Медицина візантії: Медицина в Византийской Империи | Железный век

Разное

Медицина в Византийской Империи | Железный век

Содержание

  • 1 Медицина в Византийской Империи
  • 2 Знаменитые Византийские врачеватели
  • 3 Больничное дело
  • 4 Образование и медицина в Византийской империи
    • 4.1 Related Posts:

Медицина в Византийской Империи

Основой медицинских знаний в Византийской империи были “Гиппократов сборник” и сочиненияГалена. Поиск научного объяснения природы болезни в это время приостановился, и на первый план вышло изучение уже выработанных к этому времени практических приемов лечения.

Византийские врачи описывали и свои собственные наблюдения, нередко уточняющие описания отдельных растений и их лечебные свойства. Интерес к лекарственным растениям был очень велик, и ботаника постепенно превратилась в практическую область медицины, занимающуюся почти исключительно целебными свойствами растений.

Первыми христианскими врачами считались братья-близнецы Косьма и Дамиан. Во временаДиоклетиана (284—305) они были преданы мученической смерти, и впоследствии произведены в сан святых и почитаются в христианском мире как покровители врачей и аптекарей.

Эпоха IV—VII вв. оставила гораздо больше письменных медицинских источников, чем вся последующая история Византии. Это был период создания многотомных энциклопедических сводов, обобщающих наследие древних и опыт византийских врачей. Черпая свои знания из трактатов выдающихся ученых древности, византийские медики спасли их от забвения и передали последующим поколениям.

Знаменитые Византийские врачеватели

Одним из самых выдающихся вралей Византии был Орибасий из Пергама (греч. Oreibasios, лат. Oribasius, 325—403), грек по происхождению. Медицину он изучал в Александрии, которая в то время сохраняла славу крупнейшего медицинского центра Средиземноморья. Его учителем был знаменитый в то время врач Зенон с о.Кипр.

По предложению императора Юлиана Отступника, Орибасий составил свой основной энциклопедический труд “Collecta medicinalia” (“Врачебное собрание”) в 72 книгах, из которых до нас дошли лишь 27.
В нем он обобщил и систематизировал врачебное наследие от Гиппократа до Галена, включая труды Геродота, Диоскорида, Диокла и других античных авторов. О многих сочинениях мы знаем лишь то, что успел сообщить Орибасий.

По просьбе своего сына Евстафия, который изучал медицину, Орибасий составил сокращенный вариант своего обширного свода, так называемый “Synopsis” (“Обозрение”) в 9 книгах, который стал пособием для изучающих врачебные науки.
Еще более кратким извлечением из “Синопсиса” явилась другая известная работа Орибасия“Euporista” (“Общедоступные лекарства”). Она предназначалась для людей, не имевших врачебного образования и занимавшихся приготовлением лекарств в домашних условиях. Оба труда в V в. были переведены на латинский язык и дошли до нас в полном объеме.

За свои научные взгляды и приверженность античным традициям Орибасий подвергался гонениям со стороны церкви и после гибели Юлиана (в персидском походе в 363 г.) был временно изгнан из Константинополя.

После Орибасия в Византии было несколько выдающихся энциклопедистов-медиков. Среди нихАэций из Амиды (грея. Aecios, лат. Aetius Amidenus, 502—572), который считается первым византийским врачом-христианином.
Он также учился в Александрии, затем служил начальником императорской свиты и врачом при дворе Юстиниана. Основное сочинение Аэция — руководство по медицине “Tetrabiblos”(“Четверокнижие”) в 16 книгах является компиляцией трудов Орибасия, Галена, Сорана и других авторов, а также содержит рецепты египетской и эфиопской медицины, охватывая, таким образом, почти всю практическую медицину региона Средиземноморья того времени.

Известным современником Аэция был Александр из Тралл (лат. Alexander Trallianus, ок. 525—605) — сын врача и брат архитектора Анфимия, строителя храма св. Софии в Константинополе.
12-томный труд Александра о внутренних болезнях и их лечении пользовался популярностью на протяжении всего средневековья. Он был переведен на латинский (“Libri duodecim de re medica”), сирийский, арабский и еврейский языки и был широко известен как на Западе, так и на Востоке, где Александра при жизни называли “Целителем”.

Видным врачом Византии был Павел с о. Эгина (греч. Paulos, лат. Раulus Aegineta, 625—690). Павел составил два больших сочинения: труд о женских болезнях (до нас не дошедший) и медико-хирургический сборник в 7 книгах “Compendii medici libri septem”.
Особую ценность представляет шестая книга этого сочинения — обстоятельный итог развития хирургии к VII в. В эпоху Возрождения многие медицинские факультеты, например Парижского университета, предписывали преподавать хирургию только по этой книге. Описанные в ней радикальные операции считались классическими вплоть до XVII в., а сам Павел из Эгины почитался самым смелым хирургом своего времени.

Византийские врачи использовали не только античное наследие, но и опыт арабоязычной медицины. На греческий язык переводились и медицинские арабские рукописи. Широкую известность получили прописи арабских лекарственных препаратов.
Влияние арабской медицины более ощущается в сочинениях поздних византийских авторов. Среди них труд о свойствах пищи Симеона Сифа (Seth Simeon, IX в. ) и книга по лекарствоведению (“Opus medicamentorum”) Николая Мирепса (Myrepsus, Nicolaus, XIII в.), использовавшаяся для преподавания в Европе вплоть до XVII в.

Больничное дело

По сравнению с латинским Западом больничное дело в Византии стояло на более высоком уровне. Первая большая христианская больница была Построена в Кесарии в 370 г. Василием Великим. Она походила на маленький город и имела столько зданий, сколько типов болезней тогда различали. Была там и колония для прокаженных— прообраз будущих европейских лепрозориев.
В Византийской империи больницы были распространены повсеместно. Так, на территории Западной Армении в Севастии уже в IV веке славилась больница для бедных, иноземцев, калек и немощных.

О высокой организации больничного дела в Византии свидетельствует описание одной из больниц в Константинополе, основанной Иоанном II при монастыре Пантократора в XII веке. В ней было пять отделений, включая отделение женских болезней. Общее число мест достигало 50.

Больница имела постоянный штат врачей-специалистов (хирургов, повитух) и их помощников, работающих в две смены, чередовавшиеся через месяц. В каждом отделении было по два врача, которые принимали и приходящих больных.
Врачи получали жалованье деньгами и продуктами, пользовались бесплатным жильем и монастырскими лошадьми, но не имели права частной практики без специального разрешения императора. При больнице работала школа для обучения врачебному искусству.

Образование и медицина в Византийской империи

Образование в Византийской империи носило светский характер. В IV— VII вв. основными его центрами оставались античные города. Александрия славилась медицинской школой, которая функционировала и после завоевания ее арабами (до начала VIII в.).
Как уже отмечалось, из александрийской врачебной школы вышли Орибасий, Аэций, Павел и многие другие выдающиеся византийские врачи. В Афинах — столице риторики и философии — продолжала работать основанная Платоном Афинская Академия (закрытая при Юстиниане). Бейрут был центром юридического образования. Преподавание велось на греческом языке.

Несмотря на религиозность византийского общества, в основу образования были положены не памятники христианской письменности, а произведения античных авторов, дополненные многочисленными толкованиями.
Даже в константинопольском “Аудиториуме” (“Auditorium specialiter nostrum”) — единственном византийском университете, основанном Феодосией II в 425 г. (т.е. спустя почти столетие после признания христианства в качестве государственной религии) – богословие не преподавалось. Оно не входило в число дисциплин высшей школы и изучалось в семье и в церквах.

Отношение представителей духовенства к философскому образованию было двояким: чрезмерное увлечение философией, по их мнению, могло привести к ереси и в то же время философия была необходима при подготовке образованных служителей церкви. В итоге философия рассматривалась как предварительная ступень к изучению богословия, которое определялось как венец и цель всех наук.

Монастырских школ в Византии было сравнительно мало. Право их посещать имели только будущие монахи. Образование, получаемое в монастырях, было чисто религиозным (скорее духовно-аскетическим, нежели интеллектуальным).

Медицина входила в программу византийского образования и преподавалась в тесной связи с четырьмя основными предметами высшей позднеан-тичной школы — математикой, геометрией, астрономией и музыкой, которые объединялись под названием “Quadrivium” (лат. — четырехпутье).
Помимо них полный курс византийской высшей школы включал изучение грамматики, диалектики и риторики (с IX в. их совокупность стали называть “Trivium”).

