Знание есть добродетель: 3. «Добродетель есть знание». Сократ

Дет

Содержание

43) «ЗНАНИЕ – ГЛАВНАЯ ДОБРОДЕТЕЛЬ» (СОКРАТ). 50 золотых идей в философии

43) «ЗНАНИЕ – ГЛАВНАЯ ДОБРОДЕТЕЛЬ» (СОКРАТ)

Слова, принадлежащие древнегреческому философу Сократу, раскрывают суть его отношения к понятию о нравственном назначении человека.

Сократ говорит, что «есть одно только благо – знание и одно только зло – невежество. Богатство и знатность не приносят никакого достоинства – напротив, приносят лишь дурное».

Из этих слов следует, что Сократ не видел зависимости умственных способностей человека от его материального и классового положения. По мнению философа, каждый индивид способен достичь в жизни успеха, опираясь только лишь на собственные знания, добытые благодаря усилиям в учении, благодаря собственному жизненному опыту и труду, но никак не при помощи денег, связей, знатного происхождения.

Сократ считал такую трактовку истинной, и этому он посвятил свои учения, тем самым помогая многим людям разобраться в себе и достигнуть в жизни успеха. Сам он уже стариком учился играть на лире и говорил: «Разве не прилично узнавать то, чего не знал?»

Для Сократа характерно глубокое, продуманное, рационально взвешенное следование собственным моральным принципам. Это стремление всегда оставаться самим собой наиболее очевидно сказалось в выборе философом жизненного пути и определило направление его идей, учений.


Первым несомненным положением этики Сократа является признание традиционной для античного общественного сознания связи понятий блага и добродетели с понятиями пользы и счастья. Все люди стремятся к удовольствиям и пользе и избегают страданий. Но люди далеко не всегда знают, что именно является для них удовольствием или страданием. По Сократу, человеку необходимо знание для того, чтобы сделать правильный выбор между удовольствием и страданием, между обильным и незначительным, между большим и меньшим.

Такая позиция Сократа требует от личности сознательного и ответственного отношения к ценностному содержанию своей жизни. Древнегреческий философ ставит на одну ступень понятия о добродетели и знании и рассматривает разум как силу, которая движет поведением личности и является формой ее моральной свободы и независимости. А мораль является продуктом размышления, согласно Сократу, который утверждал:»…Я не способен повиноваться ничему из всего, что во мне есть, кроме того убеждения, которое после тщательной проверки представляется мне наилучшим». Этими словами философ раскрывает смысл своего понимания добродетели как способности субъекта всегда руководствоваться сознательно усвоенным убеждением и противостоять ложному мнению других, кто бы они ни были и сколько бы их ни было. Таким образом, в знаменитом утверждении Сократа «Добродетель есть знание» скрывается мысль об обязательной моральной независимости (моральной эмансипации) каждой отдельной личности.

По убеждению Сократа, личность только тогда становится нравственной, когда ее моральные убеждения осознаются ею как истинные и правильные. И только став знанием, добродетель становится добродетелью. Но люди далеки от добродетели в своем поведении, и это является несомненным доказательством того, что они ее не знают. А знание есть знание тогда, когда его истинность ни от чего не зависит. Поэтому, по мнению Сократа, людям не дано знать природу, так как это знание доступно одному лишь Богу. Единственное, что человек может знать, есть он сам, и это его благо.

Таким образом, девиз Сократа «познай самого себя» является одновременно возвышением человека и определением границ доступного ему знания: знание о благе практически достижимо, так как оно выражает самое сокровенное для индивида. А этическая мораль содержит в себе ценностный смысл поступков, поведения, которому должен следовать член общества.

Далее Сократ выводит еще один тезис, согласно которому человек, сознательно творящий зло, знает, что такое добродетель, а значит, он лучше того индивида, который совершает зло несознательно и не имеет понятия о добродетели. Но одновременно возникает противоречие, так как намеренного зла на самом деле быть не может. Причем, эта идея несовместима с исходным основанием Сократовой этики о благе, которое тождественно пользе и удовольствиям. Поэтому Сократ, утверждая, что сознательное зло (несправедливость) лучше несознательного, добавляет: «Если это возможно». Из этого следует, что только добро может быть осуществлено сознательно.

