Читать серафим саровский: Читать онлайн «Преподобный Серафим Саровский» – ЛитРес

Разное

Читать онлайн «Преподобный Серафим Саровский» – ЛитРес

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви (ИС11-025-2770)

Предисловие

Преподобный Серафим – святой, чью жизнь отделяют от нас несколько веков, близок и дорог православным. Недаром к его мощам стекается огромное количество страждущих, просящих преподобного о помощи. Как в земной жизни он был помощником и молитвенником о всех, приходящих к нему; так и отойдя в вечность, преподобный не оставляет никого без своей помощью.

Не менее чем помощь преподобного, притягателен и сам его образ смиренного подвижника – старца Серафима. Он боролся с нечистой силой «как со львами и леопардами», в пустыне стоя на камне тысячу дней и ночей. Он простил обидчиков, искалечивших его, и готов был оставить Саровскую обитель, если избившим его крестьянам «будет причинено какое-либо наказание». Он сподобился великих и многократных явлений Царицы Небесной, не раз свидетельствовавшей: «Сей – от рода нашего». Он всякого приходящего к нему называл «радость моя», и распространил свою любовь не только на ближних, но и на лесных зверей. Эти и многие, многие другие моменты из жития преподобного Серафима вот уже около двухсот лет привлекают к преподобному все новых и новых почитателей. А воспоминания современников преподобного, в настоящее время вновь ставшие доступными, делают образ о. Серафима объемнее и ближе.

Благодаря тому, что преподобный Серафим жил относительно недавно и был почитаемым подвижником, кроме жизнеописания и воспоминаний – свидетельствах внешней жизни преподобного, до нас дошли также и свидетельства о его внутренней жизни – письменные и устные наставления; и беседа о стяжании Святого Духа, рассказ о которой сохранился в записи одного из духовных чад о. Серафима – Н. Мотовилова.

Все это является настоящей сокровищницей духовной пищи, пригодной для всех – и для людей духовно опытных, и для новоначальных, и для тех, кто избрал монашеское житие, и кто предпочел спасение в миру

Данный сборник включает в себя жизнеописание святого, молитвы и акафист преподобному Серафиму, а также Серафимово правило. В него вошли письменные наставления преподобного и его устные афоризмы; воспоминания современников, свидетельствовавших о благодатном влиянии преподобного, и свидетельства о его благодатной помощи.

Также сборник включает в себя подробную историю прославления преподобного Серафима и историю второго чудесного обретения мощей преподобного. Очень важны приводимые здесь свидетельства непосредственных очевидцев и участников возвращения мощей преподобного в Дивеевскую обитель.

Также в сборник вошли рассказы о двух непосредственно связанных с преподобным Серафимом монастырях – Саровской пустыни и Дивеевской обители.

Анна Маркова

Житие

Рождение и детство преподобного Серафима

Преподобный Серафим Саровский – уроженец древнего города Курска – земляк другого великого преподобного, Феодосия Печерского.

Будущий преподобный Серафим родился 19 июля 1759 года в купеческой семье Мошниных. Родители преподобного, Исидор и Агафья Мошнины, уже имели двоих детей – дочь Параскеву и сына Алексея. Их третий, младший ребенок, во святом Крещении был назван Прохором – в честь апостола Прохора, память которого празднуется 28 июля.

Купеческое семейство Мошниных было состоятельным и благочестивым. Исидор Мошнин имел лавку, кирпичные заводы и занимался в качестве подрядчика постройкой каменных зданий: церквей и домов. Также Исидор Иванович был знаменит честностью, твердою верой и истовым благочестием. Еще более украшалась добродетелями мать будущего преподобного, Агафия Фотиевна: она отличалась милосердием к бедным; в особенности же помогала сиротам-невестам выходить замуж. Но кроме этого, она была одарена и глубоким разумом, и мужественною душою.

Еще в 1752 году Исидор Мошнин взялся за сооружение большой церкви во имя преподобного Сергия Радонежского по плану знаменитого архитектора Растрелли. Но благочестивый купец за последние десять лет своей жизни успел закончить лишь нижний храм святого Сергия. В 1762 году когда нижняя церковь была готова, он умер, передав все дела умной, распорядительной жене своей Агафии Фотиевне. Самому будущему преподобному в это время было только три года.

Агафия Мошнина, хотя и не была подрядчицей в техническом смысле этого слова, в течение многих лет продолжала постройку Сергиевской церкви, лично наблюдая за всеми строительными и отделочными работами.

Первое чудо в жизни преподобного связанно именно с этой стройкой. Когда Прохору было около семи лет, мать его, отправляясь на стройку, взяла его с собой. Осматривая колокольню, Агафия Мошнина поднялась на самый верх, где не были еще утверждены перила. Прохор не отставал от нее; резвый, как все дети, он захотел посмотреть вниз. Неосторожно подойдя к краю, он с огромной высоты упал на землю. Испуганная мать в ужасе сбежала с колокольни, думая найти своего сына разбитым до смерти. Но, к несказанной радости ее и общему изумлению, она увидела его целым и невредимым. Тогда Агафия Фотиевна слезно возблагодарила Бога за спасение сына и поняла, что ее сын Прохор охраняется особым Промыслом Божиим.

Вскоре после этого случая Агафия Мошнина увидела еще одно свидетельство особого промышления Божия о ее младшем сыне. Идя по городу вместе с сыновьями, она встретила одного почитаемого в Курске юродивого. «Божий человек», обратив внимание на Прохора, сказал его матери: «Блаженна ты, вдовица, что у тебя такое детище, которое со временем будет крепким предстателем пред Святой Троицею и горячим молитвенником за весь мир!»