Перечисленные семь “свободных искусств” (лат. — artes liberates, греч. эквивалент — enkiklios paideia) составляли основное содержание высшего общего образования уже в период поздней античности.
Они сохранялись на протяжении почти целого тысячелетия и в средние века легли в основу факультетов свободных искусств в университетах Западной Европы.

Несмотря на свой практический характер, медицина в Византии продолжала считаться теоретической дисциплиной и изучалась по сочинениям великих медиков античности, ведь христианская религия запрещала пролитие крови и анатомирование трупов. Особое внимание уделялось приемам лечения, выработанным в предшествующие столетия, и изучению лекарственных средств.

В ранневизантийский период наибольшей известностью пользовалась александрийская школа: учиться в ней стремились все, желающие стать врачами. В поздней Византии крупными центрами медицинского образования стали школы в Константинополе и Охриде (Македония).

По свидетельству современников, обучение медицине носило характер дискуссии. По окончании образования, сдачи экзаменов специально назначенной коллегии врачей и получения соответствующих свидетельств окончившие медицинские школы могли получить государственные должности и звание архиатра. Однако в большинстве случаев они занимались частной практикой.

В истории науки наследие Византии не может рассматриваться как достояние одной страны — на ее обширной территории располагаются ныне Греция и Болгария, Югославия и Румыния, Турция и Венгрия, Италия и Египет и многие другие страны Средиземноморья.

За 10 веков своей истории Византия смогла сохранить и систематизировать античное наследие, а также создала оригинальную средневековую культуру, которая оказала большое влияние на развитие культуры и медицины многих народов мира.


Компиляция по книге: Т.С. Сорокина, “История Медицины”


  • Медицина Античности

 

 

Также вас может заинтересовать:

    Больничное дело и медицина в Византийской империи / Православие.Ru

    Доклад Георгия Папагеоргиу — профессора хирургии,
    заведующего второй хирургической клиникой Центральной
    государственной клинической больницы г. Афины
    «Евангелизмос» (Греция), был прочитан на 5-й
    научно-практической конференции «Духовное и
    врачебное наследие святителя Луки
    (Войно-Ясенецкого)» (г. Железнодорожный, пос.
    Купавна, 6 июня 2013 г.). Портал Православие.Ru приводит
    его в сокращении.



    На приеме у врача. Манускрипт XIV в.

    Еще в древние времена наука врачевания у
    греков находилась на высоком уровне. Причем, и
    медицина, и врачебное искусство были тесно связаны с
    религией, а лечебные учреждения являлись своеобразными
    храмами «богу врачевания» Асклепию.
    Гиппократ, основатель научной медицины, первым изучил и
    описал симптомы болезней и попытался логически
    объяснить их развитие и лечение. Гиппократ и его
    последователь Гален — великие умы древности
    — повлияли на все развитие медицины, заложили ее
    основы, разработали терминологию, которая используется
    до сих пор. Эту медицину унаследовала Византия, вполне
    оправданно считая ее своим наследием.

    Лечебных заведений в нашем понимании в древности не
    существовало. Так называемые «асклепии»,
    скорее, представляли из себя санатории религиозного толка
    для состоятельных граждан. Врачи были лишь практиками. В
    Древнем Риме были только, как бы сейчас сказали,
    реабилитационные центры для раненых и больных воинов и
    рабов. Таким образом, древние лечебницы не могли стать
    примером для Византии.

    С объявлением христианства государственной религией резко
    изменяется взгляд на всю систему лечения, ухода за
    больными и вообще восприятие страждущего человека. Церковь
    занимается делами милосердия. Местные епархии организуют
    под своим патронажем медицинское обслуживание больных, в
    особенности, неимущих граждан. На первом Вселенском Соборе
    в Никее были приняты решения, обязывающие архиереев лично
    курировать систему оказания медицинской помощи неимущим
    гражданам. Интересно, что император Иулиан, который в
    330–336 гг. пытался возродить язычество, писал
    своему знаменитому другу врачу Оривасию: «Нам не
    мешало бы тоже проявлять заботу о слабых и немощных так,
    как это делают христиане». Эти слова так и остались
    на бумаге.

    Так называемая социальная деятельность в Византии лежала
    целиком и полностью на Церкви и монастырях, и лишь много
    позже к этой работе подключилось государство и частные
    лица. Филантропическая деятельность главной своей целью
    имела, прежде всего, оказание помощи болящим и неимущим и
    вообще всем тем, кто в силу каких-то обстоятельств не мог
    сам себя содержать. Вообще в Византии Церковь понимала
    милосердие, прежде всего, как духовную обязанность
    христиан, а государство имело примеры отношения к этим
    вопросам еще с эллинистического времени.

    В больших городах и при крупных монастырях начинают
    строиться так называемые «ксеноны», или
    гостиницы для проживания малообеспеченных граждан, которым
    было необходимо лечение. Кроме того, в каждом монастыре
    находили приют и уход бедные или болящие паломники. Во
    всех городах были учреждения, занимавшиеся исключительно
    оказанием медицинской помощи больным людям. Причем
    медицинское обслуживание проводилось независимо от
    профессии, социального положения, национальности и пола
    больного: абсолютно во всех филантропических учреждениях
    Византии абсолютно все могли лечиться либо совсем
    бесплатно, либо за очень умеренную плату.

    Размер оплаты зависел от серьезности заболевания и
    длительности лечения. Сумма оплаты прописывалась в уставе
    того или иного учреждения, в которое попадал больной. Вот
    в таких, как бы мы сказали, образцовых больницах, лечила
    официальная, государственная медицина. Своей основой она
    имела древнюю греко-римскую практику и медицинские
    традиции. Такие врачи, как Оривасий, Аэтий, Павел Эгинит,
    да и сам святой Кесарийский епископ Василий, Стефаний
    Афинский и другие, естественно, не ограничивались в своей
    деятельности лишь традиционными древними методиками
    терапии, они внедряли свои, новые идеи и подходы,
    повлиявшие впоследствии на развитие всей медицины.

    Трудно переоценить и личный вклад императоров Византии,
    членов их семей в осуществлении политики государства в
    области здравоохранения. Личные пожертвования императоров
    уже со времен правления Константина Великого поступали в
    самые разные медицинские учреждения. И это тоже знак
    нового взгляда государства на вопросы здравоохранения.

    Женщины из императорских семей нередко принимали личное
    участие в уходе за больными, заботились об улучшении
    условий лечения. Например, Плакилла, супруга императора
    Феодосия I, сама застилала больничные койки и снимала
    пробу во время приготовления пищи больным, сама кормила
    лежачих и даже мыла кастрюли на больничных кухнях. Она
    вообще желала выполнять те обязанности, которые лежали на
    обслуживающем персонале низшего звена. С нее брали пример
    и другие великосветские придворные дамы.

    Подобного рода служение, имевшее место в IV веке, было
    характерно и для других, более поздних периодов
    существования Византии. В летописях мы встречаем описание
    деяний милосердия императриц Ирины, Евдокии, Феодоры,
    принцесс, фрейлин двора. Похвальные дела милосердия и
    пожертвования членов императорских фамилий создавали
    прецедент и исподволь способствовали развитию социальной
    деятельности Церкви. О том, сколь широкий размах эта
    работа приобрела в Византии, можно судить по тому факту,
    что право на медицинское обслуживание имели все без
    исключения граждане, а не представители отдельных слоев,
    как это было в древнем мире. Существовал реестр всех
    лечебных и филантропических заведений, где последние
    делились по категориям: детские больницы, дома сирот, дома
    престарелых, больницы для неимущих, больницы для
    иногородних, профилактории и т.д. Такие названия начинают
    входить в тогдашнее употребление. Можно сказать, что все
    лечебные учреждения государства того времени были
    центрами, где людям не только предоставляли медицинские
    услуги, но и обеспечивали питанием и одеждой. В случае
    неизлечимых болезней больницы служили местом
    долговременного пребывания (например, лепрозории).

    Обычное лечение граждан проходило в других учреждениях.

    И еще один новый момент: женщины работали в медицине на
    равных правах с мужчинами. Существовал в Византии так
    называемый институт диаконис. На них возлагался уход за
    больными. В основном, это были монахини. Причем, женщины
    работали не только медсестрами, акушерками, но и врачами
    (например, гинекологами).

