой игумена для глинской братии. Одни держались около владыки в Тбилиси, при Александро-Невской церкви, другие ушли в горные скиты, третьи подвизались на приходах,— и всем он помогал духовно и материально, заботился о них, как отец о детях. Где бы ни находились монахи Глинского монастыря, они знали, что у епископа Зиновия всегда найдут помощь и поддержку. Некоторые из них так и остались в Грузии на всю жизнь. Свой домик владыка предоставил схиархимандриту Андронику (Лукашу)9, а сам жил в двух уже упоминавшихся маленьких комнатках около храма, похожих на монашескую келию.

Нередко владыка оказывал людям милость тайно, о чем узнавали уже потом и случайно. Некоторые монахи рассказывали мне, что когда они стояли в храме, то владыка Зиновий, проходя мимо них и благословляя, незаметно давал им деньги. Он ежедневно присутствовал на всех службах, совершавшихся в храме, и на Литургии вынимал множество частиц за живых и усопших, за тех, кого он знал и о ком его просили молиться. В алтаре вместо епископского кресла у него стояла стасидия (специальное деревянное седалище для монахов, которое ставилось у стены). В своей личной жизни владыка отличался простотой и невзыскательностью, но церковные службы проводил с особым торжеством и благолепием.

Многие опытные священники и духовники специально приезжали в Тбилиси, чтобы увидеться с митрополитом Зиновием. Несколько раз посещал владыку и отец Савва, когда ездил в Сигнахи к мощам святой Нины и к другим святыням. Он указывал на него как на пример архиерея-аскета, который, пребывая с утра до вечера в храме и с людьми, среди многочисленных обязанностей, не оставляет Иисусовой молитвы. Он говорил, что митрополит Зиновий — пример того, что можно в миру хранить Иисусову молитву, что оправдания тому, кто не занимается Иисусовой молитвой, ссылаясь на занятость,— нет. Однажды я задал ему казуальный вопрос: «А если владыка Зиновий скажет о чем-либо иначе, чем Вы, что мне делать?». Тот быстро ответил: «Послушай владыку Зиновия».

После кончины митрополита Зиновия Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II (Шиолашвили) благословил похоронить его в храме. «Хорошо, что владыка не только духом, но и телом будет пребывать с нами»,— сказал при этом Патриарх.

На гробнице владыки Зиновия всегда лежат цветы как знак благодарной памяти паствы о своем наставнике и отце.

Из святых покойный митрополит особенно любил святителя Николая и советовал во всех скорбях и нуждах обращаться к нему, а если есть возможность, то как можно чаще читать акафист этому великому чудотворцу. Также любил он молиться мученику Иоанну Воину и преподобному Серафиму Саровскому. В последние годы своей жизни он принял тайный схимнический постриг с именем Серафим. О нем, как и о преподобном Серафиме, можно сказать словами тропаря: «От юности Христа возлюбил еси».

После смерти митрополита Зиновия я дважды видел его во сне. Первый сон. После погребения он лежит во гробе, как живой. Ночь. Храм закрыт. Кто-то стучится со стороны двора в двери храма и просит у митрополита благословить его. Тот встает, протягивает руку для благословения, и вдруг рука его удлиняется и достигает двери храма; он благословляет и снова ложится в гроб. Я думаю, смысл сна был таков: владыка быстро откликается на молитвы людей; даже те, кто по своим грехам находится за дверями храма (как в древности — несущие епитимью), не лишаются его помощи и благословения, и о них возносится к Престолу Божию его молитва.

Второй сон. Также ночь. Храм освещен, и владыка ходит по храму, внимательно осматривая каждый уголок. Значит, он не ушел от нас, он здесь, он как живой с нами, он незримо посещает храм, в котором был настоятелем тридцать пять лет. 

Когда еще при жизни владыки Зиновия я спрашивал его об Иисусовой молитве, то он говорил, что не следует стремиться к каким-либо высоким степеням и к особой концентрации мысли, а нужно в простоте сердца говорить молитву живому Богу, Который близок нам, как наша душа. Он советовал пользоваться минутами одиночества и отгонять помыслы Иисусовой молитвой. Такое делание владыка считал выше чтения книг. Он повторял, что Иисусова молитва прививается к смиренному сердцу. Своим близким владыка Зиновий рассказывал, что Иисусову молитву он приобрел в молодости, когда жил в пустыни, а в миру старается сохранить ее. До архиерейской хиротонии владыка иногда вспоминал свои монашеские послушания: то сошьет рясу, то сделает из камней четки. По молитвам Божией Матери перед ним не раз открывались ворота тюрем и лагерей, из которых обычно выносили трупы. А теперь мы верим, что также по молитвам Божией Матери и преподобного Серафима он получит на Небесах истинную свободу и вечную радость.

По книге: На пути из времени в вечность

Зиновий (в схиме — Серафим) Глинский (Мажуга), схимитрополит, преподобный

В миру Мажуга Захар Якимович (Захарий Иоакимович), родился 14 сентября 1896 года в городе Глухов Черниговской губернии, в рабочей семье Иоакима и Феодосии Мажуга. В 3 года лишился отца, в 11 — матери, рос в семье дяди. Был отдан в Дом трудолюбия при Глинской пустыни, где окончил церковноприходскую школу и овладел портновским ремеслом.

В 1912 году поступил послушником в Глинскую пустынь. Его духовным отцом стал отец Герасим.

Во время Первой мировой войны в 1916 году был призван на военную службу, попал на один из наиболее тяжелых участков фронта, в Пинские болота в Белоруссии; по болезни переведен в конвойную роту.

После демобилизации возвратился в пустынь, где принял монашеский постриг с именем в честь священномученикаЗиновия, еп. Эгейского [1]. Его духовниками были глинские старцы иеросхим. Николай (Хондарёв) и настоятель обители архим. Нектарий (Нуждин).

Смирению Зиновий прилежал с юных лет. В начале своего иноческого пути он всячески понуждал себя к исполнению этой добродетели. Когда он был новоначальным послушником, ему не давалось никакое послушание: отовсюду его гнали, постоянно укоряли, жаловались на него настоятелю – он все терпел. Наконец, его определили ухаживать за лошадьми, которых он с детства панически боялся. Преодолев страх, он полностью предал себя воле Божией и вскоре не только начал справляться с порученным ему делом, но даже и полюбил свое послушание. В то время один юродивый глинский монах предрек монастырскому конюху, что тот станет великим человеком.

В 1922 году, после закрытия Глинской пустыни, переехал на Кавказ, где в 1924 году был рукоположен воиеродиакона и поступил в Драндский Успенский монастырь Сухумской епархии. В 1926 году был рукоположен во иеромонаха епископом Никоном [2] и служил в Сухумском Никольском храме до 1930 года. После закрытия храма перебрался в горы Абхазии, где вместе с другими монахами основал небольшую монашескую общину. Она просуществовала недолго, была обнаружена большевиками и распущена. Отец Зиновий жил в окрестных деревнях и зарабатывал шитьем.

В 1930 году переехал в Ростов-на-Дону где служил в Софийском храме.

В 1936 году был арестован и приговорен к ссылке в Среднюю Азию. В течение 7 месяцев находился в следственном изоляторе. Осужден, и до 1942 года отбывал заключение на строительстве Беломорско-Балтийского канала и на Урале. В изоляторе и лагерях встречался с глинскими старцами схиархимандритами Андроником (Лукашом) и Серафимом (Романцовым). Крестил, исповедовал, отпевал; епитрахилью служило полотенце с начертанными углем по углам крестами. Заболел малярией.

Когда он впоследствии вспоминал о скорбных обстоятельствах своей жизни, лицо его всегда просветлялось, старец говорил близким ему людям, что никогда не скорбел, но радовался испытаниям, принимая их, как от руки Божией.

После освобождения возвратился в Сухуми, но не смог оформить прописку и уехал в Тбилиси, где познакомился с патриархом Грузии Каллистратом и по его благословению с 1942 года служил в Тбилисском Сионском Успенском соборе. Затем, вплоть до 1945 года, окормлял Мцхетский Ольгинский монастырь.

В 1945 году в составе грузинской делегации присутствовал на интронизации патриарха Московского и всея Руси Алексия I и там же был возведен в санигумена.

С 1945 года — настоятель Никольского храма села Кирово в Армении.

В 1947 году был переведен настоятелем в Батумский Духосошественский храм.

В 1950 году был возведен в достоинство архимандрита и назначен настоятелем Тбилисского Александро-Невского храма — служение, которое он сохранял за собой вплоть до кончины.

11 июня 1952 назначен членом Священного Синода Грузинской Православной Церкви. 30 ноября 1955 года назначен благочинным находившихся в юрисдикции ГПЦ русских приходов в Картли, Кахети и Армении.

29 декабря 1956 года был наречен, а 30 декабря — хиротонисан во епископа католикосом-патриархом Мелхиседеком III. Это был единственный случай посвящения негрузина во архиерея Грузинской Православной Церкви за период XX — нач. XXI вв.

С 6 марта 1957 года — второй хорепископ католикоса-патриарха Мелхиседека III с титулом епископ Степанованский, викарий патриарха всея Грузии.

16 апреля в церкви св. блгв. Александра Невского в Тбилиси епископ Зиновий постриг в монахи студента 2-го курса МДА Ираклия (впоследствии католикос-патриарх Грузии Илия II (Гудушаури-Шиолашвили)) и предсказал ему дальнейшее патриаршее служение.

С 1960 года — епископ Тетрицкаройской.

В 1972 году был возведён в сан митрополита.

На протяжении многих десятилетий владыка Зиновий являлся живым связующим звеном между Русской и Грузинской Церквами. Он был очень сердечным, радушным и скромным. Жил при Александро-Невском храме, в маленьком домике, в котором было всего две небольших комнатки — одна служила ему кельей, а другая — приемной. Католикос-патриарх всея Грузии Давид V, очень почитавший владыку, не раз предлагал ему сменить свою убогую келейку при храме на подобающую его сану резиденцию, но тот всегда отказывался.

Владыка каждого, кто к нему приходил, ласково принимал, непременно выслушивал, утешал, наставлял, молился за него и никого не отпускал, не угостив хотя бы чашкой чая. Окружающих его людей называл своей семьей и никогда не садился за стол один. Обращавшимся к нему за духовной поддержкой он давал не просто совет, а открывал им волю Божию, будучи наделён даром прозрения и духовного утешения. Сохранилось много свидетельств прозорливости святителя, по молитвам митрополита Зиновия многие получали избавление от болезней и утешение в жизненных скорбях. С теми же, кто не слушал слов старца, своевольничал, бывало, случались неприятности.

Владыка ежедневно служил литургию и лично вынимал частицы за всех кого знал и о ком его просили молиться. Имел дар непрестанной молитвы.

О своей кончине митрополит Зиновий накануне сообщил близким ему людям. Сказал, что скоро отправится к отцу Андронику, наказывал приходить к нему на могилку, обращаться со всеми своими скорбями, как к живому.

Скончался 8 марта 1985 года и был погребён в Тбилиси, около Александро-Невского храма. После его кончины у него под кроватью нашли чемодан, в котором было полное схимническое облачение и записка: «Имя мое Серафим». О тайной схиме владыки не знали даже ближайшие его помощники.

25 марта 2009 года Священный Синод Украинской Православной Церкви принял решение о внесении схимитрополита Серафима в святцы Украинской Православной Церкви в составе Собора преподобных отцев Глинских. Торжественное прославление его в лике святых 21 августа 2010 года было совершено вГлинской пустыни во время литургии Митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром.

Источники:

http://drevo-info.ru/articles/13292.html

http://drevo-info.ru/articles/13671802.html

Тбилисские старцы из Глинской пустыни. Митрополит Зиновий (Мажуга)

В Тбилиси, в церкви св. Александра Невского спит вечным сном митрополит Зиновий.

Он очень любил свою вторую родину и был достойным членом Грузинской Православной церкви.

Митрополит Зиновий ( в миру Захария) родился 14 сентября 1896 г. в семье рабочего в г. Глухове черниговской губернии. Жизнь с самого детства повернулась к нему не самой лучшей своей стороной. В 3 года он потерял отца, в 11 — мать. Мальчик рос в семье дяди. Нищета и страдания были для него школой смирения. Сверстники не случайно прозвали его Монахом.

Родственники отдали его в Дом Трудолюбия при Глинской пустыни. Здесь Захария закончил приходскую школу и научился портновскому делу. Близость монастыря побудила в нем желание принять постриг.

В 1912 г. Захария стал послушником в Глинской пустыни, где он прошел много разных послушаний.

Главный «экзамен» ему устроил о. Герасим, когда Захария попросил стать его духовным отцом. О. Герасим пригрозил ему палкой и попытался выгнать из кельи. Но Захария твердо стоял на своем: «Я никуда не уйду, пока не станете моим духовником!» «Вот сейчас ты точно мой духовный сын, — сказал о. Герасим и обнял его. — Я так со всеми говорил и все убегали, только ты остался».

Тем временем началась Первая Мировая война. Послушника Захарию вместе с другими молодыми монахами призвали в действующую армию. Послушник, сам того не зная, простился с только что приобретенным духовником навсегда. Больше они друг друга не видели.

Захария попал в Белоруссию. Здесь он простудил ноги и заболел экземой, которая мучила его всю жизнь. Впоследствии к ней прибавился тромбофлебит и незаживающие трофические язвы.

После демобилизации Захария вернулся в Глинскую пустынь.

В 1917 г. на Благовещенье его постригли в монашество с именем Зиновий.

Свирепствовала Гражданская война. Грабеж и убийство стали обычным делом. В 40 километрах от Глинской пустыни находилась мельница. Довести туда телегу, груженную зерном, стало нелегким делом. Но заметили, что когда о. Зиновий правил быками, телега до мельницы доезжала благополучно, в других случаях подводу грабили.

Однажды о. Зиновия вызвали к настоятелю, обрили бороду и одели в гражданскую одежду.

После этого о. Нектарий попросил его отвезти одного человека в город. На Украине тогда одновременно действовал десяток разных банд. Неизвестный оказался епископом, который на прощанье предсказал о. Зиновию: «Пройдут годы испытаний и тебя возведут в высокий сан!»

В 1922 г. Глинскую пустынь закрыли. О. Зиновий взял с собой антиминс, на котором впоследствии совершал Литургию под открытым небом. Молодой монах приехал в Грузию и поселился в монастыре Успения Божьей Матери, где его вскоре рукоположили сперва в иеродиаконы, потом в иеромонахи.

О. Зиновий служил в церкви св. Николая в г. Сухуми. Когда большевики стали донимать его и здесь своими издевательствами, тогда о. Зиновий с другими монахами укрылся в горах Абхазии, где в то время спасались многие подвижники. Так образовался нелегальный монастырь.

Здесь, в горах произошло одно событие.

Двое монахов по неопытности съели ядовитую траву. У них началась рвота. Один брат выбежал из пещеры. Был дождливый день, монах поскользнулся, упал в пропасть и разбился. Второй монах потерял сознание и долго не приходил в себя. Очнувшись, он рассказал, что явился к нему умерший брат с печальным лицом и что-то просил. Монахи решили усилить молитву об усопшем. После сорока дней, разделив его одежду, они обнаружили в его рясе зашитый золотой червонец. О. Зиновий спустился в Сухуми, разменял деньги и раздал их нищим. После этого погибший монах являлся во снах братьям уже радостный.

Местные власти каким-то образом узнали о нелегальном монастыре в горах, нагрянули туда и учинили разгром.

О. Зиновий нашел себе приют в греческой деревне, где зарабатывал себе на хлеб шитьем. Однажды хозяин дома предупредил его: «Скоро приедут с проверкой, узнают, что ты не прописан и арестуют». О. Зиновий на несколько дней укрылся в лесу. В глухом месте нашел пещерку, хворост, развел огонь и начал молиться. Наступало 22 мая. В этот день Церковь отмечает память св. Шио Мгвимского и перенесение мощей св. Николая в Бари.

В полночь о. Зиновий услышал приближающийся рев медведя и понял, что заночевал в берлоге хозяина леса. Он усилил молитву и сам постепенно заснул.

Утром его разбудил охотник, показал вокруг вытоптанную траву и воскликнул: «Прав ты, батюшка, тебя св. Шио и св. Николай спасли!»

Власти все-таки выгнали о. Зиновия из Грузии. После этого он служил в Ростове-на-Дону в церкви св. Софии.

В 1936 г. о. Зиновия арестовали и 7 месяцев продержали в распределителе, где он заболел малярией. Болезнь спасла его от отправки в Среднюю Азию и неминуемой смерти.

Его отправили на строительство Беломорканала. О. Зиновий часто раздавал свой паек зэкам, чем и заслужил их любовь и уважение. Находясь в тюрьме, о. Зиновий продолжал служение ближним: читал наизусть молитвы, принимал исповеди, отпевал покойников.

Как-то, на Урале, когда заключенные строем возвращались в барак после работы, о. Зиновий, как самый маленький по росту, идя в конце колоны, заметил в снегу, в 50 градусный мороз свежесорванную гроздь винограда. Он подобрал ее, принес в барак и раздал каждому зэку по виноградинке, как явное Божье чудо и утешение.

После 5 лет заключения о. Зиновий вернулся в Грузию. В Тбилиси он познакомился с патриархом Каллистратом (Цинцадзе) и по его благословению начал служить в монастыре св. Екатерины (в просторечии Ольгинском) во Мцхета.

Затем 3 года служил в Батуми.

Патриарх Каллистрат очень любил о. Зиновия и перед смертью попросил владыку Мелхиседека, своего преемника, рукоположить его в епископы.

В 1950 г. о. Зиновий стал настоятелем церкви св. Александра Невского. В 1956 г. о. Зиновия рукоположили в епископы.

В 1960 г. патриарх Ефрем II поставил о. Зиновия во главе Тетрицкаройской епархии.

В течение многих лет епископ Зиновий был связующим звеном между Русской и Грузинской церквями. Он очень любил Иверию и не благословлял своих духовных чад уезжать отсюда навсегда.

Именно о. Зиновий постриг в монашество Ираклия Шиолашвили и предсказал ему, что в историю Грузии он войдет как патриарх Илья II.

О. Зиновий имел дар духовного рассуждения, прозорливости и непрерывной Иисусовой молитвы.

Он сподобился великой милости — сама пресвятая Богородица посетила его келью.

В 50-ые годы Тбилиси посетил представитель Александрийской церкви. На встрече духовенства присутствовал и архимандрит Зиновий. Вдруг он подошел к гостю и сказал: «Подвинься и уступи мне место».

Александриец очень удивился такому обращению, но все же исполнил просьбу. Через какое-то время наверху зашаталась икона и упала прямо на голову о. Зиновия.

Возмущение гостя сменилось удивлением. Все поняли, что благодаря самопожертвованию о. Зиновия, избежали неприятных объяснений.

О. Зиновий, безропотно принимая скорби и болезни, учил паству личным примером видеть во всем волю Божью.

От приходящих к нему за духовным советом, о. Зиновий требовал послушания: «Если спрашиваешь, тогда слушайся, — говорил он. — А если не исполнишь, тогда зачем идешь за благословением».

Однажды он не разрешил причащаться м. Ангелине, игуменье Ольгинского монастыря за то, что она осуждала священников.

Об этом извращенно доложили русскому патриарху Алексею I, как будто о. Зиновий хотел закрыть этот русский монастырь. Получился конфликт. Впоследствии патриарх Алексей I, сожалея о возникшем непонимании, пожертвовал церкви св. Александра Невского икону в серебряном окладе.