А несколько лет спустя, когда Прохору Мошнину было около десяти лет, с ним произошло еще одно чудо. Прохор, мальчик весьма крепкого сложения и привлекательной по живости и красоте наружности, вдруг сильно заболел, и снова Агафия Фотиевна стала опасаться за жизнь своего любимого сына. Положение казалось безнадежным, но в самый критический момент болезни мальчику во сне явилась Божия Матерь с обещанием лично прийти и исцелить его. Он рассказал об этом сне матери – вместе они молились и ждали исполнения обещанного Царицей Небесной.

Вскоре их молитвы были услышаны. В то время по улицам Курска часто устраивали крестные ходы с иконой Знамения Божией Матери. Крестный ход шел по Сергиевской улице, где они жили. Вдруг разразился сильный дождь. Для сокращения пути икону понесли через проходной двор Мошниных. Увидев это, Агафия Мошнина поспешила вынести больного сына и приложить его к чудотворной иконе. Затем икону пронесли над мальчиком.

С этого времени он стал поправляться и скоро совсем выздоровел.

Со времени чудного исцеления жизнь Прохора протекала спокойно. По природе своей он одарен был исключительными способностями светлого ума, сильной памяти, сердечной впечатлительности, которые сохранились до самой смерти; поэтому, за что бы он ни брался, он все усваивал быстро и прочно. Так было и с грамотой. По мудрому и благочестивому обычаю старых времен обучение начиналось с Часослова и Псалтири, а потом переходило к Библии, житиям святых и другим духовным книгам, питая знаниями ум, а благочестием – сердце. Прохор весьма скоро научился книжному искусству, и все свое свободное от молитвы и занятий время отдавал чтению.

С самого детства он сделался серьезным. Как и многие иные святые, отрок чуждается обычных детских забав и игр, и ищет себе товарищей, подобных по духу. Из них пять его друзей определят себя на иночество: двое из них уйдут с ним вместе в Саров, а двое других – в иные монастыри; и лишь один останется в миру, да и то потому, что на его попечении останутся, по смерти родителей, пять братьев и три сестры.

Большое влияние на Прохора в эту пору его жизни имел тот самый юродивый, который некогда предсказал Агафии Фотиевне, что ее младший сын станет молитвенником за весь мир. Часто беседуя с Прохором, он окончательно укрепил его в духовной жизни.

Юность – выбор жизненного пути

Подрастая, Прохор не мог остаться в стороне от семейных забот. К тому времени старший брат его Алексей, занимавшийся торговлей и имевший свою лавку в Курске, брал Прохора себе в помощники, в лавку; там мальчик постигал искусство купли, продажи и получения барыша. Преподобный впоследствии рассказывал: «Я родом из курских купцов, и когда не был в монастыре, мы, бывало, торговали таким товаром, который больше нужен был крестьянам: дуги, шлеи, железо, веревки, ремни и т.  п.»

Юный Прохор не отказывался и от этих трудов, но сердце его было уже отдано Богу. Однако он сначала старался совместить и то и другое: рано, зимой, еще до света, спешил он в храм к заутрене, а потом отдавал день занятиям по торговле. Но чем дальше шло время, тем больше убеждался юноша, как трудно совместить всецелую любовь к Богу со служением миру. «Невозможно, – поучал он после, – всецело и спокойно погружаться в созерцание Бога, поучаться в законе Его и всей душою возноситься к Нему в пламенной молитве, оставаясь среди неумолчного шума страстей, воюющих в мире». И потому он мечтал об уединенной тихой обители, где бы он мог всецело отдаться духовной жизни и пламенной серафимской любви к Богу. Сверстники, с которыми он делился своими мыслями – Иван Дружинин, Иван Безходарный, Алексей Меленин, поддерживали его в этих стремлениях. Книги указывали путь.

Через несколько лет Прохор стал заговаривать о монашестве и осторожно, боясь огорчить мать, вызнавал, будет ли она против того, чтобы ему пойти в монастырь. Агафия Мошнина, будучи женщиной умной и благочестивой, конечно, заметила духовные устремления своего младшего сына, и не противодействовала им.

Когда же он открыл свои заветные думы любимой матери, она с кротостью приняла и этот крест, усмотрев в нем святую волю Божию: святая мать добровольно соглашается отдать сына Богу. Тогда Прохор хлопочет об увольнительном свидетельстве от Курского общества для поступления в монашество; и, как свободная птица, решает сначала отправиться в Киево-Печерскую обитель вместе с пятью своими единомышленниками.

 

Перед паломничеством в Киев Прохор трогательно простился с родными. Сначала, по благочестивому обычаю, молчаливо посидели. Потом святой юноша встает и кланяется родимой матери в ноги, прося у нее благословения на иночество. Мать, прежде всего, дала сыну приложиться к иконам Спасителя и Божией Матери, а потом благословила его на крестный путь большим медным крестом. И это благословение преподобный всегда носил открыто на груди, до самой смерти. С ним и скончался.

Оставив тихий родительский кров и родной Курск, шестеро богомольцев направили стопы свои к колыбели Русской Земли, богоспасаемому Киеву. По обычаю, на богомолье было решено идти пешком, а пройти надо было из Курска в Киев около 500 верст.

Благополучно дошли паломники до Киева, молились Богородице, поклонялись мощам угодников и осмотрели все святыни. В то время славился жизнью и даром прозорливости старец Досифей – затворник, спасавшийся в Китаевской обители, верстах в десяти от Лавры.

