Осетия северная вероисповедание: В Осетии идет активное возрождение дохристианской веры уацдин. Ее приверженцы конфликтуют с РПЦ — Такие дела

Разное

Религии Северной Осетии: в кого верят и кого чтут осетины?

Все знают Северную Осетию как преимущественно православную республику, но в этом российском субъекте не все так просто…

Согласно церковным легендам, уже с самого начала возникновения христианства на аланской земле проповедовали апостолы Андрей Первозванный и Симон Канаит. А в 100-130 годах 16 аланских князей и их предводитель Баракатра (святой Сухий) пострадали за веру во Христа. Далее обращение страны в христианство продолжалось вплоть до X века. Лишь в 914-916 годах все аланские князья приняли Крещение, после чего процесс христианизации получил «второе дыхание». Согласно сведениям византийских церковных историков у скифов (предков аланов) существовала своя самостоятельная Церковь и Библия на скифском языке. Однако более поздние сведения о положении христианской веры в Алании отсутствуют.

Лишь весной 1745 года русская православная миссия пришла к северным аланам, которые во многом утратили христианскую веру. В 1793 году Синодом была учреждена Моздокско-Маджарская викарная епархия, которая в 1799 году была ликвидирована. В 1875 году учредили викарную Владикавказскую епархию при Грузинском экзархате, которая с 1894 года обрела самостоятельность. На данный момент Северная Осетия-Алания находится на канонической территории Русской Православной Церкви в качестве Владикавказской епархии. Главным храмом республики является Свято-Георгиевский собор в ее столице. Согласно социологическому исследованию службы «Среда» от 2012 года, пункт «Исповедую православие и принадлежу к РПЦ» выбрали 49 % опрошенных, а «Исповедую православие, но не принадлежу к РПЦ и не являюсь старообрядцем» — 2 %. То есть, православных в республике чуть больше половины от всего населения.

Первые католические проповедники пришли на Кавказ в XII веке вместе с торговцами из Генуи. Они основали множество поселений на черноморском побережье, например: Матрега (современная станица Таманская), колония-крепость Копа (современный Славянск-на-Кубани), Мапа (Анапа) и Бата (Новороссийск). В итоге в католичество перешли некоторые черкесы, община которых существовала до XVII века. А в XIX веке Католическая Церковь на Кавказе выросла из-за сосланных сюда в наказание за восстание против царской власти поляков. Во Владикавказе в 1864 году началось строительство католического храма, завершенное в 1891 году. В 1913 он был освящён. Однако через 23 года коммунисты закрыли и разрушили костел. В 1993 году католическая община Владикавказа приобрела частный дом, в котором ныне располагается часовня, освященная во имя Вознесения Иисуса Христа. Католический приход насчитывает около 100 верных.

Ислам стал проникать на территорию Осетии еще со времен Арабского халифата (VII-VIII века), затем во времена Золотой Орды (XIII-XV века), а еще позднее — из Османской империи. До Октябрьской революции на территории Осетии проживало до 40% мусульман. В наше время эта цифра составляет 15%. В основном это представители суннитского ислама.

5 февраля текущего года на сайте онлайн-петиций «Change. Org» появилось обращение от мусульман Владикавказа. Верующие потребовали вернуть бывшую мечеть, а ныне Планетарий, в распоряжение мусульман-шиитов. В сентябре 2014 года посол Ирана Мехди Санаи, посещая Владикавказ, попросил власти республики восстановить мечеть, пообещав иранскую финансовую помощь. Однако в июне 2017 года глава республики Вячеслав Битаров категорически заявил, что Планетарий останется в здании мечети.

Народная языческая религия осетин до сих пор играет заметную в роль жизни 29% жителей республики. Это самый высокий показатель в нашей стране! Осетины молятся богам в священных рощах, в сложенных на высотах святилищах-дзуарах, где совершают священную трапезу — куывд, в которую входят три пирога и пиво, приготовленные для обряда молитвы, а также сакральные жертвоприношения.

Кроме того, в Северной Осетии действуют протестантские (лютеране, баптисты, адвентисты седьмого дня), старообрядческие, иудаистские, буддистские и армяно-христианские общины.

Источник: Благовест-инфо

Народная религия осетин.

