Окна овертона что это своими словами: Страница не найдена

Разное

Содержание

Что такое окно Овертона и как его используют в теориях заговора

Во всем мире в XXI веке стала модной концепция окна Овертона: люди верят, что с ее помощью политики внедряют в общество выгодные для себя идеи. Разбираемся, что это за теория и работает ли она на практике

Что такое окно Овертона

Окно Овертона — это модель для понимания того, как идеи в обществе с течением времени меняются и влияют на политику. В основе концепции лежит утверждение, что представители власти поддерживают только общепринятые идеи и нормы. В противном случае они потеряют доверие избирателей.

Теорию в середине 1990-х годов разработал Джозеф Овертон — вице-президент мичиганского Mackinac Center for Public Policy (Центр публичной политики Макино). Сотрудники Mackinac Center поддерживают либертарианские взгляды и называют целью своей работы продвижение принципов свободной политики и ограниченного правительства. Они изучают общественное мнение в разных социальных вопросах, проводят опросы населения и продвигают в массы новые идеи, которые считают разумными и полезными.

В 2003 году Овертон погиб в авиакатастрофе и при жизни не успел вывести теорию в публичное поле. Три года спустя это сделал его коллега Натан Дж. Рассел. Чтобы объяснить суть концепции, он предложил представить вертикальную шкалу, на которой:

  • сверху — «больше свободы»;
  • снизу — «меньше свободы»;
  • посередине — порядки и законы, принятые в обществе.

Издание The New York Times в качестве примера объяснения окна Овертона приводит законопроект о «Медицинской страховке для всех», предложенный Берни Сандерсом в 2013 году. По его мнению, каждый американец должен получать бесплатную медицинскую помощь по расширенной страховке и не платить за ведение беременности, вызов скорой и прочие жизненно важные услуги здравоохранения.

Тогда идея Сандерса не нашла поддержки в Сенате и среди избирателей, но в 2020 году ее поддержали республиканцы, демократы и другие политические фракции. Идея о расширенной медицинской страховке перестала быть неприемлемой — окно Овертона сдвинулось в сторону большей свободы в этом вопросе.

В публикации Натана Дж. Рассела также прямо говорится, что концепция Овертона призвана ответить на вопрос о роли Mackinac Center в политике, который обязательно зададут спонсоры.

Оксана Мороз, культуролог, доцент департамента медиа НИУ «Высшая школа экономики»:

«Джозеф Овертон изначально предложил концепцию для оправдания работы аналитических центров. Иными словами, она была нужна для того, чтобы объяснить тем, кто мог быть спонсором центра, важность действий по формированию общественного мнения.

Овертон буквально на пальцах объяснял, что аналитические центры нужны потому, что они умеют поддерживать определенные интересы. И если вы, граждане, хотите, чтобы были пролоббированы именно интересы вашей социальной группы, — несите деньги тем экспертам, которые кажутся вам максимально надежными и успешными в качестве двигателей этих интересов».

Чуть позже на сайте Mackinac Center появилась отдельная страница, посвященная окну Овертона. Там приведены тезисы для понимания концепции. Вот ключевые из них:

«Окно Овертона может сдвигаться, увеличивая или уменьшая количество идей, которые политики могут отстаивать, не подвергая чрезмерному риску свою поддержку на выборах. Иногда политики могут сами сдвинуть окно, но редко. Чаще оно движется на основе гораздо более сложного и динамичного явления, которым нелегко управлять сверху, — медленной эволюции социальных ценностей и норм.

Окно Овертона не объясняет, как в целом работает политика, концепция лишь описывает одну главную мысль: представители власти не будут поддерживать идеи, которые отвергает общество. Диапазон их политических возможностей ограничен общепринятыми социальными нормами и ценностями».

Сам Овертон и его коллеги из Mackinac Center никогда не утверждали, что в общество реально внедрить любую идею. Они лишь описывали концепцию ведения публичной политики. Но тезисы оказались настолько простыми для понимания, что конспирологи начали использовать их в теориях заговора.

Шесть уровней шкалы Овертона

В 2006 году политический обозреватель и офицер армии США Джошуа Тревиньо предложил шесть уровней для окна Овертона, которые четко разграничивали политические идеи и общественные нормы — от немыслимого до действующих законов.

Как концепция превратилась в основу для конспирологических идей

В 2010 году президент Mackinac Center Джозеф Г. Леман встретился с писателем и политиком Гленном Беком и рассказал ему о концепции. Ее основы Бек использовал в фантастическом триллере «Окно Овертона», но он изменил ключевой тезис о том, что политики подстраиваются под общественные нормы. В книге политики, наоборот, меняют социальные взгляды под свои нужды.

Книга Бека сразу после выхода в июле 2010-го заняла первое место в списке бестселлеров New York Times и оставалась там до сентября. В Amazon роман получил 4,6 балла из 5 возможных. Большинство читателей приняли фантастику за чистую правду и решили, что все описанное происходит или будет происходить в реальности.

Google Trends показывает, что наибольший интерес пользователей к окну Овертона во всем мире пришелся на июнь—июль 2010: тогда вышла книга Бека.

До 2010 года пользователей почти не интересовала концепция

(Фото: Google Trends)

В интервью USA Today Гленн Бек говорил, что его роман — «выдумка, основанная на реальных фактах». На странице с объяснением окна Овертона Mackinac Center в разделе частых вопросов подчеркнул, что не имеет отношения к созданию книги, а роман — художественное произведение. Но в сознание людей окно Овертона вошло как технология для управления обществом.

Оксана Мороз, культуролог, доцент департамента медиа НИУ «Высшая школа экономики»:

«В обществе, где как будто действуют сильные мира сего, жить, на первый взгляд, спокойно. Ведь есть люди, которые принимают все важные решения, а тебе конкретно остается «только» отказаться от собственной субъектности и отдаться во власть сладкого «авось».

А еще, если мир управляем, если за каждым изменением стоит чей-то заговор, то легче найти врага. Легче обвинить тех, чьи ценности нам не близки и не нравятся, в том, что они дураки неразумные, которыми манипулируют, а они и рады».

Распространение искаженной концепции в России

В России концепцию окна Овертона в 2014 году популяризовал один из блогеров LiveJournal. Он взял из книги Бека тезисы об уровнях окна Овертона и привязал их к каннибализму. В статье блогер объясняет, как, по его мнению, можно легализовать людоедство и сделать это социальной нормой.

До 2014 года в России не искали информацию об окне Овертона: график Google Trends показывает «0». В 2014 году число запросов резко пошло вверх — в это время в СМИ тиражировали статью про каннибализм из LiveJournal. Никита Михалков зачитал ее на канале «Россия 24» в программе «Бесогон», призвав россиян защищаться от «технологии легализации греха». Тезисы перепечатали КП, интернет-издание «Накануне.RU», сайты КПРФ и «Православие.Ru». Во ВКонтакте публикация получила более 12 500 репостов. Но никто публично не опроверг ложное понимание концепции, опираясь на сайт Mackinac Center.

С 2014 года интерес к окну Овертона остается стабильным

(Фото: Google Trends)

Так концепция в России превратилась в конспирологическую идею. Многомиллионная аудитория растиражированных СМИ приняла на веру в корне неверное объяснение окна Овертона.

Оксана Мороз, культуролог, доцент департамента медиа НИУ «Высшая школа экономики»:

«В целом способность к производству собственного суждения, сомнение в позиции других, образованность, способность к обдумыванию первых, автоматических реакций, помноженные в обязательном порядке на навыки фактчекинга, дают неплохие результаты. Такому обществу сложно быстро «продать» идеи, которые «безумны», то есть не отвечают более или менее солидарным представлениям о ценностях. Эти ценности со временем меняются, но в целом идут рука об руку с историей общества. Если каннибализм не был культурно значимой вехой, вряд ли его можно «нормализовать».

Примеры окна Овертона с разных точек зрения

Нет никаких научных и исторических доказательств, что с помощью концепции окна Овертона политики меняли общественное мнение и вводили выгодные им законы. Но теорий выдвигается огромное количество, и все — конспирологического характера.

Трамп и радикализация американского общества

Издание Vox выпустило видеоролик с доводами, что Дональд Трамп, будучи президентом США, двигал окно Овертона. По мнению журналистов, он хотел изменить общественное мнение и навязать американцам радикальные взгляды. В качестве примера издание приводит высказывания главы США с обвинениями в шпионаже со стороны России и его заявления о готовности к ядерной войне.

Журнал National Review напечатал статью, в которой обвинил Трампа в сдвиге окна Овертона в вопросах национальной безопасности и иммиграции. Издание считает, что президент изменил общественное сознание, призывая воздвигнуть стену на границе с Мексикой и запретив мусульманам въезд в страну.

Выход Великобритании из Евросоюза

Издание The Daily Telegraph отметило, что в Великобритании окно Овертона навсегда сдвинулось в вопросе Евросоюза. Если раньше все считали безумием выйти из него, то теперь позиция радикально противоположная.

Аналогичной позиции придерживается и издание The Spectator. По его мнению, окно Овертона сдвинула консервативная партия UKIP, которая всегда призывала правительство Великобритании выйти из Евросоюза.

Коронавирус и ужесточение политики

Руководитель промышленной стратегии Университетского колледжа Лондона (UCL) Джордж Дибб считает, что COVID-19 «разбил окно Овертона». По его мнению, правительство получило возможность вести более жесткую политическую деятельность, прикрываясь коронакризисом. Теперь представители власти по всему миру могут вводить ограничения и разные санкции, чтобы не допустить распространения болезни.

Дибб отмечает, что люди спокойно восприняли ограничения и никакого сопротивления не оказали. Он считает, что жесткая политика останется нормой и после окончания кризиса.

Оксана Мороз, культуролог, доцент департамента медиа НИУ «Высшая школа экономики»:

«Схема Овертона в искаженном конспирологическом варианте очень сильно упрощает представления о социальном устройстве. Ее можно считать рабочей, только если предположить, что любые изменения в обществе — процесс управляемый, никак не связанный со стихийными общественными движениями и стечением обстоятельств, благодаря которым появляются харизматичные лидеры мнений. А конспирология ничего общего не имеет с истинным знанием».

Можно ли применить окно Овертона на практике

Президент Mackinac Center Джозеф Леман в интервью The New York Times объяснил, как на самом деле стоит рассматривать концепцию Овертона:

«Окно Овертона — это всего лишь описание, а не технология воздействия на сознание людей, как ошибочно предполагают многие. Наша концепция объясняет, как идеи появляются и исчезают в обществе. Точно так же, как гравитация объясняет, почему предметы падают».

Ни в одной из публикаций Mackinac Center нет идеи о том, что окно Овертона — это технология управления обществом. Наоборот, там всячески подчеркивают, что политики подстраиваются под социальные нормы, а не создают их.

Оксана Мороз, культуролог, доцент департамента медиа НИУ «Высшая школа экономики»:

«Я бы ни в каких обстоятельствах не стала использовать схему, предложенную Овертоном, как рабочую объяснительную схему. И даже не по той причине, что у нее неясное происхождение. А потому, что она исключительно упрощает понимание социального мира, поддерживает дискриминацию, исключение и разделение мира на «своих» и «чужих».

Кстати, самый простой способ увидеть, что окно Овертона с точки зрения конспирологии не работает, — это приглядеться к обширным социальным движениям, возникающим на протяжении всего XX века. А потом прислушаться к себе: готовы ли мы признать, что, раз огромными группами людей, бывших участниками этих социальных движений, можно манипулировать, мы все тоже легко управляемы? Что буквально ни одно наше важное решение не является результатом нашего осознанного выбора? Если готовы, то придется одновременно согласиться, что любые концепты (вроде воли), любые представления о допустимом и должном — это всего лишь наведенный морок. Но если все иллюзия, то зачем тогда жить?»

Окно Овертона — что означает термин? Как управляют обществом

Овертон рассказал всё

«Окно Овертона» — это теория превращения в реальность любой самой экзотической идеи, до того резко отвергаемой обществом.

Почему «Окно»? Овертон предположил, что у обсуждения обществом любой идеи существует определенные границы — как бы рама окна. Эти границы простираются от безапелляционного утверждения абсурдности самой мысли до практической её реализации в действительности. В любой конкретный момент «окно» включает в себя идеи, которые приемлемы обществом. Сдвиг окна, при котором становится возможными высказывать, обсуждать, претворять в жизнь те или иные новые идеи, происходит тогда, когда изменяются
общественные взгляды на них.

Овертон не только высказал мысль о существование «окна», но описал, как добиться этого самого изменения общественных взглядов, каким образом совершенно чуждые обществу идеи становятся ему (обществу) близки и понятны.

Шесть положений «Окна возможностей Овертона»

Вот какие стадии развития проходят новые идеи согласно Овертону

  • Немыслимо
  • Радикально
  • Приемлемо
  • Разумно
  • Популярно
  • Реально

«Окно Овертона» — теория управления социумом

«Окно Овертона» о манипуляциях общественным мнением

В начале «пути» Окно открыто в границах НЕВОЗМОЖНОГО. Идея просто не обсуждается.
Затем обществу преподносится мысль о возможности обмена мнениями. Диалог идет вначале в КАТЕГОРИЧНЫХ тонах, но постепенно успокаивается.
«Окно» снова сдвинуто. Идея пока обществом ещё не принята, но уже ЛЕГАЛЬНА, живет, получает как своих противников, так и апологетов.
Очередное раздвижение «Окна». Многочисленными общественными дискуссиями идея приобретает статус «РАЗУМНОЙ»
Новый сдвиг. Идея становится ПОПУЛЯРНОЙ
Далее. Те, кому она была выгодна изначально, РЕАЛИЗУЮТ её на практике.

К несчастью, Джозеф Овертон в 42 года погиб в автокатастрофе и не указал «тех умников», что манипулируют обществом.
Но это и так понятно: окопавшееся в Вашингтоне мировое правительство, мечтающее навязать ложные ценности всем честным людям доброй воли, сделать их своими рабами, а человечество превратить в Садом и Гамору

«Окно Овертона» раскрыло секрет механизма воздействия на толпу глобалистами-империалистами

Окно овертона

Противостояние действию Окна Овертона

Осознанно понимать и анализировать все подаваемые нам идеи и установки через книги, СМИ и кино. Развивать в себе и в своих друзьях, родственниках, детях навыки подобного анализа. Максимально распространять адекватный взгляд на различные явления в жизни и принимать деятельное участие в борьбе за нравственность.

В жизни тяжелее всего оставаться самим собой. Как вы могли заметить, Окно Овертона направлено именно на стимуляцию подсознательных основ человеческой жизни. Это касается, прежде всего, вопроса нормальности.

Мы не решаемся возразить заведомому ложному утверждению, если оно поддерживается большинством. Все это не позволяет нам выйти за рамки «нормальности» в глазах других людей.

Как вы можете потерять себя? Очень просто и практически не заметно. Согласитесь лишь чуть чуть с предлагаемой вам идеей. Потом еще чуть чуть согласитесь. И так, очень постепенно, шаг за шагом, практически незаметно, вы ее примете. И вы изменитесь. Вот такая манипуляция.

И немудрено, если через сто лет человек, который не приемлет совокупление на улице или посреди рыночной площади будет считаться ненормальным. Так не лучше ли сейчас, когда мы узнали, что такое Окно Овертона, начать самостоятельно мыслить, а не бездумно съедать ту информацию, которую для нас готовят на «овертоновских» кухнях различные СМИ?

Быть для всех хорошим невозможно точно так, как и быть для всех нормальным. И если в обществе понятие толерантности выходит за рамки здравого смысла, разумности, не предпочтительнее ли остаться со здравым смыслом, без толерантности?

Противостоять можно отказавшись от попытки всегда и везде быть «нормальным». В тот момент, когда «индивидуальное» сменяется «нормальным» мы автоматически передаем контроль над собой в чужие руки. В лучшем случае мы стремимся быть удобными для окружающих, а в худшем — попадаем под целенаправленные манипуляции.