Преподобный Досифей ныне прославлен Церковью как местночтимая святая. Это была незаурядная личность, необычен и ее жизненный путь. В миру преподобный был девицей из дворян Дарьей Тяпкиной. С юности она стремилась к монашеству, но из-за активного противодействия родных вынуждена была, переодевшись мужчиной, скрываться в мужских обителях. Так она и была пострижена во иночество с мужским именем Досифей. Лишь по кончине подвижника, братия узнала, кто был инок Досифей, тогда же на погребении пропавшую Дарью опознали и родные.

Но, конечно, обращаясь к старцу Досифею за советом, Прохор Мошнин тогда и предположить не мог, каков был путь киевского подвижника. Инок же Досифей, увидев его, прозрел в нем благодать Божию, и решительно благословил идти в Саровскую пустынь. При этом он дал такой завет: «Гряди, чадо Божие, и пребуди тамо. Место сие тебе будет во спасение, с помощью Господа. Тут скончаешь ты и земное странствие твое. Только старайся стяжать непрестанную память о Боге чрез непрестанное призывание имени Божия так: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! В этом да будет все твое внимание и обучение: ходя и сидя, делая и в церкви стоя, везде, на всяком месте, входя и исходя, сие непрестанное вопияние да будет и в устах, и в сердце твоем; с ним найдешь покой, приобретешь чистоту духовную и телесную, и вселится в тебя Дух Святый, источник всяких благ, и управит жизнь твою во святыне, во всяком благочестии и чистоте. В Сарове и настоятель Пахомий богоугодной жизни; он последователь наших Антония и Феодосия».

В этих немногих словах пророчественно не только было указано место подвижничества Прохору, но и определено было главное «обучение» монашеское – внутреннее делание молитвы Иисусовой. Этот благодатный завет воспринял и вложил в сердце свое к неуклонному исполнению чуткий, горевший уже духом Прохор. А спустя много лет, в поразительной беседе с И. А. Мотовиловым, мы уже от него самого услышим те же самые заветы: «Цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святаго Божия: дивная цель духовная!»

После беседы с иноком Досифеем Прохор исповедовался, и, причастившись Святых Таин, отправился на родину в Курск.

Прохор еще около двух лет прожил дома. Но он жил там лишь телом, а душа его стала умирать ко всему земному: он еще ходит и в лавку, но в торговле уже не принимает никакого участия; время же свое проводит в молитве, безмолвном богомыслии, чтении книг и душеспасительных беседах с приходящими. Так мирно, как в свое время преподобный Сергий Радонежский, молодой Прохор готовился покинуть свой дом.

Когда пришел час его, взял он котомку на плечи и посох в руки, собравшись туда, куда указал ему идти прозорливый Досифей. И матери оставалось лишь еще раз благословить Прохора, чтобы, как думала она, больше не увидеть его на земле. Саров был слишком далеко для нее. Было ему в ту пору 19 лет. С Прохором пошли и двое из сопаломников его по Киеву, другие же двое ушли в иные монастыри еще раньше.

Послушник в Сарове

20 ноября 1778 года, накануне праздника Введения во храм Богоматери, 19-летний Прохор с товарищами пришел в Саров.

Обитель стояла далеко от больших дорог и проездных путей; долог и труден был путь к ней через дремучие леса. Перед ними среди монастырского двора высился огромный пятикупольный главный храм обители, в честь Успения Божией Матери, только год тому назад отстроенный при игумене Ефреме. Видом своим он весьма напоминал далекую церковь Успенской Киевской Лавры.

Недавно еще поставленный игумен, о. Пахомий, соборно совершал торжественное праздничное богослужение. Все исполнялось чинно и по Уставу: настоятель был строг в соблюдении церковных и монастырских порядков. Радовалась душа Прохора.

На другой день саровский настоятель о. Пахомий с радостью встретил своих земляков – курских паломников. Особенное внимание обратил о. Пахомий на Прохора, родителей которого он хорошо знал еще по Курску. Прозревая в нем великий дух будущего подвижника, он передал его для духовного руководства в опытные руки ближайшего своего сотрудника и друга, мудрого и любвеобильного казначея о. Иосифа; от него Прохор принял и первое свое послушание – келейника.

Скоро новоначального Прохора, как и всех других насельников монастыря, стали проводить по разным, более трудным физически, послушаниям: он был и в хлебной, и в просфорне, и в столярной. В столярне нес он послушание несколько лет, вырезая кипарисные кресты и делая кресты для могил. Усердие его было так велико и умение настолько искусно, что за ним установилось название «Прохора-столяра». Затем исполнял обязанности будильщика монахов, церковного пономаря; был и на клиросе, ходил на общие послушания – рубку леса, пилку дров.

Сам преподобный Серафим, вспоминая свои молодые годы, говорил: «Вот и я, как поступил в монастырь-то… на клиросе тоже был, и какой веселый-то был… бывало, как ни приду на клирос-то, братья устанут, ну и уныние нападает на них, и поют-то уж не так, а иные и вовсе не придут. Все соберутся, я и веселю их, они и усталости не чувствуют… ведь веселость не грех… она отгоняет усталость, да от усталости ведь уныние бывает, и хуже его нет, оно все приводит с собою…»

О том, как проходила его внутренняя жизнь в данный новоначальный период, когда закладываются главные основы монашеского воспитания, нам известно немного. В основном это внешние проявления той внутренней жизни, которой жил молодой послушник.

В определенные часы он был в церкви на богослужении и правилах. Подражая старцу Пахомию, он являлся как можно раньше на церковные молитвы, выстаивал неподвижно все богослужение, как бы продолжительно оно ни было, и никогда не выходил прежде совершенного окончания службы. Сам он впоследствии, исходя из своего опыта, давал новоначальным послушникам такой совет: «В церкви на молитве стоять полезно с закрытыми очами, с внутренним вниманием; открывать же очи – разве тогда, когда уныешь, или сон будет отягощать тебя и склонять к дреманию; тогда очи должно обращать на образ и на горящую пред ним свещу».

