Рассказ книга о книгах: Читать «Рассказы о книгах» — Смирнов-Сокольский Николай Павлович — Страница 1

Разное

Содержание

Читать «Рассказы о книгах» — Смирнов-Сокольский Николай Павлович — Страница 1

Николай Смирнов-Сокольский

Рассказы о книгах

Издательство: Книга

Год: 1977

«Рассказы о книгах» — издание, которое положило начало новому направлению библиофильской литературы. Новизна книги в том, что она обращена к широкому кругу читателей, а не к узкому кругу библиофилов. Ее задача в том, чтобы научить понимать и ценить книгу, сделать огромные слои читателей книголюбами. Она представляет развёрнутый рассказ о многих книгах, изданных когда-либо в нашей стране. Вы найдёте сведения о прижизненных и ранних изданиях сочинений Александра Радищева, о некоторых книгах XVIII века, об изданиях сочинений Пушкина, и многое другое.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

ВЛАСТЬ КНИГИ

Жене моей — Софье Петровне Близниковской

Автор

Когда смотришь на полки с книгами, накопленными за много лет собирательства, вспоминаются не только их содержание, их авторы и издатели, но и обстоятельства, при которых эти книги появились на свет, последующая судьба многих из них, порой столь же интересная, как и сама книга. Каждая из них напоминает еще и о том — как, когда и от кого попала она к вам на полку. Книги — это многие, многие часы потраченного на их поиск времени, разные города нашей страны, разные люди.

Это — пятые и шестые этажи старых ленинградских домов, это — тихие переулки Арбата и тупички Замоскворечья. Это — глаза людей, расстающихся с книгами. Глаза порой равнодушные, а иногда и печальные…

Последнее не относится к книгам новым, сегодняшним, чаще всего прозаически приобретаемым в магазинах. Речь идет о книгах старых, вернее старинных. Вовсе не значит, что новые, сегодняшние книги менее любимы. Нет, нет! Каждая новая книга со временем станет и старой, и старинной. Молодость проходит не только у людей.

Но эти, ныне уже старинные книги,— постепенно исчезают, становятся редкими. Такие книги надо искать, за ними надо охотиться, иногда более терпеливо, чем за самым ценным зверем. Путей для книжных находок не мало. Надо быть только внимательным и любопытным. И надо, конечно, увлечься своеобразной романтикой книжного следопыта.

Собиратели иногда могут оказать значительные услуги науке своими находками. Несколько лет назад пытливые советские ребятишки обнаружили где-то на чердаке целый архив своего любимого писателя Аркадия Гайдара и торжественно вручили эту находку Литературному музею.

Литературовед Ираклий Андроников разыскал племянницу дореволюционного собирателя А. Бурцева, хранившую у себя чемодан какого-то дядиного «хлама». Среди этого «хлама» он обнаружил автографы Пушкина, Лермонтова и ряда других известных писателей и поэтов.

Не так давно мне тоже удалось поспособствовать приобретению музеем Московской государственной консерватории драгоценной рукописи — партитуры оперы великого русского композитора М. П. Мусоргского на текст «Женитьбы» Н. В. Гоголя. Рукопись эта находилась у одной старушки, не знавшей куда ее деть. Газета «Известия» потом, в специальной статье, отмечала значимость находки.

Я никогда не был в Париже. По рассказам Анатоля Франса я знаю (так же, как знаете и вы), что берег Сены уставлен ларями букинистов. В этих ларях часами роются любители, разыскивая нужные им книги.

В 20—30-х годах нашего века Моховая улица и улица Герцена в Москве, книжные палатки у Китайгородской стены, Литейный проспект в Ленинграде были похожи на этот берег парижской Сены.

В книжных лавках и на развалах, которые на этих улицах встречались на каждом шагу, так же часами рылись Анатолий Васильевич Луначарский, вечно веселый Демьян Бедный, многие другие писатели, ученые, артисты и люди самых разнообразных профессий. Они перебирали горы старых, запылившихся книг, выискивая нужные и дорогие сердцу.

Даже в трудные 1919—1920-е годы торговля книгами не прекращалась. В книжные лавки хлынул новый покупатель, не имевший ранее доступа к книгам, покупатель жадный и требовательный. Были «лавки писателей», «лавки поэтов», за прилавками которых стояли в качестве продавцов сами писатели и поэты. Среди них были Сергей Есенин, Владимир Лидин, Николай Ашукин и многие, многие другие. Торговали не только печатными книгами, но и книгами своих стихов, переписанных собственноручно. Писатели лично знакомились со своими читателями и покупателями. Когда-нибудь об этом надо рассказать отдельно и подробно.