Формулу Сократа о добродетели как о знании следует понимать в прямом смысле: добродетель имеет общую, выходящую за рамки каждого отдельного индивида природу. Все добродетели являются разновидностями знания (имеются в виду мужество, справедливость и т. д.), поэтому духовная активность личности должна быть направлена исключительно на поиск адекватных этических знаний, ибо знание решает все дело. Следование добродетели, честность и справедливость, по Сократу, и есть действительное счастье и польза человека. Мораль для него является силой, стоящей над личностью, задающей смысл ее деятельности. Поэтому метод Сократа призван способствовать исправлению морального сознания, которое дает искаженное представление о действительно ценностных жизненных установках.

Все беседы Сократа подводят к выводу о том, что добродетель есть знание, но никто не владеет этим знанием. Следовательно, надо неустанно искать нравственную истину, стремиться к знанию, так как знать о добродетели – значит уже быть хорошим. И вместе с тем познание оказывается путем нравственного возвышения, совершенствования личности.

Поиски моральной истины привели Сократа к ряду важных для человеческой жизнедеятельности выводов. Во-первых, мораль (нравственное поведение) есть мера человечности всякого дела, поскольку признается, что человек лучше и важнее того, что он делает. Философ призывает «не заботиться о своих делах раньше и больше, чем о себе самом…». Отсюда следует, во-вторых, что душа важнее тела, а значит, путь к добродетели, получение знания не имеет ни возрастных, ни каких-либо других границ. В-третьих, образ жизни философа предполагает признание преимущества общего блага перед индивидуальным. В этом Сократ является убежденным моралистом, который стремится подчинить жизнедеятельность индивидов нравственным мотивам и полагает, что для этого достаточно преобразовать их способ мышления.

В связи с этим учение Сократа о знании как об основном благе послужило исходным пунктом различных этических школ, получивших название сократических.

* * *

Известно, что Сократ был осужден на смерть жителями его родного города Афины. Причиной послужило развратное поведение философа, общавшегося, несмотря на наличие законной жены и детей, с молодыми людьми из аристократических семей. По приговору суда Сократ выпил смертельную дозу яда цикуты.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

2.2.2. Главная геологическая закономерность

2.2.2. Главная геологическая закономерность
Земля — очень сложная термодинамическая система, состоящая из ряда геосфер (оболочек), в которых постоянно протекают физико-химические процессы и ядерные реакции, преобразующие вещество Земного шара. Наиболее изучена самая

§84. Интенциональность как главная феноменологическая тема

§84. Интенциональность как главная феноменологическая тема
Интенция – термин, известный задолго до Гуссерля, но с лёгкой руки последнего возрождённый и получивший новую популярность в психологическом дискурсе ХХ-го столетия. Внёс ли он в это понятие что-либо новое, в

V. Главная переменная величина

V. Главная переменная величина
В предыдущей главе я описал политические режимы двух типов, в их основе лежит либо партийный монополизм, либо мирное и организованное соперничество нескольких партий. Я выделил режим, в котором точные правила устанавливают условия выбора

§6. Главная методологическая задача в естествознании

§6. Главная методологическая задача в естествознании
На первые два вопроса непредубежденный читатель вынужден ответить отрицательно. Эйнштейн, как в смысле методологии, так и в смысле мировоззрения не был подготовлен к решению сложной проблемы «Время и

3. «Добродетель есть знание»

3. «Добродетель есть знание»
Со времени жизни Сократа прошло более двух тысячелетий, однако впервые поставленный им вопрос об отношении знания к добродетели все еще продолжает волновать людей. Об этом, в частности, свидетельствуют оживленные дискуссии, развернувшиеся за

ГЛАВНАЯ СХВАТКА

ГЛАВНАЯ СХВАТКА
Сегодня коммуникация стала одной из важнейших задач компьютеризации. Действительно, компьютеры и связь сейчас так тесно сплавлены друг с другом, что вообще неразделимы. Это означает, что компьютерные компании должны защищать не только свои операционные

В чем состоит Главная Тайна?