Что касается подвигов, то в первое время своего монашества он, хотя держал себя в общем непрестанном и строгом воздержании, но не выходил из меры. И других учил потом так же по общему святоотеческому наставлению о «царском» пути: «Выше меры подвигов принимать не должно; а стараться, чтобы друг – плоть наша – был верен и способен к творению добродетелей. Надобно идти средним путем». Уже в то время будущий преподобный понял, что особое внимание следует уделять хранению мира душевного.

В то время главным подвигом послушника Прохора было чтение. Этот подвиг он называл «бдением». Евангелие и послания Апостолов он читал пред иконами и непременно стоя, в молитвенном положении. Как он сам говорил впоследствии: «От сего чтения бывает просвещение в разуме, который изменяется изменением Божественным». Кроме того, он постоянно читал жития святых и святоотеческую литературу: творения святого Василия Великого, преподобных Макария Египетского, Иоанна Лествичника, «Маргарит», Добротолюбие, и другие.

По словам одного из агиографов преподобного Серафима, В. И. Ильина, «острая, исключительная память и неустанное прилежание помогли ему овладеть Священным Писанием, святоотеческой житийной литературой и аскетической в небывалых размерах. Про него можно сказать, что он был как бы упитан святой письменностью».

Какова была борьба у Прохора с плотскими движениями? В своих наставлениях он говорит: «Человеку в младых летах можно ли гореть и не возмущаться от плотских помыслов?!» Следовательно, не свободен и он был от этих приражений естества. Но эти страсти не имели в нем материала: чистый от юности, он без труда преодолевал находящие на него помыслы; и даже обращал эти искушения вражии в поводы к добру тем, что противился им: «В этих нападениях, – учил он, – тотчас же нужно обращаться с молитвою к Господу Богу, да потухнет искра порочных страстей при самом начале. Тогда не усилится в человеке пламень страстей».

Со временем душа Прохора возжаждала более строгого подвига. Видя примеры пустынножительства игумена Назария, иеромонаха Дорофея, схимонаха Марка, он испросил благословение своего старца о. Иосифа оставлять монастырь в свободные часы и уходить в лес. Получив благословение, Прохор нашел в лесу уединенное глухое место, где и построил себе шалаш. В своей первой пустыньке он предавался богомыслию и совершал правило преподобного Пахомия Великого. Это правило совершается в следующем порядке: Трисвятое и по Отче наш; Господи, помилуй – 12 раз; Слава и ныне; Приидите, поклонимся – трижды; 50 Псалом; Помилуй мя, Боже; Верую. Затем 100 молитв: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного, и в конце – Достойно есть и отпуст.

Впоследствии он говорил об этом так: «Если не всегда можно пребывать в уединении и молчании, живя в монастыре и занимаясь возложенными от настоятеля послушаниями, то хотя некоторое время, остающееся от послушания, должно посвящать на уединение и молчание. И за это малое Господь Бог не оставит ниспослать на тебя богатую Свою милость».

Вступление на подвиг пустынножительства не обошлось без искушений. Дьявольские нападения внушали послушнику помыслы скуки и уныния. Но чем более восставал враг, тем сильнейшую брань воздвигал на него Прохор и тем пламеннее становился его дух.

Читать книгу «Преподобный Серафим Саровский. Житие. Наставления» онлайн полностью📖 — Неустановленного автора — MyBook.

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви (ИС 14-402-0180)

© Издательство «Благовест» – текст, оформление, оригинал-макет, 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

* * *

Молитва преподобному Серафиму Саровскому

О, великий угодниче Божий, преподобие и богоносне отче наш Серафиме! Призри от горния славы на нас, смиренных и немощных, обремененных грехми многими, твоея помощи и утешения просящих. Проникни к нам благосердием твоим и помози нам заповеди Господни непорочно сохраняти, веру православную крепко содержати, покаяние во гресех наших усердно Богу приносити, во благочестии христианстем благодатно преуспевати и достойны быти твоего о нас молитвенного к Богу предстательства. Ей, святче Божий, услыши нас, молящихся тебе с верою и любовию, и не презри нас, требующих твоего заступления: ныне и в час кончины нашея помози нам и заступи нас молитвами твоими от злобных наветов диавольских, да не обладает нами тех сила, но да сподобимся помощию твоею наследовати блаженство обители райския. На тя бо упование наше ныне возлагаем, отче благосердый: буди нам воистину ко спасению путевождь и приведи нас к невечернему свету жизни вечныя Богоприятным предстательством твоим у престола Пресвятыя Троицы, да славим и поем со всеми святыми достопокланяемое имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Житие преподобного Серафима Саровского

(1759–1833)

«Сей, отец Тимон, сей, всюду сей данную тебе пшеницу. Сей на благой земле, сей и на песке, сей на камне, сей при пути, сей и в тернии: все где-нибудь да прозябнет и возрастет, и плод принесет, хотя и не скоро».

Последнее наставление преподобного Серафима Саровского пустыннику, а впоследствии игумену, отцу Тимону

Молодость

«Поминай моих родителей, Исидора и Агафию», – сказал с любовью прп. старец Серафим, прощаясь с пришедшим к нему игуменом Высокогорской пустыни. Помянем же и мы добрых его родителей, чью память он чтил до самой своей кончины.