Бурный рост новой советской литературы, увеличивающаяся день ото дня продукция наших издательств, выпускающих заново и многие старые книги,— притушили нужду в уличных книжных развалах. Книга переехала в большие благоустроенные магазины и традиционное, приятное сердцу старых собирателей название «книжная лавка» хранят теперь только «книжные лавки писателей» в Москве и Ленинграде.

Но и в них старая антикварная книга занимает только скромные уголки, уступив главное место книге новой, сегодняшней. Это, конечно, закономерно, но в этом не должно проявляться какой бы то ни было недооценки старой, антикварной книги.

Старая книга! Меня часто спрашивают: «А зачем вам Пушкин непременно в первом прижизненном издании? Разве нельзя прочитать «Евгения Онегина» в издании позднейшем, сегодняшнем?»

Что можно на это ответить? Конечно, Пушкина можно и нужно читать в любом издании. И, может быть, в самом позднем издании его прочитать даже полезней. Мы найдем тут интересные познава­тельные предисловия и примечания, иногда великолепные иллюстрации. Кроме того, тщательно выверен текст, восстановлены строчки, зачеркнутые или изуродованные цензурой. Все это верно!

Но люди любознательны, и многих интересует — каким именно впервые тот же «Евгений Онегин» предстал перед глазами читателей.

Пушкин в первых прижизненных изданиях поражает своей суровой ясностью и простотой. «Онегин» первого издания, в скромных на вид маленьких тетрадочках—главах, в простых и таких милых обложках, иногда может совершенно по-новому быть прочитан вами. Как-то вот между вами, читателями, и гениальным создателем этого произведения ничто не стоит. Ничто не мешает, не отвлекает. Ни рисунки, ни примечания, ни предисловия. Вот просто—слово Пушкина и вы — его читатель. Доказать это трудно. Тут немножечко, может быть, от поэзии, но ведь и «Евгений Онегин» не проза…

У Максима Горького в воспоминаниях о писателе Н. Г. Гарине-Михайловском есть место, где Горький спрашивает его: верен ли ходячий анекдот, будто бы Гарин где-то у себя в деревне однажды засеял целых сорок десятин только одними семенами мака?

Гарин сначала возмутился, начал всячески отрицать это, а потом, рассказывает Горький: «…хлопнув меня по плечу маленькой крепкой рукой, он сказал с восхищением:

— Но если бы вы, батенька, видели этот мак, когда он зацвел!»

Я не знаю человека, который оставался бы равнодушным, держа в руках какое-нибудь изделие русского печатного станка XVII, XVIII или начала XIX века. Даже у наиболее скептически настроенных быстро сходит с лица ироническая улыбка, когда они перелистывают, скажем, «Притчи Эссоповы» 1700 года, напечатанные в Амстердаме собственным типографщиком Петра I Иоганном Тессингом, или комплект петровских же «Ведомостей» 1703 года, первой русской печатной газеты.

Я просто не верю, когда люди начинают бравировать своим равнодушием к старым книгам. Я точно знаю, что это неправда.

Величие русской литературы, ее героическое прошлое, на основе которого растет и развивается наша новая, советская литература,— все это, выраженное в вечно живых свидетелях— книгах, не может не затронуть самых нежнейших струн человеческого сердца.

Но кроме сердца у человека есть еще разум и знания, на развитие которых книга,— новая она или старая — все равно, оказывает решающее влияние. Книга — верный друг и помощник.

Здесь уместно припомнить разговор, происшедший у писателя Виктора Шкловского с одним библиофилом, который не занимался научно-исследовательской работой, а был известен просто как собиратель и страстный любитель книг.

В. Б. Шкловскому как-то потребовались сведения, насколько я помню, о ком-то из литературного окружения художника П. Федотова. Наведя безрезультатные справки у разных ученых, вплоть до академиков, В. Б. Шкловский обратился по телефону к этому книголюбу. Случайно, или не случайно, вопрос не в этом, но книголюб тут же дал нужные, исчерпывающие сведения.