Официальный сайт Администрации Президента Республика Южная Осетия

В настоящее время в отношении традиционных верований осетин идет фактическая травля. Оскорбления и различные обвинения в адрес приверженцев веры предков в социальных сетях уже не редкость. Встречаются даже призывы к уголовному преследованию сторонников традиционных верований, с известным призывом советской эпохи «Куда смотрит Прокуратура?». При этом, наибольшее раздражение у критиков вызывает положение в Конституции РЮО, согласно которому православие и традиционные осетинские верования уравнены в правах (Статья 33). В адрес основателей нашей Республики звучат укоры в том, что подобный феномен в свое время получил закрепление на законодательном уровне. Но странно другое. Критики традиционных верований при этом допускают работу на территории РЮО грузинской церкви, различных сект…

Противники возрождения народных традиций в религиозной сфере договорились даже до того, что отрицают вообще факт существования народных верований. В частности, проталкивается мысль о том, что само понятие «традиционные осетинские верования» появилось только в наши дни. Поэтому предлагаем вашему вниманию материал, написанный известным осетинским писателем, публицистом, переводчиком, офицером русской армии Сосланом Темирхановым в далеком 1922 году.

«Хотя осетины официально числятся христианами и мусульманами, они до сих пор держатся религии своих предков, согласно которой верят в Единого Бога, Творца Мира, в существование души и загробного мира, и в мир духов, подчиненных Богу.

Эта религия осетин не знает ни храмов, ни идолов, ни священнического сословия, ни священных книг. Взамен священных книг она имеет мифологию, полную безыскусственной поэзии, возбуждающей ту святую искру, которая поднимает человека, освещает и греет его душу, заставляет его стремиться к добру и свету, дает ему мужество и силы безбоязненно бороться со злом и пороком, вдохновляет его к самопожертвованию для блага ближних.

Взамен искусственного храма ей служит храмом Вселенная, прекрасная и необъятная, призывающая человека ввысь к прекрасному и бесконечному. Вот почему осетины совершают свои религиозные празднества на лоне природы, на горе или в роще, под открытым небом.

Взамен священника выступает старейший семьи или рода, собрания или общества. Он не является носителем каких-либо таинств, не называет себя посредником между Богом и людьми, а лишь является выразителем общих чувств и верований.

Веруя в Бога, Творца Мира, осетины, однако, жертвоприношения делают только покровителям-духам, полагая, что от их вмешательства зависит достижение поставленных целей. Не вытекает ли это из наблюдения и разума: из наблюдения потому, что давно замечено, что желание, вокруг которого сосредотачиваются усиленно и мысль и воля, достигается человеком, а из разума потому, что неразумно низводить Бога на степень пристрастного существа, способного из-за жертвоприношений исполнять просьбы, носящие большей частью эгоистический характер; направленные в ущерб другим. Иное дело обращаться к покровителям, духам, обладающим страстями: это ни что иное, как обращение к своему духу, обладающему разнообразными способностями, требующими обращения к себе; чем сильнее желание, т. е. требование, направленное к своему духу, тем более проявляет он свои внутренние способности или свою силу и тем более удается достигнуть человеку, ибо дух такая же реальная сила природы, как и всякая другая сила природы, которой можно пользоваться в своей выгоде, если только уметь обращаться с нею.

Осетины никогда не говорят о сущности Бога, не изображают его и ничего не утверждают как доподлинно Богом сказанное, но зато часто слышишь у них, как, укоряя бессовестного, говорят: «Бойся Бога, имей совесть». Не говорят ли они этим, что есть «нечто высшее», которому должен подчиняться человек, что это «нечто высшее» проявляется через совесть, которая, как мы знаем, представляет совокупность лучших понятий, унаследованных от предков, или воспринятых самим человеком. Лучшие же понятия содержат в себе стремление к общему благу, служение которому требует, следовательно, то «нечто высшее», которому должен подчиняться человек.

Глубоко веруя в бессмертие души, осетины полагают, что живущие на земле тесно, хотя и не видимо, связаны с отошедшими в загробный мир.