Отец св. Серафима Саровского Исидор Мошнин был строителем-подрядчиком, а мать Агафия, ставши вдовой, продолжала дело мужа. Житель города Курска, Исидор Мошнин принадлежал, как сам о нем говорил св. Серафим, к сословию купеческому, тому зажиточному сословию России XVIII века, которое умело нести ответственность за техническую исправность своих предприятий и тем самым способствовало в большой мере созиданию русского национального достояния. Занимаясь стройкой различных зданий, каменных домов и даже церквей, курский строитель сам производил необходимый ему строительный материал на собственных кирпичных заводах. Последним и лучшим предпринятым им делом было сооружение большой церкви во имя прп. Сергия Радонежского в самом городе Курске; но благочестивый купец за последние десять лет своей жизни успел закончить лишь нижний храм св. Сергия, а еще предстояло воздвигать верхний. После его кончины, последовавшей в 1762 году, жена его Агафия продолжала работы в течение шестнадцати лет. Храм был окончен в 1778 году – то был год поступления св. Серафима в Саровский монастырь; гораздо позже – опять примечательное совпадение – в 1833 году, то есть в год смерти св. Серафима, храм этот стал кафедральным собором города Курска.

Хотя Агафия Мошнина не была подрядчицей в техническом смысле этого слова, она все же оказалась способной надзирать за ходом работ после смерти своего мужа и довести постройку храма до конца в сравнительно краткое время. С одним из ее посещений строившейся церкви связан первый знаменательный эпизод в жизни св. Серафима. Как-то раз Агафия Мошнина, взяв с собой на стройку семилетнего сына своего Прохора (таково было имя, данное св. Серафиму при Крещении), взошла с ним на верхушку колокольни; резвый Прохор, как все дети, захотел посмотреть вниз и нечаянно упал с довольно большой высоты. Смерть грозила ему после такого падения, но когда мать сбежала с колокольни, то увидела Прохора, стоявшего целым и невредимым… О, благочестивая мать, Бог возвращает тебе сына живым! Надо ли говорить о благодарности, наполнившей твое сердце при явлении такого чуда?

Через несколько лет второй необыкновенный случай навел мать на мысль об особенном промысле Божием касательно ее сына. Десятилетний Прохор, мальчик весьма крепкого сложения и привлекательной по живости и красоте наружности, вдруг сильно заболел, и снова Агафия стала опасаться за жизнь своего любимого сына. Положение казалось безнадежным, но в самый критический момент болезни мальчику во сне явилась Божия Матерь с обещанием лично прийти и исцелить его. Верующей семье Мошниных оставалось предаться надежде на обещанное выздоровление. В то время по улицам Курска устраивали крестные ходы с иконой Знамения Божией Матери. Когда крестный ход приближался к дому Мошниных, случился сильный дождь, что заставило шествие свернуть во двор Агафии; видя это, окрыленная верою мать поспешила вынести больного сына и приложить его к чудотворной иконе. С того дня Прохору стало лучше, и скоро он совсем окреп. Рука Божия второй раз возвращала к жизни сына Агафии. Несомненно, столь дивные знамения должны были впоследствии укрепить сердце матери, когда ей пришло время отдать любимого сына на служение Богу, – беспрекословно.

Со времени чудного исцеления жизнь Прохора протекала спокойно. Он выучился читать по-русски и по-славянски, выучился писать и считать столь успешно, что старший брат его Алексей, занимавшийся торговым делом, брал Прохора себе в помощники, в лавку; там мальчик постигал искусство купли, продажи и барыша… «Мы, бывало, – говаривал сам старец Серафим, – торговали товаром, который нам больше барыша дает!» Да кто не помнит, как прп. Серафим любил заимствовать образы и термины из купеческого дела, чтобы лучше разъяснять высшие духовные пути: «Стяжевайте (то есть приобретайте) благодать Духа Святого и всеми другими Христа ради добродетелями, торгуйте ими духовно, торгуйте теми из них, которые вам больший прибыток дают. Собирайте капитал благодатных избытков благости Божией, кладите их в ломбард вечный Божий из процентов невещественных, и не по четыре или по шести на сто, но по сту на один рубль духовный, но даже еще того в бесчисленное число раз больше. Примерно: дает вам более благодати Божией молитва и бдение, бдите и молитесь; много дает Духа Божиего пост, поститесь; более дает милостыня, милостыню творите… Так и извольте торговать духовно добродетелью…»[1].

Отрочество Прохора протекало в среде, благоприятной для его духовного развития. Когда в нем стало проявляться тяготение к чтению духовных книг, к посещению церковных служб, порой весьма ранних, или же к дружбе с почитаемым в Курске юродивым, со стороны его глубоко верующей матери не оказалось никаких преград. Среди своих сверстников, купеческих детей, сын Агафии имел верных друзей, которые так же, как и он, стремились к жизни духовной. Нам известно, что четверо из них стали впоследствии иноками.

Достигнув 16-ти лет, Прохор уже определенно избрал путь монашеского подвига и просил на то благословение матери. В те времена родительское благословение имело исключительное значение для детей и являлось торжественным и святым знаком благоволения Божия на избранный жизненный путь. Прохор поклонился своей матушке в ноги, она благословила его большим медным крестом, который он принял из рук ее. До конца жизни св. Серафим носил этот медный крест на груди, поверх одежды, показывая тем самым свою духовную связь со своей христианкой матерью, а также и силу родительского благословения.

В городе Курске хорошо была известна Саровская пустынь[2], где пребывали в монашестве некоторые жители этого города, как, например, иеромонах Пахомий, в миру Борис Назарович Леонов, ставший игуменом в Сарове за год до поступления туда Прохора, а прежде с детских лет знавший родителей его, Исидора и Агафию. Склоняясь к поступлению именно в Саров, юный Прохор пожелал иметь подтверждение свыше на свой выбор и для сего отправился в Киево-Печерскую Лавру, почитавшуюся, особенно в те трудные для монашества времена, несомненной главной нашей духовной святыней. Прохора сопровождали его друзья из курских купцов; все шестеро шли пешком, а пройти надо было из Курска в Киев около 500 верст.