Понятие толерантность лучше использовать только как понятие терпимость В противном случае необходимо защищать свои границы. Например, вполне приемлемо выслушивать о европейских Гей парадах, но отказываться принимать официальные гей браки в собственной культуре, где основным противоречием могут выступать культурно-христианские ценности и традиции славян. Хотя, как будут пытаться изменить эти ценности, вы уже знаете.

С подменой понятий лучше всего бороться, выделяя истинный смысл информации. Если это «картинка» с телевизора, то попробуйте повторить, то же самое, но называя все своими именами. Работает очень отрезвляюще. Например, если вам говорят что Америка и Европа хочет главенство демократии на Украине, вы можете перефразировать вопрос – «Я тебя правильно понял? Ты считаешь, что страны — банкиры нашего мира просто захотели поделиться деньгами во благо украинского народа, исключительно ради демократии?».

Авторитетное мнение, в большинстве случаев рассеивается в пух и прах, как только мы задаемся вопросом – а кто же такой этот авторитет, и заслуживает ли он доверия. Изучите жизнь и деятельность этого авторитета. Например, если вы видите специалиста выступающего по телевизору, о котором у вас нет информации кроме той, которая указана внизу во время выступления, просто задумайтесь о его словах. Изменилось бы ваше мнение, если то же самое скажет сосед или коллега? Если авторитет становится «Капитаном очевидностью», то в чем же суть его выступления? Повторить с умным видом то, что вы говорили 20 минут назад со своими сотрудниками по пути домой? Если все же вы услышали что-то новое, стоит задуматься о выгоде самого авторитета. Помните, что ему необходимо заслужить ваше доверие, как бы он себя не называл.

Что такое окно Овертна? Происхождение термина

Окно Овертона или окно дискурса – это модель, с помощью которой можно оценивать приемлемость идей и убеждений в обществе. Дискурс дословно означает «манёвр» или «беготня туда-сюда» (с позднелатинского) .

Со временем окно дискурса передвигается, и то, что было недопустимым и неприемлемым, допустим, 20 лет назад, в наше время становится нормой. Представьте, что вы потеряли доступ к вашему смартфону. А там все: финансы, контакты, воспоминания, документы, книги и т.п. Страшно даже представить, насколько дискомфортной будет жизнь и к каким последствиям приведет потеря вашего гаджета. Легкий доступ практически к любой информации, быстрая связь и мгновенный обмен сообщениями – повседневная норма жизни. Хотя так было не всегда.

Окно дискурса выполняет роль не только оценки моральных норм. Но может и применяться как модель манипуляции обществом.

Окно Овертона отражает с одной стороны естественный процесс эволюции общества, а с другой – политическую модель для намеренного изменения норм. И, конечно же, оно оценивает готовность масс к переменам.

Окно может намеренно применяться для влияния на сознание людей и может иметь отличия между разными странами. В Испании и других латиноамериканских странах есть время для полуденного отдыха. Это самое жаркое время дня, и приходится оно на период с 13:00 до 15:00. В это время улицы становятся пустынными, работа замирает и местные жители восстанавливают свои силы. В России в это время улицы оживленные, работа кипит и о массовом отдыхе речи и быть не может. Особенности климата и культуры.

Окно Овертона применяется в политике. И, по теории, если политик будет находиться в рамках приемлемого, то его политическая карьера сложится успешно, его действия будут в поле дозволенности общества. Тем не менее, рамку дозволенности политик может двигать: уводить в бок, смещая фокус внимания людей, тем самым растягивая общепринятые нормы. Давайте рассмотрим модель более подробно, но сначала обратимся к истории возникновения окна дискурса.

В 90-х Джозеф Овертон (социолог и исполнительный директор в Макинакском центре государственной политики) предложил свою концепцию оценки убеждений и моральных норм общества. Широкую известность модель получила в 2006 году после смерти Овертона (погиб в авиакатастрофе в 2003 году). Джошуа Тревиньо (американский политический обозреватель) доработал окно и представил его в 6 ступенях. Об этом вы узнаете чуть позже.

Модель дискурса получила признание, была названа в честь Овертона и начала набирать популярность. Были изданы две художественные книги («День Бумеранга» (Boomsday) Кристофера Бакли и «Окно Овертона» Гленна Бека), которые помогли прославить окно дискурса. Далее тему активно подхватили СМИ и блогеры.

Во времена Джорджа Буша окно использовалось слабо. При Бараке Обаме – значительно больше. А когда к власти пришел Трамп, окно стали активно применять и соотносить с его политической деятельностью .

Окно Овертона в России.

1. http://search.nndb.com/search/nndb.cgi?nndb=1&omenu=unspecified&query=Joseph+P.+Overton
2. Why the Right-Wing Gets It—and Why Dems Don’t. Daily Kos. (интернет-ресурс) http://www.dailykos.com/story/2006/05/10/208784/-Why-the-Right-Wing-Gets-It-and-Why-Dems-Don-t-UPDATED
3. The Overton Window. Glenn Beck. 2010, Threshhold Editions. ISBN 978-1-4391-8430-1
1. Google Trends. Данные от 08.2018. (интернет-ресурс) hhttps://trends.google.ru/trends/explore?date=all_2008&gprop=youtube&q=%D0%9E%D0%BA%D0%BD%D0%BE%20%D0%9E%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%B0,Overton%20Window
2. ОКНО ВОЗМОЖНОСТЕЙ ОВЕРТОНА И ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ГРЕХА. http://pravoslavie.ru/67684.html
3. Технология уничтожения. Окно Овертона. https://nstarikov.ru/blog/36349
4. YouTube канал Бесогон TV. Как делать из человека «нечеловека». https://www.youtube.com/watch?v=-mc0aeEX1TA
5. HOW TO DESTROY A CULTURE IN 5 EASY STEPS. https://www.firstthings.com/web-exclusives/2011/06/how-to-destroy-a-culture-in-easy-steps
6. The Overton Window. Glenn Beck. June 15, 2010. ISBN 978-1-4391-8430-1
7. https://www.mackinac.org/V2010-19
8. https://www.mackinac.org/bio.aspx?ID=1

История «окна Овертона»

14 января 2014 года в тогда еще живом «Живом журнале» пользователь zuhel опубликовал пост «Технология уничтожения». В нем автор описал якобы существующую методику легализации в общественном сознании таких новых явлений, как однополые браки и права ЛГБТ на примере использования концепции «окна Овертона».

По мнению написавшего пост под ником zuhel москвича Евгения Горжалцана, под видом такой легализации происходит «расчеловечение» общества. В комментарии для Republic Евгений отметил, что растабуирование социальных запретов, долгое время бывших неотменяемыми, влечет гибель общества.

Евгений Горжалцан — активист, борющийся за традиционные семейные ценности. В 2013 году присоединился к движению «Суть времени» (создатель — Сергей Кургинян) и его «дочке» «Родительскому всероссийскому сопротивлению». «Сопротивление» проявило оппозиционную по отношению к ювенальной юстиции и иным «западническим» явлениям позицию. А побывавший на Первом съезде родителей России Владимир Путин пообещал поддержать начинания активистов. К тому моменту Евгений, в 90-е годы бывший корреспондентом «Коммерсанта», спецкором «Аргументов и фактов» и копирайтером в BBDO, уже начал сотрудничество с Кургиняном.

Интересно, что, несмотря на одиночные упоминания «окна Овертона» в российских СМИ до 2014 года, волнения на эту тему в медийной сфере начались лишь после поста Горжалцана, в то время как на Западе идея Джозефа Овертона, представленного в многочисленных публикациях российских медиа, прижилась значительно раньше. В 2011-м Джо Картер, христианский консерватор из США, в своем материале рассказывал о подрыве культурных ценностей нации при помощи «окна Овертона». Картер аргументировал свое мнение примерами легализации абортов, однополых браков и безнаказанных разводов. Джо первым назвал теорию Овертона «окном»: Горжалцан скопировал многие постулаты, изложенные в материалах Картера, и взял на вооружение звучное название концепции. Евгений даже обсудил планируемый материал с верхушкой «Сути времени». И пост с изложением давно известных западному читателю пунктов теории Овертона действительно «выстрелил».

Как управляют общественным мнением

Может быть это покажется странным, но при желании человеческому обществу можно внушить что угодно.  То, что кажется немыслимым сегодня  завтра начинают обсуждать,  послезавтра задумываться, а через какое-то время это перестает казаться странным и становится реальностью.

В качестве примера этого утверждения можно привести феномен быстрого распространение идеологии гомосексуализма. То, что пятьдесят лет назад считалось отклонением от нормы, психическим заболеванием, сейчас рассматривается как вариант нормы и естественным процессом развития общества.

Окно Овертона

В девяностых годах прошлого столетия американский социолог и политик Вице-президент Джозеф Овертон  представил теорию «окна», которую впоследствии стали называть его именем «окно Овертона».

Окно Овертона (оно же окно дискурса) – это теория или концепция, с помощью которой в сознание даже высокоморального общества можно насадить любую идею. Границы принятия таких идей описываются теорией Овертона и достигаются при помощи последовательных действий, состоящих из вполне четких шагов.

Согласно его теории человеку можно внушить все что угодно, начиная от  того, что воровать это хорошо и что каннибализм это нормально.

Трудно представить себе человека, который бы высказался в пользу каннибализма. Однако если следовать теории Овертона,  даже такой противоречащий моральным и нравственным устоям поступок, сначала можно оправдать, а затем и вообще легализовать законодательно.

Согласно его теории человек – внушаемое, программируемое создание. Особенности его мозга таковы, что он способен перерабатывать самую обширную информацию, а заложенные в процессе роста и воспитания базисные основы восприятия и поведения могут очень легко трансформироваться.

Окно Овертона и Глаз Молоха. Как политологическая концепция стала «технологией по расчеловечеванию».

Напомню, Овертон был вице-президентом коммерческой фирмы занимавшейся политтехнологиями и связями с общественностью, Макинского центра публичной политики и применял свою концепцию в работе. Овертон умер в 2003 году, а в 2008 году президентом Макинского центра становится Джозеф Г. Леман активно развивающий и продвигающий теорию окон в качестве главной технологии своего коммерческого центра, зарабатывающего именно на политтехнологиях. И уже в 2010 году в свет выходит роман в жанре фантастического политического триллера «Окно Овертона» написанный известным американским политическим комментатором Гленом Беком . Роман сразу же становится бестселлером и тогда же этот термин и приобретает мировую известность. Именно в этой книге впервые было сказано о том, что некая «технология» окна Овертона может быть применена на обществе и может изменить его, сделав из немыслимой идеи во вполне нормальную. Это было показано на примере каннибализма, читателю предлагались «пять простых шагов», которые сделают каннибализм естественным для любого общества. Спустя три года Бек выпускает продолжение своей книги, «Глаз Молоха».

Основные фигуранты: Джозеф Овертон, Джозеф Леман, Глен Бек.Обложки книг Бека — Окно Овертона и Глаз Молоха

В начале статьи упоминалось что основными распространителями идей Окна как заговора, являются консервативные источники. Глен Бек является консерватором и в его книге либеральные радикалы используют технологию манипуляции общественным мнение названую Окном Овертона для того, чтобы захватить единоличную власть в США и уничтожить не только всех соперников, но и сделать все другие политические идеи «недопустимыми» в новом обществе.
Сразу же после выхода книги Бека, Леман заявляет:
«Новый роман Глена Бэка «Окно Овертона» стал бестселлером спустя несколько недель после издания. Хотя Макинский центр не участвовал в создании книги или вымышленной истории, о которой он говорит, Центр действительно создал концепцию Окна Овертона, которую Бек адаптировал для своей истории».  
А так же:
«Многие считают, что политики могут двигать окно, но это на самом деле редко. По нашему мнению, политики обычно не определяют, что является политически приемлемым; чаще они реагируют на внешние факторы. Вообще, изменение политики следует за политическими изменениями, что само по себе следует за социальными изменениями. Самые долговременные изменения в политике — это те, которые подкреплены сильными социальными движениями».
Что это значит? Фактически то, что никаких технологий по сдвигу окна нет и тем более нет прямой возможности «расчеловечить» какое-то общество, чем пытаются пугать общественность различные консерваторы. Весь «ужас» Окна Овертона не более чем продукт плейсмент, внедрение рекламы. Специальный маркетинговый ход, целью которого, в данной ситуации была популяризация термина, а как следствие привлечение потенциальных клиентов в Макинский центр публичной политики. И это принесло результаты. На данный момент Леман является ведущим преподавателем теории Окна Овертона. Он обучил более 600 руководителей аналитических центров почти стратегического планирования из каждого штата США и более 50 стран .

Окно Овертона простыми словами. 1. КАК ЭТО СМЕЛО!

Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова.

Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».

Навыки необходимые для обхода манипуляций

Можно ли говорить, что окно Овертона – это оружие заговорщиков? А почему бы и нет?! У каждого своя правда. Однако даже если допустить, что кто-то действительно ставит палки в колеса и сознательно манипулирует людьми, чтобы причинить вред, то кто виноват, что мы попадаемся в манипуляционные нити?

Их можно замечать и обходить стороной. Это зависит от наших способностей видеть вред, прогнозировать последствия и просчитывать варианты действий и развития событий.

Этим навыкам не учат в школе. Их следует развивать самостоятельно. Вот три навыка, которые уберегут вас от манипуляций:

Критическое мышление:

  • Читайте книги о критическом мышлении.
  • Расширяйте ваши взгляды на привычные вещи и старайтесь рассматривать события с разных точек зрения. Другой взгляд не только углубляет ваше понимание происходящего, еще и способствует развитию эмпатии.
  • Находите причины явлений и замечайте последствия. Не доверяйте слепо каждой ошеломляющей новости. Задавайте вопросы, чтобы разобраться. Это поможет отыскать вашу собственную точку зрения.

Самообразование:

  • Изучайте. Для более целостного взгляда необходимо обладать информацией. Из разных источников. Так вы сможете лучше видеть схожие и отличающиеся детали.
  • Выделите время на новые знания, которых вам не хватает. Так вы сможете распределять ваше время более эффективно.
  • Общайтесь с другими людьми, которые разделяют ваши интересы. Вы можете узнать много нового и познать совершенно иные взгляды. А это способствует новым идеям, интересным знакомствам и приятному времяпрепровождению.

Внимательность:

Вы можете выбирать, к чему прислушиваться, а к чему нет. И какую информацию впитывать, тоже выбираете вы. Никто не заставляет слушать и следовать тому, что вы видите или слышите. Выбор всегда за вами. А чтобы делать его более осознанно, советуем посмотреть видео от Евгения Буянова, как раз и посвященное рассматриваемой теме:

Теперь же подведем итог статье.

В культуре

В изданной в 2007 году антиутопии «День Бумеранга» (Boomsday) (англ.)русск. писателя Кристофера Бакли герои вводят в общественный дискурс идею «добровольного ухода» в возрасте 70 лет для разгрузки системы социальной защиты в Соединённых Штатах.

В 2010 году был опубликован политический триллер Гленна Бека «Окно Овертона» (англ.)русск., рассказывавший о масштабной манипуляции американским общественным мнением для оправдания оккупации территории США, что представляло собой собственную трактовку концепции автором. По-видимому, именно эта книга сделала термин широко употребляемым в США.

Идеология толерантности

Что является главным условием или основной платформой для продвижения всех этих отклонений в общество? Так активно внедряемая к нам сегодня «толерантность», с помощью которой людей уводят от вопроса о том, к каким процессам и явлениям должно проявлять терпимость, а каким надо противодействовать, проявляя нетерпимость.

Звучит опять же красиво – «каждый может иметь своё мнение», «не надо никому ничего навязывать», «следите за собой, не лезьте в дела других» и так далее. «Ну, появились в детских мультфильмах ЛГБТ-персонажи – вам то какое дело, вас же не заставляют менять свою ориентацию? Ну, показывают по телевизору пошлость, проституток и порноактрис – возьмите и переключите канал, всего-то делов! Не нравится – не смотри!». За такими формулировками обычно прячутся пропагандисты всего низменного и аморального.