Культ усопших носит у осетин глубоко религиозный характер. Умерший, как дух, жив и не прерывает связи с живущими на земле. Умершие постоянно вспоминаются на домашних жертвоприношениях, и, таким образом, потомки проникаются духом предков.

Благодаря этому и отцы видят в детях те побеги от себя, которые явятся их продолжением на земле и будут вспоминать их на домашних жертвоприношениях. Вот почему старшие и в особенности старики бережно относятся к детям, к их воспитанию, и хотя и лелеют детей, но не балуют их слащавым отношением, не позволяют и себе в присутствии детей слова и поступки, которые могли бы уронить их в глазах детей. После и эти, возмужав, окружают родителей и стариков особым почетом, а с престарелых родителей снимают всякую заботу, освобождая их от труда.

Таким образом, благодаря культу предков, осетин в детстве пользуется особенно бережным отношением старших поколений, затем, возмужав, принимает на себя всю заботу о семье и о родителях и, наконец, на старости лет пользуется покоем, окруженный вниманием и почетом.

Все религиозные празднества осетин служат развитию солидарной общественности и представляют из себя общественные трапезы на религиозной подкладке. За общим трапезным столом садятся все на равную ногу и последний бедняк, и первый богач, и знатный, и простой и во имя покровителей-духов, вкушая хлеб и яства, проводят трапезу в собеседовании о светлых духах-дзуарах, о мифических предках нартах и о подвигах народных героев, а также об общественных и национальных делах.

Все это создает атмосферу общего подъема и содействует взаимному пониманию и духу единения.

Благодаря этому люди различных общественных положений составляют одно широкое общество, встречаются как равные, бывают друг у друга, и пиршества и увеселения проводят вместе. Это общение поднимает умственный кругозор бедных и необразованных осетин, незнакомых с жизнью культурных центров, а интеллигенции не позволяют оторваться от народа и превратиться в узкий замкнутый круг. Этим же общением вызывается взаимопомощь, сильно развитая у осетин, и уважение человеческой личности, терпимость к другим, и как следствие всего этого выдержка и такт во взаимоотношениях и общественная дисциплина.

Дух религиозности проникает в обычаи осетин и потому одно уже исполнение их облагораживает отношения людей и придает им стройность и красоту.

Вообще религия осетин дает законы нравственности и учит трудолюбию, мужеству, выдержке и самопожертвованию.

Эта религия – та сила, которая поддерживала несокрушимость духа осетин в их титанической борьбе со стихийными бедствиями гор и их бесплодием, а также и засильем врагов, не дававших им возможности свободно вздохнуть.

Так велико и благотворно влияние осетинской религии, и не удивительно, что при таком могущественном влиянии родной религии, осетины не могли поддаться влиянию чуждых религий, несмотря на то, что иноземные завоеватели всей мощью своего государственного аппарата поддерживали свою религию, понимая хорошо, что только привитием ее могут окончательно завоевать осетин.

Ни православие византийское и грузинское, насаждаемые в средние века, ни мусульманство, приносимое с Востока и Севера, ни православие русское, насаждаемое полицейскими мерами, не укоренились в Осетии, и осетины по сию пору продолжают исповедовать веру своих предков, но не хотят быть смешными, как Дон-Кихот и не борются с ветряными мельницами. От того-то осетины не восставали и не восстают против смехотворной работы пришельцев, насильственно насаждавших свою религию.

Пусть они строят храмы и насылают священников, именем Божьим проповедующих самые нелепые несуразности, но это осетинам не мешает видеть во Вселенной нерукотворный храм Божий, а в своей мифологии наилучшего руководителя и вдохновителя.

Глубоко религиозное мировоззрение осетин, унаследованное ими от предков, не позволяло привиться к ним чуждым религиям. Это и спасло осетин от губительного влияния официальной церкви, стремящегося пленить и растлить душу покоренных. А на какие гнусные действия способны были служители русского православия и их друзья русификаторы, это видно из истории насаждения православия в Осетии.

По окончательном покорении осетин, царское правительство по плану святейшего Синода наслало в Осетию миссионеров, которые, не имея успеха в проповедовании православия, стали подарками приманивать детей и бедняков и явившихся к ним приписывали к православию. Дети, заинтересованные подарками, являлись массами, без ведома родителей, а бедняки, охотники легкой наживы, являлись по несколько раз, называя себя чужими именами. Помимо этого, миссионеры вносили в списки окрещенных и много таких людей, которые к ним вовсе не являлись.