Книги в жанре рассказ FB2

      Реклама:     
    

Новинки книг в жанре рассказ:

    

27 Ноя 2021

Дайвинг в любовь  


06 Окт 2021
Алкохимия, или Софа-катастрофа… и философский камень  
Благословенный мир  


24 Сен 2021
Мальчик с короной  


21 Авг 2021
Вернуть магию  (Фантастическое допущение 7)


08 Авг 2021
Аккумулятор Сагнума  (Вселенная w.e.l.l. )


01 Авг 2021
Жил-был я  


25 Июл 2021
Синее-синее небо [СИ]  


30 Июн 2021
Верхом на Ветре  
Кто смеется последним  
Поймать вора  


24 Июн 2021
Косточка  


09 Май 2021
Джульетта и неверный Ромео  


15 Апр 2021
Кто ты?  
Правильный выбор  (Фантастическое допущение 6)


28 Мар 2021
Волчица и пряности. Том 13. Краски мира 3 [любительский перевод]  (Волчица и пряности 13)
Волчица и пряности. Том 12 [любительский перевод]  (Волчица и пряности 12)


17 Мар 2021
Проклятая картина  (Темная серия 3)


09 Мар 2021
Спорные истины «школьной» литературы  


30 Янв 2021
Дети Марии  
Завтра будет весна  


14 Янв 2021
Подай салфетки  
Обывашки. Сборник миниатюр  
Мир №16  
Когда полиция ещё была милицией  
Как всегда  


21 Дек 2020
Наутилус [сборник]  
Папа шутит  
Тихий ангел  


22 Ноя 2020
Упущенная жизнь  


21 Ноя 2020
Пыль и Уголь  


07 Ноя 2020
Иван Шмелев, Юлия Вознесенская, Аркадий Тимофеевич Аверченко, Джером К. Джером, Марина Валерьевна Кравцова, Петр Николаевич Краснов, Сергей Сергеевич Козлов, Саша Черный, Алексей Николаевич Будищев, Николай Николаевич Туроверов, Монахиня Евфимия (Пащенко), Николай Владимирович Блохин, Георгий Аркатов, Игнатий Николаевич Потапенко, Ирина Сергеевна Рогалёва, Ирина Сабурова, Иван Островной, М. К. Петере, Арсений Иванович Несмелов, Владимир Вадимович Красовский, Юлия Александровна Сакунова, Дмитрий Валерьевич Кузнецов, Протоиерей Александр Авдюгин, Дарья Ивановна БолотинаХристов подарок. Рождественские истории для детей и взрослых  
Александр Куприн, Иван Шмелев, Антон Чехов, Зинаида Николаевна Гиппиус, Николай Эдуардович Гейнце, Марина Цветаева, Леонид Николаевич Андреев, Федор Кузьмич Сологуб, Надежда Александровна Лухманова, Алексей Николаевич Будищев, Александр Никитич Севастьянов, Александр Павлович Чехов, Александр Иванович Левитов, Николай Николаевич Каразин, Николай Георгиевич Гарин-Михайловскии?, Иван Иванович Савин, Священник Павел Карташев, Василий Григорьевич АвсеенкоПасхальные рассказы о любви. Произведения русских писателей  


01 Ноя 2020
Месть отверженного  
Спасатель падших  


25 Окт 2020
Край земли. Прогулка по Провинстауну  


05 Окт 2020
Войлочный век [сборник]  


29 Авг 2020
Ханка  (12 законов кармы 1)


19 Июл 2020
Дороги, которые мы выбираем [СИ]  (На 127-й странице )


07 Июл 2020
Из воспоминаний рядового Иванова  

123



Рассказы Сэлинджера похожи на пружину.

Театральный художник Анастасия Нефедова — о любимых книгах

Анастасия Нефедова стояла у истоков «Электротеатра Станиславский» вместе с его художественным руководителем Борисом Юханановым. В ее послужном списке — костюмы и декорации для таких спектаклей театра, как «Синяя птица», «Маниозис», «Служанки бульвара Сансет», «Гамлет», «Октавия. Трепанация», «Пиноккио», «Сверлийцы». Работа над последним была отмечена премией «Золотая маска».

О любимых авторах и иллюстраторах, чьи произведения помогают найти вдохновение, и о том, как в ее библиотеке появляются новые книги, художница рассказала mos.ru.