В обществе всегда есть понятие нормы. Те отклонения и извращения, которые мы рассматривали в ходе лекции в качестве наглядных примеров движения «Окна Овертона», хоть и встречались в истории человечества, – но нормой никогда не являлись. Поэтому и мы не должны, и более того – не имеем права относиться спокойно или попустительски к попыткам их оправдания и тем более легализации. Чем бы они не прикрывались – будь то «защита прав меньшинств» или призывы «шагать в ногу со временем, не быть ретроградами». Нельзя идти на поводу у идеологов толерантности. Мы должны хорошо понимать, в каких ситуациях уместно проявлять терпимость к чужому мнению, а в каких должно проявлять нетерпимость и пресекать развитие общественно-опасных тенденций.

Готовность же в любых ситуациях проявлять покорную толерантность означает только одно – отсутствие у человека совести и его неспособность различать добро и зло. Обществу так усиленно навязывают толерантность для того, чтобы оно не сопротивлялось и спокойно приняло все изменения, не вникая в суть каждого из них

Чтобы не попасться на эту «удочку», важно понимать, как работает технология «Окно Овертона», и уметь противостоять внедрению деструктивных идей и смыслов

Приемники инфразвука.(Часть четвертая)

Опубликовано: 24.01.2019

Камертонные инфразвуковые информационные приёмники. Камертонные приёмники — это монолитные или составные каменные конструкций имеющие заданные резонансные свойства. Эти приёмники не имеют воздушных резонаторов. Они устанавливаются в местах концентрации инфразвукового сигнала на неоднородностях среды распространения, а также возле крупных курганных приёмников. Позволяли получать инфразвуковую энергию на поверхности камня или концентрировать её в заданной точке(кромлех). Фигурные — это каменные инфразвуковые приёмники(колоссы), выполненные в виде скульптур или больших камней на каменных подставках. Устанавливались в культовых местах и возле храмов. Кромлехи — набор менгиров установленных в кольцо для синфазного усиления инфразвукового сигнала. Менгиры — одиночные вертикальные камни, Читать дальше …

Употребление термина

Простота и наглядность идеи создали термину заметную популярность, при этом к исходной концепции некоторые авторы добавили идею о возможных сознательных манипуляциях рамками окна дискурса. Сам автор и популяризаторы термина хотя и допускали возможность манипуляций рамками дискурса, но считали распространение ложной информации дурной политикой.

Концепция привлекалась для объяснения неожиданных явлений в общественной и политической жизни различных стран мира, в частности, делались попытки объяснить манипуляцией рамками дискурса победу Дональда Трампа, исход голосования по BREXIT, внезапный рост популярности левых политиков Джереми Корбина и Берни Сандерса.

В русскоязычной публицистике и блогосфере термин вошёл в широкое употребление с начала 2014 года как обозначение технологии сознательной манипуляции общественным мнением с неблаговидными целями. Отмечалось, что название концепции позволяет воспринимать её как внешнюю по отношению к отечественному политическому дискурсу.

Как работает Окно Дискурса Овертона

Работает Окно Овертона достаточно просто. Ведь технология программирования общества существовала во все времена. Не случайно Натан Ротшильд, основатель династии миллиардеров Ротшильдов говорил: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Великие и сильные мира сего всегда скрывали истинное значение тех или иных событий, вызванных искусственным путем.

К примеру, глядишь, в какой-то «хромающей» стране появился иностранный благодетель, который с помощью своих миллиардных фондов способствует якобы важнейшим реформам. Однако вследствие этого государство доходит до дефолта, а все его активы оказываются в руках «благодетеля». Как вам кажется, это совпадение?

Итак, окно дискурса делится на шесть четких этапов, в процессе которых общественное мнение безболезненно меняется на диаметрально противоположное:

Окно Оберона

Основная суть данной концепции заключается в том, что все происходит незаметно и, как кажется, естественным образом, хотя на самом деле совершается искусственным путем навязывания.

Используя Окно Овертона можно легализовать что угодно в самом буквально смысле этого слова. Манипулирование обществом – это тема стара, как мир, и господствующие классы мировой элиты превосходно об этом знают.

Но давайте рассмотрим принцип действия технологии Овертона на классическом примере каннибализма.

Шаг пятый: Стандартно

Теперь окно дискурса почти добилось своей цели. Переходя от разумности каннибализма к обыденному стандарту, в массовое сознание начинает насаждаться мысль о том, что эта проблема весьма остро стоит в обществе. Толерантность и ученая подоплека данного вопроса уже ни у кого не вызывают сомнений. Наиболее независимые публичные особы выступают с нейтральной позицией: «Сам я не такой, но мне все равно, кто и что поедает». 

В масс-медиа появляется огромное количество телевизионных продуктов, которые «окультуривают» идею поедания человеческого мяса. Выпускаются фильмы, где каннибализм – это обязательный атрибут наиболее популярных кинолент. 

Сюда же подключается статистика. В новостях можно регулярно слышать о том, что процент антропофилов, населяющих землю, оказался неожиданно большим. В Интернете предлагаются различные тесты на проверку скрытой склонности к каннибализму. Внезапно оказывается, что тот или иной популярный актер или писатель имеет прямое отношение к антропофагии. 

Тема окончательно выходит на первый план мировых СМИ по типу вопроса гомосексуализма в наше время. Эту идею берут в оборот политики и бизнесмены, ее используют, как хотят для достижения любых личных выгод. 

Серьезно рассматривается вопрос влияния человеческого мяса на развитие интеллекта. Обязательно будет замечено, что IQ у каннибалов существенно выше, чем у простых людей. 

Окно Овертона и его возможности

Давайте рассмотрим возможности Окна Овертона. При помощи этой теории в сознание самого ортодоксального общества можно насадить, в принципе, совершенно любую идею. Делается это в несколько этапов, которые детально прописаны. 

Возьмем, к примеру, гомосексуализм. Если это явление и существовало в предыдущие века, то оно, как минимум, считалось чем-то постыдным. Однако во второй половине XX и в начале XXI веков общество могло реально наблюдать, как действует Окно Овертона. 

Сначала в СМИ стали появляться многочисленные публикации о том, что гомосексуализм – это если и отклонение, то оно естественное. Ведь мы же не осуждаем чрезмерно высоких людей, так как их рост обусловлен генетикой. То же самое, писали журналисты, происходит и с гомосексуальным влечением. 

Затем стали появляться многочисленные так называемые исследования, которые доказывали тот факт, что гомосексуализм является естественной, хоть и непривычной стороной человеческой жизни. Проходили годы, а окно дискурса Овертона продолжало выполнять свое назначение. 

Вскоре стало выясняться, что многие выдающиеся представители человеческой культуры были сторонниками однополых отношений. После этого в масс-медиа начали появляться признания политиков, шоу-звезд и других заметных людей в своей гомосексуальности. В конечном счете, теория Овертона сработала с потрясающей точностью, и то, что еще 50 лет назад считалось немыслимым, на сегодняшний день является нормой. 

Женоподобные мужчины с бородами в обтягивающих колготках и кружевном белье заполонили собой буквально все медийное пространство. И теперь во многих развитых странах считаться гомосексуалистом не только нормально, но и престижно. Ты можешь стать победителем крупного мирового шоу только потому, что твой образ идеально вписывается в один из шагов окна Овертона, а не благодаря своему таланту. 

Как работает окно Овертона?

Пример: Если кто-то захочет узаконить каннибализм

Вообразите себе, что кто-то из ведущих какой-то популярной программы внезапно выскажется о каннибализме, то есть о физическом поедании человеком человека, как о чем-то вполне естественном.

Реакция общества будет настолько бурной, что такого ведущего непременно уволят с работы, а может и  привлекут к уголовной ответственности за нарушение того или иного закона о правах и свободах человека.

Однако если запустить в ход Окно Овертона, тогда легализация каннибализма покажется для четко работающей технологии стандартной задачей.

Как это будет выглядеть?

Шаг первый: Немыслимо

Безусловно, для первоначального восприятия идея каннибализма выглядит в глазах общества просто как чудовищное мракобесие. Однако если регулярно через средства массовой информации касаться этой темы с разных сторон, люди незаметно привыкнут к самому факту существования данной темы.

Никто же не говорит о принятии этого, как нормы.
Это пока еще немыслимо, но табу уже снято. Таким образом, общество готово к следующему этапу окна Овертона.

Шаг второй: Радикально

Итак, полный запрет на обсуждение темы снят, но идея каннибализма по-прежнему категорически отвергается населением. Периодически, в той или иной передаче мы слышим экстремистские высказывания, связанные с темой людоедства. Но это воспринимается как радикальный бред одиноких психопатов.

Однако они начинают чаще появляться на экранах, и вскоре общественность уже наблюдает, как собираются целые группы таких радикалов. Они организовывают научные симпозиумы, на которых пытаются с точки зрения формальной логики объяснить каннибализм, как естественное явление древних племен.

Предлагаются к рассмотрению различные исторические прецеденты, как, например, мать, которая, спасая своего ребенка от голодной смерти, напоила его собственной кровью.

Этот этап “Окна Овертона” самая главная стадия.

Вместо понятия людоедства или каннибализма начинают употреблять корректный термин – антропофагия. Значение то же самое, а вот звучит более по-научному.

Звучат пока еще считающиеся немыслимыми и радикальными предложения по узаконению такого явления.
Почему бы не создать закон о допустимости антропофагии в исключительных случаях голода или при экстремальных условиях или медицинских показаниях?

Если вы общественный деятель, тогда в прессе вам будут регулярно задавать вопросы о вашем отношении к такому радикальному явлению, как антропофагия.

В сознании людей накапливается база отзывов самых различных представителей социума о людоедстве, как таковом.

Шаг третий: Приемлемо

Третий шаг теории Овертона переводит идею на приемлемый уровень. В принципе, тема давно обсуждается, все уже к ней привыкли, и холодный пот на лбу при слове «каннибализм» ни у кого не выступает. Все чаще можно слышать репортажи о том, что антропофилов спровоцировали на какое-то действие, или сторонники движения умеренного каннибализма собираются на митинг.

Ученые продолжают плодить бредовые утверждения о том, что желание поедать другого человека заложено природой. Тем более что на разных этапах истории каннибализм практиковался в той или иной мере, а потому явление это свойственно людям и вполне нормально.

Здравомыслящие представители общества выставляются в дурном свете, как нетерпимые и отсталые люди, ненавистники социальных меньшинств и прочее.

Шаг четвертый: Разумно

Четвертый этап концепции «Окно Овертона» приводит население к восприятию разумности идеи антропофагии.

В  принципе, если не злоупотреблять этим делом, то оно вполне допустимо в реальной жизни. Развлекательные телепрограммы придумывают забавные сюжеты, связанные с каннибализмом. Люди смеются над этим, как над чем-то обыденным, хотя и немного странным…

В качестве заключения

К сожалению, мы многое не знаем о том, какие новейшие технологии могут применяться к нашему сознанию. И если Вы однажды, включив телевизор услышите, что крепостное право в России – единственно верный путь к его процветанию, не удивляйтесь, а вспомните о теории окна Овертона!

Оцените статью:

(3 голоса, среднее: 2.3 из 5)

Поделитесь с друзьями!

Джозеф Овертон и его окно | Блогер elner на сайте SPLETNIK.

RU 4 августа 2020

На волне обсуждений транс-сообщества и беспорядков в США не могу не поделиться статьёй о явлении, многократно всплывающем в комментариях прямо или косвенно. Ниже слегка отредактированный вариант, без ссылок и мата (если что-то упустила, то прошу прощения), с заменой пары элементов, за оригиналом статьи можете постучаться в лс, туда же могу кинуть небольшое видео от «Постнауки» о немецком обществе времен Гитлера, которое приводится в пример в статье. 

Приятного чтения.

                                            Пора уже закрывать «Окно Овертона» 

Не так давно прямиком из Америки в наши края занесло очередную лженаучную концепцию, которая, получив прописку в буйных головушках конспирологов, параноиков и прочих любителей «традиционных ценностей», заняла достойное место на изрядно подзапылившейся полке поразительных откровений, наряду с такими фантазиями как «25 кадр», «План Даллеса», «Спаивание России», «Протоколы сионских мудрецов» и т. д. и т.п.

Бредовая концепция, придуманная каким-то сумасшедшим, стала глотком свежего воздуха для нашего медийного пространства и рванула бомбой массового поражения, сожрав немалую долю зрительской аудитории и бюджетных средств из карманов пропагандистов всех мастей. Еще бы! Ведь со времен извлечения на белый свет предыдущей заговорщической теории, известной как «План Даллеса», прошло аж 15 лет. Истосковались, поди, по новизне-то за столь серьезный срок. И вот она, нарядная, на праздник к нам пришла и много-много радости детишкам принесла. Вернее, не детишкам, но людям, оставшимся на одном с ними познавательном уровне.

Согласно данной теории, всего за пять шагов обществу якобы можно навязать что угодно: например, сделать повсеместным явлением каннибализм, инцест или легализовать педофилию. Проще говоря — всецело отторгаемый обществом каннибализм сделать рядовым явлением. Сначала шокирующая тема появляется в прессе, затем ее обсуждают ученые, следом возникает или находится определенный прецедент, дальше явлению подбирают рациональные объяснения и, в конце концов, оно возникает в популярной культуре. После этого явление становится привычным и укореняется в политике. Я представляю себе немалое удивление какого-нибудь социолога, который случайно увидел, как в эфире ТВ два умного вида дяди с серьезным видом обсуждают это самое окно. Ну, так а как ему не удивиться, если никакого окна Овертона… не существует.

Вернее, существует, но до наших северных краев от него дошло лишь название — все остальное выдумано с самого первого прямиком до последнего слова.

В оригинальной же концепции суть Окна сводилась к следующему: все варианты государственной политики в определенной сфере можно ранжировать по шкале от полностью свободных (отсутствие государственного регулирования) до наименее свободных (полный контроль государства). Но для общества в определенное время приемлемыми являются лишь некоторые из них, которые попадают на небольшой отрезок этой шкалы. Политики и государственные деятели своими словами и действиями должны попасть в это «окно», иначе они не будут иметь шансов на выборах. В результате они имеют ограниченный выбор вариантов политики, который и называют «Окном Овертона».

Проще говоря, речь шла о том, что не политика влияет на процессы, происходящие в обществе, а процессы, происходящие в обществе, влияют на политику. Например, президент устраивает гонения на геев не потому, что президент геев не любит, а потому, что народ в большинстве своем их ненавидит. И политик, который не улавливает реальные настроения в обществе, попросту долго не задерживается на своем посту: если общество еще не готово к принятию геев, то политика, ратующего за толерантность к ним, сразу же общество и свергнет. Поэтому грамотный политик, оценив ситуацию, подстраивается под мнение народа и вместе с ним начинает ущемлять и травить меньшинства. И наоборот: если бы народ в основной своей массе был толерантен к геям, то и президенту пришлось бы проводить в отношении геев политику толерантности. Т.е. не государственная пропаганда задает вектор направления общества, а общество задает вектор направления государственной пропаганды. По сути, народ управляет властью, а не власть народом. Не король делает свиту, а свита делает короля. Кажущиеся лидеры — лишь сёрферы, которые оседлали волну, но они ей НЕ управляют.

Это не значит, что пропаганды не существует. Но всякий раз нужно осознавать, что её продукт — сложное взаимодействие глубинных причин, а не только пиара. Та же нацистская Германия — почитайте, в каком состоянии немцы были после Версальского мира и почему они с такой охотой повелись на предложение реванша. Можно ли подобное сделать с любым народом против его желания? Несомненно, отдельные люди и социальные группы периодически пытаются оседлать волну. Вопрос в том, что волна уже есть независимо от этих групп, и ей можно только «причесать барашки». Ну, и быстренько поставить свой копирайт на «революцию». Не будь одного лидера — выдвинется другой. Так было с суфражистками и с феминизмом, с борьбой за права чернокожих, с протестантами, с нацизмом. Там всё уже и так кипело, и кто считает, что тот же Гитлер промыл мозги невинным и неспособным до этого на кровь немцам, тот глубоко не знает вопрос. Это как в случае с коррозией: где пошла течь, там и появилась коррозия.