О. Зиновий очень любил патриарха Илью II. Перед смертью он сказал о. Виталию (Сидоренко) и м. Серафиме: «Ваш духовник — патриарх Илья. Он мой духовный сын и хороший человек. Будьте с ним рядом».

Митрополит Зиновий заранее знал день своей кончины и специально собрал у себя всех живших в Грузии монахов из Глинской пустыни, причастился и спокойно предал душу Господу.

( Подготовленно по статье Кахабера Кенкишвили в журнале «Карибче» № 4, 2007 г.)

Святитель Зиновий, митрополит Тетрицкаройский

Святитель Зиновий (в миру Захарий Иоакимович Мажуга) родился 14 сентября 1896 года в городе Глухове Черниговской губернии (ныне Сумская область) в семье рабочего. Будущий митрополит Тетрицкаройский Зиновий (в схиме Серафим; 1896–1985) сочетал в себе святительское служение и благодать старчества. Восприняв духовный опыт глинских старцев, он передал его своим многочисленным духовным чадам, среди которых Каталикос-Патриарх Грузии Илия II.

В три года ребенок лишился отца, в одиннадцать — матери, и рос в бедной семье двоюродной сестры Параскевы. В 1912 году шестнадцатилетним юношей Захарий был зачислен в Глинскую пустынь послушником. В 1916 году он был призван на военную службу. После демобилизации юноша вернулся в родную обитель. Для монастыря наступили трудные времена, но традиции старчества в Глинской пустыни не прерывались даже в эти страшные годы гонений на веру и Церковь.

С самого детства он благоговел к Пресвятой Богородице, и Она Сама стала его покровительницей и путеводительницей по морю житейскому. В 1914 году Захария стал послушником Глинской пустыни. С самого детства он был очень милостивым и сострадательным. По воспоминаниям рабы Божией Анны, которая была его ближайшей соседкой и долгие годы ежедневно общалась с ним, владыка Зиновий был человеком очень чутким, с чрезвычайно отзывчивым сердцем. Мог выслушивать и утешать всех, кто приходил к нему. Часто до полного изнеможения. Он не мог отказать в помощи.

Владыка Зиновий был очень прост в жизни и доступен для общения. Часто дарил соседским деткам мелочь. Скорбел обо всех сердцем. Был совершенно незлопамятным и кротким человеком. Даже когда староста храма, в котором владыка был настоятелем, писал на него жалобы, в ответ на возмущение прихожан недостойным поведением этого человека и желание снять его с этого места, владыка отвечал, что никого он снимать не будет. Еще в юности, когда Захария был послушником в монастыре, его старцем был отец Герасим, известный своим строгим отношением к послушникам. Но будущий владыка все переносил с терпением и полным послушанием.

Захарий был пострижен в рясофор в 1920 году, а монашеский постриг принял в марте 1921 года, в день Благовещения Пресвятой Богородицы, с именем священномученика Зиновия, епископа Эгейского.

В 1922 году обитель закрыли. Многие монахи были расстреляны, а монастырь был полностью разорен и осквернен. По благословению старцев, взяв с собой священный антиминс, отец Зиновий отправился в Грузию, в Драндский Успенский монастырь близ Сухуми. В Драндском Успенском монастыре отец Зиновий был рукоположен во иеродиакона, а в 1925 году — во иеромонаха. Вскоре и этот монастырь закрыли.

В ограде Александро-Невского храма в Тбилиси архимандрит Модест (Гамов), митрополит Зиновий (Мажуга), схиархимандрит Серафим (Романцов), схиархимандрит Андроник (Лукаш). Начало 1970-х гг.

С 1925 до 1930 года отец Зиновий служил в сухумском храме святителя Николая Чудотворца. Вместе с другими монахами и священнослужителями он пережил арест и заключение. Будущий старец отбывал заключение на строительстве Беломорско-Балтийского канала, на Урале, в Средней Азии. В лагере отец Зиновий, помнивший наизусть часто употребляемые службы, отпевал усопших, тайно крестил, молился с желающими, исповедовал всех, кто просил. Епитрахилью служило полотенце с начертанными углем по углам крестами. Так и в тюрьме будущий святитель продолжал нести свое пастырское служение, облегчая многим людям тяжкий крест заключения.

В 1930 году он был арестован и отправлен на Урал. Когда его и других заключенных везли в лагерь, по его молитвам Господь послал дождь для изнемогавших от жажды, запертых в вагоне арестантов, и, имея при себе деревянную ложку, он всех напоил дождевой водой. И в тюрьме будущий святитель тайно продолжал нести свое пастырское служение, облегчая многим людям тяжкий крест заключения.

За его кротость и смирение Господь даровал ему преждевременное освобождение и дал возможность вновь вернуться в Сухуми. Хотя у отца Зиновия был дом в Сухуми, прописку он так не получил. Он ушел в горы и образовал там монашескую общину. Многие люди духовно окормлялись у него. Многие монахи из других разоренных монастырей России скрывались тогда в горах Кавказа. Им покровительствовал Католикос-Патриарх Грузии Каллистрат (Цинцадзе), а после Патриарх Мелхиседек.

Но богоборческая власть и там не дала находиться молитвенникам. Однажды, преследуемый властями, отец Зиновий заснул в медвежьей берлоге и был чудесным образом спасен. Это произошло в день праздника святого Николая Чудотворца и святого Шио Мгвимского. По благословению Святейшего Патриарха Каллистрата, отец Зиновий стал служить сверхштатным священником при главном кафедральном Соборе Сиони, в Тбилиси. В 1943 году Блаженнейший Каллистрат наградил его наперсным крестом.

Отец Зиновий был представителем Грузинской Православной Церкви на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1945 году и на интронизации Патриарха Алексия I (Симанского). Патриарх Алексий I наградил грузинское духовенство наградами, а отца Зиновия почтил саном игумена.

Отец Зиновий служил в разных уголках Грузии, а когда скончался настоятель русской Александро-Невской церкви в Тбилиси, то Патриарх Каллистрат срочно вызвал его и назначил настоятелем. Он сказал о нём такие слова: «Этот человек … имеет великое послушание, а послушание затмевает и грамотность, и гордость, и ставит его на первое место». Жил митрополит Зиновий при Александро-Невском храме, в маленьком домике, в котором были всего две небольшие комнаты: одна служила ему кельей, а другая — приемной. Пережив много трудностей, лишений, он был сердечным, радушным, гостеприимным. Нередко владыка оказывал людям милость тайно. Часто, проходя мимо нуждающихся и благословляя их, незаметно давал им деньги.

После вторичного закрытия Глинской обители в 1961 году иноки монастыря нашли приют у владыки Зиновия. Некоторые из них так и остались в Грузии на всю жизнь. Святейший Патриарх всея Грузии Илия II даже говорил старцу: «Владыка, у вас филиал Глинской пустыни».

Всю свою жизнь владыка Зиновий посвятил служению Господу и утешению страждущих. Во время блокады Ленинграда, он, как и многие, горячо молился о спасении осажденного города и удостоился видения, о котором вспоминал потом: «В это же время и мне под утро в тонком сне привиделось, как святая Нина предстоит перед Престолом Божиим на коленях и молит Господа пожалеть и помочь страждущим людям осажденного города одолеть врага и супостата. И при этом из Ее глаз катились крупные, величиной с виноградину, слезы. Я это растолковал так, что Божия Матерь дала послушание святой Нине быть споручницей этому осажденному городу».

Являлась владыке Зиновию и Сама Пресвятая Богородица. Однажды Она исцелила его, когда он был при смерти. После этого он пережил и всех тех врачей, которые тогда предрекли ему явную смерть. В сан митрополита епископ Зиновий был возведён 1972 году. Владыка стал духовным отцом Патриарха Илии II, и сам постригал его в монашество. Он завещал своим духовным детям после его смерти слушаться Патриарха Илию II. При жизни он покровительствовал всем насельникам Глинской пустыни, изгнанным из стен родной обители.

Жил владыка Зиновий чрезвычайно скромно, в маленьком домике при церкви и не соглашался на предложения переехать в более подобающую для митрополита резиденцию. Одевался так, что многие, не знающие его, принимали владыку за бедного монаха. Святитель обладал даром прозрения: многие слова, сказанные им своим чадам, были пророческими и сбывались со временем. Раба Божия Анна вспоминает, что те, кто не слушался совета владыки, потом очень сожалели об этом, потому что впоследствии сказанное им часто сбывалось. Часто владыка произносил свои пророчества, говоря как бы в третьем лице, а позже становилось совершенно ясно, что это было сказано именно про того человека, с которым беседовал владыка.
Господь заранее открыл прозорливому старцу день его кончины, о чем он накануне сообщил близким ему людям. Владыку соборовали, причастили и во время чтения канона на исход души он тихо скончался на восемьдесят седьмом году жизни 8 марта 1985 года.

В последние годы перед своей блаженной кончиной он принял тайный схимнический постриг с именем Серафим. После его кончины у него под кроватью нашли чемодан, в котором было полное схимническое облачение и записка: «Имя мое Серафим».

Сам Господь тогда прославляет своих святых и открывает их имена для того, чтобы мы чтили их и прибегали к их помощи. В 2010 году были прославлены известные глинские старцы – схимитрополит Серафим (митрополит Зиновий Мажуга), схиархимандрит Серафим (Романцов), и схиархимандрит Андроник (Лукаш). Тело новопрославленного святого митрополита Зиновия (Мажуги) почивает в Грузии, в Тбилиси, в русском храме святого благоверного князя Александра Невского. В нем владыка был настоятелем и служил все последние годы жизни. Прославлен Святой Церковью как Святитель. Его мощи находятся в Тбилиси.

После кончины митрополита Зиновия Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II (Шиолошвили) благословил похоронить его в храме. «Хорошо, что владыка не только духом, но и телом будет пребывать с нами», – сказал при этом Патриарх.

А в день похорон Патриарх Илия II сказал о нем: «Жизнь митрополита Тетрицкаройского Зиновия была полностью посвящена служению святой Православной Церкви и ближнему. Бывают люди, имена которых надолго остаются в сердцах и в молитвах верующих людей. Таким облагодатствованным человеком, который стяжал благодать Святого Духа, был Высокопреосвященный митрополит Зиновий». Патриарх-Католикос всея Грузии Илия (в день похорон 8 марта 1985 г.)

В Софиевской церкви в Нахичевани служил митрополит Зиновий, который в 2009 году был канонизирован

В 1863 году в Нахичевани была возведена русская православная Софиевская церковь. Располагалась она напротив Александровского сада (ныне парк имени Вити Черевичкина), буквально через дорогу. От Софиевской церкви к центру Нахичевани шла Софиевская улица (ныне Первомайская). Рядом с храмом была и Софиевская площадь.

По данным Википедии, в 1904 году вместо деревянной Софиевской церкви было начато строительство каменной. В 1912 году строительство было завершено. Автором проекта церкви являлся В.В. Попов, а строителем был Г.Н. Васильев.

В последние годы существования Софиевской церкви в ней служил будущий митрополит Зиновий (Мажуга). Интересно, что митрополит Зиновий в 2009 году был канонизирован как местночтимый святой Священным синодом Украинской православной церкви Московского патриархата. То есть канонической церковью. На это специально обращаю внимание, учитывая, что на Украине недавно произошел церковный раскол.

Митрополит Зиновий (в миру Захария Иоакимович Мажуга) родился в 1896 году в городе Глухове в семье рабочего. Был отдан в дом трудолюбия при Глинской пустыни. Там он окончил приходскую школу, научился портному делу.

Во время Первой мировой войны был призван в армию. Там он сильно заболел. Захария страдал экземой, тромбофлебитом, трофическими язвами.

В 1921 году принял монашество с именем Зиновий. Служил в Абхазии, в Сухуме. Потом оттуда был выслан. По данным Википедии и сайта «Древо. Открытая православная энциклопедия», продолжил службу в церкви Святой Софии в Нахичевани. Через некоторое время после закрытия церкви отец Зиновий был арестован и сослан в ссылку в Среднюю Азию. Там заболел малярией.

После выздоровления отец Зиновий был отправлен на Урал. Следует отметить, что, находясь в заключении, он продолжал совершать богослужения, крестил, отпевал заключенных. Пять лет отец Зиновий провел на Урале. Потом был освобожден и уехал в Грузию. По благословению Патриарха служил в Тбилиси, в Мцхете. Потом в Армении (село Кирово), в Батуми (Аджария).

В 1950 году отец Зиновий вернулся в Тбилиси, был назначен настоятелем Александро-Невского храма. Настоятелем этой церкви он прослужил 25 лет. В 1952 году был назначен членом Священного синода Грузинской православной церкви. В 1972 году был возведен в сан митрополита.

Среди духовных чад митрополита Зиновия был будущий патриарх Грузии Илия II, которого он постриг в монашество. По данным Википедии, за два года до смерти митрополит Зиновий тайно принял схиму с именем Серафим в честь преподобного Серафима Саровского.

Духовным чадом митрополита был архимандрит Модест (Потапов), который возродил два монастыря и был наместником Свято-Иверского женского монастыря в Ростове-на-Дону и Свято-Донского Старочеркасского мужского монастыря.

Скончался митрополит Зиновий 8 марта 1985 года. Отпевание по монашескому чину совершил католикос-патриарх Илия II. Погребен у северной стены церкви Александра Невского в Тбилиси.

А что касается Софиевской церкви в Нахичевани, в которой служил митрополит Зиновий, то в 1934 году она была закрыта, затем ее разобрали. Больше не существует и Софиевской площади. Но я уверен, что память и об этой церкви, и о святом митрополите Зиновии будет жить в сердцах ростовчан.

Георгий БАГДЫКОВ

Иероисповедник Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский

15/28 октября

Архиепископ Афанасий был в числе последних руководителей той части Русской Православной Церкви, которая, канонически оставаясь верной митрополиту Петру, местоблюстителю Патриаршего, отделилась от митрополита Сергия и ушла в катакомбы.

После Всероссийского Поместного Церковного Собора 1945 года находящийся в заключении архиепископ Афанасий Сахаров и единомышленники признали Святейшего Патриарха Алексия и вступили с ним в каноническое общение.

Будущий святитель Афанасий родился в благочестивой семье Григория Сахарова, надворного советника, 2 июля (ст. ст.) 1887 года в селе Царевка Кирсановского уезда Тамбовской губернии. При Крещении наречён Сергием, в честь преподобного Сергия Радонежского. Детство и юность прошли во Владимире. Его матери удалось привить ему с ранней юности любовь к Господу. Отец Сергия умер, когда ребенку было всего полтора года. Матрона часто говорила сыну, что мечтает о том, чтобы он посвятил себя служению Богу.

Сергий охотно посещал приходской храм, никогда не уставая от долгих богослужений. С раннего детства он чувствовал себя служителем Церкви и даже говорил своим товарищам, что станет епископом. Хотя годы начальной школы не были для Сергия легкими, он успешно учился в дальнейшем: с 1896 по 1902 год в Шуйском духовном училище, а затем во Владимирской семинарии. В 1908 году он поступил в Московскую духовную академию, которую окончил в 1912 году со степенью кандидата богословия.

Первым учителем и духовным наставником Сергия был архиепископ Владимирский Николай (Налимов). Позднее его учителем стал епископ Феодор (Поздеевский), известный богослов, строгий подвижник, ректор Московской духовной академии; 12 октября 1912 года в храме Покрова Божией Матери постриг Сергия в монашество с именем Афанасий, в честь Патриарха Императорского Града. 14 октября 1912 года владыка Федор рукоположил преподобного Афанасия во иеродиакона, а 17 октября того же года во иеромонаха.В том же году иеромонах Афанасий был назначен преподавать пастырское богословие, гомилетику и литургику в Полтавской духовной семинарии; он занимал этот пост до 1918 года.

В 1917 году иеромонах Афанасий был избран членом Всероссийского церковного собора; он принимал активное участие в ее работе в качестве члена Литургического комитета. После установления Собором праздника Всех святых, в земле Российской просиявших, он в соавторстве (с известным академиком и востоковедом Б.А. Тураев) службы к этому празднику.

20 января 1920 года возведен в сан архимандрита, а 27 июня 1921 года в Нижегородском Крестовоздвиженском монастыре хиротонисан во епископа Ковровского, викария Владимирской епархии.

Через год после рукоположения владыка впервые приговорен к ссылке в Зырянскую область. 18 марта 1922 года он был освобожден, но 30 марта, в Великую среду, вновь арестован. Вместе с другими епископами он был обвинен в сопротивлении конфискации церковных ценностей и приговорен к одному году лишения свободы; 28 мая 1922 г. он был амнистирован.15 июля 1922 г. он и епископ Муромский Серафим были арестованы; 25 июля 1922 г. освобожден. 10 сентября 1922 г. вновь арестован и приговорен к 2 годам ссылки в Зырянскую область.

12 апреля 1925 года принял участие в отпевании Патриарха Святителя Тихона. Он подписал Акт о передаче высшей церковной власти митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому). 8 сентября 1925 года, проезжая по своей епархии, вновь был арестован. В период с 1925 по 1933 год владыка несколько раз был арестован, а после осуждения отбывал сроки на Соловецких островах и в Турханском районе.В 1933 году вернулся во Владимир. Владыка считал свои трудные годы заключения не потерей, а приобретением. Периоды его на свободе были очень кратки, но удивительно богаты архипастырской деятельностью и духовными подвигами. Некоторое время после первых сроков ссылки владыка жил в Старой Руси. Затем поселился в селе Петушки Владимирской губернии. Туда же попали под его руководство многие из осиротевших детей (ныне прославленных) Алексея и Сергия Мечевых.

В те годы владыка Афанасий служил Литургию на квартирах своих духовных чад.Живя в Петушках, владыка получал сотни писем; он вел переписку не только со своими духовными чадами, но и со многими из тех, с кем сидел в заключении. Он отправлял посылки тем, кто нуждался в помощи и утешении. Одним из архиереев, с которым переписывался владыка, был епископ Зиновий (Мажуга), впоследствии митрополит, который однажды сказал своим духовным чадам: «Дети, если бы вы знали, кто живет рядом с вами! Бойтесь обидеть этого человека ни своими словами, ни даже выражением лица! Он один из великих.Таких, как он, не осталось!»

Духовные чада старца рассказывали, что владыка Афанасий во всех своих делах с окружающими был всегда откровенен и внимателен, что дорожил малейшей оказанной ему услугой и всегда старался выразить за нее свою благодарность. Сам он любил делать добро только во славу Божию. Старец часто напоминал своим духовным чадам, что таланты – это дар Божий и никогда нельзя ими гордиться. Однажды, в ответ на вопрос «Как можно спастись?» он ответил: «Главное — вера.Без веры самые лучшие дела не ведут ко спасению, ибо в основе всего лежит вера. Второе – это покаяние. Третье – молитва, четвертое – добрые дела. А отчаяние — худший из грехов». Владыка советовал: «Как только осознаешь, что согрешил, слезами очисти душу».

Духовные чада старца рассказывали, что его молитва была настолько сильна, что многим верующим быстро помогали по его молитвам. Владыка скрывал факт своего ясновидения, открывая его лишь в крайне редких случаях.

В начале Великой Отечественной войны владыка был в очередной раз арестован и отправлен пешком в лагерь на Онеге Архангельской области. Голод и трудность пути так ослабили владыку, что он серьезно готовился к смерти… Жизнь в лагерях на Онеге сменилась бессрочной ссылкой в ​​Омскую губернию, где владыка работал садовым ночным сторожем в одном из колхозов. недалеко от города Голышманово. Позже его перевели в город Ишим, где он питался тем, что присылали ему друзья и духовные чада.