Все, таким образом, показанные окрещенными их дети стали считаться царским правительством православными, и оно настроило им церкви и поставило священников. Но осетины эти, не считая себя православными, не посещали церквей и не обращали внимания на священников.

Тогда правительство, через полицейские органы, стало насильственно принуждать их к посещению церквей и к исполнению православных обрядов, за уклонение от которых стали подвергать преследованиям, доходящим до лишения свободы и до разлучения мужа с женой (не обвенчанные), хотя бы у них были и дети, и стали распадаться семейства и разоряться хозяйства, но осетины все по-прежнему продолжали бойкот православной церкви, не посещая ее, и не исполняя ее обрядов.

Тогда правительство увидело, что его репрессии мало помогают делу распространения православия в Осетии, и решило перейти к мерам воспитательного характера, и с этой целью стало покрывать Осетию сетью церковноприходских школ и открыло в Ардоне осетинское духовное училище.

Итак, сами факты говорят за то, что в жизни осетин их родная религия является могущественным фактором, охраняющим их от всех враждебных и растлевающих влияний.

В ней, в этой религии все сокровенные верования осетина, составляющие основу его мировоззрения, которое невозможно убить никаким насилием. Она, эта религия осетин, глубоко религиозна, так как побуждает стремиться к добру и свету и бороться со злом и мраком».

Наша справка

Темирханов Сослан Гаврилович (1881 -1925). Родился в крестьянской семье в 1881 году. Отец – Темирханов Гаврил Алексеевич, мать – Габуева Екатерина Андреевна. В семье был страшим из шести детей. Первоначально получил домашнее образование, после 6 классов реального училища, а в 1904 году выпущен в чине подпоручика Тифлисского юнкерского училища.

Участник русско-японской войны. Был награжден орденом «Святой Анны» 4-й степени с надписью «За храбрость в Русско-японской войне 1904-1905 гг.». Участвовал в революции 1905-1907 гг. Участник Первой мировой войны. За храбрость и проявленное мужество был награжден орденом «Святого Владимира» с саблей и бантом.

Помимо военной службы, будучи одаренным человеком, испытывал влечение к гуманитарным наукам. Был писателем, историком, научным работником, публицистом, переводчиком, собирателем памятников народной словесности, педагогом, знатоком осетинского языка. На осетинском языке им была написана книга «Иры истори» («История Осетии»), которая вышла отдельным изданием в 1913 году под псевдонимом «Вано». Автор освещает историческое прошлое осетинского народа, распространение по Европе наших предков, высокую культуру народа и его падение в связи с бесконечными войнами.

С 1920 года работал во Владикавказе. Занимал разные должности. Был корректором осетинского языка при типографии Горского ОНО Наркомпроса, преподавателем осетинского языка… Сотрудничал с газетой «Кермен», опубликовал рассказы («Фаллой», «Труд»…). Написал исторический очерк о герое осетинского народа средних веков Ос-Богатыре, который вышел отдельной книгой в 1922 году.

Писал он, как правило, на осетинском языке, был его знатоком. Но в архиве СОИГСИ обнаружены рукописи, написанные С.Темирхановым и на русском языке в 1922 г.: два очерка «Осетины» и «Народная религия осетин».

↑ Наверх

РОЛЬ ИСЛАМА В СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ

Когда-то самая стабильная республика Северного Кавказа, Северная Осетия все больше превращается в конфликтный регион. Требования отставки президента Северной Осетии Александра Дзасохова, звучащие практически повсеместно сразу после трагедии в Беслане, не единственная угроза там стабильности. Отношения между мусульманскими общинами и властями также внезапно обострились.

По сообщениям газет, как минимум один из боевиков, участвовавших в захвате школы в Беслане, был этническим осетином по имени Владимир Ходов. Житель осетинского села Эльхотово Ходов после окончания местного медресе присоединился к группе чеченских боевиков, одно время служил поваром в отряде Руслана Гелаева. Хотя есть существенные доказательства того, что другие члены мусульманских общин Осетии также присоединились к рядам чеченского сопротивления, о мусульманах Северной Осетии за пределами республики известно очень мало.