И самое важное: никто не будет седлать волну, когда нет волны. Политика живет по тем же законам, что и рынок: спрос рождает предложение. Нет спроса — не будет предложения, как минимум потому что оно невыгодно!

Еще проще эту теорию можно охарактеризовать всем нам известным выражением «каждый народ заслуживает то правительство, которое он имеет». Народ и власть — это единый, цельный организм. Только политик, находящийся на одной волне с народом, являющийся с ним плоть от плоти, может добиться успеха на политическом поприще. Посмотри на Мозамбик и подумай: они так ужасно живут из-за своей власти, или же, все-таки, из-за себя? Ответ, думаю, очевиден: да какая к чёрту власть? Они до сих пор там камнями подтираются. А социальные процессы-то везде одинаковы, а стало быть, если у них так, то и у нас так же. Да они же людей там едят до сих пор. А что будет с политиком, который в Мозамбике, к примеру, захочет при таких раскладах строить демократию, и провозгласит отказ от магии вуду в пользу медицины? Догадываешься? Жители решат, что он какой-то сумасшедший и съедят его.

Ну, а непосредственно восприятие того или иного явления обществом, как положительным или отрицательным, формируется независимо от политики, по мере развития самого общества. Пример: скажи сегодня президент на конференции, что женщин, уличенных в колдовстве, необходимо сжигать — его больше не будет в президентском кресле. А вот скажи он такое лет 500 назад — заслужил бы бурных оваций, равно как и наоборот: заикнулся бы он о том, что женщин недозволительно сжигать лет 500 назад, и лидером никогда бы не стал. Вот что такое Окно Овертона — это ограниченный выбор вариантов ведения политики, формируемый степенью развитости общества, которое и является этим окном. Как объяснял концепцию Леман, окно возможностей сдвигается не по воле политиков, а по воле народа, который их избирает.

Согласитесь, как-то все это слишком уж сильно разнится с тем, что любители конспирологии любят рассказывать, да? Конечно же, ведь то, что у нас подают под видом Окна Овертона, на самом деле называется Лесенкой Картера.

Некий религиозный сектант из «Союза Нового Завета» по имени Джо Картер во время очередного астрального откровения словил приход, взялся за перо и писал, пока его не отпускало. А поскольку люди, имеющие отношение ко всяким «Заветам», скажем прямо, фантазией не блещут, то он сплагиатил идею Овертона и переиначил все под свое консервативное мировоззрение, согласно которому ничего в мире не происходит просто так: за всеми событиями явно стоит чей-то злой умысел. Овертон считал, что общество влияет на политику, а Картер написал, что политики влияют на общество, и непременно по некоему зловещему замыслу. Да, автор просто увидел обычный процесс научного познания мира и сделал из этого весьма оригинальные выводы.

В качестве обоснования своей концепции Картер привел улучшение отношения к гомосексуальности. Как религиозный фанатик он не верил, что люди могли реально подобреть, и считал, что толерантность навязана американцам жидомасонами. Этого ему показалось мало, и он придумал какие-то пять шагов, при помощи которых тайная мировая ложа способна внедрить в общество что угодно, утер усы, и откинулся в кресле своей непревзойденности. Так появилась лесенка Картера, которая дальше сектантов и заговорщиков не ушла. И все бы ничего, но какой-то мерзавец перевел его статью на русский язык… вбросил в нашу медиасферу под видом Окна Овертона — и понеслось… Овертон начал крутиться в гробу с мощностью турбины, а страшилка пошла в невежественный и малообразованный народ. И теперь всякое изменение в обществе тотчас получает клеймо «окна Овертона». Так из оптимистичного наблюдения о том, что политик обязан прислушиваться к народу, получилась страшная история о том, как безнравственные темные силы с помощью заморского метода внушают людям самые бесчеловечные и порочные идеи. Вообще психологи могли бы много сказать о тех, кто не хочет брать на себя ответственность и валит все на тайные заговоры. 

Кстати, почему бы у нас прямо не назвать эту ахинею Лесенкой Картера? Зачем приписывать это Овертону? А все просто: потому что Овертон — авторитет, а Картер — хрен с горы, который даже в Википедии статьи не удостоился. А мнение авторитетов всегда вызывало куда больше доверия, нежели мнение какого-то там члена «Союза Нового Завета». Интересно то, что никто даже не удосужился проверить реальность того, что у нас выдают за «Окно Овертона», хотя теория весьма известна, и лишь одним кликом мыши можно с ней ознакомиться в той же Википедии.

Ну что ж… С первой частью мистификации разобрались. Переходим непосредственно к разбору лесенки Картера.

Прикол в том, что если убрать всю заговорщическую ахинею про управление массами, то теория Картера тоже вполне себе состоятельна. Пять шагов, про которые взахлеб пишут сейчас в наших СМИ, если убрать теорию заговора, есть ни что иное как обычное общественное обсуждение чего-либо. Такого рода обсуждения происходят и в обществе, и в профессиональных коллективах, решающих специальные вопросы. Например, новая научная парадигма также поднимается от «чушь!» через «в этом что-то есть» до «ну, кто же этого не знает!»

И правда: если 500 лет назад предложение о запрете сжигания ведьм назвали бы чушью, 300 лет назад задумались бы «а в этом что-то есть», то 200 лет назад на утверждение о том, что сжигать женщин плохо, уже каждый отвечал «да кто ж этого не знает!»

Кто в современном обществе не знает, что уголовно наказывать за однополые связи на добровольной основе нельзя?! Кого в современном обществе удивишь равноправием женщины выдачей ей автомобильных прав? Сейчас водить машину женщинам запрещают, ссылаясь на духовные скрепы и традиционные ценности, только в одной-двух самых отсталых странах мира.

Что сразу бросается в глаза при ознакомлении с русской версией теории?

1. Общий посыл о том, что этот механизм (который, как мы и выяснили выше, и без того не существует) всегда применяется намеренно и группой лоббистов;

2. Общий посыл, что этот механизм работает всегда во вред, согласно плану некоего заговора;

3. Постулирование, что «окно Овертона» — непреложный факт. В социологии вообще мало непреложных фактов, и к ним даже оригинальное «окно» не относилось, не говоря уже о выдумке христианского консерватора, прошедшей обработку в фантазиях наших разносчиков;

4. Селективная подборка фактов. В связи с геями в мире было много шевеления. И за, и против, и вбок. Из всего многообразия авторами были выбраны только те, которые «подтверждают» теорию. А благодарные недалёкие читатели сами охотно заполняют пробелы и ужасаются: «А ведь правда! А ведь действительно я видел(а)(о) статью, где геев обсуждают научно! Значит, прав автор, это ЗАГОВОР!»;

5. Исключительно негативные примеры работы этой «технологии». Всегда, когда речь заходит про псевдо-окно Овертона, разбирают его только на самых отвратительных из возможных примеров. Например: «а давайте сейчас разберем, как при помощи Окна Овертона можно легализовать в обществе каннибализм/инцест/зоофилию/некрофилию/педофилию». Ни разу не слышал про внедрение по этой схеме любви, к примеру. Во-первых, теория изначально рассчитана на маргинальные слои населения, которые не привыкли думать, а стало быть, едва ли в их головах после прочтения концепции способна зародиться мысль, что любая монета всегда о двух сторонах. А во-вторых, разбирается эта теория только на негативных примерах для того, чтобы формировать образ вешнего врага и демонизировать его. Не даром же в наших краях она всегда употребляется в контексте враждебной «американщины» и хохлов. Не даром же самыми первыми за ее активное распространение принялись именно профессиональные пропагандисты: Стариков, Михалков, Кургинян!

6. Полнейшая оторванность наших авторов от существующих реалий. Приводя эти примеры, они, например, даже не заботятся о том, что и каннибализм, и инцест, и зоофилия почти во всем мире не имеют прямого запрета в законах. 

Есть вещи, которые даже запрещать не надо. Никто, например, не выходит голым на улицу не потому, что это запрещено законом. А поедание человеческого мяса представляется людям еще более отвратительным и запредельным.

Полнейшее незнание авторов ВООБЩЕ ничего. Они не понимают, что инцест, зоофилию и каннибализм НЕВОЗМОЖНО внедрить в общество ни за 5, ни за 10, ни даже за сто своих магических шагов. Просто потому, что есть инстинкты, согласно которым есть человеческое мясо отвратительно. Есть инстинкт продолжения рода, который говорит о вреде близкородственного скрещивания. Поэтому широко внедриться в массы эти явления не могли в принципе — против природы не попрешь. Хотя при изменениях социальной среды они вполне возможны, но даже тогда люди будут это делать через «не хочу». Например, массовый каннибализм возможен лишь в условиях страшнейшего голода, массовая зоофилия/некрофилия/инцест возможны только в условиях тотальной нехватки самок — тогда система дает сбой и готова толкнуть человека на инцест, потому как это для него становится единственной возможностью хоть как-то продолжить род. Или зоофилия как способ сделать разрядку, если даже инцестировать не с кем. Вроде бы элементарнейшие азы, очевидные любому не то чтобы социологу, а просто человеку более-менее образованному. 

Кстати, по этой схеме получается, что христиане (а именно христианин написал эту теорию), когда едят плоть Христову и пьют кровь Христову, готовят наш мир к антропофагии. Мы понимаем, что это, конечно же, метафора, но ведь по этому псевдо-Овертону всё так и начинается, с как бы метафор, теоретических рассуждений, снятия табу. Не? Упс, кажется кто-то попал в собственную мышеловку.

Теперь что касается не метода пропаганды, а самой поднимаемой темы. На волне квасной гомофобии сейчас помимо просто шпаны понавылезло какое-то число «экспертов», которые пытаются подвести под свою неприязнь научную базу. Научной базы, понятное дело, нет, поэтому приходится выдергивать всякие маргинальные теории и приписывать их настоящим ученым, как и получилось с Овертоном.

Гомосексуализм, педофилия, даже каннибализм существовали и существуют всегда и во все времена, абсолютно в каждом уголке планеты. Возраст сексуального согласия даже сейчас в некоторых развитых и цивилизованных странах меньше 14 лет. И ничего, мир не погиб, не утонул в пучине хаоса и разврата, как нам грозят некоторые моралисты. То, что для меня лично это неприемлемо в силу воспитания, мир не остановит. И именно неприемлемость любых — хороших и плохих — новшеств многими людьми и есть главная причина, по которой общество меняет отношение не щелчком, а вынуждено долго делать себе смену убеждений описанным настоящим Овертоном способом. Нравственность — служанка потребности.

Почему вообще появляются такие статьи? Есть у людей склонность найти «другого» и повесить на него всех собак. Рыжие, ведьмы, иностранцы — что угодно бросалось в топку массовых психозов. Думаете, время охоты на ведьм прошло? Вовсе нет. Такая уж психика у людей — для осознания своей значимости им всегда нужен враг. Просто их сейчас называют иначе: «геи», «капиталисты», «жидомасоны», «бандеровцы», «пятая колонна», «ватники» — зависит от ваших предпочтений. И для пущей демонизации вкупе с псевдо-научной обоснованностью вбрасывают лжетеории вроде этой.

как пандемия используется для ограничения нашей свободы / Хабр

Что такое «Окно Овертона» можно узнать по ссылке.

В свежем интервью, которое Эдвард Сноуден дал руководителю независимого журналистского агентства VICE Media Шейну Смиту, он рассказал о долгосрочных последствиях, которые будут иметь полученные правительствами разных стран чрезвычайные полномочия в ответ на пандемию коронавируса. Эксперт по кибербезопасности, в частности, сказал:

Минутка заботы от НЛО


В мире официально объявлена пандемия COVID-19 — потенциально тяжёлой острой респираторной инфекции, вызываемой коронавирусом SARS-CoV-2 (2019-nCoV). На Хабре много информации по этой теме — всегда помните о том, что она может быть как достоверной/полезной, так и наоборот.

Мы призываем вас критично относиться к любой публикуемой информации

Официальные источники

Если вы проживаете не в России, обратитесь к аналогичным сайтам вашей страны.


Мойте руки, берегите близких, по возможности оставайтесь дома и работайте удалённо.

Читать публикации про: коронавирус | удалённую работу

«По мере распространения авторитаризма, распространения законов о чрезвычайном положении, когда мы жертвуем своими правами, мы также жертвуем своей способностью остановить сползание к менее либеральному и менее свободному миру. Вы действительно верите, что после первой, второй, 16-й волны коронавируса — возможности контроля за людьми и собранные данные о них не будут сохранены? И вопрос не в том, будут ли эти возможности применяться к мелким преступлениям, для политического анализа или для таких вещей, как проведение переписи. Независимо от того, как эти данные будут использоваться, строится система угнетения и кто-то будет злоупотреблять этим».

Сноуден знает, о чём говорит, ведь именно он в своё время, рискуя собственной жизнью, раскрыл масштабы шпионажа в Агентстве национальной безопасности США, которое получило беспрецедентные полномочия для слежки за гражданами после жутких терактов 9/11 (11 сентября 2001 года) в рамках так называемого

«Патриотического акта»

, федерального закона, принятого в октябре 2001 года американским правительством. Ранее Эдвард Сноуден уже предупреждал, что усиление слежки в условиях кризиса с коронавирусом может привести к долгосрочным негативным последствиям для гражданских свобод.

Страх перед распространением вируса может привести к тому, что правительства будут отправлять на каждый фитнес-трекер запрос с данными по пульсу или частоте сердечных сокращений и потребуют доступа к этим данным.

«Пять лет спустя, когда коронавирус уйдёт, — рассуждает Сноуден, — эти данные им всё ещё будут доступны, и они начнут собирать новые. Они уже знают, что вы смотрите в Интернете, они уже отслеживают ваши перемещения по телефону, теперь они узнали, каков ваш пульс. Что же произойдёт, когда они начнут по-настоящему работать с этой информацией и используют возможности искусственного интеллекта?»

Нет никаких сомнений в том, что желанная для власти тотальная слежка и манипуляции людьми будут объясняться заботой о безопасности граждан. Могут ли в этом случае что-то сделать простые граждане? Необходимый минимум — не поддаваться инициативам властей по установлению цифрового контроля. Конечно, пока «меры цифрового контроля» выглядят довольно комично, но москвичи уже проглотили ограничение своей свободы, поспешно введённое столичной мэрией. Вполне возможно, это был пробный шар, чтобы посмотреть на реакцию граждан, которые пока ведут себя как та самая лягушка, которая, не чувствуя опасности от постепенно подогреваемой в кастрюле воды, так в ней и сварилась.


Политики же, видимо, в очередной раз почерпнули идеи у фантастов: вспомним ставший уже легендарным фильм «“V” — значит Вендетта», созданный по комиксам Алана Мура. Для порабощения населения правительством сначала был запущен вирус, и под предлогом эпидемии власти объявили тотальный карантин с комендантским часом, а нарушения режима жестоко карались службой безопасности Norsefire, тоталитарной правящей партии. Поучительно, что часть из посмотревших фильм зрителей обвиняли автора сценария в нереалистичности происходящего и утверждали, что «революции проходят по другим сценариям», однако всё, как известно, проверяется временем. Нам же пока ещё не нужно ждать Гая Фокса — достаточно организоваться и заставить власти соблюдать имеющиеся законы, пока они не перешли ту самую черту.