В чем состоит Главная Тайна?
При глубоком изучении этого мира и его деятельности мы обнаруживаем только один способ, которым вы можете создать раба (если бы кто-нибудь вдруг захотел этого) — это создать огромное количество тайны обо всем вокруг, а потом поместить

§ 84.

Интенциональность как главная феноменологическая тема

§ 84. Интенциональность как главная феноменологическая тема
Теперь мы перейдем к той особенности переживаний, какую можно прямо назвать генеральной темой «объективно» ориентированной феноменологии, — к интенциональности. Таковая есть сущностная особенность сферы

1. Главная проблема ― удовлетворительное определение истины.

1. Главная проблема ? удовлетворительное определение истины.
Наше обсуждение будет направлено на понятие[5] истины. Главная проблема заключается в том, чтобы дать удовлетворительное определение этого понятия, т. е. такое определение, которое материально адекватно и

Добродетель есть знание

Добродетель есть знание
Этика Сократа может быть сведена к трем основным тезисам:а) благо тождественно удовольствиям, счастью; б) добродетель тождественна знанию; в) человек знает только то, что он ничего не знает. Все люди стремятся к удовольствиям и их сложным

ДОБРОДЕТЕЛЬ — ЭТО ЗНАНИЕ

ДОБРОДЕТЕЛЬ — ЭТО ЗНАНИЕ
В центре всего сократовского философствования стоят вопросы о нравственных добродетелях, моральных качествах человека. По существу своему учение Сократа — это философия морали, этика. Этически сориентирована и его теория познания,

63. В чем главная опасность философии?

63. В чем главная опасность философии?
Философия в действительности не такое уж безобидное и безопасное занятие, как думают те, кто полагает философию «теоретизированием», «спекуляцией» и «заумью». Некоторые даже считают, что само влечение к философии является

195. В чем наша главная забота?

195. В чем наша главная забота?
Кроме «голода и холода», требующих преодоления, чтобы продолжать существование, что еще держит человека всерьез в жизни? После того как он выжил, ради чего все же стоит жить? Или жить значит только выживать, делая процесс выживания более или

6.

 Появление принципа и его главная задача

6. Появление принципа и его главная задача
Принцип ножниц полезности, появился на свет, как обобщение моего опыта, поиска решения гармоничного преобразования общества. Ключом к его открытию, послужили два случая его использования, в неявной форме.Первый раз, я применил

2.13 Освобождение — главная истина

2.13 Освобождение — главная истина
Как я уже сказал, находясь в тюрьме после Второй мировой войны, я был обеспокоен своим будущим, так как не имел специальности, и поэтому решил посвятить себя каратэ. Тогда многие были враждебно настроены к боевому искусству из-за ужасных

Главная проблема — люди

Главная проблема — люди
Национальная безопасность есть всеобщая проблема, охватывающая любые стороны жизни в РФ. Но у нее есть ключевое звено: вопрос кадров, качества правящей элиты. Если в стране есть здоровая, некоррумпированная, преданная национальной идее элита,

3. «Добродетель есть знание»

Со
времени жизни Сократа прошло более двух
тысячелетий, однако впервые поставленный
им вопрос об отношении знания к добродетели
все еще продолжает волновать людей.