Вот некоторые выдержки из писем владыки к духовным чадам: «По тому, что было открыто одному человеку великой духовной жизни в Москве в 1917–1918 годах, пророк Илия есть податель пищи для нашего времени, как и податель пропитания вдове из Сарепты. Митрополит Кирилл рассказал мне, что узнал об этом от архиепископа Федора, с которым делил келью на Таганке. По словам преосвященнейшего Федора, [монахи Данилова монастыря] стали ежедневно поминать пророка Илию и во время голода не испытывали нужды.Митрополит Кирилл тоже стал поминать пророка, и тоже не испытывал нужды. 20 июля он неожиданно получил столько посылок, что банда хулиганов, принесших посылки и, конечно же, получивших свою изрядную долю, повесила на дверях кельи преосвященных Кирилла и Федор.

По примеру митрополита Кирилла, я каждый день после вечерней трапезы читаю и тропарь Пророку, в несколько исправленном виде, как вы можете видеть в моих «Богослужебных опытах. Твердо верую, что по заступничеству Пророка и Питателя Господь продолжает питать меня, через добрых людей, которые для меня и есть та малая мера муки и тот сосудик елея, который не иссякал для вдовы на протяжении всей той голод, как и сказал ей Пророк. Я верю, что через заступничество Пророка Господь будет кормить и питать также и тех, кто кормит других во имя Христа».

Зимой 1942 года епископа Афанасия неожиданно перевели в Москву.Судебное разбирательство длилось полгода. Его допрашивали около 30 раз, обычно ночью. Иногда четыре часа допроса выливались всего в одну страницу минут, а иногда выходили более 10 страниц… Ни разу на этих допросах владыка ни разу никого не выдал, ни сам ни в чем (преступлении) сознался. Однако приговор был объявлен: восемь лет заключения в заведомо жестоких Мариинских лагерях Кемеровской области.

Владыка Афанасий писал: «О дальнейшей судьбе монашества открылось, что последние из монахов будут жить как миряне, но духовные подвиги их будут равны подвигам древних отцов. Это было сказано о нашем времени. Мы бедные монахи, мы всегда находимся в мирской обстановке, у нас мирские мысли и мирские действия. Однако то, что в эти злые дни, при всех наших немощах и грехах, мы не стыдимся своего христианского звания и своего монашеского сана, — одно это, я думаю, будет рассматриваться как подвиг духовный, равный подвигу древних отцы-пустынники. Единственное, что в то же время мы должны иметь в себе еще и два качества: смирение и любовь. В наших сердцах не должно быть и следа злобы или вражды, даже к нашим врагам.Берите на себя слабости слабых и не угождайте себе».

Летом 1946 г. владыка был вновь переведен в Москву для нового следствия по ложному обвинению против него. Вскоре после этого обвинитель отрекся от своих утверждений, и Его Преосвященство был отправлен отбывать срок в Темниковские лагеря в Мордовии. Он был уже настолько физически слаб, что его заставили делать лапти [разновидность плетеной обуви]. Через два года владыку отправили в Дубровлаг, тоже в Мордовию, где по возрасту и состоянию здоровья он уже не мог работать.

9 ноября 1951 года 64-летний иерарх отбыл свой последний срок в лагерных мытарствах. Но и тогда его держали в полном неведении относительно его дальнейшей судьбы, а потом насильно поселили в доме престарелых в Потьме Мордовии, где распорядок мало чем отличался от лагерного. Наконец, 7 марта 1955 года епископ Афанасий был освобожден из Потьмского дома престарелых. Владыка решил жить в селе Петушки Владимирской губернии.

В конце 1950-х годов, вспоминая о периоде своей исповеднической жизни, владыка Афанасий отмечал, что он провел «33 месяца в епархиальном служении, 32 месяца на свободе, но не в службе, 76 месяцев в ссылке и 252 месяца в неволе и горькое рабство.

Подытожим основные [опубликованные] труды владыки Афанасия:

  • Служба Собору Всех Святых, в земле Российской просиявших.
  • Синодикон Церкви Всех Святых, в земле Российской просиявших. За упокой.
  • Память усопших по Уставу Православной Церкви».
  • Величания и избранные псалмы на праздники Господни, Богородицы и святых, читаемые в посвященных им церквах или где надлежит совершаться с полиелеем.
  • «Молебен за Родину.

Во время заключения владыка сочинил молебны «О скорбящих и разных обстоятельствах», «О врагах, о ненавидящих и обижающих нас», «О находящихся в тюрьмах или в заточении», «В благодарность за помилование», «За прекращение войн и за мир всего мира…» Именно там, за тюремными стенами, была окончательно завершена «Служба Собору Всех Святых, в земле Российской просиявших», после [владыки Афанасия] консультации с заключенными вместе с ним иерархами.Среди этих иерархов был архиепископ Тверской Фаддей, прославленный Церковью как священномученик. Так, 10 ноября 1922 года в камере 172 Владимирской тюрьмы впервые было совершено исправленное богослужение Всем Святым в земле Российской.

  • Служба «Чтение иконы Пресвятой Богородицы, именуемой Максимовской».
  • Молитвы за едой.

Владыка Афанасий собирал и редактировал тексты богослужений русским святым, трудился над составлением Русского Типикона.Как специалист по богослужениям Православной Церкви, епископ Афанасий с 1955 года работал заведующим Богослужебной календарной комиссией Издательского отдела Московской Патриархии, внес существенные исправления в Минею святых.

Писатель Сергей Фудель, современник святителя, вспоминал, что в архиерейском складе ума привлекали не столько признаки строгого традиционализма и правильного соблюдения устава, сколько неудержимое излияние любви к ближнему, любовь, которая, превосходя условности, исходила от него безоговорочно.Он писал, что не раз хотел «преклонить колени перед старцем, ища… его неизменного мужества и неугасимой теплоты».

В августе 1962 года владыка Афанасий начал готовить своих духовных чад к тому, что скоро умрет. Услышав, как они говорят, что не выдержат с ним расставания, он сурово заметил: «Как можно так привязываться к человеку? Поступая так, мы нарушаем нашу любовь к Господу. Ведь ты не останешься один; ты остаешься с Господом.

К 26 октября владыка так ослабел, что уже не мог говорить, но в пятницу вечером тихо сказал в последний раз: «Молитва всех вас спасет!» Затем на одеяле он начертал слова «Спаси, Господи!» [Спасибо!]

Как он и предсказывал, 28 октября 1962 года владыка Афанасий тихо предал свою душу Богу.

Преосвященный Афанасий похоронен во Владимире на Введенском кладбище.

Узнав о кончине Исповедника Христова, старец Кукша [причисленный к лику святых] Одесского монастыря сказал: «Придет время, когда владыка прославится в лике святых.Это пророчество сбылось в 2000 году.

Интервью с Ливиу Барбу, румынским православным исследователем

Вернуться на главную страницу

Ан
оценка духовного направления в Восточной Православной Церкви с
особое упоминание православия в Великобритании

Интервью
с отцом Андреем Филлипсом (Православный храм Святителя Иоанна Чудотворца –
Русская Православная Церковь Заграницей) Ливиу Барбу (аспирант, Королевская
Лондонский колледж).Интервью проведено по электронной почте (август 2006 г.). Ответить на
[email protected]

Л. Б.: Вы духовник?
О. АП: Я не духовник, я духовник.

фунтов:
Что для вас значит быть священником-исповедником?

Пт АП: Для меня это очень важно, потому что это необходимая подготовка
исповедоваться перед причастием.Наша цель – самосовершенствование, очищение
наших душ, чтобы благодать Божия могла войти в нас и преобразить нашу
жизни.

фунтов:
Что вы понимаете под духовным руководством?

Fr AP: Помощь верующим в спасении их душ советами
как бороться с искушениями, слабостями, грехами и страстями,
особенно, но не только, с помощью таинства исповеди.

фунтов:
Как вы считаете, нужны ли православным христианам духовники?

Фр. АП: Да, нам нужен кто-то, кто поможет нам в духовной войне, но лично,
Я избегаю использования термина «духовный отец».В чистом виде как
прозорливый старец, я не знаю ни одного духовника, живущего в
Западная Европа сегодня. Уже во времена преподобного Паисия Ниамецкого в
восемнадцатого века духовников почти не было, ну и что?
мы можем сказать о сегодняшней ситуации? Я предпочитаю слово «исповедник».

фунтов:
Есть ли последствия отсутствия духовника или духовника?


Fr AP: Нам нужны духовники, которые помогут нам на нашем пути.Последствия
отсутствие духовника – это уныние, равнодушие и, наконец, падение
от практики православной веры.

фунтов:
На ваш взгляд, кто может быть духовным отцом?

Фр АП: Как я уже сказал, в наше время я не верю, что в
Западная Европа. В Восточной Европе до сих пор есть пожилые священники
или монахи, но и там их мало. Сегодня есть исповедники, священники
которые молятся, служат службы, размышляют и имеют некоторый жизненный опыт,
которые пытаются сделать все возможное.Я верю, что мы идем к концу
времена, когда мы можем просто сохранить нашу веру, тогда Бог защитит нас.

фунтов:
Что вы думаете о служении епископов и священников в отношении духовного
руководство?

Духовное руководство является неотъемлемой частью их деятельности.

фунтов:
Отличается ли духовное руководство, предлагаемое священниками и епископами, от духовного
руководство, предлагаемое нерукоположенными православными христианами (т.е. монахами
или миряне 1)?

Fr AP: Иногда то же самое, за исключением того, что священник может дать отпущение грехов
в таинстве исповеди. В другое время все иначе, потому что
духовенство имеет церковное и сакраментальное понимание мира, которое
может отсутствовать в мирянах, какими бы благочестивыми и духовными они ни были.
может быть.

ЛБ: Считаете ли вы, что духовное направление христиан-мирян похоже
или отличается от такового у монахов?

Fr AP: Очень похоже.Святитель Иоанн Златоуст говорит, что единственная разница
между монахами и мирянами – брак. Другими словами, борьба
должны быть идентичными. Для чего нужна семья, если это не монастырь в миниатюре?
Когда мы женимся, мы носим мученические венцы; это же борьба
как в монастыре, не так глубоко, может быть, не так интенсивно, но все же существенно
то же.

фунтов:
Могли бы вы охарактеризовать свою деятельность как духовника?

О. АП: Я духовник и исповедую приходящих ко мне.я проверяю
их прогресс, я разговариваю с ними, звоню им, пишу им по электронной почте, советую
как могу, и я также прошу их помолиться за меня, чтобы я мог помочь
их. Мы все грешники.

фунтов:
Не могли бы вы описать свои отношения со своими духовными детьми?

Fr AP: Направлять и поддерживать их в их трудностях, показывая им
любовь.

фунтов:
Как вы понимаете практику послушания духовнику?

Fr AP: Если ты не послушаешься советов духовника, ты упадешь
духовно и так потерять благодать.

ЛБ: Есть ли что-то особенное, на что вы делаете упор в духовном направлении?
Регулярность исповеди и настойчивость в борьбе, за покаяние
наша постоянная потребность. Мы должны постоянно пытаться снова, 7 раз по 70.
единственная разница между нами и святыми в том, что они постоянно каялись
и никогда не сдавался, но мы этого не делаем, потому что нам не хватает веры и поэтому
сдаться.

фунтов:
Какие источники вдохновения для вас в духовном направлении?

Fr AP: Без сомнения, Евангелие, отцы, жития святых
и жития современных духовников и святых, таких как о.
Клеопа, отец Иларион (Аргату), отец Дионисий (Игнат), отец Паисий (Олару),
Отец Арсений (Бока) и отец Арсений (Папачок) Румынский, митрополит Зиновий
(Мажуга) Грузинской Церкви, святитель Иоанн Шанхайский, старец Серафим
Белгорода, о. Виталий (Сидоренко), о. Серафим (Романцов), старец Савва
Псково-Печерских, отец Зосима (Сокур), отец Иоанн (Крестьянкин) на русском
Церкви, старцы Порфирий, Паисий и Амфилохий в Элладской Церкви,
Святитель Николай (Велимирович), авва Иустин (Попович) и отец Воислав (Досенович)
в Сербской церкви.

фунтов:
Принимаете ли вы во внимание каноны Церкви и Отцов?
в духовном направлении?

Фр АП: Да, конечно, но применять их надо с большой проницательностью.
Рассудительность — важнейшее качество духовника. Духовник
у кого нет различения, может привести души к духовному кораблекрушению.

фунтов:
Какую роль, на Ваш взгляд, имеет таинство исповеди в духовном направлении?

Fr AP: Таинство – это заключительная часть или кульминация духовного руководства.
перед причастием.

фунтов:
Предлагаете ли вы духовное руководство в основном через таинство исповеди?


Fr AP: Духовник должен предлагать духовное руководство везде и в любое время.
все времена, в своем образе жизни, в жизни своих детей (если он женатый
священник), в его проповедях, в беседах, в сочинениях. Во все времена.

фунтов:
Можно ли сказать, что Православная Церковь имеет общую традицию духовного
направление?

Фр АП: Да, абсолютно.

фунтов:
Есть ли в вашей собственной традиции что-то конкретное о духовном направлении?

Fr AP: В Русской Церкви всем священникам разрешено исповедоваться
конечно, они часто очень мало исповедуют в первые годы своего священства,
пока они не приобретут некоторый опыт под руководством старших священников.

ЛБ: Считаете ли вы, что западные новообращенные в Православие понимают и
практикуют духовное руководство иначе, чем восточные православные христиане?

При условии, что они интегрировались в Церковь и оставили все неортодоксальные
таможня за ними, вообще никакой разницы.

фунтов:
Что вы считаете неправильной практикой, если таковая имеется, в сегодняшнем духовном мире?
направление в православной церкви?

Fr AP: Я очень беспокоюсь, потому что, к сожалению, их очень мало.
духовенства (мне известно о трех случаях, лично — двое уже умерших)
впавших в прелесть (по-гречески plani), то есть в духовное прельщение, и
воображали, что это святые старцы (старцы). Затем они начали представлять
что они были ясновидящими, требовали абсолютного послушания и «поклонения героям»
и так далее.Ведь они сами страдают от страшного греха, желая
иметь власть над чужими душами, манипулировать душами
слабых и тем самым создать себе культ личности.

Их
грех можно увидеть очень быстро, потому что они страдают ложной скромностью и
ложное смирение. Испытай их на гордыню, и ты сразу увидишь их
слабости, они выйдут из себя, разозлятся и будут мстить за
их разоблачение как мошенничества посредством клеветы.Эти люди очень опасны,
потому что они привлекают людей слабых и наивных, особенно женщин
определенного возраста и разрушить их жизнь неправильным советом, который может иметь
катастрофические последствия. Это великое искушение и зло и дает
Церковь (и конфессия) дурная слава.

фунтов:
Что необходимо для улучшения практики?

Фр. АП: Что жрецы делятся своим опытом друг с другом в целом.
Также нам нужно улучшить подготовку в семинариях по пастырскому богословию.я
также считают, что мужчин не следует посвящать в священство до
канонический возраст 30 лет. Слишком много рукоположенных моложе этого возраста. Тот
Канон существует по уважительной причине. Мы не должны игнорировать каноны. у меня есть
видели слишком много катастрофических ошибок из-за игнорирования этого канона.

фунтов:
Какова ваша модель духовного руководства?

Fr AP: Старые священники, которые были священниками в течение тридцати и более лет, и
иметь опыт исповеди.

фунтов:
Считаете ли вы, что духовное направление должно осуществляться в определенном
путь в британском обществе?

Fr AP: Нет, но духовники должны иметь представление о культурном происхождении
и культурные особенности человека, которого они исповедуют. Так же, как признаться
женщина отличается от исповеди мужчины, а исповедь ребенка
отличается от исповеди деда, это также очень отличается от
отличить англичанина от русского или румына от француза.Каждый раз нужен разный подход.

Как
что касается английского языка, существует особая проблема, связанная с тем, что традиционный английский язык
культура очень сдержанная, пуританская, скованная и часто лицемерная,
особенно в отношении сексуальных грехов, и англичанам нужно расслабиться
прежде чем они смогут признаться. Они не любят открывать свою душу; и все еще
если они не откроют их, как мы можем помочь им исцелить их тайные страсти?
Здесь возникает культурный барьер, который можно преодолеть, если священник
нежный и понимающий и успокаивает их.Это совсем непохоже на русских,
некоторые из них признаются в самых сокровенных вещах публично. я предпочитаю признаваться
Русские по этой причине. Их открытость значительно облегчает помощь
их.

1.
В Православной Церкви нерукоположенные монашествующие входят в состав мирян. То
используются термины «монашествующие» и «миряне-христиане».
здесь исключительно с целью различения монахов и немонахов.

 

Глинский старец Схиархимандрит Андроник (Лукаш).Великие русские старцы ХХ века

В 80-х и 90-х годах прошлого века, приезжая в Сухуми, я всегда старался молиться на могиле старца Серафима, слышал, когда они жили некоторое время в пустыне в горах Абхазии, рассказы о местные пустынники об отце Серафиме, о духоносном владыке Зиновии и об отце Андронике.

24.01.2018

Трудами братии обители

2 380

О жизни и деяниях обитателей Глинской пустыни, составленных в самой пустыне, написано немало книг и статей. Огромный вклад в составление биографий внесли глинские монахи, ученики и духовные чада старцев, о которых они писали свои воспоминания, распространяя свои душераздирающие наставления и поучения последующим поколениям. Благодаря их трудам мы в полной мере обеспечены возможностью черпать из сокровищницы Глинского монастыря и учиться у некоторых его насельников — духоносных старцев, подвизавшихся в святой обители, и пользоваться их пастырскими советами и наставлениями. в духовной жизни.

«В декабре 2017 года Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви… Главное для меня, как Председателя Синодальной Комиссии по канонизации святых, заключается в том, что Освященный Собор благословил общецерковное почитание известные подвижники благочестия — Глинские старцы, в том числе их имена в месяцах Русской Православной Церкви.Ранее они были канонизированы Синодом Украинской Православной Церкви.Глинские старцы издавна широко почитаются за пределами Украины во многих епархиях Русской Православной Церкви. Русской Православной Церкви, и причисление их к общецерковным святым мне особенно дорого.

В юности, в 80-е, 90-е годы, когда приезжал на Кавказ, в Сухуми, всегда старался молиться на могиле старца Серафима (Романцова). Я слышал рассказы местных отшельников об отце Серафиме, когда он некоторое время жил в пустыне в горах Абхазии. Говорили о духоносной правительнице Зиновии (Мажуге) и об отце Андронике (Лукаше).

Глинские старцы уже тогда, в советское время, считались великими старцами и подвижниками.Позднее почитание стало общецерковным. Молились глинским старцам на Кавказе, на Украине, а теперь, после включения в месяцы, в каждом приходе Русской Православной Церкви.

И вот настал день, когда Господь сподобился участвовать в приготовлении и общецерковном прославлении их в Соборе Глинских старцев. Душа радуется! Преподобные отцы Глинские, молите Бога о нас! »

ИСТОРИЯ ГЛИНСКОЙ ПУСТЫНИ

В России Глинская пустынь славилась своим старчеством, как и Саровская и Оптина пустыни.