Окно Овертона в литературе | Камертон

Джозеф П. Овертон (1960-2003) — старший вице-президент центра общественной политики Mackinac Center. Сформулировал модель изменения представления идеи в общественном мнении, посмертно названную окном Овертона. Согласно модели Овертона для каждой идеи в обществе существует так называемое окно возможностей. Окно движется, меняя шкалу возможностей от стадии «немыслимое», полностью отвергаемое и чуждое общественному сознанию, до стадии «действующая норма», то есть до принятого массовым сознанием и закрепленного в законах.

Это не промывание мозгов как таковое, здесь используются более тонкие методы. У общества даже сомнения не возникает, что не кто-то извне, что это оно обсуждает, выбирает и одобряет. Таким образом, общество остается в неведении относительно самого факта целенаправленного воздействия на умы.

Обычно примером того, как работают технологии, приводят легализацию чего-нибудь действительно немыслимого для современного законопослушного человека. Каннибализма, например, или педофилии. Так, чтобы была понятна умозрительность приведенных технологий. Ну а если взять пример того, что находится отнюдь не в нулевой стадии окна возможностей и уже вполне успешно внедряется? Да так успешно, что попытки назвать вещи своими словами вызывают бурный протест и обвинение… в промывке мозгов. Ведь так и происходит, когда речь идет о планомерном уничтожении великой русской литературы и подмены ее местечковой графоманией с помощью книгоиздата при поддержке современных псевдокритиков, давно уже превращенных в рекламщиков и коммивояжеров, впаривающих публике (и весьма задорого) одноразовых, никчемных «новых Гоголей».

Бешеный протест вызывает разговор о том, что современная литература не дотягивает не то что до великих предшественников своих (никто, собственно, и не ждет массового нашествия классиков в современную литературе), но и просто до литературной речи и приемлемого художественного уровня (в силу безграмотности и бездарности «выдвиженцев» и «назначенцев», поднявшихся исключительно за счет связей в литературной тусовке и массированной рекламы). И если нулевая стадия в теории Овертона называется «немыслимое», то как будет называться и выглядеть описываемая стадия идеи уничтожения русской литературы и замены ее на «фемповестку», «правильную политориентацию», «европейский гуманизм», «актуальный лук» и прочий неведомо кем заказанный мусор?

Конечно, мы давным-давно миновали первую стадию, на которой «ученые» с весьма сомнительными дипломами и степенями, именующие себя доминантами критического пространства и рыбами-лоцманами (каковая рыба в природе является падальщиком и вычищает остатки пищи из зубов хищника — интересно, как это соотносится с критической деятельностью?), высказали свое мнение: «Нам не нужна великая русская литература, нам нужна небольшая, камерная, уютная литература типа скандинавской; страна у нас небольшая (это Россия небольшая? какая же тогда Британия, откуда рыба-лоцман шлет свои бесценные советы?) — вот и литература нам требуется небольшая»

Мы пропустили и тот момент, когда в качестве пугала, согласно схеме Овертона, были предложены всякие чудовищные в своей безвкусности, скандальности и невежестве «Цветочные кресты»; когда защитницы оных, любители «вжевывать резину в почву опыта» и дать читателю непрошеный совет, вещали: «Давайте поддержим ославленное жюри и вытащим Колядину из-под парты, сознавшись, что в последнее время многим литературно образованным людям полюбились наивное искусство, простые житейские ситуации, веселые байки, авторы, пышущие удовольствием от жизни и верой в успех, и — да, что-то за всем этим доброе и большое: может, семья, может, старинная легенда, а то и Бог», а также и прочие «расходники» процесса. А, нет, не расходники. В литературной тусовке можно вытащить из-под парты любую, извините, дрянь и пустить в дело, буде у вас возникнет потребность в дряни.

А она непременно возникнет, потому что после обсуждения дикой, на первый взгляд, идеи, после введения ее «в научный оборот» и получения авторитетного высказывания о каннибализме, тьфу, то есть об уничтожении русской литературы надобно же с кем-нибудь предметно, чисто научно поговорить об этом? Ну хотя бы теоретически, как об идее?

Окно Овертона сдвигается, один за другим назначаются пересмотры позиций. На читателя толпой движутся скандальные графоманы с их страшненькими представлениями о прекрасном, критики «чисто научно» рассуждают о негативной трансгрессии нимфоманок-невротичек, о гипнотической прозе недоучек, пишущих на грандиозные темы по статьям из Википедии, формируются «градации серого».

Продвижение окна возможностей во многом зависит от пресловутых «ученых». Они раздают ярлыки «ханжа» и «лицемер» всем, кто не желает менять великую русскую литературу на потуги графоманов и бред критичек. Разумеется, графомания уже не имеет былого, вполне заслуженного звания. Теперь ее именуют мейнстримом, метамодернизмом, авангардом и прочими неизвестно откуда всплывшими и неведомо что обозначающими эвфемизмами. Всякое нечитабельное нечто запросто может быть представлено как новое направление — вернее, тренд, англицизм отлично покрывает идиотизм! Ему можно приписать великие цели — от примирения враждующих народов порнографическим романчиком до зеркала эпохи, созданного глоссолалией, парцелляциями и физиологическими проявлениями страдающего поутру алкоголика. 

Не так уж сложно отвести глаза идеологическим противникам. Теперь они вынуждены пользоваться теми эвфемизмами, которые им навязали, а если они осмеливаются именовать объект обсуждения напрямую, им не избежать ярлыка и осуждения от «коллег, ведущих дискуссию корректно». Дискуссию о том, как хорошо литература подменяется глоссолалией. И нужно ли вообще знать грамоту, чтобы быть писателем.

Опорных прецедентов — исторических лиц, чей литературный дар бесспорен, а вот грамотность подкачала — в литературе немало. При этом бесспорность дара опускается и на передний план вытаскивается незнание некоторыми большими писателями грамматики и орфографии. То есть любой графоман и шарлатан, не знающий языка, на котором пишет, и не желающий изучать предмет, о котором пишет, получает главное — легитимизацию своей безграмотности. Факт слабости правописания у Мелвилла или Астафьева, живших в не самое благополучное время, отчего-то подается как доказательство законности графоманского невежества в XXI веке, в эпоху поголовной грамотности.

Как только «учеными» в процессе вжевывания в почву резины найден легитимирующий прецендент, окно Овертона перемещается от стадии возможного в область рационального. Это третий этап. В общественном сознании искусственно создается «поле дискуссии». На полюсах воздвигаются пугала: с одной стороны машут штандартами требующие сажать современных писателей в кутузку за все плохое во имя всего хорошего, запретители неправильной социально-сексуально-политической ориентации и написания книг по запрещенным (неизвестно кем и когда) темам — с другой стороны помавают рукавами духовно богатые девы из стаи псевдокритиков, рассуждая о том, что «книга — это же труд… надо уважать труд автора… и никогда не ругать плохие книги. .. да и существуют ли книги плохие и хорошие?» Тут кто угодно занервничает — дискутировать с людьми, которым откровенно плевать на литературу, у них какие-то свои цели. И свои мании.

Реальных противников идеи, нормальных людей, не желающих молчать в тряпочку, записывают в радикальные партии ханжей, лицемеров, гомофобов, фашистов, сексистов и проч. Это округляет полярные «сборища радикалистов» и производит нужное устрашающее впечатление. Что также помогает сократить число реальных противников легализации идеи смены великой литературы на местечковый лытдыбр. 

«Ученые» и журналисты тем временем с бешеным энтузиазмом строчат статьи, доказывая, что камерная (не местечковая, откуда вы вообще взяли это слово?) литература одноразового использования, ничего не дающая ни уму, ни сердцу — она и есть самая что ни на есть европейско-гуманистическая, позитивная и развивающая. В отличие от депрессивного творчества «толстоевских». Даром, что такого трэша, как в «мейнстриме», ни один из классиков и измыслить не мог.

Ну и последний этап — популяризация объекта. Взяв пару медийных персон из множества середнячков, пишущих что-нибудь более ли менее годное для экранизации, режиссеры снимают по их опусам сериал-другой. В сериале, естественно, от романа остаются рожки да ножки, из чего-то делают боевик, из чего-то триллер, из чего-то лавбургер. Роман сериальщикам, собственно, и не нужен, раскручивают-то не его. Раскручивают персону, олицетворение нового культурного явления, которая приложила ручку к очередному мусорному творению и была за это изругана нехорошими ханжами-лицемерами.

Все это, разумеется, потому лишь, что некоторым узколобым личностям не понравились не относящие к делу черты графомана: гендер, политические взгляды, сексуальная ориентация и провинциальное происхождение. Да мало ли чего наковыряет журналист, которому сказали «фас»? Огульных обвинений никогда не бывает достаточно. Не зря же первое обвинение, летящее в критика, высказавшего нелестное мнение о каком-нибудь слабеньком дамском романе: «Мизогин! Женоненавистник! Сексист!»

На последнем этапе в ходе популяризации еще относительно недавно неприемлемой идеи ее выводят в топ соцсети и СМИ, после чего она ставится на ротацию в масс-медиа, шоу-бизнесе и политике. Заодно суть проблемы активно забалтывают операторы информации (журналисты, ведущие телепередач, все те же критики), отсекая от дискуссии специалистов, которым есть что сказать. При условии, что тех вообще пригласят поговорить на тему «Нужна ли народу настоящая литература или конвейерного чтива вполне достаточно?» 

Да и согласится ли здравомыслящий человек дискутировать на тему, которая для него по-прежнему находится на нулевой стадии, в разделе «немыслимое»? Одна из самых трудных задач в подобном «научном споре» — не сказать противнику: а вы, часом, не спятили, голубчик? вы сами-то понимаете, что несете? Это ведь так некорректно…

 

Художник: А. Козельский.

Взгляд на пандемию в Окно Овертона

К самому термину “Окно…” я еще вернусь
подробней. Термин обясняет возникновение
конспирологических теорий и важную
(особенно в нашем веке) методологию
манипуляций человеческим сознанием

К

Для
написания этих строк были три посылки
(информации к размышлению).

Первая.
Пандемия ковид-19,
которая, как надеялись специалисты,
должна на данный момент уже
закончиться, на самом деле, разгорается.
И те же специалисты серьезно поговаривают
уже о третий, а вероятно и о четвертой
«волне» заболевания.

Вторая.
На данный момент от ковида умерло на
планете уже около трех человек.
Данные по этой позиции противоречивы,
поэтому ограничусь обозначением «более
двух…»

Заболело
с начала пандемии 96 158 735 человек.
Коэффициент смертности (т.е. количество
смертей на млн. населения) эксперты
называют также с более-меньшей
точностью – 265. Если эти цифры сопоставить
с обычной смертностью от всех земных
болезней и иных тривиальных
человеческих причин, то получаем: при
общем количестве «естественных» смертей
на планете 75 с лишком млн. в год, 2 млн.
жертв нового вируса – это не так уж и
слишком… это менее 3-х процентов. И это
фактически совпадает с уже названным
выше показателем – 265, т.  е. с
коэффициентом «вирусной смертности».
Тогда вопрос: откуда взялась эта
всемирная истерия? Ведь человечество
знавало и много худшие последствия
эпидемий! Уже приелся на зубах, но
показателен пример гриппа Испанка, с
его коэффициентом 5000 (!), т. е. по многим
данным это до 5 процентов умерших от
всего народонаселения Земли. Я уже не
буду тут муссировать всякие там жуткие
факты о пандемиях холеры, чумы и оспы…

Третья
посылка.
Почему-то
очень мало кто из статистиков, экспертов
по вопросам социологии не исследует те
потери (в том числе и человеческих
жизней), которые пандемия ковида принесла
в мир. А ведь эти потери достойны
внимания, ибо касаются каждого из нас.
У кого-то разрушилась семья… Кто-то
потерял работу… А многие и многие
миллионы или даже сотни миллионов не
получают полноценного лечения своих
болячек и отсюда могут, в свою очередь,
происходить тысячи, а может и сотни
тысяч, а вероятно и миллионы смертей
«по естественным причинам».

Ну,
где-то вот так…

Окно
Овертона – специфический термин,
обозначающий социальное явление и
присущие ему закономерности. Термин
получил свое название в честь
ученого-законника (юриста) Джозефа
Овертона, выдвинувшего эту свою теорию
в 90-е годы прошлого века. Суть ее можно
обозначить (если коротко) тем, что
«политик получает поддержку, в зависимости
от приемлемости его идей аудиторией».
Иными словами – если
идеи политика подстраиваются под
ожидания
электората,
то карьера его будет успешной. Как бы
просто.

Но
в более пространном пересказе теория
Овертона состоит в том, что оказывается
народу (населению, электорату) можно
внушить ЛЮБОЙ вектор социального
развития. Абсолютно ЛЮБОЙ вектор и
направление развития общества – от
глубоко гуманного до абсолютно дикого
и варварского! Главное, знать, как это
сделать!

Эту
мысль легче разъяснить на примере. Очень
популярен пример, как при помощи Окна
Овертона можно внедрить в массовое
сознание
людей идею того, например, что… каннибализм
это хорошо и надо всячески следовать
образу жизни порядочных людоедов!

Что и как для этого делать? Во-первых,
надо придать абсолютно табуированной
теме некий легкомысленный смысл. Первый
шаг: добродушно посмеятся над неуклюжим
каннибалом… И чтобы этот сорт юмора
принял при этом достаточно распространение
в СМИ.

Это
пока только первый
шаг
, еще
немыслимо, чтобы столь
гадостная тема
овладела умами, но табу
уже снято. Поскольку
теперь сама идеи „гуманного
каннибализма» становится
достоянием
масс, то она
уже не ассоциируется
ес дикими временами неандертальцев.
Общество
готово уже к
следующему этапу окна Овертона. Шаг
второй:
добиться радикального изменения
вектора общественного сознания…
Периодически в СМИ, в той или иной форме
высказываются ультралевые
(ультраправые?)взгляды на тему людоедства.
Ультрасы каннибализм оправдывают.
Социумом это по-прежнему воспринимает
как бред психопатов. Но поскольку
безумные «ультра» начинают все чаще
появляться на экранах, то вскоре люди
у телеэкранов уже наблюдают «групповуху»!
Собираются на ток-шоу с обсуждением
«архиважной темы» уже целые группы
радикалов.

Как
описывает один из последователей
овертоновской теории, «они, эти радикальные
поборники людоедского образа жизни,
организовывают научные симпозиумы, на
которых пытаются с точки зрения формальной
логики объяснить каннибализм, как
естественное явление архаичных племен,
наших пращуров». Вот на этих же симпозиумах
наши полубезумные радикалы «научно»
рассматривают некие прецеденты: как,
например, одна современная мать, «спасая
своего ребенка от голодной смерти,
напоила его собственной кровью». И так
далее.

Тут
я приостановлю этот важный поток
примеров, объясняющих сущность Окна
Овертона и вернусь к коронавирусу.

Вы
помните, как он и откуда именно явился
миру? Из Китая – это любой школьник
ответит! А кто такие китайцы? Для
большинства европейцев это мало понятный
народ с дикими и архаичными нравами и
обычаями (едят летучих мышей, надо же),
но обладающий космическими технологиями.
Китайцы нам в целом несимпатичны. Кроме
того, что у них гадкий рацион питания
(едят все, что ходит, летает и ползает),
китайцы удивительно плодовиты – и это
тоже раздражает слабоплодовитых
европейцев. И потому, когда стали известны
первые случаи ковид-инфекции в миллиардном
Китае, эта весть сразу привлекла внимание
остального «цивилизованного мира».
Благодаря СМИ. Благодаря очень развитым
в 2020 году соцсетям Интернета, весть
разнеслась и ужас перед опасностью уже
внедрился в сознание землян…

Вот
вам и ПЕРВЫЙ ШАГ Окна Овертона.

Второй
шаг: начались глобальные обсуждения
темы, и в эти ток-шоу активно включены
были не только малоквалифицированные
(вы обратили внимание?) эксперты-радикалы,
но также и радикальные политики. Последние
увидели в этой всей шумихе лишний повод
засветиться и продвинуть свою политическую
карьеру.