В диалоге
Платона «Протагор» Сократ, обращаясь
к Протагору, говорит: «Ну-ка, Протагор,
открой мне вот какую свою мысль: как
относишься ты к знанию? Думаешь ли об
этом так же, как большинство людей, или
иначе? Большинство считает, что знание
не обладает силой и не может руководить
и начальствовать; потому-то (люди) и не
размышляют о нем. Несмотря на то, что
человеку нередко присуще знание, они
полагают, что не знание им управляет, а
что-либо другое: иногда страсть, иногда
удовольствие, иногда скорбь, иной раз
любовь, а чаще — страх. О знании они
думают прямо как о невольнике; каждый
тащит его в свою сторону. Таково ли
примерно и твое мнение о знании, или ты
полагаешь, что знание прекрасно и
способно управлять человеком, так что
того, кто познал хорошее и плохое, ничто
не заставит поступать иначе, чем велит
знание, и разум достаточно силен, чтобы
помочь человеку?»

Аналогично
свидетельство Ксенофонта, согласно
которому «Сократ утверждал также, что
и справедливость, и всякая другая
добродетель есть мудрость»; Аристотель
же пишет: «. ..если верить Сократу, все
добродетели возникают в разумной части
души… После него Платон верно разделил
душу на разумную и неразумную части,
каждую часть наделив подобающими
добродетелями».

За
исходную посылку своих рассуждений о
добродетели как знании Сократ брал
разум в качестве решающего признака,отличающего человека
от животного и вообще от всех живых
существ. Из этойпосылки
вполне логично следовал выводо
том, чточеловек
благодаря разуму ставит перед собой
определенные цели и задачи; опираясь
на приобретенные знания и навыки, он
стремится реализовать свои намерения;
чем полнее знания человека и чем выше
его мастерство, тем успешнее он решает
свои задачи и тем полнее удовлетворяет
свои потребности.Сократ
считал, что только знание позволяет
человеку разумно использовать средства,
которыми он располагает, например,
богатство и здоровье, для достижения
благополучия и счастья

Отсюда он
строил следующий силлогизм: богатство
и здоровье сами по себе — ни добро
(благо), ни зло. Они становятся тем или
другим в зависимости от знания или
невежества. Стало быть, знание — благо
, невежество — зло .Однако Сократ
не останавливается на этом выводе. В
«Евтидеме, в особенности в «Хармиде»
Платона, говоря, что знание есть благо,Сократ считает, что
знание знанию — рознь; одно дело —
знание в производительной деятельности,
а другое — знание в области политического
управления, не говоря уже о знании добра
и зла в сфере нравственности, где оно
по своей ценности превосходит все другие
виды знания. Этическое знание у Сократа
носит всеобъемлющий характер; оно есть
знание того, что составляет счастье и
определяет правильный выбор линии
поведения и образа деятельности вообще
для его достижения.

Сократ
не допускает, чтобы человек, обладая
знанием добра (блага), не стал бы творить
его в угоду сомнительным удовольствиям.
Он исключает возможность ситуации,
когда человек, зная, что кратковременное
и поверхностное удовольствие, доставляемое
поступком в данный момент, сопряжено с
грозным и глубоким страданием в будущем,
стал бы обрекать себя на большее страдание
из-за меньшего удовольствия. Следует
вместе с тем отметить, что Сократ, уделяя
главное внимание количеству удовольствия
и страдания, отодвигает на задний план
мгновенное или растянутое во времени
наслаждение (удовольствие).

Аргументация
Сократастроится на простом и ясном
соображении о том, что,прежде
чем на что-то решиться и что-то предпринять,
сначала надо подумать и выбрать (по
пословице «семь раз отмерь, один отрежь»).По мысли Сократа,
никто не станет оспаривать того, что
вопрос о благополучии есть вопрос
«правильного» выбора поступка. Правильный
же выбор определяется знанием.

Согласно
Сократу, желание себе зла противоестественно,
ибо оно противоречит природе человека.
Сократ стремился доказать,что
в нравственном поведении знанию того,
что есть добро (счастье), неизменно
сопутствует и желание творить добро.Философ был убежден
в существовании соответствия между
знанием и желанием,точнее,
для него знание добра заключало в себе
и волю к добру, выбор добра.Указанное
обстоятельство свидетельствует о
многом: о том,что
Сократ не игнорировал желание, хотение
и волю; что его этическое учение не было
столь рационалистическим, как обычно
принято считать.