Глинская пустынь основана в XVI веке на месте явления иконы Рождества Пресвятой Богородицы, в 40 верстах от города Путивля, 160 верстах от Курска и 12 верстах от Глухова (ныне Сумская обл. Украина). В этот период нашу землю терзали монгольские орды, а также междоусобицы русских князей. Именно в это трудное для России время Царица Небесная дала Своему народу утешение и укрепление в вере явлением Своей чудотворной иконы и основанием святой обители.Постоянные войны, неурожаи, эпидемии, пожары заставляли людей задуматься о суете мирской жизни, и многие уходили в безлюдные, лесные места. Здесь они наедине с Богом проводили время в молитвенных подвигах.

Имя первого жителя Глинской пустыни осталось неизвестным. Известно только, что он поселился возле новоявленной иконы, впоследствии названной Пустынно-Глинской, в честь князей Глинских, владевших этой местностью (отсюда и название Глинской Рождественско-Богородичной Пустыни), и построил для нее часовню .Люди прибегали к благословенной помощи новоявленной святыни. И многие, желая подражать подвигам первого подвижника пустыни, оставались здесь навсегда.

Подвижническая жизнь настоятелей и братии Глинской пустыни и забота о престарелых привлекали в монастырь новых подвижников. Епархиальное начальство, заметив нравственную высоту Глинских монахов, переводило их в другие монастыри для установления там истинно духовной жизни. Схиархимандрит Иоанн (Маслов), автор книги «Глинская Рождество-Богородичная общинная пустынь», писал, что святая обитель была «очагом доброго подвижничества в разных, даже очень отдаленных местах отечества нашего» …Ее огромная просветительская деятельность влияла на духовно-нравственное воспитание народа и способствовала развитию грамотности. Слава монастыря распространилась за пределы нашей страны.

Но настали тяжелые времена для России и Глинской пустыни, настоятелем которой в то время был достойный преемник других богомудрых игуменов — архимандрит Нектарий (Нуждин). Во время войны с Германией в 1914-1918 гг. Иноческая братия оказывала воинству и народу прежде всего помощь духовную, вознося к Богу напряженную молитву о даровании победы над врагами, помогала словом проповеди, разъясняя учение Церкви о войне, и на деле — уход в действующую армию для духовного окормления и материального обеспечения воинов.

Пустыня, несмотря на длительную войну и революционный переворот 1917 года, продолжала жить полноценной духовной жизнью, во всех отношениях являясь опорой для людей вплоть до своего закрытия в 1922 году.

После закрытия монастыря был образован детский городок имени Ленина, просуществовавший до 1928 года. Затем попеременно организовывались различные другие структуры. Имущество монастыря было разграблено. Библиотека, имеющая особую ценность, также была разграблена, но часть книг архимандриту Нектарию удалось сохранить.Чудотворную икону Рождества Пресвятой Богородицы приняли члены Церковного Совета — жители села Шалыгино.

Часть монахов перебралась в еще открытые монастыри, но вскоре они были закрыты советской властью, другие монахи стали служить в приходах, которых тоже осталось очень мало, остальные жили в миру, занимаясь различными ремеслами. Большая часть братии прошла через лагеря и ссылки.

В 1942 году, во время Великой Отечественной войны, вновь загорелась монашеская жизнь в Глинской пустыни.Монастырь был открыт при отце Нектарии, который был и его обновителем. Промыслом Божиим архимандрит Нектарий не был арестован и сумел сохранить часть монастырского имущества.

Это был единственный монастырь, открытый в то время в России. Весть об открытии монастыря распространилась быстро, и в Глинской пустыни стали собираться его бывшие монахи, а также духовно опытные монахи из других закрытых монастырей, большинство из которых возвращалось из ссылок и лагерей.При восстановлении монастыря основное внимание уделялось возрождению духовных традиций Глинской пустыни. И монастырь стал центром возрождения старчества.

Интересные сведения о Глинской пустыни и деятельности ее обитателей приведены в архивных документах советского времени: «Деньги в монастырь по почте присылают молящиеся из разных городов и районов, жертвуют и местные верующие. До 1948 года включительно монастырь посещали не только местные, но и дальние паломники и общежитие из трех комнат общей площадью до 100 квадратных метров в большие праздники было переполнено» … В другом архивном документе сказано: «Монастырь… известен не только в Украине, но и в более дальних краях и областях Советского Союза, о чем свидетельствуют приезды, хотя и редкие, паломников из Ташкента, Чувашии, Архангельска и другие, не говоря уже о ближайших областях европейской части СССР… Более того, посещая монастырь, они помогают монахам в их работе…»

И власти сделали все, чтобы снова закрыть пустыни. Вскоре было принято решение вывести монахов из пустыни, а ее постройки и оборудование передать Сосновскому дому инвалидов.14 июля 1961 года монастырь был окружен властями, чтобы не допустить проникновения паломников. Монахов отвели на вокзал, запретив даже брать с собой деньги. Впоследствии Сосновский дом инвалидов был преобразован в интернат для психохроников.

После закрытия монастыря монахи продолжили свое служение Церкви и людям, но уже в разных уголках страны.

Многие изгнанники из великой Глинской пустыни нашли убежище в Иберийской земле.Среди них были такие хранители живой традиции старцев, как митрополит Зиновий (Мажуга), схиархимандрит Андроник (Лукаш), схиархимандрит Серафим (Романцов).

«Молись Богородице и читай Богородицу Богородицу как можно чаще.

Промыслом Божиим, после первого закрытия Свято-Глинского монастыря (1922 г.), в Грузию прибыл один из его монахов — Зиновий (Мажуга). Здесь он заслужил большую любовь и уважение местных жителей, в первую очередь за свою безупречную монашескую жизнь.

Однажды, когда Митрополит Зиновий приехал из Тбилиси в Сухуми, жители греческого села Георгиевка пригласили старца в гости к себе в село и, получив его согласие, устроили праздник по случаю его приезда. Люди приводили своих детей по благословению владыки. А председатель Георгиевского сельсовета даже предупредил старосту об опасности ареста. Тогда она приютила старика в своем доме одна греческая семья, рискуя своей безопасностью и даже жизнью.

В Иверии владыке Зиновию пригодилось ремесло, которому он научился еще в Глинской пустыни в портновской мастерской, проходя там послушание. Он бесплатно шил одежду для бедных жителей Георгиевки, и народ, видя доброту и праведность старца, доверил спасение своих душ его мудрому пастырскому руководству.

Владыка имел великую ревностную ревность о Пресвятой Богородице. Так, отвечая на вопрос одного иеромонаха о том, что надо делать, чтобы оставаться верным Христу и как переносить испытания, если опять начнутся гонения на Церковь, владыка сказал: «Молись Богородице и как можно чаще читай» Богородица Богородица» . Кто читает эту молитву, хранит его Пресвятая Богородица…».

Он учил об Иисусовой молитве, что не следует стремиться к высоким степеням и к высокому сосредоточению мысли, но в простоте сердечной молиться живому Богу, который близок нам, как наша душа. Он также учил, что Иисусова молитва прививается только к смиренному сердцу. Он советовал использовать минуты одиночества и разгонять посторонние мысли Иисусовой молитвой. Такую молитву старец считал выше чтения книг.

Владыка Зиновий был подвижником в миру. Так, уже став митрополитом, он продолжал жить в двух маленьких комнатах. Иисусова молитва была его непрестанной внутренней работой, не прекращавшейся даже во время бесед. Молился большей частью ночью, а днем ​​служил Церкви и людям.

Вокруг храма он собрал монахов, которые несли разные послушания, в основном пение и чтение на клиросе.

После второго закрытия Глинской пустыни (1961 г.) многие ее насельники перешли к владыке Зиновию, сменившему им настоятеля.Некоторые из них держались при владыке в Тбилиси, в Александро-Невской церкви, где в то время служил старец. Некоторые ушли в горные скиты. Остальные подвизались в приходах. И всем им владыка помогал и духовно, и материально. Монахи знали, что владыка их не оставит и всегда поможет и поддержит. Таким образом, многие глинские монахи остались в Грузии на всю оставшуюся жизнь.

Владыка часто раздавал людям тайную милостыню. На Литургии он доставал много частиц за тех, кого знал и за кого его просили помолиться.Он ежедневно посещал все богослужения, всей своей жизнью подавая окружающим людям пример христианского подвижничества.

Здесь, на святой Иверской земле, старец скончался, оставаясь со своей паствой, как сказал Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II, «…не только духом, но и телом…»

Пусть мои уста не говорят о делах человеческих

В Тбилиси в доме митрополита Зиновия при храме св.Александр Невский — схиархимандрит Андроник (Лукаш). Здесь, затворившись в доме и выходя только в храм, он тайно совершал все службы по уставу Глинского монастыря, а в перерывах читал Псалтирь. Для зримого напоминания о главных делах духовной жизни: молитве и внутреннем безмолвии старец поместил под стеклом две надписи. Первая со словами Иисусовой молитвы, а вторая со стихом из Псалма: Да не изрекают уста мои дел человеческих (Пс. 15:4).Эти надписи стали завещанием старца своим духовным чадам и уроком для приезжих, которых он вскормил в традициях Глинского монастыря. Иисусовой молитве, которая была для отца Андроника защитой, утешением, радостью и источником надежды и силы, он учил и своих духовных чад.

Старец всегда был бодр телом и духом. От него всегда исходила душевная радость, которая распространялась и на окружающих его людей. Уже здесь, на земле, сердцем и умом он жил в вечном мире, но когда люди приходили к отцу Андронику за советом, он не отвергал пришедших и вел с ними душеспасительные беседы.Старец не говорил о мирских вещах, а старался направить ум человека к внутренней жизни, показать, что главное не то, что вне нас, а то, что внутри нас. Зная, что осуждающий подвержен той же страсти, которую он видел в другом человеке, отец Андроник запретил кому бы то ни было осуждать. Поэтому старец завещал своим детям: «Будьте слепы, глухи и немы», имея в виду нечувствительность к мирским страстям, а не осуждение их в других. Он же говорил: «Познай себя, и будет с тобою», то есть видь свои грехи, покайся в них и борись с тем, что мешает молитве.

На вопрос о духовной жизни отвечал сам, а когда вопрос касался Церкви, отправлял вопрошающих к владыке Зиновию.

Отец Андроник был милостив на исповеди, епитимий давал редко, так как очень любил людей. После его смерти патриарх Давид сказал на могиле старца следующее: « Отец Андроник, ты любил всех людей и не имел врагов. Молись о нас у Престола Божия. »

Внешние дела уединения и поста есть помощь послушанию, а не основание монашества.


Еще один выдающийся житель Глинской пустыни, переселившийся после ее закрытия в Грузию — схиархимандрит Серафим (Романцов). Получив в Глинском монастыре огромный духовный опыт, он смог передать его на Иверской земле сердцам людей, стремящихся к истинно христианской жизни. Местом жительства старец избрал город Сухуми. Главной целью своего приезда сюда он называл духовное окормление отшельников, живших в Малой Сванетии, в нескольких десятках километров от города — в горах, в лесу.

В возрасте 70 лет отец Серафим часто посещал пустынников, преодолевая долгий и трудный путь. В них он вложил свой пастырский опыт, молитвенное дело и, главное, свою отеческую любовь. А сами отшельники пришли к своему духовному наставнику ночью, опасаясь беды, провокаций со стороны властей и изгнания старца. Он, как чадолюбивый отец, всегда принимал своих детей, ведя с ними беседы, иногда целыми ночами.Те из пустынников, которые слушались отца Серафима как наставника, беспрекословно выполняя его благословения, шли ровным путем, отличались душевным благоразумием и миролюбивым расположением духа. Старец, в свою очередь, помогал им своей молитвой. Те, кто жил без позволения, брали на себя непосильный подвиг без его благословения, впадали в тяжелые искушения.

Архимандрит Серафим, будучи опытным деятелем Иисусовой молитвы, считал необходимым условием для нее послушание.Он учил, что если человек приобретет навык этой молитвы упорным трудом, но не исцелит душу свою послушанием и не оставит своей воли, то молитва окажется не той тайной Иисусовой молитвой, о которой писали святые отцы. , но только на словах, потому что во имя смиренного Иисуса не может сочетаться гордый ум. Он также учил, что для стяжания Иисусовой молитвы нужна борьба со страстями. Он учил, что молитву нельзя отрывать от жизни. Я считал полезным сочетать молитву с дыханием.Он также считал, что монахи должны исполнять «пятьсот».

Он учил о благодати Божией, что без нее человек не в состоянии преодолевать искушения и бороться с грехом. Только благодать Божия может обуздать грех и сделать человека победителем в духовной борьбе. Поэтому главная задача подвижника – стяжание и сохранение благодати. Но благодать действует только в смиренном сердце. Послушание необходимо, чтобы приобрести его, как воздух. Отец Серафим не считал инока без послушания монахом.Внешние подвиги уединения и поста он считал подспорьем к послушанию, а не основанием монашества.

Старец говорил о искушении современных монахов, что ищут прозорливых старцев, а опытному монаху не доверяют, что требуют от старцев чудес, как фарисеи от Христа. Начинающим монахам я советовал заниматься физическим трудом, изнашивающим тело и являющимся противоядием от плотских страстей и возвышения.

Старец, внешне суровый по отношению к своим детям, был внутренне любвеобилен.Он обладал даром проникать в человеческую душу… Он говорил о том, что нужно человеку в плане его спасения. В своих рассказах он призывал людей к покаянию, не называя конкретных имен, и предостерег от падений. Понимая сложность положения, когда монахи на Иверской земле жили вне монастыря, отец Серафим был снисходителен к ним на исповеди. Но это снисхождение не превратилось в потворство страстям, и старец требовал борьбы с грехом и решимости не повторять грехов.Он считал, что монашество в миру требует большего послушания, чем в обычной монашеской жизни. А одним из признаков послушания он называл душевную радость, которую истинный послушник всегда носит в своем сердце. Еще одним признаком послушания является усмирение помыслов и отдача себя на промысел Божий через старца.

В начале своего пребывания в Сухуми старец отправился в Собор, где принимал народ на исповедь, и сюда к нему потянулись многие паломники Глинского монастыря.На исповеди он решал духовные вопросы, давал советы и наставления. Отец Серафим учил во всем видеть волю Божию и подчиняться ей. Душа архимандрита Серафима тянулась к общению не с учеными монахами, которых он тоже уважал, а с молитвенниками.

Старец придавал большое значение преемственности монашеской жизни и даже вне монастыря, в том числе уставу богослужения, ежедневной исповеди, откровению помыслов. К нему часто приезжал из Тбилиси его духовный друг схиархимандрит Андроник.Оба старца старались сохранить единство разбросанной по стране Глинской братии. И иноки Глинские всегда могли найти приют, руководство и утешение, как у владыки Зиновия, так и у отцов Андроника и отцов Серафимов.

Старцы неустанно трудились во славу Божию, служа Церкви Христовой и людям. Среди насельников Глинской пустыни, как сказано в книге «Глинская мозаика»: «…не было деления на работу важную и неважную, почетную и низкую, достойную их достоинства и чина или унижающую их. Где надо, были в первую очередь они, старейшины. Они умели все делать быстро, разумно, молча, наверное, с молитвой. И эта их забота друг о друге, о каждом человеке, их жертвенная жизнь была для людей светом, пробуждавшим в душах человеческих осознание своей греховности, желание очиститься и изменить себя в лучшую сторону… Старцы, по примером всей жизни их, исполнили слова Господа: …но между вами да не будет так: но кто хочет между вами быть большим, да будет вам рабом, и кто хочет быть между вами первым , пусть будет тебе рабом (Мф.20:26-27).

Виталий Ляховский

На одной из тихих улочек старого Тбилиси стоит русская православная церковь, освященная во имя святого благоверного князя Александра Невского. В день его памяти, 6 декабря с.г., приход отмечает 150-летие основания храма. Продолжаем рассказ об истории этой церкви, где нашли пристанище последние Глинские старцы.

Святейший Патриарх Грузинский Илия II не случайно назвал Александро-Невскую церковь «Отделением» Глинской пустыни, древнего монастыря, основанного в XVI веке.

Глинская пустынь не раз закрывалась в богоборческие времена. Впервые это произошло в 1920-х годах. Старцы, которыми славился монастырь, бежали в Грузию, ставшую их второй родиной. В Александро-Невской церкви Господу служили Глинские старцы: митрополит Зиновий (Мажуга), в схиме Серафим; Схиархимандриты Серафим (Романцев), Андроник (Лукаш) и Виталий (Сидоренко).

На протяжении почти четырех столетий Глинский монастырь оказывал мощное влияние на духовную жизнь всей России.Пустыня славилась суровостью истинно аскетического устава и высотой духовной жизни жителей. Иерархи Русской Православной Церкви считали Глинскую пустынь настоящей школой монашеского делания».
школа Христа», а старцы — «украшение монашества».
Это был один из тех редких на Руси монастырей, в которых уход за престарелыми был утвержден уставом. Биографии только самых известных глинских подвижников составляют трехтомный Глинский патерик.Своей подвижнической жизнью и деятельностью Глинские старцы оказывали нравственное влияние на все слои русского общества. К ним стекались многочисленные паломники со всей России, чтобы укрепить свои духовные силы.

Наступили богоборческие времена. В 1922 году монастырь был впервые закрыт. Старцы бежали на Кавказ, продолжая поддерживать тесную связь с Глинской пустынью, открытой в 1942 г., но ненадолго, в 1961 г. вновь упраздненной.

Пресвятая Иверия, первое удел Божией Матери, приняла старцев.К ним за духовной поддержкой постоянно приезжали верующие из России, а в Грузии их ласково называли «дедушками». Здесь, в Грузии, бережно сохранено Православие. Власти не обращали внимания на общину Александро-Невской церкви, и это было во благо.

Схиигуменья Елизавета, духовная дочь схиархимандрита Виталия, вспоминает: «
Это был 1975 год, мне было 24 года. Отец Серафим (Романцов) благословил меня переехать в Грузию и служить в русской Александро-Невской церкви.Меня постриг в монашество отец Виталий, ставший моим духовным наставником.

Схиархимандрит Виталий, старец Глинский, переехав в Тбилиси, служил в нашей церкви 20 лет. Он был чудотворцем, который милостью Божией совершал духовные и телесные исцеления, поддерживал высокую духовность в обители.

Господь сподобил меня быть в последние минуты жизни и владыки Зиновия, и отца Виталия. Отец Виталий в последние дни жизни не мог говорить, но какая у него была сила! Он горячо молился и полностью отдавал себя Богу.Верующие постоянно приходят на могилы старцев и получают духовную поддержку.

Помню страшные 90-е, когда в Тбилиси не было света, газа, а иногда и еды. В это время церковь поддерживала людей, давала пищу не только физическую, но и духовную, помогала найти точку опоры и не впадать в гнев и отчаяние. Наша церковь до сих пор кормит бедняков, для этого открыта столовая.

Святой Игнатий Брянчанинов в «
Приношение в монашество»
описал суетность нашего времени и то, как враг отнимет у людей любовь и веру.Люди будут метаться и искать истину напрасно. А истина в вере, послушании, смирении, уповании на волю Божию.

В нашу церковь приходит много людей, даже не знающих русского языка. Как-то вижу: к могиле отца Виталия подошла женщина и заговорила с ним по-грузински. Мы разговорились, и она сказала, что ей звонил старец, обещал помочь. Я спрашиваю, на каком языке вы говорите? И слышу в ответ: «По-грузински! »

Мы должны уметь понимать и заботиться друг о друге — это основа любви.Нашей церкви полтора века, и все это время здесь раздаются молитвы о мире и взаимопонимании.