Третий
этап (шаг) открытия Окна Овертона
предполагает подмену понятий и смягчение,
а в случае с вирусом Ковид-19 – ужесточения
терминологии. Активно внедряются всякие
эвфемизмы, слова-заменители и синонимы.

Что
касается темы легализации каннибализма,
то это происходит так. Вместо слов
«людоедство» или «каннибализм» начинают
употреблять более корректный термин
– антропофагия. Значение то же самое,
а вот звучит более по-научному. Звучат
и другие, ранее считавшиеся немыслимыми
выступления радикалов узаконению такого
явления. Вся эта, управляемая неким
заинтересованным лицом вакханалияпроходит
под слоганом: «Если не ты съешь соседа,
тогда сосед съест тебя».

Итак,
на третьем этапе пандемии и перехода
ее в окончательную истерию общества
также происходит и внедрение в его,
общества, массовое сознание, пардон за
рифму, эвфемии!

 Сообщения
о коронавирусе вынесены на передовицы
газет и в первые рубрики сайтов. Они
напоминают сообщения с линии фронта.
Употребляется к тому же и вполне военная
терминология: «жертвы», «погибшие» и
т. д.

Но
ведь ранее мы никогда не писали «погибший
от инфаркта». Или «жертва инсульта»! А
теперь эти словосочетания природно
употребительны, касательно ковида-19…
Вот вам и «третий шаг» Окна Овертона!
Теория американского юриста внедренная
в практику.

Потом
начался период «самоизоляций» (еще один
эвфемизм, поскольку никто сам себя не
изолирует, на самом деле это воля
государства. Что-то вроде домашнего
ареста).

Обязательного
тестирования «на ковид» в случае
пребывания в сомнительных для
государственных чиновников районах и
регионах вам тоже не избежать.
Правительства Европы и мира стали
создавать указы и законы, часто
противоречащие конституциям собственных
государств. Но никто уже этого не
замечает. Причем, бедлам процветает и в ЕС, где каждая страна диктует
своему народу несколько отличное от
других понимание проблемы и способы
борьбы с вирусом.

 Например  Литва, в которой бываю часто, можно сказать живу…Литовцы ноют и плачут, что у них
вспышка эпидемии, а при этом доверились
Польше, которая без особых проблем
пропускает через свою страну транзитом
иностранных гостей (из «краснозонной»
Украины, в том числе). И никаких
пандемийно-карантинных проверок между
Польшей и Литвой. Зато между Литвой и
Латвией на границе шмонают вовсю! Зато
уже в самой Литве, приехавших из
турпоездки, например, в Египет граждан,
шмонают у них же дома полицеские, – и
чуть не каждый день! Проверяют, не
нарушены ли правила жесткой
послетуристической самоизоляции?

Обо
всем этом не принято сообщать в СМИ. Но
тут уже сработали мои личные связи с
теми же литовцами. .. Каждый, даже из
высокоцивилизованных членов ЕС,
устраивает теперь свои правила игры.
Бордель, одним словом.

*
* *

И
вот кстати, о примере привыкания ко
всеобщему людоедству… В цивилизованное
наше время о каннибализме и речи быть
не может! Но поскольку наше гипотетическое
общество уже перешагнуло первые ТРИ
ШАГА по вектору антропофагии, то почему
бы не совершить четвертый? Почему бы не
создать закон

О  допустимости антропофагии

в
исключительных, то есть, случаях –
голода или медицинских показаниях?

Если
вы общественный деятель, тогда в прессе
вам будут регулярно задавать вопросы
о вашем отношении к такому радикальному
явлению, как антропофагия. Уклонение
от ответа считается ограниченностью и
всячески порицается.
В сознании людей
накапливается база отзывов самых
различных представителей социума о
людоедстве, как таковом.

Шаг
четверты
й: привыкание!

Этот
шаг теории Овертона переводит идею
(самую
абсурдную, напомню)
на приемлемый и
обыденный
уровень. О
табу забыли.
Тема
давно уже
обсуждается в
социуме,
к ней привыкли, и мурашки
по спине
при слове «каннибализм» ни у кого уже
не бегают.
Еще
один эффективный
трюк: суть проблемы активно забалтывают
на уровне операторов СМИ (журналистов,
ведущих телепередач). В продвижении
«Окна» по вектору каннибализации
общества есть и другие приемы. Для
оправдания сторонников ее легализации
преступников-людоедов «очеловечивают»
с помощью создания им положительного
образа… «Это же творческие люди. Ну,
съел жену – и что? Достала ведь!» «Они
искренне любят своих жертв. Ест – значит
любит!» «У антропофилов повышенный IQ и
в остальном они придерживаются строгой
морали»… И так далее.

«Антропофилы
сами жертвы, их жизнь заставила»! Вот
такие слоганы могут использоваться в
компании промывания мозгов. В общественное
сознание внедряют новое табу — «запрещение
поедания людей запрещено».

Во
время этого, последнего этапа движения
Окна из категории «популярное» в
«актуальную политику» общество уже
созрело к переменам. Самая живая его
часть ещё как-то будет сопротивляться
законодательному закреплению людоедства.
Но поздно.

Итак,
подведу первый итог. Эксперты по
продвижению «Окна» в любых социальных
сферах и масштабах так формулируют его
этапы:

1.
Толерантность (терпимость по отношению
к любым парадоксам и странностям жизни)

2.
Эвфемизм (называть вещи не вполне своии
именами)

3.
Принадлежность к «стаду», т.е. к некой
общности людей, в которой формируют
новую ментальность.

4.
Важный этап – иллюзия авторитета. Иначе
сказать, вновь высказанную, даже абсурдную
идею, поначалу комментируют лица
некомпетентные, просто значимые потому,
что они «радикалы»… По этому поводу,
то есть, касательно уже развития событий
вокруг ковид-19 высказался еще в мае
известный публицист Александр Невзоров.
Он один из первых «журналюг» отметил,
что по поводу нарастающей пандемии
судит кто угодно. Кому не лень судит, –
но при этом лишь авторитетных специалистов
медицины, академиков и отраслевых светил
не слыхать…

5.
Законно — значит правильно. Тут уже без
комментов. Понятное дело. Если закон
принят, против него уже не попрешь.

Если
вы внимательно вдумаетесь в эти 5 пунктов,
то все их признаки найдете и во внедрении
в планетарном масштабе апокалиптической
идеи пожирающего человечества невиданного
вируса. Идея Апокалипсиса не нова, она
уже являлась нам в многочисленных
фильмах-катастрофах и предсказаниях
астрологов. Зерно упало наконец в
благодатную почву…

Идея
эта (мировой губительной эпидемии)
коварно зиждется и на гуманитарных
основах. Нам внушают на каждом шагу, что
смерть от ковида-19 – особо мучительна,
что это невиданная по уровню страданий
пытка! Хотя при этом не говорят, что по
статистике виды смертей можно условно
разделить на 4-5 категорий. Сердечно-сосудистые
заболевания, например – это где-то 30
процентов. Онкология – приблизительно
15-20. Легочные болезни – тоже, как и
болезни сердечно-сосудистые, третья
часть причин все смертей… А это значит,
что смерть от удушья уготовлена очень
и очень многим. Смерть от рака тоже
невероятно мучительна… Любая смерть
– это боль и страдания.

Еще
один моральный аспект педализируют
апологеты пандемийного Конца Света.
Это наше отношение к родителям, к старшему
поколению. Ну, а как же! Насколько же
аморально, гремят лжепророки в СМИ,
подвергать риску заражения стариков и
старух!

Но
и в этом тезисе есть подспудный подвох
и цинизм.

Достаточно
лишь вам прогуглить состояние дел в
домах престарелых (если взять «третий
мир», не Западную Европу или США) и
нищенское положение

90
% мировых пенсионеров, которые живут
сами по себе, умирают без медицинской
помощи – и вы поймете, о чем я говорю.

Постскриптум

Это
тема отдельной статьи и постараюсь ее
вскоре раскрыть. Сегодня никто не
задумывается, как бы сделать счастливым
самого человека. Цель технологии Овертона
– получить вместо гармонически развитого
гражданина новый, необходимый некоему
узкому клану незнакомцев «вектор
развития».   Вот еще. Тоже «свежак» из прессы. О противостоянии технологиям «Окна Овертона» Вам срочно необходимо отказаться от попытки всегда и везде быть нормальным обывателем. Если индивидуализм человека сменяется «нормальным», мы автоматически передаем самоконтроль в чужие руки. Что тут выручит? Именно культура, нравы, обычаи и устои предков помогают отстоять свою индивидуальность. Здоровый консерватизм — вот лучшее, что можно предложить в данном случае!

 Использовать же именно толерантность едва ли нужно… Необходимо защищать границы своего «я». Например, вполне приемлемо терпеливовыслушивать инфу о европейских гей-парадах, но вы вправе также протестоватьпротив официальных гей-браков в собственной стране и культуре! Ну, а с эвфемизмами и подменой понятий лучше всего бороться, выделяя истинныйсмысл информации. Если это «картинка» с телевизора, то попробуйте повторить, тоже самое, но называя вещи своими именами.

Окно Овертона — Центр Макино

Окно Овертона — это модель для понимания того, как идеи в обществе меняются с течением времени и влияют на политику. Основная концепция заключается в том, что политики ограничены в том, какие политические идеи они могут поддерживать — обычно они проводят только те политики, которые широко признаны в обществе как законные варианты политики. Эти политики лежат внутри окна Овертона. Существуют и другие политические идеи, но политики рискуют потерять поддержку населения, если будут отстаивать эти идеи.Эти политики лежат за пределами окна Овертона.

Но окно Овертона может как смещаться, так и расширяться, увеличивая или уменьшая количество идей, которые политики могут поддержать, не подвергая чрезмерному риску свою поддержку на выборах. Иногда политики могут сами сдвинуть окно Овертона, мужественно поддерживая политику, лежащую за окном, но это бывает редко. Чаще окно перемещается на основе гораздо более сложного и динамичного явления, которое нелегко контролировать сверху: медленная эволюция социальных ценностей и норм.

Задумайтесь на минуту об образовательной политике. В целом наше общество согласно с тем, что предоставление детям формального образования — это хорошо. Но как лучше проводить эту политику — вопрос открытый. Можно использовать десятки различных политик.

Теперь представьте различные варианты политики предоставления детям формального образования, выстроенные по спектру. С одной стороны, вы найдете политическую идею использовать полномочия федерального правительства для обеспечения образования всех детей — нисходящий, централизованный подход.На другом конце спектра вы найдете прямо противоположную политическую идею: никакого участия правительства, предоставление образования частным лицам. См. изображение ниже, на котором показаны некоторые из этих вариантов политики и идей.

Практически ни один политик не поддерживает ни одну из политик на концах этого спектра. Тогда мы можем утверждать, что эти политики лежат за пределами окна Овертона. Политика, которую отстаивают политики — финансируемые за счет налогов государственные школьные округа, регулируемые частные школы, независимые государственные чартерные школы и т. д.— существуют между этими двумя концами спектра и полностью находятся в пределах окна Овертона.

Чтобы получить представление о том, как окно Овертона может измениться со временем, подумайте об эпохе сухого закона. Всего несколько поколений назад продажа и употребление алкогольных напитков были объявлены незаконными федеральным законом, что говорит о том, что эта политика была безопасной внутри окна Овертона. Но перенесемся в сегодняшний день, когда люди высмеивают безрассудство Сухого закона, и практически ни один политик не одобряет снова объявить алкоголь незаконным.Окно Овертона явно сместилось, и Сухой закон больше не находится в его границах.

Окно Овертона не описывает всего того, как работает политика, но оно описывает одну ключевую вещь: политики не будут поддерживать какую бы политику они ни выбрали, когда бы они ни выбрали; скорее, они будут поддерживать только ту политику, которая, по их мнению, не повредит их шансам на выборах. И диапазон вариантов политики, доступных для политика, формируется идеями, социальными движениями и общими нормами и ценностями в обществе.

Все это говорит о том, что политики в большей степени являются последователями, чем лидерами — именно мы, остальные, в конечном итоге определяем, какую политику они будут поддерживать. Это также означает, что наши социальные институты — семьи, рабочие места, друзья, средства массовой информации, церкви, добровольные ассоциации, аналитические центры, школы, благотворительные организации и многие другие явления, которые устанавливают и укрепляют социальные нормы, — более важны для формирования нашей политики, чем мы обычно думаем. их для.

Итак, если вы заинтересованы в изменении политики, помните об окне Овертона, так как это полезное руководство.Если ваша идея лежит за окном, попытки убедить политиков принять ее — это крутой подъем. Скорее всего, вам придется начать с низов, постепенно завоевывая поддержку своей идеи в обществе в целом, а затем, если она приживется там, к ней присоединятся и политики. Даже если изменение политики, которое вас больше всего волнует, в настоящее время находится в окне, возможно, вам следует переоценить, есть ли лучший вариант, который вы не рассматриваете, потому что он находится за пределами окна Овертона, и ни один из нынешних политиков не поддерживает его.

Как малоизвестная консервативная теория стала популярной фразой для ботаников эпохи Трампа

Дерек Робертсон — стажер журнала POLITICO.

Когда почти три года назад Дональд Трамп спустился по своему золотому эскалатору, чтобы сделать предвыборное заявление, в котором среди прочих возмутительных заявлений осуждался приток «наркоманов» и «насильников» из Мексики, он установил один аспект своего политического проекта, который мог согласиться.

Трамп сдвигал окно Овертона.

Или он расширил его? Открытие? Пролезть через него? Разбить его настежь?

Некогда малоизвестная научно-политическая концепция обретает свой звездный час. Неожиданная популярность Трампа выявила поддержку как политических идей, так и личного поведения, которые когда-то были запрещены в американской политике. Но называя президента Трампа агентом расширения окна Овертона, эксперты неправильно поняли ключевую часть его значения.

Понятие «окна Овертона», круга идей, за пределами которого скрывается политическое изгнание или изгой, впервые было озвучено в серии бесед покойным сторонником свободного рынка Джозефом Овертоном в 1990-х годах. После безвременной гибели Овертона в авиакатастрофе в 2003 году его друг и коллега по либертарианскому Макино-центру Джозеф Леман формализовал и назвал эту идею в презентации, предназначенной для того, чтобы научить коллег-воинов аналитического центра силе последовательной адвокации. Громко дайте знать о своей идее, какой бы непопулярной она ни была, и подкрепите ее большим количеством исследований и доказательств, чтобы мысль пошла. Сегодняшняя второстепенная теория завтра может стать общепринятой мудростью благодаря переключению точно настроенных шестеренок, которые двигают общественное мнение; Для Овертона и Лемана роль аналитического центра заключалась в том, чтобы, по крайней мере, ознакомить избирателей с этими идеями, предоставив им институциональный дом, когда общественное мнение, наконец, перейдет на их сторону.

Но была четкая грань между выборными должностными лицами и всеми остальными. Политики были ограничены существующим диапазоном общественного мнения, этого непостоянного ребенка социальных, культурных и экономических сил, среди слишком многих других, чтобы их можно было сосчитать, чтобы продвигать новые, непроверенные идеи.

«Честно говоря, нам нужен был способ объяснить постоянным донорам, почему они должны в первую очередь поддерживать аналитический центр, если им небезразличны идеи», — сказал мне Lehman. «Окно Овертона началось буквально как способ решить небольшую проблему сбора средств и коммуникации.И Джо Овертон, мой коллега, был занят, пытаясь превратить это в брошюру, но он умер до того, как это было завершено». Далее он сказал: «Нам, работавшим с ним, выпало собрать это вместе».

В течение первых нескольких лет своего существования эта концепция была в основном прерогативой консервативных болванов, типичным примером которой является использование ее Россом Даутатом в споре 2007 года с левым историком Риком Перлштейном. В эпоху Буша его использование в национальной прессе было скудным, но во время правого брожения первого срока Обамы один особенно влиятельный псевдолибертарианец настолько увлекся этой концепцией, что назвал в ее честь целый роман.