О книгах и библиотеках

Я обожаю бумажные книги. Электронные носители — это не для меня. У моего папы была огромная библиотека, и это был целый мир, рядом с которым я росла. Еще папа собирал и переплетал комиксы, у него для этого были специальные большие альбомы. Я не понимала, что там написано, но мне было жутко интересно разглядывать картинки.

Сейчас я тоже собираю свою библиотеку, но мне уже некуда все это девать. Просто нет места. Но и отказаться от любимых книг в бумажном варианте я не могу.

«Муми-тролли» Туве Янссон

Эта книжка-комикс со мной со времен моего студенчества. Когда она у меня появилась, мне было 19 или 20 лет, до этого я не знала этих персонажей. Сейчас ее с удовольствием читают мои дети.

Туве Янссон создала потрясающие иллюстрации к своим произведениям. Так что тут восторг от чтения, восторг от рисунков, восторг от всех этих троллей, сниффов, снусмумриков и снорков.

Вообще все истории о муми-троллях и их друзьях грустные, там нет никакого веселья. И хотя читатель ассоциирует себя с кем-то из персонажей, эти книжки не вгоняют в депрессию, а помогают принять себя.

«Девять рассказов» Джерома Дэвида Сэлинджера

Я очень люблю Сэлинджера. Мне кажется, что в каждом его рассказе есть своя музыка, они похожи на растягиваемую пружину. Вроде бы ничего не происходит, но на самом деле пружина натянута очень сильно. В какой-то момент ее точно отпустят, после чего произойдет что-то мощное. Это происходит даже не на уровне сюжета, а на уровне каких-то глубинных волн.

В каждом рассказе, на мой взгляд, есть момент некоего озарения, после которого твоя жизнь переворачивается. Точка невозврата. Истории Сэлинджера завораживают своей поэзией.

«Sapiens. Краткая история человечества» Юваля Ноя Харари

Эта книжка сейчас очень модная. В книжном магазине я обратила внимание на название: люблю, когда коротко и понятно написано про что-то очень сложное. Не удержалась, купила.

Я еще не дочитала ее до конца. Видимо, нужен какой-то перерыв. На самом деле она очень интересная: у автора очень специфический, ясный и конкретный взгляд на историю цивилизации, историю развития человека. За этой логикой интересно следить.

Иногда в литературе подобного рода за текстом сильно проступает личность автора. И порой это происходит так явно, что она как бы затмевает текст, и читатель общается напрямую с писателем. Это очень эмоциональный контакт, на меня он действует гораздо сильнее, чем сама книга. И вот Харари показал мне свою агрессивную сторону. Он, я считаю, агрессор по отношению к читателю. Но это и завораживает одновременно.

«Атлант расправил плечи» Айн Рэнд

Эту книгу я тоже случайно обнаружила в книжном. Я художник, поэтому реагирую на визуальную составляющую, так что все книги приходят в мою жизнь благодаря обложкам. Я купила это издание, потому что оно потрясающе сделано, но к чтению приступила не сразу.

Позже, когда лежала после операции дома, я проглотила книгу за несколько дней. Во время чтения в голове была ужасная мысль: а ведь эта книга скоро закончится. Я помню, как с каждым днем приближалась к финалу и как хотелось, чтобы это длилось вечно.

Главная героиня — вице-президент железнодорожной компании. Этой молодой женщине около 30 с небольшим, она работает в момент сложнейшего кризиса в Америке. Это роман-антиутопия, в нем — несуществующие ситуации и персонажи, через них автор предлагает свою модель развития общества, государства, экономики, политики, затрагивает социальные проблемы. Она перевернула мое мировоззрение.

А потом я решила узнать больше об авторе. Оказалось, это наша соотечественница, которая после смерти Ленина эмигрировала сначала в Париж, а потом в Америку, где и начала писательскую карьеру. В книге заложена философия разумного эгоизма, о которой говорит Айн Рэнд. Впоследствии она образовала огромное философское сообщество, у которого до сих пор есть последователи.

«Другой путь» Бориса Акунина

«Другой путь» — роман — исследование любви как явления. В тексте одновременно ведется два повествования. Одно — научно-исследовательское эссе о том, что есть любовь и что под ней понимали люди в разные времена. Второе — рассказ о 1920-х годах, молодой девушке, студентке мединститута, которая встречает настоящую любовь. Мы прослеживаем ее «другой путь» и параллельно путь, который предлагает Акунин как исследователь.