    На Западе знакомство с византийской системой
    здравоохранения началось с «Василиды» —
    детища свт. Василия Великого, епископа Кесарийского,
    создавшего этот медицинский комплекс в 370 г. Он назывался
    «Прибежище» и включал в себя гостиницу для
    неимущих иногородних, дом престарелых, лепрозорий для
    прокаженных, приют для бедных и другие подразделения.
    Отдельно существовали инфекционные корпуса. Причем,
    Василий Великий сам отбирал для работы в
    «Василиде» врачей и остальной медперсонал.
    Здесь было продумано даже то, чтобы люди во время
    длительного пребывания в больнице освоили какую-нибудь
    профессию, ремесло. Это как службы социальной реабилитации
    и профориентации. Сам святитель имел мирскую профессию
    врача и прилагал усилия для оказания психологической
    помощи больным, особенно прокаженным. За ними он ухаживал
    сам, показывая пример другим. Он напрямую общался с
    прокаженными, обнимал их и даже, утешая, целовал.

    Несколько лет спустя друг Василия Великого прп. Ефрем
    Сирин в 373 г., во время голода в городе Эдесс в Сирии,
    создает профилакторий на 300 коек в одном из городских
    зданий. Позже, при епископе Раввуле, это здание
    перестроили под больницу, которую обслуживали монахи.
    Отдельно построили лепрозорий.

    В IV в. свт. Иоанн Златоуст создает подобное учреждение в
    Константинополе, направляя туда на работу
    священнослужителей, врачей, поваров и обслуживающий
    персонал. Это были первые учреждения, которые получили
    название «больница». Больницами раньше
    называли лечебницы на территории монастырей, где ухаживали
    за больными, а позже это название закрепилось за
    независимыми комплексами, которые работали под эгидой
    Церкви. Название «Прибежище» сохранилось
    только у одной — больницы святой Анастасии в
    Константинополе. Это единственная психиатрическая
    больница, о которой упоминают источники. Вообще у нас мало
    сведений о лечении психических заболеваний в тот период.
    Но то, что существовал центр лечения душевнобольных, уже
    само по себе знаменательно. А по инициативе святого Иоанна
    Милостивого, патриарха Александрийского, было построено
    семь родильных домов в его епархиях.

    Из летописей мы узнаем, что в VI–VII вв. больницы
    уже имеют другое название — «ксеноны»
    — пансионаты для проживания и лечения. Там же мы
    встречаем крайне негативную оценку деятельности частных
    врачей. Скорее всего, это было связано с чрезмерно высокой
    платой, которую брали за свои услуги частные лекари.

    В народе преклонялись перед святыми целителями и врачами,
    трудившимися, не взимая платы. Таких людей называли
    бессребрениками. Это Косьма и Дамиан, святой целитель
    Пантелеимон. Они мученически закончили свою жизнь в
    период, довольно близкий по времени к Византии — в
    III веке. Именно к предстательству этих святых обращались
    верующие.

    В ранневизантийский период вся ответственность за лечебный
    процесс в больницах лежала на главном враче. У главврача
    были помощники — заведующие и администраторы.
    Своеобразными управляющими в пансионатах обычно были
    представители духовенства. Они назначались на свою
    должность, как правило, учредителем того или иного
    медицинского учреждения, а иногда и указом самого
    Императора. Чаще всего, однако, их назначал местный
    архиерей (такая практика существовала уже в III в.).

    Позже должность управляющего пансионом стала столь
    престижной, что ее занимали уже люди, стоящие на довольно
    высоких ступенях иерархической лестницы. В IX веке
    управляющие больничными пансионами стали получать титул
    «спафария» (то есть состоящего в личной
    гвардии Императора).

    Упомянем
    еще одно известное медицинское учреждение того
    времени — Пансион Самсона (V — начало VI
    в.). Пансион располагался близ храма Святой Софии
    Константинопольской. Устроителем и строителем этой
    больницы был некий врач Самсон. Он бесплатно лечил
    людей и свой личный дом перестроил под лечебницу.
    Именно Самсон излечил от серьезной болезни императора
    Иустиниана, который в знак благодарности построил
    новое здание для больницы и выделил большие средства
    на ее содержание. Говоря современным языком, частная
    инициатива снизу получила государственное
    (императорское) финансирование сверху. После смерти
    Самсона управляющих в эту больницу назначала
    Патриархия, и каждый год (вплоть до Х века) служилась
    Божественная литургия в его память.

    Когда во время беспорядков в Константинополе в 532 г.
    больница сгорела, ее вновь отстроили на средства казны.
    Сам Император назначал средства на финансирование
    больницы. И всегда после очередных катаклизмов здание
    восстанавливалось из бюджетных средств. По такой же
    системе работали другие известные больницы — имени
    святой Ирины в окрестностях Константинополя, Эвульская
    лечебница и другие. Управляющие этими больницами всегда
    присутствовали в качестве почетных гостей на всех
    императорских торжествах.

    В византийских больницах начиная с VII в. работали в
    основном хирурги, офтальмологи, гинекологи,
    акушеры-гинекологи, врачи других специальностей и
    многочисленный медперсонал. От века к веку
    совершенствовалась система здравоохранения. После войн с
    арабами и внутренних нестроений X–XI вв. медицинские
    профессии приобретают очень высокий статус.

    В XII в. государственные больницы становятся местом
    оказания медпомощи на постоянной основе для всех граждан.
    Были и придворные врачи. Например, когда император Алексий
    Комнин заболел, придворный врач Иоанн организовывал
    транспортировку больного из дворца в Манган, район
    Константинополя, где находилась больница.

    Имя Императора Иоанна Комнина II связано с историей одного
    из самых известных лечебных заведений Византии. В 1136 г.
    Иоанн и его супруга Ирина основали в Константинополе
    монастырь «Спас Вседержитель», в комплекс
    которого входила и больница, ставшая крупным медицинским
    центром того времени. Мы узнаем о системе ее работы (а это
    XII век) из монастырского устава. Можно с уверенностью
    сказать, что это было наиболее универсальное медицинское
    заведение Средневековья. Ктитор, или учредитель больницы
    Император Иоанн II построил комплекс зданий, включавший
    собственно монастырские постройки, семейную усыпальницу
    Императора, дом престарелых, лепрозорий и собственно
    больницу. По утвержденному уставу, филантропические
    учреждения должны были работать под контролем совета во
    главе с игуменом. Все расходы покрывались от процентов
    начального капитала. Больница «Спас
    Вседержитель» была независимой от императорского
    финансирования и работала как финансово автономная единица
    с соблюдением всех соответствующих законов XII столетия.

    Император Иоанн неоднократно упоминал, что созданный им
    монастырь — это дань благодарности Богу за помощь в
    решении внутренних и внешних проблем Империи. Монарх
    посчитал лучшей благодарностью Богу творить дела
    милосердия — строить богадельни, лепрозории,
    больницы. За его веру ему будут прощены многие грехи.

    Устав монастыря и всех расположенных на его территории
    медицинских учреждений был написан самим императором.
    Устав служит прекрасной иллюстрацией системы работы
    больниц в Византии.

    В то время уже имелись специализированные отделения,
    существовало штатное расписание сотрудников. Знакомясь с
    Уставом монастыря «Спас Вседержитель», мы
    можем конкретно представить всю систему работы больницы в
    1136 году. Читаем, что в ксеноне было 5 залов по 50 коек,
    отделения хирургии, офтальмологии, гастроэнтерологии,
    гинекологии (по 12 коек в палате) и два отделения —
    прочие болезни.

    Для экстренных случаев предусматривалось по одному
    койко-месту на отделение и 6 специально устроенных для
    тяжелых лежачих больных. Что из себя представляло
    «койко-место»? — Кровать с плотной
    соломенной подстилкой и матрасом, три одеяла — так
    называемые «иосникии», связанные из козьей
    шерсти. Зимой в больнице работали обогреватели. Два
    общественных туалета. Функционировала ванная комната,
    которой можно было пользоваться столько раз в неделю,
    сколько врач считал нужным, исходя из характера
    заболевания. В Уставе прописывалось все необходимое для
    содержания в порядке и чистоте всех помещений и служб. В
    обязанности персонала больницы входило обеспечение
    неимущих больных или тяжелобольных новой одеждой в течение
    всего периода их лечения. Личная одежда каждого больного
    при поступлении изымалась, стиралась и гладилась. Больной
    забирал свою одежду по выписке из больницы. Только
    неимущие граждане могли оставить себе и забрать после
    выписки казенную одежду. Интересно заметить, что вся
    одежда, все матрасы, одеяла и подушки ежегодно заменялись
    на новые. Из всего имущества, которое заменялось, часть,
    сохранившаяся в хорошем состоянии, использовалась, но
    большая часть раздавалась бедным гражданам города в
    пользование.