В связи с
этим становится более
ясными смысловоезначение
термина «знание», употребляемого
Сократом. Говоря о знании,он
имел в виду не знание вообще, а этическое
знание. Для негоэтическое
знание было не просто теорией, теоретическим
постижением добра и зла, но и
нравственно-волевым желанием творить
добро и избегать зла. Выдвигая
своеобразную концепцию этического
знания, он приходил к выводу о том,что
во всех добровольных действиях знание
добра является необходимым и достаточным
условием для творения добра. Наряду
с этимон предполагал,
что подлинное этическое знание способно
преодолеть пропасть, разделяющую мысль
и действие, в состоянии стереть грань
между сущим и должным.

Рассмотрим
еще один этический парадокс Сократа,
который сводится к тому, что никто не
делает зла по своей воле, а лишь по
неведению.

Моральные основы сократовской политической философии — Классический обзор Брин-Мора

BMCR 2014.11.20

Лоррейн Смит Пэнгл,

Добродетель — это знание: моральные основы сократовской политической философии .

Чикаго; Лондон:
Издательство Чикагского университета,
2014.

IX, 276.

ISBN 9780226136547

35 долларов США.

Отзыв от

Preview

В диалогах Платона Сократ и его собеседники борются с идеей, что добродетель — это знание. Утверждение глубоко убедительно. Если добродетель — это знание, то добродетель поддается обучению, а порок — это форма невежества. Более того, если добродетель есть знание, то санкционированная судом смерть вдумчивого, ищущего знания Сократа осуждает афинян как невежественных и аморальных. Мученичество Сократа представляет в удобной и яркой форме мысль о том, что человек,0020 знает , что он собирается совершить неправильный поступок, не стал бы совершать этот поступок. Сократ умер из-за своего видения мира, в котором знание вынуждает хорошего человека поступать правильно, а неправота — это испорченность в остальном здоровой души. В то же время, однако, диалоги также предполагают, что добродетели нельзя научить и что на самом деле порок возникает как от неконтролируемых страстей, так и от недостатка знаний. Концепция добродетели как знания заключена в ряде парадоксов, которые продолжают мучить исследователей Платона.

В книге «Добродетель — это знание: моральные основы сократовской политической философии» Лоррейн Смит Пэнгл исследует различные формулировки Платона о том, что добродетель — это знание. В процессе она предлагает внимательно прочитать первичные диалоги, в которых Платон излагает претензии: Апология , Горгий , Протагор , Менон и Законы . Пэнгл не пытается примирить напряженность, которую обнаруживают ее близкие чтения. Вместо этого ее цель состоит в том, чтобы показать, как тщательное изучение понятий добродетели и моральной ответственности в диалогах обеспечивает жизненно важную отправную точку для понимания сократовского метода и идей Платона, и что только принимая двусмысленности, связанные с текстом, диалоги могут быть правильно понял. «Каким-то образом, — объясняет она, — добродетель действительно заключается в ясном понимании того, что хорошо и почему это хорошо, и каким-то образом это понимание, когда оно действительно твердое, действенно. Каким-то образом несправедливая душа действительно нездорова, чего никто не может желать, и это требует больше сострадания, чем мести. Таким образом, борьба с утверждением, что добродетель есть знание, является первым шагом к ясности, поскольку она раскрывает различные и противоречивые мнения, которых мы бездумно придерживаемся» (2).