 

Как научиться писать книги / Хабр

Полгода назад

здесь

была опубликована статья, которая меня возмутила. В комментариях я обещал, что напишу свою версию. С другой стороны мне не хотелось этого делать, так как получу закономерные вопросы: «А ты собственно кто такой?». Не люблю подписываться в интернет-постах, у меня портилось мнение о многих писателях после того, как читал их жж-блог. Читаешь книгу, думаешь: «Классный чувак!», почитаешь блог, мнение меняется: «Что за кретин?». Такая разница возникает из-за того, что книга проходит пост-обработку, много раз редактируется.

Данная статья переписывалась несколько раз, в этом варианте, считаю, что она получилась наиболее взвешенной. Статья вполне подходит для хабрахабр, так как от людей технической направленности выходило немало известных произведений. И кому-то из вас захочется написать свою историю.

Статья больше напоминает сборник полезных советов, чем полное руководство к действию.

Два типа читателей

Вы написали короткий рассказ и хотите его показать общественности. Очень важно знать о двух типах читателей. (Этих типов много, но условно говоря — два). Читая их комментарии, вы должны понимать на какой тип вы попали.

Первый тип

Им важна мораль истории. Что хотел сказать автор? К чему он ведет? Этот тип читателей обращает внимание на стилистику, которая порой им важнее самой истории.

Второй тип

Если история интересная, они могут простить стилистику. Вспоминается один культовый автор. Стилистика ужасная, читать сложно, поклонников много, снято пару фильмов по его книгам. Мораль истории им не особо нужна, главный герой победил плохого парня, этого достаточно. Главное, как он это сделал?

С чего начать?

Начинать надо с коротких историй. Они дисциплинируют, учат писать законченные истории. Исцеляют графоманство.

Рассказ можно начинать с середины событий, попутно объясняя читателю детали происходящего.

А что такое графоманство?

Написание бесцельной истории без логической развязки. Мне попадался рассказ от начинающего писателя, у него на полстраницы было описание, как летает муха по помещению, потом как он наливал себе кофе, как готовил еду, вышел на улицу, посмотрел на природу, описал свои чувства. Так он исписал 10 страниц. Порой эти графоманы обладают талантом красивой стилистики. На это покупаются первый тип читателей. Описание чувств, принимают близко к сердцу, им кажется, что они прочитали что-то родственное, вспоминая свои пережитые трагедии. Но как мы видим, история не была описана, у нее нет завязки, нет развязки. Лично мое мнение – это жвачка. Пожевал и выплюнул. Можно было и не жевать.

Ради чего вы пишете?

Два типа писателей.

Одни пишут ради славы. Думают, что прям сейчас их историю купят издатели и будет много денег и славы. Чаще всего пишут графоманскую историю. Мотивация сильная, но нет продуманности в сюжете. Такие графоманы заваливают издательства своими «произведениями», не оставляя шансов, тем, кто действительно может писать. В результате издательства порой даже не читают присланный текст, кормят вас завтраками.

Второй тип писателей живут с историями в голове. Есть у них какой-то отдел мозга, который фантазирует, придумывает, живет своей жизнью. У таких писателей также наблюдаются яркие необычные сны, их невозможно связать с событиями, которые они пережили в течения дня. В этих снах они могут попадать в необычные миры, убегать по подземельям от страшных чудовищ. Но в отличие от других людей, в этом сне они найдут объяснение, откуда взялись эти существа, увидит логичную развязку бегства. Обычно если людям снятся кошмары, то они не детализированы, бессмысленны и вызваны тревожным состоянием, им снится, как они убегают от полчищ крыс. Писателю же снится, как он убегает от орков, применяет против них какие-то заклинания, есть сюжет, где надо добежать до какого-то помещения и повернуть какой-то рычаг.

Вообще, если поинтересуетесь вопросом касательно сна у своих знакомых, то много удивительного можете для себя открыть. Оказывается, есть люди, которым снятся только черно-белые сны, где есть очертания чего-то непонятного. Если вы такому расскажите свой красочный сон или историю, которую вы придумали для книги, он на вас посмотрит как на сумасшедшего. Порекомендует вам лечиться. Это я вас по-дружески предупреждаю 🙂

Вы можете спросить у них:

— А как же писатели пишут фантастику?

— Ради денег, берут да и пишут, — отвечают они.

В ответ они также вас могут спросить: «А ради чего ты пишешь? У тебя уже издателя нет».