    В больнице работала аптека, были и специальные помещения
    для медперсонала. Здесь работали люди самых разных
    профессий: фармацевты, повара, санитары, сторожа. Два
    врача руководили научной работой больницы по месяцу
    каждый. Они же контролировали правильность диагнозов и
    следили за правильностью терапии. Врачи и их ассистенты
    закреплялись за палатами больницы. На каждое мужское
    отделение предусматривалось два дополнительных врача, три
    основных специалиста-ассистента, два запасных ассистента и
    два медбрата.

    В женских палатах работали три врача (2 мужчины и 1
    женщина), 4 специалиста-ассистента (женщины), 2 ассистента
    (женщины) и две медсестры. Работали еще 4 врача (2
    терапевта и 2 хирурга) в приемном отделении. Здесь
    работали 4 основных специалиста-ассистента и столько же
    помощников. В течение одного месяца один из двух главных
    врачей должен был каждый день осматривать больных, следить
    за ходом лечения и корректировать ошибки, если таковые
    были. В обязанности врача входило также следить за
    качеством хлеба и ежедневного рациона питания больных. При
    поступлении тяжелобольного дежурный врач должен был
    подготовить подробный отчет заведующему о состоянии
    больного. По распоряжению заведующего назначался лечащий
    врач, на котором лежала ответственность за лечение.

    Устав определял и оплату всем категориям служащих. Оплата
    была здесь несколько выше средней. Заведующие отделением
    были разделены на две группы и каждый месяц менялись. Надо
    сказать, что только им позволялось заниматься частной
    практикой в свободное от работы в больнице время. Это был
    для них дополнительный заработок. К этим врачам
    обращались, потому что они работали в известной больнице.
    И наоборот, строго запрещено было лечащим врачам в период
    их работы в монастырской больнице заниматься любым видом
    частной практики, даже если это касалось самого
    Императора. Вообще, врачам запрещалось заниматься частной
    практикой вне стен больницы в период их работы.

    Помимо заведующих непосредственно в палатах вместе с
    врачами трудился, как бы сейчас сказали, научный
    руководитель. В его обязанности входило обучение молодых
    врачей врачебному искусству. За свою работу он,
    естественно, получал деньги, питание и т.д. Возглавлял
    больницу «носоком» — должность вроде
    сегодняшнего управляющего. Позже эта должность называлась
    «ксенодох» — комендант. Этот
    администратор вместе с главным врачом занимался
    обеспечением поставок всего необходимого для
    функционирования больницы.

    В больнице работали четыре фармацевта (один главный и три
    рядовых), при них работали еще два помощника. Существовали
    должности больничного сторожа, было пять прачек, один
    человек отвечал за постоянную подачу горячей воды,
    работали 2 повара, 2 булочника, мельник и конюх. Конюх
    заботился о лошадях врачей и помогал на мельнице. Был свой
    привратник и снабженец. За больницей было закреплено 3
    священника: два иерея исповедовали тяжелобольных и
    умирающих, один совершал отпевания. Кроме священников был
    чтец церковных текстов и 4 гробокопателя. И самая
    последняя должность в больнице — уборщик отхожих
    мест.

    Монастырский устав определял даже рацион питания для
    каждого больного, денежное пособие, которое больной должен
    был получить, а также рацион питания служащих, медбратьев,
    помощников и пр. Строго следили за личной гигиеной больных
    — ответственность за это лежала на персонале.
    Больных надо было обеспечить всем необходимым: тазы,
    полотенца и т.д. Особое внимание уделялось чистоте посуды
    в пищеблоках.

    Управляющий и главврач, помимо денег, получали продукты и
    все необходимое для обеспечения деятельности больницы. Все
    работники больницы получали зарплату согласно должности и
    в соответствии с установленной в уставе суммой
    вознаграждения.

    Знакомясь с уставом больницы «Спас
    Вседержитель», мы можем судить о четкой организации
    работы больничного комплекса. Что же касается результатов
    проведенного лечения, то фиксировались и случаи чудесных
    исцелений после молебнов к святым. В целом использовались
    самые разные методы лечения, основанные на научных
    достижениях медицины того времени.

    Традиции медицинского и больничного дела, заложенные при
    императорах династии Комнинов, были успешно продолжены во
    время правления династии Палеологов. Из исторических
    свидетельств, по результатам археологических раскопок,
    изучая печати того времени, мы можем судить, что
    существовало более 50 таких больниц. Нельзя утверждать,
    что все больницы были на таком уровне, как больница при
    монастыре «Спас Вседержитель», но с
    уверенностью можно сказать, что византийские больницы
    работали по конкретному плану, и их деятельность строго
    контролировалась. Все дошедшие до нас уставы монастырей
    дают нам впечатляющую картину организации больничного
    дела.

    Изучая историю византийских больниц, мы видим, что
    христианское милосердие и научная медицина гармонично
    сочетались. В средние века профессия врача была очень
    авторитетной и престижной. Вознаграждение за свой труд
    врачи получали либо непосредственно от пациентов, либо,
    если они работали в больницах, — от государства, от
    общины. Врачи получали вознаграждение как деньгами, так и
    продуктами питания. Они также могли получать
    вознаграждение от своих больных, которые носили название
    «Агапы», то есть так называемое подношение от
    любви к доктору. Размер зарплаты врачей регулировался
    соответствующими пунктами в уставах или специальным указом
    императора.

    Хирурги
    в больницах Византии проводили чрезвычайно тонкие и
    сложные операции. В Х в. хирурги Константинополя
    сделали попытку разделить детей — сиамских
    близнецов, которых привезли из Армении. Один из
    близнецов умер, врачи ампутировали ту часть, которая
    соединяла близнецов. Но через три дня умер и второй
    младенец. В рукописях Иоанна Скилицы сохранилась
    миниатюра этой операции.

    В других письменных свидетельствах мы находим описание
    специальных швов при лечении расширения вен (у Оривасия),
    описание методик лечения паховой грыжи, катаракты,
    сосудистой аневризмы, описания трахеотомии (Павел Эгинит),
    описание флегмоны и ее влияния на состояние человека (у
    Василия Великого). В рукописях мы находим описание лечения
    нефрита, головокружений, эпилепсии, других болезней и,
    конечно же, много данных о всевозможных фитотерапиях и
    лекарственных растениях.

    Арабы систематически переводили с греческого на арабский,
    помимо всего прочего, и трактаты византийских врачей, в
    основном переводили Оривасия и Павла Эгинита. Эти работы
    позже были переведены на латинский язык и стали основным
    источником знаний для развития европейской медицины.
    Издания переводов трудов византийских врачей
    осуществлялись в Лейпциге, в Оксфорде и других научных
    центрах Европы.

    Каждый город Византийской империи нуждался —
    сообразно с потребностями своих жителей — в
    соответствующих платных учреждениях и врачах. Причем,
    город осознавал всю важность и нужность профессии врача,
    осознавал его социальную значимость. Потому врачей
    награждали и предоставляли им всевозможные привилегии.

    Вместе с тем византийское законодательство определяло и
    уголовную ответственность врачей, как мужчин, так и
    женщин. Наказания предусматривались самые разные. Все
    зависело от того ущерба здоровью, который был нанесен
    пациенту, от социального положения пострадавшего больного
    и от квалификации врача. Вина врача определялась судебной
    медициной. Наказания были самые разные: от простого штрафа
    до частичной или полной конфискации имущества. Применялось
    и публичное осуждение аморального поступка врача. Это
    проходило так: врача водили по городу, он должен был
    держать в руках емкость для сбора мочи и подвергаться
    всеобщему осмеянию публики. Еще один вид наказания —
    пожизненные принудительные работы на рудниках. В самых
    редких случаях врача могли приговорить к смерти — в
    этом случае его закалывали шпагой.

    Знакомясь с организацией системы здравоохранения в
    Византии, мы видим множество достоинств и получаем
    уникальный опыт. В Византии система охраны здоровья
    населения впервые в истории основывалась на принципе любви
    к человеку, она охватывала абсолютно все слои населения.
    Эту систему здравоохранения поначалу разработали Церковь и
    монастыри. По существу она опиралась на щедрое
    финансирование из госбюджета, а также имела поддержку
    государственных лечебных учреждений. Надо сказать, что
    женщины пользовались равными правами в медицине. Иными
    словами, организация здравоохранения и его развитие в
    тысячелетней истории Византии поражает нас, она во много
    раз превосходила по своему уровню все, что существовало в
    этой области в других странах. И еще, о чем следует
    сказать — поражает личный интерес императоров и
    членов их семей к состоянию здравоохранения в стране.