Мой наставник скончался 1 декабря 1992 года. Гроб с его телом простоял в храме до 6 декабря, дня памяти святого благоверного князя Александра Невского. Люди шли и шли, чтобы поклониться усопшему старцу. И в этот день, 6 декабря, случилось чудо. Когда прозвучала разрешительная молитва, отец Виталий раскрыл ладонь и принял молитву.Есть видео этого чуда. За несколько лет до своей смерти старец предсказал это событие: «
За молитву моих детей я выброшу свою руку из гроба».

Я счастлив, что 18 лет был духовным чадом отца Виталия при его жизни. Но и после смерти старца наша духовная связь не прервалась. Я всегда чувствую его молитву».

На могилу отца Виталия возле Александро-Невской церкви в Тбилиси всегда возлагают цветы в знак благодарности…

Татьяна ЕРОХИНА,

специально для газеты «Благовест»

На фото: схиигумения Елизавета у могилы отца Виталия, Глинская пустынь.

Глинская пустынь… Этот монастырь на протяжении веков был для наших соотечественников олицетворением высочайшего христианского подвижничества и нравственного мужества. Наряду с Киево-Печерской и Троице-Сергиевой лаврами Глинская пустынь служила общенародному духовно-просветительскому делу и была своеобразным университетом попечения о старости в России.Этот монастырь отличался особо строгим уставом.

Здесь были отслужены две литургии: ранняя с половины седьмого утра и поздняя. Согласно 12-й главе Глинского правила, акафист читался четыре раза в неделю: во вторник — святой великомученице Варваре, в четверг — святителю Николаю, в субботу — Пресвятой Богородице, в воскресенье — Пресвятой Богородице. Спас или Богородица перед чудотворной иконой.

Во время богослужений почтили память всех благотворителей монастыря.Принимать пищу и питье после вечернего правила монахам не разрешалось. Отклоняться от правила разрешалось только с благословения старца, а после вкушения пищи монах совершал Малое повечерие с вечерними молитвами. В половине первого ночи монах вставал на утреню, которая длилась до половины пятого утра и дольше. Вечерня начиналась в четыре часа вечера, ужин — в пять, а повечерие — в шесть. Лишь в семь-восемь часов вечера у большинства монахов наступало свободное время, которым они могли распоряжаться по своему усмотрению.Обычно его проводили за чтением святоотеческих книг, выполнением келейного правила, беседами со старцем и т. д. А в полночь снова вставали на молитву.

Именно сюда в 1957 году отец Ипполит поступил послушником, где подвизался в различных монастырских послушаниях.

В истории этой пустыни было немало печальных страниц. Монастырь разделил судьбу многих храмов России. В 1922 году монастырь был закрыт и долгое время оставался в запустении. Его открыли только во время Великой Отечественной войны в 1942 году.От монастыря остались лишь груды мусора, обломки штукатурки, кирпича и кровельного железа.

В то время, когда отец Ипполит (тогда еще послушник Сергий) подвизался в этом монастыре, настоятелем Глинской пустыни был схиархимандрит Серафим (Амелин) .

Отец Серафим много сил приложил для восстановления монастыря. Остальным насельникам монастыря тоже пришлось потрудиться. На монахов и послушников легла вся тяжесть житейских забот: кухня, заготовка дров, ремонт помещений и т. д.Но главным для монахов была молитва.

Глинская пустынь сравнима с Оптиной только по количеству старцев, по делам, которые они здесь совершали. Близкое общение со старцами сформировало характер будущего отца Ипполита, от них он научился всему лучшему: смирению, неутомимой молитве, трудолюбию. Я хотел бы рассказать вам об этих замечательных подвижниках, о молитвенниках земли русской. Отец Серафим (Амелин) — один из них.

Главным свидетельством необыкновенного внутреннего облика старца был благодатный свет, озаривший его лицо.Он указывал на духовность, которая отличалась прекрасным миром и тишиной. Отец Серафим хранил это молчание, боясь его чем-либо нарушить. При общении с отцом Серафимом можно было радостно помолчать, что крайне редко бывает у других людей. В тишине любого уголка, устроенного попечением отца Серафима, всегда была возможность помолиться, потрудиться, помолчать и насладиться светом, чувствуя себя защищенными молитвами старцев. Все внешнее растаяло, кануло в небытие.Святитель Серафим (Амелин) был наделен Божьим даром ясновидения.

Духовник отца Ипполита — схиархимандрит Андроник (Лукаш) , — тоже был прозорливым старцем, великим молитвенником, отличавшимся необычайной кротостью и смирением. Старец с радостью принимал всех, уча исполнять заповеди Господни добрыми делами, послушанием, кротостью и смирением. Отец Андроник говорил: «Живи ниже травы и тише воды — и спасешься!» Для него все люди были святыми, он за всех переживал и молился.

Отец Андроник родился в Полтавской губернии 12 февраля 1889 года в семье крестьян, при крещении был назван Алексием. С детства мальчик так любил Бога, что его тяготила суета мира сего. Мать часто рассказывала сыну о монастырях и подвижниках, и Алексей с раннего детства горел любовью к монашеской жизни. Но, не смея идти против воли родителей, отрок во всем их слушался. После окончания школы отец устроил его волостным ямщиком.Однажды Алексей встретил странника, который, видя склонность юноши к иноческой жизни, рассказал ему об обителях земли русской, об их уставах и обычаях. Алексей слышал о Киево-Печерской Лавре, Троице-Сергиевой лавре, Валаамской, Саровской, Оптиной, Глинской и других святых обителях. Через некоторое время Алексей принимает твердое решение уйти в монастырь. Мать, узнав о решении сына, едва сдерживая слезы, сняла с себя нательный крестик и благословила им Алексея, втайне от отца.

В 1906 году Алексей впервые переступил порог Глинского монастыря. Новый монах проходил послушание в гостинице, в прачечной, на кухне. Везде он проявлял себя неутомимым тружеником, молчаливым и скромным. Через три года его перевели в Спасо-Илиодоровский скит, недалеко от монастыря. Там жизнь была особенно строгой. И в таком уединении, в послушании подвального, приобщился к подвижнической жизни послушник Алексий.

Отсюда он был призван на действительную службу, которая длилась три с половиной года на территории Польши, после чего Алексий сразу вернулся в родной монастырь, где послушался на пасеке.Через некоторое время началась Первая мировая война. В 1915 году вместе с другими молодыми монахами Глинской пустыни Алексий был мобилизован. При первой же боевой операции он вместе с остатками взвода попал в плен, затем отправлен в лагерь, откуда был перевезен в Австрию, где пробыл три с половиной года.

Осенью 1918 г. был освобожден и вернулся в Глинский монастырь, где в 1921 г. принял монашеский постриг с именем Андроник. Годы, проведенные в монастыре, оставили неизгладимый след в жизни отца Андроника и способствовали его духовному развитию. Здесь началась высокодуховная подвижническая жизнь.

На восходе солнца он поднялся на послушание, которое исполнял усердно и с великим усердием. И он провел ночь в постоянной молитве со многими коленями. В еде и питье он воздерживался, из своего имущества оставлял только самое необходимое: церковную и рабочую одежду, жесткую постель, на которую ложился для кратковременного отдыха, не раздеваясь. Впоследствии, где бы он ни был, всегда твердо исполнял свои монашеские обеты. Вся его жизнь была направлена ​​к одной цели — спасению своей души и души ближнего.

После закрытия Глинской пустыни епископ Павлин (Крошечкин) принял монаха Андроника в свою келью и в 1922 году рукоположил во иеродиакона. В 1923 году иеродиакон Андроник был сослан на Колыму по обвинению в контрреволюционной деятельности. В ссылке отец Андроник был санитаром в больнице. Он ухаживал за больными с искренним состраданием и любовью, сам их мыл. Его полюбили все, а ссыльные узбеки даже называли его «матерью».

Однажды в больницу привезли умершего епископа Иринарха (Синеокова-Андреевского).

«Привезли его на телеге, телега короткая, голова свисает… Такой худой, одни кости…» — вспоминал потом старец Андроник. Он вымыл его и упросил доктора отдать для погребения епископу большой гроб, который несколько лет лежал в больнице, затем накрыл гроб простыней, сделал из полотенца омофор, надел на епископа шапку, и вложил ему в руки свои четки.

Отец Андроник написал епископу Павлину, что Господь даровал ему погребение владыки Иринарха.За это в 1936 году Блаженнейший Митрополит Сергий иеродиакон Андроник был награжден наперсным крестом.

Через некоторое время отец Андроник вместе с епископом Павлиным переехал в город Пермь. В 1928 году в Москве иеродиакон Андроник был рукоположен во иеромонахи вопреки его желанию. В 1929 году, во время болезни, иеромонах Андроник принял великий ангельский образ — схиму, с одноименным именем — Андроник (в честь преподобного Андроника Московского).

В 1939 году отец Андроник был вторично осужден и сослан на Колыму. Почти год его продержали в тюрьме, вызывали на допросы, угрожали и жестоко пытали, пока он не потерял сознание…

28 сентября 1948 года старец Андроник вернулся в Глинскую пустынь. Его душа, очищенная многими скорбями, преисполнялась дарами Святого Духа; эта духовность привлекала людей к старцу. Заповедь любви к врагам он исполнил на деле и стяжал в своем сердце величайший дар Божией благодати — христианскую любовь к ближнему.В его душе царили смирение и кротость. Мудрый духовный наставник отец Андроник, утешая других, безошибочно предвидел внутреннее состояние человека и указал ему вернейший путь ко спасению. Его руководство было особенно мягким и добрым. Это привлекало к старцу и братии множество паломников. По его молитвам исцелялись не только душевные раны, но и телесные болезни.

В 1955 году отец Андроник был возведен в сан схимы игумена. После закрытия Глинской пустыни в 1961 году схиагумен Андроник подвизался в Тбилиси под духовным руководством митрополита Зиновия (Мажуги), очень любившего и почитавшего старца. В 1963 году по благословению Патриарха Алексия I старец был возведен в сан архимандрита. С 1963 года схиархимандрит Андроник служил в Александро-Невской церкви в Тбилиси. В ноябре 1973 года его речь исчезла и была изъята левая сторона кузова. Старец тихо и мирно скончался 21 марта 1974 года. Похоронен в Тбилиси, куда и по сей день приезжает множество паломников, чтобы почтить его память.

Устные предания хранят сведения о тех, кто получил и получает благодатную помощь после смерти старца Андроника по его молитвам.

В молодости отец Ипполит пришел за благословением поступить в Духовную семинарию. Старейшины ответили:

«Вот вам и семинария, и академия.

— Отец, ты умрешь, кто будет старшим после тебя? — спросил однажды отец Ипполит старца Андроника.

— Да, ты будешь стариком, — ответил отец Андроник.

Однажды послушник Сергий (отец Ипполит) тяжело заболел крупозным воспалением легких. Болезнь обострилась настолько, что медицинское вмешательство не помогло, состояние ухудшилось, и их уже ждала смерть. Старец Андроник совершил таинство елеосвящения над больным, дал причастие послушнику и стал молиться за него. На третий день послушник Сергий встал совершенно здоровым.

Священник всю жизнь с трепетом относился к отцу Андронику, постоянно чувствовал его молитвенную поддержку.

Сестры-подвижницы Анисия, Матрона и Агафья, подвизавшиеся и скончавшиеся в селе Ялтуново Шацкого района Рязанской области, чей подвиг, по словам старца схиархимандрита Виталия (Сидоренко), был выше иноческого, любили и чтили Схиархимандрит Серафим (Амелина) и Андроник.Сестры отзывались о подвижницах Глинских как о великих старцах современности.

Революция на Рождество Богородицы Глинской пустыни, расположенной в Сумской области, в нескольких километрах от российско-украинской границы, уничтожила практически все. Схимитрополит Серафим (Мажуга), схиархимандриты Андроник (Лукаш), Серафим (Романцов) и Серафим (Амелин) и другие старцы прошли через многие испытания: изгнание из монастыря, лишения и мытарства в советских лагерях. Но, несмотря на все трудности и многочисленные расколы в обществе и Церкви, подвижники Глины своим поведением и служением подали личный пример, как правильно жить и молиться.

Пустынная дорога

Отрок Захария Мажуга, ставший много лет спустя митрополитом Зиновием и за два года до смерти принявший схиму под именем Серафим, после смерти родителей жил в семье своей двоюродной сестры Параскевы. В это время он часто тайно забегал в монастырь и уже был знаком с некоторыми обитателями.Так как семья, в которой он жил, была бедной, вскоре его отправили учиться в швейную мастерскую при Глинской пустыни. А в 1912 году, будучи 16-летним юношей, он был зачислен в Глинскую пустынь послушником.

Юноша Алексей Лукаш, впоследствии старец Андроник, впервые переступил порог Глинского монастыря в 1906 году. Братья произвели на него сильное впечатление. Впоследствии он вспоминал: «Оно переполняло меня великой радостью, встревожился дух мой, и в уме своем я обратился к Царице Небесной с воздыханием, прося принять меня в число иноков тех же ангельских, которых Она стяжала за непрестанная хвала Ее Сыну. Он дал Богородице таинственное обещание служить Ей, все терпеть, терпеть до конца своих дней, после чего почувствовал в сердце радость и надежду на Ее милость. »

Мало что известно об отце Серафиме (Романцове), который в силу своей скромности мало рассказывал о себе: в святом крещении он получил имя Иоанн, а после окончания церковно-приходской школы и смерти родителей в 1910 г. поселился в Глинской пустыни.

Отец Серафим (в миру Симеон Амелин), ставший настоятелем пустыни в 1943 году, происходил из простых курских крестьян.После смерти матери отец Симеона стал настаивать на его женитьбе, но юноша стремился к духовным подвигам. В 1893 году, в возрасте 19 лет, он ушел из дома и поступил в Глинскую пустынь. Сначала отец был этим недоволен, но, приехав в монастырь, смилостивился и сказал сыну: «Раз пошел в монахи, так живи, отсюда не уходи».

Жили в монастыре по афонскому уставу, и каждого новоприбывшего отдавали в руки мудрых старцев, которые должны были обучать новоприбывшего духовной жизни.Послушники, в свою очередь, были обязаны выполнять указания старца.

Преподобный Филарет (Данилевский) (настоятель Глинской пустыни с 1817 по 1841 г.), написавший устав пустыни и заложивший основы ее монашеской жизни, считал, что духовное возрождение обители возможно только при полном уповании на его как пастыря, который основывал все свои наставления и советы на евангельских заповедях и святоотеческом опыте. Он ввел строгие монашеские порядки: убрал из монастыря женщин, прежде присматривавших за скотиной, строго следил, чтобы монахи не ходили в гости, не сплетничали, не теряли времени понапрасну, не наживали лишнего, не увлечься предметами роскоши, которые иногда попадали в их обиход от друзей или родственников.

В тяжелые годы всеобщей разрухи, когда вся страна переживала страшные гонения на веру и Церковь, традиции и школа старчества Глинской пустыни не прерывались. С самого начала Первой мировой войны Глинская пустынь старалась активно помогать всем пострадавшим. Монастырь отправлял в Красный Крест денежные и материальные пожертвования, а также книги о святых подвижниках, укреплял боевой дух воинов. Все трое будущих старцев, кроме Серафима (Амелина), вместе с другими послушниками Глинской пустыни были мобилизованы и сражались.Во время войны отец Андроник был схвачен и отправлен в лагерь в Австрию. В родной монастырь он вернулся только через три с половиной года после освобождения.

Получается, что все старцы не только поступили в Глинскую пустынь примерно в одно время, но и вместе несли послушание. Кроме того, все они постриглись в Глинской пустыни уже после революции, но до ее закрытия в 1922 году. Обычно в то трудное время настоятель монастыря архимандрит Нектарий перед постригом предупреждал желающих жить в Равно- Ангельск, что монастырь может быть закрыт в ближайшее время.«Если кто хочет, — сказал он, — тот может постричься в монахи, а кто не готов к предстоящим испытаниям, может отказаться». Но никто из молодых людей не отказался.

Пустынники Кавказских гор

После закрытия Глинской пустыни в 1922 году отец Зиновий (Мажуга) и отец Серафим (Романцов) переселились в блаженную Иверию. Их принимают в Драндовский Успенский монастырь под Сухуми.

Кавказские горы, как и египетская пустыня, издавна служили местом для подвигов христиан, посвятивших себя Богу.Этот край был освящен апостольской проповедью и мученической смертью ученика Христова, святого апостола Симона Кананита, святого Иоанна Златоуста и мученика Василиска. Прошли годы, прошли века, но эти горы всегда были желанным пристанищем для тех, чья душа жаждала уединенной молитвы. Не имея возможности открыто исповедовать веру, монахи и миряне, стремившиеся следовать заповедям, уходили из городов в горы, где много веков назад селились подвижники. Здесь пустынники устраивали свои кельи и, подражая своим великим предшественникам, совершали иноческие подвиги и окормляли верующих из ближайших селений и всех, кто приходил к ним с верой.

Но в то трудное время монахи не давали покоя даже в горах. На них постоянно совершались набеги, поэтому священники были вынуждены покинуть свои кельи. В 1928 году Драндовский монастырь был закрыт. Вскоре многие монахи были арестованы, в том числе и Глинские старцы.

Исповедники веры

Удивительно, что пути глинских подвижников постоянно пересекались в разных уголках страны. Отец Зиновий был арестован в 1930 году и семь месяцев содержался в ростовском следственном изоляторе, где познакомился с отцом Серафимом (Романцовым) и другими отцами Глинской пустыни.Отца Серафима отправили в Ташкент, туда же хотели послать и отца Зиновия. Находясь в изоляторе, иеромонах Зиновий заболел малярией. Положили его в лазарет. Один молодой врач дважды созывал консилиум врачей и доказывал им, что отца Зиновия по болезни нельзя посылать в Среднюю Азию… Он говорил своим коллегам: «Вам нужна рабочая сила или мертвецы в Ташкенте? Если туда пойдет Зиновий Мажуга, его ждет смерть. Так и случилось, отца Зиновия отправили на Урал.

Отец Андроник отбывал наказание с 1923 года сначала в сибирском Мариинске, а затем на Урале. Однажды в лагерь привезли едва живого епископа Иринарха (Синькова), который вскоре умер. Отец Андроник был в то время ординарцем и, чем мог, помогал другим. Повязав на шею полотенце, на котором углем начертал крест, заменивший епитрахиль, он похоронил усопшего, предал его тело земле, погребя архипастыря в отдельном гробу.За это в 1936 году заместитель Патриаршего Местоблюстителя Блаженнейший Митрополит Сергий наградил отца Андроника наперсным крестом.

Филиал Глинская пустынь

В лагере здоровье отца Зиновия сильно ухудшилось, и после освобождения в 1942 году он уехал на лечение в Грузию, где у него украли документы. Промыслом Божиим там он познакомился с Католикосом-Патриархом всея Грузии Каллистратом, который позволил ему служить сверхштатным священником в Сионском соборе Тбилиси с 1942 по 1944 год.Все дальнейшее служение иеромонаха Зиновия проходило на территории Грузии.

Когда в 1942 году Глинская пустынь вновь распахнула свои двери, уцелевшие старцы вернулись в родную обитель. Среди них был и отец Серафим (Амелин), который после закрытия Глинской пустыни жил в селе Ковеньки Курской (а после 1938 года — Сумской) области и занимался столярным и слесарным делом. В 1943 году иеросхимонах Серафим был утвержден наместником Глинской пустыни и возведен в сан игумена.