Хотя большинство осетин исповедуют христианство, по официальным данным, 15-30 процентов населения исповедуют ислам. В осетинской столице Владикавказе находится центральная мечеть, построенная в начале 20 века. Деньги на строительство мечети поступили от азербайджанского нефтяного магната Муртузы Мухтарова, женившегося на осетинке Тугановой. (Мечеть построена в египетском стиле и не имеет архитектурных аналогов на Северном Кавказе.) Но только после распада Советского Союза произошло массовое религиозное возрождение. Ислам стал исповедоваться более открыто, многие мусульмане приняли так называемый ваххабизм, именно так называют фундаментализм на Северном Кавказе.

В последние годы сторонники фундаменталистской версии ислама в Северной Осетии создали неформальное объединение верующих – джамаат, который возглавляет Ермак Тагаев, носящий титул эмира. В состав джамаата, по словам вице-эмира и имама центральной мечети Владикавказа Сулеймана Мамиева, с которым автор неоднократно встречался, входят мусульмане из города Беслана и села Эльхотово. Близкие отношения у осетинского джамаата есть и с джамаатом Кабардино-Балкарии, возглавляемым имамом Мусой Мукожевым, пользующимся большой популярностью среди местной молодежи. Сулейман Мамиев сообщил автору, что во Владикавказской общине 500 членов, большинство из которых этнические осетины.

Джамааты не подчиняются официальной исламской иерархии, так называемому Духовному управлению мусульман. Эта государственная структура была создана в сталинскую эпоху, в 1940-е годы. Почувствовав снижение своего влияния среди верующих, Духовное управление мусульман объявило джамаатам войну и предприняло действия по ограничению их возможности действовать с помощью местной полиции и спецслужб.

По сообщению мусульманской газеты Северной Осетии «Даваа» («Зов»), 2 февраля оперативники УФСБ по Северной Осетии совместно с сотрудниками УБОП МВД провели обыск в доме председателя Исламского культурного центра 48-летнего Ермака Тегаева. По словам Даваа, на глазах у нескольких свидетелей сотрудники правоохранительных органов подложили в вещи Тагаева взрывное устройство, что послужило официальным поводом для его задержания. Опираясь на информацию, предоставленную правоохранительными органами Северной Осетии, издание Caucasus Times сообщило 2 февраля, что при задержании Ермака Тагаева сотрудники правоохранительных органов «обнаружили» в его доме 270 граммов пластической взрывчатки и три электродетонатора, а также религиозную литературу и видео/аудиоматериал «экстремистской» направленности.

Сторонники Тегаева сразу же осудили его арест как преднамеренную подстрекательство Духовного управления мусульман Северной Осетии, возглавляемого 30-летним Русланом Валгасовым. Валгасов — бывший глава Госавтоинспекции (ГАИ) МВД, традиционно считающейся одной из самых коррумпированных милицейских структур. Избран муфтием в мае 2004 года в соответствии с прямым распоряжением правительства Северной Осетии, недовольного независимостью мусульманских общин республики.

После ареста Тегаева Валгасов нацелился на другого лидера джамаатов, Мамиева. В начале марта этого года Сулейман Мамиев сообщил интернет-изданию «Вести Юга России» (yufo.ru), что 12 февраля в своей резиденции он был жестоко избит самим Русланом Валгасовым. В подтверждение этого заявления сайт yufo.ru 24 февраля сообщил, что на лице Мамиева были следы физического насилия. По словам Мамиева, муфтий внезапно вошел в его резиденцию и «без разговора затеял потасовку». Имам центральной мечети Владикавказа оценил весь инцидент как «провокацию, направленную на то, чтобы заставить нас совершить какие-то ответные действия, которые позволили бы властям закрыть наш джамаат под предлогом религиозного экстремизма».