    Благочестивый народ обращался за молитвенной помощью к
    святым угодникам. Это, однако, не мешало параллельно
    развивать медицинскую науку, способствовать ее прогрессу.
    Врачи, как мы уже сказали, имели очень высокое социальное
    положение в обществе, высокие зарплаты. Но они, как мы
    видим, несли и огромную ответственность, получали
    наказания, если вдруг нарушали клятву врача или халатно
    относились к своим обязанностям.

    Византия — это уникальное явление Средних веков. То,
    что дала Византия человеческой истории, невозможно
    переоценить. Византия — это сочетание, сплетение
    православной христианской веры, древнегреческой культуры и
    римского права. Все эти три составляющие не только были
    сохранены, но и преобразованы, развиты и в совершенном
    виде переданы тем, кто желал воспринять этот опыт. За свою
    тысячелетнюю историю Византия сталкивалась как с всемирным
    признанием и славой, так и испытала на себе уничижение и
    неприятие других народов.

    В течение десяти веков Византия была, можно сказать,
    ковчегом человеческой культуры. Она была унижена и
    оклеветана врагами и была предана друзьями. Эта славная
    империя, как и Господь наш, смирилась до конца и в итоге
    приняла мученическую кончину. Но основы ее жизни и ее
    ценности остаются во веки живыми, и она готова явиться,
    как Сам Господь, всем тем, кто обращается и приближается к
    ней искренне, с любовью и без предубеждения.

    Византийская медицина, здоровье и исцеление в Музее Пера в Стамбуле – Всемирная история и так далее

    Жизнь коротка, искусство длинное: искусство исцеления в Византии предлагает посетителям заглянуть в византийскую культуру и общество через три традиционных метода исцеления, которые практикуются бок о бок: вера, магия и медицина. Здоровье всегда было главной заботой человечества, и это знаковое шоу исследует византийскую цивилизацию с точки зрения ее подхода к телу, в болезни и в состоянии здоровья.

    В этом эксклюзивном интервью на английском языке Джеймс Блейк Винер из Энциклопедии древней истории (AHE) говорит с доктором Бриджит Питаракис, куратором выставки, о том, как византийцы понимали медицину, здоровье и целительство со времен Древнего Рима. до падения Константинополя в 1453 г.

    ДВ: Доктор Бриджит Питаракис, мне очень приятно говорить с вами от имени Энциклопедии древней истории! Это интервью знаменует собой первую работу с куратором, связанным с учреждением культуры в Турции. Мерхаба!

    Вход на выставку «Искусство долго, жизнь коротка» в музее Пера в Стамбуле, Турция. (Предоставлено: Pera Museum/Pera Müzesi.)

    Тема здоровья в Византийской империи представляет собой уникальную призму, через которую можно анализировать византийскую историю, культуру и самобытность. Почему Музей Пера решил исследовать эту тему? Кроме того, мне любопытно узнать, интересует ли вас медицина в древнем и средневековом мире.

    BP: Несмотря на огромный прогресс научных исследований, нас окружает растущее число людей, страдающих эмоциональной и физической болью. Также растет интерес к различным формам ухода за телом (спа и массажи), натуральным продуктам питания и терапии. Это два тесно связанных аспекта универсального феномена, который, по-видимому, имеет параллели в более ранних обществах. Византия представляет собой интересный пример из-за своего положения на стыке античности и Возрождения, а также между Востоком и Западом. Многогранное отношение византийцев к болезни и хорошему самочувствию лежит в основе нашего поведения сегодня.

    В качестве советника византийского отдела Стамбульского научно-исследовательского института Суны и Фонда Инана Кирача я ранее организовал две византийские выставки в музее Пера — одну в монастыре Хора (Карие Ками) в 2007 году, в сотрудничестве с Робертом Оустерхаутом и Хольгером А. Кляйном, а второе в 2010 году на ипподроме в Константинополе в сотрудничестве с Джонатаном Бардиллом и А. Тайфуном Онером. Во время публичного выступления в Стамбульском научно-исследовательском институте зимой 2010 года я представил предварительные наблюдения по поводу моего нового исследования византийских амулетов и специальной лексики, предназначенной для отражения зла. Это исследование привело меня к изучению сдвига границ между религией, магией и медициной в Византии и привлекло мое внимание к силе древнего наследия культур Средиземноморья в формировании народных верований в Византии.

    Сильное отделение медицины и науки от категорий религии, суеверий и магии, кажется, выросло из западного Просвещения 18 века н.э. В Византии границы между этими категориями не были четко очерчены, и люди в поисках исцеления попеременно шли к врачам, больницам, святым, исцеляющим святилищам и волхвам. Вера и суеверие были прочно закрепленными чертами византийской цивилизации, и византийцы переходили от одного метода лечения к другому очень естественным и спонтанным образом.

    К десятой годовщине основания Музея Пера Фондом Суны и Инана Кирача я подумал, что выставка, посвященная искусству врачевания в Византии, будет привлекательным и сложным проектом, благодаря которому мы сможем предложить не только инновационные понимание Византии, но и приблизить византийцев к проблемам сегодняшнего мира. У одного из соучредителей музея Пера, г-жи Суны Кирач, в 2000 году был диагностирован БАС [ боковой амиотрофический склероз].0006 и она может общаться только глазами. С 2007 года в аудитории музея Пера проводятся конференции Суны Кирач по нейродегенерации, организованные Фондом Суны и Инана Кирача в сотрудничестве с Университетом Богазичи. Фонд Суны и Инана Кирака занимается образованием, культурой и искусством. Здоровье также занимает центральное место среди его мероприятий и целей.

    Мой личный интерес к медицине в древнем и средневековом мире проистекает из моих исследований сверхъестественных методов, которые византийцы использовали для борьбы с болезнями. «Религия и разум» — одна из трех тем научной программы Labex Resmed (Laboratoire d’Excellence Religions et Sociétés dans le Monde Méditerranéen), созданный моим Исследовательским центром (UMR 8167 Orient et Méditerranée), в состав которого также входит отделение, специализирующееся на греческой медицине. Компания Labex Resmed любезно спонсировала 3D-анимацию «Чудесные воды Константинополя», центральную работу выставки, предлагающую виртуальную реконструкцию византийского Константинополя с точки зрения распределения и использования воды в городе.

    Во время подготовки выставки я воспользовался опытом нескольких парижских и зарубежных коллег, специализирующихся в области истории медицины. Двенадцать эссе в Каталог выставки предназначены для дополнения и дополнения информации, представленной на самой выставке. Помимо каталога, научная база выставки включала симпозиум, который состоялся 14 марта 2015 года, в «День медицины» в Турции.

    ДВ: Ежедневные ритуалы в Византии включали поддержание благополучия, защиту от злых сил и очищение тела и души. Исцеление — особенно божественное исцеление — также очаровывало византийцев на протяжении веков.

    Доктор Питаракис, не могли бы вы рассказать нам больше об «искусстве врачевания» и о том, как врачи и население в целом заботились о своем здоровье в Византийской империи?

    Один из многих экспонатов, выставленных в музее Пера «Жизнь коротка, искусство длинно». (С любезного разрешения: Pera Museum/Pera Müzesi.)

    BP: Отец медицины Гиппократ (ок. 460–ок. 377 до н. э.) характеризовал сущность медицины как искусство ( techne ) с четкими ограничениями. требует особых навыков и специальной подготовки. Медицина Гиппократа предложила рациональный подход к болезни и поставила неизлечимое за пределы врачебного искусства. Наше название, «Жизнь коротка, искусство длинно», было заимствовано из первого афоризма Гиппократа, начертанного в книге, которую он держит на знаменитом портрете на фронтисписе рукописи XIV века н. э. из Национальной библиотеки. Франция. (г-жа Грек. 2144). На мой взгляд, это один из шедевров выставки. Эта фраза послужила девизом для структуры выставки, которая не ограничивается рамками врачебного искусства Гиппократа, а имеет целью охватить все стороны искусства врачевания у византийцев. Цель состоит в том, чтобы проиллюстрировать связь между методами и практиками, которые были доступны византийцам, и центральной ролью заботы о здоровье, телесном и духовном в их повседневной жизни.