После войны — в 1947 и в 1948 годах — отец Андроник вернулся в пустыню с Колымы, а отец Серафим (Романцов) из Ташкента. Иеромонаху Зиновию не суждено было вернуться в Глинскую пустынь. Но позже выяснилось, что после вторичного закрытия обители в 1961 году Глинские подвижники нашли приют у отца Зиновия, ставшего в то время епископом в Грузии. Только отец Серафим (Амелин), умерший тремя годами ранее, не приехал в Тбилиси.

Александро-Невский храм в Тбилиси стал настоящим «островком России».Владыка Зиновий объединял всех вокруг себя. Весь поток людей, который раньше направлялся в Сумскую область, теперь направился в столицу Грузии. К Владыке пришло столько братии, духовных чад и верующих, что Святейший Патриарх Илия сказал: «Владыка, у вас филиал Глинской пустыни».

Протоиерей Михаил Диденко, клирик Александро-Невского храма в Тбилиси, пишет в своих воспоминаниях о старцах: «Три старца, но у всех разный подход к людям и делу.Владыка Зиновий выделялся своим административным положением и своим иерархическим авторитетом. Отец Андроник всем раб. На устах его, как Серафим Саровский, мой милый, мой милый — Христос воскресе! Он обратился к кающемуся грешнику с любовью и с великим снисхождением, дал покаяние, какое мог, а остальное взял на себя. Таким он был в монастыре, в темнице и вне монастыря. Старец Серафим строже, требовательнее подходил к кающемуся грешнику. Но простой народ любил их всех одинаково и воздавал своей любовью каждому по достоинству.»

Чудотворцы

Подобно древним старцам, подвизавшимся в египетской пустыне, отцы-монахи Глинские удостоились от Бога даров чудес и прозрения будущих событий. Они многое предвидели в судьбе своих духовных чад, предостерегали их от возможных бед.

Будучи членом Священного Синода Грузинской Церкви2, отец Зиновий однажды принял участие во встрече с Предстоятелем Александрийской Церкви. Это было в 1950-х годах.Высокую делегацию сопровождал епископ Пимен (впоследствии Патриарх Московский и всея Руси). После литургии в одном из тбилисских храмов делегации выстроились в очередь для взаимных приветствий. Внезапно старец Зиновий подошел к Предстоятелю Александрийской Церкви и попросил его уступить ему место, причем весьма настойчиво (позднее владыка вспоминал, что действовал в тот момент не по своей воле и понимал всю нецелесообразность своего поведения ). Всех это крайне удивило, но, учитывая ситуацию, причины так и не выяснили, а подчинились его требованию.Через некоторое время после того, как они уступили место настойчивому архимандриту, из верхнего ряда иконостаса вдруг выпала икона и упала точно на голову отца Зиновия. Удар был такой силы, что у пострадавшего разорвало на части весь капюшон. Сам старец Зиновий отделался легким обмороком, без всяких осложнений. Все присутствовавшие в храме были очевидцами этого события. Возмущение и недовольство гостей архимандритом сменилось искренним уважением и благодарностью — все понимали, что благодаря отцу Зиновию им удалось избежать больших бед.Никто из присутствующих не сомневался в чуде случившегося. Сам владыка говорил потом, что Промысел Божий и ангел-хранитель через него обеспечили жизнь главе Александрийской Церкви.

Господь наперед открыл прозорливому старцу день его кончины. В последнюю ночь своей земной жизни святой Зиновий сказал своему келейнику следующие слова: «Я ухожу от тебя завтра». Келейница воскликнула в горе: «Владыка, как же мне без вас? Я погибну без тебя.Владыка любезно утешил его: «Я ухожу, но и там (указывая на небо) буду за тебя молиться». Этот ответ смягчил прощальные слова старца и ободрил его келейника 2.

Во всех воспоминаниях близких старцу людей можно увидеть не только прозорливость владыки Зиновия, но и его любовь к своей пастве, заботу о каждой вверенной ему душе. Например, однажды, будучи в селе Бурдино, вместе со своим келейником Александром, он сказал ему: «Как хорошо было бы, если бы и ты пошел по духовной линии.На что келейник возразил, что он очень стеснительный, а пастырское служение требует постоянного общения с людьми. Святитель Зиновий ответил: «Тебе надо идти в семинарию. Там всему этому учат». В 1985 году, через несколько лет после По кончине владыки Александр поступил в Московскую духовную семинарию, был рукоположен архиепископом Александром (Тимофеевым) во диакона, а в следующем году Святейшим Католикосом-Патриархом Илией II в Сионском соборе — во священники. После окончания Московской духовной академии он остался там преподавателем и помощником инспектора.Сегодня протоиерей Александр Чесноков является клириком Екатеринодарской и Кубанской епархий.

По молитвам старца Андроника (Лукаша) в Глинской пустыни также произошло много удивительного. Как-то жара была долгой, и отец Андроник стал всех собирать на молебен в поле. Паломники выставили в поле список чтимой иконы Рождества Пресвятой Богородицы, зажгли свечи. Отец Павлин читал ектению, отец Андроник просил у Господа дождя.Он просил теми же словами, что и в Требнике: «Дай дождь жаждущей земле, Спаситель!» — уверенно обращаясь к Богу, который присутствует рядом и не может не слышать и не исполнять просьбы. На небе не было ни единого облачка. Казалось бы, надежды нет, но Бог услышал молитвы страждущих и дал дождь.

В святом монастыре я помню такой случай. Образ Божией Матери «Всех скорбящих Радость» был перенесен в пустыню. Икона вырезана ножом.Отец Андроник, увидев ее, пал на колени: «Прости, Госпожа, тех, кто посмел на это!» Никаких жалоб, никакого негодования на хулителей святыни, никаких угроз суду Божию, но молитва о сотворивших беззаконие.

Отец Андроник отличался необычайной кротостью и смирением. Он почитал архиереев, как Самого Христа, а когда правящие архиереи приезжали в Глинскую обитель, сам служил им: приносил еду, топил печи, мыл полы.

Отец Серафим (Романцев), назначенный настоятелем, отцом Серафимом (Амелиным), духовником пустыни, старался не столько говорить сам в разговоре, сколько отвечать на вопросы. Он учил молиться всегда, как только позволяют условия. Принимая многих людей, он всех понимал, давал советы по любому вопросу, согласно Священному Писанию и творениям святых отцов. В зависимости от душевного состояния каждого человека, условий его жизни он индивидуально налагал молитвенное правило… Одни добавляли к ежедневным обязательным молитвам акафисты и каноны или советовали им чаще читать Псалтирь, а другие, наоборот, благословляли свести к минимуму утренние и вечерние молитвы, но с условием, чтобы в течение дня или по дороге на работу и обратно они находили время и читали все остальное. … Говоря о великой пользе ночной молитвы, отец Серафим в то же время предупреждал, что этим нельзя злоупотреблять и что нужно мерить силы.Отец Серафим не давал никаких невыносимых правил или трудных послушаний, он соотносил их со способностями и возможностями человека. Он рассказал, что в горах Абхазии вместо пятисот четок было обязательно читать 30 четок: 20 – Иисусову молитву и 10 – «Пресвятая Богородица, спаси нас, грешных».

Старцев очень любили и почитали. В последние годы своей жизни владыка Зиновий часто сидел в своей келье у окна. Если старца не было, то прохожие целовали решетки его окна.

Ныне мощи преподобных Андроника (Лукаша) и Серафима (Романцова) переданы в Глинскую пустынь, а мощи преподобного схимитрополита Серафима (Зиновия Мажуги) покоятся в Александро-Невской церкви в Тбилиси. Все эти преподобные отцы вошли в собор Глинских старцев, но пока являются местночтимыми святыми. Однако их духовные чада, живущие не только в Украине, но и во всем мире, очень надеются, что всеобщее прославление старцев произойдет в ближайшем будущем.

Зиновий Чесноков

Старцы Глинские причислены к лику святых в 2009 году решением Синода Украинской Православной Церкви. Дата празднования – 9 сентября (с 22 сентября по настоящее время). 21 августа 2010 г. в Глинской пустыни состоялось их торжественное прославление, на котором собралось множество паломников, духовенства и мирян. Чин прославления совершил Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир по благословению Святейшего Патриарха Кирилла.Присутствовали архиереи и клирики Украинской, Русской и Грузинской Церквей.

Примечания:

1 Архимандрит Зиновий включен в состав Священного Синода Грузинской Церкви по предложению Католикоса-Патриарха всея Грузии Мелхиседека III (Пхаладзе) 11 июня 1952 года. См.: Архив Грузинской Патриархии. Папка № 365. Документ № 3999 (Личное дело митрополита Зиновия). Л. 15.

2 А. , прот. Великий старец митрополит Зиновий Тетрицкий // Православный голос Кубани. 1995. № 7 (55). С. 6.

«Сколько бы вы ни писали о старцах, сколько бы книг ни издавали, тайна останется тайной», — говорят опытные люди. Правда, одному из авторов новинки книжной серии «Подвижники благочестия ХХ века» посчастливилось провести много лет в непосредственной близости от ныне прославленного старца Глинской пустыни, в схиме Серафима, сначала в сане иподиакона. а затем келейником.Протоиерей Александр Чесноков созерцает свое общение с будущим святителем и вообще со старцами, которые в соавторстве со своим сыном Зиновием, названным в память знаменитого митрополита, написали книгу.

Отец Александр, Вы были лично знакомы с тремя ныне прославленными Глинскими старцами: митрополитом Зиновием (Мажугой), в схиме Серафимом, схиархимандритом Андроником (Лукашем), схиархимандритом Серафимом (Романцовым). Какие у них были общие качества?

Все молитвенники, труженики непрестанной Иисусовой молитвы.С тобой разговаривают и разбирают четки: интеллектуальная молитва идет постоянно. Вы должны добраться до этого! Не все приходят говорить одновременно и продолжают молиться в сердце через ум.

Что еще общего? Доброта. Мы всегда старались помочь сами, не дожидаясь просьб. Любящий. И что было замечено: прошла долгая, очень трудная жизнь, через ссылки, гонения, всевозможные обиды. Но никогда об этом не говорили, только иногда говорили, больше в назидание, о случаях из жизни в ссылке.Всегда проявлял любовь, и было рассказано больше хороших историй.

Вот что интересно: пройдя по ссылкам, они сохранили любовь к Богу, любовь к ближнему. Никакой горечи, никакой жестокости. Мы старались помнить только хорошее и о тюремной жизни, и о буднях, как Господь их вел.

Больше честности. Честность перед Богом, честность в служении — тоже характерная черта. Даже вдали от монастыря они служили по монашескому чину, что никого не смущало, ибо благодать молитвы, которую они несли, передавалась окружающим.Старцев старались посещать как можно чаще, и на богослужениях, и просто в гостях. Получил дары, стал как-то благословлен, по его словам, постриженным митрополитом Зиновием. Он вспоминал, что, даже после короткой беседы со старцами, люди уже получали дары благодати, которые давали им силы для будущей жизни, для дальнейшего преодоления препятствий и оставались в их памяти надолго. Это произошло потому, что старейшины тогда молились за того, с кем они соприкасались.

— Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II — пострижен митрополитом Зиновием?

Во время пострига будущего патриарха владыка Зиновий в своей приветственной речи сказал: «Я постриг будущего патриарха», хотя Блаженнейший Илия в то время был еще семинаристом. Сам Католикос-Патриарх вспомнил об этом в нашем разговоре на встрече и сказал, что до сих пор чувствует помощь небесных господ.

— Блаженнейший Илия также утверждал, что митрополит Зиновий учредил в Тбилиси «филиал» Глинской пустыни…

В 1961 году Глинская пустынь была окончательно закрыта, и старцы объединились вокруг владыки Зиновия. Трое из них: сам митрополит Зиновий, Серафим в схиме, схиархимандрит Андроник (Лукаш), схиархимандрит Серафим (Романцов) — в дальнейшем ушли к Богу в общем прославлении и вместе были канонизированы в 2009 году.

Владыка Зиновий помог многим людям. Он мог выйти в храм и увидеть стоящего монаха, подойти к нему с благословением и незаметно оставить деньги на дальнейшее проживание.И все вокруг знали, что он всех поддерживает. Время было очень тяжелое, можно сказать — богоборческое, но каждый мог найти у него приют. А потом, уже будучи архиереем, правящим архиереем, он мог многое просить у Грузинского Патриарха: многих назначали на приходы, и они служили в Грузинской Церкви. И были индульгенции по сравнению с Русской Церковью, хотя они тоже были узаконены и так далее.

— Вы знали владыку Зиновия с детства, не так ли?

Мы с мамой пришли в храм, где служил митрополит Зиновий.Он всех замечал, всех одаривал. В кармане у него всегда была либо конфетка, либо «рубль» — монета в 50 копеек, которую он откладывал и потом раздавал (тогда эти деньги имели цену). Естественно, дети, увидев его, побежали получать подарок. Но ревности не было, потому что он одарил всех одинаково.

На службе мы сблизились во время чтения Евангелия, когда он снял митру и дал одному из детей подержать. Здесь между нами была даже небольшая борьба, потому что все этого хотели.Впрочем, он сам указывал, кого держать.

Его келья располагалась возле храма; на окне сетка, в ней прорезана маленькая дырочка, и всегда было утешение от владыки, подарок: то ли соседи прибежали, то ли детишки прибежали. Когда его не было дома, они даже целовали створку окна, получая такое благословение от самого старца. Многие чудеса совершались по его молитвам.

— Почему владыка так щедро стремился поддержать всех?

Это тоже общая черта всех Глинских старост: они очень щедры.Мы старались раздавать всем по мере необходимости, согласно потребностям каждого. Владыка всегда говорил, даже мне: «Будь щедр, не жадничай, и Господь всегда пошлет. Чем больше даешь, тем больше посылает Господь. Он мне рассказывал, как, например, утром я отдавала материальные ценности, а к вечеру приносили вчетверо больше: «Вот, на свои нужды, раздайте сами». люди обращались с просьбами, а некоторые даже не обращались, а он сам предвидел их нужды.

— Откуда старейшины черпали свою духовную силу?

Получено при рукоположении. В таинстве священства Господь дает такие благодатные дары, что если человек правильно молится, правильно совершает богослужение, правильно совершает таинство Евхаристии, то Господь, нищий Восполняющий, восполняет те дары.

Отцы, рядом с которыми мы тогда позаботились, ныне причислены к лику святых: Господь взял их в небесные обители.Они прошли тяжелый период гонений, испытаний и многое претерпели в жизни, и «претерпевший же до конца, тот спасется» (Мф. 10:22). Так случилось и с этими старцами, которые никогда никого не ругали, ни своих гонителей, ни своих обидчиков, но во всем полагались на волю Божию. Если это происходит, то это Промысел Божий. С таким настроением, с таким энтузиазмом, конечно, легче жить, легче нести свой крест, несмотря на трудности, которые встречаются на жизненном пути.

— Старейшины сейчас есть?

А теперь есть старейшины. А сейчас на них очередь, не начнешь. Людям нужна пища. Хотя иногда, может, староста и не нужен? Просто обратитесь к священнику, к которому исповедуетесь, или хорошо помолитесь, обратитесь к первому встречному, и вы получите ответ на свой вопрос. Нужно самому трудиться, самому молиться, и уже по внутреннему сердечному состоянию Господь даст ответ. Здесь то же самое.Ты узнаешь старца, ты не будешь знать — вот каким будет твое внутреннее состояние и желание.

Даже в период гонений, когда церкви рушились, закрывались, многие были в изгнании, уже тогда души стремящиеся к Богу, желавшие и искавшие старцев, находили и приезжали со всего мира, несмотря на закрытые границы, когда им не разрешалось входить и выходить. Я уж не говорю об Союзе: отовсюду приезжали и заботились о них, и никогда не случалось, чтобы владыка Зиновий кого-то не принимал.Кто с рассуждениями, кто с объяснением, со всеми и здоровались, и разговаривали, и старались их накормить, чтобы ушли утешенные. Другие спрашивали: «Где? Где старейшины? Какие теперь старейшины?!

Когда Глинская пустынь, закрытая в 1922 г., в 1942 г. открылась ненадолго, пришло много людей, в том числе одна женщина, оставившая впоследствии свои воспоминания. чисто по-человечески, им приходилось заниматься домашними делами, им приходилось кормить себя и многочисленных паломников.И эта женщина остановилась посреди двора и внутренне спрашивает — такой мысленный вопрос родился: «Где нам найти этих старейшин?!» Тут пробегает будущий схиархимандрит Андроник (Лукаш) и вдруг говорит ей: «Книги надо читать». Нравится. Ответ на ее вопрос уже получен. Она даже не успела спросить, а он уже отвечал.

Сейчас издается много литературы. А в нашей книге «Подвиг святой жизни.Святые старцы Глинской пустыни. XX век», собран очень богатый духовный материал, ведь это воспоминания не одного человека, а сборник. Конечно, это капля в море тех, кто пришел, пришел, позаботился о себе, нашел духовную поддержку. Но эта капля может быть и большим утешением.

A türelmi ima, amely elvégezte a vének Glinsky, telt körül «

Интержу Протоиерей Александром Чесноковым

Нижний balról jobbra: Модест, архимандрит (Гамов), митрополит Зиновий (Мажуга) сема-архимандрит Серафим (Романцов), игумен Андроник (Лукас)

— Апа Александр, аккор személyesen ismeri a három most jeles vének Glinsky: Митрополит Зиновий (Мажуга) sémában Серафим схиархимандритом Андроникустом (Лукасом) схиархимандритом Серафимом (Романцова).Mi volt a közös tulajdonságokat?

— Minden ima, munkások szüntelen Jézus-ima. Beszélni veled és rendezve chetochki: mentális ima állandó. Ezt megelőzően, a szükséges járni! Nem mindenki jön egyszerre beszélni és továbbra is imádkozzatok, hogy a szív az elmén keresztül.

Мой телефон? Хосаг. Mindig probálunk segíteni magukon, várakozás nélkül kéri. Шерето. És azt veszi észre: legtöbb már nagyon nehéz az élet, referencia, az üldöztetés, mindenféle sértéseket. De nem is azt mondta, csak néha többet mond a okulására esetekben az élet száműzetésben.Mindig mutatja szeretet, és még mondja a jó esetben.

Itt van, amit az érdekes: hozzávetőleges, megtartottak az Isten szeretete, a felebarati szeretet. Nincs harag, nincs erőszak. Igyekszünk, hogy emlékezzen a jó dolgokat az élet a börtönben, és mindennapi életben, a mint az Úr vezette őket.

Мегис аз Осинтесег. Őszinteség az Istennek, hogy az integritás a szolgáltatás — azonos tulajdonság. Még távol a kolostor szolgált szerzetesi rangot, hogy senki sem elnyomott, mert a türelmi ima, amit végzett, telt körül.Az emberek megprobálták tetszik vének és imádjátok, amennyire csak lehetséges, hogy látogassa meg, és csak jönnek rá. Kapott ajándek lett néhány megszabadított, a szavak Őszentsége és Boldogság katholikosz pátriárka Minden Georgia Ilia II. постриг митрополита Зиновия. Emlékeztetett arra, hogy akár csak rövid időre kommunikált a vének, аз emberek már kapott ajándékot kegyelmi hogy nekik erőt a jövő életben, hogy tovább leküzdeni az akadályokat, és ria hosszú marad marad. Ez azért történt, mert az a személy, akivel érintette, majd a vének és imádkozott.

Митрополит Зиновий (Мажуга) семабан Серафим

— Őszentsége és Boldogság katholikosz pátriárka Minden Грузия Илия II — постригает митрополита Зиновия?