Подрабатывающий писатель и автор классной доски Гленн Бек написал в 2010 году халтуру под удобным названием Окно Овертона . Это следует за гнусным руководителем отдела по связям с общественностью, который толкает окно до такой степени, что американцы готовы принять враждебный захват и уничтожение Конституции. Эта интерпретация теории, основанная на ведении их за нос, возможно, не совсем соответствовала намерениям ее авторов, но она популяризировала фразу до такой степени, что в течение следующих нескольких лет она появлялась все чаще.Левые активисты восприняли эту идею, подтолкнув демократов к более открытой иммиграционной политике, как и правые ограничители, представленные тогдашним сенатором Джеффом Сешнсом.

А потом появился Трамп. Преобразовав расовый подтекст ультраправых иммиграции в… назовем это «супертекстом», Трамп показал, что окно Овертона гораздо шире, чем ранее предполагали политики из истеблишмента и СМИ. Динамика разыгралась и у левых: неожиданно сильное выступление Берни Сандерса на праймериз Демократической партии 2016 года показало, что для большей части американских либералов слово «социалист» больше не было ругательством. Какова бы ни была причина, электорат был восприимчив к идеям, которые всего четыре года назад были бы преданы анафеме.

Внезапно окно Овертона оказалось повсюду. Когда Трамп выдвинул свою идею об ограничении всех поездок мусульман в Соединенные Штаты в декабре 2015 года, Дэвид Френч из National Review поместил эту идею в центр своей антитрамповской колонки, а Atlantic Меган Гарбер сослалась на эту идею. это в эссе о предполагаемой демагогии Трампа. Окно было даже экспортировано за границу, а Сюзанна Мур в The Guardian приписала маловероятное господство Джереми Корбина его расширению.Таким образом, шокирующая победа Трампа в ноябре 2016 года стала доказательством его крушения раз и навсегда.

Сегодня эта концепция стала настолько вездесущей, что возвысилась (или опустилась, в зависимости от вашей точки зрения) до статуса мема — есть окно Овертона для кофе, для вселенной «Звездных войн», для достижений звезды «Кливленд Кавальерс» Дж. Р. Смита в области объема стрельба. Альтернативные правые серьезно восприняли эту концепцию, стремясь нормализовать явно пробелую риторику в публичной сфере.Недавний главный соперник Пола Райана, «пробелый» бизнесмен из Висконсина и любимец ультраправых Пол Нелен, прямо признал эту цель во время выступления на радио Breitbart в декабре. И идея о том, что Трамп продолжает служить мастером-строителем, расширяя и перемещая окно вокруг дома американских идей, обновляется почти каждую неделю в Твиттере.

Но, сосредотачиваясь на Трампе и других политиках обеих крайностей, которые воспользовались новой либеральной политической обстановкой, эксперты упускают главное.Как правые, так и левые активисты понимают первоначальную концепцию Овертона гораздо более интуитивно, чем средства массовой информации: политики реагируют на общественное определение окна, а не наоборот. Здравый смысл подсказывал, что жесткая антииммиграционная риторика и радикально перераспределительная экономическая политика не устраивали американскую общественность, но, получив возможность проголосовать за Дональда Трампа и Берни Сандерса, американская общественность с радостью подтвердила общепринятое мнение об окне Овертона в этих вопросах. ошибаться.

Попытка понять, как и почему произошел этот сдвиг, потребовала пропускной способности на целое состояние биткойнов. Будь то экономическая тревога, расистская реакция или неспособность наших институтов вызвать доверие и лояльность, первым шагом к пониманию этого дезориентирующего политического момента является признание того, что американское политическое воображение расширилось. В 2006 году Натан Дж. Рассел из Mackinac Center описал отношения между избирателями и политиками: «Политики ограничены идеями, даже если они не интересуются ими лично.То, чего они могут достичь… определяется набором идей, которых придерживаются их избиратели, — образом мышления людей. Политики могут принимать собственные решения, но избранного должностного лица, заблудившегося слишком далеко, ждут негативные последствия».

Сегодня Lehman говорит, что он по-прежнему согласен с этим диагнозом. «Самое распространенное заблуждение заключается в том, что сами законодатели занимаются сдвигом окна Овертона», — сказал он. «Это абсолютно неверно. Законодатели на самом деле занимаются определением, где находится окно, а затем двигаются в соответствии с ним.

Эта статья отмечена тегами:

Как политически немыслимое может стать мейнстримом

Возможно, вы слышали об окне Овертона, и это не собирается прекращаться. Когда политический ландшафт меняется порой поразительно, то, что когда-то было неясной идеей, приобрело более широкую актуальность.

Но хотя в последнее время этот термин активно используется, это не всегда делали люди, которые знают, о чем говорят. И важно правильно это понять. Вы, наверное, заметили, что когда-то политики были отвергнуты — от «Медикэр для всех» до 70-процентной максимальной ставки налога; от масштабных действий по изменению климата до отмены иммиграционного и таможенного контроля — сейчас обсуждаются в основных кругах.Окно Овертона — полезный способ понять, что происходит.

Джозеф П. Овертон представил эту концепцию в 1990-х годах в качестве руководителя Центра государственной политики Макинака, консервативного аналитического центра в Мичигане. Он никогда не ожидал, что она получит широкое признание, сказал Джозеф Дж. Леман, президент Центра Макино, и это произошло только после смерти г-на Овертона в 2003 году. мозгового центра, поэтому он создал брошюру с картонным ползунком.В брошюре перечислялся диапазон возможных политик по одному вопросу, от минимального до максимального государственного вмешательства. Что касается образования — пример, который использует Центр Макинака, — это может варьироваться от нулевых государственных инвестиций в образование до обязательной идеологической обработки в государственных школах. Но ни одна из этих крайностей не произойдет. Только часть диапазона достижима, и когда г-н Овертон двигал ползунок, различные политики попадали в то, что он назвал окном политических возможностей.

«Государственные чиновники не могут проводить какую-либо политику, которую им заблагорассудится, как если бы они заказывали десерт из меню», — сказал г-н К.Леман сказал в интервью. «Они должны выбирать из политики, которая политически приемлема в данный момент. И мы считаем, что окно Овертона определяет этот диапазон идей».

Массовая мобилизация может изменить окно. Так же как и мозговые центры, на что и намекал г-н Овертон. Но, несмотря на ошибочное представление, вызванное романом Гленна Бека «Окно Овертона», окно — это описание, а не тактика: изменить его не означает предлагать экстремальные идеи, чтобы несколько менее экстремальные идеи казались разумными.

Джозеф П. Овертон был руководителем Центра государственной политики Макинака в 1990-х годах, когда он представил концепцию, известную сейчас как окно Овертона. Он умер в 2003 году. Кредит … через Центр государственной политики Макинака

«Это просто объясняет, как идеи приходят и уходят из моды, так же, как гравитация объясняет, почему что-то падает на землю», — сказал г-н Леман. «Я могу использовать гравитацию, чтобы бросить вам на голову наковальню, но это было бы неправильно. Я мог бы также использовать гравитацию, чтобы бросить вам спасательный круг; Это было бы хорошо.

Суть в том, что сдвиги начинаются с общественности. Г-н Овертон утверждал, что роль таких организаций, как его собственная, заключалась не в том, чтобы лоббировать политиков в поддержку политики за окном, а в том, чтобы убедить избирателей в том, что политика за окном должна быть в нем. В случае успеха идея, высмеиваемая как немыслимая, может стать настолько неизбежной, что трудно поверить, что когда-то было иначе.

Нынешний сдвиг в сторону прогрессивной экономической политики очевиден и поддается количественной оценке. Возьмем, к примеру, некоторые законы, внесенные сенатором Берни Сандерсом, чья президентская кампания 2016 года способствовала популяризации этих идей.В 2015 году его законопроекты о том, чтобы сделать государственные колледжи бесплатными и расширить систему социального обеспечения, не имели поддержки в Сенате. Два года спустя у них было семь и 17 соответственно в дополнение к 50 и 133 соучредителям в Палате представителей. В 2013 году у его подписной меры, Закона о бесплатной медицинской помощи для всех, не было соспонсоров в Сенате (он не представил его в 2015 году), но четыре года спустя у него было 16 человек и 125 в Палате представителей.

«Мы проделали очень, очень долгий путь в американском народе, который теперь требует законодательства и концепций, которые всего несколько лет назад считались очень радикальными», — сказал г-н.— сказал Сандерс в недавнем интервью.

Его поддержка этой политики выделяла его среди демократов 2016 года, но они являются основными позициями среди кандидатов 2020 года — потому что они все чаще становятся основными позициями среди избирателей, за которыми ухаживают эти кандидаты. Г-н Сандерс подчеркнул это, объявляя во вторник о своей второй президентской кампании.

Наиболее показательным, пожалуй, является то, что даже противники воспринимают эти идеи всерьез: они могут не хотеть Medicare для всех, но они верят, что это может произойти, и борются с этим соответствующим образом.Если политика мертва по прибытии, вам не нужно бороться с ней.

То, что окно Овертона смещается, не обязательно означает, что будут приняты такие политики, как Medicare для всех, и ничего не говорит о том, хороши они или плохи. Но это говорит что-то значимое о политическом климате.

Частью истории является поляризация: демократы движутся влево, а республиканцы вправо в такой степени, «которой мы не видели ранее в современный политический период», — сказала Мэри Лейтон Аткинсон, политолог из Университета Северной Каролины в Шарлотте. кто изучает общественное мнение и формулирует проблемы.«Республиканцы так же укоренились в своих собственных консервативных политических предпочтениях».

По мере роста поддержки более амбициозной политики среди демократов также появилась «волна молодых партийных лидеров, которые менее обременены долгой историей голосования, привязывающей их к более умеренным и менее прогрессивным политическим позициям», — сказал доктор Аткинсон. «И их поддерживает база, которая готова услышать эти сообщения».

Но поляризация — не единственный фактор. Опросы показывают, что некоторая поддержка выходит за рамки партийного разделения.Сорок пять процентов республиканцев в одном опросе поддержали предложение представителя Александрии Окасио-Кортез облагать налогом доход свыше 10 миллионов долларов по ставке 70 процентов; среди всех взрослых американцев 59 процентов поддержали это. Тридцать семь процентов республиканцев заявили, что проголосуют за кандидата, который поддержит план Medicare для всех; 53 процента всех американцев сказали то же самое.

Такие лидеры, как г-н Сандерс и г-жа Окасио-Кортез, утверждают, что избиратели отвергают давние экономические предположения, потому что эти предположения не принесли обещанных результатов.«Я думаю, что линия экономики, направленная на улучшение жизни каждого, не работает, когда за последние 30 или 40 лет жизнь среднего класса стала значительно сложнее, в то время как мы наблюдаем огромные доходы. и имущественное неравенство», — сказал г-н Сандерс.

Это мнение далеко не всеобщее, и многие американцы до сих пор поддерживают политику «просачивания вниз». Консерваторы и некоторые умеренные, в том числе возможные кандидаты в президенты, такие как Майкл Блумберг, считают такие предложения, как «Медикэр для всех» или налог на богатство, экстремальными, и неясно, как эти предложения сыграют на всеобщих президентских выборах.

Но с тех пор, как г-н Сандерс и сенатор от штата Массачусетс Элизабет Уоррен, которая также баллотируется в президенты, начали говорить на национальных сценах об идеях, которые когда-то ограничивались узкими кругами, критика этих идей перестала доминировать в политических дискуссиях, и избиратели видят практичность в идеях, которые долгое время считались идеалистическими. (Компания г-жи Уоррен не позволила ей взять интервью.)

«Я думаю, что такие люди, как Уоррен и Сандерс, заслуживают большой похвалы за продвижение этих идей до того, как они стали крутыми», — сказал Том Перриелло, исполнительный директор U.С. программ в фондах «Открытое общество», который в прошлом году стал соавтором статьи о растущей популярности когда-то немыслимой политики. «Это вызвало разговор, которого люди раньше не слышали, а затем у них была возможность посмотреть на него и сказать: «Подождите, это звучит намного лучше, чем то, что я слышал раньше».

Поразительная правда. окна Овертона

В своей аналитической практике я довольно часто занимаюсь анализом настроений. Это не обсуждение технологий и не очередной пост об алгоритмах.Это краткое введение в окно Овертона, ключевую концепцию, которая помогла мне понять то, что иногда кажется совершенно бессмысленным , когда речь идет о политике и анализе настроений. Понимание этой концепции помогло при попытке выявить бизнес-идеи, понять клиентов, потенциальных клиентов и лидеров мнений, чтобы узнать, что другие говорят об их бренде, продуктах, репутации и их конкурентах более осмысленным образом. И действительно предоставляет полезный способ отфильтровать или смягчить когнитивное искажение , которое иногда может приводить к искажению восприятия, неточным суждениям, нелогичной интерпретации, а иногда просто к простому иррациональному поведению.Это также один из способов помочь понять более широкую картину в дебатах о государственной политике и выявить ключевые тенденции, которые временами могут сбивать с толку.

Со всем безумием, происходящим сегодня в мире, иногда полезно заглянуть за деревья, чтобы увидеть лес. Это трудно сделать с помощью провокационных (а иногда и развлекательных) заявлений, обзываний и ненужной маргинализации тех, кто придерживается другой точки зрения. См. этот пост для одного примера, где Дональд Трамп вынес обсуждение политических невозможностей на открытое пространство.Прежде чем читать это, я уверен, что многие из вас задавались вопросом, почему такой человек, обладающий доминирующим преимуществом среди своих коллег, занимает рискованные политические позиции, которые, кажется, бросают вызов закону гравитации и расходятся с общепринятыми взглядами. И почему этот подход успешен там, где многие другие потерпели неудачу.

  • Как, казалось бы, умное руководство может занять позицию, которая кажется столь удивительной, учитывая огненную бурю  политического конфликта ?
  • Это только я (почему это так очевидно, я что идиот, который не получил записку)?
  • Кто-нибудь на этой политической арене действительно остановился, чтобы обдумать непреднамеренные последствия своего собственного ответа?
  • Кто-то, кого другие называют сумасшедшим и дураком, просто говорит правду?

В моей области, где важны данные и их интерпретация, мои собственные ответы на эти вопросы оставались для меня
загадкой, пока я не столкнулся с концепцией, известной как окно Овертона. Термин «окно Овертона», также известный как окно дискурса, возник у Джозефа П. Овертона (1960–2003), бывшего вице-президента Центра государственной политики Макинака. Он описал окно (или диапазон), в котором политическая жизнеспособность идеи зависит в основном от того, попадает ли она в окно, а не от индивидуальных предпочтений политиков. Это окно включает в себя ряд политик, которые считаются политически приемлемыми в нынешнем климате общественного мнения, которые политик может рекомендовать, не считаясь слишком экстремальными для получения или сохранения государственной должности.

Прежде чем вы подумаете, что это применимо только в мире политики (который, кажется, повсюду), посмотрите на этот менее знакомый пример, где Марк Пилгрим обсуждал континуум мнений о W3C и веб-стандартах, где выглядело окно Овертона (диапазон возможностей). это в 2001 году:

1. W3C — единственная организация, определяющая веб-стандарты.
2. Другие организации могут существовать, но они не произвели ничего полезного.
3. Могут существовать другие организации и стандарты, но W3C является единственной законной организацией, которая должна определять стандарты.
4. Следует отдать предпочтение стандартам W3C, поскольку они технически превосходны.
5. W3C — одна из многих организаций по стандартизации.
Поставщики должны поддерживать несколько стандартов, а производители содержимого должны выбирать стандарт, который лучше всего соответствует их потребностям.
6. Стандарты W3C не подходят для общедоступного Интернета, но могут быть полезны в других средах.
7. Стандарты W3C не подходят ни для каких целей.
8. W3C не является законной организацией по стандартизации.
9. W3C следует распустить и заменить другой организацией по стандартизации.