Добравшись до Киева, паломники начали обходить все святые места древней Лавры. В так называемой Китаевской обители жил затворник Досифей, имевший дар прозорливости. К нему и направился Прохор, прося его наставления. Вот что ответил затворник юному сыну Агафии: «Гряди, чадо Божие, и пребуди тамо (то есть в Саровской пустыни). Место сие тебе будет во спасение, с помощью Господа. Тут скончаешь ты и земное странствие свое. Только старайся стяжать непрестанную память о Боге чрез непрестанное призывание имени Божия, (молясь) так: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного! В этом да будет все твое внимание и обучение: ходя и сидя, делая (работая) и в церкви стоя, везде, на всяком месте, входя и исходя, сие непрестанное вопияние да будет и в устах и в сердце твоем; с ним найдешь покой, приобретешь чистоту духовную и телесную, и вселится в тебя Дух Святой, источник всяких благ, и управит жизнь твою во святыне… В Сарове настоятель Пахомий – богоугодной жизни; он последователь наших Антония и Феодосия!»

В этом ответе, записанном в жизнеописании старца Серафима, изданном Дивеевским монастырем в 1874 году, ясно выступает духовное единство православной монашеской традиции, в которую включился вскоре Прохор, а также как бы уже намечен весь его жизненный путь с высшим его достижением: и вселится в тебя Дух Святой… Восприняв по вере и без сомнений слова св. затворника Досифея[3], Прохор вернулся в Курск, где пробыл еще около полутора лет. Предание говорит, что он еще ходил в лавку брата, но торговлей больше не занимался, а приходящим к нему рассказывал о святых киевских местах и читал им духовные книги. Так мирно, как в свое время прп. Сергий Радонежский, молодой Прохор готовился покинуть свой дом.

Преподобный Серафим Саровский о духовном чтении – Духовное чтение

Преподобный Серафим Саровский (1754-1833), пожалуй, самый популярный из современных православных святых. Очарование его святости привлекало паломников со всей России в его маленькую пустыньку. Там, как из неисчерпаемого источника, он изливал на множество людей духовное утешение в виде телесных и духовных исцелений.

Хотя его служение исцеления людей было чудесным, оно включало только один аспект его повседневной жизни; большую часть его он отдавал молитве, подвижничеству и чтению. В этой статье более подробно рассматривается его подход к духовному чтению.

Его режим дня

Ежедневный график чтения преподобного Серафима был не чем иным, как геркулесовым. Конечно, он спал около четырех часов каждую ночь, и у него было дополнительное время, но все равно это было героически. Я пытался подражать ему в течение нескольких дней и просто не мог идти в ногу.

Объясняет, почему так много читал: «Чтобы дать духу нашему свободу и дать ему возможность подняться от земли и укрепиться сладостным общением с Господом, надо смирять себя непрестанными бдениями, молитвой и памятованием Бог. А я, бедный Серафим, по этой причине ежедневно прочитываю Евангелие».

«В понедельник читаю Матфея от начала до конца; во вторник, Св. Марка; в среду св. Луки; в четверг, Сент-Джон; остальные дни я делю между Деяниями Апостолов и Посланиями Апостолов».

Помимо изучения Священного Писания, он читал Апостол и Евангелие литургии, а также Жития святых на каждый день. Его советы посетителям также показали широкое знание отцов церкви и их писаний. Во время чтения он иногда комментировал вслух священные тексты. Поскольку его было слышно через дверь отшельника, монахи и паломники собирались вокруг и жадно впитывали его изложения.

Цель духовного чтения

Короче говоря, он читал, чтобы помнить о Боге; «Через это (чтение) не только душа моя, но и тело мое радуется и оживляется, потому что я беседую с Господом. Я храню в уме Его жизнь и страдания и день и ночь прославляю и благодарю Искупителя моего за все милости Его, излитые на человечество и на меня, недостойного».

Он описывает чтение с точки зрения пропитания души: «Душа должна питать себя словом Божиим, потому что слово Божие есть, как говорит св. Григорий Богослов, хлеб ангельский, который питает душу, алчущую по Бог. Больше всего надо читать Новый Завет и Псалтирь, что надо делать стоя. Отсюда происходит озарение ума, которое изменяется Божественным изменением».

Он также использует метафору плавания; «Надо так приучить себя, чтобы ум как бы плавал в законе Господнем. Руководствуясь этим законом, человек должен управлять своей жизнью».

Мы также обретаем проницательность, изучая Писание; «Когда человек питает свою душу словом Божиим, то обретается понимание того, что есть добро и зло».

Это особенно важно для лиц, наделенных властью, таких как настоятель монастыря; «Игумен должен хорошо знать Священное Писание; он должен день и ночь изучать закон Господа. Благодаря этой деятельности он может приобрести для себя дар различения добра и зла».

Чтение также может облегчить различные искушения; «Эта болезнь (acedia) исцеляется молитвой, воздержанием от празднословия, физическим трудом по силе, чтением слова Божия и терпением».

Кроме того, размышление над священными текстами освящает душу; «Пребывание в келье в безмолвии, труде, молитве и наставлении день и ночь в законе Божием делает человека благочестивым».

Мы также можем оценить себя через изучение Писания и житий Святых; «Идущий путем благочестия должен доверять не только своему сердцу, но сверять дела своего сердца и жизни с Законом Божиим и деятельной жизнью подвижников благочестия, прошедших такое подвиг».