— A jövőben pátriárka hajkorona Zinovy ​​uralkodó mondta nyitóbeszédében: „Én vagyok a fátylat a jövő pátriárka” — бар Болдогшаг Илья мег еги семинарист. Katholikosz-pátriárka maga jutott ez a beszélgetés az ülésen, és azt mondta, hogy még mindig ugy erzi, mennyei segítség ura.

— Boldogság Ilia is érvelt, hogy a Fővárosi Zinovy ​​rendezett Tbiliszi „ág” Glinsky sivatagban …

Лорд Зиновий сок segítséget. Lehet, megy a templomba, és latta, álló szerzetes megközelíteni azt az áldást és csendben hagyja a penzt továbbra is el. Эс аз egész tudta аз egészet támogat. Nagyon nehéz volt, azt lehet mondani — az istentelen, de mindenki tudta menedéket találni. És később, már püspökként uralkodó püspök volt egy csomó, hogy mit kérhetett volna a grúz patriárka kijelölt sok gyülekezet, és szolgált a grúz egyház. És ott voltak szünetek összehasonlítva az orosz egyház, hanem, és biztosok és igy tovább.

— Те егы гьерек тудта, хогы владыка Зиновий?

— Azert jöttünk, anyámmal a templomba, ahol a Fővárosi Zinovy ​​szolgált. Észrevette ум, ум megajándékozott. Mindig a zsebében, vagy cukorkát, vagy „a rubel” — érme 50 cent, ami tette le, majd megosztjuk (ha ez a pénz az ár). Természetesen gyerekek, amikor látták a futás kap ajándekba. De nem volt féltékenység, mert bemutatja minden ugyanaz.

Az istentisztelet lettünk közelebb olvasata során az Evangelium, amikor levette a süveget, és adott valaki a gyerekeket, hogy tartsa.Itt volt egy harc, mert mindenki akart még egy kicsit velünk. Ugyanakkor azt hangsúlyozta, hogy ki kell tartani.

Cellájában volt a templom közelében; az ablakon háló, azt vágja át egy kis lyuk, és a püspök mindig a kényelem, a jelen: ha közeledett a szomszédok vagy a gyerekek fut fel. Amiror nem volt otthon — még csók levél kis ablak, majd egy áldás vének. Imájában egy csomó csodálatos.

Протоиерей Александр Чесноков. Фото: izdatsovet.ru

— Miért a lord olyan bőkezűen támogatni kívánja az egész?

— Ez is az általános tendencia vének Glinsky: nagyon nagylelkű.Igyekeztünk minden igényt terjeszthető az igényeinek megfelelően minden. Lord mindig azt mondta, még nekem: «Légy nagylelkű, ne legyen mohó, és mindig az Úr Fog küldeni. Minél többet adsz, annál több Isten küld. «Elmondta, hogy például reggel adta tárgyi eszközök, és este hozott négyszer annyi, «Itt, meg kell, terjeszteni magukat».

Láttam első kézből, hogy az Úr segített az egész nép, hogy a kérelmet, és néhány még nem vonatkozik, és előre latta a szükségleteiket.

— Hol a vének felhívta lelki erőt?

— Elkészített koordináció.Az úrvacsora, papság az úr ad ezeknek az ajándékoknak a kegyelmi, hogy ha egy személy amádkozik heelesen, megfelelően végzi stentiszteleteletelelően végzi az Euchanisztia szentségében — Akkor AZ úr Hiányzik Kitölti, Megtölti AZ Ajándékokat.

Лорд Зиновий (Мажуга) апявал Виталия (Сидоренко). Az elején в 1980-е годы.

Apak közelében, ahol voltunk szolgált, míg most kanonizált Lord vitte őket a mennyei hajlék. Átmentek egy nehéz időszak az üldözés, kísérletek és annyira szenvedett az életben, «mindvégig kitartanak, hogy lesz mentve» (Мф 10:.22). Ez történt ezekkel аз öregek, hogy soha senki nem visszaélnek, vagy üldözőik, sem a támadók, hanem függ az Isten akarata. Ha ez megtörténik, az azt jelenti, — az isteni gondviselés. Ebben a szellemben, lelkesedéssel, persze, könnyebb együtt elni, akkor könnyebb folytatni a keresztjét, nehézségei ellenére az utat az élet.

— Самый старый фургон?

— Самый быстрый и удобный. És most, hogy kapcolja be, nem támadják. Az embereknek szükségük ван táplálékot. Бар néha talán egy idős ember nem szükséges? Csak nézze meg a pap, akik vallják, vagy imádkozni is, viszont az első sarkon, és kap választ a kérdésére.Szükséges, hogy nem zavarja magát imádkozott, és már belső szívében, az Úr felelek. Угьянидь ван. Tudni Fogja, аз idősebb nem tudja — ez mi lesz az állam belső és a vágy.

Глинский состав: иеросхимонах Серафим (Романцов), семаархимандрит Серафим (Амелин), игумен Андроникос (Лукас). 1950.

Időszakában является AZ üldözés, amikor Templom összeomlott, Zart СОК вольт száműzetésben, MEG lelkek, Akik Istent keresik, аки akarta, Е. С. Керте vének találták érkeznek Vilag Minden tájáról, AnnaK ellenére, hogy Zart határok, amikor нэм engedték be, és nem volt megengedett.Mintegy Unió Csak nem azt mondják, az egész, és jött és gondozott, és nem volt olyan, hogy az ura Zinovy ​​valaki nem focusadja el. Valaki érvelés, hogy valaki egy magyarázat, minden találkoztunk és beszélgettünk, és próbálta etetni, igy maradt vigasztalt. Mások azonban azt kérdezte: «Hol? Ха венек? Ми самый орегек?! »

Самый лучший egy csomó irodalom. És mi könyvében: «Бравур в душе. Святые Венек Глинский сиватагбан. Двадцатый век „összeállított egy nagyon gazdag szellemi anyag, mert emlékek nem csak egy ember, hanem egy gyűjtemény.Persze, ez egy csepp tengerben, akik jöttek, jöttek, polt, talált lelki támogatást. Де-эз-это lehet egy csepp nagy kényelmet biztosít.

Председатель ОВЦС посетил русскую церковь в Тбилиси и монастыри Грузинской церкви

16 января 2013 г.

14 января 2013 года председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион, находящийся с визитом в Грузии по случаю юбилея Предстоятеля Грузинской Православной Церкви, посетил Витанийский монастырь Рождества Богородицы, место монашеских подвигов и усыпальница святых Иоанна (Майсурадзе) и Георгия (Мхеидзе).Делегацию Русской Православной Церкви в этой поездке сопровождал митрополит Самтависский и Горийский Андрей. Митрополита Илариона тепло встретил настоятель монастыря архимандрит Яков. Председатель ОВЦС приложился к святыням обители, которую впервые посетил в пятнадцатилетнем возрасте.

В тот же день председатель ОВЦС в сопровождении митрополита Андрея посетил русский храм во имя святого Александра Невского в Тбилиси. Приветствовали митрополита Гиалриона протоиерей Бидзина Гуния, настоятель храма, клирики и прихожане.

Митрополит Иларион поприветствовал всех присутствующих и рассказал о своем посещении храма св. Александра Невского и встречах с митрополитом Зиновием (Мажугой) в схиме Серафимом. Он продолжил:

«Хочу передать вам благословение Святейшего Патриарха Кирилла, неоднократно посещавшего Тбилиси и этот святой храм. Я прибыл сюда с его благословения и по приглашению Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха Илии II, который отмечает свое восьмидесятилетие и тридцать пятую годовщину интронизации.Я счастлив посетить этот храм, в котором богослужения совершаются на церковнославянском языке. Православные русскоязычные верующие могут прийти сюда помолиться, поставить свечи и, самое главное, причаститься, тем самым соединившись с Богом.

Мне очень запомнилась церковь Александра Невского. Впервые я приехал сюда тридцать лет назад, когда мне было пятнадцать, и имел счастливую возможность встретиться с Высокопреосвященнейшим Митрополитом Зиновием, настоятелем этого храма, которого вы глубоко почитаете.Его почитают не только в Грузинской Церкви, но и в Русской Церкви, потому что он был замечательным человеком, сочетавшим свое архипастырское служение со служением старца. Он был старейшиной и духовным советником. Мы помним его светлым и добрым пастырем, который жил в образе ангелов, в аскетизме и смирении. Я очень надеюсь, что Грузинская Церковь канонизирует митрополита Зиновия, который служил ей всю свою жизнь».

В этот же день митрополит Иларион посетил Бодбинский женский монастырь святой Нино просветительницы Грузии, где был радушно встречен игуменьей Феодорой и сестрами и поклонился главной святыне монастыря – усыпальнице святой Нино.Председателя ОВЦС сопровождали митрополит Самтависский и Горийский Андрей и митрополит Боржомский и Бакурианский Серафим.

15 января митрополит Иларион по просьбе игумении Феодоры прочитал лекцию сестрам обители на актуальные вопросы церковной жизни.

По завершении посещения грузинских монастырей и святынь делегация Русской Церкви во главе с председателем ОВЦС посетила Лавру Святого Давида Гареджийского. Делегация поклонилась гробницам святого Давида Гареджийского, основателя монастыря, и его ученика святого Додо из Гареджи.После этого делегация вернулась в Тбилиси.

Источник: ОВЦС

«Приезжайте к нам, на Сахалин!»

22. Декабрь 2018 — 2:14

Архиепископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон (Доровских), уроженец города Воронежа, пятнадцать лет служил в благодатной Сахалинской области с ее суровым климатом: сначала священником, а с 2011 года правящим иерарх. Беседуем с архиепископом Тихоном о жизни жителей Сахалина и Курильских островов, православных и неверующих; о проблемах, проблемах и радостных событиях епархии, отметившей в этом году свое двадцатипятилетие; и духовный облик региона.Но, прежде всего, мы попросили Его Высокопреосвященство рассказать о его семье, поскольку все три брата в этой семье стали монахами и выбрали служение Церкви.

Архиепископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон (Доровских). Фото Антона Поспелова/Православие.ру.

Три брата – три священника и монаха

Ваше Высокопреосвященство, Вы сменили своего брата Даниила, ныне митрополита Архангельского и Холмогорского, в епархии, охватывающей Сахалинскую область.Другой брат твой, Серафим, игумен. Расскажите, пожалуйста, как ваши родители воспитали своих детей, чтобы все они стали священниками.

— Мы выросли в типичной советской семье. Наши родители, работавшие на заводе, проводили с нами столько же времени, сколько и любые другие родители. Но, в отличие от большинства советских семей, наша семья была религиозной. Я глубоко обязан своей бабушке по отцовской линии, которая воспитала меня духовно. Много лет она молила Всевышнего, чтобы хотя бы один из ее внуков мог служить в алтаре Божием — и ее молитвы были услышаны.Наши родители жили, работали и показывали нам пример, как нужно молиться: утром после пробуждения и вечером перед сном. Мы причащались не менее четырех раз в год, во время четырех постов. Перед началом каждого учебного года мы ходили в церковь, молились и причащались. Делали мы это неторопливо, почти тайно и не показывая этого. Это была обычная семья; мы жили как все, не впадая в крайности, и смотрели на то, как жили наши родители.Обычная, хорошая обстановка.

Удивительно, что очень честных людей я встречал везде — и в школе, и в техникуме, и в университете. Честных людей было гораздо больше, чем нечестных. Одни верили в Бога, другие не верили, третьи были прихожанами. Общаясь со всеми этими людьми, я вольно и невольно многому у них научился: как быть добрым, как вести себя правильно и так далее.

— Среди друзей ваших родителей были священники?

—Да, у моего отца был друг Василий Теньков, инвалид ВОВ, который впоследствии стал священником и служил в селе Красная Долина Курской епархии.о. Василий часто приходил к нам и до, и после своего рукоположения. Дружба между нашим папой и этим священником вдохновила нас на установление хороших христианских связей и, безусловно, повлияла на наши решения. Позже Господь соизволил послать нам и других замечательных священнослужителей. Так, митрополит Зиновий/Зеновий (Мажуга; в схиме Серафим) благословил моего брата, будущего митрополита Даниила, на обучение в Одесской духовной семинарии. Ныне митрополит Зиновий почитается как святой. Несомненно, его благословение оставило на нас отпечаток, так как я уверен, что святитель всегда молился за тех, кто к нему обращался.Говоря по-светски, к сегодняшнему положению нас в конечном итоге привела череда «совпадений».

И, конечно же, желание служить Матери-Церкви у меня было с детства, но моя мечта не стала реальностью, пока я не закончила техникум, институт, а потом некоторое время работала на заводе.

—Однако, что бы ни делали родители, чтобы передать детям свою веру, необходимо пережить личную встречу с Богом. Но рано или поздно подростки становятся бунтарями.Ваша семья столкнулась с подростковым бунтом?

— Нет, у меня ничего подобного не было, потому что наши родители и бабушки с младенчества вселили в наши сердца веру в Бога. С другой стороны, одно время я был очарован вещами этого мира.

—Можете ли вы рассказать о некоторых принципах образования, которым следовали ваши родители?

— Ничего особенного! Наши родители жили обычной, средней жизнью. Ходили на работу, ходили в церковь, подвизались…

Возможно, вас заинтересует история, рассказанная моим иподиаконом Василием, у которого четверо детей.Хотите верьте, хотите нет, но они с женой никогда не ссорились, а их маленькие дети даже не знали, что такое ссора. Однажды его младший ребенок, лежа на кровати, услышал через стену спор соседей. Мальчик решил, что его родители поссорились, и расплакался. Видите ли, есть семьи, которые внешне ведут себя прилично, а внутренне не выказывают признаков разлада. Хоть я и знаю такую ​​пару, но рецепта для этого не знаю. Кроме того, в этой семье принято идти на уступки друг другу, а не доказывать правоту того или иного супруга.Я считаю, что это правильный путь семейного воспитания. Если вам нужен принцип, а я думаю, что это основной военный принцип: просто делайте то, что делаю я.

—Как часто ваши родители водили вас на церковные службы? Вы пришли перед началом службы или непосредственно перед Евхаристией? Они присматривали за вами во время богослужений?

—Наши родители всегда водили нас в церковь, и мы приходили перед началом службы. Когда мы уходили, наш любопытный сосед спрашивал нас, куда мы идем, и я откровенно отвечал (дети обычно не умеют врать), что мы идем в церковь.Мы не хранили нашу религиозную веру в тайне и не выставляли напоказ нашу религию. Родители приучили нас хранить иконы и молиться дома. Я бы сказал, что это была обычная хорошая семья с «христианской ориентацией», как в России есть «школы с английской ориентацией». Кроме того, мы соблюдали посты, хотя постились в те годы с трудом: растительное масло вызывало изжогу, поэтому наш рацион в Воронеже состоял из огурцов, помидоров, риса и картофеля. Но никто не был голоден. Словом, мы были типичной семьей, поэтому особого рецепта христианского воспитания предложить не могу.

—Кто из вас первым сознательно выбрал служение Церкви?

— Митрополит Даниил. После армии, по благословению святителя Зиновия, поступил в Одесскую Духовную Семинарию, вступив таким образом на путь рукоположенного служения.

—А кто был следующим?

—Я был вторым, о. Серафим был третьим. Хотя на самом деле это не имеет значения. Дело в том, что вы должны осознавать, куда вы движетесь. Сегодня многие священники и особенно их жены сначала предаются фантазии, а потом оказывается, что это служение очень тяжелое, что не всех священников посылают в большие города, и не все выдерживают испытания.

—И не всегда везет на хорошего слона.

—Как может быть «несчастье» иметь «плохого» слона? Как можно оскорбить священника, назначив его на «неправильный» приход?! Я понимаю, что дети священников могут обижаться, когда им не дают надлежащего образования и медицинского обслуживания. Но священники служат, потому что это их призвание.

Остров Сахалин

— Вернемся на Сахалин. Ты пришел сюда после своего брата?

— Да, видел.

— Какие впечатления остались от Сахалина по сравнению с Воронежем?

— Контраст был отличный, и мне потребовалось полгода, чтобы приспособиться к новому климату. Раньше у меня была телефонная книжка с номерами телефонов многих людей, но я пользовалась ею очень редко, так как большинство номеров запоминала наизусть. Но на Сахалине у меня стала подводить память, поэтому я сразу забыл некоторые номера телефонов и даже с трудом набирал их — его почвы и климат сказались на моем здоровье.

Так у меня ушло около полугода на адаптацию к новым почвам и климату, и к новому образу жизни, при котором у меня нет ни выходных, ни отпусков, ни фиксированного рабочего времени.Хотя, это часть служения любого священника, ответственно выполняющего свои пастырские обязанности. На мой взгляд, женатым священникам приходится нести гораздо более тяжелый крест, потому что им, помимо основных обязанностей, нужно заботиться о женах и детях — это и есть настоящий подвиг (подвиг, подвиг, труд по-русски)!

— Да, священник всегда должен служить по выходным, когда дети обычно не ходят в школу

— Верно.Мы рады за них и понимаем, что их детей нужно беречь и заботиться. Я придерживаюсь мнения, что любой иерарх должен заботиться о детях своего духовенства, обеспечивать их образование и работу, помогать с их медицинскими нуждами, поскольку во многих сельских районах нет доступа к образованию и хорошему медицинскому обслуживанию.

Если епископ действительно заботится о том, чтобы священники, их жены и дети приезжали лечиться в областные центры, то он живет в полном, зримом единстве (а не только в единстве в молитве) со своим духовенством.Я твердо убежден, что каждый епископ должен заботиться обо всех в своей епархии.

— Ваше Высокопреосвященство, что Вы можете сказать о сахалинцах по сравнению с воронежцами? Воронежская земля может гордиться своими многочисленными монастырями, святынями и святыми, тогда как (насколько мне известно) на Сахалине с 1945 года не было православных храмов…

— Сахалинцы — честные люди с высокими нравственными ценностями. Во многих домах до перестройки не было замков. Если водитель на шоссе видел, что кто-то идет пешком, он немедленно останавливался и подвозил его.И возница обижался, если путник предлагал ему деньги. Скажу откровенно: здесь мне комфортнее, чем в родном Воронеже. Не знаю, лучше здесь или хуже, но на Сахалине мне комфортно. Приведу пример: Однажды я подошла к одному рыбаку и говорю: «Юра, а можно мне рыбки накормить людей?» — У вас есть, где его хранить? он спросил. — Да, знаю, — ответил я. «А, вот и ты!» Такого ответа я и представить себе не мог!

— При этом на Сахалине рекордное количество сектантов.Это наследие 90-х?

—Скорее всего, это наследие духовного вакуума, созданного советской властью. В годы перестройки сектанты, получавшие щедрую финансовую помощь, поддержку и даже гуманитарную помощь из-за рубежа, приобрели много зданий и в большом количестве построили свои храмы… Большинство этих людей — сотрудники западных спецслужб. Их цель – увести людей с пути спасения, предлагаемого Православием, и заманить их в свою секту, религию или идеологию.Это настоящая катастрофа, затронувшая многие другие регионы; но особенно остро эта проблема стоит на Сахалине. До недавнего времени количество сектантских собраний здесь превышало количество православных храмов.

— Но почему Сахалин, а не, скажем, запад или юг России?

—Митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил, в прошлом епископ Сахалинский и Курильский, однажды мудро сказал: «Сахалин — духовный пограничный рубеж России». Это как фильтр, печень, которая поглощает посторонние вещества.В настоящее время существуют разные сценарии отторжения Сахалина от России и предпринимаются попытки отделить его коренные малочисленные народы от страны, хотя это и является сферой национальной безопасности. Некоторые хотят отделить людей от их корней, от их Родины, чтобы они могли сказать: «Нам плевать на Москву! Это так далеко! А наши ближайшие соседи — наши лучшие друзья». Однако антироссийские санкции выявили, кто эти «лучшие друзья».

— Как молодежь относится к этим тенденциям? Остаются ли они на Сахалине, или уходят на материк, или переезжают в соседние страны?

—Много молодежи уезжает с Сахалина.И еще недавно мы считали, что они уходят навсегда, но это не так. Позвольте мне рассказать вам историю. Лет восемь назад ко мне подошла женщина с дочерью и сказала: «О. Тихона (я был еще игуменом), дочь хочет учиться в вузе. Какой институт вы бы благословили ей выбрать?» Мы поговорили на эту тему, и девушка поступила в институт, который окончила с отличием. Потом она вернулась и рассказала нам следующее: «Все мои одноклассники вернулись на Сахалин.Я спросил: «Откуда ты это знаешь?» Она ответила: «Ну, я дольше всех училась в мединституте». Все вернулись! И даже если половина курса возвращается, это хороший «твердый остаток», выражаясь словами химии.

Еще один немаловажный факт: нас, сахалинцев, больше, чем кого-либо, интересуют наши местные телепередачи и местная жизнь. Это хороший показатель здравомыслия тех, кто здесь живет. Они понимают, что наш дом – это Сахалин и он очень много значит для нас здесь и сейчас.

— Что можете сказать о трудоустройстве на Сахалине?

—На Сахалине найти работу несложно. Кроме того, здесь легко сделать карьеру, а хорошие специалисты всегда востребованы. Позвольте мне поделиться еще одной историей. Один мой знакомый уволился с военной службы и подошел ко мне со словами: «Батюшка, прошу твоего благословения. Собираюсь устроиться в одну муниципальную структуру, потому что у нас тут такой же принцип — связи решают все». Я возразил: «Боюсь, вы ошибаетесь! На самом деле принцип один — работаешь ты или нет.Связи могут помочь, если вы в первую очередь собираетесь работать». В конце концов, этот человек сделал неплохую карьеру без какой-либо защиты и поддержки, что было бы почти невозможно в большинстве наших южных регионов, о чем мы должны знать. Уверен, что если кто-то хочет реализовать себя, лучшим местом для этого будет Дальний Восток России. А что касается коррупции, взяточничества и тому подобного, то, может быть, они и есть в нашем регионе (я не специалист, потому что никогда не давал взятки ни нашему ГАИ, ни кому другому), но, судя по статистике По словам моих знакомых, Дальний Восток в этом плане самый благополучный регион.

В целом здесь комфортная обстановка как в духовном, так и в материальном плане. Здесь никогда не голодали. Одна пожилая женщина рассказывала мне, что, когда во время Второй мировой войны ее отца объявили «врагом народа» и у него конфисковали хлебную карточку, семья все-таки выжила. Она говорила: «Мы не были голодны. У нас было все: и грибы, и ягоды, и рыба. Нам не нужен был хлеб». Правда, жили наши люди скромно, да и сегодня многим очень тяжело, не в последнюю очередь пенсионерам; но никто не голодает — можно и рыбачить, и грибы собирать, и можно выжить.

25-летие Южно-Сахалинской епархии

—Ваша епархия была создана в конце ХХ века, но Православие пришло на Сахалин во времена святителя Иннокентия (Вениаминова). В его жизни есть интересный эпизод: когда он прибыл на один отдаленный остров, к нему подошел благочестивый человек и воскликнул: «Я знал, что ты приедешь! Это открыли мне архангелы!»

— точнее «белые люди».

— Таким образом, миссионерская деятельность святителя Иннокентия была подготовлена ​​свыше во всех отношениях. Было ли что-то подобное на Сахалине?

— Хотя я могу ошибаться, я думаю, что нравственности, не говоря уже о духовности, в то время, когда каторжников отправляли на Сахалин, почти не было. Однако, когда СССР отвоевал Сахалин у Японии, власти вернули многим населенным пунктам первоначальные (и часто церковные) названия, такие как Троицкое («Троицкое»), Петропавловское («Петропавловское»), Вознесенское («Вознесенское») ), и т.д.По крайней мере, это свидетельствует о неподкупности и здравомыслии тех авторитетов, хоть они и были атеистами. Сахалин в то время заселялся очень быстро. Например, город Александровск-Сахалинский стал городом интеллигенции, с огромным количеством учебных заведений и высоким уровнем образования. Именно тогда был заложен прочный нравственный фундамент, на котором проповедь Православия стала возможной в постсоветское время.

Итак, когда наконец разрешили сеять семена православной веры и открылись храмы, православие начало расцветать — на том нравственном фундаменте, который уже был у жителей Сахалина и Курил.Еще одна особенность нашего региона в том, что мы крестим больше взрослых, чем младенцев – все младенцы крещены, но есть и некрещеные взрослые.

— Стали ли сознательными верующими те, кто крестился в 1990-х?

—Многие крестились, потому что это было, так сказать, в моде. Эта тенденция существовала не только на Сахалине, но и на всей материковой части России. Так как города в Сахалинской области маленькие и все всех знают, невозможно скрыть то, как ты здесь живешь.Поэтому, если священнослужители действуют правильно (а это так, слава Богу), то авторитет Церкви растет, Имя Божие восхваляется, а не хулится, и люди, видя достойных пастырей, уверуют в Бога.

— Как вы можете охарактеризовать основную деятельность епархии за двадцать пять лет ее существования?

—В первую очередь мы построили храмы. Изначально мы молились в любых зданиях, в той или иной степени приспособленных для церковных служб, в основном в детских садах и магазинах.Мы использовали все, что подходило для этой цели. Как только мы начали служить и совершать таинства, большое количество людей обратилось к Богу и стало участвовать в таинствах Исповеди, Святого Причастия и Елеосвящения…

Со временем были открыты воскресные школы и духовно-просветительские центры. .

В настоящее время мы работаем с нашими учителями, чтобы интегрировать их в церковную жизнь, чтобы они могли преподавать предмет «Основы православной культуры» в правильном духе.Наши преподаватели прекрасные люди и профессионалы своего дела, но не обязательно знатоки православия.

Мы должны работать с ними постоянно и систематически, чтобы добиться хороших результатов.

—Влияет ли климат Сахалина на строительство церквей?

—Сначала мы строили церкви деревянные, но с тех пор многие из них превратились в руины. Несколько лет назад сгнила и чуть не разрушилась деревянная церковь на острове Кунашир. Его разобрали, и я подумал: «Наверное, строители ошиблись.Как может церковь сгнить сама по себе?» Однако два года назад сгнила еще одна деревянная церковь при воинской части на острове Итуруп. И этот храм был возведен на моих глазах и освящен в 2004 году. В этом году началось строительство железобетонного храма. Я получил дополнительные доказательства того, что почвы и климат нашего края не позволяют нам строить деревянные храмы. Небольшой пример: в этом году мы установили памятник Николаю Чудотворцу, деревянную часовню и крест на острове Танфильева (самом близком к Японии), где у нас находится база пограничников.Крест, сделанный из металла и дерева, сгнил. Мы установили восьмимиллиметровую нержавеющую сталь. Когда я пришел освятить крест, то увидел, что нержавейка покрыта красным налетом ржавчины, чего не должно было быть на таком материале. Таким образом, агрессивная среда этого региона разъедает и здания, и сооружения.

Несмотря ни на что, люди живут, работают, ловят рыбу, радуются жизни, рожают детей. На Курилах есть школы, больницы, детские сады — словом, есть необходимая любому областному центру инфраструктура.Люди ходят в церковь. На острове Кунашир две церкви, на острове Итуруп две церкви, не считая часовни. Правда, у каждого из них только один священник, но тем не менее люди могут прийти в дом Божий, покаяться, причаститься или просто поговорить со священником.

Однажды ко мне подошел бывший партийный работник, экс-секретарь обкома по идеологии и сказал: «О. Тихон, ты знаешь, что я атеист?» Я ответил: «Да, знаю. И у нас совершенно прекрасные человеческие отношения.Он продолжил: «Моя супруга скончалась. Она была христианкой. Я хочу, чтобы вы совершили над ней панихиду…» Какой благородный поступок! Что это означает?

—Уважение. Он мог и не подойти к вам.

— Да. Он мог запретить кому бы то ни было отпевать его жену или уйти от решения этой проблемы. Но он честный человек, который, я думаю, стоит на пути к вере и церковной жизни. Ему просто нужно время и возможность разобраться в себе.

— Во всех ли крупных административных центрах вашей области есть храмы?

—Конечно, во всех районных центрах есть церкви. В большинстве городов и деревень есть церковь или часовня. Понятно, что мы не можем ежедневно служить во всех наших храмах, поэтому в большинстве случаев мы служим раз в неделю, так как у нас острая нехватка священников, а это настоящая катастрофа.

—Как вы решаете эту проблему?

— Мы стараемся обеспечить адекватные условия и создать надлежащую среду.Когда на приходе и среди духовенства комфортная, спокойная атмосфера, когда обеспечены минимальные бытовые условия (когда есть дом и одежда, рядом есть детский сад и школа), вы с радостью предпочтете рукоположенное служение.

Но возникает другой вопрос, а именно богословское образование будущих пастырей. Раньше мы посылали своих священнослужителей в православные семинарии и академии в Москве, но очень немногие из них возвращались. Теперь по благословению Патриарха Кирилла отправляем их в Хабаровскую 1 Духовную Семинарию.В результате священнослужитель несёт послушание в епархии, учится (как правило, выбирают заочное обучение), получает степень богослова и вступает в братство наших сахалинских священников. Альтернативы на данный момент не вижу.

Эта формула позволяет по-новому взглянуть на жизнь и понять, что идти к спасению и радоваться счастливой семейной жизни можно не только в больших городах. Спрос на священников есть везде. Правда, поначалу священник может сказать даже находясь в маленьком городке: «Мне тяжело, мне никто не помогает.Я всегда отвечаю: «Не спеши, батюшка!» Проходит каких-то пять лет, и тот же священник с радостью говорит мне: «Когда моя жена идет по улице, все ее здоровают! А когда мы захотели построить забор вокруг церкви, мы собрали наших прихожан и сделали работу вместе. И нам удалось как-то отремонтировать церковь».

Любая работа требует времени. Если в континентальной России многие церкви имеют очень активные общины, то на Сахалине инициатива на первом этапе должна принадлежать приходскому священнику.Если священник ведет себя достойно и заботится о прихожанах, люди отвечают ему взаимностью. Но повторюсь: на все это нужны годы.

Южно-Сахалинские мученики

— Трагедия, случившаяся в вашей епархии четыре года назад, нашла отклик у всех православных верующих мира. Тогда в собор Южно-Сахалинска ворвался неоязычник с винтовкой и застрелил монахиню Людмилу и мирянина Владимира. Вдохновила ли их мученическая смерть кого-нибудь пойти в церковь, креститься и задуматься о цели жизни?

—Хотя я не могу сказать, что мученическая кончина матушки Людмилы и Владимира Запорожца вдохновила множество людей пойти в церковь и креститься, меня поразила реакция сахалинцев: все — крещеные и некрещеные, воцерковленные и невоцерковленные – переживали нашу трагедию, как свою собственную, и разделяли нашу боль.

Когда в 2011 году цунами сильно повредило АЭС «Фукусима» в Японии, я отправился к консулу Японии, чтобы поделиться своим горем. У меня не было информации о количестве погибших после аварии, пока я не посмотрел в его глаза, в которых выражалась невероятная скорбь. Так я оценил масштаб трагедии. То же самое было и на Сахалине: люди показывали глазами, что они скорбят вместе с нами. Это очень важно и свидетельствует о том, что жители Сахалина и Курил не жестокосерды и не эгоисты.Это самое главное. И я уверен, что в свое время они найдут свою дорогу в Церковь.

«Приезжайте к нам!»

— Что для вас Сахалин?

— Я считаю Сахалин своим домом, и когда бываю в отъезде (а выезжаю из него на два-три дня редко, в основном на общецерковные мероприятия), начинаю скучать по нему. Я считаю Сахалин своим домом так же, как считаю жителей Сахалина и Курильских островов своей семьей, своими земляками. И это чувство усилилось за последние несколько лет.И каждый раз, когда кто-нибудь говорит: «Ваше Высокопреосвященство, а если вас переведут в другую епархию?», у меня сердце сжимается от опасения. Я никогда не просил и никогда не буду просить церковную иерархию о переводе меня куда-то еще.

— Что бы вы хотели сказать нашим читателям в заключение?

— Желаю читателям стать послушными чадами и своего отечества, и своей церковной иерархии. Если вы хотите, чтобы ваши дети или подчиненные слушались вас, вам в первую очередь нужно стать хорошими гражданами своей страны.Только тогда вы добьетесь результатов. К сожалению, многие люди, не являющиеся специалистами в определенных областях, дают волю своим чувствам и критикуют как церковную, так и светскую власть, не понимая, на чем основаны их (власти) решения. Вам достаточно несколько раз осудить других, прежде чем вы, вольно или невольно, станете ропотником, жалобщиком (ср. Иуд. 1:16). Однажды подошла ко мне старушка и говорит: «У меня все хорошо, кроме одного: муж пьет, а блудники и пьяницы Царства Божия не наследуют (ср.1 Кор. 6:9-10)». Я ответил: «Нет, мама, это еще не все. Далее апостол утверждает, что злоречивые Царства Божия тоже не наследуют». Злые слова губят нас.

Добро пожаловать на Сахалин и трудитесь во славу нашей Матери-Церкви. Уверяю вас, это не самое худшее место в мире! И для меня это лучшее место для жизни, потому что здесь созданы условия, которые позволяют нам добросовестно трудиться и в результате этого обрести счастье и достичь вечного спасения.

Антон Поспелов
беседовал с архиепископом Тихоном (Доровских)

Источник: Православие.ru

 

Клирик Грузинской Православной Церкви архимандрит Рафаил Карелин

Выдающийся богослов, критиковавший церковный модернизм и экуменизм, публицист, священник Грузинской ПЦ, архимандрит Рафаил Карелин считается очень оригинальным и интересным церковным писателем современности. Он стал автором нескольких книг: «В поисках истины», «Путь христианина», «Тайна спасения» и многих других.

Архимандрит Рафаил Карелин: биография

В миру Александр Николаевич Карелин родился в Тбилиси 29 декабря 1931 года в интеллигентной семье, где отец был инженером, а мать — учительницей.Сразу после окончания школы он решил уйти в монашескую жизнь. Произошло это по его собственной воле, так как он всегда интересовался правдой и не терпел никакого обмана или иллюзии обмана. Он сам вспоминает, как в детстве мать водила его в цирк, и почему-то он ужасно не любил фокусы: перевернутые зеркала казались ему извращением жизни, а всякое шутовство не вызывало никакой радости, а скорее наоборот — навевает грусть. Поэтому еще в сознательном возрасте он пришел к монашеской жизни.

Посвящение в монахи

В 1954 году был рукоположен в монашество, в том же году возведен в сан иеродиакона и иеромонаха. После этого он стал служить в храме Святого Георгия Победоносца в селе Илори близ города Очамчира Абхазской АССР.

Именно в этот период иеродиакон Рафаил по просьбе прихожан начал производить отчивки бесноватых. Эти встречи с бесноватыми, а точнее их аффективное состояние и дикая навязчивость, недюжинная сила и ненависть к христианской вере заставили его обратить свое внимание на изучение бесовской реальности и враждебной силы, угрожающей всему человечеству.

Сухуми

Пора, Рафаил Карелин переехал в Сухуми и стал там служить в Преображенской кладбищенской церкви. Именно в этот период будущий архимандрит познакомился со своим первым духовником, архимандритом Серафимом (Романцовым), который, обладая особым духовным опытом, со вниманием и чуткостью ко всем людям и евангельской любовью смог достичь важнейших высот в своем обеты и стал святым старцем. Его имя было канонизировано в 2010 году. Преподобный Серафим скрывал любовь и заботу о людях под умеренной строгостью, поэтому неразумных поклонников у него не было.

Педагогический путь

Архимандрит Рафаил Карелин был знаком с митрополитом Зиновием (Мажугой), причисленным к лику святых в 2010 году. Он был известен своей любовью к Иисусовой молитве и обладал удивительной способностью совмещать активную административную деятельность с непрестанной молитвой.

В 1975 году отец Рафаил стал преподавателем славянского языка в Мцхетской духовной семинарии и временным исполнителем обязанностей инспектора.

В начале 80-х часто посещает святые места и монастыри России.А особенно любил Псково-Печерский монастырь. В это время его духовником был Шихигумен Савва, чья канонизация уже готовится Православной Церковью. Этот старец был известен несколькими случаями исцеления смертельно больных людей.

Примерно в эти же годы отец Рафаил заочно заканчивает Московскую Духовную Семинарию и получает благословение Шиигумена Саввы на написание текстов на духовную тему. Затем архимандрит Рафаил Карелин становится преподавателем славянского языка, истории религии, аскезы и богословия в Тбилисской духовной академии.

Последние годы священнического служения проводит в храме св. Александра Невского в Тбилиси. А с 1988 года архимандрит Рафаил Карелин в связи с ухудшением здоровья (плохое зрение) такой активной деятельности не ведет, но и писать духовную литературу не прекращает.

Архимандрит Рафаил Карелин: сайт

Огромный список книг, всевозможных статей и бесед, а также аудио и видео материалов можно посмотреть на специальном сайте архимандрита Рафаила.И надо отдать ему должное как автору, так как все, о чем он пишет, читается с большим интересом. Он открывает глаза на многое. Это может быть психология семейной жизни, воспитание подрастающего поколения или что-то еще. На каждый вопрос он всегда может дать лаконичный ответ, который кому-то может показаться слишком философским или нереальным. Однако это только на первый взгляд, так что архимандрит Карелин, прежде всего, заставляет человека мыслить и жить духовной жизнью, а значит, сеет то самое зерно, которое обязательно прорастет при правильном подходе людей к любой жизненной проблеме.

Разногласия с Осиповым

Многие начинают искать разногласия во взглядах и учениях на разные духовные темы таких богословов, как архимандрит Рафаил и А.И. Осипов. На некоторых форумах велись дискуссии о том, кто из них прав. Но не углубляйтесь в это, потому что каждый из этих духовных писателей будет по-своему прав. И в этом нет ничего предосудительного, если кто-то в открытую выскажет свое мнение.

Архимандрит Рафаил Карелин об Осипове высказался, в частности, из-за статьи «Евхаристия и священство».Там ему не понравились некоторые высказывания. Но если предоставить поле для спора между этими двумя титанами богословской литературы, то они никогда не станут спорить друг с другом, так как тоже не обладают полным знанием духовного мира, а потому тоже могут в чем-то ошибаться.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Православные праздники 21 сентября 2020: Православные христиане празднуют Рождество Пресвятой Богородицы | Новости | Известия

Церковный календарь на сентябрь 2020: какие праздники в сентябреПравославные христиане в сентябре 2020 года отмечают несколько больших праздников, таких как Усекновение главы Иоанна Предтeчи, Рождество

Разное

Обязанности крестной при крещении: Какую молитву должна знать крестная при крещении. Обязанности крестной при крещении девочки и мальчика. Главные обязанности крестных

обязанности. Обязанности крестной матери во время и после крещения

Крещение — это одно из важных событий в жизни православного