По словам Мамиева, Духовное управление мусульман Северной Осетии хочет взять на себя контроль над религиозной деятельностью всех мусульман и как организация находится под негласным патронажем ФСБ России. Помимо тесных связей между властями и Духовным управлением мусульман, у правительства Северной Осетии, видимо, есть личные счеты с осетинским джамаатом. По словам Мамиева, «ислам в Осетии способствует социальному очищению и никакие криминальные связи не ведут к мечети, а на собраниях у мечети часто присутствовали представители власти, которые не находили ничего, заслуживающего осторожности». Но в официальных кругах имам Владикавказа пользуется прочной репутацией главного идеолога местных ваххабитов.

Возможно, это результат жесткой позиции Мамиева в отношении защиты интересов мусульманского сообщества. Мамиев поясняет ситуацию далее: «Призыв к молитве, будь то в форме мусульманского аззана (призыва муллы к молитве) или православного колокольного звона, законом не запрещен, но здесь дело обстоит более сложно. Мечеть расположена в центре города, и аззан хорошо слышен членам правительства и высокопоставленным чиновникам. Многим из них это не нравится, в том числе президенту Северной Осетии Александру Дзасохову. У нас несколько раз отключали электричество, потому что аззан транслировался по громкой связи на весь город. Мы находим мелодию аззана прекрасной, но, похоже, другие думают иначе».

Возможно, есть и другая причина для нападения на мусульманского лидера. Недавно Мамиев и Ермак Тегаев прочитали цикл лекций по исламу для оперативников МВД и офицеров 58-й армии, воюющих в Чечне. «Мы напомнили им, что они несут ответственность за свои действия перед Аллахом», — сказал Сулейман Мамиев. Возможно, именно это и вызвало столь резкую реакцию спецслужб в отношении одного из лидеров осетинского джамаата. Мамиев считает, что «сегодня, когда власть в России прочно удерживается бывшими военными и разведчиками, дальнейшая дестабилизация ситуации на Северном Кавказе представляется практически неизбежной».

В то же время понятна озабоченность российских и осетинских властей: усиление мусульман в самой лояльной Москве из северокавказских республик может негативно сказаться на и без того шатком положении России в регионе. Однако попытки местных властей, во многом утративших свою репутацию после теракта в Беслане, переключить внимание огорченного населения на «мусульманский экстремизм» выглядят не лучшим вариантом решения своих проблем. Мусульмане в Северной Осетии составляют меньшинство, но относительно значительное меньшинство. Давление на их лидеров вполне может способствовать радикализации их позиции, особенно в отношении распространения зоны конфликта с Чечни на весь Северный Кавказ.

Михаил Рощин — старший научный аналитик Института востоковедения Российской академии наук.

Традиционалисты против православных в Северной Осетии-Алании

22 сентября 2020 года в столице Российской Республики Северная Осетия-Алания открылся новый крупный православный образовательный центр. На церемонии открытия глава республики Вячеслав Битаров подчеркнул, что осетинский народ связан с православием многовековыми традициями. Это заявление может иметь далеко идущие последствия, поскольку в последние годы в регионе идет борьба за первенство между двумя ведущими религиозными группами региона: православными и местными традиционалистами. Хотя в России нет официальной государственной религии, вопрос веры нельзя отделить от вопросов политической ориентации на Россию и местного национального самосознания.

В этой напряженной обстановке даже незначительные инциденты могут иметь серьезные последствия. В июле 2019 года вспыхнула ссора из-за комментария, опубликованного в Facebook. Малоизвестный политик Роман Габараев, ссылаясь на только что прошедший православный крестный ход, писал: «Хоть бы вы [православный народ] ушли из Осетии со своими иконами, священниками, мощами и прочим вашим хламом»

.

Комментарий размещен в группе, члены которой традиционалисты стремятся воссоздать дохристианскую этническую осетинскую веру. Их руководящие принципы занимают негативную позицию по отношению к православию, которое они видят в качестве одного из основных инструментов ассимиляции этнически нерусского населения. Для этих традиционалистов всякая версия христианства есть неосетинское явление.

Православие в Осетии: де-факто национальная религия или личный выбор?

Такая концепция православия противоречит господствующему представлению об осетинах как о единственном православном народе Северного Кавказа. Согласно официальной версии, их предки — аланы — приняли православную веру из Византии в начале X века. Сегодня республика готовится отметить 1100-летие принятия аланами христианства. Такой образ Северной Осетии-Алании как православного региона продвигают не только местные православные верующие, но и власти республики. До недавнего времени власти усердно преподносили православие как общую духовную основу для русских и осетин, чтобы продемонстрировать свою лояльность российскому федеральному центру.