    По рецептам византийских врачей предписывалось сочетание лечебных рецептов, диеты и ванн. В медицинских трудах известных врачей, таких как Александр Тралльский (ок. 525-ок. 605 н.э.), также можно найти главы, посвященные природным средствам, в том числе амулетам. Старинная практика лечения водой из природных горячих источников в последние годы вновь приобрела всеобщую популярность. Ванны были неотъемлемой частью медицинской терапии в Византии. В сочетании с общественными банями и банями, имевшимися в особняках и дворцах, бани были включены в архитектурное планирование больниц, а бассейны для купания стали обязательным элементом византийских лечебных святилищ. Гигиена и очищение являются неотъемлемыми чертами практики здоровья, и благодаря этой центральной заботе светский и религиозный миры пересекались.

    Экзорцизмы, молитвы, направленные на привлечение божественного благословения, ритуалы и практики (такие как чеканка сосудов для питья, флаконов духов и хлеба), защитные надписи и украшения на украшениях — все это помогало византийцам в их борьбе против злых сил, которых считали быть источником всех болезней и, конечно же, смерти.

    ДВ: Как со временем развивались византийские представления о здоровье, болезни и исцелении?

    BP: Чтобы ответить на этот вопрос, я призвал к экспертизе Доктор Петрос Бурас-Вальянатос из Королевского колледжа в Лондоне, внесший свой вклад как в наш каталог выставки, так и в последующий симпозиум.

    Следуя классической теории Гиппократа, византийские медицинские авторы считали, что тело состоит из четырех жидкостей: крови, слизи, желтой желчи и черной желчи. Всякая болезнь считалась результатом избытка юмора или их сочетания ( дискразия ) . Таким образом, врач должен был быть в состоянии уравновесить жидкости, назначив соответствующую диету, или удалить вредную жидкость с помощью соответствующих слабительных средств или различных методов кровопускания, тем самым восстанавливая здоровье пациента (9).0003 евкразия ).

    Византийцы использовали травы и различные растения из-за их лечебных свойств. Arbutus andrachne – Земляничное дерево. Образцы, собранные во время ботанических исследований Османской империи Джоном Сибторпом (1786–1787 гг. и 1794–1795 гг.). Sibthorbian Herbarium, образец Sib-0926a. Оксфордский университет. Гербарии. (Предоставлено: Pera Museum/Pera Müzesi.)

    Византийские медицинские авторы добились значительных успехов в области диагностики и, в частности, уроскопии. Феофилу Протоспафарию (ок. девятого века н.э.) приписывают связь 20 различных цветов мочи с различными заболеваниями. Возможно, самый новаторский вклад был сделан поздневизантийским писателем-медиком Иоанном Захариасом Актуариосом (ок. 1275–ок. 1330 гг. н. э.), который представил специальный пузырек с мочой, разделенный на одиннадцать конкретных областей. Aktouarios связывает определенные места во флаконе с человеческим телом, предполагая, например, что различные частицы, обнаруженные в верхней части, связаны с заболеваниями головы и так далее.

    В области хирургии есть много примечательных примеров византийской эпохи, демонстрирующих непрекращающуюся практику инвазивных методов. Например, во время правления г. Константина VII г. (годы правления 913-959 гг. н.э.) была проведена впечатляющая операция, в ходе которой сиамские близнецы, соединенные в верхней части живота, были разделены после того, как один из них умер. Наконец, в области фармакологии мы наблюдаем настойчивые эксперименты и последующее введение новых лекарств от различных заболеваний, как, например, в случае с рекомендациями Александра Траллеса при эпилепсии. С конца XI века н.э. и далее наблюдается постепенное обогащение византийского медицинского кабинета фармакологическими растениями, такими как галангал, зедоарий и сандал, происходящими из далеких мест, таких как Гималаи и Ява, что позволяет предположить, что византийская медицина была чрезвычайно динамична и открыта для внешних влияний.

    JW: Жизнь коротка, искусство длинно подчеркивает сосуществование рационального понимания здоровья и медицины, основанного на учении Гиппократа, и веры в то, что болезни в основном вызываются демонами или другими злыми существами.

    Было ли сложно для куратора организовать эту выставку, учитывая эту дихотомию в византийском подходе к здравоохранению, д-р Питаракис?

    BP: Строгое отделение медицины и науки от категорий религии, суеверий и магии, кажется, выросло из западного Просвещения 18 века н.э. В Византии границы между этими категориями не были четко очерчены, и люди в поисках исцеления попеременно шли к врачам, больницам, святым, исцеляющим святилищам и волхвам. Вера и суеверие были прочно закрепленными чертами византийской цивилизации, и византийцы переходили от одного метода лечения к другому очень естественным и спонтанным образом.

    Два посетителя музея смотрят на одну из многих икон, выставленных на выставке «Жизнь коротка, искусство длинно». (Предоставлено: Pera Museum/Pera Müzesi.)

    На выставке мы сосредоточились на роли воды как связующего звена между различными методами лечения, но мы также попытались провести другие параллели: например, ароматические масла, распространяемые в целебных святилищах после соприкосновения со священными реликвиями и лечебными маслами или теми, которые служили в целях гигиены и украшения; хирургические инструменты, которые держат в руках святые врачи, изображенные на живописных иконах и резных фигурках, и те, которые действительно используются практикующими врачами; сбор толп больных людей, таких как расслабленные, слепые и одержимые бесами, вокруг священного источника; и 3D анимация Цистерна Ункапани , рядом с Монастырем Пантократора , чтобы вызвать больницу, расположенную в монастыре, и прилегающую к ней баню. (Подробное описание организации госпиталя Пантократора содержится в плане основания монастыря, скопированном в рукописи XVIII века, хранящейся в Библиотеке Вселенского Константинопольского Патриархата. Цифровая копия которой представлена ​​на выставке.)

    Сложность организации выставки заключалась не в дихотомии византийского подхода к здравоохранению, а в трудности конкретной иллюстрации богатой информации, собранной в письменных источниках, которые не находят соответствия в доступных материалах. культура византийского периода. В этих случаях мы обращались к материалам других периодов, как более ранних, так и более поздних. Засвидетельствованная лексика по ассортименту хирургических инструментов, использовавшихся византийцами, очень богата, но до нас дошло немного византийских инструментов. Однако, поскольку основные типы не менялись на протяжении веков, мы выбрали полный набор римского периода, к которому добавили несколько византийских образцов.

    Чтобы вспомнить византийские рукописи Диоскорида (ок. 40–90 гг. н. э.), отца современной фармакологии, мы представили подборку образцов растений, которые Джон Сибторп (1758–1796 н. э.), выдающийся британский ботаник, были собраны в Малой Азии и Греции и идентифицированы с помощью гравированной иллюминированной копии Венского Диоскорида шестого века н.э. . Чтобы проиллюстрировать практику символического связывания демонов цепями и ошейниками, мы использовали серебряный образец 19 века.Каппадокия 19-го века, в то время как иконы и гравюры 19-го века позволяли вызывать чудеса в византийском святилище Zoodochos Pege (сегодня Балыклы).

    «Жизнь коротка, искусство длинно» содержит очень необычные предметы. (Предоставлено: Pera Museum/Pera Müzesi.)

    ДВ: На выставке также подчеркивается центральная роль византийцев в передаче медицинских знаний будущим поколениям. Многие знают, что византийская медицинская практика была основана на древней греко-римской медицине и что XII век н.э. положил начало значительному обмену знаниями между Византией и исламским миром.

    В заключение нашего интервью я хотел бы спросить, не могли бы вы поделиться некоторыми мыслями о византийском наследии медицины. Как нам лучше всего понять и оценить византийский отпечаток в современной медицине?

    BP: Подавляющее большинство византийских медицинских текстов было переведено на латынь в эпоху Возрождения и встретило значительный прием, что подтверждается несколькими переизданиями в течение следующих столетий. Как говорит нам д-р Бурас-Вальянатос, они неизменно оказывали влияние на европейских врачей, которым приписывают наиболее важные медицинские открытия раннего Нового времени, такие как кровообращение Уильям Харви (1578-1657 гг. н.э.). Вышеупомянутый градуированный пузырек для мочи византийского врача Актуариоса был хорошо принят не только образованными врачами, но стал достаточно известен, чтобы появляться в английских и французских народных текстах XVI века н.э., предназначенных для довольно широкой медицинской аудитории. Еще в 1844 году английский врач Фрэнсис Адамс опубликовал перевод медицинского справочника Павла Эгинского (эт. начало седьмого века н.э.).