Пэнгл объясняет, что исследования Платона обычно колеблются между признанием двусмысленности и парадоксов в словах Сократа без попытки их разрешить и попыткой найти связность и, таким образом, попытаться объяснить двусмысленность. Первый подход представляет Сократа просто непоследовательным или наивным. Последний имеет тенденцию чрезмерно упрощать аргументы Платона или объяснять противоречия, отбрасывая некоторые аргументы как репрезентативные для «раннего» или «позднего» Платона. Пэнгл справедливо стремится избежать обеих крайностей и вместо этого наслаждается парадоксом. Вместо того, чтобы пытаться отвергнуть противоречие, Пэнгл пытается понять, как противоречие помогает выявить трудности, присущие сократовскому мышлению, и продвигает драму диалогов. Утверждения моральной философии в диалогах для Пэнгла не просто предложения. Вместо этого они постепенно раскрывают отдельных политических личностей, которые исследуют сложные вопросы в яркой обстановке диалогов. Согласно Пэнгле, моральную теорию Платона можно различить, только поняв, что «при написании каждого диалога Платон превосходно настраивался на сложные причины человеческих действий и силу иррациональных страстей и что он воплощает эти факторы в жизнь в драмах, которые перед нами». (4). Цель Пэнгла состоит не только в изучении процесса сократовской мысли, но и в ее содержании.

Хотя в каждой главе Пэнгл приводит разные диалоги, она использует свое введение, чтобы резюмировать различные аргументы Платона в пользу утверждения, что добродетель — это знание. В широком смысле она разделяет эти аргументы на две категории: аргументы в пользу высшей благости добродетели и аргументы в пользу силы знания. Под первым заголовком Пэнгл предполагает, что добродетель и знание связаны, потому что и то, и другое в основе своей хорошо. Затем она представляет три вариации на эту тему: утилитаристский взгляд, согласно которому добродетель приносит счастье индивидууму, эвдемонистский взгляд, согласно которому добродетель достойна выбора, поскольку она является фундаментальной основой счастья, и героический взгляд, согласно которому добродетель не всегда может обеспечить счастье. счастья, но по своей сути благороден и достоин выбора. Во всех этих вариациях разумный человек всегда предпочел бы добродетель пороку. Второй заголовок представляет знание как составную часть добродетели, так что знание необходимо, но недостаточно, достаточно, но не необходимо, или одновременно необходимо и достаточно для добродетели. В конечном счете, Пэнгл читает Платона как предполагающего, что добродетель эквивалентна самой мудрости и составляет фундаментальную часть характера человека. Пэнгл исследует эти вариации на протяжении всей книги.

Пэнгл сосредотачивает свой анализ на том, как и почему Платон решает исследовать утверждение о том, что добродетель есть знание, в конкретном диалоге. Однако трудно обобщить содержание ее анализа, учитывая, что книга представляет собой серию вдумчивых чтений. Действительно, каждую главу книги лучше всего оценивать после перечитывания соответствующего диалога, когда персонажи и дискуссии этого диалога свежи в памяти. При таком подходе книга читается почти как серия лекций, наполненных идеями, но без центрального тезиса, последовательно перетекающего из главы в главу.

В своем анализе Апология она спрашивает, почему Сократ решил исследовать утверждение о том, что добродетель — это знание, как часть его защиты от обвинений в развращении молодежи. Платон использует диалог, чтобы представить аргумент о том, что ни один разумный человек не предпочел бы порок добродетели, и предположить, что образование, а не наказание, является подходящей реакцией на неправильные действия. Диалог не последователен с точки зрения изучения этих идей, но вместо этого показывает Сократа, готового предложить широкий спектр аргументов, чтобы мучить (и потенциально разозлить) свою аудиторию. Пэнгл тщательно излагает утверждения Сократа в контексте судебного процесса, сосредоточив внимание на, казалось бы, ловких, а иногда и неумелых попытках Сократа убедительно ораторствовать. Сократ Апология демонстрирует «радикальное, хотя и наивное высокомерие» (31), намекающее на вопрошание, которого Сократ ожидает от своих собеседников в других диалогах. Тем не менее, в то время как другие диалоги показывают, что собеседники боролись с вопросами Сократа, для Пэнгла Сократ из Апология не показывает такой борьбы. Вместо этого он без угрызений совести раскрывает «фрагментарное представление о себе» как о моральном человеке, демонстрирующем своего рода моральные противоречия, обнаруженные среди членов его аудитории (40). Он дает ошибочный пример самоанализа и просто предлагает связь между добродетелью и знанием, не примиряя противоречия в своем аргументе. Читателям предоставлены другие диалоги, чтобы увидеть, как эти противоречия разрабатываются собеседниками Сократа.