Многие православные верующие в Осетии вскоре узнали о комментарии Габараева в Facebook. В течение пяти дней появилось и широко распространилось в социальных сетях открытое письмо православной общественности главе местной епархии. В письме содержится призыв к архиепископу Владикавказскому и Алании Леониду Горбачеву защитить местных православных верующих от враждебности религиозных этнических традиционалистов.

В Северной Осетии-Алании православие является де-факто национальной религией. Однако, в отличие от многих других регионов России, многие местные жители воспринимают православие не как основу национальной идентичности, а как вопрос личного выбора. Для них власти республики не должны предоставлять православной церкви особых преимуществ в публичном пространстве.

Но с точки зрения православных активистов, церковь имеет полное право на эти преимущества, так как они показывают связь Северной Осетии-Алании со всей страной. Между тем, по мнению православных верующих, в условиях, когда выбор православия как религии является индивидуальным делом, положение православия зависит от переменчивой политики властей республики.

До недавнего времени Вячеслав Битаров не проявлял особой приверженности Православию — в отличие от своих предшественников. Что Битаров действительно продемонстрировал, так это приверженность этническим традициям, в том числе тому, что некоторые называют осетинской народной верой: паломничество к местным святыням и участие в ритуальных молебнах.

Вернуться к изначальной монотеистической вере?

Движения за этническое возрождение, активизировавшиеся в республике с конца 2000-х гг., интерпретируют это традиционалистское течение как идеологическое обеспечение своей правозащитной деятельности. Эти активисты с энтузиазмом стремятся воссоздать истинную осетинскую религию, которую они считают исконным арийским монотеизмом. Действия этих движений однозначно предполагают ограниченное присутствие православия в публичной сфере как религии большинства.

Местные православные восприняли слова Габараева как часть этой политики, которая якобы имела некоторую государственную поддержку. Это особенно нервировало православных активистов и представителей церкви. Они опасаются, что их церковь теряет свои позиции в республике. Именно поэтому, отвечая на открытое письмо и пытаясь взять ситуацию под контроль, архиепископ Горбачев расценил традиционалистскую критику православия как акт сепаратизма: «Я не позволю духовной и государственной пуповине, связывающей наше великое отечество Россию, чтобы наша малая родина Осетия была разбита» 9. 0003

Местный суд наказал Габараева за его заявление небольшим штрафом. Он отреагировал, сказав: «Это не большая цена, чтобы осетины знали, что у них есть своя религия». Для него и его соратников борьба еще не закончилась.

Продолжается фундаментальный конфликт

Не закончилось и для архиепископа Горбачева. В проповеди в ноябре 2019 года он сказал, что этническая осетинская религия — это современное изобретение, а любые утверждения об арийских корнях осетинских традиций — полная чепуха.

Аудиозапись этой проповеди быстро распространилась по социальным сетям и вызвала возмущение многих, даже умеренных традиционалистов. Его пренебрежительные заявления о выдуманной генеалогии этнической осетинской религии были истолкованы как неверие в древность всей осетинской культуры.

Битаров тем временем оставался невозмутимым. Ведь 1100-летие принятия христианства в Северной Осетии-Алании — слишком серьезный праздник, чтобы оттолкнуть Москву. Так, в жесте мира архиепископу Горбачеву он пообещал в июле 2020 года, что бизнес-сообщество республики поможет епархии подготовиться к торжеству.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts

Разное

Читать священное писание онлайн: Священное Писание — Православная электронная библиотека читать скачать бесплатно

Рубрика «Священное Писание (Библия)» — Пять ступеней веры5 ступеней веры

Как читать Библию

Ветхий Завет

Новый Завет

Текст Библии, цитаты и толкования

Священное Писание представляет собой совокупность священных Книг,

Разное

Метро бабушкинская церковь: Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

Храмы, соборы, церкви — 🚩 метро Бабушкинская — Москва с отзывами, адресами и фото

5 мест и ещё 6 неподалёку

храмы, соборы, церкви — все заведения в городе Москве;
мы