Так что будьте осторожны, таких знакомых, на самом деле, очень много. Могут убить весь ваш творческий порыв. От таких можно услышать: «А как ты можешь писать книги, если ты не учился на писателя?».

Кстати, Стивен Кинг на писателя учился, но его университетский преподаватель сказал, что Стивен уже умел писать еще до поступления. И на занятиях знал теорию лучше остальных, его эссе уже были настоящими произведениями.

Этим знакомым всегда нужна какая-то цель: «А зачем ты читаешь научную статью? Ты же не ученый». Для них приходится придумывать дебильные оправдания, причем, они вполне их принимают. Иногда, самая тупая отмазка принимаются ими как самое лучшее объяснение.

Сюжет

Есть заблуждение, что для сюжета нужна уникальная история. Возьмете любую книгу из великих классиков и попытайтесь проанализировать на уникальность истории. Анна Каренина, встреча с поездом, в то время поезд был новейшей техникой. В этом был маркетинговый ход. Весь роман описывается, как женщина дошла до жизни такой. С таким же успехом можно поменять поезд на суперкомпьютер и написать роман, как главный герой решил покончить жизнь самоубийством после общения с первым зачатком искусственного интеллекта. Читателю важно само повествование, которое должно быть не банальным, интересным.

Уникальность можно имитировать. Добавьте малоизвестные исторические факты. Описание вещей, которые уже вышли из использования. Например, как работал ваш cd, как он шумел, как переливался диск цветами радуги. Через 30 лет это будет интересно почитать, а через 100 – уже будут ссылаться на вашу книгу, как на исторический факт. Например, один подросток будет спорить с другим, шумели ли сидюки или работали бесшумно?

Еще одно слово об уникальности

Если все же считаете, что нужна уникальность, то достаточно написать книгу по современной истории. Простое описание ежедневных новостных событий, без каких либо выводов и умозаключений. Чистые факты со ссылками. Пять лет такой писанины – это уже будет считаться учебником по современной истории, который будут рекомендовать для учебы. Но если будете делать выводы и умозаключения, то они могут показаться спорными, и именно из-за них книгу не будут рекомендовать.

Повествование

Читатель желает быть обманутым. Так рождается интересная история. Сначала вы знакомите читателя с планом действия, читатель про себя соглашается: «Хорошо, логично», а потом нарушаете весь план, ставите главного героя (далее гг.) почти в безвыходное положение и читатель заинтригован, как же гг выпутается?

Повествование не должны быть банальным. Например, ваш гг собирается ограбить банк, вы сперва мечтаете вместе с читателем, что можно будет купить на награбленное. Потом гг. идет грабить, а в банке оказывается что? Можно написать, что гг. поджидала полиция, но это банально, читатель сам догадался, что банк так просто не ограбишь. Поэтому, переносим события на ночь, а вместо охраны оказывается другие грабители, которые вошли в банк с другой стороны. Где-нибудь посередине банка они встречаются и пытаются поделить еще не вскрытый сейф. Ситуация уже выглядит не банально и читателю интересно, чем всё закончится.

Ваш главный герой не должен быть дураком, потому что читатель подсознательно отождествляет себя с ним. Болванами и кретинами должны быть окружающие. В истории с банком, это конкурирующие грабители. Допустим, переговоры прошли успешно и сейф вскрывают совместно. После вскрытия, выясняется, что у одного из горе-грабителей есть странная форма филии, когда он видит подходящего размера дырку, он пытается просунуть туда интимную часть тела. И вот он застревает, возникает пикантная и неожиданная ситуация, со множеством шуток. Оставлять его нельзя, он видел лица всех. И убить его нельзя. А почему? Потому что оказывается, что конкурирующие грабители являются братьями. Сюда же можно приплести их маму, которая руководит всей операцией, она находится где-то за пределами банка и по рации ругает их, попутно вспоминая что-то личное. Вам уже интересно, как ваш гг. выпутается? Самое логичное, чтобы он просто забрал свою долю и ушел. Но что-то должно его остановить. Все должно идти не по плану.

Растягиваем книгу

Ехал Грека через реку, видит Грека в реке рак. Эту скороговорку можно растянуть на 10 страниц.

Описываем Греку

Описываем реку

Описываем рака

Описываем дорогу, по которой ехал Грека

Описываем повозку, в которой ехал Грека.

Грека ехал не один, добавляем диалоги.