    Врачи девятнадцатого века, должно быть, были впечатлены подробным описанием Полом операций при варикозном расширении вен и различных видах грыж. Наконец, византийская традиция оставалась живой в многочисленных iatrosophia — медицинские записные книжки и терапевтические сборники, написанные на греческом языке, — воспроизводящие рецепты византийских врачей в различных грекоязычных местах на Балканах до начала 20 века. Это случай недавно отредактированной книги рецептов начала 20-го века, принадлежащей критскому народному целителю Николаос-Константинос Теодоракис (1891–1979), которая показывает, как византийские медицинские знания сохранились без изменений до наших дней.

    Фрагмент средневековой византийской иконы. (Предоставлено: Музей Пера/Pera Müzesi.)

    JW: Доктор Питаракис, большое спасибо за то, что поделились с нами своим опытом и временем. Мы с нетерпением ждем возможности осветить еще одну выставку в музее Пера в ближайшем будущем!

    BP: Большое спасибо за приглашение на это интервью, Джеймс! Это был наводящий на размышления опыт, и я надеюсь, что он вызовет более широкий интерес не только к выставке и ее каталогу, но и к истории византийской цивилизации.

    Жизнь коротка, искусство длинно: искусство врачевания в Византии будет демонстрироваться в музее Пера в Стамбуле, Турция, до 26 апреля 2015 года. Выставка сопровождается красивым каталогом выставки.

    Д-р Бриджит Питаракис — научный сотрудник CNRS (Национальный центр научных исследований) в Париже, Франция. Специализируясь на истории византийского искусства, Питаракис интересуется реликвариями и другими религиозными предметами поздней античности и Византии, а также повседневной жизнью Византийской империи, византийской материальной культурой и византийской социальной историей. Питаракис — автор многих статей и нескольких книг на французском языке по этим темам.

    Все изображения, показанные в этом интервью, принадлежат их соответствующим владельцам. Изображения, переданные в Энциклопедию древней истории музеем Пера, были предоставлены в качестве любезности для целей данного интервью. Несанкционированное воспроизведение строго запрещено. Сердечно благодарим г-жу Фатму Чолакоглу, руководителя отдела кино, видео и коммуникационных программ в музее Пера и Стамбульском научно-исследовательском институте, за помощь в проведении этого интервью. Представленные здесь взгляды не обязательно совпадают с мнениями Энциклопедии древней истории. Все права защищены. © AHE 2015. Пожалуйста, свяжитесь с нами для получения прав на перепечатку.

    Медицинские достижения Древней Греции и Византийской империи

    Медицина, одна из наук, имеющих огромное значение для выживания человечества, развивалась на протяжении тысячелетий в различных частях мира; изначально переплетенный с суевериями, магией и верованиями в сверхъестественное, он постепенно отошел от области мифа и теургии в область рациональности, наблюдения, экспериментирования и того, что мы стали считать научным образом мышления.

    Поскольку болезни и травмы всегда были частью человеческого существования, в разных частях мира были разработаны различные подходы к исцелению. Месопотамия, Египет и Китай входят в число мест, где появились первые формы систематического лечения. Древняя Греция, а затем и Византийская империя внесли большой вклад в развитие медицины и ее превращение в конкретную науку благодаря важным деятелям, открытиям и достижениям, которые определили ход истории медицины.

    Рационализация медицины

    Все цивилизации изначально приписывали недомоганиям и болезням сверхъестественное происхождение. Учения философов-досократиков (VI в. до н.э.) послужили основой для рациональной научной медицины, оспаривающей божественное происхождение болезней и отделяющей лечение от божественного вмешательства.

    Как утверждает Джеймс Лонгригг в своей книге Греческая рациональная медицина: философия и медицина от Алкмеона до александрийцев , что «одним из самых впечатляющих вкладов древних греков в западную культуру было изобретение ими рациональной медицины. Именно греки первыми разработали рациональные системы медицины, по большей части свободные от магических и религиозных элементов и основанные на естественных причинах». . Лонгригг добавляет, что этот «переход от мифологической гипотезы к рациональному объяснению» был результатом «точно такого же отношения ума, которое милетские естествоиспытатели первыми применили к окружающему их миру».

    Одним из досократиков, внесшим наибольший вклад в это, был Алкмеон Кротонский, писатель-медик и философ-ученый. Кротон был крупной греческой колонией в Южной Италии ( Великая Греция ) и во второй половине шестого века был домом для врачей, которых Геродот считал лучшими в греческом мире. Признавая превосходство божественного познания над человеческим, Алкмеон полагал, что люди могут получать познания об воспринимаемом мире, делая разумные суждения по знакам, которые представляются им ощущением; таким образом, он отверг утверждения тех, кто основывает свое представление о мире на достоверности божественного откровения.

    Алкмеон также первым заявил, что мозг является центральным органом чувств и мышления. Он также разработал теорию о том, что все органы чувств связаны с мозгом через каналы ( poroi ), связывающие органы чувств с мозгом. Считается, что он пришел к такому выводу после вырезания глаза мертвого животного и наблюдения за его зрительными нервами. Он также, вероятно, был первым, кто ввел идею о том, что здоровье человека зависит от баланса противоположных факторов в организме.

    Один из самых известных врачей Кротона в 6 в. был Демокед, попавший в плен к персам и служивший рабом при дворе Дария Великого. Он пользовался большим уважением за то, что был единственным, кто смог вылечить царя Дария, вывихнувшего лодыжку после несчастного случая. Позже он вылечил жену короля Атоссу от проблемы со здоровьем, которая, по мнению современных ученых, была первым зарегистрированным случаем воспалительного мастита.

    Фреска с изображением Галена и Гиппократа. 12 век; Ананьи, Италия (через Wikimedia Commons)

    Медицинская школа Гиппократа

    Гиппократ с острова Кос считается «отцом современной медицины». Он жил в классический период и основал медицинскую школу на своем родном острове. Гиппократ и его ученики оставили после себя коллекцию из примерно 60 медицинских работ, которая стала известна как Корпус Гиппократа , где задокументирован ряд болезней и методов лечения; в нем представлены учебники, лекции, исследования, заметки и философские очерки по различным вопросам медицины.

    В Корпусе Гиппократа мы сталкиваемся с твердым отрицанием сверхъестественных причин, ранее приписываемых болезням; это ясно проиллюстрировано в трактате «О священной болезни» , в котором речь идет об эпилепсии, состоянии, которое люди во всем древнем мире традиционно считали результатом сверхъестественного или божественного воздействия — отсюда и его греческое название «священная болезнь». (Неподтвержденный) автор работы явно унижает такие взгляды и заявляет, что вместо этого они «имеют естественную причину, а их предполагаемое божественное происхождение связано с неопытностью людей и их удивлением по поводу его особого характера».

    Гиппократ поддерживал теорию юморизма, версия которой впервые была разработана Алкмеоном в его идее баланса, которую он назвал «равенством ( исономия )». Для Гиппократа здоровье человеческого тела зависело от баланса между жизненно важными телесными жидкостями, известными как «гумор», а именно кровью, желтой желчью, мокротой и «черной желчью». Дисбаланс юмора, или дискразия, считался непосредственной причиной всех болезней.

    Хирургические инструменты, V век до н.э., Греция. Реконструкция на основе описаний в корпусе Гиппократа. Технологический музей Салоников (от Gts-tg через Wikimedia Commons)

    Большое значение придавалось и роли окружающей среды, которая также считалась влияющей на баланс этих жидкостей. Большое значение Гиппократ придавал общему образу жизни человека как фактору здоровья; это включало поддержание личной гигиены, прием пищи, питье, сон и умеренные физические упражнения и т. д. в. Хотя эти теории были явно ошибочными, они представляли собой шаг в правильном направлении, в направлении определения причин болезней как результатов внутренних проблем или симптомов внешних причин, а не сверхъестественных и магических.

    Корпус Гиппократа также содержит знаменитую Клятву Гиппократа для врачей, которая до сих пор считается основой этических вопросов в медицине. Другим важным вкладом медицины Гиппократа было признание антисептических свойств вина, масла и уксуса, а также использование вина и уксуса для перевязки ран.