В своем прочтении Gorgias Пэнгл фокусируется на том, как Сократ развивает центральные темы Апология – рациональность ведения добродетельной жизни (в частности, справедливой жизни) и иррациональность карательного наказания. Она просматривает дискуссии Сократа с Полусом и Горгием, предполагая, что, хотя текст полезен для дальнейшего изучения искусного использования Сократом риторики, диалогу в конечном итоге не хватает достаточно сильного собеседника, чтобы полностью погрузиться в поиск добродетели. Где Апология и Горгий предлагают ряд противоречий с небольшим успешным разрешением, Менон и Протагор «доказывают, что больше интересуются и задумываются о природе истинной добродетели» (80).

Пэнгл обращается к Meno и Protagoras , чтобы представить основное напряжение: в то время как Meno указывает, что добродетель не является знанием, поскольку добродетели нельзя четко научить, диалог также предполагает, что добродетель должна быть знанием, чтобы оно было связным и не иррациональным. Пэнгл приятно напоминает читателям, что этот диалог не просто фокусируется на вопросах о природе знания, но также представляет Сократа, нападающего на учения города Афин через его допрос Анита, сына популярного афинского лидера. Пэнгл представляет Meno как имеющую как политическое, так и философское значение. Добродетель не может быть просто знанием, потому что ей нельзя просто научить. Наоборот, добродетель должна преодолевать сильные гражданские страсти, которые «противятся истине, когда мы начинаем ее замечать, сопротивляются нашему следованию ей, когда мы думаем, что приняли ее, и сопротивляемся нашему устранению путаницы и противоречий, которые держат нас в двойственности и что наши ошибки должны быть оправданы». побудить нас к размышлению» (130). Сократ продолжает показывать это напряжение в Protagoras , где перед лицом более сильного собеседника, чем Менон, Сократ продолжает исследовать противоречия между политической добродетелью и этической добродетелью и то, как взаимодействовать с обеими концепциями. В последней главе своей книги Пэнгл обращается к диалогу, в котором отсутствует Сократ, к Законам , чтобы продолжить исследование этих концепций в городе, воплощенном в словах. Ее анализ показывает, как афинянин-незнакомец, который доминирует в диалоге, демонстрирует необходимость того, чтобы добродетель была одновременно единой и последовательной.

Книга Пэнгла имеет ряд привлекательных особенностей. Читая вместе с диалогами, он обеспечивает убедительный анализ текстов и откровенное представление парадоксов сократовских вопросов. Она успешно демонстрирует радость внимательного чтения, как посредством тщательного изучения риторики, так и путем сосредоточения внимания на политических аспектах диалогов. Ее волнуют не только слова собеседников Сократа и контекст, в котором происходят воображаемые диалоги, но и политические мотивы, движущие жителями Афин. Пэнгл никогда не предлагает ответа на различные парадоксы, касающиеся добродетели и знания, и из-за этого книга иногда извивается. Это не для критики ее чтения, а только для того, чтобы предположить, что читатели, ищущие решения, не найдут его здесь. Тем не менее, читатели, желающие вернуться к пяти ключевым диалогам при внимательном прочтении, найдут книгу Пэнгла стоящей усилий.