Этим лучше заниматься в конце, когда история уже написана. Можете написать всю историю в виде диалогов, а конце уже начать разбавлять описаниями.

Однако, надо быть очень острожным. Если у вас все 10 страниц главные герои едут в повозке и о чем-то болтают, то вы потеряете читателя, ему скучно станет. Желательно, чтобы на каждой странице происходила смена событий.

Еда

Некоторые писатели делают громадную ошибку, которая исчезает у них в более позднем творчестве. Ошибка в том, что их герои постоянно что-то едят. Задача удержать читателя перед книгой, чтобы он читал ее взахлеб. Кто-то пытается, таким образом, даже похудеть, дабы забыть о еде. Если вы говорите о еде, то читатель вспоминает насколько он голоден, бросает книжку, идет кушать. Вопрос, а вернется ли он? Это также касается всяких испражнений, далеко не лучший способ растягивать книгу.

Секс

У Роберта Хайнлайна есть момент, где несовершеннолетняя девочка предлагает своему хозяину в качестве платы за приют лишить ее невинности. Главный герой возмущен таким предложением, выгоняет ее. Следует грозная тирада, что он ей не хозяин, а она свободный человек и так далее.

Вспоминается другой случай. Известный русский писатель, в начале своей карьеры наоборот описывает секс с несовершеннолетней. Когда писатель завел блог на ЖЖ, читатели ему этот момент припомнили.

Так что будьте осторожны описывая такие моменты. Конечно, это легкий способ удержать читателя, но у него есть своя цена.

Цифры

Будьте осторожны с указанием каких-то цифр. Мегабайты, терабайты, петафлопсы, все это устареет со временем. У читателей возникает ностальгия, они перечитывают ваши книги спустя 15 лет. Килобайты — звучит уже смешно.

Можно выпутаться из ситуации так:

— Сколько информации вы закачали в мой мозг?

— Я тебе, что ботан какой-то? Сиди не рыпайся, — процедила она сквозь зубы не выпуская сигарету с дурью.

Обратите внимание, что дурь не случайно указана. Это объясняет несколько моментов. Почему врач не знает, сколько информации она закачала? Раз курит дурь, то скорее всего не врач и дело явно происходит в каком-то подпольном помещении. Далее идет описание грязного подпольного помещения.

От первого лица

Многие начинают писать от первого лица. Возникает проблема с переключением на других героев. Есть несколько неочевидных моментов:

* Можно писать от первого лица, затем неожиданно переключиться и писать от третьего лица. Читатель это поймет и примет.

* Можно писать от третьего лица и переключится на первое лицо.

* Можно всегда писать от третьего лица

* Можно писать от первого лица сразу от лица всех главных героев. Но надо иметь громадный опыт, чтобы делать это умело.

Переключение между событиями

На первых порах возникает проблема связать логически несколько событий в разных частях вселенной. Рекомендую почитать Курта Во́ннегута, у него в первом абзаце события происходят в Нью-Йорке, во втором в Калифорнии, а в третьем вы уже оказываетесь на Марсе. После него вы с легкостью научитесь переключать события.

Какие программы использовать?

Есть специализированные программы для написания книг. Я о таких слышал. Они устроены по типу википедии, где можно откатится на предыдущую версию. Делать пометки. Некоторые утверждают, что даже есть программы, которые за вас напишут книгу. Может и есть, но как вы увяжете свою стилистику с программной? Со временем понимаешь, что использовать такую программу – это полнейшая чушь. Такое говорят люди, которые никогда подобное не использовали, но сама мысль им нравится. «Компьютер пишет за вас книгу!». Хороший заголовок для желтой газеты.

Самая главная программа, которую вы должны использовать, та, что может проверять грамматику и орфографию на лету. Я лично использую MS Office XP для винды. К сожалению, для Мака, русский модуль невероятно плох. Поэтому приходится писать через виртуалку.

Читайте чужие книги

Дойдя до этого момента, я устал. Теряются мысли, хочется все отложить. Как заставить себя продолжать писать? Во-первых, вы должны знать, что можно написать очень большую книгу, если в день будете писать хотя бы 10 строк. А для писателя тем более это важно этому научится. 100 страниц же не напишешь за один день?

Во-вторых, при потере сил и интереса, читайте чужие книги. Это даст вам толчок, и вы читаете чужие книги не как читатель, а как писатель. Вы сразу видите, где автор растягивает книгу, чувствуете, когда он устал. Восхищаетесь чужими маневрами, выписываешь красивые фразы. Постоянно чему-то учишься.