    Анатомия

    До эллинистических времен препарирование человеческого трупа считалось табу. Но на рубеже 3 в. до н.э., в эллинистической Александрии, произошли некоторые из самых поразительных достижений в ранней анатомии и физиологии, во многом благодаря Герофилу Халкидонскому и Эразистрату Кеосскому, которые помогли пионером вскрытия человека для медицинских исследований.

    Бенджамин Уэст, Эразистрат, врач, обнаруживает любовь Антиоха к Стратонике , 1772

    Герофил стал известен своими анатомическими работами, внесшими впечатляющий вклад во многие разделы анатомии и многие другие области медицины. Его знания о человеческом теле внесли жизненно важный вклад в понимание мозга, глаз, печени, репродуктивных органов и нервной системы, а также в характеристику течения болезни. Он получил глубокое представление о дыхательной, кровеносной, репродуктивной и пищеварительной системах человека и точно описал различные части мозга, а также функцию двигательных нервов.

    Эразистрат также написал множество работ по анатомии, практической медицине и фармации, которые свидетельствуют о его больших познаниях в отношении функции человеческих органов, как, например, в случае его наблюдений над морфологией сердца и открытия им функционирования органов. его четыре основных клапана. Он также точно описал строение головного мозга, включая полости и оболочки, и провел различие между его головным мозгом и мозжечком.

    Гиппократ и александрийские врачи оказали большое влияние на Галена, выдающегося греческого врача и философа из эллинистического города Пергама, получившего большое признание в Римской империи во 2 в. ОБЪЯВЛЕНИЕ. Он был опытным анатомом, хотя его отчеты были основаны на вскрытии и вивисекции животных, поскольку вскрытие человека в то время было строго запрещено. В свое время репутация Галена как врача и философа была легендарной. Он обобщил и синтезировал работы своих предшественников, и именно словами Галена (галенизм) греческая медицина передавалась последующим поколениям. Его теория физиологии системы кровообращения оставалась неизменной до 13 века, а его анатомические отчеты не оспаривалась до 16 в.

    Гален, Opera omnia, вскрытие свиньи, 1565 (через Wikimedia Commons)

    Византийские больницы

    В обширном обзоре больниц в Восточной Римской империи ( Рождение больницы в Византийской империи ) , Тимоти Миллер оспаривает мнение о том, что современные больницы появились во второй половине девятнадцатого века; он прослеживает рождение и развитие византийских ксенонов , или больниц, от их появления в четвертом веке до их упадка в пятнадцатом веке, непосредственно перед турецким завоеванием Константинополя. Он заключает, что эти сложные медицинские учреждения являются истинными предками современных больниц. В новом предисловии к этому изданию в мягкой обложке Миллер описывает растущие исследования по этому вопросу в последние годы.

    Первая больница была построена Леонтием Антиохийским между 344 и 358 годами и служила убежищем для пришельцев и мигрантов. В своей Chronographia Михаил Пселл описывает императоров Василия I, Романа I Лакапина и Константина IX, строящих новые больницы. Хотя остатки этих больниц не были обнаружены археологами, в записях о больницах Византийской империи описываются большие здания, основной особенностью которых был открытый очаг. Учреждения Византийской империи напоминали начало того, что мы теперь знаем как современные больницы.

    Хирургия

    Недавнее исследование, проведенное Университетом Адельфи, выявило «первое археологическое обнаружение останков» группы конных лучников-копейщиков и их родственников протовизантийского периода (4-7 вв. н.э.), которые несут доказательства сложной формы операции на головном мозге. На стоянке Палиокастро на острове Тасос в Греции были обнаружены останки десяти скелетов — четырех женщин и шести мужчин, вероятно, занимавших высокое социальное положение.

    По словам ведущего исследователя и антрополога Анагностиса Агеларакиса, доктора философии, профессора антропологии на кафедре истории Адельфи, «очень серьезные травмы, полученные как мужчинами, так и женщинами, лечили хирургическим или ортопедическим путем очень опытный врач/хирург. с отличной подготовкой по уходу за травмами». Один мужской скелет, который, как полагают, принадлежал человеку с очень высоким статусом в этом регионе, содержал доказательства «экстраординарной операции на голове и шее», которая должна была потребовать больших усилий со стороны хирурга.

    «Хирургическая операция — самая сложная из тех, что я когда-либо видел за свои 40 лет работы с антропологическими материалами», — сказал Агеларакис. «Невероятно, что оно было проведено со сложнейшей подготовкой к вмешательству, а затем и самой хирургической операцией, которая происходила, конечно, в доантибиотическую эпоху».

    Особенно известным хирургом был Павел Эгинский, византийский греческий врач 7-го века. нашей эры, наиболее известен как автор медицинской энциклопедии 9.0003 Медицинский сборник в семи книгах , наиболее полное произведение своего времени. Хотя византийская медицина во многом опиралась на древнегреческие и римские знания, тем не менее, его труды также содержали много новых идей.

    Наиболее примечательной частью трактата Павла является шестая книга, посвященная исключительно хирургии и ставшая наиболее влиятельным источником по этому вопросу на протяжении всего византийского периода. В нем упоминается более сорока видов хирургии, например. операция по исправлению грыжи и около пятнадцати хирургических инструментов. В своем описании хирургических методов Пол представляет пошаговый, специализированный и подробный процесс, которому должны следовать врачи, а также дает рекомендации по послеоперационному уходу. По его мнению, врачам необходимо иметь практические руководства, которые они могли бы повсюду носить с собой для немедленной консультации.

    Важным свидетельством применения хирургических методов в Византийской империи является типикон ксенон (госпиталь) монастыря Пантократор, XI в. В нем упоминаются обязанности akonetes (точилки), в чьи обязанности входило содержать в чистоте все хирургические инструменты, используемые врачами. Это также относится к ланцетам, прижигателям, катетеру и зубным щипцам.

    Разделение сиамских близнецов

    Одним из особенно интересных случаев передовых медицинских технологий, использовавшихся в Византийской империи, является первое зарегистрированное разделение сиамских близнецов, которое произошло в 10 веке нашей эры. Один из сиамских близнецов уже умер, поэтому хирурги попытались отделить мертвого близнеца от выжившего. Результат был отчасти успешным, поскольку оставшийся близнец прожил три дня после разлуки. Следующий случай разделения сиамских близнецов был зафиксирован в 1689 году в Германии спустя несколько столетий.

    Иллюстрация, изображающая разделение близнецов, из книги Иоанна Скилица «Сводка историй»

    История сиамских близнецов мужского пола была задокументирована в нескольких хрониках того времени; они родились в Армении и в целом были трудоспособны, но, согласно «Истории Льва Диакона», «их бока были прикреплены от подмышки до бедра». Они бродили по Византийской империи, чтобы зарабатывать на жизнь показом любопытства. В какой-то момент во время правления Константина VII Флавий Багрянородный (944-59), близнецы жили в Константинополе, и один из них погиб.

    Как задокументировано в хронике Theophanes Continuatus , а также в «Сводке историй» Иоанна Скилица, после смерти одного из близнецов врачи провели над близнецами операцию по их разделению. Операция на самом деле прошла успешно, так как живой близнец был отделен и сумел выжить, хотя бы еще на три дня. В рассказе Скилица, написанном в XI веке, также есть три иллюстрации, изображающие операцию.

    Nefeli Mosaidi (Introimage: Anne-Louis Girodet de Roussy-Trioson, Гиппократ, отказывающийся от даров Артаксеркса , 1792)

    Источники

    Медицина от Джеймса к александровской медицине Лонгрига, 90:003 (Taylor & Francis Ltd, 1993)

    Хаят Киса, Санат Узун Жизнь коротка, искусство длинно. Искусство врачевания в Византии (Королевский колледж Лондона, 2018)

    Гимн Гигиеи: здоровье, болезнь, лечение от Гомера до Галена (Музей кикладского искусства)

    Тимоти Миллер, Рождение госпиталя в Византийской империи , Johns Hopkins University Press, 1997

    Исследователь открыл раннюю сложную операцию на головном мозге в Древней Греции (Университет Адельфи, Phys.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts

Разное

Читать священное писание онлайн: Священное Писание — Православная электронная библиотека читать скачать бесплатно

Рубрика «Священное Писание (Библия)» — Пять ступеней веры5 ступеней веры

Как читать Библию

Ветхий Завет

Новый Завет

Текст Библии, цитаты и толкования

Священное Писание представляет собой совокупность священных Книг,

Разное

Метро бабушкинская церковь: Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

5 мест и ещё 6 неподалёку

храмы, соборы, церкви — все заведения в городе Москве;
мы