Наконец, если у человека нет духовного наставника, его место могут занять священные писания; «Если мы не можем найти наставника, способного направить в созерцательную жизнь, то в таком случае надо направляться Священным Писанием. Так же надо стараться читать писания отцов и стараться по мере своих сил исполнять то, чему они учат, и таким образом мало-помалу восходить от деятельной жизни к совершенству созерцательной. ”

Где прочитать

«Очень полезно заниматься словом Божьим в уединении, — говорит он, — и читать всю Библию с умом. За одно это занятие, кроме добрых дел, Господь не оставит человека без милости Своей, но наполнит его даром разумения».

Зачем искать уединения? Поскольку шум и суматоха часто мешают концентрации, уединение создает необходимые условия для проникновения священных текстов в сердце.

Святой Серафим – друг диких животных, в том числе и медведей.

«Чтение слова Божия должно совершаться в уединении, чтобы весь ум читающего погрузился в истины Священного Писания, и, кроме того, получил теплоту, которая в уединении производит слезы; от них человек весь согревается и наполняется дарами духовными, которые более всякого слова радуют ум и сердце».

Как читать 

Помимо поиска уединения для чтения и медитации, он советовал другим стоять перед иконами при чтении. Зачем стоять? Стояние — древняя библейская поза, обозначающая смиренное уважение; стояние также укрепляет знание присутствия Бога и, таким образом, является актом веры. Например, мы думаем о пророке Илии, который стоял у входа в пещеру, когда разговаривал с Богом (3 Царств 19).:13), или Моисей у горящего куста (Исх. 3:5). Это также поза поклонения, как, например, когда Соломон освятил Храм в Иерусалиме (2 Паралипоменон 6). Однако стояние для чтения является лишь рекомендацией и может быть недоступно для всех.

Он посоветовал монахам-новичкам практиковать форму lectio divina, при которой текст читается несколько раз; «Если ты в своей келье без всякого труда для рук, то усердствуй во всяком чтении, но паче всего в чтении Псалтири; старайтесь читать каждый раздел много раз, чтобы запомнить все».

Монах на все времена

Этот краткий очерк о подходе преподобного Серафима к духовному чтению дает лишь беглый взгляд на его личность. Чтобы иметь более полное представление о чудесах этого святого, нужно прочитать его первоклассную биографию (см. ниже). По правде говоря, он монах на все времена — его советы вневременны и применимы к людям любого возраста и положения.

Все цитаты из:   Малороссийское Филокалие, Том 1 – прп. Серафим , издано Братством прп. Германа Аляскинского, Платина, Калифорния, 1996

Рекомендуемая биография: Преподобный Серафим Саровский, духовное жизнеописание архимандрита Лазаря Мура

Нравится:

Нравится Загрузка…

Как читать Священное Писание – Другой Город

3 Потому что Православный Богослужение изобилует отсылками к Писанию, православные склонны воспринимать их как должное, говорит о. Серафима Роуза в этой лекции, прочитанной в 1979 году. Вместо этого нам следует читать их чаще и с большим усердием, потому что они приносят большую пользу в духовной жизни. Например, преподобный Серафим Саровский читал весь Новый Завет раз в неделю.

Фр. Серафим говорит: «Чтение писания — великая защита от греха, а незнание писания — великая беда, великая бездна». Его предупреждение нам строго и отрезвляюще: «Не знать ничего из слова Божьего — это катастрофа. Вот что породило ереси, безнравственность; это перевернуло все с ног на голову».

Источник: Правмир

Автор о. Серафим Роза

Из лекции, прочитанной иеромонахом Серафимом Розой на 19-й79 Летнее паломничество св. Германа, Платина, Калифорния.

Общеизвестно, что протестанты много времени уделяют Священному Писанию, потому что оно для них все. Для нас, православных христиан, Писание также занимает существенное место. Однако часто мы не пользуемся этим и не сознаем, какое значение оно имеет для нас; а если и делаем, то часто подходим к этому не в правильном духе, потому что протестантский подход и протестантские книги о Священном Писании распространены, а наш православный подход совсем другой.

Тот факт, что Писание является неотъемлемой частью нашей Веры, можно увидеть на наших православных богослужениях. Есть ежедневные чтения из Нового Завета, как из Посланий, так и из Евангелий. За один год мы прочитали почти весь Новый Завет. В первые три дня недели перед Пасхой — праздником Воскресения Христова — в храме читаются четыре Евангелия, а в ночь на четверг Страстной седмицы читаются двенадцать длинных отрывков из Евангелий о Страстях Господних со стихами в промежутках, комментируя эти проходы. В службах также используется Ветхий Завет. На вечерне каждого великого праздника читаются три притчи, предвосхищающие праздник. А сами богослужения наполнены библейскими цитатами, библейскими аллюзиями и вдохновениями, исходящими непосредственно из Священного Писания. Православные христиане читают Священное Писание и вне богослужений. Преподобный Серафим в своей монашеской жизни каждую неделю читал весь Новый Завет. Возможно, именно потому, что наша православная традиция обладает таким богатством Писания, мы часто виноваты в том, что принимаем их как должное, не ценим и не используем Писание.