По словам Марка, «…в 2001 году окно Овертона (диапазон допустимых мнений) было на первом месте среди всех веб-стандартов, о которых вы только могли подумать. HTML, CSS, RDF, SVG, XForms, WCAG, что угодно. Независимые от поставщиков веб-стандарты были в моде, и W3C был просто единственной игрой в городе, которая определяла такие стандарты». К 2006 году «…W3C подвергается критике с нескольких сторон, и разные люди публично критиковали различные стандарты W3C и (в некоторых случаях) публично отказывались от самого W3C.«Окно Овертона» явно сдвинулось.

Как отмечает Марк, «…обычно нет смысла спорить слишком далеко за пределами окна Овертона. Люди, которые с 2001 года заявляли, что W3C следует распустить (№ 9), оказали незначительное влияние на продолжающиеся дебаты. Их мнение слишком далеко за пределами приемлемого мнения , и они рискуют быть отвергнутыми как чокнутые. Если «окно Овертона» в конце концов сдвинется настолько далеко, что такие мнения станут приемлемыми, эти люди могут почувствовать себя оправданными, но маловероятно, что они несут ответственность за сдвиг дебатов».

Где еще находится это окно и как оно выглядит? Рассмотрим следующий пример, где окно политических возможностей Овертона изображено в обсуждении контроля над оружием или Второй поправки (обратите внимание на тонкое когнитивное искажение , появившееся при выборе цветов).

Или этот пост о профессиональном мнении об изменении климата…

И взгляните на этот потрясающий пример от Дэниела Херригеса о перемещении окна Овертона в городском планировании.

Значение этой концепции следует учитывать при анализе основных данных и их интерпретации в социальных сетях и анализе настроений. У него есть и другие тонкие применения в трансформации и управлении изменениями. И, конечно, в этот сумасшедший политический сезон это может просто помочь вам понять мотивацию и может просто ответить, как умное руководство может занять позицию, которая кажется рискованной, неразумной или просто сумасшедшей, как лиса .

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Нам нужно переместить окно Овертона обратно в центр


Вчера хороший друг подстриг меня, и я поймал себя на том, что сдерживаю язык, потому что наши взгляды на возобновление работы нашего бизнеса во время пандемии резко разошлись.

Я подумал про себя: «Почему пандемия стала такой политической, когда всего несколько месяцев назад мы все вместе работали, чтобы «сгладить кривую»?»

Ответ? Трамп и его стратеги умеют разделять эту страну, даже друзей в крошечном городке Миноква, перемещая эту штуку под названием Окно Овертона в крайнее правое положение.В случае с пандемией они сделали ложный выбор между безопасностью и возобновлением экономики, противопоставив наше здоровье нашим экономическим средствам к существованию, ради собственной политической выгоды.

Во-первых, что такое окно Овертона? Как я упоминал во вчерашнем посте, Окно Овертона — это набор политик, политически приемлемых для основного населения в данный момент времени. Посмотрите на диаграмму ниже. Новая идея, которая поначалу кажется широкой публике безумной, со временем может стать приемлемой или даже популярной, если рамки допустимого изменятся.

Оставайтесь со мной здесь, я знаю, что это долго, но я заканчиваю крепко:)

Безумной идеей левых было бы захватить все имущество богатых людей и раздать его бедным людям (по сути, коммунизм, который, как было доказано, не работает вообще). Или… более актуальный вопрос… снос статуй, не имеющих ничего общего с конфедерацией, в знак протеста против расовой справедливости.

Безумной идеей справа было бы отделить детей иммигрантов от их родителей и запереть их в клетках… О, подождите, это действительно происходит сейчас.Или отказ носить лицевые маски (общепризнано, что они замедляют распространение инфекции), чтобы показать, что вы считаете Covid-19 мистификацией… Ой, подождите, это на самом деле происходит и сейчас.

Если я не ошибаюсь, я не думаю, что большинство моих соседей в Нортвуде сочли бы допустимым сносить случайные статуи или запирать детей иммигрантов в клетках. Однако, как нация, наш Окно Овертона сделал оба действия приемлемыми для некоторых с обеих сторон.

Теперь, несмотря на то, что я использовал крайние левые и правые примеры для объяснения теории, я считаю, что Республиканская партия при Трампе значительно сдвинула окно того, что приемлемо для общественности, к опасной правой крайности.

Доказательство? Прочтите приведенные ниже цитаты каждого президента-республиканца, начиная с Эйзенхауэра. По вопросам военных расходов , окружающей среды , расы , миграции и даже пандемий , большинство людей, называвших себя республиканцами 10-60 лет назад, вероятно, сегодня проголосовали бы за демократа, если бы Окно Овертона того, что допустимо, не качнулось вправо. Посмотрите на каждую из этих цитат и представьте, что Трамп или любой республиканец в законодательном собрании нашего штата (все они боятся противостоять партии Трампа) произносят их сегодня.Это очень сложно представить.

Так что я имею в виду? Я хочу сказать, что мы, соседи в Нортвуде, не такие уж и разные, но нас приучили ненавидеть и спорить как справа, так и слева, но в большей степени справа. На этом этапе риторика настолько беспорядочна, что мы должны попытаться выключить все это и прислушаться к своей интуиции, а также переориентировать наш внутренний Overton Windows на здравомыслие.

Наше чутье говорит, что бы ни говорили Трамп, Fox News, Роб Сверинген или шериф округа Вилас, что мы не должны сажать детей иммигрантов в клетки и что мы должны быть свирепо взбешены, если чувак ходит по Коноверу с костюм ККК.

Наше чутье подсказывает, что бы ни говорили Трамп или Сверинген, что пандемия реальна (вчера в США было больше всего новых случаев за один день) и что мы должны прислушиваться к Фаучи и не разделяться, когда речь идет об общественном здравоохранении.

Наше чутье подсказывает, что бы ни говорил Сверинген, что этой осенью нашим государственным школам в Висконсине нужно больше денег, потому что это будет дерьмовое шоу, пытающееся выяснить, как лучше всего обучать наших детей в условиях пандемии.

Наше чутье подсказывает, что бы ни говорили Сверинген или Тиффани, мы не должны позволять добычу сульфидов на наших задних дворах, что, по сути, приведет к закачиванию аккумуляторной кислоты в реки и озера.

Мы должны перенастроить наш внутренний Овертон Windows на время до Трампа и Сверингена, когда республиканцы и демократы не были так далеки друг от друга и работали вместе.

И да, республиканцы, это означает, что вам придется больше двигаться к тому, что было 10 лет назад. Извините, окно сместилось вправо больше, чем влево, поэтому вам придется проделать больше работы, чтобы вернуться в центр. Это не означает, что нам, левшам, не нужно работать так же хорошо, чтобы быть менее язвительными, потому что кричать друг на друга тоже не выход.

Давайте отключим этим летом бесшабашную политическую риторику и воспользуемся своим чутьем, основываясь на нашем «хорошем» воспитании в Висконсине в ноябре этого года на избирательных участках, чтобы переместить наш Окно Овертона обратно в центр и спасти нашу страну и наш штат.

Пожалуйста, поделитесь со своими консервативными друзьями, и если вы действительно согласны со мной, пожалуйста, пожертвуйте на мою кампанию.

 

Военные расходы

«В правительственных советах мы должны остерегаться приобретения необоснованного влияния военно-промышленным комплексом. Потенциал катастрофического подъема неуместной власти существует и будет сохраняться».

— Дуайт Эйзенхауэр (1961) Республиканец

Окружающая среда

«Конгресс, администрация и общественность разделяют глубокую приверженность делу спасения нашей природной среды и сохранения Земли как места. и обитаемы, и гостеприимны для человека».

— Ричард Никсон (1970 г.), республиканец

Раса

«Правительство Соединенных Штатов в соответствии с Конституцией и законом обязуется гарантировать основные права каждого американца.Моя администрация сохранит эти права и будет работать над устранением всех форм дискриминации в отношении людей на основе их расы, цвета кожи, религии, национального происхождения или пола».

Иммиграция 

Нелегальные иммигранты в значительном количестве стали продуктивными членами нашего общества и составляют основную часть нашей рабочей силы. Те, кто создал акции в Соединенных Штатах, должны быть признаны и им должен быть предоставлен юридический статус.

— Рональд Рейган (1982 г.), республиканец

Окружающая среда

Наше управление Землей непродолжительно. Мы обязаны помнить об этом и быть ответственными пассажирами в пути перед теми, кто следует за нами.

—Джордж Х.В. Буш (2009), республиканец

Пандемия

«Если мы будем ждать появления пандемии, будет слишком поздно готовиться»

—Джордж Буш, 2005, республиканец


Написано Кирком Бангстадом 25.06.20

Недостатки теории окна Овертона

Однако эта концепция не достигла широкой аудитории, пока Гленн Бек не назвал идеи Овертона страшилкой в ​​своем бестселлере 2010 года Окно Овертона .Злодей в рассказе Бека — Артур Гарднер, стареющий пиарщик, который замышляет использовать «Окно Овертона», чтобы навязать свои собственные цели («криминализировать инакомыслие», «усилить зависимость и коллективизм») ничего не подозревающей и доверчивой публике. В своем послесловии Бек призывает читателей остерегаться манипуляций в своей жизни и расставлять собственные приоритеты.

Хотя Бек разделял либертарианскую идеологию Овертона, он настороженно относился к окну как к стратегии перемен, воображая, что тоталитарные левые могут его захватить.Его элитарный подтекст также застрял у него в желудке: один из первых сторонников «Чайной партии» Бек предпочитал превозносить силу американского народа, в то время как Овертон в основном стремился влиять на формирование политики сверху вниз, «обучая законодателей и общественность». В какой-то момент своего романа Бек завуалированно критикует несколько потусторонний Макино-центр, который был основан на острове на озере Гурон: сын Артура Гарднера хвастается, что его отец «украл концепцию» окна Овертона «из аналитического центра». на Среднем Западе.

Роман Бека встретил неодобрение со стороны либертарианских политиков. «Джо Овертон заслуживал лучшего», — сокрушался один критик в журнале Liberty . Но это помогло создать у народа впечатление об «Окне Овертона» не как о стратегии продвижения принципиальных политических убеждений, а как о заговорщическом заговоре. «Мы помещаем ложные крайности на оба конца, — рассказывает один из персонажей, — чтобы выбор в середине выглядел умеренным в сравнении». Благодаря успеху романа — он дебютировал на вершине списка бестселлеров The New York Times и был продан тиражом 329 000 экземпляров за первые шесть месяцев — эта точка зрения закрепилась.Там, где мы когда-то говорили об изменениях в общественном мнении, теперь мы говорим о перемещении окна Овертона, подразумевая несправедливое вмешательство в консенсус.

Это, пожалуй, самый большой недостаток «Окна Овертона» как теории перемен: она говорит нам больше о горстке активистов, которые якобы сдвигают окно, чем об избирателях, чьи мнения на самом деле меняются. Хотя Трамп, безусловно, снизил стандарт дебатов правых, ему не нужно было продвигать консенсус вправо; он играл с блоком избирателей, которые уже сочли его предложения желательными. Сандерс также был связан с движениями «снизу вверх», такими как «Борьба за 15 долларов» и «Захвати Уолл-стрит». Списывать их успехи на ударную тактику — значит игнорировать давно тлеющий популизм, охвативший как правых, так и левых на президентских праймериз. Невозможно понять, что движет этими движениями, не рассматривая экономические и культурные обстоятельства, которые их поддерживают.

Окно Овертона | Книга Гленна Бека | Official Publisher Page

ГЛАВА 1

Большинство людей думают о возрасте и опыте с точки зрения лет, но на самом деле нас определяют только моменты.Мы остаемся в основном такими же, а затем внезапно взрослеем, в поворотные моменты.

Несмотря на то, что его жизнь была довольно милой, Ной Гарднер в свои первые двадцать с лишним лет приложил немало усилий, чтобы любой ценой избежать таких решающих моментов.

Не то чтобы его время было потрачено впустую. Отнюдь не. Во-первых, он потратил целое десятилетие на создание того, что большинство парней назвали бы выдающимся успехом у женщин. Симпатичный, с отличной работой, прекрасным образованием, озорно забавный и даже умный, когда он на это решился, достаточно подтянутый и подтянутый для офисного жокея, Ной имел все добросовестные полномочия для убийственного профиля в eHarmony.С первого года обучения в Нью-Йоркском университете он редко проводил выходные в одиночестве; все, что ему нужно было сделать, это поддерживать планку для вечернего общения на среднем уровне.

Оказавшись за чертой возраста двадцати семи лет и глядя прямо в лицо ужасному номеру тридцать, Ной начал понимать кое-что об этой средней высоте: для танго нужны двое. В то время как он не стремился к своим стандартам в любовной игре, женщины, с которыми он встречался, могли делать то же самое.Сейчас, в свой двадцать восьмой день рождения, он все еще не знал, чего хочет от женщины, но знал, чего не хочет: сладости. Он был болен этим. Может быть, просто возможно, пришло время подумать о том, чтобы стать серьезным.

Именно в разгар этих глубоких размышлений о жизни и любви женщина его мечты впервые привлекла его внимание.

Не было ничего даже отдаленно романтичного ни в окружении, ни в ситуации. Она стояла на цыпочках, высоко поднимая руки, чтобы приколоть красно-бело-синий флаер к открытой пробке на доске объявлений компании.И он смотрел, застыв во времени между второй и третьей цифрами своего послеобеденного выбора в автомате с закусками.

Ведущие психологи сообщают нам в журнале Maxim , что самое важное первое впечатление закрепляется примерно за десять секунд. Это может показаться не таким уж большим, но если посчитать, то чертовски долго парню будет без приглашения пялиться на коллегу-женщину. К четвертой секунде Ной сделал три наблюдения.

Во-первых, она была горяча, но это была отчужденная и легкая горячность, которая почти дважды осмелилась поднять этот вопрос.Во-вторых, она не была постоянным сотрудником, вероятно, просто работала сезонным временным сотрудником в почтовом отделении или другом отделе с высокой текучестью кадров. И в-третьих, даже на таком низком посту она не собиралась долго продержаться в Doyle & Merchant.

Говорят, что нужно одеваться для работы, которую вы хотите, а не для работы, которую вы имеете. Это особенно верно в сфере связей с общественностью, учитывая, что именно здесь видимость становится реальностью. Судя по всему, эта девушка хотела работать старостой в Обществе сохранения культуры Grateful Dead.Но это было не совсем правильно; она не произвела на него впечатления хипстера-подражателя или дитя цветов в стиле ретро шестидесятых. Это было больше, чем одежда, это была целая картина, то, как она держала себя, как настоящий свободный дух. Привлекательная атмосфера, конечно, но на самом деле не было места для таких вещей — ни в одежде, ни в поведении — в застегнутом на все пуговицы мире первоклассного нью-йоркского пиара.

Примерно через пять секунд после первого впечатления его поразило в ней что-то еще, и он полностью потерял счет времени.

Его поразило слово, точнее, значение слова: строка. Более мощный, чем любой другой элемент дизайна, линия является живой душой произведения искусства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Разное

Кто относился к духовенству: Извините, запрашиваемая страница не найдена!

Под игом: права русского духовенства во времена Золотой Орды | Российское агентство правовой и судебной информацииПравовое положение русского духовенства с момента завоевания Руси определялось установлениями

Разное

Рпц ярославской епархии: ЯРОСЛАВСКАЯ МИТРОПОЛИЯ

Лазебный Владимир Анатольевич, ИНН 312701443256
Общие сведения:
ФИО: ЛАЗЕБНЫЙ ВЛАДИМИР АНАТОЛЬЕВИЧ
ИНН: 312701443256
Госзакупки по 44-ФЗ: нетГосзакупки по 223-ФЗ: нет
Руководитель организаций:РО Феодоровское архиерейское подворье г. ЯрославляРелигиозная организация «Феодоровское архиерейское