Добродетель как знание и единство у раннего Платона — Александрийская цифровая исследовательская библиотека

  • АДРЛ
    • Электронные тезисы и диссертации UCSB
      • Добродетель как знание и единство у раннего Платона
Автор:
Кларк, Джастин

Грант

градусов:
Калифорнийский университет, Санта-Барбара. Философия

Супервайзер степени

:
Вула Цуна
Место издания:
[Санта-Барбара, Калифорния]
Издатель:
Калифорнийский университет, Санта-Барбара
Дата создания:
2013
Дата выпуска:
2013
Темы:
Этика и философия
Ключевые слова:
Добродетель,
Сократ,
Древнегреческая философия,
Этика,
Интеллектуализм и
Платон
Жанры:
Интернет-ресурсы и диссертации, академические
Диссертация:
Доктор философии — Калифорнийский университет, Санта-Барбара, 2013 г.
Описание:

У раннего Платона Сократ выдвигает два тезиса о добродетели. Он предполагает, что добродетель — это своего рода знание, подобное мастерству в ремесле; и он предполагает, что пять добродетелей (мудрость, умеренность, мужество, справедливость и благочестие) образуют единство. В литературе существуют две конкурирующие интерпретации сократовской теории добродетели. Биусловная интерпретация понимает, что Сократ считал добродетели «отдельными частями единого целого», каждая из которых требует отдельного определения. При таком толковании каждая добродетель есть знание разного рода, и добродетели образуют единство, потому что они неразделимы: если человек обладает одной из добродетелей, он обязательно будет обладать ими всеми. Интерпретация тождества понимает, что Сократ считал добродетели «одной и той же» вещью, экспертным знанием добра и зла.

В этой интерпретации Сократ отвергает идею о том, что добродетели являются отдельными частями целого, и тезис о том, что «добродетель едина», понимается буквально. Я предлагаю интерпретацию, которая соответствует обоим прочтениям и примиряет (очевидно, противоречащие друг другу) отрывки, которые их вызывают. В моей интерпретации основной вопрос ранних диалогов (что такое добродетель?) служит для того, чтобы ввести два различных поиска: концептуальный поиск и психологический поиск. Бывают времена, когда Сократ пытается прояснить понятие добродетели. Бывают и другие моменты, когда он пытается определить психологическое состояние добродетели. Для Сократа добродетели концептуально являются «отдельными частями целого», но психологически они являются «одним и тем же» экспертным знанием. В моей трактовке Протагора я показываю, что это знание затрагивает самое основное желание человека жить хорошей и счастливой жизнью.

Добродетель — это опыт, связанный с измерением ценности вещей — измерением их влияния на жизнь человека в целом. Внимательное прочтение «Горгия» показывает, что это умение не полностью отделено от процесса дисциплинирования аппетитов. Недисциплинированные аппетиты приводят к психологическому ухудшению, а это означает, что недисциплинированный агент в конечном итоге станет психологически неспособным развить навыки для хорошей и счастливой жизни.

Физическое описание:
1 интернет-ресурс (170 страниц)
Формат:
Текст
Коллекция (ы):
Электронные тезисы и диссертации UCSB
Другие версии:
http://gateway.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]

Related Posts

Дет

Божий дар дети: Книга: «Дети — дар Божий, или Опыт православного усыновления» — Сергей Марнов. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-904250-10-2

Бог Сам знает, кому нужны дети, а кому нет Священник Константин Камышанов – о непостижимой тайне христианского брака.Сотворение человека. Фрагмент 3-частной иконы. 70-е гг. XVI

Дет

Осипов алексей ильич биография дети: Осипов Алексей Ильич: биография, личная жизнь, жена (фото)

Алексей Ильич Осипов — биография богословаФИО:
Осипов Алексей Ильич
Дата рождения:
31 марта 1938 г. (84 года)
Место рождения:
Белев, Тульская область
Знак зодиака:
Овен
Деятельность:
Богослов, педагог, публицист, общественный деятель
Содержание:
Родители, детство, учёба
Жизненный путь
Отдельные

Дет

О космосе детям видео: Лучшие видео про космос для детей — Классный журнал

описание, содержание, интересные факты и многое другое о мультфильмеМультфильм Астрономия для самых маленьких200646 мин.РоссияДля детейРазвивающиеРусские200646 мин.РоссияДля детейРазвивающиеРусскиеПознавательный мультфильм, который расскажет детям о космосе и устройстве