Одним из ведущих толкователей Священного Писания для нас является святой Иоанн Златоуст, святой отец начала V века. Он написал комментарии практически ко всему Новому Завету, включая все послания св. Павла, а также ко многим ветхозаветным книгам. В одной проповеди о Писании он обращается к своей пастве:

Умоляю и не перестану увещевать вас внимать не только тому, что здесь говорится, но и дома, чтобы вы внимательно занимались чтением Священного Писания. Пусть никто не говорит мне таких холодных слов, достойных осуждения, как эти: «Я занят судом, у меня есть дела в городе, у меня есть жена, я должен кормить детей, и это не моя обязанность». читать Писание, но обязанность тех, кто отрекся от всего.» Что вы говорите?! Не обязан ли ты читать Писание, потому что тебя отвлекают бесчисленные заботы? Наоборот, это ваш долг больше, чем другие, больше, чем монахи; у них нет такой потребности в помощи, как у вас, живущих среди таких забот. Вам тем более нужно лечение, что вы постоянно находитесь под такими ударами и так часто получаете ранения. Чтение Писания — великая защита от греха. Незнание Писания — великое несчастье, великая бездна. Не знать ничего из слова Божия — это беда. Вот что породило ереси, безнравственность; это перевернуло все с ног на голову.

Здесь мы видим, что чтение Священного Писания дает нам великое оружие в борьбе с окружающими нас мирскими искушениями – а мы делаем это недостаточно. Православная Церковь не только не против чтения Священного Писания, но и весьма поощряет его. Церковь только против неправильного прочтения Писания, против вчитывания в священный текст своих частных мнений и страстей, даже грехов. Когда мы слышим, что все протестанты взволнованы чем-то, что, по их словам, содержится в Писании, например, восхищением или миллениумом, мы не против того, чтобы они читали Писание, но против их неправильного толкования Писания. Чтобы самим избежать этой ловушки, мы должны понять, что представляет собой этот священный текст и как нам следует подходить к нему.

Библия — Священное Писание, Ветхий и Новый Заветы — не обычная книга. Оно содержит не человеческие, а богооткровенные истины. Это слово Бога. Поэтому мы должны подходить к ней с благоговением и сокрушением сердца, а не с праздным любопытством и академическим хладнокровием. В настоящее время нельзя ожидать от человека, который не питает сочувствия к христианству, сочувствия к Священному Писанию, должного благоговения. Однако в словах Писания, особенно в Евангелиях, заключена такая сила, что они могут обратить человека даже без должного отношения. Мы слышали о случаях в коммунистических странах; полиция выезжает специальными отрядами для преследования верующих и разгона их собраний; они конфискуют всю их литературу: Библии, сборники гимнов, святоотеческие тексты — многие написаны от руки. Предполагается, что их нужно сжечь, но иногда либо человек, которому поручили их сжечь, либо человек, собирающий их, проявляет любопытство и начинает читать осужденные материалы. И были случаи, когда это меняло жизнь человека. Внезапно он встречает Иисуса Христа. И он в шоке, особенно если его воспитали с мыслью, что это большое зло; здесь он обнаруживает, что здесь нет зла, а есть нечто совершенно фантастическое.

Многие современные ученые подходят к Священному Писанию с холодным академическим духом; они не хотят спасать свои души чтением Писания: они хотят только доказать, какие они великие ученые, какие новые идеи могут придумать; они хотят сделать себе имя. Но мы, православные христиане, должны иметь величайшее благоговение и сокрушение сердца; то есть мы должны подходить к Слову Божьему с желанием изменить наши сердца. Мы читаем Писание, чтобы обрести спасение, не потому, как верят некоторые протестанты, что мы уже спасены без возможности отпасть, а как те, кто отчаянно пытается сохранить спасение, данное нам Христом, полностью осознавая свою духовную бедность. Для нас чтение Писания – это буквально вопрос жизни и смерти. Как писал царь Давид в Псалмах: Из-за слов Твоих убоялось сердце мое. Возрадуюсь словам Твоим, как нашедший великую добычу.

Писание содержит истину и ничего больше. Поэтому мы должны изучать Писание, веря в его истинность, без сомнений и критики. Если у нас будет такое последнее отношение, мы не получим никакой пользы от чтения Писания, а только окажемся с теми «мудрецами», которые думают, что знают больше, чем Божье откровение. На самом деле, мудрецы мира сего часто упускают смысл Писания. Наш Господь молился: Благодарю Тебя, Отче… что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам (Луки 10:21). В нашем подходе мы не должны быть изощренными, сложными учеными; мы должны быть простыми. И если мы будем простыми, слова будут иметь для нас смысл.

Об авторе
о. Серафим Роуз
о. Серафим Роуз был одной из важнейших фигур в продвижении американского православия за пределы этнических анклавов, и его почитают во всем православном мире, как на славянских, так и на греческих землях. Он был основателем влиятельного Братства Святого Германа и его издательского подразделения St Herman’s Press. Верный наследию своего духовника, святителя Иоанна Максимовича, его жизнь как православного иеромонаха была образцовой и, по мнению многих, святой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

История одного колокола: История одного колокола – Православный журнал «Фома»

История одного колокола – Православный журнал «Фома»Приблизительное время чтения: 10 мин.-100%+Код для вставкиКод скопирован
(правдивая сказка)На одной очень высокой колокольне, которая вместе с храмом стояла

Разное

Что такое основы светской этики: Основы светской этики. Впечатления учителей / ФОМ

Основы светской этики. Впечатления учителей / ФОМНам удалось взять несколько интервью у учителей, которые ведут ОРКСЭ. И по стечению обстоятельств оказалось, что почти все они

Разное

Теории карл маркс: Марксизм как осмысление и практика современности – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Карл Маркс. Материализм и теория антропогенеза

Так называемое вульгарное представление

Разное

Повесть о житии и храбрости великого князя александра невского кратко: Краткое содержание “Жития Александра Невского” 👍

«Житие Александра Невского» краткое содержаниеСкачать: РаспечататьНастройкиРазмер шрифтаЦвет текстаЦвет фонаПовесть посвящена князю Александру Ярославовичу Невскому, великому полководцу и правителю. Его образ является настоящим примером