Пост-обработка или насколько книга хороша?

Даете почитать друзьям. Кто-то из вежливости никогда не скажет вам правду. Поэтому вас должно интересовать:

* Где они застряли, на каком моменте?

* Что их смутило?

Обычно, после написания, я откладываю книгу на месяц или даже больше. Потом читаешь собственный труд, как чужой человек. Если мне интересно читать, то я признаю писанину годной для того, чтобы дать почитать друзьям.

Я пишу в свое удовольствие, поэтому мне некуда торопиться. Иногда переписываю несколько страниц. Убираю главы или меняю их местами, изменяю что-то в начале, чтобы увязать это с новой главой. Исправляю стилистические ошибки. Обязательно нужно перечитать несколько раз, прежде чем кому-то показывать.

Работа над стилистикой также означает убирание повторяющихся слов и сведение к минимуму сложно-подчиненных предложений. После 15 правки, потом не верится, что этот текст написали вы. Особенно, если вернуться к перечитыванию спустя месяц, столько ошибок замечаешь!

Корректоры

Многие начинающие писатели очень надеются на корректоров. Якобы можно напысать с ашибками, а карыкторы патом фсе паправят. При таком количестве ошибок, корректор фактически становятся соавтором и они претендуют уже на авторские права. Попадаются также корректоры, которых настолько возмущает ваш стиль, что до не узнаваемости переделывают фразы. Так что не надейтесь на корректоров. Хороший корректор, это тот, что расставляет запятые (или наоборот убирает) и исправляет редкие грамматические ошибки.

Рекомендуемая литература:

Стивен Кинг «Как писать книги».

Читайте с поправкой, что писал американец для англоязычного текста, где страдательный залог не такой, как русский.

Джеймс Фрей «Как написать гениальный роман»
Джеймс Фрей «Как написать гениальный детектив»

Последние книги хороши тем, что там рассматривается история вопроса, можно много полезного узнать, как было раньше и как стало сейчас.

Бонус

Написанная фантазия становится более реальной для самого писателя. А после 8 часового непрерывного написания текста, возникает ощущение, будто бы только закончил смотреть новый голливудский боевик. Ради такого бонуса стоит этим заниматься.

P.S. Обо всех замеченных ошибках, сообщайте, пожалуйста, в личку. Я текст постоянно правлю, но в данный момент уже ошибки не вижу, глаз «замылился».

Обновление: спасибо за сообщения, поправил ошибки.

8 лучших книг Эрнеста Хемингуэя

Политика публикации отзывов

Приветствуем вас в сообществе читающих людей! Мы всегда рады вашим отзывам на наши книги, и предлагаем поделиться своими впечатлениями прямо на сайте издательства АСТ. На нашем сайте действует система премодерации отзывов: вы пишете отзыв, наша команда его читает, после чего он появляется на сайте. Чтобы отзыв был опубликован, он должен соответствовать нескольким простым правилам:

1. Мы хотим увидеть ваш уникальный опыт

На странице книги мы опубликуем уникальные отзывы, которые написали лично вы о конкретной прочитанной вами книге. Общие впечатления о работе издательства, авторах, книгах, сериях, а также замечания по технической стороне работы сайта вы можете оставить в наших социальных сетях или обратиться к нам по почте [email protected] ru.

2. Мы за вежливость

Если книга вам не понравилась, аргументируйте, почему. Мы не публикуем отзывы, содержащие нецензурные, грубые, чисто эмоциональные выражения в адрес книги, автора, издательства или других пользователей сайта.

3. Ваш отзыв должно быть удобно читать

Пишите тексты кириллицей, без лишних пробелов или непонятных символов, необоснованного чередования строчных и прописных букв, старайтесь избегать орфографических и прочих ошибок.

4. Отзыв не должен содержать сторонние ссылки

Мы не принимаем к публикации отзывы, содержащие ссылки на любые сторонние ресурсы.

5. Для замечаний по качеству изданий есть кнопка «Жалобная книга»

Если вы купили книгу, в которой перепутаны местами страницы, страниц не хватает, встречаются ошибки и/или опечатки, пожалуйста, сообщите нам об этом на странице этой книги через форму «Дайте жалобную книгу».

Недовольны качеством издания?
Дайте жалобную книгу